Page 1

БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Hominum causa jus constitutum est.

БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ ежеквартальное издание

№ 2 (22), апрель-июнь 2009 года

В этом номере: n Документы адвокатской палаты Вологодской области n Протоколы заседаний Совета Адвокатской палаты Вологодской области. май-июнь 2009 года n Дисциплинарная практика адвокатской палаты вологодской области n Поздравления юбилярам n Документы Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации n СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА n слово адвокатам. статьи С. П. Донца, С. А. Ивановой n Памяти товарищей n Адвокатские вести

На фотографиях: 28 мая 2009 года. г. Вологда. Адвокаты и гости палаты перед отъездом в Череповец. г. Череповец. Вручение Почётной грамоты адвокату И. В. Соловьёвой. г. Череповец. На праздновании Дня российской адвокатуры.

1


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Уважаемые коллеги!

Совет вынужден был принять решение об установлении режима рабочего времени и времени отдыха для адвокатов области в связи с тем, что действующее трудовое законодательство на адвокатов не распространяется, а законодательством об адвокатуре эти вопросы также не урегулированы. В целях правильного применения правоохранительными органами и судами Постановления Правительства РФ по вопросам оплаты труда адвокатов за участие по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда, необходимо было эти вопросы урегулировать компетентным органом нашей адвокатской корпорации. Обращаю внимание коллег на новое законодательство, затрагивающее адвокатскую деятельность. Существенные изменения, к сожалению, не в лучшую для адвокатов сторону, внесены в пенсионное законодательство. Законодателем изменены тарифы страховых взносов в пенсионный фонд и другие фонды. Так, в соответствии с Федеральным законом «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» от 24 июля 2009 г. № 212-ФЗ с 1 января 2010 год совокупный размер страховых взносов для адвокатов составит 26%, а с 1 января 2011 года 34%. Вышеуказанный закон не предоставляет никаких льгот для адвокатов по уплате страховых платежей в пенсионный фонд и иные фонды. Кроме того, государственный контроль за уплатной страховых взносов в пенсионный фонд будет осуществлять не налоговый орган, как это регламентировано в настоящее время, а Пенсионный фонд РФ и его территориальные органы на местах. Адвокатским образованиям необходимо ознакомить бухгалтеров со столь существенными изменениями в законодательстве, регулирующим уплату адвокатами страховых взносов в Пенсионный фонд и др. фонды. Также внесены изменения в ФЗ «О некоммерческих организациях», которые затрагивают деятельность таких адвокатских образований как коллегии адвокатов и адвокатские бюро. Изменения в вышеуказанный закон, например, предусматривают обязанность коллегий адвокатов и адвокатских бюро размещать в сети Интернет или предоставлять средствам массовой информации для опубликования отчет о своей деятельности в объеме сведений, представляемых в уполномоченный орган или его территориальный орган. В законе указывается на право государственных органов проводить проверки соответствия деятельности некоммерческой организации, в том числе по расходованию. денежных средств и использованию иного имущества, целям, предусмотренным ее учредительными документами. Полагаю, что данные изменения противоречат основным принципам деятельности адвокатуры, изложенным в законе об адвокатуре. С моей точки зрения, это очередная попытка государственных органов взять под жесткий контроль адвокатуру. Как всегда обращаюсь к Вам с просьбой о Вашем активном участии в издании Бюллетеня. С удовольствием опубликуем интересные статьи по правовым вопросам.

Представляю Вам 22 выпуск нашего ежеквартального издания. С момента выхода в свет предыдущего Бюллетеня, в жизни нашей корпорации произошли достаточно значимые события. Прежде всего, мы отметили свой профессиональный праздник – День Российской адвокатуры. Праздничные мероприятия были проведены в городе металлургов – Череповце, как заранее мы и планировали. Около 100 адвокатов области собрались в новом уютном ресторане, расположенном в историческом центре города. Советом проведена церемония награждения отличившихся в профессиональной деятельности адвокатов. Звучали здравицы в честь российской и вологодской адвокатуры. Многие адвокаты отличились своими музыкальными и вокальными способностями. Одним словом праздник состоялся. Коротко о наиболее заметных мероприятиях в российской и вологодской адвокатуре. 7 июля 2009 года в г. Пятигорске Ставропольского края состоялось заседание Совета Федеральной палаты адвокатов РФ. На заседании Совета были рассмотрены актуальные проблемы и текущие вопросы деятельности ФПА. Основной темой обсуждения Совета была выработка стратегии взаимодействия с Ассоциацией юристов России. Совет одобрил сотрудничество адвокатов с Ассоциацией юристов. Решением Совета также были внесены изменения в Положение о наградах ФПА. Эти изменения коснулись порядка награждения адвокатов знаком «Почетный адвокат». Согласно новой редакции этим знаком будут награждать адвокатов, имеющих стаж не менее 30 лет, независимо от того, ушли ли они на заслуженный отдых, или продолжают заниматься адвокатской практикой. Совет ФПА ввел еще одну должность вице-президента ФПА и назначил на нее адвоката, члена Совета ФПА, члена Общественной палаты РФ Гриба Вячеслава Валерьевича. Вячеслав Валерьевич будет представлять интересы ФПА в Общественной палате РФ. Несмотря на отпускное время, Совет и Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Вологодской области работают в обычном режиме. Заседания этих органов проводятся ежемесячно. На заседаниях Совета и Комиссии рассматриваются текущие вопросы, отнесенные к их компетенции в соответствии с законом об адвокатуре. Протоколы заседания Совета полностью публикуются в Бюллетене. Совет уделяет очень большое внимание соблюдению адвокатами порядка участия по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда. Советом периодически осуществляется контроль за соблюдением адвокатами этого порядка. Нарушители привлекаются к строгой ответственности. 5 августа текущего года Совет АП ВО принял в новой редакции Порядок обеспечения защит по назначению. В указанный Порядок внесены новые положения. Так, например, отдельным разделом изложен порядок обеспечения защит в кассационной и надзорной инстанциях. В порядке нашло отражение решение Совета АП ВО, которым установлен режим рабочего времени и времени отдыха для адвокатов. Более подробно изложены в Порядке права и обязанности Координаторов, отвечающих за организацию этой работы, а также права и обязанности адвокатов. Адвокатам необходимо внимательно изучить данный документ и руководствоваться им в своей профессиональной деятельности.

С уважением, Президент Адвокатской палаты Вологодской области

С. С. Иванов

Главный редактор – С. С. Иванов. Редакционная коллегия – С. Н. Гаврилов, А. И. Замуракин, В. Н. Корешков, А. И. Раков, Л. Б. Соколова, И. Л. Трайнин, А. В. Шалагин, О. В. Бараева (МГЮА), А. А. Крымов (ВИПЭ). Оформление бюллетеня – А. А. Крылов. 160001, г. Вологда, ул. Батюшкова, д. 11, оф. 509; телефон: (8172) 72-02-73 palata.vo@vologda.ru http://www.advokat35.ru Тираж – 400 экземпляров. 2


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

День адвоката на Вологодчине

Возможно, в следующем году мы выберем для своего праздника еще один из городов нашей области. Впрочем, как в любом путешествии дело не обошлось без приключений. Они нас ожидали на обратном пути.

Адвокатская палата Вологодской области уже третий год подряд организованно отмечает День российской адвокатуры. На этот раз местом проведения праздника был избран город металлургов Череповец, который является вторым по численности адвокатов работающих в нашей области.

Автобус – Мерседес, на котором мы совершали наш вояж, несмотря на немецкое качество, все-таки обнаружил мелкие неполадки, в результате чего нам пришлось помотаться по заправочным станциям в поисках нужных деталей и необходимой для него жидкости, поскольку, та которая была припасена в дорогу коллегами, для машины явно не подходила, и была использована во время ожидания, пока водитель исправлял неполадки.

Из Вологды адвокаты прибыли в Череповец на специально заказанном для этого автобусе. Приехали адвокаты и из других районов области. Празднование проходило в фешенебельном ресторане, зал в котором был зарезервирован за две недели до мероприятия.

Специальный корреспондент РА в Вологодской области, адвокат И. Л. Трайнин

Во время торжественной части были зачитаны поздравления от Федеральной палаты адвокатов и поздравления адвокатских палат других областей, присланные в наш адрес, а также был отмечен грамотами труд наиболее отличившихся в этом году адвокатов. Такое мероприятие в Череповце проходит впервые, ранее празднование этого дня проводилось в областном центре.

....................................................................................................... На фотографии: 28 мая 2009 года. г. Череповец. Адвокаты Вологды и Череповца празднуют День российской адвокатуры. 1


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Документы Адвокатской палаты Вологодской области По девятому вопросу: Решили: В соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» уведомить Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Вологодской области о поступлении в адрес Совета Адвокатской палаты Вологодской области уведомления от адвоката Рамазанова Мурада Казанфаровича об изменении им членства в Адвокатской палате Вологодской области на членство в Адвокатской палате Республики Дагестан.

Протокол №5 заседания Совета Адвокатской палаты Вологодской области г. Вологда, 06 мая 2009 года Присутствовали: Иванов С.С., Кальвет Е.В., Корешков В.Н., Раков А.И., Шалагин А.В., Фокичев С.С. По первому вопросу: Решили: В соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» принять присягу у адвоката Грищенко Александра Владимировича. Адвокатом Грищенко А.В. зачитан текст присяги.

По десятому вопросу: Решили: В связи с Днем российской адвокатуры и за успехи в адвокатской деятельности наградить Почетными Грамотами Адвокатской палаты следующих адвокатов: – Кузнецову Ирину Геннадьевну – адвокатский кабинет (г. Череповец) – Лоскутова Дмитрия Павловича – адвоката коллегии адвокатов «Присяжный поверенный» (г. Череповец) – Савина Сергея Владимировича – адвоката Центральной коллегии адвокатов г. Череповца – Соловьёву Ирину Владимировну – адвокатский кабинет (г. Череповец) – Ястребова Михаила Владимировича – адвоката коллегии адвокатов «ЛЕКС» (г. Череповец)

По второму вопросу: Решили: В соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» принять присягу у адвоката Вокуевой Людмилы Васильевны. Адвокатом Вокуевой Л.В. зачитан текст присяги. По третьему вопросу: Решили: В соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» принять присягу у адвоката Рачеевой Марии Викторовны. Адвокатом Рачеевой М.В. зачитан текст присяги.

По одиннадцатому вопросу: Решили: Довести до сведения адвокатов письмо и.о. начальника УФСИН России по Вологодской области от 25.03.2009 г. №36/19-1781.

По четвертому вопросу: Решили: За нарушения требований п.п. 1, 2, 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.п. 1, 2 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокату Шумову Василию Анатольевичу объявить ЗАМЕЧАНИЕ. Оглашена резолютивная часть решения.

По двенадцатому вопросу: Решили: Выделить бывшим адвокатам-ветеранам Великой Отечественной войны и труженикам тыла Аганесовой Анне Павловне и Волосенковой Капиталине Михайловне материальную помощь в размере по 3000 рублей каждому.

По пятому вопросу: Решили: За нарушения требований п.п. 4 п. 1 ст. 7, п.п. 5 п. 3 ст. 31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, п. 3.11 Устава Адвокатской палаты Вологодской области, Порядка участия адвокатов Вологодской области в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, утвержденного решением Совета Адвокатской палаты Вологодской области от 03.09.2008 года адвокату Ручкину Сергею Владимировичу объявить ЗАМЕЧАНИЕ. Оглашена резолютивная часть решения.

По тринадцатому вопросу: Решили: В соответствии с п.п. 2 п.1 ст. 16 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» приостановить статус адвоката Веселова Виктора Николаевича согласно личному заявлению, в связи с неспособностью им более 6-ти месяцев осуществлять свои профессиональные обязанности. По четырнадцатому вопросу: Решили: Оказать материальную помощь в связи с празднованием Дня Российской адвокатуры работникам аппарата Адвокатской палаты Вологодской области в размере 4 500 рублей согласно Приложению №1, являющемуся неотъемлемой частью настоящего протокола.

По шестому вопросу: Решили: За нарушения требований п.п. 4 п. 1 ст. 7, п.п. 5 п. 3 ст. 31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, п. 3.11 Устава Адвокатской палаты Вологодской области, Порядка участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, утвержденного решением Совета Адвокатской палаты Вологодской области от 03.09.2008 года адвокату Нефедову Александру Пименовичу объявить ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. Оглашена резолютивная часть решения.

По пятнадцатому вопросу: Решили: Внести в реестр адвокатских образований адвокатский кабинет Добровольской Ольги Александры, присвоив ему порядковый №241. Президент Адвокатской палаты Вологодской области С. С. Иванов Секретарь А. В. Шалагин

По седьмому вопросу: Решили: В соответствии с п.п.3 п.1 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прекратить статус адвоката Позднякова Александра Николаевича в связи со смертью и исключить адвокатский кабинет из реестра адвокатских образований (№126).

Протокол №6 заседания Совета Адвокатской палаты Вологодской области г. Вологда, 04 июня 2009 года Присутствовали: Иванов С.С., Корешков В.Н., Раков А.И., Соколова Л.Б., Шалагин А.В., Фокичев С.С. По первому вопросу: Решили: В соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» принять присягу у адвоката Строгалева Владислава Владимировича. Адвокатом Строгалевым В.В. зачитан текст присяги.

По восьмому вопросу: Решили: В соответствии с п.п. 2 п.1 ст. 16 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» приостановить статус адвоката Перминовой Лидии Федоровны согласно личному заявлению, в связи с неспособностью ею более 6-ти месяцев осуществлять свои профессиональные обязанности. 2


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Федерации, при назначении защитника подозреваемому (обвиняемому) органами дознания, органами предварительного следствия или суда в порядке, установленном ст. ст. 50-51 УПК РФ. 1.2. Определяя настоящий порядок, Совет Адвокатской палаты Вологодской области руководствуется ст. 6, 7, п. 4 ст. 9, ст. 29, п.п. 5 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. ст. 8-10 Кодекса профессиональной этики адвоката, ст. ст. 46-47, 49-53 УПК РФ. 1.3. В соответствии с установленным ст. 50 УПК РФ порядком по просьбе подозреваемого, обвиняемого, а в случаях, когда участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, то и по собственной инициативе, участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом. При отказе подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника, следственные действия с участием подозреваемого, обвиняемого могут быть проведены без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п.п. 2-7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ. В случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 51 УПК РФ, если защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого обвиняемого, то дознаватель, следователь или суд обеспечивают участие защитника в уголовном судопроизводстве. 1.4. Согласно п.п. 2 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда (в тексте также используются термины – «адвокат по назначению», «защитник по назначению»). В соответствии с п.п. 5 п. 3 ст. 31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» совет адвокатской палаты определяет порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, доводит этот порядок до сведения указанных органов, адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами. 1.5. Для обеспечения нормального функционирования всей правоохранительной и судебной системы, своевременного прибытия и участия адвокатов Вологодской области в качестве защитников по назначению в уголовном судопроизводстве органы Адвокатской палаты заблаговременно в установленные настоящим Порядком сроки и по определенной форме составляют Список адвокатов для участия в оперативном дежурстве и направления их для участия в производстве уголовных дел. Персонально адвокат по назначению для участия в производстве по конкретному уголовному делу определяется в соответствии с Графиком дежурств адвокатов либо уполномоченным на то Советом адвокатской палаты лицом (Координатором). 1.6. Наличие Списка адвокатов для участия в оперативном дежурстве и Графика дежурств адвокатов не исключает права органов Адвокатской палаты при необходимости привлекать для обязательного участия в качестве защитников по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда адвокатов, не включенных в указанный Список и График. 1.7. Практическое исполнение установленного порядка не должно допускать случаев субъективного персонального отбора адвокатов должностными лицами органов дознания, предварительного следствия или суда для участия в уголовном судопроизводстве, исходя из личных отношений и иных обстоятельств, позволяющих поставить под сомнение независимость, объективность и добросовестность защитника. 1.8. В соответствии с ч. 5 ст. 50 УПК РФ, если адвокат участвует в производстве дознания, предварительного расследования или в судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета. На момент утверждения настоящего Порядка, оплата труда адвокатов производится в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 04.07.2003 года (в редакции Постановления Правительства РФ №625 от 28.09.2007 г. с изменениями, внесен-

По второму вопросу: Решили: Прекратить дисциплинарное производство в отношении адвоката Чиликова Дмитрия Борисовича вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности. Оглашена резолютивная часть решения. По третьему вопросу: Решили: Включить в Реестр адвокатских образований адвокатский кабинет Буниной Татьяны Витальевны, присвоив ей порядковый номер 242. По четвертому вопросу: Решили: Включить в Реестр адвокатских образований адвокатский кабинет Грищенко Александра Владимировича, присвоив ему порядковый номер 243. По пятому вопросу: Решили: Включить в Реестр адвокатских образований адвокатский кабинет Егорова Андрея Игоревича, присвоив ему порядковый номер 244. По шестому вопросу: Решили: За успехи в профессиональной деятельности и в связи с 50-летием со дня рождения, наградить адвоката Гасымова Имран Ахмед оглы Почетной грамотой Адвокатской палаты Вологодской области. По седьмому вопросу: Слушали: Президента АП ВО Иванова С.С., который сообщил: в целях проверки исполнения адвокатами «Порядка участия адвокатов Вологодской области в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда» мною направлен запрос в УВД г. Вологды о предоставлении информации по оплате труда адвокатов в порядке ст. 50, ст. 51 УПК РФ. УВД по городу Вологде по моему запросу направило в наш адрес сведения о суммах, выплаченных адвокатским образованиям Вологодской области за участие адвокатов по уголовным делам по назначению органов дознания и предварительного следствия в порядке ст. ст. 50, 51 УПК РФ за 2008 год. Согласно вышеуказанной информации, отдельным адвокатам и адвокатским образованиям были выплачены суммы, значительно превышающие размер оплаты труда относительно других адвокатов, несмотря на то, что количество дежурств по графику примерно у всех одинаково. Решили: В целях проверки соблюдения адвокатами «Порядка участия адвокатов Вологодской области в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда» истребовать у адвокатов Артюгиной Юлии Николаевны, Грибина Алексея Владимировича, Поповой Татьяны Владимировны и Спиридонова Сергея Александровича, адвоката коллегии адвокатов «Практика» Калининой Ольги Леонидовны, адвокатов коллегии адвокатов «Статус» копии реестров на оплату труда адвоката за ведение уголовных дел в порядке ст. ст. 50-51 УПК РФ, направленных в органы дознания, предварительного следствия, Вологодский областной суд и в Судебный Департамент при Верховном Суде РФ по Вологодской области за период с 01 октября 2008 года по 01 июня 2009 года. Обязать вышеуказанных адвокатов и адвокатские образования представить копии реестров в срок до 25.06.2009 года. Президент Адвокатской палаты Вологодской области С. С. Иванов Секретарь А. В. Шалагин

Порядок участия адвокатов Вологодской области в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда Утвержден решением Совета Адвокатской палаты Вологодской области 03 сентября 2008 г. в редакции от 05.08.2009 года 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Настоящий Порядок принят в целях обеспечения каждому гражданину права на квалифицированную юридическую помощь и защиту, гарантированную ст. 48 Конституции Российской 3


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

– устанавливать и соблюдать время своей работы и средства связи, сообщенные для контактов адвокатам, органам дознания, предварительного следствии и суда; – в 3-х дневный срок рассматривать заявления адвокатов о включении их в Список для оперативного дежурства; – в установленные сроки составлять График дежурства адвокатов (если такой устанавливается на данной территории), доводить его до адвокатов и руководителей правоохранительных органов и суда; – вести документацию, установленную настоящим положением, своевременно отчитываться о работе по запросам Совета и Президента, Вице-президента Адвокатской палаты; – контролировать соблюдение адвокатами установленного Графика дежурства; – собирать, обобщать и анализировать установленную настоящим Порядком отчетность адвокатов об участии в уголовном судопроизводстве по назначению; – поддерживать постоянную связь, при необходимости согласовывать свою работу с руководством органов дознания, предварительного следствия и суда по вопросам участия адвокатов в качестве защитников по назначению, оперативно реагировать на их обоснованные замечания и предложения; – контролировать оплату труда адвокатов за их участие в уголовном судопроизводстве по назначению, в случаях нарушения установленного Правительством РФ порядка, размеров и сроков оплаты, принимать меры по защите прав адвокатов на возмещение расходов, связанных с указанной работой; – при обращении Координаторов других административных муниципальных образований по направлению адвокатов для участия в следственных действиях или судебных заседаниях, в виду нехватки адвокатов в данном территориальном образовании, рассматривать его как непосредственное обращение органов дознания, следствия и суда своего района или города и оказывать запрашиваемую помощь; – при осуществлении функций контроля за работой адвокатов по назначению, обеспечивать соблюдение требований адвокатской тайны; – при поступлении жалоб, заявлений, сообщений, иных обращений граждан, других адвокатов, правоохранительных органов или судов, проводить предварительную проверку по ним и собранные материалы передавать в органы Адвокатской палаты для принятия решений в установленном порядке; – при невозможности исполнять обязанности Координатора, заблаговременно известить об этом в письменном виде Вицепрезидента или Президента Адвокатской палаты, продолжая исполнять обязанности Координатора до официальной его замены другим адвокатом. 2.7. Координатор при обеспечении исполнения данного Порядка вправе: – представлять Адвокатскую палату в правоохранительных органах и в судах на закрепленной за Координатором территории по вопросам участия адвокатов в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению; – по своему усмотрению, но с учетом мнения адвокатов, составлять График дежурства адвокатов на месяц для привлечения их в качестве защитников по назначению в уголовном судопроизводстве, исходя из необходимости обеспечения равной загруженности адвокатов, включенных в Список для оперативного дежурства. Направлять их по запросам соответствующих органов для участия в производстве по уголовным делам; – при нехватке адвокатов, практикующих на территории своего административного муниципального образования для обеспечения обращений органов дознания, предварительного следствия или суда по направлению адвокатов для участия в следственных действиях или судебных заседаниях по назначению, обращаться к Координаторам других, как правило, близлежащих административно-территориальных образований, для направления адвокатов; – в случае нехватки адвокатов, включенных в Список адвокатов для оперативного дежурства для участия в уголовном судопроизводстве по назначению, при иных обстоятельствах, создающих ситуацию срыва следственных действий или судебных

ными Постановлением Правительства РФ №555 от 22.07.2008 г.), Порядком расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в зависимости от сложности уголовного дела, утвержденного Приказом Министерства Юстиции РФ №199 и Министерства Финансов РФ №87-Н от 15.10.2007 г.», а также с учетом разъяснений, данных в Определении Конституционного суда Российской Федерации от 5 февраля 2009 г. №289 «По жалобе Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации на нарушение конституционных прав и свобод статьей 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». При оплате труда адвокатов органами дознания, предварительного следствия и судами следует принимать во внимание решение Совета Адвокатской палаты Вологодской области от 7 октября 2008 года (с дополнениями, внесенными решением Совета АП ВО от 05 августа 2009 г.), которым установлен режим рабочего времени для адвокатов области, а именно: – рабочим временем для адвокатов Адвокатской палаты Вологодской области установлен период с 9.00 до 18.00; – время после 18 часов и до 9 часов является ночным временем; – установлена для адвокатов Адвокатской палаты Вологодской области пятидневная рабочая неделя; – выходные дни: суббота и воскресенье; – нерабочими праздничными днями являются: 1, 2, 3, 4 и 5 января – Новогодние каникулы; 7 января – Рождество Христово; 23 февраля – День защитника Отечества; 8-марта – Международный женский день; 1 мая – Праздник Весны и Труда; 9 мая – День Победы; 12 июня – День России; 4 ноября – День народного единства; – при совпадении выходного и нерабочего праздничного дней выходной день переносится на следующий после праздничного рабочий день; – выходными днями являются дни, перенесенные нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации, принятым в целях рационального использования выходных и нерабочих праздничных дней. 2. КООРДИНАТОР ПО УЧАСТИЮ АДВОКАТОВ В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКОВ ПО НАЗНАЧЕНИЮ 2.1. Для организационного обеспечения исполнения установленного Порядка на территории каждого административнотерриториального образования области Советом Адвокатской палаты назначается специальное уполномоченное лицо из числа адвокатов, входящих в состав Адвокатской палаты – территориальный Координатор по участию адвокатов в качестве защитников по назначению (далее по тексту – Координатор). 2.2. Координаторы утверждаются Советом Адвокатской палаты на неопределенный срок. При необходимости одно и тоже лицо может быть назначено Координатором в двух и более административно-территориальных образованиях области. 2.3. Президент Адвокатской палаты при необходимости, в виду отсутствия Координатора по уважительным причинам или по иным основаниям, вправе своим распоряжением заменить Координатора другим адвокатом, либо назначить временно исполняющего обязанности Координатора. 2.4. Решения Совета Адвокатской палаты и Президента Адвокатской палаты о назначении, смене, либо о назначении исполняющего обязанности Координатора немедленно доводятся до сведения адвокатов, а также руководящих органов дознания, предварительного следствия и суда, расположенных на данном административно-территориальном образовании области. 2.5. Адвокаты, руководители адвокатских образований обязаны исполнять указания и предписания Координатора, производимые им для обеспечения исполнения настоящего Порядка и в рамках установленных полномочий, оказывать всемерное содействие в его деятельности. 2.6. Координатор в своей работе обязан: – знать, разъяснять и добиваться неукоснительного соблюдения настоящего Порядка; 4


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

3.4. В дальнейшем в Список адвокатов для оперативного дежурства могут быть дополнительно включены и другие адвокаты, изъявившие желание участвовать в оперативном дежурстве, в том числе и переехавшие на постоянное место жительства в данный город, район, а также адвокаты, принятые в члены Адвокатской палаты, проживающие в этом городе, районе. 3.5. Координатор копию Списка адвокатов для оперативного дежурства и последующие изменения, внесенные в него, направляет в Совет Адвокатской палаты. 3.6. Исключение адвоката из Списка производится по заявлению адвоката, при смене жительства адвоката, изменении им членства в Адвокатской палате, при приостановлении статуса адвоката, в случае невозможности регулярно участвовать в оперативном дежурстве по уважительным причинам. 3.7. Исключение адвоката из Списка оперативного дежурства (ограничение его участия в качестве защитника по назначению) может быть произведено по решению Совета, Президента Адвокатской палаты, Координатора (по согласованию с Вицепрезидентом) при установлении фактов нарушения установленного порядка участия адвокатов в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению (например, в случае нарушения адвокатом Графика дежурств адвокатов, неисполнения поручения Координатора об участии в следственных действиях и судебном заседании без уважительных причин, не предоставление отчетной информации и т.д.). Исключение из списка оперативного дежурства адвокатов (ограничение в привлечении для участия в уголовном судопроизводстве по назначению) может быть произведено: Советом и Президентом Адвокатской палаты до 6 месяцев, Координатором (по согласованию с Вицепрезидентом) до 3 месяцев. Решение об исключении адвоката из Списка оперативного дежурства и об ограничении привлечения адвоката для участия в уголовном судопроизводстве по назначению доводится до сведения адвоката. Решение Координатора и Президента Адвокатской палаты о временном исключении адвоката из Списка лиц, участвующих в качестве защитников по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда, может быть обжаловано адвокатом в Совет Адвокатской палаты. Решение Совета Адвокатской палаты по вышеуказанным вопросам адвокат вправе обжаловать в суд. 3.8. В том случае если адвокат принимает поручений заведомо больше, чем он их в состоянии профессионально и своевременно выполнить, Совет Адвокатской палаты вправе ограничить адвоката в количестве принимаемых защит по назначению за период каждого дежурства. Данное ограничение может быть установлено Советом Адвокатской палаты на срок до 6 месяцев. 3.9. Применение ограничений (временное исключение из списка, ограничение принятых поручений за одно дежурство) к нарушителям Порядка Координатором, Президентом и Советом Адвокатской палаты, не исключает применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности. 3.10. Если адвокат по тем или иным уважительным причинам не имеет возможности некоторое время (отпуск, командировка, болезнь, участие в длительном судебном процессе и т. д.) участвовать в оперативном дежурстве, он в письменном виде заблаговременно ставит об этом в известность Координатора. При наступлении непредвиденных обстоятельств (например: болезнь и т.д.) адвокат немедленно сообщает Координатору об этом обстоятельстве с использованием всех имеющихся средств связи. Об указанных обстоятельствах делается соответствующая пометка в Списке.

заседаний, направлять для участия в процессуальных действиях по запросам органов дознания, предварительного следствия или суда адвокатов, не включенных в указанный Список и не занятых в судебных процессах (поручение может быть передано руководителю адвокатского образования для персонального определения адвоката по назначению); – проверять основания участия адвоката по назначению по конкретным уголовным делам; – запрашивать и проверять установленную для адвокатов документацию, в том числе и бухгалтерскую, по участию в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению; – запрашивать с адвокатов, принимавших участие в уголовном судопроизводстве по назначению установленную отчетную информацию, а при необходимости в случаях нарушения адвокатами установленного Порядка участия в уголовном судопроизводстве по назначению и при проведении проверок, письменные объяснения и другие документы; – представлять в Совет Адвокатской палаты предложения о поощрении адвокатов, добросовестно исполняющих свой профессиональный долг и обязанности по участию в уголовном судопроизводстве по назначению; – при установлении фактов нарушения адвокатами установленного Порядка участия адвокатов в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению, по согласованию с Вицепрезидентом Адвокатской палаты своим решением ограничивать участие данных адвокатов в этой работе сроком до 3 месяцев; – при установлении фактов грубого нарушения установленного Порядка, в том числе при неоднократном нарушении Графика дежурств, не предоставление запрашиваемой информации, направлять соответствующие материалы Вице-президенту Адвокатской палаты для представления адвокатов-нарушителей к дисциплинарной ответственности; – направлять руководителям органов дознания, предварительного следствия или суда информацию о фактах нарушения установленного порядка назначения адвокатов для участия в уголовном судопроизводстве по назначению со стороны должностных лиц этих органов, вносить предложения по устранению фактов нарушения; – запрашивать в органах, осуществляющих финансирование деятельности дознания, предварительного следствия и суда сведения об оплате участия адвокатов в уголовном судопроизводстве по назначению; – вносить предложения по совершенствованию данного Порядка. 2.8. Совет Адвокатской палаты с учетом объема работы в наиболее крупных административно-территориальных образованиях может производить за счет средств Адвокатской палаты материальное вознаграждение Координаторам. 3. ФОРМИРОВАНИЕ СПИСКА АДВОКАТОВ ДЛЯ ДЕЖУРСТВА 3.1. Для работы по назначению в порядке ст. ст. 50-51 УПК РФ на территории административно-территориального образования формируется Список адвокатов, выразивших желание участвовать в оперативном дежурстве для их привлечения по заявкам органов дознания, предварительного следствия или суда в качестве защитников в уголовном судопроизводстве. В административно-территориальных образованиях, в которых не установлено дежурство адвокатов по Графику, список может не составляться. 3.2. Адвокаты, желающие и имеющие возможность в соответствии с установленным Порядком участвовать по уголовным делам в порядке ст. ст. 50-51 УПК РФ, подают на имя Координатора письменное заявление для включения их в Список адвокатов для оперативного дежурства. 3.3. Список оформляется в виде таблицы, состоящей из пяти граф в алфавитном порядке: графа первая – номер по порядку; графа вторая – фамилия, имя, отчество адвоката; графа третья – наименование адвокатского образования, в котором состоит адвокат с указанием рабочего телефона; графа четвертая – домашний телефон адвоката; графа пятая – мобильный телефон адвоката.

4. СОСТАВЛЕНИЕ ГРАФИКА ДЕЖУРСТВА АДВОКАТОВ 4.1. В городах Вологде и Череповце, а по решению Координатора и в других административно-территориальных образованиях, где численность адвокатов, включенных в Список для оперативного дежурства по участию в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению, превышает десять человек, ежемесячно (до 25 числа месяца, предшествующего месяцу дежурства) на каждый день, включая выходные и праздничные дни, составляется График дежурств адвокатов по административно – 5


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

ствовавшего в деле по назначению, по уважительной причине продолжить осуществление обязанностей защитника конкретного подозреваемого (обвиняемого), вопрос о выделении другого адвоката решается в общем порядке. 5.6. При производстве (процессуальных) следственных действий органами дознания и предварительного следствия не по месту нахождения данных органов, а по месту совершения преступления (ст. 152 УПК РФ), требование о назначении адвоката вышеуказанные органы направляют адвокату, который ранее был допущен в качестве адвоката в дело в порядке назначения. При невозможности явки адвоката по уважительным причинам на процессуальные действия, а также в том случае, если адвокат ранее не был назначен, то требование о назначении адвоката направляется Координатору того административнотерриториального района, в котором проводятся следственные (процессуальные) действия. 5.7. При вызове адвоката в ночное время, в выходные и праздничные дни, а также при проведении процессуальных действий в отдаленных и труднодоступных местах, органы дознания и предварительного следствия по мере необходимости обязаны обеспечить адвоката служебным транспортом.

территориальному району (городу) по обеспечению заявок (требований, извещений) дознавателей, следователей и судов. 4.2. Адвокаты, включенные в Список для оперативного дежурства, представляют Координатору свои предложения по включению их в График по конкретным датам, исходя из установленного Координатором среднего количества дней, которое необходимо дежурить адвокату, а также сообщают о датах, по которым они в силу занятости в других судебных процессах, не могут участвовать в дежурстве. Внесенные адвокатами предложения учитываются по мере возможности исходя из необходимости полного обеспечения органов дознания, следствия и судов защитниками по назначению. 4.3. При составлении Графика учитывается количество адвокатов, сложившийся уровень потребности в привлечении защитников по назначению. Особое внимание уделяется обеспечению равной занятости адвокатов, включенных в Список оперативного дежурства, на дознании, следствии и в судебных процессах. 4.4. В Графике дежурств указывается ФИО адвоката, адвокатское образование, сотовый, служебный и домашний телефон. 4.5. График в окончательном виде, по установленной форме печатается в соответствующем количестве экземпляров для органов дознания, следствия и суда. По указанию Президента Адвокатской палаты копия Графика представляется в делопроизводство палаты. 4.6. Исполненные Графики дежурств адвокатов хранятся у Координатора не менее одного года. 4.7. Дежурство адвокатов, включенных в График, осуществляется сутками с 9 час. 00 мин. соответствующего дня до 9 час. 00 мин. следующего дня.

6. НАПРАВЛЕНИЕ АДВОКАТОВ В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКОВ ПО ЗАЯВКАМ СУДОВ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ 6.1. Извещение о слушании дела в суде, если адвокат принимал участие в порядке ст. ст. 50-51 УПК РФ в ходе дознания или на предварительном следствии, направляется этому же адвокату. Если в ходе дознания или предварительного следствия принимали участие несколько адвокатов, суд направляет требование адвокату, принимавшему участие при выполнении требований ст. 217 УПК РФ. В том случае, если адвокат, получивший извещение суда о назначении судебного заседания по делу, в котором он в ходе дознания или предварительного следствия участвовал в качестве защитника по назначению, по уважительным причинам не может принять участие в судебном заседании, он оперативно информирует об этом обстоятельстве суд, руководителя адвокатского образования и Координатора (адвокат, осуществляющий адвокатскую деятельность в адвокатском кабинете информирует суд и Координатора), и вопрос о направлении другого адвоката решается руководителем адвокатского образования, а в отношении адвокатов, осуществляющих свою деятельность в адвокатском кабинете – Координатором. 6.2. Извещение (требование, сообщение) об участии адвокатов по назначению при рассмотрении в суде материалов об условно-досрочном освобождении, о замене наказания и направления в ЦВСНП, по делам частного обвинения, направляются Координатору и исполняются в общем порядке. 6.3. В исключительных случаях, по согласованию с Координатором суд может привлечь для участия в деле дежурного адвоката по Графику.

5. НАПРАВЛЕНИЕ АДВОКАТОВ В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКОВ ПО ЗАЯВКАМ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ, ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ 5.1. В административно-территориальных образованиях, в которых не установлено дежурство адвокатов по Графику, органы дознания и предварительного следствия заявки о направлении адвокатов по назначению направляют непосредственно Координатору, который равномерно распределяет их среди адвокатов, практикующих в данном административно-территориальном районе. 5.2. Органы дознания, органы предварительного следствия в административно – территориальных образованиях, в которых используется График дежурства адвокатов, самостоятельно связываются с адвокатами, дежурящими в день привлечения защитника по назначению, и решают с ними вопрос о времени и месте их участия в процессуальных действиях. 5.3. В тех случаях, когда дознаватель или следователь не могут самостоятельно решить вопрос о привлечении дежурных адвокатов в качестве защитника по назначению в соответствии с Графиком, в виду отсутствия свободных адвокатов, отказа дежурного адвоката от участия в деле, отсутствия связи с дежурными адвокатами и по другим причинам, они связываются с Координатором, либо направляют ему свои заявки (требования) для направления адвоката в качестве защитника для участия в производстве по уголовному делу. Координатор в указанных обстоятельствах оперативно решает вопрос о направлении одного из дежурных адвокатов, либо другого адвоката из Списка, либо адвоката, не включенного в Список. 5.4. Сам адвокат не вправе обращаться в органы дознания и предварительного следствия с предложениями о привлечении его по тому или иному уголовному делу в качестве защитника по назначению. 5.5. С учетом того, что в соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого (обвиняемого), а также для обеспечения последовательности в осуществлении квалифицированной защиты по уголовному делу, адвокат, вступивший в производство по уголовному делу в период своего дежурства, в дальнейшем участвует по делу вне Графика. В данном случае извещение о проведении следственных и иных процессуальных действий органом дознания, предварительного следствия направляется непосредственно данному адвокату. При невозможности адвоката, ранее уча-

7. УЧАСТИЕ АДВОКАТОВ В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКОВ ПО НАЗНАЧЕНИЮ В СУДАХ КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИЙ 7.1. В соответствии со ст. 48 Конституции Российской Федерации, с учетом разъяснений, данных в Определении Конституционного суда Российской Федерации №251-О-П от 8 февраля 2007 года при рассмотрении уголовных дел в суде кассационной (надзорной) инстанции по назначению суда участие адвоката является обязательным при наличии соответствующего извещения суда и ходатайства осужденного. При наличии соответствующего ходатайства осужденного о назначении ему адвоката в суде кассационной (надзорной) инстанции, а также и при отсутствии такого ходатайства, но когда имеются основания для назначения защитника с учетом требований ст. 51 УПК РФ, суды направляют извещения о слушании дела в суде кассационной (надзорной) инстанции адвокату, участвовавшему в суде первой инстанции и Координатору г. Вологды. 6


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

настаивает ли на его участии подозреваемый (обвиняемый); встретиться с подзащитным наедине; по возможности, оценивать и контролировать его состояние и способность участия в тех или иных процессуальных действиях; разъяснить его процессуальные права, сущность выдвинутых против подзащитного подозрений и обвинений; проверить сделано ли сообщение о задержании (аресте) подзащитного его родным и близким; выработать тактику защиты, разъяснять возможные последствия тех или иных действий и событий; при необходимости давать краткие консультации по ходу следственного действия: использовать все установленные законом меры адвокатского реагирования на любые факты давления, нарушения процессуальных прав подзащитного; по согласованию с подзащитным при необходимости и при наличии оснований делать заявления, заявлять отводы, ходатайствовать о проведении дополнительных следственных действий, направленных на его защиту; разъяснить подозреваемому (обвиняемому) порядок привлечения и участия защитника на дальнейших стадиях судопроизводства, порядок привлечения адвоката по соглашению; – категорически не допускать подписания в качестве защитника никаких протоколов следственных и иных процессуальных действий, при которых адвокат не присутствовал; – отказаться от участия в процессуальных действиях в качестве защитника по назначению, если будет установлено, что у данного подозреваемого (обвиняемого) имеется защитник по соглашению, который не был надлежащим образом извещен о проводимых процессуальных действиях с его подзащитным, либо по иным уважительным причинам не может присутствовать при проведении данных следственных действий, а сроки установленные ч. 3 ст. 50 УПК РФ не истекли; – соблюдать адвокатскую тайну; – вести строгий личный учет поручений по участию в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда (либо в рамках журнала учета соглашений либо в отдельном журнале по той же форме). По требованию Президента, Вице-президента Адвокатской палаты, Координатора представлять данный журнал для ознакомления с ним; – по требованию Президента, Вице-президента Адвокатской палаты, Координатора представлять письменные объяснения по обстоятельствам участия в качестве защитника по назначению в производстве того или иного уголовного дела; – по поручению Координатора участвовать в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению не только в своем административно-территориальном образовании, но и в других, в том числе и с выездом в командировку; – сообщать Координатору, а при необходимости Президенту, Вице-президенту Адвокатской палаты обо всех фактах нарушения прав адвоката при исполнении им функций защитника по назначению, в том числе и о нарушениях в порядке оплаты труда адвоката. 8.4. Адвокаты, участвовавшие в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению, вне зависимости от того включены или не включены они в Список для оперативного дежурства, обязаны ежемесячно, не позднее 10 числа, следующего за отчетным месяцем, предоставлять Координатору копии реестров постановлений дознавателя, следователя, суда об оплате их труда за выполнение поручений в порядке назначения. 8.5. Адвокат, вступивший в дело по назначению в любой стадии, ведет порученное дело и в суде первой инстанции, апелляционной, включая составление кассационной жалобы, с учетом требований настоящего Порядка. 8.6. Отказ адвоката без уважительной причины от выполнения поручения по ведению дела в порядке ст. ст. 50-51 УПК РФ по требованию Координатора не допустим. Нарушение адвокатом настоящего Порядка, а также невыполнение адвокатом предъявляемых Координатором в пределах своей компетенции требований является основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. 8.7. Адвокат, заключивший соглашение по делу, в котором ранее участвовал адвокат по назначению, обязан сообщить об этом в соответствующее адвокатское образование, Координатору и в суд.

7.2. Адвокат, принимавший участие в качестве защитника по назначению в суде первой инстанции, при наличии соответствующего ходатайства подзащитного вправе продолжить исполнение своих процессуальных обязанностей и в суде кассационной (надзорной) инстанции. В том случае, если адвокат, принимавший участие в качестве защитника по назначению в суде первой инстанции желает участвовать в рассмотрении дела в кассационной (надзорной инстанции), он обязан заблаговременно (не позднее чем за пять дней до судебного заседания) известить об этом Координатора г. Вологды. При отсутствии такого извещения в вышеуказанный срок со стороны адвоката, принимавшего участие в качестве защитника по назначению в суде первой инстанции, Координатор г. Вологды назначает адвоката из Списка лиц, осуществляющих защиты по назначению для участия в рассмотрении дела в кассационной (надзорной инстанции). 7.3. Указанные в п.п. 7.1-7.2 Порядка положения могут применяться и в ситуации, когда кассационной инстанцией является Верховный Суд Российской Федерации. 8. ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТОВ, УЧАСТВУЮЩИХ В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКА ПО НАЗНАЧЕНИЮ 8.1. В соответствии с п. 8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, обязанности адвоката, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, при оказании им юридической помощи по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар. 8.2. С учетом требований Кодекса профессиональной этики адвоката (п. 3 ст. 10 КПЭА), адвокат не вправе принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения. Адвокат в день своего дежурства должен принимать такое количество поручений, которое в будущем позволило бы ему профессионально их исполнить. 8.3. Для надлежащего исполнения функций защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда, адвокат обязан: – знать и неукоснительно выполнять требования ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката, УПК РФ и настоящего Порядка; – своевременно информировать Координатора об изменении сведений включенных на основании заявления адвоката в Список адвокатов для оперативного дежурства и в График дежурств адвокатов; – во время дежурства в соответствии с Графиком быть в зоне действия своих мобильных, домашних, рабочих телефонов и самостоятельно при наличии возможностей по вызову дежурного следователя (дознавателя) прибыть к месту проведения следственных действий; – соблюдать График дежурств адвокатов, при возникновении обстоятельств, препятствующих исполнению принятых на себя обязательств, своевременно информировать об этом Координатора; – не допускать случаев вступления в производство по уголовным делам вне Графика, либо поручения Координатора, без согласования с ним, по собственной инициативе, а также, используя личные связи и отношения с работниками дознания, следствия и суда, либо по иным мотивам, дающим основания усомниться в профессиональной добросовестности адвоката; – невозможности явки адвоката в судебное заседание по причине занятости его в другом судебном заседании, либо по другим уважительным причинам, он обязан заблаговременно сообщить об этом обстоятельстве в суд, руководителю адвокатского образования, а также Координатору; – при принятии поручения на защиту по назначению: лично познакомится с подзащитным; сообщить ему профессиональные сведения о себе; основания, по которым адвокат принял на себя поручение; выяснить, кто ранее осуществлял защиту данного подозреваемого (обвиняемого) и по каким причинам этот защитник не может участвовать в данных процессуальных действиях, 7


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

9.3. Руководители адвокатских образований обязаны ознакомить с данным Порядком всех адвокатов. 9.4. Обязанность доведения данного Порядка до сведения органов дознания, предварительного следствия и судов на закрепленных административно-территориальных образованиях возлагается на Координаторов и Вице-президентов Адвокатской палаты в соответствии с их полномочиями.

9. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ 9.1. Не урегулированные данным Порядком вопросы участия адвокатов в качестве защитников по назначению разрешаются Координатором исходя из сложившейся ситуации. Споры по толкованию и применению настоящего Порядка разрешаются Президентом и Советом Адвокатской палаты. 9.2. Руководство и контроль по исполнению данного Порядка возлагается на Вице-президентов Адвокатской палаты с учетом закрепленных за ними административно-территориальных образований.

9.5. Настоящий Порядок вступает в силу с 1 сентября 2009 года.

Список Координаторов по организации работы адвокатов в порядке ст. ст. 50-51 УПК РФ (по состоянию на 06.08.2009 г.) 1.

г. Вологда

2.

г. Череповец

3.

Бабаевский район

4.

Бабушкинский район

5.

Белозерский район

6.

Вашкинский район

7.

Великоустюгский район

8.

Верховажский район

9.

Вожегодский район

10.

Вытегорский район

11.

Грязовецкий район

12.

Кадуйский район

13.

Кирилловский район

14.

Кич-Городецкий район

15.

Междуреченский район

16.

Никольский район

17.

Нюксенский район

18.

Сокольский район

19.

Сямженский район

20.

Тарногский район

21.

Тотемский район

22.

Устюженский район

23.

Усть-Кубенский район

24.

Харовский район

25.

Чагодощенский район

26.

Шекснинский район

Адвокат Сошникова Наталия Николаевна, 160035, г. Вологда, ул. Предтеченская, д. 31 оф. 207, тел. (88172) 72-93-15, сот. 8921-716-16-12; 70-16-12 Центральная коллегия адвокатов г. Череповца, 162600, г. Череповец ул. Ломоносова, д. 27, тел (88202) 55-23-08. Председатель Раков Александр Иванович Адвокат Парфенов Юрий Валентинович, 162450, г. Бабаево, ул. Гайдара, 26, 2-й подъезд, тел. (8817-43) 2-24-17, сот. 8921-257-42-82 Адвокат Шумов Василий Анатольевич, 161330, Бабушкинский район, пос. Юрманга, 42. Связь через суд: с. Бабушкино, ул. Советская, 1, тел. (8817-45) 2-13-40 (помещение и телефон суда) Адвокат Даниленко Дмитрий Владимирович, 161200 г. Белозерск, Советский проспект, 52, раб. тел. (8817-56) 2-18-88; сот. 8921-718-54-12 Адвокат Даниленко Дмитрий Владимирович, 161200 г. Белозерск, Советский проспект, 52, раб. тел. (8817-56) 2-18-88; сот. 8921-718-54-12 Чупров Юрий Павлович,162340, г. Великий Устюг, ул. Красная, д. 101, тел. (8817-38) 2-50-05 Адвокат Негодяев Андрей Александрович, 162300, с. Верховажье, ул. Октябрьская, дом 10, тел. 8931-500-66-99 Адвокат Долгинцев Николай Васильевич, 162160, пос. Вожега, ул. Связи, дом 9 тел. (8817-44) 2-26-24; 8921-143-07-85 Адвокат Леонтьев Геннадий Кузьмич, 162900, г. Вытегра, Архангельский тракт, д.6 Адвокат Жидков Валерий Николаевич, 162010, г. Грязовец, ул. Ленина, 52, тел.(8817-55) 2-12-47 Адвокат Аникин Сергей Павлович, 162510, пос. Кадуй, ул. Труда, д. 9 тел. 8921-137-92-89 Адвокат Горев Михаил Васильевич, 161100, г. Кириллов, ул. Гостинодворская, д.14, тел. (8817-57) 3-17-56 Адвокат Томилов Владимир Власович, 161400, с. Кичменгский Городок, ул. Заовражная, 7, тел. (8817-40) 2-12-26 Адвокат Бойнес Екатерина Николаевна, 161050, с. Шуйское, ул. Насадного, 2-3, тел.(8817-49) 2-17-57 Адвокат Панова Светлана Александровна, 161440, г. Никольск, ул. Советская, 81, тел. (8817-54) 2-10-79 Адвокат Белозерова Галина Витальевна, 161380, с. Нюксеница, ул. Строителей, 87, оф. 12, тел. (8817-47) 2-89-07 Коллегия адвокатов «Содействие», 162100, г. Сокол, ул. Добролюбова, д. 6, тел. (8817-33) 3-18-59. Председатель Анфимов Николай Валентинович Адвокат Кремлев Валерий Анатольевич, с. Сямжа, ул. Сосновая, д. 33 Адвокат Казаркин Василий Анатольевич, 161360, с. Тарногский Городок, ул. Пионерская, 14 (суд) тел. (8817-48) 2-26-83 Адвокат Литвинов Александр Иванович, 161300, г. Тотьма, ул. Володарского, 1 тел. 8921-713-20-86 Адвокат Хрусталева Елена Александровна, 162800, г. Устюжна, пер. Корелякова, 8, тел.дом. (8817-37) 2-31-57, сот. 8921-133-11-74 Адвокат Голованцев Александр Карпович, с. Устье, ул. Юбилейная, 8-4 (8817-53) 2-15-65; сот. 8921-237-35-68 Адвокат Пугачёва Мария Александровна, 162200, г. Харовск, ул. Пушкина, д. 7 кв. 50, тел. (8817-32) 2-13-45; 8921-144-10-04 Адвокат Маслов Михаил Иванович, 162400, пос. Чагода, ул. Стекольщиков, 7-а (суд), тел. (8817-41) 2-26-13, 8911-508-51-17, тел. суда (8817-41) 2–15-01 Коллегия адвокатов «Шекснинская», 162560, пос. Шексна, ул. Пролетарская, дом 8, тел.(8817-51) 2-25-56. Председатель Тихомирова Лариса Сергеевна. 8


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Дисциплинарная практика адвокатской палаты вологодской области адвокатом об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением за юридической помощью или в связи с ее оказанием только в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Выводы Конституционного Суда РФ, изложенные в вышеуказанном определении, вполне применимы и при допросе адвоката в гражданском судопроизводстве. О. была допрошена по инициативе ее бывшего доверителя М-вой, и она сообщила сведения, связанные с оказанием ей ранее адвокатом О. юридической помощи и в той части, о которой ее просила М-ва. Адвокат О. не отрицает, что в ходе допроса сказала фразу «Есть честные адвокаты, есть жулики». Однако она сказала это не в адрес адвокатов Н. и Л. и не преследовала цель кого-то оскорбить. Сожалеет, что такие слова она произнесла. В соответствии с Кодексом профессиональной этики адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущее профессии (ст. 4 КПЭА), не употреблять выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката в связи с осуществлением им адвокатской деятельности (ст. 16 КПЭА). Хотя по форме и содержанию высказывание адвоката О. носило эмоциональный и резкий характер, Комиссия считает, что адвокаты должны воздерживаться от подобных высказываний, которые могут быть окружающими восприняты, как вызывающие и оскорбительные. Применительно к обстоятельствам, установленным Комиссией из представленных сторонами доказательств, с учетом того, что критикуемое высказывание адвоката О. не было обращено ни к кому из адвокатов участвующих в деле, не привело к какимлибо отрицательным публичным последствиям, критически не оценивалось ни доверителем, ни судом, на что указывает протокол судебного заседания, Комиссия не усматривает в действиях адвоката О. дисциплинарного проступка, влекущего соответствующую ответственность. Решением Совета АП ВО дисциплинарное производство в отношении адвоката О. прекращено.

Дисциплинарное производство в отношении адвоката прекращено за отсутствием в ее действиях нарушения закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката В Адвокатскую палату Вологодской области 17 февраля 2009 года поступила жалоба адвокатов Н. и Л. от 10.02.2009 года на действия адвоката О. В жалобе адвокаты Н. и Л. указывают, что ими оказывалась юридическая помощь М. в ходе рассмотрения уголовного дела частного обвинения, а затем в рамках гражданского дела по вопросу раздела совместно нажитого с М-вой имущества. Защиту М-вой в ходе уголовного дела осуществляла адвоката О. В последствии, в ходе рассмотрения гражданского дела, представитель М-вой адвокат С. заявила ходатайство о допросе в качестве свидетеля О. Участвовавший в процессе адвокат Л. дважды высказывал свои возражения относительно допроса О., обосновывая это требованиями ст. 69 ГПК РФ, а также ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката. Несмотря на возражения адвоката Л., О. согласилась дать показания в качестве свидетеля, которые в последующем были положены в основу судебного решения. Кроме того, давая показания, О. допустила выражения, порочащие честь и достоинство адвокатского сообщества, заявив, что «есть честные адвокаты, есть жулики». Адвокаты Н. и Л. просят рассмотреть вопрос о соответствии действий адвоката О. требованиям законодательства об адвокатуре. К жалобе приложены: копия решения Череповецкого городского суда от 27.01.2009 года по иску М. к М-вой о разделе совместно нажитого имущества; копия протокола судебного заседания по гражданскому делу по иску М. к М-вой с 26.01.2009 года по 27.01.2009 года. Президент Адвокатской палаты Иванов С.С. в соответствии со ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката признал жалобу адвокатов Н. и Л. допустимым поводом для начала дисциплинарного производства и своим решением 27.02.2009 года возбудил дисциплинарное производство в отношении адвоката О. Сообщение о времени и месте заседания Квалификационной комиссии участникам дисциплинарного производства были направлены своевременно почтой. На заседание Комиссии участники дисциплинарного производства не явились. Адвокат О. представила письменные объяснения по фактам, изложенным в жалобе адвокатов Н. и Л., где указала, что допрошена была в качестве свидетеля по гражданскому делу по инициативе своего бывшего доверителя – М-вой. Нарушений норм гражданского процессуального закона, а также закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики она не допустила. Считает, что по просьбе М-вой она имела право дать свидетельские показания по гражданскому делу. Исследовав материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия считает, что дисциплинарное производство в отношении адвоката О. подлежит прекращению в связи с отсутствием в ее действиях нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката. В соответствии со ст. 69 ГПК РФ не могут быть допрошены в качестве свидетеля представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника. Однако адвокат О. участвовала ранее по уголовному делу не защитником, а представителем потерпевшего. Кроме того, в определении Конституционного Суда от 06.03.2003 г. №108-0 закреплена возможность дачи показаний

Дисциплинарное производство в отношении адвоката прекращено в связи с истечением срока давности привлечения адвоката к ответственности 24.03.2008 года в Адвокатскую палату Вологодской области поступила жалоба Б. от 20.03.2009 года на действия (бездействие) адвоката Ч. В жалобе Б. указывает, что 09.04.2007 года он заключил с адвокатом Ч. соглашение об оказании юридической помощи по представительству его интересов в Арбитражном Суде Вологодской области при рассмотрении заявления ОАО «ХХХ» об установлении сервитута на принадлежащий ему земельный участок. В этот же день он оплатил услуги адвоката в полном размере – 7000 (Семь тысяч) рублей. Получив полностью гонорар, адвокат Ч. действовал недобросовестно, непрофессионально, а также, не расторгнув договор, без объяснения причин, вообще отказался участвовать в судебных заседаниях, его права и законные интересы не защитил, и он остался без обещанной гарантированной защиты адвоката. Адвокат Ч. не участвовал в судебных заседаниях 11.11.2008, 08.12.2008, 11.12.2008, 11.01.2009 в суде первой инстанции при рассмотрении искового заявления, при вынесении решения, заявления о возмещении судебных расходов и вынесении дополнительного решения. Адвокат Ч. не подготовил и не подписал ни одного документа, направленного в суд, не изучал дело, с протоколами судебных заседаний не знакомился, не предъявлял в суд замечания. Консультации давал устные, ошибочные. Считает, что в действиях адвоката Ч. усматриваются нарушения Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса 9


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

профессиональной этики адвоката. Просит возбудить дисциплинарное производство в отношении адвоката Ч. В обоснование своей жалобы Б. представил: копию соглашения с адвокатом Ч. от 09 апреля 2007 года; копию квитанции от 09 апреля 2007 года об уплате гонорара адвокату в сумме семь тысяч рублей; копию решения Арбитражного Суда Вологодской области от 16 декабря 2008 года по делу №А13-798/2007; копию дополнительного решения Арбитражного Суда Вологодской области от 11 января 2009 года по делу №А13-798/2007; копию определения Арбитражного Суда Вологодской области от 10 апреля 2007 по делу №А13-798/2007; копию определения Арбитражного Суда Вологодской области от 28 мая 2007 года по делу №А13-798/2007; копию определения Арбитражного Суда Вологодской области от 03 октября 2008 года по делу №А13798/2007; копию определения Арбитражного Суда Вологодской области от 23 декабря по делу №А13-798/2007. Президент Адвокатской палаты Иванов С.С. в соответствии со ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката признал жалобу Б. допустимым поводом и своим решением №Х от 02.04.2009 г. возбудил дисциплинарное производство в отношении адвоката Ч. Адвокат Ч. был своевременно ознакомлен с поступившей жалобой Б. и решением Президента Адвокатской палаты о возбуждении дисциплинарного производства, с вручением копий указанных документов. Адвокат Ч. в порядке подготовки к рассмотрению дисциплинарного производства в квалификационной комиссии представил письменное объяснение по существу жалобы Б. В своем письменном объяснении адвокат Ч. подтверждает факт заключения соглашения, выражает несогласие с доводами Б., указывает, что приведенная в жалобе информация не соответствует действительности, он изучил исковое заявление ООО «ХХХ», приложенные документы, готовил отзыв на исковое заявление, выработал вместе с доверителем правовую позицию, участвовал в нескольких судебных заседаниях, вплоть до приостановки производства по делу до вступления в силу решения по другому делу, он также, участвуя в деле, готовил заявление о неподведомственности дела арбитражному суду; ходатайство об истребовании от истца доказательств, заявление об оставлении иска без рассмотрения. Также адвокат Ч. в объяснении указывает, что консультировал доверителя по правовым аспектам дела, разъяснял ему те или иные последствия процессуальных действий и решений. После приостановления дела доверитель к нему более не обращался, о возобновлении дела не сообщил. Еще до приостановления производства по делу он, с учетом того, что сумма гонорара не соответствовала объему работы, предлагал ему пересмотреть соглашение и увеличить размер оплаты услуг адвоката, но Б. согласившись на словах на доплату, в дальнейшем не только не оформил изменения соглашения, но и прекратил взаимодействие. О месте и времени рассмотрения дисциплинарного производства его участники были своевременно информированы, им разъяснены права и порядок рассмотрения дисциплинарного производства в соответствии со ст. ст. 19-23 Кодекса профессиональной этики адвоката, в том числе и то, что неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения рассмотрения жалоб заявителей, а также то, что дисциплинарное производство может быть прекращено в случае отзыва жалоб либо примирения лица, подавшего жалобу, с адвокатом. На заседании Квалификационной комиссии 21.05.2009 года прибыли и приняли участие в разбирательстве: заявитель Б., его представитель по доверенности М., адвокат Ч. Участникам дисциплинарного производства на заседании комиссии были вновь разъяснены права, порядок рассмотрения дисциплинарного производства на комиссии. Вопросов, заявлений и ходатайств по существу рассмотрения не поступило, примирения стороны не достигли. В ходе рассмотрения дисциплинарного производства участники дисциплинарного производства настаивали на своей позиции.

Б. поддержал доводы жалобы, указал, что они с адвокатом Ч. взаимодействовали и ранее по другим делам. По данному делу они заключили соглашение, он уплатил гонорар. Первоначально они действовали согласованно, он участвовал в первых нескольких заседаниях, потом после одного из заседаний, адвокат заявил ему, что не видит перспективы по данному делу и более в деле не участвовал. Дело было приостановлено в конце 2007 – начале 2008 года в первых месяцах. После этого он обратился к М., с которым они завершали дела после его возобновления, примерно в сентябре 2008 года Считает, что адвокат Ч. занимал по делу неправильную правовую позицию, и с ним он бы дело проиграл. Полагает, что адвокат Ч. мог бы и сам принять участие в деле и довести его до конца. Отвечая на вопросы членов комиссии, Б. пояснил, что принял разговор с адвокатом за отказ от участия в деле, в дальнейшем к нему более не обращался, о времени и месте судебных заседаний не сообщал. Подтвердил, что адвокат Ч. давал ему консультации в начале их сотрудничества, готовил отзыв на исковое заявление, которое он сам подписывал и представил в суд. В чем именно неправильна правовая позиция адвоката пояснить не смог. В порядке уточнения своей жалобы просил дать оценку действиям адвоката Ч. и привлечь его к ответственности. Представитель Б. по доверенности М. поддержал доводы жалобы Б., зачитал письменное объяснение Б. по жалобе на бездействия адвоката Ч. Указал, что адвокатом Ч. нарушен ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекс профессиональной этики адвоката. Это выразилось в неисполнении взятых обязательств, неявки без уважительной причины в суд в судебное заседание, в отказе от принятой на себя защиты. Адвокат Ч. поддержал свои письменные объяснения, выразил полное несогласие с доводами Б. и его представителя М. Он указал, что его правовая позиция, выраженная в подготовленном им и подписанном Б. отзыве полностью совпадает с правовым обоснованием, изложенным в решении Арбитражного Суда. Он участвовал во всех судебных заседаниях, на которые его приглашал доверитель, консультировал доверителя, готовил письменные и устные ходатайства и заявления сам он не инициировал расторжение соглашения, но после приостановления производства по делу, когда он предложил пересмотреть размер оплаты труда, Б., согласившись на словах, на деле прекратил всякое взаимодействие, о возобновлении производства по делу, о судебных заседаниях ему не сообщил. Не считает, что нарушил свои обязательства перед Б., его права и интересы отстаивал добросовестно, профессиональную этику не нарушил. Изучив материалы дисциплинарного производства, выслушав участников дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия, пришла к следующим выводам: В соответствии со ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее по тексту КПЭА) жалоба доверителя является допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства. На момент подачи жалобы Б. для возбуждения дисциплинарного производства имелись все основания, так как в жалобе приводились факты неисполнения адвокатом Ч. своих обязанностей по соглашению, нарушение им норм профессиональной этики адвоката и обращение Б. требовало проверки в установленном КПЭА порядке. Нарушений порядка возбуждения дисциплинарного производства, его оформления и подготовки к рассмотрению комиссией не установлено. Доводы Б. и его представителя не нашли своего подтверждения на заседании комиссии, опровергаются пояснениями самого заявителя и представленными документами, подлинность которых подтверждают все участники дисциплинарного производства. Соглашение об оказании юридической помощи в виде представительства в арбитражном судопроизводстве оформлено надлежащим образом, гонорар по соглашению принят в установленном порядке, ниже рекомендуемого Советом Адвокатской палаты уровня оплаты вознаграждения адвоката и необоснованно высоким не является, стороны признали, что адвокат Ч. в соответствии с соглашением на оказание юридической помощи 10


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

щи доверителю, предусмотренные ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 8 КПЭА. В тоже время комиссия считает объективно установленным то, что Б. непосредственно после приостановления производства по делу (28 мая 2007 года) отказался от исполнения соглашения с адвокатом Ч. от 09.04.2007 года, прекратил с ним всякое взаимодействие, до момента обращения в органы Адвокатской палаты (23.03.2009 года) никаких претензий ни самому адвокату, ни адвокатскому сообществу не выражал ни устно, ни письменно. В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 21 КПЭА истечение сроков применения мер дисциплинарной ответственности к адвокату само по себе является обстоятельством, исключающим возможность дисциплинарного производства. Ст. 18 ч. 5 КПЭА определяет, что меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года. Учитывая установленные факты, комиссия не считает возможным выносить заключение по существу выдвинутых против адвоката Ч. претензий и усматривает необходимость прекращения дисциплинарного производства.

изучил документы, выработал правовую позицию, подготовил отзыв на исковое заявление и другие, согласованные доверителем процессуальные документы по существу рассмотрения дела в суде, участвовал в нескольких заседаниях Арбитражного Суда Вологодской области до приостановления производства по делу. В дальнейшем доверитель от взаимодействия с адвокатом отказался, к нему не обращался, о возобновлении производства по делу и о назначении новых заседаний суда адвоката не информировал, самостоятельно обратился за юридической помощью к другому юристу, который осуществлял его представительство в суде. При указанных обстоятельствах Квалификационная комиссия не усматривает каких-либо нарушений профессиональной этики со стороны адвоката Ч. Доводы о том, что: «в соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 6 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе был отказаться от принятой на себя защиты», хотя и приведены правильно, но не корректны с правовой точки зрения в данном случае, так как указанное положение закона распространяется на случаи участия адвоката в защите в уголовном судопроизводстве, а не на представительство в арбитражном суде. Оказание юридической помощи в порядке представительства в арбитражном судопроизводстве осуществляется на основании соответствующего гражданско-правового соглашения, по которому оно может прекращаться по волеизъявлению сторон в любое время. При этом, применительно к рассматриваемым отношениям, стороны признали, что доверитель Б. сам отказался от взаимодействия с адвокатом Ч., не сообщал ему о возобновлении производства по делу, о назначенных после этого судебных заседаниях, обратился к другому лицу, которое привлек в качестве своего представителя в арбитражном суде. Соответственно адвокату Ч. не могут предъявляться претензии и по его неявке в судебные заседания после возобновления производства по делу. В соответствии с представленными комиссии документами и фактами, подтвержденными сторонами, соглашение на оказание юридической помощи было заключено 09.04.2007 г., той же датой оформлена и квитанция об уплате гонорара в сумме семи тысяч рублей. В соответствии с копиями определений Арбитражного Суда Вологодской области от 10 апреля 2007 года и от 28 мая 2007 года, в судебных заседаниях принимал участие в качестве представителя Б. адвокат Ч.. В остальных судебных заседаниях по делу (03 октября 2008 г., 16 декабря 2008 г., 23 декабря 2008 года) адвокат Ч. не участвовал, что подтверждает факт прекращения отношений между адвокатом Ч. и Б.

Дисциплинарное производство в отношении адвоката прекращено в связи с недоказанностью опоздания адвоката в судебное заседание без уважительных причин В Адвокатскую палату Вологодской области 02 февраля 2009 года поступило сообщение мирового судьи Вологодской области по судебному участку №62 Чистяковой Л.В. от 26.01.2009 года на действия адвоката Г. В сообщении указывается, что в производстве мирового судьи Вологодской области по судебному участку №62 находится уголовное дело №1-5/09 по обвинению П. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 116 ч. 1, 119 ч. 1, 130 ч. 1, 116 ч. 1, 130 ч. 1, 116 ч. 1, 130 ч. 1, 116 ч. 1, 130 ч. 1, 116 ч. 1, 130 ч. 1, 116 ч. 1, 130 ч. 1, 116 ч. 1, 130 ч. 1, 116 ч. 1, 130 ч. 1, 115 ч. 1, 130 ч. 1, 116 ч. 1, 116 ч. 1, 130 ч. 1 УК РФ. Защиту подсудимого по соглашению осуществляет адвокат Г. При рассмотрении дела, 26.01.2009 года, в судебном заседании был объявлен перерыв до 14 часов 00 минут, о чем участники процесса были извещены надлежащим образом. Однако защитник подсудимого адвокат Г. к назначенному времени в судебное заседание не явился, о причинах уважительности своей неявки суду не сообщил. В связи с чем, суду пришлось отложить судебное разбирательство, ввиду неявки защитника подсудимого – адвоката Г. Суд просит рассмотреть данное обращение и принять к адвокату Г. меры с целью недопущения подобных действий впредь, поскольку и ранее имелись факты несвоевременной явки адвоката Г. в судебное заседание по другим уголовным делам.

В дополнительном определении Арбитражного Суда Вологодской области от 11 января 2009 года по судебным расходам, указано: «В судебном заседании предприниматель и его представитель поддержали доводы и требования, изложенные в заявлении о взыскании расходов по оплате услуг представителя (л.д. 85-87) в размере 7000 рублей 00 коп. Истец заявил, что юридические услуги по соглашению об оказании юридической помощи от 09.04.2007 г., оплаченные по квитанции, оказаны ему в полном объеме. Также истец заявил об увеличении размера судебных расходов по оплате услуг представителя до 12000 рублей 00 коп., дополнительно представив договор поручения от 20.08.2008, а также акт выполненных работ от 12.12.2008 г. на сумму 5000 рублей. …с учетом правовой позиции, изложенной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации…., а также с учетом небольшой степени сложности дела, степени участия представителя истца в ходе судебного разбирательства по делу, суд считает возможным взыскать с ОАО «ХХХ» в пользу предпринимателя судебные расходы по оплате услуг представителя в разумных пределах, всего в сумме 3000 рублей 00 коп.» Приведенные факты лишают обоснованности доводы заявителя Б. о неправильной правовой позиции адвоката Ч. при оказании юридической помощи. Комиссии не представлено доказательств того, что адвокатом Ч. были нарушены требования разумности, добросовестности, квалифицированности, принципиальности и своевременности в оказании юридической помо-

Президент Адвокатской палаты Иванов С.С. в соответствии со ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката признал сообщения мирового судьи Вологодской области по судебному участку №62 Чистяковой Л.В. допустимым поводом для начала дисциплинарного производства и своим решением 12.02.2009 года возбудил дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. Сообщение о времени и месте заседания Квалификационной комиссии участникам дисциплинарного производства были направлены своевременно почтой. На заседание Комиссии участники дисциплинарного производства не явились. Адвокат Г. представил письменные объяснения по фактам, изложенным в сообщении мирового судьи Чистяковой Л.В., где указал, что в судебное заседание опоздал после перерыва, поскольку была «пробка» на дороге в результате ДТП. Сообщить судье о том, что он опаздывает в судебное заседание по уважительной причине, не имел возможности. Комиссии не представлены иные сведения, которые бы опровергали доводы адвоката Г. об уважительности причины опоздания в судебное заседание. 11


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Согласно п.п. 1 п. 1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей, всеми незапрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом. В соответствии с п.п. 4 п.1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. Согласно п.1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии.

Исследовав материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия считает, что дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. подлежит прекращению в связи с отсутствием в его действиях нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката. За нарушение уголовно-процессуального закона, закона об адвокатуре, кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат привлечен к дисциплинарной ответственности. В Адвокатскую палату Вологодской области 02 июля 2009 года поступило представление Вице-президента АП ВО Шалагина А.В., в котором он просит возбудить в отношении адвоката Г. дисциплинарное производство. В представлении Вице-президента АП ВО Шалагина А.В. указано, что по информации, поступившей 16.06.2009 г. в АП ВО из органа юстиции, адвокат Г. нарушила закон об адвокатуре, КПЭА, уголовно-процессуальный закон, а именно: 14.03.2009 года по подозрению в совершении преступления задержан С., который был направлен для содержания в ИВС УВД по городу Вологде. 14.03.2009 года в качестве свидетеля по данному уголовному делу была допрошена Г., являющаяся адвокатом коллегии адвокатов «ХХХ». Кроме того, в ходе проведения следственных действий по месту жительства Г. было обнаружено и изъято похищенное имущество, принадлежащее потерпевшим. Несмотря на указанные обстоятельства 15.03.2009 года адвокат Г. пришла в ИВС УВД по городу Вологде, где представила ордер №Х, подписанный от имени председателя коллегии с отметкой «выход в ИВС для беседы с задержанным С.», указав в качестве основания выдачи ордера – «соглашение». Таким образом, Г., заведомо зная о незаконности своих действий, встретилась с подозреваемым С., нарушив тем самым требования статьи 72 УПК РФ, пунктов 1, 2 части 4 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Просит привлечь адвоката Г. к дисциплинарной ответственности за нарушение требований Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката. Президент Адвокатской палаты Иванов С.С. возбудил дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, заслушав объяснения адвоката Г., Квалификационная комиссия пришла к выводу, что факты, изложенные в представлении Вице-президента Адвокатской палаты Вологодской области, нашли свое подтверждение.

В соответствии с п.п. 1,2 п. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер; принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также, если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица. Так, 15.03.2009 года адвокат Г. пришла в ИВС УВД по городу Вологде, где представила ордер с отметкой «Выход в ИВС для беседы с задержанным С.», подозреваемым по уголовному делу по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Однако, 14.03.2009 года адвокат Г. по данному уголовному делу была допрошена в качестве свидетеля. Кроме того, в ходе проведения следственных действий по месту жительства Г. было обнаружено и изъято похищенное имущество, принадлежащее потерпевшим. Таким образом, адвокат Г., заведомо зная о незаконности своих действий, встретилась с подозреваемым С. Таким образом, в действиях адвоката Г. имеются нарушения требований п.п.1,4 п. 1 ст. 7 , п.п. 1, 2 п. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 4, п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката. Решением Совета АП ВО от 5.08.2009 г. адвокату Г. объявлено предупреждение.

Документы Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Любая существующая правовая система характеризуется нарушением этого баланса, причем часто именно в сторону усиления карательных полномочий государства путем ущемления прав и свобод граждан. Результат двоякий. С одной стороны, такой дисбаланс влечет осуждение во многих случаях невиновных людей, так как не только органы следствия и дознания, но и суды занижают стандарты доказанности вины подсудимого. С другой стороны, он ведет к назначению осужденным более суровых видов, сроков, режимов наказания, а также условий его отбывания, чем это объективно необходимо. Общим следствием нарушения баланса является избыточность уголовной репрессии в государстве, негативное влияние которой на общество сопоставимо с ущербом от самой преступности, если не превосходит его. Представляя настоящий доклад, Федеральная палата адвокатов констатирует, что дисбаланс такого рода, существующий сегодня в России, неприемлемо велик.

Доклад Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации Одобрен Научно-консультативным советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации В докладе использованы тезисы выступления Первого заместителя председателя Верховного Суда РФ в отставке профессора В. И. Радченко Соблюдение разумного баланса между защитой общества от преступности и охраной прав и свобод отдельных лиц, попавших в сферу уголовного преследования, всегда представляло сложную проблему. 12


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Концепция уголовно-правовой политики государства и концептуальные подходы к борьбе с преступностью

По состоянию на 1 января 2009 года в учреждениях уголовноисполнительной системы России содержалось 887,7 тыс. человек, в том числе: – в 758 исправительных колониях – 734,3 тыс. человек; – в 225 следственных изоляторах, 7 тюрьмах и 164 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов – 144,9 тыс. человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних – 8,5 тыс. человек. В исправительных учреждениях содержится 68,3 тыс. осужденных женщин, при женских колониях имеется 12 домов ребенка, в которых проживают 797 детей (см.: официальный сайт Федеральной службы исполнения наказаний (http://www.fsin.su)).

Понятие «уголовно-правовая политика государства» используется и толкуется сегодня неоднозначно. В юридической науке имеются разные точки зрения насчет того, что должно включаться в это понятие (только ли вопросы уголовного законодательства, криминализации и декриминализации деяний, их пенализации и депенализации, или также вопросы уголовного процесса, криминологии, исправительного права) и как должен звучать сам термин («уголовная политика», «уголовно-правовая политика» или иначе) (см., например: Гаврилов Б. Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. М.: ТК Велби, Проспект, 2008; Лопашенко Н. А. Уголовная политика. М.: Волтерс Клувер, 2009). Дореволюционные юристы выделяли политику законодательную и правоприменительную. В настоящее время большинство специалистов предпочитают системный подход, включающий различные аспекты законодательной, процессуальной, оперативной и организационной деятельности государственных органов. Классические словари рассматривают уголовно-правовую политику в качестве отрасли общей государственной политики, которая занимается изучением государственной и общественной деятельности, имеющей целью уменьшение и устранение преступности (см.: http://013.brocgaus.ru). Представляется, что все эти научные дискуссии не должны препятствовать максимально открытому обсуждению связанных с преступностью практических проблем общества, независимо от того, какие при этом используются выражения и какой смысл вкладывают в них разные авторы. Отдавая должное достижениям теоретической науки и отнюдь не пытаясь уточнить общепринятую терминологию или дать ей какое-либо новое толкование, Палата находит удобным в рамках данного доклада говорить об уголовно-правовой политике государства в самом общем смысле – как о публичной концепции, декларированной и выраженной в реальных действиях; как о единой доктрине политического руководства страны, включающей приоритеты, которыми определяются изменение действующего законодательства и направление текущей деятельности органов исполнительной власти. Приходится признать, что в этом смысле уголовно-правовая политика в России сегодня практически отсутствует. В советский период «государственная уголовно-правовая политика» подразумевала централизованное согласование деятельности всех государственных институтов, вовлеченных в процесс создания и применения уголовно-правовых норм: законодательных органов, ведомств, наделенных полицейскими функциями, а также прокуратуры, адвокатуры, судов и органов, ответственных за исполнение уголовных наказаний. Первоначально она была «классовой», а позднее переориентировалась на «развитое социалистическое общество». В современных условиях о подобном понимании, конечно, не может идти речи уже в силу конституционного принципа разделения ветвей власти. Независимый суд не должен преследовать в своей деятельности какие бы то ни было, даже самые благие цели, выходящие за рамки справедливого разрешения каждого отдельно взятого дела и создания оптимальных организационных условий для этого. Отступления от этих начал на практике имеют место (участие представителей руководства судебной системы в совещаниях по проблемам борьбы с преступностью, координация действий суда и правоохранительных органов на местах, так называемое «оперативное сопровождение» уголовных процессов в суде). В любом случае независимой адвокатуре сегодня не может вменяться в обязанность содействие в реализации карательных норм уголовного закона. Тем не менее, советскую карательную политику, при всей ее одиозности, все-таки отличала однозначность. Нынешнее же состояние уголовного, уголовно-процессуального и уголовноисполнительного законодательства, а также нормативных актов, определяющих порядок деятельности отдельных государственных органов, характеризуется, помимо общей негуманности подходов (что вряд ли можно рассматривать как чью-либо сознательную установку), во-первых, отсутствием последователь-

В 2007 году судами первой инстанции были осуждены 931 тыс. человек и только 10,2 тыс. подсудимых (по 0,8% от общего числа вынесенных приговоров) оправданы. При этом 37% оправдательных приговоров судов первой инстанции в последующем были отменены в кассационном порядке (См.: Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2007 году // Российская юстиция. 2008. №3. С. 62, 64). Оправдательные приговоры в России отменяются в 18 раз чаще обвинительных, что, безусловно, оказывает влияние на отношение судей к вынесению оправдательных приговоров, поскольку отмена приговора до сих пор расценивается как «брак» в их работе, который может повлечь для них неблагоприятные последствия. То, что приведенные цифры свидетельствуют об избыточной репрессивности правоохранительной системы, было признано и высшим руководством страны. Выступая 3 декабря 2008 года на VII Всероссийском съезде судей, Президент России Д. А. Медведев отметил: «В нашей стране огромное количество людей проходит через такую меру наказания, как лишение свободы, как тюрьма. Мы прекрасно знаем, как это отражается на их общих установках, насколько сложна их дальнейшая социализация. Поэтому я в целом поддерживаю те идеи, которые здесь звучали, касающиеся декриминализации ряда деяний, которые, может быть, не имеют такой высокой степени общественной опасности, и, с другой стороны, достаточно широкого использования альтернативных мер наказания». Федеральная палата адвокатов разделяет данную позицию. Аналогичные взгляды на протяжении многих лет высказывались многими уважаемыми членами адвокатской корпорации, правозащитниками и учеными юристами. Теперь, когда их публично выразил глава государства, можно надеяться, что они будут услышаны и восприняты теми представителями правоохранительных ведомств, законодательной власти и судейского сообщества России, от которых зависит возможность их реального проведения в жизнь. Внесение в УК РФ и УПК РФ поправок, если оно будет осуществлено в ближайшее время, позволит несколько облегчить то критическое положение с числом осужденных и отбывающих лишение свободы граждан, которое существует сейчас. В настоящее время в России (как в США, Руанде и Кубе) на 100 тыс. населения приходится свыше 600 заключенных и содержащихся под стражей, что является одним из самых высоких показателей не только в развитых странах, но и в мире в целом (см.: http://www.kcl.ac.uk). Глобальная экономическая рецессия, начавшаяся в 2008 году, уже сейчас привела к обострению многочисленных социальных проблем, снижению доходов и уровня жизни населения. По-видимому, неизбежен связанный с этим быстрый рост числа насильственных и экономических преступлений. Правоохранительная система России явно не готова к этому. Даже на фоне положительной социально-экономической динамики последних лет ситуация в уголовно-правовой сфере (общий уровень преступности; количество лиц, находящихся в местах лишения свободы; число граждан, занятых на службе в правоохранительных органах; соответствие международным стандартам в области уголовного правоприменения) оставалась неизменно тяжелой, с тенденцией к ухудшению по ряду параметров. Теперь недостатки, на которые неоднократно и безрезультатно указывали адвокаты раньше, могут перерасти в настоящий социальный кризис. 13


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

уголовного преследования лица по мотивам его нецелесообразности, если общество ничего не выигрывает от осуждения виновного в данном конкретном случае. В имеющем характер нормативного документа Кодексе Королевской службы преследований для Англии и Уэльса приводится высказывание генерального прокурора лорда Шоукросса: «В этой стране никогда не было – и, надеюсь, никогда не будет – нормы о том, что каждое предполагаемое преступление должно автоматически становиться предметом преследования». Исходя из соображений публичного интереса преследование может быть прекращено при наличии доказательств виновности, в том числе, если: «а) суд, вероятно, назначит номинальное наказание; b) виновный уже отбывает наказание за другое преступление, так что новый приговор не изменит существенно его положение <...>; с) преступление совершено по неосторожности; d) преступление имеет характер единичного эпизода, совершено по недоразумению; е) с момента совершения преступления прошел значительный срок <...>; f) преследование негативно отразится на физическом и душевном здоровье подсудимого; g) речь идет о престарелом или больном лице <...>; h) виновный компенсировал причиненный им ущерб; i) в ходе судебного разбирательства могут стать достоянием гласности сведения, вредящие источнику информации, международным отношениям или национальной безопасности» (см.: http://www.cps.gov.uk). Разумеется, ни один из этих факторов не является обязательным основанием к прекращению дела, и при оценке целесообразности преследования всегда принимается во внимание серьезность преступления. Но сама по себе готовность правоохранительных органов подчинять свою процессуальную активность действительным, а не формализованным интересам общества заслуживает всяческого одобрения. В противоположность этому, ведомства, образующие правоохранительную систему России, регулярно демонстрируют стремление довести до обвинительного приговора (в том числе заведомо без применения реального наказания) даже такие дела, преследование по которым может быть прекращено на основании действующего законодательства. Кроме того, традиционные количественные показатели в оценке деятельности следственных органов (число переданных в суд дел) и общий обвинительный фон (прекращение дела следователем, дознавателем зачастую навлекает на него подозрения коллег в получении взятки) приводят к продолжению процессуального преследования в условиях, когда основания отпадают. Как отметил Председатель Верховного Суда РФ В. М. Лебедев в выступлении на VII Всероссийском съезде судей, «в 2007 году судами были прекращены уголовные дела в отношении 346 тыс. лиц, из них в отношении 272 тыс. лиц, или каждого пятого подсудимого, дела прекращены за примирением с потерпевшим. Совершенно очевидно, что такие примирительные процедуры должны быть в полной мере реализованы на досудебной стадии» (см.: http:// www.ssrf.ru). Очевидно, что если при наличии явных законных оснований для прекращения дела следователи в такой массе случаев не решаются брать на себя ответственность за это решение, то это не случайность, а влияние постоянного системного фактора, который должен быть устранен. Положение ч. 2 ст. 14 УК РФ, допускающее отказ от преследования по неопределенно широкому кругу незначительных случаев нарушения закона, применяется органами предварительного расследования крайне редко и, насколько можно судить, крайне неохотно. Очевидно, упрощенное понимание принципа законности – «каждый виновный должен быть осужден», за неимением иных четких ориентиров, аналогичных приведенным положениям британского законодательства, побуждает придерживаться формальной стороны дела. Так, Верховный Суд РФ оставил без удовлетворения надзорные представления заместителя Генерального прокурора РФ по делам жителей Сахалинской области граждан И., Г. и П., каждый из которых был изобличен в незаконном вылове шести штук рыбы кеты для употребления в пищу и оправдан судом по ч. 1 ст. 256 УК РФ ввиду малозначительности деяния (см. надзорные определения СКУД ВС РФ по делам №64-Дп06-13 от 3 августа 2006 года и №64-Дп06-12, №64-Дп06-14 от 8 августа 2006 года).

ности в изменениях закона и сколько-нибудь четких приоритетов; во-вторых – разобщенностью интересов и действий отдельных правоохранительных ведомств; в-третьих – игнорированием фактора ограниченности ресурсов общества при определении принципов и задач правоохранительной деятельности. Перед лицом ожидаемого роста преступности Россия вряд ли может позволить себе такое легкомысленное отношение к определению своих внутренних приоритетов. Палата обращает внимание на ряд системных недостатков, существующих уже продолжительное время, а также на ряд предпринятых в последние месяцы в области уголовного и уголовно-процессуального законодательства шагов, в которых проявляется отсутствие системного подхода государства к противодействию преступности. Неприятие правоохранительным сообществом идеи экономии уголовной репрессии Экономию, сознательное ограничение применения уголовной репрессии многие ответственные работники правоохранительных органов считают чем-то вроде утопической либеральной идеи. На самом деле это жесткая необходимость. Ни одно современное общество не может позволить себе выделять на борьбу с преступностью столько ресурсов, чтобы их хватило на преследование в полном масштабе всех совершенных преступлений (даже без учета латентных). В периоды социальной нестабильности и резкого роста преступности несоответствие между наличными ресурсами и идеей водворения тотальной законности средствами уголовного преследования ощущается особенно остро. Осознание конечности ресурсов, которые общество может выделить на полицейскую деятельность, должно вынуждать законодателя к созданию процессуальных механизмов избирательного преследования и избирательного отказа – на основании определенных законом критериев – от преследования конкретных правонарушений. Если он не делает этого, преследование все равно неизбежно будет выборочным, только выбор будет осуществляться правоохранительными органами негласно и на основании субъективных критериев. Отдельные положения такой направленности существуют в законодательстве и сейчас: ч. 2 ст. 14 УК РФ – о неотнесении к преступлениям деяния, не опасного в силу его малозначительности; ч. 1 ст. 75 УК РФ – об освобождении от уголовной ответственности за совершение преступления небольшой или средней тяжести в связи с деятельным раскаянием; ст. 16 УК РФ – об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Однако все они сформулированы исходя из традиционного понимания принципа законности: по каждому выявленному преступлению правоохранительные органы должны ex officio добиваться вынесения обвинительного приговора, невзирая на соотношение материального и социального ущерба, причиненного самим преступлением и действиями по его преследованию и последующим наказанием. Этим как бы предполагается, что интерес общества исчерпывающим образом выражен в уголовном запрете и нет необходимости принимать во внимание экономические и гуманитарные аспекты ситуаций (разве что в виде снисхождения к виновному при назначении наказания). Такой подход не учитывает ограниченности бюджета и рабочего времени (в гипотетической ситуации, когда ресурсов хватает лишь на полное производство по одному из двух дел, действующий закон предписывает рассматривать оба). Преобладающее в российской юриспруденции представление, что изобличенный, но не осужденный преступник подрывает фундамент всей общественной системы, побуждает не создавать механизмы оптимального распределения той разумной доли ресурсов, которые общество может выделить на правоохранительную деятельность, но ежегодно увеличивать правоохранительный бюджет за счет иных расходов. Современный зарубежный опыт подсказывает различные варианты решения задачи оптимизации репрессии. Важнейшим в этом отношении является механизм предания суду, который должен предусматривать возможность отказа от дальнейшего 14


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

ной, если суд заведомо принимает сторону обвинения, считая позицию обвинения заведомо правильной и единственно возможной. По этим причинам имеются основания опасаться, что указание Президента Российской Федерации на необходимость применять наказание в виде лишения свободы только за совершение преступлений «высокой степени общественной опасности» приведет не к реальному и резкому изменению правоприменительной практики, а к расширенному употреблению клише «высокая степень общественной опасности» в обвинительных заключениях и приговорах по отношению к наиболее распространенным составам преступления. Ведь, в отличие от понятия «степень тяжести преступления», понятие «степень общественной опасности» не является формализованным и может наполняться произвольным содержанием. С сожалением приходится отмечать также широкую практику рассмотрения уголовных дел в закрытых заседаниях без веских к тому причин; ограничение под предлогом соблюдения внутреннего распорядка СИЗО возможностей общения адвоката с задержанным и нарушение конфиденциальности их общения (личный досмотр адвоката при выходе со свидания, просмотр и изъятие его бумаг). Что касается законодательных инициатив, исходящих от правоохранительного сообщества, то значительную их долю составляют предложения, направленные на: а) усиление ответственности (под которым понимается увеличение предусмотренного УК РФ максимума наказания) за те или иные категории преступлений; б) расширение процессуальных полномочий правоохранительных органов путем сокращения и ограничения прав граждан, в том числе гарантированных Конституцией РФ. При этом ужесточение уголовного законодательства обычно рассматривается как самодостаточная мера, ее положительное влияние на снижение преступности рассматривается как нечто само собой разумеющееся, не требующее дополнительных обоснований. Примером ограничения прав граждан в пользу полномочий следствия и обвинения является продление до 30 суток срока содержания под стражей без предъявления обвинения по широкой категории дел (ч. 2 ст. 100 УПК РФ в редакции Федерального закона от 22 апреля 2004 года №18-ФЗ). Показательно, что в качестве оправдания для урезания процессуальных гарантий стороны защиты зачастую используется необходимость обеспечения интересов потерпевшего и полного уравнивания его в правах с обвиняемым. При этом игнорируется то обстоятельство, что потерпевший выступает в процессе (по всем уголовным делам, кроме дел частного обвинения, составляющих незначительную долю) наряду с государственным обвинителем, противостоит защите совместно с ним. Формальное уравнивание потерпевшего в процессуальных правах с обвиняемым, если прибавить к этому ресурсы государства и особые властные полномочия, реализуемые стороной обвинения при предварительном расследовании, означает, что фактически баланс возможностей сторон значительно смещен в пользу обвинения. Выработанный в традиции состязательного процесса принцип favor defensionis, в силу которого защите должны предоставляться некоторые привилегии, компенсирующие неравенство возможностей по сбору доказательств, таким формальным уравниванием сторон сводится на нет. Характерный пример такого рода – уничтожение запрета на поворот к худшему в надзорном производстве. Данный запрет содержался в первоначальной редакции ст. 405 УПК РФ. Конституционный Суд РФ (постановление от 11 мая 2005 года №5-П «По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива «Содействие», ООО «Карелия» и ряда граждан») признал такой запрет в принципе не соответствующим Конституции РФ, исходя именно из формального понимания равенства сторон. Такая позиция Конституционного Суда РФ на протяжении четырех лет подвергалась серьезной критике, в том числе с указанием на ее противоречие ст. 4 Протокола №7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (гарантия того, что

Сам факт подачи Генеральной прокуратурой РФ надзорных представлений по делам такого рода, хотя бы и в контексте тяжелой экологической обстановки и широкого распространения браконьерства (на что указывалось в представлениях), свидетельствует, как минимум, о неверном определении приоритетов в системе правоохранительной деятельности. Это один из основных источников избыточной репрессивности системы. Другой ее источник – постоянно ощущаемое давление со стороны руководства правоохранительного сообщества, направленное на увеличение объема ресурсов, полномочий и расширение пределов усмотрения правоохранительных органов и судов за счет прав граждан. Избыточность репрессии как следствие нарушения баланса интересов Очевидный крен в сторону исключительно карательной составляющей наказания, без адекватной оценки общественной опасности лица и в ущерб целям исправления и ресоциализации осужденного (ст. 43 УК РФ), не только наносит вред нормальному развитию общества (чрезмерное число граждан исключается из активной экономической жизни, их содержание ложится бременем на общество и государство), но и приводит к снижению эффективности борьбы с преступностью на наиболее «болезненных» направлениях, поскольку отвлекает ресурсы правоохранительной системы. Так, например, уже сам по себе возмутивший общественность факт привлечения в 2003–2004 годах к уголовной ответственности ветеринарных врачей Д., К. и С. за незаконный сбыт психотропных веществ в форме инъекции обезболивающего препарата животному выглядит еще возмутительнее, если учесть, что усилия и ресурсы, затраченные ведомством Госнаркоконтроля и прокуратурой на то, чтобы добиться обвинительного приговора по этим делам, могли бы быть направлены на расследование действительно опасных преступлений. Президенту Российской Федерации, в силу ч. 3 ст. 80 Конституции РФ, принадлежит полномочие определять основные направления внутренней политики, и сам факт констатации им необходимости сокращения применения меры пресечения в виде заключения под стражу может сыграть большую положительную роль в формировании надлежащей уголовно-правовой политики. В то же время нет веских оснований считать, что руководство правоохранительных ведомств, как на высшем уровне, так и на местах, искренне разделяет столь либеральный образ мыслей. Вызывает также сомнения, что карательные установки и тенденции, определявшие в последние годы общую направленность уголовно-правовой политики государства, в одночасье сменятся противоположными. Напротив, приходится опасаться, что заявленная в виде широкой декларации линия на сокращение репрессивности правоприменения, даже подкрепленная законодательными новеллами, натолкнется, как это бывало и прежде, на негласное противодействие заинтересованных в сохранении status quo органов, профессиональных сообществ и отдельных должностных лиц. Исходя из опыта, можно предсказать, что такое противодействие будет осуществляться двумя путями: на низовом уровне – саботированием действия либеральных норм, а на более высоком – внесением предложений и законопроектов, направленных на контрреформу. Многие адвокаты, осуществляющие защиту обвиняемых по уголовным делам, сталкиваются с тем, что работники следствия, дознания, прокуратуры, а часто и судьи рассматривают предоставленные им законом полномочия как меру своей исключительной свободы усмотрения, не ограниченной необходимостью считаться с законными интересами самого обвиняемого, иных лиц (включая часто и потерпевшего), а также интересами общества в целом. Повсеместно распространена практика отказа стороне защиты в удовлетворении заявленных ею ходатайств и принятия иных негативных для обвиняемого решений без указания мотивов такого решения или с указанием их в форме цитирования лишь общей формулировки закона, без раскрытия оснований, обусловивших ее применение в данном конкретном случае. Между тем оценка доказательств не может быть свобод15


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Палата находит данную поправку недемократичной и не соответствующей духу Конституции РФ. Проекты подобного содержания уже неоднократно вносились в Государственную Думу ранее, но не встречали одобрения профильных комитетов. В заключении Комитета Государственной Думы по безопасности от 15 июня 2006 года №80/3 по проекту федерального закона №275796-4 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», в котором предлагалось исключить из подсудности суда присяжных только обвинения по ст. 205, 205.1, 209, 278, 279 УК РФ, совершенно справедливо указывалось: «...следует обратить внимание на то, что в соответствии со статьей 343 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации присяжные заседатели выносят вердикты о виновности или невиновности обвиняемого, но не выносят приговоров. При этом судьба вердикта зависит в первую очередь от качества обвинения и степени доказанности вины подсудимого. Участие присяжных заседателей в отправлении правосудия предусматривается частью 2 статьи 20, частью 2 статьи 47 и частью 4 статьи 123 Конституции Российской Федерации и является гарантией соблюдения прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Учитывая, что проект федерального закона №275796-4 «О внесении изменений в Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации», внесенный Парламентом Кабардино-Балкарской Республики, противоречит концептуальным основам действующего конституционного и уголовно-процессуального законодательства, Комитет Государственной Думы по безопасности не поддерживает указанный законопроект и рекомендует Государственной Думе отклонить его при рассмотрении в первом чтении» (заключение Комитета Государственной Думы по безопасности от 15 июня 2006 года №80/3 по проекту федерального закона №275796-4 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»). Данное заключение было подписано председателем Комитета В. А. Васильевым, который теперь, спустя два года, внес от собственного имени аналогичный и даже более широкий по кругу изымаемых обвинений законопроект. В пояснительной записке к нему не указывается, как именно изменились с 2006 года концептуальные основы конституционного и уголовно-процессуального законодательства либо их понимание членами Комитета. Хотя Палата всегда последовательно выражала поддержку суду присяжных и искренне одобряла его широкое распространение по территории России в 2002–2004 годах, она сознает, что сам по себе вопрос о сравнительной ценности этого института в ряду прочих форм судопроизводства остается дискуссионным. Многие весьма авторитетные юристы по различным соображениям возражают против него, мировая практика также неоднозначно подходит к определению категории дел, которые должны передаваться на рассмотрение с участием присяжных. Находя саму идею сокращения подсудности суда присяжных нецелесообразной, Палата в то же время приветствовала бы широкое и открытое общественное обсуждение этой инициативы. Разделяя стремление Правительства к пресечению и предупреждению терроризма, полагаем, что каждый обвиняемый в совершении таких преступлений должен быть признан виновным в их совершении в соответствии с законом. Даже для целей борьбы с терроризмом неосновательное оправдание отдельных преступников гораздо менее опасно, чем отсутствие у общества уверенности в том, что каждый, кто осужден за такое преступление, действительно виновен. Такую уверенность способен, хотя и не всегда, обеспечить суд присяжных, рассматривающий дела в открытом заседании. Рассмотрение дела в закрытом заседании, без участия присяжных, неизбежно порождает сомнения в обоснованности обвинительного приговора. Протест вызывает как образ действий авторов законопроекта, так и некоторые высказывания на этот счет. То, что проект, затрагивающий важнейшие конституционные права граждан – на жизнь, свободу, справедливое рассмотрение дела в установленном порядке законным составом суда – внесен, одобрен Комитетом и принят в первом чтении без сколько-нибудь широкого предварительного обсуждения, уже стало обыкновением. В обоснование необходимости изъятия соответствующих дел

никакое лицо не может быть повторно судимо или наказано за одно и то же преступление). Однако 25 февраля 2009 года Государственная Дума приняла в заключительном чтении законопроект, закрепляющий процессуальный порядок надзорного обжалования приговоров с целью поворота к худшему, причем круг нарушений, дающих основание для отмены или изменения первоначального благоприятного для обвиняемого приговора, не ограничен жестко. Палата находит, что такое изменение законодательства создает дополнительный риск нарушения прав обвиняемых на защиту и способно усугубить ситуацию, так как может привести (наряду с изменением ст. 237 УПК РФ, произведенным в декабре 2008 года) к практически полному исчезновению оправдательных приговоров из судебной практики. Постоянное внимание правоохранительного лобби привлекают к себе также вопросы восстановления в России смертной казни и сокращение сферы деятельности суда присяжных. Первый из них – камень преткновения и Carthaginem esse delendam для широкого, к сожалению, круга ученых и практических специалистов из милицейской и прокурорской среды. Несмотря на присоединение России к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и на более чем десятилетний опыт жизни страны без смертной казни, общество продолжают убеждать в ее необходимости и благотворном влиянии. Статья 20 Конституции РФ (в истолковании постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 года №3-П) предусматривает обязанность государства обеспечить право граждан на рассмотрение их дела судом присяжных на всей территории страны как необходимое условие временного применения смертной казни, впредь до ее окончательной отмены. Широкая поддержка идеи применения смертной казни населением и соответствующая позиция большинства в парламенте всех созывов с 1993 года препятствовали отмене смертной казни на законодательном уровне и ратификации Протокола №13 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (относительно отмены смертной казни в любых обстоятельствах). Неотмененная смертная казнь и «привязанный» к ней Конституцией РФ суд присяжных парадоксальным образом образовали нечто вроде правового узла, который удерживал ситуацию в неизменном виде до последнего времени. Как хорошо известно, при внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», перенесших учреждение суда присяжных в последнем оставшемся без него регионе – Чеченской Республике с 1 января 2007 года на 1 января 2010 года (Федеральный закон от 27 декабря 2006 года №241-ФЗ), руководствовались не только соображениями организационной и социальной готовности самого региона, но и отсутствием политической воли к окончательному решению вопроса о смертной казни в ту или в другую сторону. Сокращение сферы применения суда присяжных С сожалением приходится отметить, что в то самое время, когда в Москве проходил VII Всероссийский съезд судей, в вопросе о суде присяжных произошла серьезная подвижка, причем, по глубокому убеждению Палаты, в худшую сторону. 5 декабря 2008 года Государственной Думой РФ был принят в первом чтении внесенный рядом депутатов законопроект №123532-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму». Несмотря на негативное экспертное заключение Общественной палаты РФ (см.: http://www.oprf.ru) и обращения отдельных ее членов с призывом отложить внесение поправок, Федеральный закон от 30 декабря 2008 года №321-ФЗ 11 января 2009 года вступил в силу. Данным законом, наряду с повышением верхнего предела наказаний за ряд преступлений против общественной безопасности и порядка управления (необходимость которого сама по себе не является очевидной), предусматривается внесение в положения УПК РФ изменений, исключающих рассмотрение обвинений в этих преступлениях с участием присяжных заседателей. Наказания в виде лишения свободы на срок до 20 лет и пожизненного лишения свободы будут назначаться без учета мнения представителей общества. 16


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Возможность расширения подсудности суда присяжных как альтернатива ее сокращению.

из подсудности суда присяжных, авторы проекта ссылаются на участившиеся в южных регионах России факты «вынесения коллегиями присяжных заседателей оправдательных вердиктов или обвинительных вердиктов с указанием о снисхождении в отношении подсудимых – установленных следственными органами членов незаконных вооруженных формирований и организованных преступных сообществ, осуществлявших террористическую и иную преступную деятельность на территории России» (пояснительная записка к законопроекту №123532-5 // СПС «КонсультантПлюс»). При этом предполагается устранить присяжных от рассмотрения дел не только названных категорий, но и по обвинениям в таких преступлениях, как государственная измена (ст. 275 УК РФ) и шпионаж (ст. 276 УК РФ), по которым в 2007–2008 годах с участием присяжных не было вынесено ни одного оправдательного приговора. Тем самым гражданам России, имеющим в силу ст. 32 Конституции РФ право участвовать в отправлении правосудия, отказано в доверии авансом, даже без видимого повода к недовольству выносимыми ими вердиктами. Такое отношение к собственным гражданам умаляет достоинство парламента и не может быть принято гражданским обществом, независимо от оценки по существу самих изменений Предосудительно и то, какими мотивами руководствовались инициаторы законопроекта. В день слушания законопроекта в первом чтении один из депутатов инициаторов публично заявил: «Мы так спешим и торопимся, потому что я знаю, что сейчас, в ближайшее время, будет рассматриваться один процесс, проходить в суде, на котором не исключено, что при той системе, которая существует, террористы могут выйти на свободу. <...> О нем я пока говорить не буду, наступит время – вы о нем узнаете» (см.: http://www.gazeta.ru; http://pda.regnum.ru). Тем самым открыто признано, что инициатива внесения поправок связана со стремлением парламента повлиять на ход и результат рассмотрения конкретного уголовного дела. Если это действительно так, то ничего, кроме резкого осуждения, такая мотивация вызывать не может. Авторы законопроекта характеризовали вынесение вердиктов о снисхождении «установленным следствием террористам» как негативный результат деятельности суда присяжных, наряду с оправдательными приговорами. Между тем, вынесение в отношении лица, признанного виновным по ст. 205 УК РФ, вердикта о снисхождении позволяет суду назначить ему наказание в виде 20 лет лишения свободы. Ни за одно из преступлений, перечисленных в УК РФ, пожизненное лишение свободы не предусмотрено в качестве безальтернативной меры наказания. Эта мера предусмотрена только как исключительная и применяемая в случаях совершения наиболее тяжких по характеру и последствиям деяний из тех, что подпадают под состав данного преступления. Согласно тем же статистическим данным, в 2007 году к пожизненному лишению свободы были осуждены 68 человек, причем только один из них – за совершение террористического акта (60 осуждены за убийства, семь – за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов). Палата выражает глубокое сожаление по поводу принятия указанных поправок, равно как и надежду, что в обозримом будущем эти неудачные новеллы будут, в свою очередь, пересмотрены законодателем. Весь исторический опыт показывает, что законодатель не способен самостоятельно провести грань между теми преступными деяниями, за совершение которых в каждом случае должно применяться лишение свободы, и всеми прочими. «Не способен» в данном случае означает как то, что одними законодательными средствами попросту невозможно недвусмысленно, без зазора для судейского усмотрения, отделить одно от другого, так и то, что любая разграничительная линия, основанная на буквальном понимании закона, неизбежно оказывается далекой от оптимума, не отвечающей ни идее гуманизма, ни целям эффективной (то есть реальной, а не демонстрируемой в виде валовых показателей судимости) борьбы с преступностью. Попытки выполнить первую из этих задач неизменно имеют вид жесткой кодификации уголовного права с абсолютно определенными санкциями. Но эта идея неоднократно на практике доказывала свою несостоятельность и в настоящее время не реализуется ни в одном из развитых государств.

Как сообщает пресс-служба Общественной палаты РФ, в ходе обсуждения на круглом столе 22 декабря 2008 года поправок в УПК РФ, сокративших подсудность суда присяжных, их инициатор – председатель Комитета Государственной Думы по безопасности высказался в пользу включения в подсудность суда присяжных «дел о коррупции и взяточничестве» (см.: http://www.oprf.ru). Как уже отмечалось, Палата считает желательным предоставление подсудимому права на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей по как можно более широкому кругу дел. Право обвиняемого на рассмотрение его дела судом присяжных, равно как и право граждан участвовать в отправлении правосудия не должны ставиться в зависимость от соображений удобства порядка государственного управления. Изменения такого рода, безусловно, заслуживают поддержки. Вместе с тем, Палата обращает внимание на то, что круг дел, подсудных суду с участием присяжных заседателей, как до вступления в силу изменений от 5 декабря 2008 года, так и в настоящее время, определен без четкой системы. В него входят наряду с квалифицированным убийством (ч. 2 ст. 105 УК РФ) такое преступление, как неуважение к суду (ст. 297 УК РФ), не предполагающее даже лишения свободы, а также еще целый ряд преступлений небольшой и средней тяжести. Кроме того, любое преступление, помимо специально изъятых упомянутым законом, может оказаться на рассмотрении суда присяжных по совокупности обвинений, наряду с другим, в котором обвиняется данное лицо. Причина в том, что при установлении порядка работы суда присяжных в УПК РФ 2001 года законодатель механически приравнял сферу его деятельности к подсудности судов республик, краев, областей и т. д., ориентируясь при этом как на опыт предшествовавшей деятельности суда присяжных в девяти регионах, так и на организационно-финансовые условия. Концепция судебной реформы в РСФСР (постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года №1801-1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР»), согласно которой первоначально предусматривалось введение суда присяжных в России, исходила из того, что по примеру США присяжные будут участвовать в работе судов начиная с городского (районного) уровня. Но при принятии Закона РФ от 16 июля 1993 года, учитывая экспериментальный характер новеллы и скудные материальные ресурсы, было решено ограничиться привлечением присяжных только в областные суды. Мировая практика тех государств, в которых действует суд присяжных (сегодня их более 30, включая Россию, США, Великобританию, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, Испанию и др.) признает различные способы решения вопроса о том, будет ли конкретное дело рассмотрено с участием присяжных или без них. В Испании, чья правовая система стоит ближе других к российской, суд присяжных также действует при судах регионального уровня (audiencia provincial), рассматривая при этом те и только те дела, которые прямо отнесены к их подсудности, – все без исключения тяжкие. Действие такой системы облегчается сравнительно небольшими масштабами страны и уровнем преступности. В Шотландии применяется система «плавающей», или «гибридной», подсудности когда одно дело может рассматриваться с присяжными или без них по выбору прокурора, но в последнем случае наказание, назначаемое судом, не может превышать определенного максимума. В США, где суд присяжных наиболее распространен, право на него имеет всякий подсудимый, которому угрожает наказание свыше 6 месяцев лишения свободы или свыше 1000 долларов штрафа. Но при этом до 90% всех уголовных приговоров выносится на основе соглашения сторон без проведения судебного разбирательства. Общим принципом является то, что все наиболее серьезные дела (по которым подсудимому угрожает наиболее тяжкое наказание) рассматриваются судом присяжных в обязательном порядке или по желанию подсудимого. Ситуация, когда лишение свободы на срок 10 лет и более назначается без участия присяж17


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

сяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», «О введении в действие Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» и Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Президента Чеченской Республики, жалобой гражданки К. Г. Тубуровой и запросом Северо-Кавказского окружного военного суда»).

ных, – не нормальна. Нарушение законодателем принципа учета потенциального наказания как критерия подсудности присяжных провоцирует различного рода злоупотребления. Российские юристы конца XIX – начала XX века критически отзывались о явлении, получившем название «коррекционализация». Сам термин происходит от французского названия tribunal correctionelle – «исправительный суд», т. е. низшего звена судебной системы, в котором уголовные дела разбирались судьей единолично, в отличие от ассизного суда, где действовал суд присяжных. В первую очередь под коррекционализацией подразумевалось недобросовестное поведение полиции и прокуратуры, своего рода злоупотребление процессуальными полномочиями, когда квалификация преступного деяния намеренно занижалась с целью избежать попадания дела в ассизный суд к присяжным. Например, деяние, представлявшее собой с точки зрения закона кражу со взломом, вменялось обвиняемому как простая кража, что переводило дело в подсудность исправительного суда. В настоящее время органы, осуществляющие уголовное преследование, судя по наблюдениям, нередко пользуются тем же приемом, квалифицируя убийство (которое по тем или иным квалифицирующим признакам должно быть отнесено к ч. 2 ст. 105 УК РФ) как причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Даже судебная статистика отражает подобную тенденцию: можно отметить, что в период введения суда присяжных в большинстве регионов России (2003-2004 годы) количественное соотношение между обвинительными приговорами, вынесенными по ч. 2 ст. 105 и по ч. 4 ст. 111 УК РФ, изменилось в пользу последних. Очевидно, что предпринимаемое ныне сокращение сферы применения суда присяжных производится, помимо прочего, с убежденностью в том, что это не более чем одна из существующих форм судопроизводства, инструмент в руках законодателя, который для одних категорий дел подходит больше, чем для других. Такой подход не учитывает, что право на суд с участием присяжных заседателей составляет важную гарантию прав подсудимого, повышает его защищенность от необоснованного осуждения. Потребность в указанной гарантии тем выше, чем серьезнее характер обвинения и тяжелее потенциальное наказание. Исходя из сказанного, Палата полагает целесообразным рекомендовать законодателю расширить, по сравнению с существующим, круг дел, подлежащих рассмотрению с участием присяжных заседателей. Необходимо обеспечить рассмотрение в таком порядке, по крайней мере, всех дел по обвинению в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ) и нанесении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего по неосторожности (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Исходя из существующих организационных условий, отраженных в ч. 3 ст. 30 УПК РФ, это потребовало бы перенесения рассмотрения этих категорий дел в суды областного уровня, поскольку участие присяжных заседателей в рассмотрении дел районными судами не предусмотрено. Безусловно, это было бы затруднительно ввиду сложностей организационного характера. Однако можно вспомнить опыт дореволюционной России, позволявший приблизить деятельность суда присяжных к месту совершения преступления: выездные заседания окружных судов проводились судьями окружного суда в уездных городах с участием присяжных, набранных в данном уезде. Вне всякого сомнения, государство в силах изыскать возможности для обеспечения соответствующих материальных условий для рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. Кроме того, такой подход позволяет снизить остроту существующего дисбаланса между числом присяжных из столицы субъекта Федерации и из остальных районов, являющихся по вызову в заседания. Практика показывает, что в настоящее время подавляющее большинство граждан, проживающих вне места расположения суда, не является по вызову из-за трудностей проезда, что нарушает принцип равенства граждан по отношению к участию в отправлении правосудия, с учетом трактовки этого права Конституционным Судом РФ (постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2006 года №3-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации», Федеральных законов «О при-

Недостатки «лестницы наказаний» вызывают избыток репрессии Поскольку внесение законопроекта, направленного на общую либерализацию уголовного законодательства, публично обещано Президентом Российской Федерации, Палата не находит нужным выступать с конкретными рекомендациями по изменению конструкции и санкций отдельных составов преступлений. Несомненно, на этот счет может быть сказано очень многое. Общее мнение Палаты таково, что необходимо радикальное смягчение ответственности ряда составов УК РФ, последовательная дифференциация насильственных преступлений и их отделение от всех иных; введение административной преюдиции; смягчение ответственности лиц, чья роль в совершении преступления менее активна. Целесообразно перевести ряд преступлений из категории тяжких в категорию средней тяжести, исходя из реально наступивших общественно опасных последствий. Диапазон тех видов наказания, которые суд может назначить в качестве альтернативы лишению свободы, следует расширить. Шире могли бы использоваться экономические санкции. Палата считает необходимым именно сейчас привлечь внимание общества к проблеме несовершенства системы наказаний в целом, от чего зависит возможность назначения справедливого (а не только законного) наказания каждому осужденному. Под «лестницей» или «шкалой» наказаний традиционно понимается ранжирование предусмотренных уголовным законодательством видов наказаний по их сравнительной тяжести. В большинстве государств европейской правовой традиции, включая Россию, признано, что соответствие между опасностью преступления и тяжестью наказания должно определяться не для каждого вида преступления в отдельности, а на основании некой общей системы. К сожалению, реализация такого подхода в УК РФ 1996 года оказалась неполной, а последующие изменения внесли еще большую неопределенность. Смертная казнь, первоначально предусмотренная ст. 59 УК РФ как исключительная и высшая мера наказания, фактически устранена из правоприменительной практики, хотя и остается в законодательстве, делая неопределенным уголовно-правовой и конституционный статус пожизненного лишения свободы как наиболее суровой из оставшихся мер наказания. Такие наказания, как ограничение свободы и арест, предусмотренные в качестве более мягкой альтернативы лишению свободы, в нарушение ст. 4 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» так и не реализованы на практике. Как показывает судебная статистика, такие относительно мягкие виды наказаний, как штраф, обязательные и исправительные работы, применяются судами к осужденным в меньшинстве случаев. В 2007 году из 916 тыс. осужденных наказание в виде штрафа назначено 12,8% осужденных, исправительные работы – 4,6% осужденных, обязательные работы – 4,1% осужденных. Вопрос о том, насколько целесообразным было преследование соответствующих нарушений в уголовном, а не в административном порядке, с учетом всех процессуальных и судебных расходов, остается открытым. Несомненно, однако, что значительное преобладание в структуре судимости лишения свободы, как реального (32,8% в 2007 году) так и условного (42%), свидетельствует о неправильном определении законодателем относительной строгости санкций. «Пирамида наказания» оказывается перевернутой, один и тот же вид наказания, хотя и на разные сроки, с разным режимом отбывания и в разных исправительных учреждениях, назначается людям, совершившим несопоставимые по тяжести деяния. Из всех факторов, влияющих на избыток репрессии, этот наиболее 18


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

работающих по принципу сотового телефона. Это позволяет определять местонахождение лица, носящего устройство, с точностью до нескольких десятков метров и контролировать его перемещения, если ему разрешены ограниченные передвижения. Готовые разработки существуют и успешно применяются за рубежом. В значительном числе случаев такие меры позволили бы избежать помещения лица под стражу. Как следует из публичных выступлений руководства ФСИН (см.: http://www.fsin.su), соответствующие планы у ведомства имеются и проводятся ограниченные эксперименты, но их полная реализация поставлена в зависимость от окончания работ по внедрению системы спутниковой навигации ГЛОНАСС, что ожидается не раньше 2020 года. Палата хотела бы поддержать ФСИН в данном начинании и вместе с тем призвать ее руководство отдать приоритет внедрению существующих технологий перед разработкой оригинальных, если это грозит затягиванием реализации проекта. Поскольку, с точки зрения социальной динамики, следственные изоляторы образуют с исправительными учреждениями систему сообщающихся сосудов, снижение числа заключенных под стражу значительно облегчило бы общее положение дел в карательной сфере.

серьезен. Такое положение может, отчасти, объясняться подавляющим преобладанием в структуре судимости кражи (различные части ст. 158 УК РФ), за которую ежегодно осуждается около 300 000 человек. Кража является одним из тех преступлений, которые традиционно рассматриваются и общественной моралью, и законом как заслуживающее наказания в виде лишения свободы. Тем не менее, без пересмотра установок в этой части, добиться заметного сокращения числа заключенных не удастся, тем более в условиях ожидаемого падения уровня жизни и роста безработицы на фоне экономического спада. Неся свою долю ответственности перед обществом за ситуацию в уголовно-правовой сфере в целом, Палата не может примириться с положением, сложившимся в этой области. Палата призывает незамедлительно и независимо от иных преобразований внести изменения в положения уголовного законодательства, закрепляющие иную, чем предусмотрено гл. 9 и 10 УК РФ, а также ст. 15 УК РФ, систему наказаний. Вопреки мировой практике, ст. 15 УК РФ определяет не виды применяемых наказаний в зависимости от категории тяжести преступления, а, наоборот, категорию тяжести в зависимости от максимума наказания. На опрометчивость такого подхода указывалось неоднократно. Нелепо рассматривать в качестве преступлений небольшой тяжести деяния, за которые предусмотрено лишение свободы, и еще труднее понять, почему за преступление небольшой тяжести можно отправлять человека в заключение. То же самое, хотя и в меньшей степени, относится и к преступлениям средней тяжести. Современный мировой опыт, как и российский дореволюционный, располагает к разделению видов наказаний между категориями преступлений, с тем чтобы лишение свободы применялось только за наиболее опасные деяния, преимущественно насильственные преступления. Следует иметь в виду, что пребывание в местах лишения свободы само по себе является фактором, снижающим возможность полноценной ресоциализации человека, его возвращения к нормальной жизни после отбывания наказания. В тех случаях, когда характер преступления предполагает не изоляцию лица от общества (и общества от лица) на максимально оправданный с учетом соображений гуманности срок, а предупредительное воздействие на виновного, время, проведенное им в заключении, не должно превышать 6–18 месяцев. Следует предусмотреть широкие возможности для раннего условно-досрочного освобождения, главным критерием для которого должна служить только оценка компетентным органом (предпочтительно – независимой комиссией) изменившейся в результате отбывания наказания общественной опасности осужденного. Не могут быть положены в основу отрицательного решения непризнание осужденным вины в совершении преступления, равно как и формальная характеристика поведения администрацией исправительного учреждения и количество взысканий, которые зачастую налагаются произвольно. Необходим также режим пробации, при котором освобожденный не предоставляется самому себе впредь до совершения им следующего преступления, а подпадает под постоянный надзор и опеку органов ФСИН. По данным самого ведомства, производственный потенциал пенитенциарной системы составляют 262 федеральных государственных унитарных предприятия, 495 центров трудовой адаптации осужденных, 35 лечебнопроизводственных, 32 учебно-производственных мастерских, что, при желании, позволяет отчасти решить проблему первоначальной занятости в период пробации. Все это требует серьезного системного пересмотра законодательства, как процессуального, так и уголовно-исполнительного, но не может откладываться дальше без негативных последствий уже в первой половине 2009 года. Палата уже выступала ранее с докладом, посвященным проблемам обеспечения прав граждан при заключении их под стражу (см.: http://www.advgazeta.ru). В настоящее время существуют все технические условия для того, чтобы такая мера пресечения, как домашний арест, и, возможно, аналогичная ей по содержанию мера уголовного наказания осуществлялись с применением электронных устройств,

Восстановление института доследования ставит под угрозу право обвиняемого на защиту Хотя Палата крайне негативно оценивает, с учетом их мотивации, изменения, внесенные в ст. 30 УПК РФ, их влияние на состояние правосудия в целом все же не может быть слишком большим, ввиду малочисленности дел, которые это затронет. Гораздо жестче следует оценить поправки, внесенные в ст. 237 УПК РФ Федеральным законом №226-ФЗ от 2 декабря 2008 года, о возвращении уголовного дела из суда прокурору, а именно исключение из нее частей 2, 4 и 5, обусловливавших временной и ограниченный характер процессуальной активности прокурора и органов предварительного расследования при получении дела из суда. Упразднено пятидневное ограничение по времени для устранения недостатков, снят запрет на производство в этот период следственных действий, получение и использование в дальнейшем новых доказательств. Де-факто этим возвращается к жизни старый институт направления дел из суда на дополнительное предварительное расследование (так называемое «доследование»). Эта мера, по-видимому, вызвана недостаточной компетентностью и подготовкой значительной части работников органов дознания и следствия, неспособных обеспечить правильную подготовку дела к судебному рассмотрению в установленные сроки. Однако способ ее решения, избранный законодателем, чреват дальнейшим ухудшением качества предварительного расследования в масштабах страны. Ранее, в период действия УПК РСФСР, неоднократно указывалось на несоответствие самой идеологии (а не только конкретной нормативной реализации) института доследования положениям ст. 46, 49 Конституции РФ, ст. 6 Конвенции. Право на судебную защиту прав и свобод лица предполагает, что при недостатках обвинения, в том числе неполноте собранных доказательств («неустранимые сомнения в виновности лица»), суд выносит оправдательный приговор. Возможность произвольного и многократного возвращения дела из суда на дополнительное расследование сводит на нет начало состязательности в уголовном процессе, дает стороне обвинения неограниченное число попыток довести дело до обвинительного приговора. Кроме того, как указывал Конституционный Суд РФ (постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года №7-П «По делу о проверке конституционности положений статей 232, 248 и 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР по запросу Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород»; определение Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000 года №9-О «По жалобе гражданки Л. Ю. Берзиной на нарушение ее конституционных прав п. 2 ч. 1 ст. 232 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР»), возложение на суд обязанности по своей инициативе восполнять неполноту предварительного расследования само по себе неконституционно. В данном случае формально речь идет не об обязанности, 19


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Опасаясь возможных нарушений конституционного права подозреваемых, обвиняемых и подсудимых на защиту при возвращении дела прокурору согласно новой редакции ст. 237 УПК РФ, Палата призывает суды отнестись со всем вниманием к основаниям и последствиям такого возвращения в каждом отдельном случае.

а о праве суда, но существо процедуры направления дела на доследование остается прежним. Есть все основания опасаться, что в скором времени сложится практика расширительного толкования тех оснований к возвращению дела прокурору, которые перечислены в ч. 1 ст. 237 УПК РФ. Таким образом, вероятность вынесения судом оправдательного приговора сократится еще больше, что повлечет дальнейшее усиление уголовной репрессии вместо ее сокращения. Неправдоподобно низкое число оправдательных приговоров по делам публичного обвинения представляет собой колоссальную проблему, как по своему влиянию на общую репрессивность системы (один из источников избытка репрессии), так и по своему разлагающему воздействию на следственный аппарат и органы дознания. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2005 году судами было оправдано 10,2 тыс. человек на 904 тыс. осужденных; в 2006 году – 8,7 тыс. человек на 910 тыс. осужденных; в 2007 году – 8,5 тыс. на 916 тыс. осужденных; в первые 9 месяцев 2008 года данный показатель составил 5 тыс. оправданных на 685 тыс. осужденных (см.: http://www.cdep.ru).

Современные стандарты уголовно-правовой политики Палата с обеспокоенностью отмечает, что в последнее время участились призывы к пересмотру обязательств, принятых на себя Россией по Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Высказывается недовольство решениями, выносимыми по искам против России Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге, которые якобы носят «предвзятый характер» и ставят под сомнение суверенитет России. Широко известен тот факт, что жалобы против России составляют самую многочисленную категорию среди поступающих на рассмотрение ЕСПЧ (до 25%). Значительная часть этих жалоб подана по поводу нарушений, допущенных в ходе уголовного судопроизводства. В качестве меры по сокращению числа решений, выносимых ЕСПЧ в пользу заявителей по жалобам против России, предлагается, в частности, создание особой процедуры оперативного пересмотра гражданских и уголовных дел с участием граждан, чьи жалобы были коммуницированы России с перспективой признания их приемлемыми. Палата считает нужным подчеркнуть, что все подобные предложения, притом что на положении отдельных заявителей они могут сказаться положительно, в случае их реализации затруднят общий прогресс в отечественной правоохранительной сфере. Ныне существующая система создает для руководства правоохранительных ведомств стимул, пусть и не всегда эффективный, не допускать нарушения прав граждан в каждом отдельно взятом деле под угрозой применения ЕСПЧ санкций против государства и широкой огласки. Каждое решение, которым Россия признается виновной в нарушении положений Конвенции, служит тем самым не подрыву независимости нашей страны или умалению ее достоинства, а укреплению законности и защите прав личности. Очевидно, что в современном виде судебный и прокурорский надзор (в особенности после образования независимого Следственного комитета и изменения роли прокуратуры на этапе предварительного расследования) не создает достаточно эффективной обратной связи, чтобы препятствовать массовым нарушениям при осуществлении уголовного преследования. Поставленная на законодательную основу практика регулярного «погашения» производства по жалобам в ЕСПЧ путем пересмотра дел отдельных заявителей уменьшила бы непосредственное влияние международных стандартов в сфере уголовного судопроизводства на российскую правоохранительную систему. В перспективе это может привести только к росту числа нарушений и количества подаваемых жалоб, что образует порочный круг. Палата также вынуждена отметить, что в области соблюдения международно-правовых стандартов уголовного права и судопроизводства нашей страной до сих пор, к сожалению, достигнуто немногое. Как отмечалось выше, процент оправдательных приговоров катастрофически низок; широкая практика пересмотра в порядке надзора вступивших в силу приговоров и иных решений подрывает действие принципа правовой определенности и res judicata (см., например: Совет Европы. Комитет Министров. Предварительная Резолюция ResDH (2006) 1 «О нарушении принципа правовой определенности процедурой пересмотра дел в порядке надзора в гражданском судопроизводстве в Российской Федерации – принятые общие меры и остающиеся вопросы в свете постановлений Европейского суда по правам человека по делу Рябых (24 июля 2003 года) и делу Волкова (5 апреля 2005 года) // http://law.edu.ru)). Принятие судами решений о заключении граждан под стражу и иных ограничениях их прав осуществляется без соблюдения предусмотренных Конвенцией гарантий. Имеет место «сращивание» следственного и оперативно-розыскного аппаратов. Изменения в уголовное законодательство периодически вносятся под

В предшествовавшие годы, как и на всем промежутке времени, начиная с 1960-х годов, несмотря на все социальные, экономические, государственные изменения, изменения в судоустройстве и процессуальном законодательстве, доля оправдательных приговоров никогда не превышала 2% от всей массы вынесенных приговоров. Это аномально низкий уровень, несопоставимый с положением вещей ни в одном из развитых государств. Его невозможно объяснить, как иногда пытаются, надзорной деятельностью прокуратуры, не допускающей к передаче в суд дел, не содержащих достаточных для осуждения доказательств виновности. Подобные, и даже более жесткие, фильтры имеются во всех правовых системах, однако процент оправдательных приговоров там несоизмеримо выше. Взаимосвязь между долей оправдательных приговоров и качеством правоохранительной деятельности государства в целом не очевидна и до сих пор не до конца осознана российским обществом. Доля оправданий воспринимается как «брак» в работе органов предварительного расследования и государственного обвинения (дела частного обвинения составляют и в ближайшее время будут составлять незначительный процент рассмотренных судом). Однако этот «брак» далеко не всегда может быть поставлен в упрек соответствующим ведомствам, поскольку исход дела зависит не только от их усилий, особенно в условиях состязательного процесса. Каждое дело уникально. Поэтому относительное количество оправданий если и может служить критерием оценки деятельности следствия и прокуратуры, то только косвенным и второстепенным. Очевидно, что «брак» в любом случае неизбежен, поскольку ни один орган не способен работать, не допуская ошибок. Вместе с тем, доля оправданий является важным показателем адекватности деятельности органов уголовного преследования и суда в совокупности. Малое количество оправдательных приговоров означает заниженную планку требований, предъявляемых судами к качеству предварительного расследования, низкий стандарт обоснованности обвинения (излишне широкое понимание допустимости доказательств, готовность судей мириться с формальными нарушениями требований закона дознавателями и следователями). Это, в свою очередь, создает негативную обратную связь, разлагающе воздействует на процессуальную дисциплину органов предварительного расследования. Если суд систематически выносит обвинительные приговоры, пусть даже обоснованные по существу, на основании недоброкачественно собранных доказательств, то внутриведомственные требования к качеству расследования неизбежно понижаются. Именно это наблюдается сегодня на практике. Очень показательно, что в период введения суда присяжных в большинстве регионов России (2003-2004 гг.) в органах прокуратуры проводились мероприятия по целенаправленному улучшению качества предварительного следствия по тем делам, которые потенциально могли быть рассмотрены с участием присяжных, что равносильно признанию обыкновенного уровня работы следствия недостаточным. 20


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

и свободы человека и гражданина. Адвокатское сообщество готово внести свою лепту в обеспечение качества правовой жизни, создание необходимых условий юридической защищенности субъектов права, гарантий эффективного действия механизма правового регулирования.

влиянием той или иной «кампании» (например, борьбы с терроризмом, с отмыванием капиталов и др.), причем затрагиваются законные интересы широкого круга граждан. По убеждению Палаты, хотя все эти проблемы, в конечном счете, и должны быть решены внутригосударственными средствами, без эффективного контроля со стороны ЕСПЧ, подкрепленного действительными санкциями, данный процесс растянется на гораздо более длительный срок. Уголовно-правовая политика в Российской Федерации должна соответствовать международным правовым стандартам. В связи с этим она нуждается в коррекции с учетом многочисленных решений ЕСПЧ в адрес Российской Федерации и других европейских стран. Необходимо провести специальную независимую экспертизу всех ситуаций, которые повлекли вынесение решений ЕСПЧ не в пользу Российской Федерации. Вынесения многих из них можно было бы избежать, если бы наши следственные и судебные органы в полной мере учитывали позицию адвокатского корпуса.

Отчет о работе Экспертно-методической комиссии Совета ФПА Экспертно-методическая комиссия Совета ФПА (далее – ЭМК) была создана год назад в Санкт-Петербурге. Совет ФПА РФ на своем заседании 17.06.2008 принял решение создать ЭМК и утвердил Положение о ней, назначив председателем Шарова Г.К., заместителями председателя Самкова Юрия Сергеевича и Попова Алексея Владимировича. К деятельности комиссии по отдельным направлениям привлекались другие адвокаты и ученые. Например, в Комиссии активно работает советник Президента ФПА, адвокат Муранов Александр Игоревич. Положение об ЭМК предусматривает, что она ежегодно отчитьтается перед Советом ФПА о своей работе. Это первый отчет Комиссии за первый год её работы. За истекший год в рамках Комиссии подготовлено более 15 заключений, разъяснений и предложений по проблемным и спорным вопросам. В качестве примеров можно привести следующие заключения и разъяснения. Заключение от 28.08.2008 на проект Федерального закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации»; Заключение от 01.10.2008 о правомочиях Совета ФПА по созыву и проведению внеочередного собрания (конференции) адвокатов адвокатской палаты субъекта РФ для досрочного прекращения полномочий совета адвокатской палаты в случае неисполнения им требований закона об адвокатуре или систематического неисполнения решений органов ФПА. Разъяснение от 16.02.2009 по вопросу о том, обязаны ли адвокатские палаты и адвокатские образования направить в органы Роскомнадзора уведомления, предусмотренные частью 3 статьи 22 Федерального закона «О персональных данных». Заключение от 03.04.2009 по проекту обязательств России перед ВТО в секторе юридических услуг. Кстати по результатам этого Заключения, которое Президент ФПА Евгений Васильевич Семеняко приложил к своему письму в адрес главного «переговорщика» Медведкова Максима Юрьевича, как нам стало известно, в Минэкономразвития рассматривается вопрос о создании совместной рабочей группы с представителями ФПА. Заключения на проект Административного регламента исполнения территориальными органами Минюста России в субъектах Федерации государственной функции по ведению реестра адвокатов и выдаче адвокатам удостоверений и на проект Административного регламента исполнения Минюстом России государственной функции по ведению реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории РФ. Несколько слов в отношении Заключения по вопросу о праве адвоката быть третейским судьей. Федеральный арбитражный суд Московского округа 30.12.2008 вынес Постановление, в котором пришел к выводу, что в отношении адвокатов «Рассмотрение споров, в том числе и в качестве третейского судьи к деятельности, разрешенной законом, не относится». В обоснование этого вывода суд сослался на пункт 1 статьи 2 Закона об адвокатуре. Этот вывод Суда является ошибочным, поскольку указанная норма Закона об адвокатуре устанавливает запреты заниматься лишь той деятельностью, которая прямо перечислена в этой норме. Адвокатам запрещено быть государственными и муниципальными служащими и наемными работниками в рамках трудовых отношений (кроме научной, преподавательской и иной творческой). На занятие любой другой деятельностью законодательство не содержит каких либо специальных запретов для адвокатов.

*** Палата не находит необходимым давать здесь специальную оценку эффективности деятельности правоохранительных органов по пресечению и раскрытию преступлений, исходя из убеждения, что эта эффективность в большей мере определяется организационными мероприятиями руководства отдельных ведомств, чем централизованным правовым регулированием. Проблемы коррупции как системного фактора, хотя и превышают по силе негативного влияния все те факторы, о которых идет речь в настоящем докладе, также не могут рассматриваться в его рамках, поскольку, очевидно, не могут быть решены средствами уголовно-правовой политики. Наш общий вывод таков: непродуманное ужесточение наказаний и усиление уголовной репрессии вообще ведет, в конечном счете, к росту преступности, в то время как либерализация, напротив, способствует предотвращению нежелательных социальных последствий. Теоретики данный вывод, как правило, принимают, но население и законодатели при каждой очередной вспышке преступности считают необходимым наказания ужесточать. Между тем, теоретические выкладки делаются и законодательные решения часто принимаются без учета причин преступности, при полном игнорировании социальных условий, политических и психологических факторов, обусловливающих ее динамику. Уголовно-правовая политика, как составляющая политики вообще, не может формироваться вне экономического, социального, идеологического и психологического контекста. К формированию уголовно-правовой политики следует подходить системно, исключив такой подход, когда каждая очередная «кампания» направляет ее в новое русло. Тем более актуальным представляется сегодня принятие действенных мер по либерализации законодательства в сфере уголовного права, судопроизводства и исполнения наказаний. Если это не будет сделано в ближайшие месяцы, то в течение 2009 года Россию может ожидать стремительный рост числа заключенных, сопровождающийся параллельным ростом преступности, причем эти процессы при неизменных условиях будут только подпитывать друг друга. И, наконец, последнее. В выступлениях руководителей нашей страны, обращенных к властным структурам, неоднократно высказывалось требование о необходимости повышения качества жизни граждан. Существенное повышение не только уровня, но и качества жизни объявлялось ключевым вопросом государственной политики. Качество самого человека и качество его жизни определяется многими политиками и публицистами как цель общественного развития. Поддерживая данную позицию, считаем необходимым подчеркнуть, что означенные категории предполагают жизнь свободную, безопасную и демократическую. В систему показателей качества жизни людей входит, в том числе, исключение тех негативных явлений, которые имеют место в сфере уголовно-правовой политики; достижение сбалансированных стандартов, надлежащим образом реализующих права 21


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Вестник №2 за 2008 г. со справочными данными АП субъектов Федерации – разлетелся мгновенно. Идя навстречу пожеланиям читателей следующий номер Вестника будет целиком носить справочный характер. Под одной обложкой будут собраны Закон об адвокатуре, КПЭА, Устав ФПА другие наиболее полезные нормативные и корпоративные акты и справочные материалы по адвокатским палатам и ФПА. Пользуясь случаем, прошу руководителей палат уточнить имена сайтов, адреса электронной почты и прочие сведения. К настоящему отчету прилагаются заключения на проекты Административных регламентов и ответ на запрос Минюста РФ о правомерности учитывать работу адвоката в качестве защитника по назначению сверх нормального рабочего времени, как работу в ночные часы, для ознакомления членов Совета ФПА и определения позиции Совета ФПА по изложенным в них вопросам. По просьбе руководителей адвокатских образований, в настоящее время ЭМК работает над вопросами правомочий стажеров и помощников адвокатов по оказанию ими юридической помощи и участию в адвокатской деятельности. Первые наработки по этой проблеме также предложены Вам на рассмотрение.

Деятельность в качестве третейского судьи не относится к отношениям, регулируемым трудовым законодательством, и третейские судьи не являются государственными или муниципальными служащими. По этому вопросу была подготовлена соответствующая справка. В порядке надзора дело рассматривалось Президиумом ВАС РФ и в итоге 31.03.2009 истина восторжествовала, незаконное и вредное для адвокатуры постановление было отменено, а решение третейского суда с участием судьи со статусом адвоката, признано законным. Важным явилось Заключение ЭМК в отношении проекта ФЗ «Об оказании квалифицированной юридической помощи». Законопроект был подготовлен в рамках Объединенной комиссии по вопросам оказания квалифицированной юридической помощи при первом заместителе Председателя Совета Федерации ФС РФ Александре Порфирьевиче Торшине. (в прошлом – Экспертно-консультативный совет). Уже двадцать лет отряд российских юристов, практикующих в сфере оказания юридической помощи, болен «раздвоением своего тела», а у государственного регулятора – Минюста, который призван обеспечить реальное осуществление конституционных прав каждого на квалифицированную юридическую помощь, «раздвоилось сознание». Это порождает двойные стандарты. Диагноз тяжелый, заболевание за эти годы переросло в хроническое, но излечение возможно. Для лиц, занимающихся одним делом, должны быть одинаковые требования допуска к профессии, одинаковые стандарты профессии и нормы профессиональной этики. Прежде всего, это касается юридической помощи, связанной с судебным, да и с любым профессиональным представительством доверителей. Консультации и помощь в подготовке документов правового характера тоже важна, но с этими видами помощи можно повременить. С судебным представительством промедление смерти подобно. Необходимо выразить признательность Александру Порфирьевичу Торшину – он один из немногих политиков, кто глубоко исследовал эту важнейшую проблему и активно пытается её разрешить. Благодаря законопроектам «О квалифицированной юридической помощи» развернулась полезная и плодотворная дискуссия, кипят страсти и в бурлении этого спора обязательно родится истина. Популистские лозунги и шаманские заклинания о том, что законодательство об адвокатуре неприкосновенно и присвоение частнопрактикующим юристам адвокатского статуса лишит адвокатуру налоговых льгот, непродуктивны и вредны. В замораживании ситуации больше всех заинтересованы не адвокаты – вряд ли кто-то посягнет на нашу монополию в защите по назначению. А бизнес-юристы и без адвокатского статуса «в шоколаде». Например, налоги индивидуального предпринимателя в 4 раза ниже, чем у адвоката. Противниками нормализации ситуации являются крупные иностранные и международные юридические компании, которые фактически уже захватили российский рынок, и те, кто печется об их интересах больше, чем об интересах российской адвокатуры. Профессиональное судебное представительство – одна из важнейших проблем, стоящих сегодня перед отечественной адвокатурой, от решения которой зависит – будет наша с Вами адвокатура хиреть и скукоживаться или будет развиваться и крепнуть на благо тех, кто нуждается в нашей профессиональной квалифицированной юридической помощи. Большинство заключений и разъяснений ЭМК публиковались в Вестнике ФПА. Как ответственный за выпуск Вестника ФПА, считаю эту работу неразрывно связанной с деятельностью ЭМК и хоту отметить, что его тираж и объем несколько увеличились. Вестник читают, спрашивают как и где его можно приобрести. Но подписаться на Вестник можно лишь через ИГ «Юрист» (Гриб Владислав Валерьевич) или, как указано в выходных данных – через Роспечать). Полагаю, что можно было бы подумать о возможности продажи Вестника вместе с Адвокатской газетой, как добровольное приложение к ней. Процедура подписки уже налажена и надо дать подписчикам возможность вместе с газетой получать и Вестник.

Приложение: 1. Заключение на проект Административного регламента исполнения территориальными органами Минюста России в субъектах Федерации государственной функции по ведению реестра адвокатов и выдаче адвокатам удостоверений 2. Заключение на проект Административного регламента исполнения Минюстом России государственной функции по ведению реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории РФ. 3. Ответ на запрос Минюста России о правомерности учитывать работу адвоката в качестве защитника по назначению сверх нормального рабочего времени как работу в ночные часы. 4. Предложения в отношении правомочий стажеров и помощников адвокатов по оказанию ими юридической помощи и участию в адвокатской деятельности. Вице-президент ФПА, председатель ЭМК Г. К. Шаров

Заключение экспертно-методической комиссии Совета Федеральной палаты адвокатов РФ на проект Административного регламента исполнения территориальными органами Минюста России в субъектах Федерации государственной функции по ведению реестра адвокатов и выдаче адвокатам удостоверений. По поручению Президента Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации Е.В. Семеняко Экспертно-методическая комиссия Совета ФПА изучила поступивший в адрес ФПА проект Административного регламента исполнения территориальными органами Минюста России в субъектах Федерации государственной функции по ведению реестра адвокатов и выдаче адвокатам удостоверений и отмечает следующее. В ходе рабочей встречи представителей Федеральной палаты адвокатов с начальником отдела по вопросам адвокатуры Галиной Владимировной Душкиной 20 апреля 2009 г. были обсуждены замечания адвокатских палат и Совета Федеральной палаты адвокатов в отношении спорных норм Административного регламента и намечены конструктивные подходы к совершенствованию этого важного нормативного акта (Вестник ФПА, 2009, №2 с.13). В частности, участники встречи нашли взаимопонимание по формам и количеству уведомлений, направляемых квалификационными комиссиями и адвокатскими палатами территориальным органам Минюста; РФ, объему и оформлению документов, прилагаемых к таким уведомлениям, а также согласились с тем, что Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адво22


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

которым присвоен статус адвоката. Это случаи, когда территориальный орган до внесения в реестр сведений о лице, которому присвоен статус адвоката, обнаружит обстоятельства, препятствовавшие допуску к квалификационному экзамену, или случаи поступления в территориальный орган неполного пакета необходимых документов. Предлагается в Административном регламенте закрепить следующий подход к решению этого вопроса. Территориальный орган Минюста России не вправе отказать внести в реестр сведения о лице, которому присвоен статус адвоката и в отношении которого поступили надлежаще оформленное уведомление с приложением необходимого пакета документов, и не вправе отказать, выдать этому лицу удостоверение адвоката. В случае, если до внесения в реестр сведений о лице, которому присвоен статус адвоката, территориальный орган обнаружит обстоятельства, препятствовавшие допуску такого лица к квалификационному экзамену, а также в случае представления в территориальный орган уведомления или приложений к нему, которые не отвечают требованиям настоящего регламента, территориальный орган Минюста России не вправе вносить в реестр адвокатов сведения о таких лицах. В этих случаях территориальный орган Минюста России обязан незамедлительно письменно уведомить отправителя о причинах, препятствующих внесению в реестр адвокатов сведений о лице, которому присвоен адвокатский статус, или выдаче ему удостоверения адвоката. Если территориальный орган обнаружит обстоятельства, препятствование допуску претендента к квалификационному экзамену, уведомление с приложениями возвращается отправителю. Если территориальный орган обнаружит, что уведомление или приложения к нему не отвечают требованиям настоящего регламента, отправитель не позднее десяти дней с даты получения от территориального органа соответствующего письменного уведомления устраняет выявленные недостатки. Если по истечении указанного срока выявленные недостатки не будут устранены, территориальный орган возвращает уведомление с приложениями отправителю. Невнесение сведений об адвокате в региональный реестр либо невыдача адвокату удостоверения в установленные законом сроки могут быть обжалованы в суд.

катуре в РФ» не наделяет территориальные органы Минюста России правом отказать во внесении в реестр адвокатов сведений о лицах, которым присвоен статус адвоката, и отказать в выдаче таким лицам удостоверений адвоката. Предлагаемый проект Административного регламента в значительной мере учитывает итоги рабочей встречи и в большинстве случаев содержит приемлемые формулировки прав и обязанностей адвокатов, квалификационных комиссий и советов адвокатских палат, с одной стороны, и территориальных органов Минюста России, с другой. Вместе с тем, отдельные положения проекта Административного регламента продолжают оставаться неприемлемыми и требуют изменений и уточнений. Положение о Минюсте, утвержденное указом Президента России устанавливает, что в отношении адвокатуры Минюст призван осуществлять: функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере адвокатуры, правоприменительные функции и функции по контролю и надзору в сфере адвокатуры (п. 1). Для этого Минюст наделен полномочиями (п.7, пп. 29, 30, 30.16) определять порядок ведения реестров адвокатов, осуществлять функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства адвокатами, адвокатскими образованиями и палатами, а также утверждать формы ордера и удостоверения адвоката. В то же время, для адвокатуры, как института гражданского общества, который не входит в систему органов государственной власти, федеральный законодатель определил особый правовой статус и закрепил неотъемлемые принципы её деятельности, прежде всего независимость и самоуправление. Очевидно, что полномочия Минюста в отношении адвокатуры не могут выходить за рамки полномочий, определенных специальным федеральным законом об адвокатуре. Любые отступления, уточнения и конкретизация норм этого специального федерального закона в отношении адвокатуры, как института гражданского общества, должны быть результатам определенного соглашения и компромисса интересов государства и адвокатуры. Такой подход обуславливается также и неопределенностью в толковании понятий контроля и надзора за соблюдением адвокатурой действующего законодательства. Вместе с тем, Федеральная палата адвокатов, представляя и отстаивая интересы всей отечественной адвокатуры, заинтересована в четком и конструктивном взаимодействии с Минюстом, которое бы учитывало существенные различия в объеме документооборота и уровне организации делопроизводства в адвокатских палатах разных субъектов Федерации. С учетом изложенного, предлагаем доработать проект Административного регламента по следующим вопросам.

2. ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» в главе 5 предусматривал переходные положения по сохранению статуса адвоката за членами коллегий адвокатов, принятыми до 01.07.2002 г. (п.2 и 3 ст. 40 Закона). Закон обязал коллегия адвокатов направить в территориальный орган юстиции список своих членов, подписанный руководителем данной коллегии адвокатов и заверенный ее печатью. Список должен был содержать фамилии, имена и отчества адвокатов, сведения о которых представляются для внесения в соответствующий региональный реестр. К списку должны были прилагаться, в частности, следующие документы: – анкеты с биографическими сведениями об адвокатах; – копии трудовых книжек или иные документы, подтверждающие стаж работы по юридической специальности; – копии документов о высшем юридическом образовании либо об ученой степени по юридической специальности; – копии решений о приеме в коллегии адвокатов. На основании этих документов было начато оформление реестров адвокатов и сформированы первые реестровые дела адвокатов. Проект Административного регламента этот перечень не расширил: – копия (выписка) протокола заседания квалификационной комиссии; – копия анкеты с биографическими сведениями; – копия трудовой книжки или иные документы, подтверждающие стаж работы по юридической специальности; – копия документа о высшем юридическом образовании, либо об ученой степени по юридической специальности; – фотография (необходима для оформления удостоверения).

1. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» не предусматривает случаев, при которых территориальные органы Минюста были бы вправе отказать во внесении в реестр адвокатов свёдений о лицах, которым присвоен статус адвоката, и отказать в выдаче таким лицам удостоверений адвоката. Эта позиция подтверждается решением Нижегородского районного суда от 24 декабря 2008 г. вступившего в законную силу 24 февраля 2009 г., который указал, что «такое ограничение прав данной категории граждан нарушает их конституционные права, в частности, право на труд, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, что гарантировано ст. 37 Конституции РФ. Реализация заявителями этого конституционного права, в случае отсутствия ограничений, предусмотренных федеральным законом, не может быть поставлена, в зависимость от действий тех или иных органов, либо их должностных лиц». Вместе с тем Закон об адвокатуре устанавливает, что «невнесение сведений об адвокате в региональный реестр либо невыдача адвокату удостоверения в установленные законом сроки могут быть обжалованы в суд» (ст. 15 п. 7 Закона). Возможны случаи, при которых территориальные органы Минюста не вправе вносить в реестр адвокатов сведения о лицах, 23


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

4.2. Адвокатские палаты и территориальные органы на практике нередко обмениваются информацией путем направления её в виде почтовой корреспонденции. Однако такая возможность пунктом 35 проекта регламента не предусмотрена. Перечень способов получения информации органами адвокатской палаты и адвокатами при помощи телефона, средств сети Интернет, электронной почты или посредством личного посещения (пункт 35 проекта регламента), следует дополнить словом «почты». 4.3. Одним из принципов, которыми надлежит руководствоваться при подготовке проектов любых нормативных актов, является принцип законодательной экономии, предполагающий краткость и компактность изложения правовых норм, сокращение до минимума дублирования нормативного материала по одному и тому же вопросу. Для Административного регламента (без приложений) потребовалось 150 тысяч знаков с пробелами, столько же сколько в Семейном кодексе Российской Федерации. В то время как, например, Международные правила толкования торговых терминов «Инкотермс» 1990 г. с помощью 138 тысяч знаков с пробелами дают толкование 13 основных терминов, а для Типового закона ЮНСИТРАЛ (Комиссии ООН по праву международной торговли) о международном торговом арбитраже потребовалось лишь 34 тысячи знаков с пробелами. Полагаем, что в проекте регламента следует в большей степени использовать принцип законодательной экономии. При одобрении предложений Комиссии члены Комиссии готовы принять участие в приведении текста проекта регламента в соответствие с этими предложениями.

Однако, представляется неоправданным требование, о направлении уведомлений и копий (выписок) из протокола заседания квалификационной комиссии, отдельно по каждому адвокату. На одном заседании квалификационной комиссии, (совета палаты) принимаются решения в отношении нескольких претендентов (адвокатов) и в территориальный орган целесообразно направлять одно уведомление, в котором содержится информация о всех претендентах; (адвокатах), в отношении которых принято решение. Даже при оформлении первого реестра адвокатов и; формировании реестровых дел адвокатов, получивших статус до 01.07.2002 г., сведения об адвокатах направлялись в территориальный орган юстиции списком, а не отдельно по каждому адвокату. Предлагается в Административном регламенте закрепить следующий подход к решению этого вопроса. Уведомления в территориальный орган Минюста России направляются отдельно квалификационной комиссией и советом палаты по принятым ими решениям. Квалификационная комиссия направляет одно уведомление на всех адвокатов, которые сдали экзамен в ходе одного заседания квалификационной комиссии и которым адвокатский статус присвоен в один день. Совет адвокатской палаты направляет одно уведомление на всех адвокатов, в отношении которых на одном заседании совета приняты решения: о приеме в члены адвокатской палаты в связи с изменением адвокатом членства в адвокатской палате; о приостановлении и прекращении адвокатского статуса; о возобновлении адвокатского статуса; а также на адвокатов, от которых в период до направления уведомления в территориальный орган поступили заявления об изменении членства в адвокатской палате одного субъекта Российской Федерации на членство в адвокатской палате другого субъекта Российской Федерации.

Вице-президент, председатель Экспертно-методической комиссии Совета ФПА Г. К. Шаров

3. Предложения по исключению из проекта Административного регламента требований о предоставлении некоторых документов.

Заключение экспертно-методической комиссии Совета Федеральной палаты адвокатов РФ на проект Административного регламента исполнения Минюстом РФ государственной функции по ведению реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории РФ.

3.1. При приостановлении статуса адвоката в связи его неспособностью более шести месяцев исполнять свои профессиональные обязанности следует исключить требование о представлении подтверждающих документов. Обстоятельства, которые совет палаты посчитал уважительными и свидетельствующими о неспособности адвоката более шести месяцев осуществлять профессиональные обязанности, не всегда могут быть подтверждены документально. Например, в соответствии с ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информаций» и «Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан» информация о здоровье гражданина не является общедоступной. Поэтому ни совет адвокатской палаты, ни Минюст России не вправе требовать от адвоката предоставления медицинских документов, подтверждающих его состояние здоровья в целях решения вопроса о приостановлении статуса адвоката. 3.2. При приостановлении статуса адвоката в связи его избранием в орган государственной власти или в орган местного самоуправления следует исключить требование о предоставлении копий документов государственных органов или органов местного самоуправления, подтверждающих избрание ^ адвоката на соответствующую должность для работы на постоянной основе. Развернутая аргументация этого предложения с примером судебной практики содержится в Разъяснении Экспертнометодической комиссии Совета ФПА от 09.12.2008 г. по вопросу, содержащемуся в письме президента Адвокатской палаты Республики Северная Осетия-Алания Гаглоева М.И. в Совет ФПА (опубликовано в Вестнике ФПА за 2009 г. №1, с.82).

За 6,5 лет действия ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» зарегистрировали свою адвокатскую деятельность на территории России не более 50 адвокатов иностранных государств, и нет никаких предпосылок к тому, чтобы без законодательного изменения регулирования и контроля в сфере правовой помощи это положение изменилось. В настоящее время вопросы ведения реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории РФ, достаточно подробно регулируются Положением о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории РФ (утв. пост. Правительства РФ от 19.09.2003 г. №584 в ред. пост. Правительства РФ от 30.12.2005 №847 и от 08.12.2008 №930) с приложенными к нему формами реестра, заявления и анкеты иностранного адвоката. Кроме того, приказом Минюста РФ от 12.01.2004 г. №2 (с изм., внесенными приказом МЮ РФ от 30.09.2008. №218) утверждены форма и порядка предоставления выписки из реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории РФ. Объем этих двух нормативных актов, которые успешно регулировали вопросы ведения реестра адвокатов иностранных государств, в четыре раза меньше объема проекта Административного регламента. Проект перегружен неоправданными повторами и детализаций. Нет необходимости указывать в Регламенте почтовый и электронный адреса, телефоны и сайт Минюста (пункт 10). В пункте 19 на все времена закреплен график приема заявителей. Однако не указано как быть заявителю, если в эти дни случатся праздники.

4. Прочие замечания и предложения по тексту проекта Административного регламента. 4.1. В форме уведомления (приложение №7) следует предусмотреть возможность его подписания лицом, исполняющим обязанности председателя квалификационной комиссии. 24


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

статочно высокие требования для лиц, претендующих стать помощником или стажером адвоката (ст. ст. 27,28): – помощниками и стажерами адвоката не могут быть лица признанные недееспособными или ограниченно дееспособными, имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления; – помощники и стажеры адвоката обязаны хранить адвокатскую тайну; – помощник адвоката должен иметь юридическое образование (высшее, незаконченное высшее или среднее), а стажер адвоката должен иметь высшее юридическое образование. Работа в качестве помощника адвоката является работой по юридической специальности и наряду с работой в качестве судьи, адвоката и нотариуса включается в стаж работы, необходимой для приобретения статуса адвоката (пп.10ч.4 ст. 9). В тоже время Закон существенно ограничил сферу деятельности помощника и стажера адвоката установив, что: – помощник «не вправе заниматься адвокатской деятельностью» (ч.2 ст. 27), стажер «не вправе самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью» и «осуществляет свою деятельность под руководством адвоката, выполняя его отдельные поручения» и (ч.2 ст. 28). Совет Федеральной палаты адвокатов РФ 25.08.2003 г. рекомендовал адвокатским образованиям и адвокатам для использования в работе примерные положения о помощнике адвоката и о стажере адвоката и порядке прохождения стажировки (Вестник ФПА, 2004, №1). Эти примерные положения для стажеров (п.12) и помощников (п.10) содержат еще более жесткие ограничения, чем установил федеральный закон. Стажерам и помощникам адвокатов не дозволяется не только заниматься адвокатской деятельностью самостоятельно, но и они не допускается к самостоятельному ведению дел в общих и арбитражных судах. Оказывать юридическую помощь помощники и стажеры вправе только совместно с адвокатом-куратором. Истолкованный Советом ФПА в такой редакции статус стажеров и помощников адвокатов приводит к уменьшению количества молодых юристов, желающих стать стажерами и помощниками адвокатов, и к уменьшению количества опытных адвокатов, желающих обучать и пользоваться помощью помощников и стажеров. Примерные положения о помощнике адвоката и о стажере адвоката и порядке прохождения стажировки, рекомендованные Советом Федеральной палаты адвокатов РФ 25.08.2003 г., неоправданно ограничивают правомочия помощников и стажеров адвокатов и не учитывают нормы главы 32. «Ученический договор» Трудового кодекса РФ в редакции Федерального закона от 30.06.2006 №90-ФЗ. Эти Примерные положения следует признать устаревшими и не рекомендуемыми для использования. Из адвокатских палат различных регионов России в Федеральную палату поступают обращения с просьбой дать разъяснения о законности чрезмерного ограничения полномочий помощников и стажеров адвокатов и пределах законной деятельности стажеров и адвокатов по оказанию юридической помощи. Чтобы глубже понять правовой статус помощников и стажеров рассмотрим правомочия иных лиц, которым в настоящее время государство не препятствует в осуществлении деятельности по оказанию различных видов юридической помощи. Кроме адвокатов, чья деятельность строго регламентирована законодателем, которые должны пройти сложную процедуру допуска к профессиональной деятельности и при её осуществлении неукоснительно соблюдать профессиональные стандарты, существует громадный отряд лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность по оказанию практически любых видов юридической помощи (кроме защиты в уголовном судопроизводстве). О юридической помощи, оказываемой такими лицами, в Законе об адвокатуре (п.3 ст. 2) говорится, что «Не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая:... участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги, а также индивидуальными предпринимателями» и «другими лицами, которые законом специально уполномочены на ве-

Пункты 9 и 12 проекта, предполагают не ограничиваться популяризацией Регламента путем помещения на Интернет-сайт Минюста, но и предусматривают публикацию Регламента в специально издаваемых брошюрах, буклетах и т.п. Кому нужны такие буклеты и брошюры, если за 6 лет зарегистрировались не более 50 иностранных адвокатов? Пункт 14 предусматривает, что при ответах на телефонные звонки и устные обращения граждан специалисты должны говорить в вежливой (корректной) форме. Пункт 26 предусматривает, что места ожидания должны соответствовать комфортным условиям для заявителей. Возникают вопросы, что в этом тексте понимается под комфортом, требования вежливости распространяются только на специалистов или также на других должностных лиц, только по отношению к иностранных адвокатам или также по отношению к согражданам? Практически все вопросы, изложенные в пунктах с 4 по 29, являются либо общепринятыми правилами этики, либо предметом регулирования положений о структурных подразделениях, должностных инструкций работников или правилами внутреннего распорядка Минюста. Нам неизвестно ни одного случая, когда бы иностранный адвокат был не согласен с правилами, закрепленными этими нормативными актами, или действиями регистратора и обжаловал их в суд. Если при существующем подробном правовом регулировании процедуры регистрации иностранных адвокатов в реестре, который ведет центральный аппарат Минюста РФ, а не его территориальные органы, кто-то из иностранных адвокатов не смог осуществить свое желание зарегистрировать свою деятельность в России без Административного регламента, стоит усомниться в его профессиональной пригодности. Следовательно, посвящать единичным случайным иностранным адвокатам, деятельность которых даже после их регистрации в реестре практически неподконтрольна Минюсту РФ, многостраничный нормативный акт в четыре раза увеличивающий действующие нормативные акты, является нецелесообразной тратой сил и времени. Вместе с тем, необходимость принятия Административного регламента предусмотрена постановлением Правительства Российской Федерации от 11.11.2005 г. №679. Поэтому целесообразно включить в Административный регламент нормы Положения о ведении реестра адвокатов иностранных государств, утвержденного Правительством РФ, и нормы приказа Минюста РФ об утверждении формы и порядка предоставления выписки из реестра адвокатов иностранных государств и добавить минимально необходимые уточнения тех вопросов, в уточнении которых возникла насущная необходимость. Правовое регулирование и контроль в сфере правовой помощи в отношении иностранных адвокатов, практикующих на территории России, (как и иностранных юристов, и прочих лиц, подвизающихся в России на ниве оказания правовой помощи всем, кто за это готов платить) в настоящее время крайне необходимы. Следует немедленно принять все необходимые меры для запрета деятельности любых лиц по оказанию правовой помощи на территории России вне рамок российской адвокатуры, а помощи по законодательству иностранных государств – только зарегистрированными Минюстом адвокатами этих государств. Прежде всего, это касается профессионального представительства, включая судебное представительство. Вице-президент, председатель Экспертно-методической комиссии Совета ФПА Г. К. Шаров

Предложения экспертно-методической комиссии Совета ФПА по некоторым вопросам правомочий помощника и стажера адвоката (статьи 27 и 28 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон) установил до25


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

и помощниками адвокатов. Поэтому настоящие Рекомендации основаны на строгом соблюдении законодательства. Рассмотрим правомочия стажеров и помощников адвокатов.

дение своей профессиональной деятельности». Но это никак не мешает лицам, занимающимся такой деятельностью зачастую иметь лучший налоговый режим и другие льготы от государства, чем адвокаты. При этом они не обязаны нести бремя бесплатной помощи для социально незащищенных, вести дела по назначению, соблюдать нормы КПЭА и прочие обязанности, возложенные на адвокатов. Государство устранилось от регулирования юридической практики указанных лиц и от контроля за допуском к этой деятельности. Поэтому в современной России оказывать нуждающимся практически любые виды юридической помощи по любым отраслям права имеют право и несовершеннолетние, и лица без специального юридического образования, и судимые за умышленные преступления, и ограниченно дееспособные. Для оказания юридической помощи государство даже поощряет создание разнообразных не адвокатских структур, даже таких, которые «на ведение своей профессиональной деятельности» законом специально не уполномочены (п.3 ст. 2). Например, разные федеральные министерства активно экспериментируют, создавая собственные структуры оказания юридической помощи. МНС РФ в 1999 году затеяло эксперимент по организации территориальных консультационных пунктов по налоговому консультированию при государственных налоговых инспекциях в форме учреждений или ГУП (Приказ МНС РФ от 08.07.99 г.). Для налогового ведомства эксперимент удался. Он и был обречен на успех, ведь очень удобно самим принимать нормативные акты, проверять их исполнение налогоплательщиками и консультировать их на коммерческой основе. С 2002 г. существует преуспевающая палата налоговых консультантов. Минобразования РФ в том же 1999 году поддержало создание правовых консультаций («правовых клиник») для населения на правах структурных подразделений вузов (Приказ Минобразования РФ от 30.09.99 г.). В настоящее время даже Минюст РФ возлагает большие надежды на студентов в деле оказания юридической помощи социально незащищенным соотечественникам, вероятно полагая, что этой категории помочь уже невозможно, а студентам есть на ком тренироваться. Минюст РФ тоже, вместо выполнения конституционной государственной функции регулирования всей сферы деятельности по оказанию юридической помощи, сам в 2005 г. затеял эксперимент по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам. И этот эксперимент из года в год признается успешным, несмотря на очевидную неоправданную затратность, и нарушение общепринятых норм международного права. Как положительный оценивается также опыт Ассоциации юристов России, создавшей систему пунктов по бесплатному правовому консультированию граждан. В этих пунктах оказываются различные формы правовой помощи: консультации, составление письменных заключений по любым отраслям права. И все это делается в основном силами привлекаемых для этой работы студентов. Перечень можно продолжить, но тенденция ясна. Почти все виды юридической помощи практически бесконтрольно вправе оказывать любой желающий, а государство в лице Минюста РФ сконцентрировало усилия по надзору и контролю только на адвокатуре. Конституция РФ устанавливает, что все равны перед законом (ст. 19), каждый имеет право на свободное использование своих способностей для не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34) и на свободное распоряжение своими способностями к труду (ст. 37). Нормы, регулирующие правомочия стажеров и помощников адвокатов, по их конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи с другими положениями законодательства об адвокатуре и с правовым режимом, созданным государством для иных лиц, оказывающих юридическую помощь, предполагают недопустимость дискриминации помощников и стажеров. Вместе с тем, несмотря на очевидные дефекты и прорехи законодательства об оказании юридической помощи, адвокаты и адвокатские образования не могут себе позволить также вольно трактовать права по оказанию юридической помощи стажерами

1. Правомочия помощников адвокатов Помощник адвоката вправе оказывать любые виды юридической помощи с согласия доверителя и под руководством адвоката. 1.1. Закон об адвокатуре устанавливает, что помощник адвоката «не вправе заниматься адвокатской деятельностью» (ч.2 ст. 27). Чтобы разобраться с существом этого запрета, следует уяснить, что подразумевает законодатель под понятием «адвокатская деятельность». Закон об адвокатуре (ч.1 ст. 1) говорит, что адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая адвокатами доверителям. Следовательно, под адвокатской деятельностью законодатель подразумевает только ту квалифицированную юридическую помощь, которую оказывают адвокаты (и стажеры под руководством адвокатов). Именно на адвокатов распространяются правила об адвокатской тайне, специальные правила привлечения к уголовной ответственности, именно на адвокатах лежит обязанность соблюдать нормы Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА) и решения органов адвокатского самоуправления. Это правило имеет исключение, которое лишь подтверждает общее правило: на помощников и стажеров адвоката распространяется обязанность хранить адвокатскую тайну и соблюдать касающиеся этих лиц нормы КПЭА. Одновременно Закон (ч.3 ст. 1) предусматривает возможность оказания всех видов юридической помощи не только адвокатами, но и работниками юридических служб организаций, участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги, а также индивидуальными предпринимателями и «другими лицами, которые законом специально уполномочены на ведение своей профессиональной деятельности». Оказание этими лицами любых видов юридической помощи «не является адвокатской деятельностью». Таким образом, что бы ни делали помощники адвокатов, их деятельность не будет относиться к адвокатской деятельности до тех пор, пока они не получат статуса адвоката (или стажера адвоката). 1.2. Помощниками адвокатов могут быть только лица, имеющие специальное юридическое образование (высшее, незаконченное высшее или среднее). Они обязаны хранить адвокатскую тайну и соблюдать КПЭА (в части, соответствующей их трудовым обязанностям). Не каждый юрист вправе претендовать на должность помощника адвоката – претендент должен быть дееспособным и не иметь судимости за совершение умышленного преступления. Работа в качестве помощника адвоката засчитывается в стаж работы по юридической специальности, необходимой для приобретения статуса адвоката. Законодатель не указывает, чем вправе заниматься специалист, соответствующий перечисленным выше требованиям и заключивший трудовой договор с адвокатским образованием на выполнение трудовой функции помощника адвоката. Судя по единственному запрету на занятие адвокатской деятельностью (а деятельность с таким названием, как говорилось выше, невозможна без наличия адвокатского статуса), помощник адвоката вправе заниматься любой деятельностью, включая оказание всех видов юридической помощи. Еще раз отметим, что работа в качестве помощника адвоката требует специального юридического образования, осуществляется под руководством адвоката, обеспечивает профессиональную деятельность адвоката и является работой по юридической специальности (п. 4 ст. 27 Закона). С учетом этих признаков помощников адвокатов можно с уверенностью отнести к той категории лиц, о которых в Законе об адвокатуре записано: «Не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая: ... другими лицами, которые законом специально уполномочены на ведение своей профессиональной деятельности» (ч. 3 ст. 1). 26


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Помощник адвоката полномочия представлять доверителя перед третьими лицами (и пределы этих полномочий) может подтвердить только соответствующей доверенностью, полученной от доверителя или от адвоката, если доверитель выдал ему доверенность с правом передоверия. При этом в доверенности не обязательно указывать, что её обладатель является помощником адвоката. В раскрытии этой информации для третьих лиц могут быть не заинтересованы ни помощник, ни адвокат, ни доверитель. 1.7. Помощник, как наемный работник, работающий по трудовому договору под руководством определенного адвоката, несет имущественную ответственность ограниченную трудовым законодательством. Перед доверителем профессиональную имущественную ответственность за деятельность помощника по оказанию юридической помощи доверителю, в случае если по вине помощника будут нарушены условия заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи, несет адвокат. 1.8. По общему правилу помощник адвоката при оказании юридической помощи доверителю действует от имени адвоката, под руководством которого он работает, и только в пределах, установленных адвокатом и зафиксированных в соглашении адвоката с доверителем. Помощник адвоката от своего имени ни при каких обстоятельствах не вправе оказывать обратившимся юридическую помощь в рамках трудового договора и в офисе адвокатского образования. Что касается возможности помощника адвоката (также как и иных работников адвокатского образования, являющегося юридическим лицом) оказывать обратившимся юридическую помощь от имени адвокатского образования, этот вопрос остается спорным и выходит за рамки предмета настоящего исследования. С учетом сегодняшнего правового положения адвокатских образований, которое далеко от совершенства, кратко отметим лишь следующие соображения. Деятельность помощника адвоката по оказанию обратившимся за юридической помощью от имени адвокатского образования будет являться предпринимательской со всеми вытекающими из этого последствиями.

1.3. Адвокат вправе иметь одного или несколько помощников (п.1. ст. 27), а помощник может обеспечивать профессиональную деятельность одного или нескольких адвокатов адвокатского образования, с которым заключен трудовой договор. С помощником, «обеспечивающим деятельность одного адвоката, на время осуществления последним своей профессиональной деятельности в данном адвокатском образовании» заключается срочный трудовой договор (п.4 ст. 27). Трудовой кодекс РФ (ст. 59) предусматривает и другие случаи заключения срочных трудовых договоров. В трудовом договоре с помощником адвоката должен быть указан круг адвокатов, чью профессиональную деятельность помощник должен обеспечивать. Если таких адвокатов несколько, то в трудовом договоре необходимо указать, кто из адвокатов и в каком порядке вправе давать помощнику поручения. При заключении трудового договора с помощником адвоката следует учитывать, что Трудовой кодекс устанавливает право работника работать по совместительству и для этого он не должен получать согласие или ставить в известность основного работодателя (глава 44 ТК РФ). 1.4. Работа помощника, обеспечивающего профессиональную деятельность одного или нескольких адвокатов, носит производный вспомогательный характер по отношению к адвокатской деятельности. Профессиональная деятельность помощника может состоять, во-первых, из оказания доверителю с его согласия юридической помощи по поручению адвоката. Во-вторых, адвокат вправе поручить помощнику техническую, секретарскую, подготовительную и прочую вспомогательную работу, обеспечивающую профессиональную деятельность адвоката. Например, подборку нормативных материалов, судебной практики и юридической литературы, а также разработку проекта правовой позиции по конкретному вопросу, подготовку проектов правовых документов и пр. 1.5. Ограничениями круга поручений, которые адвокат вправе дать своему помощнику, являются три обстоятельства. Во-первых, воля доверителя, который может не согласиться на то, что юридическую помощь ему оказывал не адвокат, а помощник адвоката. Адвокат должен в обязательном порядке согласовать с доверителем и закрепить в соглашении на оказание ему юридической помощи перечень поручений (видов юридической помощи), которые адвокат вправе перепоручить своему помощнику. Во-вторых, ограничения, установленные законодательством, регулирующим участие представителя доверителя или защитника в судебном процессе. Например, уголовнопроцессуальный кодекс (ч.2 ст. 49) установил, что в качестве защитников допускаются адвокаты. Иные лица в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом по ходатайству обвиняемого только по определению или постановлению суда. В-третьих, круг поручений, которые адвокат вправе дать своему помощнику, может быть ограничен трудовым договором, заключаемым с помощником адвоката. 1.6. Для адвоката единственным документом, подтверждающим статус, является удостоверение, а в случаях, предусмотренных федеральным законом, полномочия адвоката должны подтверждаться ордером на исполнение поручения, который выдает соответствующее адвокатское образование. Формы удостоверения и ордера утверждаются федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности (п.п. 2 и 3 ст. 15; п.2 ст. 6). Для помощника адвоката законодательство не предусматривает необходимости выдачи ордера и удостоверения. Даже если помощнику выдать ордер, то без адвокатского статуса подтвержденного удостоверением, такой ордер не прибавит помощнику полномочий. Выдача адвокатским образованием помощнику адвоката удостоверения также не прибавит ему полномочий и станет лишь подтверждением его статуса помощника адвоката. Адвокату удостоверение и ордер нужны только для представления доверителя перед третьими лицами. Но зачастую и этих документов оказывается недостаточно и законодатель для подтверждения пределов полномочий адвоката, в частности в гражданском и арбитражном процессах, требует представление доверенности.

Закон о некоммерческих организациях (п.2 ст. 8) предусматривает, что «Некоммерческое партнерство вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых оно создано». Аналогично в ГК РФ (п.3 ст. 50): «Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям». В уставе адвокатского образования можно предусмотреть указание на то, что предметом и целями его деятельности является не только помощь адвокатам в организации и осуществлении их профессиональной деятельности, но и оказание юридической помощи от имени адвокатского образования (п.5 ст. 22 Закона об адвокатуре и п.2 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях). Несложно организовать раздельный учет доходов и, соответственно, разный расчет налогов от адвокатской деятельности и от предпринимательской деятельности по оказанию юридической помощи от имени адвокатского образования. Однако, по нашему мнению, основной целью создания адвокатских образований служит помощь адвокатам в организации и осуществлении их профессиональной деятельности и оказание юридической помощи от имени адвокатского образования, минуя адвокатов, другими работниками адвокатского образования, создает неоправданную конкуренцию адвокатской деятельности и, следовательно, не соответствует главной цели создания адвокатских образований. Кроме того, КПЭА (п.3 ст. 9) запрещает адвокату «вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги». Следовательно, адвокатские образования не могут быть организациями, которые оказывают юридические услуги от своего имени. 27


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

2.5. Вне зависимости от выполнения стажером отдельных поручений адвоката на оказание юридической помощи (осуществление отдельных видов адвокатской деятельности) адвокат вправе поручить стажеру выполнять техническую, секретарскую, подготовительную и прочую вспомогательную работу. Например, подборку нормативных материалов, судебной практики и юридической литературы, а также разработку проекта правовой позиции по конкретному вопросу, подготовку проектов правовых документов и пр. 2.6. Ограничениями круга поручений стажеру на оказание юридической помощи доверителю адвоката, которые адвокат обязан соблюдать, являются три обстоятельства. Во-первых, воля доверителя, который может не согласиться на то, что юридическую помощь ему оказывал не адвокат, а стажер адвоката. Адвокат должен в обязательном порядке согласовать с доверителем и закрепить в соглашении на оказание ему юридической помощи перечень поручений (видов юридической помощи), которые адвокат вправе перепоручить своему стажеру. Во-вторых, ограничения, установленные законодательством, регулирующим участие представителя доверителя или защитника в судебном процессе. Например, уголовно-процессуальный кодекс (ч.2 ст. 49) установил, что в качестве защитников допускаются адвокаты. Иные лица в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом по ходатайству обвиняемого только по определению или постановлению суда. В-третьих, круг поручений, которые адвокат вправе дать своему стажеру, может быть ограничен трудовым договором, заключаемым со стажером адвоката. 2.7. На стажера распространяется большинство полномочий и рекомендаций, которые перечислены выше в разделе 1. «Правомочия помощников адвокатов». В частности, в пункте 1.6 о доверенностях, ордерах и удостоверениях, в пункте 1,7 об имущественной ответственности, в пункте 1.8 о недопустимости оказывать юридическую помощь обратившимся от своего имени или от имени адвокатского образования. 2.8. В Трудовой кодекс РФ, в частности в его главу 32 «Ученический договор» Федеральным законом от 30.06.2006 №90-ФЗ внесены существенные изменения и дополнения. ТК РФ в действующей редакции предоставляет работодателю – юридическому лицу (организации) возможность заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение, а с работником данной организации – ученический договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от работы. Ученический договор с работником данной организации является дополнительным к трудовому договору (ст. 198). Ученический договор прекращается по окончании срока обучения или по основаниям, предусмотренным этим договором (ст. 208). При заключении трудовых договоров со стажерами (и с помощниками) адвокатов следует шире использовать возможности, предоставляемые Трудовым кодексом РФ – заключать дополнительные ученические договоры с отрывом или без отрыва от работы и предусматривать приемлемые для адвокатов и адвокатских образований основания для их прекращения. Следует обратить внимание, что в соответствии со ст. 198 ТК РФ ученические договоры вправе заключать лишь работодатели – юридические лица (организации). Поэтому, адвокаты, работающие в адвокатских кабинетах, не вправе заключать ученические договоры. Текст Главы 32 «Ученический договор» Трудового кодекс РФ, в редакции Федерального закона от 30.06.2006 №90-ФЗ приводится в Приложении.

2. Правомочия стажеров адвокатов. Стажер вправе заниматься адвокатской деятельностью и оказывать любые виды юридической помощи с согласия доверителя и под руководством адвоката. 2.1. Закон об адвокатуре устанавливает, что стажер адвоката «не вправе самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью» и «осуществляет свою деятельность под руководством адвоката, выполняя его отдельные поручения» (ч.2 ст. 28). Следовательно, стажер вправе заниматься адвокатской деятельностью, но не самостоятельно, а под руководством адвоката. 2.2. Стажерами адвокатов могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование. Они обязаны хранить адвокатскую тайну и соблюдать КПЭА (в части, соответствующей их трудовым обязанностям). Не каждый дипломированный юрист вправе стать стажером адвоката – претендент должен быть дееспособным и не иметь судимости за совершение умышленного преступления. Для приобретения статуса адвоката законодатель приравнивает год стажировки к двум годам работы по юридической специальности. Очевидно, что лицо, отвечающее всем этим требованиям и работающее под непосредственным контролем адвоката, вправе под его руководством заниматься адвокатской деятельностью, т.е. оказывать все виды юридической помощи (ч.2 ст. 2). Адвокатская деятельность стажера не самостоятельна, а производна от деятельности адвоката-наставника, в частности, стажер вправе заключить договор с доверителем только от имени и по поручению адвоката-наставника. Стажер «осуществляет свою деятельность под руководством адвоката, выполняя его отдельные поручения» и (ч.2 ст. 28). При этом законодатель не ограничил круг «отдельных поручений» на осуществление адвокатской деятельности, которые может дать адвокат своему стажеру. Поскольку никаких ограничительных определений термину «отдельные поручения» нет, можно использовать лишь его лингвистическое толкование, которое свидетельствует о том, что адвокат не должен давать стажеру слишком много поручений и перекладывать на стажера слишком много своей работы, а должен ограничивать его загрузку «отдельными поручениями». Поэтому можно утверждать, что адвокат вправе поручить стажеру выполнить любой из видов адвокатской деятельности (юридической помощи), перечисленных в ч.2 ст. 2 Закона. Никаких изъятий из этого перечня, которыми был бы не вправе заниматься стажер под руководством адвоката, Закон об адвокатуре не содержит. 2.3. Закон не раскрывает, что понимается под руководством деятельностью стажера со стороны адвоката. Очевидно, адвокат-наставник имеющий минимум 5-летний адвокатский стаж, вправе самостоятельно определять формы, методы и способы руководства деятельностью стажера. Тем более, что адвокат-наставник несет перед доверителем профессиональную имущественную ответственность за деятельность стажера по оказанию юридической помощи доверителю, в случае если по вине стажера будут нарушены условия заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи. Поэтому адвокат-наставник, давая поручения своему стажеру, должен оценивать уровень его профессиональной подготовки и определять необходимые формы, методы и способы руководства его деятельностью. 2.4. Адвокат, имеющий адвокатский стаж не менее пяти лет, вправе иметь одного или нескольких стажеров. (п.1. ст. 28), а у стажера может быть, соответственно, только один ответственный адвокат-наставник. В соответствии с Трудовым кодексом (ст. 59) «для выполнения работ, непосредственно связанных со стажировкой и с профессиональным обучением работника» заключается срочный трудовой договор. Адвокатское образование, где работает адвокат – наставник, заключает со стажером на время стажировки срочный трудовой договор. В трудовой договор со стажером следует вносить условия, исключающие работу стажера по совместительству, как несовместимые с прохождением полноценной стажировки.

Председатель Экспертно-методической комиссии Совета ФПА РФ Г. К. Шаров Приложение: Трудовой кодекс РФ (ТК РФ). Глава 32. Ученический договор (в редакции ФЗ от 30.06.2006 №90-ФЗ «О внесении изменений в ТК РФ ...»). (Жирным шрифтом выделены слова, внесенные Федеральным законом от 30.06.2006 №90-ФЗ, а зачеркнутые слова, выделенные курсивом, этим законом исключены из текста Трудового кодекса РФ). 28


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

трудового договора с работодателем, по договору с которым они проходили обучение, испытательный срок не устанавливается. В случае, если ученик по окончании ученичества без уважительных причин не выполняет свои обязательства по договору, в том числе не приступает к работе, он по требованию работодателя возвращает ему полученную за время ученичества стипендию, а также возмещает другие понесенные работодателем расходы в связи с ученичеством. Статья 208. Основания прекращения ученического договора Ученический договор расторгается прекращается по окончании срока обучения или по основаниям, предусмотренным для расторжения—трудового—договора этим договором.

Статья 198. Ученический договор Работодатель – юридическое лицо (организация) имеет право заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение, а с работником данной организации – ученический договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от работы. Ученический договор с лицом ищущим работу, является гражданско-правовым и регулируется гражданским законодательством и иными актами, содержащими нормы гражданского права. Ученический договор с работником данной организации является дополнительным к трудовому договору и регулируется трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового договора. Статья 199. Содержание ученического договора Ученический договор должен содержать: наименование сторон; указание на конкретную профессию, специальность, квалификацию, приобретаемую учеником; обязанность работодателя обеспечить работнику возможность обучения в соответствии с ученическим договором; обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной профессией, специальностью, квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного в ученическом договоре; срок ученичества; размер оплаты в период ученичества. Ученический договор может содержать иные условия, определенные соглашением сторон. Статья 200. Срок и форма ученического договора Ученический договор заключается на срок, необходимый для обучения данной профессии, специальности, квалификации. Ученический договор заключается в письменной форме в двух экземплярах. Статья 201. Действие ученического договора Ученический договор действует со дня, указанного в этом договоре, в течение предусмотренного им срока. Действие ученического договора продлевается на время болезни ученика, прохождения им военных сборов и в других случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. В течение срока действия ученического договора его содержание может быть изменено только по соглашению сторон. Статья 202. Организационные формы ученичества Ученичество организуется в форме индивидуального, бригадного, курсового обучения и в иных формах. Статья 203. Время ученичества Время ученичества в течение недели не должно превышать нормы рабочего времени, установленной для работников соответствующих возраста, профессии, специальности при выполнении соответствующих работ. Работники, проходящие обучение в организации, по соглашению с работодателем могут полностью освобождаться от работы по трудовому договору либо выполнять эту работу на условиях неполного рабочего времени. В период действия ученического договора работники не могут привлекаться к сверхурочным работам, направляться в служебные командировки, не связанные с ученичеством. Статья 204. Оплата ученичества Ученикам в период ученичества выплачивается стипендия, размер которой определяется ученическим договором и зависит от получаемой профессии, специальности, квалификации, но не может быть ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда. Работа, выполняемая учеником на практических занятиях, оплачивается по установленным расценкам. Статья 205. Распространение на учеников трудового законодательства На учеников распространяется трудовое законодательство, включая законодательство об охране труда. Статья 206. Недействительность условий ученического договора Условия ученического договора, противоречащие настоящему Кодексу, коллективному договору, соглашениям, являются недействительными и не применяются. Статья 207. Права и обязанности учеников по окончании ученичества Лицам, успешно завершившим ученичество, при заключении

Федеральная палата адвокатов Российской Федерации Заместителю директора Департамента правового регулирования и контроля в сфере правовой помощи Министерства юстиции Российской Федерации А. А. Задкову Уважаемый Александр Алексеевич! Совместный приказ Минюста и Минфина РФ №199/87н от 15 октября 2007 г. утвердивший Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда был принят во исполнение Постановления Правительства РФ от 4 июля 2003 г. №400 в редакции от 28 сентября 2007 №625. Впервые было установлено, что размер оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда, составляет за один день участия не менее 275 и не более 1100 рублей, а за один день участия, являющийся нерабочим праздничным днем или выходным днем, а также в ночное время – не менее 550 и не более 2200рублей. Вопрос о регулировании рабочего времени адвоката рассматривался на заседании Совета ФПА РФ 8 октября 2008 г. В информационном письме по итогам этого заседания, опубликованном в Вестнике ФПА за 2008 год №4 сообщалось следующее: «Советом ФПА РФ был рассмотрен вопрос о регулировании рабочего времени адвоката. Необходимость в этом связана с отказом органов следствии и органов дознания в некоторых субъектах РФ оплачивать труд адвоката за участие в процессуальных действиях в ночное время и в субботние дни, которые не рассматриваются этими органами как выходные дни. В Адвокатской палате Воронежской области решением совета определен режим рабочего времени адвокатов, устанавливающий, что субботние дни являются выходными днями наряду с воскресеньем. Решение совета доведено до всех правоохранительных органов Воронежской области. Совет ФПА РФ рекомендует всем адвокатским палатам субъектов РФ реализовать полномочия по защите профессиональных и социальных прав адвокатов, определив режим рабочего времени адвокатов при выполнении поручений органов дознания и органов следствия е ночное время и субботние дни. Информация о практике Адвокатской палаты Воронежской области публикуется е Вестник ФПА РФ в разделе «Вести из адвокатских палат субъектов Федерации» и «Новой адвокатской газете» №20 за октябрь 2008 г.». В том же номере Вестника ФПА РФ в разделе «Вести из адвокатских палат субъектов Федерации» была опубликована статья главного специалиста ФПА РФ Соколова Н.Н. под заголовком «Делу – время» следующего содержания: «В Федеральную палату адвокатов Российской Федерации поступают просьбы дать разъяснение о том, может ли быть 29


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

ночное время, выходные и праздничные дни не было. По этому же пути пошла и Адвокатская палата Республики Коми. Недавно вопрос рабочего времени адвокатов был предметом рассмотрения на заседании Совета ФПА РФ. Члены Совета полностью одобрили подход совета Адвокатской палаты Воронежской области к определению режима работы адвокатов области. Я не буду пересказывать это решение. Мы его приводим в полном объеме.

регламентировано рабочее время адвоката. Какова продолжительность рабочего дня у адвоката? Сколько должно быть у него выходных дней? На какие праздничные дни может рассчитывать адвокат? Не секрет, что нередко судебные процессы длятся до позднего времени, а следственные действия проводятся в вечернее и ночное время, праздничные дни. Если так, то кто должен определить, имеет ли право адвокат на выходные и праздничные дни, какое время считается вечерним и ночным и как должно оплачиваться это время? Согласно Порядку расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности дела, утвержденному приказом Министерства юстиции РФ №199 и Министерства финансов РФ №87н от 15 октября 2007 г. установлена повышенная оплата труда адвоката только за нерабочие праздничные дни и выходные дни, а также ночное время. Если порядок оплаты определен, то кто устанавливает рабочее время адвокату? Тут, наверное, надо определиться. Не может же адвокат работать сутками и без выходных дней без того, чтобы этот труд оплачивался. Попытаемся разобраться. Согласно ст. 37 Конституции РФ каждый гражданин имеет право на отдых. Никаких исключений ни для кого не установлено. В соответствии с действующим законодательством режим рабочего времени должен предусматривать продолжительность рабочей недели. Трудовой кодекс РФ (ст. 91) устанавливает, что нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов е неделю. Но рабочая неделя может быть пятидневная с двумя выходными и шестидневная с одним выходным днем. При этом должна быть определена продолжительность ежедневной работы, время начала и окончания работы, время перерывов в работе, чередование рабочих и нерабочих дней и т.д. Помимо этого установлено, что общим выходным днем является воскресенье. При пятидневной рабочей неделе второй выходной день устанавливается коллективным трудовым договором или правилами внутреннего трудового распорядка. Однако установлено, что оба выходных дня представляются, как правило, подряд. Трудовым кодексом РФ также определено, что ночным временем является время с 22 часов до 6 часов. Это полностью согласуется с содержанием п. 21 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Казалось бы, бери Трудовой кодекс РФ и руководствуйся им. Однако всем известно, что нормы трудового законодательства на адвокатское сообщество не распространяются. Чем же руководствоваться? Некоторые следственные органы считают, что, поскольку общим выходным днем является воскресение, а другой выходной адвокатам не установлен, оплата адвокату за работу в субботний день должна производиться как за обычный день. В адвокатском сообществе отсутствуют трудовые коллективы и правила внутреннего трудового распорядка. Как же быть? Адвокатура является профессиональным сообществом и как институт гражданского общества не входит е систему органов государственной власти и органов самоуправления. Адвокатура действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» осуществление социальной защиты адвокатов возложил на советы адвокатских палат субъектов РФ. Исходя из этого именно советы адвокатских палат и должны позаботиться о режиме рабочего времени адвокатов. В некоторых регионах так и сделано. Например, е Адвокатской палате Воронежской области режим работы адвокатов утвердили на заседании совета палаты (текст решения прилагается) и направили его органам дознания, органам предварительного следствия и в суды. По сообщению президента этой палаты В.В. Калитвина, срывов в оплате труда за

Приложение: Совет Адвокатской палаты Воронежской области РЕШЕНИЕ (9 ноября 2007 г.) В связи с принятием 15 октября 2007 г. совместного приказа Минюста России №199 и Минфина России №87 об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, е зависимости от сложности уголовного дела, а также необходимостью учета периода рабочего времени при определении размера оплаты труда адвокатов, осуществляющих защиту по назначению Совет палаты Решил: 1. Установить, что рабочим временем для адвокатов Адвокатской палаты Воронежской области является период с 9.00 до 18.00. Период времени за пределами рабочего времени является ночным временем. 2. Установить для Адвокатской палаты Воронежской области пятидневную рабочую неделю. Выходными днями считать субботу и воскресенье. 3. Нерабочими праздничными днями являются: 1, 2, 3, 4 и 5 января — Новогодние каникулы; 7 января — Рождество Христово; 23 февраля – День защитника Отечества; 8 марта – Международный женский день; 1 мая – Праздник Весны и Труда; 9 мая – День Победы; 12 июня – День России; 4 ноября – День народного единства. При совпадении выходного и нерабочего праздничного дней выходной день переносится на следующий после праздничного рабочий день. Выходными днями являются дни, перенесенные нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации, принятым в целях рационального использования выходных и нерабочих праздничных дней. 4. Контроль за исполнением настоящего решения возложить на руководителей адвокатских образований». Аргументацией, дополняющей обоснование изложенных доводов может служить позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в определении от 05 февраля 2009 г. №289-О-П по жалобе ФПА РФ на нарушение конституционных прав и свобод статьей 131 УТЖ РФ: «2. Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, которая в случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно (часть 1), а каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому е совершении преступления – право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (часть 2). Данные права, по смыслу статьи 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, не подлежат ограничению ни при каких условиях. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлениях от 23 декабря 1999 года №18-П и от 23 января 2007 года №1 – Показывал, что конституционному праву граждан на квалифицированную юридическую помощь корреспондирует обязанность государства предоставить достаточные гарантии ее оказания. К числу таких гарантий относится созда30


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

проанализировано состояние дисциплинарной практики адвокатских палат за 2008 год, которое характеризуется следующими показателями. Всего в отношении адвокатов было возбуждено 4760 дисциплинарных производств, в том числе по представлениям органов, уполномоченных в сфере адвокатуры, – 130 дисциплинарных производств. Согласно среднестатистическим сведениям 83 адвокатских палат за 2008 г. дисциплинарные производства возбуждались по 46% поступивших в палаты обращений. При этом в адвокатских палатах Самарской области этот показатель составляет 79,9%, Томской области – 79,5%, Ленинградской области – 75,2%, Республики Якутия – 71,6%. Вместе с тем он значительно ниже и составляет в адвокатских палатах Республики Башкортостан – 11,6%, Тульской области – 11%, Ярославской области – 14,8%, Краснодарского края – 21,8%. По результатам рассмотрения привлечено к дисциплинарной ответственности 2328 адвокатов, в том числе по представлениям органов, уполномоченных в сфере адвокатуры, – 48 адвокатов. За действия (бездействие) адвокатов, участвующих в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в 2008 году привлечено 194 адвоката, из них 14 адвокатам статус прекращен. Такие нарушения были выявлены в 26 адвокатских палатах.

ние надлежащей экономической основы качественного оказания квалифицированной юридической помощи, в том числе предоставление финансирования деятельности адвокатов, осуществляющих защиту подозреваемых и обвиняемых по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в достаточном объеме. Данный вывод согласуется с позицией Европейского Суда по правам человека, который в Постановлении от 13 мая 1980 года по делу «Артико (АШсо) против Италии указал, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а их практическое и эффективное осуществление; это особенно справедливо в отношении права на защиту, которое занимает видное место в демократическом обществе, как и само право на справедливое судебное разбирательство, из которого оно вытекает; именно в силу этого данному праву обвиняемого (подозреваемого) корреспондирует обязанность государства обеспечить бесплатную помощь защитника по уголовным делам. Обязанность государства обеспечивать справедливые условия осуществления адвокатами профессиональной деятельности вытекает и из статьи 37 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому, свободу распоряжаться своими способностями к труду, право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и запрет принудительного труда, а также из статьи 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, согласно которой признается право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности, вознаграждение, обеспечивающее всем трудящимся справедливую зарплату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия (пункт «а»)». Нормы, определяющие оплату труда адвоката в нерабочее время, то есть время за пределами правомерно установленного рабочего времени, в частности, в праздничные и выходные дни, в ночное и иное нерабочее время, по их конституционноправовому смыслу во взаимосвязи с другими положениями законодательства об адвокатуре и с использованием аналогии трудового законодательства предполагают правомерность приравнивания оплаты сверхурочного труда адвоката к оплате труда в ночное время. Иное истолкование данного вопроса означало бы отказ государства от выполнения своей конституционно-правовой обязанности по обеспечению необходимого объема финансирования деятельности адвокатов, осуществляющих защиту подозреваемых и обвиняемых по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, что противоречило бы Конституции Российской Федерации, ее статьям 19, 37, 45, 48, и 55. Учитывая общепризнанную оценку минимального размера оплаты труда адвоката за один день участия в уголовном судопроизводстве по назначению, как оскорбляющего профессиональное достоинство адвоката и умаляющего престиж адвокатской профессии, иной подход к решению вопроса противоречил бы системному толкованию приведенных и других норм законодательства об адвокатуре и Конституции Российской Федерации.

Всего же в 2008 году статус адвоката был прекращен 498 адвокатам по следующим основаниям: – неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей перед доверителями – 95 адвокатов – нарушение норм КПЭА – 88 адвокатов – неисполнение решений органов адвокатской палаты – 301 адвокат – вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления – 23 адвоката. Адвокатами обжалованы в суд решения о применении мер дисциплинарного воздействия в 89 случаях. Признаны необоснованными 14 решений советов адвокатских палат. В целях обобщения дисциплинарной практики адвокатских палат и судебной практики по жалобам на решения советов адвокатских палат по дисциплинарным производствам из адвокатских палат запрошены решения федеральных судов, а также обзоры дисциплинарной практики. Во исполнение указанного запроса материалы поступили только из 17 адвокатских палат. Представленные материалы свидетельствуют о том, что советы адвокатских палат анализируют причины нарушений, совершаемых адвокатами; в целях предупреждения дисциплинарных проступков издаются разъяснения советов адвокатских палат по вопросам применения норм законодательства об адвокатуре и кодекса профессиональной этики адвоката, а в печатных изданиях адвокатских палат публикуются материалы дисциплинарной практики. Положения кодекса профессиональной этики адвоката о применении мер дисциплинарного воздействия в адвокатских палатах в основном применяются единообразно. Вместе с тем, в Адвокатской палате Тульской области адвокату решением совета был объявлен выговор, который он обжаловал в судебном порядке. Иск адвоката был удовлетворен в связи с отсутствием в кодексе профессиональной этики адвоката такой меры дисциплинарной ответственности. Адвокатская палата не согласилась с решением суда, обратилась к специалистам для производства лексико-семантической экспертизы, и поставила вопрос «подлежит ли расширительному толкованию перечень мер дисциплинарной ответственности». По мнению специалиста, формулировка п.6 ст. 18 КПЭА позволяет допустить применение мер дисциплинарной ответственности, выходящих за пределы указанного в п.6 ст. 18 КПЭА перечня. Решение суда адвокатской палатой не обжаловалось.

С уважением. Вице-президент, председатель Экспертно-методической комиссии Совета ФПА Г. К. Шаров

Федеральная палата адвокатов Российской Федерации Президентам адвокатских палат субъектов РФ Информационное письмо о состоянии дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов РФ в 2008 г. Уважаемые коллеги! В соответствии с п.п.9 п.3 ст. 37 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» 31


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

водств не отказывали. Однако, как считает президент адвокатской палаты Новосибирской области Хромов В.П. возбуждение дисциплинарного производства даже при дальнейшем его прекращении «негативно отражается на морально-психологическом состоянии адвоката и не способствует формированию у него готовности к принципиальной защите». Наряду с этим президенты адвокатских палат Рязанской области отказали в возбуждении дисциплинарного производства по 10 сообщениям судей (из 18 поступивших), Тамбовской области по 17 из 25, Красноярского края по 19 из 26, Краснодарском крае по 12 из 27, Нижегородской области по 15 из 22, Республики Башкортостан по 13 из 14. Ознакомление с ответами адвокатских палат в адрес судей позволяет сделать вывод, что по каждому сообщению (частному определению или постановлению) проводятся тщательные проверки с истребованием необходимых документов. Принимая решения об отказе в возбуждении дисциплинарных производств, президенты оценивают представленные судьями и адвокатами доказательства, а также характер и последствия допущенного адвокатом нарушения. В тех случаях, когда адвокатами представлены доказательства извещения судей о невозможности участия в судебных заседаниях, а также подтверждена уважительная причина неявки, президенты отказывают в возбуждении дисциплинарного производства. Например, судья при наличии частной жалобы адвоката на постановление судьи об оплате труда обратился в палату с просьбой рассмотреть в рамках дисциплинарного производства «необоснованное» требование адвоката Б.об оплате тех дней, в которые адвокат фактически не был занят по уголовному делу. Президент адвокатской палаты отказал в возбуждении дисциплинарного производства. Судья сообщает о неявке адвоката. Однако в ходе проверки выявлено, что извещение адвоката о дне судебного заседания произведено в нарушение п.4 ст. 231 УТЖ РФ (менее чем за 5 суток). В возбуждении дисциплинарного производства отказано. По сообщению судьи в возбуждении дисциплинарного производства за неявку адвоката отказано, т.к. неявка вызвана неоплатой труда адвоката по ст. 50 УПК РФ за 5 месяцев. Нередко судьи отзывают свои частные постановления, признавая неявку адвоката в суд по уважительным причинам. Вместе с тем президенты адвокатских палат не всегда обоснованно отказывают в возбуждении дисциплинарного производства. Например, в адвокатской палате Рязанской области не признана доверителем мать обвиняемого, заключившая с адвокатом соглашение на оказание юридической помощи ее сыну. По жалобе доверителя суд своим решением обязал президента адвокатской палаты Алтайского края возбудить дисциплинарное производство в отношении адвоката, признав необоснованным отказ президента в возбуждении дисциплинарного производства в связи с отсутствие доказательств. По результатам проверок в нарушение требований КПЭА президенты сделав вывод о наличии в действиях адвоката признаков дисциплинарного проступка, отказывают в возбуждении дисциплинарного производства, указывая о проведенной с адвокатом беседе, мотивируя отказ малозначительностью нарушения, не причинившего существенного вреда подзащитному и авторитету суда. В некоторых адвокатских палатах дисциплинарные производства возбуждаются только по вступившим в законную силу частным постановлениям или определениям судов. Однако отмена частных постановлений и определений может иметь место и в надзорной инстанции. В адвокатской палате Новосибирской области по частному постановлению судьи было возбуждено дисциплинарное производство и адвокату М.прекращен статус за нарушение адвокатской тайны (за дачу показаний в качестве свидетеля на предварительном следствии и в суде). В удовлетворении иска адвоката о восстановлении статуса судом было отказано. Надзорная жалоба адвоката об отмене частного постановления удовлетворена. Президиум Новосибирского областного суда указал, что адвокат не подлежал допросу в качестве свидетеля об

В судебном порядке были отменены решения советов адвокатских палат Ленинградской области и Еврейской автономной области о прекращении статуса адвоката, признав меру дисциплинарной ответственности несоразмерной совершенному проступку. Результат обжалования судебных решений ожидается. Значительное большинство адвокатов привлекается к дисциплинарной ответственности за неисполнение решений органов адвокатской палаты, в т.ч. за неуплату отчислений на нужды палаты. Адвокаты Республик Коми и Чувашской Республики обжаловали решения советов адвокатских палат о прекращении статуса за неуплату установленного взноса на приобретение помещения для палаты. Суды признали обжалованные решения законными, в восстановлении статуса адвоката отказали. Адвокат Республики Марий-Эл обратился в Конституционный Суд РФ о признании не соответствующим Конституции Российской Федерации решения общего собрания об установлении единовременных отчислений на нужды палаты (для вновь принятых адвокатов). Ранее он обжаловал решение общего собрания и ему было отказано в удовлетворении иска. В Определении Конституционного Суда от 5 февраля 2009 г. №277-0-0 высказана правовая позиция о правомерности решений общих собраний (конференций) адвокатов об установлении в разумных пределах отчислений на общие нужды адвокатской палаты. Советы адвокатских палат, осуществляя контроль за соблюдением адвокатами установленного порядка оказания юридической помощи в уголовном судопроизводстве по назначению, по выявленным фактам несоблюдения адвокатами графика дежурств привлекают адвокатов к дисциплинарной ответственности. В судебной практике имеют место несколько решений об удовлетворении исков адвокатов, привлеченных к дисциплинарной ответственности за нарушение графика дежурств. Поскольку не были опровергнуты доводы адвокатов о том, что они не были ознакомлены с графиком дежурств, решения советов адвокатских палат признаны незаконными. Адвокаты привлекаются к дисциплинарной ответственности за недобросовестное или несвоевременное исполнение профессиональных обязанностей перед доверителем, в т.ч. если не оформлены или неправильно оформлены соглашения, частично внесены в кассу гонорары. Советом адвокатской палаты Ульяновской области адвокату объявлено предупреждение за отказ в возврате гонорара и включение в договор условия, ущемляющего права доверителя («при отказе от услуг адвоката – гонорар не возвращается»). Дисциплинарное производство было возбуждено по жалобе доверительницы, которая расторгла с адвокатом соглашение на стадии беседы у судьи. Адвокат отказался вернуть неотработанный гонорар (за участие в суде 1 инстанции). Суд отказал адвокату в признании решения совета незаконным. Совет адвокатской палаты Ленинградской области привлек к дисциплинарной ответственности адвоката, который наряду с другими нарушениями включил в соглашение условие о невозврате аванса. Из представленной на запрос ФПА РФ информации из 17 адвокатских палат об основаниях для отказа в возбуждении дисциплинарного производства следует, что 58% поступивших в адвокатские палаты обращений не могут быть признаны допустимым поводом, поскольку не отвечают требованиям, предусмотренным КПЭА. Президентами адвокатских палат отказано в возбуждении дисциплинарных производств в связи с истечением сроков и наличием ранее принятых решений (п.3 ст. 21 КПЭА) по 9% поступивших обращений. По сообщениям (частным постановлениям и определениям) судей в возбуждении дисциплинарных производств отказано в 33% случаях. Практика адвокатских палат при рассмотрении сообщений судей разная. Президенты Адвокатских палат Республик Татарстан, Коми, Ставропольского края, Новосибирской, Ростовской, Ульяновской областей, Ханты-Мансийского автономного округа по сообщениям судей в возбуждении дисциплинарных произ32


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

2. Решение об отказе в возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката должно приниматься только президентом или лицом, исполняющим его обязанности. 3. С целью повышения корпоративной дисциплины шире практиковать внесение представлений вице-президентами по результатам проверок исполнения порядка оказания адвокатами юридической помощи в соответствии со ст. 50 УПК РФ и по другим фактам нарушений профессиональной этики адвоката.

обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи. Представляется, что в таких случаях целесообразно возбуждать дисциплинарное производство по представлению вицепрезидента адвокатской палаты, чтобы при отмене частных постановлений и определений не был утрачен повод. Изучение ответов адвокатских палат по результатам рассмотрения сообщений (частных постановлений или определений) показало, что отказы оформляются в некоторых палатах в виде постановлений об отказе в возбуждении дисциплинарного производства, а во многих палатах в виде письма, причем за подписью вице-президента. Это не соответствует положениям Федерального закона и КПЭА, поскольку решение о возбуждении (либо отказе) дисциплинарного производства должен принимать президент адвокатской палаты или лицо, исполняющее его обязанности. В Федеральную палату адвокатов и адвокатские палаты субъекта обращаются граждане, не являющиеся доверителями адвокатов, действия которых не соответствуют требованиям ст. 12 КПЭА. В связи с ненадлежащим поводом президенты отказывают в возбуждении дисциплинарного производства. В судебном заседании по делу частного обвинения адвокат П. заявил, что представитель подсудимых 3. злоупотребляет спиртными напитками вместе с подсудимыми. Президент адвокатской палаты Ростовской области отказал по этому факту в возбуждении дисциплинарного производства. Не согласившись с таким отказом, гражданин 3. обратился в суд с иском о защите чести и достоинства к адвокату П. и адвокатской палате в лице президента и вице-президента. В удовлетворении иска к палате суд отказал, а с адвоката П. взыскал компенсацию морального вреда в размере 3 тыс. рублей и признал сведения, распространенные адвокатом П.в судебном заседании порочащими честь и достоинство истца 3. В 2008 году президентами адвокатских палат по 33% поступивших обращений отказано в возбуждении дисциплинарных производств по «иным основаниям», к которым были отнесены: обращения лиц, не предусмотренных КПЭА; действия адвоката, не связаны с исполнением профессиональных обязанностей; доводы судей были опровергнуты в ходе предварительной проверки; в связи с несвоевременным извещением адвокатов о заседании; малозначительность проступка; отсутствие адвокатского статуса на момент рассмотрения. На основании изложенного, рекомендуем адвокатским палатам: 1. Формировать практику по рассмотрению сообщений (частных постановлений, определений) судей в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 15 июля 2008 г. №456-0-0. «Часть четвертая статьи 29 УПК Российской Федерации, по своему буквальному смыслу и смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, не исключает право суда оформить свое сообщение в адвокатскую палату в виде частного определения или постановления. Сообщение суда (судьи) в адрес адвокатской палаты является одним из поводов для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката (подпункт 4 пункта 1 статьи 20 принятого Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года Кодекса профессиональной этики адвоката в редакции от 5 апреля 2007 года). Установление же оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы (подпункт 9 пункта 3, пункт 7 статьи 31, пункт 7 статьи 33 Федерального закона от 31 мая 2002 года №63ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»)». Исходя из правовой позиции КС РФ, при решении вопроса о возбуждении дисциплинарного производства и его рассмотрении в органах адвокатской палаты к частным определениям или постановлениям предъявляются требования, предусмотренные КПЭА для любого обращения. Факты, изложенные в судебных актах, должны быть подтверждены доказательствами.

С уважением, Вице-президент В. В. Калитвин

Федеральная палата адвокатов Российской Федерации Члену Совета ФПА РФ, Президенту Адвокатской палаты Вологодской области С. С. Иванову Уважаемый Сергей Степанович! Информируем Вас, что 7 июля 2009 г. в г. Пятигорске состоялось очередное заседание Совета Федеральной палаты адвокатов, на котором были рассмотрены актуальные и текущие вопросы адвокатской деятельности, касающиеся оплаты труда адвокатов и компенсации расходов, связанных с оказанием юридической помощи; взаимодействия адвокатского сообщества с Ассоциацией юристов России; участия представителей ФПА РФ в подготовке законопроектов. В работе Совета приняли участие президенты адвокатских палат Южного федерального округа. 1. При обсуждении вопроса о взаимодействии с Ассоциацией юристов России обращено внимание на возможность совместного решения таких задач как создание условий для активной профессиональной деятельности ее членов и их социальноправовой защищенности. По мнению членов Совета, участие адвокатов и адвокатских образований в деятельности региональных отделений Ассоциации юристов России обусловлено совпадением позиций по многим направлениям адвокатской деятельности. В частности, руководство АЮР разделяет нашу позицию о монополии адвокатуры на судебное представительство. Опыт взаимодействия Адвокатской палаты Московской области с региональным отделением АЮР по оказанию юридической помощи малоимущим гражданам также подтверждает необходимость формирования деловых взаимоотношений между адвокатами и отделениями АЮР в субъектах РФ. Совет принял решение изучить степень участия адвокатов в деятельности региональных отделений Ассоциации юристов России и на очередном заседании Совета ФПА РФ в сентябре 2009 г. принять необходимые рекомендации. 2. Члены Совета ФПА РФ были проинформированы о результатах рассмотрения жалобы Федеральной палаты адвокатов о признания ст. 131 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ. В Определении Конституционного Суда РФ №289-О-П от 05.02.09 г. нашла подтверждение позиция ФПА РФ о том, что к процессуальным издержкам должны быть отнесены и расходы адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанные с его явкой к месту производства процессуальных действий. В целях реализации Определения КС РФ заместителем председателя Правительства РФ Ивановым С.Б. дано поручение Минюсту России, Минфину России и Минздравсоцразвития России подготовить соответствующие предложения. На заседании Совета были отмечены и другие важные правовые позиции, отраженные в ряде судебных решений. Так, Верховный Суд РФ в обзоре судебной практики за III квартал 2008 г. разъяснил, что за участие адвоката по назначению в гражданском процессе в порядке ст. 50 ГПК РФ труд адвоката должен оплачиваться из федерального бюджета по критериям, установленным для ведения уголовных дел. Дано разъяснение также о том, что федеральная казна должна оплачивать работу адвоката по представлению интересов несовершеннолетнего, отправляемого в изолятор для нарушителей. 33


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

«Знак «Почетный адвокат России» вручается адвокату, имеющему безупречную репутацию и стаж работы в качестве адвоката не менее 30 лет.» Совет счел целесообразным исключить из Положения условие о прекращении адвокатом профессиональной деятельности, ограничивающее возможность получения награды достойными адвокатами. 7. В порядке информации сообщаем, что с марта 2009 г. представители ФПА РФ участвуют в финансируемом Европейским Союзом проекте «Совершенствование доступа к правосудию в Российской Федерации», который будет осуществляться до мая 2011 года. Проект направлен на совершенствование и укрепление института бесплатной юридической помощи и развитие внесудебного порядка рассмотрения и разрешения гражданских и административных дел. Главный бенефициар проекта – Государственно-правовое управление Президента Российской Федерации. В июне 2009 г. в пилотных регионах (Республика Татарстан, Чувашская Республика, Рязанская и Самарская области) проведены международные семинары с участием представителей Евросоюза, Еврокомиссии и Государственно-правового управления Президента Российской Федерации по презентации проекта.

Согласно решения Верховного Суда от 09.11.08 г. должна оплачиваться вся работа адвоката-защитника в делах по назначению, а не только непосредственное участие в судебных заседаниях. 3. Советом принята к сведению информация о деятельности Рабочей группы Министерства юстиции РФ, которая с участием представителей ФПА РФ прорабатывает проблемные вопросы в сфере адвокатуры и адвокатской деятельности (обеспечение адвокатских образований и адвокатских палат государственными и муниципальными помещениями, повышение до 600 рублей минимального уровня оплаты труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению). Важным шагом на пути решения проблемы сохранения адвокатскими палатами арендуемых помещений является принятие поправки в ст. 17.1. Федерального закона «О защите конкуренции», которые инициировались с учетом позиции ФПА РФ и Рабочей группы. Адвокатские палаты включены в перечень субъектов, с которыми договоры аренды заключаются без проведения конкурсов и аукционов. Федеральной палатой завершена работа по обоснованию необходимости увеличения минимального размера оплаты труда адвокатов-защитников, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению (ст. 51 УПК РФ). В июне 2009 г. аналитическая справка, подготовленная на основании представленных адвокатскими палатами сведений, направлена в Минюст России. При подготовке предложений у ФПА РФ возникли трудности в связи с отсутствием необходимых статистических сведений. Отстаивая интересы адвокатов, ФПА РФ должна располагать статистическими данными, вызывающими доверие представителей власти. Поэтому Совет утвердил форму статистического отчета в новой редакции, по которой по итогам 2009 г. необходимо будет представлять сведения в ФПА РФ. 4. Советом ФПА РФ принято решение о необходимости изучения практики адвокатских палат по установлению обязательных отчислений на общие нужды палаты. Это вызвано Определением Конституционного Суда РФ №277-0-0 от 05.02.09 г., в котором высказана позиция о праве адвокатской палаты устанавливать для ее членов обязательные отчисления на общие нужды адвокатской палаты в определенных размерах и в соответствии с целями адвокатской деятельности только при условии их разумности, соразмерности и недопустимости использования для ограничения доступа к профессиональной деятельности. В связи с Определением Конституционного Суда РФ необходимо еще раз отметить недопустимость установления так называемых «вступительных» взносов для претендентов на приобретение статуса адвоката и на необходимость неукоснительного исполнения решения Совета ФПА РФ от 22.04.04 г. 5. На заседании Совета ФПА РФ заслушан и одобрен отчет Экспертно-методической комиссии (председатель Шаров Г.К.). Созданная решением Совета ФПА РФ 17 июня 2008 г. комиссия за годовой период своей деятельности подготовила более 15 заключений, разъяснений и предложений по различным вопросам адвокатской деятельности. Материалы Экспертно-методической комиссии направляются в Ваш адрес. Просьба изучить предложения комиссии по вопросам правомочий помощника и стажера адвоката и свои замечания представить в ФПА РФ не позднее 1 сентября 2009 г. Экспертно-методической комиссией с учетом предложений адвокатских палат субъектов РФ было подготовлено заключение на проект Административного регламента исполнения Минюстом России государственной функции по ведению реестра адвокатов и выдаче адвокатам удостоверений. По сообщению начальника отдела по вопросам адвокатуры Минюста России Душкиной Г.В. многие замечания ФПА РФ приняты и утверждение новой редакции Административного регламента ожидается в августе 2009 г. 6. В связи с предложениями адвокатских палат субъектов РФ Совет принял решение о внесении изменений в п.4 Положения о мерах, основаниях и порядке поощрения адвокатов, изложив его в новой редакции:

С уважением, Президент Е. В. Семеняко

Федеральная палата адвокатов Российской Федерации Президентам адвокатских палат субъектов Российской Федерации Уважаемые коллеги! Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России» (АЮР) была создана 25 декабря 2005 года при активном участии адвокатского сообщества и является добровольным самоуправляемым общественным объединением, основанным как на индивидуальном, так и на коллективном членстве. Ассоциация объединила в единую организацию два союза юристов – Российский Союз Юристов (президент Степашин С.В.) и Союз Юристов России (президент Кутафин О.Е.). Президент Российской Федерации В.В. Путин одобрил предложение об объединении и дал поручение главе Администрации Президента РФ Д.А. Медведеву поддержать данную инициативу. 22 декабря 2005 года в Колонном зале Дома Союзов состоялся Учредительный Съезд Общероссийской Общественной Организации «Ассоциация Юристов России», на котором присутствовали 725 участников, представлявших все субъекты Российской Федерации. Высшим руководящим органом является съезд, собираемый не реже одного раза в 3 года. В перерывах между съездами руководящим органом является Центральный совет, состоящий из 128 человек. Постоянно действующим руководящим коллегиальным органом является Президиум, в составе которого адвокатуру представляют Семеняко Е.В., Гриб В.В., Руднев В.Н. Президиум избирает из своего состава трех Сопредседателей и из числа Сопредседателей избирает каждые два года Председателя Ассоциации. 3 февраля 2009 г. Председателем АЮР избран Крашенинников П.В., Сопредседателями являются Степашин С.В. и Яковлев В.Ф. Правление АЮР – постоянно действующий исполнительный орган, в который входят адвокаты Галоганов А.П., Пилипенко Ю.С., Пугинский С.Б. Председателем Правления АЮР избран Манылов И.Е. Попечительский Совет Ассоциации возглавляет Президент России Медведев Д.А. В рамках Ассоциации в настоящее время сформированы и работают 23 комиссии и 3 подкомиссии по направлениям дея34


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

На заседании Совета ФПА РФ, состоявшемся 7 июля 2009 г. в г. Пятигорске Ставропольского края, была дана положительная оценка взаимодействию адвокатуры с Ассоциацией юристов России и приняты рекомендации о более активном участии адвокатов и адвокатских палат в работе АЮР.

тельности. В частности, активную работу ведет Комиссия по вопросам деятельности адвокатуры и нотариата, возглавляемая Семеняко Е.В. АЮР является учредителем телеканала «Закон-ТВ» вещающего 24 часа в сутки через спутниковое телевидение «НТВплюс», журналов «Закон» и «Юридический мир» и ряда юридических журналов узкого профиля. Совместно с «Российской газетой» ведется проект «Юридическая неделя», который подразумевает размещение материалов АЮР на страницах «Российской газеты». Целями Ассоциации, в частности, являются: – содействие процессу формирования в России правового государства; – содействие повышению престижа юридических профессий, воспитание юристов в духе неукоснительного соблюдения положений закона, норм профессиональной этики; – содействие созданию условий для активной профессиональной и общественной деятельности своих членов; – привлечение широкой юридической общественности к участию в правовых, гуманитарных и иных проектах и программах; – развитие всестороннего сотрудничества между юристами, содействие укреплению связи между юридической наукой, образованием и практикой.

Предлагаю принять меры к расширению членства адвокатов в АЮР, созданию региональных и местных отделений Ассоциации и вхождению в руководящие органы, наладить деловые, рабочие отношения с руководством действующего отделения Ассоциации юристов в регионе и принять активное участие в её работе. Президент ФПА РФ Е. В. Семеняко

Президент ФПА РФ Евгений Васильевич Семеняко начинает прием адвокатов России через Интернет (http://www.zakonia.ru) На Информационно-правовом портале «ЗАКОНИЯ» в разделе «Юридический Дом» открыта электронная приемная Федеральной Палаты Адвокатов, а также электронные представительства изданий «Новая адвокатская газета», «Вестник Палаты адвокатов», журнал «Российский адвокат». Портал «ЗАКОНИЯ» (http://www.zakonia.ru) – это ресурс, в задачи которого входит создание единой точки доступа к самой актуальной информации по вопросам изменений в законодательстве, а также осуществление роли действенного проводника между государственными органами, учреждениями и рядовыми гражданами. Для эффективной реализации этой цели на базе портала созданы электронные приемные депутатов Государственной думы Федерального собрания РФ, государственных органов и служб, образовательных учреждений, профсоюзных и общественных организаций посредством которых каждый может обратиться в компетентное ведомство со своим вопросом или предложением. Одной из наиболее значимых локаций на портале является раздел «Юридический Дом», включающий в себя приемные организаций, а также личные электронные кабинеты юристов, адвокатов и нотариусов. Благодаря участию ФПА РФ в проекте «ЗАКОНИЯ», теперь каждый адвокат Палаты имеет возможность бесплатно открыть личный электронный кабинет на данном ресурсе. Цель создания электронной приемной ФПА РФ на портале «ЗАКОНИЯ» – внедрение Интернет-технологий в работу адвоката с целью ее большей результативности. Приемная ФПА РФ должна стать площадкой для эффективной коммуникации, обмена информацией между коллегами, для поиска новых клиентов и для формирования единого и сплоченного сообщества адвокатов в Интернет-пространстве. Интерактивная приемная ФПА РФ расположена по электронному адресу: www.fpa.zakonia.ru В рамках приемной Палаты на «ЗАКОНИИ» создан закрытый форум членов ФПА РФ, здесь адвокаты могут обсуждать актуальные вопросы и темы. В электронной приемной ФПА РФ адвокаты, помимо ознакомления с информацией и новостями, могут размещать свои публикации, принимать участие в литературных конкурсах совместно с Издательской группой «Юрист», Объединенной редакцией МВД РФ, Объединенной редакцией ФСИН РФ и другими СМИ. Уже с 10 июня стартовал литературный Интернет-Конкурс «Золотое перо закона», где каждый адвокат может самостоятельно разместить свое произведение в разных номинациях, а также принять участие в оценке размещенных произведений коллег. Лучшие произведения будут опубликованы на страницах печатных средств массовой информации МВД РФ, ФСИН РФ, «Человек и закон», «Литературной газеты» и других. Также в приемной Палаты адвокаты получают возможность отправить по форме обратной связи вопрос, просьбу, предложение Президенту ФПА РФ Евгению Васильевичу Семеняко, либо

Членство в Ассоциации может быть индивидуальным и коллективным. Коллективными членами могут быть общественные объединения юристов – юридические лица. Индивидуальными членами могут быть лица, имеющие высшее юридическое образование. Для коллективных членов вступительный и ежегодный членский взнос установлен в размере 10 (десяти) МРОТ. Для индивидуальных членов вступительный и ежегодный членский взнос установлен в размере 1000 рублей. Ассоциация имеет региональные отделения в субъектах Федерации и местные отделения в пределах территории органа местного самоуправления. Высшим руководящим органом отделения является общее собрание (конференция), а в период между собраниями Совет Отделения – постоянно действующий орган, избираемый на Общем собрании (конференции) сроком на два года, который возглавляет председатель отделения. Местные отделения создаются региональными отделениями АЮР. Более подробную информацию об Ассоциации и её деятельности можно получить в Интернете по адресу: http://www.alrf.ru В настоящее время региональные отделения созданы в 42 субъектах Федерации, в организации насчитывается около 8 тысяч членов и рост численности членов организации продолжается. В работе ряда региональных отделений активное участие принимают представители адвокатских палат субъектов Федерации. Широкое представительство адвокатов в Ассоциации юристов России и активное участие в её деятельности повысит роль адвокатуры в осуществлении целей и задач Ассоциации, будет способствовать укреплению авторитета адвокатуры в юридическом сообществе, перед государственными органами и населением. Это позволит эффективнее поднимать на местах, включать в планы работы Ассоциации, продвигать и обеспечивать положительное решение проблем адвокатуры и вопросов оказания различных видов и форм юридической помощи всем нуждающимся, позволит успешнее привлекать внимание к этим вопросам государственных законодательных и исполнительных органов власти. Региональные и, тем более, местные отделения Ассоциации созданы далеко не во всех субъектах Федерации, и не во всех созданных отделениях численность адвокатов удовлетворительная. Адвокатским палатам следует принять активное участие в создании этих отделений, стремиться обеспечить рост численности адвокатов в региональных отделениях для обеспечения квалифицированного большинства на общих собраниях (конференциях), формировании органов управления отделений и энергичном вхождении в состав этих органов с целью получения возможности максимального влияния на их деятельность. 35


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Для Интернет-приема предусмотрены минимальные технические требования: достаточно обычного персонального компьютера с выходом в Интернет, оснащенного веб-камерой и гарнитурой (микрофон-наушники), а также наличие программы Skype (скачивается из Интернета бесплатно).

записаться на личный прием к Президенту Палаты, который проходит в режиме онлайн. В ходе интерактивного приема Е.В. Семеняко ответит на профессиональные вопросы коллег (включая вопросы социальной и иной защиты адвоката) и на вопросы, связанные с деятельностью Палаты.

Президентам Адвокатских Палат субъектов Российской Федерации Программа занятий Высших курсов повышения квалификации адвокатов ФПА РФ действующих при Российской Академии адвокатуры и нотариата на 2009-2010 учебный год: 2009 г. 14-18 (5 дней) 28 сентября – 02 октября (6 дней) 12-16 (6 дней) 19-21 (3 дня) 26-30 (5 дней) 09-13 (5 дней) 23-27 (5 дней)

Сентябрь «Деятельность адвоката в уголовном процессе» «Деятельность адвоката в гражданском процессе» Октябрь «Деятельность адвоката в уголовном процессе» Тренинг « Проблема подготовки и участия в судебных прениях» «Современные возможности использования специальных знаний в деятельности адвоката» Ноябрь «Деятельность адвоката в уголовном процессе»

07-11 (5дней)

«Деятельность адвоката в гражданском процессе» Декабрь «Деятельность адвоката в арбитражном процессе»

14-16 (3 дня)

Тренинг « Проблема подготовки и участия в судебных прениях»

21-25 (5 дней) 2010 г. 01-05 (5 дней) 15-19 (5 дней) 01 – 05 (5 дней) 15-19 (5 дней) 05-09 (5 дней) 19-23 (5дней) 17-21 (6 дней) 31 мая – 04 июня (5 дней) 14-16 (3 дня) 21-25 (5 дней)

«Деятельность адвоката в уголовном процессе» Февраль «Современные возможности использования специальных знаний в деятельности адвоката» «Деятельность адвоката в уголовном процессе» Март « Деятельность адвоката в гражданском процессе» «Деятельность адвоката в арбитражном процессе» Апрель «Деятельность адвоката в уголовном процессе» «Деятельность адвоката в гражданском процессе» Май «Современные возможности использования специальных знаний в деятельности адвоката» Июнь «Деятельность адвоката в уголовном процессе» Тренинг «Проблема подготовки и участия в судебных прениях» «Деятельность адвоката в гражданском процессе»

по надзору); д.ю.н., д.ф.н., проф. Е. И. Галяшина; д.м.н., проф. А.А. Ткаченко (Гос. центр общей и судебной психиатрии им. П.Б. Сербского); д.б.н., проф., Поляков А.В.; д.ю.н., проф. Л.Н. Масленникова (адвокат МОКА, кафедра уголовного процесса МГЮА); к.ю.н., доцент Л.Т. Ульянова (МГУ им. М.В.Ломоносова, каф. Уголовного процесса); к.ю.н., проф., С.И. Володина (адвокат МОКА, проректор РААН,); к.ю.н., доцент М.Я. Розенталь; к.ю.н., Н.М. Кипнис. (МГЮА, АП г. Москвы, МГКА, член квалификационной комиссии); к.ю.н. В.К. Боброва (администрация Президента РФ, зам. начальника департамента Управления Президента РФ по внутренней политике); к.ю.н. Т.Н. Секераж; к.ю.н. Н.В. Володина; к.ю.н. эксперт-олиграфолог Комиссарова В.В.; Монина Н.Н. (РЦСЭ), Малаха В.В (Ведущий эксперт РФ ЦСЭ)

Форма обучения очная. Начало занятий в 10.00, окончание – 17.00. Занятия будут проходить в здании РМН по адресу: г. Москва Малый Полуярославский пер., 3/5. В качестве лекторов выступают: Президент ФПА, президент АП Санкт-Петербурга, к.ю.н. Е.В Семеняко.; д.ю.н., профессор, ректор РААН Г.Б. Мирзоев; 1-й зам. председателя Верховного Суда в отставке Радченко В. И.; Засл. юрист РФ А. К.Большова (председатель Арбитражного суда в отставке); Заслуж. юрист России Краснокутская А. И.; судья Верховного Суда Б. А. Горохов; д.ю.н., проф. П. С. Яни (Институт защиты прав собственности). Д.ю.н., проф. Л. А. Воскобитова; д.ю.н., профессор В.М. Жуйков (зам директора ин-та законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ); Заслуж. юрист Э. Г. Сафронский; д.м.н., проф, В.О. Плаксин (главный судебный медицинский эксперт Федеральной службы

Оплата обучения производится на р/с Российской Академии Адвокатуры. Стоимость обучения в РААН – 8 000 руб., обучение по программе «Деятельность адвоката в арбитражном процессе» – 10 000 руб. 36


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Реквизиты РААН:

Заказ на бронирование номеров в гостинице можно произвести по тел. 737-71-49, 324-90-80, 316-82-45, 316-81-63, 680-7647, 683-80-61,780-59-64, Регистрация обучающихся производится по тел. 917-3880 (не позднее, чем за неделю до начала занятий) По указанным выше темам Высшие курсы повышения квалификации адвокатов организуют выездные семинары. Заявки на их проведение следует на имя руководителя курсов С.И. Володина по адресу ФПА РФ: advpalata@mail.ru (495) 7872835

НОУ «Российская Академия адвокатуры и нотариата (Институт)» Юридический адрес: 105120, Москва, Малый Полуярославский пер., д. 3/5 ИНН 7709255964 КПП 770901001 Р./с 40703810900030000197 в ОАО банк ВТБ г. Москва Корр. счет 30101810700000000187 БИК 044525187 ОКПО 18284707 «за обучение адвокатов»

Руководитель высших курсов повышения квалификации адвокатов РФ С. И. Володина

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2009 г. №277-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хайрутдинова Ильдара Магарифовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 5 пункта 1 статьи 7 и подпунктом 4 пункта 2 статьи 30 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируется свобода экономической деятельности (статья 8, часть 1), каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1), а также право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1). В то же время в силу статьи 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. При этом определение критериев, соблюдение которых свидетельствует о должном уровне квалификации лиц, оказывающих гражданам юридическую помощь, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, относится к компетенции федерального законодателя (Определение от 8 ноября 2005 года №439-О и др.).

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.А. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.Л. Кононова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина И.М. Хайрутдинова, установил:

Такие критерии установлены в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности; указанное лицо должно иметь также стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании в установленные данным Федеральным законом сроки; решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта Российской Федерации после сдачи лицом, претендующим на приобретение статуса адвоката, квалификационного экзамена; на приобретение статуса адвоката и осуществление адвокатской деятельности не вправе претендовать лица, признанные недееспособными (ограниченно дееспособными) в установленном порядке, а также имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления (пункты 1, 2, 3 статьи 9, статьи 10-12).

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин И.М. Хайрутдинов просит признать не соответствующими статьям 34 и 37 Конституции Российской Федерации положения Федерального закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 20 декабря 2004 года №163-ФЗ), а именно подпункт 5 пункта 1 статьи 7, согласно которому адвокат обязан ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты в порядке и в размерах, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации, и подпункт 4 пункта 2 статьи 30, относящий к компетенции собрания (конференции) адвокатов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации определение размера указанных обязательных отчислений. По мнению заявителя, названные нормы допускают произвольное установление адвокатским образованием вступительного единовременного взноса и возлагают на лиц, приобретающих статус адвоката, обязанность по его уплате до наступления реальной возможности получить вознаграждение за оказание юридической помощи, что ведет к монополизации адвокатской деятельности, затрудняя гражданам доступ к ней. Как следует из представленных материалов, решением Йошкар-Олинского городского суда от 26 июня 2006 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Марий Эл от 20 июля 2006 года, было отказано в удовлетворении иска И.М. Хайрутдинова о признании незаконным требования Адвокатской палаты Республики Марий Эл об уплате единовременного взноса в сумме 10000 рублей.

Кроме того, федеральный законодатель предусмотрел обязательное членство адвокатов субъекта Российской Федерации в негосударственной некоммерческой организации – адвокатской палате данного субъекта Российской Федерации (пункт 1 статьи 29 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). При этом адвокат за счет получаемого вознаграждения осуществляет профессиональные расходы на общие нужды адвокатской палаты путем ежемесячных отчислений, определение же размера таких обязательных отчислений и утверждение сметы расходов на содержание адвокатской палаты составляет компетенцию высшего органа адвокатской палаты субъекта Российской Федерации – собрания (конференции) адвокатов (подпункт 5 пункта 1 статьи 7, подпункт 1 пункта 7 статьи 25, подпункты 4 и 5 пункта 2 статьи 30). 37


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2009 г. №289-О-П «По жалобе Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации на нарушение конституционных прав и свобод статьей 131 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации»

К затратам на общие нужды адвокатской палаты Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» относит расходы на вознаграждение адвокатов, работающих в органах адвокатской палаты, компенсацию этим адвокатам расходов, связанных с их работой в указанных органах, расходы на заработную плату работников аппарата адвокатской палаты, материальное обеспечение деятельности адвокатской палаты, а по решению совета адвокатской палаты – также расходы на оплату труда адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно, и иные расходы, предусмотренные сметой адвокатской палаты (пункт 2 статьи 34). Взаимосвязанные положения статей 7, 25, 30 и 34 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» об обязательных отчислениях адвокатов на общие нужды адвокатской палаты не предусматривают какие-либо иные дополнительные, в том числе имущественные, условия приобретения статуса адвоката для граждан, отвечающих установленным требованиям и подтвердивших свою квалификацию по результатам соответствующего экзамена, и, соответственно, не предполагают возможность установления собранием (конференцией) адвокатов обязательных единовременных платежей для лиц, обращающихся за приобретением статуса адвоката, в качестве условия приобретения ими данного статуса. Иное означало бы ограничение их права на осуществление адвокатской деятельности вопреки гарантированному государством равенству прав человека и гражданина независимо от имущественного положения (статьи 17 (часть 3), 19 (часть 2), 34 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации) и препятствовало осуществлению в полной мере конституционной обязанности государства по обеспечению надлежащих гарантий доступа каждого к правовым услугам (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 января 2007 года №1-П, от 23 декабря 1999 года №18-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2000 года №282-О). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 мая 1998 года №15-П, недопустимо введение не установленных законом условий допуска к профессиональной юридической деятельности, в том числе требования об уплате не предусмотренных действующим законодательством взносов при вступлении в профессиональные объединения, основанные на обязательном членстве. Таким образом, закрепленное оспариваемыми в жалобе законоположениями право адвокатской палаты устанавливать для ее членов обязательные отчисления на общие нужды адвокатской палаты в определенных размерах и в соответствии с целями адвокатской деятельности – при условии их разумности, соразмерности и недопустимости использования для ограничения доступа к профессиональной деятельности – не противоречит Конституции Российской Федерации. Проверка же законности целей установления таких отчислений и обоснованности их размеров в каждом конкретном случае не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.Л. Кононова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, установил: 1. Гражданам А.М. Бекбузарову, С.И. Шныре и другим – адвокатам, участвовавшим в уголовных делах по назначению дознавателя, следователя или суда в качестве защитников и понесшим расходы, связанные с явкой к месту производства процессуальных действий, в том числе в отдаленные и труднодоступные районы, суды общей юрисдикции отказали в возмещении данных расходов со ссылкой на то, что статья 131 УПК Российской Федерации не относит их к числу процессуальных издержек. В своей жалобе, направленной в Конституционный Суд Российской Федерации на основании части первой статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и части второй статьи 35 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Федеральная палата адвокатов Российской Федерации оспаривает конституционность статьи 131 УПК Российской Федерации, как не указывающей в составе процессуальных издержек расходы адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанные с его явкой к месту производства процессуальных действий. По мнению заявителя, данная статья противоречит статьям 19 (части 1 и 2) и 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку ставит адвокатов в неравное положение с другими участниками уголовного судопроизводства, которым подобные расходы возмещаются. 2. Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, которая в случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно (часть 1), а каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления – право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (часть 2). Данные права, по смыслу статьи 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, не подлежат ограничению ни при каких условиях. Конституционный Суд Российской Федерации в постановлениях от 23 декабря 1999 года №18-П и от 23 января 2007 года №1-П указывал, что конституционному праву граждан на квалифицированную юридическую помощь корреспондирует обязанность государства предоставить достаточные гарантии ее оказания. К числу таких гарантий относится создание надлежащей экономической основы качественного оказания квалифицированной юридической помощи, в том числе предоставление финансирования деятельности адвокатов, осуществляющих защиту подозреваемых и обвиняемых по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в достаточном объеме. Данный вывод согласуется с позицией Европейского Суда по правам человека, который в постановлении от 13 мая 1980 года по делу «Артико (Artico) против Италии» указал, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а их практиче-

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил: 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хайрутдинова Ильдара Магарифовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой. 2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В. Д. Зорькин Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Ю. М. Данилов 38


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

уголовному делу, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. Эта статья содержит открытый перечень видов процессуальных издержек: согласно пункту 9 ее части второй к ним относятся «иные расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу и предусмотренные данным Кодексом». Расходы, понесенные участвующим в уголовном деле по назначению адвокатом в связи с необходимостью выезда к месту проведения процессуальных действий, в данной статье не названы, при том что подобные расходы потерпевшего, свидетеля, их законного представителя, эксперта, специалиста, переводчика и понятых пунктом 1 части второй статьи 131 УПК Российской Федерации к процессуальным издержкам отнесены. Порядок и размеры возмещения процессуальных издержек в уголовном судопроизводстве в соответствии с частью четвертой статьи 131 УПК Российской Федерации устанавливаются Правительством Российской Федерации. Так, согласно пункту 1 Инструкции «О порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд», утвержденной постановлением Совмина РСФСР от 14 июля 1990 года №245 (действует в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 4 марта 2003 года №140), свидетели, потерпевшие, законные представители потерпевших, эксперты, специалисты, переводчики и понятые, вызываемые к лицу, производящему дознание, следователю, в прокуратуру или в суд (кроме Конституционного Суда Российской Федерации и арбитражного суда) для дачи показаний, заключений по уголовным и гражданским делам, переводов, участия в производстве следственного действия и судебном разбирательстве, имеют право на возмещение понесенных ими расходов по явке (стоимость проезда к месту вызова и обратно, расходы по найму жилого помещения, суточные). Адвокаты в данной инструкции не поименованы. Такой вид процессуальных издержек, как оплата труда адвоката по назначению дознавателя, следователя или суда, регламентирован в постановлении Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003 года №400, а в пункте 4 Порядка расчета оплаты труда адвоката (утвержден приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства финансов Российской Федерации от 15 октября 2007 года №87н/199) предусмотрено увеличение ее размера на 275 рублей за один день участия адвоката в уголовном деле с учетом в том числе необходимости выезда в процессе ведения дела в другой населенный пункт. Подобное увеличение размера оплаты труда адвоката, призванное компенсировать его расходы, связанные с выездом в другой населенный пункт, другую местность, где производятся процессуальные действия, в большинстве случаев оказывается недостаточным. Так, представленные заявителем материалы свидетельствуют о том, что затраты адвокатов на указанные цели значительно превышали общий размер оплаты их труда. 4. Таким образом, поскольку из конституционно-правовой обязанности государства по надлежащему финансовому обеспечению деятельности участников уголовного процесса вытекает необходимость отнесения затрат, понесенных ими в связи с производством по уголовному делу, к процессуальным издержкам, а Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации среди процессуальных издержек называет иные расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу и предусмотренные данным Кодексом, к процессуальным издержкам должны быть отнесены и расходы адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанные с его явкой к месту производства процессуальных действий. Данный вывод подтверждается указанием в Уголовнопроцессуальном кодексе Российской Федерации на обязанность дознавателя, следователя и суда обеспечить в определенных случаях участие защитника в уголовном деле (часть третья и четвертая статьи 16, часть вторая статьи 50, часть третья статьи 51 УПК Российской Федерации). В силу этого оспариваемая в жалобе Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации статья 131 УПК Российской Федерации – по ее конституционно-правовому смыслу во взаи-

ское и эффективное осуществление; это особенно справедливо в отношении права на защиту, которое занимает видное место в демократическом обществе, как и само право на справедливое судебное разбирательство, из которого оно вытекает; именно в силу этого данному праву обвиняемого (подозреваемого) корреспондирует обязанность государства обеспечить бесплатную помощь защитника по уголовным делам. Кроме того, государство, гарантирующее в статье 19 (часть 2) Конституции Российской Федерации равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, обязано обеспечивать надлежащие условия оказания квалифицированной юридической помощи всем нуждающимся в такой помощи гражданам в равной мере – независимо от места их жительства или местонахождения, а адвокатам, участвующим в уголовном деле по назначению, предоставлять оплату в полном объеме их услуг, вне зависимости от места выполнения ими своих профессиональных обязанностей. Обязанность государства обеспечивать справедливые условия осуществления адвокатами профессиональной деятельности вытекает и из статьи 37 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому свободу распоряжаться своими способностями к труду, право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и запрет принудительного труда, а также из статьи 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, согласно которой признается право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности, вознаграждение, обеспечивающее всем трудящимся справедливую зарплату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия (пункт «а»). 3. В соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, осуществляют органы государственной власти (пункт 3 статьи 3). При этом бремя материально-технического и финансового обеспечения оказания юридической помощи в труднодоступных и малонаселенных местностях в силу части девятой статьи 25 названного Федерального закона несут субъекты Российской Федерации. Данное законоположение не распространяется на оказание юридической помощи в уголовном судопроизводстве, относящемся в силу статьи 71 (пункт «о») Конституции Российской Федерации к ведению Российской Федерации: согласно части восьмой статьи 25 труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета, а расходы на эти цели учитываются в федеральном законе о федеральном бюджете на очередной год в соответствующей целевой статье расходов. Помимо этого часть десятая статьи 25 предоставляет адвокатской палате право (но не обязывает ее) выплачивать дополнительное вознаграждение адвокату, оказывающему юридическую помощь бесплатно. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, устанавливая гарантии и условия реализации права на помощь адвоката (защитника) и закрепляя обязанность органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, обеспечивать участие в уголовном деле защитника подозреваемого или обвиняемого в определенных данным Кодексом случаях (статьи 50 и 51), также возлагает на федеральный бюджет компенсацию расходов на оплату труда адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда (часть пятая статьи 50), путем включения их в состав процессуальных издержек по каждому уголовному делу (пункт 5 части второй статьи 131). К процессуальным издержкам статья 131 УПК Российской Федерации относит расходы, связанные с производством по 39


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Время, затраченное адвокатом на ознакомление с протоколом заседания суда, подлежит оплате

мосвязи с другими положениями данного Кодекса – предполагает включение в состав процессуальных издержек расходов адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанных с его явкой к месту производства процессуальных действий. Иное истолкование данной статьи означало бы отказ государства от выполнения своей конституционно-правовой обязанности по обеспечению необходимого объема финансирования деятельности адвокатов, осуществляющих защиту подозреваемых и обвиняемых по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, что противоречило бы Конституции Российской Федерации, ее статьям 19, 37, 45, 48, 55 и 56. Вместе с тем федеральный законодатель и Правительство Российской Федерации при внесении изменений в правовое регулирование определения размера и порядка компенсации адвокатам, участвующим в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, расходов по оказанию юридической помощи вправе установить – исходя из конституционных требований и с учетом сформулированной в настоящем Определений правовой позиции, – порядок компенсации их расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий. Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктами 2 и 3 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71, частью первой статьи 79 и статьей 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил: 1. Статья 131 УПК Российской Федерации – по ее конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи с положениями части третьей и четвертой статьи 16, части второй статьи 50 и части третьей статьи 51 УПК Российской Федерации – предполагает включение в состав процессуальных издержек расходов адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанных с его явкой к месту производства процессуальных действий. Конституционно-правовой смысл статьи 131 УПК Российской Федерации, выявленный в настоящем Определении на основании правовых позиций, ранее сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в его решениях, является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике. 2. Федеральному законодателю и Правительству Российской Федерации при внесении изменений в правовое регулирование определения размера и порядка компенсации адвокатам, участвующим в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, расходов по оказанию юридической помощи надлежит – исходя из конституционных требований и с учетом правовой позиции, выраженной в настоящем Определении, – установить порядок компенсации их расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий. 3. Признать жалобу Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления. 4. Правоприменительные решения по делам граждан А.М. Бекбузарова, С.И. Шныры и других, основанные на положениях статьи 131 УПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет других препятствий. 5. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит. 6. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Верховный Суд Российской Федерации. Определение. от 5 марта 2009 г. №43-Д09-3 (извлечение) По постановлению мирового судьи судебного участка Сюмсинского района Удмуртской Республики от 31 мая 2007 г. адвокату О. отказано в оплате труда за ознакомление с протоколом судебного заседания в сумме 316 руб. 25 коп. Постановлением Сюмсинского районного суда от 12 июля 2007 г. постановление мирового судьи в отношении О. оставлено без изменения. Постановлением президиума Верховного Суда Удмуртской Республики от 18 апреля 2008 г. постановление мирового судьи и апелляционное постановление оставлены без изменения. В надзорной жалобе адвокат О. оспаривал состоявшиеся в отношении него судебные решения, связанные с отказом выплатить ему вознаграждение в сумме 316 руб. 25 коп. за ознакомление с протоколом судебного заседания по делу Л., осужденного 25 апреля 2007 г. по приговору мирового судьи судебного участка Сюмсинского района по ст. 119 УК РФ, считая такой отказ противоречащим требованиям закона. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 5 марта 2009 г. надзорную жалобу адвоката О. удовлетворила, постановление мирового судьи и последующие судебные решения отменила и дело в этой части направила на новое рассмотрение мировому судье, указав следующее. Как видно из материалов дела, адвокат О. по назначению суда с 11 апреля 2007 г. осуществлял защиту Л. После вынесения приговора защитник О. ознакомился с протоколом судебного заседания и подал на него свои замечания, которые были рассмотрены судом. В связи с потраченным временем на изучение протокола судебного заседания адвокат обратился в суд с заявлением о выплате ему вознаграждения в сумме 316 руб. 25 коп. за 1 день работы. Судами первой, апелляционной и надзорной инстанций заявление адвоката О. оставлено без удовлетворения. При этом они сделали вывод, что оплате за счет государства подлежит лишь участие адвоката в судебном заседании, а не дополнительные процессуальные действия, вытекающие из должностных обязанностей адвоката, к которым относится в том числе и ознакомление с протоколом судебного заседания. Принимая указанное решение, суды не учли, что в соответствии с действовавшим по состоянию на 31 мая и 12 июля 2007 г. совместным приказом Минюста России №257 и Минфина России от 6 октября 2003 г. №89н «Об утверждении порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела» и действующим в настоящее время совместным приказом названных Минюста России №199 и Минфина России №87н от 15 октября 2007 г. время занятости адвоката исчисляется в днях, в которые адвокат был фактически занят выполнением поручения вне зависимости от длительности работы в течение дня. Изучение протокола судебного заседания также входит в выполнение адвокатом поручения, связанного с осуществлением защиты осужденного.

Решение Верховного Суда РФ от 16 марта 2009 г. №ГКПИ08-2382 Верховный Суд Российской Федерации рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению А.Р.А. о признании частично недействующими пунктов 141, 146 и 148 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В. Д. Зорькин Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Ю. М. Данилов 40


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

мых в следственных действиях и судебных заседаниях согласуются с конституционными нормами, положениями Уголовнопроцессуального кодекса и Федеральных законов. Выслушав объяснения представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации З.А.А. и П.А.В., Министерства юстиции Российской Федерации М.В.И., Генеральной прокуратуры Российской Федерации Г.Н.С., возражавших против доводов заявителя, проверив материалы дела, Верховный Суд Российской Федерации находит заявленные требования подлежащими частичному удовлетворению. В соответствии с частью первой статьи 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (в ред. от 30 октября 2007 г.) в целях обеспечения режима в местах содержания под стражей Министерством юстиции Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской Федерации, Министерством обороны Российской Федерации по согласованию с Генеральным прокурором Российской Федерации утверждаются Правила внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Согласно части второй этой статьи Правилами внутреннего распорядка устанавливается порядок, в частности, проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с лицами, перечисленными в статье 18 данного Федерального закона (пункт 15); обеспечения участия подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в следственных действиях и судебных заседаниях (пункт 16). Статьи 17 и 18 указанного Федерального закона разграничивают право подозреваемых и обвиняемых на свидания, с одной стороны, с защитником в целях реализации ими конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, с другой стороны, с родственниками и иными лицами в целях сохранения социально-полезных связей с ними, устанавливая различные условия и порядок реализации данного права в зависимости от вида свидания. Конституционный Суд Российской Федерации, анализируя в Постановлении от 25 октября 2001 г. №14-П правовой режим свиданий с адвокатом и основываясь на положениях статей 48 (часть 2), 71 (пункты «в», «о») и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи, пришел к выводу о том, что федеральный законодатель при регулировании права на помощь адвоката (защитника), относящегося к основным правам и свободам человека и гражданина, обязан установить в уголовнопроцессуальном законе все важнейшие элементы данного права, включая условия и порядок его реализации. Исходя из этого, признал не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 48 (часть 2) и 55 (часть 3), положение пункта 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами, поскольку это положение – по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, – служит основанием неправомерных ограничений данного права, ставя реализацию возможности свиданий обвиняемого (подозреваемого) с адвокатом (защитником) в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело. В соответствии с частью 3 статьи 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В этой связи положение пункта 15 части второй статьи 16 названного Федерального закона, допускающее регулирование ведомственными нормативными актами конституционного права на помощь адвоката (защитника), в частности условий и порядка проведения свиданий с подозреваемыми и обвиняемыми, является недействующим и применению не подлежит. Верховный Суд Российской Федерации решением от 31 октября 2007 г. по делу №ГКПИ07-1188 также признал установление ведомственным нормативным правовым актом порядка проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с адвокатом (защитником) незаконным, ограничивающим права защитника на

органов внутренних дел, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 22 ноября 2005 года №950, установил: Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел (далее – Правила) утверждены приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 22 ноября 2005 г. №950 (в ред. приказа от 30 апреля 2008 г. №386) по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации 9 декабря 2005 г. за №7246, опубликованы в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 19 декабря 2005 г., №51. Правила, согласно их пункту 1, в соответствии со статьей 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» регламентируют внутренний распорядок в изоляторах временного содержания (далее – ИВС) подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел. Адвокат Майкопской городской коллегии адвокатов «Гарант» А.Р.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об оспаривании следующих норм Правил: пункта 141, согласно которому лицам, получившим разрешения на свидания с подозреваемыми или обвиняемыми, разрешается проносить предметы, вещества и продукты питания, включенные в Перечень продуктов питания, предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету (приложение №2); пункта 146, предусматривающего, что администрация ИВС обеспечивает судьям, прокурорам, следователям, лицам, производящим дознание, а также адвокатам и иным лицам, участвующим в следственных или судебных действиях, беспрепятственное посещение ИВС в рабочее время и доставку подозреваемых или обвиняемых по вызовам уполномоченных на то лиц; пункта 148, в соответствии с которым запрещается вывод подозреваемых и обвиняемых из камер по вызовам в период сдачи-приема дежурства дежурными сменами (не более одного часа), во время приема пищи (завтрак, обед, ужин) согласно распорядку дня, а также в ночное время (с 22 часов вечера до 6 часов утра следующего дня), за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ. В указанное время подозреваемые и обвиняемые, выведенные по вызовам, должны быть возвращены в камеры. Заявитель просит признать недействующими пункт 141 Правил в части, запрещающей пронос и пользование адвокатами в изоляторах временного содержания органов внутренних дел предметами (техническими средствами связи, компьютерами, кино-, фото-, аудио-, видео- и множительной аппаратурой), не включенными в названный в этом пункте Перечень, и пункты 146, 148 Правил в части, запрещающей посещение адвокатами подозреваемых и обвиняемых в ИВС в период сдачи-приема дежурства дежурными сменами, во время приема пищи согласно распорядку дня, а также в ночное время, вследствие чего, по его мнению, ограничивается право адвокатов на посещение ИВС в нерабочее время, в выходные и праздничные дни. Заявленные требования мотивированы тем, что порядок проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с адвокатом, участвующим в деле в качестве защитника, не может устанавливаться ведомственными нормативными актами, поскольку создается возможность ограничения такими актами существенных элементов конституционного права пользоваться помощью адвоката (защитника), которые подлежат регулированию непосредственно в уголовно-процессуальном законе. Заявитель о времени и месте судебного заседания извещен, просит рассмотреть дело в его отсутствие. Министерство внутренних дел Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации, Генеральная прокуратура Российской Федерации в письменных возражениях считают, что установленные оспариваемыми нормами ограничения, связанные с использованием защитником технических средств во время свидания в ИВС с подозреваемыми (обвиняемыми), а также порядок обеспечения участия подозреваемых и обвиняе41


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Однако пункт 141 Правил по смыслу, придаваемому ему нормотворческими органами и правоприменителями, позволяет распространить на адвоката (защитника) запрет на пронос в изолятор временного содержания предметов и вещей, не включенных в вышеназванный Перечень, что, по существу, означает лишение подозреваемого и обвиняемого конституционного права на получение в полном объеме квалифицированной юридической помощи, а адвоката (защитника) – возможности надлежащим образом выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности, если отсутствие при свидании соответствующих предметов и технических средств, использование которых при осуществлении адвокатской деятельности не запрещено законом, препятствует получению необходимых для защиты документов и сведений. При таком положении данный пункт в части, допускающей ограничение конституционного права на помощь адвоката (защитника), не соответствует требованиям закона и подлежит признанию недействующим. Ограничения и запреты на пронос адвокатом (защитником) в изоляторы временного содержания предметов и вещей для использования при свидании с подозреваемыми или обвиняемыми в целях оказания им квалифицированной юридической помощи могут быть введены только Федеральным законом, а не ведомственным нормативным правовым актом. Ссылка представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации на часть четвертую статьи 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», позволяющую досрочно прерывать свидания в случае попытки передачи подозреваемому или обвиняемому запрещенных предметов, веществ и продуктов, лишена правовых оснований. Право адвоката (защитника) пользоваться при свидании предметами и вещами, необходимыми ему для надлежащего выполнения своих профессиональных и процессуальных обязанностей, не означает, что он может передавать эти предметы и вещи подозреваемым и обвиняемым. В случае попытки такой передачи свидание досрочно прерывается, а адвокат (защитник) за допущенное нарушение может быть привлечен к ответственности, установленной Федеральным законом. Пункты 146 и 148 Правил должны оцениваться с учетом их содержания и места в системе норм права. Эти пункты включены в раздел XVII Правил, устанавливающий в развитие положений пункта 16 части второй статьи 16 и статьи 28 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» порядок обеспечения участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях. Следственные действия и судебные заседания проводятся по решению следователя, лица, производящего дознание, прокурора или суда (судьи), определение времени их проведения не относится к компетенции адвоката (защитника), имеющего право участвовать в следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебном разбирательстве уголовного дела (пункты 5, 9 части 1 статьи 53 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Право адвоката (защитника) иметь с подозреваемым или обвиняемым свидания наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности является самостоятельным полномочием, не относящимся к его участию в следственных действиях или судебных заседаниях. Данное право не является предметом регулирования пунктов 146 и 148 Правил, регламентируется пунктом 1 части 1 статьи 53 Уголовно-процессуального кодекса РФ, статьей 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», нормами раздела XVI оспариваемых Правил. Пункты 146 и 148 Правил, относящиеся к порядку обеспечения участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях, не распространяются на порядок проведения свиданий с адвокатом (защитником) и не ограничивают права подозреваемых и обвиняемых на своевременное получение квалифицированной юридической помощи. Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

оказание квалифицированной юридической помощи. Решение суда вступило законную силу, поэтому исходя из требований статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», части 3 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса РФ является обязательным при оценке законности сходной правовой нормы. Пункт 141 Правил, позволяя лицам, получившим разрешение на свидание с подозреваемыми или обвиняемыми, проносить предметы, вещества и продукты питания, включенные в Перечень продуктов питания, предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету, фактически запрещает этим лицам проносить предметы и вещи, не предусмотренные данным Перечнем, что прямо следует из его последнего абзаца. Ограничения, установленные пунктом 141 Правил, на пронос предметов и вещей, как видно из его содержания и представленных суду письменных возражений заинтересованных лиц, в равной мере распространяются на всех лиц, получивших разрешение на свидание с подозреваемыми или обвиняемыми, в том числе на адвокатов (защитников). Между тем в названный Перечень включены предметы и вещи, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить и получать для удовлетворения своих социальнобытовых и иных личных потребностей. Предметы и вещи, необходимые адвокату (защитнику) для оказания подозреваемым и обвиняемым квалифицированной юридической помощи, в этом Перечне не указаны. Согласно статье 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1); каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (часть 2). По смыслу приведенных конституционных норм и корреспондирующих им положений Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт «b» пункта 3 статьи 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункты «b», «с» пункта 3 статьи 6), а также конкретизирующих их норм Уголовно-процессуального кодекса РФ (часть 1 статьи 16, пункт 11 части 1 статьи 53, пункт 1 части 3 статьи 86), существенным и неотъемлемым элементом права на помощь адвоката (защитника) является не только предоставление содержащемуся под стражей обвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своим защитником, но и возможность последнего оказать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому) всеми средствами и способами, не запрещенными законом. Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (подпункты 1, 3 пункта 3 статьи 6), Уголовно-процессуальным кодексом РФ (статья 84, подпункт 1 части 3 статьи 86) закреплено право адвоката (защитника) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, получать и представлять предметы, документы и иные сведения, к которым могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. При этом не установлено запрета на получение адвокатом (защитником) при проведении свидания с подозреваемым (обвиняемым), содержащимся под стражей, сведений, зафиксированных при помощи соответствующих технических средств в материалах фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителях информации. Например, сведений об имеющихся у подозреваемого (обвиняемого) телесных повреждениях, информации, содержащейся в документах и записях, относящихся к уголовному делу либо касающихся реализации прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого) и хранящихся у него в соответствии с пунктом 6 части первой статьи 17 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», пояснений подозреваемого (обвиняемого) для последующей квалифицированной подготовки его защиты и т.п. 42


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

помощи. В остальной части в удовлетворении заявления отказать, поскольку пункты 146 и 148 указанных Правил, исходя из их места в системе норм права, определяют порядок обеспечения участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях и не распространяются на отношения, возникающие при посещении адвокатом (защитником) изоляторов временного содержания для свиданий с подозреваемыми и обвиняемыми вне связи с участием в следственных действиях и судебных заседаниях. Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

заявление А.Р.А. удовлетворить частично. Признать недействующим со дня вступления настоящего решения в законную силу пункт 141 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 22 ноября 2005 года №950 (в редакции приказа от 30 апреля 2008 г. №383), в части, допускающей распространение положений этого пункта на пронос и использование в изоляторах временного содержания внутренних дел адвокатом (защитником) при свиданиях с подозреваемыми и обвиняемыми предметов и вещей, не запрещенных законом и необходимых для оказания квалифицированной юридической

Донец Сергей Петрович, председатель Коллегии адвокатов «Сфера», доцент МГЮА, кандидат юридических наук, доцент Шкала наказаний – гарант конституционных прав на дифференциацию уголовной ответственности

слово адвокатам

Конституционный Суд РФ в своем определении от 06 декабря 2001 г. №255-0 «Об отказе в удовлетворении жалоб граждан В.Н. Ежова и Ю.А. Варгузиной...» разъяснил, что положение статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации «все равны перед законом и судом» означает: при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении.1 По нашему убеждению, одним из факторов равного, справедливого положения субъектов уголовного права является дифференциация уголовной ответственности как генеральное направление уголовно-правовой политики. повышает ответственность в 1,5 раза. Нередко санкции завышены. Имеет место несоответствие в наборе и размерах наказаний. Широкий диапазон относительно определенных санкций – предпосылка нарушения равенства перед законом граждан, совершивших одни и те же преступления, то есть самого принципа справедливости наказания. Мы присоединяемся к мнению ученых, считающих, что перед теорией уголовного права стоит задача уточнения понятия дифференциации уголовной ответственности, определения ее границ, критериев и средств дифференциации в уголовном законе, во-первых. Во-вторых, на основе обобщения национальной и международной судебной практики необходимо разработать формализованные критерии назначения наказания с той целью, чтобы процесс назначения наказания сделать прозрачным и предсказуемым. 7-го и 8-го октября 2004 г. на базе санатория работников органов прокуратуры РФ «Истра» была проведена международная научно-практическая конференция «Шкала уголовных наказаний как способ борьбы с коррупцией в сфере правосудия». Вместе с учеными и практическими работниками России в работе конференции принимали участие члены Федеральной комиссии США по назначению наказания. С 1987 г. в США применяется методика назначения наказания на основе шкалы наказаний, представляющей собой график в специальной системе координат. По вертикальной оси расположены уровни тяжести преступлений. По горизонтальной – категории предыдущих судимостей. Санкции определяются в баллах в зависимости от базовых уровней. При этом учитываются смягчающие и отягчающие обстоятельства. На пересечении вертикальных и горизонтальных осей и находится диапазон наказания конкретному лицу за конкретное преступление9. Исторически проблеме измерения общественной опасности в отечественной науке уделялось большое внимание. Прежде всего, следует отметить работы Н.Д. Оранжиреева10 Ю.Д., Блувштейна11 и В.Л. Чубарева12. Основная идея измерения общественной опасности состоит в присвоении общественной опасности отдельных преступлений определённых балльных оценок с последующим их уменьшением или увеличением на некоторое число баллов в зависимости от наличия тех или иных обстоятельств дела. При этом вид и размер наказания зависят от значения

Принцип справедливости в уголовном праве требует, чтобы наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, были справедливыми, то есть соответствовали характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Его реализация возможна и при дифференциации уголовной ответственности3. Достигнуть баланса между «мягкостью» и «жесткостью» уголовного закона возможно с помощью принципа дифференциации уголовной ответственности, что признано Концепцией уголовного законодательства РФ приоритетным направлением реформы отечественного уголовного права5. В действующем УК РФ это направление, в основном, выдержано. Так, уголовный закон предусматривает различные последствия для лиц, совершивших особо тяжкие, тяжкие общественно опасные деяния и преступления средней, небольшой тяжести, с умышленной и неосторожной формой вины, впервые или в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств, либо проявивших деятельное раскаяние и т.п. В основу дифференциации типового наказания (нижний и верхний пределы санкции) в Особенной части положена категоризация преступлений в Общей части УК РФ. В качестве важных средств дифференциации уголовной ответственности выступают квалифицирующие и привилегирующие признаки состава преступления, общие и специальные виды освобождения от уголовной ответственности, но не всегда дифференциация ответственности в Уголовном кодексе носит последовательный характер6. Т. А. Лесниевски-Костарева справедливо считает, что при дифференциации уголовной ответственности выделяются три основных блока диспропорций: – квалифицирующие признаки; – привилегирующие признаки; – системы уголовных санкций. Так, один и тот же квалифицирующий признак в разных составах преступлений по-разному усиливает наказание. Например, в санкции ч.1 ст. 161 УК РФ (грабеж – простой состав) предусмотрен самый строгий вид наказания – лишение свободы до четырех лет. В ч.2 этой же статьи квалифицирующий признак «группа лиц по предварительному сговору» усиливает санкцию по верхнему пределу в 1,8 раза. В ст. 164 УК РФ (хищение предметов, имеющих особую ценность) тот же квалифицирующий признак 43


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

создать процессуальный механизм применения обратной силы уголовного закона; В-третьих, при всех несовершенствах Конституции РФ 1993 года, если ее соблюдать, вполне реально решить такие проблемы как коррупция, доверие к правосудию, построение гражданского общества в России, в целом, и дифференциация уголовной ответственности, в частности15.

общественной опасности, полученного по итогам оценки совокупности всех обстоятельств дела. Следует отметить, что изначально цель использования полученных значений общественной опасности для назначения наказания из упомянутых авторов ставилась лишь Н.Д. Оранжиреевым. Остальные ученые проводили оценку общественной опасности в научных целях. 13 октября 2008 г. Комитет государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству провел парламентские слушания на тему «Шкала уголовных наказаний как способ повышения общественного доверия к правосудию». В слушаниях участвовали депутаты Госдумы, члены Совета Федерации, представители судебной системы, профильных министерств и ведомств, научной юридической общественности13. В настоящее время российское уголовное законодательство допускает весьма широкое судейское усмотрение при назначении уголовных наказаний. На практике значительный диапазон санкций за совершенные преступления влечет значительный разброс наказания за аналогичные преступления, что наглядно видно на примерах последних судебных процессов. Как отметила Любовь Слиска, идея введения шкалы уголовных наказаний может положительно сказаться на противодействии коррупции в сфере правосудия, причем не только судей, но и адвокатов, следователей, прокуроров, всех участников уголовного процесса. Постоянный представитель Государственной Думы в Конституционном Суде РФ профессор Елена Мизулина считает, что выбор судей крайне субъективен. Минимальные и максимальные сроки наказаний в Особенной части Уголовного кодекса за одно и то же преступление обозначены в широком диапазоне. И в качестве выводов: Мы присоединяемся к резолюции участников слушаний в Государственной Думе о совершенствовании практики назначения наказаний, во-первых; Во-вторых, поддерживаем мнение российских ученых, полагающих, что, не копируя слепо иностранный опыт относительно шкалы наказаний, в целях разработки подобной системы в России необходимо создать группы специалистов по уголовному праву, уголовному процессу, социологов, математиков, практических работников в рамках соответствующего НИИ14. В пользу данной идеи говорит и постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г., №4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 УК РФ...», которым предложено

«Вестник Конституционного Суда РФ», №2, 2002. См.: Кругликов Л.Л. Вопросы дифференциации ответственности в уголовном законодательстве // Реализация принципа справедливости в правоприменительной деятельности органов уголовной юстиции. Ярославль, 1992. С.58. 3 См.: Кладков А.В. Реализация принципа справедливости в уголовном праве // Пять лет действия УК РФ: итоги и перспективы. Материалы 11 Международной научно-практической конференции, состоявшееся на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова 30-31 мая 2002 г. М.: ЗАО «Лекс-Эст». 2003. С. 117. 4 См.: Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. – 2 изд., перераб. И доп. – М.: Издательство НОРМА, 2000. – С. 6. 5 См.: Советская юстиция. 1992. №3. С. – 2-3; Государство и право. 1992. №8. С. 39-46. 6 См.: Лесниевски-Костарева Т. А. Указ. соч. С. 7. 7 Там же С.7. 8 См.: Шкала уголовных наказаний как способ борьбы с коррупцией в сфере правосудия: Материалы международной научно-практической конференции. М: Издание Государственной Думы, 2005. 9 См.: Стиэр Дж. Об уголовной политике США по назначению наказаний и исторических предпосылках разработки шкалы / Шкала уголовных наказаний как способ борьбы с коррупцией в сфере правосудия: Материалы международной научно-практической конференции. С. 31-32. 10 См.: Оранжиреев Н.Д. Преступление и наказание в математической зависимости. М, 1916. 11 См.: Блувштейн Ю.Д. Криминология и математика. М., 1974. С. 44. 12 См.: Чубарев В.Л. Общественная опасность преступления и наказание (Количественные методы изучения) / Под ред. Ю.Д. Блувштейна. М., 1982. С. 24. 13 См.: Материалы Агентства экономико-правовых консультаций и деловой информации «АКДИ Экономика и жизнь» М.: «АКДИ», 2008. С.1. 14 См.: Якубов А. Обратная сила уголовного закона и шкала уголовных наказаний // Законность. 2008. №10. С. 31-34. 15 См.: Председатель, сюда! // Новая газета. 2008. №90. С.10. 1 2

Иванова Светлана Алексеевна, стажер адвоката коллегии адвокатов «Альянс» Особенности жилищных правоотношений с участием несовершеннолетних Основой любого современного государства, ячейкой общества, несомненно, является семья. Главной же ценностью семейной жизни считаются дети. Именно забота о них является залогом процветания государства и общества. Причем забота эта должна исходить в равной степени и от родителей, и от государства. Государство путем должной поддержки извне, социальной политики, проводимой в отношении семьи и детства, способствует становлению полноценных граждан и развитию общества в целом. Без преувеличения можно сказать, что ребенок признается полноценным субъектом различных правоотношений.

К таким правам относятся права на жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, честь, имя, жилище и т.д. Неотъемлемое право каждого человека на жилище закреплено в ст. 40 Конституции РФ с учетом положений международноправовых актов (ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, ст. 11 Международного пакта о гражданских и политических правах). Исходя их норм семейного и гражданского законодательства РФ несовершеннолетние являются особыми субъектами жилищных правоотношений. В соответствии с п. 2 ст. 54 Семейного кодекса

И анализируя права ребенка, необходимо иметь в виду, что кроме специальных прав, закрепленных в Семейном кодексе РФ, ребенок, как и любой человек, обладает всеми личными неимущественными правами, предусмотренными Конституцией РФ, которые отличаются от прав взрослых граждан тем, что являются элементами не только абсолютных правоотношений, но и относительных, так как родители (или лица их заменяющие) обязаны создать условия для их реализации и обеспечивать их защиту. 44


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

печительством члены семьи собственника жилого помещения, либо, оставшиеся без родительского попечения члены семьи собственника, допускается с согласия органа опеки и попечительства. На мой взгляд, в силу приоритетности защиты прав и интересов детей названная деятельность органов опеки и попечительства необходима во всех случаях проживания детей в жилом помещении, независимо от того, правом собственности или правом пользования жилым помещением они обладают. Иначе данная норма может быть интерпретирована так, что «отчуждение жилого помещения, в котором проживают дети, по общему правилу, теперь согласия органов опеки и попечительства не требует». Но! это в определенной степени будет противоречить п. 2 ст. 37 ГК РФ, который содержит императивное правило об обязательности предварительного разрешения органа опеки и попечительства «на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду, в безвозмездное пользование или в залог), сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного»2. Таким образом, получается, что эти две правовые нормы противоречат и даже исключают друг друга. В соответствии с СК РФ причинами того, что несовершеннолетние дети остаются без попечения родителей могут быть как очевидные события (н.р: смерть родителей, признание родителей недееспособными, лишение родительских прав и т.д.), так и причины, которые носят порой объективный, а порой и субъективный характер. К ним относятся, н.р.: невозможность защищать своего ребенка, заботиться о нем из-за пребывания родителей в условиях изоляции (местах лишения свободы, медицинском учреждении и т.п.), либо нежелания выполнять свой родительский долг. Правда, такое нежелание в свою очередь может объясняться как немотивированным уклонением от выполнения родительских обязанностей, так и стечением обстоятельств (новая семья, проживание в другой местности и т.п.). Но в любом случае, исходя из норм гражданского и семейного законодательства, органу опеки и попечительства должно быть известно о несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей. При этом сам механизм предварительного выяснения названных обстоятельств законом не предусмотрен. На наш взгляд, это может привести к снижению эффективности защиты жилищных прав и интересов названной категории несовершеннолетних. Пункт 1 статьи 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относит проживающих совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении супруга, а также детей и родителей данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Таким образом, Жилищный кодекс не относит к безусловным членам семьи собственника жилого помещения детей и родителей супруга собственника, которые будут признаваться таковыми в случае вселения их собственником в качестве членов своей семьи. Данное положение подтверждается разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года. Так же хотелось бы остановиться на реализации п.4 ст. 31 ЖК РФ по делам с участием несовершеннолетних детей, так как среди цивилистов и судей нет единства в толковании данной нормы закона. По общему правилу п. 4 ст. 31 Жилищного кодекса в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется. Здесь сразу возникает ряд вопросов: что понимать под прекращением семейных отношений с собственником жилого помещения? Как обстоит дело с несовершеннолетними детьми супругов, расторгнувших брак, ведь дети бывшими не бывают? Прекращаются ли семейные отношения собственника жилого помещения с несовершеннолетними детьми при расторжении брака супругами? До последнего времени эти вопросы оставались без ответа. Из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года видно, что под прекращением

РФ (СК РФ), несовершеннолетний имеет право жить и воспитываться в семье и право на совместное проживание с родителями. Пункт 2 ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) конкретизирует названные права: местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей, опекунов. На основании п.1 ст. 20 местом жительства гражданина признается место, где он постоянно или преимущественно проживает. Следовательно, место жительства несовершеннолетних определено самим законом, так как несовершеннолетний постоянно (преимущественно) проживает вместе со своими родителями (законными представителями). В жилищных правоотношениях «проживает» вместе с законными представителями – равнозначно «пользуется» жилым помещением законных представителей. Таким образом, представляется, что каждый несовершеннолетний, реализуя свое право на совместное проживание с законными представителями, имеет право пользования жилым помещением законных представителей. Законные представители могут воспользоваться своим правом свободного выбора места жительства – изменить город проживания, улучшить жилищные условия, например, переехать из комнаты в квартире в собственную квартиру. Сам ребенок тоже может быть собственником отдельного жилого помещения. Но, место жительства несовершеннолетнего до 14 лет «привязывается» к месту жительства его законных представителей. Признавая право несовершеннолетних постоянно проживать вместе с законными представителями, законодатель стремится обеспечить реализацию «наилучших интересов ребенка». Совместное проживание с законными представителями способствует, в том числе, более эффективной реализации личных и имущественных прав и интересов ребенка, их защите. На основании п.3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей определяется соглашением родителей. При отсутствии такого соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом их мнения. В соответствии с ч. 1 п. 1 ст. 55 СК РФ расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка. При наличии названных обстоятельств право несовершеннолетнего на совместное проживание с законными представителями не утрачивается, а видоизменяется. Постоянно проживать несовершеннолетний в указанных случаях может только с одним из законных представителей. Но нужно учитывать, что в соответствии с нормами семейного и гражданского права законными представителями несовершеннолетнего являются оба родителя, они равны в правах и обязанностях по отношению к своим детям (п. 1 ст. 26, п. 1 ст. 28 ГК РФ, п. 1 ст. 61 СК РФ). Названные в ч. 2 п. 1 ст. 55 СК РФ обстоятельства не обрывают юридическую (а кровную – тем более) связь между ребенком и каждым из родителей. Ребенок вправе воспитываться обоими родителями, общаться с ними, совместно проживать с любым из них. Главное – чтобы это соответствовало интересам ребенка. По моему мнению, и при раздельном проживании родителей ребенок сохраняет право пользования жилыми помещениями обоих родителей. Полагаю, что в жилищных правоотношениях с участием несовершеннолетних вышеназванные нормы семейного и гражданского законодательства должны обязательно учитываться. На основании п.1 ст. 64. защита прав и интересов детей возлагается на их родителей, но с условием, что между интересами родителей и несовершеннолетних детей нет противоречий. Органы опеки и попечительства контролирует, насколько при этом соблюдаются права (имущественные и жилищные в том числе) несовершеннолетних. Как правильно отмечает Л.Ю. Михеева «контроль органов опеки и попечительства за сделками с жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние, является проявлением публичного интереса, «одной из внутренних социальных функций государства» по охране и защите прав несовершеннолетних и служит определенной гарантией соблюдения жилищных прав детей».1 В соответствии с п.4 ст. 292 ГК РФ отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или по45


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

тическом проживании в жилом помещении. При этом сам факт наличия или отсутствия регистрации по месту жительства не порождает права на жилую площадь. Раздел ЖК РФ «Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма» также затрагивает реализацию прав несовершеннолетних. В соответствии с п.п. 2 п. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются: «детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы». На основании ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруга, а также дети и родители данного нанимателя. Дети другого супруга не являются членами семьи нанимателя жилого помещения. Здесь проведем аналогию с ЖК РСФСР, исходя из 53 статьи которого к членам семьи нанимателя жилья относились супруг нанимателя, их дети и родители, т.е. дети и нанимателя, и его супруга являлись членами семьи нанимателя. Таким образом, изменения в данной части, внесенные в новый ЖК РФ ухудшают положение несовершеннолетних детей другого супруга. Глава 10 ЖК РФ «Предоставление специализированных жилых помещений и пользование ими» устанавливает перечень лиц, которые не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений. Проанализировав статьи вышеназванной главы (в сравнении с ЖК РСФСР) видно, что в настоящее время могут быть выселены из служебных жилых помещений и общежитий без предоставления другого жилого помещения в черте соответствующего населенного пункта семьи военнослужащих, не относящихся к п. 1 ч. 2 ст. 103 ЖК РФ, и одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми. Таким образом, изменения внесенные в главу 10 ЖК РФ также отчасти ухудшают положение несовершеннолетних детей. В отличие от ЖК РСФСР в ЖК РФ в разделе «Жилищные и жилищно-строительные кооперативы» установлено право на вступление в жилищные кооперативы граждан, достигших возраста шестнадцати лет. По моему мнению, данное нововведение в Жилищный кодекс значительно улучшает положение несовершеннолетних, так как ст. 111 ЖК РФ приведена в соответствие с п. 1 ст. 26 ГК РФ «дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет». Несовершеннолетние дети могут быть вселены в жилое помещение наймодателя без его согласия и без согласия нанимателя жилого помещения, как постоянно с ним проживающие. Данное право дает несовершеннолетним ст. 679 ГК РФ, жилищным кодексом эта ситуация не регулируется. Ранее право на вселение несовершеннолетних детей определяла ст. 132 ЖК РСФСР, на основании которой наниматель, арендатор жилого помещения в доме, квартире, принадлежащих гражданину на праве личной собственности, имеет право вселить в нанятое, арендуемое им помещение независимо от согласия собственника дома своих несовершеннолетних детей, а если он занимает изолированное помещение – также супруга и нетрудоспособных родителей. Таким образом, можно сделать вывод, что Жилищный кодекс РФ в большей степени защищает права собственников жилого помещения. В сравнении с ЖК РСФСР некоторые нововведения в ЖК РФ ухудшают положение и отчасти ущемляют права несовершеннолетних детей – как особых субъектов жилищных правоотношений, некоторые, наоборот улучшают положение несовершеннолетних.

семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния и признание брака недействительным. Остальные обстоятельства должны оцениваются в совокупности с другими доказательствами, представленными по делу. На мой взгляд, дети собственника жилого помещения не могут стать бывшими членами его семьи и следовательно «не могут прекратиться семейные отношения собственника жилья и его детей». Ведь, несмотря на расторжение брака их родителями, дети сохраняют право пользования жилым помещением, принадлежащим одному из родителей, в котором они проживали, так как в соответствии со ст. 47 Семейного кодекса РФ права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке. Связь родителей и детей – кровная, а не социально-юридическая, как в случае заключения брака. Отсюда напрашивается вывод, что бывших детей и бывших родителей быть не может. Возможна ситуация, когда при расторжении брака место жительства несовершеннолетнего определяется решением суда (п. 3 ст. 65 СК РФ). Например, оно было определено как с родителем, не имеющим в собственности или на праве пользования другого жилого помещения. При прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за таким родителем не сохраняется, он обязан освободить это жилое помещение. Как обеспечиваются интересы детей в данном случае? Напрямую эта ситуация законом также не урегулирована. Полагаем, что родитель – несобственник может только обратиться с иском в суд с требованием сохранить за ним право пользования жилым помещением, принадлежащим родителю – собственнику, на определенный срок. Возможность сохранения права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника при наличии определенных обстоятельств, предоставлена п. 4 ст. 31 ЖК РФ. Реализация семейных прав родителя – несобственника (на совместное проживание с ребенком, на воспитание ребенка и др.) поставлена, таким образом, в зависимость от решения суда о сохранении за ним права пользования спорным жилым помещением. Но, в соответствии с п.4 ст. 31 ЖК РФ суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, только в случае, если собственник исполняет в отношении их алиментные обязательства, по их требованию. Но! законодателем не уточняется срок, на который устанавливается обязанность по обеспечению данного жилого помещения и требования к жилому помещению. Исходя из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года, если суд придет к выводу о необходимости возложения на собственника жилого помещения обязанности по обеспечению бывшего члена его семьи другим жилым помещением, то в решении суда должны быть определены срок исполнения такой обязанности и основные характеристики предоставляемого жилого помещения. Таким образом, решение суда в данной ситуации может являться определенной гарантией соблюдения жилищных прав несовершеннолетних детей при расторжении брака их родителями. Исходя из этого видно, что в целом с принятием нового ЖК РФ правовое положение несовершеннолетнего как члена семьи собственника жилого помещения сильно не изменилось, однако на практике представляется маловероятным, чтобы мать (бывший член семьи собственника жилого помещения), покидая жилое помещение, оставила несовершеннолетнего ребенка в жилом помещении собственника, следовательно, несовершеннолетний член семьи собственника жилого помещения будет проживать с матерью в другом жилом помещении. Согласно ч. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей – в данном случае матери, что подтверждается судебной практикой, в частности Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 28 февраля 1994 г.: «Несовершеннолетний ребенок, в случае раздельного проживания его родителей, приобретает право на жилую площадь в квартире (доме) того родителя, с кем он постоянно проживает». Право пользования возникает у гражданина при вселении и фак-

1 Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Теория и практика // Под ред. Р.П. Мананковой. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 173. 2 Филиппова С.Ю. Новый Жилищный кодекс Российской Федерации о праве собственности на жилое помещение // Цивилист. 2005. №3.

46


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Памяти товарищей 5 июня 2009 года на 79 году жизни скончался ветеран адвокатуры Никулин Геннадий Сергеевич В июне 1965 года после окончания Свердловского юридического института Геннадий Сергеевич был назначен народным судьей Свечинского районного суда Кировской области, где и работал до марта 1968 года. В апреле 1968 года по семейным обстоятельствам переехал на постоянное место жительства в город Вологду и был принят на работу в Горпищеторг юрисконсультом. В августе 1969 года был принят в члены Вологодской областной коллегии адвокатов с местом работы в Вологодской юридической консультации, где и проработал 33 года. В мае 2002 года был отчислен из коллегии адвокатов по состоянию здоровья. За период работы в коллегии Геннадий Сергеевич проявил себя высококвалифицированным адвокатом. Проводил большую работу по оказанию юридической помощи населению города Вологда и области. Обладал организаторскими способностями, несколько лет возглавлял Вологодскую юридическую консультацию, являлся членом президиума областной коллегии. За добросовестное исполнение профессиональных обязанностей Геннадий Сергеевич неоднократно поощрялся президиумом коллегии адвокатов. Награжден медалью «Ветеран труда». Светлая память о нём навсегда останется в наших сердцах.

25 августа 2009 года на 71-м году жизни ушла из жизни адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Гурняк и партнеры», Заслуженный юрист Российской Федерации Гурняк Тамара Павловна Тамара Павловна после окончания в 1965 году Ленинградского государственного университета имени А. А. Жданова двадцать восемь лет проработала в органах прокуратуры, в том числе 10 лет в должности прокурора города Череповца, с декабря 1970 по сентябрь 1977 года исполняла обязанности народного судьи Череповецкого городского суда, с октября 1999 года осуществляла адвокатскую деятельность. Добросовестный многолетний труд и деловые качества позволили ей в 2002 году учредить адвокатского бюро «Гурняк и партнеры» и организовать его успешную работу. В период трудовой деятельности Тамара Павловна проявляла профессионализм, принципиальность, непримиримость к нарушениям прав и свобод человека. При этом ей использовались все предусмотренные законом средства и способы защиты прав и законных интересов доверителей. Всегда была готова оказать помощь советом своим коллегам в сложных делах. За успехи в работе, активную и высокопрофессиональную деятельность Тамаре Павловне в 1997 году было присвоено звание «Почетный гражданин города Череповца», 1998 году «Заслуженный юрист Российской Федерации», в 1993 году награждена нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации», в 2008 году Почетной Грамотой Губернатора Вологодской области. Ответственность и компетентность снискали ей заслуженный авторитет и уважение. Светлая память о ней навсегда останется в наших сердцах.

10 июля 2009 года на 59 году жизни трагически погиб адвокат Файзов Павел Мансурович Павел Мансурович в 1973 году окончил Красноярский государственный университет по специальности правоведение. В 1990 году был избран народным судьей Вологодского районного народного суда, в декабре 1991 года назначен помощником Главы администрации области, а через полгода – начальником управления торговли. С сентября 1995 года по февраль 1998 года являлся членом Вологодской областной коллегии адвокатов № 2. В марте 2003 года по решению квалификационной комиссии Адвокатской палаты Вологодской области Павлу Мансуровичу был присвоен статус адвоката, а в мае 2006 года по личному заявлению его статус адвоката был приостановлен. Несколько месяцев назад он возглавил ОАО «Социум». Павел Мансурович внёс большой личный вклад в оказание квалифицированной юридической помощи населению Вологодской области. Громкие судебные процессы, где Павел Мансурович выступал в качестве представителя вологжан с ЖКХ, налоговой инспекцией, администрациями городов и районов у многих на слуху. Ответственность и компетентность снискали ему заслуженный авторитет и уважение. Светлая память о нём навсегда останется в наших сердцах. 3


БЮЛЛЕТЕНЬ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ, № 2 (22), апрель-июнь 2009 года

Адвокатские вести

7. Присвоен статус адвоката: Грищенко Александру Владимировичу с 06.05.2009 г. (формой адвокатского образования избран адвокатский кабинет: г. Вологда, ул. Машиностроительная, д. 5, кв. 65);

(за период с 01.04.2009 г. по 30.06.2009 г.) 1. Прекращен статус адвоката:

Вокуевой Людмиле Васильевне с 06.05.2009 г. (с формой адвокатского образования не определилась);

Сычёва Александра Леонидовича с 15.04.2009 года в соответствии с п.п. 3 п. 1 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в связи со смертью; Позднякова Александра Николаевича с 06.05.2009 года в соответствии с п.п. 3 п. 1 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в связи со смертью.

Рачеевой Марии Викторовне с 06.05.2009 г. (формой адвокатского образования избран адвокатский кабинет: Вологодская область, г. Череповец, ул. Батюшкова, д. 12-11); Строгалеву Владиславу Владимировичу с 04.06.2009 г. (с формой адвокатского образования не определился);

2. Приостановлен статус адвоката:

Милюковой Надежде Викторовне с 23.04.2009 г. (с формой адвокатского образования не определилась);

Перминовой Лидии Фёдоровны с 06.05.2009 г. согласно личного заявления в связи с неспособностью ею более 6-ти месяцев осуществлять свои профессиональные обязанности; Веселова Виктора Николаевича с 06.05.2009 г. согласно личного заявления в связи с неспособностью им более 6-ти месяцев осуществлять свои профессиональные обязанности.

Мохнаткину Владимиру Юрьевичу с 25.06.2009 г. (формой адвокатского образования избран адвокатский кабинет: Вологодская область, г. Великий Устюг, ул. Кузнецова, д. 9, кв. 43); Едемской Евгении Викторовне с 250.06.2009 г. (формой адвокатского образования избран адвокатский кабинет: Вологодская область, с. Тарногский Городок, ул. Заводская, д. 23, кв. 3).

3. Возобновлён статус адвоката: Семёнова Александра Константиновича с 15.04.2009 г. согласно личному заявлению (формой адвокатского образования избрана Вологодская городская коллегия адвокатов, которая расположена по адресу: г. Вологда, ул. Батюшкова, д. 7, каб. 8).

ПРИМИТЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ С ЮБИЛЕЕМ! За период, прошедший с момента выхода в свет последнего номера Бюллетеня Адвокатской палаты Вологодской области, адвокаты отметили юбилеи:

4. Изменил членство в Адвокатской палате Вологодской области на членство в Адвокатской палате Республики Дагестан адвокат Рамазанов Мурад Казанфарович.

17 апреля – Саранчин Сергей Николаевич – адвокат (адвокатский кабинет г. Череповец) 3 мая – Бойнес Екатерина Николаевна – адвокат (адвокатский кабинет с. Шуйское) 10 мая – Жаворонков Валерий Павлович – адвокат (адвокатский кабинет г. Вологда) 24 мая – Кутумов Юрий Алексеевич – адвокат (адвокатский кабинет г. Вологда) 16 июня – Копейкин Юрий Юрьевич – председатель коллегии адвокатов «Юркона» (г. Вологда)

5. Учредили адвокатские кабинеты: Адвокат Белоусова Маргарита Гурьевна с 01.04.2009 г. Местонахождение адвокатского кабинета: Вологодская область, г. Череповец, ул. Первомайская, д. 26, кв. 57 (выбыла из коллегии адвокатов «Зареченская»); Адвокат Филимонов Владислав Владимирович с 01.04.2009 г. Местонахождение адвокатского кабинета: Вологодская область, г. Череповец, ул. Набережная, д. 19, кв. 70; (выбыл из коллегии адвокатов «Зареченская») Адвокат Добровольская Ольга Александровна с 01.05.2009 г. Местонахождение адвокатского кабинета: Вологодская область, г. Череповец, ул. Юбилейная, д. 45, кв. 58 (выбыла из адвокатского бюро «Эгида»); Адвокат Бунина Татьяна Витальевна с 01.05.2009 г. Местонахождение адвокатского кабинета: Вологодская область, г. Череповец, ул. Красная, д. 43, кв. 4; (выбыла из коллегии адвокатов «Зареченская») Адвокат Егоров Андрей Игоревич с 01.06.2009 г. Местонахождение адвокатского кабинета: Вологодская область, г. Череповец, пр. Шекснинский, д. 37, кв. 55 (выбыл из коллегии адвокатов «Юрсо»); Адвокат Рубцов Андрей Николаевич с 01.06.2009 г. Местонахождение адвокатского кабинета: Вологодская область, г. Череповец, пр. Московский, д. 49, подъезд 4, этаж 4 (выбыл из коллегии адвокатов «Юрсо»);.

18 июня – Берёзкин Виталий Васильевич – адвокат (адвокатский кабинет г. Вологда) 19 июня – Торочкова Галина Александровна – адвокат (адвокатский кабинет г. Череповец) 21 июня – Раменский Владимир Александрович – адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Череповца 28 июня – Гасымов Имран Ахмед оглы – адвокат коллегии адвокатов «Содействие» (г. Сокол) 29 июня – Чащин Николай Николаевич – адвокат коллегии адвокатов «Профи» (г. Вологда) 15 лет адвокатской деятельности: – Кузнецова Наталья Михайловна осуществляет адвокатскую деятельность в коллегии адвокатов «Ваше право» г. Череповца (01.06.1994 г.). 10 лет адвокатской деятельности: – Зузолин Олег Валентинович – осуществляет адвокатскую деятельность в адвокатском кабинете г. Бабаева (25.05.1999 г.); – Лаврова Нина Владимировна – осуществляет адвокатскую деятельность в коллегии адвокатов «Зареченская» г. Череповца (25.05.1999 г.); – Конохов Алексей Сергеевич – осуществляет адвокатскую деятельность в коллегии адвокатов «Северо-Запад» г. Вологды (31.05.1999 г.).

6. Адвокат Коноплёв Аркадий Дмитриевич с 01.05.2009 г. изменил местонахождение адвокатского кабинета: Вологодская область, г. Никольск, ул. Садовая, д. 29; Адвокат Сурмачёв Олег Григорьевич с 01.06.2009 г. изменил местонахождение адвокатского кабинета: г. Вологда, ул. Батюшкова, д. 7, оф. 6, этаж 3; Адвокат Жаворонков Валерий Павлович с 01.06.2009 г. изменил местонахождение адвокатского кабинета: г. Вологда, ул. Чкалова, д. 1«а», кв. 81.

4

bulletin_2_2009  
Advertisement