Бюллетень № 51

Page 1

Бюллетень №

51

Октябрь 2015 ОСТАНОВИТЬ НАСИЛИЕ

Заявление АДЦ «Мемориал»

АДЦ «Мемориал» потрясен убийствами мирных людей в Париже и гибелью пассажиров самолета A321, летевшего в Петербург из Египта. Скорбь, боль и неприятие случившегося должны объединить людей в эти тяжелые минуты, мобилизовать их в борьбе с террором — везде и всегда. Но борьба с террором, насилием и нарушение фундаментальных прав на мир, здоровье, безопасную жизнь не должны принимать форму новой агрессии, поиски виновных не должны ограничивать права простых людей — будь то беженцы, мигранты, мусульмане или ктото еще. Права человека должны соблюдаться в отношении всех групп населения, особенно важно сейчас защитить самые уязвимые группы. Войны, террор, убийства, погромы — звенья одной цепи, разорвать которые может лишь выбор в защиту свободы, мира и солидарности.

В последние месяцы в вооруженном конфликте в Сирии произошел драматический поворот – он привел к попранию прав человека и гибели многих людей, и оставшихся в Сирии, и тех, кто влился в огромный поток беженцев. Декларация прав человека и Декларация о праве народов на мир заявляют о том, что все люди имеют право на жизнь и право на мир и никакие политические цели не могут оправдать нарушения этих фундаментальных прав. АДЦ «Мемориал» выражает крайнюю обеспокоенность тем, что тысячи сирийцев стали жертвами жестоких бомбежек, совершенных разными группами: сирийской армией, группировкой «Хезболла», иранскими вооруженными силами, а также в результате атак российских и американских военных. Насильственные действия российской армии должны быть осуждены как тяжкое нарушение прав человека. Эти массовые атаки на ряд сирийских провинций вызвали новую волну беженцев, присоединившихся

к миллионам тех, кто ранее вынужденно покинул свои дома в поисках безопасности в других странах. Большинство из них оказалось в лагерях беженцев в Турции, Ливане и Иордании, где они годами страдают от бездомности и безысходности. Стало ясно, что эти страны не обладают ресурсами, чтобы обеспечить безопасность и должный уровень жизни беженцев из Сирии. Недавно последствия сирийского конфликта ощутил на себе и Евросоюз, границы которого стали достигать большие группы сирийских беженцев. В Евросоюзе нет консенсуса о том, как действовать в этой ситуации. Президент АДЦ «Мемориал» Рита Зюссмут подчеркнула: «У беженцев есть права человека. Наши правительства не могут отказать им в таких базовых вещах, как кров, образование и медицинская помощь. Никого нельзя дискриминировать. Мы должны остановить эту войну, не прекращающуюся с 2011 года, чтобы прекратить насилие и убийства людей». В то же время, де факто сотни тысяч сирийских беженцев уже находятся на территории ЕС, и это заставляет нас с большой срочностью создать разумный план действий, как принять этих людей и как обеспечить им достойную жизнь в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Необыкновенно важно убедить общество в том, что беженцы прибыли в Европу, чтобы спасти свои жизни; правительства должны принять серьезные меры по предотвращению ксенофобии и враждебных акций. АДЦ «Мемориал» призывает все стороны, прямо или косвенно вовлеченные в проблему беженцев, сделать все возможное для спасения и обеспечения прав жертв сирийского конфликта. Любые формы насилия и нарушений прав человека должны быть предотвращены.

1


ПРОТИВ ДИСКРИМИНАЦИИ

ЧУЖИЕ БЕЖЕНЦЫ

Россияне смотрят на происходящее в Европе со стороны – среди мнений о миграционном кризисе можно найти и немногие сочувственные, и гораздо более многочисленные злорадно-панические («Европа гибнет, так им и надо!»). Многие авторы не гнушаются откровенными ксенофобскими фальшивками, как, например, печально известная Ульяна Скойбеда, которая называет беженцев «коричневой волной», а еще раньше прославилась антисемитскими выпадами против «либералов», из предков которых, мол, зря «нацисты не наделали абажуров».

Что же касается официальной риторики, то российский МИД устами официального представителя Марии Захаровой критикует Евросоюз за беспомощность и предостерегает от нарушения прав мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Захарова подчеркнула: странам европейского сообщества следовало бы поучиться у России разрешению проблем беженцев. Мы, дескать, приняли 900 тысяч человек из Украины, из них более 400 тысяч беженцев, дали им «кров, питание, пособие», заслужив одобрение международных правозащитных организаций. Ей вторит официальный российский правозащитник Элла Памфилова, говоря об опыте России по приему и размещению беженцев в 2014 году: «Европа просто захлебывается в беженцах, а Россия в прошлом году справилась» (оцените выбор слов уполномоченной по правам человека и вспомните о сотнях утонувших в Средиземном море…). Между тем, несмотря на одобрение международных организаций, на которые ссылается Захарова, то, как Россия обращается с беженцами и ищущими убежища, дает основания для серьезной критики. Общеизвестно, какие мытарства приходилось и приходится переживать соотечественникам – жителям бывших республик СССР, которые хотели бы стать гражданами России: никакого

2

«крова и питания», никакой помощи в регистрации (без которой невозможно ничего), сложнейшая процедура получения гражданства – и при этом репрессии против тех, кто пытается этим людям помогать. Например, против правозащитницы Татьяны Котляр, по доброте душевной регистрировавшей переселенцев в своей квартире, возбудили уголовное дело по обвинению в организации незаконной миграции. Правозащитники не могут добиться доступа к школьному образованию для детей мигрантов и беженцев, хотя нарушаются и российская Конституция, и Конвенция о правах ребенка. Что касается беженцев из Сирии, которые в России тоже есть – как совсем недавние, спасшиеся от «Исламского государства», так и приехавшие в РФ задолго до военного конфликта между силами БашараАсада и вооруженной оппозицией, – то обращение с ними российских миграционных властей тоже не позволяет никому поставить нашу страну в пример, хотя число сирийцев в России ничтожно по сравнению с Европой (а число получивших статус и того ничтожнее). По данным Федеральной миграционной службы, за период с 2009-го по 2014 год беженцами признаны два (!) сирийца, обратились за этим статусом 1781 человек; временное убежище получили 1921 человек, обратились за временным убежищем 3343 человека. Получить статус беженца или временное убежище в России крайне сложно (и не только сирийцам). Система российской миграционной службы «славится» коррупцией и предложением собственных коммерческих услуг, вокруг ФМС вьется множество мошенников-посредников. Недоступность процедуры получения статуса, сложное материальное положение, отсутствие государственной помощи – вот причины того, что приезжие становятся в России «нарушителями миграционного законодательства», их задерживают во время рейдов под названиями «Нелегал» или «Мигрант», они рискуют быть выдворенными. Несмотря на рекомендацию ООН не выдворять несчастных обратно в Сирию, россий-

ские суды все эти годы продолжали выносить постановления о выдворениях, и только вмешательство правозащитников помогало такие постановления отменять. Гостеприимство не ждет в России и представителей тех народов, которые исторически связаны с ней и по поводу которых у Москвы могли бы быть соображения об исторической ответственности. Недавно прозвучали мнения о возможности дать убежище сирийским черкесам, массово прибывшим на Северный Кавказ, но власти не выражают энтузиазма, говорят о необходимости «специальных мер» по фильтрации приезжих и выявлению проникших под видом беженцев боевиков. Если говорить о «горячем» приеме беженцев и переселенцев из Украины, то здесь наблюдается сильное несоответствие бедственного положения этих людей и заявлений высокопоставленных российских чиновников о режиме наибольшего благоприятствования для представителей «Русского мира». Например, на сайте ФМС России декларируется: «исходя из гуманитарных соображений», ФМС будет беспрепятственно и неоднократно продлевать сроки пребывания граждан Украины на территории РФ (то есть этим людям можно не выезжать за пределы России, как это предписано прочим мигрантам до разрешения военного конфликта). Кроме того, «льготный» режим для мигрантов из Украины, прежде всего, призывного возраста, обещал и президент РФ, объясняя это стремлением спасти от мобилизации тех, кто не хочет воевать. Однако полицейская и судебная практика говорят об отсутствии всяких «гуманитарных соображений»: в тюрьмы для мигрантов, которых собираются выдворить из страны, попадают десятки (это только те, о которых известно) граждан Украины. Их обвиняют в нарушении миграционных правил и приговаривают к выдворению с территории России – подчас в те районы, где у этих людей погибли родственники, разрушено жилье и где идут военные действия.


ПРОТИВ ДИСКРИМИНАЦИИ

Вот типичный случай: лишь усилиями адвоката удалось отменить выдворение двух братьев – уроженцев Горловки. Суд первой инстанции не принял во внимание ни опасность, угрожающую им на родине, ни ссылки на декларированное смягчение миграционных правил в отношении граждан Украины. Отменив выдворение, суд тем не менее не отменил штрафа в 5000 рублей, хотя таких людей, конечно же, нельзя ни штрафовать, ни заключать под замок, а надо помочь им устроиться, помочь получить статус, регистрацию, помочь оформить патент, если мигранты из Украины хотят легализоваться как трудовые мигранты. В других случаях, к сожалению, суды отказываются отменять решения о выдворении, так что украинцы оказываются в таком же положении, что и сирийцы. Отказы мотивируют тем, что граждане Украины приехали в РФ еще до начала вооруженного конфликта, когда непосредственная опасность им не угрожала, при въезде не имели цели получить статус беженца или временное убежище. Нарушили потом какие-то правила – значит, подлежат выдворению. Такие люди в международном праве определяются как «беженцы на месте» – это означает,

что человек прибыл в чужую страну еще до возникновения угрожающих ему обстоятельств. Выдворение «беженцев на месте», пусть даже они и нарушили режим пребывания, – вопиющее нарушение международного права, но это нашим судам почему-то неведомо. В очень сложной ситуации оказываются представители уязвимых групп, которые вынужденно покинули Украину и хотели бы легализоваться в России, но встречают на этом пути непреодолимые препятствия. Цыганам – гражданам Украины, переехавшим из Донецкой области, не помогла ни одна государственная структура – они рассчитывают только на помощь родственников и редких благотворителей. Эти малограмотные люди не могут самостоятельно оформить необходимые документы; понять, как выполнить требования миграционного законодательства; не знают, что у них, как у граждан Украины, есть льготы при продлении миграционных документов, и, как результат, становятся нелегалами, которых в любой момент могут «выявить» и приговорить к выдворению. Что уж говорить о том, что эти люди не имеют доступа к медицинской помощи, дети не ходят в школу, мало

желающих помочь им продуктами или одеждой! В общем, слабовато с солидарностью… Многочисленные истории мытарств цыганских беженцев из Донецка и Мариуполя собраны в правозащитном отчете АДЦ «Мемориал» – «Рома и война». Так что, возможно, международным организациям, которые занимаются защитой прав беженцев и, по словам Марии Захаровой, «не имеют претензий» к России по этому вопросу, следовало бы обратить внимание на нарушения прав граждан Украины и других стран, совершаемые вопреки бравурным заявлениям об огромных достижениях России в вопросе оказания помощи беженцам.

Ольга АБРАМЕНКО

Опубликовано на сайте Радио Свобода svoboda.org

УЧИТЬ ИЛИ НЕ УЧИТЬ ДЕТЕЙ МИГРАНТОВ?

1 сентября в школы РФ пошли не все живущие в стране и желающие учиться дети – многим отказано в приеме в школу изза отсутствия регистрации (по старому – прописки) или других документов, которые директора обязаны требовать от детей и родителей и без которых не имеют права принять ребенка – даже если очень хотят. Правозащитники – эксперты «Гражданского содействия» – дошли до Верховного суда, обжалуя требования приказа Минобрнауки №32 от 22 января 2014 г. о необходимости подтверждения легального положения родителей и регистрации детей при приеме в школу. В суде истцы заявили о

том, что требования этого приказа нарушают одно из самых основных прав ребенка – право на начальное и среднее образование, гарантированное и российской Конституцией и Конвенцией ООН по правам ребенка.

В самом конце августа им отказал и Верховный суд – надежды на прием детей без прописки в школы в этом учебном году рухнули. Позиция суда показалась мне знакомой: суд признал законность как приказа, прямо нарушающего права детей, так и бесспорность права детей на образование, которое нельзя нарушать. Эта практика уже давно сложилась у нас в умудренных опытом высших судах – что

в Верховном, что в Конституционном: не признавать нарушением прав очевидно антиконституционных норм и законов, заявляя при этом о полной приверженности праву и всяческим обязательствам (вспомним разбирательство в КС относительно законов об «НКО — иностранных агентах», запреты на ЛГБТ-акции и многое другое – «право – имеете, а мочь – не можете», старинный, знакомый до боли подход). Мнение судов, Министерства образования, чиновников – сколь бы далеким от прав ребенка оно ни было – уже не удивляет, больше даже огорчает общественное мнение по этому вопросу, а часто оно сводится к поддержке неправовых действий власти, увы, даже среди самых «прогрессивных» ее оппонентов.

3


ПРОТИВ ДИСКРИМИНАЦИИ

Известие о жалобе на приказ Минобра, вводящий обязательное для приема в школу требование регистрации детей по месту жительства, вызвал бурную реакцию: правозащитников осыпали упреками – мол, пострадают «наши дети», когда к ним в класс придут «20 мигрантов», прозвучала глубокая убежденность в том, что Конституция РФ гарантирует права только граждан своей страны, а значит, не дает детям-негражданам права учиться в наших школах. Но Конституция во многих случаях – и особенно, когда речь идет об основных правах, – касается всех людей, находящихся в РФ, что отметил и Конституционный суд в постановлении от 17.02.1998 n 6-П: «иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации». К сожалению, права детей-мигрантов нарушаются в РФ не только приказами Министерства образования с требованием обязательной регистрации по месту жительства. Даже если говорить только о тех, кто выполняет все требования «легального пребывания в РФ» (а по сведениям главы ФМС Константина Ромодановского сейчас в РФ находится «на законных основаниях» более 10 миллионов мигрантов), права детей мигрантов систематически нарушаются самим законом «О правовом положении иностранных граждан». Ибо закон этот ограничивает срок пребывания на территории РФ 90 днями из 180 тем мигрантам, у которых нет разрешения на трудоустройство в России, то есть касается всех несовершеннолетних – ведь официально устроиться на работу до 18 лет невозможно. Получается, что даже если семья мигрантов выполняет абсолютно все требования закона – живет по месту регистрации, взрослые работают по правильно оформленным договорам и патентам, в положенные сроки выезжают из РФ и проходят перерегистрацию, – все равно дети их обязаны проводить в РФ не более трех месяцев, а на следующие три месяца выезжать из страны. И речь тут идет не о правовой какой-то лакуне или недоработке в законодательстве, а о сознательной позиции тех, от кого зависит судьба

4

детей мигрантов. Юристы АДЦ «Мемориал» – не раз пытались добиться признания права детей законно живущих и работающих в СанктПетербурге мигрантов на жизнь с родителями в РФ, но всякий раз получали отказ – так, на запрос в отношении граждан Узбекистана, более 7 лет законно живших и работавших в РФ и просивших позволить детям не выезжать из страны каждые три месяца, заместитель начальника УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области В.Л. Минченко ответил, что «действующим миграционным законодательством не предусмотрено продления срока пребывания несовершеннолетним детям в связи с выдачей законному представителю разрешения на временное проживание, разрешения на работу или патента». Тем самым, семьи мигрантов с детьми обрекаются либо на отказ от попыток дать детям школьное образования (в случае, если дети будут проводить по три месяца из каждого полугодия вне РФ), либо на нарушение закона путем подделки миграционных документов детей. Хотя легализовать детей иностранцев на основании разрешений на временной проживание и законной трудовой деятельности их родителей – еще очень умеренное требование. Ведь Конвенция ООН по правам ребенка признает право каждого несовершеннолетнего на школьное образование – совершенно независимо от статуса, гражданства, «легальности» нахождения в стране. Комитет ООН по правам ребенка год назад призвал власти РФ отменить ограничение срока пребывания в РФ детей мигрантов 90 днями, так как это нарушает их право на жизнь в семье с родителями и право на получение образование в российских школах.

в ЕС без каких-либо документов), право детей на образование и на жизнь в семье почти всегда формально соблюдается. Это значит, что детей берут в школы и не пытаются выдворить из страны отдельно от родителей. А вот если существует решение суда о выдворении всей семьи и если эту семью удается задержать всю вместе, – тогда выдворение становится юридически возможным. Мигранты, опасающиеся депортации, могут отправлять детей в школы, но вот приводить их или уводить сами боятся – ведь тут их и может задержать полиция вместе с детьми. Возникает риск того, что дети не будут учиться, если родители не смогут их доставлять в школу. Ситуация эта тревожит как педагогов, понимающих, как важно учить этих детей с трудной судьбой, так и неравнодушных граждан благополучных стран – родителей местных детей. Общество восстает против нарушения прав детей даже в такой опосредованной форме, как риск отказа от школы боящихся выдворения родителей. Во Франции многие учителя и родители объединились в движение по спасению детей мигрантов: чтобы сохранить возможность посещения школ детьми, родители их одноклассников, обладающие законным статусом, по очереди забирают детей из новоприбывших семей и отводят к себе домой, спасая эти семьи от выдворения, а детей – от потери доступа в школы. А российская «прогрессивная общественность» не верит даже в то, что детей в европейские школы берут без регистрации… И страшится «20 мигрантов в классе», хотя страшиться надо бы дикости и жестокости тех, кто детям учиться не дает.

Стефания КУЛАЕВА

Для Комитета по правам ребенка не существует понятия «нелегальности» несовершеннолетних мигрантов, как и для Европейского Суда по правам человека. Большинство европейских стран вынуждены были признать право детей на учебу в школе, совершенно безотносительно оснований этих детей для нахождения в стране. При всей жесткости политики Европейского Союза по отношению ко всевозрастающему потоку экономических мигрантов (часто приезжающих

Опублико вано на сайте Радио Свобода svoboda.org


ПРАВОЗАЩИТНЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ

СОВМЕСТНОЕ ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО УПОЛНОМОЧЕННОЙ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ Глубокоуважаемая Светлана Юрьевна, Международная Федерация за права человека (FIDH), неправительственная международная организация с консультативным статусом при ООН и Совете Европы, объединяющая 178 организаций во всем мире, и ее членские организации АДЦ «Мемориал» и «Бир Дуино Кыргызстан» просят Вас способствовать прекращению системного нарушения прав детей, матерей и беременных женщин – жертв жестокой и нарушающей российское и международное законодательство практики, применяемой при выдворении иностранных граждан и лиц без гражданства. В СУВСИГ помещают беременных женщин, матерей разлучают с малолетними детьми, детей выдворяют отдельно от родителей. Эта практика уже привела к трагедиям: так, 14 октября 2015 года в Санкт-Петербурге умер 5- месячный младенец Умарали Назаров, разлученный с матерью и отцом – гражданами Таджикистана, признанными нарушителями миграционного режима. Несмотря на общественный резонанс и реакцию МИД Республики Таджикистан и Российской Федерации, необходимы гарантии того, что расследование даст ответ на вопрос об ответственности за эту трагедию органов ФМС и полиции, которые забрали мать и ребенка из дома, в отделе полиции незаконно отобрали мальчика у кормящей матери – живым и здоровым, а затем сообщили семье о его смерти. Однако смерть Умарали Назарова – это далеко не единственный пример того, как существующий порядок выдворения нарушает права детей и матерей. По полученной FIDH информации, 7 сентября 2015 года сотрудники ФМС задержали гражданку Узбекистана Дилафруз Наботову, которая в тот момент была на 40-й неделе беременности. Вместе с ней задержали и двух ее малолетних детей – 8-летнего Сарварбека и 7-летнюю Махбубу, которые были разлучены с матерью и направлены в приют «Транзит», где находятся в настоящий момент. Через две недели после задержания, 20 сентября, Дилафруз Наботова родила сына в роддоме №16, после чего

ее вместе с младенцем отправили обратно в СУВСИГ Санкт-Петербурга. 15 октября 2015 года Дилафруз Наботову выдворили из страны с новорожденным сыном. Двое малолетних детей почти два месяца разлучены с матерью и до сих пор находятся в приюте «Транзит», ожидая оформления документов и выдворения в сопровождении сотрудников приюта. Подобная практика, на наш взгляд, нарушает российские и международные нормы прав человека, а именно: При задержании малолетние дети были незаконно разлучены с матерью и до сих пор ожидают выдворения отдельно от родителей. Согласно ст. 9 и 10 Конвенции ООН о правах ребенка, запрещается разлучать ребенка с родителями вопреки их желанию, такое разлучение возможно только на основании судебного решения; государство обязано рассматривать дела, касающиеся въезда и выезда из своей территории, позитивным, гуманным и оперативным образом. Кроме того, нарушена ст. 54 Семейного кодекса РФ, где закреплено право ребенка на обеспечение его интересов, всестороннее развитие и уважение его человеческого достоинства. Кодекс административных правонарушений РФ запрещает административно задерживать беременных женщин и матерей детей до 14 лет (ст.3.9, ч.2 КоАП). При этом женщин – иностранных гражданок, в отношении которых принято постановление о выдворении, лишают свободы и помещают в СУВСИГ, не принимая во внимание наличие у них детей и/ или беременность. Это дискриминирует женщин – негражданок РФ и нарушает Российскую Конституцию, устанавливающую равные права для граждан и неграждан. В СУВСИГе отсутствуют минимальные условия для содержания беременных женщин, детей, а тем более рожениц и кормящих матерей с грудными детьми – нет столовой, оборудованного место для регулярных прогулок, игровых комнат, библиотеки, не оказывается необходимая медицинская помощь, учреждение переполнено. Кроме того, отсутствует периодический судебный контроль над сроками содержания в СУВСИГе, при том, что содержать людей там закон позволяет до 2 лет. И хотя это признано нарушением ст.5 п.1 «f» Ев-

ропейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в деле «Ким против России» от 17.07.2014 года и Европейский Суд обязал Правительство РФ принять меры общего характера, в настоящее время изменений к лучшему нет. Кроме того, нарушены и другие конституционные нормы, гарантирующие поддержку и защиту семьи, материнства, отцовства и детства, права, свободы и государственную и судебную защиту от дискриминации, в том числе в области семейной жизни на основе уважения достоинства личности (статья 7; статья 17, часть 1; статья 19, части 1 и 2; статья 21, часть 1; статья 38, части 1 и 2; статья 45, часть 1; статья 46, части 1 и 2). Систематическое нарушение прав беременных женщин, малолетних детей и их матерей, помещаемых в учреждения временного содержания иностранных граждан за административное нарушение режима пребывания на территории РФ, требует немедленного реагирования. Просим Вас дать оценку существующей практике на предмет ее соответствия Конституции РФ и другим российским и международным нормам, а также способствовать ее немедленному изменению. Необходимо прекратить помещение беременных женщин и матерей детей до 14 лет в СУВСИГ. Если все же задержание таких женщин будет признано необходимым, то учреждения, где они содержатся, должны быть устроены по типу реабилитационных центров, где есть условия для совместного нахождения с детьми. Практика отбрания детей в процессе административного производства, разлучения семей и выдворения детей отдельно от родителей должна быть тоже немедленно прекращена.

С уважением,

Карим ЛАХИДЖИ, Президент FIDH Стефания КУЛАЕВА, Глава АДЦ «Мемориал» Толекан ИСМАИЛОВА, Председатель Правления «Бир Дуино Кыргызстан»

5


ПРАВА МИГРАНТОВ

СУД АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ ПОДДЕРЖАЛ ПРАВО ЛБГ НА ЗАЩИТУ ОТ ПРОИЗВОЛЬНОГО ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ Усилиями адвоката при поддержке АДЦ «Мемориал» из СУВСИГ Санкт-Петербурга освобожден уроженец Таджикистана Хуршед Мардоншоев, проведший в заточении более 10 месяцев. Этот случай аналогичен выигранному в Европейском суде делу «Ким против России», в котором заключение лиц без гражданства в депортационные центры было признано нарушающим несколько статей Европейской конвенции. Будучи лицом без гражданства, долгое время Хуршед Мардоншоев жил в Архангельской области, в октябре 2014 года был задержан полицией при проверке документов и помещен в местный СУВСИГ, где случился пожар, поэтому Мардоншоев был переведен в такое же учреждение в Санкт-Петербург. Адвокат АДЦ «Мемориал» Ю.Д. Серов обратился в Плесецкий районный суд Архангельской области, вынесший постановление о выдворении Мардоншоева, с заявлением, в котором указал на то, что лиц

без гражданства невозможно выдворить ни в какую страну, а значит Мардоншоева следует освободить из СУВСИГ. Изначально Плесецкий суд отказал в удовлетворении требований адвоката, сославшись в октябре 2014 года на то, что срок нахождения Мардоншоева в СУВСИГ (на тот момент более 8 месяцев) не превышает установленных законом 2-х лет, а отсутствие гражданства какого-либо государства – парадоксальным образом – не исключает возможности выдворения. Адвокат обжаловал определение в Архангельский областной суд, который определение отменил и направил дело на новое рассмотрение, обратив внимание на то, что Постановление о выдворении не содержит указания на срок содержания в СУВСИГ и при сложившейся ситуации нахождение там Мардоншоева становится бессрочным. При новом рассмотрении Плесецкий районный суд Архангельской области согласился с тем, что выдворение Мардоншоева невозможно, а потому исполнение выдворения нужно прекратить и освободить Мардоншоева из СУВСИГ.

Освобождение Мардоншоева из длительного заточения в СУВСИГе стало возможным лишь благодаря усилиям правозащитников и адвоката, в течение последних трех месяцев убеждавшего суды различных инстанций в том, что содержание ЛБГ в СУВСИГах не имеет оснований, как об этом уже ясно высказался Европейский суд в деле «Ким против России». В конечном итоге суды Архангельской области заняли позицию, которая полностью согласуется с позицией Конституционного суда РФ и Европейского суда по правам человека. Однако дело Мардоншоева – к сожалению – еще один пример того, что каждую такую ситуацию приходится решать индивидуально и с большими усилиями, «в ручном режиме», приходится доказывать судам само наличие возможности освободить человека. Проблема может быть решена только введением норм национального права, защищающих от произвольного содержания в СУВСИГ.

ЕСПЧ ЗАЩИТИЛ ПРАВА ЗАЯВИТЕЛЯ, КОТОРОМУ, В СЛУЧАЕ ВЫДВОРЕНИЯ НА РОДИНУ, ГРОЗИЛА СМЕРТНАЯ КАЗНЬ Европейский Суд по правам человека удовлетворил жалобу адвокатов АДЦ «Мемориал» по делу «А. Л. против России» (№ 44095/14, постановление от 29 октября 2015 года). Заявитель А.Л. в марте 2014 года был задержан сотрудниками полиции Санкт-Петербурга за нарушение режима пребывания на территории РФ. В ходе процедуры установления личности выяснилось, что А.Л. разыскивается правоохранительными органами Китая, где он обвиняется в убийстве и может быть казнен. 18 апреля 2014 года Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга постановил выдворить А.Л. в Китай, в результате чего А.Л. был сначала помещен в СУВСИГ, а затем в отдел полиции Красносельского района. Позднее решение Смольнинского районного суда было отменено по причине множественных нарушений, допущенных при составлении протокола о задержании, но дело на этом не закончилось. Отказавшись от планов выдворить заявителя, российские власти признали его пребывание в России нежелательным и предписали ему покинуть российскую территорию в трёхдневный срок.

6

После это АДЦ «Мемориал» в сотрудничестве с адвокатом Цейтлиной была инициирована жалоба в ЕСПЧ, решение по которой было принято 29 октября 2015 года и спасло заявителя от необходимости возвращаться в Китай, где его ждал арест и, вероятнее всего, смертная казнь. Данное решение ЕСПЧ имеет очень важное значение для соблюдения права человека на жизнь и указывает на недопустимость применения смертной казни в европейском правопорядке, что особо актуально в контексте сегодняшних дискуссий в России о ее восстановлении. Суд отметил, что смертная казнь не применяется в России, хотя эта страна и не ратифицировала формально Протокол № 6 к Европейской Конвенции о защите прав человека, в связи с чем люди не могут недобровольно перемещаться из России в иные государства, даже за пределами Европы, если им реально может угрожать смертная казнь или ее возможное применение. Кроме того, Cуд обратил особое внимание на то, что заявитель несколько месяцев находился в условиях одиночного заключения в Центре содержания иностранных граждан в Красном Селе под Санкт-Петербургом. Сославшись на рекомендации Европейской Комитета по

предупреждению пыток и Европейские тюремные правила (рекомендательный документ, принятый в 2006 году Комитетом министров Совета Европы), Европейский Суд по правам человека подчеркнул, что одиночное содержание должно сопровождаться регулярным мониторингом физического и психологического состояния заключённого, для содержания в одиночной камере должны иметься особые, веские основания, наконец, должна быть проведена профессиональная оценка физической и психологической устойчивости человека к долгосрочной изоляции. В этом решении Суд также отметил, что условия содержания заявителя под стражей в отделе полиции Красносельского района Санкт-Петербурга, где ему не предоставлялись питание и питьевая вода, а также доступ к туалету, являются бесчеловечными и унижающими достоинство человека. Европейский Суд установил нарушение Россией прав заявителя, гарантированных статьями 2 (запрет смертной казни) и 3 (запрет пыток) Конвенции. Заявителю была назначена денежная компенсация в размере пяти тысяч евро, а также присуждена частичная компенсация судебных расходов.


МЕЖДУНАРОДНАЯ АДВОКАЦИЯ В ВАРШАВЕ ПРОШЕЛ САЙД-ИВЕНТ АДЦ «МЕМОРИАЛ»

«ПРОБЛЕМЫ ЦЕНТРОВ СОДЕРЖАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И НЕИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ ЕСПЧ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ МИГРАНТОВ»

Сайд-ивент АДЦ «Мемориал» «Проблемы Центров содержания иностранных граждан и неисполнения решений ЕСПЧ по защите прав мигрантов» состоялся 28 сентября 2015 года в рамках работы БДИПЧ ОБСЕ. На мероприятии присутствовало более 40 человек, включая официальных представителей правительств Украины и России. Выступления вызвали оживленную дискуссию. Миграция становится одной из наиболее обсуждаемых проблем в современном мире. Миллионы людей покидают свои дома и уезжают за границу, одни — в поисках работы и возможностей улучшить собственную жизнь, другие спасаются бегством от конфликтов, репрессий и насилия. Страны, принимающие мигрантов, частично приветствуют миграционные процессы как способ поддержки экономики и благополучия местных жителей, при этом крайне жесткие меры принимаются в отношении приезжих без разрешительных документов. Лица без гражданства представляют собой одну из наиболее уязвимых групп: рассматриваемые как нежелательные мигранты, в действительности они вообще не имеют места, к которому официально при-

надлежат, где они могут жить и куда могут вернуться. Как многие иностранные граждане, так и лица без гражданства нередко оказываются в центрах содержания иностранных граждан в связи с «нарушением норм миграционного законодательства». Условия содержания в этих центрах ничем не лучше тюремных, куда попадают обвиняемые в совершении уголовных преступлений, а судебный контроль за сроками содержания оказывается намного хуже: в России мигранты могут содержаться в таких «тюрьмах» до двух лет без какого-либо пересмотра решения о необходимости лишения человека свободы. ЕСПЧ не раз указывал на нарушения 3-й и 5-й статей Европейской Конвенции в делах о заключении лиц без гражданства в российских центрах для иностранных граждан. В 2014 году ЕСПЧ призвал Россию принять общие меры и установить регулярный судебный контроль за сроками содержания, предоставить бесплатную юридическую помощь задержанным и улучшить условия содержания заключенных этих центров. Такие меры, несомненно, способствовали бы облегчению участи всех заключенных СУВСИГ, а не только лиц без гражданства. Однако добиться выполнения Россией решений ЕСПЧ, касающихся прав мигрантов — заключенных СУВСИГ, непросто. Эти стратегические решения ЕСПЧ имеют важнейшее значение и для других стран — членов Совета Европы: в большинстве из них права мигрантов в центрах содержания регулярно нарушаются. Доклад о нарушении прав человека в российских специальных учреждениях временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ), основанный на материалах решения ЕСПЧ по делу «Ким против России» и других дел из практики АДЦ «Мемориал», был представлен экспертами организации. Тема центров содержания представляется важной не только для России, так как мигранты признаются «незаконными» во многих странах, а неприемлемые условия их содержания остаются все еще нерешенной проблемой. «Условия содержания в СУВСИГ России

часто – бесчеловечные и унижающие достоинство заключенных, что было признано и в ЕСПЧ», — сообщила эксперт АДЦ «Мемориал». В ключевом решении по делу «Ким против России» ЕСПЧ указал на нарушения 3-й и 5-й статей Европейской Конвенции. Суд обязал Россию принять общие меры и установить регулярный судебный контроль за сроками содержания и улучшить условия содержания заключенных этих центров. Системная проблема нарушения прав лиц без гражданства была проанализирована Ольгой Цейтлиной. Адвокат обратила внимание на длительные сроки заключения лиц без гражданства, при отсутствии оснований для их содержания в СУВСИГ: «Продолжительный, не контролируемый судом срок задержания грубо нарушает права узника, ни адвокат, ни сам заключенный СУВСИГ не могут его обжаловать». Необходимо не только немедленно освобождать ЛБГ из СУВСИГ, но и предоставлять им документы для легального нахождения в стране пребывания, помогать подать на временное убежище или статус беженца. Проблемы беженцев, содержащихся в СУВСИГ, и практика отказов в получении статуса беженца украинцами, вынужденными оставаться в РФ в связи с войной на Востоке Украины, были рассмотрены Юрием Серовым. Адвокат подчеркнул, что в отсутствие необходимых законодательных норм узников СУВСИГа приходится освобождать «в ручном режиме», и каждое дело занимает в лучшем случае несколько месяцев. Граждан Украины, привлеченных к ответственности за нарушение миграционного режима, выдворяют в страну происхождения, несмотря на то, что там им грозит опасность, идут военные действия, заявители потеряли родственников и имущество, – суды не всегда принимают во внимание политическую ситуацию и личные обстоятельства.

7


ПРАВА ЛГБТИ МЕЖДУНАРОДНАЯ АДВОКАЦИЯ

ОБСУЖДЕНИЕ ПРОБЛЕМ НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ЗОНЕ ОБСЕ АДЦ «Мемориал» принял участие в тематических мероприятиях, проходивших в рамках совещания БДИПЧ ОБСЕ. Эксперты АДЦ «Мемориал» посетили ряд пленарных заседаний и сайдивентов БДИПЧ ОБСЕ по проблемам нарушения прав человека в отношении мигрантов, беженцев, ромов, инвалидов и других дискриминируемых групп. На сайд-ивенте «Гражданское общество и права человека в Беларуси в преддверии президентских выборов» представители Ассамблеи НДО Беларуси констатировали отсутствие либерализации процесса выборов как на законодательном уровне, так и на практике, отметив ужесточения в отношении СМИ, доступа к информации и ущемлении свободы объединений (усложнившиеся процедуры получения финансирования НКО, введение еще более жесткого государственного контроля в этой сфере). Валентин Стефанович («Весна») заявил, что освобождение политических заключенных не свидетельствует о прекращении репрессий в отношении активистов, а также об отсутствии угрозы для освобожденных – основания прекращения содержания под стражей не были признаны реабилитирующими. Правозащитники общественной кампании «Право выбора» обратили внимание на последствия усложнившегося процесса предвыборной агитации, а также на массовое досрочное голосование граждан Беларуси. Выступающие отметили отсутствие значительных изменений в лучшую сторону в области открытости процесса выборов, а также то, что основные рекомендации ОБСЕ по итогам нарушений, отмеченных на предыдущих выборах, так и не были учтены. В рамках обсуждения фундаментальных свобод, в том числе свободы передвижения и прав мигрантов, на сайд-ивенте АДЦ «Мемориал» «Проблемы Центров содержания иностранных граждан и неисполнения решений ЕСПЧ по защите прав мигрантов» экспертами НКО был представлен доклад о нарушении прав человека в российских специальных учреждениях временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ), основанный на материалах решения ЕСПЧ по делу «Ким против России» и других дел из практики АДЦ «Мемориал». На пленарном заседании «Противодействие преступлениям на почве ненависти и дискриминации» эксперт АДЦ «Мемориал» заявил об отсутствии расследований преступлений на почве нена-

8

висти, совершенных на территории так называемых ДНР и ЛНР, – нападений на представителей религиозных, сексуальных, национальных меньшинств (евреев, ромов), украиноязычных людей. В то же время те, кто инспирировал и покрывал эти преступления, не только не привлечены к ответственности, но процветают в России. Эксперт АДЦ «Мемориал» призвал ОБСЕ оказать максимальное влияние на Россию и Украину по расследованию преступлений на почве ненависти и правильной квалификации этих преступлений, в том числе в отношении национальных, религиозных и сексуальных меньшинств; миссию ОБСЕ в регионе конфликта – дать оценку этим событиям. Была высказана необходимость привлечения экспертов по правам национальных меньшинств и преступлений на почве ненависти, а также документирования случаев преступлений на почве ненависти и поддержания их правильной квалификации. Жертвам двойной дискриминации было уделено внимание в ходе сайдивента «Борьба с дискриминацией инвалидов: уроки, усвоенные на опыте США и Европы». Среди прочего выступающие отметили особую исключенность женщин-инвалидов и инвалидов, принадлежащих к сексуальным и национальным меньшинствам. Представители правительств США и Финляндии говорили о необходимости предоставления некоммерческими организациями и инициативными группами периодических докладов, включающих вопросы защиту прав инвалидов, а также подчеркивали необходимость использования института специальных докладчиков ООН для решения проблем инвалидов. Эксперт АДЦ «Мемориал» поделился опытом отстаивания прав инвалидов на образование на примере дела Андрея Соснова, не принятого к обучению высшим учебным заведением только по причине инвалидности по зрению. Калле Кёнккёля из финской ассоциации «Порог», реагируя на сказанное о дискриминации инвалидов, заявил, что зачастую сложно добиться положительных решений по делам инвалидов, потому что власти не хотят менять дискриминационные практики: изменение ситуации для одного человека повлечет за собой необходимость менять условия для всех. На рабочем заседании «Толерантность и недискриминация: борьба с расизмом, ксенофобией и дискриминацией» со вступительной речью выступил Александр Верховский, руководитель информационно-аналитического центра «Сова». Он подчеркнул высокую значимость образовательных программ «в духе равноправия, взаимного уваже-

ния и легитимации культурного плюрализма», а также создания и применения комплексного антидискриминационного законодательства. А. Верховский обозначил проблему публичного проявления интолерантности представителями государственных структур, которое государство должно последовательно пресекать. На рабочем заседании «Фундаментальные свободы: свобода мысли, веры, религии» среди прочих вопросов экспертом АДЦ «Мемориал» была заявлена тема свободы мысли в контексте деятельности НКО в России: выражение мнения НКО ложится в основу обвинений российских организаций и их стигматизации как «иностранных агентов», все главные правозащитные организации РФ уже внесены в соответствующий реестр Минюста. Представитель АДЦ «Мемориал» призвал ОБСЕ следить за соблюдением права на выражение своего мнения, особенно на возможности правозащитного реагирования, критики нарушений прав людей, доведения мнения правозащитников до международных организаций – ООН, ОБСЕ, Совета Европы и других. Положение рома (цыган) обсуждались в ходе рабочего заседания «Толерантность и недискриминация: Рома и Синти, выполнение плана по улучшению положения Рома и Синти». Эксперт АДЦ «Мемориал» привлек внимание к ситуации ромских беженцев – жертв войны на территории Восточной Украины. Были освещены основные проблемы, с которыми столкнулись рома: отсутствие доступа к процедуре подачи на статус беженца или получения временного убежища, отсутствие жилья, медицинской помощи и доступа к образованию, неполучение пособий. В сравнении с другими беженцами, положение ромов осложняется рядом факторов: проблемы с личными документами; низкий уровень образования или даже неграмотность; ксенофобия по отношению к цыганам. Эксперт отметил тяжелое положение ромов как в РФ, так и в Украине, и призвал ОБСЕ осуществлять мониторинг фактов дискриминации ромов в обеих странах, а также на территории так называемых ДНР и ЛНР; давать оценку всем фактам дискриминации и нарушения прав. Отметив необходимость проактивного подхода для предотвращения дискриминации, эксперт призвал Россию и Украину обеспечить доступ ромов ко всем благам без дискриминации, уделяя особое внимание положению детей.

Инесса САХНО


МЕЖДУНАРОДНАЯ АДВОКАЦИЯ

ОСТАНОВИТЬ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ ВО ВСЕМ МИРЕ И ПРИНЯТЬ ЗАКОНЫ ОБ ИХ ЗАЩИТЕ: САЙД-ИВЕНТ В ООН (НЬЮ-ЙОРК) прикрытием для произвольных или непропорциональных ограничений работы правозащитников», – сказал он.

24/10/2015 Пресс-релиз Работа правозащитников чрезвычайно опасна и во многих странах всё более криминализуется, – утверждают эксперты, выступившие в ООН в ходе сайдивента, организованного Международной Амнистией, Международной Федерацией за права человека (FIDH) и Международной службой по правам человека (ISHR). По мнению докладчиков, сейчас происходит «мировой разгром» правозащитников: принимаются законы, направленные на преследование инакомыслящих, ограничивается независимость НКО и их доступ к ресурсам, криминализуются протестные действия, правозащитников лишают свободы – вопреки международным стандартам. «Правительства многих стран провозглашают в качестве приоритетов экономическое развитие, борьбу с терроризмом и вооруженным экстремизмом, и под этим предлогом принимаются законы и правила, неправомерно ограничивающие право на свободу выражения мнений, свободу собраний и объединений», – сказал Спецдокладчик ООН по защите правозащитников

Мишель Фрост. – «Эти законы не просто ограничивают права – они криминализуют жизненно важную работу правозащитников». Шарон Хом, исполнительный директор организации «Права человека в Китае», указала, что недавно принятые законы и еще рассматриваемые законопроекты о национальной безопасности, о противодействии терроризму и об НКО либо прямо направлены против правозащитной деятельности и криминализуют ее, либо имеют негативный побочный эффект, что противоречит Декларации ООН о правозащитниках. «Репрессивное законодательство все чаще используется в Китае для легитимации травли, арестов, произвольного лишения свободы правозащитников», – добавила Шарон Хом, говоря о более 200 правозащитниках и юристах, которые только за последние четыре месяца были репрессированы и лишены свободы в Китае, а некоторые из них исчезли. Поль Нсапу Мукулу, Генеральный секретарь FIDH и директор «Лиги избирателей Демократической республики Конго», выразил особое беспокойство по поводу негативной тенденции использования законодательства, ограничивающего свободу выражения мнений, собраний и объединений, в процессе выборов в странах Африки. «Такие понятия, как «национальная безопасность» и «общественный порядок», не должны быть

Глава Антидискриминационного центра «Мемориал» Стефания Кулаева указала, что законодательное ограничение доступа НКО к зарубежному финансированию и стигматизация НКО, получающих такие ресурсы, как «иностранных агентов» привели к закрытию или переезду в другие страны многих российских организаций. АДЦ «Мемориал» тоже был вынужден закрыть офис в России после признания его судом «иностранным агентом». «Закон об «иностранных агентах» и недавно принятый закон о «нежелательных организациях» наносят вред не только зарегистрированным НКО, но и многим другим – неформальным группам, отдельным представителям маргинальных и уязвимых меньшинств, от имени и в защиту которых могли выступать НКО», – сказала Стефания Кулаева. Стефания Кулаева привела примеры принятых и уже применяемых законов, направленных против отдельных групп правозащитников или криминализующих правозащитную деятельность в определенных сферах: «Гомофобные законы не только криминализуют саму гомосексуальность, но и ограничивают возможности адвокации в этой области, препятствуя защите уязвимых групп от дискриминации». Выражая беспокойство по поводу обсуждавшихся негативных тенденций, организаторы сайд-ивента – ISHR, FIDH и Международная Амнистия – призвали все страны пересмотреть и отменить законы и правила, ограничивающие или криминализующие работу правозащитников, и принять отдельные законодательные акты, которые на национальном уровне будут реализовывать принципы Декларации ООН о правозащитниках, в том числе гарантируют беспрепятственную коммуникацию правозащитников с ООН и защиту от репрессий за подобное сотрудничество. Страны-участницы должны также обеспечить, чтобы проект резолюции о защите правозащитников, в настоящее время обсуждающийся Генеральной Ассамблеей ООН, содержал ясные указания странам по этим вопросам.

fidh.org

9


МЕЖДУНАРОДНАЯ АДВОКАЦИЯ

АДЦ «МЕМОРИАЛ» ПОДАЛ В КОМИТЕТ ООН АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ОТЧЕТ О ПРОБЛЕМЕ ДИСКРИМИНАЦИИ ЖЕНЩИН В РФ морали), государственные же органы не только не защищают женщин из традиционных общин, но нередко в той или иной форме выражают одобрение и поддержку патриархальным практикам. Так, уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов не увидел проблемы в произошедшей в Чечне насильственной женитьбе на несовершеннолетней девочке, — заявив, что восточные женщины раньше созревают и стареют, а значит и жениться на них можно раньше.

На 62-ой сессии Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин (27.10.2015) был рассмотрен официальный доклад Российской Федерации о выполнении КЛДЖ и несколько альтернативных докладов правозащитных организаций, в том числе анализ АДЦ «Мемориал» дискриминационного ограничения прав женщин как на государственном уровне (запрет на ряд профессий, недостаточная защита от насилия, попытки законодательно запретить прерывание нежелательной беременности), так и в патриархальной среде традиционных общин.

Доклад АДЦ «Мемориал», поданный в КЛДЖ при поддержке Международной Федерации за права человека, касается дискриминации женщин из уязвимых групп — цыганок, мигранток, девочек и женщин Северного Кавказа; во всех этих общинах сохраняются традиционные ограничения прав женщин на образование, на свободный выбор партнера, на светское поведение и од ежду, на защиту от насилия со стороны родственников-мужчин. Все еще часто практикуются насильственные (в том числе ранние) браки, многоженство, «суды чести» (фактические внесудебные расправы над женщинами, преступившими правила условной

10

Жесткая дискриминация женщин, относящихся к сексуальным меньшинствам, также существует на грани государственных ограничений прав ЛГБТИ на самовыражение и разнузданных выходок гомофобов, чувствующих свою безнаказанность и позволяющих себе открытые проявления насилия к тем, кого они воспринимают как «не таких» женщин. В этом плане вызывает недоумение официальный ответ РФ на вопрос КЛДЖ о дискриминации женщинЛГБТ — утверждается, что «жалоб на дискриминацию по признаку сексуальной ориентации не поступало» в офис уполномоченной по правам человека, тогда как правозащитные организации и инициативные ЛГБТ-группы постоянно жалуются на системную законодательную дискриминацию, на отказы в праве на проведение мирных митингов, на нападения агрессивных ксенофобов, на преследования людей на работе, на улице, в общественных местах. Для АДЦ «Мемориал» важным объектом внимания остается тема защиты прав правозащитниц и гражданских активисток, прав НКО, в том числе независимых женских организаций. Последняя тема вызывает особую озабоченность в связи с резким ухудшением положения всех независимых НКО в РФ, в том числе женских организаций, а также усилением репрессий против гражданского общества, в том числе репрессий против женщин-активисток. АДЦ «Мемориал» приветствует тот факт, что в ответах на вопросы КЛДЖ ООН правительство РФ признает, что хотя закон об «НКО – иностранных агентах» подразумевает сочетание иностранного финансирования НКО с некой «политической

деятельностью», но, на самом деле, организации преследуются лишь за получение денег из-за границы (в том числе за гранты ООН, ЕС и других международных организаций). Многочисленные попытки доказать в судах именно то, что НКО признают «иностранными агентами» за любую деятельность в случае наличие иностранного финансирования, до сих пор не приносили результата. Важное признание российского правительства о практике преследований правозащитных организаций исключительно по признаку иностранного финансирования (тогда как «политической деятельностью» признается просто любой вид общественной работы), содержащееся в ответе КЛДЖ ООН, должно стать основанием для пересмотра закона об НКО и сложившейся практики стигматизации независимых организаций как «НКО, выполняющих функции иностранных агентов», чреватой дальнейшими преследованиями и даже прекращением деятельности полезных — в том числе для женщин РФ — структур. АДЦ «Мемориал» призывает правительство РФ незамедлительно принять меры к прекращению дискриминации женщин: отменить «перечень запрещенных профессий», принять законы о равенстве полов и о запрете домашнего насилия; способствовать путем сексуального просвещения и распространения безопасных методов контрацепции грамотному самостоятельному регулированию женщинами вопросов беременности и рождения детей; сделать все возможное для предотвращения нарушения прав женщин и девочек традиционными общинами — защитить их право на образование, самовыражение, свободный выбор партнера, образа жизни и поведения; прекратить преследования женщин-активисток демократических движений, ЛГБТгрупп и правозащитных организаций, создать условия для свободы развития женского движения, правозащитного движения и феминистических групп.


ПРАВА ПРАВА ЖЕНЩИН ЛГБТИ

ПРАВА ЖЕНЩИН И ВОПРОС ДЕТОРОЖДЕНИЯ Права и свободы женщины, вопреки распространенному мнению о давно наступившем абсолютном равенстве, продолжают нарушаться во многих странах, среди которых далеко не последнее место занимает Россия. 26 октября Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин рассмотрит вопросы нарушения прав женщин в России в различных сферах: НКО представили альтернативные доклады о положении женщин, свой отчет подал и АДЦ «Мемориал». В последние время в РФ повышенное внимание уделяется роли женщины в улучшении демографической ситуации, вызывающей сильное беспокойство представителей власти. Женщина все чаще рассматривается в качестве инструмента репродукции. Государство довольно сомнительными способами пытается укрепить репродуктивное здоровье женщин: действует запрет для женщин на ряд интересных и престижных профессий на том основании, что женщинам вредно поднимать большой вес и находиться в непосредственной близости к повышенными шумам, – а это факторы, возможно, вредящие здоровью беременных женщин (скорее даже, здоровью плода), но вполне переносимые женским организмом в обычной ситуации. Однако в России не предусмотрена такая разумная мера, как информирование работниц о вредности какой-то деятельности именно для беременных, а наличие либо отсутствие беременности не обсуждается при приеме на предположительно вредные работы. Оправдывая запреты на выбор профессии заботой о репродуктивном здоровье, самих женщин при отказе в приеме на должность или увольнении с нее не спрашивают, хотят ли они иметь детей, могут ли, есть ли у них уже дети. Стерилизация, бесплодие и превышение детородного возраста также не являются основаниями, исключающими запрет на занятие определенной должности. Ярким примером служит случай Светланы Медведевой, чьи права отстаивали в судах эксперты АДЦ «Мемориал»: женщина, обучавшаяся на судоводителя, столкнулась с невозможностью пройти практику на корабле и получить диплом, по-

скольку для завершения образования будущим капитанам требуется совмещенная практика рулевого-моториста, а именно работа в машинном отделении корабля и запрещена женщинам, – хотя к работе судоводителя женщины допускаются и даже учатся на соответствующих отделениях ВУЗов, которые, однако, не могут потом закончить. Тот факт, что Светлана уже была матерью двоих детей, а больше рожать не планировала, не стало основанием для изменения решения суда.

растет. Следует обратить внимание и на давление со стороны государства и общества, которому подвергаются женщины, решившие сделать аборт. Аборты, конечно, неполезны, следует прилагать усилия для сокращения количества абортов методами сексуального просвещения и поддержкой доступности современных средств контрацепции, однако программы, направленные на помощь женщинам в планировании семьи, лишь сокращаются в последние годы, а то и запрещаются.

Несмотря на мнение экспертовдемографов, не считающих прирост населения абсолютным благом, призывы рожать больше детей и символы женского счастья, возможного только в традиционной семье, встречаются повсюду: например, идеальная многодетная семья, изображенная на «флаге натуралов» «Единой России». Широкую огласку получила «нравственная» памятка в обменной карте женской консультации с советами по укреплению семейных отношений, взывание к традициям многодетности российских семей, осуждение абортов и приравнивание их к детоубийству религиозными общинами.

Но именно потому, что речь идет о здоровье женщин, им должно быть предоставлено право решать, делать аборт или нет. К сожалению, многие женщины, особенно из социально незащищенных категорий, включающих представительниц традиционных общин – часто вовсе лишенных доступа к сексуальному просвещению, – вынуждены прибегать к абортам как к единственному способу регулирования рождаемости.

Аборты вообще стали одной из особенно волнующих тем. Россия, первое государство, узаконившее аборты, теперь думает об их запрете: только за два месяца депутаты Государственной Думы во главе с Е.Б. Мизулиной внесли четыре законопроекта по разным формам запрета или ограничения права на аборт. Это и попытка исключить из продажи медикаменты для искусственного прерывания беременности, и принудительное УЗИ с прослушиванием сердцебиения ребенка перед решением об аборте, и запрет абортов без признания их необходимости по медицинским показаниям (что составляет лишь около 1,5 % от всех абортов), и даже введение уголовной ответственности за совершение аборта вне государственного медицинского учреждения. Практика показывает, что запрет абортов не всегда ведет к увеличению рождаемости, зато однозначно увеличивает смертность женщин. Поэтому назвать инициативы по запрету абортов направленными на увеличение демографии будет неверно, при этом количество нелегальных опасных для жизни женщины абортов и отказов от уже рожденных детей воз-

Между тем, все чаще пропаганда сторонников запретов абортов поддерживается государственными учреждениями. Так, недавно в Самаре была проведена акция под названием «Мама! Что такое день рождения?» (риторика позаимствована у печально известного своей агрессивной антиабортной политикой движения «Пролайф») выразившаяся в однодневном отказе медиков проводить какие-либо аборты. Запрещая аборты одним, к ним принуждают других: например, пациенток медицинских учреждений закрытого типа. Недавно было опубликовано видео-интервью пациентки ПНИ Ленинградской области Эльвиры Слепченко, принудительно доставленной в клинику для проведения аборта: женщина была помещена в «карцер» ПНИ за отказ от аборта, после чего ее насильно привезли в больницу, откуда она сбежала. Несмотря на наличие психиатрического диагноза, Эльвира Слепченко не лишена дееспособности, она осознавала беременность и хотела оставить ребенка. Всего через несколько месяцев стал известен аналогичный случай в московском интернате: врачи принуждали Ольгу Любченко к аборту, которого ей пока удалось избежать, прибегнув к помощи юристов НКО, в прокуратуру было подано заявление

11


ПРАВА ЖЕНЩИН о незаконности принуждения к аборту. Несмотря на необходимость добровольного согласия женщины на аборт, практика принудительного прерывания беременности распространена в учреждениях закрытого типа. Недееспособным женщинам аборт может быть произведен только по решению суда – врачи лечебных учреждений, принуждающие женщин прерывать беременность, нарушают закон. К сожалению, это происходит часто – учреждения закрытого типа попросту не имеют условий для размещения матери с ребенком. Очевидна недопустимость лишения женщин права иметь желанных детей.

Повышенное внимание к репродуктивному здоровью исключительно женщин вызывает недоумение — получается, что репродуктивное здоровье мужчин никого не волнует. Большое количество мужчин работают в опасных для их отцовского здоровья условиях, подвергаются облучению на подводных лодках и атомных станциях (заведомо чреватому бесплодием или больным потомством), продолжительность жизни мужчин намного ниже женской, подверженность алкоголизму во много раз больше, а все эти факторы влияют на здоровье будущих детей. Однако государство не считает репродукцию прямой функцией мужчин, выделяя достоинства

мужчин в других областях и противопоставляя мужчинам женщин, которые должны заботиться лишь об увеличении уровня демографии. Пытаясь навязать сугубо материнскую роль женщине, государство и общество игнорируют права женщин, способных самостоятельно решать, кем им быть и как им жить.

Инесса САХНО Опубликовано на сайте Радио Свобода svoboda.org

ПРАВА ИНВАЛИДОВ

ГОРОДСКОЙ СУД ПРИЗНАЛ НАРУШЕНИЯ ПРАВ ИНВАЛИДА, ИНТЕРЕСЫ КОТОРОГО ПРЕДСТАВЛЯЛИ ЮРИСТЫ АДЦ «МЕМОРИАЛ» Больше года суды СанктПетербурга занимались делом Андрея Соснова — инвалида по зрению, обжаловавшего отказ в принятии его в интернатуру НИПНИ им. Бехтерева по специальности «Психиатрия» (формальным основанием отказа стало отсутствие в учебном заведении дополнительных условий, необходимых для обучения человека с ослабленным зрением). Еще в конце 2014 года Невский районный суд рассмотрел иск, поданный от имени Соснова юристами Сахно и Михеевым, и вынес решение, признававшее отказ института им. Бехтерева обучать Соснова незаконным, истцу была назначена компенсация морального ущерба в 30 000 рублей. Около 10 месяцев с момента вынесения решения Невским районным судом длилась бюрократическая волокита по поданной ответчиком апелляции, лишь 14 октября в Городском суде отказ в зачислении Андрея Соснова был вновь признан незаконным, а компенсация морального вреда — обоснованной. Тем самым вступило в силу крайне важное решение суда, которое утверждает недопустимость дискриминации инвалидов, реализующих право на образование. Суд отверг доводы института им. Бехтерева о «высоком классе вредно-

12

сти условий прохождения врачебной практики» и связанной с этим «реальной опасности» для Соснова «со стороны психически нездоровых граждан, в виде нападения на врача». Андрей Соснов поблагодарил юристов АДЦ «Мемориал» и участвовавшую в рассмотрении дела судом второй инстанции адвоката О.П. Цейтлину, написав: «Мое право на образование осталось защищенным. Всё это благодаря вам!». История борьбы Андрея Соснова за право на образование длилась несколько лет. После окончания Чувашского университета по специальности «лечебное дело» с отличием А. Соснов успешно прошел все вступительные испытания в интернатуру по психиатрии Института им. Бехтерева в Санкт-Петербурге. Но администрация вуза отказала ему в приеме, мотивировав это тем, что Соснову придется проходить производственную практику. Институт проигнорировал тот факт, что производственная практика не приравнивается к трудовой деятельности, а значит и нормы, относящиеся к трудовой деятельности, на нее распространяться не могут. В поддержку позиции об отсутствии ограничений для инвалида по зрению выступило и Министерство

здравоохранения: оно считает, что в случае отсутствия противопоказаний в индивидуальной программе реабилитации по обучению по выбранной специальности и при успешном прохождении вступительных испытаний А. Соснов вправе обучаться в Институте им. Бехтерева. Представители Соснова заявляли в суде о дискриминационности решения руководителя учебного заведения, — ВУЗ должен создавать необходимые условия для всех, кто может и хочет учиться медицине. Важно и то, что еще в 2013 году Управлением надзора и контроля за образовательными учреждениями и научными организациями по факту обращения А. Соснова Институту было вынесено постановление о привлечении к административной ответственности согласно ч. 1 ст. 5.57 КоАП РФ («Нарушение права на образование и предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся образовательных организаций»). Но ввиду процессуальных оснований — пропуска установленного срока для привлечения к административной ответственности – Институт не подвергся административному наказанию.


ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

ОБСУЖДЕНИЕ СВОБОДЫ ТВОРЧЕСТВА В РОССИИ И ШВЕЦИИ В Стокгольме 12-13 октября 2015 года прошел семинар «Свобода творчества, протест и искусство в современной России», организованный совместно шведской правозащитной ассоциацией «Ordfront» и Молодежным правозащитным движением. За эти два дня правозащитники и арт-активисты обсудили ряд тем, касающихся существования свободного искусства и свободомыслия в России, в условиях нарастающего давления со стороны властей, консервативных, религиозных и националистических сил, а также возможности сотрудничества между российскими и шведскими арт-группами и правозащитными организациями. В семинаре приняли участие представители Шведского института, работающего с российско-шведскими креативными проектами, сотрудники ассоциации «Ordfront» и местных СМИ. В качестве приглашенных спикеров на семенаре выступили журналист сетевого издания «Сноб» Анна Гаскарова (жена Алексея Гаскарова – одного из осужденных по Болотному делу), директор независимого «Театра.doc» Елена Гремина, питерский художник и активист Дмитрий Виленский, а также правозащитницы Анна Добровольская и Ирина Аксенова. Одним из участников был и юрист АДЦ «Мемориал». Целью семинара было создание дискуссии между российскими и шведскими деятелями культуры и активистами о том, как связаны искусство и протест в обществе, где нет свободы слова и самовыражения. Такое обсуждение, по словам организаторов, могло бы поднять уровень осведомленности шведского общества о происходящих в России событиях, об ограничениях, с которыми сталкиваются работники культуры в своей повседневной жизни, а также стать хорошим началом для взаимодействия между российскими и шведскими писателями, актерами и художниками. Мероприятие проходило в совершенно непривычной, но символичной для подобных мероприятий обстановке: площадкой для проведения семинара оказалась сцена независимого театра «Giljotin», на которой красовались неубранные декорации, а свет был приглушен так, как будто нас действительно ждал спектакль, а не правозащитный семинар. Первый блок был посвящен теме «Искусство и

свобода выражения мнения в России», и в нем со своими докладами выступили Ирина Аксенова, модератор многих воронежских арт-проектов, Дмитрий Виленский и Елена Гремина. Выступающие рассказали, как изменилась их деятельность после ужесточения российского законодательства о свободе слова и выражения мнения, с какими проблемами их арт-проекты столкнулись за последнее время и как, по их мнению, их творчество может повлиять на изменение политического климата в нашей стране. Особый интерес представлял доклад Елены Греминой, театр которой вот уже целый год находится в состоянии перманентного переезда из-за отсутствя возможности снять какое-либо помещение на длительный срок. Дело в том, что год назад, после того как на площадке театра прошла премьера спектакля «Болотное дело», власти города практически сразу же разорвали с театром договор аренды помещения, а у самой Греминой начались проблемы с органами правопорядка. Спектакль, по их мнению, носил ярко выраженный политический характер и был заподозрен в экстремизме. Бесконечные обыски, проверки, допросы, которые за этим последовали, привели к тому, что ни одна площадка Москвы на данный момент не осмеливается принять у себя «Театр.doc». Тем не менее, театр продолжает существовать. Более того, – продолжает активно давать спектакли, на которых практически всегда зал забит до отказа. И такая востребованность и любовь зрителей лишь подтверждает слова Елены Греминой, которая, отвечая на вопрос об эмиграции, сказала: «Зачем? Мы нужны России». Второй блок семинара назывался «Проблемы демократии и свобода журналистики в России», здесь обсуждались препятствия на пути развития гражданского общества: политические репрессии и искоренение независимых СМИ. Анна Гаскарова, рассказывая о некоторых деталях «Болотного дела» (в частности о деле ее мужа, Алексея Гаскарова), о судьбах заключенных, отметила особую важность кампании поддержки «узников Болотной», которая ведется в России и за рубежом: «Очень важно, чтобы тишина не захватывала пространство. Это один из наших самых главных врагов. Когда мы сталкиваемся с тишиной, это страшнее всего. Наступает фрустрация, люди перестают что-либо делать, они не знают, что делать. Поэтому, с одной стороны, такие встречи, как наша — очень хороший инфоповод, свидетельство

того, что здесь люди интересуются и хотят помочь. А с другой стороны, я могу рассказать, как можно помочь. И сейчас, благодаря такой активности, у нас действительно появились какие-то каналы влияния на ситуацию». Юрист АДЦ «Мемориал» Сергей Михеев, приглашенный более подробно рассказать о том, как правозащитные организации ведут дела по защите политических активистов, осветил наш опыт работы в этой сфере на примере дела арт-активистов из группы «Война», а также о выживании правозащитной организации в условиях непрекращающихся репрессий и отсутствия возможности беспрепятственно заниматься правозащитной деятельностью. Доклад АДЦ «Мемориал» «Опыт защиты права на протест», в котором анализировались протестные акции 2011-2012 гг., вызвал большой интерес и раздавался всем желающим. Анна Добровольская, представитель Международного молодежного правозащитного движения, также выступавшая в этом блоке, говорила о необходимости поиска новых методов работы для правозащитных организаций в условиях, когда практически любая их деятельность может быть признана нежелательной, а помощь из-за рубежа может превратить всех сотрудников таких организаций в «предателей родины». По ее словам, одним из таких методов мог бы стать переход НКО к низовой коммуникации с людьми, к не очень публичным и громким акциям, которые в данный момент могут быть гораздо более действенными, чем активная правозащитная деятельность во всеуслышание. В конце семинара выступавшие ответили на несколько вопросов, после чего перешли к обсуждению перспектив развития отношений между российским и шведским гражданским обществом и создания форума для российских правозащитников на территории Швеции. Хочется надеяться, что такие встречи не только помогут неравнодушным шведским коллегам разобраться в проблемах современного российского общества, но станут действенным механизмом поддержки репрессируемых в России работников культуры, политических активистов, а также тех, кто их защищает.

Сергей МИХЕЕВ

13


ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

СУД НАД СЕНЦОВЫМ И КОЛЬЧЕНКО: ВОЗМУТИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР, ПЫТКИ И НАРУШЕНИЯ ПРАВ Пресс-релиз Международной Федерации за права человека (FIDH) и Антидискриминационного Центра «Мемориал»

FIDH и Антидискриминационный центр «Мемориал» (член FIDH) возмущены приговором, вынесенным 25 августа украинскому режиссеру Олегу Сенцову и гражданскому активисту и антифашисту Александру Кольченко. Приговоренные к 20 и 10 годам колонии строгого режима соответственно, активисты были насильственно вывезены в мае 2014 года из Крыма, при этом им – против их воли – было присвоено российское гражданство, после чего предъявлены обвинения в терроризме. Наши организации призывают к освобождению Сенцова и Кольченко и требуют расследования сведений о пытках, которым, по поступившей информации, подверглись как обвиняемые, так и свидетели по этому делу, хотя сообщения о пытках были проигнорированы и судом, и Следственным комитетом. Олег Сенцов известен как активный участник киевского Майдана в конце 2014 – начале 2015 гг., а также в связи с его активным неприятием оккупации Крыма Российской Федерацией. Александр Кольченко также не принял аннексию Крыма. Их обоих, как и двух свидетелей по их делу, Геннадия Афанасьева и Алексея Чирния, обвинили в принадлежности к отделению запрещенной в России украинской ультраправой группировки «Правый сектор», которая в апреле 2014 г. якобы совершила поджог офисов общественной организации «Русская община Крыма» и представительства прокремлевской партии «Единая Россия». На суде Олег Сенцов заявил о своей полной невиновности, в то время как Александр Кольченко подтвердил свое участие в акции против представительства «Единой России», но отклонил все предъявленные ему обвинения в терроризме. Дело рассматривалось в военном суде, несмотря на то, что Сенцов и Кольченко — гражданские лица, и все предъявленные им обвинения подпадают под юрисдикцию гражданского производства. Судебный процесс прошел с многочисленными серьезными процессуальными нарушениями.

14

Обвинения были основаны исключительно на свидетельских показаниях Афанасьева и Чирния. Геннадий Афанасьев в ходе слушаний 31 июля отказался от своих показаний против Сенцова, заявив, что они были даны под пытками и получены с применением насилия со стороны спецслужб. Вследствие этого заявления Афанасьеву угрожали как во время суда, так и после него. Есть основания полагать, что и Чирний подвергался жестокому обращению, а его адвокат, заявлявший о пытках, был отстранен от дела. Несмотря на сообщения о применении пыток, судебное разбирательство было продолжено, суд основывался в дальнейшем на видеозаписи допросов, сделанных в ходе следствия. После того как защита указала на несоответствия в свидетельствах Чирния, суд решил использовать исключительно записи его показаний. «Суд, выносящий приговор без единого убедительного доказательства вины, не расследующий заявлений о пытках и выносящий обвинительный приговор лишь на основании видеозаписей, полученных под давлением, дискредитирует само понятие правосудия, – заявил КаримЛахиджи, президент FIDH. – Единственная цель этой ужасающей и драматической пародии на судебное разбирательство – подавить любые критические высказывания о российском присутствии в Крыму». Этот судебный процесс не только стал очередным доказательством полной зависимости российской системы правосудия от властей, но также наглядно продемонстрировал новый уровень открытого насилия и безнаказанности правоохранительных органов. Отказываясь от своих показаний, Геннадий Афанасьев сообщил, что представители российских служб безопасности избивали его во время задержания и в ходе допросов, надевали ему на голову противогаз и перекрывали доступ воздуха, пытали его электрошоком в области гениталий и угрожали изнасилованием в случае отказа давать показания против

Сенцова. В свою очередь, Олег Сенцов также заявил о пытках, которым он подвергался с момента его задержания в Крыму, таким как удушение целлофановыми пакетами, угрозы изнасилованием, жестокие избиения. Все это не стало препятствием для судебного рассмотрения полученных следствием данных. Более того, в октябре 2014 г. Следственный комитет РФ официально отклонил просьбу адвоката Сенцова в возбуждении дела по факту применения насилия, мотивировав это тем, что видимые следы травм на теле Сенцова являются «последствиями его увлечения садомазохизмом до его ареста». «Крым стал полигоном жестоких политических репрессий и террора. Жертвами этих репрессий в первую очередь становятся представители крымско-татарского народа, общественные активисты и оставшиеся в Крыму украинские патриоты, но подобные гонения могут распространиться и на всю Россию, – заявила руководитель Антидискриминационного центра «Мемориал» (АДЦ) Стефания Кулаева. – Еще один пример политического преследования в Крыму — дело Александра Костенко, крымского активиста, похищенного на территории Украины, подвергнутого пыткам и избиениям и приговоренного к более чем трем годам лишения свободы». FIDH и АДЦ «Мемориал» поддерживают позицию Европейского Союза, расценившего приговоры Сенцову и Кольченко как «нарушение международного права и элементарных норм правосудия», и присоединяются к призыву ЕС немедленно освободить Сенцова и Кольченко и гарантировать их безопасное возвращение в Украину.

fidh.org


ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

АДЦ «МЕМОРИАЛ» ПОДДЕРЖАЛ ЗАЯВЛЕНИЕ FARE О НЕДОПУСТИМОСТИ ДИСКРЕДИТАЦИИ АНТИФАШИСТСКИХ АКТИВИСТОВ Антидискриминационный центр «Мемориал» присоединяется к заявлению FARE (Футбол против расизма), выступившей против распространения дискредитирующей информации о представителях членской организации в Польше «Никогда снова». Сеть FARE на протяжении многих лет объединяет различные инициативные группы и ассоциации для совместных действий, направленных на борьбу с дискриминацией и расизмом в футболе. Антидискриминационный центр «Мемориал» гордится членством в сети FARE и возможностью участия в кампаниях против расизма и дискриминации. Организации, принадлежащие к сети FARE, не должны преследоваться и подвергаться угрозам за антирасистскую деятельность. В августе 2015 года президент Федерации футбола Польши (ФФП) Збигнев Бонек опубликовал твитт, критикующий польскую ассоциацию «Никогда снова». Это произошло сразу после того, как УЕФА применила санкции в отношении футбольного клуба «Лех» из Познани: в ходе квалификационного матча против футбольного клуба «Сараево» фанаты польской команды вывесили баннер «Легион Пила — кровь нашей расы», признанный УЕФА расистским. Клуб

был наказан проведением одного домашнего матча «за закрытыми дверями» и выплатой штрафа в размере 50 тысяч евро. Федерация футбола Польши опротестовала штраф и выпустила заявление, декларирующее нулевую толерантность к расизму и нацизму, подчеркнув, что, по мнению фанатов клуба, этот баннер не содержит расистских высказываний. Представители «Никогда снова» разъяснили, что каждый клуб получил информацию о способах борьбы с дискриминацией и список расистской символики, используемой футбольными фанатами, среди которых был этот и этот баннер («кровь нашей расы» — строка из песни известной неонацистской группы). Рафаль Панковски («Никогда снова») также отметил, что ранее и Федерация футбола Польши, и Министерство спорта поддержали эту инициативу. По мнению Бонека, именно работа наблюдателей FARE привела к наложению санкций в отношении польского клуба. Сеть FARE считает очевидным, что «Никогда снова» подверглись информационной атаке в связи с их борьбой против расизма и крайне правыми в футболе, а также потому, что они причастны к системе наблюдателей за матчами. В своем твиттер-аккаунте, который читают около 300 тысяч человек, З. Бонек разместил ссылки на статьи праворадикальных сайтов, осуждающих «Никогда снова» и FARE, и на-

звал одного из членов организации, Яцека Пурского, «красной гнидой и коммунистическим агентом». Открытое письмо, выражающее солидарность с «Никогда снова» и осуждающее поведение Бонека, было подписано 52 польскими НКО и опубликовано в ведущих газетах страны. Система наблюдателей FARE аккредитована УЕФА и представляет собой сеть независимых, опытных и подготовленных людей, не связанных ни с действиями УЕФА, ни с другими футбольными организациями. Рафаль Панковски объяснил, что «Никогда снова» не имеет заинтересованность ни в количестве, ни в сумме штрафов, выставленных клубам. Некоторое время назад в Варшаве глава направления социальной ответственности УЕФА рассказал, как средства, поступившие в уплату штрафов, тратятся на спортивные мероприятия для людей с ограниченными возможностями. Поведение, ставящее под угрозу наблюдателей FARE и организации, борющиеся с расизмом, недопустимо с точки зрения честной игры, особенно в свете усилий последних лет по идентификации расизма и ксенофобии в большом футболе: FARE заявляет, что обвинения такого рода со стороны руководящего состава в футболе должны немедленно прекратиться.

ПРАВОЗАЩИТНАЯ АНАЛИТИКА

НОВЫЙ КОДЕКС АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОИЗВОДСТВА РФ: ЗА И ПРОТИВ 15 сентября 2015 года вступил в силу Кодекс административного судопроизводства РФ — документ, регламентирующий рассмотрение в судах дел, возникающих из публичных правоотношений, то есть отношений между гражданином и государством. В первую очередь речь идет о делах, связанных с защитой нарушенных прав и свобод граждан и организаций, об оспаривании нормативных актов, решений и действий государственных органов, НКО, избирательных комиссий, а также о делах о приостановлении деятельности или о ликвидации политических пар-

тий, некоммерческих организаций, о прекращении их деятельности, о помещении иностранных граждан, подлежащих депортации или выдворению в специальные учреждения временного содержания, о госпитализации в психиатрический или противотуберкулезный стационар в недобровольном порядке и т. п. До вступления этого документа в силу а д м и н ис т рат и вно -п роцес с уа льные нормы не были кодифицированы в одном объединенном документе, а содержались в Гражданском процессуальном кодексе, Арбитражном процессуальном кодексе и Кодексе об ад-

министративных правонарушениях. Идея создания отдельного Кодекса административного производства появилась еще в начале двухтысячных, но тогда рассмотрение проекта кодекса было отложено. Учитывая, что Кодекс об административных правонарушениях долгое время критиковали как раз за то, что в нем сочетаются процессуальные и материальные нормы, принятие нового кодекса, вмещающего в себя только нормы процесса, само по себе правильно и прогрессивно. Таким же правильным кажется шаг по вынесению административных дел из сферы

15


ПРАВОЗАЩИТНАЯ АНАЛИТИКА гражданского судопроизводства, где, в отличие от административного, существует принцип равенства сторон. При обращении в суд с жалобами на органы власти гражданам из-за этого часто приходилось доказывать неправоту этих властных органов, будучи потерпевшей стороной. Теперь все бремя доказывания своей невиновности ляжет как раз на обвиняемого. Вопрос лишь в том, как это будет работать в условиях, когда судебная власть не является независимой, а находится в прямом подчинении исполнительной власти. Несмотря на то, что КАС вступил в действие лишь несколько недель назад и еще не был в полной мере опробован на практике, специалисты в области административного права уже сейчас подвергают его резкой критике и заявляют о его несоответствии Конституции. В первую очередь недоумение вызывает то, что речь в Кодексе идет лишь о делах, связанных с публичными правоотношениями (т.е. отношениями «человек – государство»), а именно с оспариванием норм, актов, действий государственных органов, действий некоммерческих организаций и избирательных комиссий, защитой избирательных прав и т. п. Другие дела, которые разрешаются в порядке административного судопроизводства (например, о нарушении общественного порядка или правил дорожного движения), будут, как и прежде, рассматриваться судами общей юрисдикции по правилам КоАП РФ. По логике вещей, материальные нормы права, которые регулируют какие-то отношения, должны быть связаны с нормами процесса, по которым должно вестись данное делопроизводство. С переменным успехом это работало, когда процессуальные нормы, закрепленные в КоАП, ГПК и АПК были разделены по субъектам и рассматривались, соответственно, в рамках административного, гражданского и арбитражного процесса. Однако сейчас, когда подраздел ГПК о публичных правоотношениях был перенесен в новый КАС, а регулирование частных правоотношений так и осталось в КоАП, логика и привычный всем порядок рассмотрения данных дел были нарушены, и совсем непонятно, к каким последствиям такие изменения приведут. Представьте себе обычных граждан, которые, скорее всего, не смогут понять, какой именно закон отвечает за ту или иную норму административного права. Но это далеко не самый серьезный недостаток нового КАСа. Очевидная его дефективность заключается в том, что в нем не был реализован подход закрепления процессуальных гарантий граждан, которые в спорах с государством очевидно являются

16

незащищенной стороной. Доказательством этого стали нововведения, согласно которым представителями граждан по административным делам смогут выступать только лица с высшим юридическим образованием, а в ряде случаев личное участие воспрещается вообще и лицо сможет действовать только через адвоката (ст. 55 КАС). Необходимость этого новшества была якобы продиктована гарантированным Конституцией правом на получение квалифицированной юридической помощи (п.1 ст. 48), однако следует обратить внимание, что статья, описывающая данную норму затрагивает скорее уголовные дела, а к административным относится лишь косвенно. В любом случае, мониторинг административных процессов против государственных органов доказывает, что квалификация защитника отнюдь не зависит от того, имеет он юридическое образование или нет. Наш опыт показал, что множество процессов, связанных с оспариванием неправомерных действий сотрудников полиции, решений о запрете на проведение публичных мероприятий и других дел с одинаковым профессионализмом велись как опытными юристами, так и общественными защитниками, не имеющими юридического образования, но являющимися специалистами в какой-либо узкой области права. С введением данной нормы возможности выступать в суде в качестве защитников такие люди лишились. Лишились ее и (внимание!) адвокаты, которые имеют лишь ученую степень в области юриспруденции, но не диплом юриста (в пункте 3 ст. 55 оговаривается обязанность представителя предъявить суду документы о наличии юридического образования, а также документы, удостоверяющие статус и полномочия представителя). Хотя профильный комитет Государственной думы выступал против введения этого правила, так как действовавшее ранее административное законодательство требований юридического образования защитников никогда не содержало, в окончательную редакцию КАС оно все же вошло. По этой причине возможность свободного, полного и всестороннего представительства своих интересов у граждан сравнительно уменьшилась. Наверное, уменьшится теперь и само желание обращаться в суд, так как следующим, еще более «гуманным», новшеством стало введение нормы, согласно которой все судебные расходы теперь будет возмещать проигравшая сторона. Это значит, что практически любое разбирательство между гражданами и органами власти будет очень неэффективным и рискованным в первую очередь для

граждан, которые и так никогда не имели больших шансов выиграть в суде иск к мэрии, органу управления административным округом или к управе. Окончательно это можно понять, полностью прочитав кодекс и не обнаружив в нем ни одного слова о мере взыскания за нарушение закона со стороны государственных органов и чиновников. Существовавший до принятия нового КАСа Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» как раз регламентировал меры такой ответственности, однако со дня вступления в силу КАСа он был упразднен. Складывается впечатление, что этим документом будет ограничено любое желание граждан (и неграждан) критиковать действия представителей власти, так как велик не только риск потерпеть поражение в борьбе с государственной машиной, но и остаться при этом обобранным до нитки. Уже из этих трех пунктов ясно, что новый кодекс на самом деле не предоставляет никаких гарантий защиты прав граждан в отношениях с государством, как об этом говорят его инициаторы, а, наоборот, создает лишь препятствия для их реализации и дополнительную защиту для представителей власти. И немудрено, что данный документ очень хвалят депутаты от «Единой России». Несколько лет назад, когда в Государственной Думе только начали говорить о необходимости кодификации административно-процессуальных норм в одном объединенном документе, в качестве одного из основных направлений развития административной юстиции было обозначено создание такого административного судопроизводства, которое будет всесторонне защищать права граждан, возлагая большую ответственность на государственные органы. Тогда почемуто этот подход не нашел поддержки у правящих кругов и был отложен в долгий ящик. Зато теперь, когда защита этих самых прав поставлена в еще более сложные условия и стала практически невозможной, документ, во многом спорный, был принят и о нем стали говорить как о серьезным шаге, повышающем эффективность а дминистративно-процесс уа льного законодательства. На деле же КАС, скорее всего, усложнит положение обычных людей и защитит от критики и без того защищенных государственных служащих.

Сергей МИХЕЕВ


ГРАЖДАНСКИЙ АКТИВИЗМ

«УБЕРИТЕ РУКИ ОТ ГРАЖДАНИНА!»

Петр Павленский сидит, а дело его живет. Именно так он и видит себя в искусстве – его выступления совершенно индивидуальны и на вид даже одиноки, но вокруг все словно само оживает, и люди словно нечаянно вовлекаются в его игру-борьбу, в его искусство-протест, в его диалог человека с бесчеловечностью. Слегка обгоревшую дверь страшной Лубянки (тут ведь и секрета нет – дверь-то почти и не горела, фокус, как с горящим бензином возле лица, якобы выдыхающего пламя факира) спешно заколачивают железом – и картинка этой замуровываемой двери становится изумительным дополнением к грозному псевдо-поджогу. Сторонники Петра стоят возле этой двери с плакатами – и тут не было бы особого искусства и магии, если кто-то когда-то видел ранее пикеты возле ЭТОЙ двери. Плакаты их просты и не претендуют на высокий акционизм («Свободу Петра Павленскому!» и про победу над страхом – не очень даже складно местами), но вот некий агрессор пытается порвать один из плакатов, а добродушно наблюдавший за неслыханным пикетированием твердыни полицейский бросается на выручку активисту с неожиданным и гениальным воплем: «Уберите руки от гражданина!» Гражданин – в самом первом, гордом смысле этого слова – человек, берущий на себя ответственность за происходящее в его полисе, стране, мире, – это же и есть наш Петр, уберите же от него руки, верно сказал милиционер!

Вокруг дискутируют люди – свободно говорят о том, о чем еще вчера, казалось, они и думать боялись. Какойто непонятный прохожий все пытается дознаться — «а в чем же логика». Ему довольно вяло объясняют люди из группы поддержки Павленского, что дело это художественное, что это такая форма протеста. Прохожий вдруг понимает что-то и изрекает: «Общая логика в том, что это зерно, из которого вырастет растение». Что-то средневековое, чосеровское, сервантесовское есть в этой мудрости простака. Петя Павленский – определенно Дон Кихот нашего безумного века, и только этого Санчо Пансы не хватало для полноты спектакля. Между тем, в дискуссию вступает новый юный полицейский, он тоже хочет понять, почему пикетчики не считают Павленского преступником, – ему приводят примеры каких-то еще символических поджогов, и полицейский принимается рассуждать (sic!: «Давайте смотреть глубже – чем он был недоволен?». Ах, как мне жаль, что Петя этого не слышит! Он бы, несомненно, ничего не пожалел и ни перед чем не остановился, лишь бы люди начали «смотреть глубже» и даже разбираться в том, что же вызывает его (а может уже и их?) недовольство. Впрочем, жалеть о Павленском не надо – он и так ни перед чем никогда не останавливался, он и так знал, чем и как «жечь сердца людей», знал, что зажжет и вовлечет их в свои акции, хотят они того или нет. Больше всего в этом человеке меня поражает его величайшая адекватность, полная соразмер-

ность его скупых и редких жестов тому, что творится вокруг. Он верит в немыслимые вещи, и они становятся реальностью: помню, как он рассказывал, что с удовольствием ходит на допросы по уголовному делу о вандализме (за акцию «Свобода» на Конюшенному мосту в Петербурге, где ранним утром 23 февраля горели старые шины и звенел набат мусорных баков). Петр радостно говорил, что на этих допросах он излагает следователю свои воззрения на современное искусство, а следователь внимательно слушает и, конечно, рано или поздно поймет и примет позицию обвиняемого. Можно ли было в это поверить? Признаюсь, мне казалось разумным поменьше говорить на допросах, а не читать там многочасовые лекции в нелепейшей надежде сагитировать следователя. Нам, отговаривавшим его от столь странного поведения, казалось, что мы – здравые и адекватные люди, а он чудак или даже чудик, жизни, видно, не знает. И кто был прав? Кто знал жизнь? Следователь полностью понял и принял позицию Петра, ушел из органов и стал адвокатом Павленского! Дон Кихот безумен в глазах соседей и прочих современников, а в вечность он попал как человек, стоявший выше убогой реальности, идеалист и романтик высокого благородства. Но все-таки мельницы были мельницами, а Дульсинея – простой крестьянской бабой, никто из поклонников великого героя Сервантеса не считает, что прав был Дон Кихот, нападая на мельницы, – скорее уж мы ценим его именно за неадекватность той реальности, которая не заслуживает признания и принятия. А Павленский – адекватный Дон Кихот, он не просто считает невероятные вещи возможными – он делает их возможными, он знает, в какое место, когда и как ударить. Худой, голый, израненный и беспомощный человек, завернутый в рулон колючей проволоки, – он лежит перед зданием питерского парламента и выражает свой протест так, кто это больше не сможет сделать никто. Невероятно красивая, выразительная и запоминающаяся картина – символ удушенной свободы, замученного гражданского общества, «любое движение причиняет боль». Депутаты пялятся из окон, а менты не могут ни вытащить художника из колючки, ни убрать его с площади и суетятся вокруг с пассатижами, пока кто-то из них не притаскивает покрывало с депутатского дивана из Мариинского дворца и не закрывает Павленского, как певчую птицу в клетке, – тоже замечательный пример художественного соучастия.

17


ГРАЖДАНСКИЙ АКТИВИЗМ По красоте и силе – это, на мой вкус, лучшая его акция, но людей такое слишком изящное искусство трогает мало (хотя именно за эту акцию присудили ему позже художественную премию), а Петру нужна реакция, нужно разбудить людей – и он прибил себя к брусчатке. Москва, как известно, не Питер, Петр проснулся не просто знаменитым, а очень знаменитым (ему плевать и на скандальность славы, и на саму славу, нужно, чтобы людей задело). В акции на Красной площади лучшее – это название: «фиксация» на месте казни, на своей боли, беспомощности, несвободе, унижении… Если бы не название – было бы совсем не то. И не надо ничего больше придумывать, не надо изгаляться! Зачем теперь про Лубянку придумывать какие-то вычурные «сошествие благодатного огня» и прочие выспренние ученые слова, «угроза» – это коротко и ясно, жестко и страшно. Человек – просто человек, стоит с канистрой возле пылающего здания власти, террора и бесчеловечности – и бросает вызов. Сам он считает свою акцию жестом и перчаткой, брошенной обществом в лицо власти. Дон Кихот вызывал на бой воображаемого великана, Петр вызвал настоящего; крылья мельницы не пострадали от печального рыцаря, а страшная Лубянка обгорела и заколотила свой прожорливый рот по воле Пети Павленского – маленького человека с канистрой.

Дальше все произошло так, как Петр и желал, как он и наметил, – его задержали, обвинили, арестовали. Его пытаются наказать – но делают ровно то, что он и хочет, чтобы его враги делали. С полным спокойствием и как будто даже безо всякого юмора он выражает на суде свое удовлетворение вмененным ему мотивом «идеологической и политической ненависти», ибо, говорит Петр,«какое еще чувство может испытывать нормальный человек к Лубянке?». Петр – нормальный человек, он ненавидит Лубянку и выражает эти чувства. Он рад, что его эмоции правильно поняли и оценили (для справки – обвинения в вандализме не подразумевают содержание под стражей, если нет мотива ненависти или «группы лиц», то есть если бы не радующий Петра «мотив», он бы не сидел в тюрьме!). Ему сейчас не так важны нормальные люди – которые им восторгаются и считают героем, он ведет свой диалог с властью, он бросил ей перчатку и уверенно продолжает фехтовать, нападать и провоцировать, а власти волей-неволей играют в его игру. Очевидно, что самое страшное оружие власти сейчас – это обвинение в терроризме. Пока его еще считают вандалом, но ведь могут переквалифицировать в любой момент… Они еще только собираются его этим пугать, а Павлен-

ский встает и просит – уж если надо в чем-то обвинять, то обвиняйте в терроризме. Или уж отпускайте, потому что жест – не преступление. Но если хотите винить и судить – то давайте по правилам, сами вы террористы и судите «нормальных людей» за терроризм, ну, валяйте… Что остается делать властям? Они еще только собираются ему угрожать, а он уже в их поле, уже ставит им условия, уже ведет сражение и уже обезоружил их. И дело тут не только в бесстрашии – людей жертвенных, храбрых, не щадящих себя не так мало. Многим бы хотелось геройствовать – «В огонь? Ну что ж! Иди! Идешь?»… Можно и шагнуть отважно, да вот погибнуть ни за грош, как солдат бумажный, ужасно горько и обидно. Выступления храбрых одиночек часто чреваты такой гибелью, но Павленский не одинок – его слышат и видят, ненавидят и боятся, в него верят и на него надеются.

Стефания КУЛАЕВА Опубликовано на сайте Радио Свобода svoboda.org

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ООН ПРИЗНАЛ НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА СПРАВЕДЛИВОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО И ПРАВА НА СВОБОДУ СЛОВА ПРИ АРЕСТЕ ПРАВОЗАЩИТНИКА Ф.А. КОСТЕНКО (БЫВШЕГО СОТРУДНИКА АДЦ «МЕМОРИАЛ»)

Вынесено решение Комитета по правам человека ООН по жалобе Филиппа Костенко которым признано нарушение Россией статей 14 (право на справедливое судебное разбирательство) и 19 (право на свободу слова) Международного пакта о гражданских и политических правах. Заявитель, Филипп Костенко, работал в Антидискриминационном центре «Мемориал» в 2011 году, когда в декабре он подвергся политическим преследованиям. По договору АДЦ «Мемориал » с адвокатами С. Голубком и О. Цейтлиной в защиту Филиппа Костенко была подана жалоба в Комитет по правам человека ООН.

18

Комитет в своем решении сделал важный вывод о том, что к делу об административном правонарушении применимы те же гарантии, что и в уголовном процессе, если привлекаемому к ответственности лицу грозит арест. В этой части Комитет признал нарушением отклонение ходатайств защиты о допросе в суде ключевых свидетелей обвинения, в данном случае — полицейских, составивших протоколы и рапорты об административном правонарушении. Филипп Костенко принимал участие в протестных выступлениях, что и стало настоящей причиной для двух арестов по ложным обвинениям общим сроком 30 дней, — когда Филипп отбыл первые 15 суток, он не был освобожден, а отправлен опять под суд, где получил еще 15 суток по новым надуманным обвинениям (по

нарушениям прав Костенко в связи с повторным арестом АДЦ «Мемориал» была подана жалоба в ЕСПЧ — однако решение по этой жалобе пока не вынесено). Комитет ООН по правам человека признал, что Ф.А. Костенко подвергся неправомерным репрессиям в связи с активистской деятельностью и позицией, ставящей под сомнение справедливость результатов выборов 2011 года в Государственную Думу РФ. Отдельно Комитет указал на недопустимость применения ареста за нецензурную брань в отношении сотрудника полиции, отказывавшегося принять передачу задержанным ранее товарищам Филиппа: такую меру ответственности суд счел несоразмерной совершенному правонарушению.


СО ДЕ Р Ж АНИЕ От редакции ОСТАНОВИТЬ НАСИЛИЕ. Заявление АДЦ «Мемориал» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1

Против дискриминации ЧУЖИЕ БЕЖЕНЦЫ Ольга АБРАМЕНКО . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2 УЧИТЬ ИЛИ НЕ УЧИТЬ ДЕТЕЙ МИГРАНТОВ Стефания КУЛАЕВА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

Правозащитные заявления СОВМЕСТНОЕ ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО УПОЛНОМОЧЕННОЙ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5

Права мигрантов СУД АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ ПОДДЕРЖАЛ ПРАВО ЛБГ НА ЗАЩИТУ ОТ ПРОИЗВОЛЬНОГО ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ . . . . . . . 6 ЕСПЧ ЗАЩИТИЛ ПРАВА ЗАЯВИТЕЛЯ, КОТОРОМУ, В СЛУЧАЕ ВЫДВОРЕНИЯ НА РОДИНУ, ГРОЗИЛА СМЕРТНАЯ КАЗНЬ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

Международная адвокация В Варшаве прошел сайд-ивент АДЦ «Мемориал» «ПРОБЛЕМЫ ЦЕНТРОВ СОДЕРЖАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И НЕИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ ЕСПЧ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ МИГРАНТОВ» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7 ОБСУЖДЕНИЕ ПРОБЛЕМ НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ЗОНЕ ОБСЕ Инесса САХНО . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8 ОСТАНОВИТЬ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ ВО ВСЕМ МИРЕ И ПРИНЯТЬ ЗАКОНЫ ОБ ИХ ЗАЩИТЕ: САЙД-ИВЕНТ В ООН (НЬЮ-ЙОРК). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9 АДЦ «МЕМОРИАЛ» ПОДАЛ В КОМИТЕТ ООН АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ОТЧЕТ О ПРОБЛЕМЕ ДИСКРИМИНАЦИИ ЖЕНЩИН В РФ . . . 10

Права женщин ПРАВА ЖЕНЩИН И ВОПРОС ДЕТОРОЖДЕНИЯ Инесса САХНО . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11

Права инвалидов ГОРОДСКОЙ СУД ПРИЗНАЛ НАРУШЕНИЯ ПРАВ ИНВАЛИДА, ИНТЕРЕСЫ КОТОРОГО ПРЕДСТАВЛЯЛИ ЮРИСТЫ АДЦ «МЕМОРИАЛ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12

Защита гражданского общества ОБСУЖДЕНИЕ СВОБОДЫ ТВОРЧЕСТВА В РОССИИ И ШВЕЦИИ Сергей МИХЕЕВ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13 СУД НАД СЕНЦОВЫМ И КОЛЬЧЕНКО: ВОЗМУТИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР, ПЫТКИ И НАРУШЕНИЯ ПРАВ Пресс-релиз Международной Федерации за права человека (FIDH) и Антидискриминационного Центра «Мемориал» . . . . . 14 АДЦ «МЕМОРИАЛ» ПОДДЕРЖАЛ ЗАЯВЛЕНИЕ FARE О НЕДОПУСТИМОСТИ ДИСКРЕДИТАЦИИ АНТИФАШИСТСКИХ АКТИВИСТОВ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15

Правозащитная аналитика НОВЫЙ КОДЕКС АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОИЗВОДСТВА РФ: ЗА И ПРОТИВ Сергей МИХЕЕВ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15

Гражданский активизм «УБЕРИТЕ РУКИ ОТ ГРАЖДАНИНА» Стефания КУЛАЕВА. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17 КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ООН ПРИЗНАЛ НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА СПРАВЕДЛИВОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО И ПРАВА НА СВОБОДУ СЛОВА ПРИ АРЕСТЕ ПРАВОЗАЩИТНИКА Ф.А. КОСТЕНКО (бывшего сотрудника АДЦ «Мемориал») . . . 18


ПРАВОЗАЩИТНЫЕ ОТЧЕТЫ АДЦ "МЕМОРИАЛ"

ВСЕ ОТЧЕТЫ ИМЕЮТ АНГЛИЙСКУЮ ВЕРСИЮ И ДОСТУПНЫ НА САЙТЕ WWW.ADCMEMORIAL.ORG