Page 1

13


William Shakespeare

The Tragedy of

Hamlet, Prince of Denmark

Уильям Шекспир

Трагическая история

Гамлета, принца Датского


16 

DRAMATIS PERSONAE CLAUDIUS, King of Denmark — Patrick Stewart HAMLET, Son to the late, and Nephew to the present King — David Tennant FORTINBRAS, Prince of Norway — Robert Curtis HORATIO, Friend to Hamlet — Peter De Jersey POLONIUS, Lord Chamberlain — Oliver Ford Davies LAERTES, his Son — Edward Bennett VOLTIMAND — Roderick Smith CORNELIUS CORNELIA — Andrea Harris ROSENCRANTZ — Sam Alexander GUILDENSTERN — Tom Davey OSRIC — Ryan Gage A Priest — Jim Hooper MARCELLUS & BERNARDO, Officers — Keith Osborn & Ewen Cummins FRANCISCO, a Soldier — Robert Curtis REYNALDO, Servant to Polonius — David Ajala A Captain English Ambassadors Players — John Woodvine, Ryan Gage, Samuel Dutton, Jim Hooper, Ricky Champ, David Ajala Two Clowns, Grave-diggers — Mark Hadfield, Sam Alexander GERTRUDE, Queen of Denmark and Mother to Hamlet — Penny Downie OPHELIA, Daughter to Polonius — Mariah Gale Lords, Ladies (Riann Steele, Zoe Thorne), Officers, Soldiers, Sailors, Messengers, and Attendants Ghost of Hamlet’s Father — Patrick Stewart


17

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ КЛАВДИЙ, король Дании — Патрик Стюарт ГАМЛЕТ, сын покойного и племянник царствующего короля — Дэвид Теннант ФОРТИНБРАС, принц норвежский — Роберт Кертис ГОРАЦИО, друг Гамлета — Питер Де Джерси ПОЛОНИЙ, камергер, главный королевский советник — Оливер Форд Дэвис ЛАЭРТ, сын Полония — Эдвард Беннетт ВОЛЬТИМАНД — Родерик Смит КОРНЕЛИЙ КОРНЕЛИЯ — Андреа Харрис РОЗЕНКРАНЦ — Сэм Александр ГИЛЬДЕНСТЕРН — Том Дэви ОЗРИК — Райан Гейдж Священник — Джим Хупер МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО, офицеры — Кит Осборн и Ивен Камминс ФРАНЦИСКО, солдат — Роберт Кертис РЕЙНАЛЬДО, слуга Полония — Дэвид Аджала Капитан Английские послы Актеры — Джон Вудвин, Райан Гейдж, Сэмьюэл Даттон, Джим Хупер, Рики Чамп, Дэвид Аджала Два могильщика — Марк Хэдфилд, Сэм Александр ГЕРТРУДА, королева Дании, мать Гамлета — Пенни Дауни ОФЕЛИЯ, дочь Полония — Мэрайя Гейл Господа, дамы (Райанн Стил, Зои Торн), офицеры, солдаты, матросы, вестники, священники, свита Призрак отца Гамлета — Патрик Стюарт


ACT I

АКТ I


20 

Act I. Scene I. Elsinore. A platform before the castle.

Scene I.

Сцена I.

Elsinore*. A platform before the castle1

Эльсинор*. Площадка перед замком1

FRANCISCO at his post. Enter to him BERNARDO

ФРАНЦИСКО на своем посту. К нему подходит БЕРНАРДО

BERNARDO

БЕРНАРДО

Who’s there?

Кто здесь?

FRANCISCO

ФРАНЦИСКО

Nay, answer me: stand, and unfold yourself.

Нет, сам ты кто, сначала отвечай.

BERNARDO

БЕРНАРДО

Long live the king!2

Да здравствует король!2

FRANCISCO

ФРАНЦИСКО

Bernardo?

Бернардо?

* In RSC’s TV production — view from CCTV camera. CCTV cameras were not in original production, they only appeared in the TV version.

* Первые кадры телепостановки — вид с камеры слежения. В спектакле камер не было, они появились только в телеверсии.


Акт I. Сцена I. Эльсинор. Площадка перед замком.

21

BERNARDO

БЕРНАРДО

He.

Он.

FRANCISCO

ФРАНЦИСКО

You come most carefully upon your hour3.

Вы аккуратны и пришли в свой час3.

BERNARDO

БЕРНАРДО

‘Tis now struck twelve; get thee to bed, Francisco.

Двенадцать бьет; поди поспи, Франциско.

FRANCISCO

ФРАНЦИСКО

For this relief much thanks: ‘tis bitter cold, And I am sick at heart4.

Спасибо, что сменили: я озяб, И на сердце тоска4.

BERNARDO

БЕРНАРДО

Have you had quiet guard?

Как в карауле?

FRANCISCO

ФРАНЦИСКО

Not a mouse stirring.

Мышь не шевельнулась.

BERNARDO

БЕРНАРДО

Well, good night. If you do meet Horatio and Marcellus, The rivals of my watch, bid them make haste.

Ну, доброй ночи. А встретятся Горацио и Марцелл, Подсменные мои, — поторопите.

FRANCISCO

ФРАНЦИСКО

I think I hear them. Stand, ho! Who’s there?

Я их как будто слышу. Стой! Кто здесь?


22 

Act I. Scene I. Elsinore. A platform before the castle.

Enter HORATIO and MARCELLUS

Входят ГОРАЦИО и МАРЦЕЛЛ

HORATIO

ГОРАЦИО

Friends to this ground.

Друзья страны.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

And liegemen to the Dane5.

И слуги короля5.

FRANCISCO

ФРАНЦИСКО

Give you good night.

Прощайте.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

O, Farewell, honest soldier: Who hath relieved you?

До свиданья, старина. Кто вас сменил?

FRANCISCO

ФРАНЦИСКО

Bernardo has my place. Give you good night.

Бернардо на посту. Прощайте.

Exit

Уходит

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Holla! Bernardo!

Эй! Бернардо!

BERNARDO

БЕРНАРДО

Say, What, is Horatio there?

Говори, Что, Горацио здесь?


Акт I. Сцена I. Эльсинор. Площадка перед замком.

23

HORATIO

ГОРАЦИО

A piece of him6.

Да, в некотором роде6.

BERNARDO

БЕРНАРДО

Welcome, Horatio: welcome, good Marcellus.

Горацио, здравствуй; здравствуй, друг Марцелл.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

What, has this thing appear’d again tonight?7

Ну как, являлась нынче эта странность?7

BERNARDO

БЕРНАРДО

I have seen nothing.

Я ничего не видел.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Horatio says ‘tis but our fantasy, And will not let belief take hold of him Touching this dreaded sight, twice seen of us: Therefore I have entreated him along With us to watch the minutes of this night; That if again this apparition come, He may approve our eyes and speak to it.

Горацио считает это все Игрой воображенья и не верит В наш призрак, дважды виденный подряд. Вот я и предложил ему побыть На страже с нами нынешнею ночью И, если призрак явится опять, Свидетельствовать и заговорить с ним.

HORATIO

ГОРАЦИО

Tush, tush8, ‘twill not appear.

Чушь, чушь, не явится8.

BERNARDO

БЕРНАРДО

Sit down awhile; And Then let us once again assail your ears, That are so fortified against our story What we have two nights seen9.

Присядем, И Разрешите штурмовать ваш слух, Столь укрепленный против нас9, рассказом О дважды виденном.


26 

Act I. Scene I. Elsinore. A platform before the castle.

HORATIO

ГОРАЦИО

Well, sit we down, And let us hear Bernardo speak of this.

Извольте, я сажусь. Послушаем, что скажет нам Бернардо.

BERNARDO

БЕРНАРДО

Last night of all, When yond same star that’s westward from the pole Had made his course to illume that part of heaven Where now it burns, Marcellus and myself, The bell then beating one, —

Минувшей ночью, Когда звезда, что западней Полярной, Перенесла лучи в ту часть небес, Где и сейчас сияет, я с Марцеллом, Лишь било час...

Enter Ghost

Входит Призрак

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Peace, break thee off; look, where it comes again!

Молчи. Замри. Гляди, вот он опять!

BERNARDO

БЕРНАРДО

In the same figure, like the king that’s dead.

Осанкой — вылитый король покойный.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Thou art a scholar10; speak to it, Horatio.

Учен ты; обратись к нему, Горацио10.

BERNARDO

БЕРНАРДО

Looks it not like the king? mark it, Horatio.

Похож на короля? Скажи, Горацио.

HORATIO

ГОРАЦИО

Most like: it harrows me with fear and wonder.

Да как еще. Я в страхе и смятенье.


Акт I. Сцена I. Эльсинор. Площадка перед замком.

27

BERNARDO

БЕРНАРДО

It would be spoke to11.

Он ждет вопроса11.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Question it, Horatio.

Спрашивай, Горацио.

HORATIO

ГОРАЦИО

What art thou that usurp’st this time of night, Together with that fair and warlike form In which the majesty of buried Denmark Did sometimes march? by heaven I charge thee, speak

Кто ты, похитивший и час ночной, И образ тот воинственный и славный, В котором мертвый датский государь Ступал когда-то? Заклинаю, молви.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

It is offended.

Он оскорбился.

BERNARDO

БЕРНАРДО

See, it stalks away!

Смотри, уходит прочь!

HORATIO

ГОРАЦИО

Stay! speak, speak! I charge thee, speak!

Стой! Отвечай! Ответь! Я заклинаю!

Exit Ghost

Призрак уходит

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

‘Tis gone, and will not answer.

Исчез и говорить не пожелал.

BERNARDO

БЕРНАРДО

How now, Horatio! you tremble and look pale: Is not this something more than fantasy? What think you on’t?

Ну что, Горацио! Полно трепетать. Одна ли тут игра воображенья? Что думаешь?


28 

Act I. Scene I. Elsinore. A platform before the castle.

HORATIO

ГОРАЦИО

Before my God, I might not this believe Without the sensible and true avouch Of mine own eyes.

Я Богом поклянусь: Я б не поверил, если б не увидел Своими же глазами.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Is it not like the king?

И схож же с королем?

HORATIO

ГОРАЦИО

As thou art to thyself: Such was the very armour he had on When he the ambitious Norway combated; So frown’d he once, when, in an angry parle, He smote the sledded Polacks12 on the ice. ‘Tis strange.

Как ты с собой. И в тех же латах, как в бою с норвежцем, И так же хмур, как в незабвенный день, Когда, при ссоре с выборными Польши, Он из саней их вывалил на лед12. Так странно.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Thus twice before, and jump at this dead hour, With martial stalk hath he gone by our watch13.

И дважды он в такой же мертвый час Воинственным прошел пред нами шагом13.

HORATIO

ГОРАЦИО

In what particular thought to work I know not; But in the gross and scope of my opinion, This bodes some strange eruption to our state.

Что значит это точно, я не знаю, Но полагаю, что большие беды Все это знаменует для страны.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Good now, sit down stand close, and tell me, he that knows, Why this same strict and most observant watch So nightly toils the subject of the land,

Придвиньтесь ближе. Кто мне объяснит, К чему такая строгость караулов, Стесняющая граждан по ночам?


Акт I. Сцена I. Эльсинор. Площадка перед замком.

29

And why such daily cast of brazen cannon14, And foreign mart for implements of war; Why such impress of shipwrights, whose sore task Does not divide the Sunday from the week; What might be toward, that this sweaty haste Doth make the night joint-labourer with the day: Who is’t that can inform me?

Чем вызвана отливка медных пушек14, И ввоз оружья из-за рубежа, И корабельных плотников вербовка, Усердных в будни и в воскресный день? Что кроется за этой потной гонкой, Потребовавшей ночь в подмогу дню? Кто объяснит мне это?

HORATIO

ГОРАЦИО

That can I; At least, the whisper goes so. Our last king, Whose image even but now appear’d to us, Was, as you know, by Fortinbras of Norway, Thereto prick’d on by a most emulate pride, Dared to the combat; in which our valiant Hamlet — For so this side of our known world esteem’d him — Did slay this Fortinbras; who by a seal’d compact, Well ratified by law and heraldry, Did forfeit, with his life, all those his lands Which he stood seized of, to the conqueror: Against the which, a moiety competent Was gaged by our king; which had return’d To the inheritance of Fortinbras, Had he been vanquisher; as, by the same covenant, And carriage of the article design’d, His fell to Hamlet. Now, sir, young Fortinbras, Of unimproved mettle hot and full, Hath in the skirts15 of Norway here and there Shark’d up a list of lawless resolutes, For food and diet16, to some enterprise That hath a stomach in’t; which is no other —

Постараюсь. По крайней мере, слух таков. Король, Чью тень мы с вами только что видали, Был Фортинбрасом, королем норвежцев, Что был пришпорен гордостью ревнивой, На битву вызван. В ней же храбрый Гамлет Таким и слывший в просвещенном мире. Противника поверг. Имелся договор, Скрепленный с соблюденьем правил чести, И вместе с жизнью Фортинбрас Оставил победителю и земли. В обмен на что и с нашей стороны Пошли в залог обширные владенья, И ими завладел бы Фортинбрас, Возьми он верх. По тем же основаньям Его земля по названной статье Досталась б Гамлету, а юный Фортинбрас, Горячий, неотесанный и пылкий, В Норвегии — и там, и здесь — набрал Не знающих закона смельчаков15, Готовых ради хлеба на любые Дела, была б для живота пожива16.


30 

Act I. Scene I. Elsinore. A platform before the castle.

As it doth well appear unto our state— But to recover of us, by strong hand And terms compulsatory17, those foresaid lands So by his father lost: and this, I take it, Is the main motive of our preparations, The source of this our watch and the chief head Of this post-haste and romage in the land.

Не что иное это, — так считает Правительство, — как Жажда взять обратно Вооруженною рукой17 те земли, Что потерял его отец когда—то, — Вот в этом, полагаю я, причина, Источник беспокойства и предлог К сумятице и сутолоке в крае.

BERNARDO

БЕРНАРДО

I think it be no other but e’en so: Well may it sort that this portentous figure Comes armed through our watch; so like the king That was and is the question of these wars.

Я думаю, что так оно и есть. Не зря обходит в латах караулы Зловещий призрак, схожий с королем, Который был и есть тех войн виновник.

HORATIO

ГОРАЦИО

A mote it is to trouble the mind’s eye. In the most high and palmy state of Rome18, A little ere the mightiest Julius fell, The graves stood tenantless and the sheeted dead Did squeak and gibber in the Roman streets: As stars with trains of fire and dews of blood19, Disasters in the sun; and the moist star Upon whose influence Neptune’s empire stands Was sick almost to doomsday with eclipse: And even the like precurse of fierce events, As harbingers preceding still the fates And prologue to the omen coming on, Have heaven and earth together demonstrated Unto our climatures and countrymen. —

Как сор в глазу он душу бередит. Порой расцвета Рима, в дни побед, Пред тем как властный Юлий пал18, могилы Стояли без жильцов, а мертвецы На улицах невнятицу мололи. В огне комет кровавилась роса19, На солнце пятна появлялись; месяц, На чьем влиянье зиждет власть Нептун, Был болен тьмой, как в светопреставленье. Предвестия таких же страшных бед, Предшествующие самим событьям, Как некий их трагический пролог, Земля и небо вместе посылают В широты наши нашим землякам.

Re—enter Ghost

Призрак возвращается


Акт I. Сцена I. Эльсинор. Площадка перед замком.

But soft, behold! lo, where it comes again! I’ll cross it, though it blast me. Stay, illusion!20 If thou hast any sound, or use of voice, Speak to me: If there be any good thing to be done, That may to thee do ease and grace to me, Speak to me. If thou art privy to thy country’s fate, Which, happily, foreknowing may avoid, O, speak! Or if thou hast uphoarded in thy life Extorted treasure in the womb of earth, For which, they say, you spirits oft walk in death,

31

Но вон он, видите, вон он опять! Иду, я порчи не боюсь; стой, призрак!20 И если у тебя есть звук иль голос, Ответь мне. И если я добро могу свершить Тебе за упокой и нам во благо, Ответь мне. Быть может, ты проник в судьбу страны И отвратить ее еще не поздно. Ответь! Быть может, ты при жизни закопал Сокровище, неправдой нажитое, За что вам, духам, суждено скитаться

Cock crows

Поет петух

Speak of it: stay, and speak! Stop it, Marcellus.

Ответь. Стой и ответь! — Держи его, Марцелл.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Shall I strike at it with my partisan?21

Что, мне его ударить бердышом?21

HORATIO

ГОРАЦИО

Do, if it will not stand.

Да, если двинется.

BERNARDO

БЕРНАРДО

‘Tis here!

Вот он!

HORATIO

ГОРАЦИО

‘Tis here!

Вот!

Exit Ghost

Призрак уходит


32 

Act I. Scene I. Elsinore. A platform before the castle.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

‘Tis gone! We do it wrong, being so majestical, To offer it the show of violence; For it is, as the air, invulnerable, And our vain blows malicious mockery.

Исчез! Мы раздражаем царственную тень Открытым проявлением насилья. Ведь призрак, словно пар, неуязвим, Удары наши — шутовство, и только.

BERNARDO

БЕРНАРДО

It was about to speak, when the cock crew.

Он отозвался б, но запел петух.

HORATIO

ГОРАЦИО

And then it started like a guilty thing Upon a fearful summons. I have heard, The cock, that is the trumpet to the morn, Doth with his lofty and shrill—sounding throat Awake the god of day; and, at his warning, Whether in sea or fire, in earth or air, The extravagant and erring spirit hies To his confine: and of the truth herein This present object made probation.

И вздрогнул он, как некто виноватый При грозном оклике. Я слышал, будто Петух, трубач зари, своею глоткой Пронзительною будит ото сна Дневного бога. При его сигнале, Будь в ветре то, в земле, в воде, в огне ли, Блуждающий на воле дух спешит К своим пределам; то, что в этом правда, Нам настоящий случай доказал.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

It faded on the crowing of the cock. Some say that ever ‘gainst that season comes Wherein our Saviour’s birth is celebrated, The bird of dawning singeth all night long: And then, they say, no spirit dares stir abroad; The nights are wholesome; then no planets strike, No fairy takes, nor witch hath power to charm, So hallow’d and so gracious is the time.

Он стал тускнеть при пенье петуха. Поверье есть, что каждый год, зимою, Пред праздником Христова Рождества, Ночь напролет поет дневная птица. Тогда, по слухам, духи не шалят, Спокойны ночи, не вредят планеты И пропадают чары ведьм и фей, — Так благодатно и священно время.


Акт I. Сцена I. Эльсинор. Площадка перед замком.

33

HORATIO

ГОРАЦИО

So have I heard and do in part believe it. But, look, the morn, in russet mantle22 clad, Walks o’er the dew of yon high eastward hill: Break we our watch up; and by my advice, Let us impart what we have seen to—night Unto young Hamlet; for, upon my life, This spirit, dumb to us23, will speak to him. Do you consent we shall acquaint him with it, Is needful in our loves, fitting our duty?

Слыхал и я, и тоже склонен верить. Но вот и утро, рыжий плащ надев22, Росу пригорков топчет на востоке. Пора снимать дозор. И мой совет: Поставим принца Гамлета в известность О виденном. Ручаюсь жизнью, дух, Немой при нас, прервет пред ним молчанье23. Ну как, друзья, по-вашему? Сказать, Как долг любви и преданность внушают?

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Let’s do’t, I pray; and I this morning know Where we shall find him most conveniently.

Да, думаю, сказать. Да и к тому ж Я знаю, где найти его сегодня.

Exeunt

Уходят


34 

Act I. Scene II. A room of state in the castle.

Scene II.

Сцена II.

A room of state in the castle.

Зал для приемов в замке.

Enter KING CLAUDIUS, QUEEN GERTRUDE, HAMLET, POLONIUS,

Входят КОРОЛЬ КЛАВДИЙ, КОРОЛЕВА, ГАМЛЕТ, ПОЛОНИЙ,

1

LAERTES , VOLTIMAND, CORNELIUS CORNELIA, Lords, and Attendants

ЛАЭРТ1, ВОЛЬТИМАНД, КОРНЕЛИЙ КОРНЕЛИЯ, придворные и свита

KING CLAUDIUS

КОРОЛЬ КЛАВДИЙ

Though yet of Hamlet our dear brother’s death The memory be green,... and that it us befitted To bear our hearts in grief and our whole kingdom To be contracted in one brow of woe, Yet so far hath discretion fought with nature That we with wisest sorrow think on him, Together with remembrance of ourselves. Therefore our sometime sister, now our queen, The imperial jointress to this warlike state2, Have we, as ‘twere with a defeated joy,— With an auspicious and a dropping eye, With mirth in funeral and with dirge in marriage3, In equal scale weighing delight and dole, — Taken to wife: nor have we herein barr’d

Хоть смертью брата Гамлета родного Полна душа и всем нам надлежит Печалиться, а королевству в скорби Избороздить морщинами чело, Но ум настолько справился с природой, Что надо будет сдержаннее впредь Жалеть о нем, себя не забывая. Поэтому сестру и королеву, Наследницу воинственной страны2, Мы, как бы с омраченным торжеством, В одном глазу — слеза, в другом — улыбка3 Смешав со свадьбой похоронный плач: И погребенье с свадебным весельем, Уравновесив счастье и печаль,


Акт I. Сцена II. Зал для приемов в замке.

Your better wisdoms, which have freely gone With this affair along. For all, our thanks. Now follows, that you know, young Fortinbras, Holding a weak supposal of our worth, Or thinking by our late dear brother’s death Our state to be disjoint 4 and out of frame, Colleagued with the dream of his advantage, He hath not fail’d to pester us with message, Importing the surrender of those lands Lost by his father, with all bonds of law, To our most valiant brother. So much for him. Now for ourself and for this time of meeting: Thus much the business is: we have here writ To Norway, uncle of young Fortinbras,— Who, impotent and bed-rid5, scarcely hears Of this his nephew’s purpose, — to that he suppress His further gait herein; in that the levies, The lists and full proportions, are all made Out of his subject: and we here dispatch You, good Cornelius Cornelia, and you, Voltimand, For bearers of this greeting as our ambassadors to old Norway; Giving to you no further personal power To business with the king, more than the scope Of these delated articles allow. Farewell, and let your haste commend your duty.

35

В супруги взяли, не пренебрегая Содействием советников, во всем Нам давших одобренье4. Всем спасибо. Второе. Королевич Фортинбрас, Не чтя нас ни во что и полагая, Что с той поры, как брата нет, у нас Развал в стране4 и все в разъединенье, Взомнил такое о своей звезде, Все докучал нам, требуя возврата Потерянных отцовых областей, Которые достал себе по праву Наш славный брат. Вот, вкратце, что о нем. Теперь о нас и сущности собранья. Вот тут мы обращаемся с письмом К главе норвежцев, дяде Фортинбраса. По дряхлости5 едва ли он слыхал О замыслах племянника. Мы просим Пресечь их в корне, так как войско сплошь Из подданных его и их содержат На счет казны. Письмо мы отдаем Вам, добрый Вольтиманд, и вам, Корнелий Корнелья, Послам моим ко старому норвежцу. Мы вам не расширяем полномочий. Держитесь в совещаньях с ним границ, Дозволенных статьями. Поезжайте. Готовность докажите быстротой.


36 

Act I. Scene II. A room of state in the castle.

CORNELIUS & VOLTIMAND CORNELIA

КОРНЕЛИЙ И ВОЛЬТИМАНД КОРНЕЛИЯ

In that and all things will we show our duty.

Здесь, как и всюду, мы ее докажем.

KING CLAUDIUS

КОРОЛЬ КЛАВДИЙ

We doubt it nothing: heartily farewell.

Не смеем сомневаться. Добрый путь.

Exeunt VOLTIMAND and CORNELIUS CORNELIA

ВОЛЬТИМАНД и КОРНЕЛИЙ КОРНЕЛИЯ уходят

And now, Laertes, what’s the news with you? You told us of some suit; what is’t, Laertes? You cannot speak of reason to the Dane, And loose your voice. what wouldst thou beg, Laertes, That shall not be my offer, not thy asking? The head is not more native to the heart, The hand more instrumental to the mouth, Than is the throne of Denmark to thy father. What wouldst thou have, Laertes?

Итак, Лаэрт, что нового услышим? Шла речь о просьбе. В чем она, Лаэрт? С чем дельным вы б ни обратились к трону, Успех предсказан: вещи нет такой, Что б ни дали мы, не дождавшись просьбы. Не больше ладит с сердцем голова, Для пользы рта не больше служат руки, Чем датский трон — для вашего отца. Что вам угодно?

LAERTES

ЛАЭРТ

My dread lord, Your leave and favour to return to France; From whence though willingly I came to Denmark, To show my duty in your coronation, Yet now, I must confess, that duty done, My thoughts and wishes bend again toward France And bow them to your gracious leave and pardon.

Мой государь, Дозвольте мне во Францию вернуться; Хотя оттуда я и прибыл для участья В коронованье вашем, но, винюсь, Меня опять по исполненье долга Влекут туда и мысли, и мечты. С поклоном хлопочу о дозволенье.

KING CLAUDIUS

КОРОЛЬ КЛАВДИЙ

Have you your father’s leave? What says Polonius?6

Отец пустил? Что говорит Полоний?6


Акт I. Сцена II. Зал для приемов в замке.

37

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

He hath, my lord, wrung from me my slow leave By laboursome petition, and at last Upon his will I seal’d my hard consent: I do beseech you, give him leave to go.

Он вымотал мне душу, государь, И, сдавшись после долгих убеждений, Я нехотя его благословил. Благоволите разрешить поездку.

KING CLAUDIUS

КОРОЛЬ КЛАВДИЙ

Take thy fair hour, Laertes; time be thine, And thy best graces spend it at thy will! But now, my cousin Hamlet, and my our son,—

Ищите счастья; в добрый час, Лаэрт. Как вздумаете, с пользой тратьте время. — Наш Гамлет, кровный родственник и сын, —

HAMLET

ГАМЛЕТ

[Aside] A little more than kin, and less than kind7.

[В сторону] Побольше кровный и поменьше сын7.

KING CLAUDIUS

КОРОЛЬ КЛАВДИЙ

How is it that the clouds still hang on you?

Все так же ходим под завесой туч?

HAMLET

ГАМЛЕТ

Not so, my lord; I am too much i’ the sun8.

Нет, государь, — стоим на солнцепеке8.

QUEEN GERTRUDE

КОРОЛЕВА ГЕРТРУДА

Good Hamlet, cast thy nighted colour off9, And let thine eye look like a friend on Denmark. Do not for ever with thy vailed lids Seek for thy noble father in the dust: Thou know’st ‘tis common; all that lives must die, Passing through nature to eternity.

Ах, Гамлет, полно хмуриться, как ночь9. Взгляни на короля подружелюбней. До коих пор, потупивши глаза, Следы отца разыскивать во прахе? Так создан мир: что живо, то умрет И вслед за жизнью в вечность отойдет.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Ay, madam, it is common.

Так создан мир.


40 

Act I. Scene II. A room of state in the castle.

QUEEN GERTRUDE

КОРОЛЕВА ГЕРТРУДА

If it be, Why seems it so particular with thee?

Что ж кажется тогда Столь редкостной тебе твоя беда?

HAMLET

ГАМЛЕТ

Seems, madam! nay it is; I know not ‘seems.’ ‘Tis not alone my inky cloak, good mother, Nor customary suits of solemn black, Nor windy suspiration of forced breath, No, nor the fruitful river in the eye, Nor the dejected ‘havior of the visage, Together with all forms, moods, shapes of grief, That can denote me truly: these indeed seem, For they are actions that a man might play: But I have that within which passeth show; These but the trappings and the suits of woe.

Мне кажется! Нет, есть. Я не хочу Того, что кажется. Ни плащ мой темный10, Ни эти мрачные одежды, мать, Ни бурный стон стесненного дыханья, Нет, ни очей поток многообильный, Ни горем удрученные черты И все обличья, виды, знаки скорби Не выразят меня; в них только то, Что кажется и может быть игрою; То, что во мне, правдивей, чем игра; А это все — наряд и мишура.

KING CLAUDIUS

КОРОЛЬ КЛАВДИЙ

‘Tis sweet and commendable in your nature, Hamlet, To give these mourning duties to your father: But, you must know, your father lost a father; That father lost, lost his, and the survivor bound In filial obligation for some term To do obsequious sorrow: but to persever In obstinate condolement is a course Of impious stubbornness; ‘tis unmanly grief; It shows a will most incorrect to heaven, A heart unfortified, a mind impatient, An understanding simple and unschool’d: For what we know must be and is as common

Приятно видеть и похвально, Гамлет, Как отдаешь ты горький долг отцу. Но твой отец и сам отца утратил, И так же тот. На некоторый срок Обязанность осиротевших близких — Блюсти печаль. Но утверждаться в ней С закоренелым рвеньем — нечестиво. Мужчины недостойна эта скорбь. То признак воли, непокорной небу, Души нестойкой, буйного ума, Худого и немудрого рассудка. Ведь если что-нибудь неотвратимо


Акт I. Сцена II. Зал для приемов в замке.

41

As any the most vulgar thing to sense, Why should we in our peevish opposition Take it to heart? Fie! ‘tis a fault to heaven, A fault against the dead, a fault to nature, To reason most absurd: whose common theme Is death of fathers, and who still hath cried, From the irst corse till he that died to—day, ‘This must be so.’ We I pray you, throw to earth This unprevailing woe, and think of us As of a father: for let the world take note, You are the most immediate to our throne10; And with no less nobility of love Than that which dearest father bears his son, Do I impart toward you. For your intent In going back to school11 in Wittenberg, It is most retrograde12 to our desire: And we beseech you, bend you to remain Here, in the cheer and comfort of our eye, Our chiefest courtier, cousin, and our son13.

И потому случается со всеми, То можно ль этим в хмуром возмущеньи Тревожить сердце? Это грех пред Небом, Грех пред умершим, грех пред естеством, Пред разумом, который примирился С судьбой отцов и встретил первый труп И проводил последний восклицаньем: «Так быть должно». Пожалуйста, стряхни Свою печаль и нас считай отныне Своим отцом. Пусть знает мир, что ты — Ближайший к трону11 и к тебе питают Любовь не меньшей пылкости, какой Нежнейший из отцов привязан к сыну. Что до надежд вернуться в Виттенберг12 И продолжать ученье, эти планы Нам положительно не по душе13, И я прошу, раздумай и останься Пред нами, здесь, под лаской наших глаз, Как первый в роде, сын наш и сановник14.

QUEEN GERTRUDE

КОРОЛЕВА ГЕРТРУДА

Let not thy mother lose her prayers, Hamlet: I pray thee, stay with us; go not to Wittenberg.

Не заставляй меня просить напрасно. Останься здесь, не езди в Виттенберг.

HAMLET

ГАМЛЕТ

I shall in all my best obey you, madam.

Сударыня, всецело повинуюсь.

KING CLAUDIUS

КОРОЛЬ КЛАВДИЙ

Why, ‘tis a loving and a fair reply: Be as ourself in Denmark. Madam, come;

Вот кроткий, подобающий ответ. Наш дом — твой дом. Сударыня, пойдемте.


42 

Act I. Scene II. A room of state in the castle.

This gentle and unforced accord of Hamlet Sits smiling to my heart: in grace whereof, No jocund health that Denmark drinks to—day, But the great cannon to the clouds shall tell, And the king’s rouse the heavens all bruit again, Re—speaking earthly thunder. Come away.

Своей сговорчивостью Гамлет внес Улыбку в сердце, в знак которой ныне О счете наших здравиц за столом Пусть облакам докладывает пушка, На каждый кубок, что король поднимет, Пусть вторит небесам с земли. — Идем.

Exeunt all but HAMLET

Все, кроме ГАМЛЕТА, уходят

HAMLET

ГАМЛЕТ

O, that this too too solid flesh14 would melt Thaw and resolve itself into a dew! Or that the Everlasting had not fix’d His canon ‘gainst self—slaughter! O God! God! How weary, stale, flat and unprofitable, Seem to me all the uses of this world! Fie on’t! ah fie! ‘tis an unweeded garden, That grows to seed; things rank and gross in nature Possess it merely. That it should come to this! But two months dead: nay, not so much, not two: So excellent a king; that was, to this, Hyperion to a satyr; so loving to my mother That he might not beteem the winds of heaven Visit her face too roughly. Heaven and earth! Must I remember? why, she would hang on him, As if increase of appetite had grown By what it fed on: and yet, within a month — Let me not think on’t — Frailty, thy name is woman! — A little month, or ere those shoes were old With which she follow’d my poor father’s body,

О если б ты, моя тугая плоть15, Могла растаять, сгинуть, испариться! О если бы Предвечный не занес В грехи самоубийства! Боже! Боже! Каким ничтожным, плоским и тупым Мне кажется весь свет в своих движеньях! Какая грязь! И все осквернено, Как в цветнике, поросшем сплошь бурьяном. Как это все могло произойти? Два месяца, как умер... Двух не будет. Такой король природный. Рядом с тем, Как Феб с сатиром... До того ревниво Любивший мать, что ветрам не давал Дышать в лицо ей. О земля и небо! Что поминать! Она к нему влеклась, Как будто голод рос от утоленья. И что ж, чрез месяц... Лучше не вникать! О женщины, вам имя — вероломство!16 Нет месяца! И целы башмаки, В которых гроб отца сопровождала


Акт I. Сцена II. Зал для приемов в замке.  

43

Like Niobe15, all tears: — why she, even she — O, God! a beast, that wants discourse of reason, Would have mourn’d longer — married with my uncle, My father’s brother, but no more like my father Than I to Hercules: within a month: Ere yet the salt of most unrighteous tears Had left the flushing in her galled eyes, She married. O, most wicked speed, to post With such dexterity to incestuous sheets! It is not nor it cannot come to good: But break, my heart; for I must hold my tongue.

В слезах, как Ниобея15. И она... О боже, зверь, лишенный разуменья, Томился б дольше, — замужем! За кем! За дядею, который схож с покойным, Как я с Гераклом. В месяц с небольшим! Еще от соли лицемерных слез У ней на веках краснота не спала, И замужем. С такою быстротой Нырять под простыню кровосмешенья! Нет, не видать от этого добра! Разбейся, сердце, молча затаимся.

Enter HORATIO, MARCELLUS, and BERNARDO

Входят ГОРАЦИО, МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО

HORATIO

ГОРАЦИО

Hail to your lordship!

Почтенье, принц!

HAMLET

ГАМЛЕТ

I am glad to see you well: Horatio, — or I do forget myself16.

Рад вас здоровым видеть. — Горацио! Верить ли своим глазам?18

HORATIO

ГОРАЦИО

The same, my lord, and your poor servant ever.

Он самый, принц, ваш верный раб до гроба.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Sir, my good friend; I’ll change that name with you: And what make you from Wittenberg, Horatio? Marcellus?

Мой друг, еще поспорим мы, кто чей. Что принесло вас к нам из Виттенберга? — Марцелл, — не так ли?


44 

Act I. Scene II. A room of state in the castle.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

My good lord—

Он, милейший принц...

HAMLET

ГАМЛЕТ

I am very glad to see you. Good even, sir. But what, in faith, make you from Wittenberg?

Я очень рад вас видеть. Добрый вечер. — Что ж вас из Виттенберга принесло?

HORATIO

ГОРАЦИО

A truant disposition, good my lord.

Милейший принц, расположенье к лени.

HAMLET

ГАМЛЕТ

I would not hear your enemy say so, Nor shall you do mine ear that violence, To make it truster of your own report Against yourself: I know you are no truant. But what is your affair in Elsinore? We’ll teach you to drink deep ere you depart.

Ваш враг не отозвался б так о вас, И вы мне слуха лучше не невольте Поклепами на самого себя. Я знаю вас: ничуть вы не ленивец. Зачем приехали вы в Эльсинор? Тут вас научат пьянству.

HORATIO

ГОРАЦИО

My lord, I came to see your father’s funeral.

Я приехал на похороны вашего отца.

HAMLET

ГАМЛЕТ

I pray thee, do not mock me, fellow—student; I think it was to see my mother’s wedding.

Прошу, не смейся надо мной, приятель. Скорей на свадьбу матери моей.

HORATIO

ГОРАЦИО

Indeed, my lord, it follow’d hard upon.

Да, правда, это следовало быстро.


Акт I. Сцена II. Зал для приемов в замке.  

45

HAMLET

ГАМЛЕТ

Thrift, thrift, Horatio! the funeral baked meats Did coldly furnish forth the marriage tables. Would I had met my dearest foe in heaven Or ever I had seen that day, Horatio! My father! — methinks I see my father.

Расчетливость, Горацио! С похорон На брачный стол пошел пирог поминный. Врага охотней встретил бы в раю, Чем снова в жизни этот день изведать! Отец! О, вот он словно предо мной.

HORATIO

ГОРАЦИО

Where, my lord?

Где, принц?

HAMLET

ГАМЛЕТ

In my mind’s eye, Horatio.

В очах души моей, Горацио.

HORATIO

ГОРАЦИО

I saw him once; he was a goodly king.

Я видел раз его: краса-король.

HAMLET

ГАМЛЕТ

He was a man, take him for all in all, I shall not look upon his like again.

Он человек был в полном смысле слова. Уж мне такого больше не видать.

HORATIO

ГОРАЦИО

My lord, I think I saw him yesternight.

Представьте, принц, он был тут нынче ночью.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Saw? who?

Был? Кто?

HORATIO

ГОРАЦИО

My lord, the king your father.

Король, отец ваш.


46 

Act I. Scene II. A room of state in the castle.

HAMLET

ГАМЛЕТ

The king my father!

Мой отец!

HORATIO

ГОРАЦИО

Season your admiration for awhile With an attent ear, till I may deliver, Upon the witness of these gentlemen, This marvel to you.

Спокойнее: сдержите удивленье И выслушайте. Я вам расскажу, — Меня поддержат эти очевидцы , — Неслыханное что-то.

HAMLET

ГАМЛЕТ

For God’s love, let me hear.

Боже, не томите.

HORATIO

ГОРАЦИО

Two nights together had these gentlemen, Marcellus and Bernardo, on their watch, In the dead vast and middle of the night, Been thus encounter’d. A figure like your father, Armed at point exactly, cap—a—pe, Appears before them, and with solemn march Goes slow and stately by them: thrice he walk’d By their oppress’d and fear—surprised eyes, Within his truncheon’s length; whilst they, distilled Almost to jelly with the act of fear, Stand dumb and speak not to him. This to me In dreadful secrecy impart they did; And I with them the third night kept the watch; Where, as they had deliver’d, both in time, Form of the thing, each word made true and good, The apparition comes: I knew your father; These hands are not more like.

Подряд две ночи с этими людьми, Бернардо и Марцеллом, на дежурстве Средь мертвой беспредельности ночной Творилось вот что. Некто неизвестный, В вооруженье с ног до головы, И сущий ваш отец, проходит мимо Державным шагом. Трижды он скользит Перед глазами их на расстоянье Протянутой руки; они ж стоят, Застыв от страха и лишившись речи, Как громом пораженные, о чем Рассказывают мне под страшной тайной. Я стал на стражу с ними в третью ночь, Где, подтверждая это все дословно, В такой же час проходит та же тень. Мне памятен отец ваш. Оба схожи, Как эти руки.


Акт I. Сцена II. Зал для приемов в замке.

47

HAMLET

ГАМЛЕТ

But where was this?

Где он проходил?

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

My lord, upon the platform where we watch’d.

По той площадке, где стоит охрана.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Did you not speak to it?

Вы с ним не говорили?

HORATIO

ГОРАЦИО

My lord, I did; But answer made it none: yet once methought It lifted up its head and did address Itself to motion, like as it would speak; But even then the morning cock crew loud, And at the sound it shrunk in haste away, And vanish’d from our sight.

Говорил, Но без успеха. Впрочем, на мгновенье По повороту плеч и головы Я заключил, что он не прочь ответить, Но в это время закричал петух, И он при этом звуке отшатнулся И скрылся с глаз.

HAMLET

ГАМЛЕТ

‘Tis very strange.

Как странно это все.

HORATIO

ГОРАЦИО

As I do live, my honour’d lord, ‘tis true; And we did think it writ down in our duty To let you know of it.

Ручаюсь жизнью, принц, что это правда, Мы думаем, что долг нам предписал Вам все открыть.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Indeed, indeed, sirs, but this troubles me. Hold you the watch to—night?

Конечно, господа. Но я в смятенье. Кто ночью в карауле?


48 

Act I. Scene II. A room of state in the castle.

MARCELLUS & BERNARDO

МАРЦЕЛЛ И БЕРНАРДО

We do, my lord.

Мы, милорд.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Arm’d, say you?

Он был вооружен?

MARCELLUS & BERNARDO

МАРЦЕЛЛ И БЕРНАРДО

Arm’d, my lord.

В оружье.

HAMLET

ГАМЛЕТ

From top to toe?

В полном?

MARCELLUS & BERNARDO

МАРЦЕЛЛ И БЕРНАРДО

My lord, from head to foot.

Во всем.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Then saw you not his face?

И вы не видели лица?

HORATIO

ГОРАЦИО

O, yes, my lord; he wore his beaver up.

Нет, как же, — шлем был с поднятым забралом.

HAMLET

ГАМЛЕТ

What, look’d he frowningly?

И что ж, он хмурил брови?

HORATIO

ГОРАЦИО

A countenance more in sorrow than in anger.

Нет, смотрел скорей с тоской, чем с гневом.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Pale or red?

Он бледен был иль красен?


Акт I. Сцена II. Зал для приемов в замке.

49

HORATIO

ГОРАЦИО

Nay, very pale.

Страшно бел.

HAMLET

ГАМЛЕТ

And fix’d his eyes upon you?

И не сводил с вас глаз?

HORATIO

ГОРАЦИО

Most constantly.

Ни на минуту.

HAMLET

ГАМЛЕТ

I would I had been there.

Жаль, не видал я.

HORATIO

ГОРАЦИО

It would have much amazed you.

Вас бы дрожь взяла.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Very like, very like. Stay’d it long?

Все может быть. И что ж, он долго пробыл?

HORATIO

ГОРАЦИО

While one with moderate haste might tell a hundred.

Я мог легко бы до ста досчитать.

MARCELLUS & BERNARDO

МАРЦЕЛЛ И БЕРНАРДО

Longer, longer.

Нет, дольше, дольше.

HORATIO

ГОРАЦИО

Not when I saw’t.

Нет, при мне не больше.

HAMLET

ГАМЛЕТ

His beard was grizzled — no?

С седою бородою?


50 

Act I. Scene II. A room of state in the castle.

HORATIO

ГОРАЦИО

It was, as I have seen it in his life, A sable silver’d.

Не совсем. С едва посеребренной, как при жизни.

HAMLET

ГАМЛЕТ

I will watch to—night; Perchance ‘twill walk again.

Я стану с вами на ночь. Может статься, Он вновь придет.

HORATIO

ГОРАЦИО

I warrant it will.

Придет наверняка.

HAMLET

ГАМЛЕТ

If it assume my noble father’s person, I’ll speak to it, though hell itself should gape And bid me hold my peace. I pray you all, If you have hitherto conceal’d this sight, Let it be tenable in your silence still; And whatsoever else shall hap to—night, Give it an understanding, but no tongue: I will requite your loves. So, fare you well: Upon the platform, ‘twixt eleven and twelve, I’ll visit you.

И если примет вновь отцовский образ, Я с ним заговорю, хотя бы ад, Восстав, зажал мне рот. А к вам есть просьба. Как вы скрывали случай до сих пор, Так точно и вперед его таите, И что бы ни случилось в эту ночь, Доискивайтесь смысла, но молчите. За дружбу отплачу. Храни вас Бог. А около двенадцати я выйду И навещу вас.

All

Все

Our duty to your honour.

Ваши слуги, принц.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Your loves, as mine to you: farewell.

Не слуги, а друзья мои. Прощайте.

Exeunt all but HAMLET

Все, кроме ГАМЛЕТА, уходят.


Акт I. Сцена II. Зал для приемов в замке.

51

My father’s spirit in arms! 17 all is not well; I doubt some foul play: would the night were come! Till then sit still, my soul: foul deeds will rise, Though all the earth o’erwhelm them, to men’s eyes.

Отцовский призрак в латах! 19 Быть беде! Подвох какой-то. Поскорей стемнело б! Терпи, душа! — любых проделок след Зарой их в землю, выступит на свет.

Exit

Уходит


52 

Act I. Scene III. A room in Polonius’ house.

Scene III.

Сцена III.

A room in Polonius’ house.

Комната в доме Полония.

Enter LAERTES and OPHELIA1

Входят ЛАЭРТ и ОФЕЛИЯ 1

LAERTES

ЛАЭРТ

My necessaries are embark’d: farewell: And, sister, as the winds give benefit And convoy is assistant, do not sleep, But let me hear from you.

Мешки на корабле. Прощай, сестра. Пообещай не упускать оказий И при попутном ветре не дремли И вести шли.

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

Do you doubt that?

Не сомневайся в этом.

LAERTES

ЛАЭРТ

For Hamlet and the trifling of his favour, Hold it a fashion and a toy in blood, A violet in the youth of primy nature, Forward, not permanent, sweet, not lasting, The perfume and suppliance of a minute; No more.

А Гамлета ухаживанья — вздор. Считай их блажью, шалостями крови, Фиалкою, расцветшей в холода, Нежданной, гиблой, сладкой, обреченной, Благоуханьем мига, и того не более.


Акт I. Сцена III. Комната в доме Полония.  

53

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

No more but so?

Не более?

LAERTES

ЛАЭРТ

Think it no more; For nature, crescent, does not grow alone In thews and bulk, but, as this temple waxes, The inward service of the mind and soul Grows wide withal2. Perhaps he loves you now3, And now no soil nor cautel doth besmirch The virtue of his will: but you must fear, His greatness weigh’d, his will is not his own; For he himself is subject to his birth: He may not, as unvalued persons do, Carve for himself; for on his choice depends The safety and health of this whole state; And therefore must his choice be circumscribed Unto the voice and yielding of that body Whereof he is the head. Then if he says he loves you, It fits your wisdom so far to believe it As he in his particular act and place May give his saying deed; which is no further Than the main voice of Denmark goes withal. Then weigh what loss your honour may sustain, If with too credent ear you list his songs, Or lose your heart, or your chaste treasure open To his unmaster’d importunity. Fear it, Ophelia, fear it, my dear sister, And keep you in the rear of your affection, Out of the shot and danger of desire.

Не боле. Рост жизни не в одном развитье мышц. По мере роста тела, в нем, как в храме2, Растет служенье духа и ума. Пусть любит он сейчас без задних мыслей3, Обманом чувств еще не запятнав. Подумай, кто он, и проникнись страхом. По званью он себе не господин. Он сам в плену у своего рожденья. Не вправе он, как всякий человек, Располагать собою. От него Зависит благоденствие страны. Поэтому не он свершает выбор, А слушается выбора других. Пусть он пока твердит тебе, что любит. Твой долг не больше доверять словам, Чем в силах он при этом положенье Их оправдать, а он их подтвердит, Как общий голос Дании захочет. Итак, пойми, как пострадает честь, Когда ты примешь песнь его за правду, И сдашься сердцем, и откроешь клад Невинности горячим настояньям. Страшись, сестра; Офелия, страшись, Остерегайся своего влеченья, На выстрел от взаимности беги.


54 

Act I. Scene III. A room in Polonius’ house.

The chariest maid is prodigal enough, If she unmask her beauty to the moon: Virtue itself ‘scapes not calumnious strokes: The canker galls the infants of the spring, Too oft before their buttons be disclosed, And in the morn and liquid dew of youth Contagious blastments are most imminent. Be wary then; best safety lies in fear: Youth to itself rebels, though none else near.

Для скромницы и то большая щедрость, Когда разоблачится пред луной. Оклеветать нетрудно добродетель. Червь бьет всего прожорливей ростки, Когда на них еще не вскрылись почки, И ранним утром жизни, по росе, Особенно прилипчивы болезни. Остерегайся ж: лучший сторож — страх, Пока нам удаль в молодости враг.

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

I shall the effect of this good lesson keep, As watchman to my heart. But, good my brother, Do not, as some ungracious pastors do, Show me the steep and thorny way to heaven; Whiles, like a puff’d and reckless libertine, Himself the primrose path of dalliance treads, And recks not his own rede.

Я смысл ученья твоего поставлю Хранителем души. Но, милый брат, Не поступай со мною, как лжепастырь, Который хвалит нам тернистый путь На небеса, а сам, вразрез советам, Повесничает на стезях греха И не краснеет.

LAERTES

ЛАЭРТ

O, fear me not. I stay too long: but here my father comes.

За меня не бойся. Но что ж я медлю? Вот и наш отец.

Enter POLONIUS

Входит ЛОРД ПОЛОНИЙ

A double blessing is a double grace, Occasion smiles upon a second leave.

Вдвойне благословиться — дважды благо. Опять проститься новый случай нам.

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

Yet here, Laertes! aboard, aboard, for shame! The wind sits in the shoulder of your sail,

Все тут, Лаэрт! В путь, в путь, стыдился б, право! Уж ветер выгнул плечи парусов,


56 

Act I. Scene III. A room in Polonius’ house.

And you are stay’d for. There; my blessing with thee! And these few precepts in thy memory See thou character. Give thy thoughts no tongue, Nor any unproportioned thought his act. Be thou familiar, but by no means vulgar. Those friends thou hast, and their adoption tried, Grapple them to thy soul with hoops of steel; But do not dull thy palm with entertainment Of each new—hatch’d, unfledged comrade. Beware Of entrance to a quarrel, but being in, Bear’t that the opposed may beware of thee. Give every man thy ear, but few thy voice; Take each man’s censure, but reserve thy judgment. Costly thy habit as thy purse can buy, But not express’d in fancy; rich, not gaudy; For the apparel oft proclaims the man, And they in France of the best rank and station Are of a most select and generous chief in that. Neither a borrower nor a lender be; For loan oft loses both itself and friend, And borrowing dulls the edge of husbandry. This above all: to thine ownself be true, And it must follow, as the night the day, Thou canst not then be false to any man. Farewell: my blessing season this in thee!

А сам ты где? Стань под благословенье И в жизни вот чего не забывай:. Заветным мыслям не давай огласки, Несообразным — ходу не давай. Будь прост с людьми, но не запанибрата. Проверенных и лучших из друзей Приковывай стальными обручами, Но до мозолей рук не натирай Пожатьями со встречными. Старайся Беречься драк, а сцепишься, — берись За дело так, чтоб береглись другие. Всех слушай, но беседуй редко с кем. Терпи их суд и прячь свои сужденья. Рядись, во что позволит кошелек, Без франтовства, — богато, но без вычур. По платью познается человек, Во Франции ж на этот счет средь знати Особенно хороший глаз. Смотри Не занимай и не ссужай. Ссужая, Лишаемся мы денег и друзей, А займы притупляют бережливость. Всего превыше: верен будь себе. И, как проистекает день из ночи, Не будешь вероломным и с другим. Прощай, запомни все и собирайся.

LAERTES

ЛАЭРТ

Most humbly do I take my leave, my lord.

Покорнейше откланяться осмелюсь.

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

The time invites you; go; your servants tends.

Давно уж время. Слуги заждались.


Акт I. Сцена III. Комната в доме Полония.  

57

LAERTES

ЛАЭРТ

Farewell, Ophelia; and remember well What I have said to you.

Прощай, Офелия, и твердо помни, О чем шла речь.

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

‘Tis in my memory lock’d, And you yourself shall keep the key of it.

Замкну в душе, а ключ Возьми с собой.

LAERTES

ЛАЭРТ

Farewell.

Счастливо оставаться.

Exit

Уходит

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

What is’t, Ophelia, be hath said to you?

О чем шла речь, Офелия, у вас?

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

So please you, something touching the Lord Hamlet.

Предмет — принц Гамлет, если вам угодно.

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

Marry, well bethought: ‘Tis told me, he hath very oft of late Given private time to you; and you yourself Have of your audience been most free and bounteous: If it be so, as so ‘tis put on me, And that in way of caution, I must tell you, You do not understand yourself so clearly As it behoves my daughter and your honour. What is between you? give me up the truth.

Ах, вот как? Это кстати. Я слыхал, Он очень зачастил к тебе недавно. А также избалован, говорят, Твоим вниманьем? Если это правда, — А так передавали мне как раз, Порядка ради, — должен я признаться, — Ведешь себя ты далеко не так, Как спросится с твоей дочерней чести. Что между вами? Только не хитри.


58 

Act I. Scene III. A room in Polonius’ house.

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

He hath, my lord, of late made many tenders Of his affection to me.

Со мной не раз он в нежности пускался В залог сердечной дружбы.

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

Affection! pooh pah! you speak like a green girl, Unsifted in such perilous circumstance. Do you believe his tenders, as you call them?

Каково! В залог сердечной дружбы! Что ты смыслишь в таких вещах? А как ты отнеслась к его, — как ты их назвала, — залогам?

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

I do not know, my lord, what I should think.

Не знаю я, что думать мне о них.

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

Marry, I’ll teach you: think yourself a baby; That you have ta’en these tenders for true pay, Which are not sterling. Tender yourself more dearly; Or — not to crack the wind of the poor phrase, Running it thus4 — you’ll tender me a fool.

Так вот я научу: во-первых, думай, Что ты — дитя, принявши их всерьез, И требуй впредь залогов подороже. А то смотри, — продолжив каламбур, — Под твой залог останешься ты в дурах4.

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

My lord, he hath importuned me with love In honourable fashion.

Отец, он предлагал свою любовь С учтивостью.

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

Ay, fashion you may call it; go to, go to.

С учтивостью! Подумай!

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

And hath given countenance to his speech, my lord, With almost all the holy vows of heaven.

И в подтвержденье слов своих всегда Мне клялся чуть ли не святыми всеми.


Акт I. Сцена III. Комната в доме Полония.

59

LORD POLONIUS

ЛОРД ПОЛОНИЙ

Ay, springes to catch woodcocks5. I do know, When the blood burns, how prodigal the soul Lends the tongue vows: these blazes, daughter, Giving more light than heat, extinct in both, Even in their promise, as it is a—making, You must not take for fire. From this time Be somewhat scanter of your maiden presence; Set your entreatments at a higher rate Than a command to parley. For Lord Hamlet, Believe so much in him, that he is young And with a larger tether may he walk Than may be given you: in few, Ophelia, Do not believe his vows; for they are brokers, Not of that dye which their investments show, But mere implorators of unholy suits, Breathing like sanctified and pious bawds, The better to beguile. This is for all: I would not, in plain terms, from this time forth, Have you so slander any moment leisure, As to give words or talk with the Lord Hamlet. Look to’t, I charge you: come your ways.

Силки для птиц!5 Пока играла кровь, И я на клятвы не скупился, помню. Нет, эти вспышки не дают тепла, Слепят на миг и гаснут в обещанье. Не принимай их, дочка, за огонь. Будь поскупей на будущее время. Пускай твоей беседой дорожат. И не беги навстречу, только кликнут. А Гамлету верь только в том одном, Что молод он и меньше в поведенье Стеснен, чем ты; точней — совсем не верь. А клятвам и подавно. Клятвы — лгуньи. Не то они, чем кажутся извне. Они, как опытные надувалы, Нарочно дышат кротостью святош, Чтоб обойти тем легче. Повторяю, Я не хочу, чтоб на тебя вперед Бросали тень хотя бы на минуту Беседы с принцем Гамлетом. Ступай. Смотри не забывай.

OPHELIA

ОФЕЛИЯ

I shall obey, my lord.

Я повинуюсь.

Exeunt

Уходят


60 

Act I. Scene IV. The platform.

Scene IV.

Сцена IV.

The platform.

Площадка перед замком.

Enter HAMLET, HORATIO, and MARCELLUS

Входят ГАМЛЕТ, ГОРАЦИО И МАРЦЕЛЛ

HAMLET

ГАМЛЕТ

The air bites shrewdly; it is very cold.

Пощипывает уши. Страшный холод.

HORATIO

ГОРАЦИО

It is a nipping and an eager air.

Лицо мне ветер режет, как в мороз!

HAMLET

ГАМЛЕТ

What hour now?

Который час?

HORATIO

ГОРАЦИО

I think it lacks of twelve.

Без малого двенадцать.

HAMLET

ГАМЛЕТ

No, it is struck.

Нет. С лишним. Било.


Акт I. Сцена IV. Площадка перед замком.

61

HORATIO

ГОРАЦИО

Indeed? I heard it not: then it draws near the season Wherein the spirit held his wont to walk.

Било? Не слыхал. Тогда, пожалуй, наступает время, В которое всегда являлась тень.

A flourish of trumpets, and ordnance shot off, within

Трубы, пушечные выстрелы за сценой

What does this mean, my lord?

Что это значит, принц?

HAMLET

ГАМЛЕТ

The king doth wake to—night and takes his rouse, Keeps wassail1, and the swaggering up—spring reels; And, as he drains his draughts of Rhenish down, The kettle—drum and trumpet thus bray out The triumph of his pledge.

Король не спит и пляшет до упаду1, И пьет, и бражничает до утра, И чуть осилит новый кубок с рейнским, Оповещает гром литавр и труб2 Про этот подвиг.

HORATIO

ГОРАЦИО

Is it a custom?

Это что ж, — обычай?

HAMLET

ГАМЛЕТ

Ay, marry, is’t: But to my mind, though I am native here And to the manner born, it is a custom More honour’d in the breach than the observance. This heavy—headed revel2 east and west Makes us traduced and tax’d of other nations: They clepe us drunkards, and with swinish phrase Soil our addition3; and indeed it takes From our achievements, though perform’d at height, The pith and marrow of our attribute. So, oft it chances in particular men, That for some vicious mole of nature in them,

Да, как сказать, — увы. Хотя я здешний и давно привык, Обычай, больше стоящий отмены, Чем соблюденья. Эти кутежи, Расславленные на восток и запад, Покрыли нас стыдом в чужих краях. Там наша кличка — пьяницы и свиньи. И это отнимает, не шутя, Какую-то существенную мелочь У наших дел, достоинств и заслуг. Бывает и с отдельным человеком, Что, например, родимое пятно,


62 

Act I. Scene IV. The platform.

As, in their birth — wherein they are not guilty, Since nature cannot choose his origin — By the o’ergrowth of some complexion, Oft breaking down the pales and forts of reason, Or by some habit that too much o’er—leavens The form of plausive manners, that these men, Carrying, I say, the stamp of one defect, Being nature’s livery, or fortune’s star, — Their virtues else —be they as pure as grace, As in inite as man may undergo — Shall in the general censure take corruption From that particular fault: the dram of eale Doth all the noble substance of a doubt To his own scandal.

В котором он невинен, ибо, верно, Родителей себе не выбирал, Иль странный склад души, перед которым Сдаются укрепления рассудка, Или настолько пагубный обычай, Что, выдаваясь, портит обхожденье. Бывает, словом, что пустой изъян, Природой ли, судьбою ему данный, Какими б неи были все доблести его, Как милость божья, и чисты, и несметны. В глазах у всех он губит человека, И от такой вот малой капли зла3, Все добродетели его идут насмарку К его бесчестью.

HORATIO

ГОРАЦИО

Look, my lord, it comes!

Гляньте, принц, вот он!

Enter Ghost

Входит Призрак

HAMLET

ГАМЛЕТ

Angels and ministers of grace defend us! Be thou a spirit of health or goblin damn’d, Bring with thee airs from heaven or blasts from hell, Be thy intents wicked or charitable, Thou comest in such a questionable shape That I will speak to thee: I’ll call thee Hamlet, King, father, royal Dane4: O, answer me! Let me not burst in ignorance; but tell Why thy canonized bones, hearsed in death,

Святители небесные, спасите! Благой ли дух ты или ангел зла, Дыханье рая, ада ль дуновенье, К вреду иль к пользе помыслы твои, Твой вид рождает столько подозрений4, Что я заговорю. Взываю: Гамлет! Король! Отец мой! Царственный датчанин! Ответь мне и не дай сгореть в незнанье, Скажи, зачем твои святые кости,


Акт I. Сцена IV. Площадка перед замком.

63

Have burst their cerements; why the sepulchre, Wherein we saw thee quietly inurn’d, Hath oped his ponderous and marble jaws, To cast thee up again. What may this mean, That thou, dead corse, again in complete steel5 Revisit’st thus the glimpses of the moon, Making night hideous; and we fools of nature So horridly to shake our disposition With thoughts beyond the reaches of our souls? Say, why is this? wherefore? what should we do?

Расторгли саван? Отчего гробница, Где мы в покое видели твой прах, Разжала с силой челюсти из камня, Чтоб выплюнуть тебя? Чем объяснить, Что, бездыханный труп, во всем оружье, Ты движешься, обезобразив ночь, В лучах луны, и нам, простейшим смертным, Так страшно потрясаешь существо Загадками, которым нет разгадки? Скажи, зачем? К чему? Что делать нам?

Ghost beckons HAMLET

Призрак манит ГАМЛЕТА

HORATIO

ГОРАЦИО

It beckons you to go away with it, As if it some impartment did desire To you alone.

Он подал знак, чтоб вы с ним удалились, Как будто хочет что-то сообщить Вам одному.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Look, with what courteous action It waves you to a more removed ground: But do not go with it.

Смотрите, как упорно Он вас зовет подальше в глубину. Но не ходите.

HORATIO

ГОРАЦИО

No, by no means.

Ни за что на свете.

HAMLET

ГАМЛЕТ

It will not speak; then I will follow it.

А здесь он не ответит. Я пойду.

HORATIO

ГОРАЦИО

Do not, my lord.

Не надо, принц.


64 

Act I. Scene IV. The platform.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Why, what should be the fear? I do not set my life in a pin’s fee; And for my soul, what can it do to that, Being a thing immortal as itself? It waves me forth again: I’ll follow it.

Чего же мне бояться? Я жизнь свою в булавку не ценю. А чем он для души моей опасен, Когда она бессмертна, как и он? Он снова манит. Подойду поближе.

HORATIO

ГОРАЦИО

What if it tempt you toward the flood, my lord, Or to the dreadful summit of the cliff That beetles o’er his base into the sea, And there assume some other horrible form, Which might deprive your sovereignty of reason And draw you into madness? think of it: The very place puts toys of desperation, Without more motive, into every brain That looks so many fathoms to the sea And hears it roar beneath.

А если он заманит вас к воде Или на выступ страшного утеса, Нависшего над морем, и на нем Во что-нибудь такое обернется, Что вас лишит рассудка и столкнет В безумие? Подумайте об этом. На той скале и без иных причин Шалеет всякий, кто увидит море Под крутизной во столько саженей, Ревущее внизу.

HAMLET

ГАМЛЕТ

It waves me still. Go on; I’ll follow thee.

Он снова манит. Ступай. Иду.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

You shall not go, my lord.

Не пустим.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Hold off your hands.

Руки прочь.

HORATIO

ГОРАЦИО

Be ruled; you shall not go.

Опомнитесь. Не надо.


Акт I. Сцена IV. Площадка перед замком.

65

HAMLET

ГАМЛЕТ

My fate cries out, And makes each petty artery in this body As hardy as the Nemean lion’s nerve5. Still am I call’d. Unhand me, gentlemen. By heaven, I’ll make a ghost of him that lets me! I say, away! Go on; I’ll follow thee.

Это — голос Моей судьбы, и он все жилы мне5 Внезапно силой львиной наливает. Все манит он. Дорогу, господа. Я в духов превращу вас, только троньте! Прочь, сказано! — Иди. Я за тобой.

Exeunt Ghost and HAMLET

Призрак и ГАМЛЕТ уходят

HORATIO

ГОРАЦИО

He waxes desperate with imagination.

Он так взволнован, что себя не помнит.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Let’s follow; ‘tis not fit thus to obey him.

Пойдем за ним, не слушаясь его.

HORATIO

ГОРАЦИО

Have after. To what issue will this come?

Пойдемте позади. К чему все это?

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Something is rotten in the state of Denmark.

Какая-то в державе датской гниль.

HORATIO

ГОРАЦИО

Heaven will direct it.

Бог все исправит.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Nay, let’s follow him6.

Нет, идем за ним6.

Exeunt

Уходят


66 

Act I. Scene V. Another part of the platform.

Scene V.

Сцена V.

Another part of the platform.

Более отдаленная часть площадки.

Enter GHOST and HAMLET

Входят ПРИЗРАК и ГАМЛЕТ

HAMLET

ГАМЛЕТ

Where wilt thou lead me? speak; I’ll go no further.

Куда ведешь? Я дальше не пойду.

Ghost

Призрак

Mark me.

Следи за мной.

HAMLET

ГАМЛЕТ

I will.

Слежу.

Ghost

Призрак

My hour is almost come, When I to sulphurous and tormenting flames Must render up myself.

Настал тот час, Когда я должен пламени геенны Предать себя на муку.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Alas, poor ghost!

Бедный дух!


Акт I. Сцена V. Более отдаленная часть площадки.  

67

Ghost

Призрак

Pity me not, but lend thy serious hearing To what I shall unfold.

Не сожалей, но прилепись всем слухом К моим словам. И выслушай.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Speak; I am bound1 to hear.

Внимать тебе мой долг1.

Ghost

Призрак

So art thou to revenge, when thou shalt hear.

И отомстить, когда ты все услышишь.

HAMLET

ГАМЛЕТ

What?

Что?

Ghost

Призрак

I am thy father’s spirit, Doom’d for a certain term to walk the night, And for the day confined to fast in fires, Till the foul crimes done2 in my days of nature Are burnt and purged away. But that I am forbid To tell the secrets of my prison-house, I could a tale unfold whose lightest word Would harrow up thy soul, freeze thy young blood, Make thy two eyes, like stars, start from their spheres, Thy knotted and combined locks to part And each particular hair to stand on end, Like quills upon the fretful porpentine: But this eternal blazon must not be To ears of flesh and blood. List, list, O, list! If thou didst ever thy dear father love —

Я дух родного твоего отца, На некий срок скитаться осужденный Ночной порой, а днем гореть в огне, Пока мои земные окаянства2 Не выгорят дотла. Мне не дано Касаться тайн моей тюрьмы. А то бы От слов легчайших повести моей Зашлась душа твоя и кровь застыла, Глаза, как звезды, вышли из орбит И кудри отделились друг от друга, Поднявши дыбом каждый волосок, Как иглы на взбешенном дикобразе. Но вечность — звук не для земных ушей. О, слушай, слушай, слушай! Если только Ты впрямь любил когда-нибудь отца...


68 

Act I. Scene V. Another part of the platform.

HAMLET

ГАМЛЕТ

O God!

О Боже мой!

Ghost

Призрак

Revenge his foul and most unnatural murder.

То отомсти за подлое убийство.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Murder!

Убийство!

Ghost

Призрак

Murder most foul, as in the best it is; But this most foul, strange and unnatural.

Да, убийство из убийств, Как ни бесчеловечны все убийства.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Haste me to know’t, that I, with wings as swift As meditation or the thoughts of love, May sweep to my revenge.

Рассказывай, чтоб я на крыльях мог Со скоростью мечты и страстной мысли Пуститься к мести.

Ghost

Призрак

I find thee apt; And duller shouldst thou be than the fat weed That roots itself in ease on Lethe wharf, Wouldst thou not stir in this. Now, Hamlet, hear: ‘Tis given out that, sleeping in my orchard, A serpent stung me; so the whole ear of Denmark Is by a forged process of my death Rankly abused: but know, thou noble youth, The serpent that did sting thy father’s life Now wears his crown.

Вижу, ты готов. И кто б ты был? — Болотной сонной ряской В стоячих водах Леты, если б тут Не всколыхнулся. Значит, слушай, Гамлет. Объявлено, что спящего в саду Меня змея ужалила. Датчане Бесстыдной ложью введены в обман. Ты должен знать, мой мальчик благородный: Змея — убийца твоего отца — В его короне5.


70 

Act I. Scene V. Another part of the platform.

HAMLET

ГАМЛЕТ

O my prophetic soul! My uncle!

О, мои прозренья! Мой дядя!

Ghost

Призрак

Ay, that incestuous, that adulterate beast, With witchcraft of his wit, with traitorous gifts, — O wicked wit and gifts, that have the power So to seduce! — won to his shameful lust The will of my most seeming—virtuous queen: O Hamlet, what a falling—off was there! From me, whose love was of that dignity That it went hand in hand even with the vow I made to her in marriage, and to decline Upon a wretch whose natural gifts were poor To those of mine! But virtue, as it never will be moved, Though lewdness court it in a shape of heaven, So lust, though to a radiant angel link’d, Will sate itself in a celestial bed, And prey on garbage. But, soft! methinks I scent the morning air; Brief let me be. Sleeping within my orchard, My custom always of the afternoon, Upon my secure hour thy uncle stole, With juice of cursed hebenon3 in a vial, And in the porches of my ears did pour The leperous distilment; whose effect Holds such an enmity with blood of man That swift as quicksilver it courses through The natural gates and alleys of the body,

Да. Кровосмеситель и прелюбодей, Врожденным даром хитрости и лести (Будь проклят ум и дар, когда от них Такой соблазн!) увлекший королеву К постыдному сожительству с собой. Какое здесь паденье было, Гамлет! От возвышающей моей любви, Все годы шедшей об руку с обетом, Ей данным при венчанье, — к существу, Чьи качества природные ничтожны Перед моими! Но так же, как не дрогнет добродетель, Каких бы чар ни напускал разврат, Так похоть даже в ангельских объятьях Пресытится блаженством и начнет Жрать падаль. Но тише! Ветром утренним пахнуло. Потороплюсь. Когда я спал в саду В свое послеобеденное время, В мой уголок прокрался дядя твой С проклятым соком белены во фляге3 И мне в ушную полость влил настой, В котором та растворена проказа, Чье действие в таком раздоре с кровью, Что мигом обегает, словно ртуть, Все выходы и разветвленья тела,


Акт I. Сцена V. Более отдаленная часть площадки.

71

And with a sudden vigour doth posset And curd, like eager droppings into milk, The thin and wholesome blood: so did it mine; And a most instant tetter bark’d about, Most lazar—like4, with vile and loathsome crust, All my smooth body. Thus was I, sleeping, by a brother’s hand Of life, of crown, of queen, at once dispatch’d: Cut off even in the blossoms of my sin, Unhousel’d, disappointed, unanel’d, No reckoning made, but sent to my account With all my imperfections on my head: O, horrible! O, horrible! most horrible! O God! If thou hast nature in thee, bear it not; Let not the royal bed of Denmark be A couch for luxury and damned incest. But, howsoever thou pursuest this act, Taint not thy mind, nor let thy soul contrive Against thy mother aught: leave her to heaven And to those thorns that in her bosom lodge, To prick and sting her. Fare thee well at once! The glow—worm shows the matin to be near, And ‘gins to pale his uneffectual fire: Adieu, adieu! Hamlet, remember me.

Створаживая кровь, как молоко, С которым каплю уксуса смешали. Так было и со мной. Сплошной лишай Покрыл мгновенно пакостной и гнойной Коростою, как Лазарю4, кругом Всю кожу мне. Так был рукою брата я во сне Лишен короны, жизни, королевы; Так был подрезан в цвете грешных дней, Не причащен и миром не помазан; Так послан второпях на Страшный суд Со всеми преступленьями на шее. О ужас, ужас, ужас! Если ты Не обделен природой, не потворствуй. Не дай постели датских королей Служить кровосмешенью и распутству. Однако, как бы ни сложилась месть, Не оскверняй души и умышленьем Не посягай на мать. Судья ей Бог И тернии, живущие в груди, Язвя и жаля. Но теперь прощай! Пора. Смотри, уже светляк, Встречая утро, убавляет пламя. Прощай, прощай и помни обо мне.

Exit

Уходит


72 

Act I. Scene V. Another part of the platform.

HAMLET

ГАМЛЕТ

O all you host of heaven! O earth! what else? And shall I couple hell? O, fie! Hold, hold, my heart; And you, my sinews, grow not instant old, But bear me stiffly up. Remember thee! Ay, thou poor ghost, while memory holds a seat In this distracted globe5. Remember thee! Yea, from the table of my memory I’ll wipe away all trivial fond records, All saws of books, all forms, all pressures past, That youth and observation copied there; And thy commandment all alone shall live Within the book and volume of my brain, Unmix’d with baser matter: yes, by heaven! O most pernicious woman! O villain, villain, smiling, damned villain! My tables, — meet it is I set it down, That one may smile, and smile, and be a villain; At least I’m sure it may be so in Denmark:

О небо! О земля! Кого в придачу? Быть может, ад? Стой, сердце! Сердце, стой! Не старьтесь подо мной и вы, поджилки, Держитесь прямо! Помнить о тебе? Да, бедный дух, пока есть память в шаре Разбитом этом5. Помнить о тебе? Я с памятной доски сотру все знаки Чувствительности, все слова из книг, Все образы, всех былей отпечатки, Что с детства наблюденье занесло, И лишь твоим единственным веленьем Весь том, всю книгу мозга испишу Без низкой смеси. Да, как перед Богом! О женщина-злодейка! О подлец! О низость, низость с низкою улыбкой! Где грифель мой? Я это запишу, Что, улыбаясь, можно быть мерзавцем, По крайней мере — в Дании, уверен.

Writing

Пишет

So, uncle, there you are. Now to my word; It is ‘Adieu, adieu! remember me.’ I have sworn ‘t*.

Готово, дядя. А теперь девиз мой: «Прощай, прощай и помни обо мне». Я в том клянусь*.

MARCELLUS & HORATIO

ГОРАЦИО И МАРЦЕЛЛ

[Within] My lord, my lord,—

[За сценой] Принц! Принц!

* In TV version Hamlet cuts his hand by a knife6

* В телепостановке режет руку ножом6


74 

Act I. Scene V. Another part of the platform.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

[Within] Lord Hamlet, —

[За сценой] Принц Гамлет!

HORATIO

ГОРАЦИО

[Within] Heaven secure him!

[За сценой] Небо да сохранит его!

HAMLET

ГАМЛЕТ

So be it!7

Да будет так!7

HORATIO

ГОРАЦИО

[Within] Hillo, ho, ho, my lord!

[За сценой] Ого-го-го, ого-го-го, милорд!

HAMLET

ГАМЛЕТ

Hillo, ho, ho, boy! come, bird, come8.

Ого-го-го, сюда, моя птичка!8

Enter HORATIO and MARCELLUS

Входят ГОРАЦИО и МАРЦЕЛЛ

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

How is’t, my noble lord?

Ну как, милорд?

HORATIO

ГОРАЦИО

What news, my lord?

Есть новости, милорд?

HAMLET

ГАМЛЕТ

O, wonderful!

Чудесные!

HORATIO

ГОРАЦИО

Good my lord, tell it.

А именно?


Акт I. Сцена V. Более отдаленная часть площадки.

75

HAMLET

ГАМЛЕТ

No; you’ll reveal it.

Сболтнете.

HORATIO

ГОРАЦИО

Not I, my lord, by heaven.

Нет, никогда, милорд.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Nor I, my lord.

Нет, никогда.

HAMLET

ГАМЛЕТ

How say you, then; would heart of man once think it? But you’ll be secret?

Ну, хорошо. Итак, кто б мог подумать... Но это между нами?

HORATIO MARCELLUS

ГОРАЦИО и МАРЦЕЛЛ

Ay, by heaven, my lord.

Видит Бог.

HAMLET

ГАМЛЕТ

There’s ne’er a villain dwelling in all Denmark9 But he’s an arrant knave.

Нет в Дании такого негодяя9, Который дрянью не был бы притом.

HORATIO

ГОРАЦИО

There needs no ghost, my lord, come from the grave To tell us this.

Нет надобности в духах из могилы Для истин вроде этой.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Why, right; you are i’ the right; And so, without more circumstance at all, I hold it fit that we shake hands and part: You, as your business and desire shall point you;

Спору нет. Итак, без околичностей, давайте Пожмем друг другу руки и пойдем. Вы — по своим делам или желаньям, —


76 

Act I. Scene V. Another part of the platform.

For every man has business and desire, Such as it is; and for mine own poor part, Look you, I’ll go pray.

У всех свои желанья и дела, — Я — по своим; точней — бедняк отпетый, Пойду молиться.

HORATIO

ГОРАЦИО

These are but wild and whirling words, my lord.

Это только вихрь бессвязных слов, милорд.

HAMLET

ГАМЛЕТ

I’m sorry they offend you, heartily; Yes, ‘faith heartily.

Я сожалею, Что вы в обиде.

HORATIO

ГОРАЦИО

There’s no offence, my lord.

Здесь обиды нет.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Yes, by Saint Patrick10, but there is, Horatio, And much offence too11. Touching this vision here, It is an honest ghost, that let me tell you: For your desire to know what is between us, O’ermaster ‘t as you may. And now, good friends, As you are friends, scholars and soldiers, Give me one poor request.

Нет, есть, Горацио, есть, клянусь Патриком10, Немалая11. О призраке ж скажу, Что это дух, вполне достойный веры. А страсть узнать подробности о нем Вы пересильте. А теперь, собратья, Товарищи по школе и мечу, — Большая просьба.

HORATIO

ГОРАЦИО

What is’t, my lord? we will.

С радостью исполним.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Never make known what you have seen to—night.

О происшедшем, чур, не говорить.

HORATIO MARCELLUS

ГОРАЦИО и МАРЦЕЛЛ

My lord, we will not.

Не скажем, принц.


Акт I. Сцена V. Более отдаленная часть площадки.

77

HAMLET

ГАМЛЕТ

Nay, but swear’t.

Нет, поклянитесь.

HORATIO

ГОРАЦИО

In faith, My lord, not I.

Честью

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

Nor I, my lord, in faith.

Честию клянусь.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Upon my sword 12.

Вот меч, — клянитесь12.

MARCELLUS

МАРЦЕЛЛ

We have sworn, my lord, already.

Мы уж дали клятву.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Indeed, upon my sword, indeed.

Нет, поклянитесь на моем мече.

Ghost

Призрак

[Beneath] Swear.

[Из-под сцены] Клянитесь.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Ah, ha, boy! say’st thou so? art thou there, truepenny? 13 Come on — you hear this fellow in the cellarage — Consent to swear.

Ага, старик, и ты того же мненья?13 Слыхали этот бас из погребка? Извольте ж клясться.

HORATIO

ГОРАЦИО

Propose the oath, my lord.

Назовите клятву.

Клянусь, не скажем.


78 

Act I. Scene V. Another part of the platform.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Never to speak of this that you have seen, Swear by my sword.

Клянитесь никогда не говорить О виденном. Ладонь на меч.

Ghost

Призрак

[Beneath] Swear.

[Из-под сцены] Клянитесь.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Hic et ubique?14 then we’ll shift our ground. Come hither, gentlemen, And lay your hands again upon my sword: Never to speak of this that you have heard, Swear by my sword.

Здесь и всюду?14 Перейдем сюда, И вновь на рукоятку ваши руки. Клянитесь никогда не говорить О слышанном. Ладонь на меч!

Ghost

Призрак

[Beneath] Swear.

[Из-под сцены] Клянитесь.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Well said, old mole! 15 canst work i’ the earth so fast? A worthy pioner! Once more remove, good friends.

Ты, старый крот!15 Как скор ты под землей! Уж подкопался? Переменим место.

HORATIO

ГОРАЦИО

O day and night, but this is wondrous strange!

О день и ночь! Вот это чудеса!

HAMLET

ГАМЛЕТ

And therefore as a stranger give it welcome. There are more things in heaven and earth, Horatio, Than are dreamt of in your philosophy. But come; Here, as before, never, so help you mercy, How strange or odd soe’er I bear myself,

Как к чудесам вы к ним и отнеситесь. Гораций, много в мире есть того, Что вашей философии не снилось. Но к делу. Вновь клянитесь, если вам Спасенье мило, как бы непонятно


Акт I. Сцена V. Более отдаленная часть площадки.

79

As I perchance hereafter shall think meet To put an antic disposition on, That you, at such times seeing me, never shall, With arms encumber’d16 thus, or this headshake, Or by pronouncing of some doubtful phrase, As ‘Well, well, we know,’ or ‘We could, an if we would,’ Or ‘If we list to speak,’ or ‘There be, an if they might,’ Or such ambiguous giving out, to note That you know aught of me: this not to do, So grace and mercy at your most need help you, Swear.

Я дальше ни повел себя16, кого Ни пожелал изображать собою, Вы никогда при виде этих штук Ни руки не скрестите, ни кивнете, Не станете цедить с мудреным видом: «Кто-кто, а мы...», «Могли б, да не хотим», «Приди охота...», «Мы бы рассказали». Или туманными словами намекать Что обо мне разведали вы что-то, — Вот в чем клянитесь, и да будет Бог На помощь вам.

Ghost

Призрак

[Beneath] Swear.

[Из-под сцены] Клянитесь.

HAMLET

ГАМЛЕТ

Rest, rest, perturbed spirit!

Успокойся, мятежный дух!

They swear

Клянутся

So, gentlemen, With all my love I do commend me to you: And what so poor a man as Hamlet17 is May do, to express his love and friending to you, God willing, shall not lack. Let us go in together; And still your fingers on your lips, I pray. The time is out of joint: O cursed spite, That ever I was born to set it right! Nay18, come, let’s go together.

А дальше, господа, Себя с любовью вам препоручаю. Все, что бедняк, как Гамлет17, мог бы дать В знак дружбы и любви, он даст вам после При случае. Пойдемте вместе все. И пальцы на губах, — напоминаю. — Век вывихнул сустав18. Будь проклят год, Когда пришел я вправить вывих тот. Пойдемте вместе.

Exeunt

Уходят

Hamlet. The Book | Act I  

Первая верстка книги http://planeta.ru/campaigns/hamletthebook

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you