Page 1


Губернатора не выбирают Свидетельства очевидцев выборного процесса

Саратов, 2017


Сборник историй наблюдателей – проект «Свободных новостей», «Открытого канала» и «Газеты недели в Саратове» Губернатора не выбирают: Свидетельства очевидцев выборного процесса. – Издатель Александр Глущенко, 2017. – 161 с.: ил. ISBN 978-5-85-129-3

В Саратовской области 10 сентября 2017 года впервые за 17 лет прошли выборы губернатора. Наблюдатели зафиксировали нарушения. А на следующий день после проведения голосования глава Саратова Валерий Сараев из-за вопросов по легитимности ушёл в отставку, позже были уволены все председатели территориальных избирательных комиссий города, и глава ИКСО Павел Точилкин сложил полномочия по собственному желанию. Победил на выборах назначенец президента Владимира Путина – Валерий Радаев. В этой книге вы прочитаете истории наблюдателей, которые решили следить за историческими выборами.

Авторы, 2017 Иллюстрации Валерия Павелко Оформление обложки Дмитрий Поздникин Компьютерная верстка Матвей Фляжников


Оглавление Александр Никишин Век тёти Маши закончился................................................................................................................7 Екатерина Маяковская Политический туризм: из Самары в Саратов.................................................................13 Анастасия Кузеванова Быть хорошим человеком – это здорово.............................................................................21 Александр Сошников Как я стал заложником........................................................................................................................25 Иван Дернов Токсичные выборы в Саратове....................................................................................................33 Алина Богатырёва «Мы тебя в порошок сотрём, девочка!».............................................................................51 Нина Злова Письмо на чужбину...............................................................................................................................59 Елизавета Космачёва «Подпольный» протокол и «незначительные» ошибки......................................67 Иван Паршков Это не выборы, это спектакль.......................................................................................................75 Артём Гордеев Наблюдателей толком не готовили..........................................................................................83

3


Юлия Бизяева Слабоумие и отвага членов УИК .............................................................................................89 Анастасия Полякова Мне было приятно наблюдать за выборами..................................................................105 Олег Лимановский «Кабала святош» на участке № 319 Саратова............................................................115 Денис Мамаев Истинные выборы в Балакове...................................................................................................127 Денис Буланов Выборы в Саратове: «прямая Точилкина»....................................................................133 Вера Севостьянова УИК, куда я вернусь...........................................................................................................................141 Сергей Иванов До встречи на выборах в 2018 году!.....................................................................................151

4


5


АЛЕКСАНДР НИКИШИН

6


ВЕК ТЁТИ МАШИ ЗАКОНЧИЛСЯ

Век тёти Маши закончился Нас и правда было немного Это когда произносишь названия всех организаций, которые участвовали в наблюдении, кажется, что это огромная, хорошо вооруженная армия. На деле всё было гораздо скромнее. «Голос», «Яблоко», КПРФ, сторонники Мальцева и Навального, несколько свободных СМИ – вместе человек 50 на весь Саратов и Энгельс. Капля в море! Но как капля никотина, убивающая лошадь, эта капля выбросила из своих кресел мэра города, главу ИКСО и еще почти 60 членов комиссий. Уникальное явление для современной России. Да, уникальное, но закономерное! И вот почему.

»

На участки пришли молодые, образованные и умные люди, которые сопротивлялись алчным, раболепным и лицемерным членам избирательных комиссий.

Столкнулись две эпохи. Нищие бюджетники всеми силами, нарушая закон, тащили молодёжь в заплесневелое прошлое, молодые люди улыбались и объясняли, что это невозможно. Не нужно говорить, что прошедшие выборы были какими-то особенными по количеству фальси-

7


АЛЕКСАНДР НИКИШИН

фикаций. Нет, друзья, это были самые обычные выборы в Саратовской области, о которых с придыханием и омерзением рассказывают опытные наблюдатели. «Каруселей» и вбросов не стало больше, студентов так же гнали на участки, бюджетники стройными колоннами бегали между УИК и голосовали по 5–10 раз. Всё было как всегда, кроме одного – наступил новый век информации. Ещё совсем недавно власть думала, что достаточно сюжета на ГТРК и небольшой заметки в подконтрольной газете, чтобы люди уверовали в честные выборы и победу их партии. Теперь такого уже никогда не будет. Теперь уже просто глупо не принимать жалобы от наблюдателей – весь мир через интернет увидит, как всё происходит на самом деле.

»

Люди будут узнавать фальсификаторов в лицо, говорить им в глаза о том, что видели, или просто перестанут с ними разговаривать.

Условная председатель тётя Маша, которая до этого была уважаема всеми коллегами и родителями школьников, обрушит весь свой авторитет буквально за несколько часов, если решит, что её «отмажут», как раньше, если будет, как и до этого, хамить и угрожать наблюдателям, если

8


ВЕК ТЁТИ МАШИ ЗАКОНЧИЛСЯ

будет привычно кривляться на камеру. Век тёти Маши уже закончился. И она это поняла 10 сентября 2017 года. То же самое должна была понять директор школы № 56 Марина Радаева, которая превратила избирательный участок в театр одного актера. Должна была понять, но не поняла. Пока она махала руками, пела, танцевала и пыталась хватать за интимные места снимавшего её оператора, пользователи YouTube по всей стране уже смотрели на неё через свои мониторы и экраны мобильных телефонов. Осознание новой реальности пришло к ней на следующий день, когда директор школы внезапно ушла на больничный, а через два с половиной месяца и вовсе покинула свою должность. А вот у наблюдателей всё наоборот. Теперь они стали источником информации. Парень Дима теперь не просто требует от комиссии соблюдать процедуру, он транслирует это в «Перископ», девушка Алина на отказ комиссии действовать по закону тихо говорит, что сейчас вызовет сюда журналистов, и комиссия соглашается с её доводами. А есть ещё Оля и Ваня – они пишут в Телеграм и получают там юридическую помощь, а вдобавок к ним тут же приезжает съёмочная группа. Отдельно нужно отметить и занести в летописи фразу одной из председателей УИК, сказанную по телефону (кто был на другом конце провода?): «К нам приехали эти твари с «Открытого канала»! Что делать?». В этот момент она и поняла, что наступило но-

9


АЛЕКСАНДР НИКИШИН

вое время, и каждое её незаконное действие увидят соседи и знакомые, родители её учеников, её лечащий врач и даже водитель маршрутки, который завтра повезёт её на работу.

»

Впереди выборы главы государства. И это будут выборы старого президента в новой стране.

Саратовские выборы губернатора уже стали предметом обсуждения и шуток по всей стране. Видеозаписи нарушений и сотни тысяч просмотров продолжают свою просветительскую миссию. Там, похоже, и случится окончательный перелом. Ждать осталось буквально несколько месяцев. Ещё раз спасибо всем, кто сражался на участках, снимал видео и писал жалобы. Спасибо всем учителям и воспитателям, которые под страхом увольнения сообщали нам «совершенно секретную» информацию о методах фальсификаций. Отдельное спасибо тем, кто писал для этой книги. Вы все настоящие граждане! И каждый из вас лучше, чем все учителя, воспитатели и врачи, которые, несмотря на свои профессиональные заслуги, согласились красть голоса жителей нашей области. Они уже в прошлом. А за вами будущее!

Ведущий «Открытого канала» ИА «Свободные новости», координатор движения «Голос – за честные выборы» в Саратовской области Александр Никишин

10


ЕКАТЕРИНА МАЯКОВСКАЯ

12


ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТУРИЗМ: ИЗ САМАРЫ В САРАТОВ

Екатерина Маяковская, волонтёр «Голоса» Место действия: Саратов, мобильная бригада по нарушениям

Политический туризм: из Самары в Саратов

»

Вбросы, подвозы избирателей, заполнения списков избирателей после закрытия участка, «рисование» протоколов, исчезновения председателей комиссий прямо во время подсчёта – это лишь скромный и далеко не полный список того, что можно увидеть на выборах в Саратовской области. Наверно, каждый из нас, из тех, кто занимается наблюдением за выборами, выглядит в глазах «непосвящённых» немного… странным. Даже ненормальным. Посудите сами: человек, тратя своё время, а зачастую и деньги, отправляется в чужой город, вникает в обстановку, готовится, изучает десятки страниц

13


ЕКАТЕРИНА МАЯКОВСКАЯ

информации. Когда наступает день икс, этот человек просыпается в шесть часов утра и, взяв сумку с продуктами, отправляется в суточное «путешествие», которое не сулит ничего, кроме стресса, споров, усталости. Так мы отправлялись и в Саратов. Вместе с координатором «Голос – Поволжье» Людмилой Кузьминой. Нам анонсировали, что выборы 10 сентября в Саратовской области будут беспрецедентно наглыми, фальшивыми и «нарисованными». Впрочем, мы ещё были уверены, что наблюдателей с опытом ничем не удивишь. В день выборов в мессенджере Telegram образовалась стихийная «группа поддержки» – порядка 80 волонтёров, которые присутствовали и наблюдали на участках для голосования, сообщали о нарушениях. На мой взгляд, этот инструмент стал главной находкой саратовских выборов. Был создан единый канал связи, в котором я и другие эксперты могли оперативно проконсультировать менее опытных коллег. Это средство связи оказалось удобнее и быстрее, чем горячие линии, которые в пиковые моменты не выдерживали потока обращений. Важно, что чат в Telegram собрал наблюдателей от разных политических сил. Кроме этого, журналисты, присоединившиеся к группе, могли получать в режиме реального времени информацию о нарушениях, зафиксированных на участках, с фото- и видеоматериалами.

14


ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТУРИЗМ: ИЗ САМАРЫ В САРАТОВ

По наиболее серьёзным нарушениям, о которых в чате сообщали наблюдатели, выезжали мобильные группы из журналистов и экспертов, которые оказывали необходимую юридическую поддержку наблюдателям и фиксировали эпизоды. В первые часы работы стало ясно: в Саратове выборы фальсифицируют. И не так, как везде. Если в Самарской области комиссии работают тонко, так, что подчас и опытный наблюдатель не заподозрит ничего, то здесь никто даже не пытается делать «хорошую мину». Вбросы, подвозы избирателей, заполнения списков избирателей после закрытия участка, «рисование» протоколов, исчезновения председателей комиссий прямо во время подсчёта – это лишь скромный и далеко не полный список того, что можно увидеть на выборах в Саратовской области.

»

На родине Вячеслава Володина, кажется, все участники электорального процесса прекрасно всё понимают и ­отыгрывают свои роли.

Студенты прямо рассказывают журналистам о том, как их с утра разбудила комендант общежития и повела строем голосовать за Валерия Радаева и «Единую Россию». Председатели комиссий закатывают глаза и бьются в истерике из-за того, что наблюдатели, пытающиеся зафиксировать нарушение, якобы «пугают» избирателей и не дают им изъявить свою волю.

15


ЕКАТЕРИНА МАЯКОВСКАЯ

Представители партии технического большинства всеми силами помогают членам комиссий «нейтрализовать» особенно недовольных. Полицейские почемуто смотрят в другую сторону в тот момент, когда совершается преступление.

»

Волшебным образом количество проголосовавших, озвучиваемое комиссией и подсчитанное наблюдателями, не сходилось. И не на десяток-другой человек. Разница исчислялась сотнями.

Много удивительного и невероятного происходило 10 сентября на участках в Саратове. Когда местные медиа сообщили об этом, на всех участках явку просто перестали озвучивать. Действительно, в законе никак не закреплена соответствующая обязанность, но лично я с таким странным явлением столкнулась впервые. Один за другим наблюдатели присылали сообщения о вбросах. Когда мобильная группа прибыла на место и сняла лежащую в урне пачку бюллетеней, комиссия предпочла просто проигнорировать происходящее. То есть в ответ на требования объяснить произошедшее председатель и члены УИК то отмалчивались, то начинали истерично выкрикивать, что полиция и наблюдатели мешают избирателям голосовать. Всюду после закрытия участков члены комиссий заполняли книги избирателей, вписывая выдуманные

16


ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТУРИЗМ: ИЗ САМАРЫ В САРАТОВ

паспортные данные. Когда мною и другим наблюдателем одна из преступниц была поймана за руку, председатель комиссии заявила, что нам показалось и что это ошибка, которая была совершена ещё днём. Оказалось, что двум людям одновременно может что-то привидеться. Апофеозом и, вместе с тем, символом саратовских выборов стала директор школы № 56 Марина Радаева. Вопреки закону однофамилица губернатора региона присутствовала на участке, который располагался всё в той же школе, уже после закрытия. Она вела себя странно: светила в глаза телефоном журналистам, передразнивала их, кривлялась, хамила, разговаривала невпопад, била по голове оператора местного канала. Находившиеся на участке наблюдатели рассказывали, что от Марины Радаевой пахло спиртными напитками. Симптоматично, что саратовцы, окончательно разочарованные этой трагикомедией, не хотят участвовать в ней. По официальным данным, явка на этих выборах превысила 40%. Однако эта цифра серьёзно расходится с подсчётами, которые проводили наблюдатели. По моим оценкам, в региональной столице не проголосовало и 20% избирателей. Большинство из них – пенсионеры, работники бюджетной сферы и студенты, живущие в общежитиях и организованно пришедшие на участки строем.

17


ЕКАТЕРИНА МАЯКОВСКАЯ

»

И тут напрашивается главный вопрос: зачем мы, волонтёры, наблюдатели, журналисты, тратим свои силы, время и деньги?

Почему мы, чувствуя себя явно лишними в этом цирке, продолжаем этим заниматься? Очевидно ведь, что мы не можем ни на что повлиять. Не то что на федеральном уровне – даже на отдельно взятом участке. Это так. Мы и вправду не можем ничего изменить в системе. Однако в наших силах рассказать о происходящем. Об отдельных случаях, об общей картине, о том беззаконии, которое происходит – увы! – с молчаливого согласия всё тех же избирателей. Хочется верить, что постепенно к каждому – к студенту, который голосует по указке коменданта, к бюджетнику, к учителю и директору школы, которые в страхе потерять работу идут на ужасное антиконституционное преступление – придёт понимание. Понимание того, что длинные очереди в больницах, плесень на стенах в разваливающихся подъездах, пробитое в дорожной яме колесо, нехватка места в детском саду для ребёнка, растущие коммунальные платежи и мизерные зарплаты – это то, что мы сами выбрали, и то, что мы заслужили, позволив преступлениям состояться и промолчав тогда. И, наверное, с этого понимания начнётся прекрасная Россия будущего.

18


АНАСТАСИЯ КУЗЕВАНОВА

20


БЫТЬ ХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ – ЭТО ЗДОРОВО

Анастасия Кузеванова, волонтёр штаба Алексея Навального Место действия: Саратов, УИК № 307, лицей № 62, председатель – Юлия Владимировна Шепелева

Быть хорошим человеком – это здорово

»

Вахтёр отправила меня в самый дальний туалет, где меня ждала одна из членов комиссии, она спокойно мыла руки, но стоило мне только зайти в кабинку, я сразу услышала звук закрывающейся щеколды. Хорошо, что щеколда была слабой и легко поддалась удару с ноги.

На выборах 10 сентября я была членом комиссии с правом совещательного голоса. И после этих выборов мне стыдно. Стыдно за людей, за их поведение, за их глупость и отсутствие самоуважения, какой-либо морали. Взрослые люди... И в большинстве эти люди учат наших детей.

21


АНАСТАСИЯ КУЗЕВАНОВА

А теперь вопрос: чему может научить человек, который изначально преследует корыстные цели, которому плевать на государство, который готов пойти на что угодно ради денег? Думаю, может научить только тому, как стать антипатриотом. Класс. И если вы ещё не догадались, мой избирательный участок находился в школе. Нас было двое: я и мой друг Влад. Сразу поясню, Влад взял на себя роль очень злого члена комиссии, и его ненавидели больше меня.

»

По большей степени, мы следили за членами комиссии и председателем, нежели за людьми (люди были намного адекватнее).

Теперь представьте перечень грубых нарушений. Всё, что можно было нарушить, было нарушено. Отсутствие нумерации страниц, непроклеенный список избирателей, отсутствие печатей, перепись списков, запрет на видеосъёмку, на перемещение. Нам предлагали попить «классного» компотика, члены комиссии даже не скрывали того, что после этого мы отлучимся с участка надолго. Меня закрыли в туалете. Вахтёр отправила меня в самый дальний туалет, где меня ждала одна из чле-

22


БЫТЬ ХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ – ЭТО ЗДОРОВО

нов комиссии, она спокойно мыла руки, но стоило мне только зайти в кабинку, я сразу услышала звук закрывающейся щеколды. Хорошо, что щеколда была слабой и легко поддалась удару с ноги. Когда я выбежала, увидела лишь недовольное лицо женщины, торопившейся на участок... Также на нас давил полицейский, постоянно пытался заставить сесть на «прекрасные места» для наблюдателей в углу зала. Председатель в этот день была очень нервной, постоянно звонила, орала ни с чего, выглядело это очень смешно. Она от безысходности позвала Кудинова из «Единой России» [депутат Саратовской городской думы], который отвлекал меня от важной миссии, говоря, что я являюсь провокатором. Приехал, поотвлекал, уехал. Чего только не было. Мы многое пресекли, уверена, что вброс или подобные махинации были минимальны. После 19 часов пребывания в этой школе было прекрасное чувство свободы и гордости за себя и свою команду. Это был первый и точно НЕ ПОСЛЕДНИЙ опыт на выборах. Мы уже готовы к 2018-му. Будем так же отстаивать справедливость. Присоединяйтесь. Быть хорошим человеком – это здорово.

23


АЛЕКСАНДР СОШНИКОВ

24


КАК Я СТАЛ ЗАЛОЖНИКОМ

Александр Сошников, энергетик

Место действия: Саратов, УИК № 250, школа № 57, председатель – Мария Владимировна Киселёва

Как я стал заложником

»

Тогда они схватили меня и поволокли из помещения УИК, порвав одежду и вывихнув руку. В фойе школы, где находится УИК, мне и Осипову нанесли удары в живот и по голове. Вахтёрша стала кричать, и один из дежуривших в школе полицейских Кирпичёв прервал избиение, однако никого из нападавших не задержали.

Я являюсь членом избирательной комиссии­ № 250 (школа № 57 Ленинского района Саратова) с правом решающего голоса от КПРФ уже несколько лет, и выборы 10 сентября были для меня четвёртыми. На территории этой школы находятся три УИК: №№ 248, 249 и 250. Председатели и подавляющее большинство членов комиссий – это учителя школы 57, на-

25


АЛЕКСАНДР СОШНИКОВ

ходящиеся в прямом подчинении директора школы. Зная мою принципиальную позицию, со мной не раз заводили разговор про «нужные результаты» и перед выборами, и в день выборов, особенно после того, как стало известно о снятии представителя «ЕР» по нашему одномандатному округу.

»

В день выборов в 16:30 мною был зафиксирован вброс бюллетеней секретарем УИК в стационарную урну № 2.

По факту вброса была подана жалоба председателю УИК Марии Владимировне Киселёвой, которая её приняла и расписалась в принятии. Я также потребовал провести заседание УИК № 250 по факту вброса. Потом позвонил в «Голос» и сообщил о нарушении. Председатель провела заседание УИК в 17:40, на нём я поставил два вопроса: о необходимости опечатать урну № 2 и не учитывать находящиеся в ней бюллетени в ходе подсчёта голосов и об исключении совершившей вброс секретаря УИК из состава комиссии. Большинством голосов УИК № 250 отклонила мои требования, председатель УИК отказалась выдать мне протокол заседания. В течение дня ко мне подходили незнакомые мне люди в спортивной одежде (посторонние, не наблюдатели, не члены УИК) с предложением фальсифицировать результаты выборов. Разговор был примерно такой: «Ваш

26


КАК Я СТАЛ ЗАЛОЖНИКОМ

[представитель КПРФ Анидалов] и так выигрывает, больше некому – давай мы нарисуем ему какой хочешь процент, а нам нужна явка и губернатор [то есть закрой глаза]. Я всегда отвечал, что будем считать по-честному. Вбросов после моей жалобы больше не было, попытки со мной договориться продолжались вплоть до закрытия. После закрытия участка в 20:00 более 30 минут ничего не происходило. Два раза в течение этого времени заходили те же незнакомые мне люди в спортивной одежде, высказывая недовольство. Примерно в 20:40 вошли сразу трое, к ним присоединились два человека из числа наблюдателей и стали громко кричать на меня, как я всем мешаю и т.п. Я обратился к члену УИК с правом совещательного голоса от КПРФ Александру Осипову с просьбой снимать всё происходящее. Неизвестные накинулись на Осипова и грубо вытащили его из помещения УИК. Затем вернулись ко мне, отодвинули стол, за которым я сидел, и стали кричать: «Встал! Вышел!». Я ответил, что никуда не пойду и чтобы они прекратили мешать работе комиссии. Тогда они схватили меня и поволокли из помещения УИК, порвав одежду и вывихнув руку. В фойе школы, где находится УИК, мне и Осипову нанесли удары в живот и по голове. Вахтёрша стала кричать, и один из дежуривших в школе полицейских

27


АЛЕКСАНДР СОШНИКОВ

Кирпичёв прервал избиение, однако никого из нападавших не задержали, их только опросил прибывший позже участковый. Помещение УИК № 250 было заблокировано нападавшими, а когда я в сопровождении полицейского попытался туда попасть, чтобы забрать свои вещи, они только выкинули мой пустой портфель. В результате остальные члены комиссии и наблюдатели начали «процедуру подведения итогов голосования». Примерно через час по моей просьбе к зданию школы прибыли член избирательной комиссии Саратовской области Денис Руденко и корреспондент ИА «Свободные новости» Сергей Долгополый, которым дверь в здание школы не открыли. Полицейские сказали, что все распорядительные полномочия у директора школы. Директор школы открыть дверь отказалась. Примерно в 21:30 я вызвал скорую помощь. Прибывшая группа скорой помощи также не смогла пройти в здание школы, так как полицейские, директор школы отказались открыть дверь. В дальнейшем полицейские согласились выпустить меня, если Руденко, Долгополый и группа скорой помощи выйдут за пределы территории школы (за забор). Я им передал требования полицейских, они выполнили эти требования, после этого меня вывел участковый уполномоченный полиции В.В. Ткаченко, который вместе с другими полицейскими выдвигал требования моего освобож-

28


КАК Я СТАЛ ЗАЛОЖНИКОМ

дения, и передал медикам. После этого скорая отвезла меня в 6-ю горбольницу, где врачи зафиксировали ушиб мягких тканей головы и гипертонический криз. 12 сентября я подал в Следственный комитет Саратовской области заявление о преступлении, в котором прошу провести проверку приведенных фактов и возбудить уголовное дело по статьям о фальсификации избирательных документов (статья 142 УК РФ), фальсификации итогов голосования (статья 142.1 УК РФ), а также уголовные дела по факту воспрепятствования деятельности членов УИК (статья 141 УК РФ) и по факту незаконного лишения свободы (статья 127 УК РФ). Следствие по этому делу ведёт следователь СК Ленинского района Анастас Джагарян. Он опросил большинство членов УИК № 250, директора школы № 57, а также одного из нападавших, личность которого была установлена ещё в день выборов. Несмотря на то, что в здании школы и на её территории работает система видеонаблюдения, каких-либо видеозаписей получено не было. Также был опрошен и второй пострадавший А. Осипов, который проживает в г. Тольятти и приезжал понаблюдать за нашими саратовскими выборами.

»

Следователь заявляет, что все опрошенные члены комиссии говорят, что я громко ругался и кого-то оскорблял. По его словам, дело должно закончиться штрафом.

29


АЛЕКСАНДР СОШНИКОВ

Важная вещь: я вспомнил, что на прошлых выборах 18 сентября 2016 года в этой школе был похожий инцидент. Когда мы завершили подсчёт (примерно в 12 ночи) и собирались уходить, дверь школы была закрыта из-за драки на УИК № 248. Работала полиция, а нам объяснили, что подрались между собой коммунисты. В случае со мной нападавший тоже зачем-то всем кричал, что он коммунист, а составлявший протокол полицейский упорно настаивал на том, что произошла «драка». Я попросил следователя СК найти полицейские документы об инциденте на прошлых выборах – может быть, там окажутся те же фигуранты, и всё это поставлено у них на поток? После этого звонков от следователя не было уже больше 10 дней.

30


ИВАН ДЕРНОВ

32


ТОКСИЧНЫЕ ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ

Иван Дернов, координатор «Голоса» в Калуге Место действия: Саратов, УИК № 317, школа № 95, председатель – Наталия Геннадьевна Кабанова

Токсичные выборы в Саратове

»

Я наблюдаю за выборами с 2015 года. И по моему личному опыту, в Калуге фальсификации на выборах не носили злонамеренный характер. Однако факт существования токсичных регионов нельзя было отрицать, поэтому я решил своими глазами посмотреть на 62,2% Саратовской области.

Я, Дернов Иван Владимирович, являюсь координатором движения «Голос. За честные выборы» по Калужской области. Я наблюдаю за выборами с 2015 года. В единый день голосования я решил поехать посмотреть, как проходят выборы в Саратове. «Голос» к этому моему решению не имеет никакого отношения,

33


ИВАН ДЕРНОВ

«Голос» никак не поспособствовал мне в том, чтобы попасть на участок. О том, что я еду наблюдать в Саратов, я сообщил в «Голос» только 9 сентября. Я излагаю здесь свою позицию не как волонтер «Голоса», а как независимый наблюдатель. Я потому так подробно это объясняю, чтобы мое мнение не было воспринято как позиция «Голоса». Спасибо за понимание.

Моё видение наблюдательской миссии Я считаю, что наблюдение прежде всего – это уникальный познавательный опыт, расширяющий границы представлений об окружающей реальности. Только став живым свидетелем происходящего процесса, человек приобретает аутентичные доказательства правдоподобности явления. Поэтому реальный наблюдатель имеет более достоверные убеждающие доказательства степени легитимности прошедших выборов и не передоверит делать выводы о них ни главе ЦИК, ни экспертам «Голоса», ни Навальному, ни кому бы то ни было другому.

»

По моему мнению, независимый наблюдатель не ставит своей задачей предотвращение фальсификаций, потому что для него важно не отстаивание честности выборов, а фиксация степени их нечестности.

Наблюдатель не подменяет собой правоохранителя или правозащитника.

34


ТОКСИЧНЫЕ ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ

Предыстория Я наблюдаю за выборами с 2015 года. И по моему личному опыту, в Калуге фальсификации на выборах не носили злонамеренный характер. Однако факт существования токсичных регионов нельзя было отрицать, поэтому я решил своими глазами посмотреть на 62,2% в Саратовской области. Составить мне компанию решили ещё трое наблюдателей.

Путь туда Мы выехали из Калуги на моей машине 8 сентября во второй половине дня и остановились на ночлег в дорожной гостинице за Воронежем. Утром мы продолжили путь. Я планировал, что мы приедем в Саратов днём и возьмём направления на участки в местном отделении партии «Яблоко», предварительная договоренность об этом у меня была с саратовским представителем «Голоса». Однако при въезде в Саратовскую область, в поселке Старый Хопёр, мы были остановлены нарядом ДПС. Сначала мне выписали штраф за грязный задний номер, потом за просроченную аптечку, потом, сославшись на «Операцию «Мак», провели досмотр машины с двумя понятыми на возможный провоз наркотиков. Продержали около полутора часов. Я тогда не придал этому значения, машина из другого региона, вот и привлекает к себе повышенное внимание. После того как

35


ИВАН ДЕРНОВ

мы проехали ещё километров сто, нас снова остановил экипаж ДПС на повороте в населённый пункт Калиновка. После проверки документов мне объявили, что проводится операция «Смерч» (или «Шторм») и нужно пробить машину по базе, не в угоне ли. Я сказал, что уже подвергся этой процедуре час назад со стороны их коллег. На что получил ответ, что это, наверное, была не наша область, а Борисоглебский район (приграничный район Воронежской области). Я сказал, что область была именно Саратовская, но мне ответили, что сейчас связи с ними нет, нужно пробить машину по базе. Мы снова стали ждать. Тут я уже заподозрил, что происходящее с нами не случайно и сотрудники ДПС просто ждут, пока им скажут, что дальше с нами делать. Через 30 минут документы мне вернули с формулировкой «Претензий к вам не имеем», и мы продолжили путь.

»

На въезде в Саратов нас застопили в третий раз. На этот раз я вышел из машины с уже включенным диктофоном и обнаружил у произносящего приветствие сотрудника ДПС номер своей машины, написанный на руке, на что сразу обратил его внимание.

Сначала он пытался опровергнуть, что это именно мой номер, потом изменил версию, что, дескать, это ему передали по связи как номер машины с плохо читаемым госномером. В этот раз нас долго не задерживали.

36


ТОКСИЧНЫЕ ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ

В Саратове «Яблоко» официально работает до 20:00. Мы приехали к офисному зданию немногим ранее этого времени и уткнулись в запертые двери. Тогда мы воспользовались запасным вариантом и взяли направления от кандидата-одномандатника от КПРФ Н.Н. Бондаренко. Все мы оказались на территории Октябрьской территориальной избирательной комиссии, насчитывающей 55 УИК. Я был членом комиссии с ПСГ на УИК № 317, расположенной по адресу: ул. 2-я Садовая, д. 23, школа № 95. Председатель УИК – Наталия Геннадьевна Кабанова, Зам. председателя УИК – Ольга Евгеньевна Дьяконова, Секретарь УИК – Елена Викторовна Смольнякова, Член комиссии с ПРГ – Евгения Викторовна Соколова, Член комиссии с ПРГ – Никита Андреевич Муковозов, Член комиссии с ПРГ – Наталья Викторовна Дудукина, Член комиссии с ПРГ – Максим Игоревич Кабанов. По тому же адресу располагались ещё две УИК, только на втором этаже.

»

Я пришел на участок в 7:30, зарегистрировался. Больше никаких членов с ПСГ или наблюдателей не было. Они подошли только в 19:30 к подсчёту, как оказалось, это тоже учителя этой школы.

37


ИВАН ДЕРНОВ

Я узнал у председателя УИК Н.Г. Кабановой до начала голосования следующие данные: Количество проживающих избирателей на УИК – 2363. Количество полученных бюллетеней – 2200 шт. (по каждому виду голосования). Количество членов комиссии с ПРГ – 8 человек. Количество избирателей, желающих проголосовать на дому – 14 заявок. Проверил книги избирателей (их было всего 5), все они не содержали подписей избирателей, после чего занял место, отведенное для наблюдателей. Я решил, что мне нужно следить за явкой, по­ этому каждого избирателя, опускающего бюллетень в урну для голосования, я отмечал в своем блокноте и подводил итоги каждые 30 минут. Количество голосующих было крайне низким, так, за первый час проголосовало 17 человек. Примерно в 9:00 к нам на участок пришел член окружной избирательной комиссии одномандатного избирательного округа № 4 с ПСГ от Н.Н. Бондаренко Олег Олегович Лимановский, он написал жалобу на комиссию № 317, в которой просил объяснить, почему на столе председателя УИК находятся карандаши и другие посторонние вещи (ежедневники, черновики). Однако его жалобу отказались принимать к рассмотрению. Лимановский попросил меня проду-

38


ТОКСИЧНЫЕ ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ

блировать его заявление и покинул участок. Я продублировал заявление и отдал его в двух экземплярах секретарю Е.В. Смольняковой. Выборы шли вяло, наплыва избирателей не было. Примерно в 14:00 я обратился к комиссии с просьбой озвучить явку на 14:00, в чём мне было отказано с мотивировкой «Закон этого не требует, явка будет оглашена в конце дня». Я продолжил вести свой ручной подсчет проголосовавших. В середине дня голосования на нашу УИК пришла избирательница весьма преклонного возраста, и уже оказавшись на территории УИК, она обнаружила для себя, что сегодня не президентские выборы, но все-таки получила три бюллетеня у члена с ПРГ Н.А. Муковозова. По пути к кабинке для голосования она громко возмущалась итогами работы саратовских депутатов и, остановившись около урны для бюллетеней, заявила, что передумала голосовать. Что ей теперь делать? Повисла пауза. Н.А. Муковозов (финалист конкурса «Учитель года 2015», к слову сказать) порекомендовал ей опустить чистые бюллетени в урну для голосования, т.к. это, по его мнению, не запрещено законом. Что пожилая избирательница и сделала.

»

А теперь спойлер-факт: в итоговом протоколе «Число испорченных бюллетеней» в УИК № 317 – ноль штук. Куда же делись чистые бюллетени этой избирательницы?

39


ИВАН ДЕРНОВ

Во второй половине дня, примерно с 16:00, я обратил внимание, что к члену УИК № 317 Е.В. Соколовой стали подходить избиратели – молодые люди, получать бюллетени, голосовать и уходить. На массовый подвоз избирателей это было не похоже, но, учитывая низкую явку, я решил удостовериться в паспортных данных одного из вновь подсевших к Е.В. Соколовой молодых избирателей. Как это было. Молодой человек в спортивном костюме лет 27 быстрым шагом вошел в помещение УИК № 317 и целенаправленно проследовал к Е.В. Соколовой. Сел. Она взяла его паспорт, листая его одной рукой, второй вороша страницы списка избирателей. Тут подхожу я. «Можно удостовериться в том, что гражданин имеет регистрацию на территории, закрепленной за данной УИК?» – спрашиваю я. И вот после этого стали происходить события, напрямую свидетельствующие о том, что это «карусельщик» и что я предотвратил голосование «не по паспорту». Я был уверен, что мне сейчас покажут его прописку и ситуация разъяснится. Даже если он не проживает на этой территории, можно было сказать, что избиратель ошибся УИК. Но ситуация развивалась иным образом. Соколова сразу закрыла паспорт избирателя и заявила, что не может мне показать его прописку, так как это будет разглашением его персональных данных. Хотя я такой же член комиссии, как и она, только без

40


ТОКСИЧНЫЕ ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ

права решающего голоса. «Хорошо, – говорю, – пусть сотрудник полиции удостоверится, что избиратель может голосовать на этом участке». «Нет, – отвечает Е.В. Соколова, – сотрудник полиции тоже не будет смотреть его паспорт. Давайте позовём председателя комиссии!». (Н.Г. Кабанова большую часть времени проводила не на территории УИК.) Председатель комиссии тоже отказалась смотреть его паспортные данные и заявила, что Соколова не успела их посмотреть.

»

Сложилась ситуация, когда избиратель пришел на участок, и все члены комиссии отказываются удостоверять его личность и не выдают бюллетени для голосования.

Это позволило мне заявить, что Н.Г. Кабанова препятствует избирателю осуществить его волеизъявление. Видимо, такой поворот событий её немного озадачил. Избиратель тем временем ушёл в туалет, а потом и совсем направился к выходу из школы. Тут я обратился к сотруднику полиции, молчаливо наблюдавшему всю эту картину, чтобы он задержал избирателя, так как происходит правонарушение. Полицейский побежал вдогонку за избирателем, задержал его у выхода и посадил на скамеечку (так и не проверив паспорт). После чего он стал вызывать следственно-оперативную группу, которая была специально создана для разре-

41


ИВАН ДЕРНОВ

шения конфликтных ситуаций на участках. Однако дозвониться он не смог, ссылаясь на проблемы со связью, продиктовал мне номер телефона, и я сразу же дозвонился и вызвал СОГ на нашу УИК. В истории стали появляться новые действующие лица: дама, которая отказывалась называть своё имя (потом я выяснил, что это директор школы Ирина Владимировна Пархоменко), громко удивлялась, почему я мешаю избирателям и не сижу на месте, отведённом для наблюдателей. Когда приехала СОГ, они удостоверились, что избиратель на самом деле не прописан по адресу участка, но мне всё-таки нельзя знакомиться с его паспортными данными, т.к. таков закон.

»

Мое возражение, что я имею право знакомиться с персональными данными, я не могу их лишь распространять, осталось без внимания.

Записали мои показания, избиратель был отпущен, так как, по версии председателя УИК и ПРГ Е.В. Соколовой, он просто ошибся номером УИК. Вся процедура с начала до конца заняла около часа времени, поэтому в моих подсчётах присутствует лакуна. Но могу сказать, что большую часть времени я находился в вестибюле, и приходящие на УИК № 317 избиратели так или иначе проходили мимо меня, поток их был весьма скуден, поэтому я оцениваю число проголосо-

42


ТОКСИЧНЫЕ ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ

вавших без моего присутствия в 20 плюс-минус 5 избирателей. Вернувшись на территорию участка, я попросил члена ПРГ Е.В. Соколову не работать больше со списком избирателей и не выдавать бюллетени. Она отказалась. Тогда я написал заявление в УИК № 317 с требованием отстранить от работы со списком избирателей и выдачи бюллетеней члена ПРГ Е.В. Соколову в связи с утратой доверия по факту вызова СОГ. Председатель сначала устно отказала мне в моём требовании. На моё замечание, что комиссия это коллегиальный орган и тут уместно провести голосование, голосование было проведено. За отстранение Е.В. Соколовой высказался только заслуженный член КПРФ Б.И. Замедлин, за что сразу подвергся коллективному остракизму со стороны коллег. Е.В. Соколова продолжила выдавать бюллетени (есть аудиозапись этого инцидента).

Подсчёт голосов Первым этапом по ФЗ № 67 необходимо гасить невыданные бюллетени. Когда Кабанова сказала, что остались чистыми 1000 бюллетеней, я сразу задался вопросом: а где же они ещё 800 штук-то возьмут? В урнах для голосования бюллетени едва закрывали дно. Следующий этап – работа со списками избирателей. Я встал со своего места, смотрю на списки. Росписей там

43


ИВАН ДЕРНОВ

мало, несколько на странице. Требую огласить итоги по каждой книге. Мне член с ПРГ М.И. Кабанов (наверное, однофамилец председателя) отвечает, что они огласят председателю. «Вот мы ей передали журналы – значит, огласили, а вам говорить не обязаны». Я подхожу к ПРГ Замедлину и спрашиваю у него: сколько по вашей книге проголосовало избирателей? Он мне отвечает: 77. А председатель общую цифру как сумму пяти книг озвучивает 1200. Я прошу ознакомиться со списком избирателей, в чём мне не препятствуют. На самом деле все страницы испещрены подписями избирателей. Тут на меня начинают шикать пришедшие к подсчёту наблюдатели, что я затягиваю процесс. Тогда я предложил сфотографировать несколько страниц книги, а чтобы не разгласить персональные данные, положил поверх фамилий лист белой бумаги, который своей рукой прикрыла председатель Кабанова. Я сделал несколько фото тех страниц, которые мне больше понравились.

»

Дальше высыпали бюллетени из урны на стол, рассортировали их по видам голосования и начали подсчёт. Одновременно несколько пачек, методом «за уголки».

Я осведомился у председателя УИК № 317: «Что здесь происходит?» «Мы всегда так считаем», – был ответ. Цитирование ФЗ № 67 не возымело никакого

44


ТОКСИЧНЫЕ ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ

действия, я сказал, что напишу жалобу на работу комиссии. «Пиши, если хочешь», – отвечали члены ПРГ. Фэйковые наблюдатели, тоже учителя этой школы, Любовь Васильевна Наташкина, психолог, например, утверждала, что видит отметки в бюллетенях, находясь более чем за 5 метров от стола. Остальные наблюдатели тоже были довольны работой комиссии, объясняя это тем, что они ей доверяют. Жалобу я написал (есть аудиозапись нашего общения). Потом я решил обратиться к сотруднику полиции, чтобы он прекратил противоправные действия. Но сотрудник полиции ответил мне, что не знает избирательного законодательства, его откомандировали сюда только для поддержания безопасности и охраны бюллетеней. Но если я желаю, я снова могу вызвать СОГ. От повторного вызова СОГ я решил воздержаться, но напомнил сотруднику полиции, что имею право обратиться к нему с заявлением. На что он согласился. Я написал ему заявление на имя начальника ОП № 5 в составе УМВД РФ о том, что были ущемлены мои права на наблюдение согласно ФЗ № 67 ст. 68 ч. 21, и попросил ответить мне путем почтовой связи. Результаты после подсчёта голосов сошлись с данными, которые есть в системе ГАС-«Выборы», контрольные соотношения не нарушены. Копию протокола мне выдали в 1:30 11.09.17. Я осведомился у председателя УИК, можно ли мне сопровождать её в ТИК,

45


ИВАН ДЕРНОВ

на что получил отказ. Тогда я напомнил, что в случае составления повторного протокола они обязаны позвонить мне и пригласить на этот процесс. Впрочем, мне никто не звонил, так как фальсификация удалась на славу.

Следующий день На следующий день я узнал от своих коллег, что на их УИК фальсификации удалось предотвратить благодаря слаженной работе и давлению опытных наблюдателей. Явка на их УИК № 305 и № 315 не превышает 350–400 человек, а за и.о. губернатора проголосовали меньше 50%. Основываясь на этих данных, я провел анализ Октябрьской ТИК и обнаружил похожие значения только на 8 УИК (кроме УИК № 301, 305, 309, 312, 315, 318, 319, 320). В остальных 47 данные когерентны моей УИК № 317. После этого я сделал персональный вывод о том, что выборы в Саратове в Октябрьской ТИК были сфальсифицированы на 85%. Многочисленные нарушения были отмечены не только мной, но и другими независимыми наблюдателями из Самарской области. О результатах этих выборов я говорил в интернет-программе местного СМИ «Открытый канал» вечером 11.09.17. Я направил заявление главе ЦИК Э.А. Памфиловой о зафиксированных мной фальсификациях на УИК № 317.

46


ТОКСИЧНЫЕ ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ

Теперь моё субъективное мнение Если честно, мне не так уж важно, кто победил на этих выборах, гораздо важнее, почему учителя опускаются до такого уровня морального разложения, не стесняясь своими действиями дискредитировать как учительское сообщество, так и доверие к институту выборов в России.

»

Учителя воспринимали меня даже не как дурачка, а как больного человека, то есть, по их мнению, требование соблюдать закон в нашей стране может выдвигать только психически нездоровый человек.

Нет, никакой законной ответственности за фальсификацию они не боятся, потому что, видимо, в жизни привыкли руководствоваться не Конституцией, а договоренностями с начальством. Фальсификаторы сами не верят в нашу страну и крадут у неё будущее. Работая с детьми, невозможно скрыть ложь, а им приходится постоянно лгать; рассуждая о добродетели, действовать, напротив, подло и вероломно. Я хочу, чтобы предание гласности реальной картины этих выборов превысило то материальное вознаграждение, которое они получили, чтобы репутационные издержки оказались несравнимо выше, чем полученные ими 30 серебренников. Да, я прекрасно понимаю, что члены УИК № 317 – люди подневольные и всего лишь вы-

47


ИВАН ДЕРНОВ

полняли директиву, но, тем не менее, исполнитель не освобождается от ответственности за выполнение преступного приказа. Жители Саратовской области хорошо осведомлены, как проходят у них выборы, поэтому голосуют ногами – просто не приходят голосовать. С одной стороны, это, конечно, тоже форма социального протеста, с другой – намеренное снимание с себя всяческой ответственности и передоверие инструментов по улучшению жизни своего города и области «элитарному классу», «людям из телевизора»; такой внутренний эскапизм от проблем государства, дескать, «моя хата с краю». Если нация складывается из людей с таким мнением, есть ли у неё будущее?

Суть фальсификации По моему сугубо субъективному мнению, суть фальсификации состояла не в том, чтобы приписать голоса и.о. губернатора Радаеву, так как он набрал большинство голосов даже на тех участках, где фальсификации были предотвращены. Смысл фальсификаций – банальная накрутка явки, чтобы создать легитимность итогов голосования. Что с этим делать? Я не знаю, что с этим можно сделать. Тут, мне кажется, даже люстрация бессильна.

48


АЛИНА БОГАТЫРЁВА

50


«МЫ ТЕБЯ В ПОРОШОК СОТРЁМ, ДЕВОЧКА!»

Алина Богатырёва, медсестра Место действия: Саратов, УИК № 359, детский сад «Лукоморье», председатель – Наталия Юрьевна Фролова

«Мы тебя в порошок сотрём, девочка!»

»

Когда в бюллетенях за «ЕР» трижды были обнаружены бюллетени за КПРФ, председатель решила больше не разрешать пересчёт: «Я решила, что не дам вам пересчитать, потому что тут сегодня я являюсь законом, и слушаться вы будете меня».

10 сентября я приехала в детский сад «Лукоморье», что находится по адресу: Мичурина, 2/12. В 7:45 я прибыла на избирательный участок № 359 в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса. Самое интересное, что ни одного вопроса мне задано не было и меня ни в чём не просили принять участие.

51


АЛИНА БОГАТЫРЁВА

Я поняла, что день и предстоящая ночь пройдут безумно интересно, когда меня отказались регистрировать и в принципе пускать в помещение, потому что якобы я привезла неправильно заполненные документы, и вообще «что-то вас много, совещательных голосов, на один участок». Мне пришлось вызвать юриста, она разъяснила председателю комиссии, роль которой исполняла заведующая детским садом, что член комиссии с правом совещательного голоса может в любое время приходить на участок. На что эта «чудесная» заведующая сказала: «Знаете, мне не нравится, что так происходит, и я бы не стала её сюда пускать». Я отдала заявление на разрешение о фото- и видео­съёмке, которое председатель благополучно приняла и не возражала, когда я делала фотографии в период с 8:00 до 20:00.

»

Дальше председатель комиссии решила продемонстрировать, что именно она в тот день и на этом избирательном участке являлась законодательной и исполнительной властью.

Я захотела пройтись по помещению для голосования, осмотреть урны для бюллетеней, проверить, нет ли где на столах «лишних» пачек для вбросов. Но стоило мне только встать с места и попасть в поле зрения председателя, как в мой адрес начинали сыпаться

52


«МЫ ТЕБЯ В ПОРОШОК СОТРЁМ, ДЕВОЧКА!»

колкие замечания: «Что вы там надеетесь найти? Видите, участок пустой, мы все перед вами и ничего не делаем. Что вам спокойно не сидится?», «Опять вы тут маячите перед глазами? Знаете, как это нервирует?» Будучи спокойным человеком, я не обращала внимания на эти слова, а только с улыбкой отвечала: «Что вы, я не могу так долго просидеть на одном месте, нужно двигаться». Весь день не происходило ничего противозаконного. Разве что мне запрещали ходить около урн (якобы я могу туда набросать бюллетеней, а потом свалить это всё на них) и вообще возмущались, что я слишком много хожу по помещению. Но всё самое интересное началось после окончания голосования и закрытия избирательного участка. Итак, в 20:00 УИК № 259 закрылась. По идее, подсчёт голосов стоило начать минут через 10 (необходимо время для того, чтобы подготовить место для подсчёта), но всё не так просто. По логике председателя, мы должны были ждать около двух часов – неизвестно чего, но ждать. Ах да, наверное, надо было выпить чашечку кофе, поболтать с коллегами о делах насущных, обсудить свою личную жизнь. Ведь они знают пословицу: работа не волк, в лес не убежит. Аллилуйя! Наконец озарение снизошло на председателя и она объявила, что время подсчёта голосов пришло. Сначала гасили неиспользованные бюллете-

53


АЛИНА БОГАТЫРЁВА

ни, затем перешли непосредственно к подсчёту голосов. Взяли переносные урны и вывалили все бюллетени на стол. В этом у них всё сошлось: сколько выдавали, столько и вернули. Взяли стационарные урны и тоже вывалили всё из них на стол. Разделили бюллетени на кучи и начали считать. Я подошла ближе к столу, чтобы посмотреть, как идёт весь процесс, и раздался крик: «Что вы над душой стоите?! Я могу сбиться, и всё придётся пересчитывать заново! А ведь если что-то не сойдётся, то до утра надо будет сидеть! Оно вам лично надо?!» Я вновь спокойным тоном объяснила, что совершенно не мешаю процессу, а всего лишь пытаюсь выполнять свою работу. Но не тут-то было. Остальные наблюдатели (по их словам, они все юристы: «Мы тебя за пять минут в порошок сотрём, девочка») поддержали председателя и начали нашёптывать мне что-то вроде: «Ну чего вот ты им мешаешь? Что они там могут сделать? Ручек у них нет, всё тебе должно быть видно со стула. Мы же видим». Мне пришлось отойти на пару минут, но потом я снова вернулась: больно смешно они злились. В то время, когда шёл подсчёт голосов за кандидатов по одномандатным округам, я достала камеру и решила снять на видео этот процесс. Казалось бы, снимай, ничего противозаконного ты не делаешь, имеешь право, но председатель так не считала. Как только она увидела в моих руках камеру, тут же подбежала ко мне:

54


«МЫ ТЕБЯ В ПОРОШОК СОТРЁМ, ДЕВОЧКА!»

«Если вы не уберёте камеру, я остановлю подсчёт, и мы будем до утра тут сидеть! Зачем вам это надо? Вы что, слепая и не видите, что всё идёт нормально?».

»

«Эпиком» стало то, что председатель молча подошла ко мне и встала спиной к камере так, что закрыла весь обзор. Мне пришлось убрать камеру, потому что смысла в ней уже не было.

А считали бюллетени интересно. Разместили по кругу членов комиссии с правом решающего голоса от каждой партии, и секретарь УИК кидала им бюллетени, на которых должны были быть голоса за их партию или кандидата. При этом нам не показывались бюллетени, как того требовал закон. Один из членов комиссии с правом решающего голоса попросил пересчитать бюллетени, на что председатель дала ему десять первых бюллетеней и сказала: этого хватит, пусть смотрит. Самое смешное, что он обнаружил в этих десяти бюллетенях как бы за «ЕР» три за КПРФ. На его негодование ему ответили, что даже если там двадцать пять лишних и «мы ошиблись», существенно это не изменит ситуацию. Такие казусы повторились три раза, но на третий раз председатель вообще отказалась давать ему бюллетени: «Я решила, что не дам вам пересчитать, потому что тут сегодня я являюсь законом, и слушаться вы будете

55


АЛИНА БОГАТЫРЁВА

меня». Ну, она же воспитатель, конечно, ей привычно быть «главной». Когда закончили считать бюллетени, член комиссии сказал, что за Бондаренко 186 голосов, на что председатель сказала: «За Бондаренко 234 голоса». И такая ситуация была по всем кандидатам и партиям. То есть она просто раскидала числа так, чтобы на первое место вышли определённая партия и кандидат, а остальные тоже заняли места согласно утвержденному плану.

»

После этого председатель удалилась в свой кабинет для печати протоколов. Но и этого нельзя сделать сразу. Ей очень захотелось выпить чая, перекусить и просто прилечь, потому что заболела голова.

При том что все остальные всё это время сидели и ждали, когда эта персона соизволит нормально выполнять свои обязанности. На часах 5:00, и нам сообщают, что начинается печать протоколов. Мы в ожидании. Через час нас приглашают по одному в кабинет и под роспись выдают протоколы, которые, как потом выяснилось, недействительны. Моим коллегам выдали все три копии протокола (по выборам губернатора, одномандатных кандидатов и по партийным спискам), а мне только одну копию, потому что «Такая вы вредная, самая вред-

56


«МЫ ТЕБЯ В ПОРОШОК СОТРЁМ, ДЕВОЧКА!»

ная из всех, потому что пришли с «Открытого канала» [интернет-ТВ, корреспонденты которого наблюдали за выборами], который всегда устраивает скандалы!» У меня уже не было сил переговариваться с ними, и я, забрав этот протокол, удалилась с избирательного участка № 359.

57


НИНА ЗЛОВА

58


ПИСЬМО НА ЧУЖБИНУ

Нина Злова, пенсионерка Место действия: Саратов, УИК № 266, ГАУЗ Стоматология № 2, председатель – Наталья Николаевна Белякова

Письмо внуку на чужбину

»

Нас предупредили: ничего из рук членов УИК не брать – могут что-нибудь подсыпать и сильно успокоить. Я просто отшутилась: арийцы чай не пьют.

Привет, мой дорогой. Делюсь с тобой впечатлениями, считая тебя политически ангажированным молодым человеком и следящим за всеми событиями в России. Я опять в очередной раз вляпалась в выборы. Заработок меня всегда мало интересовал, просто азарт охотника: я обязательно кого-то на чем-то должна поймать. Это как у хазановского попугая: «Но мы и в цирке молчать не будем. Льву мяса недокладывают!»

59


НИНА ЗЛОВА

Я еще в советские времена работала в комиссиях, были и тогда нарушения, ну а потом пошли «карусели», вбрасывания под камерами наблюдений. На президентских выборах я это всё видела. Думала, это дно. Но нет, нам снизу снова постучали. Такой откровенной лажи, как на этих, не припомню. Поработать в комиссии меня попросили ребята из КПРФ. Их управляющая компания «Красная» обслуживает наш дом. А теперь поподробнее. Помещение для голосования маленькое. Всё прекрасно просматривается, наблюдатели отмечают каждого проголосовавшего. Со мной помощница от КПРФ. Даю ей задание не спускать глаз с членов комиссии. Нас предупредили: ничего из рук членов УИК не брать – могут что-нибудь подсыпать и сильно успокоить. Я просто отшутилась: арийцы чай не пьют. С урнами ходили только к трем человекам. Еще до голосования, дежуря на участке, нашла нарушение при оформлении голосующих на дому: это был список на 13 человек. Я его изъяла. Так что на урнах явку не сделали. Я обслуживаю один дом из посёлка рядом с нами, это жители нашего предприятия, все знают друг друга. Народу идет очень мало, просто скука. На стадии моего общения с членами комиссии вдруг председатель – заведующая детским садом (кстати, туда ходил твой отец), отвешивает мне комплимент: «Нина Павловна, я вами восхищаюсь». Я ей в ответ: «Подождите, мы

60


ПИСЬМО НА ЧУЖБИНУ

еще бюллетени не считали». Для себя отметила: начинается обработка.

»

Часов в пять стало ясно: явка будет низкой. Меня как новенькую в комиссии вызывает на улицу председатель и, плача, дрожащим голосом сообщает, что получила указание явку повысить в два раза.

И, мол, если она этого не сделает, то её уволят с работы. Купите мне на юбилей телефон с диктофоном: как бы он мне тогда пригодился. Интересуюсь: а как это практически, что будем делать с бюллетенями? А ничего, мы просто изначальную фактическую цифру увеличим в два раза каждому. Я ответила, что если это будет сделано, я напишу жалобу и протокол подпишу с особым мнением. Затем на нас с помощницей навалились все остальные члены. По настроению председателя вижу, что она получила добро. Наступило время «Ч»: 20:00. Спрашиваю у наблюдателей, сколько проголосовало. Около 500 человек, говорят. Гасим, не считая, бюллетени. Говорю: давайте считать. Что их считать, отвечают, уже сто раз считали. Отмечаю как нарушение. В увеличенной форме протокола появляется цифра. А где остальные, спрашиваю. В ответ – молчание: представляешь, все молчат – и наблюдатели, и члены комиссии от партий. Я в одиночестве!

61


НИНА ЗЛОВА

Следующим этапом мы должны посчитать списки избирателей по каждому дому: сколько человек проголосовало. Потом всё сложить, озвучить и занести в увеличенную форму протокола. Только я хотела считать, как одна из членов у меня отобрала книгу со списком. Потом я попросила открыть сейф: там не было ни книг избирателей, ни оставшихся бюллетеней. Фиксирую как нарушение. Звоню в территориальную комиссию куратору. Начался подсчёт. Он прошёл безукоризненно. Каждый бюллетень оглашался, я стояла рядом. Самое интересное началось потом: бюллетени оглашались, раскладывались, считались, но цифры никто не называл. Подсчёт закончился в 21:45. Стали запаковывать пачки с бюллетенями, клеить ярлыки. Цифры никто не пишет. Мне кажется, они сами растерялись от такой своей наглости. И я этим воспользовалась. Так как в комиссии были члены от кандидатов, мы цифры по одномандатному округу знали. Хватаю маркер и пишу фактические на пакетах.

»

Ко мне с искажённым лицом подбегает председатель, выхватывает у меня пакеты. Вот теперь я увидела, как эта бедная овечка превратилась в агрессивную овцу.

Пожаловаться было некому. Милиционер вообще куда-то исчез. Кстати, на пакете с радаевскими бюлле-

62


ПИСЬМО НА ЧУЖБИНУ

тенями сразу стояла цифра: 829. Представляешь, проголосовало на участке 500 человек, а только за Радаева – 829. Всё остальное подогнали под эту цифру, и явку подняли до 50 процентов. Обо всем я сообщала в Территориальную комиссию. На участок никто не приехал. Как потом мне пояснили, не знали, куда ехать. Так было везде. Пишу жалобу. Первые цифры появляются в увеличенной форме в 23:45. Мешки с бюллетенями стоят на столе. Председатель на вопрос, почему они не отправляют их в Территориальную комиссию, отвечает, что юрист рассматривает мою жалобу, а сама без конца куда-то звонит. Все разошлись в 3 часа ночи. До этого я им успела прочитать лекцию о нравственности: члены комиссии горевали, что не получат из-за моей жалобы премию. Думаю, получили. Когда я это всё изложила председателю территориальной комиссии, у неё на лице было написано: МОЛОДЦЫ.

»

Да, во время этих всех манипуляций у моего кандидата украли 39 голосов и добавили их сопернику. Это подарок за молчание члену комиссии от него.

Ты знаешь, что у меня обострённое чувство справедливости, что я могу очень агрессивно отстаивать правду, но поверь, в этой ситуации это было бесполезно. В помещении находились дюжие парни, безучастные к процессу: не члены комиссии, не наблюдатели.

63


НИНА ЗЛОВА

У них, скорее всего, была задача нейтрализовать таких, как я. Я это почувствовала, когда стала вести себя активно. А то бы и жалобу не успела написать.

64


ЕЛИЗАВЕТА КОСМАЧЁВА

66


«ПОДПОЛЬНЫЙ» ПРОТОКОЛ И «НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ» ОШИБКИ

Елизавета Космачёва, студентка Место действия: Саратов, УИК № 4, гимназия № 2, председатель – Ольга Васильевна Карпова

«Подпольный» протокол и «незначительные» ошибки

»

В ТИК, по-видимому, члены комиссии отвезли совершенно другой – «подпольный» – протокол, потому что цифры в системе ГАС «Выборы» в несколько раз отличались от тех, что были в протоколе, который был у меня на руках, что и послужило основной причиной отмены итогов голосования на этом участке.

Выборы 10 сентября – первые выборы в моей жизни, раньше даже голосовать не доводилось. С избирательным процессом я вообще не была знакома, и хотя посетила несколько лекций по подготовке наблю-

67


ЕЛИЗАВЕТА КОСМАЧЁВА

дателей, мало что было сказано конкретно и мало что удалось уяснить. Но я слышала, как проводятся выборы в России и как к ним относятся граждане. На избирательном участке я была зарегистрирована в качестве члена комиссии с ПСГ. Помещением для голосования был большой коридор гимназии на втором этаже. В этом помещении находились сразу две УИК, моя № 4 и еще № 5, одна напротив другой. Это немного усложняло задачу, так как было труднее следить за тем, куда идёт избиратель, из толпы наблюдателей было непонятно, кто относится к моей УИК, и члены одной УИК переговаривались с членами другой. Оба участка были оснащены КОИБами. Председатель Ольга Васильевна оказалась очень приятной женщиной, совершенно не расположенной к конфликтам, она не могла оскорбить или накричать на кого-нибудь. Секретарем же был мужчина, который и «держал порядок» на участке.

»

Некоторыми из наблюдательниц были преподавательницы этой же школы, которые автоматически являлись помощницами членов УИК.

Первое нарушение было замечено уже после появления избирателей на участке: не были опломбированы переносные ящики для голосования. Секретарь сказал, что так и должно быть, но на по-

68


«ПОДПОЛЬНЫЙ» ПРОТОКОЛ И «НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ» ОШИБКИ

мощь поспешила председатель соседней УИК. Она принесла пломбы, сообщив, что «это вам от нас, мы поделимся». На протяжении дня вопиющих нарушений замечено не было, не было и «каруселей», которым была посвящена почти половина времени обучения перед выборами. Голосовать приходили в большинстве своем люди пенсионного возраста, некоторые из них во всеуслышание заявляли: «мы против действующей власти», молодых людей было совсем мало. Я не понимала, в чём же подвох. Одна из наблюдательниц заметила, что председатель комиссии периодически спускается вниз с папкой в руках, по её предположению, в папке были чистые бюллетени из сейфа. К сожалению, точно установить не удалось, что же она носила в этой папке. Можно было только предполагать, что внизу в них проставлялись галочки и передавались избирателям. О надомном голосовании непосредственно перед выходом всем не объявляли. О том, что с ящиком собираются уходить, становилось понятно только тогда, когда к столу председателя подходил кто-то из наблюдателей, и, скооперировавшись с одним из членов УИК, они уходили. Возвращение с надомного голосования для всех было праздником. Самый первый ящик после этого даже хотели передать «на хранение» полицейскому, к счастью, такого нарушения не произошло.

69


ЕЛИЗАВЕТА КОСМАЧЁВА

»

Как уже было понятно с самого начала дня, с законом о выборах члены УИК знакомы не были.

В один момент на избирательный участок пришел мужчина-избиратель, который вынес бюллетень, может, и не один, да не просто вынес, а демонстративно порвал его. Сразу поднялся шум, секретарь сказал, что «вы нарушаете закон», но почему-то больше всего беспокоилась председатель соседней УИК № 5, она сказала, что «это провокация и мужчину необходимо задержать, а порванный бюллетень вернуть». Полицейский, скорее всего, понимал, что задерживать не имеет права, но всё равно спустился за мужчиной на первый этаж. Сразу после окончания голосования все бросились к КОИБам. Почему-то производить все операции соседняя УИК стала быстрее, наша УИК, наверное, хотела посмотреть и перенять опыт. Я понятия не имела, можно ли вбивать в КОИБы какие-то данные вручную и может ли после совершения таких действий быть распечатан протокол. После того, как члены УИК совершили какие-то непонятные операции с КОИБом, КОИБ был «накормлен» бюллетенями из ящиков с надомного голосования. Потом проводилась работа со списками избирателей. Я видела, как одна из членов УИК писала на одной из страниц что-то карандашом, потом стирала и снова

70


«ПОДПОЛЬНЫЙ» ПРОТОКОЛ И «НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ» ОШИБКИ

писала. Естественно, никакие посчитанные по книгам данные оглашены не были. Так же начался подсчёт неиспользованных бюллетеней, считали и председатель, и секретарь. Наблюдатели всё видели, за всем следили. Итоговое количество бюллетненей не огласили, в увеличенную копию протокола на стене ничего не внесли. Неиспользованные бюллетени погасили и убрали в несколько мешков, по видам голосования. Сверху на мешке цифра – по нашим подсчётам, верная. Насколько я помню, после этого в работе комиссии был перерыв больше часа, председатели и члены обеих УИК совещались на глазах у наблюдателей и уходили совещаться в классы, также разговаривали по телефону.

»

Когда был распечатан протокол, все просто поразились: посчитанное количество погашенных бюллетеней не ­совпадает с тем, что в протоколе.

Один мужчина-наблюдатель и я стали сильно возмущаться, просили пересчитать эти бюллетени и исправить протокол. Мы подошли к мешкам сверить цифру, но они уже были перемотаны скотчем, а сверху была бумажка уже с другой, «нужной» цифрой. Вместе с этим члены УИК наотрез отказывались вносить какие-либо данные в увеличенную копию протокола на стене.

71


ЕЛИЗАВЕТА КОСМАЧЁВА

Пересчитать бюллетени тоже отказывались, пока мужчина-наблюдатель не закричал: «Я член комиссии с ПСГ, и это моя просьба». После этого секретарь всё-таки согласился оказать нам милость и пересчитать, мешок был ювелирно вскрыт, чтобы ни в коем случае не показать наблюдателям цифру, изначально написанную на мешке, мешок забрала председатель и не выпускала из рук. Изнурительный подсчёт подтвердил их «ошибку», мы требовали перепечатать протокол. Секретарь отказывался, объясняя тем, что на итоги выборов этот незначительный промах никак не повлияет и «мы впервые с КОИБами работаем, ошиблись». В итоге на своём осталась стоять только я. Мое требование выполнить отказались. Я и ещё одна наблюдательница писали жалобы, а члены УИК подписывали неверные протокол и копии. К тому времени соседняя УИК уже давно закончила работу, оставив протокол на стене совершенно пустым.

»

Никакого итогового заседания не состоялось, даже намека на него не было, члены УИК, наверное, и не знали, что его проводить нужно. Количество принятых жалоб в протокол тоже не внесли.

Наблюдателям раздали копии протоколов, а секретарь с горем пополам пошёл заполнять протокол на стене, напевая советские песни, заполнил всего по-

72


«ПОДПОЛЬНЫЙ» ПРОТОКОЛ И «НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ» ОШИБКИ

ловину. Кстати, я удивилась, с какой лёгкостью они раздали всем копии, потому что слышала о том, что наблюдателям зачастую приходится самим изготавливать копии, либо их им отказываются выдавать вообще. Этому, кажется, нашлось разумное объяснение. В ТИК, по-видимому, члены комиссии отвезли совершенно другой – «подпольный» – протокол, потому что цифры в системе ГАС «Выборы» в несколько раз отличались от тех, что были в протоколе, который был у меня на руках, что и послужило основной причиной отмены итогов голосования на этом участке.

73


ИВАН ПАРШКОВ

74


ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО СПЕКТАКЛЬ

Иван Паршков, волонтёр штаба Навального Место действия: Саратов, УИК № 303, председатель – Елена Николаевна Нахова

»

Это не выборы, это спектакль

Очень жаль, что коллектив учителей, который вроде бы должен быть моральным ориентиром, в результате оказывается не только сборищем злобных лицемеров, но и нарушителей законов.

Это не первые выборы, где я был наблюдателем. В 2012 году на выборах президента на моём участке было немало нарушений, в том числе голосование «по заявлениям», которые были выдуманы и не являлись законным основанием для внесения в список голосующих, т.е. по факту это был механизм «карусели», в результате чего, по моему мнению, нужно было отменять выборы на той УИК, однако этого добиться так и

75


ИВАН ПАРШКОВ

не удалось. Все всё понимали тогда, что никаких выборов нет. Но, к сожалению, в тот момент народ удалось развести, протесты стухли, и мы столкнулись со всеми теми последствиями беспредельной власти, о которых, я надеюсь, когда-нибудь напишут в правдивых учебниках истории. Поэтому особенных иллюзий о «честных выборах» я не питал и догадывался, что и в этот раз придётся столкнуться с чем-то подобным. Но пока я видел смысл в борьбе с беззаконием в нашей стране, и нужна была практика перед следующими президентскими выборами, а у волонтеров кампании Навального, благодаря сотрудничеству с представителями КПРФ, появилась возможность поучаствовать в местных выборах. Я тоже решил, что нельзя оставаться в стороне. Мне достался участок, находящийся в гимназии № 1, поэтому и состав избирательной комиссии был соответствующий: учителя, три заместителя директора во главе с председателем Еленой Николаевной Наховой. При первом знакомстве все, естественно, были вежливы, улыбчивы и обходительны. Однако когда они стали понимать, что я не спешу выполнять все их пожелания (к примеру, находиться только на стульях в углу, отведенных для наблюдателей, или отправляться в столовую на питание по расписанию), стало ясно, что дружелюбного отношения ждать больше не стоит.

76


ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО СПЕКТАКЛЬ

»

Начались шушуканья за спиной, фразы в никуда с жалобой на мою несговорчивость и тому подобное, психологическое давление.

Из их общения я понял, что они кого-то ждут. Через небольшое время стало понятно, кого. В зал стройной колонной завели множество студентов, так что они не умещались в помещении. Ими командовали, никого не стесняясь, комендант общежития и ещё пара человек от университета, прямо со списками студентов в руках. Стало очевидно, что ни о каком свободном волеизъявлении тут речь не идёт. Я описал ситуацию в нашем чате в Телеграм, после чего на УИК приехали сотрудники «Открытого канала», чтобы снять эту красивую очередь из сонных студентов. Естественно, присутствие телевидения привело к сильнейшему переполоху на участке, и весь оставшийся день члены комиссии вели со мной психологическую войну, запрещая съёмку и устраивая другие конфликты. Даже заглянувший на участок кандидат в депутаты Николай Бондаренко не особенно изменил настроение председателя и комиссии в отношении запретов другим членам комиссии снимать, знакомиться со всеми документами и так далее. Очень жаль, что коллектив учителей, который вроде бы должен быть моральным ориентиром, в

77


ИВАН ПАРШКОВ

результате оказывается не только сборищем злобных лицемеров, но и нарушителей законов. Это станет наиболее ясно в конце дня, на процедуре подсчёта. Однако до этого произошел ещё один интересный эпизод. Днём на участок заезжал председатель местного отделения партии «Коммунисты России» Александр Гришанцов, а по совместительству ещё и муж директора гимназии. Найдя мешающего всем наблюдателя, то есть меня, он заявил что-то в духе того, что если комиссия со мной не справится, то он сам «решит все вопросы». Что под этим подразумевалось, оставалось гадать весь день. К вечеру стало ясно: на УИК приехала пара не обременённых интеллектом ребят, но зато крепкого телосложения. Их начали вносить в список лиц, присутствующих при голосовании и на подсчёте голосов. На мой вопрос, от кого они приехали, они очень не хотели отвечать, удалось добиться лишь заявления: «Мы от народа». Я бы, наверное, сам не догадался, как решить возникшую ситуацию, если бы в это же время участок не решила посетить Людмила Кузьмина из организации «Голос». Она указала, что так как подъехавшая «группа поддержки» хотела быть наблюдателями, то по закону они должны были за три дня заявить о себе, чего, естественно, не было сделано, а значит, и оснований для их присутствия

78


ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО СПЕКТАКЛЬ

на подсчёте бюллетеней не было. Поэтому «представителям народа» пришлось покинуть участок ни с чем.

»

Как говорится, самое интересное начинается на подсчёте. Посчитав за уголок оставшиеся бюллетени, председатель объявила, что плохо себя чувствует, и удалилась в свой кабинет.

Прождав её три часа, комиссия решила вызывать скорую помощь. Врачи вышли от неё с сообщением, что «сделали укольчик» и нужно дать отдохнуть человеку ещё минут 40. В конце концов, когда председатель вышла и продолжила процедуру подсчёта бюллетеней, стало понятно, что она решила совсем не ориентироваться на порядок и законы. Никакой демонстрации бюллетеней, никакого перекладывания из стопки в стопку. Всё считалось за уголок, и цифры молча записывались на листочек. При оглашении, за кого в бюллетене проставлена отметка, сам бюллетень не демонстрировался, а просто протягивался соответствующему члену комиссии. Таким образом, никак невозможно было убедиться, за того ли кандидата поставлена отметка и сколько вообще было бюллетеней в стопках. И даже несмотря на такую явную возможность внести абсолютно любые удобные цифры в документы, увеличенная

79


ИВАН ПАРШКОВ

форма протокола переписывалась три раза, чтобы всё совпало. Таким образом, очевидно, что ни о каких выборах речи не идёт в принципе, это просто спектакль по демонстрации демократического процесса, заканчивающийся внесением в протокол любых нужных цифр. Но больше всего меня впечатлило не всё, что описано выше, а один эпизод, который произошёл в течение дня. Среди нескольких наблюдателей, сидевших на отведённых им местах и занимавшихся своими делами, меня заинтересовала женщина, тихо разгадывающая сканворды. Когда мы разговорились, оказалось, что это наблюдатель от КПРФ. Ну и я стал осторожно интересоваться, почему же её не волнует происходящее на участке. И совсем не ожидал услышать от неё, что она ничуть не сомневается, что выборы совершенно нечестные и полны махинаций. Просто устала уже бороться и поняла, что без толку. Особенно после того, как её же соратник по партии, член комиссии с правом решающего голоса, на предыдущих выборах сам ходил с переносными урнами и вбрасывал бюллетени, подписывал все документы, которые ему указывали, хотя все знали, что там ложь, и т.д.

»

Потом я узнал, что все главы ТИК Саратова были уволены со своих должностей, а также должны быть уволены председатели многих УИК, в том числе моей.

80


ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО СПЕКТАКЛЬ

Это удивительная новость, потому что раньше ничего подобного, несмотря на всё то же отсутствие настоящих выборов, не случалось. Это отличный пример того, что даже, казалось бы, в безнадёжной битве со злом можно однажды обнаружить, что чего-то добился. И чем больше будет давление на власть, тем более вероятно, что она будет вынуждена считаться с населением, а не только править, как захочется. Поэтому я надеюсь, что всё больше людей поймёт, что никто, кроме нас самих, не сделает за нас наше будущее таким, как мы этого хотим. Принимайте участие в гражданской активности, разберитесь и убедитесь во всём сами, чтобы мы и наши дети смогли жить в лучшей, чем сейчас, стране, не будьте пассивны и не ждите, что кто-то, кроме нас самих, сделает нашу страну и вашу жизнь лучше.

81


АРТЁМ ГОРДЕЕВ

82


НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ТОЛКОМ НЕ ГОТОВИЛИ

Артём Гордеев, электромонтёр Место действия: Саратов, УИК № 8, школа № 9, председатель – Нина Анатольевна Фетисова

Наблюдателей толком не готовили

»

Председатель сказала, что готова сообщить предварительные итоги голосования при условии отключения записывающих устройств. Огласила итоги, без точных цифр. Дальше покинула помещение для голосования.

Обстановка была спокойная. Только приходил один гражданин с письмами из ФСБ и прокуратуры (но без паспорта) и пытался проголосовать, ему отказали в возможности голосования по каким-то письмам. Позже он пришёл со своим старым советским паспортом, но ему также не разрешили голосовать по нему.

83


АРТЁМ ГОРДЕЕВ

Человек лет 60+, опрятно одетый. Наблюдатели от справедливороссов и ещё там кого-то ворчали хором, что он провокатор. Пришёл я первый раз в субботу, чтобы посмотреть на УИК и узнать, за какое время я туда дойду пешком. Познакомился с председателем (Нина Анатольевна Фетисова). Вела она себя спокойно, но мне казалось, что волнуется. На участок прибыл в 7:05. Там собрались наблюдатели и члены УИК. Нам были продемонстрированы пустые КОИБы, пустые переносные урны. Резервная урна (на случай «атомной войны») для обычного голосования. Всё было при нас опечатано. Резервная урна заклеена скотчем и стояла весь день в углу зала (к ней никто не подходил). Три ящика для голосования на дому поставили на подоконник. Огласили, что в сейфе 1050 бюллетеней на 1276 зарегистрированных избирателей (сказали, что позже это число должно увеличиться). Голосование потихоньку шло. Первая урна для надомного голосования (20 бюллетеней +2 резервных (хотели три взять, но я сказал, что по закону больше двух нельзя брать) отправилась в 9:23, с ней пошёл один наблюдатель от «ЕР». В 10:37 они вернулись (сказали, что многих людей не застали дома, и в 10:50 пошли собирать своих оставшихся избирателей), в 12:14 вернулись окончательно. Я вызвался идти со второй урной.

84


НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ТОЛКОМ НЕ ГОТОВИЛИ

Пошли втроём. Возглавлял группу Андрей Зарин (член УИК ПРГ от партии «Яблоко»). Третьим человеком была наблюдатель, которая при этом работает в школе № 9 (где расположена УИК № 8). К первому избирателю мы пришли в 13:20. Всего прошли по 12 адресам. Не все вызывали урну для надомного голосования, один человек уже проголосовал, четырех человек мы не застали дома, по одному адресу нам не открыли дверь (девочка сказала, что ей нет 18 и дверь она нам не откроет, а названный нами избиратель недееспособен). Один избиратель проживал по другому адресу. Всего по пяти адресам проголосовали шесть человек. В 15:10 – последний. Третий наблюдатель, которая работает в школе № 9, ворчала, что списки избирателей для надомного голосования собес выдаёт, не интересуясь их (избирателей) наличием и желанием (возможностью) проголосовать. На 15:45 по совместным с другими наблюдателями подсчётам через КОИБы прошло 180 избирателей. Голосование шло спокойно, мы беседовали с другими наблюдателями, иногда подходила председатель, интересовалась нашими подсчётами и ходила к КОИБам, смотрела цифры на заднем табло. После обеда, зная о том, что в комиссии присутствует ПРГ от «Яблока», я пошёл и проголосовал сам

85


АРТЁМ ГОРДЕЕВ

в гимназии № 4 по полученной заранее «марке» (УИК № 29). Проголосовал почти без приключений. Только тамошний председатель была недовольна тем, что от марки была отделена часть (её по инструкции вроде положено отделять, так сделали на УИК № 30 в школе № 11, где мне её выдали). Она позвонила в ТИК, передала мне трубку, и там неизвестная мне гражданка расспросила про марку и сказала, что надеется на мою порядочность и на то, что я больше голосовать в этот день не буду (марку я оставил на УИК № 29). На момент закрытия насчитали 229 избирателей. Про членов УИК я не уверен, приплюсовал я их к общему количеству или нет. Пять человек точно проголосовали на нашей УИК.

»

Ближе к концу дня голосования председатель нервничать начала, ходила к КОИБам с калькулятором, что-то считала. Стояла у подоконника (то ли плакала, то ли думала, опершись на него).

Голосование завершилось, извлекли бюллетени из переносных урн, пересчитали (методом перекладывания, по моему настоянию) и запустили в КОИБ. После этого председатель отправила всех наблюдателей на их места в другой стороне комнаты, и они всей комиссией стали что-то «колдовать» с КОИБом. Подозвали своего члена УИК, которого назвали «ма-

86


НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ТОЛКОМ НЕ ГОТОВИЛИ

тематиком», и некоторое время считали на калькуляторе. Потом председатель сказала, что готова сообщить предварительные итоги голосования при условии отключения записывающих устройств. Огласила итоги, без точных цифр. Дальше покинула помещение для голосования. После ушла и заместитель. Вернулись они около часа ночи. Всем наблюдателям раздали копии протоколов. Неиспользованные бюллетени были погашены ранее (БЕЗ ПОДСЧЁТА). В 1:15 ушёл с УИК. Непонятным показался USB-накопитель в слоте на задней стороне КОИБ, но может, так необходимо, я не знаю.

»

Плохо, что не готовили наблюдателей толком, шёл как на интересное мероприятие, не зная, как действовать по закону.

Не потребовал пересчёта неиспользованных бюллетеней перед погашением (просто отвлёкся и забыл).

87


ЮЛИЯ БИЗЯЕВА

88


СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА ЧЛЕНОВ УИК

Юлия Бизяева, студентка Место действия: Саратов, УИК № 346, Саратовский Государственный аграрный университет, председатель – Ирина Михайловна Архипова

»

Слабоумие и отвага членов УИК

Пока заверяла жалобу у секретаря, произошел просто бомбический инцидент! Пришел избиратель и выяснил, что за него уже кто-то проголосовал и расписался в получении бюллетеней. Он начал возмущаться, члены комиссии чуть ли не клялись, что это кто-то «случайно», ну, сами понимаете, «рука съехала» и поставила подпись... Бывает же. На этом спектакль не окончился, мужчине принесли другой – ДРУГОЙ, КАРЛ! – журнал. А это значит что? Правильно – двойные списки! 10 сентября 2017 года Саратов, как и другие регионы, не обошли стороной выборы губернатора. Это было прекрасно и отвратительно одновременно. Пре-

89


ЮЛИЯ БИЗЯЕВА

красно потому, что мы видели реальную явку людей, мы видели их настроение и отношение к нынешней власти, очень противоречивое, хочется заметить. Ну и, естественно, отвратительно это было, потому как «посчастливилось» своими глазами увидеть и ощутить на своей шкуре, как же на самом деле проходят эти самые «выборы». Как только я узнала, что любой желающий может быть наблюдателем и даже членом комиссии с правом совещательного голоса (кем я в итоге и стала), сразу решила, что шансом этим нужно непременно воспользоваться. Для начала нужно было пройти обучение. КПРФ, «Яблоко», «Голос», а также партия «Свободные люди» давали такую возможность, там будущим наблюдателям рассказывали о самой процедуре выборов, о всевозможных нарушениях и фальсификациях. Кого-то это зарядило на борьбу, а кто-то ушел еще после самой первой лекции. Стоит отметить, что я была на трех обучениях: от Николая Бондаренко (КПРФ), Александра Никишина («Голос») и совместно Сергея Окунева и Сергея Рыжова (ПСЛ). Все эти лекции проходили очень интересно, весело и, что самое главное, продуктивно. Возможность быть членом комиссии с ПСГ мне предоставила партия «Яблоко», накануне они раздали целую кипу бумаг с шаблонами жалоб и заявлений :), с правами и обязанностями наблюдателей, а также с

90


СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА ЧЛЕНОВ УИК

запасной копией протоколов, которые были необходимы на тот случай, если у комиссии вдруг внезапно не найдется бумаги для выдачи копий протоколов наблюдателям. Стоит сказать, что вся эта стопка очень сильно помогала мне на протяжении всего дня. Итак, день выборов, мой участок располагался в прекрасном месте, на проспекте Кирова в здании Аграрного университета, УИК № 346 (запомню этот номер на всю жизнь). Стоит признать, моя УИК была относительно спокойной, и я заранее знала, что чегото из ряда вон выходящего там происходить не будет, к тому же наличие КОИБов меня весьма успокаивало.

»

Я была на выборах первый раз, поэтому был дикий страх, не провороню ли я что-то важное, не выгонят ли меня и т.п.

Утро на участке для меня началось с тестирования КОИБов, дело это было небыстрым, поэтому я переживала, успеют ли меня зарегистрировать как члена комиссии, к тому же на тестировании всё не закончилось, при нас еще опечатали урны. Как только вся эта процедура завершилась, все ринулись регистрироваться, до открытия участков оставалось еще минут 20. Сначала председатель моей УИК показалась мне довольно приятной и, не побоюсь этого слова, правильной женщиной, она с ответственностью подходила ко всем вопросам, касающимся организа-

91


ЮЛИЯ БИЗЯЕВА

ции и проведения выборов, следила, чтобы всё проходило согласно правилам, однако всё мое впечатление в пух и прах разбилось спустя всего час, но об этом чуть позже. Вся комиссия была как на подбор: две бабулечки (из разряда тех, которые впервые за 20 лет с такими наблюдателями сталкиваются), две очень тихие и незаметные женщины, председатель, слегка нервная, но с намёком на правильность, секретарь (дядя из разряда «и смех и грех», т.к. самые истеричные женщины на его фоне показались бы буддистскими монахами) и еще один мужчина, задача которого была смотреть за КОИБом, чтобы избиратели случайно его не сломали, аппарат-то нежный... Этот дядя запомнился мне тем, что, в отличие от своих соратников, оставался на протяжении всего времени относительно спокойным и позитивным, за что ему большие лучи (радиации) и бесконечного добра. Наблюдателей было 14 человек. Девушка и пожилой мужчина пришли от «Родной партии», они на протяжении всего дня считали количество избирателей, поочередно сменяя друг друга, очень помогали морально! Еще была женщина (далее – Марина) в качестве наблюдателя, именно она заметила, что в 8:40 ни один из журналов со списком избирателей не был прошит (а это, на секундочку, очень серьезное нарушение). Более того, она до последнего поддерживала

92


СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА ЧЛЕНОВ УИК

меня и даже написала две или три жалобы, мы с ней были единственные, кто их писал. Перечислять можно еще много, но этой женщине я безумно благодарна за её поддержку и боевой дух!

»

Был еще один парень, от «ЕдРа», и, это было очень удивительно, он был очень адекватным и объективным, наблюдателем пошел из-за обязаловки на работе, однако хотел чисто для себя выявить реальную явку и сравнить её с той цифрой, которую нам озвучат.

Остальные же либо откровенно спали/разгадывали кроссворды/смотрели фильмы/читали книги/ ковырялись в носу и многое другое, либо вначале проявляли какой-то интерес к выборному процессу, а затем садились тихонечко на стульчики и делали то же самое, что и группа людей из первого варианта. И, конечно же, дядя-полицейский, назвать его както иначе я просто не могу, т.к. более ватного и безобидного носителя погон еще нужно поискать. Он весь был олицетворением той фразы из видео про сумасшедшего директора Радаеву, когда она ударила по голове автора ролика, тот указал на это полицейскому, на что доблестный блюститель порядка ответил: «А я не видел, я вона туда смотрел!» (хотя сидел в паре метров). Прекрасное осеннее утро, день выборов, первые избиратели уже поспешили ставить галочки, всё было

93


ЮЛИЯ БИЗЯЕВА

довольно спокойно и позитивно, я попросила членов комиссии ознакомить меня со списком избирателей, начала с бабулечки, которая тут же стала возмущаться и сомневаться в правомерности моих действий, однако председатель её заверила, что я имею на это полное право. Остальные тоже с большой неохотой дали ознакомиться мне со списками, в этот момент подтянулись и другие наблюдатели (из тех, что спать и читать книжки не собирались), претензий у нас не возникло (хотя в глубине души, признаться честно, я надеялась на хоть какие-то пометки, которые свидетельствовали бы о возможных «каруселях»), но и спокойствия не прибавило.

»

В какой-то момент Марина задала очень важный вопрос: могут ли журналы быть не прошиты, а просто скреплены скоросшивателями? А мы ведь и не обратили на это внимания!

В Телеграме был создан чат, в котором наблюдатели могли общаться, делиться новостями и получать помощь от ребят из СМИ и партий, которые нас готовили. По поводу журналов мне ответили, что это серьёзное нарушение. Мы стали фиксировать это на видео, затем сказали членам комиссии о нарушении, они начали оправдываться и при нас прошивать все эти журналы. Прошло какое-то время, и к нам пожаловала вереница избирателей, которые желали проголосовать

94


СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА ЧЛЕНОВ УИК

по заявлениям, примерно человек 20 шли друг за другом в один и тот же промежуток времени, что вызвало подозрения. Я начала снимать на видео весь этот процесс, подошла чуть ближе, и тут случилось нечто весьма для меня неожиданное: оказывается, осуществлять фото- и видеосъёмку я имею право только из строго отведенного для этого места, а именно – из зоны для СМИ и наблюдателей. Естественно, вести съёмку оттуда не было никакого толку, т.к. находилась эта зона довольно далеко от места самых интересных событий. Председатель и секретарь кричали и настаивали. Сослались они на схему зала и на то, что вот так комиссия решила. Почему-то съёмка их обеспокоила именно тогда, когда на участке появилась куча народа, хотя до этого мы целой толпой снимали на видео непрошитые журналы. На этом цирк не закончился, я написала по этому поводу две жалобы. Два раза на нашу УИК приезжали члены ТИК (от ПСЛ и КПРФ), проверяли на нарушения, подсказывали мне, что и как должно быть, да и в целом с ними я себя чувствовала под защитой, потому как члены комиссии в этот момент были со мной максимально любезны. Им также огромная благодарность! Ближе к обеду избирателей стало всё меньше, некоторые из наблюдателей уже мило посапывали, забывшись глубоким и сладким сном, а бабулечки из комиссии активно ходили кушать плюшки с чаем, при

95


ЮЛИЯ БИЗЯЕВА

этом зазывали на плюшки нас. Некоторые ходили, даже остались живы, но я судьбу испытывать не стала и предпочла питаться страхом членов избирательной комиссии. Когда члены ТИК приехали ещё раз, то обнаружили ещё один не прошитый журнал (хотя при нас все журналы были прошиты), как итог – жалоба. Периодически я сравнивала количество избирателей по нашим подсчётам, сверяясь с КОИБом, и то количество, которое насчитала комиссия, сначала цифры незначительно разнились, однако под конец вечера разница составила уже около 150 человек. Примерно три случая было, когда приходили избиратели и открыто говорили, за кого им необходимо проголосовать, чтобы их не выгнали с работы, кто-то в кабинке звонил по телефону и под диктовку ставил галочки в нужных местах, кто-то фотографировал свои бюллетени, дабы иметь доказательство перед начальством. Я, чтобы не сидеть просто так, периодически ходила по участку, чем вызывала огромное недовольство со стороны членов комиссии, а моего любимого секретаря так вообще «довела» (как он сам выразился). Самое смешное, что я даже вопросов им не задавала, лишь ходила и мило улыбалась. Они пытались морально вывести, и это было понятно, в некоторые моменты волнение было настолько сильным, что у меня тряслись руки и было ощущение, что сердце вот-вот выпрыгнет.

96


СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА ЧЛЕНОВ УИК

»

Это было отличной тренировкой, которая теперь часто помогает мне в борьбе с волнением. Страшно? Стой на своём и улыбайся :).

Я попросила председателя дать мне ознакомиться с журналом, который не унимал мой интерес: именно там были записаны избиратели, голосовавшие по заявлениям. И их количество совместно с данными КОИБов позволяло выявить реальную явку. В тот момент она там что-то заполняла и всячески отказывалась уделить мне две минуты (без преувеличения), чтобы я быстро всё это пересчитала. К слову, потратила она на спор со мной минут десять, бабки лютовали и говорили мне, какая я негодяйка, стою у бедного председателя над душой и что-то смею просить. Очередная жалоба. К бабкам присоединились выспавшиеся и наковырявшиеся в носах наблюдатели. Было весело, т.к. мои сторонники всячески их пытались угомонить. Одна бабулька из комиссии даже сказала, что когда я прохожу мимо неё, ей аж не по себе становится. Восприняла как комплимент, значит, всё делаю правильно. Пока заверяла жалобу у секретаря, произошёл просто бомбический инцидент! Пришёл избиратель, молодой мужчина, вместе со своими родителями, и всё бы ничего, вот только за него уже кто-то проголосовал и расписался в получении бюллетеней. Он на-

97


ЮЛИЯ БИЗЯЕВА

чал возмущаться, члены комиссии при этом чуть ли не клялись ему в том, что это кто-то «случайно», ну, сами понимаете, «рука съехала» и поставила подпись... Бывает же… На этом спектакль не закончился, т.к. мужчине принесли другой – ДРУГОЙ, КАРЛ! – журнал. А это значит что? Правильно – двойные списки. Пока я выясняла у избирателя все детали произошедшего и вызывала полицию, ведь это уголовное преступление, со стола самой «шумной» бабульки секретарь утащил журнал, это было сделано под шумок, пока внимание самого докучливого их наблюдателя (то бишь меня) было отвлечено. К счастью, Марина заметила это и стала интересоваться, куда они утащили журнал, на что бабулечка ответила: «Раз утащили, значит, надо!» И не поспоришь ведь… Хотя, конечно, надо. Еще одна жалоба. За 40 минут до окончания выборов ко мне подошёл наш доблестный страж (который, кстати, был свидетелем инцидента с избирателем), спросил, вызывала ли я полицию, и поинтересовался, что же случилось. Его глаза были настолько невинны и честны, что мне даже не особо хотелось их выцарапать, вместо этого я написала заявление, объяснение, а также объяснение написал тот самый наш избиратель. Во время написания всех жалоб и особенно заявления в полицию члены комиссии были подобны сурикатам, несмело, но очень внимательно прислушивались к каждому мое-

98


СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА ЧЛЕНОВ УИК

му слову, зорко глядели за каждой написанной мною буквой на листе бумаги, а затем тихонько разбегались, пока я их не заметила (а я заметила, потому что стояли они рядом со мной толпой). Пока я писала объяснение, выборы окончились, участок наш закрылся, и комиссия приступила к погашению оставшихся бюллетеней, подсчёту бюллетеней от «надомников». К слову о «надомниках», к ним ходили два раза, первая урна ушла на три часа к 18 «надомникам» (пошли люди, которым можно было доверять), и вторая урна ушла на те же три часа, только уже к почти 40 избирателям (в этой компании не было ни одного члена комиссии, на честность которых можно было бы рассчитывать). Цифры занесли в протоколы, настала очередь КОИБов, всё было пересчитано, но, как я уже сказала ранее, разница с тем количеством, что насчитали мы, и количеством, которое озвучила комиссия, составляла порядка 150 человек. Протоколы были заполнены, пришло время отвечать на жалобы. А их скопилось, ни много ни мало, десять штук (семь от меня и три от Марины).

»

Бабки цокали, выражали недовольство, ещё раз говорили мне, какая я нехорошая, и вообще: подумаешь, журнал унесли, подумаешь, за избирателя расписались, тоже мне нарушение!

99


ЮЛИЯ БИЗЯЕВА

Весь этот перформанс записан у меня на видео, периодически его пересматриваю и вспоминаю с теплотой тот день… Ответы на жалобы даны, бабки устали цокать, большая часть наблюдателей исчезла, не дождавшись своих протоколов, дядька из комиссии, тот, кому лучи (радиации) и огромного добра, сказал, что в следующий раз, если я буду наблюдателем, меня выгонят в первые же два часа, и от этого меня взяла гордость за проделанную работу. Ещё называл меня с ехидной улыбкой «героиней сегодняшнего вечера». Было приятно. Началась уборка на участке, параллельно наблюдателям выдавали протоколы, а бюллетени в КОИБах так и остались лежать. Мы с Мариной были последними, кому вручили на руки протоколы, позитивный дядька в это время взял какие-то большие чёрные пакеты, улыбался и смотрел на меня (готова поспорить, что он представлял, как увозит меня в этих самых пакетах куда-то по частям). Мы с комиссией пожелали друг другу всего самого хорошего и на этом распрощались. Для себя я сделала много выводов после того дня. Ты не осознаешь до конца, насколько бывают лживы и лицемерны люди. Самое ужасное – понимать, что основная масса таких людей – учителя. Как можно доверять им после этого детей? Как они, после совер-

100


СЛАБОУМИЕ И ОТВАГА ЧЛЕНОВ УИК

шения серьезных преступлений, дальше вкладывают им в головы какие-то нормы морали? А самое главное – за сущие копейки, под страхом лишиться и их, при постоянном давлении начальства они осознанно идут и содействуют избранию той же самой власти, при которой с ними всё это и происходит. Напрашивается знаменитый девиз «слабоумие и отвага», ведь те же самые люди, что заставляют бюджетников заниматься откровенной фальсификацией, в любую минуту могут их же и закидать камнями, если те попадутся. Эдакая прилюдная порка. Фраза «Да что решат эти выборы? За нас уже всё решили», которую мы все слышали миллион раз, заставляет меня испытывать очень противоречивые чувства.

»

С одной стороны, это действительно горькая правда. Но с другой… Так страшно, что люди потеряли всё уважение к власти, к обществу, потеряли уважение даже к себе, они считают свой голос пустотой, они не чувствуют себя частью того общества, на которое должно работать государство, они устали, смирились и просто живут так, по стабильной накатанной... Мне очень хочется верить в то, что люди начнут уважать себя, начнут проявлять хоть какой-то гражданский интерес, что учителя и другие бюджетники будут всё чаще вспоминать слова из известного произ-

101


ЮЛИЯ БИЗЯЕВА

ведения Достоевского: «Тварь я дрожащая или право имею», прежде чем, под страхом увольнения, подписываться на участие в преступлении, которое многие обычно называют «честные выборы». Спасибо за внимание.

102


АНАСТАСИЯ ПОЛЯКОВА

104


МНЕ БЫЛО ПРИЯТНО НАБЛЮДАТЬ ЗА ВЫБОРАМИ

Анастасия Полякова, студентка Место действия: УИК № 279, детская школа искусств № 11, председатель – Елена Олеговна Русина

Мне было приятно наблюдать за выборами

»

У меня осталось положительное впечатление от выборов. Я думаю, это ещё благодаря тому, что мне достался спокойный участок, с адекватными членами участковой избирательной комиссии, которые были заинтересованы в том, чтобы выборы прошли так, как и должны. Мне, наблюдавшей за спокойной обстановкой на своем участке, было немного странно слышать о том, что где-то подрались, кого-то выгнали, кто-то неадекватно себя вёл.

В этом году мне довелось побывать наблюдателем на выборах губернатора и депутатов Саратовской областной думы и взглянуть на этот процесс немного

105


АНАСТАСИЯ ПОЛЯКОВА

изнутри, увидеть, что происходит до открытия участка, во время работы и после его закрытия.

»

Интерес к этому мероприятию у меня был не только как у человека с активной гражданской позицией, но и профессиональный.

В университете нам много говорили о том, как должны проходить выборы, но ведь лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому когда я увидела, что партия «Яблоко» приглашает граждан поучаствовать в выборах в качестве наблюдателя, я не задумываясь связалась с представителями партии и уже в тот же вечер проходила обучение. И вот 10 сентября, вооружившись необходимыми документами и положительным настроем, я отправилась на выбранный мной избирательный участок. На место назначения я прибыла где-то за полчаса до начала голосования, там уже присутствовали несколько наблюдателей и члены избирательной комиссии. Хочется сразу отметить, что на участке всё было расположено очень удобно. С мест, где находились наблюдатели, было прекрасно видно стол с членами комиссии, кабинки для голосования, обычные и переносные урны. Члены комиссии без проблем и увиливаний от-

106


МНЕ БЫЛО ПРИЯТНО НАБЛЮДАТЬ ЗА ВЫБОРАМИ

вечали на задаваемые им вопросы: о количестве зарегистрированных избирателей, о заявках для голосования на дому и т.д. Также не возникло проблем и с изучением журнала со списком избирателей и осмотром участка. И вот, когда урны уже были проверены и опечатаны, а время голосования началось, все стали ожидать первых избирателей, и они, собственно, не заставили себя долго ждать. Самыми ответственными оказалась пожилая пара, которая пришла через пару минут после начала голосования, в хорошем настроении исполнила свой гражданский долг и, пожелав всем присутствующим хороших выборов, покинула избирательный участок. Первые избиратели проголосовали, выборы официально начались, и постепенно заполнялись графы в журнале для избирателей. В целом процесс голосования на участке проходил достаточно спокойно, никаких нарушений или скандалов с избирательной комиссией не было. Но наблюдать за всем происходящим всё равно было интересно. Большинство людей пребывали в хорошем настроении и отмечали важность голосования, интересовались, много ли уже человек проголосовало, и говорили, что обязательно напомнят своим родственникам, соседям о выборах, что бы те пришли и отдали свой голос. Было при-

107


АНАСТАСИЯ ПОЛЯКОВА

ятно видеть, что людям небезразличны выборы местного масштаба. Было интересно смотреть за теми, кто голосовал впервые. Молодые люди немного нервничали, но после того как бюллетень был опущен в урну, волнение пропадало, а на лицах появлялись довольные улыбки.

»

Были случаи, когда избиратели приходили на участок, а оказывалось, что их участок находится в другом месте. Некоторые просто не знали, где именно они должны голосовать. С чем это связано?

С тем, что граждан плохо проинформировали о местонахождении их участков, или сами граждане были невнимательны к этой информации? Это остаётся вопросом. Но эту проблему успешно решили члены избирательной комиссии, которые, воспользовавшись интернетом, смогли помочь гражданам узнать, где их избирательный участок, но было бы лучше, если бы это не потребовалось. Отсюда плавно вытекает вопрос о том, как именно дома распределяются по избирательным участкам. Близлежащие от участка дома оказались прикреплены к другому участку. А дома, которые были на «моём» участке, находились в некой отдалённости от него, что было не совсем удобно для людей пожилого возраста. Небольшие затруднения у людей вызывало ис-

108


МНЕ БЫЛО ПРИЯТНО НАБЛЮДАТЬ ЗА ВЫБОРАМИ

пользование КОИБов, установленных на участке, но это всё незначительные мелочи, которые легко решались после объяснения наблюдателями или членами комиссии, как правильно ими пользоваться. Кроме нахождения на самом участке мне довелось поучаствовать в голосовании на дому. Примерно около часа дня председатель комиссии предоставила список для первой переносной урны и спросила, кто из наблюдателей желает отправиться с представителем избирательной комиссии для голосования на дому. Вызвались я и наблюдатель от «Справедливой России», при этом на участке осталось ещё порядка шести избирателей. Представителю от комиссии была вручена папка с бюллетенями, заявлениями и списками людей, подавших заявление о желании голосовать на дому, мне доверили носить урну, и мы отправились к избирателям. Всего у нас было 13 адресов. Только в одной квартире нам не открыли, несмотря на разочарование, после тщетных попыток достучаться нам пришлось пропустить этого человека. Все эти граждане не могли прийти для голосования на участок из-за инвалидности, но очень хотели поучаствовать в выборах. Это было видно по тому, как доброжелательно они нас встречали и ставили свои галочки в бюллетенях. Каждый поздравил нас с праздником выборов и наговорил много приятных слов, кто-то рассказывал истории из

109


АНАСТАСИЯ ПОЛЯКОВА

своей жизни или о том, как были организованы выборы в Советском Союзе. Некоторые пытались спрашивать, за кого голосовать, т.к. просто не слышали об отдельных кандидатах (в основном это касалось кандидатов-одномандатников, но иногда и список кандидатов в губернаторы вызывал затруднения), но каждому было тактично объяснено, что мы не имеем права оказывать давление на избирателей или подсказывать, за кого голосовать. От голосования на дому у меня осталось двоякое впечатление: с одной стороны, все люди были доброжелательны, и это вызывало приятные эмоции. Но с другой стороны, немного расстраивало то, как и в каких условиях приходится жить этим людям. Несмотря на то, что у нас было не так много адресов, на их обход ушло около полутора-двух часов. Когда мы вернулись на участок, там было всё так же спокойно, и мы, поставив урну на место и отдав председателю все необходимые документы, заняли свои места. До окончания голосования всё шло своим чередом, люди приходили, голосовали и покидали участок. Явка к концу дня была больше половины, из 2000 зарегистрированных проголосовало около 1300. Вбросов со стороны участковой избирательной комиссии зафиксировано не было. После того как голосование было завершено, а участок закрыт, начался последний этап – подсчёт голосов.

110


МНЕ БЫЛО ПРИЯТНО НАБЛЮДАТЬ ЗА ВЫБОРАМИ

Как уже упоминалось ранее, на участке были установлены КОИБы, и это заметно облегчило задачу всех тех, кто там находился. Никто из членов участковой избирательной комиссии не пытался как-то смошенничать. Переносные урны были открыты на виду у всех избирателей, и бюллетени постепенно были введены в КОИБ. Потом были погашены и пересчитаны неиспользованные бюллетени, также на глазах у наблюдателей. После того как КОИБ выдал протокол и были улажены оставшиеся формальности, все разошлись по домам. В общем, у меня осталось положительное впечатление от выборов. Я думаю, это ещё благодаря тому, что мне достался спокойный участок, с адекватными членами участковой избирательной комиссии, которые были заинтересованы в том, чтобы выборы про­ шли так, как и должны. Мне, наблюдавшей за спокойной обстановкой на своем участке, было немного странно слышать о том, что где-то подрались, кого-то выгнали, кто-то неадекватно себя вёл. Многие члены комиссии в погоне за своей выгодой забывают, в чём весь смысл выборов. Он не в том, чтобы заработать на них денег, а в том, чтобы граждане могли самостоятельно ВЫБРАТЬ того, кто будет отражать их интересы в ближайшие годы.

»

Хочется надеяться, что участки, на которых происходит всякое безумие, всё-таки исключение, а не правило.

111


АНАСТАСИЯ ПОЛЯКОВА

Мне было приятно поучаствовать в этом мероприятии, и я надеюсь, что такая возможность мне ещё представится, а в силу моей специализации, думаю, что так и будет.

112


ОЛЕГ ЛИМАНОВСКИЙ

114


«КАБАЛА СВЯТОШ» НА УЧАСТКЕ № 319 САРАТОВА

Олег Лимановский, маркетолог Место действия: УИК № 319, школа № 45, председатель – Ольга Ивановна Алехно

»

«Кабала святош» на участке № 319 Саратова

В час ночи я вызвал оперативную группу. Полиция приехала примерно через два с половиной часа и… набросилась на меня, дескать, «мы тут деньги зарабатываем», а они не спят из-за нас. 10 сентября, примерно в 16:00, я как член ТИК с правом совещательного голоса прибыл на избирательный участок № 319, который находится в 45-й школе. Изначально целью моего посещения данного участка была плановая проверка хода избирательного процесса, однако по просьбе кандидата в депутаты облдумы Николая Бондаренко мне пришлось там задержаться,

115


ОЛЕГ ЛИМАНОВСКИЙ

чтобы проконтролировать деятельность и поведение подозрительных молодых людей, находившихся неподалёку от данной УИК. Вызвавшие подозрение ребята не совершали в дальнейшем никаких противоправных действий и попросту удалились, и у меня осталась главная задача – проконтролировать подсчёт голосов именно в этой школе, где всего находилось три избирательных участка. И уже примерно через час начался настоящий «политический театр». Он был бы вполне уместен под булгаковским названием «Кабала святош». Первое, что откровенно стало заметно в поведении членов УИК № 319 и особенно её председателя Ольги Ивановны Алехно, так это их нервное состояние. Все разом учителя начали шептаться, отводить друг друга в сторону, о чем-то переговариваться, передавать друг другу какие-то бумажки. Председатель комиссии постоянно бегала по соседним участкам и уходила куда-то с территории УИК. Это был первый звоночек, который с ходу мне раскрыл все их карты. Сперва меня просили отправиться вместе с переносной урной для голосования по избирателям, которые не имеют возможности прийти на избирательный участок, но я отказался. В итоге следить за процессом голосования на дому пошел наблюдатель от партии КПРФ, а я остался на месте, и спустя примерно час-полтора начались первые попытки фальсификаций. После долгих переговоров

116


«КАБАЛА СВЯТОШ» НА УЧАСТКЕ № 319 САРАТОВА

с членами комиссий своего и соседних участков Ольга Ивановна подошла ко мне и с улыбочкой предложила перекусить «за счёт заведения». Школьная столовая в день голосования кормила всех бесплатными обедами. К этому времени я уже успел подружиться с учителем информатики (не помню её имени), и она позвала меня на обед в соседнюю комнату. Мне сразу стало понятно, что готовятся вбросы или что сейчас пойдут «карусельщики», но предложение их принял. Зайдя в комнату для принятия пищи, я несколько раз попросил открыть дверь, однако мою просьбу проигнорировали. Принесли обед мне и учительнице информатики, зашла и сама председатель и села у дверей, по ней было видно, что она нервничает. Это и был знак, что сейчас пойдут первые волны нарушений. Я начал их заговаривать и есть быстро.

»

Мне удалось пообедать за пять минут, и тут мне стали предлагать дорогой коньяк в чуть ли не интимной обстановке. Потом председатель резко вышла.

«Карусели» Я вышел за ней и тут же заметил подозрительных молодых людей (не могу написать, по каким критериям я определял их явную подозрительность, – это в буду-

117


ОЛЕГ ЛИМАНОВСКИЙ

щем может быть исправлено теми, кто их готовит). «Карусельщики» подходили голосовать по заявлению.

»

К первому я присмотрелся, следом пошел второй, и тут же я подошёл к нему и попросил предоставить документы для проверки. Это их спугнуло.

Представители комиссии мне начали отказывать, ссылаясь на непонятный закон, который якобы запрещает мне, такому же, как и они, члену комиссии, просматривать паспортные данные. Я им сразу напомнил о своих правах и о том, что если человек даёт свой паспорт на обработку комиссии, где вписываются его данные, то тем самым он подтверждает своё согласие на обработку своих данных, и я являюсь таким же, как и они, членом комиссии, а не просто наблюдатель. Пока мы выясняли отношения, второй «карусельщик» прошёл, но третьего пока не было. Я обратился с заявлением к председателю комиссии, потребовал, чтоб не делали из меня дурака. Заявил, что следующий «карусельщик» будет заснят на видео, что буду вызывать оперативную группу, а также составлять жалобы и сверять фамилии пришедших с фамилиями проголосовавших по заявлениям на других участках. Словом, я предложил ей «отменить волну». Председатель долго смотрела мне в глаза, взяла телефон и написала кому-то смс. При этом сказала, что не желает никаких

118


«КАБАЛА СВЯТОШ» НА УЧАСТКЕ № 319 САРАТОВА

конфликтов на участке. И тут же к нам подошли парень с девушкой «типа проголосовать», когда я начал у девушки спрашивать, откуда они, девушка занервничала и быстро ушла вместе с парнем. Преподаватель информатики сказала, что «их» больше не будет, что они «отменили волну», а молодые люди попали в момент, когда всё отменялось. И действительно, далее не было ни одного человека, пришедшего проголосовать по заявлению. И вообще было спокойно на участке, я думал, что фальсификаций уже не будет, но не тут-то было...

Попытка «подружиться» Сразу после закрытия избирательного участка вся комиссия отправилась «перекусить» в ту самую комнату, где проходили обеды. Я лично не вижу в этом ничего плохого, если это делается быстро и открыто, на мой взгляд, можно понять всех участников избирательного процесса: они тоже люди и хотят есть. Тем более они пригласили и нас, а на участке никого не оставалось, и мы видели, кто заходит или выходит. Мы с наблюдателем от КПРФ проследовали за ними, чтоб все члены УИК не пропадали из нашего поля зрения. Потом уже стало понятно, что это была попытка «подружиться» с противниками фальсификаций: нам предлагали выпить и перекусить. Мы взяли по беляшу и стояли у дверей, ждали, пока учителя трапезничают.

119


ОЛЕГ ЛИМАНОВСКИЙ

Однако указали им, что не стоит тянуть время. Пиршество закончилось быстро, и все проследовали к своим местам производить подсчёт голосов.

Подсчёт голосов Сначала казалось, что всё идёт по закону. Составили столы, следуя плану расположения. Члены УИК заняли свои места, наблюдатели – свои. К тому времени я уже подружился с наблюдателем от КПРФ, и мы вели работы сообща. В ходе открытия урн и разложения бюллетеней по стопкам никаких казусов не происходило. Первыми высыпали урну с бюллетенями за губернатора области, по завершении их перекладывания в стопки мы все открыто наблюдали, что стопка с бюллетенями за кандидата Алимову немного меньше стопки бюллетеней за Радаева. Все ждали подсчёта. Начался подсчёт голосов каким-то странным образом, стопку за Радаева взяла председатель Ольга Алехно и стала тихо считать про себя. Естественно, мы с наблюдателем от КПРФ сразу заявили, что требуем публичного подсчёта вслух. Но к председателю подсела её заместитель – учитель математики, они прямо на листочках за столом что-то подсчитали. Не обращая внимания на все наши требования прекратить тайные переговоры и подсчёты, председатель взяла стопку бюллетеней за Алимову и также её пересчитала и огласила удивительный для нас подсчет: 275 голосов за Ва-

120


«КАБАЛА СВЯТОШ» НА УЧАСТКЕ № 319 САРАТОВА

лерия Радаева и 75 голосов за Ольгу Алимову (остальные набрали совсем мало по сравнению с ними).

»

Я и наблюдатель от КПРФ тут же потребовали публично пересчитать бюллетени, я встал рядом с председателем, но та резко приказала всё запаковывать.

Нашему удивлению не было границ, ведь это прямое уголовное преступление. Итог подсчёта не зафиксировали в протоколах, никто даже на листочки не записал, кроме нас. Мы стали обращаться к сотруднику полиции, присутствовавшему на участке, но та заявила, что не имеет никакого права вмешиваться в избирательный процесс, на что наблюдатель от КПРФ начал писать жалобу, а я продолжал следить за ходом подсчётов. На моих глазах торжествовал правовой нигилизм. Что случилось дальше, вообще превзошло самые худшие ожидания. Председатель Ольга Алехно ушла с территории УИКа. После её возвращения продолжился подсчёт за кандидатов в областную думу. Я заявил, что на этот раз встану рядом и буду лично с ней вслух считать бюллетени, а наблюдатель от КПРФ фиксировать подсчёты. После того как вскрыли урну с думскими бюллетенями, нашлось ещё два бюллетеня за Радаева, их просто отложили в сторону. Это притом, что бюллетени за кандидатов в губернаторы

121


ОЛЕГ ЛИМАНОВСКИЙ

уже упаковали в пакеты (на что была написана ещё одна жалоба). Ну а мне, как и предполагалось, начали «указывать место», чтобы я был как можно дальше от стола подсчётов. Председатель отказалась считать вслух и вообще отказалась производить подсчёт до тех пор, пока я стою с ней рядом. Всё закончилось тем, что она в очередной раз куда-то вышла из кабинета (и это во время подсчёта бюллетеней). По её приходу на территорию УИК явился капитан полиции. На просьбу представиться сказал, что его можно просто называть «капитан полиции». Мы указали ему на неправомерность его нахождения на участке, однако это его не смутило. Он хотел поговорить со мной, на мой взгляд, председатель рассчитывала, что мы его испугаемся и дадим ей и дальше открыто пренебрегать законом. Но так не случилось, я открыто стоял рядом и пытался считать вслух, как только она начинала свой подсчёт про себя. В итоге это её так разозлило, что она их взяла и просто без подсчёта начала упаковывать в пакеты.

»

Мы пытались воспрепятствовать очередному нарушению, была написана уже четвёртая жалоба. Полиция, в том числе и уже упомянутый капитан, равнодушно наблюдала за нарушениями.

Капитан мне так и сказал с издевкой: «Я же тут незаконно, поэтому я не могу вмешиваться». В

122


«КАБАЛА СВЯТОШ» НА УЧАСТКЕ № 319 САРАТОВА

очередной раз мы с Сергеем (так звали наблюдателя от КПРФ) указали на явное нарушение законодательства, но нас никто не слышал и не хотел слышать. Последнюю урну за политические партии и вовсе не считали, а открыто запаковали в мешки. Протокол на стене УИКа остался абсолютно не заполненным.

Полиция, которая ни при чём Около часа ночи я вызвал оперативную группу. Полиция приехала примерно через два с половиной часа и… набросилась на меня, дескать, «мы тут деньги зарабатываем», а они не спят из-за нас. К тому времени председатель УИК № 319 куда-то пропала, мне сказали, что её нет на территории школы и она увезла документы в ТИК, при этом никому не были выданы протоколы. Я попросил сотрудников полиции подняться на территорию уже открытого после подсчёта участка, чтоб наглядно они смогли увидеть незаполненные протоколы. Но это для них, как я понял, никакое не нарушение избирательного законодательства. У нас всех на виду эти протоколы стали снимать и быстро убирать члены УИК, те самые учителя, которые учат наших детей жизни, морали и нравственности. Я попросил сотрудников пресечь данное действие и провести дознание. В ответ мне дали бланк и сказали писать заявление.

123


ОЛЕГ ЛИМАНОВСКИЙ

Было уже около 5 утра. Мы с Сергеем написали по заявлению и пояснительной стражам правопорядка. Они удалились, но председателя до сих пор не было. Я уехал по просьбе кандидата Бондаренко в штаб. Протоколы получил Сергей лишь в седьмом часу следующего дня.

124


ДЕНИС МАМАЕВ

126


ИСТИННЫЕ ВЫБОРЫ В БАЛАКОВЕ...

Денис Мамаев, активист Балаковского отделения КПРФ Место действия: г. Балаково, УИК № 542, лицей № 1, председатель – Елена Васильевна Деревянко. УИК № 557, лицей № 1, председатель – Ольга Васильевна Вороновская

Истинные выборы в Балакове...

»

Полное несоблюдение и нарушение закона о выборах сопровождалось угрозами физической расправы и заведением уголовного дела, попыткой спаивания, подстрекательством, обвинениями и наглой ложью.

10 сентября я принимал участие в выборах по городу Балаково. Как член участковой комиссии с правом совещательного голоса работал на избирательном участке № 542, расположенном в лицее № 1 на

127


ДЕНИС МАМАЕВ

ул. 30 лет Победы, и хочу поделиться своими впечатлениями о происходящих в день выборов событиях на своём и соседнем участке № 557. Около 10:00 к одному из членов комиссии участка № 542 выстроилась очередь молодых людей, что вызвало у меня подозрение. Только я приблизился к столу, чтобы уточнить адрес регистрации молодого человека, как ко мне подбежала член комиссии с правом совещательного голоса от ЛДПР и стала кричать, что я не имею права смотреть в паспорт молодого человека, ссылаясь на закон «О персональных данных». Впоследствии выяснилось, что она полностью командовала на этом избирательном участке, а председатель и секретарь были абсолютно некомпетентны в выборном процессе и беспрекословно подчинялись этой женщине. Член комиссии, сидевшая за столом со списками избирателей, в моём присутствии смотрела паспортные данные молодых людей, потенциальных избирателей, и со словами: «Вы не тут прописаны, что вы сюда толпой припёрлись» отправляла их на другие избирательные участки. Так, по моему мнению, среди членов комиссии на участке № 542 был выявлен фальсификатор. Таким же методом был выявлен такой же фальсификатор из членов комиссии на участке № 557. Следуя за этими молодыми людьми, которые якобы «ошибались» с избирательными участками, я выявлял машины, на которых их подвозили.

128


ИСТИННЫЕ ВЫБОРЫ В БАЛАКОВЕ...

Сообщал партийцам для предотвращения таких же случаев «голосования» на других участках. Приехавшая по жалобе председателя УИК № 542 секретарь из Территориальной избирательной комиссии попыталась мне объяснить, что я не должен наблюдать за паспортами избирателей. На моё предложение показать какой-либо закон, который я нарушил (я не вёл видео- и фотосъемки данных с паспортов и ничего не переписывал с них), комиссия ничего не могла мне предъявить. После моих действий по предотвращению фальсификации выборов на избирательных участках № 542, 557 член комиссии с совещательным голосом от ЛДПР на участке № 542 решила меня угостить коньяком, а точнее, напоить, а потом, скорее всего, удалить с участка.

»

Достав из укромного места бутылку коньяка, предложила мне выпить чуть-чуть для успокоения нервов. На мои слова, что «несколько часов назад вы на меня кричали, что я нарушил закон, а теперь просите действительно его нарушить», ответила, что «на всех участках пьют, и мы тоже можем выпить. Естественно, у неё не получилось меня напоить, и, видимо, это был последний способ устранить меня с участка. Потом в ход пошли угрозы. А именно, на участок приехали двое молодых людей, стали о чём-

129


ДЕНИС МАМАЕВ

то переговариваться всё с той же женщиной, членом комиссии от ЛДПР.

»

Она кивнула в мою сторону, и один из парней подошёл ко мне и стал спрашивать, зачем я домогаюсь, не пояснив при этом, до кого и когда, стал угрожать возбуждением уголовного дела о домогательстве, утверждая, что он обязательно найдет свидетелей.

О чём-то еще пошептавшись с председателем другой УИК № 557, эти молодые люди на мою просьбу остановиться, дать пояснения в присутствии сотрудников полиции и предоставить свои личные данные для написания мною заявления в полицию об угрозе с их стороны стремительно удалились. Как выяснилось позднее, один из них был кандидатом в Саратовскую областную думу от ЛДПР, и они же угрожали наблюдателю на другом участке с такой же формулировкой – домогательство. По-видимому, у некоторых кандидатов в депутаты вот такие методы ведения выборной кампании. В общем, весь избирательный день проходил при постоянных попытках устранить меня с участка по каким-то надуманным причинам. Подошло время подсчёта голосов. Все бюллетени были разложены по видам голосования. И тут началось. На мою просьбу брать бюллетень из одной стоп-

130


ИСТИННЫЕ ВЫБОРЫ В БАЛАКОВЕ...

ки, показывать и оглашать прозвучало требование отойти от стола «на шаговую доступность» (на 2–3 метра), чтобы я не смог схватить бюллетень и убежать. По требованию председателя ко мне был приставлен сотрудник полиции, перекрывающий мне подход к столу с бюллетенями и закрывающий обзор стола. Самой горластой оказалась всё тот же член УИК с совещательным голосом от ЛДПР, она командовала всей комиссией, указывала, что делать, заставляла председателя убрать меня с участка, обвиняла меня в домогательстве к секретарю… В общем, была «главным провокатором» на УИК и руководила некомпетентной комиссией. На мою неоднократную просьбу показать мне закон о выборах, где сказано о шаговой доступности, о каких-то метрах, я получал постоянные отказы. Для удаления меня с участка два раза подряд вызывались наряды полиции, и оба раза полиция, приезжая, не могла понять, что именно я нарушил. Вот такие они, истинные выборы в г. Балаково на участке № 542: полное несоблюдение и нарушение закона о выборах сопровождалось угрозами физической расправы и заведением уголовного дела, попыткой спаивания, подстрекательством, обвинениями и наглой ложью.

131


ДЕНИС БУЛАНОВ

132


ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ: «ПРЯМАЯ ТОЧИЛКИНА»

Денис Буланов, журналист

Выборы в Саратове: «прямая Точилкина»

»

В обычном мире при повышении явки должны синхронно (или почти синхронно) расти проценты за всех кандидатов. В Саратовской области при повышении явки растут проценты только у одной партии и кандидатов от неё же. Причём рост идёт практически по экспоненте, в то время как остальные партии и кандидаты теряют свои голоса.

Когда спрашивают, чем выборы в Саратовской области отличаются от выборов в любом другом месте, я всегда рассказываю одно и то же. В 2014 году я участвовал в выборной кампании Андрея Клычкова, который баллотировался в Московскую городскую

133


ДЕНИС БУЛАНОВ

думу и шёл против префекта Юго-Восточного административного округа города Москвы Владимира Зотова. Агитационная кампания была очень грязная. Против Клычкова были выпущены тонны «чернухи», на его кубы нападали и заливали их краской, было несколько нападений на агитаторов, ни один митинг не обходился без провокаторов, которые нередко угрожали физической расправой. Но весь этот беспредел закончился с открытием избирательных участков. В этом и есть главное отличие – в Саратовской области беспредел начинается с открытием избирательных участков. По идее, когда пишешь про выборы в Саратовской области, слово выборы правильнее кавычить, поскольку ничего общего со свободой волеизъявления и правом выбирать и выбираться они не имеют. Но я этого делать не буду хотя бы потому, что если мы начнём так же пренебрежительно относиться к выборному процессу, как это делает власть, то чем мы будем от неё отличаться? После прошлогодней истории с 62,2%, казалось бы, удивить людей, интересующихся политикой, уже нечем. Но ведь удалось! Да, может быть, цифры не такие яркие, как были год назад на выборах в Государственную думу РФ, но всё же. Итак, цифра первая и, наверное, наиболее важная – это явка, которая официально составила около 55%. Что вызывает лично у меня определенные сомнения.

134


ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ: «ПРЯМАЯ ТОЧИЛКИНА»

В день выборов наблюдатели от разных партий очень активно переписывались в чате и охотно делились информацией о происходящем на УИК, в том числе обсуждали явку. Их подсчёты практически ни разу не совпали с данными, предоставляемыми руководством комиссий. По данным наблюдателей, явка была значительно ниже официальной. График ниже явно представляет то, что обычно происходит с повышением явки. В обычном мире при повышении явки должны синхронно (или почти синхронно) расти проценты за всех кандидатов. В Саратовской области, а ещё точнее, в Балаковском районе, в округе № 21 при повышении явки растут проценты только у одной партии и кандидатов от неё же. Причём рост идёт практически по экспоненте, в то время как остальные партии и кандидаты теряют свои голоса.

135


ДЕНИС БУЛАНОВ

Но, наверное, это «математическое совпадение», которое так любят обсуждать представители избиркомов разных уровней. Ну, или эти УИКи расположены на какой-то благодатной земле, по которой текут молочные реки вдоль кисельных берегов, а детей называют именами руководителей губернии и партии «ЕР». Всякое может быть, но я сильно сомневаюсь, что Духовницкий район можно назвать сильно благодатным краем. Теперь, когда стала понятной саратовская версия корреляции явки и результата за партию «ЕР», перейдём к результатам. Некоторые из них удивили не хуже, чем пресловутые «шестьдесят два и два». Возьмём для примера Аркадакский район, где так сильно полюбили «ЕР», что восемь из десяти жителей этого благодатного края отдали ей свои голоса.

136


ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ: «ПРЯМАЯ ТОЧИЛКИНА»

Да бог с ней, с «Единой Россией». Мне больше интересно, за что так сильно жители Аркадакского района любят «Справедливую Россию»? 14% голосов «партии выхохули» больше нигде в области не давали. По аналогии с «пилой Чурова» эту картинку можно назвать именем главы Избирательной комиссии Саратовской области Павла Точилкина. А что – «прямая Точилкина»! По-моему, круто звучит!

Как там говорит один известный телепропагандист? «Совпадение? Не думаю!». Видимо, кому-то в Аркадакской территориальной избирательной комиссии лавры безымянного архитектора «62,2%» покоя не давали. Решили догнать и перегнать. Что ж, им это явно удалось. Из 32 УИК в точности совпали результаты «Яблока» на 28 УИК, «Коммунистов России» – на

137


ДЕНИС БУЛАНОВ

27, на 9 – у КПРФ, на 8 – у «СР», на 6 – у «ЕР» и ЛДПР. В точности! На остальных участках цифры гуляют с разбегом в полпроцента, максимум в процент. Чуть вольготнее процентам жилось в Энгельсской ТИК. Но и тут явно видны места плато, там, где цифры лежат практически на одной полке.

Такие вот картинки с выставки «Выборы в Саратовской области». Не верить цифрам нельзя, они, в отличие от пафосных речей чиновников, врать не могут. Лично у меня нет сомнений в том, что прошедшие выборы не были настоящими выборами. Это, кстати, подтвердила и власть, уволив, например, главу Саратова Валерия Сараева, это подтвердила и областная избирательная комиссия, уволив всех председателей ТИК Саратова и полсотни УИК.

138


ВЫБОРЫ В САРАТОВЕ: «ПРЯМАЯ ТОЧИЛКИНА»

Радует одно. Людей, которые раз за разом добровольно приходят на избирательные участки наблюдателями, членами комиссии, становится от выборов к выборам всё больше. А это значит, что поле, на котором играют в свои игры фальсификаторы, с каждым разом сужается. И у меня нет никаких сомнений в том, что рано или поздно мы увидим настоящие итоги выборов. И у меня нет никаких сомнений в том, что они станут плачевными для власти. За графики спасибо Владимиру Есипову, ставшему на этих выборах депутатом Саратовской областной думы от КПРФ.

139


ВЕРА СЕВОСТЬЯНОВА

140


УИК, КУДА Я ВЕРНУСЬ

Вера Севостьянова, менеджер по работе с клиентами Место действия: УИК № 30, Саратовский областной институт развития образования, председатель – Людмила Алексеевна Коробкова

»

УИК, куда я вернусь

Председатель комиссии открыла дверь в кабинет, где сидел мужчина в костюме. Представился он Сергеем, сказал, что работает в администрации Волжского района. Фамилию или отчество, видимо, опасался назвать. Он показал мне бумажку, где был написан вопрос: «Хочешь %?». Всё в лучших традициях фильмов про бандитов. На свой вопрос он получил резкий отказ, после чего предложил мне выйти на улицу

При распределении участков среди наблюдателей я не задумываясь выбрала УИК № 30. Мне было интересно узнать, что же в этом году придумает председатель комиссии и иже с ним. В том году, к слову, с этого участка председатель просто сбежала со всеми бюллетенями, так и не выдав нам копии протоколов.

141


ВЕРА СЕВОСТЬЯНОВА

В 7:00 я зашла в здание Саратовского областного института развития образования, где и находится УИК № 30. Члены комиссии еще только собирались, кто-то пил чай, кто-то кофе. К 7:30 собрались все члены комиссии и наблюдатели, нас зарегистрировали, внесли в список присутствующих. При нас опечатали урны, показали книги со списками голосующих. В 8:00 открылся избирательный участок, но никто не спешил, первые голосующие появились только часам к девяти. Я попросила показать списки избирателей, подавших заявку на голосование дома. Их было 105! В том году на этом же участке было всего 32 человека. По разговорам членов комиссии с правом решающего голоса друг с другом я поняла, что списки были взяты со службы обеспечения. Но тут я ничего не могла доказать, вот, мол, список. Далее всё было спокойно, даже скучно. В какойто момент меня стали посещать мысли: может, стоило выбрать другой участок? Тут ничего не происходит. Мы спокойно могли перемещаться по территории, голосовать шло крайне мало людей. Тогда я еще не знала, что в скором времени всё кардинально поменяется. Время около 15:30, Андрей (член комиссии с правом решающего голоса от «Единой России») предложил Петру (члену комиссии с правом совещательного голоса) выйти с ним побеседовать в коридор. Я не при-

142


УИК, КУДА Я ВЕРНУСЬ

дала этому особого значения, т.к. понимала, что Пётр явно с ними. Вернулся он слегка потерянным. Стрелки часов двигались к отметке в 16:00. У входа стояла председатель комиссии Людмила Алексеевна Коробкова, которая позвала меня что-то узнать. Я, оставив свой разряженный телефон заряжаться, подошла. Людмила Алексеевна предложила проследовать за ней. В моей голове были мысли о том, что тут явно что-то нечисто и хорошо было бы иметь при себе телефон, но такой возможности мне не представилось. Моя интуиция не подвела, председатель комиссии открыла дверь в кабинет, где сидел мужчина в костюме. Представился он Сергеем, сказал, что работает в администрации Волжского района. Фамилию или отчество, видимо, опасался назвать. Начались какието расспросы про «Яблоко», в целом про выборы. Данный разговор мне не был интересен, я попросила Сергея сразу сказать, чего он хочет.

»

Далее мой собеседник показал мне бумажку, где был написан вопрос: «Хочешь %?». Всё в лучших традициях фильмов про бандитов. На свой вопрос он получил резкий отказ.

Сергей предложил выйти на улицу, потому как боялся аудио- или видеозаписи в кабинете. На это предложение вновь услышал «нет». Мужчина не сда-

143


ВЕРА СЕВОСТЬЯНОВА

вался, решил, что если я не хочу брать процент в денежном эквиваленте, то, может, голосами соглашусь. Услышав очередной отказ, он начал говорить, что всё равно я не добьюсь честного подсчёта, бюллетени будут расфасованы по пачкам так, как это будет нужно им. Обвинил меня в юношеском максимализме. Спросил, чего я вообще хочу добиться своим присутствием, ведь я не узнаю точных цифр. Я сказала, что мне достаточно знать явку, чтобы составить какую-то картину в своей голове. Желания продолжать разговор дальше я не имела, попрощалась с ним и вышла из кабинета. Сергей вышел за мной и быстро удалился из здания.

»

В коридоре меня встретила Татьяна Михайловна Богатырёва (член комиссии с правом решающего голоса от КПРФ) и просила не делать глупостей, подумать, не создавать себе проблем.

Утверждала, что они всегда готовы мне помочь, а «никакой Ермищин тебе не поможет» (Ермишин – кандидат в депутаты от партии «Яблоко»). Я вежливо ответила ей, что поступлю так, как считаю нужным, но она не переставала оказывать на меня давление. Я взяла телефон и вышла в коридор, она проследовала за мной, опять пыталась мне что-то сказать. Спасаясь от неё, я направилась в сторону уборной, но и там Татьяна Михайловна пыталась меня пресле-

144


УИК, КУДА Я ВЕРНУСЬ

довать, на что я попросила её оставить меня в покое хотя бы здесь. Я набрала номер Григория Гришина (еще один кандидат в депутаты от партии «Яблоко») и рассказала ему про данный инцидент на участке. Григорий направил ко мне корреспондентов «Открытого канала» и «Газеты недели в Саратове» (Юлию Нестеренко, Анну Мухину и Матвея Фляжникова, которые приехали очень быстро, минут через 15–20, за что им огромное спасибо). До их приезда Богатырёва больше всех пыталась на меня как-то надавить, но я старалась её игнорировать. Приехав, журналисты дождались секретаря комиссии, которая постоянно куда-то выходила, ожидали регистрации. В это время на территории избирательного участка появились два крепких молодых человека и сели на стулья рядом с наблюдателями, начали спрашивать, кто от какой партии. Активно общаться с ними начала всё та же, уже так мною «любимая» Татьяна Михайловна. Вернулась Людмила Алексеевна, к которой я обратилась с вопросом: кем являются данные молодые люди? – А что такого? – спросила Коробкова. – Они не являются наблюдателями или членами комиссии, не голосуют, но находятся на территории избирательного участка, – ответила я.

145


ВЕРА СЕВОСТЬЯНОВА

Только после этого председатель задалась вопросом: «А кто это?», на что ей последовал ответ, что они люди. Где-то в это время начали съёмку журналисты ОК ТВ. Парни, заметив это, решили убежать с участка, но у них это не получилось, журналистам удалось их догнать. Точных подробностей я не знаю, так как осталась на участке, но как я поняла, ничего они внятно не ответили. И тут опять появляется Татьяна Михайловна, но в этот раз претензии были уже не ко мне, а к «Открытому каналу». – Какое право вы имеете гнаться за людьми и требовать их паспорта? – возмущалась она. Отсняв мою историю, ребята уехали, оставив свои номера на всякий случай, никто не знал, чего можно еще ожидать от комиссии. О поведении Богатырёвой узнали и члены ТИК от КПРФ. Реакция их тоже была достаточно быстрой, я видела, как они беседовали с этой «милой» бабушкой. После этого разговора она смотрела на меня с ненавистью и презрением, старалась отодвинуть свой стул подальше, показывая всем видом, что она обиделась.

»

Я вновь позвонила Григорию Гришину и попросила прислать кого-нибудь на подсчёт голосов, одной находиться на закрытом участке с людьми, настроенными против меня, было совсем неуютно, даже в мыслях.

146


УИК, КУДА Я ВЕРНУСЬ

К 19:00 приехали Григорий Гришин и доверенное лицо от «Яблока» Александр Чуприков (последний остался на подсчёт голосов). Несколькими минутами позже на участке появились журналисты Илья Матушкин и Роман Козлов, которые впоследствии снимали на камеру весь процесс подсчёта голосов. Григорий захотел узнать подробности произошедшего, я ему рассказывала, вновь появилась Татьяна Михайловна. В этот раз её обращение было направлено уже к Гришину. Она утверждала, что я её оклеветала и Григорий должен заставить меня извиниться перед ней, либо это будет в судебном порядке. Конечно, никаких извинений перед ней не было и быть не могло. Оставив меня с Александром и журналистами, Григорий покинул УИК № 30. 20:00, участок не закрыт. Почему? Потому что председатель комиссии пытается удалить с участка представителей СМИ, требует от них трудовые договоры, ссылаясь на то, что журналисты должны были проработать не менее двух месяцев до объявления даты выборов. Наличие аккредитации ОИК не было для Коробковой основанием, чтобы СМИ остались на подсчёт голосов. После долгих переговоров по телефону ей, видимо, дали добро. Участок наконец закрыт. Комиссия начала подсчёт избирателей в книгах, почему-то пользовались карандашами. На замечания

147


ВЕРА СЕВОСТЬЯНОВА

по этому поводу опять отреагировала Богатырёва, которая утверждала, что если мы не знаем, как это сложно, то лучше не лезть. Просчитали, сшили в одну книгу, убрали. Подсчёт неиспользованных бюллетеней начинался нормально, а после пошёл пересчет «уголком». Тут, правда, всё сошлось. Далее в ход пошли переносные урны, затем стационарные. От стола нас не отгоняли, и при сортировке у меня была возможность видеть отметки на бюллетенях. Возможно, из-за того, что камера была направлена непосредственно на стол, бюллетени клали в соответствующие стопки. После сортировки начался параллельный подсчёт голосов, да еще и «уголком». Секретарь не торопилась вносить данные в увеличенные копии протоколов, Александр ей постоянно напоминал про это. На замечания реагировала всё та же представительница КПРФ, чтобы мы не лезли, не мешали подсчёту, что все хотят домой. Подсчёт закончился, но комиссия не торопилась проводить итоговое заседание. Час мы ждали, когда комиссия поест, попьет чай и закончит какие-то свои дела. По возвращении начали просто печатать копии протоколов, итогового заседания так и не проводили. Мы получили свои копии протоколов и направились к выходу, который оказался закрытым. Вернулись, попросили открыть дверь, на что получили ответ, что

148


УИК, КУДА Я ВЕРНУСЬ

выйдем только тогда, когда все получат копии протоколов. Почему? Потому что так решила Коробкова, видимо – других объяснений я найти не могу. Только после обращения Ильи Матушкина по телефону 02 в полицию нам открыли дверь, и мы наконец вышли. Был уже четвёртый час утра. Покинула я этот участок с твердым желанием вернуться сюда на следующие выборы и посмотреть, что ещё придумают члены комиссии.

149


СЕРГЕЙ ИВАНОВ

150


ДО ВСТРЕЧИ НА ВЫБОРАХ В 2018 ГОДУ!

Сергей Иванов, управляющий баром Саратовский район, поселок Дубки, УИК № 1596, председатель – Дмитрий Германович Харитонов

До встречи на выборах в 2018 году!

»

Спросите, пойду ли я после такого стресса, после всего увиденного на следующие выборы? А были участки, по рассказам таких же, как я, борцов за честные выборы, и хуже. Не кривя душой, отвечу: ДА! Пойду, выучу от корки до корки закон о выборах, ещё более пристально и скрупулёзно буду отстаивать свои и ваши права и пресекать любые попытки нарушения законодательства.

Всем привет, меня зовут Сергей Иванов, мне 32 года. Хочу вам рассказать о своём первом опыте работы на выборах, как и зачем я туда попал и какие впечатления получил. Начну с того, что всё-таки это не совсем мой пер-

151


СЕРГЕЙ ИВАНОВ

вый опыт работы в выборной кампании, был ещё опыт в студенческие годы, но на тот момент у меня не было ни чёткой гражданской позиции, ни интереса к политике. Было лишь одно желание подзаработать, соответственно, работал с теми кандидатами, кто больше предложит. Разносил газеты, чем больше взял и разнёс, тем больше заработал, всё просто. Также был на выборах наблюдателем: тут главным было отсидеться и опять же получить обещанные деньги. Поэтому перейду к рассказу о первом своём осознанном участии в предвыборной кампании и непосредственно на выборах в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса. В отличие от студенческих «голодных годов», здесь всё было не наживы ради, а ради лишь одной цели: сломать систему, избавиться от навязанной власти, которая обогащается за счёт простого трудового народа, вешая людям лапшу на уши, что всё у нас прекрасно и замечательно... Один фонтан мы открываем – другие сами по себе бьют в каждом дворе из-под земли. Ремонтируем центральные улицы – другие 90 процентов дорог какими были, такими и остаются. Ставим детскую площадку за 5 миллионов рублей – 4 в карман кладут, и так далее… Как говорила моя учительница по математике, «восемь пишем, два в уме»! Я принял решение помочь коммунистам на выборах. Открыл интернет, нашёл координаты избира-

152


ДО ВСТРЕЧИ НА ВЫБОРАХ В 2018 ГОДУ!

тельного штаба, позвонил, сказал о своём желании и решении наблюдать за ходом выборов. Мною двигала одна цель – чтобы выборы прошли честно и те, за кого я хотел отдать свой голос, победили, а если бы проиграли, то честно! До этого я многое слышал, как у нас проходят выборы – про «карусели», вбросы и фальсификации, но слышать – это одно, а наблюдать воочию – совсем другое! День выборов, 10 сентября, начался для меня рано утром. Я съездил на свой избирательный участок, проголосовал с надеждой, что выборы пройдут честно, и отправился в посёлок Дубки нашей области выполнять свою работу, контролировать выборы, и, замечу, делать это безвозмездно! На участке я зарегистрировался как член комиссии с правом совещательного голоса. Написал первую жалобу, которая законодательно была обоснована, попросил членов комиссии от других партий её подписать, но мне ответили четыре других члена комиссии, что им всё равно!

»

Прежде чем зарегистрировать мою жалобу, ко мне подошёл председатель комиссии и попросил меня выйти с ним на улицу для личной беседы.

На улице я узнал, что председателем комиссии он работает уже более 10 лет, что он сотрудник местной администрации и чисто по-братски (не знаю, когда это

153


СЕРГЕЙ ИВАНОВ

мы с ним породнились) просит забрать жалобу… Потом он начал рассказывать, как он доволен и нынешним губернатором, и партией власти (несмотря на то, что в половине посёлка уже два года нет освещения на улицах, у кого-то нет воды, разбиты местные дороги, а незасеянные поля заросли сорняком). Затем начал спрашивать, неужели я, негодяй такой (и одновременно брат его), хочу, чтобы он слетел с должности и сел в тюрьму из-за этой жалобы?

»

Председатель говорил прямым текстом: «Мы же все знаем, кто выиграет, эту систему не сломать, и проще с ней дружить, чем бороться!». Спросил, сколько я заработаю сегодня, будучи членом комиссии, как бы намекая на что-то...

Но как только он услышал, что я работаю не за деньги, а за идею, сказал, что всё понял, что жалобу я не только не заберу, но что со мной вообще шутки плохи, что буду биться до последнего, пресекая любые попытки проведения незаконного хода выборов. На этом же участке членом комиссии с совещательным голосом была и моя жена. Другие члены комиссии начали нас не то что побаиваться, а вздрагивать; как только я или моя жена вставали со своих стульев, суетливо прятали что-то в сумки, закрывали списки избирателей, нервно перешёптывались. Нас пытались под разными предлогами отвлечь: предла-

154


ДО ВСТРЕЧИ НА ВЫБОРАХ В 2018 ГОДУ!

гали пойти пообедать в столовую через дорогу, испить чаю с плюшками, сходить послушать концерт самодеятельности в другом зале… Понятно, для чего всё это делалось: отвлечь, задобрить, дать им возможность вбросить, выдать нужному человеку больше бюллетеней, чем положено, и прочие схемы. Как только они поняли, что мы не поддаёмся на провокации и их якобы добрые намерения, в ход пошла «тяжёлая артиллерия». Появились сотрудники полиции, забегал председатель комиссии, начались какие-то странные перешептывания. Заподозрив неладное, я вышел на улицу, оставив свою жену смотреть в оба глаза за всем происходящим. Полицейский, который с самого утра находился на участке, сказал мне, чтобы я или переставил свою машину с наклейками «КПРФ» подальше, или вовсе их оторвал. Замечу, что моя машина стояла не в прямой видимости от участка, а на расстоянии более чем 200 метров, а закон говорит о 50 метрах. Решив никого не раздражать и не создавать себе лишних проблем, я направился к машине. Но было уже поздно: полицейские экипажа ДПС из области, злые, наглые, угрожали мне тюрьмой и сроком, тем, что машину сейчас эвакуируют. Кричали с пеной у рта и всячески запугивали уголовной ответственностью. Длилось это больше трёх часов. Тем временем на участке начиналась какая-то возня. Из активных членов комиссии,

155


СЕРГЕЙ ИВАНОВ

которые действительно пришли туда с целью соблюдения закона и проведения честных выборов, осталась только моя жена, звонившая мне каждые 15 минут. Она рассказывала, что началась какая-то суета, появляются люди с сумками, в которых лежат пачки с бумагами, что эти люди, оглядываясь, ходят вокруг урн и столов. Я догадался, что будут предприняты попытки вбросов, но моя жена оказалась не из робкого десятка и одним присутствием на участке представляла угрозу для нечестных выборов! Сотрудники полиции всячески пытались удалить с участка и мою жену, например, хотели привлечь её в свидетели. В итоге потрепали нам обоим нервы, я написал объяснительную, снял наклейки с машины и продолжил свою работу в качестве члена комиссии. Продолжились и постоянные попытки нас отвлечь, снова покормить в столовой через дорогу от участка и так далее. Но мы также пресекали все возможные нарушения, в то время как члены комиссии от других партий равнодушно и безучастно отсиживались на своих местах. При подсчете голосов я заметил очень большое число испорченных бюллетеней, и это не от неграмотности избирателей, это было сделано, чтобы показать, что они против всех, кто был в списке, и не верят никому. Другие же, которые не верят никому и ни во что, голосовать не пришли... А ведь если бы в бюллетене

156


ДО ВСТРЕЧИ НА ВЫБОРАХ В 2018 ГОДУ!

была графа «против всех», явка бы увеличилась, думаю, процентов на 50.

Нужно ли это? Если бы члены ЦИК вместе с правительством приняли решение, что при 40 или 50 процентах голосов в графе «против всех» выборы считать недействительными, тогда и порядок был бы, и явка стала выше. А так кто-то не пошёл на выборы, потому что ни в кого не верит, кто-то не верит, что его голос на что-то повлияет, кто-то уверен, что всё уже решили без нас... А по сути так оно и есть: пока мы не ходим на выборы, пока мы не знаем, за кого голосовать, пока мы делаем вид, что наблюдаем, и, сидя у ТВ, ругаем власть, она сама себя же и выбирает, вбрасывает и делает нужный процент явки – всё, как было в нашей области. Спросите, пойду ли я после такого стресса, после всего увиденного на следующие выборы? А были участки, по рассказам таких же, как я, борцов за честные выборы, и хуже. Не кривя душой, отвечу: ДА! Пойду, выучу от корки до корки закон о выборах, ещё более пристально и скрупулёзно буду отстаивать свои и ваши права и пресекать любые попытки нарушения законодательства. Вместе мы сила, и только объединившись одной общей и простой идеей – жить лучше – мы сможем победить, сможем сломать систему, выбрать ту власть, ту партию и того человека, в которого верим! Утром 11 сентября сто-

157


СЕРГЕЙ ИВАНОВ

ял прекрасный солнечный денёк, но мне всё равно было немного грустно. Да, я знал уже результаты выборов, мы все проделали огромную работу, но из головы не выходили слова председателя комиссии: «…ты же взрослый человек, всё предрешено и выбрано давно без тебя, ты ничего не изменишь, и мы оба знаем, кто выиграет…».

»

Да, мы одержали пусть маленькую, но победу, на многих участках мы смогли противостоять системе и помешать вбросам, «каруселям», но, по сути, остались с тем же губернатором и той же правящей партией власти.

Когда нас, желающих сделать жизнь лучше, честнее и справедливее, станет больше, то всё обязательно изменится! Поэтому я просто прошу людей оглянуться, спросить себя и своих близких: всё ли вас в этой жизни устраивает? Поэтому задумайтесь и в следующий раз обязательно приходите на выборы, станьте наблюдателями, станьте членами комиссий, потратьте один день своей жизни на то, чтобы в остальные дни вашей жизни вы не скулили и не жаловались, а жили и радовались! До встречи на выборах в 2018 году!

158


Губернатора не выбирают Саратов, 2017

Редакторы-составители: Мария Алексашина Елена Иванова Дмитрий Козенко Координатор проекта Александр Никишин Корректор Светлана Андреева Юрист Денис Руденко

Формат 60x90/16 Бумага офсетная Тираж 1500; Заказ №52ОФ Отпечатано в АО «Издательство «Слово» Адрес: г. Саратов, Волжская, 28


Губернатора не выбирают. Свидетельства очевидцев выборного процесса  

Сборник историй наблюдателей – проект «Свободных новостей», «Открытого канала» и «Газеты недели в Саратове». Подробности - https://fn-volga....

Губернатора не выбирают. Свидетельства очевидцев выборного процесса  

Сборник историй наблюдателей – проект «Свободных новостей», «Открытого канала» и «Газеты недели в Саратове». Подробности - https://fn-volga....

Advertisement