Page 1

СОФИЯ Издание Новгородской епархии

2 ·2010

Выходит с 1992 года

Ñ Î Ä Å Ð Æ À Í È Å

Íîâãîðîäñêàÿ åïàðõèÿ: èñòîðèÿ è ñîâðåìåííîñòü СВЯТАЯ СВЯЗЬ ВРЕМЕН: 20 ЛЕТ ВОЗРОЖДЕННОЙ НОВГОРОДСКОЙ ЕПАРХИИ

3

ìîíàñòûðè íîâãîðîäñêîé çåìëè Л. Филиппова ИЗ ИСТОРИИ РДЕЙСКОЙ ПУСТЫНИ XVII–XVIII вв.

5

öåðêîâíîå èñêóññòâî В. Кутковой ИКОНОПИСЕЦ: РЕМЕСЛЕННИК ИЛИ ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛЬ

10

ðåêà âðåìåí ПРАЗДНОВАНИЕ ЦЕРКОВНЫМИ ШКОЛАМИ НОВГОРОДА ДНЯ ПАМЯТИ СВ. БРАТЬЕВ КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ 11 МАЯ 1914 г. (НЕВ. 1914. № 20)

17


ñîäåðæàíèå СТАРИЦА МАРИЯ СЕМЕНОВНА СМИРНОВА, УРОЖДЕННАЯ ПЕСТОВСКАЯ (НЕВ. 1904. № 5) ИСТОРИЯ ПОМИНАНИЯ (НЕВ. 1897. № 16)

18 22

ëèòåðàòóðà è öåðêîâü Н. Жервэ СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ В ЗАПИСКАХ А. Н. МУРАВЬЕВА И А. С. НОРОВА

24

äîðîæíûé ïîñîõ священник Илия Стрелков ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО СВЯТЫМ МЕСТАМ ОКУЛОВСКОГО РАЙОНА

28

äóõîâíàÿ æèçíü Д. Фролов СКАЗАНИЕ О ЦАРСКОЙ ГОРДОСТИ СКАЗАНИЕ О СЫНЕ КУПЕЧЕСКОМ А. Дмитриев ИСПОВЕДНИЧЕСТВО КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА

34 36

39

На первой странице обложки журнала: Владимир, Борис, Глеб (двусторонняя таблетка: Преображение). Из кн.: Лазарев В. Н. Страницы истории новгородской живописи. Двусторонние таблетки из собрания Св. Софии в Новгороде. М., 1979. На четвертой странице обложки: Церковь Спаса на Нередице. Фото: Новгород на старой открытке. Из коллекции Новгородского государственного объединенного музея/ заповедника. Вып. 3. Монастыри. Комплект открыток.

УЧРЕДИТЕЛЬ: НОВГОРОДСКАЯ ЕПАРХИЯ 173000, В. Новгород, ул. Славная, 12. Телефон: (8162)63–54–13. Факс: (8162)63–33<42 ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР: Высокопреосвященный Лев, архиепископ Великого Новгорода и Старорусский Выпускающие редакторы: Н. Н. Жервэ, Я. А. Страхова. Художник: Е. Б. Горбатова. Верстка: Я. А. Страхова. Корректор: Н. Н. Бутарова. При перепечатке материалов из журнала ссылка на«Софию» обязательна. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Журнал «София» зарегистрирован Комитетом РФ по печати. Свидетельство № 014197 от 01.11.95. Перерегистрирован ГК РФ по печати в связи с изменением формы и периодическим распространением издания. Свидетельство № 014197 от 02.04.97. Сдано в печать 01.07.2010. Формат 60×90 в 8°. Печать офсетная. Бумага офсетная. Объем 5,0 печ. л. Тираж 1000 экз. Отпечатано в типографии ООО «Возрождение»

2 СОФИЯ


Íîâãîðîäñêàÿ

åïàðõèÿ: èñòîðèÿ è ñîâðåìåííîñòü

СВЯТАЯ СВЯЗЬ ВРЕМЕН 20 лет возрожденной Новгородской епархии

овременная история старейшей церковной кафедры России началась 20 июля 1990 г. с Указа Святейшего Патриарха Алексия II о возрождении самостоятельной Новгородс< кой епархии. Возглавить ее было определено преос< вященному Льву (Церпицкому) с титулом епископ Новгородский и Старорусский, как испокон веков и водилось в Новгороде. Образованная в 992 г. Новго< родская епархия как самостоятельная просуще< ствовала до 1775 г, когда была объединена с Санкт< Петербургской. И только в 1892 г. стала самостоя< тельной на относительно короткий срок. После Великой Отечественной войны она вновь была объе< динена с Ленинградской митрополией. Получив са< мостоятельность в 1956 г., через одиннадцать лет в 1967 г. вновь была присоединена к Ленинградской, которую возглавлял митрополит Никодим (Ротов). Причиной объединения послужила сложная цер< ковная ситуация, сложившаяся к этому времени: го< товилось упразднение Новгородской епархии. Из сорока храмов в эти годы было закрыто пятнадцать. В Новгороде осталась всего одна церковь во имя апостола Филиппа на окраине города, куда после закрытия Никольского собора была переведена церковная община. Владыка Никодим († 1976) и его преемники — митрополиты Антоний (Мельников) и Алексий (Ридигер) — много внимания уделяли Нов< городской церкви и не допустили уничтожения древнейшей епархии. Заметные перемены произошли в отношениях между государством и Церковью за последнюю чет< верть XX в. Торжества, посвященные 1000<летию Крещения Руси (1988 г.), совмещенные с праздни< ком Славянской письменности и культуры (центром которого стал древний Новгород), стали той высо< той, с которой перед Русской Православной Церко< вью открылись неведомые ранее возможности и перспективы. Началась эпоха, которую Патриарх Алексий II († 2008) впоследствии обозначил как «второе Крещение Руси». Местные власти по просьбе тогда еще митропо< лита Ленинградского и Новгородского Алексия пе< редали Православной Церкви Николо<Вяжищский монастырь. В сентябре 1989 г. наконец<то в пользу верующих решилась судьба Ильинского собора в Сольцах. В пос. Крестцы зарегистрированная пра<

С

2/2010

вославная община получила в пользование церковь Святой Троицы в Ямской слободе. В мае 1990 г. вто< рым действующим храмом Новгорода стал Покров< ский собор Зверина монастыря. С 30 июня по 2 июля 1990 г. Новгород посетил только что избранный Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. С 20 июля 1990 г. Новгородская епархия вновь стала самостоятельной. Возрожден< ная епархия насчитывала 38 действующих церквей и соборов. В течение года было зарегистрировано пять новых религиозных общин. На 1 января 1991 г. в области имелось 43 прихода. В июне 1991 г. по ходатайству епископа Льва ре< шением исполкома облсовета в постоянное и без< возмездное пользование Церкви передавались Свя< тая София, полуразрушенный Юрьев монастырь с Перынским скитом, страшные руины Хутынской обители, Иверский монастырь и чудотворная икона «Знамение». В памятный день 16 августа 1991 г. при освящении Софийского собора Святейшим Патри< архом Алексием чудесно явившаяся на безоблачном небе радуга стала своеобразной точкой отсчета но< вой эпохи в истории Новгородской кафедры. За двадцать лет число освященных и действую< щих храмов в Новгородской епархии возросло до

Святейший Патриарх Алексий II в сослужении духовенства совершает первую Литургию во вновь освященном Софийском соборе. 16 августа 1991 г.

СОФИЯ 3


Íîâãîðîäñêàÿ åïàðõèÿ: èñòîðèÿ è ñîâðåìåííîñòü 150, действуют три мужских и два женских монас< тыря, архиерейское подворье. В девяти благочиниях несут послушание около 100 священнослужителей. Восстанавливаются недействующие и строятся но< вые храмы, обретаются утраченные святыни. Растет число приходов, есть среди них военные, больнич< ные и тюремные. Под попечением Церкви находятся сегодня и детские дома в Деревяницах, Шимске, Болотном и Тесово<Нетыльском. Не оставляются они как ду< ховной, так и материальной поддержкой. Важнейшей задачей Церкви является создание системы духовного образования. Во многих прихо< дах действуют воскресные школы для взрослых и детей, открыты библиотеки. Крупнейшей в епархии является библиотека Софийского собора, где дей< ствует современная компьютерная система обра< ботки и учета фондов. Студенты, изучающие биб< лиотечное дело, проходят здесь стажировку. Православное образование получают учащиеся школы № 20 им. свв. Кирилла и Мефодия в област< ном центре. На территории Свято<Юрьева монастыря от< крыто духовное училище. Первые рукоположения воспитанников училища состоялись в 2007 г. Епархия активно сотрудничает с Новгородским университетом. Регулярно проводимые совместно с НовГУ Никитские, Знаменские и Лихудовские чте< ния давно обрели признание в научных кругах всей России. С 1992 г. в Новгородской епархии издается газе< та, а с 1997 г. — журнал «София», главный редактор архиепископ Новгородский и Старорусский Лев. Во многих приходах выпускаются газеты и информа< ционные листки, действуют интернет<сайты. На об< ластном телевидении выходит еженедельный теле< журнал «София. Программа о наших истоках». Новгородская епархия неотделима от право< славных событий общероссийского значения. Через Великий Новгород ежегодно проходят Крестные ходы, организованные Русской Православной Цер< ковью. Пребывание в Новгороде святых мощей сви< детельствует о значимости Великого Новгорода в жизни современной православной России. В рамках

Архиепископ Великого Новгорода и Старорусский Лев возглавил Божественную литургию в Спасском соборе Свято/Юрьева монастыря в сослужении всех преподавателей Новгородского духовного училища в священном сане. 11 июня 2010 г.

4 СОФИЯ

Визит Святейшего Патриарха Кирилла в Великий Новгород. 20 сентября 2009 г.

церковно<общественного проекта «Православная Русь» с 2008 г. проводятся межрегиональные выс< тавки<форумы. В рамках III Межрегиональной выс< тавки<форума «Православная Русь», тема которой «Народы<победители: вместе в истории, вместе в будущем», проходил фестиваль хоровых и теат< ральных коллективов. Хор Новгородского духовно< го училища «Скифы» под управлением А. В. Кауро< ва участвовал в молебне, посвященном открытию выставки, и в заключительном концерте III Межре< гиональной выставки «Православная Русь», прохо< дившей в Великом Новгороде с 10 по 15 июня 2010 г. Также хор выступил с программой, посвященной победе в Великой Отечественной войне. Прозвуча< ли: Тропарь вмч. Георгию; песни «Баллада о солда< те», «У деревни Крюково», «Ехал я из Берлина». Пение хора сопровождалось инструментальным ак< компанементом в исполнении самих же певчих. Пев< чие хора НДУ (А. Лямин, Я. Ярославов, А. Смирнов) читали стихи русских поэтов. Особенно зрители от< метили выступление Александра Лямина, за испол< нение стихотворения «Сороковые, роковые». В 2009 г. Великий Новгород отмечал свое 1150< летие. Одним из самых ярких событий празднова< ния явился визит Святейшего Патриарха Московс< кого и всея Руси Кирилла в Новгородскую епархию. Предстоятель Русской Православной Церкви посе< тил Иверский и Хутынский монастыри, совершил Божественную литургию в Софийском соборе. Свя< тейший Патриарх Кирилл поблагодарил архиепис< копа Льва за труды по возрождению Новгородской епархии, «которая по количеству храмов если не в полной мере соответствует потребностям, то уже несоизмерима по отношению к прошлому». В своем Первосвятительском слове к новгород< цам Патриарх Кирилл выразил надежду, что «буду< щее Новгорода будет славным и прекрасным, что будет жить дух древних новгородцев, что будет со< храняться в сердцах людей вера православная, а вместе с ней великий нравственный идеал, и мы пре< одолеем наши кризисы и любые трудности, как пре< одолевали их наши благочестивые предки». Материал подготовлен приходом церкви св. блгв. кн. Александра Невского Великий Новгород

2/2010


Ìîíàñòûðè

íîâãîðîäñêîé çåìëè

ИЗ ИСТОРИИ РДЕЙСКОЙ ПУСТЫНИ ХVII–ХVIII В . 1

дейская пустынь располагается среди труд< нопроходимых болот и лесов примерно в 30 км от города Холма Новгородской облас< ти. Она занимает возвышенный полуостров, омываемый с трех сторон водами озера Рдейска (в длину около 5 км, в ширину около 3 км). С четвертой стороны к полуострову подходят топкие мхи. Сам полуостров невелик — всего менее 5 га. Отделенное болотами и лесами от мирских селений это место как бы самой природой было предназначено для уединенной иноческой жизни. Земля на острове плодородная, Рдейское озеро изобиловало рыбой, а в окрестных лесах водились различные звери и пти< цы. Все это давало возможность жить здесь в тиши, почти не общаясь с остальным миром. Поэтому с давних времен на полуострове селились искатели безмолвия — отшельники. Точное время основания здесь иноческой обите< ли неизвестно. Самые ранние документальные све< дения о Рдейской пустыни (в источниках она еще названа Рденской или Ордеиской) относится ко второй половине XVII в.2 О времени возведения хра< мов в пустыни мы узнаем из надписей на храмоздан< ных крестах, которые хранились еще в XIX в. Эти надписи на крестах приведены купеческим сыном из Старой Руссы, а впоследствии иеромонахом А. А. Усининым в его работе «Описание Рдейской пусты< ни», опубликованной в 1880 г.3 Надпись на самом древнем храмозданном кресте свидетельствовала, что в 1666 г. при новгородском митрополите Питириме была освящена церковь во имя Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев: «освятися алтарь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; водружен бысть крест сей в церкви преподобных Зосимы и Савватия Соловецких чу< дотворцев. Лета 7174 г. (1666), месяца Марта, 18 дня, на память, иже во святых отца нашего Кирилла Ар< хиепископа Иерусалимского, при благоверном Ве< ликом Государе царе Алексее Михайловиче всея ве< ликия и малыя и белыя России Самодержце, при Митрополите Питириме»4. Этот первый известный храм Рдейской пустыни был деревянным. Посвяще< ние его не было случайным. Преподобные Зосима и Савватий являлись деятельными организаторами монашеской жизни в Соловецком монастыре, осно< ванном в конце XIV в. в далекой труднодоступной

Р

2/2010

северной земле, и достигшем своего расцвета и из< вестности в середине XVII в. Подвиг соловецких старцев, очевидно, был примером для основателей отдаленной труднодоступной Рдейской обители. Самым первым, известным по письменным ис< точникам, настоятелем Рдейской пустыни был стро< итель Спиридон Голохвастов, переведенный сюда из Николо<Хвоинского монастыря в 1670 г. и руково< дивший обителью по 1688 г. В Записной книге Торо< пецкой приказной избы в статье учета оброка было сказано: «Рдейские пустыни строителя старца Спи< ридона с братьею с озерка Рдейского и с реки Рудьи и с губы и с закулов оброку 3 алтына 2 денги»5. В 1692 г. настоятелем обители стал Дорофей, ко< торый являлся, видимо, представителем именитого рода. В надписи на «животворящем» кресте, уста< новленном в пустыне в 1692 г. новгородским митро< политом Корнилием, иеромонах Дорофей Иванов назван графом. При нем «в украшении» монастыря принимал участие некий Никита Васильев Тороп< ченков, судя по фамилии, житель города Торопца6. Особенно значительно благоустраивается пус< тынь стараниями настоятеля Ионы, возглавлявшего обитель с 1696 по 1706 гг. В пустыне основаны два храма — деревянный и каменный. Деревянный храм во имя Спаса Преображения в 1699 г. был освящен

Церковь Успения Богородицы 1700–1710 гг. Северный фасад. Фото 1897 г. Архив ИИМК РАН. Ф. 1. Д. 207.

СОФИЯ 5


ìîíàñòûðè íîâãîðîäñêîé çåìëè

Рдейский монастырь. Фото Ф. Фомина. 2009 г.

новгородским митрополитом Иовом, о чем имелась надпись на втором храмозданном кресте7. А в 1700 г. на месте деревянной церкви прп. Зосимы и Савва< тия, сгоревшей или, скорее всего, разобранной, была заложена каменная двухэтажная церковь во имя Успения Богородицы на трапезной. Строитель< ство ее продолжалось 10 лет и завершилось в 1710 г. при следующем настоятеле пустыни архимандрите Иоиле (с 1707 г.), а освящение произошло в 1711 г. по благословлению новгородского митрополита Иова, о чем свидетельствует надпись на третьем храмозданном кресте8. Обитель стала называться Успенской мужской пустынью. Она была не только самостоятельной, но имела в то время еще два приписных монастыря: Троицкий Небин, находившийся в окрестностях го< рода Торопца на берегу реки Торопы9 и Николо< Хвоинский, расположенный в пяти верстах к северу от города Новоторжева при озере Хвоинском10. В разные периоды Рдейская пустынь относилась то к Псковской, то к Новгородской епархиям. В 1723 г. пустынь состояла приписанной к Старорусскому Спасскому монастырю11. В разные годы настоятели пустыни носили раз< ный сан: строитель, игумен, архимандрит. Кроме упомянутых настоятелей в Рдейской пустыни извес< тны имена игумена Иосифа Арбузова в 1737 г., пере< веденного в 1739 г. в Спасский Каргопольский мона< стырь и строителя Игнатия в 1751 г.12 До закрытия Рдейской пустыни в 1764 г. за нею числилось 122 души крестьян, а с приписными мона< стырями 301 душа, пахотной земли 76 десятин. Кре< стьяне Рдейской вотчины обрабатывали монастырс< кую землю, а Хвоинская вотчина была обязана вно< сить в Рдейскую пустынь оброк13. В 1764 г. по указу правительства Екатерины II о секуляризации церковных земель угодия Рдейской пустыни отошли в Коллегию экономии и обитель «за неимением собственных средств к содержанию» была упразднена. Монашествующая братия в числе двенадцати старцев, из которых насчитывалось шесть иеромонахов с игуменом Иннокентием во главе, разошлась по другим монастырям14. Большая часть монастырского имущества была передана в 1766 г. в Старорусский Спасский монастырь15, неко<

6 СОФИЯ

торые ценности отошли в другие монастыри. На< пример, в 1775 г. по резолюции новгородского архи< епископа Гавриила из бывшей Рдейской пустыни взято в Савво<Вишерский монастырь несколько икон и четыре большие колокола. Правда, один из них по его же резолюции был возвращен. Как выглядела Рдейская пустынь, узнаем из опи< сания ее строения и имущества, произведенного в 1768 г., т. е. через четыре года после ее закрытия. В это время еще сохранилось большинство сооруже< ний, возведенных на рубеже XVII–XVIII вв., когда она особенно активно обустраивалась стараниями настоятелей Дорофея, Ионы, Иоиля и других. Это была небольшая, но благоустроенная обитель. В ней имелось два храма: деревянная церковь Преображе< ния и каменная Успенская церковь. Точный облик церкви Преображения Господня 1699 г. трудно представить, потому что из<за вет< хой кровли она была разобрана, вероятно, еще в XVIII в. и кроме скупых строчек в описании 1768 г., никаких других документальных свидетельств мы не имеем. Судя по указанному описанию, постройка состояла из трех объемов — алтаря, собственно церкви и трапезной. Не исключено, что здание име< ло и паперть. Какой была его верхняя часть, неизве< стно. Церковь была крыта тесом и завершалась од< ной главой с деревянным крестом, обитыми жестью. С трех сторон к ней примыкали крыльца с покрыти< ем в виде шатра. Судя по невероятно огромному ко< личеству окон — в описании указано 25 стекольча< тых окончин и еще имелись «протчие», возможно, волоковые оконца — это был очень большой вмес< тительный храм. Окна закрывались деревянными затворами на железных петлях и крюках. Преобра< женский храм был холодным, не отапливался16. Он имел очень богатый пятиярусный иконостас. В местном ряду располагались следующие иконы: Преображения, прп. Зосимы и Савватия, Богороди< цы, Василия Великого и Иоанна Златоуста. В боль< шинстве своем иконы иконостаса «писаны красками с позолотою», а некоторые из них были украшены жемчугом и серебряной сканью или имели серебря< ные позолоченные детали и оклады. Двери царские

Успенский собор. Фото Ф. Фомина. 2009 г.

2/2010


ìîíàñòûðè íîâãîðîäñêîé çåìëè

Успенский собор. Иконостас. Фото Ф. Фомина. 2009 г.

были украшены сквозной резьбой. Судя по описа< нию, нарядный вид имели клиросы для певчих и на< стоятельское место, которые были «забраны доска< ми и раскрашены красками»17. Второй храм пустыни — каменная церковь Успе< ния Богородицы над трапезной 1700–1710 гг. По этому храму, сохранявшемуся до конца XIX в., име< ются более подробные сведения, в том числе фото< графии и поэтажные планы 1897 г., позволяющие достаточно полно представить его архитектурный облик. Двухэтажная Успенская церковь состояла из трех разновысоких, но одинаковых по ширине объе< мов — алтаря, основного повышенного и притвора, расположенных один за другим по продольной оси. Центральный квадратный в плане объема был пере< крыт четырехскатной крышей и увенчан пятью гла< вами луковичной формы на длинных шейках. Пони< женная массивная полукруглая апсида имела пяти< гранное покрытие, а притвор, тоже пониженный — двухскатное. С запада к притвору примыкала квад< ратная в плане колокольня, завершавшаяся ярусом звона, на который был поставлен высокий четырех< скатный шатер, увенчанный небольшой главкой на шейке. Первоначально все кровли на церкви и на ко< локольне были тесовые неокрашенные, а все пять глав покрыты зеленой черепицею. Кресты на главах были железные. По данным описания 1768 г., к цер< кви примыкало крыльцо с рубленным «пристен< ком»18. Высота церкви с главой была около 20 м. В 1768 г. на колокольне висело семь колоколов, из которых самый большой был весом сорок пудов тридцать один фунт19. На небольшом колоколе ве< сом в 24 кг имелась надпись: «7198 (1690 г. — Ав/ тор) приложи сей колокол в Торопецкий уезд в Ла< зоревский стан в Рдейскую пустыню к церкви Зоси< мы и Савватия…»20. Судя по надписи, этот колокол принадлежал еще деревянной церкви прп. Зосимы и Савватия 1666 г. При колокольне имелся придель< ный амбар где на столбах висели «боевые» часы21. Здание церкви было сложено из кирпича с при< менением булыжного камня. Стены снаружи и внут< ри побелены известью и не имели росписей. Пора<

2/2010

жает многообразие декоративных изделий из кир< пича, которыми зодчий украсил фасады. Своеобра< зен венчающий верх четверика богатый фриз из ко< кошников, которые обегая по карнизу ломались на углах, переходя таким образом на другой фасад. Под кокошниками размещались декоративные по< яски. Особенно богато были украшены окна, при< чем форма обрамления оконных проемов второго и первого этажей была различной. Более парадно выглядели окна второго этажа, оформленные по бо< кам резными колонками, а вверху — кокошниками с тройным зубчатым завершением. Оформление окон первого этажа было скромнее — они были украше< ны вверху только килевидными кокошниками. Что< бы уберечь богатое церковное убранство от лихих людей, все окна были забраны металлическими ре< шетками. В отличие от церкви колокольня не имела ника< ких декоративных украшений. Своим суровым об< ликом она напоминала крепостную башню. Церковь во имя Успения Богородицы располага< лась в помещении второго этажа, имевшем сводча< тое перекрытие. В трапезной, примыкавшей с запа< да, были устроены лавки «для седалища людей», ожидавших богослужение. Пол в церкви дубовый «штучный» (паркет). Церковь отапливалась кафель< ной печью. На первом этаже находилась церковь во имя прп. Зосимы и Савватия и монастырская трапезная, за< нимавшая западную часть. Коробовый свод трапез< ной поддерживался четырехгранным столбом. Бра< тия обедала за двумя большими дубовыми столами, вдоль которых стояли скамьи из липового дерева «с заворотами». Пол в алтаре был кирпичный, в церкви — байдачный еловый, а в трапезе — дубовый штучный. Обогревалась трапезная печью. Трапезная через дверной проем соединялась с поварней — хлебней. Это было отдельное помеще< ние, примыкавшее к северной стене церкви. В нем имелась печь для выпечки хлеба и печь с большим на два пуда квасоварным котлом. Кроме того имелись еще четыре котла для приготовления пищи и нагре< ва воды22.

СОФИЯ 7


ìîíàñòûðè íîâãîðîäñêîé çåìëè На территории пустыни стояли следующие пост< Отметим, что такое устройство храма, объеди< нявшее в одном здании церковные и бытовые поме< ройки. Настоятельская келья размером 3×1,5 сажени щения, по всей вероятности, было характерно для освещалась шестью стекольчатыми окнами. К ней маленьких обителей с небольшим числом иноков. В обеих церквах каменного храма имелись ико< примыкало крыльцо с тесовым покрытием в виде ностасы. В верхней Успенской церкви пятиярусный шатра. Само здание было крыто дранью27. При на< иконостас, устроенный в 1710г., был современен стоятельской келье состояла еще небольшая низкая храму. Очень ценно, что часть икон имела надписи келья, крытая тоже дранью. по нижнему полю доски, сообщавшие имена заказ< Братских келий было две, каждая размером чиков, иконописцев, время создания. Так на храмо< 2,5×2,5 сажени освещалась четырьмя большими сте< вой иконе Успения Богородицы, которая почита< кольчатыми окнами и имела кирпичную печь с тру< лась чудотворною, была следующая надпись: «Пи< бой. При кельях имелись общие сени размером 3×2,5 сал сей образ города Торопца, Небина монастыря, сажени. Одна из братских келий была крыта тесом Священно<Архимандрит Деонисий с учеником сво< «в поток»28. им Алексеем Степановым, по прошению настоятеля И еще в монастыре были две кельи, «порознь Рдейской пустыни Архимандрита Ионы»23. Икона строеные», крытые дранью. Кроме того имелся погреб, ледник, четыре амба< Благовещения Богородицы была исполнена в том же 1708 г., а «написася сей святый образ Благовеще< ра для хранения монастырского хлеба и амбар для всяких монастырских вещей. На ния Пресвятыя Богородицы в территории пустыни был коню< Рдейскую пустыню, при настоя< шенный двор, а за ним распола< теле Архимандрите Ионе, писал гались два сада — яблоневый и Федор Коломенцев»24. Более вишневый. краткая надпись на иконе Ка< Монастырь был обнесен бре< занской Богородицы сообщала: венчатой оградой, «ставленой в «Писан сей образ в г. Торопце тарасы». Как выглядела эта сте< ружной церкви Воскресенским на? Такой тип ограды представ< попом Дорофеем»25. Из приве< лял собой две венчатые стены, денных надписей следует, что расположенные параллельно и они были написаны специально соединенные поперечными стен< для Успенской церкви в городе ками. Стены тарасами имели по< Торопце, с которым Рдейская крытие. Подобные ограды были пустынь в конце XVII — начале весьма распространены в монас< ХVIII вв. имела тесные связи. тырском строительстве в ХVII– В нижней церкви прп. Зоси< ХVIII вв. В отличие от городо< мы и Савватия иконостас был вых крепостных стен монастыр< одноярусный столярной рабо< ские ограды обычно были ниже, ты, «раскрашен разными крас< и они не засыпались землей, а ками с позолотою». В нем имел< использовались для хозяйствен< ся чудотворный храмовый образ ных нужд. Имеются сведения, прп. Зосимы и Савватия. Икона что стены «в тарасы» окружали была старая, происходила, по Успенский собор. Алтарь. в XVII в. такие большие новго< всей вероятности, из деревян< Фото Ф. Фомина. 2009 г. родские монастыри как Вяжищ< ной церкви прп. Зосимы и Сав< ватия 1666 г. Образ писан красками, поля обложены ский, Деревяницкий и др., а также многие неболь< серебром золоченым гладким между чудотворцев в шие монастыри и пустыни29. цвете обложено серебром»26. Въезд в пустынь шел через святые ворота, кото< Подводя итоги сказанного об Успенской церкви, рые были каменными и имели арочную форму. А следует отметить, что это характерный памятник над ними стояла небольшая каменная же надврат< архитектуры конца XVII — начала XVIII вв. Такой ная Никольская церковь, крытая тесом. Рядом с тип храма был весьма распространен во многих гу< въездными воротами были приделаны малые дере< берниях: Московской, Ярославской, Калужской, Вла< вянные проходные ворота. За монастырской оградой находился гостиный димирской, Тверской и других. По своему объемно< композиционному решению и особенно декоратив< двор, состоявший из двух келий с сенями 12×4 саже< ному оформлению постройка ближе всего стоит к ни. Как кельи, так и сени были крыты дранью. А в монастырском селе Высокое, стоящем за бо< храмам Торопца. Есть полное основание полагать, что в строительстве Успенской церкви принимали лотом, находилось следующее строение: конюшен< участие зодчие из города Торопец, с которым Рдей< ный двор, мощеный «бревеньем», с двумя кельями и амбаром; коровий двор, с двумя кельями; гумно, ский монастырь имел давние глубокие связи. Все остальные монастырские постройки, как жи< рига, две пуни30 и два амбара, в которых хранился лые, так и хозяйственные, были деревянными. В монастырский хлеб; ледник и баня с сенями. Все по< описании 1768 г. дается очень краткая их характе< стройки были крыты дранью31. После закрытия ристика, но и это позволяет представить в общих Рдейской пустыни в 1764 г. все монастырское строе< чертах, каким был монастырь в конце ХVII — нача< ние в селе Высокое отошло его бывшим крестьянам, ле XVIII вв. которые «не знаемо почем» выкупили его или, воз<

8 СОФИЯ

2/2010


ìîíàñòûðè íîâãîðîäñêîé çåìëè

Успенский собор. Купол. Фото Ф. Фомина. 2009 г.

можно, взяли в аренду через экономического казна< чея Полябинова32. Деревянные постройки Рдейской пустыни со временем ветшали. Последняя монастырская келья исчезла в середине ХIХ в.33 1

В данную статью включены вновь выявленные ар< хивные сведения, не вошедшие в ст.: Филиппова Л. А. О Рдейской пустыни // Новгородский архивный сбор< ник. 2010. № 8. С. 159–171. 2 Амвросий (Орнатский). История Российской Иерархии. М., 1813. Ч. 5. С. 669; Зверинский В. В. Ма< териал для историко<топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Спб., 1892. № 1113. 3 Усинин А. А. Описание Рдейской пустыни, нахо< дящейся в Старорусском уезде новгородской губер< нии. Спб., 1880. С. 13–14. 4 Там же. С. 13. 5 Зверинский В. В Материал для историко<топогра< фического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. 2. Спб., 1892. № 1113; по другим данным В. В. Зверинского, Спиридон Голохвас< тов был настоятелем Николаевского Хвоинского мо< настыря с 1688 по 1671 гг. — см.: Там же. Т. 2. № 1010; Усинин А. А. Описание Рдейской пустыни. С. 7. Кала/ чов Н. Акты, относящиеся до юридического быта древ< ней России. Спб., 1864. Т. 2. № 130. 6 ОПИ НГОМЗ. Ф. 14. Оп. 1. Ед. хр. 391. Л. 181 об. 7 Усинин А. А. Описание Рдейской пустыни. С. 13. В надписи на кресте говорится об освящении жертвен< ника: «Освятися жертвенник Господа Бога и Спаса на< шего Иисуса Христа во храме боголепного Преобра< жения при державе Благочестивейшаго Государя царя Петра Алексеевича всея великия и малые и белыя Рос< сии Самодержавце, при Святейшем Патриархе мос< ковском и всея России, при Митрополите Адриане Иове Великого Новограда и Великих Лук в лето 7207г.(1699) индикта 7 месяца Января в 20 день, на па< мять преподобнаго отца нашего Евфимия Великого». 8 Усинин. А. А. Описание Рдейской пустыни. С. 14. В надписи на кресте говорится об освящении жертвен< ника: «Освятися жертвенник Господа и Бога Спаса на< шего Иисуса Христа во храме Пресвятыя Богородицы Приснодевы Марии честнаго и славнаго ея Успения, при державе Благочестивейшаго Великаго Государя

2/2010

Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича всея вели< кия и малыя и белыя России Самодержавце между патриаршеством. По благославлению великаго Госпо< дина Преосвященнейшаго Иова Митрополита 7219, от воплощении<же Бога Слова 1711 года, Индикта 3<го Декабря 12 дня, на память святаго отца нашего Спири< дона Епископа Тримуфийскаго». ОПИ НГОМЗ. Ф. 14. Оп. 1. Ед. хр. 391. Л. 179 об. Архив ИИМК РАН. Разряд III. Д. № 4177. Л. 1 об. В этом источнике последние слова текста на кресте указаны так: «Спиридона Епис< копа Примудрейшего». 9 Зверинский В. В. Материал для историко<топог< рафического исследования. Т. 2. С. 941. 10 Амвросий (Орнатский). История Российской Иерархии. М., 1913. Ч. 4. С. 601. 11 Зверинский В. В. Материал для историко<топог< рафического исследования. Т. 2. № 1113. 12 Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей мо< настырей Российской церкви. Спб., 1877. С. 403; Уси/ нин. А. А. Описание Рдейской пустыни. С. 7. 13 Амвросий (Орнатский). История Российской Иерархии. Ч. 5. С. 699.; Усинин А. А. Описание Рдей< ской пустыни. С. 7. 14 Зверинский В. В. Материал для историко<топог< рафического исследования. Т. 2. № 1113.; Возобновле< ние Рдейской пустыни (листовка). Спб. 1884. 15 РГИА. Ф. 834. Оп. 3 Д. 2456. Л. 384. 16 Там же. Л. 383 об., 387. 17 Там же. 18 Там же. Л. 387–387об.; ОПИ НГОМЗ. Ф. 14 Оп. 1. Ед. хр. 391. Л. 180. 19 РГИА. Ф. 834. Оп. 3. Д. 2456. Л. 396 об. 20 Архив ИИМК РАН. Разряд III. Д. 4177. Л. 9. 21 РГИА. Ф. 834. Оп. 1. Д. 2456. Л. 396 об. 22 ОПИ НГОМЗ. Ф. 14. Оп. 1. Ед.хр. 391. Л. 179 об– 181; РГИА. Ф. 834. Оп. 3. Д. 2456. Л. 396 об.–397. 23 Усинин А. А. Описание Рдейской пустыни. С. 12. Архив ИИМК РАН. Разряд III. Д. 4177. Л. 10. 24 Усинин А. А. Описание Рдейской пустыни. С. 10. 25 Там же. 26 РГИА. Ф. ПГ. Ед.хр. 2456. Л. 390. 27 Дрань, дранье — колотые сосновые доски в са< жень длины для кровель. Кровля из драни прочнее и дешевле тесовой. 28 Поток — нижний желоб крыши, на который опирался тес. Это элемент безгвоздевого покрытия строения. 29 Секретарь Л. А. О типологии деревянных рубле< ных оград монастырей и погостов ХVIII века // Про< блемы исследования, реставрации и использования ар< хитектурного наследия Карелии и сопредельных обла< стей. Петрозаводск. 1986. С. 66. 30 Пуня — амбар для хранения мякины и соломы. 31 РГИА. Ф. 834. Оп. 3. Ед.хр. 2456. Л. 397 об. 32 Там же. 33 ОПИ НГОМЗ. Ф. 14. Оп. 1. Ед.хр. 391. Л.179 об.

Л. ФИЛИППОВА Великий Новгород Иллюстрации к материалу: 1. Церковь Успения Богородицы 1700–1710 гг. Север< ный фасад. Фото 1897 г. — предоставлена автором. 2. Современные фотографии Рдейского монастыря — фото Ф. Фомина (сайт: http: //philip<f.narod.ru/).

СОФИЯ 9


öåðêîâíîå

Èñêóññòâî

ИКОНОПИСЕЦ: РЕМЕСЛЕННИК ИЛИ ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛЬ?

уществует ли в настоящее время четкое представление о положении иконописца в Церкви? Наличие разных точек зрения на этот счет в церковной и околоцерковной среде свидетельствует о непроясненности пробле< мы. Одни считают изографа ремесленником, другие — церковнослужителем, третьи — священнослужи< телем, четвертые — художником, следующим «строгой моральной дисциплине»1. Вопрос этот не из праздных. Он требует решения хотя бы потому, что ныне с возрождением иконописания необходи< мо определиться: в каком качестве должен испол< нять свой долг иконописец? Попробуем разобрать< ся, начав с древнего мира. Античность воспринимала художника не так, как его воспринимают XX и XXI столетия. После греко<персидских войн, в связи с восстановлением разрушенных городов, греческие полисы ставят ма< стера на определенную высоту, преимущественно не выше статуса ремесленника, называя его te´cnitej (лат. artifex), но и то, применительно лишь к тем, кто достиг совершенства в своем деле. Можно на< звать имя фасосского живописца Полигнота, удос< тоенного несколькими городами звания граждани< на за свои произведения. Поэтов и музыкантов по< читали выше. Своей репутации художники вредили тем, что, работая на заказ, получали деньги. Поло< жение дел меняется лишь во время поздней антич< ности, когда авторитет представителей изобрази< тельных искусств уравнялся с авторитетом музы< кантов. Слава скульпторов Фидия, Праксителя, Скопаса, живших в более раннее время, — исключе< ние из правил. Ценимы были также руки Зевксиса и Тиманфа, Апеллеса и Протогена Родосского. Про< изведениями мастеров изобразительного искусства могли восхищаться, сами же мастера нередко оста< вались в тени. Древний Рим относился к художни< кам даже с пренебрежением, морализаторски счи< тая их деятельность унизительной. Патриций дол< жен был заниматься только государственными и во< енными делами. Исключением для этого сословия стал Фабий, получивший в насмешку прозвище «Пиктор» (живописец). Как бы там ни было, но, по подсчетам специалистов, нам сегодня известны име< на 1017 скульпторов и 262 художников античной эпохи.2 Это говорит, прежде всего, о персоналисти<

С

10 СОФИЯ

ческом отношении к творчеству в античный период. Положение радикально меняется с появлением христианства. В катакомбах Рима и Ближнего Вос< тока работало множество живописцев, но имена их до нас не дошли. Данное обстоятельство следует по< нимать как совершенно новый взгляд на творчество. «Богочеловеческая тайна Христа, а, точнее, вызван< ное ею преобразование человеческого взгляда на основание своего бытия (онтология), радикально изменило и отношение к искусству, сделав его при< частным этой тайне самым непосредственным обра< зом. Вочеловечение Бога не могло не преобразовать творчество живописца, в том числе и взгляд его на самого себя как творца. Отсюда начинается процесс соединения умозрения с образом, процесс вхожде< ния искусства в „святая святых“»3. Христианские ав< торы сознают себя «инструментом» в руках Божиих и перестают подписывать свои произведения, а со< временники — упоминать их имена. Понятно, что в условиях тотального преследования христиан, эта мера продиктована и чувством благоразумия. Одна< ко на протяжении всей последующей истории Пра< вославной Церкви имена художников упоминались крайне редко. Сегодня, правда, некоторые искусст< воведы пытаются поставить под сомнение принцип анонимности церковного искусства. В свое время Н. А. Успенский критиковал за это В. А. Плугина4. Ныне Н. Барская из чувства солидарности излага< ет, на ее взгляд, наиболее «убедительную» версию В. Н. Сергеева, полагавшего, «что иной в древности была „единица живописи“, то есть одна подпись подтверждала авторство большого числа произве< дений, например, целого иконостаса, цельного иконного ряда, всей фресковой росписи. А при том, какая небольшая часть, какие осколки остались от древнерусского наследия, неудивительно, что так мало сохранилось автографов»5. Но ведь больше всего сохранилось древних икон именно в иконоста< сах. В довоенное время, до разрушения, можно было без труда познакомиться с полным набором фресок в новгородской церкви Успения на Волото< вом поле (XIV в.), в Нередицком храме (тоже приго< род Новгорода; XII в.), однако и там все равно не найдены подписи изографов. Иначе мы точно бы знали имена их авторов. Подобные «новаторские» попытки этих специалистов явно бесплодны: в лю<

2/2010


Öåðêîâíîå èñêóññòâî бом случае за 2000 лет Православия в мире не на< дом уже в Ветхом Завете: это со<служение, священ< брать 1279 известных имен средневековых авторов, ник выступает посредником между Богом и худож< трудившихся в стенах храмов, как то было в более ником, а художник исполняет возвещенное священ< короткую эпоху античности. Кроме того, совершен< нику свыше. В противном случае, непонятно для но нелогично, с одной стороны, поднимать на осо< чего Бог исполнил Веселиила Духом Божиим, ибо бую высоту православного иконописца по сравне< для ремесла достаточно человеческого опыта. Но нию с западноевропейским художником, а с другой если художник творит вместе со священником, то у — подвергать сомнению сам принцип анонимности них одно общее служение, включающее в себя две иконописи, как это делают некоторые известные со< разные ступени. В этом случае нет места античному временные искусствоведы. Ведь «высота» тем, соб< художественному принципу природного мимесиса. ственно, и определяется, что изограф творит образ Для натуралистического подражания профессио< в Духе Святом, он всеми способами стремится ума< нальному художнику не требуется наставник, ибо лить свое «я» и явить церковную Истину, а картина «наставляет» натура и эго. М. В. Васина пишет: пишется по воле и разумению самого художника6. «Подражание в своей основе всегда связано с недо< Литургия тоже ведь «безымянна» по отношению к статком бытия в себе»8. Это «бытие в себе», заклю< священнику, совершающему ее. В сакральном ха< чающееся в Слове Божием, доводило до сознания рактере сотворения образа для литургических це< художника духовное лицо. Встреча с Христом выст< лей и состоит истинная причина анонимности. роила новое отношение к творчеству: оно призвано Роль и место художника в Церкви определены не отображать мир, лежащий во грехе, а полагать еще в Ветхом Завете: «И сказал Господь Моисею, мост между человеком и Богом, быть в известном говоря: смотри, Я назначаю смысле языком богообщения. именно Веселеила… и Я испол< Но между Богом и человеком нил его Духом Божиим, мудрос< еще с ветхозаветных времен по< тью, разумением, ведением и ставлена Господом также фигу< всяким искусством, работать из ра иерея, которому, как мы убе< золота, серебра и меди,.. резать дились, отводится ведущее мес< камни для вставливания и резать то в процессе идейного9 созда< дерево для всякого дела; и вот, Я ния иконы. И в таком случае, даю ему помощником Аголиа< было бы узурпаторской дерзос< ва,.. и в сердце всякого мудрого тью со стороны изографа ста< вложу мудрость, дабы они сде< вить свою подпись на иконе. лали всё, что Я повелел тебе: Другие, не менее важные причи< скинию собрания и ковчег от< ны называет Валерий Лепахин: кровения и крышку на него, и все «Икона мыслилась как соборное принадлежности скинии, и стол творчество многих поколений и [все] принадлежности его, и иконописцев, а не какого<либо светильник из чистого золота и одного, пусть и гениального, все принадлежности его, и жер< мастера. Но в этом благочести< твенник курения, и жертвенник вом обычае не подписывать ико< всесожжения и все принадлеж< ну была и еще одна, может быть ности его, и умывальник и под< важнейшая, сторона: иконопи< ножие его, и одежды служебные сец считал недопустимым вно< и одежды священные Аарону сить в сакральное пространство священнику, и одежды сынам иконы, на котором значилось Св. Петр Александрийский. Фреска в его, для священнослужения, и северной аркосолии центральной апсиды святое Имя Божие» и свое зем< елей помазания и курение благо< ное мирское имя10. Причем церкви Спаса на Нередице вонное для святилища: все так, иконник понимал, что он не как Я повелел тебе, они сделают» (Исх. 31, 1–11). имеет права вносить свое имя не только в средник, Мы не случайно привели эту довольно длинную ци< но и на поля, и даже на затыль. «Именно зависи< тату, в которой определяется роль Веселеила, его мость иконописания от святых Отцов в качестве взаимоотношения со священством в лице Моисея и нормы и удерживает икону на расстоянии от карти< Аарона, при этом Священное Писание подробно ны и ремесла, удостоверяет ее богословие», — под< описывает его богодухновенный труд. И имя Весе< черкивает М. В. Васина. Поэтому нельзя отстранять леила нам открывается из слов Самого Бога, а не по иконописца от служения Богу и низводить его заня< автографу, оставленному на священных предметах. тие до уровня ремесла, пусть и «священного»11. Как Очень важно, что упомянутые предметы делаются пишет А. Безансон, «авторы каролингских книг счи< не ради украшения скинии, а исключительно для бо< тают, что сама работа художника ни набожна, ни гослужебных нужд. Иного их применения в Церкви скверна. По части благочестия, чем отличается она и быть не может. Напомним слова святителя Васи< от работы плотника, столяра или любого другого лия Великого, зачитанные на одном из заседаний рабочего? „Все эти ремесла, доступные только тем, VII Вселенского собора: «Все, что делается не по кто им обучен, могут осуществляться в набожности нужде, но ради украшения, подлежит обвинению в и скверне“. С полным безразличием художник мо< безрассудстве»7. Как видим, характер взаимоотно< жет рисовать благочестивые деяния и злодеяния не< шений художника и священника определен Госпо< годяев. „Если не осквернение рисовать злодеяния,

2/2010

СОФИЯ 11


Öåðêîâíîå èñêóññòâî то и рисование жизни людей добродетельных — не обще характерно чтение молебнов перед началом благочестие“»12. Перед нами норма, надолго опреде< любого дела. Но здесь мы хотели бы обратить вни< лившая роль художника в католичестве. Поэтому мание на особенность состава молитв у иконопис< при оформлении храма руководствовались в основ< цев. Начинали они молиться с Благословен Бог наш, ном двумя понятиями: memoria (память) и orna/ Царю Небесный и т. д., после Богородична: Безмол/ mentum (украшение). И последнему нередко отдава< вная уста нечестивых, тропарь Преображения Гос< лось предпочтение перед первым. Достаточным ос< подня и пр., и пр., заканчивалось моление сугубой нованием для творчества является не духовность, а ектинией и отпустом. Здесь, собственно, — обыч< ный молебен. Дионисию не при< религиозность. Художник уже надлежит авторство указанных не сослужитель, как некогда Ве< молитвословий, ибо моление (на селеил, но только «функция» — наш взгляд, по образцу Молеб/ декоратор, т. е. свободный ре< на при начатии учения отро/ месленник, нанимаемый со сто< ков16) составлено монахом, ра< роны под заказ. Конституция о богослужении Sacrosanctum con/ ботавшим над Ерминией для silium, называя труд художни< французского исследователя ка «благородным служением», Дидрона, собиравшего материал прибегает к эпитету, а не посту< на Афоне. Монах<составитель, лирует внутрицерковное поло< сохранив основу названного мо< жение художника по существу. лебна, сократил список молитв, Критерием оценки его работы добавил несколько других, в продолжает оставаться виртуоз< том числе весьма важных: тро< ное мастерство. Не осталось в парь Преображения, богороди< долгу и секулярное общество. чен Безмолвна уста нечестивых На протяжении истории, в зави< и, по всей видимости, самостоя< симости от эпохи, художник бу< тельно написал Господи Иисусе дет провозглашен творцом, ма< Христе Боже наш, сый не опи/ гом, пророком, ниспровергате< сан по естеству божества…. лем старых идеалов и создате< Становятся совершенно очевид< лем новых13. ными паламитская ориентация афонского писателя, скорее А как обстояло дело на Руси? всего, бывшего иконописцем, В каком качестве русскими Фреска св. Тимофей в арке прохода из знание им догмата иконопочи< людьми почитался изограф? дьяконника в центральную апсиду. Церковь Спаса на Нередице тания, документов VII Вселен< Н. Барская пишет: «Канонизи< ского собора. Трудно заметить рован как святой, первый, извес< тный нам по имени, русский иконописец Алипий столь профессиональную специфику в текстах дру< (кон. XI — нач. XII в.), сведения о котором сохранил гих молебнов. Отчего в нынешнее время многие Киево<Печерский патерик, канонизирован именно ошибочно принимают моление, изложенное в Ерми/ как святой иконописец»14. Исследовательница, к со< нии, за некий особый чин посвящения в иконопис< жалению, не приводит в подтверждение ни один до< цы17. кумент, удостоверяющий статус такого прославле< Сегодня сложилась странная ситуация. Если в ния. Она и не сможет, наверное, этого сделать, ибо XVI веке мы наблюдали явное стремление все регла< и Алипий, и Андрей Рублев, и новгородец Анания, и ментировать, т. е. подчинить обряду и чину, то ныне византийский исповедник иконопочитания Лазарь, отношение к этому заметно переменилось. На офи< и многие другие монашествующие иконописцы про< циальном сайте Московской Духовной Академии славлены в лике преподобных, а не «святых иконо< можно прочитать о складывающихся там традициях писцев», поскольку нет ни в одном православном иконописной школы: «После молебна святым ико< Типиконе и Чиновнике чина святых иконописцев15. нописцам над каждым выпускником читается осо< Тем не менее, именно отсутствие этого чина позво< бая молитва „на поставление в иконописцы“»18. Как ляет с уверенностью предположить, что деятель< нам стало известно, на самом деле, по благослове< ность иконописца особо не дифференцировалась от нию, данному еще ректором МДА владыкой Фила< любой другой церковной деятельности монаха, что ретом (Карагодиным), вычитывается молебен из Ер/ и указывает на церковнослужение монаха<иконо< минии, несколько тропарей разным святым иконо< писца. В таком случае, писание икон мирянином, на писцам и молитва Господи Иисусе Христе Боже богословском и техническом уровнях не отличаясь наш, сый не описан по естеству божества.., кото< своим процессом от монашеского, тоже оказывает< рую игумен Лука (Головков) произносит над по< ся служением. ставляемыми иконописцами. Значит, дело здесь в Ментальность наших предков была такова, что назревшей необходимости иметь сегодня чин посвя< образ своей жизни они мыслили именно как служе< щения в иконописцы19. Такое желание связано с по< ние. Оттого, наверное, прежде чем приступить к ра< пытками осмысления истинного статуса иконопис< боте, иконописцы, особенно молодые, считали за ца в Церкви, статуса, который не был до конца про< правило соборно вычитывать определенный свод явлен в древности. молитв, позже изложенный в Ерминии Дионисия Решить данный вопрос пытался Стоглавый со< Фурноаграфиота. Для средневекового человека во< бор, но положение было уже запущенным. Собор,

12 СОФИЯ

2/2010


Öåðêîâíîå èñêóññòâî как помним, выдвигал двустороннее требование. равенствовали“ (считались первыми среди равных) Первое по отношению к иконникам: «Подобает всем прочим художникам. Значит, иконописцы быти живописцу смирену, кротку, благоговейну, не< были в то время, несмотря на постановления Сто< празднословцу, несмехотворцу, несварливу, незави< глава, в некотором небрежении по отношению к стливу, непьяницы, неграбежнику, неубийцы. Наи< другим художникам»24. Данное наблюдение Лепахи< паче же хранити чистоту душевную и телесную со на свидетельствует о разрыве между тем, к чему всяцем опасением, не могущим же до конца тако призывала Церковь, и тем, что диктовало общество. пребыти по закону женитися и браком сочетатися, и Но необходимо сказать: непосредственно ранги са< приходити ко отцем духовным начасте и во всем из< мих иконописцев, как минимум с IV в., являлись вещатися и по их наказанию и учению жити в посте весьма разнообразными. «Шесть категорий „иконо< и в молитве, и воздержании, со смиренномудрием, и писателей“, предложенные в грамоте от 1668 г. трех кроме всякого зазора и безчинства»20. Второе к патриархов и подтвержденные указом царя Алексея епископам и царю: «…и царю таких живописцев жа< Михайловича в 1669 г., были заимствованы из книг ловати, а святителем их бречи и почитати паче про< Григория Богослова (ок. 329 — ок. 389). Патриарх стых человек»21. Понятно, что в XVI в. с иссяканием Константинополя, один из основоположников дог< исихазма «поисшатались обычаи и самовластие матики христианской церкви, Григорий Богослов учинилось по своим волям», но Стоглавый собор со считал, что „суть первии знаменатели живописате< всей очевидностью стремится к решению стоящей лие“»25. В царской грамоте 1669 г. первыми по мас< проблемы, делая это, правда, ущербно. «Теорети< терству считаются «знаменатели изящнии иконопи< чески он предъявляет правильные требования — сателие», вторыми — «знаменателие и совершение …следовать Преданию. Но это требование, лишен< живописателие», а третьими — «с готовых знаме< ное своей жизненной основы (умного делания), пре< нований тщательное образование творящие», — вращается во внешние предписания и контроль», — приводит святоотеческое мнение А. А. Тиц26. Но ка< пишет Л. А. Успенский22. Другими словами, Собор кое это имело значение для нового времени? К кон< административными мерами интуитивно пытается цу XVII в. хлынувшие потоком западноевропейские иконописца, «соскользнувшего» в ремесленники, влияния неминуемо повлекли за собой переосмыс< призвать к церковнослужению. Однако подобные ление роли изографа. Почитание иконы остается меры были уже не в силах поправить сложившееся православным, а сама икона напитывается чуждым положение. Да, Стоглав говорит о том, чтобы ико< православию духом. Именно в этот период иконо< нописцев почитать паче простых человек, но о воз< писец окончательно и утверждается в качестве ре< месленника27. Чем и объяснимо ведении их именно в ранг церков/ нослужителей никто на Соборе наличие целых сел, состоящих из не заводил и речи. Впрочем, это иконников. Понятие служения было бы, наверное, делом практи< иконописца утрачивается как со чески неосуществимым. стороны клира, так и со стороны В XVII в. такие многолюдные самого иконописца; уходит пони< села, как Палех, Мстера, Холуй мание принципа взаимоотноше< превращались в массовые произ< ний между священнослужителем водители икон: не посвящать же в и изографом, установленного VII церковнослужители население Вселенским Собором (т. е. от жи< целых сел! Тем не менее, пробле< вописца зависит практическо< ма статуса иконописца продол< исполнительская, художествен< жала волновать обе ветви власти ная сторона дела, а самое учреж< — церковную и светскую, так как дение, возвещение и разъяснение указанная проблема тесно связы< откровения свыше, духовное на< валась с поднятием качества ико< строение не только живописца, нописания. В 1669 г. Алексей Ми< но непосредственно компози< хайлович издает так называемую ции — от священства), и на смену Окружную царскую грамоту. приходит принцип Каролингских В. В. Лепахин обращает наше вни< Книг. Так открывался путь к от< мание «на то, что царская Грамо< мене анонимности. И неважно, та23 вслед за Стоглавом стремится что анонимность в Петровское время была отменена на государ< поднять качество иконописания ственном уровне, главное состо< не только путем организации Современный вид интерьера церкви Спаса на Нередице ит в том, что зерно падало на под< внешнего контроля за плохими готовленную почву: отмена стала иконописцами, но, что очень важ< но, путем возвышения хороших, „тщаливиих“ ико< возможной по состоянию духовной жизни, ото< нописцев, повышения их статуса в обществе. Они рванной от великих традиций28. Логическим продол< должны иметь „достойную честь везде и от всех“. жением явилось подражание католической живопи< Ссылаясь на равноапостольного Константина, при си, целью которого было «развитие изящного вку< котором церковный клир почитался наряду с царс< са» у народа. Но «зубрежкой» языка католической ким советом и „прочиими благородными“, грамота живописи по<настоящему занимался уже не иконо< призывает по причине почитания икон почитать и писец, а художник<профессионал, с академической „делателей“ святых икон, дабы иконописцы „пред< выучкой. И если на Руси считали незазорным для

2/2010

СОФИЯ 13


Öåðêîâíîå èñêóññòâî себя писать иконы святые митрополиты Петр и Ма< карий, бояре Васиан и Досифей Санины (братья преподного Иосифа Волоцкого), потомок святого Петра, царевича Ордынского — великий Дионисий, с сыновьями, то в новое и в новейшее время предста< вителей аристократических родов среди иконопис< цев, пусть и при полной уверенности, что они есть, — сыскать весьма трудно. Даже художник из разно< чинцев считает себя неудачником, садясь за написа< ние иконы, и делает это преимущественно для зара< ботка. И только к концу XIX в., в связи с нацио< нальным подъемом, храмы начинают расписывать известные художники, но и те, во<первых, не дво< рянского происхождения, во<вторых, занимаются церковным искусством как особо престижным зака< зом, причем в статусе знаменитостей, а не безымян< ных авторов. Может возникнуть вопрос: «Почему они должны быть дворянского происхождения? Во все времена дворян среди иконописцев насчитыва< лись единицы, но ведь иконников были тысячи. Где же столько дворян набрать?» Здесь имеет смысл от< ветить так: на примере социокультуры, мы ведем речь об отношении общества к делу иконописания. На Руси писать образ считали почетным для себя подчас и знатные бояре, но в России нового времени ситуация прямо противоположная. Аристократы ведут себя подобно античным римлянам и пишут икону в виде исключения, ибо считают такое заня< тие, достойным лишь простолюдина, поскольку оно для них сугубое ремесло. А займутся они иконопи< санием как церковнослужением только в ХХ в., ока< завшись в вынужденной эмиграции. Говоря об иконописце как церковнослужителе, мы далеки от стремления «повысить его в звании» и, надеемся, читатель нас в этом не подозревает. Нет, прежде всего, изограф должен быть молитвенни< ком, отличаться чистотой сердца и благочестивым образом жизни. Это, безусловно, самое важное ус< ловие для его деятельности. Повышают иконописца «в звании» не люди, а Вседержитель, поэтому у дос< тойного иконописца даже через материал и инстру< менты действует благодать Божия. Киево<Печер< ский патерик рассказывает об исцелении невера, больного проказой. Преподобный Алипий «распи< сал» больное лицо красками и вернул ему прежнее благообразие. Но ведь иконописание и есть выявле< ние образа Божия средствами искусства. Поэтому преподобный Иосиф Волоцкий говорит в «Посла< нии иконописцу» об «умном делании» изографа, без чего сотворение образа становится недостой< ным и заслуживающим порицания. Творя умную молитву, кузнец приносит пользу прежде всего сво< ей душе, но такая молитва всегда будет вторична от< носительно тех подков или решеток, производством которых он занимается. Иначе обстоит дело у икон< ника, ибо иконопись и есть «молитва в красках». Свой нерукотворный лик Христос оставил на убру< се вовсе не с целью украсить ткань. Но тогда для чего? Для спасения людей. В вышеупомянутой мо< литве Господи Иисусе Христе Боже наш, сый не описан по естеству божества… есть слова: «…Не< дуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его про< светил еси во еже познати истинного Бога нашего, иже Святым Духом вразумил еси Божественного

14 СОФИЯ

апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистыя Матери Твоея». Целительное, преобра< жающее душу воздействие образа через нисхожде< ние Духа Святого — вот цель и смысл христианско< го моленного образа. Отец Павел Флоренский пи< сал: «Ни иконописные формы, ни сами иконописцы в организации Культа не случайны. Нельзя сказать, будто Культ пользуется и теми и другими извне, не как собственными своими силами. Это культ именно открывает святые лики, и он же воспитывает и на< правляет деятелей иконописания»29. Мы не ведем речь об иерархическом приравнива< нии изографа к иерею, у каждого из них своя роль, но вместе они призваны приобщать других к Богу. В заключение, подытожим главное. На VII Все< ленском соборе говорилось, что «искусство живо< писца есть занятие священное»30. Другого не дано: оно или священное церковнослужение, как должно быть у православных, — или дидактическая живо< писно<оформительская работа, как в католических храмах. Если писание икон не священное церков< ное служение, то принцип анонимности, о котором мы рассуждали выше, становится просто бессмыс< лицей. 1 Барская Н. Современные представления о худож< нике и личность древнерусского иконописца // София. Великий Новгород, 2001. №3. С. 17. 2 См.: Чубова А. П., Конькова Г. И., Давыдова Л. И. Античные мастера. Скульпторы и живописцы. Л., 1986. С. 6. 3 Васина М. В. Проблема соотношения иконы и ху< дожественного образа в свете учения Восточной Церк< ви // Восток–Россия–Запад: Мировые религии и ис< кусство. Тезисы докладов международной научной конференции. СПб., 2001. С. 37. 4 Появление подписных икон в XVII в. знаменитый богослов объяснял двумя возможными причинами: с одной стороны влиянием «греческих художников, ко< торые в это время стали подписывать свои иконы», с другой — новыми веяниями, требовавшими «личной ответственности за содержание этого произведения. Чисто авторская подпись на иконе — явление крайне редкое, почти исключительное. Пытаться доказать, что в древности иконописцы, в том числе Андрей Руб< лев, подписывали иконы, как пытается это сделать В. А. Плугин (см.: Некоторые проблемы изучения био< графии и творчества А. Рублева // Древнерусское ис< кусство. М., 1970. С. 81) — значит пытаться доказать фактически недоказуемое», — утверждал Л. А. Успен< ский (Богословие иконы Православной Церкви. Па< риж, 1989. Прим. 99 на с. 314). Однако при всем почи< тании греческих иконописцев, без общей секуляриза< ции искусства и художнического сознания, подписи на иконах были бы невозможны как на Руси, так и в Гре< ции, но об этом уже не раз говорилось. 5 Барская Н. Современные представления о худож< нике и личность древнерусского иконописца. С. 16. 6 Позволим себе привести слова В. Н. Лосского: «Ведь говорит же апостол Павел, ссылаясь на псалом Давида: „Некто негде засвидетельствовал“ (Евр. 2, 6), показывая тем самым, до какой степени второстепенен вопрос авторства, когда речь идет о тексте, внушенном Духом Святым» (Лосский В. Н. Очерк мистического

2/2010


Öåðêîâíîå èñêóññòâî богословия Восточной Церкви. Догматическое бого< словие. М.,1991. С. 21). Но ведь и иконописца вдохнов< ляет Дух Святой, поэтому вопрос второстепенности авторства в отношении иконописца так же закономе< рен, как и в отношении богослова. 7 Деяния Вселенских Соборов. Т. 7. Казань, 1891. С. 252. 8 Васина М. В. Проблема соотношения иконы и ху< дожественного образа в свете учения Восточной Церк< ви. С.36. 9 В данном случае, от греч. ide‹n — «видеть». В Дея< ниях VII Вселенского Собора указано: «иконописание есть изобретение и предание их (святых Отцов. — В. К.), а не живописца. Живописцу принадлежит толь< ко техническая сторона дела, а самое учреждение оче< видно зависело от святых отцов» (Деяния Вселенских Соборов. Т. 7. Казань, 1891. С. 227). Подчеркнем одну существенную деталь: Собор говорит о зависимости иконописца от святых Отцов, а не просто от ближай< ших. Со священником иконописец сегодня связан чаще всего тем, что исповедуется ему, берет у него благо< словение на предстоящий труд, обсуждает и утверж< дает у архиерея эскизы, молится сам и просит священ< нических молитв о благополучном завершении рабо< ты, сотрудничает в организационных вопросах и т. д. Тем не менее, должно стать нормой именно со<служе< ние иконописца и иерея, как это было на протяжении веков. 10 Лепахин Валерий. Икона и иконичность. СПб., 2002. С. 190. См. также у этого автора интересный и глубокий анализ надписей иконы в его другой книге: Значение и предназначение иконы. М., 2003. С. 276– 282, особенно с. 277–278. 11 Одним из первых так ставил вопрос В. Н. Лазарев, писавший: «Как и все средневековые художники, древ< нерусские живописцы принадлежали к ремесленной среде. Ремесленники всех специальностей объединя< лись в древней Руси одним общим названием — „ре< месленник“ („ремесльникъ“, „ремьствьникъ“, „реме< ствяникъ“) или „художник“ („художьникъ“), „хитрец“ („хытрьць“, „хитрьцъ“, в смысле „искусник“). Но наи< более употребительным было слово „мастер“, причем оно обозначало как самого простого ремесленника, так и архитектора, живописца и даже военного специ< алиста. Имея в виду мастеров, занимавшихся живопи< сью, русские летописцы прибегают и к более диффе< ренцированным терминам („иконьникъ“, „иконикъ“, „образописьць“, „писець“, „живописьць“). К сожалению, мы не знаем, какие конкретно оттен< ки вкладывались в эти термины» (Лазарев В. Н. Древ< нерусские художники и методы их работы // Древне< русское искусство XV — начала XVI веков. М., 1963. С. 7). Позиция у известного искусствоведа, как видим, не прямолинейная, поскольку он находит примени< тельно к иконописцу довольно много терминов, из ос< торожности оговариваясь о неизвестности их оттен< ков, более того, Лазарев добавляет существенную де< таль: «Ремесло живописца было окружено в древней Руси ореолом большого нравственного авторитета. Иконное дело почиталось „богоугодным“, и летописцы отзываются с неизменным уважением о выдающихся мастерах» (Там же. С. 8). Возникает вопрос: кто из ре< месленников на Руси, благодаря своей профессии, мог пользоваться высоким нравственным авторитетом, а

2/2010

его дело почиталось богоугодным? Введение термина «священное ремесло» лишь запутывает проблему. В самом этом термине уже заложено противоречие. Так, по словарю В. Даля: «Ремесло, стар. ремество ср. руко< месло, рукодельное мастерство, ручной труд, работа и уменье, коим добывают хлеб; || само занятие, коим че< ловек живет, промысел его, требующий более телесно< го, чем умственного труда». Слово «священный» в том же словаре (статья Святой) поясняется: «Священный, святой; |освященный;| заветный, нерушимый» (Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. 4. М., 1994. С. 161). Согласно словарю Д. Н. Уша< кова данное слово понимается: обладающий святос/ тью, признаваемый Божественным, возвышенный, мистический, заветный, связанный с религиозным культом, относящийся к богослужению, чрезвычайно почетный, высокий, исключительный по важности, оправдываемый религией, соответствующий религи/ озно/нравственному идеалу (Толковый словарь рус< ского языка. В 4 томах / Ред. Волин Б. М., Ушаков Д. Н. Т. 4. М., 1940. Ст. 112). Как же можно иконописание, признаваемое заня< тием божественным, почетным, заветным, возвышен< ным и мистическим, исключительным по важности, ус< ловием для которого является соответствие религиоз< но<нравственному идеалу, идеалу, достигаемому не столько телесным трудом, сколько «умным деланием» увязать с промыслом, с рукомеслом, требующим «бо< лее телесного, чем умственного труда»! Напротив, если иконник относился к своему делу как ремеслен< ник, то его звали уже не иконописцем, а богомазом. И в Священном Писании Бог говорит Моисею относи< тельно Веселеила: «И в сердце всякого мудрого вложу мудрость, дабы они сделали все, что Я повелел тебе» (курсив мой. — В. К.). Сегодня в миру нередко прихо< дится слышать о некоем противостоянии ума и сердца в искусстве, а ведь их единство установлено Самим Творцом в качестве нормы. 12 Безансон Ален. Запретный образ. М., 1999. С. 166, 187. Ср. определение Отцов VII Вселенского собора: «Если картина изображает гнусного человека или де< мона, то она мерзка и скверна; потому что таков и пер< вообраз» (Деяния Вселенских Соборов. Т. 7. Казань, 1891. С. 269). «Отравление» Каролингскими Книгами сказывается в католичестве по сей день: «Даже тогда, когда художник погружается в мрачнейшие бездны души или описывает ужасающие проявления зла, он так или иначе становится голосом всеобщей жажды спасения» (Послание Иоанна Павла II людям искусст< ва // Новая Европа. Международное обозрение куль< туры и религии. Милан — М., 2000. № 13. С. 13). Но, очевидно, из<за слишком частого погружения худож< ников «в мрачнейшие бездны души» и слишком часто< го описания ужасающих «проявлений зла», II Вати< канский собор обратился к деятелям искусства с при< зывом: «Мир, в котором мы живем, нуждается в кра< соте, чтобы не погрузиться в отчаяние. Красота, по< добно истине, пробуждает радость в человеческих сер< дцах, и это драгоценный плод, это то, что создает связь между поколениями и соединяет их в единодуш< ном восхищении!». 13 Надо отметить, ныне в католичестве появилось осознание того, что в свое время они «потеряли ико< ну». И теперь в Европе (Италия, Франция, Швейцария,

СОФИЯ 15


Öåðêîâíîå èñêóññòâî Германия) возникают иконописные школы. А значит, постепенно переосмысливается положение художни< ка, все<таки начинается поиск подобающего ему места внутри Церкви. Появляются также серьезные работы по богословию иконы: достаточно назвать имя карди< нала Кристофа фон Шенборна и его труд «Икона Хри< ста». 14 Барская Н. Современные представления о худож< нике и личность древнерусского иконописца. С. 15. 15 В своей недавно изданной книге В. В. Лепахин пи< шет: «Прп. Алипий, как ясно свидетельствует об этом Патерик, не только святой иконописец, он преимуще< ственно святой, он просиял бы в лике святых и не за< нимаясь иконным послушанием в монастыре. Препо< добный свят благодаря своему монашескому подвигу, а не иконам, к сожалению, не дошедшим до нас, хотя в свое время почти все они прославились как чудотвор< ные» (Лепахин Валерий. Образ иконописца XI–XX ве< ков в русской литературе. М., 2005. С. 449–450). Кто< нибудь нам может возразить ссылкой на Сказание о святых иконописцах. Отвечаем: во<первых, Сказа/ ние…(см. главу о нем в упомянутой работе В. Лепахи< на) — довольно поздний памятник (конец XVII — на< чало XVIII вв.), во<вторых, и там ничего не говорится о чине святых иконописцев. Никто не спорит, что есть святые иконописцы. Но нет чина святых иконописцев. 16 По словарю Даля, «Молебен м. короткое бого< служение, в виде благодарности или просьбы» (Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского язы< ка: В 4 т. Т. 2. С. 342). 17 Не оказался исключением здесь и автор этих строк, придерживавшийся ошибочной точки зрения в своих предыдущих публикациях. 18 Без указания автора. Иконописная школа // http://www.mpda.ru/ru/school/basic/ischool/. 19 Церковная жизнь сегодня все больше требует упорядочения иконописания, потому некоторые свя< щенники<изографы и стали вычитывать молебен из Ер/ минии в качестве чина, и потому будет все больше уси< ливаться необходимость каноничного посвящения в иконописцы. В вопросе о чинах разумно исходить прежде всего из смысла и этимологии самого слова: «порядок, правило». Можно, конечно, этот термин по< нимать и как «должность», но не о том речь. Челове< ческой воле подвластно все извратить и испортить, ведь и «порядок», бывало, доводился до преступления, превращаясь в тоталитаризм. Означает ли это, что мы должны отказаться теперь от всякого порядка и заме< нить его анархией? Чин, разумеется, — внешнее об< рамление, и начинать надо, как и провозглашали свя< тые Отцы, с воспитания и преображения души. Тем не менее, никто из здравомыслящих православных хрис< тиан на протяжении истории не отказывался от устав< ных чинов посвящения в иподиакона, в чтеца и певца. А если в прошлом и не было такого чина для иконопис< цев, то связывать это следует, на наш взгляд, с тем, что деятельность иконописца не могла быть закреплена за определенным приходом, как у чтецов и певцов: храм мог обеспечить его заказами лишь на короткий пери< од. Но не было чина посвящения и для монашествую< щих иконников. В монастыре ведь работы хватало. Не было по одной простой причине: иконописание отно< силось к послушанию и не отделялось от других мона< шеских занятий.

16 СОФИЯ

20

Стоглав. Казань, 1911. Глава 43: Соборной ответ о живописцех и о честных иконах. С. 72. 21 Стоглав. С. 72. Несколько ранее сходным обра< зом высказывался преподобный Максим Грек: «Дос< тойных же иконописцов и сподобльшихъся таковаго святаго детельства истоваго воображения и изряднаго жительства, таковых подобает честно почитати, и по< саждати их на седалищах и на вечерях близ святителей с честными людьми, якоже и прочих причетников» (Максим Грек, преподобный. О святых иконах // Фи< лософия русского религиозного искусства XVI– XX вв. Антология. Сост. Гаврюшин Н.К. М., 1993. С. 47). Обратим внимание в этой цитате на две фразы Максима Грека: «святое детельство» и «посаждати их на седалищах… с честными людьми, якоже и прочих причетников». Совершенно очевидно, что преподоб< ный называет иконопись не ремеслом, а святым де< лом; самих же иконописцев причисляет к причетни< кам, т.е. церковнослужителям (так, во всяком случае, разъясняет Номоканон). Между тем, А.М. Сахаров считает, что постановления Стоглава приобрели дру< гой ход и развили лишь подозрительность в «отноше< нии художников». (Сахаров А. М. Русская духовная культура в XVI столетии // Вопросы истории. М., 1974. № 9. С. 126). 22 Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви. Париж, 1989. С. 252. 23 «Л. Н. Майков писал, что предначертания Грамо< ты остались без исполнения, никакой регламентации деятельности иконописцев при Государе Алексее Ми< хайловиче не последовало; Майков даже предпола< гал, что Грамота не была обнародована», — отмечает В. В. Лепахин. (Лепахин Валерий. Образ иконописца XI – XX веков в русской литературе. М., 2005. С. 119– 120). 24 Стоглав. Собор бывший в Москве при Государе царе и великом князе Иване Васильевиче. Издание Д. Е. Кожанчикова. СПб., 1863. С. 151, 153, 297. (Прим. В. В. Лепахина) 25 Пекарский П. Материалы для истории иконопи< сания в России // Известия имп. Археологического общества. Т. V. Вып. V. СПб., 1864. Стлб. 325. (Прим. А. А. Тица) 26 Тиц А. А. Некоторые закономерности компози< ции икон Рублева и его школы // Древнерусское ис< кусство XV — начала XVI веков. М., 1963. С. 28. 27 Следует различать здесь ремесло как профессио< нальное занятие, определяющее социальный статус человека, и ремесло как необходимую техническую основу всякого творчества. Последний аспект нами не разбирается, поскольку он очевиден и не представляет собой предмета разногласий. 28 Положение спасала только глухая северная про<винция, где влияния Европы были меньшими. См. замечательные образцы: http://media.karelia.ru/ ~art/catalog/icon/ web/index.htm. 29

Флоренский Павел, священник. Избранные труды по искусству. М., 1996. С. 128. 30 Деяния Вселенских Соборов. Т. 7. С. 118. В. КУТКОВОЙ кандидат философских наук Великий Новгород Фото Н. Жервэ

2/2010


Ðåêà

âðåìåí

ПРАЗДНОВАНИЕ ЦЕРКОВНЫМИ ШКОЛАМИ НОВГОРОДА ДНЯ ПАМЯТИ СВ. БРАТЬЕВ КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ 11Fго МАЯ 1914 г. о примеру прежних лет и ныне церковные школы г. Новгорода торжественно праздно< вали 11<го мая, день памяти славянских пер< воучителей свв. Кирилла и Мефодия. К праз< днику церковных школ присоединились и учащиеся во всех городских начальных училищах М. Н. П. По случаю совпадения 11<го мая с воскресным днем не представлялось возможности всем учащим< ся детям стоять литургию в Софийском соборе за архиерейским служением. Во избежение тесноты для детей и взрослых богомольцев при служении в Софийском соборе, о. ректором семинарии архи< мандритом Тихоном соборно совершена была ли< тургия во Входоиерусалимском соборе исключи< тельно для одних учащихся. Сюда к 10 часам утра собрались учащиеся всех церковных и городских приходских училищ, а также ученики духовного училища и псаломщической школы вместе с учащи< ми и начальствующими лицами. Псаломщическая школа заняла правый клирос, духовное училище — левый, а хор из учащихся в церковных школах место за солеей. Учащиеся церковных школ заняли пра< вую сторону собора, а учащиеся городских училищ — левую. Весь обширный собор наполнился детьми, и это множество юных учащихся, собравшихся по< молиться славянским первоучителям, представляло глубоко трогательную картину. Часы 3<й и 6<й про< читаны учениками церковных школ. Чинно, благо< говейно и неспешно шла служба Божественной ли< тургии. Стройно и умилительно пели ученики псаломщической школы и духовного училища, исполняя прокимны, херувимскую и «милость мира» по церковному обиходу. Псалмы «Бла< гослови, душе моя, Господа», «Хвали, душе моя, Господа», «Во царствии Твоем», «Верую» и «Отче наш» были пропеты общим хором уча< щихся церковных школ. После причастного стиха уездным наблю< дателем было произнесено обращенное к уча< щимся церковной, духовной и начальной при< ходской школы слово о значении равноапос< тольных подвигов свв. Кирилла и Мефодия по отношению к славянам вообще и особенно к народу русскому. Сряду после литургии, окончившейся в пер< вом часу по полудни, все учащиеся вместе с на<

П

2/2010

чальствующими и учащими прошли в зал Арсеньевс< кого епархиальнаго дома. Здесь в час дня Его Пре< освященством, председателем епархиального учи< лищного совета, преосвященным епископом Алек< сием соборно был совершен молебен свв. Кириллу и Мефодию. Пели ученики церковных школ. Молебен и следующий за ним акт почтили своим присутстви< ем г. начальник губернии с супругою, исполняющий обязанности директора народных училищ, директо< ры — гимназии и реального училища, начальница женской гимназии, попечители и попечительницы церковных школ, члены Епархиального училищного совета и Новгородского отделения, о. о. законоучи< тели и многие родители учащихся. Правую сторону зала, за почетными гостями, заняли учащиеся го< родских и приходских начальных училищ, а левую — учащиеся церковных школ. Акт начался пением национального гимна «Боже, Царя храни». Затем г. епархиальный наблюдатель д. с. с. П. Н. Спасский предложил речь о значении апостольских трудов свв. Кирилла и Мефодия для славян вообще и в осо< бенности для русского народа, русской культуры и литературы. После речи г. епархиального наблюдателя акт шел по весьма разнообразной программе. Дети пели, читали стихотворения и проч. По окончании первого отделения Его Преосвя< щенство обратился с речью ко всем присутствую< щим в которой, обрисовав праздник свв. Кириллу и

Кремль. г. Новгород. Фото начала XX в.

СОФИЯ 17


Ðåêà Мефодию, как особенно праздник церковной шко< лы, указывал на необходимость тесного единения между школою и церковью и говорил о важности религозно<нравственного воспитания смолоду, так как по одному мудрому изречению воспитание и обучение в юности подобно черчению на камне, а воспитание в старости подобно рисованию на песке. В заключение Владыка благодарил всех присутству< ющих за посещение праздника церковной школы и, благословляя всех, приглашал к молитве свв. брать< ям, которые предстоят престолу Божию и молятся за все славянские народы. Несмотря на понятное утомление после доволь< но продолжительной церковной службы, дети —

âðåìåí мальчики и девочки спокойно подходили к столу на эстраде, делали поклон Его Преосвященству и за< тем, обратясь ко всем присутствующим, читали зау< ченные стихотворения и басни. В промежутках между чтением, хором церковных школ под управ< лением псаломщика, Тихвинской военной церкви В. И. Павлова стройно исполнялись гимны, патрио< тические стихотворения и песни, указанные в про< грамме. После акта все ученики церковных школ получи< ли на память о празднике по детской книжке «Зер< нышки Божией нивы». С. М. В. НЕВ. 1914. № 20. С.660–662.

Старица Мария Семеновна Смирнова, урожденная Пестовская же надеждой спешила жена, скорбящая о частой не< трезвости мужа, отец, замечающий перемену к худ< шему в жизни сына. Шли к Марье Семеновне и мо< лодые люди за благословением — перед браком, от< правляясь на заработок в Петербург, на военную службу и т. д. И не один простой народ уважал Ма< рью Семеновну. В числе ее почитателей были и ин< теллигенты. С большим уважением относились к Марье Семеновне сестры Короцкого монастыря. Проникался невольным уважением к Марье Семе< новне всякий, кто хоть раз видел ее. Как же проводила жизнь Марья Семеновна? Чи< сто подвижническая жизнь ее хотя мало доступна была стороннему наблюдателю, тем не менее можно установить, что около 40 лет Марья Семеновна про< водила жизнь по следующему, раз заведенному по< рядку в распределении времени дня. Вставши утром часов в 5, Марья Семеновна становилась на молитву и чтение псалтири. В каком порядке читала она псалтирь неизвестно, дознано только, что псалом 118 она читала каждый день. Правило свое она со< вершала до полудня, когда она затопляла печь, го< товила себе пищу, пила чай и принимала посетите< лей. Вечером она немного отдыхала, пила чай и опять становилась на молитву до полуночи. В сво< бодное от посетителей время Марья Семеновна из< готовляла свечи из желтого воску, который иногда приносили ей посетители, починивала церков< ные облачения, плела из ниток шнурок для шейных крестов и т. п. Так проводила Марья Семеновна будничные дни. В праздничные и воскресные дни она при первых ударах коло< кола к заутрене шла в церковь и уходила из нее после литургии лишь тогда, когда уже были отслужены все молебны, панихиды, отпевания и прочие требы. На церковной молитве Марья Семеновна как бы устали не знала. В праздник Тихвинской иконы Божьей Матери (26 июня), например, служение молебнов с акафистом у каждого дома в Пестове пред носимою на но< силках иконой продолжается подряд 5 часов. Тихвинский Большой монастырь. г. Тихвин. Фото начала XX в. Молодые люди не выходят за иконой все вре<

чера, 17 декабря 1903 года в 5 часов сконча< лась в селе Пестове, Демянского уезда, дья< ческая вдова Мария Семеновна Смирнова, немного не дожив до 77 лет. Почившая была далеко не заурядным человеком. Она по справедли< вости должна быть отнесена к числу неведомых миру подвижниц. Среди окрестных жителей она пользовалась глубоким уважением и может быть названа «старицей» не столько по летам своим, сколько по характеру тех взаимных отношений, ка< кия давно установились между нею и ее почитателя< ми. Не менее 40 лет у Марьи Семеновны почти ежед< невно были посетители, число которых особенно увеличилось за последние десять лет. Почти каж< дый день в Пестове появлялись незнакомые люди, здоровые и больные, которые спрашивали у перво< го, попавшегося навстречу человека: «Где тут живет матушка Марья, или — благочестивая Марья или просто Марья Семеновна?». Не праздное любопыт< ство влекло людей к Марье Семеновне, а разные не< взгоды житейские. Похоронив мужа, вдова шла за утешением к Марье Семеновне и с просьбой помо< литься за нее и за умершаго. Выходила ли у кого се< мейная неурядица — шли к Марье Семеновне за добрым советом и наставлением. Больной проби< рался к Марье Семеновне в надежде, что ее молитва о его выздоровлении скорее дойдет до Бога. С этой

В

18 СОФИЯ

2/2010


Ðåêà мя, и время от времени отдыхают, а Марья Се< меновна все время сопровождает икону, и один только духовный восторг отображается на ее лице. Икону Тихвинской Божией Матери Марья Семеновна принесла из Тихвина еще в моло< дых годах. Будучи спрошена об этих годах и о принесены иконы, Марья Семеновна рассказа< ла следующее: «Когда мне было 17 лет, умер батюшка, а на его место поступил братец Анд< рей. После отца я погуляла в девушках только один годик и вышла замуж (за дьячка Лужен< ской церкви Алексея Смирнова), а через две недели после моей свадьбы умерла и матушка. Замужем я пожила только один год и овдове< ла, оставшись беременной. Родилась девочка (Мария), да и та прожила неделек шесть и умерла. Вот, говорю, теперь я свободна, не буду жить в Лужне — пойду в Пестово. Да и братец стал звать меня к себе иди, говорить, Машенька, ко мне: жениться я не буду, и будем вдвоем жить. Я к нему и перешла. С братцем недолго тоже пожила — только полтора года; умер братец, и осталась я одна. Живу и каждый год в Тихвин хожу* . Как только настанет весна да просохнет дорога, — ду< маешь кто посылать меня станет: иди, надо идти. Так и ходила я в Тихвин подряд лет пять или семь, хорошенько не помню. Потом пришло мне в голову принести из Тихвина икону. Задумала я принести икону, а у самой денег нет. О деньгах Владычица Сама позаботилась. Приходить ко мне одна знако< мая, приносить золотой и говорит: не знаю, на что бы лучше извести мне эти деньги. Дай, говорю мне, у меня для них место хорошее есть. Она и отдала. По< том какой<то мужичек принес еще денег. Подкопи< ла я денег и отправилась в Тихвин с некоторыми подругами, на дорогу взяли сухариков. Пришли в Тихвин; отслужила я молебен пред Чудотворной иконой и помолилась: Владычице, пусть та икона, которою Ты благословишь меня, посмотрит на меня. После молебна прихожу в образную, стоят три иконы, все одного роста. На двух иконах Божия Матерь смотрит как<бы в сторону, а на третьей смотрит прямо на меня. Вот, говорю, эту икону Вла< дычице угодно дать мне. Купила я эту икону, рублей никак за пятнадцать и попросила освятить ее пред чудотворной. Освященная икона была поставлена недалеко от чудотворной. Собрались мы с товарка< ми домой и думаем — как<то нам будет добраться до дому: сухарики вышли все и денег нет. А Влады< чица Сама позаботилась о нас. Идем и икону несем попеременно, — идти так легко. Куда, в какую де< * Кроме Тихвина Марья Семеновна ходила в Вал< дайский Иверский монастырь и виделась там с Феофа< ном, монахом «хорошей жизни» — из Новгорода (пре< освященный епископ Феофан затворник); «он приез< жал, — говорила Марья Семеновна, — к архимандриту Лаврентию и советовал мне, кроме псалтири, читать Евангелие». Епископ Феофан записан в поминанье у Марья Семеновна на первом месте. ** За два дня до смерти Марья Семеновна получила весть из Питера, что одна добрая женщина согласна исполнить ее просьбу — сделает серебряную ризу.

2/2010

âðåìåí

Церковь во имя Тихвинской иконы Божией Матери «на Крылечке». г. Тихвин. Фото начала XX в.

ревню ни придем, везде видят, что несем икону и зо< вут к себе: идите, желанные, пообедайте, а то и но< чуйте. В полях народ работает; видят, что несем икону, и дадут на свечку, так что мы были сыты всю дорогу, да еще и денег немного понабрали. Захоте< лось мне сделать ризу на икону — и тут нашлись добрые люли. Одна из товарок моих, несших икону, поступила в Питер к господам в услужение и пишет оттуда, что ее господа желают сделать ризу. Пере< везти икону в Питер помог мне батюшка о. Лаврен< тий (архимандрит Иверского монастыря). С ним и я поехала в Питер, прожила там шесть недель у гос< под, которые взялись сделать ризу. Очень берегли они меня. Хотелось мне серебряной ризы, да видно дорого стоит: сделали ризу накладного серебра (медная густо высеребренная). Да если угодно Вла< дычице, — будет и серебряная риза* *. В Питере, когда мы везли икону, попросили ее в два дома, где были больные (руками). Больные отслужили пред, иконою молебен и исцелились. В память исцеления они повесили пред иконою две серебряные ручки (привески, висящие и теперь на иконе). Марья Семе< новна глубоко веровала в благодатную силу прине< сенной ею иконы и в церкви всегда стояла пред нею. До 20 октября 1903 г. икона эта стояла за левым клиросом в церкви, а с расширением храма она пе< ренесена во вновь освященный в честь ее придел. Икона Тихвинской Божией Матери, как видно из слов Марьи Семеновны не старая, но имеет темный лик. По объяснению Марьи Семеновны вместе с ри< зой на икону была положена слюда, которая потом, д. б. вследствие сырости в церкви, пристала к самой иконе и придала ей темноту. Из приведенной авто< биографии Марьи Семеновны видно, что еще в пер< вые годы своего вдовства она уже пользовалась до< верием людей. Это доверие может свидетельство< вать о искренней набожности и скромности Марьи Семеновны. С годами росло доверие и уважение к личности Марьи Семеновны, и число ее посетителей год от году увеличивалось. Как же смотрела Марья Семеновна на своих по< сетителей? Не сразу, конечно, привыкла смиренная вдовица к своим посетителям и долго опасалась — не вражье ли это искушение. «Ну чего ходят ко мне, — говорила она, — разве я, грешная, знаю что? Приходите другой раз девушка и спрашивает: идти

СОФИЯ 19


Ðåêà ли мне, Марья Семеновна, замуж? Почем же, гово< рю, желанная, я знаю — идти тебе замуж или нет. Хочешь так иди, не хочешь так не ходи. Гляди сама, желанная». Кроме смирения Марья Семеновна от< личалась кротостью и искренней любовью к людям. Эта<то любовь и не позволяла ей отказывать посе< тителям. «Боюсь и не принимать<то. Другой пришел верст за 60. Ведь и жалко его не принять, он<то, бед< ный, обидится, да скоро и мне<то грех будет». Так никому и не отказывала Марья Семеновна в приеме. Всех принимала ласково, каждого называла «же< ланным», угощала чем Бог послал, просящих совета наставляла, как Бог на душу положит, печальных утешала, как умела. Одному даст просфору, друго< му св. воды (которую обильно запасала накануне Крещения Господня), тому ладону, поясок и. т. п. Больным советовала отслужить молебен пред Тих< винскою иконою Божией Матери или св. великому< ченику Пантелеймону, и некоторых помазывала маслом из лампады св. Пантелеймона. Посетители почти всегда приносили Марье Семеновне деньги или холст. То и другое она до последних лет отсы< лала на Афон в русский Пантелеймоновский монас< тырь (700–800 р. в год). А в последние годы, по просьбе местного священника, задумавшего расши< рить храм, стала приношения посетителей сдавать в свою церковь, более 1000 р. в год. Подкопит Марья Семеновна денег и зовет священника сосчитать их. Считает священник и благодарит Бога и Марью Се< меновну, а Марья Семеновна говорит: «кабы давно< то так делать, так две бы церкви можно было бы вы< строить, да ведь вот не догадаться было. Я ведь, ба< тюшка, не прошу, — сами дают желанные<то мои, как пчелке несут — спаси их, Господи, и помилуй! Видно, так Богу угодно, видно Сама Царица Небес< ная заботится о Своем доме», и начнет молиться за благодетелей. «Теперь я, батюшка, к деньгам<то привыкла, а сначала<то я их боялась. Раз как<то пе< ред Пасхой получила я повестку на 100 рублей — и так стало худо у меня на уме. На что мне столько де< нег, куда я их девать стану, весь покой мой пропал. Только когда прочитала письмо, отлегло от сердца: 75 руб. велено было кое<кому раздать, а мне только 25 руб. на масло. Ну слава Тебе Господи». Сосчи< танные деньги Марья Семеновна вручала церковно< му старосте. Насколько глубоко было смирение Марьи Семе< новны отчасти можно судить по тому, что она ни за что не позволила снять с себя фотографию. Пробо< вал священник доказывать Марья Семеновна, что сняться не грешно, но Марья Семеновна осталась непреклонна. Были попытки снять Марья Семенов< на без ее ведома, но они не удались, к крайнему со< жалению ее почитателей. Марья Семеновна была высокого для женщины роста и несколько сутуловата, вероятно вследствие долгих стояний на молитве и поклонов. Лицо ее ясно свидетельствовало о строгости ее жизни. Се< рые глаза отражали кротость и смирение и почти всегда устремлены были на икону Божией Матери. Голос был тихий и речь скорая, не очень внятная. Одежда у нее была темная и всегда опрятная. Идя в церковь, Марья Семеновна неизменно опоясыва< лась кожаным ремнем из Соловецкого монастыря.

20 СОФИЯ

âðåìåí Походка была скорая. Более 40 лет Марья Семенов< на не употребляла мяса и вообще в пище соблюдала строгое воздержание. Чаю пила немного, но пила очень крепкий. В комнате у нее всегда было так теп< ло, что непривычного человека бросало в пот. Из дому Марья Семеновна не выходила никуда кроме церкви. Говела Марья Семеновна не менее четырех раз в год. В Великом посту причащалась два раза: на первой неделе и на страстной, а если случалась ли< тургия св. Иоанна Златоуста 1 апреля (день ее име< нин), то приурочивала говение к этому дню. Не< смотря на преклонные годы и нелегкие труды сто< яния на молитве, Марья Семеновна хворала доволь< но редко. Чаще болели у нее ноги, что вполне понят< но. Заболевая серьезно, Марья Семеновна собо< ровалась, причащалась и говорила: «угодно Тебе, Господи, так подержи меня здесь, неугодно — возьми к Себе». Чаще болеть стала Марья Семеновна с 20 июля 1903 г. С 27 июля не ходила в церковь по 7 сентября. После храмового праздника (8 сент.) Марья Семе< новна стала заботиться о приготовлении к освяще< нию новоустроенного придела: призывала священ< ника, рассматривала пожертвованные парчи, сове< туясь, из которой устроить одежду на престол, спрашивала — сколько надо коленкору на фартуки священникам и т. д. И Господь сподобил Марью Се< меновну увидеть день освящения (27 окт.). В этот день и накануне она была в церкви у всех служб, преисполняясь великою радостью. «Теперь хоть и умереть, теперь я знаю, как будет все в новой церк< ви». И действительно недолго после освященья по< жила Марья Семеновна. 9 ноября она была в церкви уже в последний раз. Тем не менее, дома она про< должала читать псалтирь, а в первых числах декаб< ря даже наготовила свечей из воску. Причастив Ма< рью Семеновну 12 декабря и видя слабость ее сил, священник посоветовал ей причащаться каждый день. «Вот хорошо<то, — ответила Марья Семенов< на, — чего это мы раньше<то не догадались». 15, 16 и 17 чисел Марья Семеновна приобщалась утром и после вечерни 17 числа мирно отошла в вечную жизнь. Заблаговременно было сказано одному при< лежащему к храму крестьянину, чтобы гроб был не< крашеный и ничем необитый. Места для погребения не назначила: «хорони, батюшка, где знаешь». Погребение Марьи Семеновны было назначено на 22 декабря, и это погребение красноречивее вся< кого слова доказало — как велико было уважение, которым пользовалась Марья Семеновна. Еще до погребения местный священник и другой — родной племянник Марьи Семеновны, утомлялись, служа поочередно панихиды. На день погребения панихи< ды служились почти всю ночь вплоть до заутрени, причем домик Марьи Семеновны, как говорится, битком набит был народом. К погребению Марьи Семеновны прибыл хор монахинь из Короцкого мо< настыря. Священников на погребении было семь. Четверо из них прибыли без всякого зова — един< ственно по личному усердию и уважению к почив< шей. Народу была такая масса, какая обыкновенно замечается только на торжествах освящения хра< мов. Литургию совершал местный благочинный в сослужении 5 священников, а на отпевание вышло

2/2010


Ðåêà 7 священников. Перед отпеванием местный священ< ник с трудом произнес надгробное слово, так как в церкви повсюду слышался плач. Во время отпевания у священников и диаконов горели в руках желтые свечи, собственноручно изготовленные Марьей Се< меновной недели за две до смерти. Перед прощани< ем с почившей произнес пространную и прекрасную речь студент СПб Духовной академии Иван Григо< рьевич Никитин. Трогательно было слушать, как этот даровитый студент смиренно называл себя уче< ником Марьи Семеновны. В своей речи г. Никитин развивал ту мысль, что почившая по всем признакам принадлежит к числу праведников, которыми мир стоит, но которых мир не знает. Только смерть та< ких людей открывает глаза современникам и дает им почувствовать, — какого сокровища они лиша< ются. Потому<то так грустно и больно опускать нам в могилу Марью Семеновну. Своею речью оратор до того растрогал слушателей, что буквально вся цер< ковь рыдала. Не было возможности дать проститься с почившей всем желающим. Не говоря уже о том, что это заняло бы очень много времени, грозила опасность, что гроб будет свергнут на пол от напора толпы. Когда гроб подняли, чтобы выносить из цер< кви, многие целовали скамью, на которой он стоял. Снятый с гроба покров народ едва не разорвал у мо< гилы: кто тащил его себе на голову, кто целовал, кто хотел хотя бы прикоснуться к нему. Подъем духа у народа был удивительный. Погребена Марья Семеновна в склепе. Могила находится на самом видном месте — в 7 саженях от новоосвященной церкви (к югу), которая своим уст< ройством больше всего обязана почившей. Марья Семеновна была дочь пономаря Пестовс< кой церкви Симеона Карпова и жены его Евдокии Васильевой. Родилась 1827 года 27 марта. Вечная память незабвенной старице! Надгробное слово, сказанное пред отпеванием старицы Марии Семеновны Мария благую часть избра, яже не отымется от нее (Лук. 10, 42) Итак не стало, братие, дорогой нашей Марьи Се< меновны! Померкли и закрылись глаза, больше все< го взиравшие на икону Божией Матери — дома и в церкви. Смолкли уста, шептавшие молитвы, вещав< шие кроткие наставления ближним. Перестало биться сердце, полное живой веры в Бога и искрен< ней любви к людям. Скрестились на груди руки, приведшие в ветхость не одну книгу псалмов Дави< довых. Покоятся ноги, почтя не знавшие покоя при жизни, не знавшие и иной дороги, как только в храм Божий. Жизнь, всецело отданная на служение Богу и ближним, догорала и угасла, как гаснет лампада за недостатком огня. Душа, всю жизнь стремившая< ся к Богу, оставила изможденное подвигом и летами тело, и шествует теперь в отечество небесное. И бла/ жен путь, в онъже идеши днесь, душе, яко уготова/ ся тебе место упокоения!

2/2010

âðåìåí Если гробы ближних наших вообще являются безмолвными, но красноречивыми проповедниками обманчивости земного счастья и непрочности благ житейских, то Марья Семеновна не из гроба только, а всею своею жизнью научает нас, что не блага зем< ные, а угождение Богу и спасение души едино есть на потребу, т. е. что забота о спасении души есть первое и самое важное дело в жизни человека. При сравнении жизни Марьи Семеновны с жизнью обыкновенных людей невольно приходят на ум две евангельская сестры Марфа и Мария, принявшие некогда Господа в дом свой. Если мы в заботах и су< етах житейских более или менее походим на Мар< фу, которая, желая угостить Господа, печашеся и молвяше о мнозе, то Мария Семеновна живо напо< минает другую сестру — соименную ей Марию, яже седши при ногу Иисусову слышаше слово Его. Чте< ние слова Божия и молитва были первым делом у Марии Семеновны. Об этом свидетельствовал неиз< менный порядок в распределении времени, который соблюдала Марья Семеновна каждый будничный день. Только напитавши душу свою словом Божиим, она, уже в полдень, подкрепляла свое тело скудною пищею. Только насладясь беседою с Богом в молит< ве, она отверзала двери своей хижины для душепо< лезной беседы с ближними. И такой порядок со< блюдался у Марьи Семеновны почти полвека — до самой кончины. В последнее время, когда Марья Се< меновна не могла уже стоять, она читала Слово Бо< жие сидя. Оставила она свой псалтирь только тогда, когда не могла уже ни сидеть, ни вкушать пищи. Очевидно чтение Слова Божия и молитвы были у Марьи Семеновны не холодным занятием, не прави< лом, которое — хочешь–не хочешь — надо испол< нить, а потребностью, пищею души, наслаждением. Читая псалмы царя Давида, она могла вместе с ним воскликнуть: как сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда устом моим! (Пс. 118, 103). Плодом чтения слова Божия и молитвы было искреннее бла< гочестие Марьи Семеновны. Благочестие это, при всем смирении Марьи Семеновны, не могло, конеч< но, остаться незамеченным людьми, согласно слову Христову: тако да просветится свет вашъ предъ че/ ловеки, яко да видятъ ваша добрая дела, и просла/ вятъ Отца вашего, иже на небесехъ (Мтф. 5, 16). За свое благочестие Марья Семеновна пользовалась искренним уважением всех знавших ее, а природ< ною кротостью и ласковым обхождением с людьми она невольно влекла к себе своих почитателей, рас< полагая их относиться к ней не только с уважением, но и с любовию и полным доверием. Это был чело< век, пред которым можно было открыть свои раны сердечные, поведать свое горе житейское. И текла к Марье Семеновне душа христианская, скорбящая и озлобленная, милости Божией и помощи требую< щая. Один шел за утешением, другой за советом, а все за молитвой. Мы верили, что молитва Марьи Се< меновны скорее дойдет до Бога. Мы разделяли в этом случае убеждение евангельского слепорож< денного, который говорил иудейским учителям: грешники Богъ не послушаетъ, но аще кто бого/ чтецъ есть и волю Его творитъ, того послушаетъ (Иоанн. 9, 31). И с какой любовью принимала Марья Семеновна своих посетителей! Все у ней были

СОФИЯ 21


Ðåêà «желанными». Так всю жизнь Марья Семеновна отда< ла на служение Богу и ближним. Мария бла/ гую часть избра, яже не отымется отъ нея и в бу< дущей жизни. Что же побудило Марью Семеновну избрать эту благую часть? Без сомнения зачатки благочестия были у ней с малолетства, но мне кажется, что идти особою дорогою в жизни побудил ее ранний опыт в непрочности житейского благополучия. За год до замужества умер у ней отец, прошло две недели суп< ружеской жизни — скончалась мать, а чрез год Ма< рья Семеновна сама стала вдовой. После смерти мужа скоро родилась дочь, но скоро и умерла, пере< шла вдовица на житье к брату, но через полтора года и его похоронили. В немногие годы — как мно< го стрел в одно сердце! Кончились радости, разби< лась жизнь, осталось одно горе. Но не упала духом молодая вдова. От волн моря житейского она устре< милась к тихому пристанищу, решив отдать осталь< ную жизнь на служение Богу. В этом служении об<

âðåìåí рела она мир душевный и всеобщую любовь, с кото< рыми и отходит ныне в вечную жизнь. Не могу я, да и излишне говорить — как тяжело нам расставаться с Марьей Семеновной. Об этом лучше слов говорит каждому сердце. Будем уте< шаться мыслью, что смерть, пресекшая земную жизнь Марьи Семеновны, не может пресечь нашего общения с ее душей в молитве. Будем молиться за нее, а она помолится за нас. В минуты скорби будем притекать на ее могилку, и взаимная молитва уте< шит нас. Особенно мы, братия св. храма сего, долж< ны молиться за Марью Семеновну. Наш расширен< ный храм есть вечный памятник той любви, какую имела к нам Марья Семеновна. Помолимся же все Господу Богу, да упокоит Он верную рабу Свою в небесных обителях. Аминь. Священник ВИТАЛИЙ УСТРИЦКИЙ НЕВ. 1904. № 5. С. 227–236

История поминания оминовение умерших совершается по особым небольшим книжечкам — поминаниям, про< исхождение которых относится к глубокой древности: и имеет своим первообразом дип/ тих. Поминовение по диптихам ведет свое начало со времен апостольских (Евр. ХШ, 7), когда диптих представлял себя книжечку, состоящую из двух ли< стков, или дощечек (др.<греч. d…ptucoj — сложен< ный вдвое), из которых на одной писались имена живых, а на другой — умерших. Имена эти по дип< тихам прочитывались дьяконом за литургией, о чем имеются свидетельства у Тертуллиана, св. Киприа< на, св. Дионисия Ареопагита и др. От обыкновенных диптихов отделился особый раз< ряд их, куда вносились имена святых, мучеников, исповедников и др. Из этих диптихов получились календари и месяцесловы, по своему типу отделив< шиеся от поминаний. Со временем и обыкновенный диптих подвергся изменению: он получил форму си/ нодика с элементом повествовательным. В синодике помещались большею частию заимствованные из прологов и патериков благочестивые размышления о возмездии в будущей жизни, правила о поминове< нии усопших и поминальные молитвы. Но синодики не получили всеобщего распространения. Условием записи в нем служили или особые заслуги для Церк< ви, или денежная плата. Почему они и были в упот< реблении преимущественно в монастырях, соборах и редко в церквах сельских. Между тем потребность в поминовении усопших не ослабевала: каждому хотелось помянуть своих близких умерших за ли< тургией. Посему синодики получили форму нынешних поминаний с простым перечнем имен — живых и умерших, которые и прочитываются за богослуже< нием. Современная форма этих поминаний более

П

22 СОФИЯ

подходит к своему первоначальному прототипу — диптиху, от которого последовательно произошла. Откуда произошел и что означает обычай украшать гробы умерших цветами и устилать путь к кладбищу древесными ветвями Начало обычая украшать тела, гробы и могилы умерших лежит в языческой древности. Язычество вообще состоит в обоготворении видимой природы и потому естественно приходит к мысли о взаимной тесной связи между человеком и миром раститель< ным. Прийти к такой мысли было тем легче, что жизнь человека имеет много сходства с жизнью рас< тений: появление зародыша, постепенный рост, воз< мужалость и цвет, зрелость, плод, ослабление, дряхлость. И само Св. Писание сравнивает человека то с травою (Псал. 89), то с полевым цветком (Псал. 102, 15; I, 24). Очевидно, сознанию язычников пред< носилась, хотя и неясно, мысль о будущей, загроб< ной жизни; почему мысль эту они и стремились вы< разить украшением покойников, их гробов и могил цветами и растениями, которые служили символами будущего возрождения и воскресения умерших: зима, когда растения увядают, служили символом смерти; а весна и лето, когда вся природа и растения оживают — символом воскресения. Вследствие это< го почти у всех языческих народов употребление цветов и растений при погребении умерших было очень распространено. Иногда растения ставились пред домом, в котором находился покойник, вокруг гроба, или были рассаживаемы на могилах. Христианство, осветившее темное представле< ние язычников о бессмертии и превратившее это представление в непоколебимую уверенность, и обычаю украшать покойников растениями сообщи<

2/2010


Ðåêà ло свой смысл, хотя в церковных установлениях не было нигде указаний об употреблении растений и цветов при погребении и обычай этот нашел боль< шее применение и рапространение в церкви Запад< ной, откуда перешел к нам по подражанию сравни< тельно в недавнее время. Упоминание о существо<вании этого обычая мы находим у св. Амвросия Медиоланского в его речи на смерть императора Валентиниана II (390 г.), у св. Григория Богослова (329–390), в надгробном слове брату Кесарию и у других с таким однако пояснени< ем, что обычай этот не находил всеобщего одобре< ния среди христиан, которые предпочитали чество< вать умерших словом назидания и добрыми делами. Так, св. Григорий Богослов в указанном месте гово< рит: «Прочь от меня с языческими игрищами и представлениями в честь несчастных юношей… Прочь с теми обрядами, в которых насыпями, при< ношениями начатков, венцами и свежими цветами упокоивали усопших человеков, покоряясь более отечественному закону и неразумию горести, неже< ли разуму. Мой дар — слово; оно, переходя далее и далее, достигнет, может быть, и будущих времен \…^ и сохранит \…^ явственнее картины изобра< жения возлюбленного» (Поторжинский М. А. До< полнения к святоотеческой хрестоматии. Киев, 1877. С. 104). Кроме общего, присущего цветам и растениям, символического значения, некоторые из них, сооб< разно своим свойствам, употреблялись преимуще< ственно пред другими для украшения покойников, гробов и могил. К таким растениям относятся розы, фиалки, лилии, размарин, барвинок, плющ, мирт, сосна, ель, кипарис, лавр, пальма и др. Роза — луч< ший из всех цветов — издревле означает начало жизни (еще у Гомера часто встречается выражение — розоперстная заря). Белый цвет розы, а равно фиалки и лилии, также белый и расцветающий очень рано, символически означает нравственную чистоту и непорочность; почему Пресвятая Дева Мария нередко изображается с лилией в руке и с венком из лилий на голове. Красный цвет розы, по восточному сказанию, произошел от первой проли< той крови на земле; почему ему усвояется значение мученичества. Размарин, барвинок, плющ, мирт, сосна и ель суть растения постоянно сохраняющие свою зелень; почему ими украшаемы были могилы умерших в знак непрекращающейся жизни и любви, простирающейся и на умерших. Изображение мир/ та встречаются и на древнехристианских гробни< цах. Кипарис — дерево никогда не теряющее листь< ев и не гниющее, по Амвросию Медиоланскому и по Григорию Богослову, служит образом праведника, утвердившегося в благодати Божией. Вследствие тех же двух свойств кипарис служил символом ни< когда непрекращающейся жизни. Лавр всегда слу< жил символом торжества и победы. Листья и ветви лавровые имели широкое употребление и у христи< ан первых веков. По свидетельству Григория Турс< кого (540–595) в его время под тела умерших под< стилались лавровые листья. На гробницах и других древнехристианских памятниках часть встречаются изображения лавровых деревьев и венков. Как по< стоянно зеленеющее лавровое дерево также служи<

2/2010

âðåìåí ло символом непрекращающейся жизни и будущего воскресения. Само воскресение Иисуса Христа в христианской символике первых трех веков изобра< жалось чрез крест, окруженный лавровым венком. Другим символом победы служила пальма. При вхо< де в Иерусалим Господа, как Царь, Он встречен был народом с пальмовыми ветвями в руках (Иоанн. XII, 13). По объяснению Тертуллиана, Оригена, свв. Ам< вросия Медиоланского и Григория Богослова паль< ма означает «награду за победу». В Апокалипсисе св. Иоанна мученики, устоявшbе в борьбе, являются пред престолом Божим с пальмовыми ветвями в ру< ках (VII, 9). «Пальма мученичества» — выражение? часто встречающееся в диптихах, мученических ак< тах и мартирологах. Верба или ива — дерево, нашед< шее употребление при христианских богослужени< ях. Упоминание о вербе соединеyо с воспоминанием евреями о Сионе (на вербиихъ посреди его обеси хом, органы наша, Псал. 136, 1–2). Верба, как дере< во, ранее других распускающееся, служит символом воскресения и новой жизни и заменяет у нас в неде< лю Ваий пальму. Из сказанного видно, откуда произошел и что означает обычай украшать самих покойников, гро< бы и могилы их растениями и цветами и устилать им путь к кладбищу. Видно и то, что в обычае этом нет ничего предосудительного; напротив, обычай этот полон глубокого смысла и в различных формах слу< жит носителем идеи бессмертия: Сама Православ< ная Церковь в некоторых случаях допускает упот< ребление цветов, например, для украшения креста Господня 1<го августа, в праздник Воздвижения, в неделю крестопоклонную. К сожалению, обычай употреблять цветы и растения в виде венков при по< гребении умерших получил совершенно неправиль< ную и до чудовищности смешную форму: почему и сделался не носителем и выразителем идеи бессмер< тия, а демонстративным способом чествования иногда сомнительных заслуг почившего; а еще более пустым требованием приличия, сопряженным одна< ко с большими и обременительными для небогатых людей издержками. Ввиду этого Св. Синод (20 де< кабря 1885 г. и 20: января 1886 г.) определил: «вос< претить при следовании погребальных шествий в церковь для отпевания и на кладбища для погребе< ния ношение венков с надписями или без оных, а равно и иных знаков и эмблем, не имеющих церков< ного или государственно<официального значения, и строгое за сим наблюдение вменить в обязанность полицейским властям». Независимо от сего, в видах охранения должного благочиния и подобающего святыне уважения в самих храмах при отпевании усопших, Св. Синод (опред. 10–12 февраля 1886 г.) вменил в обязанность настоятелям и настоятельни< цам монастырей, а равно и настоятелям приходских церквей и кладбищ, в случае желания родственников умершего обставить гроб его в храме деревьями и растениями; иметь попечение, чтобы предназначен< ные для того деревья и растения отнюдь не закры< вали от молящихся иконостаса и царских врат и не мешали священнослужителям при совершении отпе< вания. НЕВ. 1897. № 16. С. 1051–1054

СОФИЯ 23


Ëèòåðàòóðà

è öåðêîâü

СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ В ЗАПИСКАХ А. Н. МУРАВЬЕВА И А. С. НОРОВА

самого начала христианства на Руси Святая точниками, воды Иордана и Мертвого моря, Гениса< Земля привлекала православных людей. ретское озеро и др. Язык хождений изначально отличался просто< Стремление собственными глазами увидеть Иерусалим, Назарет, Вифлеем и поклонить< той и доступностью для любого читателя, но в то же ся великим святыням определяла стремление совер< время обладал и высокими художественными дос< шать трудный и небезопасный путь в далекую стра< тоинствами. Отдельные путевые записки (начиная с ну. Записки русских паломников, начиная с XII в. XVIII в.) сопровождались авторскими рисунками. В 1830<е г. появляются «литературные» описа< отражали разные моменты этих путешествий. В большинстве случаев паломничества совершались ния путешествий в Святую Землю А. Н. Муравьева и А. С. Норова. В судьбе каждо< по благословению иерархов и го из них паломничества сыгра< под контролем Церкви. Хожде< ли решающую роль. В книгах ния были неодинаковы по про< этих авторов — представителей должительности: от двух–трех высшего света — традиции лет до многих годов. Они совер< древнерусских «хождений» со< шались, как правило, группами и четаются с особенностями но< требовали немалой физической вой русской литературы путе< выносливости. Путешественни< шествий, характер которой был ки, имевшие литературный та< во многом определен «Письма< лант, записывали свои наблюде< ми русского путешественника» ния и впечатления. Только от Н. М. Карамзина. Книги Мура< XII–XVII вв. известно не менее вьева и Норова — большого пятидесяти «хождений», кото< объема. Они содержат много< рые широко распространялись в численные ссылки на русских и различных списках. Путевые за< иностранных авторов. В них со< метки русских паломников со< единены путевой дневник, под< ставляют особый жанр духов< робные географические, исто< ной литературы. Записки палом< рические, археологические ха< ников отличаются и по объему и рактеристики местности, путе< по содержанию. водитель по святым местам, По пути в Палестину палом< описания личных впечатлений. ники посещали Афон, Констан< Духовность этих текстов доми< тинополь и другие города Вос< нирует над описательной сторо< тока, где находились православ< ной. Особенной популярностью ные святыни. Авторы, вдохнов< Вход в храм Воскресение Христова пользовалась непосредственная ляемые жизнью Иисуса Христа, в Иерусалиме. Литография по рис. и эмоциональная книга 24<лет< его Воскресением и Вознесени< Н. и Г. Чернецовых. 1842 г. него А. Н. Муравьева. ем, с особо благоговейным чув< А. Н. Муравьев родился 30 апреля 1806 г. в ста< ством писали о чудесных памятниках, связанных с Рождеством и Земной жизнью Христа, Его Креще< ринной дворянской семье, представители которой нием в Иордане и Голгофой. Они описывают храмы оставили славные имена на страницах отечествен< и монастыри, построенные на святых местах, отме< ной истории. Отец — Николай Николаевич Муравь< чают особенности литургий у Гроба Господня и по< ев, генерал<майор, основатель и директор школы рядок посещения святых мест, пишут и о ветхоза< колонновожатых; братья — Николай Николаевич ветных памятниках Иерусалима. Большое внимание Муравьев<Карский, главнокомандующий Отдель< в записках уделялось описанию природных особен< ным Кавказским корпусом и Михаил Николаевич ностей Палестины: горы с пещерами и водными ис< Муравьев<Виленский — видный государственный

С

24 СОФИЯ

2/2010


Ëèòåðàòóðà è öåðêîâü деятель. Религиозное воспитание и домашнее обра< тического романа, не беспокойным любопытством зование, полученное А. Н. Муравьевым в семье со< найти насильственные впечатления для сердца уста< ответствовало лучшим традициям русского обще< лого, притупленного. Он посетил святые места как ства и московского дворянства начала XIX в. Его верующий, как смиренный христианин, как просто< карьера началась со службы в Коллегии иностран< душный крестоносец, жаждущий повергнуться во ных дел (1822–1823), но вскоре он пошел на военную прах пред Гробом Христа Спасителя». В Константинополе, Египте, Иерусалиме 1830 г. службу, которая стала для него и временем расцве< та его поэтического творчества (1823–1829). Были никто не принимал всерьез заверений Муравьева, написаны сборник стихов «Таврида», трагедии что он приехал как паломник поклониться христи< «Митридат» и «Владимир», «Битва при Тивериаде». анским святыням, — в его лице видели посланца Интерес к Востоку возник у него задолго до первой России, победившей мусульманскую Турцию. Ему были открыты все двери. Он был представлен и имел поездки. О его внешности в этот период сохранилось лю< возможность беседовать с крупнейшими государ< бопытное свидетельство одного из друзей<сослу< ственными и церковными деятелями. Перед отъез< живцев: «Муравьев был исполинского роста и при< дом из Иерусалима он получил в благословение от ятной наружности. При всей набожности своей он Патриархии крест с частицей Животворящего Дре< был нрава веселого, сердца доброго, обходителен и ва. Когда ему надели на шею этот крест, он реально любим всеми товарищами, хотя постоянно удалялся осознал себя, по его личному уверению, причислен< от веселых компаний. Он в жизни был весьма воз< ным к рыцарям Святого Гроба. Надо учитывать, что держан, не пил ни капли никакого вина, любил по< Иерусалим не входил тогда в круг приоритетных на< рядок, чистоту, лошадей и верховую езду. Он усерд< правлений русской внешней политики, но именно через А. Н. Муравьева налаживаются постоянные но занимался литературой…» В 1827 г. А. Н. Муравьев подал в отставку, но на< контакты между русской и восточной православны< чалась русско<турецкая война и он просится обрат< ми церквями. В высших кругах восточного духовен< но, к театру военных действий. 19 августа 1828 г. он ства складывается представление о нем, как своем был определен к Дипломатической канцелярии представителе в Петербурге, через которого можно Главнокомандующего второй армией генерал<фель< передавать что<то кому<то. В глазах двух главных дмаршала графа Витгенштейна и являлся очевидцем организаций, от которых зависели связи России с многих событий, в т. ч. и подписания Адрианопольс< Православным Востоком, для МИДа и Св. Синода, кого мира. После окончания войны он получает вы< он реально становится авторитетом и экспертом в сочайшее разрешение отправиться через Констан< Восточном вопросе. По возвращении из путешествия по святым мес< тинополь, Египет, Сирию в Святую Землю. В Иеру< салим Муравьев прибыл 23 марта 1830 г. и встретил там, Е. В. Новосильцева рекомендует автора и его рукопись митрополиту Московскому Филарету Пасху в храме Гроба Господня. Результатом путешествия явилась книга, став< (Дроздову), который редактирует книгу, и с этого шая судьбоносной в жизни Андрея Николаевича. В момента начинается их дружба. Рукопись была апреле 1833 г. по прочтении его «Путешествия» им< одобрена и В. А. Жуковским. Первое прозаическое ператором Николаем I, Муравьев назначается на произведение А. Н. Муравьева стало лучшим в ряду службу в Св. Синод, секретарем обер<прокурорско< его многочисленных книг и очерков. Прочитанное го стола. В 1842 г. он уходит в МИД, где служит до А. С. Пушкиным «с умилением и завистью», «Путе< 1866 г. Все это время Андрей Николаевич неустанно шествие» выдержало за 15 лет пять изданий и спо< путешествует по монастырям и святым местам Рос< собствовало появлению в русском обществе живого сии, издавая путевые очерки. В 1849–1850 гг. Мура< интереса к Палестине и Христианскому Востоку. вьев отправляется во второе путешествие на Восток, Книга эта становится своеобразным документом результатом которого стали «Письма с Востока». эпохи для всей России. Для самого автора этот Несколько раз А. Н. Муравьев посетил Афон. Изу< успех стал стимулом для дальнейшего творчества. чил и описал христианские древности Арме< нии и Грузии. Последние годы жизни провел в Киеве, в доме на Андреевском спуске, непода< леку от храма Андрея Первозванного. Скон< чался Андрей Николаевич в 1874 г. и был по< гребен в устроенном им подземном приделе Андреевской церкви. В историю литературы Андрей Николаевич Мураевьев вошел как самый плодовитый и по< пулярный из духовных писателей России XIX в. Он был первым, кто научил русское об< щество говорить и мыслить о Церкви, о хрис< тианстве по<русски. Его называли «рыцарем и певцом Святой Земли». А. С. Пушкин, в на< броске неопубликованной рецензии на кни< гу Муравьева писал «Молодой наш сооте< чественник привлечен туда (в Иерусалим) не Вид Иерусалима с Дамасской дороги от пещеры пророка Иере/ мии. Литография по рис. Н. и Г. Чернецовых. 1842 г. суетным желанием обрести краски для поэ<

2/2010

СОФИЯ 25


Ëèòåðàòóðà è öåðêîâü

Вид Иерусалима с Елеонской горы

19 февраля 1837 г. А. Н. Муравьев был избран в дей< ствительные члены Российской Академии. Начиная с третьего издания (1835 г.), автор включил в книгу вступительную статью «Обзор рус< ских путешествий в Святую Землю». Важным при< ложением к третьему изданию была «Выписка из „Путешествия к святым местам“ грузинского архи< епископа Тимофея», совершившего паломничество в Святую Землю в 1755–1758 гг. К четвертому изданию (1840 г.) А. Н. Муравьев добавил справку «О пределах апостольского патри< аршего Иерусалимского Престола и о подвластных ему епархиях». Это сочинение секретаря Иеруса< лимского Синода Анфима было любопытным и по< учительным источником по истории Иерусалимской Церкви. Книга А. Н. Муравьева представляет собой по стилю типичную «прозу поэта». Автору удается при этом создать особый поэтический стиль, в котором сливаются цитаты из библейских книг, романтичес< кая память рыцарских подвигов и собственные из< лияния души автора. «Путешествие» было создано задолго до публикации русского синодального пе< ревода Библии. Андрей Николаевич, как правило, цитирует тексты Ветхого Завета в собственном по< этическом переложении с церковнославянского. Временами он вполне четко осознает грань между археологической достоверностью той или иной свя< тыни и историко<литургической реконструкцией, которую чаще всего представляют места поклоне< ния в Святой Земле. Там, где это было возможно, он сам пытался воссоздать литургические реконструк< ции, определить конкретные места событий библей< ской и евангельской истории. Построение книги «Путешествие ко святым мес< там в 1830 году» следующее: рассказ о древностях и святынях Константинополя и Египта (Троя, Алек< сандрия, Каир, Газа, Рама); святыни Иерусалима; Иордан; мир пустынножителей; храм Воскресения и часовня Святого Гроба; Сион; Гора Элеонская; мо< настыри Иерусалимские; Вифлеем; Вифания; Наза< рет; Фавор; Тир; Кипр; Смирна; Боспор. Незабывае< мое впечатление оставляют многие страницы книги. Цельное и ясное «Путешествие по Святой Земле в 1835 г. Авраама Норова» написано человеком, много видевшим и пережившем, счастливо нашед< шим свое призвание в исследовании христианского

26 СОФИЯ

Востока. О причине, побудившей его отпра< виться на Святую Землю, в предисловии к сво< ей книге Авраам Сергеевич Норов писал: «Пройдя половину пути жизни, я узнал, что значит быть больным душою. Волнуемый ка< ким<то внутренним беспокойством, я искал ду< шевного приюта, жаждал утешений, нигде их не находил и был в положении человека, поте< рявшего путь и бродящего ощупью в темноте леса». В 1834 г. действительному статскому советнику Норову было 39 лет. Позади — уче< ба в Университетском благородном пансионе, но не закончив курса, он сдал экзамен по воен< ным наукам и вышел юнкером в артиллерию. В 1812 г. гвардейский прапорщик Норов был тя< жело ранен и ему ампутировали правую ногу по колено, но несмотря на это он не оставляет военной службы и уже в 1823 г. в чине полковника переходит к статским делам. Все свободное время Авраам Сергеевич отдавал литературе и истории, к которым испытывал с дет< ства особое влечение. Его первые литературные труды — переводы античных авторов Вергилия, Го< рация, Анакреона, а затем Петрарки и Т. Тассо на< чали публиковаться уже с 1816 г. В это время он ста< новится действительным членом Вольного общества любителей словесности, наук и художеств и Воль< ного общества любителей Российской словесности. Впоследствии будет членом Российской Академии наук, Русского географического общества, предсе< дателем Археографической комиссии и т. д. Его книжное и рукописное собрание стало одним из лучших в России (16 тыс. экз. в т. ч. 155 инкунабул) — ныне эта коллекция хранится в РГБ. Его первой книгой стало «Путешествие по Сици< лии в 1822 году» (Ч. 1–2. СПб.,1828). В 1827 г. чинов< ника особых поручений при МВД А. С. Норова при< командировали к адмиралу Д. Н. Синявину, с кото< рым он совершил два заграничных плавания. Не принадлежа ни к какой литературной партии, он пе< чатался в журналах и альманахах всех направлений, был дружен с В. А. Жуковским, И. И. Дмитриевым, П. А. Вяземским, О. И. Сенковским, славянофилом А. И. Кошелевым. А. С. Пушкин пользовался его библиотекой для работы и в письмах обращался к нему со словами: «любезный полковник», «ученей< ший собеседник». Современники единодушно отме< чали его внешнюю привлекательность. Несмотря на вполне успешную карьеру и жизнь, в начале 30<х годов XIX в. А. С. Норов явно пережи< вает душевный кризис. Именно тогда и приходит к нему мысль о путешествии в Святую Землю, «кото< рая давно таилась во мне; я не чужд был любопыт< ства видеть блестящий Восток; но Иерусалим утвер< дил мою решимость: утешение лобызать следы Спа< сителя мира на самых тех местах, где Он совершил тайну искупления человечества, заставило меня превозмочь многие препятствия». 8 августа 1834 г. действительный статский совет< ник А. С. Норов увольняется в отпуск «для поклоне< ния Гробу Господню». В тексте официального доку< мента также указывалось: «При проезде через Александрию войти в непосредственное сношение с генеральным консулом полковником Дюгамелем о

2/2010


Ëèòåðàòóðà è öåðêîâü способах к выгоднейшему приобретению и до< ставлению из тех мест в Россию некоторых ап< течных материалов и сделать по этому предме< ту подробный доклад». На расходы была выда< на сумма в три тысячи рублей. Почти каждому русскому паломнику, занимающему опреде< ленное социальное положение, давалось некое официальное задание — государственное, цер< ковно<государственное и т. д. Так было с пред< шественниками Норова: Арсением Сухановым, Трифоном Коробейниковым, Дмитрием Даш< ковым, Андреем Николаевичем Муравьевым. В. Н. Хитрово оценил книгу А. С. Норова как «бесспорно лучшее описание Святой Зем< ли, которое существует в русской литературе». Научную цель своей работы Норов определил так: «География и топография Палестины в сравнительном отношении к тексту Священно< го Писания, доселе еще мало объяснены очевид< цами». По определению современного историка (Л. А. Беляева), свою главную задачу исследовате< ли Святой Земли конца XVIII — первой половины XIX вв. «видят в отождествлении мест событий, описанных в Библии (городов и селений, рек, гор и урочищ) — с реальными местностями Востока». И Норов, перечислив все источники, использованные в работе над своей книгой, заметил: «Я тогда только пользовался указаниями путешественников, когда находил на месте их показания сходными с текстом Библии… Библия есть вернейший путеводитель по Святой Земле, и я считаю себя счастливым, что по большей части имел при себе во время пути одну только Библию». С первых страниц «Путешествия» А. С. Норова читатель погружается в атмосферу напряженного и увлекательного диалога ученого автора с текстами Священного Писания. В этом участвуют другие пу< тешественники и исследователи Православного Во< стока, а также все, что окружает путешественника на Святой Земле: море, горы, острова, пустыня, реки и озера, развалины старых городов и селений. Так Авраама Сергеевича поражает картина лежа< щих между холмами «великолепных развалин» еги< петского Цоана и он пишет: «Развернем книги Про< роков посреди поверженных кумиров, над обломка< ми обелисков, одетых мистическими иероглифами. Вот глаголы Исаии…». Следует цитата из Исаии. Тема сбывшихся апокалиптических пророчеств и вообще мировых катастроф, катаклизмов станет од< ной из основных не только в этой книге, но и во всем творчестве Норова (см. «Путешествие к семи Церк< вам, упоминаемым в Апокалипсисе» 1847 г.; «Иссле< дование об Атлантиде» 1854 г. Святая Земля в книге А. С. Норова — это величе< ственный Храм Гроба Господня и «первая молитва за давших мне жизнь и за близких сердцу моему», подробное описание каждой пяди Святого града, всех его священных реликвий и памятных мест, тща< тельно сверяемое по текстам Священного Писания и другим древним и новым источникам. Норов скор< бит, что «Святилища Господа» находятся под влас< тью неверных, но понимает провиденциальный смысл происшедшего. На страницах его книги со< вершенно зримым предстает перед читателем «пас<

2/2010

Вифания. Погребальная пещера Лазаря

тушеский Вифлеем», забытый в горных ущельях На< зарет, разбросанные «груды городов Израильских» и многое другое. Затем будет возвращение на Родину, издание но< вых книг, дополняющих его первое «Путешествие» (например «Путешествие по Египту и Нубии в 1834– 1835 гг.», участие в полемике вокруг знаменитого Синайского кодекса и т. д.). В 1854 г. Норов станет министром народного просвещения, а затем членом Государственного Совета, женится на Варваре Па< ниной, потеряет троих маленьких детей. Он вернет< ся на Святую Землю в 1861 г. и напишет свою после< днюю книгу «Иерусалим и Синай. Записки второго путешествия на Восток» (СПб.,1879). Авраам Серге< евич Норов умер 23 января 1869 г. и похоронен в Го< лицынской церкви во имя архистратига Михаила Сергиевой пустыни под Петербургом. Между «путешествиями» двух русских палом< ников первой половины XIX в. А. Н. Муравьева и А. С. Норова много общего. Они были современни< ками, были европейски образованными людьми, читали одни и те же книги (во всяком случае ссыла< лись на них), сами были писателями и государствен< ными деятелями, оставившими след в истории Рос< сии. Но главным объединяющим началом их «путе< шествий» являлось то, что они побывали почти в одно время в одном и том же уголке земли, именуе< мом Святой Землей. И хотя традиция описания па< ломничества на Святую Землю не прерывалась в России, но была оттеснена на второй план литера< туры. Только с изменением самосознания русского общества в эпоху Наполеоновских войн наступило время вспомнить и в политике, и в литературе о тра< диционном паломничестве на Ближний Восток. Му< равьев и Норов видели одни и те же горы, пустыни, храмы, порой встречали одних и тех же людей. Но есть, бесспорно, и важные отличия их путешествий: А. Н. Муравьев — поэт<романтик, а уже потом па< ломник, А. С. Норов — ученый паломник, для кото< рого главное найти на Святой Земле ответы на воп< росы, волновавшие его как исследователя и как пра< вославного человека.Муравьев цитирует Священное Писание в «поэтическом» переложении, Норов — только по церковно<славянски. Н. ЖЕРВЭ

СОФИЯ 27


Ä îðîæíûé

ïîñîõ

ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО СВЯТЫМ МЕСТАМ ОКУЛОВСКОГО РАЙОНА

а востоке Новгородской области в северной части Валдайской возвышенности располо< жен Окуловский район. Плошадь его 2500 кв.км. Город Окуловка находится в 150 км от област< ного центра, города Великий Новгород. На терри< тории района 202 населенных пункта, 12 сельских администраций, два рабочих поселка: пос. Угловка и пос. Кулотино. Разветвленная сеть автомобильных дорог свя< зывает районный центр со всеми населенными пунктами района. По району проходит Октябрь< ская железная дорога, а в 50 км от г.Окуловка — автомагистраль Москва–Санкт Петербург. Первое упоминание об Окуловке найдено в писцовой книге Деревской пятины около 1495 г. Археологические исследования указывают, что са< мым заселенным местом в районе была местность близ деревень Заручевье, Бор, Низовка. Основным фактором, повлиявшим на возникновение поселений на реке Лягушка было удобство этой территории для организации метал< лургического производ< ства. Документы XV в. сви< детельствуют, что вдоль реки Волмы, на которой находился поселок, про< ходила большая дорога из Москвы в Новгород, изве< стная с XIII в. как «княжий путь». Иван III 15 нояб< ря 1475 г. останавливался на Волме в селе Теребу< ново. На территории района около 80<ти красивейших озер, обрамленных сосновыми борами, глубоковод< ных и спокойных. У озера Боровно люди селились со времен нео< лита, почти пять тысячелетий подряд. Это был «сытный край». Сытенско<Боровенский погост за< нимал особое место в Деревской пятине. На его мес< те была создана Архангельская мужская пустынь. В 1764 г. она оказалась среди упраздненных обителей. Озеро Боровно и Конино кормили также деревни,

Н

28 СОФИЯ

принадлежавшие Павлову монастырю: Черед, Ост< ров, Заозерье, Шилово, Горка, Стрелица. Деревня< ми Сытинского погоста являлись Боровно, Ситно, Горнешно, Горы, Перевоз, Перестово. На Сытенском погосте с 1762 г. стояла церковь Успения Пресвя< той Богородицы. В XIX в. в районе разви< вается каменное зодчество. Появляются церкви св. вмч. и Победоносца Георгия в д. Юрьево, Смоленской иконы Божией Матери в д. Высокий Остров, св. вмч. и Победоносца Георгия в д. Висленев Остров. Окуловка — город не< большой, провинциальный и молодой, но земля, на ко< торой он стоит, древняя: славяне селились здесь с пятого века. Новгород< ская земля, Валдайская возвышенность, а также Окуловский район — земля необычайной красоты и святости. Она освящена молитвами православ< ных христиан, живших на этой земле, их подви< гами во славу Божию, святыми источниками, находящимися здесь. Каждое поселение, даже ма< ленькая деревушка имеет свою святыню: храм, часовню, источник. Поэтому желающему совер< шить паломничество по святым местам Окулов< ского района понадобится не один день. Свое путешествие мы начнем с села Перетно, так как именно здесь сохранилась искра правосла< вия на Окуловской земле. В маленькой сельской церкви во имя Святой Троицы в годы безбожной власти совершались Богослужения, со всех окрест< ных поселений привозили крестить и отпевать. У многих нынешних православных христиан путь к Богу начался именно оттуда. Затем на нашем пути будут четыре часовни, храм новой постройки и главный храм г. Окуловка — церковь св. блгв. вл. кн. Александра Невского. Мы узнаем об истории восстановления часовен, о глав< ных святынях, находящихся в них, а также о святых источниках.

2/2010


äîðîæíûé ïîñîõ Церковь Святой Троицы в селе Перетно На берегу озера Перетно, среди вековых деревьев стоит характерная для своего време< ни церковь Святой Троицы. Она была построе< на на погосте в 1818 г. «тщанием прихожан и помещицы Варвары Алексеевны Мусиной< Пушкиной». Четырехстолпный крестово<купольный храм выстроен в стиле классицизма. Компакт< ный объем увенчан куполом на широком све< товом барабане. На три стороны смотрят плоские портики, завершенные фронтонами. К портикам примыкают широкие открытые крыльца. Помещения, включая алтарь, пере< крыты крестовыми сводами. Над западным входом устроены хоры с плоским потолком. Церковь Святой Троицы выстроена из кирпи< ча, выкрашена в желтую краску с белеными де< талями. Прямоугольные окна по сторонам порталов помещены в арочных нишах, в центре алтаря устроено тройное окно с полукруглым за< вершением. Внутри храма сохранилась роспись вто< рой половины XIX в., а также поздний иконостас. Рядом святой колодец. Храм трехпрестольный. Главный престол во имя Святой Троицы, южный — Покрова Пресвятой Бо< городицы , северный — во имя прп. Нила Столобен< ского. Колокольня деревянная (поздняя надстрой< ка) на месте утраченной каменной.

Храм был закрыт в 1935 г. и использовался под хранение зерна. В 1946 г. в Троицкой церкви вновь стали совершаться Богослужения. С 1903 г. в церкви служил священник Александ Михайлович Ферапонтов, 1874 г. р., уроженец пог. Ярбозерский Новгородской губ. Он был арестован 30 сентября 1937 г. Особой тройкой УНКВД ЛО 15 декабря 1937 г. приговорен к высшей мере нака< зания. Расстрелян в г. Боровичи 28 декабря 1937 г.

Часовня во имя святых мучеников Флора и Лавра В деревне Новоселицы, расположенной в пяти километрах от г. Окуловка по дороге на Крестцы– Новгород, когда<то была часовня в честь свв. мчч. Флора и Лавра. Был и источник, водой которого окропляли в том числе и домашний скот. Об этом узнали в 1999 г. от бывшей смотрительницы часовни. На общем собрании жители дерев< ни решили вернуть святыню. В январе 2004 г. пришел ответ с благословением архиепископа Новгородского и Старорусско< го Льва. Начался поиск проектиров< щика, сбор пожертвований. В сентябре 2004 г. был заложен фундамент, но не на старом ме< сте, поскольку оно было сырое и низкое, а через дорогу напро< тив. Проект выполнил бывший архитектор района Владимир Сергеевич Максимов. Бригада строителей под ру< ководством Сергея Анатольеви< ча Селезнева из села Боровенка на собственные средства изго< товили и собрали сруб. Часть леса пожертвовал р. б. Анато< лий. Местные предпринимате<

2/2010

ли, Александр Борисович Евдокимов и Александр Николаевич Вызов, организовали работы по соору< жению крыши, куполов, полов. Директор завода «Агрокабель» Александр Вале< рьевич Ходырев помог устано< вить окна и двери. В сентябре 2006 г. жительни< ца д. Шуркино вернула икону свв. мчч. Флора и Лавра, кото< рая находилась в старой часов< не. Местный художник Алексей Николаевич Троеранов рестав< рировал икону. 14 октября 2007 г. в большой праздник Покрова Божией Ма< тери часовня была освящена благочинным Окуловского бла< гочиния, иереем Сергием Стрелковым, настоятелем хра< ма во имя св. блгв. вел. кн. Алек< сандра Невского (к которому приписана часовня) при боль< шом стечении жителей деревень Новоселицы, Шуркино и г. Оку< ловка. Начиная с 1 июля 2007г., по благословлению о. Сергия каж< дое воскресение в 1500 в часовне читается Акафист свв. мчч. Флору и Лавру.

СОФИЯ 29


Äîðîæíûé ïîñîõ Часовня прп. Серафима Саровского в местечка «Кресты» заблудившегося в дремучем лесу путника. Каждый житель Окуловки с благоговением рассказывает своим детям эту историю, именно так, «из уст в уста» дошла она до наших дней: «На крестах» (Быль о старце Серафиме и купце Василии) Один в лесу, застигнут тьмою, Купец сбивается с пути… Туман клубится над землею. Не знает он, куда идти. Во мраке вышел на поляну: Болото, топь, дороги нет!.. И только сверху, из тумана Луна струит холодный свет. Раскинул ветви дуб могучий, Под дубом зеркальце воды. Промок, замерз, совсем измучен. Почто напрасные труды? Лицо омыл водой студеной, Хлебнул с ладони и застыл… Родник журчит… Иль ветра стоны… «Чего ж ты Господа забыл?»

Местечко «Кресты» издавна почитается местны< ми жителями благодаря святому источнику свт. Ва< силия Кесарийского и прп. Серафима Саровского. После поездки в Дивеево к мощам великого старца, у Александра Борисовича Евдокимова, уроженца г. Окуловка, появилось горячее желание построить часовню в этом святом месте. Часовня была освяще< на настоятелем храма Александра Невского 4 ок< тября 2005 г. Место это удивительное. Вид часовни, окружен< ной дремучим лесом, напоминает места, где подви< зался преподобный. Каждый проезжающий мимо или пришедший в лес за грибами и ягодами обяза< тельно заходит сюда, чтобы помолиться прп. Сера< фиму и испить святой воды из источника. Тянет к этому месту не только красота, но и благодать, ко< торая разливается здесь и наполняет сердца Боже< ственным светом и теплом. Как сладко посидеть в тишине и вспомнить чудесную историю спасения

Откуда?! Кто?! А голос слышен. Купец от страха задрожал. Тут на поляну старец вышел, Да, сотворивши крест, пропал Склонив главу, перекрестился И на коленях до утра Купец ко Господу молился: «Пусть воля сбудется Твоя». И лес как будто расступился, И старец снова говорит: «Ступай за мной, коль помолился». А сам рукой его манит. И по следам едва приметным Купец уж не идет — бежит. Вперед! И в дымке предрассветной Село и дом родной стоит. Вошедши в дом, перекрестился И, обратившись к образам, Купец Василий удивился: «Вот, Старец Дивный тоже там!» То образ старца Серафима, Что из Сарова привезен, Был на божнице недвижимо, Как освятили этот дом. И дал обет купец Василий Часовню Богу возвести И образ старца Серафима На свято место отнести.

30 СОФИЯ

2/2010


äîðîæíûé ïîñîõ С тех пор немало лет минуло Во тьме безбожной суеты. Куда ни глянь, свечу задуло, Да кем<то сломаны кресты.

Здесь все как встарь: за дымкой хвойной В лесу часовенка стоит, И у креста под сенью скромной Все то же зеркальце блестит.

То храм совсем с землею сровняли, Где был, и места не найти… А вот тропиночка к часовне Никак не может зарасти.

Дай Бог и нам, во тьме плутая, Живой источник обрести, И как купец, к Христу взывая, Воскликнуть: «Господи, прости!»

С. С. (иер. Сергий Стрелков)

Церковь вмч. и целителя Пантелеймона в пос. Топорок Храм новой постройки, деревянный, рубленный, основным объемом 6,0 ×6,0 м, с прирубленным поз< же алтарем и притвором. Храм построен по инициа<

св. вмч. Пантелеймону. Примерно на таком же рас< стоянии, только в направлении к г. Окуловка, нахо< дится еще один святой источник в честь свт. Нико< лая. В годы безбожия источник был засыпан землей и мусором. От местных жителей о. Сергий узнал о существовании источника и начал поиск. После долгих поисков, под слоем мха и земли батюшке удалось найти остатки сруба. Теперь это место по< сещают сотни молящихся.

тиве и силами работников деревообрабатывающего комбината пос. Топорок. Иконостас расписан на пожертвования семьи Родзянко. Освящен в 1999 г. архиепископом Великого Новгорода и Старорус< ским Львом, во имя святого великомученика и цели< теля Пантелеймона. В пяти километрах от храма находится святой источник, с давних времен известный не только жи< телям района, но и далеко за его пределами. В наро< де источник называют «Семь ручьев», он посвящен

Часовня во имя прп. Варлаама Хутынского в г. Окуловка Желание построить часовню при заводе появи< лось у А. А. Леонтьева, директора Окуловского за< вода мебельной фурнитуры, в 2003 г. Эта идея нашла горячий отклик у А. В. Парпина, директора по тех< ническим вопросам, и инженера В. С. Петрова. На< чалась работа по воплощению идеи в жизнь. Часов< ню было решено построить на месте бывшей насос< ной станции по правую сторону от въездных ворот на территорию завода. И теперь часовня встречает и провожает людей, которые работают на заводе, и открыта для местных жителей. В. С. Петров создал проект часовни. К тому времени от насосной стан< ции остались одни стены. Благочинный Окуловско< го благочиния иерей Сергий благословил проект. Началось строительство часовни, руководил кото<

2/2010

рым А. В. Парпин. Примерно за полтора года часов< ня была построена. 10 января 2005 г. часовня была освящена. Ее по< святили новгородскому святому, преподобному Варлааму Хутынскому. Работники завода поддерживают связь с монас< тырем преподобнаго в г. Великий Новгород, еже< годно совершают туда паломнические поездки. Каждую неделю в пятницу в часовне читается акафист, а в Великий пост канон преподобному Варлааму перед его иконой. Большую икону препо< добного для часовни написала новгородский ико< нописец Тамара Ивановна Полина. Ею же для ча< совни написаны еще три иконы «Господь Вседержи< тель», «Иверская икона Божией Матери», «Покров

СОФИЯ 31


Äîðîæíûé ïîñîõ Пресвятой Богородицы». Еще одна святыня часов< ни — старинная икона в иконостасе «Господь Все< держитель», подаренная часовне архимандритом Ефремом (наместником Иверского монастыря). Много и с любовью потрудился для часовни Олег Павлович Данилов. Им сделаны ограда у ча< совни, крылечко, фонарь и решетки на окна, кото< рые очень украшают часовню. Часовня открыта каждый день, кроме субботы и воскресенья. Смотрительница часовни посещает Дом ветера< нов два раза в неделю, молится с ними: читает мо< литвы, каноны, акафисты; помогает в организации их причащения. Дни памяти преподобного Варлаама Хутынского (19 ноября и первая пятница Петрова поста) отме< чаются особо: служится водосвятный молебен с акафистом и церковным хором, потом для всех при< хожан на заводе устраивается праздничное чаепи< тие. В другие дни в часовне тихо, горят лампады, чи< тается акафист. Каждый может зайти, поставить свечи и помолиться о себе и близких, и молитва каждого будет услышана, и каждый получит благо< словение преподобного Варлаама Хутынского.

Церковь во имя св. блгв. вл. князя Александра Невского в г. Окуловка Население деревни Окуловка и окрестных дере< вень принадлежали прежде к приходу Перетнов< ской церкви. Но после строительства железной до< роги и быстрого роста числа жителей появилась не< обходимость в строительстве собственной церкви. В 1865 г. в Окуловку из села Мшенцы бывшего Валдайского уезда (теперь Бологовский район) была перевезена деревянная церковь Рождества Бо< городицы, существовашая там с 1789 г. Эта деревян< ная церковь действовала в Окуловке вплоть до стро< ительства в 1901 г. каменного храма. Все эти 35 лет в церкви служил священник Миха< ил Петрович Тихомиров (Новг.епархиальные ведо< мости. 1901г. С. 875–883) Среди священников Оку< ловской церкви упоминается также Иоанн Марко<

32 СОФИЯ

вич Крылов (Памятная книжка Новгородской гу< бернии на 1875 г.) 25 июня 1900 г. Окуловку посетил архиепископ Новгородский и Старорусский для освящения зак< ладного камня будущего каменного храма. Каменная церковь строилась во славу свт. Нико< лая, но освящена была в честь св. блгв. вл. кн. Алек< сандра Невского. На строительство храма около 80 тыс. руб. пожертвовали окуловский купец Иван Зу< бов и церковный староста Косма Егоров. Герцог Лейхтенбергский (его усадьба была в имениии Горы) подарил церкви копии с картин А. Иванова «Явление Христа Марии Магдалине» и «Беседа Христа с самарянкой» художника Мартынова. Каменная церковь имеет длину с колокольней 18 саженей. На церкви был купол каменный, осмерик и четыре малых по углам, на всех же< лезные кресты с золочеными шарами. Коло< кольня была трехярусная, высотою 12 сажень. Внутри церковь была оштукатурена и расписа< на орнаментом. В 1908 г. по соседству с церковью была выс< троена богадельня, по благословению Иоанна Кронштадтского, где содержались 12 стару< шек и 2 старика. Деньги пожертвовали купцы Соловьев, Самсонов и Зубов, а купчиха Гово< рова поднесла 95 аршин материи на формен< ные платья для богоделок. Отец Иоанн Крон< штадтский прислал на открытие богодельни свой портрет с дарственной надписью. В январе 1937 г. Президиум ВЦИК утвердил «Ходатайство трудящихся поселка Окуловка о закрытии церкви». К 20<й годовщине Октябрь< ской революции в церкви был открыт звуковой

2/2010


äîðîæíûé ïîñîõ кинотеатр «Родина» на оборудование которого было затрачено 120 тыс. руб. После строительства в Окуловке нового киноте< атра «Экран» церковь была перестроена под дет< скую спортивную школу, при этом были разрушены своды, купола и колонны. 5 июля 1993 г. церковь передана Окуловской православной общине. Церковь была передана в ужасающем состоянии. По заключению комиссии износ здания составлял 100 %. Кровля текла, над алтарной частью вообще отсутствовала, система отопления неисправна, ко< тельная демонтирована, деревянные полы частично

сгнили, частично сняты, стекла в окнах выбиты по< чти все. Разорение полное. В настоящее время сложился активный приход, все больше и больше людей воцерковляется, стара< ется жить по закону Божию, что было и остается главной заботой настоятеля церкви, иерея Сергия Стрелкова. Невидимо восстанавливается храм человеческой души и видимым образом преображается храм ру< котворный. 17 декабря 2009 г. было завершено вос< становление колокольни храма на средства благоде< теля р. б. Сергия из г. Санкт<Петербург с посильным участием жителей г. Окуловка.

История часовни в д. Перестово В 1879 г. в деревне построена часовня во имя Тихвинской иконы Божией Матери. Эта икона, чудесно явившаяся в 1383 г. в новго< родских пределах — одна из особо почитаемых на Руси. Разные были от иконы этой чудеса: явления, знамения, исцеления больных, особенно часто и усердно прибегали к ней в молитвах за детей. Глу< бокую признательность и любовь она снискала во время войн и нашествий. Это икона — хра< нительница, икона<защитница. Святые иконы, особенно иконы Пресвятой Богородицы, все< гда были любимы русским народом. Часовня была приписана к церкви Архи< стратига (Архангела) Михаила в Боровне, ко< торая была основана в 1812 г. Это было отдель< ное маленькое строение, которое стояло в цен< тре деревни — молитвенный дом, храмик без алтаря, где можно было только служить часы. Архитектурной основой часовни являлась клеть — прямоугольный четырехстенный сруб под двускатной кровлей, с крестом на коньке. Также имелась небольшая колокольня с не< сколькими колоколами, два из них сохрани< лись до наших дней. Главной святыней часовни яв< лялась Тихвинская икона Божией Матери, которую верующие бережно сохранили. Каждый год, 9 июля отмечали Престольный праздник деревни в честь Тихвинской иконы Бого< родицы. После службы в часовне совершался крест< ный ход по направлению к святому источнику (вниз, к озеру); впереди верующие несли икону на специ< альных носилках, дети и взрослые проходили под иконой в надежде на исцеление. Около источника служились молебны, освящалась вода. В первый, главный день праздника, следовали гуляния всей де< ревней. В часовню приезжали служить священники Ар< хангельской церкви с. Боровно: о. Сергий и Феодор Михайловские, о. Тихон Дьяконов, впоследствии репрессированные и расстрелянные. В годы советской власти часовня в д. Перестово была переоборудована в магазин, после в ней был жилой дом, который сгорел в 1980 г. От святого ис< точника на берегу озера также ничего не осталось. Икону Тихвинской Божией Матери и другие иконы из часовни сберегли верующие.

2/2010

В 1981 г. на месте сгоревшей часовни по инициа< тиве местных жителей установлен обелиск павшим воинам в годы Великой Отечественной войны, про< живавшим в д. Перестово. Когда же появилось же< лание восстановить часовню, было принято решение построить ее рядом, метрах в пятидесяти от пре< жнего места.

По благословению архиепископа Великого Нов< города и Старорусского Льва часовня во имя Тих< винской иконы Божией Матери восстанавливается. Противостоять потоку безнравственности, без< духовности может только православная вера, кото< рую необходимо возрождать, поддерживать, укреп< лять. Не будет православной веры, не будет и рус< ского народа, не будет и России. ЛИТЕРАТУРА: 1. Жития святых свт Димитрия Ростовского. 12 т. М., 2008. 2. Краснянский Г., свящ. Месяцеслов (святцы) нов< городских святых угодников Божиих. Новгород, 1876. 3. Автономов А. А. Окуловка. Л., 1978. 4. Электронные Книги памяти — http://visz.nlr.ru/

search/lists/t5p2/244_0.html 5. В работе также использованы сведения, со< бранные учащимися воскресной школы при храме св. Александра Невского г. Окуловка. Священник Илия Стрелков Боровичи

СОФИЯ 33


Äóõîâíàÿ

æèçíü

СКАЗАНИЕ О ЦАРСКОЙ ГОРДОСТИ

ного веков назад был град Филумень велик и славен. И правил в нем богатый царь Авдей. В един от дней стоял он на божественной ли< тургии, и когда начали читать Псалтирь, то дошли до строки «Богатии обнищают, а нищии обо< гатеют», и исполнился царь гнева и ярости сказав в своем разуме: «Вот ложное слово написано в святой книге, ибо как могут обнищать богатые, а бедные обогатиться? Как могу обнищать я, великий и слав< ный царь? Да возможет ли и последний нищий ярыж< ка1 стать богатым?» Когда же священник отслужил литургию, то повелел царь его вместе с тем челове< ком, читавшим Псалтирь, выслать из града; а из бо< жественной книги вырвать ту смутившую его стра< ницу, говоря всем: «Псалтирь — книга Богодухно< венная, а эти словеса в ложь и искушение людям на< писаны, а того ради не подобает им здесь быть!» И вернувшись во дворец призвал знатнейших вельмож, устроив пышное пиршество. Времени же немного от того дня минувшему, был един из отроков Авдеевых по государеву делу далеко от градских пределов и увидел редкой красоты оле< ня, свободно ходящего по полям. И когда он вернул< ся к царскому двору, то поведал о сем своему госпо< дину. Авдей же, не медля, распорядился полусотне ближних отроков и ловчих собирать скорую охоту, и уже в малом времени приехал на то место, где был чудный зверь увиден. И велел царь искать и гнать его. Когда ловчие стали трубить в рога, то олень, пре< красный и стройный, поднялся от ручья и побежал через поле. И поскакал за ним Авдей с отроками и не могли догнать, а разумный зверь, добежав до широ< кой реки, на другом берегу которой росло множе< ство кустов и деревьев, поплыл через нее. В охотни< чьем пылу, охватившем царя, совлек он с себя много< ценные одежды и в единой срачице бросился за оле< нем в реку. Переплывши долго блуждал средь чащоб, но того дивного зверя не нашел и следов. Тогда, опе< чалившись, вернулся Авдей к реке и переплыл ее об< ратно, но никого из своих слуг не обрел. А в то время, как царь блуждал по зарослям, пришел к отрокам Ангел Божий в образе их госуда< ря и велел всем возвращаться в Филумень, потому

М

Продолжение. Начало см.: София. 2010. № 1. С. 38–40

34 СОФИЯ

что ловитва2 не задалась и олень ушел от него. Взяв одежду царя облачился и, севши на коня, поехал во град. Править стал по авдееву обычаю и никто не догадался, что это не их господин. Когда же подлинный царь вышел на берег, то стал всюду искать ловчих, коня и одежду, размыш< ляя что произошло: «Или конь мой ретивый вырвал< ся от отроков и отъехали ловить его, или ищут меня вдоль реки и не видят?» Тогда стал он громко кри< чать и звать своих слуг, озираясь по сторонам и не находя никого. С великим бережением и стыдом, наготы своей ради, пошел царь ко граду в единой ис< подней срачице, боясь кого<либо встретить. Недолго ему шедшему, узрел Авдей пастуха со стадом волов и, забывшись о наготе своей, рек ему горделиво как и прежде: «Скажи мне, пастух, не ви< дел ли ты моих слуг и коня богато убранного?» Тот же видя его раздетым, стал смеясь спрашивать, кто он, и каких коней и слуг ищет, нашел бы наперво одежду свою! А царь, исполнясь гнева и ярости, вос< кликнул: «Ах ты нечестивый раб, или ты не узнал меня, своего господина, царя Авдея! За это велю от< рокам бить тебя плетьми!» Но пастух и вправду не узнал государя, поскольку изменил Господь облик царского лица. Тогда стал он бранить Авдея говоря: «Ах ты горький пьяница, что за вино отдал одежду свою, как смеешь, безумный, называть себя таковым именем! Ведь ты совсем не похож на нашего славно< го царя!» И начал без милости бить Авдея кнутом, которым пас своих волов. Царь, видя таковую беду, едва сумел убежать от него. И долго ходил по полям, размышляя у кого взять одежду и как бы вернуться в Филумень. Когда же захотел он напиться, то подойдя к ручью, увидел в воде зрак3 лица своего и восплакался, ибо стало лицо совсем другим, не похожим на себя. И так до самого вечера бродил он по полям пока не решился пойти в ближайшую деревню и там на< няться работать за одежду, а уж потом вернуться во град и узнать, что произошло. Когда пришел он в село, то сказал, что его огра< били и избили разбойники, и хочет он наняться по< работать за хорошую одежду. Один милосердный крестьянин сжалился над ним и взял к себе, но по< жил Авдей там всего несколько дней, ибо какое бы дело ему не доверяли, он все портил и не доделывал,

2/2010


Äóõîâíàÿ æèçíü поскольку совсем не умел работать. Тогда этот муж дал ему староредную4 одежду и каравай хлеба, по< велев идти от двора. И Авдей ушел, поблагодарив крестьянина за доброту. Так очень бедно одетый явился никем не узнан< ный царь в свой град Филумень, и помня, что одна из знатных вдов очень добра, нищелюбива и милости< ва, стал, сказавшись нищим, проситься к ней ноче< вать. Та пустила и накормила его, а Авдей начал распрашивать ее, кто ныне царствует во граде и ка< ково в Филумени живется. Женщина отвечала, что уже тридесять и пятое лето правит здесь царь Авдей и живется спокойно да ладно. Тогда попросил у нее странник принести чернил и хартию5, и вдова подала их царю, а тот написал жене своей тайны, что толь< ко им двоим ведомы. Запечатавши письмо, стал Ав< дей молить свою благодетельницу, да отнесла бы письмо во дворец к самой царице. Вдова дивилась немало такой небывалой просьбе, но так долго странник умолял ее, что наконец согласилась. И вот на следующий день облачилась она в свои прежние пышные одежды и пошла на царский двор, а за ней следом Авдей. Милостиво приняла ее царица помня знатность, богатство, а главное доброту и нищелю< бие. Тогда вдова отдала государыне письмо, моля прочесть, и то сказала, что стоит бедный человек у ворот, и это он упросил передать сие писание. Царица же, прочитав письмо, изрядно смутилась, говоря в себе: «Кто же это писал, человек или демон? Или это колдун, что чарованием и ворожбой узнал наши тайны?» Тогда, не сказав ни единого слова ан< гелу, в образе мужа своего царя Авдея, велела приве< сти пред свои очи того, кто написал сие послание. А когда позвали истинного царя к жене, то вопросила она: «Кто ты и откуда знаешь такие тайны, что толь< ко нам с мужем ведомы?» Он же ответил государыне: «Или ты не узнаешь меня, что я и есть твой муж, царь Авдей?» Царица, видя лицо его, на Авдея совсем не похожее, наполнилась гнева и негодования: «О бес< честный человек, от лукавого врага рода людского злому наученный! Чесо ради именем великого го< сударя зовешься? Вон от очей моих!» И велела прогнать его от царского двора. А челядь, которая раньше служила Авдею, стала бить его без всякой милости, и едва живого бросила не только за стена< ми дворца, но за самим Филуменем–градом. Он же, вмале пришедши в себя, начал сетовать и плакать, воспоминая славное и богатое прежнее царское житие: «Увы мне! Увы мне грешному! И жена моя не узнала меня, и слуги мои не признали господина своего! Куда пойду?! Как стану жить?!» А в то время шли мимо нищие и решил царь про< ситься к ним. Те же начали отговаривать Авдея, по< учая его, чтобы шел работать в деревню и тем бы до< бывал себе хлеб. Тогда отвечал им царь, что рабо< тать совсем не может, а милостыню один просить стыдится. И некто из нищей братии сжалился над ним и упросил всех остальных взять Авдея в артель. Он же за то обязался носить их сумы и торбы с по< даянием. И шедши с нищими и ярыжками сокрушал< ся падению своему, горько плакал и говорил: «Увы мне многогрешному! Ведь все сие произошло из<за гордости и высокоумия моего, за то, что усомнился в слове Божием и из священной книги вырвать лист

2/2010

повелел!» Так и иными словами оплакивал царь свою беду и сильно пред Господом каялся в том пре< ступлении. Едва же настало утро и открыли городские во< рота, отправились нищие к Филуменю<граду и Ав< дей с ними. И пришедши к государеву дворцу сели у врат, чая богатой милостыни. А в то время ангел в царском обличии, по обыкновению Авдееву, раз в седмицу спускался во двор и сам творил суд. Истин< ный же царь, видя ангела на своем месте, еще горше стал плакать и каяться Господу о злом деле и горды< не своей, погубившей его. И в тот же час Господь<сердцеведец, узрев ис< тинное покаяние Авдеево, вернул ему прежний зрак лица. И усмотрели нищие, что стал Авдей яко царь обликом, увидели и вельможи, начав шептаться между собой: «Какой из них истинный государь наш?» Тогда некто из стратилатов66 отважился ска< зать ангелу: «Вон, о господин, сидит нищий, подоб< ный во всем тебе: и зраком, и ростом и возрастом!» Ангел же посмеялся их смущению и повелел поста< вить Авдея пред собою. Тогда встал рядом с ним и вопросил громогласно царицу, вельмож и народ: «Как мните вы, кто из нас истинный царь?» И мол< чали все, не ведая что ответить в сомнении, страхе и трепете. Тогда ангел вложил Авдею в руки скипетр и державу, и возвестив всем, что сей есть подлинный государь, сказал царю: «За гордость твою и велича< ние, за то, что не уверовал слову Божию, а всякое слово, от Господа сказанное, есть непреложная и вечная истина, был наказан ты нищетой и бесслави< ем. Понял ли, что и царь может обнищать, и нищий вознестись?! Но за слезы и покаяние был ты прощен всемилостивым и человеколюбивым Владыкой на< шим, Господом Иисусом Христом!» И так много еще говорил Авдею о добром правлении, нищелюбии и милости; поучил и царицу, и вельмож, и народ, да в вечном повиновении будут государю своему. И бла< гословивши всех стал невидим. Тогда прославили все Бога за такое славное и не< бывалое чудо вразумления, а царь Авдей с тех пор правил добро, не гордо и честно, соблюдая заповеди Божии. Суд творил без лицеприятия, нищих, калек и убогих оделял и кормил, о врученных ему свыше людях как отец заботился; и того изгнанного свя< щенника с чтецом водворил обратно с великими по< честями, а милостивому крестьянину в обмен на ста< роредную одежду его послал ризы многоценные и довольно злата. И так прожив еще много лет во всяком благочес< тии и чистоте предал в руце Божии живот свой, не< устанно прославляя милосердие, справедливость и заботу Господа о всякой душе человеческой. 1

Ярыга, ярыжка — бродяга, побирушка, иногда в знач.пьяница. 2 Ловитва — охота. 3 Зрак — облик. 4 Староредный — ветхий. 5 Хартия — пергамент. 6 Стратилат — воевода. Д. ФРОЛОВ Саранск

СОФИЯ 35


Äóõîâíàÿ æèçíü

Сказание о сыне купеческом Московском преславном царстве, в Российс< ком государстве жил честной купец Фома, именитый человек. Была у него добрая и бла< гонравная жена и любимый сын Иванушка, которого растили родители в любви, страхе Божи< ем, праведности, благочестии и милосердии. Так они и жили: купец мехами торговал, а сын рос<под< растал. Вот стал Иван по торгу ходить да к товарам при< сматриваться, какой, где, и за цену какую взять, и где да как надлежит его продать, сколько с какого товара прибытка; и в иные премудрости входил, делу купеческому надлежащие. Когда же стало Ивану осьмнадцать лет, то при< шел он к своему родителю и бил ему челом: «Госу< дарь ты мой батюшка, много ходил и ездил я по тор< жищам, все смотрел на товары русския да заморс< кия, применялся я к ним и тако и инако… А дозволь ты мне, батюшка, во твоих лавках в Нове Городе торг вести — доставать честные прибыли». Стал тогда его отец испытывать, вопрошая что и где заку< пить да по какой цене во граде котором продать, али в царства и державы вести заморские, да сколько с чего взять, сколько с богатого, а сколько с бедного. И доволен остался ответами сыновними. Пошел к жене своей и поведал ей, каков ум у их сына к делу торговому; тогда возрадовались оба, прославив Бога за такую великую к ним милость. В тот же день и в то же времечко пришел во пала< ты купеческие родной брат Фомы Андреяновича да и говорит таковые слова: «А здравь будь Фома Анд< реянович, здравьица и жене да сыну твоему! Как дела торговые, да все ли ладно во доме твоем»? От< вечал ему купец, что все де по<доброму по милости Божией и поведал про сыновнее вопрошание и со< гласие свое отпустить его торговать в Великий Нов< город. А потом стал спрашивать как здоровье брат< нее да каковы дела его. Отвечал ему Елевферий Ан< дреянович: «А и брат ты мой Фома, дела мои лучше некуда, собираю я богат караван, чтобы плыть се< мью кораблями торговать во страны заморские. Нет нужды ли тебе в том иноземном товаре, проси меня, привезу тебе все самолучшее». А Фома велел звать жену с чадом и спрашивал их, кому что из<за моря надобно. Просила Амелфа Алексеевна себе персид< ских аксамитов да бархатов венецейских. Сын же их пал в ноги дяде с родителями и бил челом отпустить его не в Великий Новгород, но с Елевферием Андре< яновичем за море. Обещался быть в великом послу< шании, помогать и учиться торговым делам. Испро< сил у отца своего деньги немалые — целых три ста рублёв серебром, чтоб и самому чем было торг вес< ти. Призадумался Фома Андреянович, призадума< лась и Амелфа Алексеевна, стали совета у брата просить, да возьмет ли их сына за море, и стоит ли отпускать чадо единственное в таковую даль? Отве< чал им именитый гость Елевферий: «Да о чем вы, родные мои, опечалились, вам бы веселиться, вы же в раздумиях! Сын ваш дело хочет продолжить тор<

В

36 СОФИЯ

говое, ну а нам ли, купцам, тому не радоваться!? Я возьму Иванушку во страны чужедальние, стану как за сыном доглядывать, привезет он вам с тех трех ста рублёв барышей на три тысячи»! На том и поре< шили они. А спустя время малое, благословив на дорогу сына да поучив его в христианских добродетелях, посадили Ивана на корабль к дяде и отпустили с ве< ликой печалью и тревогой. Плыл караван более полугода по морям, когда же еще полгода прошло, то оказались купцы в неко< ем государстве и пристали к берегу. Взяв дары бога< тые ходили к правителю той земли, а потом стали торговать и сами товары закупать. А Иван все за ними ходил, применялся к таким товарам и к эда< ким, но ничего не брал. Вот по торжищу ходючи засмотрелся Иван на мечи да сабельки вострые и от дяди со товарищи поотстал. Стал искать он их и вы< шел на площадь того града, где видит небывалое: хо< дит некий иноверец и волочит без милости по земле и камению тело мертвого мужа. Устрашился и поди< вился купеческий сын, но спросить ни о чем не ре< шился. Так и ушел он оттуда, отыскал Елевферия Андрияновича и снова с ним ходил целый день по торговым делам. На следующий же день случилось им опять быть на площади и вновь видели все как тот человек волочит мертвое тело. И на третий день то же самое. Тогда поотстал Иван от дяди своего, подошел к тому лютому человеку и стал вопрошать чего ради такое бесчестие мертвецу делает. Он же ответил ему: «За то по граду сие тело влачу, что оный человек, а был он православный христианин, взял при жизни своей у меня в долг триста серебря< ных монет, но не успел отдать и умер. После же это< го приходил я к его друзьям и дальним сродственни< кам и у всех просил вернуть за него деньги, но все мне отказали, тогда вырыл я его тело из могилы и таскаю на цепи по торжищу им в поругание и стыд, чтобы выкупили этого мертвеца и схоронили по сво< им законам». Иван же ужаснулся этому и, помня заповеди Христовы о любви к своему ближнему, сказал тому злодею: «Всего имения моего здесь триста рублёв серебром, вот, возьми его и отдай мне сие тело, да погребу его по православному обычаю, а за это Гос< подь мне воздаст, если не на земле, так на небе!» И взяв мертвеца вынес за пределы града, омыл и стал думать, где бы его схоронить. Но и то в разуме было: «Как покажусь дяде на глаза, будет спраши< вать какого товару купил, каких барышей нажил, станет смеяться и ругать меня, за то самому печаль и родителям срам великий»! Тогда спрятал в лесу тело и пошел в соседний град ибо и там была большая пристань корабельная. Весь день и ночь шел сын купеческий и узрел град, больше того, где стоял он с дядею. Придя на при< стань, стал расспрашивать всех, не видел ли кто рус< ских купцов, и направили его к кораблям, на кото< рых были торговые гости московские. Он, слыша

2/2010


Äóõîâíàÿ æèçíü русскую речь, поклонился купцам низехонько, а те стали его спрашивать из какого он града, и какого отца сын, и зачем пришел в страну чужедальнюю. Отвечал Иван, откуда он и какого роду — племени, и то сказал им: «Ехал я со своими сродственниками вести богатый торг, да попущением Божиим раз< бился наш корабль и оскудели мы совсем. Слуги и товар утонули, а дядя от печали умер, и похоронить его негде, поскольку живут в этой земле все некре< щеные. Нечем мне даже заплатить за дорогу, но молю вас, возьмите меня и тело дяди моего, по воз< вращении же нашем воздаст отец мой сторицею за вашу доброту». Те купцы были добры и христолю< бивы и сжалились ради молодости Ивановой: «Отца мы твоего изрядно давно ведаем и за хлеб<соль, за дружбу его садись на корабль без всякого найму, довезем тебя и тело дядино, ведь нельзя оставить православного нечестивым на поругание». И взяв мертвеца, положил на корабль и поплыл вместе с теми гостями по морю. А в то же время дядя его единородный повсюду искал племянника и не обретши горько плакал, го< воря ближникам совим: «Горе мне, ибо я не уследил за единственным сыном брата, и теперь он пропал! Как покажусь ему? Ведь это я уговорил отпустить Ивана торговать в земли заморские!». И когда мно< го месяцев спустя приплыл Елевферий в государ< ство русское, то слезно просил у Фомы прощения говоря: «Не ведаю, где сын твой отстал! Прости меня!» Амелфа Алексеевна и Фома Андреянович стали горько плакать о разлуке с единственным сы< ном. Иван же, с теми гостями московскими, прибыл к земле греческой, где был монастырь святого Нико< лая Мирликийского. И слезно просил купцов: «Коли отца моего ведаете, то сотворите еще та< ковую милость — дайте взайма мне сто рублев, ба< тюшка же мой вернет вам вдвое этого, да честно погребу дядю своего». И оставивши тем добрым купцам запись заручную, взял деньги и честно похо< ронил в монастыре того мертвеца неведомого и со< рокоусты по нем заказал. Потом пошел в церковь к Николе Чудотворцу и молясь плакал, говоря себе: «А и что натворил да наделал я? Как покажусь у отца на Москве? Ведь четыреста рублев истрачено, а что куплено, то неведомо. Чего ради исполнил запо< ведь, сам же нищ и гол остался»! И помолясь свято< му Николаю Чудотворцу, решил Иван не возвра< щаться к московским гостям, а стыда ради купить себе лошадь и ехать к отцу с матерью, чтобы взять еще сотню целую и все долги исправить ей. И молитв ради родителевых доехал Иван до цар< ства Российского невредимо и безбоязненно, а при< дя в дом к своему отцу поклонился в ноги батюшке с матушкой. Они же, возблагодарив Господа за тако< вое чудное возвращение сыновнее, слез не удержав плакали. И спросил его отец: «Где же был ты, чадо, все это времечко, почто от дяди отстал, да как смог вернуться в царство Московское?». Отвечал ему Иванушка: «А и был я, отче мой, во землях чуже< дальних, да случаем набрел там на товар такой, что четыреста рублев он стоил, у нас же можно бы про< дать за десять тысячей. И пока торговал да выторго< вывал те диковины заморские, отстал от Елевферия

2/2010

Андреяновича. Возложивши печали на Господа, по< шел во соседний град, где были купцы московские, да челом им бил, одолжили бы мне взайма сотню рубликов, они же, тебя знаючи, дали мне». Вопро< сил тогда Фома Андреянович: «Ну а где твой замор< ский товар?» Отвечал ему сын: «А лежит он на их кораблях, надобно сперва долг отдать, а потом ужо и товар забрать». Повелел честной купец, чтоб при< несли сто рублей серебром, ожидаючи прибытка не< малого. А Иван, взявши деньги да поклонившись ро< дителям в ноги, за товаром будто поехал ко приста< ням, ну а сам же помчал коня от града прочь. Долго ли ехал, или коротко ль, но встал перед ним дрему< чий лес, а дорога от места того раздвоилася, одна в лес ведет, вторая вдоль него. Стал Иван молиться, чтобы послал ему Бог верного слугу, доброго чело< века, который помочь смог бы во всяком деле. И вот едва так подумал, как показался ему из<за поворота человек, ростом велик, в плечах широк. «Здоров будь, добрый человек»! — поздоровался сын купе< ческий. «И тебе по здорову, молодец, чего ради по свету ходишь»? — «А хожу я за торговым делом, да ты чего у леса делаешь»? — «А я господина ищу себе, к кому бы наняться слугой, ведь мной всякие промыслы изучены и разные ремесла изведаны». Обрадовался этому Иван и стал просить того мужи< ка, чтоб шел к нему слугой, и плату за это немалую посулил. А человек одно только условие высказал, чтоб слушал его во всем сын купеческий, а иначе не пойдет к нему в услужение. Обещал Иван так соде< лать и ударили на том по рукам. Вот спрашивает сын купеческий у прислужника, по какой дороге сколько верст да в какие царства ведет каждая? Отвечает ему слуга, что в одно цар< ство обе ведут, и та дорога, что вокруг леса с тысячу верст, а вторая по лесу – пятьсот верст, да разбой< ники там всех смерти предают. «Только нам нужно по этой дороге ехать через лес». «Да ты что! На погибель верную меня ведешь»! «Обещал ты меня, Иван Фомич, слушаться, а теперь прекословишь. Положись на Божью о нас волю и в путь». И отправились они лесною дорогою, что заросла травой–муравой, нет им встречных, нет попутчиков, только звери лесные, да птицы небесные. Долго ли, коротко ль ехали, как видят, стоит двор большой, вокруг него частокол да амбары. А жили там тати< разбойники, узнав, что кто<то едет к ним, затаились в амбаре, порешив, что нападут ночью, как гости не< званые уснут. Иван стал слугу спрашивать, что это за двор и чей он. А тот ему и отвечает: «То двор постоялый, где нам ночь коротать». Вот входят они в хоромину, а там нет никого. Говорит слуга сыну купеческому: «Ты здесь спать ложись, а я в конюшню к лошадям пойду, чтоб лихие люди коней не свели». Страшно было Ивану одному оставаться, да делать нечего. Лег он на лавку не раздеваясь, саблю подле себя положил. А слуга стал ходить от амбара к амбару, да прислушиваться, нет ли в них кого. Вот вдоль од< ного показалось как кто<то шепчется внутри. Стал слуга слушать, а там тати совет держат, как их погу< бить. Тогда взял разумный муж, да и запер дверь в амбар снаружи на замок, чтоб никто оттуда выйти

СОФИЯ 37


Äóõîâíàÿ æèçíü не смог. А сложен был амбар из дубовых бревен в три обхвата, и дверь железом окована. Так разбой< ники попали в сети, которые расставляли другим. Когда утром слуга пришел в горницу, то застал господина не спящим, чающим его прихода. Иван и не догадался, как его смерть чудом обошла. Никого более долгой лесной дорогой не встретив, доехали путники до соседнего царства. Мало по городу походив и узнавши, где обыкно< венно останавливаются русские купцы, на том по< стоялом дворе и поселились. Стал Иван с гостями совет держать, что да как в оной державе, какие то< вары да диковины. А в это время прибыл гонец от короля той земли с приглашением всех знатных купцов к нему на пир. Стал Иван у именитых сооте< чественников проситься, чтобы и его с собой взяли. Подумали они, подумали, да и решили исполнить прошение его. Прибыл Иван с гостями в королевс< кий дворец за столы прекрасно убранные с яствами пречудными. Встречал их сам король с прекрасною королевною и советниками многими, сам за столы усаживал и любезно вопрошал о торговых делах. Только заприметил Иван, что смотрит на него час< тенько королевна, и, пришедши на постоялый двор, все это слуге своему рассказал. Тот повелел к вече< ру купеческому сыну найти самый богатый кафтан и приодеться как можно краше: «Звать на ужин тебя сегодня же станут, только ты непременно попроси, чтобы и меня с собой взять, скажи что не можешь без слуги своего, потому как лучше всех только я тебе могу за столом служить, а еще малую склянку со святой водой положи себе в кошель». Удивлялся Иван, откуда слуга знает все, что наперед будет, но поступил точно так, как было велено. Вечером от< правились двое путешественников во дворец, где их король с дочкой да советниками встречали. А за трапезой сказал государь сыну купеческому: «Пле< нилась моя королевна твоею красою, о молодой ку< пец, и хочет играть с тобой свадьбу, а ее желание — закон для меня, потому что люблю свою дочь боль< ше жизни и ни в чем ей отказать не могу. А когда придет мой смертный час, то ты станешь правителем в этой стране. Подумай над словами моими. А меж< ду тем в придворной церкви все готово и священник только и ждет, чтобы тайно вас обвенчать». Призадумался Иван, а слуга шепчет ему из<за спины, чтобы он соглашался, но после венчания и его бы взял с собой в опочивальню для охранения. Отвечал согласием сын купеческий, возликовали тогда король с королевною, подивились они только тому, что слугу повсюду Иван берет с собой. А ког< да закончилось венчание и сделался Иван Фомич королевским зятем, повели молодых в опочивальню. Слуга идет следом и шепчет господину своему: «Как придете вы в покои, королевна тут же зевать начнет и уснет крепким сном, а ты глаз не смыкай и жди». Вот привели молодых в опочивальню. Стал при< служник господ разоблачать от тяжелых одежд, да свечи тушить. И стало все как он говорил: едва по< гасли свечи, спала уже королевна беспробудным сном, а Иван лежит и ждет, что же дальше будет, вдруг захрипела королевна и изо рта её выполз змей, закричал Иван, а слуга уже наготове был, по< решил того аспида острым ножом, а тело в окно

38 СОФИЯ

выбросил, дворец же тот у моря стоял, и пропал змей в пучине водной. Велел тогда верный слуга почивать Ивану ло< житься и ни о чем уже не тужить, а королевна все также спала беспробудным сном, и то сказал: «Про< клятье было на жене твоей, в утробе ее жил аспид, погубивший многих людей, а она и не ведала о том, теперь же не бойся ничего, покропи ее святой во< дой, что взять тебе в кошеле велел, тогда спадут с нее чары колдовские и станет она обычным челове< ком». Так Иван и поступил. А утром слышит молодой купец, как говорят ко< роль и советник у дверей опочивальни: «Верно мок< рого места от купца этого не осталось и слуги его, съел их ядовитый аспид. Кости их, как всегда, выб< росим в море и будем искать нового мужа для прин< цессы». Каково ж удивились они, когда увидели всех живых и здравых, а Иван, разгневавшись, что погубить его хотел король, велел собираться жене в дорогу. Слуга просил у короля десяток пустых под< вод и более ничего. Возрадовался государь, что так легко дочернее приданное обходится и повелел дать и слуг, и телег, и лошадей, и даже запаса в дорогу. Уехал в тот же день Иван Фомич с молодой женой из государства того чужеземного, уехал, да опеча< лился, как отцу своему ни с чем покажется. Тогда премудрый слуга и говорит ему: «Не скорби, Иван Фомич, но поедем по той дороге лесной, где ночь на дворе постоялом ночевали, а там как Бог даст». Так они и сделали. Долго ли, коротко ли, много ли, мало ли времени минуло, но оказались они у двора того разбойничьего, где те от глада изгибли давно. Там во подвалах добра и злата столько лежа< ло, что едва в десяти возах уместилось. Возрадовал< ся сын купеческий и говорит слуге своему: «Кто ты таков, что все наперед знаешь и служишь мне верой и правдой!? За что только спутника такового сподо< бился»! А в ответ услышал то, чему поверил едва: «Не человек я, но ангел в сохранение тебе послан< ный, а приставлен ради милости и доброты твоей, что мертвое тело похоронил и не пожалел ради не< знакомого мужа всего состояния твоего. Теперь же в дом отца с невиданным богатством и честью вер< нешься, а когда преставится король, тесть твой, ты на трон его воссядешь». Сказавши так, благословил Ивана и стал невидим. Вернувшись к родителям, раздал Иван великие вклады по всем церквам и монастырям, прославляя Бога за такую великую к нему милость, и нищих, и больных, и сирот оделил богатством без счета, по< чти ничего себе не оставив. А когда сам купеческий сын стал в той чужезем< ной стране королем, то не было правителя милости< вее и справедливее его. Д. ФРОЛОВ Саранск

2/2010


Äóõîâíàÿ æèçíü

Исповедничество как образ жизни и творчества О книге «ДонFКихот русского монашества. Жизнь и творчество игумена Антония (БочкоF ва)» (СПб., 2009) 1 изнь христианина… Его стремление сохра< нить чистоту души, уберечь ее от соблазнов и при этом — достойно исполнить и другие предустановленные свыше «задания», прежде всего — не зарыть в землю, как это сделал негодный раб из евангельской притчи, дарованные Богом таланты, а преумножить их. Но какой путь в жизни предпочесть — строгого и осторожного под< вижничества или же безоглядного горения, с неиз< бежной в этом случае горечью преткновений, пере< межаемой, однако, и радостью вдохновений? Об та< кой непростой дилемме заставляет задуматься но< вая книга о полузабытом ныне, но довольно значимом русском духовном писателе XIX столетия. Она увидела свет в самом конце прошлого года и примечательна во мно< гих отношениях. Во<первых, важно, что среди авторов не просто любители религиозно<нрав< ственной литературы, но се< рьезные специалисты из ака< демических учреждений и университетов и известных своими научными проектами петербургских музеев; светс< кие ученые и представители духовенства. Причем им уда< лось сделать так, что книга с первых же страниц захваты< вает читателя и, нисколько не теряя в научности, остается до конца исполненной живо< го интереса. Во<вторых, немаловажно, что существенная часть кни< ги — это впервые публикуе< мые и ранее не доступные чи< тателю стихи и письма игуме< на Антония (Бочкова), а так< же его духовной дочери мо< нахини Марии (Шаховой), сохранившиеся в Рукописном отделе Пушкинского Дома и в Российском государственном историчес< ком архиве. Оба этих талантливых поэта фактичес< ки были изъяты из истории литературы еще дорево< люционной либеральной наукой, а позднее и совет< ской — из<за слишком кардинального религиозного самоопределения. Тем не менее именно они наибо< лее последовательно явили в своей жизни и творче< стве тот тип русского писателя, к которому законо<

Ж

1

Об игумене Антонии (Бочкове) см.: София. 2010. № 1. С. 17–33.

2/2010

мерно подводила логика всей нашей культуры — стоит вспомнить только о таких ее вершинных тво< рениях, как «Каменноостровский цикл» Пушкина или «Выбранные места из переписки с друзьями» Гоголя. И игумен Антоний, и мать Мария в миру сниска< ли известность своими произведениями: первый в 1820<х г. — романтическими «рыцарскими» повес< тями, очерками и эссе, вторая на рубеже 1830<х — 1840<х гг. — тремя стихотворными книжками. Но оба — с присущей их поэтическому темпераменту решимостью — ушли в монастырь. При этом они хоть и предпочли путь ино< ческого самоотвержения, но не отказались от поэзии, в которой искали средство воплощения религиозного идеала. Жемчужина сборника — публикация поэтического диалога двух подвижников, состоящего из 24 стихотво< рений 1863–1866 гг. («Арфа в пустыне», «Череменец», «Тивериада», «Гефсимания» и др.), подготовленных и тщательно прокомментиро< ванных сотрудницей Инсти< тута русской литературы Российской Академии наук Еленой Аксененко. Хотя о. Антоний в свое время и го< ворил о том, что необычайно трудно найти адекватное по< этическое соответствие ре< лигиозным мыслям и пере< живаниям: «Христианскую философию и богословские откровения редко можно вылить в стихи» (С. 170), — но все же в этих и других стихах несомненны и дости< жения такой лирики, в кото< рой безыскусными словами передается мощное духовное содержание. Напри< мер, вот как заканчивается стихотворение о Христе (1872): Он странно родился под сводами пещеры И странником в чужой гробнице погребен. К нему, Спасителю, взирая оком веры, Молюся грешный я, коленопреклонен (С. 112) Стиховедческому анализу творчества отца Ан< тония посвящена статья ведущего научного сотруд< ника Центрального экономико<математического

СОФИЯ 39


Äóõîâíàÿ æèçíü института Российской Академии наук Елены Егоро< вой. Статистические методы позволили исследова< тельнице установить, что по напевности, ритмичес< кому богатству и объему лексикона творчество отца Антония мало уступает наследию лучших поэтов XIX в., включая А. С. Пушкина. Существенно и то, что среди писателей своего времени о. Антоний особенно выделял Достоевско< го, Некрасова, Ив. Никитина, проницательно усмат< ривая в их произведениях просветленное христиан< ством отношение к миру, все более отрекающемуся от духовности, и к людям, в нем «униженным и уг< нетенным». Но все же в центре рецензируемой книги — нео< бычайно яркая личность о. Антония как подвижни< ка благочестия и пролагателя своих путей ко спасе< нию. И тут важно, что его монастырская жизнь про< ходила в некоем дружеском сотворчестве с иночес< ким путем святителя Игнатия (Брянчанинова), о чем подробно пишут настоятель Леушинского подворья в Петербурге и по совместительству научный со< трудник Мемориального музея<квартиры Ф. М. До< стоевского протоиерей Геннадий Беловолов и веду< щий сотрудник Института русской литературы Алексей Любомудров, а также профессор Тартус< кого университета Сергей Исаков. Игумен Антоний потому и обеты принял, оставив обеспеченную жизнь в миру, что после кончины в 1827 г. горячо любимой супруги с неимоверной силой взыскал об< рести место истинного духовного горения. Исполненный религиозного максимализма, он мог удовлетвориться лишь жизнью, ориентирован< ной исключительно на всечасное исповедничество и жертвенность. А повседневная жизнь в монастырях его времени, даже таких как Оптина пустынь, Вала< ам, Сергиева пустынь в Стрельне (конечно, когда он выходил за порог келий, где беседовал с духоносны< ми старцами), — представляла больше поводов для уныния, нежели для душевной бодрости. Потому и своего первого духовника и затем многолетнего корреспондента и жизненного советчика святителя Игнатия о. Антоний порой укоряет, призывая к большей решимости в управлении монастырями, а в его «Аскетических опытах» с горечью находит струнки жалости к себе и упреки в адрес врагов. Впервые публикуемые Е. Аксененко и иеромонахом Антонием (Козиным) два обстоятельных письма о. Антония к монахине Марии, приуроченные к кон< чине святителя Игнатия, показывают тем не менее, насколько благоговейно тот чтил память усопшего. В поисках идеальной обители сам о. Антоний сменил не один десяток монастырей. Однако крити< ка современного ему иночества, какой бы резкой она ни казалась, всегда исполнена у него искренне< го соболезнования и покаянного сознания своего недостоинства. Он страдал, видя, как, по его сло< вам, «монашество наше стремится, елико можно и где можно, подражать миру в манерах, словах, обы< чаях…» (С. 115) — вместо непреклонного следова< ния по узкому пути душеспасения. Он мечтал о воз< рождении духа первохристианства, о полной неза< висимости монастырей. И эта его устремленность к осуществлению высокого идеала на земле, действи< тельно, была сродни романтическому донкихотству.

40 СОФИЯ

Отец Геннадий Беловолов, оценивая духовный тип о. Антония, небезосновательно сближает его с лю< бимыми героями Достоевского, прежде всего с Але< шей Карамазовым. Большей частью отец Антоний подвизался в оби< телях Санкт<Петербургской епархии, а с 1862 по 1871 г. главным местом его служения (настоятель< ского, исключая последние два года) стал Череме< нецкий Иоанно<Богословский монастырь. Этому периоду его жизни, а также нынешнему возрожде< нию древней обители посвящен очерк нынешнего ее клирика и одновременно ведущего научного со< трудника Государственного музея истории Санкт< Петербурга, священника Александра Берташа. Надо сказать, что, оказавшись во главе монастыря, о. Антоний, по натуре смиренный аскет (по его же самохарактеристике — «келейный человек и мечта< тель»), на себе прочувствовал тяготы, которые в свое время одолевали его духовника Игнатия (Брян< чанинова), но со стороны не казались столь уж ве< сомыми… Важно, что материалам, составившим эту «жи< вую» в лучшем смысле слова книгу, присуща неко< торая внутренняя полемичность, иные факты био< графии о. Антония и его поэтические опыты вызы< вают разноречивые оценки исследователей. Так, на суждение С. Г. Исакова, что о. Антоний «фигура второразрядная, если не третьеразрядная в истории русской поэзии», Е. Н. Егорова замечает: «Поэзия — не табель о рангах, и говорить о разрядах здесь вообще неуместно» (С. 113) — и акцентирует внима< ние на самобытном таланте духовного поэта, на его стихах, не утративших и поныне своего значения. Да и как иначе — ведь и в своем творчестве он был ду< ховным максималистом и исповедником православ< ной истины! Настоящим подвигом самопожертвования стала кончина о. Антония, достойно увенчавшая его ис< полненное треволнений земное странничество. Он подвизался в скиту Николо<Угрешского монастыря под Москвой, когда вспыхнула эпидемия тифа и в больницах понадобились исповедники для треб. Его, тогда уже без малого 69<летнего старца, удер< живали от жертвенного порыва. Но он настоял на своем и с января 1872 г. в течение трех месяцев по< чти ежечасно днем и ночью исповедовал и причащал больных в старой Екатерининской больнице, пока силы его настолько не ослабели, что он слег сам и 5 апреля почил о Господе. Остается добавить, что книга иллюстрирована уникальными литографиями, рисунками, фото< снимками, а также видами автографов из архивных фондов. По помещенным на обложке и вклейке за< рисовкам Череменецкого монастыря, выполненным о. Антонием, видно, что он не был обделен и талан< том художника. Вышла книга в молодом, но уже не< плохо зарекомендовавшем себя в широких кругах любителей гуманитарной литературы и специалис< тов петербургском издательстве «Пушкинский Дом» (редактор сборника — давний автор журнала «София» Ольга Фетисенко). А. ДМИТРИЕВ Санкт<Петербург

2/2010

Sofiya2 10  

Издание Новгородской епархии. Выходит с 1992 года

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you