Page 1


УДК 314.18 ББК 60.7:65.9-94 П 21 Перевод на русский язык выполнен Представительством Всемирного банка в России Переводчик: Селиванова Е. Редактор: Кондратьева Н.А. Оригинальное исследование первоначально опубликовано Всемирным банком на английском языке под названием «Gender in Transition» в 2002 году. Настоящее издание представляет собой перевод на русский язык оригинального исследования. Суждения, интерпретации и выводы, изложенные в настоящем исследовании, принадлежат авторам и могут не совпадать с мнениями и выводами Всемирного банка, входящих в его организаций, Совета исполнительных директоров, равно как и стран, которые они представляют.

П 21

Пачи П. Гендерные проблемы в странах с переходной экономикой/Пиерелла Пачи; Пер. с англ.— М. Издательство «Весь Мир», 2003. — 188 с. ISBN 5-7777-0287-2 Книга «Гендерные проблемы в странах с переходной экономикой» представляет собой анализ исследований изменения уровня и качества жизни, проведенный Отделом стран Европы и Центральной Азии Всемирного банка в странах с переходной экономикой данных регионов. В работе охвачены проблемы гендерного неравенства в структуре рынка труда, системе образования и других сферах жизни общества. Цель предлагаемой публикации заключается в привлечении внимания к необходимости учета гендерных проблем при выработке политической стратегии развития стран указанных регионов. Книга может быть рекомендована лицам, ответственным за принятие важных государственных решений, а также специалистам по социологии, социоэкономике и демографии.

УДК 314.18 ББК 60.7:65.9-94

ООО Издательство «Весь Мир» является официальным дистрибьютором публикаций Всемирного банка в Российской Федерации В Издательстве можно приобрести или заказать по каталогу любые издания Всемирного банка и других международных организаций Корректоры: Кондратьева Н.А., Горбатова И.А. Руководитель производственного отдела: Кузнецова Н.А. Верстка: Вострикова С.С. Подписано в печать 24.06.2003 Печать офсетная. Формат 60×841/8. Печ. л. 23,5 Изд. № 13/03-з. Заказ № ООО Издательство «Весь Мир» Почтовый адрес: 101831 Москва-Центр, Колпачный пер., 9а Юридический адрес: 127214 Москва, ул. Софьи Ковалевской, д. 1, стр. 52 Тел.: (095) 925-42-69, 923-85-68. Факс: (095) 923-68-39 E-mail: vesmirorder@vesmirbooks.ru; http://www.vesmirbooks.ru

Отпечатано в России

ISBN 5-7777-0287-2

 2002 The International Bank for Reconstruction and Development/The World Bank Waschington, DC 20433 Телефон 202-473-1000. Интернет www.worldbank.org E-mail feedback@worldbank.org


ОГЛАВЛЕНИЕ От авторов ...................................................................................................................................... IX Предисловие................................................................................................................................... X Краткое содержание ...................................................................................................................... XI Источники данных, фактический материал и показатели, использованные в работе XII Гендерное неравенство на рынке труда........................................................................... XIII Гендерные различия, нетрудовые доходы и бедность .................................................... XV Гендерное неравенство в системе образования .............................................................. XVI Гендерное неравенство и состояние здоровья населения............................................... XVII Гендерные различия и показатели уязвимости, не связанные с уровнем дохода ......... XIX Территориальное варьирование......................................................................................... XX Выводы и возможный план действий ............................................................................... XXI Глава 1. Введение .......................................................................................................................... 1.1. Исходные посылки.................................................................................................... 1.2. Использованные источники данных и фактический материал ............................ 1.3. Определение понятий «гендер» и «гендерное неравенство» ............................... Акцент на неравенство возможностей ................................................................. 1.4. Почему необходимо учитывать наличие гендерного неравенства?..................... Гендерное неравенство начинается на рынке труда ........................................... … а в конечном итоге приводит к различным проявлениям бедности и уязвимости ............................................................................................................. Гендерное неравенство повышает уровень бедности и ставит под угрозу перспективы экономического развития ................................................................. Неблагоприятное положение мужчин также относится к гендерной проблематике ...................................................................................... 1.5. Чем обусловлена актуальность данной проблемы в странах Европы и Центральной Азии?................................................................................................... 1.6. Почему необходимость придания гендерной проблематике приоритетного статуса является актуальной для стран Европы и Центральной Азии?...............

1 1 2 3 4 6 6

Глава 2. Гендерное неравенство на рынке труда........................................................................ 2.1. Дореформенный период: гендерное равенство как сбалансированность результатов на рынке труда .................................................................................... Двойное бремя производственной деятельности и обязанностей по уходу за членами семьи ....................................................................................................... Влияние двойного бремени на возможности трудоустройства женщин ........ Существовало ли гендерное равенство на рынке труда до начала переходного периода? .................................................................................................................... 2.2. Переходный период, структурные изменения на рынке труда и гендерное равенство ................................................................................................................... Обзор основных изменений ...................................................................................... Обзор основных последствий произошедших изменений для гендерной составляющей ...........................................................................................................

11

V

7 7 8 8 9

11 12 13 14 15 15 19


2.3.

2.4. 2.5.

Динамика показателей гендерного равенства на рынке труда ............................. Гендерный разрыв в показателях экономической активности ........................... Различия в масштабах безработицы ..................................................................... Различия в показателях занятости ........................................................................ Гендерные различия в статусных отношениях и моделях занятости ............... Гендерные различия в размере заработка.............................................................. Является ли проблема гендерного неравенства на рынке труда актуальной для стран Европы и Центральной Азии? ................................................................ Рекомендации и дальнейшие шаги..........................................................................

Глава 3. Гендерные различия, нетрудовые доходы и бедность ................................................ 3.1. Дореформенный период: система социального обеспечения, ориентированная на гендерные различия .............................................................. Система налогообложения ..................................................................................... Трудовой стаж как ключевой фактор, определяющий размер пенсионного обеспечения и других социальных пособий ............................................................. Финансовая поддержка репродуктивной деятельности и распространенность детских воспитательных учреждений .................................................................. Предоставление отпуска по беременности и родам и вопросы гендерного равенства................................................................................................................... 3.2. Реформы системы социального обеспечения и гендерная структура ................. Последствия реформы пенсионной системы для гендерной структуры ........... Последствия изменений в системе социальной поддержки семьи для гендерной структуры ........................................................................................ 3.3. Растущее гендерное неравенство в отношении других экономических возможностей ............................................................................................................ 3.4. Дефицит дохода и гендерное неравенство ............................................................. 3.5. Является ли проблема гендерного неравенства в отношении экономических возможностей актуальной для стран Европы и Центральной Азии?................... 3.6. Рекомендации и дальнейшие шаги.......................................................................... Глава 4. Гендерное неравенство в системе образования ........................................................... 4.1. Гендерное неравенство в отношении уровня образования в дореформенный период ........................................................................................................................ 4.2. Последствия переходного периода для состояния гендерного равенства в системе образования .............................................................................................. 4.3. Экономический рост, уровень дохода домашних хозяйств и этническая принадлежность через призму гендерного неравенства в системе образования 4.4. Является ли проблема гендерного неравенства в системе образования актуальной для стран Европы и Центральной Азии?............................................ 4.5. Дальнейшие шаги...................................................................................................... Глава 5. Гендерная структура и состояние здоровья населения ............................................... 5.1. Гендерные различия в продолжительности жизни................................................ Анализ причин преждевременной смертности мужчин ...................................... 5.2. Репродуктивное здоровье нации ............................................................................. VI

20 21 24 27 29 30 34 35 37 37 37 38 39 39 41 41 43 44 45 48 50 51 51 53 59 61 62 63 63 64 69


Показатель рождаемости ...................................................................................... Динамика коэффициента брачности и изменение возраста вступления в брак Динамика абортов.................................................................................................... Тенденции использования средств контрацепции ................................................. Показатель материнской смертности.................................................................. Медицинское обслуживание беременных ............................................................... Оказание родовспоможения .................................................................................... Показатель детской смертности .......................................................................... Дефицит веса у новорожденных............................................................................. Заболевания, передающиеся половым путем, и ВИЧ/СПИД ................................ ВИЧ/СПИД ................................................................................................................ Выводы ......................................................................................................................

69 70 71 73 76 77 79 79 80 81 82 83

Глава 6. Гендерные различия и показатели уязвимости, не связанные с уровнем дохода .... 6.1. «Торговля людьми» в странах с переходной экономикой .................................... Степень актуальности проблемы .......................................................................... В чем заключаются базовые причины «торговли людьми» в регионе?............... Участие органов государственной власти: долгий путь к решению проблемы 6.2. Насилие в отношении женщин ................................................................................ Сексуальные преследования и изнасилования ........................................................ Домашнее насилие..................................................................................................... 6.3. Рост количества преступлений, совершаемых несовершеннолетними ............... 6.4. Почему данная проблема вызывает озабоченность общества и какие меры можно предпринять? .........................................................................

85 85 86 87 88 89 91 92 93

Глава 7. Выводы и возможный план действий ........................................................................... 7.1. Изменения, произошедшие в 1990-х годах: общие результаты исследования ... 7.2. Дальнейший план действий: ключевые мероприятия ........................................... Улучшение информационного обеспечения и повышение аналитического потенциала ................................................................................................................ Борьба с существующим гендерным неравенством в различных сферах........... Повышение приоритета гендерной проблематики .............................................. 7.3. Выводы .....................................................................................................................

97 97 98 99 101 103 104

Библиография Приложение 1 Приложение 2

105 110 112

5.3.

.......................................................................................................................... .......................................................................................................................... ..........................................................................................................................

VII

95


Список сокращений CDC ЦКЗ CEDAW КАДЖ CEE ЦВЕ CIS СНГ CPR ПСК DHS ОДССЗН ECE ЭКЕ EU ЕС FRY СРЮ FSU БСС GDI ИРЛРГК GDP ВВП HDI ИЧР HIV/AIDS ВИЧ/СПИД IDP IHF ILO IMR IOM IPPA LFS LSMS MICS MMI MSE NGO OECD STD UNAIDS UNDP UNFPA UNICEF UNICRI USAID USSR WDI WHO

Центр по контролю за заболеваниями Конвенция об аннулировании любых видов дискриминации женщин Страны Центральной и Восточной Европы Содружество Независимых Государств Показатель использования средств контрацепции Обследование демографической ситуации и состояния здоровья нации Экономическая комиссия ООН для Европы Европейский союз Союзная Республика Югославия: Сербия и Черногория Бывший Советский Союз Индекс развития людских ресурсов по гендерным категориям Валовой внутренний продукт Индекс человеческого развития Вирус иммунодефицита человека/синдром приобретенного иммунодефицита ВПЛ Внутренне перемещенные лица МХФПЧ Международная хельсинкская федерация по правам человека МОТ Международная организация труда ПДС Показатель детской смертности МОДМ Международная организация по делам миграции МАПС Международная ассоциация планирования семьи ОСРС Обследование состояния рабочей силы ОУЖ Обследование уровня жизни ОКМП Обследование кластеров множественных показателей КПС Коэффициент предельного соответствия МСП Малые и средние предприятия НПО Неправительственная организация ОЭСР Организация экономического сотрудничества и развития ЗПП Заболевание, передаваемое половым путем СПБВИЧ Совместная программа борьбы с распространением ВИЧ/СПИД (ООН) стран — членов ООН ПРООН Программа развития ООН ЮНФПА Фонд народонаселения ООН ЮНИСЕФ Детский фонд ООН НИИМПП Научно-исследовательский институт по вопросам международной пре(ООН) ступности и правосудия при ООН АМР США Агентство международного развития США СССР Союз Советских Социалистических Республик ПМР Показатели международного развития ВОЗ Всемирная организация здравоохранения

VIII


ОТ АВТОРОВ Настоящая работа была написана коллективом авторов под руководством Пиереллы Пачи (Pierella Paci) в составе: Рудольф Булатао (Rudolf Bulatao), Полетт Кастел (Paulette Castel), Родика Кноблох (Rodica Cnobloch), Ваджеера Дорабавила (Vajeera Dorabawila), Тимоти Хелениак (Timothy Heleniak), Франциска Перуччи (Francesca Perucci) — консультанты, Карин Клерт (Carine Clert), Том Хупенгарндер (Tom Hoopengarnder), Энн Литман (Anne Litman), Муким Темуров (Moukim Temourov) и Питер Бокок (Peter Bocock). При подготовке вставок по Таджикистану использовался материал, предоставленный Элен Шахриари (Helen Shahriari). В написании главы, посвященной системе здравоохранения, принимали участие Флоренс Бейньана (Florence Baingana), а также Джоан Эпп (Joanne Epp) и Элизабет Лул (Elizabeth Lule), предоставившие ценные замечания и рекомендации. Ян Конахи (Ian Conachy) оказывал авторам неоценимую помощь в период проведения исследования и написания работы. Весьма своевременными были дополнения и замечания, высказанные Элизабет Кинг (Elizabeth King) и Эндрю Мейсоном (Andrew Mason) после ознакомления с рукописью, а также комментарии, сделанные Дэниелой Грессани (Daniela Gressani), Робертом Дж. Андерсоном (Robert J. Anderson), Жаном Бултманом (Jan Bultman), Джоанной Гохинго (Joanna Gohinho), Арво Куддо (Arvo Kuddo) и Джеком Лангенбруннером (Jack Langenbrunner). Общее руководство деятельностью коллектива авторов на протяжении работы над рукописью осуществляли Морин Льюис (Maureen Lewis), заведующая отделом экономики, и Аннет Диксон (Annette Dixon), руководитель сектора.

IX


ПРЕДИСЛОВИЕ Широкомасштабная реформа социоэкономической системы, осуществлявшаяся на протяжении последних десяти лет в ряде государств с переходной экономикой Европейского и ЦентральноАзиатского региона, вызвала значительную модификацию экономической структуры и изменение уровня жизни населения в этих странах. Относительно малоизученным остается вопрос о том, насколько различными оказались последствия данного процесса для женской и мужской половины населения в тех или иных странах. Учитывая значимость этого аспекта для экономического прогресса и развития людских ресурсов в государствах упомянутого региона, Отдел стран Европы и Центральной Азии Всемирного банка инициировал проведение исследования «Гендерные проблемы в странах с переходной экономикой». Цель предлагаемой публикации заключается в привлечении внимания к необходимости учета гендерной проблематики при выработке политической стратегии развития региона. Реализация этой цели требует улучшения информированности лиц, ответственных за принятие решений, о гендерных последствиях радикальных изменений в экономической и социальной сферах названных стран, имевших место в период 1990-х годов. В работе использованы уже опубликованные и новые эмпирические данные, полученные из официальных источников, а также по результатам собственных исследований, которые позволяют оценить гендерные последствия изменений в ключевых отраслях экономики, оказывающих непосредственное влияние на уровень материальной обеспеченности и благосостояние населения. Речь пойдет об изменениях в структуре рынка труда, системе образования, динамике нетрудовых доходов и показателях бедности, продолжительности жизни и состоянии здоровья населения, а также в показателях уязвимости, не связанных с уровнем дохода. Проведенное исследование дает основание сделать вывод о том, что процесс перехода к рыночной экономике не был нейтральным в отношении гендерной составляющей. Однако применительно к различным странам обнаруживается существенное варьирование последствий экономических реформ для мужской и женской части населения, а также в характере межгендерных отношений. В то время как в государствах Центральной Азии наблюдалось снижение уровня благосостояния женщин по сравнению с уровнем благосостояния мужчин, в европейских странах — республиках бывшего Советского Союза основная тяжесть последствий переходного периода легла на мужскую когорту. Государства Центральной и Восточной Европы представляют собой более неоднозначную картину, причем за последнее десятилетие здесь не выявилось более или менее устойчивой модели гендерного неравенства.

Аннет Диксон (Annette Dixon) Руководитель отдела Отдел развития людских ресурсов Регион Восточной Европы и Центральной Азии

X


Краткое содержание 1. Проведенное в начале истекшего десятилетия сравнительное исследование используемого в рамках ПРООН индекса человеческого развития (ИЧР) и аналогичного показателя, ориентированного на учет гендерной составляющей, — индекса развития людских ресурсов по гендерным категориям (ИРЛРГК) подтвердило, что государства региона Восточной Европы и Центральной Азии располагали относительным преимуществом в плане обеспечения гендерного равенства по сравнению с сопоставимыми по объему внутреннего валового продукта (ВВП) странами, находящимися за пределами данного региона1. Превалирует мнение о том, что это расхождение было обусловлено: а) в исторической перспективе — достижениями прежних органов власти данных государств в обеспечении всеобщего доступа к базовым услугам системы здравоохранения и образования; b) особым вниманием, которое уделялось проблеме обеспечения занятости как обязанности и права на труд женской и мужской когорт населения. 2. Широкомасштабные изменения социоэкономической системы, произошедшие в этих странах за последнее десятилетие, оказали существенное влияние на экономическую структуру, уровень жизни населения и сложившуюся там модель гендерной иерархии. Снизился объем ВВП, показатель абсолютной бедности2 вырос в пять раз, а уровень занятости и размер заработной платы резко снизились. Отмечено повышение уровня смертности и одновременное снижение показателя рождаемости в государствах региона. Указанные тенденции вызывают озабоченность, поскольку создают опасность: а) потери положительной динамики развития людских ресурсов, достигнутой в дореформенный период; b) возможной дифференциации последствий переходного периода для женской и мужской когорт населения в разных странах3. При этом необходимо заметить, что вопрос о гендерных последствиях экономических реформ в странах данного региона все еще остается малоизученным. 3. Существует несколько причин того, почему различные аспекты гендерного неравенства, не связанные с природными половыми различиями или не обусловленные осознанным выбором, становятся актуальными для многих государств мира. Подобные проявления гендерного неравенства ухудшают качество людских ресурсов, тормозят социальное развитие и снижают эффективность экономической системы. Основная цель настоящего исследования состоит в том, чтобы привлечь внимание органов, занимающихся выработкой стратегии политического и экономического развития, к гендерным проблемам, повысить их информированность о гендерных последствиях экономических и социальных реформ, которые осуществлялись в 1990-х годах в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона. Для достижения этой цели делает необходимым решение следующих задач: _________________ 1 В соответствии с классификацией, принятой Всемирным банком, страны Европейского и ЦентральноАзиатского региона включают следующие бывшие республики Советского Союза: Россию, Украину, Белоруссию, Молдавию, Латвию, Литву, Эстонию, Армению, Азербайджан, Грузию, Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Туркмению и Узбекистан, а также страны Центральной и Восточной Европы: Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию, Албанию, Болгарию, Румынию, Словению, Хорватию, Македонию, Боснию и Герцеговину, Сербию и Черногорию, Косово. Турция также входит в указанный регион, однако в настоящей работе это государство не является объектом анализа, поскольку не относится к числу стран с переходной экономикой. 2 Определяется как подушевой доход членов домашнего хозяйства в размере менее 2,15 долл. в день. 3 См. Всемирный банк (2000е) и ЮНИСЕФ (1999). XI


• • • •

профилирование динамики гендерных изменений в государствах указанного региона на протяжении переходного периода; анализ преобладающих точек зрения по данному вопросу; выявление наиболее существенных проблем; составление перечня стран, в отношении которых требуется провести более тщательный анализ гендерной проблематики.

4. Отправным пунктом исследования выбрана проблема обеспечения равенства, понимаемого как равенство возможностей. При этом основная задача состоит в оценке косвенных последствий реформ в социальной и экономической сферах (которые в принципе являются нейтральными в гендерном отношении), осуществлявшихся в странах региона на протяжении последнего десятилетия, для преодоления или, напротив, углубления гендерных различий в плане обеспечения равного доступа к экономическим возможностям, образовательным услугам и услугам системы здравоохранения. Таким образом, центральной проблемой исследования является изучение динамики вышеназванных показателей, а не определение абсолютного уровня существующего гендерного неравенства. 5. В работе анализируются систематически выявляемые гендерные различия экономических возможностях, независимо от половой принадлежности группы, находящейся в неблагополучном положении. Следовательно, таким экономически неблагоприятным проявлениям гендерного неравенства, как прерывание юношами курса среднего образования или сокращение продолжительности жизни мужчин, придается статус столь же актуальных гендерных проблем, как и ущемленному положению женской части населения в других сферах.

Источники данных, фактический материал и показатели, использованные в работе 6. Для профилирования текущей динамики гендерных показателей в странах региона использовались различные количественные и качественные данные. Учитывая достаточно высокую степень гендерного равенства, существовавшего в государствах региона до начала переходного периода, основной целью было продемонстрировать динамику изменений, а не констатировать абсолютный уровень вышеназванных показателей. 7. При сборе количественных данных привлекались различные источники. Широко использовались сведения, содержащиеся в Докладе о всемирном развитии (Всемирный банк), а также в базах данных Гендерной статистики. Существенную помощь оказала информация, представленная в пакете данных программы Transmonee (ЮНИСЕФ). При составлении подобных информационных файлов в основном используются официальные данные, полученные в ходе обследований состояния рабочей силы (ОСРС). В последнее время все чаще стала подвергаться сомнению достоверность этих данных по некоторым странам. Поэтому авторы, по возможности, проводили сопоставление официальных статистических данных с данными, полученными в ходе обследования домашних хозяйств и переписи населения, проведенной недавно в ряде государств региона. В дополнение к количественным данным привлекались качественные данные, источником которых послужили последние отчеты Всемирного банка (ВБ) и другие печатные издания, посвященные исследуемой проблематике. Цифровые данные, приводимые в тексте работы, дополняются данными, представленными в таблицах в Статистическом приложении (Приложение 2). XII


Гендерное неравенство на рынке труда 8. Испытывая значительную потребность в трудовых ресурсах, коммунистические правительства поощряли граждан своих стран не только к получению образования и вступлению в брак, но и к трудоустройству. Большое внимание уделялось обеспечению занятости как обязанности и права на труд для женской и мужской когорт населения. При этом услуги системы социального обеспечения не оказывались напрямую членам семьи, а были непосредственно привязаны к месту работы. Данное положение обусловило высокую степень экономической активности на рынке труда как мужской, так и женской частей населения. В то же время широко распространенным явлением была сегрегация труда, хотя и в меньшей степени, чем в странах Западной Европы. Склонность женщин выбирать профессии, предполагавшие относительно невысокую заработную плату, например в сфере образования и здравоохранения, служила основной причиной разрыва в уровне заработной платы по гендерным категориям в данных странах. Тем не менее необходимо признать, что этот показатель был относительно невысоким не только по сравнению с государствами с аналогичным уровнем дохода, но и в сопоставлении со странами Западной Европы и другими странами — членами ОЭСР. 9. В то же время модель организации общества оставалась преимущественно патриархальной, а гендерные отношения внутри домашних хозяйств строились в основном по схеме «мужчина — добытчик семьи». Поэтому, несмотря на высокую экономическую активность, женщины имели репутацию работников второстепенной значимости, не имеющих возможности полностью посвятить себя работе и добиться карьерного роста, поскольку были вынуждены нести двойное бремя производственной деятельности и обязанностей по уходу за членами семьи4. 10. Экономические реформы затронули рынок труда по нескольким направлениям. Наиболее показательными были следующие изменения: • резкий рост уровня безработицы за последние десять лет; • сокращение занятости в государственном секторе, сопровождвшееся ростом абсолютно неконтролируемого неофициального частного рынка труда; • замена старой, централизованной системы установления ставок оплаты труда более децентрализованной системой трудовых соглашений или коллективного договора. 11. Начало переходного периода ознаменовалось резким падением объема ВВП. Первоначальной реакцией предприятий было придерживание рабочей силы в надежде на лучшие времена, однако вскоре стала расти безработица и началось снижение реального размера заработной платы. С точки зрения гендерной составляющей данного процесса наиболее серьезной проблемой явилось ухудшение конъюнктуры на рынке труда, что повлекло за собой непропорционально тяжкие последствия для женской когорты вследствие углубления существовавшего ранее гендерного разрыва в уровне занятости и размере оплаты труда. 12. Однако результаты проведенного исследования, представленные во Вставке 1, не подтверждают сказанного выше. На наш взгляд, не существует достаточных эмпирических данных, доказывающих систематическое ущемление прав женщин на рынке труда в странах региона. Действи_________________ 4 См. ЮНИСЕФ (1999) и Международная хельсинкская федерация по правам человека (2000). XIII


тельно, по прошествии первого десятилетия рыночных реформ государства региона сохраняют конкурентоспособность на мировом рынке. Вместе с тем необходимо отметить, что в связи с этим возникают две проблемы, вызывающие озабоченность: во-первых, влияние возросшей дисперсии дохода, имеющей место на протяжении последнего десятилетия, на средний уровень оплаты труда в женской когорте, и, как следствие, проявление гендерного различия в заработной плате; вовторых, возможность возникновения гендерных различий в той мере, в какой занятость в государственном секторе сокращается за счет оттока рабочей силы в неформальный сектор. Совокупный эффект от вышеуказанных процессов может повлечь за собой непропорционально тяжелые последствия осуществляемой в настоящее время реструктуризации рынка труда для среднестатистической женщины. Кроме того, выявленные тенденции способны привести к возникновению существенных расхождений в размере трудовых доходов внутри женской когорты. Скудные эмпирические данные по этому вопросу тем не менее позволяют предположить, что указанная проблема является особенно актуальной для России и Украины, где существенное углубление неравенства в размере доходов за последние десять лет обусловило значительное сокращение среднего размера заработной платы женщин по сравнению с тем же показателем для мужчин. Противоположная тенденция отмечается в странах ЕС, где за последние годы женщины имели значительно больший доход по сравнению с мужчинами5.

Вставка 1. Явилось ли углубление гендерного неравенства на рынке труда следствием проведения экономических реформ? Анализ различных показателей функционирования рынка труда позволяет сделать следующие выводы: • Показатели экономической активности. Ни в одной из стран региона с течением времени не произошло сокращения соотношения показателей активности по женской и мужской когортам. Почти в двух третях стран наблюдалось некоторое увеличение этого соотношения, что свидетельствует о возрастании вероятности трудоустройства женщин по сравнению с мужчинами. Необходимо, однако, отметить, что последние данные, полученные в ходе обследований домашних хозяйств, ставят под сомнение указанное направление тренда для Таджикистана и Киргизии. • Уровень безработицы. Лишь в Армении уровень безработицы в женской когорте значительно (в три раза) превышает уровень безработицы среди мужчин. В Азербайджане и Польше уровень безработицы женщин превышает уровень безработицы мужчин соответственно на 50 и 35 процентов. В Эстонии, Литве и Венгрии уровень безработицы мужчин почти на 20 процентов выше, чем уровень безработицы женщин. • Доля женщин от общего числа занятых. За предыдущие пять лет доля женщин от общего числа занятых не претерпела сколько-нибудь существенных изменений. В некоторых странах, особенно в Эстонии, СРЮ и Македонии, за последнее время произошло незначительное увеличение этого показателя. • Переход в неформальный сектор. Имеющаяся информация не позволяет сделать однозначное заключение по этому вопросу, однако можно предположить, что в настоящий момент происходит увеличение сегрегации рынка труда до уровня, характерного для стран Западной Европы. Само по себе это явление нельзя назвать негативным, однако в подобных условиях требуется проведение тщательного мониторинга изменений условий труда и колебаний показателя уязвимости рабочей силы в неформальном секторе экономики. • Разрыв в размере заработной платы. Вопиющий разрыв в заработной плате, существовавший в различных государствах региона, за последнее время несколько сократился, однако эмпирические данные по странам свидетельствуют о существовании масштабной дискриминации в оплате труда, особенно в некоторых странах. На сегодня не существует сколько-нибудь подробного исследования динамики этого процесса. Следовательно, выявление статистических трендов в отношении «неравноправного обращения» не представляется возможным.

_________________ 5 См. Brainerd (2000). XIV


Гендерные различия, нетрудовые доходы и бедность 13. С самого начала переходного периода основополагающие принципы «перестройки» поставили под сомнение распространенную точку зрения о том, что участие женщин на рынке труда является средством обеспечения гендерного равенства. Особое внимание уделялось соблюдению права женщины на выбор деятельности по уходу за членами семьи, что являлось своеобразной реакцией на «пренебрежение половыми различиями», господствовавшее на социалистическом рынке труда и определявшее характер действовавшей до начала переходного периода системы налогообложения и социального обеспечения, в основе которой лежал принцип разделения труда. 14. Вместе с тем за последнее десятилетие в странах региона произошло резкое снижение роли государства, которое сопровождалось сокращением государственного бюджета, глубоким реформированием пенсионной системы и системы социального обеспечения. Хотя эти реформы в принципе являлись нейтральными в гендерном отношении, их последствия, как оказалось, были различными для женской и мужской когорт населения, что обусловливалось неодинаковой ролью этих когорт в общественной и экономической жизни. Озабоченность вызывает тот факт, что поощрение выбора женщинами деятельности по уходу за членами семьи, сопровождаемое переориентированием пенсионной системы и системы социального обеспечения на стимулирование производственной деятельности, может привести к углублению гендерного неравенства в плане экономических возможностей и уровня бедности. По результатам настоящего исследования, представленным во Вставке 2, можно судить о том, что по истечении десятилетия реформ подобное положение в основном не находит подтверждения на практике. В частности, проведенный анализ позволяет сделать вывод , что: • реформа системы пособий на детей и пенсионной системы уменьшила, но не ликвидировала преимущество женщин в отношении получения дохода на сумму произведенных отчислений; • сокращение охвата населения системой обязательных социальных отчислений, происшедшее во многих странах в результате увеличения доли неформального рынка труда, не привело к сколько-нибудь значительному нарушению гендерного равенства. В тех государствах, где оно существует, например в Хорватии, больше страдают мужчины, чем женщины; • сокращение господдержки деятельности по воспитанию и уходу за детьми повлекло за собой возложение обязанностей по выполнению этих функций на женщин в полном объеме. Учитывая сохраняющийся высокий уровень экономической активности, можно сделать вывод о том, что такая динамика привела к увеличению «двойного бремени», возлагаемого на женщин, и уменьшило их свободное время; • если принимать во внимание различия, проявляющиеся в отношении отдельных индивидов и домашних хозяйств, то становится очевидным отсутствие неоспоримых свидетельств того, что домашние хозяйства, во главе которых стоит женщина, подвержены большему риску обнищания, чем домашние хозяйства, построенные по иным моделям. Лишь в Грузии и Таджикистане такой показатель, как половая принадлежность главы домашнего хозяйства, фактически остается коррелятом дефицита семейного дохода. 15. В то же время сохраняется озабоченность потенциально более высокой уязвимостью женщин, обусловленной тем, что существующий разрыв в размере заработной платы и отсутствие непрерывного трудового стажа могут усилить гендерные различия в установлении пенсий и других видов социальных пособий, связанных с производственной деятельностью, а также в определении их размера. XV


16. Дополнительной причиной для беспокойства в условиях расширения неформального сектора и поляризации рынка труда является потенциально возможное проявление гендерного неравенства в плане обеспечения доступа к средствам производства, т.е. земле и капиталу, а также неравенство прав на получение кредита. Мы не располагаем сколько-нибудь значительными эмпирическими данными по этому вопросу. В своем исследовании мы оперируем сведениями по Киргизии и Таджикистану, которые свидетельствуют о том, что женщины не могут полностью реализовать экономические преимущества, связанные с приватизацией и либерализацией экономической системы в регионе, а также о том, что существующая юридическая система не способна предоставить достаточно эффективные гарантии соблюдения их прав. По мере увеличения масштабов приватизации непропорционально высокая доля собственности оказалась в руках мужчин. В случае расторжения брака женщины все в большей степени теряют свои права на земельную собственность, недвижимое имущество и получение денежного содержания. Вставка 2. Явилось ли углубление гендерного неравенства в плане экономических возможностей следствием проведения экономических реформ? Анализ реформы системы социального обеспечения и динамики других экономических возможностей позволяет сделать следующие выводы: • Сокращение системы поддержки семьи: — уменьшение размера детских пособий привело к сокращению доли участия женщин в совокупном семейном доходе, что способствовало ослаблению их позиции в семье в плане участия в принятии решений; — уменьшение количества детских вспомогательных учреждений и сокращение других видов услуг, направленных на оказание поддержки семье, на фоне постоянно растущих показателей экономической активности женщин обусловили увеличение «дефицита времени» у женщин. В связи с этим возникает серьезная озабоченность возможностью повышения уровня стресса, испытываемого женщинами, и состоянием их здоровья. • Реформы пенсионной системы. Переход к системе, основанной на размере произведенных отчислений и анализе трудового стажа, привел к ослаблению существовавшего прежде режима благоприятствования по отношению к женщинам, хотя и не ликвидировал его в полном объеме. Увеличение доли неформального рынка труда все более ведет к уменьшению охвата населения системой социальных отчислений, однако на сегодняшний день не существует достаточно веских доказательств того, что эти эрозийные процессы провоцируют возникновение гендерного неравенства. • Другие экономические блага. Имеющиеся в нашем распоряжении ограниченные данные позволяют заключить, что в настоящее время женщины не могут в полной мере воспользоваться экономическими выгодами от проведения приватизации и либерализации экономики в странах региона. Особенно актуальной эта проблема является для рынка труда, обнаруживающего устойчивую тенденцию к разгосударствлению и росту частного сектора. • Гендерные различия и уровень бедности. Картина, полученная в результате сопоставления показателей бедности, получается достаточно пестрой. Лишь в Грузии и Таджикистане домашние хозяйства, возглавляемые женщинами, систематически обнаруживают большую склонность к обнищанию. Во многих странах (Албания, Болгария, Венгрия, Латвия, Молдавия, Румыния) эта отрицательная тенденция проявляется лишь в отношении некоторых групп (пожилые женщины, одинокие родители). В других государствах при принятии во внимание иных характеристик домашних хозяйств явных гендерных преимуществ не выявляется.

Гендерное неравенство в системе образования 17. Страны рассматриваемого региона традиционно считались достаточно благополучными с точки зрения средних показателей уровня образования и отличались незначительным гендерным неравенством в этой сфере по сравнению с международными стандартами6. Однако в настоящее время возникает озабоченность по поводу того, не приведет ли сочетание таких негативных факторов, как отсутствие на протяжении последнего десятилетия четко обозначенного _________________ 6 ЮНИСЕФ (1999). XVI


вектора развития, возрастание уровня бедности и сокращение объема государственного бюджета, к потере некоторых достижений в отношении высоких средних показателей человеческого развития и гендерного равенства, которых удалось достичь в период, предшествовавший началу экономических реформ. 18. Результаты настоящего исследования, представленные во Вставке 3, позволяют сделать вывод о том, что эта обеспокоенность является вполне оправданной для ряда стран. В регионе отмечается увеличение гендерного неравенства в плане состава и численности учащихся в учреждениях среднего образования. Вместе с тем необходимо отметить, что векторы гендерных различий варьируются в зависимости от стран региона. Положение девочек все более усугубляется в Таджикистане, а также, как свидетельствуют данные обследования, в Узбекистане и Косово. В то же время поражает все возрастающее неравенство мальчиков в системе среднего и особенно высшего образования в большинстве стран.

Гендерное неравенство и состояние здоровья населения 19. Возможно, наиболее известным негативным последствием переходного периода является непредвиденное резкое сокращение продолжительности жизни. Из 23 стран, по которым выстроен временной ряд, сокращение продолжительности жизни мужчин отмечалось в 22 странах, а сокращение продолжительности жизни женщин — в 16 странах. В некоторых государствах данная тенденция носила ограниченный характер и оказалась временным явлением, однако в других странах произошло катастрофическое снижение показателя продолжительности жизни, демонстрирующее устойчивый характер. В России и Казахстане продолжительность жизни мужчин сократилась соответственно на 6,3 и 5,5 года, в женской когорте аналогичные показатели составили 3,2 и 3,3 года. В большинстве случаев причиной наступления ранней смерти служат сердечно-сосудистые заболевания и заболевания системы кровообращения, несчастные случаи и насилие. Все эти факторы тесно связаны со стрессом, провоцируемым переходным периодом, и, как следствие, увеличением алкоголизации населения, усилением эмоционального дистресса, ростом насилия и увеличением числа суицидов. Усилению вышеназванных факторов способствовали также традиционно плохое питание и нездоровый образ жизни во многих странах, особенно в России. 20. Резкое увеличение смертности в большей степени затронуло мужчин молодого и среднего возраста по сравнению с женщинами и традиционно уязвимыми категориями населения, такими, как дети и лица пожилого возраста. Тенденция к увеличению смертности мужчин социально и физически активного возраста, несомненно, будет иметь существенные последствия как для структуры семьи, так и для уровня благосостояния женщин и детей. 21. «Кризис уровня смертности» является продуктом прежней коммунистической идеологии, рассматривавшей состояние здоровья население как результат деятельности государственной системы здравоохранения. Вследствие такого подхода возникла ситуация, при которой ни отдельные граждане, ни целые сообщества не чувствовали своей ответственности за качество медицинских услуг, не располагали достаточной информацией о функционировании системы здравоохранения и не обладали реальными возможностями улучшить состояние здоровья населения. Итогом переходного периода стало ослабление государственной системы здравоохранеXVII


ния в отсутствие механизмов, способствующих повышению ответственности и информированности населения в вопросах сохранения и улучшения состояния здоровья. Небывалый рост уровня смертности также совпал по времени с началом экономических реформ и резким ростом безработицы. Появляется все больше и больше эмпирических данных, свидетельствующих о том, что экономическая нестабильность, усиление бедности и повышение уровня безработицы явились основными факторами, обусловившими увеличение случаев преждевременной смерти, что объясняется стимулирующим воздействием этих процессов на выбор стратегий поведения, сопряженных с риском и насилием.

Вставка 3. Гендерная структура и тенденции в системе образования Ступень образования Базовое образование Среднее образование

Высшее образование

Тенденции — традиционно высокие показатели зачисления; — в настоящее время не наблюдается гендерных различий. — после первоначального падения показателей отмечается рост показателей зачисления; — тем не менее в странах Центральной Азии, Закавказья и Южной Европы в последние годы наблюдается устойчивое снижение показателей зачисления; — только в Таджикистане и Узбекистане показатель зачисления девочек достиг более низкой отметки по сравнению с аналогичным показателем для мальчиков; — в Албании и Чехии, Киргизии и Украине показатель зачисления мальчиков опустился на более низкую отметку по сравнению с аналогичным показателем для девочек. — рост совокупного показателя зачисления; — женская часть населения оказалась в более выгодных условиях во всех странах региона; — женская часть населения оказалась в менее выгодных условиях в Таджикистане (ОУЖ, 1999), Узбекистане (ОДССЗН, 1996) и Косово (ОУЖ, 2000); — мужская часть населения оказалась в менее выгодных условиях в других странах; — рост показателя зачисления в женской когорте в странах Центральной и Восточной Европы и падение аналогичного показателя в женской когорте в республиках Центральной Азии.

22. Анализ различий в реакции мужчин и женщин на стрессовые ситуации может оказаться весьма полезным для объяснения более благоприятного положения женщин в плане продолжительности жизни. Новые данные свидетельствуют о том, что мужчины снимают напряжение, вызванное стрессовыми ситуациями, с помощью курения, алкоголя и попыток суицида, в то время как женщины более склонны к депрессии и психическим расстройствам. Однако выбор стратегий поведения, сопряженных с риском, и усиление психологического напряжения не являются исключительной прерогативой мужчин. В категории женщин молодого возраста, проживающих в странах исследуемого региона, в последнее время отмечается рост потребления алкоголя и табачных изделий по сравнению с аналогичными показателями по странам Западной Европы. 23. В середине 1990-х годов, по мере того как начинался медленный рост продолжительности жизни, а показатель частотности самоубийств достиг наивысшей отметки, появился новый повод для беспокойства, обусловленный предположительным сокращением доступа к услугам учреждений репродукции человека и снижением качества репродуктивного здоровья населения. Эмпирические данные, собранные по этому вопросу, представляют довольно сложную картину. XVIII


24. Существуют определенные доказательства того, что за последнее десятилетие улучшились некоторые показатели репродуктивного здоровья населения. Повсеместно отмечается снижение уровня материнской смертности. Вместе с тем произошло резкое падение совокупного показателя рождаемости. Фиксируется сокращение числа абортов, хотя этот показатель и остается слишком высоким по сравнению с международными стандартами. Вырос показатель применения средств контрацепции параллельно с расширением использования современных средств предотвращения беременности. 25. С другой стороны, согласно имеющимся статистическим данным, отмечается стагнация уровня качества услуг учреждений репродукции человека либо его снижение. Так, a) процент беременных женщин, получавших какую-либо медицинскую помощь в период беременности, снизился в тех странах, в которых аналогичный показатель в начале реформ также находился на низком уровне (в странах, где этот показатель был высоким, он остался на прежнем уровне); b) увеличился процент рожениц, страдающих анемией; c) несмотря на снижение уровня младенческой смертности, увеличилось количество новорожденных с ярко- и средневыраженной гипотрофией веса, причем сложности со сбором данных в ряде стран региона ставят под сомнение достоверность официальных цифровых показателей. 26. В дополнение к вышесказанному необходимо отметить резкое увеличение в государствах региона распространенности заболеваний, передаваемых половым путем. Растет количество случаев инфицирования ВИЧ/СПИД, хотя этот показатель и остается относительно невысоким по сравнению с другими странами мира.

Гендерные различия и показатели уязвимости, не связанные с уровнем дохода 27. В данной работе подробно анализируются три показателя уязвимости, не связанные с уровнем дохода, которым в настоящее время уделяется особое внимание в странах региона: «торговля людьми», домашнее насилие и преступность среди несовершеннолетних. 28. Важным показателем возросшей уязвимости населения является существенное увеличение количества женщин и детей (как мальчиков, так и девочек), вовлеченных в процесс «торговли людьми» в регионе. Хотя получение точных статистических данных по этому вопросу оказалось трудновыполнимой задачей, имеющаяся в нашем распоряжении информация свидетельствует о том, что в середине 1990-х годов произошло значительное увеличение масштабов «торговли людьми» с целью сексуальной эксплуатации. По данным правительства США, по состоянию на 1997 год число женщин и детей из стран Центральной и Восточной Европы, а также из республик бывшего Советского Союза (БСС), вовлеченных в процесс «торговли людьми», составило 175 тысяч человек, или одну четверть от общемировой численности женщин, занятых в этом незаконном бизнесе (Международное бюро по делам миграции, 2000)7. Более того, органы власти, ответственные за пресечение случаев «торговли людьми» в регионе, оказались неспособными справиться с подобной задачей. _________________ 7 По данным МОДМ (2000, 183), женщины из Косово были завербованы в лагерях беженцев в Албании с последующим принуждением к занятию проституцией за границей, в основном на территории Италии и Великобритании. XIX


29. С обсуждаемой проблематикой тесно связан вопрос о применении насилия в отношении женщин8. Учитывая сложность сбора данных по этой проблеме и основываясь на сведениях, представленных в немногочисленных работах и полученных в ходе нескольких статистических обследований, можно заключить, что на протяжении переходного периода отмечался рост случаев насилия по половому признаку. Кроме того, возрождение в некоторых странах Центральной Азии традиционной полигамной модели семейного союза, не регулируемой в правовом отношении, повысило незащищенность женщин от возможного применения насилия в семье. В противоположность другим странам в республиках этого региона почти не предпринимались попытки принятия новых законодательных актов, направленных на уточнение определения насилия и создание условий для защиты женщин от насилия через суд. 30. Наконец, как свидетельствуют имеющиеся данные, за последние десять лет значительно увеличилось количество преступлений, совершаемых несовершеннолетними, и произошел общий рост делинквентности несовершеннолетних. В 1998 году в большинстве государств с переходной экономикой уровень преступности среди несовершеннолетних в возрасте от 14 до 17 лет существенно превысил аналогичный показатель 1989 года. В 16 из этих стран подростковая преступность выросла почти вдвое, что привело к увеличению невзвешенного среднего показателя по государствам региона с 1 100 до 1 800 преступлений на 100 000 несовершеннолетних (ЮНИСЕФ, 2000). В то время как нарушение закона в основном ассоциируется с мужской частью населения, в некоторых странах с переходной экономикой отмечается увеличение абсолютной численности и процентной доли девочек, вступающих в конфликт с законом. В России число девочек, имеющих привод в учреждения органов внутренних дел, в 1998 году выросло в 2,5 раза по сравнению с аналогичным показателем 1993 года (ЮНИСЕФ, 2000). Отмечается также увеличение масштабов вовлеченности девочек-подростков в выбор стратегий поведения, связанных с повышенным риском, включая употребление наркотических средств.

Территориальное варьирование 31. Как показывают данные, полученные в ходе настоящего исследования, составление географической типологии с четким разделением классификационных рубрик является трудновыполнимой задачей. Во всех странах региона процесс модификации социально-экономической структуры, вызванный переходным периодом, не отличался нейтральностью в отношении гендерной составляющей. Однако степень и направление влияния экономических реформ на мужскую и женскую когорты населения, а также на характер межгендерных отношений отличались территориальным своеобразием. 32. Что касается проблем, связанных с модификацией гендерного статуса, то результаты исследования позволяют сделать выводы, суть которых состоит в следующем:

_________________ 8 В Конвенции ООН о запрещении применения насилия в отношении женщин понятие «насилие в отношении женщин» определяется как «любой акт насилия, совершаемый по половому признаку, который имеет своим следствием или может иметь своим следствием причинение физического, сексуального или психического вреда или страдания женщине, включая угрозы применения насилия, принуждения или произвольного лишения свободы, независимо от того, производятся ли они публично или в частной жизни». XX


• •

С учетом всех проанализированных показателей можно утверждать, что Таджикистан оказался единственным государством региона, в котором уровень благосостояния женщин значительно снизился по сравнению с уровнем благосостояния мужчин. В других Центрально-Азиатских республиках, особенно в Узбекистане, отмечалось ухудшение относительной позиции женщин более чем по одному показателю. В России и Украине основной проблемой стало падение уровня благосостояния мужчин, которые оказались в явно неблагоприятных условиях по всем исследованным показателям. Что касается положения женщин в этих странах, то наиболее серьезную озабоченность вызывает возросшая нагрузка, обусловленная наличием «двойного бремени» обязанностей по материальному обеспечению семьи и уходу за домашними. «Дефицит времени» оказывает серьезное влияние как на состояние здоровья женщин, так и на размер их заработка. Обеспокоенность вызывает также усиливающееся неравноправие женщин на этапе распределения доходов. Картина, наблюдаемая в других странах, носит более неоднозначный характер, причем за последнее десятилетие здесь так и не сложилось очевидной модели гендерного неравенства.

Выводы и возможный план действий 33.

Данные, полученные в ходе исследования, свидетельствуют о том, что: • как показатели, так и направления гендерного неравенства, имеющие место в странах с переходной экономикой Европейского и Центрально-Азиатского региона, существенно отличаются от аналогичных показателей по странам других регионов; • широкое варьирование наблюдается также в отношении экономического, социального и правового контекста возникновения гендерных различий; • в странах региона не отмечено единообразной картины гендерного неравенства, что существенно затрудняет составление географической типологии с четко обозначенными классификационными категориями.

34. Исходя из вышесказанного, представляется необходимым, чтобы в ближайшие несколько лет анализ специфических условий, существующих не только в регионе в целом, но и в отдельных странах, лежал в основе принимаемых политических решений. Однако в настоящее время гендерная проблематика, как правило, исключается из рассмотрения при выработке национальной стратегии развития. В последней главе исследования обозначены три наиболее широких направления модификации процесса принятия политических решений в регионе, имеющие целью повысить его «чувствительность» к гендерной проблематике: • расширение возможностей мониторинга и оценки гендерных различий; • преодоление существующего гендерного неравенства в отношении доступа к экономическим возможностям; • придание гендерной проблематике приоритетного статуса при выработке стратегии экономического развития и борьбы с бедностью. 35. Выработка и реализация стратегии деятельности, учитывающей гендерную проблематику, требует, чтобы лица, ответственные за принятие политических решений, располагали достоверной информацией о базовых гендерных различиях, а также о последствиях политических решений и XXI


экономических реформ для гендерной составляющей. В настоящее время во многих странах ощущается нехватка необходимой информации и возможностей для проведения всесторонней оценки имеющихся данных. Кроме того, ряд стран испытывают трудности в определении и практической реализации приоритетных направлений мониторинга. В последней главе предлагаемой работы приводятся некоторые практические советы в отношении оптимизации процесса сбора данных, что позволило бы решать специфические задачи гендерного анализа. В этой же главе содержатся рекомендации относительно особых направлений технического содействия, необходимого для формирования регионального аналитического потенциала, предназначенного для проведения гендерного анализа, отслеживания динамики гендерных различий и практического применения результатов анализа при выработке стратегии деятельности. 36. В процессе либерализации рынка и приватизации экономики возникла потребность в модернизации законодательства в соответствии с западными принципами, направленными на борьбу с дискриминацией по половому признаку. Для этого недостаточно простой декларации равенства мужчин и женщин, содержащейся в конституциях социалистических государств. Обязательным предварительным условием членства в ЕС становится введение в законодательство нормы о соблюдении принципа «равных возможностей». Именно этот процесс и происходит сейчас в ряде Восточно-Европейских государств. Однако, как представляется, для законодательства, учитывающего гендерную проблематику, недостаточно соблюдения принципа гендерного равенства на рынке труда. Необходимо, чтобы в правовой системе государства как в разделе обычного, так и статутного права были закреплены нормы, гарантирующие признание, защиту и правоприменение принципа равенства возможностей использования ресурсов, таких, как земля и капитал. В условиях переходного периода особую значимость приобретает также гарантия равенства возможностей доступа к кредитам. 37. Особенности исследуемого региона, в частности отсутствие ярко выраженных гендерных различий, а также имеющиеся озабоченности по поводу динамики ряда гендерных показателей позволяют говорить о том, что макроэкономические и структурные реформы, являющиеся в принципе нейтральными в гендерном отношении, на практике могут оказывать различное влияние на мужскую и женскую когорты населения. В условиях столь глубоких преобразований экономической структуры, когда фактически происходит переход от одной экономической формации к другой, осознание последствий осуществляемых реформ для гендерной составляющей должно способствовать пониманию необходимости выделения анализа гендерных последствий реализуемой политики в качестве одного из приоритетных направлений стратегии экономического развития региона и борьбы с бедностью.

XXII


Глава 1. Введение 1.1. Исходные посылки 1.1. Гендерные различия, существующие в странах Европы и Центральной Азии, коренным образом отличаются от аналогичных показателей, характерных для других регионов мира9. Обеспечение гендерного равенства было одним из основных достижений Советского Союза и социалистических государств Центральной Европы. Женщины обладали равным доступом к получению школьного образования, здравоохранению, трудоустройству и до некоторой степени возможностью занимать высокие руководящие посты. Очевидно, такое положение дел находило отражение в социоэкономических показателях по странам данного региона. Отмечался высокий уровень грамотности в обеих гендерных категориях, уровень занятости женщин зачастую превосходил аналогичный показатель для стран — членов ОЭСР, а распределение социальных пособий, в частности пенсионных выплат, производилось на равных основаниях как в отношении мужчин, так и женщин. Трудности переходного периода, однако, нанесли тяжелый урон этому наследию социалистической эпохи, что было обусловлено сменой политического курса, уменьшением объема ресурсов и выдвижением принципов рыночной экономики в качестве приоритетных. Новым фактором стало появление бедности, сопровождаемое ростом безработицы и сокращением размера дохода домашних хозяйств, а также распадом системы социального обеспечения. 1.2. Последствия рыночных реформ для гендерной структуры населения отличались существенным разнообразием. Так, в странах, где в 1990-е годы наблюдалось сокращение продолжительности жизни, было отмечено беспрецедентное по своим масштабам сокращение продолжительности жизни мужчин по сравнению с продолжительностью жизни женщин. Однако при анализе более широкого контекста создается впечатление, что в ряде областей женщины пострадали непропорционально более значительно, чем мужчины. Озабоченность вызывают главным образом следующие факторы: а) все возрастающее неравенство в определении размера заработной платы и возможностей трудоустройства; b) ограничение возможностей получения образования, особенно в странах Центральной Азии; c) ограниченный доступ к активам (что свидетельствует о необходимости модернизации правовой системы для обеспечения соблюдения юридических прав собственности и создания механизмов, гарантирующих равенство возможностей). Кроме того, все более актуальными становятся такие новые проблемы, как незаконная миграция населения. _______________ 9 В соответствии с классификацией, принятой Всемирным банком, к странам Европейского и Центрально-Азиатского региона относятся такие бывшие республики Советского Союза, как Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, Латвия, Литва, Эстония, Армения, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан, а также страны Центральной и Восточной Европы, а именно: Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Албания, Болгария, Румыния, Словения, Хорватия, Македония, Босния и Герцеговина, Сербия и Черногория (две последние рассматриваются в исследовании как Союзная Республика Югославия — СРЮ) и Косово. Турция также входит в указанный регион, однако в настоящей работе это государство не является предметом анализа, поскольку не относится к числу стран с переходной экономикой. 1


1.3. Одним из следствий переходного периода, имеющих особую значимость для гендерной составляющей, стал процесс передачи в аренду крупных государственных предприятий, что привело к ликвидации учреждений дневного ухода за детьми и детских садов, а также к ослаблению других направлений политики по оказанию поддержки семье, имевших своей целью гармонизацию семейной жизни и работы. Значительная часть взрослого населения попала под сокращение штатов, что повлекло за собой утрату потребности и снижение возможностей оплаты деятельности по уходу за детьми. Женщины, которые, как и прежде, несли основную ответственность по уходу за детьми, получили возможность уделять больше времени процессу воспитания, однако лишились при этом многих услуг, оказываемых им ранее в рамках программы поддержки семьи, которые позволяли им продолжать производственную деятельность. Следовательно, возникает вопрос, обусловил ли переходный период сокращение или расширение экономических возможностей женщин. Эта проблема подробно анализируется в предлагаемой вашему вниманию работе. Тесно связанным с ней оказывается и вопрос о том, какое влияние оказали вышеназванный процесс и другие аспекты переходного периода на мужчин. Так или иначе, затронутыми оказались обе когорты населения. Проблема заключается в том, во что вылились последние изменения в этой сфере и каким образом их нужно учитывать при выработке политической стратегии государства. 1.4. В настоящей работе рассматриваются вышеназванные и другие аспекты, имевшие важные последствия для гендерной структуры населения. Это предполагает анализ результатов изменений в экономической и социальной сферах, произошедших за последнее десятилетие, в плане их неодинакового воздействия на мужскую и женскую когорты населения, а также оценку факторов, обусловивших эти различия. Такая задача предопределила необходимость рассмотрения целого ряда ключевых вопросов с использованием как количественных, так и качественных данных10. Конечной целью анализа является оказание содействия в выработке методических и научных оснований для составления плана действий в отношении гендерной структуры населения стран региона. В главе 1 работы дается общий обзор исследуемой проблематики, за которым следует анализ степени гендерного неравенства, существующего на рынке труда в странах региона (глава 2). Степень и причины гендерного неравенства, проявляющегося в отношении ряда других экономических возможностей, анализируются в главе 3. Вопросы гендерного неравенства в сфере образования и здравоохранения рассматриваются в главах 4 и 5. Глава 6 посвящена анализу показателей уязвимости, не связанных с уровнем дохода. Наконец, в главе 7 обобщаются основные выводы исследования и содержатся рекомендации по определению приоритетных направлений дальнейшей деятельности.

1.2. Использованные источники данных и фактический материал 1.5. В настоящем исследовании используется сочетание количественных и качественных данных, позволяющее получить информацию, разукрупненную по гендерным категориям, в отношении различных показателей личного благосостояния. Учитывая достаточно высокую степень гендерного равенства, существовавшего в странах на начальном этапе переходного периода, основной це_______________ 10 В дополнение к количественным данным, приведенным в работе, обширные цифровые сведения представлены в Статистическом приложении. 2


лью было выявить произошедшие изменения, а не констатировать абсолютный уровень вышеназванных показателей. 1.6. При сборе количественных данных использовались различные источники информации. Основными источниками стали данные информационной системы Всемирного банка, а также сведения, содержащиеся в пакете данных по программе Transmonee под эгидой ЮНИСЕФ. При составлении этих информационных файлов используются главным образом официальные данные, полученные из государственных статистических учреждений. Прежде всего такие сведения поступают из административных источников, причем в последние несколько лет они подвергаются тщательной проверке, особенно в отношении показателей человеческого развития. Это связано с многочисленными случаями расхождений между официальными данными и результатами обследований домашних хозяйств, что поставило под сомнение надежность данного источника информации. Именно поэтому, насколько это было возможно, используемые в работе официальные данные дополнены сведениями, полученными в результате обследований состояния рабочей силы (ОСРС), обследований уровня жизни (ОУЖ), обследований демографической ситуации и состояния здоровья населения (ОДССЗН), а также данными, полученными в ходе проведения переписи населения в странах региона. В дополнение к информации, полученной из имеющихся источников количественных данных, использовались последние отчеты Всемирного банка и другие печатные издания, посвященные исследуемой проблематике. Эти публикации послужили основными источниками качественных данных, которые рассматривались в настоящем исследовании.

1.3. Определение понятий «гендер» и «гендерное неравенство» 1.7. Термин «гендер» используется применительно к культурно обусловленным ожиданиям в отношении приписываемых ролей и избираемых моделей поведения мужчин и женщин. Хотя первоначальным источником разделения гендерных ролей служат биологические различия между полами, варианты их соотношения отличаются региональным своеобразием и подвергаются изменениям с течением времени, иногда в рамках весьма непродолжительного периода. Однако на протяжении большей части документально зафиксированной истории гендерных отношений непропорционально высокая доля функций по уходу за членами семьи и выполнению домашних обязанностей традиционно возлагалась на женщин, в то время как мужчины специализировались на осуществлении «производственной деятельности». В большинстве сообществ и экономических систем размер материального вознаграждения, получаемого мужчинами, значительно превосходил аналогичный показатель для женщин. Кроме того, исторически уровень оплаты «производственной деятельности» мужчин всегда был выше уровня оплаты аналогичного труда женщин во всех странах мира. Вышеперечисленные факторы отражают преобладающий гендерный порядок и предоставляют дополнительные доказательства в пользу того, что при существующем распределении полномочий и юридически закрепленном статусе мужчин последние оказываются в преимущественном положении по сравнению с женщинами как в социальном, так и в экономическом смысле. 1.8. В странах Европы в начале ХХ века в рамках теории эгалитаризма и позднее в рамках социалистической идеологии получили распространение ценностные установки на обеспечение 3


равного доступа к рынку труда как средства достижения гендерного равенства. Однако процесс практической реализации этой установки оказался слишком затянутым, и, несмотря на явные достижения в указанной области за последние несколько десятилетий, устойчивой остается тенденция к сохранению во многих аспектах жизнедеятельности людей в странах мира гендерных различий в плане экономической активности. Кроме того, достижения в области экономики далеко не всегда напрямую отражались на повышении степени равенства членов домашних хозяйств, что зачастую приводило к такому положению, при котором женщинам приходилось нести дополнительную нагрузку «производственной деятельности», помимо неизменного бремени обязанностей по уходу за членами семьи. Несомненно, между мужчинами и женщинами существуют биологические различия: вопрос состоит в том, действительно ли эти гендерные различия отражают различия, которые существуют на генетическом уровне и проявляются в структуре преференций мужчин и женщин. В той степени, в какой удается установить подобное соотношение, можно говорить о том, что гендерные различия не являются поводом для серьезного беспокойства при выработке стратегии деятельности. Однако, если это соответствие выявить не удается, появляется необходимость политического вмешательства для решения данной проблемы.

Акцент на неравенство возможностей 1.9. В настоящей работе проблема обеспечения гендерного равенства рассматривается в контексте равенства возможностей и неравноправного обращения, а не с точки зрения равенства результатов экономической деятельности. Логическое обоснование данной позиции включает два основных момента. 1.10. Во-первых, стремление к достижению равенства экономических результатов в различных гендерных категориях является преломлением особого взгляда на гендерное «равноправие» и «справедливость», который все еще не укоренился во многих сообществах. Во-вторых, принцип справедливости требует создания условий для свободного выбора как мужчинами, так и женщинами исполняемых ими ролей и экономических результатов, согласуясь лишь со своими предпочтениями в этом вопросе и исходя из соображений сравнительного преимущества в осуществлении различных видов деятельности. Так, нет никаких разумно обоснованных причин для того, чтобы во имя соблюдения принципа гендерного равенства принуждать женщин к выбору той же модели карьерного роста, которой следуют мужчины, если только такая модель не будет являться результатом их свободного выбора. Аналогичным образом трудно найти логическое обоснование для того, чтобы во имя гендерной справедливости заставлять юношей и девушек выбирать одни и те же программы обучения в высших учебных заведениях, если только такой выбор не будет являться результатом их собственного волеизъявления. Подобная позиция подразумевает, что равенство экономических результатов не всегда является оправданным и справедливым. Соображения обеспечения эффективности деятельности лишь подтверждают этот вывод. Уравнение ставок оплаты труда мужчин и женщин экономически эффективно лишь в том случае, если в среднем обе гендерные категории обеспечивают равный производственный вклад на рынке. Следовательно, равенство экономических результатов даже в среднестатистическом исчислении далеко не всегда оказывается справедливым или экономически эффективным. Более подробно это положение изложено во Вставке 1.1 в последующих разделах данной главы. 4


1.11. С другой стороны, неравенство возможностей и неравноправное обращение в отношении различных гендерных групп, зачастую определяемые как дискриминация по половому признаку, также являются несправедливыми и неэффективными. В основе представления о справедливости лежит принцип, согласно которому несправедливым считается определение возможностей жизнеустройства и вариантов выбора индивида при его рождении по признаку половой принадлежности. В свою очередь вышеназванные проявления гендерного неравенства имеют практические последствия для уровня благосостояния общества, эффективности функционирования экономической системы и в общем плане для показателей экономического развития и уровня бедности. Данные вопросы анализируются более подробно в последующих разделах работы.

Вставка 1.1. Гендерное равенство как равенство возможностей: почему? Справедливость. В рамках традиционной неоклассической экономической теории считается, что: • в предельном исчислении деятельность среднестатистической женщины по уходу за маленькими детьми отличается большей рентабельностью, чем аналогичная деятельность среднестатистического мужчины; • среди женщин наблюдается значительное расхождение преференций в отношении деятельности по уходу за детьми. Î С учетом средней ставки заработной платы и равенства возможностей оплачиваемого трудоустройства (то есть с учетом равенства исходных возможностей) можно предположить, что: ¾ среднестатистическая женщина скорее, чем среднестатистический мужчина, предпочтет деятельность по уходу за детьми в ущерб производственной деятельности; ¾ вероятность выбора данной стратегии поведения оказывается более высокой в отношении одних групп женщин по сравнению с другими. Î Любое проявление неравенства как результат вышеназванных процессов является оправданным и справедливым. Эффективность. Биологические различия между полами приводят к тому, что: • деятельность среднестатистической женщины по уходу за детьми отличается большей производительностью по сравнению с аналогичной деятельностью среднестатистического мужчины; • деятельность среднестатистического мужчины по выполнению служебных обязанностей отличается большей производительностью, особенно в том случае, если имеется в виду использование физической силы. Î Соображения эффективности предполагают две возможные модели поведения: ¾ с учетом средней ставки заработной платы женщины должны специализироваться на уходе за детьми, а мужчины - на производственной деятельности; ¾ при выборе варианта оплачиваемого трудоустройства среднестатистическая женщина получает более низкую заработную плату по сравнению со среднестатистическим мужчиной. Î В результате экономически оправданным представляется нарушение принципа равенства возможностей. Выводы • Неравенство экономических результатов может рассматриваться как справедливое и экономически оправданное следствие расхождений в структуре преференций и биологических различий между полами. • Неравенство возможностей и неравноправное обращение является несправедливым и экономически неэффективным (дискриминация по половому признаку).

1.12. Необходимо тем не менее отметить, что акцент на равенстве возможностей ставит вопрос о том, являются ли сами по себе различия в структуре преференций и характере сравнительных преимуществ, наблюдаемых между гендерными категориями, результатом гендерной обусловленности и социального давления11. Например, различия в структуре предпочтений могут быть обуслов_______________ 11 В техническом смысле основной вопрос заключается в эндогенном или экзогенном характере гендерных различий, проявляющихся в данных аспектах, для преобладающей гендерной системы. 5


лены системой социальных ценностей, предписывающей следование различным ролевым моделям поведения и формирование различных экспектаций в мужской и женской когортах. Основной причиной для беспокойства в данном вопросе является трудность разграничения ситуации добровольного отказа женщины от производственной деятельности в пользу занятий домашним хозяйством и ситуации, когда женщина становится «заложницей» участи домохозяйки. Лишь при условии свободного выбора женщиной данной модели социального поведения возможно сопоставление различий в экономических результатах с показателями гендерного равенства. При том что теоретическая база этого вопроса предельно ясна, на практике трудно найти эмпирические данные, отражающие процесс формирования той или иной структуры предпочтений и моделей выбора индивида. Кроме того, на формирующуюся структуру предпочтений зачастую большое влияние оказывают различные факторы социального и институционального порядка.

1.4. Почему необходимо учитывать наличие гендерного неравенства? 1.13. Вышеприведенные доводы доказывают важность обеспечения гендерного равенства. Неравноправное обращение в отношении мужчин и женщин, анализируемое в контексте трудоустройства, размера получаемого дохода, социальных пособий, доступа к услугам системы образования и здравоохранения, а также проблем эксплуатации и насилия, ухудшает качество людских ресурсов, тормозит социальное развитие и снижает эффективность экономической деятельности. Краеугольным камнем в этом вопросе является относительная оценка количества времени, находящегося в распоряжении мужчин и женщин. Времени не хватает всем, однако в большинстве культур временные затраты женщин недооцениваются по сравнению с временными затратами мужчин. Это не просто несправедливо, такая позиция вызывает цепную реакцию в плане нарушений экономического равновесия, что приводит к снижению экономической эффективности и угрожает стабильности экономического развития.

Гендерное неравенство начинается на рынке труда… 1.14. Эффективное распределение ресурсов на рынке труда требует выполнения следующих условий: • уровень занятости в мужской когорте регулируется принципом соответствия объема продукции, производимой маржинальным мужчиной, аналогичному показателю для маржинальной женщины и наоборот; • размер заработной платы всех категорий работников соответствует стоимости выпускаемой ими продукции в предельном исчислении. 1.15. Следовательно, для обеспечения эффективности функционирования рынка труда необходимо, чтобы величина вероятности трудоустройства мужчин, а в случае их трудоустройства и размер оплаты их труда были приведены в соответствие с аналогичными показателями трудоустройства женщин, демонстрирующих равную производительность труда и обладающих идентичными предпочтениями в отношении видов производственной деятельности и характеристик занимаемой должности. В случае невыполнения этого условия неоправданно увеличиваются затраты работодателей на рабочую силу, а объем производства уменьшается до предельно низких значений.

6


… а в конечном итоге приводит к различным проявлениям бедности и уязвимости 1.16. Неадекватная оценка временных затрат женщин также приводит к углублению различий в размере временных затрат гендерных категорий на оплачиваемые и неоплачиваемые виды деятельности. При этом женщины затрачивают неоправданно высокую долю своего времени на работу по дому и деятельность по уходу за членами семьи, в то время как мужчины демонстрируют склонность к перерасходу времени на рыночные виды трудовой деятельности. Кроме того, такое положение дел способствует ослаблению стимула у женщин к инвестированию средств в приобретение новых трудовых навыков и накопление человеческого капитала, что достигается путем получения образования и выбора стратегий поведения, формирующих здоровый образ жизни. Недостаточный объем человеческого капитала и низкий уровень отдачи от его использования ограничивают потенциальные возможности женщин содействовать повышению экономического благосостояния государства и своих собственных детей, что чревато возникновением существенных издержек для всего общества. Кроме того, зависимость женщины от заработков супруга обусловливает ее уязвимость в экономическом отношении в семейной жизни, особенно после вступления в брак.

Гендерное неравенство повышает уровень бедности и ставит под угрозу перспективы экономического развития 1.17. Описанная выше цепная реакция представляет собой основной механизм влияния гендерного неравенства на темпы экономического роста. Интересующихся данной проблематикой мы отсылаем к другим работам, более подробно освещающим особенности этого процесса и приводящим многочисленные эмпирические доказательства существования подобной взаимосвязи (Всемирный банк, 2001а). В дополнение к вышесказанному необходимо отметить, что имеющиеся сведения позволяют сделать вывод о том, что существование гендерного неравенства: • снижает уровень производительности труда в сельском хозяйстве и секторе самозанятости; • ухудшает перспективы экономического развития и преодоления бедности; • ослабляет систему управления государством; • снижает эффективность стратегии развития и борьбы с бедностью (Всемирный банк, 2001а, и Klasen, 1999). 1.18. Более того, последствия нарушения экономического равновесия, о котором шла речь выше, выходят за рамки влияния на темпы экономического роста и эффективность преодоления бедности, вызванной дефицитом дохода, и начинают оказывать воздействие на другие показатели бедности, такие, как объем потенциальных возможностей, степень безопасности и уровень полномочий. Выявление этих последствий и установление степени их значимости — непростая задача, однако имеется достаточно данных, подтверждающих, что, чем выше уровень гендерного неравенства в государстве, тем более актуальной становятся проблемы нехватки средств к существованию, недостаточного питания и высокого уровня заболеваемости населения, тем ниже уровень образованности и ярче проявление других форм депривации12. Наиболее тяжелым проявлением ущерба, наносимого гендерным неравенством, является его катастрофическое влияние на продолжительность и качество жизни граждан. _______________ 12 Обзор последних эмпирических данных приводится в работе Всемирного банка (2001а). 7


Неблагоприятное положение мужской когорты также относится к гендерной проблематике 1.19. В то время как во всех странах мира основное бремя гендерного неравенства оказывается непропорционально возложенным на женщин, мужская когорта также несет ряд издержек, обусловленных нормами и стереотипами гендерного поведения. Анализ опыта стран Европейского и Центрально-Азиатского региона дает удивительно красноречивое тому подтверждение: а) на территории этих государств наблюдается резкое сокращение продолжительности жизни мужчин на протяжении переходного периода; b) регистрируется довольно высокий процент отчисления юношей из учреждений среднего образования. В настоящее время существует весьма ограниченное число публикаций, в которых анализируются издержки неблагоприятного положения мужчин с точки зрения гендерной справедливости и экономической эффективности. Поэтому в своей работе мы ставим цель выявить систематические гендерные расхождения в плане экономических возможностей, вызывающие беспокойство независимо от половой принадлежности группы, чьи интересы оказываются ущемленными.

1.5. Чем обусловлена актуальность данной проблемы в странах Европы и Центральной Азии? 1.20. Вышеприведенные примеры неблагоприятного положения мужской когорты доказывают, что причины появления гендерного неравенства и его практическое проявление в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона отличаются по сравнению с другими странами мира (Всемирный банк, 2001а). 1.21. В первые годы истекшего десятилетия в различных государствах мира проводились сравнительные исследования индекса человеческого развития, выработанного в рамках ПРООН, и сопоставимой величины, отражающей особенности гендерной структуры (ИРЛРГК). Эти исследования показали, что страны Восточной Европы и Центральной Азии обладали преимуществом с точки зрения обеспечения гендерного равенства не только в сравнении со странами, сопоставимыми по размеру ВВП и расположенными за пределами данного региона, но и в сопоставлении с рядом стран — членов ОЭСР. Существование такого расхождения объяснялось: a) прежними достижениями бывших социалистических правительств в обеспечении всеобщего доступа к базовым услугам системы здравоохранения и образования и b) особым вниманием, уделяемым проблемам занятости и создания семьи, что рассматривалось как право и обязанность мужчин и женщин. 1.22. В результате широкомасштабного реформирования социально-экономической системы, осуществляемого в указанных странах на протяжении последнего десятилетия, значительно изменились уровень жизни населения и преобладающий гендерный порядок. Уменьшился объем ВВП, показатель абсолютной бедности13 увеличился в пять раз, а уровень занятости и размер заработной платы резко снизились (Всемирный банк, 2000d). Значительно вырос уровень смертности. Все это вызывает серьезную озабоченность возможной потерей положительного эффекта в сфере развития людских ресурсов, достигнутого в дореформенный период (ЮНИСЕФ, 1999). Необходимо также _______________ 13 Определяется как подушевой доход членов домашнего хозяйства в размере менее 2,15 долл. в день. 8


отметить отсутствие единообразия в оценках последствий произошедших изменений для характера гендерных отношений. Как уже говорилось, в мужской когорте наблюдалось неуклонное резкое снижение продолжительности жизни. Многие исследователи полагают, что бремя последствий переходного периода оказалось распределено непропорциональным образом с точки зрения территориального варьирования и в отношении различных гендерных категорий. При этом уместно подчеркнуть, что вопрос о гендерных последствиях переходного периода все еще остается малоизученным14, причем до настоящего времени не проводилось систематических исследований влияния изменений на уровень эффективности вновь сформированной экономической системы и потенциал ее экономического роста.

1.6. Почему необходимость придания гендерной проблематике приоритетного статуса является актуальной для стран Европы и Центральной Азии? 1.23. Предыдущие разделы главы были посвящены анализу общих последствий гендерного неравенства в контексте соблюдения принципов справедливости и экономической эффективности. Данное положение было исходной посылкой при оценке влияния переходного периода на гендерные отношения в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона. Важным экономическим основанием для учета гендерной проблематики при выработке политической стратегии и реализации программ деятельности Всемирного банка в государствах региона является все возрастающее понимание того, что существование гендерного неравенства служит причиной дополнительных издержек не только для женщин, но и для общества в целом. 1.24. Опыт государств региона, накопленный за последние годы, свидетельствует о том, что проведение гендерного анализа должно лежать в основе выработки стратегии развития стран Европы и Центральной Азии и программ содействия, оказываемого им зарубежными партнерами. К примеру, общепринятой становится точка зрения, согласно которой кажущиеся нейтральными в гендерном отношении макроэкономические реформы способны оказать различное влияние на мужскую и женскую когорты населения. Реформы могут косвенно воздействовать на сокращение или углубление гендерного разрыва в таких областях, как уровень дохода, состояние здоровья, уровень образования и качество питания. Кроме того, они могут положительно или отрицательно сказаться на уровне жизни различных групп внутри женской когорты. Одним из наиболее значимых воплощений макроэкономической политики является составление государственного бюджета, структура которого, отражающая как размер государственных расходов, так и государственных доходов, позволяет судить о приоритетных направлениях в области социальной и экономической политики. Не менее важное значение для гендерных отношений имеют вопросы организации предоставления социальных услуг, а также равного доступа к услугам системы социальной защиты и социального обеспечения. 1.25. За последнее десятилетие в странах Европы и Центральной Азии наблюдались существенное ограничение роли государства и переход к иной экономической формации, что привело к сокраще_______________ 14 Примечательным исключением является работа, выполненная в рамках ЮНИСЕФ (1999), хотя она и посвящена лишь анализу последствий для женской когорты. 9


нию размера государственного бюджета и обусловило необходимость осуществления глубокого реформирования пенсионной системы и системы социального обеспечения. Однако необходимо отметить, что по мере продолжения реформ, в принципе являющихся нейтральными в отношении гендерной составляющей, вероятно проявление различий в их последствиях для мужской и женской когорт населения. Данное обстоятельство обусловлено неодинаковостью ролей, обязанностей и возможностей последних в общественной и экономической сферах. Масштабность изменений, произошедших в различных странах региона, и их потенциальные последствия для преобладающего гендерного порядка не позволяют игнорировать гендерную проблему, поскольку, как уже подчеркивалось ранее, она оказывает значительное влияние на темпы экономического роста и уровень бедности. Следовательно, помимо соображений эффективности использования людских ресурсов и соблюдения принципа справедливости, существуют и строгие экономические расчеты в пользу необходимости углубленного изучения гендерной структуры. Было бы экономически оправданно также придать гендерной проблематике статус приоритетного направления анализа при определении размера государственных расходов и осуществлении бюджетного планирования, а также учитывать гендерную составляющую при оценке уровня бедности и разработке странами-донорами программ содействия.

10


Глава 2. Гендерное неравенство на рынке труда

2.1. До начала переходного периода правительства социалистических государств поощряли своих граждан получать образование, создавать семью, искать постоянную работу и рожать детей. Большое внимание уделялось обеспечению занятости как обязанности и гарантированного права на труд для женской и мужской когорт населения. При этом действовала схема, по которой услуги системы социального обеспечения оказывались не напрямую членам семьи, а были привязаны к месту работы. Данное положение обусловило высокую степень экономической активности мужской и женской когорт населения и относительно небольшой гендерный разрыв в заработной плате не только по сравнению с другими государствами с аналогичным уровнем дохода, но и в сопоставлении со странами Западной Европы и другими государствами — членами ОЭСР. 2.2. Однако, несмотря на активное участие на рынке труда, женщины зачастую имели репутацию работников второстепенной значимости, неспособных посвятить все свое время выполнению рабочих обязанностей и карьерному росту, поскольку должны были параллельно выполнять функции по уходу за членами семьи15. Это обусловило высокую степень гендерного разделения на рынке труда, причем такое положение усугублялось отсутствием законодательства, закрепляющего «равенство возможностей». Сейчас лишь в Венгрии и Азербайджане дискриминация по половому признаку при трудоустройстве запрещена в законодательном порядке, в то время как трудовое законодательство в ряде других стран содержит прямо противоположные нормы. Так, вводятся ограничения на сверхурочную работу для женщин вообще или женщин, имеющих детей, ограничивается их право на подземные работы или работу в ночное время, вводится запрет на выполнение ими опасной работы, сопряженной с риском для жизни и здоровья, или поездки в деловые командировки.

2.1. Дореформенный период: гендерное равенство как равенство результатов на рынке труда 2.3. В дореформенный период в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона господствовала идеология эгалитаризма, возникшая в Х1Х веке в Европе и декларировавшая «равенство прав мужчин и женщин» или «равенство всех граждан независимо от половой принадлежности». Обеспечение экономической активности женщин рассматривалось как основное средство достижения гендерного равенства, а гендерное равенство отождествлялось с равенством результатов на рынке труда для мужской и женской когорт населения (Heitlinger, 1979). Идеологическая приверженность принципу «пренебрежения половыми различиями» подкреплялась насущными экономическими потребностями в максимально полном использовании производственного потенциала женщин, равно как и их способностей по уходу за детьми (Peers, 1985). _______________ 15 См. доклад ЮНИСЕФ (1999) и материалы Международной хельсинкской федерации по правам человека (МХФПЧ, 2000). 11


Двойное бремя производственной деятельности и обязанностей по уходу за членами семьи 2.4. В Диаграмме 2.1 представлены показатели экономической активности за 1990 год, разукрупненные по гендерным категориям. Эти данные показывают, что в начале переходного периода в большинстве стран Европейского и Центрально-Азиатского региона гендерный разрыв в отношении экономической активности был незначительным. В 1990 году только в трех из 28 стран — Армении, Румынии и Литве — показатель активности женщин составлял менее 70 процентов от аналогичного показателя для мужчин. В пяти странах — Азербайджане, Македонии, Словении, Туркмении и Союзной Республике Югославии (СРЮ)16 — показатели активности женщин приближались к показателям активности мужчин или даже превосходили их. 2.5. Однако «запас прочности» гендерного равенства оказался недостаточным. Эгалитарная теория организации рынка труда, согласно которой участие в производственной деятельности занимало центральное место как в жизни женщин, так и мужчин, была оторвана от реального положения дел в сфере обеспечения гендерного равенства в частной семейной жизни. Мужчины, как и прежде, выполняли основные обязанности по материальному обеспечению семьи. При этом никто не заставлял их в равной мере с женщинами выполнять и домашние обязанности. Таким образом, несмотря на незначительный уровень гендерных различий в сфере экономической деятельности, сохранялся стереотип женщины как матери и хранительницы домашнего очага, главная функция которой заключается в заботе о членах семьи.

Диаграмма 2.1.

Показатели экономической активности женской и мужской когорт в 1990 году (в процентном выражении)

Источник: Гендерная статистика Всемирного банка.

2.6. Таким образом, несмотря на утверждения социалистической идеологии, равенство экономической активности на рынке труда не обеспечило гендерного равенства. Неизменной осталась патриархальная модель организации общества, в результате чего на женщину было возложено двойное бремя — производственной деятельности и обязанностей по уходу за детьми, выполнение ко_______________ 16 В настоящей работе термин «Союзная Республика Югославия» используется применительно к республикам Сербия (за исключением Косово) и Черногория. Такая терминология продиктована наличием статистических данных. 12


торых (в дополнение к выработке часов на рабочем месте) требовало огромных временных затрат на работу по дому без какой-либо материальной компенсации. В странах Центральной и Восточной Европы рабочая загруженность женщин составляла в среднем 70 часов в неделю, примерно на 15 часов больше, чем загруженность женщин в государствах Западной Европы (ЮНИСЕФ, 1999). При выполнении этих двойных обязанностей женщинам оказывалось активное содействие со стороны государства, однако в очень редких случаях они получали помощь от собственных супругов (МХФПЧ, 2000). Действенная поддержка государства в осуществлении многих родительских обязанностей, особенно по уходу за детьми, позволяла супругам избегать конфликтных ситуаций в семейной жизни и сглаживала возможное гендерное неравенство в вопросе распределения обязанностей в отношении работы по дому и ухода за членами семьи.

Влияние двойного бремени на возможности трудоустройства женщин 2.7. Уже подчеркивалось, что двойное бремя обязанностей, возлагавшееся на женщин, обусловило возникновение специфических проблем, связанных с их активностью на рынке труда. К их числу относятся: • высокая степень гендерного разделения; • более низкий по сравнению с мужчинами уровень оплаты труда при выполнении тех же производственных обязанностей.

Вставка 2.1. Разделение на рынке труда в дореформенный период Во всем мире женщины и мужчины занимают лидирующее положение в разных специальностях, причем те виды деятельности, в которых шире представлены женщины, зачастую предполагают более низкий социальный статус работника и меньший размер заработной платы, чем отрасли, в которых специализируются мужчины. Существующие модели разделения рабочих мест являются важной составляющей гендерных отношений на рынке труда. К примеру, высокая концентрация женщин в низкооплачиваемых видах деятельности часто рассматривается как причина их более низкого общего уровня дохода. Что касается распределения по секторам занятости, то ограниченные данные по странам Европейского и Центрально-Азиатского региона позволяют сделать вывод о том, что женщины обнаруживают склонность к трудоустройству в секторе услуг, в то время как мужчины в равной степени представлены в производственном секторе и в секторе услуг (Всемирный банк, 2001df). Вместе с тем, опираясь на данные, собранные по основным категориям занятости в ряде государств Восточной Европы, Blackburn и др. (2001) установили, что на этапе, предшествовавшем переходному периоду, в этих странах отмечался более низкий уровень разделения рынка труда по сравнению с государствами Западной Европы17. Следует отметить, что сведения, на основании которых были сделаны вышеуказанные выводы, являются слишком укрупненными, чтобы в полной мере отражать увеличение показателя разделения рынка труда в целом и по отдельным категориям занятости в регионе. Так, собраны качественные данные по ряду стран других регионов, которые свидетельствуют о склонности женщин к выбору вариантов трудоустройства с менее привлекательными характеристиками, что позволяет им избежать необходимости вступать в конкурентную борьбу с мужчинами. Кроме того, в различных сферах деятельности женщины минимально представлены в высших структурах руководства и на управленческих должностях, требующих более высокого уровня ответственности, социального статуса и оплаты труда. К сожалению, сбор данных с желаемой степенью дезагрегации и их сопоставление по различным странам являются трудновыполнимой задачей.

_______________ 17 Среднее значение коэффициента предельного соответствия составляло 0,494 по сравнению с 0,542 для стран Западной Европы (Blackburn R.M. и др., 1993). 13


2.8. Во Вставке 2.1 на основании ограниченного объема эмпирических данных по вопросу о степени разделения рынка труда в регионе дан анализ первого из заявленных выше утверждений. Согласно имеющимся сведениям, до начала переходного периода в регионе уже существовало незначительное разделение рынка труда, однако степень разделения была ниже преобладающих показателей государств Западной Европы. Это положение было обусловлено характером рынка труда в странах Европы и Центральной Азии в дореформенный период: высокой степенью его формализации и почти тотальным контролем со стороны государства. Тем не менее сохраняется озабоченность по поводу того, что именно разделение рынка труда является основной причиной гендерных различий в заработной плате. Логическое обоснование этой гипотезы приводится во Вставке 2.2.

Вставка 2.2. Разделение рынка труда и разница в оплате труда Разделение рынка труда может обусловить появление гендерного разрыва в оплате труда в силу различных причин, формулируемых в виде набора следующих гипотез: • Гипотеза «скученности» (Edgeworth, 1922, Zeller, 1972, Bergmann, 1971): установление барьеров на пути к трудоустройству во многих видах производственной деятельности приводит к концентрации женщин в ограниченном количестве специальностей: Î переизбыток предложения рабочей силы в этих специальностях; Î более низкой размер заработной платы в этих специальностях по сравнению с традиционно мужскими видами деятельности, отличающимися более низкой степенью концентрации рабочей силы. • Гипотеза «доминирующих предпочтений» (Killingsworth, 1990) (добровольная скученность). Наблюдаются систематически регистрируемые гендерные различия в структуре предпочтений в отношении нематериальной стороны трудоустройства, т.е. явление эластичности — Î происходит самораспределение мужчин и женщин по двум различным секторам рынка труда: мужчины выбирают более высокооплачиваемые, но менее привлекательные вакансии, в то время как женщины отдают предпочтение менее доходным, но более привлекательным вариантам занятости. • Гипотеза «ценовой дискриминации» (Manning, 1996). На женщин возложено больше семейных обязанностей; при этом они располагают ограниченными по сравнению с мужчинами возможностями альтернативного выбора вариантов трудоустройства и вынуждены отдавать предпочтение месту работы, расположенному ближе к дому. Î Женщины отличаются меньшей мобильностью, чем мужчины, т.е. для женской когорты характерна менее эластичная кривая предложения рабочей силы; Î работодатель, стремящийся к минимизации издержек, разделяет рынок труда на женский и мужской секторы и предлагает различные ставки оплаты труда этим двум категориям работников. В данном случае можно провести аналогию с ценовой дискриминацией со стороны производителя-монополиста. Источник: Joshi и Paci (1998).

2.9. Однако данные по выборке стран, о которых пойдет речь в последующих разделах, не подтверждают эту гипотезу. В действительности они доказывают, что роль разделения рынка труда в возникновении гендерного разрыва в размере заработной платы минимальна в большинстве стран, а в Украине значимость этого фактора измеряется в отрицательной величине18.

Существовало ли гендерное равенство на рынке труда до начала переходного периода? 2.10. Во Вставке 2.3 излагаются выводы в отношении значимости гендерных различий на рынке труда до начала переходного периода. _______________ 18 Это означает, что в Украине наблюдается концентрация женщин в относительно высокооплачиваемых специальностях. 14


Вставка 2.3. Гендерные различия на рынке труда до начала переходного периода На основании анализа гендерного неравенства, существовавшего на рынке труда до начала переходного периода, можно сделать следующие выводы: • Господствовавшая в дореформенный период идеология «пренебрежения половыми различиями» свела к минимуму гендерные различия в отношении экономической активности на рынке труда; • значительные гендерные различия сохранялись в сфере ухода за детьми, поскольку мужчины почти не принимали участия в этой деятельности; • высока вероятность того, что основная причина существовавшего разделения рынка труда и различий в оплате труда, не обусловленных расхождениями производственных характеристик, заключалась в двойном бремени обязанностей, которое несли женщины, вынужденные совмещать производственную деятельность и выполнение домашних обязанностей.

2.11. По итогам данного раздела представляется возможным констатировать, что, хотя в дореформенный период и существовали гендерные различия в отношении результатов на рынке труда, в основном они были незначительными. Имеющиеся сведения не позволяют выявить, действительно ли гендерные различия отражали неравенство экономических возможностей или они являлись следствием двойного бремени, которое были вынуждены нести женщины, пытавшиеся совместить производственную деятельность и выполнение обязанностей по уходу за членами семьи.

2.2. Переходный период, структурные изменения на рынке труда и гендерное равенство 2.12. За последние десять лет в странах с переходной экономикой отмечалось резкое уменьшение объема ВВП и ослабление роли государства, а также общее сокращение доли государственного сектора экономики. Кроме того, указанные процессы сопровождались децентрализацией и дерегуляцией экономики с переходом к рыночной модели экономической системы, причем масштаб этих изменений в разных странах был различным. В результате произошел кардинальный пересмотр относительной ценности временных затрат на производственную деятельность и деятельность по уходу за детьми и их воспитанию. Еще одним следствием проводимых реформ явилась модификация основных параметров рынка труда, который утратил такие черты, как исключительно формальный характер и государственная принадлежность, и превратился в высокополяризованную структуру, сочетающую формальную занятость в государственном секторе, которая сформировалась еще в дореформенный период, и часто неконтролируемую занятость в быстро развивающемся неформальном частном секторе. В то же время произошел переход существенной доли обязанностей по воспитанию детей от государства к членам домашних хозяйств. Предполагается, что эти изменения будут иметь важные последствия для усиления гендерного разделения труда внутри домашних хозяйств и динамики гендерного равенства в плане экономических возможностей.

Обзор основных изменений 2.13. Первоначальной реакцией предприятий на резкое сокращение объема ВВП, произошедшее в начале переходного периода, было придерживание рабочей силы в надежде на лучшие времена, однако вскоре начался рост безработицы. В то же время во многих странах отмечалось снижение показателей экономической активности. Наиболее серьезную озабоченность вызывает тот факт, что ухудшение конъюнктуры на рынке труда особенно сказалось на женской когорте. Причиной 15


этого стало усиление существовавшего в дореформенный период гендерного разрыва в отношении уровня занятости и размера заработной платы. Однако с учетом имеющихся эмпирических данных можно говорить о том, что реальная картина выглядит еще более сложной. 2.14. Переход к рыночной экономике позволил женщинам отказаться от варианта занятости на рынке труда. Как когда-то сказал М. Горбачев, одним из просчетов предшествующего политического строя был «недоучет особых прав и потребностей женщины… И все это было парадоксальным следствием нашего искреннего и политически оправданного стремления обеспечить равноправие женщин и мужчин во всех сферах жизни» (Racioppi, 1995). В одном из первых обращений к российскому народу Горбачев с гордостью заявил, что наконец-то у женщин появится возможность делать сознательный выбор между занятостью на рынке труда и деятельностью по уходу за детьми. Новые принципы перестройки нашли горячую поддержку со стороны многих женщин, которые понимали «эмансипацию» как право не работать (Buckley, 1977). В то же время «массовое низвержение социалистических идеалов прошлого нанесло серьезный ущерб социалистическому понятию гендерного равенства» и поставило под угрозу сложившуюся модель экономической активности и ее практическое воплощение (Lipovskaya, 1994). 2.15. Следствием демонтажа существовавшей ранее системы оказания поддержки семье явилось увеличение временной загруженности женщин за счет выполнения обязанностей по уходу за детьми. Одним из результатов переходного периода стало уменьшение размера государственного бюджета и резкое сокращение доли государственных расходов, выделяемых на финансирование социального сектора и стимулирование создания семьи. Отказ государства от выполнения своих обязательств в данной сфере обусловил передачу обязанностей по воспитанию детей самим родителям. Примером, иллюстрирующим такую тенденцию, является, в частности, сокращение количества государственных детских учреждений. Учитывая преобладающую патриархальную модель организации общества в странах региона, логическим следствием указанного процесса стало перекладывание обязанностей по воспитанию детей на плечи женщин. 2.16. Высокий уровень безработицы среди мужчин поставил под сомнение действенность модели организации внутрисемейных отношений по принципу «мужчина — кормилец семьи» и способствовал росту числа домашних хозяйств, в которых лидирующее положение занимала женщина. Таким образом, рост мужской безработицы, пришедшей на смену господствовавшей до начала переходного периода гарантированной полной занятости, поставил под сомнение обоснованность представления о мужчине как о кормильце семьи. Это привело к модификации иерархии власти и перераспределению права решающего голоса внутри домашних хозяйств, что в сочетании с более стабильной занятостью в традиционно «феминизированных» отраслях экономики обусловило появление модели внутрисемейных отношений, немыслимой десять лет назад: выдвижение женщины на роль кормильца семьи. Кроме того, за последнее десятилетие наблюдалась существенная модификация модели семейного строительства, сопровождаемая резким уменьшением количества зарегистрированных браков и ростом числа разводов19. Эти тенденции также способствовали закреплению положения женщины как главы семьи. Возникает вопрос, в какой мере произошедшие изменения социального статуса женщины и закрепление за ней роли главы семьи и/или единственного кормильца позволят преодолеть сложившийся на рынке труда неблагоприятный стереотип женщины как работника второстепенной значимости. Наконец, раз_______________ 19 См. главу 15, где эти тенденции анализируются более подробно. 16


мыванию существовавшей ранее модели домашнего хозяйства, во главе которого стоял мужчина — кормилец семьи, способствовали уменьшение объема ВВП и все возрастающий разрыв в размере доходов, имевшие своим следствием повышение значимости заработков женщины как жизненно необходимого средства избавления семьи от бедности и поддержания ее благосостояния. 2.17. Рыночные реформы привели к углублению неравенства в размере доходов. Рыночные преобразования, осуществлявшиеся во всех странах региона, были различными по сути, однако традиционно включали либерализацию заработной платы и цен, либерализацию торговли и приватизацию предприятий, которые ранее находились в собственности государства. Однако между странами наблюдались значительные расхождения в направлениях и темпах реформ, что обусловило разнообразие институтов рынка труда в регионе. На смену существовавшей ранее централизованной системе установления ставок оплаты труда пришли новые организационные схемы. Они варьировались от децентрализованной модели заключения трудовых соглашений на уровне отдельного предприятия (данная схема действовала в России и других республиках БСС) до модели заключения коллективных трудовых договоров, принятой в странах Восточной Европы. Аналогичным образом размер минимальной заработной платы оставался достаточно высоким в ВосточноЕвропейских государствах, однако был существенно урезан под воздействием инфляции в России и Украине. В Украине размер минимальной заработной платы уменьшился с 30 процентов от среднего размера заработной платы до начала переходного периода до одного процента в 1995 году, в то время как в Польше он остался на уровне 42 процентов. Вышеуказанная тенденция свидетельствует о наличии территориального варьирования, наблюдаемого в отношении России и Украины, с одной стороны, и стран Восточной Европы, с другой. В бывших республиках СССР введение децентрализованной схемы установления ставок оплаты труда, сопровождавшееся уменьшением размера минимальной заработной платы, привело к резкому увеличению неравенства доходов за последние десять лет. В государствах Восточной Европы эта тенденция оказалась гораздо менее выраженной, поскольку относительно высокий размер минимальной заработной платы позволил защитить доходы наиболее уязвимых категорий населения. 2.18. Трансформация экономической системы также обусловила изменение характеристик занятости. Процесс либерализации цен и торговли, а также приватизация предприятий, находившихся в собственности государства, хотя и осуществлялись медленными темпами в некоторых странах, спровоцировали кардинальные изменения параметров рынка труда. Модель полной занятости на исключительно формальном рынке труда, в структуре которого ведущим (а зачастую и единственным) работодателем являлось государство, была заменена широким спектром более гибких схем занятости, причем этот процесс сопровождался увеличением доли неформального сектора занятости. Многие аналитики усматривают в данной тенденции причину для беспокойства. Логическое обоснование такой позиции приводится в рамках теории двойного рынка труда, основные положения которой изложены во Вставке 2.4. 2.19. Данная теория обращает внимание на негативные стороны неформального рынка труда, приравнивая его к вторичному рынку. Однако в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона подобное различие зачастую оказывается размытым. В ситуации, когда формальная занятость почти всегда означает трудоустройство в государственном секторе, предполагающее очень низкий уровень оплаты труда, а во многих случаях и полное отсутствие заработной платы, занятость в неформальном частном секторе способна обеспечить более высокий уровень дохода и по мере сокращения доли государственного сектора — более стабильную работу. Особую значимость применительно к частному не17


формальному рынку труда имеет разграничение категорий «работодателей», нанимающих служащих на постоянную работу, и «самозанятых» работников, не обязательно нуждающихся в помощи временных сотрудников и/или членов семьи. В структуре сформировавшегося в результате переходного периода частного рынка труда, отличающегося высокой степенью дерегуляции, вышеобозначенные категории обнаруживают существенные расхождения в отношении показателя стабильности дохода (или его отсутствия) и условий труда. Работники первой категории могут рассчитывать на стабильный и высокий доход, в то время как статус частного предпринимателя нередко ассоциируется с высоким уровнем нестабильности трудоустройства и отсутствием защищенности. Следовательно, не все модели «неформального» трудоустройства отвечают признакам вторичного сектора: статус «самозанятого» работника, несомненно, является одной из форм первичного трудоустройства на существующем сейчас в странах региона рынке труда.

Вставка 2.4. Теория двойного рынка труда ◊

Рынок труда делится на два неконкурирующих сектора: первичный и вторичный.

Занятость в первичном секторе гарантирует довольно высокий уровень оплаты труда, стабильное трудоустройство, хорошие условия трудовой деятельности и возможности карьерного роста.

Занятость во вторичном секторе предполагает низкую заработную плату, нестабильное трудоустройство, бесперспективную работу, плохие условия труда и низкую отдачу от образования.

Перемещение рабочей силы между секторами строго ограничено и носит асимметричный характер: переход из вторичного в первичный сектор почти невозможен.

Источник: Jeremy Bulow и Lawrence Summers (1986).

2.20. На протяжении последнего десятилетия процессы приватизации и дерегуляции экономики, сопровождавшиеся ухудшением экономических условий и ростом уровня бедности, обусловили перераспределение структуры занятости от первоначально преобладающего трудоустройства в государственном секторе в пользу трудоустройства на менее формальном частном рынке труда. Возникает вопрос, для какой когорты населения — мужчин или женщин — последствия данного процесса оказались более ощутимыми, а также в какой мере перераспределение структуры рынка труда могло способствовать повышению их уязвимости. 2.21. Эмпирические данные свидетельствуют о том, что в историческом и общемировом контексте на вторичном, неформальном рынке труда в большей степени представлены социальные меньшинства и женщины (Goldin, 1986). Однако в настоящее время в странах региона собрано мало данных по этому вопросу, что требует тщательного изучения структуры неформального сектора, и особенно тех его аспектов, которые имеют непосредственное значение для гендерной проблематики, хотя проведение такого исследования затрудняется ограниченностью практических данных. Даже там, где эти сведения имеются, их обработка осложняется из-за отсутствия международно признанной терминологии, а также возможностей учета мелких и зачастую нерегистрируемых предприятий. Качественные данные говорят о существовании все увеличивающегося гендерного разрыва в отношении показателей активности на неформальном рынке труда, особенно в странах Центральной Азии, где женщины все чаще оказываются занятыми в уличной розничной торговле, на мелких или домашних предприятиях, производящих товары народного потребления, а также в международной торговле. Сведения по Таджикистану представлены во Вставке 2.5. 18


Вставка 2.5. Активность женщин на неформальном рынке труда в Таджикистане В Таджикистане наблюдается увеличение экономической активности женщин на рынке труда, в основном в неформальном секторе. Поддержание необходимого для элементарного выживания уровня дохода как в сельских, так и в городских семьях требует трудоустройства всех членов семьи и их активного участия в обеспечении дохода. Важной тенденцией в агросекторе является увеличение активности женщин (и детей) на стадии производства и сбыта продукции. В предшествующий период женщины трудились главным образом на приусадебном участке, однако в настоящее время расширяется их участие в производственной деятельности колхозов, в основном в операциях по сбору хлопка и сбыту произведенной продукции. Женщины также заняты в производстве молочной продукции, а также в обработке и прядении шерсти. Мужчины заняты главным образом обработкой земли или работают по найму на арендуемых земельных угодьях крупных арендаторов. Они также выполняют основной объем работы в животноводческой отрасли: занимаются выпасом скота, племенным животноводством и реализацией выращенного скота. Многие мужчины, особенно молодежь и мужчины старших возрастных категорий, имеющие взрослых детей, ищут работу за рубежом, в странах СНГ, и высылают денежное содержание своим семьям. Мальчики активно занимаются уходом за скотом (доят коров, собирают сено, ухаживают за домашними животными), девочки же помогают взрослым в работе на приусадебном участке и ухаживают за младшими братьями и сестрами. Активность женщины на рынке труда является в некотором роде продолжением ее работы по дому. В то время как женщины занимаются продажей хлеба, фруктов, овощей, трав и молочной продукции, мужчины продолжают доминировать в большинстве высокооплачиваемых видов торговой деятельности, сопряженных с риском, в частности таких, как торговля скотом. В городских семьях, где земельный участок не является основным источником средств к существованию, женщины и дети все более активно участвуют в рыночной деятельности. Производственная деятельность женщин сводится к индивидуальному пошиву одежды и розничной торговле. Источники: Всемирный банк, 2001с; Всемирный банк, 1996; Всемирный банк, 2000е.

Обзор основных последствий произошедших изменений для гендерной составляющей 2.22. Перемены, о которых шла речь выше, имели важные последствия для положения мужчин и женщин на рынке труда. После резкого сокращения количества государственных детских учреждений и падения уровня занятости велась пропаганда с целью склонить женщин к отказу от работы на производстве в пользу деятельности по воспитанию детей при сохранении обязательств государства по предоставлению оплачиваемого отпуска по беременности и родам. Предполагалось, что в сочетании с эффектом от вновь приобретенной свободы выбора между производственной деятельностью и деятельностью по воспитанию детей данное положение окажет стимулирующее воздействие на перераспределение предпочтений женщин и побудит их к отказу от трудоустройства на оплачиваемую работу в пользу деятельности по воспитанию детей и уходу за членами семьи. Кроме того, вследствие произошедших изменений прогнозировалось возможное возникновение отрицательного стимула к получению образования у девочек (Fong и Lokshin, 2000; Lokshin, 2000). С другой стороны, считается, что рост безработицы среди мужчин оказал стимулирующее воздействие на активность женщин на рынке труда, а также спровоцировал падение привлекательности традиционной модели внутрисемейных отношений, построенной по принципу «мужчина — кормилец семьи». Кроме того, возможно, что рост мужской безработицы обусловил сокращение гендерного разрыва в размере доходов. Наконец, можно предположить, что расширение неформального рынка труда стимулировало перераспределение структуры женской занятости, имевшее следствием сокращение трудоустройства в формальном секторе. 2.23. Теоретическое обоснование последствий реформ в экономике для экономической активности населения дается в рамках неоклассической теории предложения рабочей силы. Согласно этой теории, размывание модели «мужчина — кормилец семьи» должно стимулировать активность жен19


щин на рынке труда и привести к сокращению гендерного разрыва в размере доходов вследствие уменьшения разделения рынка труда и сокращения гендерной дискриминации. Кроме того, рост уровня безработицы среди мужчин способен оказать аналогичное воздействие на структуру занятости из-за появления дополнительной нагрузки на семейный бюджет. Однако логично предположить, что расширение возможностей выбора в отношении схем распределения времени и возникновение дополнительных временных затрат приведут к уменьшению активности женщин на рынке труда. Следовательно, априори почти невозможно предсказать, как именно изменения, вызванные переходным периодом, повлияют на показатель активности женщин на рынке труда. Общепризнанным считается мнение о том, что в последние годы произошло снижение показателя экономической активности женщин, сопровождаемое увеличением гендерного разрыва как в отношении показателей активности, так и применительно к заработной плате. Однако имеющиеся эмпирические данные не позволяют с абсолютной достоверностью подтвердить это заявление. 2.24. Наконец, настало время ответить на следующий вопрос: каким образом изменения в схеме установления уровня оплаты труда и распределения доходов повлияли на гендерные различия в размере заработной платы. Предполагается, что кардинальные изменения институциональной структуры, происшедшие в различных странах региона на протяжении последних десяти лет, оказали существенное воздействие на гендерный разрыв в размере заработной платы благодаря влиянию на: а) общую структуру заработной платы и b) факторы, непосредственно связанные с гендерной структурой, такие, как степень гендерной дискриминации и показатель относительной производительности. Распространение существующих схем распределения доходов на территории региона закрепило неблагоприятное положение женщин по сравнению с мужчинами, поскольку еще в дореформенный период отмечалась высокая концентрация женщин в сферах занятости, характеризующихся наиболее низким уровнем оплаты труда. В то же время в условиях частного рынка труда, отличающегося менее формальным характером и более децентрализованной схемой определения размера заработной платы, возможно изменение принципов рыночной оценки профессиональных навыков и уровня гендерной дискриминации. Поскольку во всех странах региона женщины отличаются более высоким уровнем образования по сравнению с мужчинами, увеличение отдачи от образования должно привести к росту заработков женщин по сравнению с доходом мужчин. Но, как и в предыдущем случае, трудно прогнозировать априори последующее увеличение или сокращение гендерной дискриминации в рамках новой структуры рынка труда. С одной стороны, вполне вероятно, что работодатели получат дополнительные возможности для продолжения дискриминационной политики. С другой стороны, возросший уровень конкуренции и сокращение размера бюджета могут обусловить отказ от дискриминационной политики как экономически малоэффективной.

2.3. Динамика показателей гендерного равенства на рынке труда 2.25. С тем чтобы оценить последствия перемен, произошедших в период перехода к рыночной экономике, для динамики показателей гендерного равенства на рынке труда, рассмотрим основные направления изменения следующих индикаторов: • гендерный разрыв в показателях экономической активности и тесно связанный с ним разрыв в уровне безработицы и показателях занятости; • различия в моделях занятости; • разница в оплате труда. 20


Гендерный разрыв в показателях экономической активности 2.26. Ключевым показателем активности на рынке труда является уровень экономической активности20. В Диаграмме 2.2 представлено соотношение показателей активности по женской и мужской когортам за 1999 год в различных государствах Европейского и Центрально-Азиатского региона. Сопоставление цифровых данных с аналогичными показателями по ряду стран Западной Европы позволяет сделать вывод о сохранении достаточно высокого уровня активности женщин. Лишь в Боснии и Герцеговине соотношение этих показателей по гендерным категориям составило ниже 70 процентов (55 процентов) и менее чем в одной четвертой всех государств региона оказалось ниже 80 процентов.

Диаграмма 2.2.

Сопоставление показателей активности женщин и мужчин за 1999 год

Условные обозначения: показатели активности, соотношение показателей по женской и мужской когортам, 1999 год. от 0,55 до 0,69 от 0,70 до 0,79 от 0,80 до 0,89 от 0,90 до 1,02 Примечание. Соотношение показателей активности по женской и мужской когортам по выборке европейских государств имеет следующие значения: 0,76 — для Германии, 0,60 — для Греции, 0,62 — для Италии, 0,59 — для Испании, 0,95 — для Швеции и 0,79 — для Великобритании.

Источник: гендерная статистика Всемирного банка.

2.27. В Диаграмме 2.3 представлены официальные данные об уровне гендерных различий в отношении показателей активности в странах региона на начало переходного периода (или на самый ранний год, по которому имеются статистические данные) и на последний год, по которому уже собраны сведения. Превалирующей тенденцией является сокращение гендерных различий во всем регионе. Ни в одном из государств региона, за исключением Боснии и Герцеговины, не произошло существенного сокращения соотношения показателей активности по женской и мужской когортам. Более того, почти в двух третях стран отмечался рост показателей активности женщин по сравнению с аналогичным показателем для мужчин, хотя стоит отметить, что в лишь Армении это превышение составило более 5 процентов. Как видно из таблиц А2.45 и А2.44, представленных в Статистическом приложении, такая динамика обусловлена тем, что: а) в 11 из 28 стран произошло падение показателя активности в мужской когорте, b) в 17 странах наблюдался рост показателя активности в женской когорте и лишь в 6 странах произошло его снижение. _______________ 20 Данный показатель определяется как процентная доля экономически активных индивидов в совокупной численности населения трудоспособного возраста. 21


Диаграмма 2.3.

Тенденции изменения гендерных различий в отношении показателей активности

Источник: Гендерная статистика Всемирного банка.

2.28. В сочетании с уменьшением численности мужчин трудоспособного возраста во многих странах (вызванным высоким уровнем смертности и участившейся эмиграцией за пределы страны)21 вышеназванные тенденции обусловили общее увеличение доли женщин в численности рабочей силы за последние десять лет. 2.29. Однако, как отмечается во Вставке 2.6, подобные выводы следует делать с максимальной осторожностью, поскольку: • вполне вероятно, что динамика показателей, представленная в официальных статистических отчетах по странам региона, не полностью отражает масштабы экономической активности как мужчин, так и женщин, ибо при составлении официальной статистики из рассмотрения исключаются те виды деятельности, которые находятся за рамками Системы национальных счетов;22 • степень недооценки, скорее всего, окажется выше для женской когорты, чем для мужской, поскольку в вышеуказанных видах деятельности в основном заняты именно женщины; • как представляется, масштабы недооценки возрастали по мере реализации программы либерализации рынка и укрепления позиций неформального сектора.

_______________ 21 Более подробный анализ приводится в последующих главах работы. 22 Аналогичное искажение структуры данных выявляется и при анализе результатов обследований состояния рабочей силы, которые подтверждают общий вектор указанных трендов. 22


Вставка 2.6. Возможное нарушение гендерного равенства в стандартном определении экономической активности Стандартное определение экономической активности ограничено рамками производственной деятельности, учитываемой Системой национальных счетов (ООН, 1993). Все виды деятельности, выходящие за установленные рамки, лишаются статуса экономической деятельности, а лица, занимающиеся ими, рассматриваются как экономически неактивные. Î Традиционная статистика показателей занятости исключает производство услуг в секторе «самозанятости». В этом виде деятельности непропорционально высока доля женщин. • Даже те виды деятельности, которые ориентированы на рынок, но осуществляются в ограниченных масштабах, как правило, исключаются из рассмотрения при сборе статистических данных, особенно если их реализацией заняты женщины. Основной причиной такого положения служит бытующее ошибочное мнение о том, что работа женщин на небольшом предприятии или в домашнем хозяйстве является одним из видов ее домашней работы и, следовательно, выходит за установленные рамки экономической производственной деятельности. Данное заблуждение наиболее активно эксплуатируется в отношении сельскохозяйственных районов. • В настоящее время не существует достаточно полных данных по странам Европейского и ЦентральноАзиатского региона для расчета объема работы, выполняемого женщинами в сельскохозяйственных районах и необходимого для поддержания элементарного прожиточного уровня. В аграрном секторе занята значительная доля рабочей силы, особенно в государствах Азиатского региона, а также в некоторых других странах, в частности в Румынии, Польше и Албании. Вполне вероятно, что в условиях все увеличивающихся масштабов бедности и уменьшающейся стабильности трудоустройства многие женщины в этих странах предпочли неоплачиваемое трудоустройство на базе домашних хозяйств. Неясно, в какой мере эти виды деятельности были учтены при составлении официальной статистической отчетности. Î Показатели активности женщин могут недооцениваться в отличие от показателей активности мужчин.

2.30. С другой стороны, в данном вопросе возможно влияние более сложного явления, характерного лишь для стран с переходной экономикой и имеющего своим следствием значительную переоценку действительных показателей активности. Дело в том, что реструктуризация экономики, которая осуществлялась в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона, обусловила прекращение производственной деятельности многими предприятиями, ранее находившимися в собственности государства, без прохождения процедуры официального закрытия. В большинстве случаев работники таких предприятий все еще числятся в категории занятых, хотя в действительности они больше не работают. Априори невозможно судить, связано ли это явление с нарушением гендерного равенства, хотя анализ данных по домашним хозяйствам может до некоторой степени прояснить этот вопрос. 2.31. Учитывая указанные выше погрешности, неудивительно, что в результате анализа сведений, полученных в ходе обследования ряда домашних хозяйств (см. Табл. 2.1), получается несколько иная картина по сравнению с результатами официальных статистических исследований. Основные различия проявляются в следующем: • За исключением Болгарии, средние показатели активности, заявленные в ОУЖ, оказываются гораздо ниже официальных данных. Подобное положение особенно справедливо для Центрально-Азиатских республик, по которым собраны статистические данные, в частности для Таджикистана и Киргизии. • В то время как данные ОУЖ в Молдавии и Болгарии свидетельствуют о более высокой активности женской когорты по сравнению с мужской, в других странах регистрируются гораздо более низкие показатели активности женщин в сопоставлении с мужчинами. 23


Приходится с сожалением констатировать, что, для того чтобы сформировать какое-то представление о динамике гендерных различий, требуется многочисленное повторное обращение к данным ОУЖ, но лишь немногие страны располагают такими сведениями. Следует, однако, признать, что итоговая картина по Таджикистану и Косово говорит о значительно более ущемленном положении женщин в плане активности на рынке труда.

Таблица 2.1. Показатели экономической активности* и уровня безработицы, выявленные при обследовании уровня жизни Страна (год) Армения (1999) Киргизия (1998) Таджикистан (1999) Молдавия (2000) Болгария (1999) Косово (2001)

Показатели активности* женщины мужчины 55,9 72,7 53,4 71,0 33,50 52,08 71,14 69,66 66,09 30,02

75,97 65,79

ж/м 0,77 0,75 0,64 1,02 0,87 0,46

Уровень безработицы* женщины мужчины 24,9 27,1 5,6 6,5 8,19 8,53 8,03 6,17 32,64 15,23

31,69 12,83

ж/м 0,92 0,86 0,96 1,30 1,03 1,19

Различия в масштабах безработицы 2.32. Еще одним важным показателем наличия (или отсутствия) возможностей трудоустройства на рынке труда является уровень безработицы. Существование формальной безработицы — достаточно новое явление в странах исследуемого региона, поскольку в период коммунистического правления всем гражданам трудоспособного возраста было гарантировано соблюдение права на труд. Однако в новых рыночных сообществах, формирующихся в государствах региона, в последние годы отмечается быстрый рост безработицы, причем оценка ее подлинных масштабов сопряжена с рядом трудностей, а проведение межгендерного сопоставления показателей представляется весьма сложной задачей, что обусловлено сложностью процедуры практического измерения исследуемых параметров и различием используемых определений и критериев отбора данных (альтернативные определения безработицы представлены во Вставке 2.7). 2.33. В Таблице 2.2 представлены официально зарегистрированные данные о показателях безработицы по гендерным категориям за определенный период времени. На основании их анализа можно заключить, что, несмотря на общую тенденцию к резкому повышению уровня безработицы как в мужской, так и в женской когортах, в двух третях стран региона наблюдался более существенный рост безработицы среди мужчин, причем в некоторых странах это превышение оказалось весьма значительным. Ситуация такова, что за последний год, по которым имеются данные: • только в Армении был зарегистрирован более высокий уровень безработицы женщин, чем мужчин (в три раза выше); • в Азербайджане и Польше безработица среди женщин превысила аналогичные показатели для мужчин соответственно на 50 и 35 процентов; • в Эстонии, Литве и Венгрии уровень безработицы мужчин оказался почти на 20 процентов выше, чем уровень безработицы женщин. 24


Вставка 2.7. Возможное нарушение гендерного равенства в стандартных определениях безработицы Информация, позволяющая оценить масштабы безработицы, может быть получена из двух источников. • Данные статистических обзоров. При использовании международных стандартов оценки безработицы к категории безработных относятся все лица, которые: ◊ не имеют постоянной работы; ◊ в настоящее время являются трудоспособными; ◊ активно ищут работу (МОТ, 1995). Î При подсчетах не учитываются безработные, разочарованные безрезультатными попытками найти работу, или пассивные безработные. Данные по странам, в которых было принято менее жесткое определение безработицы для учета пассивных безработных, свидетельствуют о преобладании женщин в этой категории (ООН, 1995). В странах с переходной экономикой в период сокращения предложения рабочих мест и уменьшения государственных ассигнований на программы поддержки семьи и социального обеспечения населения, имеющие целью оказать содействие женщинам в реализации их семейных обязанностей, женщины могут скорее потерять надежду на трудоустройство, чем мужчины, ищущие работу. Î В структуре данных вероятнее недооценка уровня безработицы женщин по сравнению с уровнем безработицы мужчин. • Данные, полученные из реестра учета безработных. Этот вид сведений поступает из реестров учета безработных, заполняемых в местных учреждениях по трудоустройству. Использование подобного источника информации также не может гарантировать точность подсчетов, поскольку: ◊ доступность этих реестров для мужчин и женщин может быть неодинаковой; ◊ в том случае, если система социального обеспечения предусматривает различные требования к установлению социальных прав для мужчин и женщин, возможно расхождение стимула к регистрации по гендерным категориям. Î Вероятна недооценка уровня безработицы женщин по сравнению с аналогичными показателями для мужчин.

Таблица 2.2. Динамика гендерных различий в отношении показателей безработицы Страна

1992 1995 1998 Женщины Мужчины Ж/M Женщины Мужчины Ж/M Женщины Мужчины Ж/M

Армения Азербайджан Белоруссия Болгария Хорватия Чехия Эстония

-0,2 0,7 -20,1 3 3,4

-0,1 0,2 -14,8 2,2 3,9

Венгрия Латвия Литва Македония Польша Румыния Российская Федерация Словакия Словения Таджикистан Украина Узбекистан

8,7 2,8 2,8 32,5 15,5 10,3 5,2 11,7 10,8 0,4 -0,3

10,7 1,8 4,3 22,1 11,9 6,2 5,2 11,1 12,1 0,4 -0,2

2,00 3,50 1,36 1,36 0,87 0,81 1,56 0,65 1,47 1,30 1,66 1,00 1,05 0,89 1,00 1,50

-1 3,3 16,8 -4,8 8,8

-0,6 2,2 16,2 -3,5 10,6

8,7 18 -41,7 14,7 8,6 9,2 13,8 7 2,1 4,9 0,5

10,7 19,7 -31,9 12,1 7,5 9,7 12,6 7,7 1,9 6,3 0,3

25

1,67 1,50 1,04 1,37 0,83 0,81 0,91 1,31 1,21 1,15 0,95 1,10 0,91 1,11 0,78 1,67

15 1,4 --12,1 -8,6

4,9 0,9 --11,9 -10,4

3,06 1,56

7 14,1 12,4 -12,3 6,1 13 12,6 7,7 -10,8 --

8,5 13,5 14,5 -9,1 6,5 13,6 11,4 7,6 -11,9 --

0,82 1,04 0,86

1,02 0,83

1,35 0,94 0,96 1,11 1,01 0,91


2.34. Озабоченность вызывает тот факт, что государства, в которых было зарегистрировано превышение уровня безработицы женщин по сравнению с уровнем безработицы мужчин, достигли наибольшего прогресса в проведении экономических реформ. Об этом свидетельствуют довольно высокие темпы их экономического роста за последние несколько лет. К числу таких стран относятся Словения, Чехия, Венгрия и Польша. 2.35. Учитывая неполный характер определения уровня безработицы на базе данных государственного реестра учета безработных, в Диаграмме 2.4 представлена динамика гендерных различий в показателях безработицы по тем странам, в отношении которых возможно определение уровня безработицы на основании данных статистических обследований. Тенденции, выявленные в этом направлении, оказываются сходными с теми, которые были описаны выше. Польша, Чехия, Хорватия, СРЮ и Киргизия оказываются теми немногими странами, в которых уровень безработицы женщин превысил уровень безработицы мужчин. Кроме того, данные, представленные в Таблице А2.53 Приложения 2, свидетельствуют о том, что из всех стран, по которым выстроены временные тренды, лишь в Украине, Польше, Хорватии и в меньшей степени в Венгрии отмечалось значительное превышение уровня безработицы женщин по сравнению с аналогичным показателем для мужчин. Диаграмма 2.4.

Гендерные различия в уровне безработицы, определение уровня безработицы на основании данных статистических обследований (1995—1999)

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

2.36. В заключение необходимо отметить, что имеющиеся данные по показателям безработицы могут занижать уровень безработицы женщин по сравнению с уровнем безработицы мужчин, поскольку риск отнесения незанятых женщин в категорию экономически неактивного населения оказывается гораздо выше по сравнению с аналогичной группой в мужской когорте, о чем шла речь выше во Вставке 2.7. 26


Различия в показателях занятости 2.37. Альтернативным способом оценки гендерных различий, существующих в показателях активности на рынке труда, является анализ уровня занятости. Однако достоверные данные по показателям занятости представлены лишь в немногих источниках, таких, как ОСРС и данные других статистических обследований, собранные по ограниченному числу государств и отражающие занятость только в формальном секторе экономики. 2.38. В Диаграмме 2.5 представлены данные о доле женщин в общей численности занятого населения по тем странам, в которых в 1999 году было проведено ОСРС. Их анализ позволяет сделать вывод о том, что в 1999 году во всех странах женщины составляли значительную часть занятых и только в Македонии доля женщин в общей численности занятых оказалась менее 40 процентов, точнее 38 процентов, а в двух странах — Молдавии и Эстонии — они составляли более половины занятых.

Диаграмма 2.5. Доля женщин в общей численности занятых в 1999 году

Условные обозначения. Доля женщин в общей численности занятых в 1999 году: данных нет; менее 45 процентов; от 45 до 49 процентов; свыше 50 процентов.

Источник: Гендерная статистика Всемирного банка.

2.39. Несмотря на то что выявление динамики показателей занятости сопряжено с рядом трудностей (обусловленных прежде всего тем, что традиция проведения ОСРС в большинстве стран установилась сравнительно недавно), данные, представленные в Диаграмме 2.6, свидетельствуют о том, что за последние пять лет доля женщин в общей численности занятых в основном оставалась стабильной, а в некоторых странах, особенно в Эстонии, СРЮ и Македонии, отмечалось незначительное увеличение этого показателя. 2.40. Наконец, в Диаграмме 2.7 дана динамика участия женщин по возрастной группе от 20 до 24 лет в общей численности занятых. По результатам анализа этого показателя можно сделать два важных вывода: 27


Диаграмма 2.6. Процентная доля женщин от общего количества занятых (по результатам ОСРС)

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

Диаграмма 2.7. Процентная доля женщин в возрастной группе от 20 до 24 лет от общего количества занятых (по результатам ОСРС)

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

28


Соотношение, выявленное в данной возрастной группе, обычно оказывается более низким по сравнению с аналогичным показателем для всего населения. Частично это обусловлено более высокой численностью девушек в учреждениях системы высшего образования, а также снижением продолжительности жизни мужчин (что приводит к сокращению численности мужчин старшей возрастной группы на рынке труда). Однако возможно присутствие в данном процессе и других факторов23. Хотя выявленные тренды являются преимущественно горизонтальными (что предполагает незначительную динамику рассматриваемого соотношения с течением времени), в ряде стран произошло некоторое увеличение данного показателя за последние несколько лет.

Гендерные различия в статусных отношениях и моделях занятости 2.41. Во всех странах региона за последнее десятилетие произошло выделение двух категорий работников: самозанятые и работники, занятые на дому. Во всем мире распределение работников по названным категориям происходит по четко обозначенным гендерным моделям. 2.42. В соответствии с этими моделями женщины в странах региона оказываются «занятыми на дому» в среднем в два раза чаще, чем мужчины24. Исключением из общего правила являются Балтийские государства. В Латвии и Литве гендерные различия в данном виде занятости представляются крайне незначительными, а в Эстонии мужчины оказываются занятыми в семейном бизнесе в два раза чаще, чем женщины. Уровень гендерных различий в отношении численности самозанятых существенно варьируется на территории государств региона, однако в целом этот показатель сопоставим с аналогичными данными по странам — членам ЕС. Гендерные различия в указанном аспекте проявляются в наивысшей степени в Эстонии, где мужчины заняты в секторе индивидуальной трудовой деятельности в четыре раза чаще по сравнению с женщинами. Напротив, наименее существенные гендерные расхождения в секторе самозанятости характерны для соседних с Эстонией стран — Польши, Латвии и Литвы, где этот показатель приближается к отметке 25 процентов (МОТ, 2000). Как свидетельствует мировая статистика по структуре сектора самозанятости, мужчины чаще являются работодателями, в то время как женщины скорее склонны выступать в роли самостоятельных хозяев. В настоящий момент мы не располагаем данными, отражающими специфику отдельных регионов в этом вопросе, что в некоторой степени обусловлено относительно небольшим удельным весом частных предпринимателей, выступающих в роли работодателей, во многих государствах Европейского и Центрально-Азиатского региона. 2.43. В странах, по которым имеются статистические данные, в настоящее время существенно возрастает роль малых и средних предприятий (МСП) в обеспечении рабочих мест (Kruitkiene, 1999). Для прогнозирования и мониторинга развития гендерных отношений на рынке труда необходима оценка степени гендерных различий в процессе создания и управления такими предприятиями, а также причин их возникновения. Следовательно, все возрастающее внимание уделяется вопросам участия женщин в секторе МСП. _______________ 23 См. главы, посвященные системам здравоохранения и образования. 24 Необходимо, однако, помнить о том, что в определенной степени данные показатели гендерных различий могут рассматриваться как статистический артефакт, поскольку в результате сообщения недостоверных сведений и неверной классификации показателей активности женщин последние часто оказываются отнесенными к группе «занятых на дому», в то время как в действительности они являются самозанятыми. Особенно верно данное утверждение в отношении сельских районов. 29


2.44. Ограниченный объем эмпирических данных свидетельствует о том, что показатели экономической активности женщин, хотя и остаются ниже аналогичных показателей для мужской когорты, в последнее время демонстрируют тенденцию к росту во многих странах. Тем не менее сбор данных по МСП является весьма трудоемким процессом. Даже тогда, когда в стране осуществляется регулярный сбор данных по различным предприятиям, классификация последних по размеру и гендерной структуре занятых проводится лишь в редких случаях. Особенно недостаточно сведений о гендерных различиях в доступе к ресурсам, кредитованию, сетям и рынкам сбыта, а также о типах предприятий и характере трудностей в организации их работы. В следующей главе приводится более подробный анализ этого перечня вопросов. 2.45. Что касается предпочтений в отношении сектора занятости, немногочисленные данные, собранные по странам региона, показывают, что женщины обнаруживают склонность к трудоустройству в сектор услуг, в то время как мужчины пропорционально представлены как в производственном секторе, так и в секторе услуг. За последнее десятилетие за счет сокращения численности занятых в промышленности и в меньшей степени в сельском хозяйстве произошло увеличение числа занятых в секторе услуг по обеим гендерным категориям. Этот фактор может оказаться полезным для объяснения роста женской занятости, регистрируемого в некоторых странах. Исключениями из общего правила являются Румыния и Киргизия, где доля населения, занятого в сельском хозяйстве, возрастает и в настоящее время обеспечивает 40 процентов занятости в женской когорте. 2.46. При использовании данных, отличающихся меньшей степенью агрегации, как это делают Blackburn и др. (2001), выясняется, что в государствах Восточной Европы за последние десять лет возросла степень гендерного разделения и этот показатель приблизился к значениям, характерным для стран Западной Европы и других высокоразвитых индустриальных государств. Подобное утверждение не отражает в полной мере уровень существующего гендерного разделения, поскольку основано на данных, отличающихся слишком высокой степенью агрегации, чтобы адекватно отражать масштабы роста этого показателя в регионе. Уровень разделения оказывается ниже в тех отраслях, в которых менее ярко выражена специализация по видам занятости. По мере того как развитие частного сектора в исследуемых странах стимулирует возникновение все новых возможностей трудоустройства, становится вероятным закрепление доминирующей роли мужчин или женщин в тех или иных видах деятельности в зависимости от их статусных характеристик и размера предлагаемой заработной платы. Как уже отмечалось, эмпирические данные по странам других регионов демонстрируют склонность женщин к выбору вакансий, отличающихся более низкой привлекательностью, что избавляет их от необходимости вступать в конкурентную борьбу с мужчинами. К сожалению, сбор сведений с желаемой степенью дезагрегации и их сопоставление по разным странам являются трудновыполнимой задачей.

Гендерные различия в размере заработка 2.47. В Таблице 2.3 представлены данные о соотношении размера среднего ежемесячного дохода женщин и мужчин по выборке стран, по которым имеются сопоставимые статистические показатели. В целом гендерные различия в размере заработка, наблюдаемые в государствах региона, оказываются приблизительно сопоставимыми с аналогичными показателями по странам Западной Европы или даже менее выраженными, причем в настоящее время в этих государствах наблюдается тенденция к сокращению гендерного разрыва. Согласно имеющимся статистическим данным по всем 17 странам, гендерное соотношение удерживается на уровне 70 процентов или выше (в Болгарии было 69,1, а в России — 69,5 процента). В пяти странах оно значительно превышает 80 про30


центов25. Явным аутсайдером является Азербайджан, где уровень дохода женщин едва превышает 50 процентов от уровня дохода мужчин. 2.48. Где это было возможно, проведенный сопоставительный анализ по временным интервалам показал, что в большинстве стран соотношение размера дохода в женской и мужской когортах оставалось неизменным или несколько возросло, из чего следует, что с течением времени произошло сокращение гендерного разрыва в размере заработной платы. Единственными странами, в которых данный показатель снизился более чем на 5 процентов, являются Болгария и Эстония. Применительно к Украине и России можно говорить о том, что превалирующей тенденцией на протяжении последних десяти лет была стабильность анализируемого соотношения, хотя год от года амплитуда колебаний становится все более значительной. Эти колебания могут отражать различия в наборах данных, используемых наряду с истинными параметрами ежегодных изменений. 2.49. Какие факторы обеспечивали стабильный характер гендерного разрыва в размере заработной платы на протяжении последнего десятилетия, отмеченного глубоким реформированием механизма определения ставок оплаты труда и структуры рынка труда? Концептуально факторы влияния на динамику изменений гендерного разрыва в размере заработной платы могут быть распределены по трем категориям: а) факторы, связанные с изменениями общей структуры оплаты труда; b) изменение уровня квалификации и показателей производительности на рынке труда; c) изменение факторов, оказывающих непосредственное влияние на гендерную составляющую, таких, как зависимость размера материального вознаграждения от уровня квалификации и большие или меньшие масштабы дискриминации по половому признаку. Структурные изменения, отмеченные за последние десять лет на рынке труда, потенциально могли оказать влияние на все вышеперечисленные компоненты. Существуют многочисленные свидетельства в пользу того, что в ряде стран произошло расширение схемы распределения доходов. В свою очередь имеются данные, подтверждающие, что указанная тенденция привела к углублению гендерного разрыва в странах Восточной Европы, а также в России и Украине (Brainerd, 2000). Тем не менее представляется, что эта негативная тенденция была частично компенсирована, а применительно к странам Центральной Европы — полностью нейтрализована за счет действия факторов, непосредственно связанных с гендерной составляющей, таких, как повышение отдачи от образования и сокращение немотивированного компонента гендерного разрыва в уровне оплаты труда (Brainerd, 2000). 2.50. Необходимо отметить, что, несмотря на снижение немотивированного компонента, он остается еще слишком высоким по международным стандартам. Камнем преткновения в данном вопросе вновь является определение стоимости времени на рынке труда. В той мере, в какой гендерный разрыв в размере заработной платы будет отражать систематические расхождения предпочтений в отношении производственной деятельности или деятельности по уходу за членами семьи, а также различия в характеристиках вакансий, он не должен интерпретироваться как проявление гендерного неравенства. 2.51. В диаграмме 2.8 общий показатель разрыва в размере заработной платы по выборке стран разбит на три составляющие: • компонент, существование которого обусловлено различием средних производственных характеристик, т.е. качеством человеческого капитала; _______________ 25 К этим странам относятся Чехия, Словения, СРЮ, Латвия и Узбекистан. 31


Таблица 2.3.

Соотношение размера заработной платы по гендерным категориям по выборке стран и лет (размер ежемесячной заработной платы женщин в процентном отношении к размеру ежемесячной заработной платы мужчин) Страна

Чехия

Словакия

Польша

Венгрия

Словения

СРЮ

Болгария

Румыния Эстония Латвия Литва Россия

Украина

Азербайджан Казахстан Киргизия Узбекистан

Коэффициент 66,1 73,0 72,1 81,3 66,1 73,3 77,3 78,2 73,7 71,8 79,0 81,2 79,0 74,3 73,1 75,1 80,8 78,1 87,0 88,6 85,4 89,9 88,8 88,4 74,0 78,4 69,1 78,6 76,2 79,8 72,6 79,9 65,0 71,0 70,9 80,3 68,5 67,9 69,5 76,4 59,7 77,7 52,6 72,3 73,3 71,5 80,5

Источник: ЮНИСЕФ (1999), за исключением случаев, когда источник указан особо; * — Brainerd (2000).

32

Год 1987 1992 1992* 1996 1987 1992 1992* 1996 1985 1986* 1992 1992* 1996 1986 1986* 1991* 1992 1997 1987 1991 1996 1995 1996 1997 1990 1992* 1997 1994 1997 1992 1996 1998 1997 1997 1989 1991* 1992 1994* 1996 1991* 1994* 1996 1995 1996 1995 1997 1995


Диаграмма 2.8. Три параметра для определения уровня оплаты труда в гендерной категории (по выборке стран и лет)

Источник: ЮНИСЕФ (1999).

компонент, обусловленный различиями в характеристиках вакансий — добровольная и непроизвольная концентрация, т.е. различия в структуре предпочтений и явление разделения занятости; немотивированный компонент, отражающий различия в показателях гибкости предложения рабочей силы, а также существование «неравноправного обращения» в отношении женщин на рынке труда.

2.52. Теоретически степень гендерного неравенства на рынке труда может быть измерена с помощью таких показателей, как разница в заработной плате, являющаяся следствием «неравноправного обращения» или обусловленная непроизвольной концентрацией рабочей силы. Однако на практике разбиение общего показателя гендерного разрыва на более мелкие составляющие по сравнению с описанной выше трехкомпонентной схемой зачастую не представляется возможным. Общепризнанна практика рассмотрения немотивированного компонента как меры гендерного неравенства в отношении размера дохода (Oaxaca, 1973). В различных странах региона совокупный размер гендерных расхождений является незначительным по международным стандартам, однако немотивированный компонент занимает весьма существенное место в их структуре. 2.53. Результаты, о которых шла речь выше, вполне сопоставимы с данными, полученными в ходе исследований, посвященным отдельным странам. И те и другие доказывают существование широкомасштабной дискриминации в отношении размера заработной платы26. Трудно сказать, в какой мере это неравенство напрямую обусловлено существованием «двойного бремени», возлагаемого на женщин, в противоположность культурным факторам и различиями в структуре преференций. Кроме того, немногочисленные данные, которые имеются в распоряжении исследователя, позволяют заключить, что итоговые выводы для разных стран региона окажутся различными. Так, дан_______________ 26 Более подробно данный вопрос освещается в работах Brainerd (2000), Glinskaya и Mroz (2000), Pailhe (2000), Newell и Reilly (2001), а также Orazem и Vodopivec (2000). 33


ные по России показывают, что немотивированный компонент гендерного разрыва прежде всего является следствием существования разделения рынка труда (Ogloblin, 1999), в то время как данные по Чехии и Словакии говорят о том, что в этих странах основную роль играют различия в размере заработной платы на уровне отдельно взятого учреждения (Jurajda, 2001). Несмотря на вышеназванные различия, все данные свидетельствуют, что высокий показатель экономической активности женщин недостаточен для обеспечения гендерного равенства в условиях патриархального общества, где выполнение обязанностей по уходу за детьми остается главной обязанностью женщин и где до сих пор женщины считаются работниками второстепенной значимости.

2.4. Является ли проблема гендерного неравенства на рынке труда актуальной для стран Европы и Центральной Азии? 2.54. В предыдущих разделах главы был сделан вывод о том, что до начала переходного периода ни господство идеологии эгалитаризма, ни особое внимание к поддержанию экономической активности женщин не смогли обеспечить гендерное равенство на рынке труда. Особую озабоченность вызывает тот факт, что переходный период лишь усугубил неблагоприятное положение женщин. Результаты анализа, проводимого с указанных позиций, суммированы во Вставке 2.9. Общими выводами являются следующие положения: • Не существует эмпирических доказательств того, что в последнее время в структуре формального рынка труда произошло углубление неравноправия в отношении женщин. Однако требуется проведение более тщательного анализа причин существующего разрыва в оплате труда, прежде чем будет опровергнута гипотеза о существовании и постоянном увеличении гендерного неравенства. • Озабоченность вызывает возможное появление гендерных различий в отношении масштабов замещения формальной занятости экономической активностью в неформальном секторе. Хотя занятость в неформальном секторе может оказаться привлекательной для некоторых женщин, вполне вероятна последующая поляризация рынка и, как следствие, появление целого ряда низкооплачиваемых и чрезвычайно уязвимых вакансий. Это в свою очередь приведет к увеличению неравенства в размере заработка в женской когорте, а также между женской и мужской когортами (Blau и Kahn, 1994; Makepeace и др., 1999). 2.55. На основании вышесказанного можно заключить, что наибольшую обеспокоенность в отношении гендерного равноправия в области экономических возможностей вызывают следующие аспекты: • степень проявления гендерного неравенства в отношении масштабов перетока рабочей силы в неформальный сектор; • возросшие временные затраты женщин и их последствия для состояния здоровья женщин и уровня их благосостояния. 2.56. Для лучшего понимания вопрос влияния экономических реформ на динамику гендерного равенства требуется более глубоко изучить масштабы такого явления, как переход от формальной занятости к трудоустройству в неформальном секторе, его последствия и условия, сопровождающие этот процесс. В частности, важно было бы проанализировать, является ли переход женщин в неформальный сектор вынужденным решением, обусловленным недостатком возможностей трудоустройства в формальном секторе, или выбор такой модели трудоустройства продиктован стремлением сбалансировать производст34


венную деятельность и деятельность по уходу за детьми. Существенным представляется также вопрос о наличии или отсутствии предыдущего трудового стажа у женщин. Занятость в неформальном секторе обеспечивает женщинам ряд преимуществ. Это, например, может быть выход из положения, характеризующегося возрастанием дефицита времени вследствие сокращения помощи государства в уходе за детьми. Трудоустройство в неформальном секторе может снизить время, расходуемое на дорогу от дома до службы, и обеспечить более гибкий график работы и количества вырабатываемых часов, что невозможно в стандартных условиях работы в государственном учреждении. Такой график работы позволяет женщинам лучше справляться с домашними обязанностями и уделять больше времени уходу за членами семьи. Кроме того, учитывая низкий размер нерегулярно выплачиваемой заработной платы в формальном секторе, занятость в неформальном секторе может обеспечить более высокий трудовой доход. С другой стороны, переход из официального в неофициальный сектор может означать, что, хотя формально женщины сохраняют свое присутствие в структуре рабочей силы, происходит ухудшение условий их труда и уменьшение размера дохода. Более того, трудоустройство в неформальном секторе не обеспечивает социальной и правовой защиты, что создает дополнительные условия для эксплуатации и лишает работников права претендовать на получение социальных пособий и пенсий. В тех странах, где отсутствует частный рынок страхования производственной деятельности и пенсионных услуг, высок риск повышения уязвимости работников в плане обеспечения дохода на протяжении жизненного цикла.

Вставка 2.9. Явилось ли углубление гендерного разрыва в отношении экономических возможностей следствием переходного периода? Анализ набора параметров функционирования рынка труда позволяет сделать следующие выводы: • Показатели активности. С течением времени ни в одном из государств региона, за исключением Боснии и Герцеговины, не произошло существенного сокращения соотношения показателей активности женщин и мужчин. Почти в двух третях стран отмечался некоторый рост этого соотношения. Необходимо отметить, что последние данные, полученные в результате обследования домашних хозяйств, дают пищу для размышлений по поводу ситуации в республиках Центральной Азии (особенно в Таджикистане и Киргизии). • Показатели безработицы. Лишь в Армении регистрируется значительно более высокий уровень безработицы женщин по сравнению с аналогичным показателем для мужчин (в три раза выше). В Азербайджане и Польше этот показатель превышает показатель безработицы среди мужчин соответственно на 50 и 35 процентов. В Эстонии, Литве и Венгрии уровень безработицы мужчин почти на 20 процентов выше, чем уровень безработицы женщин. • Доля женщин в общей численности занятых. На протяжении последних пяти лет доля женщин в общей численности занятых в основном оставалась неизменной. В некоторых странах, особенно в Эстонии, СРЮ и Македонии, за это время произошло незначительное изменение данного показателя. • Переход в неформальный сектор. Имеющиеся сведения не позволяют сформулировать категоричные выводы по указанному вопросу, однако представляется правомерным констатировать увеличение степени разделения рынка труда в настоящее время, что приближает данный показатель к уровню, характерному для стран Западной Европы. Сама по себе эта тенденция не является отрицательной, однако необходимо осуществлять тщательный контроль за условиями труда и показателями уязвимости работников, занятых в неформальном секторе. • Разрыв в размере заработной платы. С течением времени произошло сокращение общего разрыва. Поскольку в настоящий момент отсутствуют достаточно полные данные в отношении динамики компонентов гендерного разрыва, выявление тенденций изменения «неравноправного обращения» не представляется возможным.

2.5. Рекомендации и дальнейшие шаги 2.57. В отношении формального рынка труда первоочередной задачей является количественная оценка существующего гендерного разрыва в оплате труда и выявление его основных причин. В том случае если удастся обнаружить свидетельства существования неравенства, необходимо прямое вмешательст35


во для устранения причин неравноправного обращения. Для этого потребуется проведение экономического анализа по каждой из стран с использованием всех имеющихся данных и с опорой на знание специфики ситуации в конкретной стране. Минимальным требованием к качеству данных, привлекаемых для проведения такого анализа, является наличие статистически репрезентативных данных обследования домашних хозяйств, структура которых сочетает сведения о параметрах рынка труда и такие индивидуальные характеристики, как уровень образования, возраст, географическое положение и т.д. Необходимо поощрять принятие странами региона законодательств, закрепляющих принцип равенства возможностей. Как уже отмечалось, на сегодняшний день только в Венгрии и Азербайджане этот принцип нашел отражение в национальном законодательстве. 2.58. Более важным, однако, представляется тщательное исследование параметров неформального рынка труда в государствах региона и особенно пристальное изучение тех его аспектов, которые проявляются по мере расширения указанного сектора и напрямую связаны с гендерной проблематикой. При этом следует отметить, что сбор данных в отношении неформального сектора осуществляется крайне нерегулярно, причем сам этот процесс сопряжен с рядом трудностей концептуального и технического характера, таких, как отсутствие определений, признанных во всем мире, и сложность учета деятельности малых предприятий, которые зачастую функционируют без надлежащей регистрации. Вследствие отсутствия всесторонней информации о показателях активности женщин и мужчин в неформальном секторе широко распространена недооценка этого сектора при выработке национальной политики и стратегии развития. Так, неверное представление о роли женщин и доле их участия в данном секторе нередко создавало препятствия для разработки эффективной системы социальной защиты и других форм оказания помощи женщинам, в частности программы кредитования и обучения. 2.59. В идеале необходим сбор данных, разукрупненных по гендерным категориям, что позволит провести анализ и мониторинг положения и условий труда работников, занятых в неформальном секторе, а также статуса и степени эволюционирования этого сектора по сравнению с динамикой изменения других секторов экономики. В целом сведения, полученные по результатам тщательно подготовленных обследований домашних хозяйств, оказывают значительную помощь в выявлении динамики параметров занятости в неформальном секторе, а также в проведении оценки показателей занятости и безработицы в других секторах. Наряду с этим важным источником данных об объеме выпускаемой продукции, схемах производства дохода, организации и функционировании производства, а также о существующих ограничениях и потенциале развития формального сектора может стать проведение статистических обследований на базе предприятий (Perruci, 1997)27. 2.60. Серьезным препятствием для роста благосостояния женщин является дефицит времени, причем этот фактор может оказывать отрицательное влияние также на состояние их здоровья (Floro, 1995). Именно в таком ракурсе должно проводиться тщательное изучение данного феномена. Однако разработка специальных практических мер для решения этой проблемы является непростой задачей. Лишь экономический рост, снижение уровня бедности и постепенный отказ от модели внутрисемейных отношений, построенной по принципу «мужчина — кормилец семьи», могут улучшить положение женщин в этой области.

_______________ 27 Получение достоверных данных о показателях неформального сектора также важно для отражения размера трудового вклада женщин и мужчин в неформальном секторе в структуре национальных счетов. 36


Глава 3. Гендерные различия, нетрудовые доходы и бедность 3.1. Дореформенный период: система социального обеспечения, ориентированная на гендерные различия 3.1. Принцип «пренебрежения половыми различиями» при организации рынка труда был также положен в основу системы налогообложения и социального обеспечения в странах Европы и Центральной Азии. В соответствии с данной установкой все взрослые трудоспособного возраста, физически пригодные для трудовой деятельности и не проходящие курс обучения с отрывом от производства, рассматривались как занятые или стремящиеся к трудоустройству — модель «слабого кормильца семьи» (Lewis, 1993). В рамках домашних хозяйств женщинам приписывался статус индивидов, а не просто жен или матерей. Для облегчения трудоустройства женщин, имевших детей, использовалось сочетание таких механизмов, как выплата пособий на детей и предоставление оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком.

Система налогообложения 3.2.

Любая система налогообложения характеризуется сочетанием трех компонентов: • выбор единицы налогообложения (т.е. модель индивидуального налогообложения или взимания налогов с домашних хозяйств); • определение размера налогооблагаемого дохода (сумма заработков за вычетом налоговых скидок и льгот); • схема установления ставок налогообложения. Потенциальная возможность нарушения гендерного равенства возникает в том случае, если в качестве единицы налогообложения избирается домашнее хозяйство и/или размер налоговых скидок и льгот рассчитывается на основании семейного положения. 3.3. До начала переходного периода во всех странах региона существовала налоговая система, в рамках которой единицей налогообложения был отдельно взятый индивид, причем в отношении всех налогоплательщиков действовала одна и та же схема определения ставок налогообложения, независимо от их гендерной принадлежности или семейного положения. Как показывают данные, представленные в Таблице 3.1, менее чем в половине государств, по которым имеются статистические данные, действовала система предоставления дополнительных налоговых скидок супругам обеих гендерных категорий с низким уровнем дохода. Во всех странах предусматривались налоговые вычеты на детей, в основном пропорционально количеству детей в семье. Такая система налогообложения была «нейтральной в налоговом отношении» и «дружественной по отношению к семье», поскольку: • исходила из принципа равенства в обращении со всеми налогоплательщиками, независимо от их гендерной принадлежности; • была нацелена на стимулирование рождаемости; • минимизировала финансовые риски, связанные с процедурой расторжения брака. 37


Таблица 3.1. Размер налоговых льгот по выборке стран в дореформенный период Налоговые скидки/ вычеты Страна

Чехия Эстония Российская Федерация Украина СФРЮ Болгария Румыния Грузия Таджикистан Узбекистан

на детей в расчете на ребенка* есть ребенок/ нет ребенка в расчете на ребенка в расчете на ребенка в расчете на ребенка в расчете на ребенка сбор налога на бездетность есть ребенок/ нет ребенка в расчете на ребенка в расчете на ребенка

на других иждивенцев (супруги с низким уровнем дохода)

Дополнительные налоговые льготы для неполных семей

да нет да нет да нет нет нет да нет

нет нет нет нет нет нет нет нет нет да

* «в расчете на ребенка» означает, что, чем больше в семье детей, тем выше размер налоговых льгот. Источник: составлено автором.

Трудовой стаж как ключевой фактор, определяющий размер пенсий и других социальных пособий 3.4. В системе социального обеспечения за единицу расчета пособий также был принят отдельно взятый индивид, причем размер прав на социальные пособия определялся в зависимости от суммы заработков. Вследствие существовавшего гендерного разрыва в сумме заработков показатель социальных прав женщин был систематически ниже аналогичного показателя для мужчин. Однако установление «минимального размера социальных пособий» компенсировало потенциальный ущерб от нарушения гендерного равновесия и позволяло удерживать размер доходов на уровне выше показателя бедности. Примером практической реализации таких положений была модель организации пенсионной системы. 3.5. В большинстве стран мира в основе системы выплаты пенсий по старости лежит принцип различия подходов к мужской и женской когортам: к примеру, законодательно установленный возраст выхода на пенсию ниже для женщин. Кроме того, даже если правила организации пенсионной системы являются нейтральными относительно гендерного компонента, лежащие в их основе гендерные расхождения, обусловленные различием индивидуальных характеристик, влияющих на установление пенсионных прав (начиная от качества человеческого капитала и заканчивая продолжительностью жизни), приводят к существенным гендерным различиям в отношении права на социальное обеспечение. Следовательно, вышеупомянутые гендерные различия потенциально способны либо стимулировать увеличение гендерного неравенства в плане экономических возможностей на протяжении жизни индивида, либо содействовать его уменьшению. 3.6. Система пенсионного обеспечения, существовавшая в странах Европы и Центральной Азии в дореформенный период, создавала преференциальные условия для женщин, предусматривая для них возможность более раннего выхода на пенсию по сравнению с мужчинами без ущерба для размера пенсий. Такое положение создавалось за счет введения более высокой ставки пенсионных выплат женщинам за каждый год трудового стажа по сравнению с мужчинами, получавшими равную заработную плату. Од38


нако средний ежемесячный размер пенсионных выплат, которые получали женщины, всегда был меньше размера пенсий, выплачиваемых мужчинам. Различие в размере пенсионных выплат было обусловлено расхождениями в продолжительности трудового стажа и размере заработков, т. е. менее продолжительным трудовым стажем и более низкой заработной платой женщин. Однако из-за более высокой продолжительности жизни в среднем пенсионные выплаты женщинам производились на протяжении более длительного периода28. Наряду с введением более высокой ставки пенсионных выплат за каждый год трудового стажа это явилось причиной установления повышенной имплицитной нормы отдачи от произведенных отчислений в систему социального обеспечения в женской когорте по сравнению с мужской. Однако из-за менее продолжительного трудового стажа женщин и более низкого размера их трудовых доходов создавалось положение, при котором, несмотря на заложенный в структуре пенсионной системы общий режим благоприятствования по отношению к женщинам, мужчины, как правило, получали более высокие пенсионные выплаты на протяжении жизненного цикла.

Финансовая поддержка репродуктивной деятельности и распространенность детских воспитательных учреждений 3.7. Система социального обеспечения предусматривала также компенсацию репродуктивной деятельности женщин и выполнения ими обязанностей по уходу за детьми за счет установления высокого размера семейных пособий, выплачиваемых в основном женщинам. В сочетании с широкой доступностью детских воспитательных учреждений выплата этих пособий должна была стимулировать рождаемость и обеспечивать равновесие между производственной деятельностью женщин и выполнением ими материнских обязанностей. 3.8. В Диаграмме 3.1 проводится сопоставление размера государственных расходов на программы поддержки семьи в процентном выражении от объема ВВП в трех странах исследуемого региона и аналогичных показателей по трем странам Западной Европы по состоянию на 1989 год. Представленные данные позволяют сделать вывод о том, что в процентном исчислении от объема ВВП сумма расходов Венгрии на программы поддержки семьи, наиболее значительная среди государств Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), превышала на 25 процентов аналогичные расходы Швеции и почти в 9 раз сумму расходов США. Расходы Польши, являющейся наиболее консервативным государством ЦВЕ, были меньше по сравнению с расходами Швеции, однако на 50 процентов превышали аналогичные затраты Германии и более чем в 5 раз — сумму расходов США в этой сфере. Большинство упомянутых социальных выплат производились напрямую матерям, поскольку именно они выполняли основные обязанности по уходу за детьми и, как следствие, изначально находились в ущемленном положении с точки зрения соблюдения гендерного равенства.

Предоставление отпуска по беременности и родам и вопросы гендерного равенства 3.9. Предоставление оплачиваемого отпуска по беременности и родам в дореформенный период являлось основной формой общественного признания существования двойного бремени, возлагаемого на женщину вследствие необходимости выполнения репродуктивных функций и осуществления производственной деятельности29. В Таблице 3.2 представлены цифровые данные по весьма значительным пособиям по беременности и родам, выплачиваемым в ряде стран. Эти выплаты являются важным средством _______________ 28 Более подробно см. главу 4. 29 В данном изложении понятие «отпуск по беременности и родам» включает как краткосрочный, предусмотренный законом отпуск по беременности и родам, так и более продолжительный отпуск по уходу за ребенком. 39


обеспечения гендерного равенства. Однако их практическое влияние не всегда положительно (Paci и др., 1999). Аргументы за и против данного вида социальных выплат приводятся во Вставке 3.1.

Диаграмма 3.1. Государственные расходы на программы поддержки семьи в 1989 году (процент от ВВП)

Источник: ЮНИСЕФ (1999).

Вставка 3.1. Способствует ли предоставление оплачиваемого отпуска по беременности и родам обеспечению гендерного равенства? Предоставление оплачиваемого отпуска по беременности и родам содействует обеспечению гендерного равенства, поскольку: • эта система гарантирует женщинам сохранение прежнего размера заработной платы и рабочего места в период, когда их основной деятельностью становится уход за детьми; • право на временное прекращение трудовой деятельности, не требующее ухода с рынка труда, стимулирует возвращение женщин на работу после рождения ребенка. Однако данный вид социальных выплат имеет следующие недостатки: • велика вероятность того, что в процессе конкурсного отбора сотрудников работодатели будут стремиться к исключению из числа потенциальных кандидатов на трудоустройство женщин детородного возраста вследствие высокого размера издержек, связанных с реализацией их права на предоставление оплачиваемого отпуска по беременности и родам; • данные по странам Западной Европы свидетельствуют о том, что длительное пребывание в отпуске по беременности и родам может привести к снижению экономической активности женщин и обусловить фактическую или потенциальную утрату профессиональных навыков. В среднесрочной перспективе это приводит к падению размера заработков (Paci и др., 1999). Частично вследствие признания этой опасности во многих государствах — членах ЕС было в законодательном порядке закреплено право женщин на прохождение «реабилитационных» курсов повышения квалификации по окончании срока отпуска по беременности и родам (Rubery и др., 1998); • в период высокой безработицы отпуск по беременности и родам может становиться формой скрытой безработицы, поскольку предполагает отсрочку возвращения на рынок труда.

40


Таблица 3.2. Размер выплат на протяжении отпуска по беременности и родам по выборке стран в 1998 году Страна Чехия Польша Венгрия Словакия Эстония Латвия Литва Белоруссия Молдавия Россия Украина Хорватия Словения Македония Босния и Герцеговина СРЮ Албания Болгария Румыния Армения Азербайджан Грузия Таджикистан Туркмения Узбекистан

Продолжительность отпуска

Сумма выплат, рассчитываемая как процент от заработной платы

28 недель 16—18 недель 168 дней 196 дней 126 дней 126 дней 126 дней 126 дней

66,7 100 100 90 — 100 100 100

140 дней 112 дней 208 дней 365 дней 270 дней

100 100 — 100

393 дня 365 дней 120—180 дней 112 дней 140 дней 126 дней 126 дней 140 дней

100 50—80 100 50—94 — — 100 100

126 дней

100

Источник: составлено автором.

3.2. Реформы системы социального обеспечения и гендерная структура 3.10. Сокращение роли государства как социального института и уменьшение размера государственных расходов обусловили проведение реформы систем налогообложения и социального обеспечения во всех странах региона. Хотя в различных странах глубина и темпы реформ варьируются, общей тенденцией является стремление к сохранению индивидуальной базы расчета размера налоговых отчислений и социальных выплат. При этом трудовой стаж индивида становится все более важным элементом схемы установления пенсионных прав и определения размера выплат.

Последствия реформы пенсионной системы для гендерной структуры 3.11. Во всех государствах региона в настоящее время происходит широкомасштабное реформирование пенсионной системы. Одним из следствий данного процесса является значительное сокращение реального размера производимых выплат. Основной целью таких реформ служит перевод системы 41


пенсионного обеспечения на принципы актуарной системы. Хотя такое изменение является оправданным с точки зрения бюджетного обеспечения и следования актуарной схеме, оно неизбежно приведет к ослаблению режима благоприятствования по отношению к женщинам и спровоцирует закрепление преференциального положения мужчин в общей системе пенсионных выплат. 3.12. В Диаграммах 3.2 и 3.3 дается сопоставление показателей гендерного разрыва в отношении размера пенсионных выплат и имплицитной нормы отдачи от произведенных отчислений в систему социального обеспечения в рамках прежней и ныне существующей пенсионных систем. В частности, представленные данные свидетельствуют о том, что в результате преобразований в Киргизии размер пенсии по старости, выплачиваемой женщинам, составил в среднем 80 процентов от среднего размера пенсии мужчин, хотя в женской когорте норма отдачи от произведенных социальных отчислений превышает аналогичный показатель в мужской когорте на 1,5 процента. Одним из возможных способов нейтрализации негативных последствий реформы является установление минимального размера пенсии, поскольку ее выплата увеличивает сумму социальных пособий тем категориям граждан, которые имеют непродолжительный трудовой стаж и получали низкую заработную плату по сравнению с размером пенсии, на который они могли бы рассчитывать в рамках актуарной системы. Так, в Казахстане был установлен довольно высокий размер минимальной пенсии, составляющий примерно 25 процентов от среднего размера заработной платы.

Диаграмма 3.2. Соотношение коэффициентов замещения, определяемых на основании фактического трудового стажа* (женщины/ мужчины)

Диаграмма 3.3. Различия имплицитной нормы отдачи, рассчитываемой на основании фактического трудового стажа (по отношению к росту заработной платы, женщины/мужчины)

Источник: статья Полетт Кастел (Paulette Castel) и Луизы Фокс (Louise Fox) «Гендерные характеристики пенсионной реформы в странах бывшего Советского Союза» в книге Роберта Хольцмана (Robert Holzmann) и Джозефа Штиглица (Joseph Stiglitz) (ред.) «Новые идеи по поводу организации системы пенсионного обеспечения по возрасту», Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк, 2001. *Коэффициент замещения определяется как соотношение размера получаемых пенсионных выплат и размера произведенных социальных отчислений.

3.13. Хотя структурные изменения на рынке труда и не связаны напрямую с реформой пенсионной системы, они, вероятно, скажутся на гендерных различиях в отношении размера пенсионного дохода в дальнейшем. В долгосрочной перспективе ожидается сокращение охвата граждан пенсион42


ной системой вследствие перехода от формального к более неформальному рынку труда, для которого характерны нерегулярное производство отчислений в систему социального обеспечения и произвольное установление права на получение пенсии по старости. Данные, представленные в Таблице 3.3, свидетельствуют о резком сокращении участия населения трудоспособного возраста в системе социального обеспечения по сравнению с показателями охвата пенсионной системой населения старшей возрастной группы30. При этом можно говорить о фактическом отсутствии гендерного различия в отношении данного показателя в Киргизии и Грузии, а также о наиболее резком падении указанного параметра среди мужчин в Хорватии.

Таблица 3.3. Сопоставление показателей охвата населения старшей возрастной группы пенсионной системой и показателей участия в пенсионной системе населения трудоспособного возраста (по гендерным категориям, процент домашних хозяйств в каждой категории) Киргизия

Хорватия

Грузия

женщины

мужчины

женщины

мужчины

женщины мужчины

Население старшей возрастной группы

97

97

65

89

100

100

Население трудоспособного возраста

47

47

50

58

22

27

Примечание. В Грузии охват населения старшей возрастной группы определяется на основании законодательно установленных пенсионных прав. В других странах в основе расчетов лежит заявленное право на получение пенсии. В Хорватии участие в пенсионной системе населения трудоспособного возраста обеспечивается на основании заявлений домашних хозяйств. В других государствах предполагается, что все население, работающее с полной занятостью, участвует в пенсионной системе. Источник: таблица составлена с использованием данных, представленных в обследованиях уровня жизни.

Последствия изменений в системе социальной поддержки семьи для гендерной структуры 3.14. Уже неоднократно говорилось о сокращении численности бесплатных государственных детских учреждений в странах региона, причем многие исследователи усматривают параллели между этим процессом и снижением экономической активности женщин (Lokshin, 2000). Однако темпоральные и каузальные связи между этими двумя явлениями не всегда так просто установить. Представляется правомерным предполагать, что в большинстве стран снижение экономической активности предшествовало сокращению численности детских учреждений. 3.15. Наконец, в начале переходного периода намечалось увеличить размер семейных пособий для компенсации сокращения нематериальной поддержки, такой, как пособия, выплачиваемые в натуральной форме. Однако на практике рост инфляции и сокращение государственных расходов очень быстро привели к обесцениванию этого вида социальных пособий. Кроме того, за последние десять лет многие страны отказались от единой схемы выплаты семейных пособий и пере_______________ 30 Лишь в Хорватии использование такого инструмента, как проведение статистического обследования, позволяет измерить фактическую численность населения, охваченного системой. Из-за недостатка информации этот показатель рассчитывается приблизительно по отношению к общему количеству оплачиваемых штатных работников. Поэтому данные, приведенные в таблице, могут недоучитывать истинные масштабы сокращения показателей охвата. 43


шли к оказанию материальной поддержки семьям с низким уровнем дохода, а в ряде государств данный вид социальных пособий был отменен вовсе и в настоящее время его выплаты не производятся. Это привело к увеличению зависимости родителей, остающихся дома с детьми, от работающих супругов и повышению их уязвимости (Hesli и Miller, 1993; Lokshin, 2000). По результатам обследования 10 стран, проведенного под эгидой ЮНИСЕФ, можно сделать вывод о том, что сейчас сохраняется схема выплаты семейного пособия напрямую матерям, однако его размер снизился с 10 процентов от среднего размера заработной платы до 5 процентов. Это сокращение не только непосредственно сказалось на совокупном размере дохода домашних хозяйств, но и имело важные последствия для действующей схемы распределения ресурсов внутри семьи (MacDonald, 1998; Quisumbing и Maluccio, 1999).

3.3. Растущее гендерное неравенство в отношении других экономических возможностей 3.16. До начала переходного периода заработная плата и социальные пособия являлись основными источниками дохода и благосостояния, что было обусловлено самим характером экономической системы, в которой доля частной собственности была сведена к минимуму. Однако за последнее десятилетие во всех странах региона началась реализация программ приватизации и реструктуризации производственных ресурсов. Для борьбы с бедностью и преодоления гендерного неравенства особое значение имеет проведение земельной реформы. На бумаге действующее законодательство в отношении обеспечения прав собственности и права пользования земельными ресурсами и другими видами имущества, приобретенного до и после вступления в брак, носит эгалитарный характер во всех государствах региона. В случае расторжения брака предусмотрено разделение имущества в равных долях, а выплата алиментов должна производиться тому супругу, который берет на себя основную ответственность за воспитание детей. 3.17. Однако де-факто во многих странах региона в результате приватизации земельных угодий, ранее находившихся в собственности государства, вступления в силу наследственных прав или заключения торговых сделок все большая часть имущества оказывается в собственности мужчин. Гендерный разрыв в обладании источниками благосостояния становится особенно очевидным в сельскохозяйственных районах, где женщины зачастую не осведомлены о своем праве на наследство и владение землей и где господствует стереотипная схема распределения гендерных ролей. В случае расторжения брака женщины в большинстве случаев просто уходят из дома мужа, оставляя ему ту долю имущества, которая по закону принадлежит им. Дети обычно остаются на попечении матерей31, а отцы, как правило, уклоняются от уплаты алиментов в полном объеме. В большинстве стран региона действует механизм автоматического удержания размера алиментов из суммы заработной платы, однако практическая реализация данной схемы становится все более сложной в связи с высоким уровнем безработицы, расширением неформального сектора и увеличением масштабов миграции. На сегодняшний день проведено достаточно детальное исследование права женщин на пользование земельными ресурсами в Киргизии (Giovannelli и др., 2001), результаты которого представлены во Вставке 3.2. Аналогичное исследование проводится и в отношении Таджикистана. _______________ 31 Исключением из общего правила является Косово, где дети остаются с отцом. 44


Вставка 3.2. Соблюдение права женщин на земельную собственность в Киргизской Республике и Таджикистане Программа приватизации земельных ресурсов, проводимая в Киргизской Республике, предусматривает соблюдение следующих положений: • правом владения земельным наделом наделяются домашние хозяйства, а не отдельные граждане; • в сертификат на право владения вносятся все взрослые члены домашнего хозяйства. Î Женщины обладают правом собственности на землю и активно занимаются обработкой земельного надела, находящегося в собственности домашнего хозяйства. В случае расторжения брака право женщины на владение земельным наделом определяется по-разному в рамках обычного и писаного права. • Писаное право: женщины сохраняют право на владение землей в полном объеме, однако процедура установления индивидуального права собственности является достаточно сложной. Помимо того, что при обращении в суд на женщину ложится клеймо нарушения традиционных культурных устоев, она должна оплатить судебные издержки. • Обычное право: в большинстве случаев женщины теряют право пользования земельным наделом, который остается в собственности семьи мужа. Женщины оказываются весьма уязвимыми при расторжении брака. В случае смерти мужа право собственности на землю переходит к младшему сыну, а за матерью сохраняется право пользования земельным участком. Необходимо отметить, что в Таджикистане земля находится в собственности государства, хотя она может быть арендована на определенный срок. В соответствии с Земельным кодексом местные органы власти наделены полномочиями по выделению земельного надела в пожизненное пользование с правом наследования членами семьи. Распространена практика оформления договора аренды на мужчину, если только по ряду причин регистрация аренды на женщину не является более выгодной для членов домашнего хозяйства (при более длительном стаже работы в коллективном хозяйстве, в зависимости от количества детей и т.д.).

3.18. Несмотря на актуальность вопроса об обеспечении права пользования земельными ресурсами и другими видами производственных ресурсов, он не исчерпывает всей проблемы. В условиях расширения негосударственного сектора на рынке труда, когда движущей силой экономического развития становятся малые предприятия, а размеры частного накопленного богатства еще весьма ограниченны, важной формой гендерного неравенства в плане экономических возможностей является дифференцированный подход к предоставлению кредитов. К сожалению, имеющаяся информация по этому вопросу недостаточна, однако данные, которыми мы располагаем, позволяют сделать вывод о существовании значительных гендерных различий в отношении доступа к получению кредита. В то же время некоторыми странами накоплен положительный первоначальный опыт реализации программ микрокредитования при поддержке международных донорских организаций и НПО32.

3.4. Дефицит дохода и гендерное неравенство 3.19. Существование гендерных различий в отношении размеров дохода, пенсионных выплат и других экономических возможностей может повлечь за собой расхождение в уровнях бедности среди мужчин и женщин. Необходимо, однако, отметить, что сбор информации по показателям индивидуальной бедности является непростой задачей, поскольку анализ параметров бедности в основном осуществляется на уровне домашних хозяйств. В результате вне поля зрения исследователей остается вопрос о распределении ресурсов внутри этих хозяйств, поскольку с самого начала _______________ 32 См., к примеру, опубликованную работу Пачи (Paci) и Темурова (Temourov), посвященную анализу ситуации в Таджикистане. 45


подразумевается, что весь доход, заработанный членами семьи, складывается в общий котел. Однако в настоящее время появляется все больше эмпирических данных, показывающих, что в странах — членах ОЭСР и странах, не являющихся членами этой организации, реальная практика далеко не всегда подтверждает гипотезу о существовании «общего котла», а участие женщин в освоении совокупного семейного дохода оказывается более ограниченным по сравнению с участием их супругов (Folbre, 1994). Проведение анализа бедности на уровне домашних хозяйств продиктовано необходимостью восполнения недостатка информации по вопросу о том, как отдельные члены домашних хозяйств используют имеющиеся в их распоряжении финансовые ресурсы и как потребляемые ресурсы распределяются внутри этих хозяйств. Учитывая существующие ограничения, оценка гендерных различий в отношении риска бедности может производиться лишь по результатам сопоставления уровней бедности в домашних хозяйствах, возглавляемых женщинами, и аналогичных показателей по домашним хозяйствам, во главе которых стоят мужчины. 3.20. Региональное исследование показателей бедности33 дает сложную картину в отношении уровня благосостояния семей, главой которых является женщина. В некоторых странах (Россия, Казахстан и Украина) вероятность попадания семей, возглавляемых женщиной, и семей, во главе которых стоит мужчина, в категорию бедных является одинаковой. В других странах (Албания, Болгария, Венгрия, Латвия, Молдавия, Румыния) неблагоприятное положение семей, возглавляемых женщиной, зафиксировано в отношении отдельных подгрупп (пожилые одинокие женщины или родители-одиночки). Лишь в Грузии и Таджикистане домашние хозяйства, возглавляемые женщинами, составляют особую уязвимую группу с довольно высокими параметрами риска бедности или крайней бедности. Во Вставке 3.3 представлены данные, свидетельствующие о чрезвычайно неблагоприятном положении женщин в Таджикистане. В ряде государств34 по результатам простого анализа риска бедности была выявлена корреляция между гендерными характеристиками главы домашнего хозяйства и вероятностью бедности, хотя многомерный анализ и не подтвердил столь однозначной зависимости. Исходя из этого, представляется, что более важную роль в определении уровня благосостояния домашних хозяйств в этих странах играют другие факторы, в частности статус занятости, уровень образования, а также территориальный. 3.21. Гендерный параметр бедности не обнаруживает явной региональной зависимости, хотя неблагополучное положение семей, главой которых является женщина, представляется менее ярко выраженным в двух беднейших странах Европы (Албания и Молдавия) по сравнению с двумя беднейшими государствами Закавказья и Центральной Азии (Грузия и Таджикистан). Данные анализа параметров бедности свидетельствуют о том, что в Албании и Молдавии многие семьи, во главе которых стоят женщины, получают содержание от мужей или родственников, работающих за границей. Эти выплаты составляют значительную долю дохода семьи и помогают удерживать ее от бедственного положения. Женщины в упомянутых странах, особенно в Молдавии, стали принимать более активное участие в неформальной трудовой деятельности (мелкая розничная торговля, челночные торговые поездки из страны проживания в соседнюю страну, работа за рубежом в качестве няни и т.д.), что создало подобие «амортизационного слоя» между уровнем дохода семьи и состоянием бедности. Ввиду географического положения и культурных традиций такие стратегии выживания менее характерны (хотя в настоящее время отмечается их распространение) для семей, возглавляемых женщинами, в Грузии и особенно в Таджикистане (более подробно см. Вставку 3.3). _______________ 33 Выборочные примеры представлены в Приложении 1. 34 Имеются в виду Хорватия, Словакия и Македония. 46


Вставка 3.3. Уровень бедности и гендерные различия в Таджикистане Ряд проведенных в последнее время исследований уровня бедности в Таджикистане подтверждают, что домашние хозяйства, возглавляемые женщинами, постоянно оказываются в категории беднейшего населения и в наибольшей мере (как и неквалифицированные рабочие) подвержены риску безработицы. Анализ показателей бедности в Таджикистане (Всемирный банк, 2000е) показал, что более 80 процентов населения находится за чертой бедности, 17 процентов живет в крайней бедности, а около 44 процентов общей численности граждан являются безработными. Наиболее подвержены риску безработицы или неполной занятости женщины и неквалифицированные рабочие. Промышленные предприятия ликвидировали свои филиалы, расположенные в сельской местности, что непосредственно сказалось на положении местной рабочей силы, состоящей в основном из женщин. Уровень бедности среди женщин непропорционально высок, многие из них овдовели во время войны, другим приходится брать на себя весь груз ответственности по уходу за членами семьи, в то время как мужчины уезжают из деревень на поиски работы. По данным Фолкингэма (Falkingham) (2000), вероятность попадания домашних хозяйств, возглавляемых женщиной, в категорию бедных на 28,6 процента превышает аналогичный показатель для домашних хозяйств, во главе которых стоит мужчина. Этот вывод подтверждается и данными качественного анализа. Так, в деревне Чагатай Верзобского района35 48 из 328 домашних хозяйств были отнесены к категории беднейших, причем в 32 из них главой семьи были женщины. Такое положение частично обусловлено более высокой мобильностью мужчин, а также большей вероятностью их переезда в те районы, где возможно трудоустройство. Напротив, многие женщины, возглавляющие домашние хозяйства, имеют на своем попечении детей и потому вынуждены довольствоваться вариантами трудоустройства, доступными на территории их деревни. Вообще недостаток мужского присутствия в структуре семьи является одним из наиболее часто упоминаемых критериев бедности: этот термин используется в буквальном смысле и обозначает количество здоровых взрослых мужчин, способных выполнять роль кормильца семьи. При опросе членов домашних хозяйств многие респонденты определили бедность как ситуацию, в которой мужчины оказываются не в состоянии обеспечить достаточный доход семьи, поэтому женщинам и детям приходится работать. Подобная точка зрения частично отражает культурные стереотипы и ценности, однако она также является отражением реальной социоэкономической обстановки в стране. Кроме того, в некоторых деревнях земельные наделы выделяются лишь тем домашним хозяйствам, в которых имеются мужчины, способные обрабатывать эту землю, что унижает в правах хозяйства, возглавляемые женщинами (в Таджикистане более 70 процентов населения проживает в сельской местности). Некоторые семьи, главой которых являются женщины, даже не подавали заявку на выделение земельного надела, поскольку не имеют опыта обращения с представителями сельской власти или полагают, что их статус не дает им права на пользование землей. Профиль домашнего хозяйства, возглавляемого женщиной, в деревне Стаханово Главой рассматриваемой семьи является женщина, страдающая хроническим туберкулезом. Из-за отсутствия надлежащего лечения ее заболевание, которое было диагностировано в 1980 году, перешло в хроническую стадию. Теперь ей приходится покупать лекарства, однако она делает это только тогда, когда может себе это позволить. Только за истекший год ее расходы на лекарства составили 40 сомони (около 16 долларов США при среднем ежемесячном доходе в 20 сомони). Ей 50 лет, и она имеет шестерых детей в возрасте от 8 до 25 лет; старший ребенок в семье — девушка, которая в настоящее время замужем. Муж, глава семьи, уехал в Россию 8 месяцев назад. Семье пришлось продать единственную корову, которая давала молоко, чтобы оплатить его поездку. За истекший период он ни разу не высылал семье денег. Размер социального пособия по инвалидности составляет 5 сомони в месяц, которых не хватает семье и на пару дней. Для того чтобы выжить, женщина продает единственный имеющийся капитал — деревья из сада вокруг дома. Она унаследовала дом от своего отца (в семье было только три дочери). По ее распоряжению деревья срубают, и она продает их по 10 сомони за штуку. Древесина идет на строительство крыш и оконных рам в домах. На сегодняшний день она уже продала 7 деревьев. Ветки идут на продажу или используются для обогрева жилища и приготовления пищи. Вскоре в саду не останется деревьев. Вокруг дома также имеется небольшой участок земли в 0,8 гектара, с которого в прошлом году было собрано 50 кг пшеницы. Домашнего скота в хозяйстве нет. Женщина и ее 16-летняя дочь также участвуют в программе «работа — за пропитание». Участники этой программы заняты в расчистке ирригационных каналов, однако, поскольку женщина больна, она выполняет менее тяжелую работу. На сегодняшний день доход от этой работы составил 2 мешка муки (100 кг) и 4 кг подсолнечного масла. В мае женщина также принимала участие в этой программе и получила соль и бобы. Кроме того, женщина берет деньги в долг. В последнее время она заняла 130 сомони у сельского учителя, пообещав выплатить ему долг по возвращении мужа. В течение школьного года дети, как правило, в школу не ходят, поскольку у них нет обуви и приличной одежды. Ни у одного из детей нет школьных учебников или школьных канцтоваров. В рационе семьи отсутствуют мясо и сахар. На завтрак все пьют чай без сахара с хлебом, причем отсутствие сахара является отличительной чертой завтрака в Таджикистане. На обед или ужин женщина готовит шурпу без мяса. Это блюдо из лука с очень небольшим количеством подсолнечного масла и воды. Если в доме оказывается немного овощей, они добавляются в блюдо, которое едят с хлебом.

_______________ 35 «Район» — русский аналог округа. 47


3.22. В различных государствах региона женщины старшей возрастной группы, стоящие во главе домашних хозяйств, выделяются как наиболее уязвимая группа, для которой характерны более высокие параметры риска бедности по сравнению с холостыми мужчинами той же возрастной категории. Продолжительность пребывания в состоянии бедности в этой категории также выше, поскольку она отличается более высокой продолжительностью жизни. Еще одной группой с непропорционально высоким риском бедности являются семьи, возглавляемые матерями-одиночками36. Тем не менее необходимо отметить, что основные причины их неблагоприятного положения кроются в различных демографических факторах. Более подробная информация о корреляции между уровнем бедности домашнего хозяйства и гендерными характеристиками главы семьи в различных странах представлена в Приложении 1.

3.5. Является ли проблема гендерного неравенства в отношении экономических возможностей актуальной для стран Европы и Центральной Азии? 3.23. Анализ, проведенный в настоящей главе, свидетельствует о том, что по прошествии десятилетия экономических реформ проблема гендерного неравенства в отношении нетрудовых компонентов дохода и уровня благосостояния сохраняет актуальность лишь для некоторых регионов. Детальные результаты исследования представлены во Вставке 3.4. По итогам анализа можно сделать вывод о том, что: • реформа системы государственной поддержки семьи и пенсионной системы уменьшили, но не ликвидировали преимущественное положение женщин в этой сфере; • сокращение охвата населения системой социального обеспечения, имевшее место во многих странах (и, вероятно, склонное к расширению быстрыми темпами в дальнейшем), не обнаружило сколько-нибудь значительного нарушения гендерного равенства. Из трех исследованных стран исключение составила лишь Хорватия, где сокращение охвата было более значительным в когорте мужчин; • уменьшение поддержки государства в вопросах воспитания и ухода за детьми привело к тому, что вся мера ответственности за выполнение этих функций вновь легла на плечи женщин. В сочетании с традиционно высокими показателями экономической активности это положение обусловило увеличение двойного бремени, возлагаемого на женщин, и рост их временных затрат; • необходимо провести более тщательный анализ и сбор дополнительных данных для установления того, в какой степени процесс приватизации и рост доли частной собственности сопровождается ущемлением прав женщин на пользование земельными ресурсами и другими видами имущества; • как представляется, в Киргизии женщины обладают равным правом пользования земельным наделом лишь в той мере, в какой они остаются членами домашнего хозяйства. Они утрачивают это право при расторжении брака и (в меньшей степени) в случае смерти супруга; • на сегодняшний день мы не располагаем данными, свидетельствующими о существовании гендерного неравенства в отношении доступа к кредитам, причем можно про_______________ 36 См. работы, посвященные анализу ситуации в России: Lokshin и др., 2000; Klugman и Motivans, 2001. 48


гнозировать увеличение значимости этого фактора по мере развития рыночной экономики в регионе; если принимать во внимание различия в индивидуальных параметрах и характеристиках домашних хозяйств, нельзя с уверенностью констатировать, что семьи, во главе которых стоит женщина, обнаруживают большую склонность к перемещению за черту бедности, чем другие модели домашних хозяйств; лишь в отношении Грузии и Таджикистана справедливо утверждение о том, что гендерная принадлежность главы семьи сама по себе является коррелятом дефицита дохода.

3.24. На основании вышеперечисленных положений можно констатировать, что ключевыми аспектами, вызывающими озабоченность по поводу потенциально более высокой уязвимости женщин по сравнению с мужчинами в отношении экономических возможностей, являются следующие: • последствия оттока рабочей силы в неформальный сектор рынка труда для показателей охвата системой социального обеспечения; • дифференцированный доступ к факторам производства (т.е. земле и капиталу) для женщин и мужчин. Дифференцированный доступ к кредитам представляет собой важный аспект данного вида неравенства, поскольку получение кредита является необходимым условием приобретения указанных видов имущества, что особенно справедливо в отношении беднейших слоев населения.

Вставка 3.4. Спровоцировал ли переходный период углубление гендерного разрыва в отношении экономических возможностей? Анализ реформы системы социального обеспечения и тенденций развития других экономических возможностей позволяют говорить о следующем. • Сокращение системы поддержки семьи: • Уменьшение размера детских пособий обусловило сокращение доли женщины в совокупном размере семейного дохода, что имело важные последствия для права голоса, которым она располагала в семье. • Сокращение численности государственных детских воспитательных учреждений и других видов услуг, направленных на оказание поддержки семье, в сочетании с постоянно растущими показателями экономической активности обусловили рост «дефицита времени» у женщин, что вызывает озабоченность в отношении испытываемого женщинами стресса и состояния их здоровья. • Реформы пенсионной системы: переход к системе, основанной на размере произведенных отчислений и продолжительности трудового стажа, сократил, хотя и не ликвидировал полностью преференциальное отношение системы к женщинам. Отток рабочей силы в неформальный сектор рынка труда приводит к постоянному сокращению охвата системой, однако на сегодняшний день не имеется данных, подтверждающих наличие гендерного неравенства в плане этой тенденции. • Другие экономические возможности: ограниченные данные позволяют предположить, что женщины лишены возможности в полной мере воспользоваться результатами приватизации и экономической либерализации, проводимых в странах региона. Мужчины завладевают все большей долей собственности. В случае расторжения брака женщины все чаще теряют право на землю, имущество и получение алиментов. • Гендерная структура и уровень бедности: картина, полученная в результате анализа показателей бедности, имеет неоднозначный характер. Лишь в Грузии и Таджикистане более велика вероятность того, что семьи, возглавляемые женщинами, могут оказаться в категории бедных. Во многих странах (Албания, Болгария, Венгрия, Латвия, Молдавия, Румыния) в неблагоприятном положении оказываются лишь некоторые группы (женщины старшей возрастной группы, родители-одиночки). В других странах не выявляется очевидного режима благоприятствования в отношении отдельных гендерных категорий, если только учитывать при анализе другие характеристики домашних хозяйств.

49


3.6. Рекомендации и дальнейшие шаги 3.25. При разработке рекомендаций мы исходили непосредственно из выводов, изложенных в предыдущем разделе главы. Предложения направлены на борьбу с любыми проявлениями гендерного неравенства в отношении экономических возможностей, не связанных с уровнем дохода, о которых шла речь в настоящей главе. Как представляется, для реализации указанных целей необходимо предпринять следующие меры: • осуществлять мониторинг последствий недавних изменений в пенсионной системе и системе социального обеспечения для подтверждения того, что женщинам продолжает выплачиваться достаточная компенсация за выполнение ими репродуктивных функций и обязанностей по уходу за детьми; • выявлять возможное гендерное неравенство в отношении последствий сокращения занятости и расширения неформального рынка труда для показателей охвата системой социального обеспечения; • при разработке реформ пенсионной системы и системы социального обеспечения необходимо оценивать потенциальные последствия планируемых изменений для сохранения относительного уровня благосостояния мужчин и женщин; • проводить анализ динамики доступа женщин к средствам производства (т.е. земле и капиталу) и кредитам; • обеспечить первоочередное правоприменение писаного права по отношению к обычному праву в том случае, если последнее создает дополнительные барьеры для обеспечения гендерного равенства.

50


Глава 4. Гендерное неравенство в системе образования

4.1. Традиционно страны региона занимали достаточно высокое положение с точки зрения средних показателей уровня образования и по международным стандартам отличались незначительным гендерным неравенством37. В социалистическую эпоху широкий охват системой образования всех слоев населения, независимо от их гендерной принадлежности, был неотъемлемой составляющей стратегии обеспечения гендерного равенства на рынке труда и важным условием экономического развития. 4.2. Однако в настоящее время усиливается обеспокоенность тем, что отсутствие четко обозначенной стратегии развития, наблюдавшееся на протяжении последних десяти лет, в сочетании с ростом бедности и сокращением размера государственного бюджета может привести к утрате некоторых достижений дореформенного периода и спровоцировать рост гендерного неравенства в сфере образования, особенно в странах Центральной Азии. В настоящей главе эти вопросы исследуются на базе имеющихся статистических данных38.

4.1. Гендерное неравенство в отношении уровня образования в дореформенный период 4.3. Как свидетельствует официальная статистика, в 1989 году показатель зачисления учащихся в системе базового образования в странах региона составлял 90 процентов и выше. Лишь в четырех странах — Азербайджане, Грузии, Киргизии и Таджикистане — средний показатель зачисления учащихся в системе среднего образования находился на уровне ниже 65 процентов (Всемирный банк, 2000с). В то же время показатели зачисления учащихся в системе высшего образования существенно варьировались на территории стран региона и колебались от 18 процентов в Словении до 5 процентов в Албании (Всемирный банк, 2000с). 4.4. Учитывая высокие средние показатели зачисления в системе образования по всем странам региона, неудивительно, что гендерные различия в отношении численности учащихся в учреждениях начального образования были предельно малы. В системе среднего образования гендерные различия также были несущественны. В начале переходного периода лишь в Узбекистане и Таджикистане показатель зачисления девушек в образовательные учреждения оказался ниже показателя зачисления юношей более чем на 5 процентов. В то же время в ряде государств численность девушек в образовательных учреждениях превышала численность юношей более чем на 5 процентов39. Гендерное неравенство было более ощутимым в системе высшего образования, о чем свиде_______________ 37 ЮНИСЕФ (1999). 38 См. также данные, представленные в Статистическом приложении. 39 К этим странам относятся Россия, Молдавия, Эстония, Хорватия (по состоянию на 1990 год); Украина и Белоруссия (по состоянию на 1992 год, первый год, по которому имеются данные по этим двум странам). 51


тельствуют данные, представленные в Диаграмме 4.2. В действительности лишь в Украине и Словакии показатель гендерного варьирование был ниже 5 процентов, однако вектор гендерного различия обнаруживает существенное варьирование в государствах региона. Девушки находились в явно ущемленном положении в Азербайджане и Таджикистане (соотношение показателей зачисления по гендерным категориям в этих странах составляло соответственно 0,62 и 0,69) и в меньшей степени в Чехии и Румынии (соответственно 0,81 и 0,93). С другой стороны, в большинстве государств Центральной Европы показатели зачисления девушек значительно превышали аналогичные показатели для юношей.

Диаграмма 4.1. Гендерные различия в показателях зачисления учащихся в системе среднего образования в 1990 году

Примечание: * — по состоянию на 1992 г. Источник: Гендерная статистика Всемирного банка.

Диаграмма 4.2. Гендерные различия в показателях зачисления учащихся в системе высшего образования в 1990 году

Примечание: * — по состоянию на 1992 г. Источник: Гендерная статистика Всемирного банка.

52


4.2. Последствия переходного периода для состояния гендерного равенства в системе образования 4.5. С началом переходного периода отмечались сокращение размера государственного бюджета, рост уровня бедности и потеря четких ориентиров в стратегии проведения реформ системы социального обеспечения в странах региона. Кроме того, наблюдалась значительная модификация принципов функционирования рынка труда и уровня требуемой квалификации. Все эти факторы имели важные последствия для системы образования в государствах Европейского и Центрально-Азиатского региона, особенно для таких ее составляющих, как система среднего и высшего образования. 4.6. В начале указанного периода произошло резкое снижение показателей зачисления в образовательные учреждения в странах региона, однако в последние пять лет во многих из них наблюдается рост данных показателей. При этом следует отметить, что в условиях недостатка статистической информации имеющиеся сведения дают необъективную картину, поскольку показатели посещаемости в категории зачисленных учащихся постоянно падают. Кардинальная перестройка экономической системы обусловила необходимость отказа от традиционной модели профессионально-технического образования, однако лишь в некоторых странах произошла декомпенсация этого явления за счет увеличения численности учащихся в общеобразовательных учреждениях. В других случаях, как, например, в Албании, затрудненный переход из учреждений профессиональнотехнического образования в общеобразовательные учреждения является основной причиной уменьшения численности юношей в системе среднего образования (поскольку традиционно мальчики обнаруживают большую склонность к получению профессионально-технического образования). Наконец, постоянное сокращение финансирования системы образования вызывает сомнения в качестве школьного образования и уровне знаний, приобретенных учащимися40. 4.7. По состоянию на 1997 год показатели зачисления в системе базового образования оставались достаточно высокими в большинстве стран региона, хотя в пяти Центрально-Азиатских республиках, а также в Армении, Грузии, Албании и послевоенной Хорватии отмечалось их падение ниже уровня 90 процентов. Сокращение численности учащихся было более заметно в системе среднего образования. К 1995 году в девяти странах — Албании, Молдавии, Центрально-Азиатских республиках и государствах Закавказья41 — показатель зачисления находился на уровне 55 процентов или ниже. В противоположность этой тенденции после первоначального падения в странах региона наблюдался общий рост показателей зачисления в системе высшего образования. Исключение составляли Албания, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан, где и так невысокие показатели зачисления снизились еще больше. 4.8. Насколько значительным оказалось влияние структурных изменений и некоторого ухудшения показателей функционирования системы образования на углубление гендерных различий между мужской и женской когортами учащихся? Данные, полученные из официальных источников или собранные в ходе различных статистических обследований, таких, как ОУЖ и ОДССЗН, свидетельствуют о том, что на протяжении переходного периода сохранялся достаточно высокий уровень гендерного равенства в отношении показателей зачисления в системе начального образова_______________ 40 Более подробно об изменениях, произошедших за последнее десятилетие, см. Всемирный банк (2000d). 41 Кроме Албании и Молдавии, в их число входят Армения, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. 53


ния. Следовательно, можно предположить, что сокращение численности учащихся в равной мере затронуло обе гендерные категории. 4.9. Вместе с тем необходимо отметить, что динамика показателей системы послебазового обучения демонстрирует явные региональные различия. Как свидетельствуют данные, представленные в Диаграмме 4.3, в Чехии, Венгрии и Украине численность юношей в учреждениях среднего образования уменьшилась по сравнению с численностью девушек. В связи с этим особую обеспокоенность вызывает Украина, где положение юношей в системе образования было и ранее весьма неблагоприятным. С другой стороны, в Таджикистане и Македонии наблюдалось постоянное сокращение численности учащихся женского пола по сравнению с численностью учащихся мужского пола, что также вызывает тревогу, принимая во внимание и так довольно невысокую численность девушек в образовательных учреждениях. Следует подчеркнуть, что в ряде стран за последнее десятилетие улучшилась ситуация в сфере гендерного равенства в системе среднего образования, что стало возможным благодаря сокращению численного преимущества девушек, существовавшего до начала переходного периода. Эта тенденция наиболее характерна для государств Центральной Европы и некоторых Европейских республик БСС.

Диаграмма 4.3. Соотношение показателей численности учащихся женского и мужского пола в системе среднего образования

Примечание: * — по состоянию на 1992, 1998 гг. ** — по состоянию на 1990, 1996 гг. Источник: Гендерная статистика Всемирного банка.

4.10. Данные, приведенные в Диаграмме 4.3, подтверждаются при сопоставлении с чистыми показателями зачисления, полученными по результатам обследования домашних хозяйств и представленными в Таблице 4.142. В указанной таблице содержатся также сведения по Армении и Косово. В подтверждение официальных статистических данных результаты обследований позволяют сделать следующие выводы: _______________ 42 Показатель зачисления определяется как процент населения школьного возраста, посещающего школу. Система базового образования охватывает возрастную категорию от 7 до 14 лет; среднего образования — от 15 до 17 лет; высшего образования — от 18 до 22 лет. 54


в Киргизии и Молдавии отмечаются более низкие показатели зачисления юношей. В Киргизии неблагополучное положение юношей характерно прежде всего для городских районов; в Узбекистане и особенно в Таджикистане наблюдается явное ущемление положения девушек.

4.11. В добавление к вышесказанному анализ данных, представленных в таблице, позволяет заключить, что: • в Армении также регистрируются более низкие показатели зачисления юношей; • девушки оказываются в явно неблагополучном положении в Косово, причем наиболее ярко данная тенденция проявляется в сельских районах края, где соотношение показателей зачисления девушек и юношей оказывается на треть ниже аналогичного соотношения по городским районам. 4.12. Наконец, в ряде государств показатели зачисления девушек превышают аналогичные показатели в группе юношей. Это положение отражено в Диаграмме 4.4. Все страны, по которым имеются статистические данные, разделены в ней по трем категориям: страны, в которых отмечается неблагополучное положение девушек; страны, в которых превышение показателя зачисления девушек составляет менее 5 процентов; страны, в которых превышение показателя зачисления девушек превышает 5 процентов. К первой категории относятся Латвия, Болгария и Грузия, для которых фактический показатель гендерного равенства — соотношение численности учащихся женского и мужского пола — составляет 99 процентов (Латвия, Болгария) и 98 процентов (Грузия). В эту же категорию входят Таджикистан и Узбекистан, где данный показатель составил лишь 89 процентов по состоянию на последний год, по которому имеются данные, разукрупненные по гендерным категориям, — соответственно 1996 и 1994 годы.

Таблица 4.1. Соотношение показателей численности учащихся женского и мужского пола в системе среднего образования (данные статистических обследований) Страна ОУЖ Армения Косово Киргизия Молдавия Таджикистан ОДССЗН Казахстан Казахстан Киргизия Узбекистан

Год проведения статистического обследования

Городские районы

Сельские районы

Итого

1999 2000 1998 2000 1999

1,15 0,92 1,20 1,1 0,73

1,11 0,66 1,03 1,1 0,77

1,13 0,78 1,07 1,1 0,76

1995 1999 1997 1996

1,02 1,06 1,12 1,01

1,15 1,05 1,00 0,85

1,10 1,06 1,04 0,90

Источник: ОУЖ, данные Всемирного банка и MEASURE ОДССЗН+.

55


Диаграмма 4.4. Численность учащихся в системе среднего образования в 1998 году

Уловные обозначения: показатели зачисления учащихся в системе среднего образования; соотношение численности учащихся женского и мужского пола в 1998 году: данных не имеется; от 0,86 до 0,99; от 1,00 до 1,04; от 1,05 до 1,16. Примечание. Соотношение показателей численности учащихся женского и мужского пола в системе среднего образования по выборке Европейских государств составляет: для Германии — 0,98; Греции — 1,01; Италии — 0,99; Испании — 1 ,06; Швеции — 1,27; для Великобритании — 1,15.

Источник: Гендерная статистика Всемирного банка.

4.13. Кроме того, последние данные, полученные по результатам анализа тестовых работ учащихся по программе оценки динамики результатов изучения математических и естественных наук в различных странах мира, позволяют сделать вывод об отсутствии в государствах региона, кроме Чехии, статистически значимых расхождений результатов работ по математике между юношами и девушками в возрасте 15 лет43. Однако в области естественных наук очевидное преимущество сохраняется за мальчиками. 4.14. В различных странах региона одним из следствий переходного периода стало увеличение численности девушек в учреждениях системы высшего образования по сравнению с численностью учащихся мужского пола. Исключением является Таджикистан, где соотношение показателей зачисления учащихся женского и мужского пола в системе высшего образования уменьшилось более чем на 20 процентов и составило 0,49 пунктов. Как свидетельствуют официальные данные, представленные в Диаграмме 4.5, по состоянию на 1998 год лишь в двух странах региона — Азербайджане и Таджикистане — показатель зачисления девушек был ниже, чем показатель зачисления юношей. Данные статистических обследований, приведенные в Таблице 4.2, подтверждают существование этой тенденции также в Узбекистане и Косово. 4.15. С другой стороны, в ряде государств в неблагоприятном положении оказываются юноши. В Латвии и Литве их численность в учреждениях системы высшего образования оказывается на 50 процентов ниже численности девушек, а в Армении, по данным ОУЖ, этот разрыв превышает _______________ 43 Перечень стран региона, по которым проводилось обследование, выглядит следующим образом: Болгария, Чехия, Венгрия, Латвия, Литва, Македония, Молдавия, Румыния, Россия, Словакия и Словения. Более подробно этот материал представлен в работе Mullis и др. (2000а,b). 56


60 процентов. Данная тенденция открывает интересное направление исследований, поскольку до сегодняшнего дня в большинстве работ, посвященных вопросам гендерного неравенства в сфере образования, анализировались негативные последствия ущемленного положения женщин для экономического роста и уровня благосостояния. Гораздо меньше внимания уделялось изучению возможных последствий нарушения гендерного равенства в обратном направлении.

Диаграмма 4.5. Численность учащихся в системе высшего образования в 1998 году

Условные обозначения: показатели зачисления учащихся в системе высшего образования; соотношение численности учащихся женского и мужского пола в 1998 году: данных не имеется; от 0,60 до 0,99; от 1,00 до 1,19; от 1,20 до 1,55.

Таблица 4.2. Соотношение численности учащихся женского и мужского пола в системе высшего образования (данные статистических обследований)

Страна ОУЖ Армения Косово Киргизия Молдавия Таджикистан ОДССЗН Казахстан Казахстан Киргизия Узбекистан

Год проведения статистического обследования

Городские районы

Сельские районы

Итого

1999 2000 1998 2000 1999

1,61 1,09 1,12 1,16 0,52

1,62 0,46 1,25 1,11 0,26

1,63 0,75 1,34 1,17 0,37

1995 1999 1997 1996

1,12 0,95 1,36 0,80

1,01 1,01 1,41 0,88

1,10 0,99 1,44 0,85

Источник: ОУЖ, данные Всемирного банка и MEASURE ОДССЗН+.

57


4.16. Судя по данным, приведенным в таблице, проблема значительного гендерного неравенства в системе образования оказывается наиболее актуальной для Таджикистана. За последнее десятилетие в этой стране произошло углубление уже имевшегося значительного гендерного разрыва в отношении уровня образования в точки зрения стандартов, принятых в этом регионе. Более того, указанная динамика свидетельствует о коренном изменении вектора развития, существовавшего до 1990 года. Во Вставке 4.1 этот вопрос рассматривается более подробно.

Вставка 4.1. Уровень образования в Таджикистане Данные диаграммы, составленной на основании результатов ОУЖ, проводившегося в Таджикистане в 1999 году, убедительно показывают, что до начала переходного периода в стране наблюдалось постепенное повышение уровня образования населения. Это было обусловлено тем, что уровень образования молодого поколения был выше уровня образования их родителей. Более того, к концу 1980-х годов произошло почти полное выравнивание уровня образования женщин по сравнению с уровнем образования мужчин. Так, в 1990 году в возрастной категории от 22 до 35 лет 90 процентов женщин и 94 процента мужчин закончили курс среднего или высшего образования. Для сравнения: в возрастной категории от 35 до 50 лет доля женщин, закончивших курс среднего или высшего образования, составляла менее 80 процентов, а в старшей возрастной категории — 50 процентов. Озабоченность вызывает тот факт, что, если существующая тенденция к уменьшению зачисления в системе образования и увеличению гендерных различий сохранится и в дальнейшем, Таджикистан может утратить одно из основных достижений социалистического периода в области социальной политики. Уровень образования в Таджикистане, 1999 год

Источник: ОУЖ в Таджикистане за 1999 г., Всемирный банк.

4.17. Наконец, в таблицах 4.3а и 4.3b представлены показатели зачисления учащихся в системе базового и среднего образования, разукрупненные по гендерным категориям, для этнической группы цыган и других этнических групп населения по выборке стран. Эти данные взяты из Обследования этнической группы цыган, проведенного специалистами Йельского университета США (2000). На основании проведенного ими анализа можно сделать вывод о том, что в системе среднего образования уровень гендерного неравенства в отношении мальчиков несколько выше среди цыганского населения по сравнению с другими этническими группами, проживающими на территории Болгарии и в меньшей степени на территории Румынии. В то же время положение девочек-цыганок в системе среднего образования оказывается более благоприятным в Венгрии и в системе базового образования — в Румынии. В целом необходимо отметить, что в системе среднего образования наблюдается очень низкая численность цыганского населения, особенно в Болгарии и Румынии. 58


Таблица 4.3а. Показатели численности учащихся в системе базового образования по этническим группам Страна Болгария Венгрия Румыния

нецыгане цыгане нецыгане цыгане нецыгане цыгане

Женщины

Мужчины

90,20 57,06 88,41 88,28 86,76 71,22

91,95 63,77 88,81 85,30 89,51 71,46

Соотношение численности учащихся женского и мужского пола 0,98 0,89 1,00 1,03 0,97 1,00

Источник: база данных Обследования этнической группы цыган Йельского университета (2000), подсчеты автора.

Таблица 4.3b. Показатели численности учащихся в системе среднего образования (старшие классы) по этническим группам Страна Болгария Венгрия Румыния

нецыгане цыгане нецыгане цыгане нецыгане цыгане

Женщины

Мужчины

86,37 16,71 94,07 84,49 81,81 34,12

86,21 23,53 91,27 76,13 80,23 37,93

Соотношение численности учащихся женского и мужского пола 1,00 0,71 1,03 1,11 1,02 0,90

Источник: база данных Обследования этнической группы цыган Йельского университета США (2000), подсчеты автора.

4.3. Экономический рост, уровень дохода домашних хозяйств и этническая принадлежность через призму гендерного неравенства в системе образования 4.18. Большинству стран Центральной Европы, вступивших на путь создания рыночной экономики, удалось достаточно быстро справиться с экономическим спадом, наблюдавшимся в первые годы переходного периода. В процессе реформирования экономической структуры возникла потребность в квалифицированной рабочей силе, что вызвало необходимость выделения ресурсов на улучшение качества образования. В результате в этих странах не только увеличилась численность учащихся в системе высшего образования, но и произошел переход учащихся из профессиональнотехнических и ремесленных средних учебных заведений в общеобразовательные средние школы. В качестве примера можно привести Венгрию и Польшу. 4.19. Данные, представленные в Диаграмме 4.6, подтверждают наличие связи между размером подушевого дохода и показателями зачисления в системе среднего образования. В Словении, 59


имевшей наиболее высокий объем ВВП в расчете на душу населения, был зарегистрирован показатель зачисления на уровне 86,3 процента, в то время как в Таджикистане, беднейшей стране региона (объем ВВП на душу населения — 944 доллара США), показатель зачисления составляет лишь 36 процентов. Однако существуют и весьма заметные исключения. Так, Польша имеет наиболее высокий показатель зачисления в системе среднего образования, хотя по размеру ВВП на душу населения эта страна находится на шестом месте. Другой крайностью является Чехия, занимающая второе место по размеру ВВП на душу населения, но имеющая довольно низкие показатели зачисления.

Диаграмма 4.6. Уровень образования и размер ВВП на душу населения, 1997 год

4.20. За время переходного периода возросла актуальность гендерного неравенства показателей зачисления в системе образования, напрямую связанных с уровнем дохода, поскольку частные издержки обучения в учреждениях среднего и высшего образования существенно увеличились во всех государствах региона. Базовое образование остается в основном доступным всем категориям населения, независимо от уровня дохода, однако введение в некоторых странах официально установленных расценок на образовательные услуги (в сочетании с различными неофициальными сборами) значительно ухудшило положение студентов и их родителей, особенно принадлежащих к категории населения с низким уровнем дохода. Данные статистических обследований, приведенные в Диаграммах 4.7 и 4.8, свидетельствуют о том, что в настоящее время не выявлено однозначного соотношения между существованием гендерного неравенства показателей зачисления и уровнем потребления домашних хозяйств. Вопреки ожиданиям во всех странах, по которым проводились соответствующие обследования, девушки из семей, относящихся к статистической группе с наиболее низким уровнем дохода, не испытывают более серьезных трудностей при поступлении в образовательные учреждения, чем девушки из обеспеченных семей. Боле того, в некоторых странах соотношение численности учащихся женского и мужского пола оказывается выше именно в статистической группе с наиболее низким уровнем дохода. Возможно, это обусловлено тем, что юноши из менее обеспеченных семей обнаруживают большую склонность к досрочному прекращению курса обучения и началу трудовой деятельности, чем девушки, принадлежащие к той же возрастной группе. Явным исключением из этого общего правила было Косово в 2000 году, после окончания военного конфликта. 60


Диаграмма 4.7.

Соотношение численности учащихся женского и мужского пола в системе среднего образования (данные статистических обследований)

Источник: ОУЖ, Всемирный банк.

Диаграмма 4.8.

Соотношение численности учащихся женского и мужского пола в системе высшего образования (данные статистических обследований)

Источник: ОУЖ, Всемирный банк.

4.4. Является ли проблема гендерного неравенства в системе образования актуальной для стран Европы и Центральной Азии? 4.21. При ответе на этот вопрос необходимо учитывать следующее: • в начале переходного периода степень гендерного неравенства в отношении показателей зачисления в системе базового и среднего образования была предельно мала; • во многих странах численность девушек в системе высшего образования была выше численности юношей. 61


4.22. С учетом этой исходной позиции тенденции, выявившиеся в последние десять лет, вызывают некоторую озабоченность. Во Вставке 4.2 представлены выводы, сделанные в ходе анализа. Особенно хотелось бы выделить следующие положения: • в Таджикистане отмечается высокая степень неравенства девочек в системе среднего и высшего образования, причем это неравенство продолжает углубляться. По данным статистических обследований, такая же тенденция характерна для Узбекистана и Косово; • во многих странах отмечается чрезвычайно высокая степень неравенства юношей, которая продолжает возрастать. Это дает пищу для размышлений над интересным и пока не изученным вопросом о последствиях ущемленного положения мужчин в системе образования для темпов роста экономики и эффективности функционирования экономической системы. Вставка 4.2. Гендерные различия и результаты образования Ступень образования Базовое образование Среднее образование

Высшее образование

Тенденции — показатели зачисления остаются высокими; — гендерных различий не отмечено/ — после первоначального падения возобновился рост общей численности учащихся; — однако в странах Центральной Азии, Закавказья и Южной Европы наблюдается постоянное снижение показателей зачисления; — — в Албании, Чехии, Киргизии и Украине произошло более значительное сокращение численности юношей в системе среднего образования по сравнению с девушками. — повышение общих показателей зачисления; — неблагоприятное положение девушек в Таджикистане (ОУЖ, 1999), Узбекистане (ОДССЗН, 1996) и Косово (ОУЖ, 2000); — неблагоприятное положение юношей в остальных странах; — рост показателей зачисления девушек в государствах ЦВЕ и снижение аналогичных показателей в странах Центральной Азии.

4.5. Дальнейшие шаги 4.23. Проведенный в настоящей главе анализ подтверждает необходимость тщательного отслеживания динамики показателей зачисления в системе образования и гендерного неравенства применительно к обеим гендерным категориям. Что касается некоторых стран Центральной Азии и Косово, то здесь требуется исследовать причины, препятствующие получению девушками школьного образования. Во многих других государствах актуальной является проблема досрочного прекращения юношами среднего образования. В связи с этим представляется необходимой разработка политических мер и практических программ, направленных на удовлетворение специфических потребностей обеих гендерных категорий в реальных условиях той или иной страны. Общей схемой государственного вмешательства для стран с низким уровнем дохода является распределение программ помощи нуждающимся семьям через систему школьного образования, что поставит их в зависимость от продолжения обучения в школе. Подобная схема может быть рассмотрена в контексте широкомасштабных реформ системы поддержки семьи в государствах Европы и Центральной Азии.

62


Глава 5. Гендерная структура и состояние здоровья населения

5.1. Оценка фактора влияния переходного периода на состояние здоровья населения и выявление различий в его воздействии на мужскую и женскую когорты являются трудновыполнимой задачей, поскольку в дореформенный период была распространена практика намеренной фальсификации официальной статистики о состоянии здоровья нации, причем эта практика сохраняется в некоторых странах и по сей день. Тем не менее данные из различных источников подтверждают важность последствий переходного периода для всех стран региона, а также наличие явного регионального варьирования в отношении того, как этот процесс сказался на мужской и женской когортах. Первые годы истекшего десятилетия были отмечены двумя основными тенденциями, вызывавшими особое беспокойство: «кризисом уровня смертности», резким увеличением психических заболеваний и распространенностью моделей поведения, связанных с риском. Хотя женщины также оказались не застрахованными от этих проблем, однако наиболее ярко они проявились в положении мужской когорты. Правда, как свидетельствует статистика, в последние пять лет во многих странах наблюдается рост продолжительности жизни, а число психических заболеваний пошло на спад. Особенно актуальной проблемой для последних пяти лет стало влияние переходного периода на репродуктивное здоровье женщин. 5.2. В настоящей главе подробно рассматриваются все эти вопросы. Кроме того, анализируются динамика показателей рождаемости и связанная с этим проблема старения населения.

5.1. Гендерные различия в продолжительности жизни 5.3. Возможно, наиболее широко распространенным отрицательным последствием переходного периода явилось резкое и непредвиденное сокращение продолжительности жизни. Из 23 стран, по которым выстроен временной ряд, сокращение продолжительности жизни мужчин отмечалось в 22, а сокращение продолжительности жизни женщин — в 16 странах. В ряде государств данная тенденция не стала столь значительной и оказалась временным явлением, однако в других странах наблюдалось существенное устойчивое снижение продолжительности жизни, затронувшее прежде всего мужскую когорту. Особенно серьезные масштабы это явление приобрело в России, Украине, Белоруссии, государствах Балтии и в Казахстане, где средняя продолжительность жизни сократилась на 4,5 года за период с 1989 по 1995 год. В России и Казахстане продолжительность жизни мужчин уменьшилась на 7,3 года по сравнению с наиболее высоким показателем в 1987 году и в 1994 году составила почти 57,6 года. В Белоруссии продолжительность жизни достигла наиболее низкой отметки в 1999 году (после 1999 года статистических данных не имеется)44. 5.4. Во всем мире продолжительность жизни женщин выше, чем мужчин. В среднем разрыв составляет 4 года, однако, как свидетельствуют данные, представленные в Диаграмме 5.1, он гораздо выше в _______________ 44 Данные о продолжительности жизни и других показателях состояния здоровья населения представлены в Статистическом приложении. 63


странах Европы и Центральной Азии, хотя и здесь отмечается существенное варьирование этого показателя. В трех славянских государствах бывшего Советского Союза, трех государствах Балтии и Казахстане разница в продолжительности жизни женщин и мужчин составляет 10 лет. В России разрыв составляет 12,5 года, что является самым высоким показателем в мире. Более того, некоторое сокращение данного разрыва, наметившееся с середины 1990-х годов, скорее всего, обусловлено изменением возрастной структуры населения, а не реальным снижением уровня повозрастной смертности. В странах Восточной Европы превышение продолжительности жизни женщин варьируется от 6 до 8 лет, в то время как в бывших югославских республиках, некоторых государствах Центральной Азии, в Армении и Албании этот разрыв составляет менее 6 лет, что приближается к показателям по США, где продолжительность жизни женщин превышает продолжительность жизни мужчин на 5,5 года.

Диаграмма 5.1.

Превышение продолжительности жизни женщин по отношению к продолжительности жизни мужчин в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона, а также по выборке стран, 1999 год

Источник: ЮНИСЕФ; база данных программы Transmonee.

5.5. В основе беспрецедентно большого гендерного разрыва, характерного для Европейских государств — бывших республик Советского Союза, лежит резкое увеличение гендерного дифференциала, произошедшее за последние десять лет (см. Диаграмму 5.2). В Белоруссии гендерный разрыв увеличился в три раза, а в России — в два с половиной раза. В то же время данные, представленные в диаграмме, свидетельствуют о том, что вопреки общепринятому мнению увеличение гендерного разрыва наблюдалось не во всех странах. На самом деле в странах Центральной Европы и Закавказья в основном происходило его сокращение, причем в некоторых случаях весьма значительное, как, например, в Армении и Чехии.

Анализ причин преждевременной смертности мужчин 5.6. «Кризис уровня смертности» явился продуктом прежней коммунистической идеологии, рассматривавшей состояние здоровья населения как результат деятельности государственной системы здравоохранения. Такой подход обусловил ослабление чувства ответственности как отдельных граждан, так и целых сообществ за качество медицинских услуг, недостаток информации о функ64


ционировании системы здравоохранения, а также отсутствие у населения реальных возможностей улучшить качество здоровья. Следствием переходного периода стало ухудшение государственной системы здравоохранения в отсутствие механизмов, способствующих повышению ответственности и информированности индивидов в вопросах сохранения и улучшения состояния здоровья.

Диаграмма 5.2. Динамика гендерного разрыва в продолжительности жизни за период с 1990 по 1999 год Страны Европы и Центральной Азии

Источник: ЮНИСЕФ; база данных программы Transmonee.

5.7. Беспрецедентное сокращение продолжительности жизни совпало по времени с началом экономических реформ и резким ростом безработицы. На самом деле, создается впечатление, что динамика продолжительности жизни и изменения гендерного разрыва зеркально отражают динамику темпа реформ. Это положение подтверждается и на практике. В частности, страны, в которых реформы осуществлялись более быстрыми темпами, испытывали меньшую экономическую депрессию и скорее выходили из нее, этот процесс сопровождался относительно небольшим снижением продолжительности жизни, быстрым восстановлением этого показателя и менее значительным разрывом между мужской и женской когортами. Данное соотношение не обязательно выражает причинную обусловленность явлений, так как, вероятно, определенную роль здесь сыграли и другие факторы. Однако прямое соотношение можно установить, по крайней мере, в изменениях продолжительности жизни и динамики гендерного разрыва. Так, продолжительность жизни достигла нижней отметки при одновременном максимально возможном увеличении гендерного разрыва в Польше, Чехии и Словакии, Венгрии и Словении в период между 1990 и 1993 годом. В этих странах сокращение продолжительности жизни было незначительным для обеих гендерных категорий, как правило, менее чем на год, а затем, к концу десятилетия, произошел рост этого показателя на 2—4 года, причем в большинстве государств наблюдалось параллельное сокращение разрыва между мужской и женской когортами. 5.8. Подобное наблюдение позволило сделать вывод о том, что сочетание таких факторов, как экономическая нестабильность, обнищание населения и угроза все возрастающего уровня безработицы, явилось основной причиной роста преждевременной смертности. В самом деле, ряд исследований, проведенных в отношении России, подтверждают это предположение (Brainerd и Varavikova, 2001; McKee и Shkolnikov, 2001). Авторы указанных работ также едины в своей оценке механизмов влияния процесса экономической трансформации на продолжительность жизни. Неко65


торые догадки по поводу прямо взаимосвязанных моментов возникают при анализе распределения показателя смертности по возрастным группам в мужской когорте. Уровень смертности здесь оказывается наиболее высоким по сравнению с аналогичным показателем для стран Западной Европы в возрастной категории от 35 до 44 лет (McKee и Shkolnikov, 2001). Наиболее распространенными факторами, способствующими столь значительному росту смертности в этой группе, можно назвать такие, как нанесение различных телесных повреждений (включая попытки суицида), применение насилия, сердечно-сосудистые заболевания и другие виды заболеваний, прямо или косвенно связанные с употреблением алкоголя и табакокурением (Shkolnikov и др., 2001). 5.9. К 1997 году уровень смертности в результате нанесения телесных повреждений и применения насилия среди мужчин моложе 65 лет был в пять раз выше в странах БСС, чем в странах Западной Европы. Важным элементом, обусловившим существование такого разрыва, был показатель численности суицидов, который превышал более чем в три раза аналогичный показатель для государств Западной Европы. Как свидетельствуют данные, представленные в Диаграмме 5.3, особенно высоким был показатель самоубийств среди мужчин. В странах Европейского и ЦентральноАзиатского региона он превышал аналогичный показатель для женщин в 2—6 раз. Для сравнения: в США разрыв между этими показателями составлял 4,2 раза. Кроме того, если судить по небольшой выборке из 6 стран, по которым мы располагаем данными за определенный период времени, в каждой из них (за исключением Польши) произошло увеличение гендерного разрыва в отношении численности суицидов45.

Диаграмма 5.3. Динамика численности суицидов в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона по гендерным категориям, 1999 год

Источник: ВОЗ (2001).

5.10. Если считать показатель численности самоубийств в качестве косвенного индикатора уровня стресса среди мужчин, выявляется очевидная взаимосвязь между уровнем стресса и гендерными различиями в продолжительности жизни. В Диаграмме 5.4 проводится сопоставление данных о гендерных различиях в продолжительности жизни и соотношения численности суицидов в муж_______________ 45 К этой группе также относятся Хорватия, Армения, Киргизия, Болгария и Россия. 66


ской и женской когортах по выборке стран. Очевидно наличие положительной корреляции этих показателей. Так, для Словакии характерен довольно незначительный уровень гендерного неравенства, однако эта страна стоит на втором месте по численности самоубийств. Как установил Брейнэрд (Brainerd: 2001), в 22 странах с переходной экономикой численность самоубийств в мужской когорте обнаруживает большую зависимость от состояния экономики, чем показатель самоубийств среди женщин, что обусловливает наличие связи между сокращением объема ВВП и ростом гендерного неравенства в отношении продолжительности жизни.

Диаграмма 5.4.

Гендерные различия в продолжительности жизни и численности суицидов в странах Европейского и ЦентральноАзиатского региона, 1999 год

Примечание. Все количественные данные представлены по состоянию на 1999 год, за исключением России, США, Туркмении и Албании, по которым данные о численности суицидов относятся к 1998 году. Источник: ВОЗ (2001).

5.11. Существуют также данные, подтверждающие наличие взаимосвязи между уровнем потребления алкоголя и существованием гендерных различий в продолжительности жизни, особенно в странах БСС. Существование этой зависимости доказывают несколько факторов. С 1980 по 1984 год произошло некоторое увеличение продолжительности жизни, затем данная тенденция значительно укрепилась в период проведения антиалкогольной кампании в 1984—1987 гг.46 Увеличение продолжительности жизни составило 3,2 года для мужчин и 1,3 — для женщин. Снижение смертности из-за полученных телесных повреждений и алкогольного отравления способствовало увеличению продолжительности жизни мужчин еще на 1,8 года. С другой стороны, именно причинение телесных повреждений и алкогольное отравление стали основными причинами сокращения продолжительности жизни в период с 1987 по 1992 год, после свертывания антиалкогольной кампании, причем этот негативный процесс затронул прежде всего мужчин (-2,2 года) и в гораздо меньшей степени женщин (–0,6 года). Данные проведенных недавно статистических обследований свидетельствуют о том, что в последнее время в странах — бывших республиках Советского Союза _______________ 46 За период с 1970 по 1980 г. продолжительность жизни мужчин сократилась на 1,7 года, во-первых, изза увеличения численности заболеваний сердечно-сосудистой системы (-0,9 года) и, во-вторых, вследствие полученных телесных повреждений, несовместимых с жизнью, и алкогольного отравления (-0,7 года). 67


произошло резкое увеличение потребления алкоголя, причем подобная тенденция характерна в гораздо большей степени для мужчин, чем для женщин (ВОЗ, 1999)47. 5.12. Еще одной причиной широкой распространенности заболеваний сердечно-сосудистой системы в государствах региона является высокий показатель табакокурения. При этом между отдельными странами наблюдается значительное расхождение как в отношении численности курильщиков, так и в плане варьирования данного показателя по гендерным категориям, однако, как видно из Диаграммы 5.5, общей тенденцией является более высокий процент курильщиков среди мужчин, чем среди женщин, с разницей на уровне 32 процентов. Гендерное различие является несущественным (на уровне 10—20 процентов) в Венгрии, Словении и Словакии, но во всех остальных странах региона этот показатель колеблется в промежутке от 20 до 50 процентов. Наиболее значительное различие в распространенности табакокурения в мужской и женской когортах зарегистрировано в странах с самыми высокими гендерными различиями в продолжительности жизни, в частности в России и Белоруссии, а также в Грузии, Армении, Киргизии и Боснии.

Диаграмма 5.5. Показатели табакокурения в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона по гендерным категориям, 1999 год

5.13. Лопес (Lopez, 1997) в своем исследовании разделил страны — бывшие республики Советского Союза по трем категориям в зависимости от количества случаев преждевременной смерти, вызванной табакокурением. К первой категории относятся такие славянские государства, как Россия, Украина и Белоруссия, а также Балтийские государства, Казахстан и Армения, где показатель преждевременной смертности, связанной с табакокурением, в мужской когорте колеблется от 25 до 30 процентов, причем в возрастной категории от 35 до 69 лет этот показатель составляет 40 процентов. Ко второй категории были отнесены Азербайджан, Грузия, Киргизия и Молдавия, где уровень смертности мужчин от заболеваний, вызванных табакокурением, находится в пределах 15—20 процентов. Наконец, в третью категорию входят оставшиеся три государства Центральной Азии — Таджикистан, Туркмения и Узбекистан, в которых увлечение табакокурением находится в начальной стадии и обусловливает локализацию показателя смертности, связанной с ним, в мужской когорте на уровне 6—9 процентов. В противоположность вышеуказанной тенденции уровень смертности из-за табакокурения в женской когорте остается довольно низким. В среднем в различных странах региона показатель смертности от заболеваний, приобретенных в результате табакокурения, среди мужчин составил 26 процентов, в то время как для женщин этот показатель находился на уровне 4 процентов. _______________ 47 ВОЗ: Всемирный доклад о текущем положении в сфере потребления алкоголя (1999). 68


5.14. Учитывая вышеизложенное, возникает вопрос, почему переходный период в большей мере способствовал росту численности суицидов и широкому распространению моделей поведения, связанных с риском, в мужской когорте по сравнению с женской. По всей видимости, есть два ответа на этот вопрос: а) уровень стресса, который испытывали мужчины, оказался выше уровня стресса, испытываемого женщинами, и/или b) мужчины и женщины реагируют на стрессовые ситуации по-разному. 5.15. Логическим обоснованием первого вывода является предположение о том, что в тех странах, где преобладала патриархальная модель организации общества, а полная занятость считалась нормой, резкое увеличение за последнее время мужской безработицы привело к дискредитации модели внутрисемейных отношений, построенной по принципу «мужчина — кормилец семьи», которая являлась основой гендерной иерархии до начала переходного периода. Это поставило под сомнение роль мужчины в обществе, что лишь усилило стресс, вызванный экономической уязвимостью и бедностью. Контраргументы в отношении высказанной гипотезы базируются на том, что сокращение помощи государства в сфере воспитания и ухода за детьми в контексте экономической активности женщин, показатель которой остается высоким, должен был не только увеличить временные затраты женщин, но и повысить уровень испытываемого ими стресса. Однако до сих пор неясно, которое из этих двух следствий оказывается наиболее важным. Следовательно, трудно определить, действительно ли переходный период оказал различное воздействие на мужчин и женщин с точки зрения уровня испытываемого ими стресса. 5.16. Альтернативной гипотезой, которая находит все больше сторонников, является предположение о том, что гендерные расхождения в отношении распространенности моделей поведения, связанных с риском, не определяются различиями в уровне стресса, испытываемого гендерными группами, а обусловлены несовпадением реакции мужчин и женщин на стрессовые ситуации. Согласно этой гипотезе, мужчины борются со стрессом с помощью табакокурения, употребления алкоголя или самоубийства, в то время как женщины более склонны к депрессии и психическим расстройствам. К сожалению, эмпирические данные по странам региона, позволяющие дать оценку этой гипотезе, немногочисленны.

5.2. Репродуктивное здоровье нации 5.17. В начале переходного периода состояние здоровья женщин в различных странах региона было достаточно стабильным, при этом они имели свободный доступ к базовым медицинским услугам. Единственное, что вызывало озабоченность, было ограниченное использование современных средств контрацепции и высокая распространенность абортов. Однако в последние годы наметились весьма тревожные тенденции в этом направлении.

Показатель рождаемости 5.18. На протяжении большей части 1980-х годов в странах Восточной Европы сохранялся более высокий уровень рождаемости48, чем в государствах Северной, Западной или Южной Европы (Португалия, Испания, Италия и Греция). Однако в 1990-х годах в странах Восточной Европы про_______________ 48 Наиболее часто используемым способом измерения уровня рождаемости является совокупный показатель рождаемости, определяемый как количество детей, могущих быть рожденными женщиной при осуществлении ею деторождения на протяжении всего репродуктивного периода согласно регистрируемому на момент подсчета коэффициенту фертильности для данной возрастной группы. 69


изошло резкое падение рождаемости, и к концу истекшего десятилетия данный показатель опустился гораздо ниже уровня, существующего в государствах Северной и Западной Европы, и лишь незначительно превысил уровень, характерный для стран Южной Европы (Sobotka, 2001). В 1999 году лишь в государствах Центральной Азии (за исключением Казахстана), в Азербайджане и Албании показатель рождаемости превысил уровень воспроизводства49. 5.19. В соответствии с базовой теорией рождаемости выделяют четыре фактора, определяющие совокупный показатель рождаемости: коэффициент брачности по возрастным категориям; показатель абортов; показатель использования средств контрацепции; продолжительность постнатального грудного вскармливания. Согласно данным проведенных обследований, в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона женщины отказываются от длительного кормления грудью. Следовательно, этот показатель не является решающей переменной при анализе уровня рождаемости в государствах региона. Таким образом, можно предположить, что критическое падение показателя рождаемости, произошедшее в странах региона за последние десять лет, обусловлено действием других факторов, а именно: а) снижением коэффициента брачности; b) более широким использованием современных средств контрацепции; c) высоким показателем абортов50. Динамика коэффициента брачности и изменение возраста вступления в брак 5.20. Как свидетельствуют данные, приведенные в Диаграмме 5.6, за последнее десятилетие произошло увеличение возраста вступления в брак во всех странах региона, за исключением Азербайджана. В государствах Центральной Европы подобная динамика составила примерно 3 года, хотя в Центрально-Азиатских республиках рост этого показателя был далеко не столь значительным. 5.21. Кроме того, в трех Балтийских государствах, а также в Армении, Грузии и Таджикистане наблюдалось сокращение количества заключенных браков на 50 процентов и более. В странах Балтии данная динамика отражает смещение в сторону модели совместного проживания без заключения брака, принятой в государствах Западной Европы, в то время как в республиках Закавказья и в Таджикистане эта тенденция, скорее, обусловлена состоянием хаоса вследствие имевших место этнических конфликтов, что заставляет молодых людей откладывать время вступления в брак. В этих странах многие мужчины брачного возраста выехали за рубеж в поисках работы. В ряде стран с переходной экономикой складывается парадоксальная ситуация, при которой повышение относительной стоимости процедуры регистрации брака также способствовало снижению коэффициента брачности и подтолкнуло многие пары к выбору модели сожительства. К числу государств, в которых отмечено наименее значительное падение коэффициента брачности, относятся Польша, Албания, Словения, Хорватия и Македония, где данный показатель снизился на 15 процентов и менее.

_______________ 49 Показатель рождаемости на уровне воспроизводства определяется как количество детей, которые должна родить женщина за период жизненного цикла для сохранения постоянного темпа роста населения. Этот показатель определяется как 2,1 ребенка в расчете на одну женщину, что позволяет компенсировать возможную детскую смертность. 50 Существуют данные, свидетельствующие о сокращении показателя абортов в странах региона. Однако масштабы и темпы этого процесса представляются не столь однозначными, как утверждает официальная статистика, о чем пойдет речь ниже. 70


Диаграмма 5.6. Динамика количества заключенных браков и среднего возраста вступления в первый брак, 1990—1999 гг.

Источник: ЮНИСЕФ; база данных программы Transmonee.

5.22. Динамика возраста рождения первого ребенка непосредственно отражает увеличение возраста вступления в первый брак. Еще одной важной тенденцией в сфере деторождаемости в странах региона является высокий процент рождения детей вне брака: средний показатель здесь вырос с 10,4 процента в 1989 году до 22,6 процента в 1998 году, а наивысший показатель отмечен в Эстонии — 52 процента.

Динамика абортов 5.23. Традиционно в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона в качестве средства контроля рождаемости женщины предпочитали абортивное прерывание беременности применению современных или традиционных средств контрацепции. Легализация абортов произошла до того, как стали доступными современные средства контрацепции, причем даже после разработки последних не ставилась задача их популяризации. Все это способствовало тому, что показатель абортов в регионе остается одним из наиболее высоких в мире. Так, в России аборты не только превратились в рутинную медицинскую процедуру, но и стали восприниматься как «символ личной свободы в обществе, где государство стремилось к установлению контроля над всеми аспектами жизнедеятельности человека» (Remennick, 1993). 5.24. За последнее десятилетие предпринимались попытки переломить сложившуюся тенденцию и перейти от абортивных методов к методам контрацепции как основному средству контроля рождаемости. Эту идею активно пропагандировали международные организации-доноры и НПО51. Так, Агентст_______________ 51 Среди них такие организации, как Международная ассоциация планирования семьи, Совет по вопросам народонаселения и ЮНФПА. 71


во международного развития при администрации США оказывало помощь правительству России в повышении доступности средств контрацепции для снижения показателя абортов и уровня материнской смертности (Краткий обзор направлений политики в области народонаселения, 2001). Данная программа содействия была разработана в дополнение к Федеральной программе планирования семьи, осуществляемой правительством. В результате этой деятельности за последнее десятилетие произошло снижение числа абортов, о чем свидетельствуют данные, приведенные в Диаграмме 5.7, хотя показатель абортов и остается достаточно высоким по сравнению со средними мировыми значениями. 5.25. В России, Эстонии и Румынии показатель абортов удерживается на уровне свыше 100, то есть более половины случаев беременности прерываются абортивным путем. Для сравнения: в Соединенных Штатах данный показатель составляет 35 абортов на 100 деторождений. В начале 1990-х годов показатель абортов в России был свыше 200, что на практике означало прерывание двух из трех беременностей. В Румынии в 1990—1991 гг. наблюдался всплеск абортов, когда впервые за многие десятилетия произошла их легализация, что стало возможным лишь благодаря смещению Чаушеску, под руководством которого проводилась жесткая политика, направленная на стимулирование рождаемости. С тех пор число абортов в Румынии несколько снизилось, хотя и сейчас этот показатель остается весьма высоким. 5.26. Озабоченность вызывает тот факт, что официальная статистика может переоценивать масштабы снижения показателя абортов. Так, например, существует несколько причин, ставящих под сомнение достоверность официально заявленной динамики этого показателя в отношении России. Хотя статистические данные отражают количество официально зарегистрированных абортов, остается неясным, охватывают ли эти данные все государственные клиники, включая ведомственные больницы, находящиеся в ведении отраслевых предприятий и крупных министерств, помимо Министерства здравоохранения. Кроме того, официально зарегистрированные аборты не учитывают аборты, сделанные в частных клиниках (при весьма вероятном увеличении количества последних) прежде всего теми женщинами, которые предпочитают платить за медицинские услуги более высокого качества. Помимо этого, произошло изменение самой системы статистических подсчетов по нескольким направлениям. В частности, с начала 1991 года была изменена классификационная принадлежность неофициальных абортов с их отнесением в группу абортов «по неустановленной причине», следовательно, носящих «самопроизвольный характер», если только не удавалось установить их криминальное происхождение. Наконец, широкое распространение получили мини-аборты, производимые на ранней стадии беременности, а их регистрация, как известно, является неполной (Popov и David, 1999). В других странах, например в Киргизии, интерпретация статистических трендов затрудняется вследствие широкомасштабной эмиграции этнических русских, среди которых показатель абортов является более высоким. По этой причине при составлении Таблицы 2.14 в Статистическом приложении мы использовали, где это было возможно, данные обследований по совокупному наведенному показателю абортов. Величины, приближающиеся к 0,5, которые, как мы предполагаем, характеризуют этот показатель по Чехии, Словакии и Словении, не выходят за пределы интервала данного показателя по многим западноевропейским странам52. В то же время показатели по многим другим государствам Европейского и ЦентральноАзиатского региона оказываются выше в несколько раз и, как мы считаем, превышают официальные статистические данные. _______________ 52 Совокупный индуцированный показатель абортов обнаруживает параллелизм с совокупным показателем рождаемости в том смысле, что оба эти показателя дают представление о количестве абортов, произведенных среднестатистической женщиной на протяжении жизненного цикла, при сохранении имеющихся значений. 72


Диаграмма 5.7. Динамика количества абортов на 100 живорожденных по выборке стран Европейского и Центрально-Азиатского региона, 1980—1999 гг.

Источник: ЮНИСЕФ; база данных программы Transmonee.

5.27. Подводя итог, можно сказать, что, несмотря на некоторое очевидное сокращение количества абортов, к концу 1990-х годов в ряде стран Европейского и Центрально-Азиатского региона сложилась ситуация, при которой количество абортов, произведенных на протяжении жизни женщины, вполне могло превысить количество рождений.

Тенденции использования средств контрацепции 5.28. За последние годы в странах региона применение современных средств контрацепции увеличилось до такой степени, что в настоящее время показатель их использования превышает среднемировые значения53. Тем не менее во многих государствах региона современные средства контрацепции остаются весьма дорогостоящими по сравнению с абортами. Многие аналитики и особенно представители ультранационалистических движений высказывают опасения по поводу того, что снижение показателя рождаемости, обусловленное применением медикаментозных и других современных средств контрацепции, может оказать негативное влияние на численность населения страны или численность отдельных этнических групп. Консервативные организации, такие, как Русская православная церковь, выступают против абортов и применения современных средств контрацепции, аргументируя свою позицию тем, что оба этих метода пропагандируются умышленно в целях резкого сокращения численности населения России. Средства контрацепции производились в странах региона еще до начала переходного периода, однако зачастую в недостаточном количестве или низкого качества, поскольку относились к категории потребительских товаров и не входили в группу товаров жизненной необходимости. С началом переходного периода внутреннее производство и импорт средств контрацепции существенно возросли, что происходило параллельно с расширением информированности населения об их использовании. _______________ 53 Согласно международной статистике, 60 процентов женщин используют средства контрацепции, а 53 процента — какой-либо вариант современных методов контрацепции. 73


5.29. Источником данных о динамике показателя применения средств контрацепции являются многочисленные обследования демографической ситуации и состояния здоровья населения, а также аналогичные обследования планирования семьи. Такие сведения, имеющиеся только по одиннадцати странам региона, свидетельствуют о том, что показатель использования средств контрацепции резко увеличился за короткий промежуток времени (Диаграмма 5.8). До начала переходного периода средний показатель применения средств контрацепции составлял 35 процентов. К середине 1990-х годов этот показатель вырос приблизительно до 65 процентов и, вполне вероятно, с того времени увеличился еще более. В России за период с 1990 по 1999 год показатель использования средств контрацепции вырос более чем в два раза. Даже в такой стране, как Узбекистан, где традиционно высок уровень рождаемости, этот показатель увеличился с 28 процентов в 1990 году до 56 процентов в 1996-м. Рост показателя использования средств контрацепции рассматривается некоторыми аналитиками как основная причина сокращения количества абортов (RAND, 2001).

Диаграмма 5.8. Показатель использования средств контрацепции по выборке стран Европейского и Центрально-Азиатского региона

Источник: ЮНИСЕФ; база данных программы Transmonee.

5.30. Однако около 40 процентов пользователей полагаются на традиционные методы контрацепции, которые, как хорошо известно, абсолютно неэффективны. Основным традиционным методом практически во всех странах является половое воздержание. Хотя показатели использования средств контрацепции выше в странах ЦВЕ, показатель применения современных методов в группе населения, пользующегося средствами контрацепции, выше в государствах Центральной Азии: в этом регионе среди используемых средств контрацепции современные методы составляют от 70 до 90 процентов по сравнению с менее чем 50 процентами в других странах. В группе современных методов наиболее популярным в большинстве государств является метод использования внутриматочных противозачаточных средств (ВМПС). Наиболее распространенный во всем мире метод стерилизации не находит широкого применения ни в одной из стран Европы и Центральной Азии, несмотря на то что бо´льшая часть используемых средств контрацепции нацелена на прекращение деторождения, а не на создание интервала между родами54. _______________ 54 Анализ показателей рождаемости по различным возрастным группам свидетельствует о том, что в странах региона период запланированной фертильности у женщин заканчивается в более раннем возрасте. 74


5.31. При широко распространенной зависимости от применения неэффективных методов контрацепции важным запасным вариантом остается абортивное прерывание беременности. В Туркмении треть женщин, прибегнувших к абортам, были вынуждены пойти на этот шаг после неэффективного использования контрацептивов. Данный показатель несколько ниже в Узбекистане (12 процентов), в основном вследствие более широкого использования современных методов контрацепции (Westoff и др., 1998). Подсчитано, что если бы удалось предотвратить случаи неэффективного использования методов контрацепции и в дополнение к этому удовлетворить имеющиеся потребности в средствах контрацепции в полном объеме, то в трех Центрально-Азиатских государствах можно было бы добиться сокращения количества абортов на три четверти (Westoff и др., 1998). Согласно более реалистичному прогнозу, если бы прошлые тренды были спроектированы на пятилетний период, это обусловило бы снижение показателя абортов на 25—30 процентов.

Таблица 5.1. Процент замужних женщин репродуктивного возраста, использующих средства контрацепции, по методам контрацепции, обзор по выборке стран СтатистиСовреческое Все менные Страна обследование методы методы Украина 1999 ЦКЗ 67,5 37,6 Молдавия 2000 62,4 42,8 ОКМП Грузия 1999-00 24,7 12,1 ЦКЗ Арменияb 2000 60,5 20,4 ОДССЗН Азербайджан 2000 55,1 15,8 ОКМП Казахстан 1999 66,1 52,7 ОДССЗН Киргизия 1997 59,5 48,9 ОДССЗН Узбекистан 1996 55,6 51,3 ОДССЗН Туркменияb 2000 61,8 45,2 ОДССЗН Таджикистан 2000 33,9 27,3 ОКМП Румыния 1999 48,2 23,3 ЦКЗ Босния 2000 47,5 15,7 ОКМП СРЮb 2000 58,9 31,6 ОКМП Албания 2000 57,5 15,3 ОКМП

Показатель ИспользоПериодистерилизавание ческое МедикаТрадиции у ментозные презерва- ционные Воздер- воздерженщин ВМПС средства тивов методы жание жание 1,4 18,6 3,0 13,5 29,9 19,5 10,4 1,1 34,5 3,3 3,5 19,6 13,9 4,3 1,0

5,9

0,6

3,9

12,6

6,4

6,2

2,7

9,4

1,1

6,9

40,2

31,9

4,8

0,5

9,3

3,3

2,1

39,3

30,6

4,3

2,8

42,0

2,4

4,5

13,4

2,9

4,6

1,8

38,2

1,7

5,7

10,7

6,0

3,2

0,7

45,8

1,7

1,7

4,2

2,8

1,1

1,8

39,0

1,2

2,0

16,6

5,3

2,1

0,2

25,1

0,6

0,4

6,6

3,0

2,5

1,9

4,9

6,5

7,7

24,7

20,6

4,1

0,1

7,9

4,5

3,1

31,7

26,9

4,1

--

7,7

4,7

17,4

27,3

11,3

14,2

0,9

--

5,6

7,9

42,2

31,8

7,5

Условные обозначения: "--" — категория, не использовавшаяся при проведении данного обследования. Цифровые данные не суммируются со строками таблицы, что обусловлено наличием неучтенных методов контрацепции, которыми, как правило, пользуются менее 1 процента женщин. ЦКЗ — национальное обследование, проводимое при поддержке центров по контролю за заболеваемостью в США. ОДССЗН — Обследование демографической ситуации и состояния здоровья нации. ОКМП — Программа ЮНИСЕФ по обследованию кластеров множественных показателей. «b» — подытог по категориям современных и традиционных методов контрацепции рассчитывается с поправкой на заявленные данные о состоятельности.

75


Показатель материнской смертности 5.32. Данные официальной статистики об уровне материнской смертности, приведенные в Диаграмме 5.9, не позволяют выявить какие-либо явные тенденции в динамике этого показателя, за исключением сокращения диапазона колебаний цифровых значений по государствам региона. В 1990 году цифровые значения колебались в промежутке от 84 смертей на 100 000 рожениц в Румынии до 6 смертей на 100 000 рожениц в Словакии. В некоторых странах показатель материнской смертности был близок к 10, величине, характерной для государств Западной Европы. К 1995 году показатель материнской смертности оставался очень высоким в странах Центральной Азии, в России, Армении, Латвии и Румынии. За период с 1990 по 1999 год произошло некоторое снижение этого показателя в Венгрии, Литве, Узбекистане и Румынии и в то же время наблюдался его рост в Азербайджане и Латвии. К 1999 году региональные различия сохранились. К странам с низким уровнем материнской смертности (менее 10 смертей на 100 000 рожениц в 1995 и 1999 гг.) относятся Венгрия и Чехия55, входящие в группу государств Восточной Европы, которые наиболее успешно реализовали курс экономических реформ, а также Македония.

Диаграмма 5.9. Динамика показателя материнской смертности в расчете на 100 000 рожениц в 1990, 1995 и 1999 гг.

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

5.33. Важной причиной материнской заболеваемости и смертности являются осложнения после аборта. В Казахстане 20 процентов женщин испытывали ухудшение состояния здоровья после аборта. Из общего числа женщин — жительниц Украины, прибегнувших к абортивному прерыванию беременности после 1994 года, 14 процентов жаловались на осложнения, требующие медицинского вмешательства, и более чем одна треть были повторно госпитализированы. Данные, представленные в Таблице 5.2, _______________ 55 Однако показатель 2,2 смертельного случая на 100 000 рожениц, выведенный для Чехии по состоянию на 1995 год, представляется заниженным. Показатель в 10 смертельных случаев по состоянию на 1999 год, сопоставимый с показателями по странам Западной Европы, представляется более вероятным. 76


показывают, что процент женщин, перенесших осложнения после аборта, несколько ниже в Грузии и Румынии — 8 процентов женщин с ранними осложнениями и 2 процента — с поздними осложнениями. Одним из сопряженных факторов риска является выбор времени аборта, другим фактором является используемый метод абортивного прерывания беременности. В Румынии большинство абортов совершаются в течение законодательно определенного срока — первых 12 недель беременности, однако, согласно имеющимся данным, 8 процентов абортов были проведены в последней четверти этого срока — на 10—12 неделях беременности, когда степень риска возрастает. Более того, метод вакуумной аспирации, наиболее широко распространенный во всем мире, использовался лишь в 9 процентах случаев (Проект политики, 1997). В результате этого нередки осложнения после такой, казалось бы, абсолютно безопасной медицинской процедуры.

Таблица 5.2. Процент женщин, обратившихся в медицинские учреждения по поводу осложнений после аборта начиная с 1994 года Осложнения Ранние осложнения

а

Румыния

Грузия

7,7

7,5

Обильное или продолжительное кровотечение

5,1

4,5

Продолжительная боль в области таза

4,5

5,0

Гнойные влагалищные выделения

3,5

1,6

Высокая температура

3,3

2,6

Перфорация матки

0,5

0,05

Другое

0,8

Поздние осложнения

2,3

2,3

Источник: расчеты проведены с использованием данных, содержащихся в работе Сербанеску (Serbanescu) и др., 2001а, 2001b. а — в опроснике допускался выбор нескольких вариантов

5.34. Согласно подсчетам Абу Закра и Ахмана (AbouZahr, Ahman, 1998), к 1990 году в целом в странах региона 25 процентов случаев материнской смертности были связаны с небезопасными абортами по сравнению с 8—13 процентами в менее развитых регионах. Мы уже высказывали мнение по поводу тенденции к снижению показателей абортов. Если в 1990-х годах действительно произошло уменьшение этого показателя в той мере, в какой это было заявлено, закономерно было бы ожидать и параллельного снижения уровня материнской смертности. Однако в действительности показатель материнской смертности уменьшился незначительно, а выявление трендов в этом направлении является трудной задачей из-за недостоверности данных.

Медицинское обслуживание беременных 5.35. Еще одним важным фактором, определяющим состояние здоровья матерей и уровень их смертности, является доступность медицинской помощи в период беременности. Представляется, что за последнее время в странах региона произошло ухудшение ситуации в этой области. Данные о количестве беременных женщин, получавших в какой-либо форме медицинскую помощь в период беременности, представлены в Диаграмме 5.10. Приведенные в ней показатели свидетельствуют о том, что в тех странах, где в начале 1990-х годов почти все беременные женщины состояли на учете в женских консультациях, этот процентный показатель сохранился и в дальнейшем. Однако в тех странах, где в начале 77


десятилетия процент беременных женщин, состоявших на учете в женских консультациях, был гораздо ниже 100 процентов, произошло некоторое снижение этого показателя. В Казахстане, Таджикистане и Болгарии отмечается уменьшение доступности медицинской помощи в период беременности, в то время как в Македонии этот показатель в незначительной степени вырос, правда, менее чем на 9 процентов.

Диаграмма 5.10. Процент женщин, получавших какую-либо помощь в период беременности, 1990—1999 гг.

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

5.36. Озабоченность по поводу сокращения объема дородовой медицинской помощи усиливается в связи с тем, что в последнее время, как показано в Диаграмме 5.11, наблюдается катастрофический рост числа рожениц, страдающих анемией. В России, Белоруссии, Литве и Армении произошло увеличение данного процентного показателя в 2—5 раз; в Молдавии анемией страдает почти половина рожениц, а в России, Эстонии и Литве их доля составляет 25—30 процентов.

Диаграмма 5.11. Процент рожениц, страдающих анемией по выборке стран, 1989—1999 гг.

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

78


Оказание родовспоможения 5.37. Во всех странах, по которым имеются статистические данные, произошло сокращение численности акушерок. Частично это обусловлено падением рождаемости, вследствие чего в настоящее время процент родов, проводимых с помощью квалифицированного медицинского персонала, приблизительно соответствует общемировым значениям, характерным для большинства стран. В единственной стране региона — Македонии, где в 1989 году родовспоможение с привлечением квалифицированного персонала оказывалось менее чем в 90 процентах родов, к 1999 году произошло увеличение этого показателя почти до 100 процентов. В то же время имеющиеся данные позволяют сделать вывод о резком сокращении количества родов с оказанием родовспоможения в Таджикистане — с 94 процентов в 1989 году до двух третей родов в 1999-м. Таджикистан оказался единственным государством Центральной Азии, по которому имеются статистические данные, однако можно предположить наличие указанной тенденции и в ряде других стран. 5.38. Кроме того, возникают сомнения в достоверности имеющихся данных, особенно по тем странам, где высок процент беженцев или внутренне перемещенных лиц, включая Грузию, Азербайджан и Боснию, поскольку большое количество родов в этих странах попросту не регистрируется.

Показатель детской смертности56 5.39. Согласно официальным статистическим данным, представленным в Диаграмме 5.12, во всех странах региона, за исключением Латвии, произошло снижение показателя детской смертности. Уменьшение данного показателя оказалось более значительным в странах Центральной и Восточной Европы, чем в государствах БСС. В группе наиболее развитых стран Центральной и Восточной Европы, таких, как Чехия и Словения, показатель детской смертности снизился до уровня менее 10 смертей на 1 000 рождений, что приблизительно соответствует показателям по странам с наиболее низким уровнем детской смертности в мире. В абсолютных величинах можно говорить о наличии определенной региональной модели, в которой государства Центральной Азии характеризуются наиболее высоким показателем детской смертности, а страны Восточной Европы и Балтийские государства имеют относительно невысокие показатели. 5.40. В то же время возникают серьезные сомнения в достоверности официальных статистических данных о показателях детской смертности. Результаты немногих ОДССЗН, проводившихся в странах региона, позволяют предположить, что реальный показатель детской смертности гораздо выше официально заявленного значения. Средний показатель детских смертей, выведенный по результатам обследований, составлял: 40,7 на 1 000 рождений в Казахстане в 1995 году, 66,2 на 1 000 рождений в Киргизии в 1997 году и 43,5 на 1 000 рождений в Узбекистане в 1996 году. Столь же существенные различия были выявлены в Таджикистане в ходе сопоставления официальных данных и результатов ОУЖ за 1999 год. В то же время данные, полученные в ходе статистических обследований, отражают лишь один временной срез и не позволяют проводить анализ трендов. Аналогичные расхождения выявляются при сопоставлении официальных статистических данных и результатов обследований в других _______________ 56 Показатель детской смертности непосредственно связан с качеством дородовой медицинской помощи, поскольку ее недостаточный объем неизбежно влечет за собой рост показателя детской смертности. Следовательно, этот показатель может рассматриваться как непосредственное свидетельство недостаточной пренатальной медицинской помощи. 79


странах. Подобная закономерность дает почву для сомнений в правильности выводов в отношении трендов, выстроенных с использованием официальных данных.

Диаграмма 5.12. Показатель детской смертности по состоянию на 1998 год и динамика этого показателя за период с 1990 по 1998 год по выборке стран Европейского и Центрально-Азиатского региона

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

Дефицит веса у новорожденных 5.41. В противоположность динамике показателей детской смертности основной тенденцией в отношении дефицита веса у новорожденных был рост числа рождений с дефицитом веса и ярко выраженным дефицитом веса в период с 1990 по 1999 год (Диаграмма 5.13)57. Процент новорожденных с дефицитом веса вырос в 11 из 16 стран, по которым имеются статистические данные, а снижение этого показателя произошло лишь в 5 странах. Аналогичная тенденция наблюдалась и в динамике рождений с ярко выраженным дефицитом веса. Процент новорожденных с дефицитом веса колебался от 4,4 процента от общего числа рождений в Литве до 9,3 процента в Венгрии, в то время как число новорожденных с ярко выраженным дефицитом веса находилось в пределах от 0,3 процента в Албании до 1,4 процента в Венгрии58. Исходя из вышесказанного, можно было бы предположить наличие устойчивой корреляции между процентом новорожденных с дефицитом веса и показателем детской смертности, однако анализ официальных данных не подтверждает наличия этой причинно-следственной связи. В то же время, как мы уже отмечали в отношении показателя детской смертности, имеющиеся ограниченные данные, полученные в результате статисти_______________ 57 Рождение с дефицитом веса устанавливается в том случае, если масса тела при рождении составляет менее 2 501 грамма, а рождение с ярко выраженным дефицитом веса устанавливается в том случае, если масса тела при рождении составляет менее 1 501 грамма. 58 Утверждение о том, что в Албании наблюдается наиболее низкий процент рождений с ярко выраженным дефицитом веса, представляется спорным. 80


ческих обследований, рисуют совсем иную картину, поэтому необходимо дальнейшее тщательное изучение указанного вопроса.

Диаграмма 5.13. Динамика процента новорожденных, родившихся с дефицитом веса и ярко выраженным дефицитом веса, в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона за период с 1990 по 1999 год

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

Заболевания, передающиеся половым путем, и ВИЧ/СПИД 5.42. В сфере репродуктивного здоровья населения особую озабоченность вызывает распространение заболеваний, передающихся половым путем. Как свидетельствуют данные, приведенные в Диаграмме 5.14, в последнее время в регионе отмечается увеличение средней численности традиционно преобладающих инфекционных заболеваний, передающихся половым путем, в частности сифилиса, гонореи и хламидиоза, что обусловлено резким ростом заболеваемости в таких густонаселенных странах, как Россия. Однако распространенность этих заболеваний в различных государствах региона обнаруживает существенное варьирование. В бывших республиках Советского Союза этот показатель вырос более чем в два раза, в то время как во многих странах Центральной и Восточной Европы произошло его снижение. 5.43. Анализ динамики заболеваний, передающихся половым путем, особенно в отношении государств — республик БСС, создает впечатление о возрастающей распространенности моделей поведения, связанных с риском, что негативно сказывается на состоянии репродуктивного здоровья женщин в различных странах региона. Частично это обусловлено недостаточной информированностью женщин и непониманием ими всей серьезности данной проблемы. Кроме того, некоторые женщины в странах региона оказались в тяжелой ситуации, так как были вынуждены заниматься проституцией или стали беженцами (об этом см. более подробно в главе 6). Широкое распространение заболеваний, передающихся половым путем, особенно в отсутствие должного лечения, создает угрозу для репродуктивного здоровья женщин в период беременности, а также оказывает негативное влияние на их способность к деторождению. Следовательно, необходимы более тщательное исследование этой проблемы и разработка методов ее решения. 81


Диаграмма 5.14. Распространенность заболеваний, передающихся половым путем, по состоянию на 1999 год и динамика данного показателя за период с 1990 по 1999 год по выборке стран Европейского и Центрально-Азиатского региона

Источник: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

ВИЧ/СПИД 5.44. Эпидемия ВИЧ/СПИД является относительно новым явлением для стран региона. Источником распространения вируса стал контингент пенитенциарных учреждений, хотя определенную роль сыграли и гетеросексуальные контакты, особенно среди наркоманов. В настоящее время можно с большой долей уверенности говорить о том, что лица, испытывающие наркотическую зависимость, остаются основным каналом распространения инфекции в государствах региона. Учитывая то, что, согласно официальным данным, от наркотической зависимости страдает один процент населения, такое положение создает значительную угрозу. Кроме того, наличие других каналов распространения инфекции умножает степень риска. В частности, в России среди заключенных показатель инфицированности ВИЧ вырос с 21,8 человека на 100 000 заключенных в 1996 году до 106,5 человека — в 1997-м. В Одессе среди женщин, имеющих многочисленных половых партнеров, показатель инфицированности увеличился с 0,004 процента в 1993 году до 0,04 процента в 1995-м и 0,4 процента в 1996 году. Передача инфекции через гомосексуальные связи являлась основным источником распространения ВИЧ до того, как эпидемия захватила лиц, употребляющих наркотики, хотя в настоящее время именно этот способ передачи может считаться преобладающим в Эстонии. Жизненно важным вопросом, на который эпидемиологам до сих пор не удалось ответить, существует ли возможность распространения эпидемии на все население или же есть вероятность того, что она останется локализованной в границах отдельных групп населения. Принимая во внимание опыт других стран мира, оптимистический сценарий развития ситуации здесь кажется маловероятным. 5.45. Для большинства стран распространение эпидемии все еще представляется угрозой отдаленного будущего. В 1999 году лишь в одной стране, Украине, показатель инфицированности составил более 0,5 процента от общей численности взрослого населения (Таблица 5.3). Однако по состоянию на 2001 год инфицированными оказались 0,5 процента от общей численности населения 82


всего региона (СПБВИЧ (ООН) и ВОЗ, 2001). За два года произошло удвоение абсолютной численности инфицированных, и в настоящее время этот показатель приближается к одному миллиону человек. Следовательно, данные, приведенные в Таблице 5.3, могут, скорее всего, рассматриваться как руководство к расчету времени наступления эпидемии в различных странах, а не к определению масштабов угрозы, стоящей перед каждой отдельно взятой страной.

Таблица 5.3. Количество инфицированных ВИЧ среди взрослого населения, 1999 год Страна

Количество

Украина Белоруссия Молдавия

Процентная доля

230.000

0,96

14.000

0,28

4.500

0,20

Россия

130.000

0,18

Латвия

1.200

0,11

СРЮ

5.000

0,10

Польша

13.000

0,07

Венгрия

2.500

0,05

Казахстан

3.500

0,04

Чехия

2.200

0,04

Босния

750

0,04

Эстония

<500

0,04

Румыния

2.000

0,02

Хорватия

350

0,02

Словения

200

0,02

<500

0,02

Болгария

300

0,01

Армения

<500

0,01

Туркмения

<100

0,01

Литва

Словакия

400

<0,01

Грузия

<500

<0,01

Азербайджан

<500

<0,01

Киргизия

<100

<0,01

Узбекистан

<100

<0,01

Таджикистан

<100

<0,01

Албания

<100

<0,01

Македония

<100

0,00

Источник: количественные данные СПБВИЧ (ООН)/ВОЗ. Цифровые значения по региону в целом по состоянию на 2001 г. выше примерно в два раза.

5.3. Выводы 5.46. Превышение продолжительности жизни женщин по отношению к продолжительности жизни мужчин является более значительным в странах Европы и Центральной Азии, чем в других странах мира. За последнее десятилетие гендерный разрыв в продолжительности жизни сократился в государ83


ствах Центральной и Восточной Европы, в то время как в бывших республиках Советского Союза произошло его увеличение. Существует точка зрения, согласно которой причина гендерного разрыва в этой сфере заключается в различной реакции мужчин и женщин на усиливающийся стресс, являющийся оборотной стороной экономических и социальных реформ, что в свою очередь приводит к увеличению числа суицидов и распространению табакокурения и алкоголизма среди мужчин. 5.47. Однако имеются данные, подтверждающие улучшение некоторых показателей состояния репродуктивного здоровья населения за последнее десятилетие. Можно говорить о всеобщем снижении показателя материнской смертности. Произошло также резкое снижение общего показателя рождаемости. Показатель абортов также уменьшился, хотя и по сей день он остается достаточно высоким. При этом показатель использования средств контрацепции увеличился параллельно с увеличением использования современных методов контрацепции. 5.48. С другой стороны, как свидетельствуют статистические данные, качество услуг в области репродуктивного здоровья населения либо сохраняется на прежнем уровне, либо ухудшилось. Так, процент женщин, получавших какую-либо медицинскую помощь в период беременности, уменьшился в тех странах, где этот показатель находился на низком уровне и в начале десятилетия, в то же время в странах, где в предшествующий период процент женщин, получавших дородовую помощь, был высоким, этот показатель сохранился и в последующем. Процент беременных женщин, страдающих анемией на момент родов, увеличился. Хотя процент родов с оказанием родовспоможения со стороны квалифицированного персонала остается высоким, неясно, что подразумевается под «высокой квалификацией» персонала (кроме того, возникают сомнения в отношении качества имеющихся данных, учитывая большое число беженцев и перемещенных лиц в некоторых странах, а также сокращение объема стационарной помощи). Уменьшение числа акушерок опережает сокращение количества родов. Процент женщин, перенесших осложнения после аборта, остается высоким. Данное явление представляет собой актуальную проблему для региона, поскольку женщины по привычке прибегают к абортам как к методу контрацепции (хотя и в меньшей степени, чем раньше). Несмотря на то что за последнее время и произошло уменьшение показателя детской смертности, количество младенцев, родившихся с дефицитом веса или с ярко выраженным дефицитом веса, увеличилось, причем в некоторых странах региона сложности, связанные со сбором данных, ставят под сомнение достоверность имеющихся показателей. 5.49. Необходимо также отметить, что в целом в государствах региона увеличилось распространенность заболеваний, передающихся половым путем. Хотя по сравнению с остальными странами мира уровень заболеваемости ВИЧ/СПИД остается невысоким в государствах региона, этот показатель все-таки обнаруживает тенденцию к росту.

84


Глава 6. Гендерные различия и показатели уязвимости, не связанные с уровнем дохода

6.1. Результаты обследования шести государств Европейского и Центрально-Азиатского региона, вошедшие в доклад «Голоса бедных», подготовленный при финансовой поддержке Всемирного банка (Narayan, 2002), свидетельствуют о росте уязвимости населения как главном негативном последствии переходного периода59. Кроме того, на основании анализа данных, представленных в докладе, можно сделать вывод о том, что рост показателей уязвимости оказался непропорционально высоким в женской когорте и проявился в различных формах. Последние обзоры социальных показателей, выполненные специалистами Всемирного банка, а также ряд других исследований (ЮНИСЕФ, 1999) подтверждают вышеуказанную точку зрения и позволяют выявить набор показателей уязвимости. 6.2. В главах 2 и 3 подробно обсуждались аспекты уязвимости, непосредственно связанные с размером дохода. В настоящей главе речь пойдет еще о трех аспектах уязвимости, которым уделяется все большее внимание в странах региона: «торговля людьми», домашнее насилие и подростковая преступность.

6.1. «Торговля людьми» в странах с переходной экономикой 6.3. Важным показателем возросшей уязвимости населения является существенное увеличение количества женщин и детей (как мальчиков, так и девочек), ставших жертвами «торговли людьми» в регионе60. «Торговля людьми» является нарушением прав человека, она влечет за собой принуждение, применение силы, насилие и использование рабского труда в форме долговой зависимости в странах назначения. В Европейском и Центрально-Азиатском регионе также актуальна проблема высоких издержек «торговли людьми» для стран происхождения женщин, вовлеченных в этот процесс, поскольку в противоположность женщинам из государств Азии, оказавшимся в аналогичном положении, многие жертвы «торговли людьми» в странах региона имеют законченное среднее или высшее образование (Shelleу, 1999). _______________ 59 В 2000 г. сотрудники ВБ предприняли широкомасштабное исследование, включавшее всесторонний анализ результатов обследований показателей бедности, а также подготовили 23 сравнительные аналитические работы и реализовали ряд исследовательских проектов по отдельным странам. 60 Понятие «торговля людьми» охватывает все виды действий, предполагающих вербовку и/или перемещение гражданских лиц внутри государства и за его пределы в тех случаях, когда они влекут за собой намеренный обман, принуждение и применение насилия, злоупотребление полномочиями, долговую зависимость или мошенничество, имеющие целью создание условий принуждения и эксплуатации в отношении перемещаемых лиц и находящие выражение в таких формах, как вынужденная проституция, «потогонная» система труда или эксплуататорское «домашнее рабство» (Caldwell и др., 1997, с.42). 85


6.4. Жертв «торговли людьми» принуждают к выполнению различных видов деятельности. Однако коммерческая секс-индустрия остается отраслью, для которой характерен наиболее высокий уровень спроса и наиболее высокий размер прибыли.

Степень актуальности проблемы 6.5. Хотя получение точных статистических данных по обсуждаемой проблематике сопряжено с рядом трудностей, имеющиеся сведения позволяют сделать вывод о том, что в 1990-е годы произошло значительное увеличение масштабов торговли женщинами, проживающими на территории стран Европы и Центральной Азии, а также республик — членов СНГ, с целью сексуальной эксплуатации. По данным правительства США, по состоянию на 1997 год количество женщин и девочек из стран ЦВЕ, а также из республик БСС, вовлеченных в процесс «торговли людьми», составило 175 тысяч человек, или одну четверть от общемирового количества женщин, в отношении которых применяется подобная форма насилия (МОДМ, 2000). Основными маршрутами «торговли людьми» являются направления с юга на север и с востока на запад: из стран БСС в страны Балтии и Западной Европы; из Румынии и Албании в Италию; из стран Центральной Азии на Средний Восток. Во Вставке 6.1 представлены некоторые фактические данные, иллюстрирующие масштабы рассматриваемой проблемы и уровень доходности этого криминального бизнеса.

Вставка 6.1. Некоторые иллюстративные данные о «торговле людьми» Страны-поставщики. Основными странами-поставщиками являются Молдавия и Украина. По данным La Strada (неправительственной организации, занимающейся проблемами «торговли» женщинами на территории Украины), за 1999 год 420 000 украинских женщин были вывезены за пределы страны. Как сообщил офицер полиции, из Луганска в летний период уезжают около 20 женщин в неделю. По заявлению одного из старших офицеров полицейского управления в Донецке, ежемесячно от 500 до 1 000 девушек уезжают из Донецка в Турцию и другие страны (Группа правозащитников штата Миннесота, 2000:16). Страны назначения. Согласно обследованию, проведенному в 1996 году, 75 процентов незаконно вывезенных женщин — участниц опроса на территории Нидерландов заявили о том, что они прибыли из стран Центральной и Восточной Европы, что является существенным увеличением по сравнению с минимальным показателем до 1989 года. В Соединенных Штатах в ходе интервью с сотрудниками ФБР выяснилось, что по меньшей мере 200 российских преступных группировок поддерживают криминальные связи с аналогичными группировками в 17 городах и 14 штатах США. Криминальная деятельность включает контрабанду наркотиков и проституцию, что предполагает прямую вовлеченность данных группировок в разработку маршрутов «торговли людьми». Согласно сведениям, собранным НПО «Сеть женщин Израиля», около 1 000 женщин в год нелегально ввозятся на территорию Израиля из стран СНГ в целях сексуальной эксплуатации. Высокая доходность криминального бизнеса. Согласно данным полиции Германии, по состоянию на 1996 год доход криминальных элементов, занимающихся «торговлей людьми», составлял 35—50 млн. долларов США в год, получаемых в виде процентных выплат на сумму займа, который предоставляется иностранным женщинам и девушкам, прибывающим в Германию для работы проститутками (Caldwell и др., 1997, с.56).

86


6.6. Молодые женщины и девочки остаются основными жертвами этого криминального бизнеса. Однако в настоящее время в сферу «торговли людьми» все больше вовлекаются молодые мужчины и мальчики. Новой тенденцией является увеличение масштабов незаконного вывоза женщинбеженок61. Более чем в половине случаев для этого используются такие методы вербовки, как размещение фиктивными работодателями рекламных объявлений, содержащих ложную информацию. В то же время широко распространены методы похищения и запугивания. Так, в Румынии в средствах массовой информации часто сообщается о случаях похищения молодых девушек прямо с улицы с последующим принуждением их к работе проститутками и продажей владельцам иностранных борделей (МХФПЧ, 2000).

В чем заключаются базовые причины «торговли людьми» в регионе? 6.7. В общем плане причины, обусловливающие столь резкое увеличение масштабов «торговли людьми», связаны с экономическими, политическими и социальными реформами, реализуемыми в переходный период в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона. При детальном рассмотрении можно выделить три группы таких причин: • привлекательность трудоустройства за рубежом для жертв «торговли людьми»; • перспектива легкого получения высокой прибыли для криминальных элементов, занимающихся этим бизнесом; • наличие в регионе «горячих точек», где в последнее время имели место конфликты на этнической почве. 6.8. В основе «торговли людьми» лежит желание жертвы выехать за пределы страны в надежде на более прибыльные варианты трудоустройства и лучшую жизнь. Трудоустройство за рубежом обычно рассматривается как легкодоступная возможность вырваться из нищеты и компенсировать вытеснение с рынка труда62. По данным исследования, проведенного в 1996 году в России, 86 процентов женщин, выстаивающих очереди на прием в посольства иностранных государств и ряд официально зарегистрированных компаний по трудоустройству за рубежом, признались, что они пытаются эмигрировать в поисках более высоких заработков (Caldwell и др., 1997). 6.9. В то же время «торговля людьми» в странах региона является легким, высокодоходным и безопасным бизнесом. Запреты и препятствия остаются минимальными. В большинстве случаев уголовное право, действующее в этих странах, не рассматривает вывоз женщин за рубеж в целях сексуальной эксплуатации в качестве отдельного вида преступлений, хотя в законодательствах большинства государств осуждаются принуждение женщин к занятиям проституцией, похищение людей, незаконное лишение человека свободы и шантаж 63. Дополнительными стимулами к организации «торговли людьми» служат слабость системы право_______________ 61 Согласно данным МОДМ (2000: 183), вербовка женщин-беженок из Косово осуществлялась на территории лагерей беженцев в Албании с их последующим принуждением к занятиям проституцией за рубежом, главным образом в Италии и Великобритании. 62 Имеется в виду вытеснение с рынка труда и на рынке труда (безработица и непостоянная занятость). 63 Как это происходит в Болгарии, где похищение женщин практикуется в целях совершения над ними распутных действий (МХФПЧ, 2000: 117). 87


применения и масштабность коррупции, столь характерные для многих стран региона. Во всех докладах, посвященных исследуемой проблематике, содержатся данные, подтверждающие непосредственную вовлеченность в этот криминальный бизнес некоторых государственных чиновников, включая отдельных членов правительства, сотрудников правоохранительных органов, представителей судебной системы и таможенной службы. В докладе о «торговле людьми» в Молдавии и Украине подводится общий итог, который заключается в следующем: «Государственные служащие оказывают содействие контрабандистам в приобретении надлежащей сопроводительной документации. Они избегают применения норм уголовного, иммиграционного и других видов права в отношении контрабандистов и не отслеживают подозрительную коммерческую деятельность» (Группа правозащитников штата Миннесота по надзору за соблюдением прав человека). 6.10. Наконец, недавние этнические конфликты в странах региона обусловили увеличение численности женщин-беженок на территории региона. Отсутствие у них статуса граждан, а также общая беспомощность делают их идеальными жертвами для похитителей. Ведение боевых действий или присутствие на территории страны вооруженных формирований создают дополнительные возможности для «торговли людьми». В период оккупации части территории Азербайджана войсками Армении более 370 женщин и около 60 детей были взяты в заложники и стали жертвами вынужденной проституции и «торговли людьми» (МХФПЧ, 2000). Македония, которая с 1991 по 1997 год являлась основным транзитным государством, с 1998 года стала важным пунктом назначения в основном благодаря присутствию войск KFOR, развернутых либо на территории Македонии, либо в Косово (МХФПЧ, 2000). Кроме того, ведение боевых действий может повлечь за собой «размывание» границ, как это произошло после распада СФРЮ, где этот фактор и напряженная социальная обстановка создали идеальные условия для расширения деятельности криминальных группировок и увеличения размеров прибыли за счет «торговли людьми», особенно женщинами, для нужд растущей секс-индустрии. Существуют данные, доказывающие все более активное использование торговцами именно этой части региона как страны-назначения, основного маршрута и перевалочного пункта на пути в Западную Европу.

Участие органов государственной власти: долгий путь к решению проблемы 6.11. Повсеместно в странах региона участие органов государственной власти в борьбе с «торговлей людьми» было недостаточным. Эффективным инструментом оценки усилий правительства в борьбе с подобным явлением служит «Акт о минимальных стандартах», разработанный Государственным департаментом США, который позволяет осуществлять классификацию стран по различным категориям на базе данных, собранных сотрудниками местных представительств, ассоциациями по защите прав человека и НПО. В упомянутом акте определяются «минимальные стандарты, соответствие которым необходимо для прекращения торговли людьми». На основании соответствия этим стандартам государства классифицируются по трем категориям, как это показано в Таблице 6.1. Согласно данным, приведенным в таблице, странам Европейского и ЦентральноАзиатского региона еще предстоит долгий путь, прежде чем можно будет говорить об окончательной победе над таким явлением, как «торговля людьми».

88


Таблица 6.1. Классификация стран Европейского и Центрально-Азиатского региона с учетом минимальных стандартов, соответствие которым необходимо для прекращения «торговли людьми»

Минимальный критерий

Перечень стран, соответствующих этому критерию

Страны, входящие Страны, входящие в Категорию 1 в Категорию 2 — полное соответст- — еще не достигли полного вие минимальным соответствия минимальным стандартам стандартам — предпринимают активные попытки обеспечить это соответствие

Ни одна из стран Европейского и Центрально-Азиатского региона

Страны СНГ: Грузия Украина Литва Молдавия

Страны, входящие в Категорию 3 — не достигли полного соответствия стандартам — не пытаются достичь этого соответствия — в некоторых случаях даже отказываются признавать наличие проблемы «торговли людьми» на своей территории Страны СНГ: Россия Белоруссия Турция

Страны Центральной Европы: Страны Юго-Восточной Европы: Албания Венгрия Босния и Герцеговина Польша Чехия Страны Центральной Азии: Страны Юго-Восточной Европы: Казахстан Болгария Другие страны Македония Румыния Словения Страны Центральной Азии: Киргизия

6.2. Насилие в отношении женщин 6.12. Еще одной формой насильственных действий, тесно связанной с «торговлей людьми», является применение насилия в отношении женщин64. Эта проблема актуальна для всех стран мира и вызывает особенно серьезную озабоченность в связи с нарушением прав человека и возникновением угрозы здоровью женщин. Насилие в отношении женщин проявляется в различных формах — физической, сексуальной, эмоциональной, экономической — и может со_______________ 64 В Конвенции ООН о запрещении применения насилия по отношению к женщинам понятие «насилие» в отношении женщин определяется как «любой акт насилия, совершаемый по половому признаку, который имеет своим следствием, или может иметь своим следствием, причинение физического, сексуального или психического вреда или страдания женщине, включая угрозы применения насилия, принуждения или произвольного лишения свободы, независимо от того, производятся ли они публично или в частной жизни». 89


вершаться в различных условиях, включая семью, общество или место работы. Часто оно совершается на протяжении длительного времени, и насильником в этом случае является известное лицо или партнер. Мужчины также подвергаются насилию, однако насилие в отношении женщин характеризуется рядом важных отличительных черт и следствий. Так, насилие в отношении мужчин обычно проявляется в форме убийства или нападения со стороны незнакомого лица (Hedman, Perucci и Sundstrom, 1996). 6.13. Насилие в отношении женщин не имеет социальных, экономических и культурных барьеров и может иметь место в любой социоэкономической группе. Однако в среднем распространенность данного вида насилия непосредственно связана с уровнем дохода. Бедность, мужская безработица и домашнее насилие оказываются взаимосвязанными в результате «эффекта скученности» или атмосферы безнадежности, из-за наличия стресса у мужчин и чувства отчаяния, а также из-за разногласий между супругами. Бедность и малая вероятность трудоустройства создают дополнительные трудности для принятия женщиной решения разорвать ставшие мучительными отношения (Доклады по проблемам народонаселения, 1999). 6.14. В предыдущих разделах настоящей работы уже отмечалось негативное влияние переходного периода на показатели экономического роста и уровень занятости. В главе 5 речь также шла о влиянии нисходящего тренда в экономике на потребление алкоголя и масштабы наркотической зависимости. Эти факторы способствовали увеличению количества насильственных преступлений и убийств, о чем пойдет речь ниже. Однако недостаток информации о масштабах насилия в отношении женщин, его причинах и последствиях для состояния здоровья женщин и социальной ситуации в стране затрудняет профилирование степени актуальности этой проблемы и препятствует разработке политических решений и реализации конкретных мер по контролю за этим явлением и борьбе с ним (Heise, 1994; ООН, 2000). Данные полицейских досье и таких формальных учреждений, как кризисные центры для женщин и убежища, в значительной мере приуменьшают истинные масштабы явления, поскольку являются далеко не полными. С другой стороны, анализ данных, полученных в результате обследований, также сопряжен с рядом трудностей, обусловленных характером используемых определений и методов измерения. Как показывает практика, установление факта насилия зависит от обстановки, в которой проводится собеседование, например от уровня конфиденциальности, формулировки устных вопросов и пунктов анкеты, используемого в беседе языка и уровня подготовки статистических счетчиков в специальных вопросах, связанных с методикой измерения показателей насилия (ООН, 1995). 6.15. Несмотря на вышеназванные ограничения, абсолютно все имеющиеся данные, полученные в результате немногочисленных исследований и обзоров, свидетельствуют о том, что за время переходного периода произошел рост насилия по половому признаку 65. Кроме того, возрождение в некоторых республиках Центральной Азии традиционных и полигамных семейных союзов, не являющихся объектом правовой защиты, еще более повысило уязвимость женщин в отношении применения насилия (Комиссия по статистике и ЭКЕ, 2000). Во всем мире увеличивается количество стран, принявших новые законодательные акты, направленные на уточнение определения насилия и создание условий для защиты женщин от насилия через суд. В некоторых случаях на средства, выделенные правительством, были созданы спе_______________ 65 См. следующие два раздела. 90


циализированные учреждения, оказывающие услуги жертвам насилия 66. Дела обстоят совсем иначе в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона, где, по оценке Комитета по КАДЖ 67, реакция правовой и судебной систем на случаи насилия в отношении женщин недостаточно активна. Кроме того, по мнению членов комитета, именно насилие в отношении женщин является одной из наиболее очевидных форм нарушения прав женщин в странах региона (ЮНИСЕФ, 1999).

Сексуальные преследования и изнасилования 6.16. Сбор точных сопоставимых данных о количестве изнасилований и случаев сексуального насилия является трудной задачей. Крупномасштабных исследований по этому вопросу почти не проводилось, а статистика, представленная в полицейских досье, является сильно заниженной, причем подобная тенденция не только сохраняется, но и углубляется. Именно это может стать причиной заявленного сокращения числа зарегистрированных за период с 1989 по 1997 год случаев изнасилования в 9 из 12 стран, по которым имеются статистические данные (ЮНИСЕФ, 1999)68. Такое снижение показателей выглядит особенно сомнительным на фоне резкого увеличения численности всех других видов преступлений. 6.17. Занижение количества изнасилований характерно для всех стран мира, что прежде всего вызвано трудностями, с которыми сталкиваются женщины, вынужденные прибегать в этих случаях к помощи государственных учреждений и представителей властных структур, а также недостатком доверия к правоохранительным органам. В государствах Европы и Центральной Азии крах прежней системы государственного управления способствовал дальнейшей утрате доверия женщин к представителям органов власти и, как следствие, обусловил еще большее занижение данных об имевших место случаях изнасилования. Кроме того, в период резкого сокращения государственных расходов правоохранительные органы оказались неспособными справиться с возросшей рабочей нагрузкой, вызванной ростом преступности. Так, данные обследования ситуации в России свидетельствуют о том, что 15 процентов заявленных случаев изнасилования не были официально зарегистрированы в органах милиции или по ним не проводилось следствие (ЮНИСЕФ, 1999). 6.18. Научно-исследовательский институт по вопросам международной преступности и правосудия при ООН (НИИМПП, 1998) включил пункт о сексуальном насилии в перечень вопросов проводившихся в 1995—1996 гг. Обследований показателей уголовной виктимизации. Подобное мероприятие явилось попыткой выработать единые критерии оценки показателей преступности во всем мире. В результате этих обследований были получены данные, свидетельствующие о том, что в выбранных для анализа странах количество женщин, ставших объектом сексуального насилия, _______________ 66 Обзор мер, предпринимаемых в различных странах мира и направленных на пресечение насилия в отношении женщин, представлен в следующих работах: ООН, Всемирный обзор положения женщин, 1995; Тренды и статистические данные, Сборник публикаций ООН, sales number № Е.95. XVII.2, таблица 6.15; Лори Х. Хейз (Lori H. Heise), Насилие в отношении женщин. Скрытая угроза для здоровья. Материалы дискуссий, проводившихся под эгидой ВБ, 255, 1994, глава 6. 67 КАДЖ — Конвенция об аннулировании любых видов дискриминации женщин. 68 К их числу относятся: Эстония, Казахстан и Киргизия, данные по которым свидетельствуют об увеличении числа изнасилований, а также Венгрия, Словения, Хорватия, Украина, Словакия, Латвия, Литва, Россия и Азербайджан, данные по которым свидетельствуют о сокращении числа изнасилований. 91


колеблется в пределах 1—8 процентов. Однако даже эти цифры являются явно заниженными. Статистика по трем странам Европейского и Центрально-Азиатского региона говорит о следующем: 6 процентов женщин — в Тиране (Албания); 2 процента — в Будапеште (Венгрия); 4,8 процента — по Литве, согласно данным общенационального обследования (НИИМПП, 1998). В дополнение к этому обследование школьников и школьниц в Украине выявило, что жертвами изнасилования стали 4 процента учащихся средних школ и 9 процентов учащихся профессионально-технических училищ (ЮНИСЕФ, 1999).

Домашнее насилие 6.19. Хотя домашнее насилие фактически не находит отражения в официальных статистических данных, считается, что именно эта форма насилия в отношении женщин является наиболее распространенной. Под термином «домашнее насилие» понимаются любые формы насилия, совершенного в отношении женщин их мужьями или половыми партнерами. Анализ даже тех немногих данных, которые собраны по этому вопросу, затруднен из-за расхождений в использованных критериях оценки, а также из-за сложностей сопоставления данных по различным странам и временным интервалам. 6.20. Случаи домашнего насилия редко попадают в официальные сводки органов правопорядка, и, по мнению экспертов, статистика по этому виду преступлений занижена в наибольшей степени. Тем не менее даже официальные статистические данные позволяют судить о масштабности указанной проблемы. Так, в Украине число лиц, зарегистрированных в официальных милицейских сводках за систематическое применение насилия в семье, по состоянию на 1 января 2000 года выросло на 16 процентов за пять лет и в итоге составило свыше 67 000 человек (Комиссия по статистике и ЭКЕ, 2000). 6.21. Данные обследований также дают некоторое представление о масштабах этого явления в странах региона. В частности, обследование, проведенное в 1997 году в Латвии, выявило, что 7 процентов из 2 290 опрошенных женщин стали жертвами сексуального насилия, а 9 процентов — испытали физическое насилие. Лишь 8 процентов жертв насилия обратились в полицию. Обследование, проведенное в 1996 году в Москве, показало, что 11 процентов замужних женщин и 13 процентов разведенных женщин подвергались сексуальному насилию со стороны мужей (ЮНИСЕФ, 1999). По данным общенационального обследования, проводившегося в Молдавии в 1997 году, 14 процентов женщин в возрасте от 15 до 44 лет подвергались физическому насилию со стороны половых партнеров, с которыми состояли в связи на момент проведения опроса или в предшествующий период. Из общего числа женщин, ставших жертвами насилия, лишь 6 процентов заявили о факте насилия в полицию (Доклады по проблемам народонаселения, 1999). На прессконференции, организованной Министерством внутренних дел России в марте 2001 года, были обнародованы данные, согласно которым в каждой четвертой российской семье систематически применяется домашнее насилие и каждый год около 12 000 женщин погибают от рук своих мужей (ИТАР-ТАСС, 2001). Обследование, проведенное в 1997 году в Украине в рамках ПРООН «Динамика гендерных отношений», выявило, что домашнее насилие является наиболее распространенным в молодых семьях: 12 процентов замужних женщин моложе 28 лет становились жертвами физического насилия в семье (Комиссия по статистике и ЭКЕ, 2000).

92


6.22. В заключение необходимо отметить, что домашнее насилие зачастую становится причиной разводов. Так, обследование, проведенное в 1996 году в Москве, выявило, что 30 процентов разведенных женщин подвергались избиению со стороны своих мужей и 7 процентов женщин испытывали аналогичное насилие, но состояли в браке на момент проведения обследования. По оценкам румынских судей, 60 процентов разводов, зарегистрированных в Бухаресте, связаны с фактами применения физического насилия (ЮНИСЕФ, 1999). Тем временем в странах Центральной Азии растет озабоченность по поводу активного распространения крайней формы домашнего насилия, связанной с «похищением невесты». Эмпирические данные в отношении масштабов этого явления носят ограниченный характер, и в настоящее время трудно установить, как часто такая процедура в действительности совершается без согласия женщины и/или ее семьи. Однако этот вопрос требует дальнейшего изучения.

6.3. Рост количества преступлений, совершаемых несовершеннолетними 6.23. В период социалистического правления информация об уровне преступности вообще и о показателях подростковой преступности в частности носила ограниченный характер, поэтому к ней следует относиться с осторожностью. В то же время имеющиеся на сегодняшний день данные свидетельствуют о резком росте подростковой преступности и подростковой делинквентности за последние десять лет. В большинстве стран с переходной экономикой в 1998 году количество зарегистрированных преступлений с участием несовершеннолетних в возрастной группе от 14 до 17 лет было значительно выше, чем в 1989 году. В 16 из 25 стран, по которым имеются статистические данные, уровень подростковой преступности вырос почти в два раза, обусловив тем самым повышение невзвешенного среднего показателя по странам региона с 1 100 до 1 800 преступлений на 10 000 граждан подросткового возраста (ЮНИСЕФ, 2000). 6.24. Что касается моделей регионального варьирования, то, по имеющейся статистике, в более урбанизированных странах (в частности, в России и государствах ЦВЕ) официальный уровень преступности (общей и подростковой) превышает тот же показатель по странам, где традиционный образ жизни, система социального контроля и влияние местного сообщества продолжают играть важную роль (как, например, в республиках Центральной Азии). Проведенные в Центрально-Азиатских странах исследования показателей бедности показали, что молодые мужчины, проживающие в нищих, труднодоступных горных районах, активно вербовались для развивающегося производства наркотических средств и их контрабанды (Narayan и др., 2002). 6.25. Несмотря на то что нарушение закона в основном остается прерогативой мужской части населения, в ряде стран с переходной экономикой в настоящий момент отмечается увеличение как абсолютной численности, так и процентной доли девушек, вступающих в конфликт с законом. В России количество девушек, имеющих привод в учреждения органов внутренних дел, в 1998 году возросло в 2,5 раза по сравнению с аналогичным показателем в 1993 году (ЮНИСЕФ, 2000). Наблюдается также увеличение вовлеченности девочек-подростков в выбор стратегий поведения, связанных с повышенным риском, таких, как злоупотребление алкоголем или наркотиками.

93


6.26. На сегодняшний день имущественные преступления остаются наиболее распространенными преступными деяниями. Однако отмечается тенденция к росту насильственных преступлений, включая убийства, изнасилования и нападения при отягчающих обстоятельствах. В Литве в период с 1989 по 1998 год количество насильственных преступлений, совершаемых несовершеннолетними, увеличилось почти в три раза. Основной проблемой остается занижение реальных данных, как это происходит в Молдавии, где, по оценкам наблюдателей, растет число насильственных действий в отношении женщин, и особенно случаев группового изнасилования (De Soto и Dudwick, 1998). 6.27. Считается, что главной причиной, обусловливающей рост преступности среди несовершеннолетних, является сложность трудоустройства низкоквалифицированной молодежи — выходцев из бедных семей. Так, этнографическое исследование показателей бедности, проведенное в Украине, показало, что, с точки зрения молодежи, членство в многочисленных вооруженных группировках представляет собой альтернативу старой системе трудовых отношений, выраженную в форме коллективной деятельности, приносящей доход, обеспечивающей личные контакты и гарантирующей защиту (Catherine Wanner и Nora Dudwick, 1997). Отсутствие доступных вариантов организации досуга и проявления социальной активности увеличивает праздность молодежи и повышает риск вовлеченности в преступную деятельность. В Молдавии обследование фокус-групп, состоящих из родителей и детей-подростков, выявило негативные последствия закрытия клубов, театральных студий и других учреждений культуры в деревнях (Hermine De Soto и Nora Dudwick, 1999). Безработица и праздность сочетаются с другими аспектами социальной динамики, такими, как снижение роли семьи. 6.28. Необходимо отметить, что в большинстве случаев преступления, совершаемые несовершеннолетними, носят групповой, а не индивидуальный характер. В условиях произошедшего в переходный период ослабления связей с семьей и школой все большее число молодых людей стремятся обрести чувство близости и общности, вступая в молодежные группировки и банды или создавая их. В свою очередь эти спонтанно образованные группировки становятся объектом пристального внимания со стороны хорошо организованных преступных сообществ (ЮНИСЕФ, 2000). Наконец, некоторые из факторов, о которых уже шла речь в связи с увеличением масштабов «торговли людьми» в странах региона, сохраняют свою значимость и в данной сфере. Прежде всего к ним относятся снижение эффективности деятельности органов управления и правопорядка, а также рост коррупции во властных структурах, что проявляется наиболее отчетливо в отношении преступной деятельности молодежных группировок и организованной преступности (ВБ, 2000g). Расширение масштабов контрабанды наркотиков особенно часто ассоциируется с возрастающей вовлеченностью молодежи в преступную деятельность (как потребителей наркотических средств и как их распространителей)69.

_______________ 69 Особую озабоченность вызывает ситуация в таких странах, как Россия и Болгария, а также в некоторых государствах Центральной Азии, прежде всего в Казахстане и Киргизии, поскольку эти страны находятся на пересечении путей контрабанды наркотиков (ЮНИСЕФ, 2000, с.91). 94


6.4. Почему данная проблема должна вызывать озабоченность общества и какие меры можно предпринять? 6.29. «Торговля людьми», домашнее насилие и подростковая преступность должны вызывать всеобщую озабоченность. Эти факторы, несомненно, говорят о нарушении прав человека, являются социальным бедствием и влекут за собой огромные людские издержки. Даже исходя из таких соображений, любое сообщество, в котором наблюдается распространение этих моделей девиантного поведения, должно принять срочные меры для борьбы с ними и факторами, обусловливающими их возникновение. В то же время «торговля людьми», применение насилия и подростковая преступность, безусловно, оказывают отрицательное воздействие и на эффективность функционирования экономической системы, и на темпы экономического роста. В результате «торговли людьми» страны из числа государств Европы и Центральной Азии лишаются ценного человеческого капитала, поскольку женщины, которые становятся жертвами данного явления, как правило, имеют достаточно высокий уровень образования. Кроме того, «торговля людьми» является важным компонентом системы коррупции и криминальной деятельности, губительной как для экономической, так и для социальной сферы. Домашнее насилие непосредственным образом сказывается на уровне производительности вовлеченных лиц и состоянии их здоровья. Наконец, подростковая преступность сопряжена с высокими издержками для общества и одновременно высокими личными потерями вовлеченных в преступную деятельность молодых людей, что выражается в упущенной возможности накопления человеческого капитала и, как следствие, в отсутствии способности участвовать в производственной деятельности в последующие периоды жизни. 6.30. Хотя вышеперечисленные показатели уязвимости неодинаковы по сути, их устранение требует принятия единого комплекса мер, направленных на осознание обществом серьезности этих проблем, повышение эффективности превентивных действий, укрепление законодательной базы и механизмов правоприменения в данных областях. В частности, считали бы целесообразным: • придать комплексу вопросов, связанных с «торговлей людьми», домашним насилием и преступностью, статуса приоритетных направлений деятельности органов власти и государственного управления; • принять новые законы в интересах предотвращения применения насилия в отношении жертв вышеназванных явлений, особенно жертв «торговли людьми», а также осуществить институциональные реформы соответствующих государственных структур, включая органы правосудия и таможенные ведомства; • разработать специальную программу мер, направленных на исправление и реинтеграцию в общество молодых преступников; • включить жертвы «торговли людьми» в качестве целевых групп в программы и проекты борьбы со СПИДом (см. главу 5); • правительствам стран, которые недавно служили ареной этнических конфликтов и/или могут оказаться втянутыми в боевые действия в будущем, предпринять практические меры, создающие барьеры для вовлечения женщин-беженок в процесс «торговли людьми» и препятствующие втягиванию молодежи в преступную деятельность; 95


включить данные вопросы в текущую аналитическую и операциональную деятельность Всемирного банка в странах региона, прежде всего по подготовке Обзоров показателей бедности и Анализа гендерной ситуации в этом регионе.

96


Глава 7. Выводы и возможный план действий

7.1. Социалистические государства Восточной Европы и бывшие республики Советского Союза длительное время сохраняли приверженность, по крайней мере номинально, принципу гендерного равенства. Женщины активно участвовали в получении образования. Проводимая государством политика, в частности предоставление щедрого пособия на время отпуска по беременности и родам и создание разветвленной системы детских учреждений, поощряла женщин к продолжению трудовой деятельности. Сочетание таких факторов, как установление довольно высокого размера минимальной заработной платы, формирование централизованной системы определения ставок оплаты труда и существование высокорегулируемого, почти исключительно государственного, рынка труда, способствовало тому, что расхождения в размере заработной платы удерживались на минимальном уровне. Возникает вопрос, какое влияние оказал процесс экономической трансформации, происходивший в странах региона на протяжении последних десяти лет, на уровень гендерного равенства.

7.1. Изменения, произошедшие в 1990-х годах: общие результаты исследования 7.2. Данные, представленные в настоящей работе, позволяют сделать вывод о том, что, хотя последствия рыночных реформ не были нейтральными в отношении гендерной составляющей, в странах региона наблюдалось значительное варьирование их масштабов и характера влияния на мужскую и женскую когорты населения. Так, с одной стороны, изменения, которые происходили в течение последних десяти лет, лишь усугубили неблагополучное положение женщин, существовавшее и ранее в сфере образования и на рынке труда в Таджикистане и в меньшей степени в Узбекистане. С другой стороны, реструктуризация экономической системы подорвала лидирующее положение мужчин по некоторым ключевым показателям благосостояния и обусловила смещение гендерного неравенства в пользу женщин, как это наблюдалось, в частности, в системе образования в Украине, Молдавии и Армении или в сфере продолжительности жизни в Украине и России. 7.3. В то же время появились новые причины для беспокойства в отношении дальнейшей динамики доступа к экономическим возможностям мужчин и женщин. Наиболее серьезную озабоченность вызывают следующие тенденции: • дерегуляция рынка труда и, как следствие, увеличение расхождений в размере дохода, что характерно для всех стран региона; • предполагаемое ущемленное положение женщин в плане участия в процессе приватизации и либерализации экономики, а также существование гендерного разрыва в доступе к кредитам; • деформирование пенсионной системы и системы социального обеспечения, которые все в большей степени оказываются ориентированными на поощрение производственной деятельности в ущерб деятельности по воспитанию и уходу за детьми. 97


7.4. Вместе с тем переходный период был сопряжен со значительными издержками и для мужчин. К ним, в частности, относятся сокращение продолжительности жизни мужчин в Европейских странах — бывших республиках Советского Союза, а также тенденция к досрочному прерыванию юношами обучения в системе среднего образования в государствах Закавказья. 7.5. Еще одной причиной для беспокойства является высокий и все возрастающий уровень нагрузки на женщин в ряде стран региона, обусловленный сочетанием таких факторов, как традиционно высокий показатель экономической активности, снижение реального размера заработной платы, уменьшение количества детских учреждений и сокращение объема других видов услуг, которые могли бы помочь женщинам справиться с домашними обязанностями. Для многих работающих женщин «дефицит времени» становится неизбежным следствием попыток преодолеть вышеназванные трудности, усугубляемые низким уровнем дохода, высоким уровнем мужской безработицы и ростом числа разводов. Сочетание этих негативных явлений, с которыми столь часто приходится сталкиваться женщинам в государствах Европейского и Центрально-Азиатского региона, вызывает серьезные отрицательные последствия в настоящее время, подобная ситуация сохранится и в долгосрочной перспективе. Столь неблагополучное положение женщин непосредственно связано с испытываемым ими стрессом, оно влияет на состояние их здоровья и общее благосостояние. Кроме того, данная ситуация отрицательно сказывается как на производительности их труда, так и на уровне образования их детей (Sagrario Florio, 1995). 7.6.

Наконец, еще раз подчеркнем, что: • между странами с переходной экономикой Европейского и Центрально-Азиатского региона и странами других регионов наблюдаются поразительные расхождения в уровне и трендах гендерных различий; • экономические, социальные и правовые условия возникновения этих различий также уникальны для рассматриваемых нами государств; • проведение обобщений в отношении различных аспектов гендерного равенства для всех стран региона не представляется возможным, что обусловлено значительным различием условий жизни в государствах — объектах исследования и трудностями в разработке непротиворечивой межрегиональной географической классификации; • последствия переходного периода оказались различными для мужской и женской когорт.

7.2. Дальнейший план действий: ключевые мероприятия 7.7. Вышеприведенные выводы свидетельствуют о важности принятия в ближайшей перспективе конкретных политических решений, которые учитывали бы не только особые региональные условия государств Европы и Центральной Азии, но и специфику отдельных стран региона. В то же время считали бы целесообразным рекомендовать указанным странам, а также их зарубежным партнерам выделить три основных направления деятельности, нацеленные на выработку и практическую реализацию эффективных и четко обозначенных мер, которые позволили бы закрепить за гендерной проблематикой приоритетный статус при определении стратегии государственного развития. Для этого необходимо получить ответы на следующие вопросы: 98


• •

Что можно сделать для улучшения информационного обеспечения и, как следствие, повышения аналитического потенциала стран Европы и Центральной Азии, от чего зависит проведение точной оценки гендерных различий, а также принятие политических решений, нацеленных на их устранение. Что можно сделать для сокращения существующего гендерного неравенства и/или предотвращения проявлений гендерного неравенства в дальнейшем. Как добиться включения гендерной проблематики в программу экономических реформ, а также в стратегию обеспечения экономического роста отдельных стран и борьбы с бедностью.

Улучшение информационного обеспечения и повышение аналитического потенциала 7.8. Лицам, ответственным за принятие политических решений, нужна достоверная информация о базовых гендерных различиях, а также последствиях проводимой политики и реформирования для гендерной составляющей. Это позволило бы повысить их компетентность и эффективность деятельности в данной сфере. В настоящее время многие страны не только испытывают недостаток необходимой информации, но и не обладают возможностями ее всестороннего изучения. Кроме того, зачастую они сталкиваются с трудностями в определении и реализации приоритетных направлений мониторинга в отношении наиболее значимых аспектов гендерного неравенства. Эффективность предпринимаемых попыток по сокращению гендерного неравенства и включению гендерного анализа во всеобщую стратегию развития страны напрямую зависит от улучшения информационного обеспечения и повышения аналитического потенциала, создающих основу для успешного развития. 7.9. Фактические данные. Актуальной задачей для стран региона является составление надежной и легкодоступной статистики по гендерным вопросам. Для получения данных по базовым показателям, разукрупненным по гендерным категориям, конечно, могут использоваться сведения, собранные в ходе переписи населения и обследования домашних хозяйств, однако эта процедура занимает много времени и требует значительных капиталовложений. Кроме того, в настоящее время статистические исследования способны охватить лишь ограниченный круг вопросов, связанных с гендерной проблематикой, причем полученные сведения очень быстро устаревают в условиях активного процесса реформирования экономической системы. В связи с этим новые данные, как правило, предназначаются для решения задач конкретного исследования и остаются недоступными для широкой общественности. Следовательно, данные, полученные из указанных источников, не могут служить основой для принятия политических решений как на региональном, так и на международном уровне. С другой стороны, и официальные статистические данные, разукрупненные по гендерным категориям, оказывается, также несовершенны в силу целого ряда причин, о которых шла речь в предыдущих разделах работы. Особенно ограниченный характер носит информация о таких ключевых показателях экономической активности на рынке труда, как степень феминизации отдельных профессий, соотношение свободного выбора и принуждения к экономической активности, сфера приложения этой активности (т.е. занятость в формальном или неформальном секторе), роль деятельности по уходу за ребенком, негибкость рынка труда и составления подвижного рабочего графика и, наконец, различия в размере заработной платы. 99


7.10. Существуют еще два ключевых аспекта анализа гендерного неравенства, которые обычно остаются лишь частично охваченными при проведении переписи населения, обследований домашних хозяйств и исследований рынка труда, в частности схемы распределения ресурсов внутри домашнего хозяйства и количество расходуемого времени (помимо времени, занятого на работе). Если анализировать вопрос распределения ресурсов, то данные, полученные в ходе стандартного статистического обследования, могут достаточно адекватно зафиксировать различия в уровне дохода между мужской и женской когортами. Однако, чтобы измерить такие показатели, как распределение ресурсов внутри домашнего хозяйства или тесно связанное с этим показателем итоговое распределение потребления, требуется наличие такой информации по домашним хозяйствам, которая даже не включается в перечень задач статистических обследований. Тем не менее, учитывая, что основной сферой проявления гендерного неравенства является частная жизнь, а не публичная деятельность, подобное упущение оказывается весьма существенным. Что касается анализа расхода времени (кстати, задача сопоставления количества времени, расходуемого на трудовую деятельность, и количества времени, уделяемого отдыху, по гендерным категориям представляется вполне решаемой), на сегодняшний день это сделано лишь в отношении нескольких стран, что обусловлено недостатком ресурсов. Согласно итогам обследований, мужчины оказываются занятыми на одной работе, а женщины — на двух, причем одна работа оплачивается, а другая (обязанности домохозяйки) — нет. Для понимания характера межгендерных отношений, существующих в странах региона, необходимо уделить особое внимание указанному расхождению, поскольку это позволило бы измерить показатели и динамику гендерных различий в отношении «дефицита времени». 7.11. Техническое содействие. В последнее время зарубежные партнеры предприняли несколько попыток оказания технической помощи государствам региона. Целью программ содействия было улучшение информационного обеспечения в тех областях, которые являются особенно важными для анализа межгендерных отношений и уровня благосостояния женщин и мужчин в странах региона. В данной работе участвовали ряд НПО, международных ассоциаций и двусторонних донорских организаций, причем главной их целью было оказание помощи в решении вопросов, связанных с репродуктивным здоровьем населения, распространением ВИЧ/СПИД, «торговлей людьми» и применением насилия в отношении женщин, а также с функционированием системы образования. Кроме того, ЮНИСЕФ и другие организации провели ряд исследований, которые могут рассматриваться в качестве исходных для анализа динамики гендерных показателей за последнее десятилетие70. В то же время пока не существует прецедента реализации системной программы, направленной на формирование местного потенциала, который задействовался бы для анализа гендерных различий, отслеживания динамики показателей в этой области и использования полученных результатов при выработке политической стратегии. 7.12. Именно в данном вопросе Всемирный банк располагает наработанной методикой ведения учета. Гендерная статистика и гендерный анализ должны стать неотъемлемой частью системы мониторинга и оценки, внедряемой ВБ в странах региона. В программу кредитования могут быть включены такие направления, как разработка баз данных и техническое содействие проведению бюджетного анализа с точки зрения учета гендерной составляющей, подготовка реформы законодательной системы для учета гендерной проблематики и другие аспекты. Приоритетное внимание _______________ 70 См., к примеру, работу ЮНИСЕФ (1999), а также доклады по ряду стран, в основе которых лежат Обследования кластеров множественных показателей. 100


должно уделяться: a) разработке индикаторов уровня гендерного равенства и направлений его динамики с учетом особенностей каждой конкретной страны; b) определению реалистичных и контролируемых целей деятельности; c) разработке действенной системы контроля и d) введению четких и реализуемых механизмов подотчетности. 7.13. Для осознания важности учета гендерной проблематики при разработке стратегии деятельности необходимо установление диалога со всеми внутриполитическими силами. Кроме того, в странах — членах Международной ассоциации развития в регионе с этой целью могут использоваться подготовка Материалов стратегии борьбы с бедностью и Программы кредитования для реализации стратегии борьбы с бедностью, а также контроль за их выполнением71. Со своей стороны государства Восточной Европы, стремящиеся к вхождению в Европейский союз, должны осознать необходимость укрепления информационной базы и формирования аналитического потенциала, поставив задачу достижения западных стандартов гендерного равенства и принятия соответствующего западному образцу законодательства, направленного на борьбу с проявлениями дискриминации.

Борьба с существующим гендерным неравенством в различных сферах 7.14. Как уже неоднократно отмечалось в работе, характер и степень неравенства существенно различаются по ряду ключевых переменных и гендерному вектору неблагоприятного воздействия. 7.15. Рынки труда. По международным стандартам в странах региона гендерное неравенство в отношении возможности участия на рынке труда остается незначительным. То же справедливо и в плане разрыва в размере заработной платы в ограниченном числе стран, по которым имеются статистические данные. Однако разрыв в уровне оплаты труда, который стал следствием дискриминации на рынке труда, является более значительным и, как представляется, увеличился в тех странах, где за последнее десятилетие произошло существенное углубление расхождений в размере заработной платы, в частности в России и Украине (Brainerd, 2000). Основными рычагами политического воздействия на показатели функционирования рынка труда являются: а) принятие законодательства, гарантирующего «равенство возможностей»; b) разработка стратегии, направленной на поддержку семьи, что позволит уменьшить высокую интенсивность труда женщин, обусловленную наличием «двойного бремени» (производственная деятельность на рынке труда и выполнение домашних обязанностей); c) расширение доступа к кредитам, что создаст дополнительный стимул для роста самозанятости среди женщин в дополнение и/или в качестве более гибкой альтернативы трудоустройству с фиксированной оплатой труда. 7.16. Равенство всех граждан, независимо от их гендерной принадлежности, рассматривалось в качестве одного из основополагающих конституционных принципов во всех странах региона до начала переходного периода. Выполнение государством функции основного работодателя и гаранта предоставления социальных услуг и пособий способствовало тому, что этот принцип находил непосредственное выражение в создании равных возможностей участия на рынке труда и обеспечении равного доступа к другим экономическим возможностям. Создание новых независимых го_______________ 71 Десять стран региона являются членами Международной ассоциации развития: Албания, Армения, Азербайджан, Босния и Герцеговина, Грузия, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Узбекистан и СРЮ. 101


сударств потребовало принятия новых конституций и законодательных актов, а также включения в законодательство ряда стран статей о борьбе с дискриминацией. Однако лишь в некоторых из них (Венгрия и Азербайджан) был введен запрет на гендерную дискриминацию в сфере трудоустройства. В конституциях ряда других стран отсутствуют статьи о запрете дискриминационной политики, а если таковые и имеются, то их неясная формулировка оставляет возможность двусмысленного толкования72. 7.17. В противоположность вышесказанному во всех государствах существуют некоторые правовые гарантии помощи женщине и семье, закрепленные в форме оплачиваемого отпуска по беременности и родам и сохранения рабочего места на период такого отпуска. Кроме того, как говорилось в главе 2, во многих нормативных документах предусматриваются ограничения на трудоустройство женщин или женщин, имеющих детей, на подземные работы, на работу в ночные или сверхурочные часы, работу, сопряженную с опасностью или риском, а также предполагающую деловые командировки. Однако в то же время подобное положение может создавать препятствия для трудоустройства женщин из-за возможных дополнительных издержек для работодателя (van der Meulen Rodgers, 1999). Стратегия, направленная на повышение гендерного равенства, должна предусматривать замену этих дискриминационных положений более четкими нормами, обеспечивающими равенство возможностей. Тем не менее в настоящее время в большинстве государств отсутствуют механизмы реального правоприменения мер защиты, предписываемых законодательством, что обусловливает значительное варьирование результатов практической деятельности в различных странах региона. Формирование нерегулируемого частного рынка труда является дополнительным фактором, требующим разработки соответствующего законодательства и создания эффективных механизмов его реализации и правоприменения. 7.18. Другие экономические возможности. Основными сферами проявления гендерного неравенства в плане экономических возможностей, не связанных с рынком труда, являются: а) реформа пенсионной системы и b) доступ к земле и капиталу. О пенсионной реформе речь пойдет в разделе 7.23 данной главы. Что же касается вопроса об обеспечении доступа к земельным ресурсам, то необходимо отметить его возрастающую актуальность в контексте проведения в последние годы во многих странах широкомасштабной земельной реформы с учетом возврата к сельскохозяйственному производству в некоторых из них. Говоря об имущественных правах замужних женщин и праве пользования земельным наделом и другими видами имущества, приобретенного до и после замужества, важно подчеркнуть, что во всех государствах региона законодательство в этом вопросе носит преимущественно эгалитарный характер. Например, в случае расторжения брака предполагается, что собственность будет поделена поровну между супругами. Кроме того, вводится норма, согласно которой родитель, берущий на себя основные обязанности по воспитанию детей, должен получать алименты от своего бывшего супруга. 7.19. Однако на практике в большинстве стран мужчины завладевают все большей долей собственности, что является результатом приватизации земельных угодий, ранее находившихся во владении государства, получения наследства или заключения договоров купли-продажи. Зачастую такое положение обусловлено недостаточной информированностью женщин о собственных правах, а также очевидным несоответствием норм де-юре и обычного права. Кроме того, одним из факторов может быть явно неблагополучное положение женщин в отношении доступа к кредитам _______________ 72 К числу таких стран относятся Молдавия, Болгария, Румыния и Туркмения. 102


и рынку капитала. Таким образом, основная задача заключается в следующем: a) повышении информированности женщин; b) облегчении их доступа к кредитам; c) укреплении правоприменения существующего эгалитарного законодательства. 7.20. Образование. Система образования является единственной сферой, где гендерное неравенство во многих странах Европейского и Центрально-Азиатского региона выразилось в форме неблагоприятных последствий для мужской части населения. Государственное вмешательство с целью исправления такого положения возможно только после получения ответа на следующие вопросы: почему юноши прерывают курс обучения в системе среднего образования раньше, чем девушки, а также каковы последствия незаконченного среднего образования а) для возможностей трудоустройства юношей на рынке труда и b) для благосостояния их семей. В то же время в Таджикистане и Узбекистане, где в неблагополучном положении оказываются девочки, необходимо выйти за рамки упрощенного культурологического/религиозного объяснения причин данного явления и выявить другие возможные основания существующей тенденции, в особенности с учетом неофициальных денежных поборов и низкого качества образования. 7.21. Состояние здоровья населения. Среди проблем, возникших в сфере здоровья населения в переходный период, можно выделить прежде всего широко распространившуюся подверженность сильнейшему стрессу, а также воздействие этого явления на выбор мужчинами и женщинами стратегий поведения, сопряженных с риском, и на продолжительность их жизни. В ряде стран жертвой этих негативных последствий становятся мужчины, в других — женщины. Приоритетным направлением политики в области здравоохранения в Европейских государствах бывшего Советского Союза является профилактическая борьба с заболеваниями, снижающими продолжительность жизни мужчин, для чего предпринимаются меры, направленные на предотвращение выбора указанных стратегий поведения. В то же время проблемы репродуктивного здоровья женщин являются наиболее актуальными для республик Центральной Азии.

Повышение приоритета гендерной проблематики 7.22. Как можно добиться включения во всеобщую стратегию экономического развития и борьбы с бедностью в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона таких важных аспектов, как анализ гендерной проблематики и принятие решений на основе учета гендерных показателей, о чем шла речь в предыдущих двух разделах главы? Основными инструментами решения этой задачи являются: разработка национальной стратегии экономического роста, утверждение программы государственных расходов и ее отражение в показателях национального бюджета, а также разработка Материалов стратегии борьбы с бедностью в странах — членах Международной ассоциации развития в регионе. Важным средством преодоления проявлений гендерного неравенства в отдельных секторах экономики является также разработка линейными министерствами отраслевых стратегий развития. Это требуется и в тех случаях, когда реализация стратегии реформ в отдельных секторах экономики непосредственно затрагивает гендерную составляющую. Например, учет гендерной проблематики в процессе формирования национального бюджета предполагал бы составление бюджета, ориентированного на решение существующих в данной сфере проблем. Это совершенно не означает принятия отдельного бюджета для мужчин и для женщин, скорее, это подразумевает попытку разукрупнения расходных статей в зависимости от их различного влияния на мужчин и на женщин, а также принятие соответствующих бюджетных решений, направленных на 103


компенсацию нежелательных последствий. Подобный инструмент явился плодом растущего осознания того, что макроэкономическая и отраслевая политика может быть нейтральной в гендерном отношении лишь в теории, в то время как на практике она оказывает совершенно различное влияние на мужскую и женскую когорты. Аналогичный подход к учету гендерной проблематики может использоваться при разработке стратегии экономического роста и борьбы с бедностью. 7.23. Данное утверждение верно и в отношении важных аспектов экономических реформ, осуществляемых во многих государствах Европейского и Центрально-Азиатского региона. Речь идет прежде всего о реформе пенсионной системы. Главной целью этой реформы является приведение системы пенсионного обеспечения в соответствие с принципами актуарной системы. Хотя такие изменения являются оправданными с точки зрения бюджетного обеспечения и следования актуарной схеме, они обычно приводят к сокращению ранее существовавшего размера выплат в последующие годы в качестве компенсации за период времени, посвященный воспитанию и уходу за детьми на протяжении жизненного цикла. Следовательно, реформа пенсионного обеспечения имеет негативные последствия для женщин, которые посвящают значительную часть жизни непроизводственной деятельности. Поэтому, как бы ни были правильны эти реформы в принципе, на практике они провоцируют возникновение непреднамеренных последствий в отношении размера дохода пенсионеров мужской и женской когорт. В странах региона, в которых пенсионеры составляют все возрастающую часть населения, где женщины, как правило, живут дольше, чем мужчины, и где показатель разводов очень высок, очевидно, что последствия данной реформы для роста уровня бедности среди пожилых женщин (и женской части населения в целом) окажутся особенно тяжелыми.

7.3. Выводы 7.24. В настоящее время анализ гендерной проблематики, как правило, исключается из перечня вопросов при разработке политической стратегии в странах региона. Результаты исследования, приведенные в предыдущих главах работы, позволяют обозначить три приоритетных направления вмешательства в сложившуюся систему, реализация которых могла бы обеспечить более адекватный учет гендерной проблематики при выработке всеобщей стратегии развития и борьбы с бедностью в странах Европейского и Центрально-Азиатского региона. Эти направления дополняют друг друга и не должны рассматриваться изолированно или в качестве элементов линейной последовательности. На самом деле, стратегия решения гендерных проблем, которая не предусматривает действий по всему фронту с самого начала, вряд ли окажется успешной. А достижение успеха жизненно необходимо не только потому, что устранение гендерного неравенства увеличивает экономический потенциал страны, но и потому, что обеспечение равенства возможностей для всех когорт населения (девочек и мальчиков, женщин и мужчин) является основополагающим условием достижения конечной цели развития — создания полноценных условий существования для всех граждан Европейского и Центрально-Азиатского региона.

104


БИБЛИОГРАФИЯ AbouZahr, Carla and Elisabeth Åhman. 1998. Unsafe abortion and ectopic pregnancy. Pp. 267-296 in Christopher J.L. Murray and Alan D. Lopez eds., Health Dimensions of Sex and Reproduction. Cambridge, Mass.: Harvard School of Public Health. Blackburn, Robert M., Bradley Brooks and Jennifer Jarman. 2001. The Gendering of Work Around the World: Occupational Gender Segregation and inequality. Cambridge Studies in Social Research, No 8. Cambridge University Sociological Research Group: SRG Publications. Brainerd, Elizabeth. 2000. “Women in Transition: Changes in Gender Wage Differentials in Eastern Europe and the Former Soviet Union. Industrial and Labor Relations Review 54 (1). −−. 2001. “Economic Reform and Mortality in the former Soviet Union: a Study of the Suicide Epidemic in the 1990s.” European Economic Review 45 (4-6). Brainerd, Elizabeth and Elena A. Varavikova. 2001. “Death and the Market”. Prepared for the WHO Commission on Macroeconomics and Health. Blau, Francine D. and Marianne A. Feber. 1992. The Economics of Women, Men and Work. 2nd edition. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall. Buckley, M. 1997 Post-Soviet Women: from the Baltic to Central Asia. Caldwell, G., S. Galster, J. Kanics and N. Steinzor. 1997. “Capitalizing on Transition Economies: The Role of the Russian Mafia in Trafficking Women for Forced Prostitution.” Transnational Organized Crime 3 (4): 42-73. Carlson, Elwood and Vicki Lamb. 2001. Changes in contraceptive use in Bulgaria, 1995-2000. Studies in Family Planning 32(4): 329-338. Carlson P. 1998. “Self perceived health in East and West Europe: another European health divide.” Social Science and Medicine 46 (10): 1355-66. Castel, Paulette and Louise Fox. 2001. “Gender Dimensions of Pension Reform in the former Soviet Union”, in Robert Holzmann and Joseph Stiglitz ,ed.: New Ideas about Old-age Security, Washington, DC: The World Bank. David, Henry and Joanna Skilogianis. 1999. From Abortion to Contraception: A Resource to Public Policies and Reproductive Behavior in Central and Eastern Europe from 1917 to the Present. Westport, Conn.: Greenwood Publishing Group. De Soto and Dudwick. 1998. Poverty in Moldova: The Social Dimensions of Transition. In World Bank (1999b).World Bank: Washington, D.C. Desai, Padma and Todd Idson. 2000. Work without Wages: Russia’s Nonpayment Crisis. Cambridge and London: MIT Press. Dollar, David and Roberta Gatti. 1999. “Gender Inequality, Income and Growth: Are Good Times Good for Women?” World Bank Policy Research Working Paper #1. Poverty Reduction and Economic Management Network. World Bank. Washington, D.C. Falkingham, Jane. 2000. Women in Tajikistan. Country briefing paper, Asian Development Bank. Manila, The Phillipines. Floro, Maria Sagrario. 1995. “Women’s Well-Being, Poverty and Work Intensity.” Feminist Economics 1(3): 1-25. Folbre, N. 1994. Who Pays for the Kids? Gender and the Structures of Constraint. London: Routledge. Fong, M. and M. Lokshin. 2000. Child Care and Women's Labor Force Participation in Romania. Giovarelli, Renee, et. al. 2000. Women's right to land in the Kyrgyz Republic. World Bank Report, Washington, D.C. Glinskaya Elena and Thomas A. Mroz. 2000. “The gender gap in wages in Russia from 1992 to 1995.” Journal of Population Economics No 13. Goldin, C. 1986. Monitoring Costs and Occupation Segregation by Sex: A Historical Analysis. Journal of Labor Economics, No 4:1-27. Hedman, Brigitta, F. Perucci and P. Sundstrom. 1996. Engendering Statistics. A Tool for Change. Statistics Sweden. Heise, Lori, H. 1994. ‘‘Violence Against Women. The Hidden Health Burden”. World Bank Discussion Paper, No 255. World Bank. Washington, D.C. Heitlinger. 1979. Women and State Socialism: Sex Inequality in the Soviet Union and Czechoslovakia. Montreal: McGill-Queen’s University Press. Herzog, Henry W., Jr. 2000. “Employment Uncertainty and the Incidence of Job Loss in Transition Economies: the Case for Central Europe.” Southern Economic Journal 66 (3). Hraba, Joseph, Frederick Lorenz, Gang Lee and Zdenka Pechacova. 1996. “Gender Differences in Health: Evidence from the Czech Republic”. Social Science and Medicine. Volume 43, No. 10: 1443-1451. Ilahi, Nadeem. 2000. “The Intra-household Allocation of Time and Tasks: What Have We Learnt from the Empirical Literature?” Policy Research Report on Gender and Development. Working paper Series No. 13. Poverty Reduction and Economic Management Network. The World Bank, Washington, DC.

105


International Labor Organization (ILO). 2000. Women’s World 2000. International Organization for Migration (IOM). 2000. World Migration Report. International Helsinki Federation for Human Rights (IHF). 2000. Women 2000. An investigation into the Status of Women’s Rights in Central and South Eastern Europe and the Newly Independent States (Helsinki,IHF). ITAR-TASS. 2001. Report by Russian New Agency, Moscow, 5 March. Joshi, Heather and Pierella Paci. 1998. Unequal Pay for Men and Women. Evidence from British Cohort Studies. Cambridge MA, MIT Press. Joshi, Heather, Pierella Paci and Jane Waldfogel. 1999. “The Wages of Motherhood: Better or Worse?" Cambridge Journal of Economics 23(5): 543-564. Jurajda, Stephen. 2001. Gender Wage Gap and Segregation in Late Transition. Center for Economic Policy Research. Discussion paper series No. 2952. London. Klasen, Stephen. 1999. “Does Gender Inequality Reduce Growth and Development? Evidence from Cross-Country Regressions”. Gender and Development Working Paper No. 7. Development Research Group. Poverty Reduction and Economic Management Network. World Bank. Washington, D.C. Klugman, Jeni and Albert Motivans. 2001. Single Parents and Child Welfare in the New Russia. Palgrave publication for UNICEF, Innocenti Research Centre, Florence, Italy. Kruitkiene, Izolda 1999. “SME development in Lithuania.” in Financing Newly Emerging Private Enterprises in Transition Economies. OECD, Paris. Kudat, Aisa and Nilufar Egamberd. 2001. Gender Dimension of the Poverty Reduction Strategy and Other World Bank Activities in Azerbaijan. Draft. Environmental and Socially Sustainable Development. Europe and Central Asia Region. World Bank. Washington, D.C. Lenin, V. I. 1966. The Emancipation of Women. New York: International Publishers. Lewis, J. 1992. “Gender and the Development of Welfare Regimes”. Journal of European Social Policy 2(3): 159-173. Linz, Susan J. 1996. “Gender Differences in the Russian Labor Market.” Journal of Economic Issues 30 (1). Lipovskaya, Olga. 1994. Sisters of Stepsisters. Women’s Studies International Forum, 2: 273-276. Lokshin, Michael, Kathleen Harris and Barry Popkin. 2000. “Single Mothers in Russia: Household Strategies for Coping with Poverty.” World Development, 28 (12): 2183-2198 Lokshin, Michael and Martin Ravallion. 2001. Does Money Buy Power in Russia? Evidence from Subjective Data. Development Research Group, draft paper, The World Bank, Washington, D.C. Lokshin, Michael. 2000. Effects of Child Care Prices on Women’s Labor Force Participation in Russia. Policy Research Report on Gender and Development. Working paper Series No. 10. Poverty Reduction and Economic Management Network. The World Bank, Washington, DC. Lopez, Alan D. 1997 “Mortality from Tobacco in the New Independent States.” Premature Death in the New Impendent States. National Academy Press: Washington, D.C. MacDonald, Martha. 1998. “Gender and Social Security Policy: Pitfalls and Possibilities”. Feminist Economics 4(1): 1-25. Makepeace, Gerald, Pierella Paci, Heather Joshi and Peter Dolton. 1999. “How Unequally has Equal Pay Progressed Since the 1970s?” Journal of Human Resources 34(3): 534-556. Marx, K. 1936. Capital. New York: Modern Library. McKee, Martin and Vladimir Shkolnikov. 2001. “Understanding the toll of premature death among men in eastern Europe”. British Medical Journal 323 (3): 1051-1055. Mee, Wendy. 2000. Women in the Republic of Uzbekistan. A Country Briefing Paper for the Asian Development Bank. Manila. The Phillipines. Minesotta Advocates for Human Rights (MAHR). 2000. Trafficking in Women: Moldova and Ukraine. Monitoring the AIDS Pandemic (MAP). 1998. The determinants of the HIV/AIDS epidemics in Eastern Europe. FrançoisBagnoud Center for Health and Human Rights, Harvard School of Public Health. Boston: Mass. Narayan, Deepa and Patti Petesch (eds.). 2002. “From Many Lands: Voices of the Poor.” New York, N.Y.: Published for the World Bank, Oxford University Press. Oaxaca, R. 1973. “Male-female Wage Differentials in Urban Labour Markets”. International Economic Review 14(3): 693-709. Oglobin, Constantin G. 1999. ‘‘The Gender Earnings Differential in the Russian Transition Economy.” Industrial and Labor Relations Review 52 (4). Orazem, Peter F. and Milan Vodopivec. 2000. “Male-Female Differences in Labor Market Outcomes during the early transition to market: the case of Estonia and Slovenia.” Journal of Population Economics, No13. Paci, Pierella, Heather Joshi and Jane Waldfogel. 1999. The wages of motherhood: better or worse? Cambridge Journal of Economics, 23(5).

106


Paci, Pierella. 1999. “A Bundle of Joy or an Expensive Luxury: A Comparative Analysis of the Economic Environment for Family Formation in Western Europe.” Social Protection Discussion Paper Series, No. 9903. The World Bank, Washington, D.C. Pailhe, Ariane. 2000. “Gender Discrimination in Central Europe during the systematic transition.” Economics of Transition 8 (2). Peers. J. 1985. Workers by Hand and Womb – Soviet Women and the Demographic Crisis. In B. Holland (Ed.), Soviet Sisterhood. Bloomington: Indiana University Press, 116-144. Perucci, Francesca. 1997. “Improving Statistics on Women Work in the Informal Sector.” United Nations Statistics Division, Paper presented at the WEIGO Meeting, Ottawa. Policy Project. 1997. Reproductive health and family planning in Romania: A policy analysis. The Futures Group International, Washington, D.C. Popov, Andrej A. and Henry P. David. 1999. Russian Federation and USSR successor states. Pp. 223-278 in Henry David and Joanna Skilogianis. 1999. From Abortion to Contraception: A Resource to Public Policies and Reproductive Behavior in Central and Eastern Europe from 1917 to the Present. Westport, Conn.: Greenwood Publishing Group. Population Matters Policy Brief. 2001. “Improvements in Contraception Are Reducing Historically High Abortions Rates in Russia”. Population Reports. 1999. Ending Violence Against Women. Volume XXVII, Number 4, Series L, Number 11, Issues in World Health. Quack, Sigrid and Bob Hankè 1997. “Women in Decision-making in Finance.” In cooperation with the European Network. European Commission. Quisumbing, Agnes R., and John A. Maluccio. 1999. “Intrahousehold Allocation and Gender Relations: New Empirical Evidence.” Policy Research Report on Gender and Development. Working paper Series No. 2. Poverty Reduction and Economic Management Network. The World Bank, Washington, DC. Racioppi. L. and K. O’Sullivan. 1995. Organizing Women Before and After the Fall. Signs, 4: 818-850. RAND. 2001. Improvements in Contraception are Reducing Historically High Abortion Rates in Russia, Research Brief RB-5055, Santa Monica. Rashid, Mansoora, Vajeera Dorabawila, and Richard Adams. 2001. “Household Welfare, The Labor Market, and Public Programs in Albania.” World Bank Technical Paper No.503. World Bank, Washington, D.C. Reilly, Barry. 1997. The Gender Pay Gap in Russia During the Transition. University of Sussex. Discussion papers in Economics no. 4/97:1-27. Remennick, Larissa I. 1993. Patterns of birth control. Pp. 45-63 in Igor Kon and James Riordan, eds., Sex and Russian Society. London: Pluto Press. Rubery J., M. Smith, C. Fagan and D. Grimshaw. 1998. Women and European Employment. London: Routledge. Serbanescu, Florina, Leo Morris and Mona Marin, eds. 2001a. Reproductive Health Survey, Romania, 1999: Final Report. Bucharest, Romania: Romanian Association of Public Health and Health Management, School of Public Health, University of Medicine and Pharmacy "Carol Davila," and National Commission for Statistics; Atlanta, Georgia: U.S. Centers for Disease Control and Prevention; United States Agency for International Development; United Nations Population Fund; and United Nations Children's Fund. Serbanescu, Florina, Leo Morris, Nick Nutsubidze, Paata Imnadze, and Marina Shaknazarova. 2001b. Women's Reproductive Health Survey, Georgia, 1999-2000: Final Report. Tbilisi, Georgia: National Center for Disease Control, Center for Medical Statistics and Information, Ministry of Health and Social Affairs, and State Department of Statistics; Atlanta, Georgia: U.S. Centers for Disease Control and Prevention; United Nations Population Fund; United Nations Children's Fund; United States Agency for International Development; United Nations High Commissioner for Refugees; and American International Health Alliance. Shelley, L. 1999. “Editorial Note: Human trafficking. Defining the problem.” Organized Crime Watch-Russia, 1 (2). Sobotka, Tomáš. 2001. Ten years of rapid fertility changes in European post-Communist countries: Evidence and interpretation. Paper presented at the European Population Conference, Helsinki, 7-9 June. Srinivasan, Radica and Nora Dudwick. 2002. Ukraine Gender Review: Issues Paper. World Bank, Washington, D.C. Statistical Commission and Economic Commission For Europe. 2000. Tajikistan Country Report. Conference of European Statisticians, Joint ECE/UNDP Workshop on Gender Statistics for Policy Monitoring and Benchmarking, Orvieto, Italy, 9-10 October 2000. Stephenson, Joan. 2000. HIV/AIDS surging in Eastern Europe. JAMA 284 (24). Steptoe A. and Wardle J. 2001. Health Behavior, Risk Awareness and Emotional Well-Being in Students from Eastern Europe and Western Europe. Social Science and Medicine, 53: (12):1621. UNAIDS and World Health Organization. 2000. Epidemiological fact sheets on HIV/AIDS and sexually transmitted infections: 2000 update. [For various countries.] Retrieved from the Worldwide Web in January 2002 at http://www.unaids.org/hivaidsinfo/statistics/fact_sheets/index_en.htm.

107


UNAIDS and World Health Organization. 2001. AIDS epidemic update: December 2001. Retrieved from the Worldwide Web in January 2002 at http://www.unaids.org/epidemic_update/report_dec01/index.html. UNICEF. 1999. Women in Transition. The MONEE Project, CEE/CIS/Baltics, Regional Monitoring Report, No. 6. Florence: Italy. −−. 2000. Young People in Changing Societies. The MONEE Project, Regional Monitoring Report N.7. Florence: Italy. UNICRI. 1998. United Nations Interregional Crime and Justice Research Institute. The International Crime Victim Survey in Countries in Transition. National reports. Rome: Italy. United Nations. 1995. The World’s Women 1995. Trends and Statistics. UN Publications, Sales No. E.95. XVII.2. −−. 2000. The World’s Women 2000. Trends and Statistics. UN Publications, Sales No. E.00.XVII.14. −−. 2000. Women’s Indicators and Statistics Database (Wistat). Version 4, UN Publication, Sales No. E.00.XVII.4. U.S. Centers for Disease Control and Prevention. 2002. Reproductive health survey reports (various countries). Retrieved from the Worldwide Web in January 2002 at http://www.cdc.gov/nccdphp/drh/gp_surveys.htm. Van der Meulen Rodgers, Yana 1999. “Protecting Women and Promoting Equality in the Labor Market: Theory and Evidence.” Policy Research Report on Gender and Development. Working paper Series No. 6. Poverty Reduction and Economic Management Network. The World Bank, Washington, DC. Wanner, Catherine and Nora Dudwick. 1997. Ethnographic study of Poverty in Ukraine, mimeo. Westoff, Charles F., Almaz T. Sharmanov and Jeremiah M. Sullivan. 1998. Replacement of abortion by contraception in three Central Asian republics. Washington, D.C.: Policy Project; Calverton, Md.: Macro International. WHO. 1999. Global Status Report on Alcohol. Geneva, Swizerland. Williams, P. 1997. “Trafficking in Women and Children: A market perspective.” Transnational Organized Crime, 3 (4): 145-171. World Bank. 1993. World Development Report 1993: Investing in Health. Oxford University Press, New York, NY. −−. 1996. Tajikistan: Social Assessment. Washington, D.C. −−. 1999a. “Georgia: Poverty and Income Distribution (In Two Volumes).” Poverty Reduction and Economic Management Unit. Europe and Central Asia Region. Washington, D.C. −−. 1999b. “Moldova: Poverty Assessment.” Washington, D.C. −−. 2000a. "Hungary: Long-Term Poverty, Social Protection, and the Labor Market." Poverty Reduction and Economic Management. Europe and Central Asia Region. −−. 2000b. “Croatia: Economic Vulnerability and Welfare Study.” Poverty Reduction and Economic Management Unit (ECSPE). Europe and Central Asia Region. Washington, D.C. −−. 2000c. Hidden Challenges to Education Systems. Human Development Unit. Europe and Central Asia Region. Washington, D.C. −−. 2000d. Making Transition Work for Everyone: Poverty and Inequality in Europe and Central Asia. Washington, D.C. −−. 2000e. “Republic of Tajikistan: Poverty Assessment.” Report No.20285 — TJ. Human Development Sector Unit. Europe and Central Asia Region. Washington, D.C. −−. 2000f. “The Republic of Latvia: Poverty Assessment (In two Volumes)” Report No. 20707-LV. Poverty Reduction and Economic Management Unit (ECSPE). Europe and Central Asia Region. Washington, D.C. −−. 2000g. Towards a Social Development Strategy in ECA: Issues and Recommendation. ECA region, memeo, P.32. −−. 2000h. World Development Report: Attacking Poverty. Washington, D.C. −−. 2001a. Engendering Development Through Gender Equality in Rights, Resources, and Voice. World Bank Policy Research Report. New York: Oxford University Press. −−. 2001b. “Kosovo: Poverty Assessment (in Two Volumes).” Report No.23390-KOS. Poverty Reduction and Economic Management Unit (ECSPE). Europe and Central Asia Region. Washington, D.C. −−. 2001c. Tajikistan: Social Assessment. Washington, D.C. −−. 2001d. World Development Indicators 2001 (WDI). Washington, D. C. −−. 2002a. Integrating Gender into the World Bank’s Work. A Strategy for Action. Washington, D.C. −−. 2002b. Ukraine Gender Review: Issues Paper. World Bank, Washington, D.C.

108


ПРИЛОЖЕНИЯ


ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Гендерные различия и уровень бедности: результаты обследований показателей бедности

Азербайджан. Данные, полученные в ходе обследований показателей бедности, проведенных в 1995 и 1999 годах,73 не выявили повышенного риска бедности в домашних хозяйствах, возглавляемых женщинами, по сравнению с домашними хозяйствами, во главе которых стояли мужчины. Однако они продемонстрировали наличие значительных гендерных расхождений в заработной плате: по состоянию на 1995 год заработная плата женщин в среднем составляла 40 процентов от заработной платы мужчин. В последней работе, посвященной анализу гендерной ситуации в стране, утверждается, что гендерные различия в размере заработной платы и пенсионных выплат сохраняются и поныне (Kudat, рабочий проект, 2001). Автор данной работы высказывает предположение о том, что сложность составления четкого профиля домашних хозяйств, возглавляемых женщинами, обусловлена использованием продуктовой корзины в качестве базового параметра для определения бедности. По этой же причине обследования показателей бедности, проведенные в 1995 и 1999 годах, выявили более высокий уровень бедности в домашних хозяйствах, возглавляемых мужчинами. В случае если оценка уровня бедности производится на основании учета расходов на продукты питания, неизбежно занижение истинного масштаба бедности в домашних хозяйствах, возглавляемых женщинами, поскольку в структуре расходов этих хозяйств расходы на питание составляют, как правило, более значительную сумму. Далее в цитируемой работе отмечается, что логит-анализ показателей бедности, в ходе которого проводилось сопоставление результатов обследований в 1995 и 1999 годах, выявил зависимость уровня бедности семьи от гендерной принадлежности главы домашнего хозяйства, что особенно показательно для обследования за 1999 год. На основании вышесказанного автор делает вывод, что, если отойти от использования продуктовой корзины в качестве основного критерия определения бедности, становится очевидным, что домашние хозяйства, возглавляемые женщинами, оказываются более уязвимыми и отличаются более высоким уровнем бедности. Кроме того, выбор женщины в качестве главы домашнего хозяйства значительно увеличивает риск бедности семьи. Хорватия. Хорватия представляет собой пример того, насколько различными могут оказаться результаты, полученные в ходе простого и многомерного анализа риска бедности. Данные, полученные в ходе одномерного анализа, свидетельствуют о том, что риск попадания в нижнюю рейтинговую категорию по ключевым параметрам благосостояния оказывается в два раза выше в домашних хозяйствах, возглавляемых женщинами, по сравнению с домашними хозяйствами, во главе которых стоят мужчины. С другой стороны, результаты многомерного анализа не выявляют связи между гендерной принадлежностью главы домашнего хозяйства и наличием сколько-нибудь существенных различий в отношении риска бедности (ВБ, 2000b). Грузия. В домашних хозяйствах, возглавляемых женщиной, семья часто оказывается «неполной». Женщина является единственным кормильцем. В соответствии с новым определением черты бедности вероятность риска бедности в домашних хозяйствах, возглавляемых женщинами (на их долю приходится 27 процентов от общей численности населения, что является довольно высоким показателем для стран региона), составляет 15,5 процента (согласно официально установленному определению черты бедности, указанный показатель достигает отметки 47,5 процента). Это свидетельствует о неблагоприятном положении домашних хозяйств, возглавляемых женщинами, по сравнению с домашними хозяйствами, главой которых являются мужчины, поскольку риск бедности для последних оказывается ниже (12,4 процента в соответствии с новой чертой бедности и 42,1 процента в соответствии с официальной чертой бедности). Ущерб от дискриминации в размере заработной платы также оказывается особенно чувствительным для домашних хозяйств, возглавляемых женщинами (ВБ, 1999а). _______________ 73

Результаты анализа показателей бедности, проведенного с использованием данных, полученных в ходе ОУЖ за 1995 г., были опубликованы в 1997 г. В 1999 г. данные о показателях бедности были модернизированы, для чего проводилось Обследование приоритетов населения (Kudat, рабочий проект, 2001).

110


Венгрия. В обследованиях показателей бедности, проведенных в 1996 и 2000 годах, незамужние женщины старшей возрастной категории были выделены в отдельную группу особого риска крайней нищеты. В 1999 году в этой категории риск долгосрочной бедности составлял 19 процентов, что превысило почти в восемь раз аналогичный показатель для группы холостых мужчин старшей возрастной категории (2,5 процента). Незамужние женщины старшей возрастной категории составляют 10 процентов членов домашних хозяйств, подвергающихся риску долгосрочной бедности, по сравнению с 0,3 процента в группе холостых мужчин старшей возрастной категории (ВБ, 2000а). Косово. Результаты качественного анализа позволяют сделать вывод о более высоком риске бедности в домашних хозяйствах, возглавляемых женщинами. Однако результаты ОУЖ выявили, что риск крайней нищеты в этой группе оказывается лишь незначительно выше. При дальнейшем разукрупнении данных в ходе проведения ОУЖ выяснилось, что в домашних хозяйствах, находящихся в сельскохозяйственных районах и возглавляемых женщинами, и домашних хозяйствах, главой которых являются женщинысербки, риск крайней нищеты оказывается выше. Причиной более высокой уязвимости домашних хозяйств, возглавляемых женщинами и проживающих в сельскохозяйственных районах, может быть отсутствие взрослых мужчин трудоспособного возраста, причем данная гипотеза подтверждается и количественными данными. В целом следует отметить, что предположение об ущемленном положении домашних хозяйств, возглавляемых женщинами, не подтверждается в том случае, если в ходе многомерного анализа показателей бедности особенно тщательно отслеживаются такие параметры, как демографическая структура домашнего хозяйства, статус занятости и уровень образования (ВБ, 2001b). Латвия. Основываясь на анализе большинства показателей бедности, учитывая различные поправки на экономию от масштабов, а также принимая во внимание гендерные характеристики индивидов или глав домашних хозяйств, авторы настоящего исследования пришли к выводу о том, что гендерная принадлежность главы домашнего хозяйства не может считаться существенным коррелятом уровня бедности. Однако в исследовании упомянуты два исключения из этого правила: домашние хозяйства, возглавляемые незамужними женщинами старшей возрастной категории, и домашние хозяйства, возглавляемые женщинами в возраст от 30 до 49 лет. В первом из указанных случаев было зарегистрировано преобладание в категории бедных домашних хозяйств, возглавляемых женщинами в возрасте от 70 лет и выше: 27,4 процента индивидов, являющихся членами домашних хозяйств, возглавляемых женщинами старшей возрастной категории, находятся за чертой бедности по сравнению с 16 процентами индивидов, являющихся членами домашних хозяйств, возглавляемых мужчинами старшей возрастной категории. Во втором случае был отмечен высокий уровень бедности среди индивидов, являющихся членами домашних хозяйств, возглавляемых женщинами в возрасте от 30 до 49 лет, при допущении среднего или высокого размера экономии от масштабов. Структурные изменения рынка труда и сокращение количества детских дневных учреждений будут способствовать росту риска бедности среди домашних хозяйств, возглавляемых женщинами младшей возрастной категории (ВБ, 2000f). Таджикистан. В Таджикистане положение домашних хозяйств, возглавляемых женщинами, вызывает особую озабоченность. После гражданской войны в результате гибели мужчин или их эмиграции в стране возникло около 25 000 домашних хозяйств, возглавляемых женщинами. Определенное количество мужчин оставили свои прежние семьи и вступили в повторный брак. Согласно данным Специального лонгитюдного обследования, лица, являющиеся членами домашних хозяйств, возглавляемых женщинами, подвергаются большему риску бедности (28,6 процента) по сравнению с лицами, являющимися членами домашних хозяйств, возглавляемых мужчинами (21,2 процента). Члены домашних хозяйств, возглавляемых женщинами, ограничены в использовании земельных ресурсов, ирригационных систем и домашнего скота. Обеспечение этих семей продуктами питания также отличается меньшей стабильностью, однако именно они получают более существенную гуманитарную помощь. В то же время даже с учетом этой помощи ежемесячный доход этих хозяйств оказывается ниже, чем доход хозяйств, возглавляемых мужчинами (ВБ, 2000е).

111


ПРИЛОЖЕНИЕ 2 Статистическое приложение Региональное гендерное исследование Статистическое приложение Перечень таблиц и показателей

Базовые показатели Таблица А2.1: Совокупная численность мужского населения (тыс. чел.) Таблица А2.2: Совокупная численность женского населения (тыс. чел.) Таблица А2.3: Количество женщин на 100 мужчин Динамика внутрисемейных показателей Таблица А2.4: Совокупный показатель рождаемости Таблица А2.5: Общее количество заключенных браков Таблица А2.6: Общее количество разводов Таблица А2.7: Показатель частотности разводов (количество разводов на 100 заключенных браков) Таблица А2.8: Средний возраст при заключении первого брака, мужчины Таблица А2.9: Средний возраст при заключении первого брака, женщины Таблица А2.10: Процент детей, рожденных вне брака Таблица А2.11: Средний возраст женщин при рождении первого ребенка Таблица А2.12: Количество абортов Таблица А2.13: Коэффициент абортов (количество абортов на 100 рождений) Таблица А2.14: Совокупный наведенный показатель абортов Таблица А2.15: Показатель материнской смертности (на 100 000 родов) Репродуктивное здоровье нации Таблица А2.16: Процент новорожденных, родившихся с дефицитом веса (менее 2 501 грамма) Таблица А2.17: Процент новорожденных, родившихся с ярко выраженным дефицитом веса (менее 1 501 грамма) Таблица А2.18: Первично выявленные случаи заболеваний, передающихся половым путем Таблица А2.19: Процент беременных женщин, находившихся под медицинским наблюдением в период беременности Таблица А2.20: Процент родов с оказанием родовспоможения со стороны квалифицированного медицинского персонала Таблица А2.21: Процент рожениц, страдающих анемией Таблица А2.22: Численность сестринского персонала, занятого в родильных и пренатальных отделениях Таблица А2.23: Количество акушерок Таблица А2.24: Общая численность женщин, получивших пособие на рождение ребенка, за указанный год Уровень смертности Таблица А2.25: Продолжительность жизни (обоих полов) 112


Таблица А2.26: Продолжительность жизни, мужчины Таблица А2.27: Продолжительность жизни, женщины Таблица А2.28: Показатель детской смертности (на 1 000 рождений) Таблица А2.29: Показатель смертности в группе детей до 5 лет (на 1 000 живорожденных) Таблица А2.30: Разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин (продолжительность жизни женщин за вычетом продолжительности жизни мужчин) Выборочные данные по характеристикам человеческого капитала (образование) в Европейском и Центрально-Азиатском регионе, 1989—2000 гг. Таблица А2.31: Показатель зачисления в системе базового образования (валовой показатель зачисления) Таблица А2.32: Соотношение показателей зачисления девочек и мальчиков в системе базового образования Таблица А2.33: Показатель зачисления в системе среднего образования (валовой показатель зачисления) Таблица А2.34: Соотношение показателей зачисления девушек и юношей в системе среднего образования Таблица А2.35: Показатель зачисления в системе высшего образования (валовой показатель зачисления) Таблица А2.36: Соотношение показателей зачисления девушек и юношей в системе высшего образования Показатели занятости и уровня дохода Таблица А2.37: Процентная доля женщин в совокупной установленной численности занятых Таблица А2.38: Процентная доля женщин в совокупной установленной численности занятых (по результатам обследований состояния рабочей силы) Таблица А2.39: Процентная доля женщин в возрастной категории от 15 до 19 лет в совокупной установленной численности занятых в возрастной категории от 15 до 19 лет (по результатам обследований состояния рабочей силы) Таблица А2.40: Процентная доля женщин в возрастной категории от 20 до 24 лет в совокупной установленной численности занятых в возрастной категории от 20 до 24 лет (по результатам обследований состояния рабочей силы) Таблица А2.41: Показатель женской безработицы, определяемый как процент от общей численности безработных (по результатам обследований состояния рабочей силы) Таблица А2.42: Среднегодовое значение ежемесячной заработной платы в национальной экономике, мужчины Таблица А2.43: Среднегодовое значение ежемесячной заработной платы в национальной экономике, женщины Таблица А2.44: Среднегодовое значение ежемесячной заработной платы в национальной экономике, заработная плата женщин в процентном отношении к заработной плате мужчин Таблица А2.45: Показатель экономической активности, женщины Таблица А2.46: Показатель экономической активности, мужчины Таблица А2.47: Соотношение показателей экономической активности женщин и мужчин Таблица А2.48: Показатель участия в рабочей силе (по результатам обследований состояния рабочей силы), женщины Таблица А2.49: Показатель участия в рабочей силе (по результатам обследований состояния рабочей силы), мужчины Таблица А2.50: Показатель участия в рабочей силе женщин (по результатам обследований состояния рабочей силы) в процентном отношении к показателю участия в рабочей силе мужчин Таблица А2.51: Уровень безработицы, женщины Таблица А2.52: Уровень безработицы, мужчины Таблица А2.53: Уровень безработицы женщин в процентном отношении к уровню безработицы мужчин

21 мая 2002 г.

113


Таблица А2.1: Совокупная численность мужского населения (тыс. чел.) Страна

114

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

68 713,9 23 745,1 4 749,3 2 063,2 1 238,4 1 739,0 731,4 1 700,2 3 420,1 2 562,0 7 844,0 2 075,7 2 529,3 1 732,9 9 806,4 18 467,0 5 033,1 2 576,8 5 106,7 1 638,1 4 439,3 11 402,3 968,4 2,309 8 945,6 2 211,3 5,192,7

69 112,0 23 844,6 4 783,8 2 076,7 1 243,8 1 755,7 735,1 1 719,4 3 481,7 2 571,0 7 888,6 2 130,4 2 600,0 1 808,8 9 996,7 18 540,5 5 035,7 2 586,5 4 984,9 1 686,0 4 323,8 11 450,8 968,3 2 315,4 952,6 2 233,4 5 219,8

69 420,4 23 923,5 4 787,9 2 080,9 1 242,4 1 769,5 734,9 1 751,6 3 524,1 2 578,7 7 912,2 2 166,6 2 652,4 1 884,5 10 190,8 18 606,0 5 001,0 2 573,1 4 972,2 1 654,0 4 270,0 11 439,8 970,2 2 318,6 959,7 2 218,2 5 248,0

69 541,7 24 004,2 4 801,4 2 079,2 1 237,2 1 774,3 731,2 1 785,8 3 579,2 2 580,8 7 952,9 2 207,8 2 763,8 1 961,7 10 446,6 18 661,3 5 006,0 2 583,2 4 960,5 1 589,3 4 229,4 11 214,5 970,0 2 316,7 964,3 2 207,5 5 175,8

69 583,2 24 119,3 4 837,0 2 073,8 1 211,3 1 768,5 713,3 1 807,1 3 641,2 2 575,8 7 937,0 2 221,8 2 765,9 2 039,4 10 697,9 18 708,0 5 013,4 2 590,2 4 943,4 1 566,1 4 169,1 11 191,0 967,1 2 314,5 966,8 2 090,9 5 191,4

69 473,0 24 073,3 4 848,8 2 077,3 1 190,8 1 761,2 703,6 1 814,2 3 702,5 2 569,8 7 891,3 2 212,0 2 833,8 2 123,9 10 950,8 18 746,3 5 019,3 2 600,0 4 922,9 1 586,2 4 151,6 11 168,8 964,5 2 313,7 969,8 1 904,4 5 207,5

69 486,2 23 905,3 4 807,3 2 075,7 1 172,0 1 756,6 695,9 1 820,2 3 754,6 2 562,8 7 705,9 2 225,3 2 871,0 2 197,5 11 138,2 18 778,0 5 020,5 2 608,9 4 903,7 1 607,8 4 130,0 11 143,4 964,4 2 312,8 979,9 1 755,9 5 223,5

69 288,8 23 726,2 4 791,5 2 069,8 1 158,5 1 752,6 688,0 1 827,6 3 802,7 2 563,0 7 565,8 2 262,7 2 924,2 2 244,4 11 373,6 18 786,0 5 016,5 2 613,7 4 883,9 1 624,0 4 103,4 11 107,7 968,1 2 159,5 988,8 1 706,6 5 240,3

69 029,0 23 522,9 4 777,7 2 063,4 1 148,2 1 749,0 680,7 1 835,1 3 845,3 2 568,0 7 466,9 2 297,0 2 944,5 2 284,9 11 600,9 18 796,7 5 012,1 2 618,4 4 863,3 1 628,9 4 077,5 11 063,0 968,6 2 197,4 996,9 1 740,6 5 253,4

68 823,6 23 342,0 4 760,7 1 747,8 1 138,5 1 747,1 676,6 1 841,4 3 883,2 2 577,4 7 320,7 2 333,7 2 998,5 2 324,5 11 819,8 18 801,2 5 008,7 2 622,0 4 841,9 1 649,7 4 045,0 11 027,1 968,2 2 163,2 1 002,3 1 807,8 5 262,7

68 610,5 23 164,3 4 717,6 1 747,2 1 130,0 1 745,4 672,7 1 846,6 3 903,1 2 582,6 7 205,5 2 372,0 3 047,7 2 353,1 12 008,1 18 798,3 5 005,4 2 623,7 4 817,6 1 662,0 4 014,1 11 001,2 963, 2 2 188,5 1 007,3 1 883,8 5 269,5

68 201,0 22 978,4 4 703,2 1 744,5 1 122,9 1 743,9 669,6 -3 913,8 2 138,4 7 176,2 2 403,5 3 097,8 2 380,4 12 193,3 18 783,4 5 001,1 2 625,1 4 791,8 1 674,5 3 991,2 10 980,0 970,8 -1 012,3 -5 276,4

Источники и примечания: Если не указано иначе: ЮНИСЕФ, база данных Transmonee.


Таблица А2.2: Совокупная численность женского населения (тыс. чел.) Страна

115

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ\СРЮ

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

78.308,0 27.706,9 5.402,5 2.272,2 1.427,4 1.935,8 834,3 1.784,8 3.594,1 2.838,8 8.349,6 2.178,2 2.562,4 1.785,3 10.042,2 19.417,6. 5.326,9 2.687,4 5.481,9 1.544,3 4.547,3 11.709,2 1.028,0 2.457,3 935,1 2.223,9 5.252,3

78.550,1 27.739,2 5.427,6 2.282,6 1.429,7 1.952,6 836,6 1.825,3 3.650,2 2.842,5 8.409,4 2.227,1 2.632,0 1.859,6 10.230,5 19.497,9 5.326,4 2.701,2 5.389,9 1.600,5 4.443,5 11.760,6 1.028,1 2.462,6 942,7 2.244,7 5.280,5

78.743,6 27.766,2 5.424,6 2.283,2 1.425,5 1.967,0 835,5 1.860,2 3.694,4 2.843,0 8.446,0 2.258,3 2.689,9 1.933,4 10.422,3 19.577,2 5.303,6 2.698,6 5.382,7 1.605,8 4.399,3 11.752,5 1.029,7 2.465,6 950,3 2.231,2 5.309,8

78.783,9 27.797,7 5.431,5 2.277,7 1.419,8 1.972,6 831,0 1.899,8 3.744,9 2.839,5 8.498,8 2.294,6 2.791,1 2.008,5 10.665,1 19.647,9 5.306,5 2.712,6 5.376,7 1.600,8 4.366,0 11.596,9 1.028,9 2.465,5 956,9 2.219,7 5.258,6

78.711,5 27.870,1 5.460,8 2.271,7 1.394,9 1.968,0 813,3 1.924,2 3.798,8 2.828,7 8.489,5 2.306,6 2.789,8 2.084,2 10.909,8 19.710,1 5.312,3 2.723,9 5.366,8 1.601,4 4.315,7 11.587,5 1.027,0 2.464,2 961,8 2.061,4 5.277,9

78.524,1 27.786,4 5.470,6 2.273,2 1.375,1 1.962,8 803,3 1.932,7 3.847,1 2.821,1 8.443,5 2.293,2 2.854,0 2.164,5 11.146,6 19.758,4 5.314,7 2.736,4 5.354,0 1.615,8 4.308,1 11.579,2 1.024,9 2.463,3 967,0 1.799,6 5.295,4

78.452,3 27.568,4 5.489,9 2.270,0 1.357,5 1.961,1 795,7 1.939,8 3.888,9 2.812,3 8.250,7 2.299,7 2.886,5 2.237,4 11.329,1 19.802,6 5.312,7 2.747,3 5.342,0 1.641,1 4.297,5 11.569,0 1.025,1 2.463,2 977,4 1.600,0 5.311,8

78.320,0 27.353,2 5.472,9 2.262,0 1.343,2 1.959,3 788,3 1.946,0 3.923,5 2.810,5 8.110,0 2.333,2 2.936,2 2.283,2 11.538,5 19.823,4 5.304,8 2.754,1 5.328,4 1.659,0 4.281,3 11.548,4 1.022,2 2.334,1 986,0 1.540,6 5.327,9

78.108,2 27.115,9 5.458,4 2.254,2 1.331,7 1.958,2 781,4 1.950,9 3.954,5 2.813,0 8.013,8 2.364,0 2.954,1 2.320,6 11.747,8 19.842,6 5.297,1 2.760,5 5.311,2 1.695,4 4.263,4 11.518,9 1.018,4 2.375,0 994,5 1.594,1 5.340,7

77.915,8 26.903,2 5.443,1 1.902,7 1.319,9 1.956,9 777,2 1.953,3 3.993,5 2.817,5 7.867,5 2.398,2 3.005,6 2.356,7 11.952,4 19.858,8 5.290,4 2.765,6 5.293,5 1.704,7 4.238,2 11.499,0 1.016,8 2.338,0 1.000,1 1.694,3 5.351,0

77.717,1 26.686,6 5.327,6 1.902,7 1.309,4 1.955,4 772,9 1.954,2 4.046,2 2.819,5 7.752,3 2.434,2 3.051,9 2.385,1 12.127,4 19.868,7 5.284,2 2.769,7 5.274,2 1.711,4 4.216,3 11.487,4 1.015,1 2.365,3 1.005,4 1.806,1 5.359,3

77.358,2 26.477,7 5.316,3 1.899,6 1.301,3 1.954,6 769,6 -4.102,4 2.662,1 7.719,9 2.463,9 3.098,9 2.409,9 12.294,4 19.870,1 5.277,0 2.773,5 5.251,4 1.718,2 4.199,7 11.475,4 1.016,9 -1.010,8 -5.367,7

Источники и примечания: Если не указано иначе: ЮНИСЕФ, база данных Transmonee.


Таблица А2.3: Количество женщин на 100 мужчин

116

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ\СРЮ

114,0 116,7 113,8 110,1 115,3 111,3 114,1 105,0 105,1 110,8 106,4 104,9 101,3 103,0 102,4 105,1 105,8 104,3 107,3 94,3 102,4 102,7 106,2 106,4 98,9 100,6 101,1

113,7 116,3 113,5 109,9 114,9 111,2 113,8 106,2 104,8 110,6 106,6 104,5 101,2 102,8 102,3 105,2 105,8 104,4 108,1 94,9 102,8 102,7 106,2 106,4 99,0 100,5 101,2

113,4 116,1 113,3 109,7 114,7 111,2 113,7 106,2 104,8 110,2 106,7 104,2 101,4 102,6 102,3 105,2 106,1 104,9 108,3 97,1 103,0 102,7 106,1 106,3 99,0 100,6 101,2

113,3 115,8 113,1 109,5 114,8 111,2 113,7 106,4 104,6 110,0 106,9 103,9 101,0 102,4 102,1 105,3 106,0 105,0 108,4 100,7 103,2 103,4 106,1 106,4 99,2 100,6 101,6

113,1 115,6 112,9 109,5 115,2 111,3 114,0 106,5 104,3 109,8 107,0 103,8 100,9 102,2 102,0 105,4 106,0 105,2 108,6 102,3 103,5 103,5 106,2 106,5 99,5 98,6 101,7

113,0 115,4 112,8 109,4 115,5 111,4 114,2 106,5 103,9 109,8 107,0 103,7 100,7 101,9 101,8 105,4 105,9 105,2 108,8 101,9 103,8 103,7 106,3 106,5 99,7 94,5 101,7

112,9 115,3 114,2 109,4 115,8 111,6 114,3 106,6 103,6 109,7 107,1 103,3 100,5 101,8 101,7 105,5 105,8 105,3 108,9 102,1 104,1 103,8 106,3 106,5 99,7 91,1 101,7

113,0 115,3 114,2 109,3 115,9 111,8 114,6 106,5 103,2 109,7 107,2 103,1 100,4 101,7 101,4 105,5 105,7 105,4 109,1 102,2 104,3 104,0 105,6 108,1 99,7 90,3 101,7

113,2 115,3 114,2 109,2 116,0 112,0 114,8 106,3 102,8 109,5 107,3 102,9 100,3 101,6 101,3 105,6 105,7 105,4 109,2 104,1 104,6 104,1 105,1 108,1 99,8 91,6 101,7

113,2 115,3 114,3 108,9 115,9 112,0 114,9 106,1 102,8 109,3 107,5 102,8 100,2 101,4 101,1 105,6 105,6 105,5 109,3 103,3 104,8 104,3 105,0 108,1 99,8 93,7 101,7

113,3 115,2 112,9 108,9 115,9 112,0 114,9 105,8 103,7 109,2 107,6 102,6 100,1 101,4 101,0 105,7 105,6 105,6 109,5 103,0 105,0 104,4 105,4 108,1 99,8 95,9 101,7

113,4 115,2 113,0 108,9 115,9 112,1 114,9 -104,8 124,5 107,6 102,5 100,0 101,2 100,8 105,8 105,5 105,7 109,6 102,6 105,2 104,5 104,8 -99,9 -101,7

Источники и примечания: Если не указано иначе: ЮНИСЕФ, база данных Transmonee.


Таблица А2.4: Совокупный показатель рождаемости

117

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ\СРЮ

2,068 1,985 2,069 2,523 2,098 1,997 2,233 2,605 2,759 2,119 2,877 3,875 5,226 4,401 4,179 2,046 1,874 2,081 1,780 2,956 1,900 2,200 1,520 1,630 2,090 1,700 2,060

1,887 1,848 1,906 2,390 2,020 2,000 2,050 2,620 2,767 2,209 2,719 3,691 5,054 4,166 4,072 2,039 1,893 2,086 1,840 3,026 1,810 1,840 1,460 1,630 2,060 1,700 2,080

1,732 1,810 1,796 2,255 1,860 1,970 1,790 2,575 2,885 2,150 -3,671 5,035 4,088 4,199 2,049 1,861 2,050 1,860 -1,650 1,570 1,420 1,530 2,300 -2,080

1,552 1,700 1,750 2,218 1,730 1,890 1,690 2,347 2,743 1,790 -3,617 4,127 -4,004 1,929 1,715 1,979 1,770 2,900 1,540 1,520 1,340 1,480 2,180 -1,910

1,385 1,600 1,607 2,100 1,510 1,670 1,450 1,965 2,703 1,600 2,300 3,303 4,234 4,000 3,800 1,847 1,666 1,920 1,690 -1,450 1,440 1,340 1,520 2,160 -1,910

1,400 1,500 1,514 1,950 1,390 1,540 1,370 1,701 2,521 1,430 -3,135 3,584 -3,537 1,798 1,438 1,660 1,640 -1,370 1,410 1,320 1,470 2,080 -1,850

1,340 1,400 1,386 1,930 1,252 1,490 1,320 1,629 2,290 1,410 -3,308 3,702 -3,596 1,611 1,278 1,520 1,570 2,700 1,230 1,340 1,290 1,580 1,970 -1,875

1,277 1,300 1,310 1,670 1,160 1,430 1,300 1,598 2,060 1,350 -2,993 --3,308 1,600 1,185 1,470 1,460 -1,240 1,300 1,280 1,670 1,900 -1,830

1,230 1,300 1,230 1,600 1,110 1,390 1,240 1,453 2,070 1,290 -2,788 --3,082 1,500 1,173 1,430 1,380 -1,090 1,320 1,250 1,690 1,750 -1,740

1,240 1,200 1,270 1,500 1,090 1,360 1,210 1,297 2,000 1,160 -2,648 -2,500 2,815 1,400 1,157 1,380 1,330 2,200 1,110 1,320 1,230 1,450 --1,670

1,170 1,200 1,310 1,400 1,150 1,350 1,240 1,194 2,000 1,070 -2,629 -2,200 2,720 1,400 1,133 1,310 1,290 2,100 1,230 1,300 1,210 1,380 ----

----------------------------

Процентное изменение 1990—99 -38,0 -35,1 -31,3 -41,4 -43,1 -32,5 -39,5 -54,4 -27,7 -51,6 --28,8 --47,2 -33,2 -31,3 -40,1 -37,2 -29,9 -30,6 -32,0 -29,3 -17,1 -15,3 ----

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

1,420 1,410 1,280 2,020 1,800

1,450 1,400 1,260 2,130 1,830

1,330 1,380 1,270 2,110 1,820

1,290 1,380 1,300 2,090 1,790

1,280 1,340 1,250 2,000 1,820

1,240 1,360 1,220 1,880 1,740

1,250 1,320 1,170 1,730 1,710

1,300 1,300 1,210 1,600 1,720

1,350 1,320 1,220 1,520 1,710

---1,510 --

1,350 1,320 1,230 1,510 1,710

------

-6,9 -5,7 -2,4 -29,1 -6,6

Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа


Таблица А2.5: Общее количество заключенных браков Страна

118

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ\СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1.384.307 1.319.928 1.277.232 1.053.717 1.106.723 1.080.600 1.075.219 489.330 482.753 493.067 394.075 427.882 399.152 431.731 97.929 99.229 94.760 79.813 82.326 75.540 77.027 39.928 40.809 39.609 39.340 39.469 33.742 32.775 24.496 23.619 22.337 18.906 14.595 11.572 11.072 34.630 36.310 34.241 30.112 23.709 23.337 22.150 12.644 11.774 10.292 8.878 7.745 7.378 7.006 27.257 28.233 28.023 22.955 21.514 17.130 15.911 71.874 73.119 74.378 68.740 60.028 47.147 43.130 38.288 36.812 38.070 26.878 24.105 21.908 21.481 164.796 164.051 165.498 147.045 145.686 122.768 115.881 41.790 43.515 47.069 40.818 36.874 26.097 26.866 47.616 50.290 56.505 46.672 53.946 38.820 32.078 34.890 37.425 40.552 42.797 42.106 35.202 33.258 200.681 217.102 270.270 235.884 225.451 176.287 170.828 255.643 255.369 233.206 217.240 207.674 207.689 207.081 81.262 90.953 71.973 74.060 66.033 58.440 54.956 36.525 40.435 32.721 33.880 30.771 28.155 27.489 66.949 66.405 61.198 57.005 54.099 54.114 53.463 27.655 28.992 24.853 26.405 25.963 27.895 26.989 63.263 59.874 48.820 44.806 40.022 37.910 36.795 177.943 192.652 183.388 174.593 161.595 154.221 153.943 9.776 8.517 8.173 9.119 9.022 8.314 8.245 28.938 27.924 21.583 22.169 23.021 23.966 24.385 16.380 15.842 15.688 15.311 15.354 15.736 15.823 34.550 29.990 28.238 6.683 4.690 6.542 9.794 69.438 64.856 61.521 63.563 62.045 59.803 60.325

866.651 307.543 63.677 26.089 9.634 20.433 5.517 14.234 38.572 19.253 102.558 26.188 27.021 30.212 171.662 203.641 53.896 27.484 48.930 27.690 35.723 150.388 7.555 24.596 14.089 13.901 56.719

928.411 345.013 69.735 22.106 9.680 18.796 5.589 12.521 46.999 17.099 101.874 26.588 28.836 29.981 181.126 204.850 57.804 27.955 46.905 24.122 34.772 147.105 7.500 24.517 14.072 15.173 56.203

848.691 310.504 71.354 21.814 9.641 18.486 5.430 11.365 40.856 15.343 96.048 25.726 20.912 26.361 170.525 209.430 55.027 27.494 44.915 27.871 35.582 145.303 7.528 24.243 13.993 22.398 54.822

Процентное 1999 2000 изменение 1990—99 911.162 -- -31,0 344.888 -- -28,6 72.994 -- -26,4 23.524 -- -42,4 9.399 -- -60,2 17.868 -- -50,8 5.590 -- -52,5 12.459 -- -55,9 37.382 -- -48,9 13.845 -- -62,4 85.872 -- -47,7 26.033 -- -40,2 22.743 -- -54,8 26.929 -- -28,0 175.926 -- -19,0 219.398 -- -14,1 53.523 -- -41,2 27.340 -- -32,4 45.465 -- -31,5 27.254 --6,0 35.540 -- -40,6 140.014 -- -27,3 7.716 --9,4 23.778 -- -14,8 14.172 - -10,5 22.472 -- -25,1 ----

3.578.778 3.546.778 3.483.265 3.001.464 3.012.448 2.799.465 2.795.701 2.393.856 2.505.890 2.366.662 2.389.114 2.710.456 2.664.969 2.691.903 2.256.630 2.312.159 2.116.680 2.116.413 1.729.244 1.844.354 1.693.056 1.786.614 868.322 881.809 791.362 744.834 700.289 682.785 679.288 664.612 661.536 668.606 602.500


Таблица А2.6: Общее количество разводов Страна

119

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2000

582.500 193.676 34.573 12.401 11.249 12.295 5.916 4.134 11.436 7.358 45.389 8.231 7.576 4.940 29.953 47.189 31.376 8.304 24.952 2.628 12.636 36.008 2.161 5.369 951 2.098 12.182

559.918 192.835 34.986 13.135 10.783 12.747 5.785 4.347 14.040 7.796 43.327 7.829 7.409 4.955 29.939 42.436 32.055 8.867 24.888 2.675 11.368 32.966 1.858 5.466 749 1.756 10.722

597.930 200.810 37.802 13.879 11.070 15.250 5.738 3.863 10.679 7.440 48.494 8.926 7.562 5.843 33.367 33.823 29.366 7.893 24.433 2.236 11.044 37.031 1.828 4.877 496 1.590 8.760

639.248 222.630 39.904 14.821 14.553 13.981 6.651 3.155 9.465 4.890 49.692 8.043 6.482 5.847 32.814 32.024 28.572 8.057 21.607 2.361 9.465 29.290 1.966 3.676 578 -7.136

663.282 218.974 44.894 14.468 10.278 13.884 5.757 3.068 6.564 3.211 45.180 7.321 5.293 5.597 27.022 27.891 30.227 8.143 22.350 2.251 7.324 31.193 1.962 4.667 636 -7.394

680.494 207.577 44.075 13.811 8.416 11.061 5.606 3.436 6.256 3.089 41.567 5.536 4.372 6.157 24.332 31.574 30.939 8.666 23.417 2.108 7.990 39.663 1.923 4.630 612 259 7.005

665.904 198.300 42.119 14.617 7.821 10.221 7.456 2.744 5.669 2.685 38.651 6.001 4.342 5.985 21.145 38.115 31.135 8.978 24.857 2.331 10.661 34.906 1.585 4.236 710 296 7.962

562.373 193.030 43.089 13.440 6.051 11.311 5.657 2.604 5.598 2.269 40.497 6.582 4.516 6.769 20.232 39.449 33.113 9.402 22.590 1.901 10.014 35.586 2.004 3.612 705 306 7.896

555.160 188.232 47.307 10.153 6.103 11.371 5.281 2.317 5.806 2.267 35.736 6.541 4.109 5.828 21.545 42.549 32.465 9.138 24.992 1.430 9.368 34.752 1.996 3.899 1.021 512 7.947

501.654 179.688 47.127 10.156 6.211 11.752 4.491 1.612 5.657 1.758 35.460 6.216 2.539 5.346 14.608 45.549 32.363 9.312 25.763 2.005 10.390 39.985 2.074 3.962 1.027 1.964 7.874

532.533 175.781 47.254 8.913 6.010 11.390 4.561 1.253 5.013 1.622 25.583 6.287 2.334 5.452 10.313 42.020 23.657 9.664 25.605 2.114 9.781 34.408 2.074 3.721 1.045 1.995

---------------------------

1.157.481 1.125.637 1.172.030 1.216.908 1.218.831 1.224.571 1.199.432.1 1.090.596 1.077.825 1.016.543 971.627 949.831 1.008.653 1.072.176 1.074.793 1.065.785 1.033.660 924.018 907.756 834.275 185.854 175.806 163.377 144.732 144.038 158.786 165.772 166.578 170.069 182.268

999.338 844.299 155.039

Процентное изменение 1990—99 -4,9 -8,8 -35,1 -32,1 -44,3 -10,6 -21,2 -71,2 -64,3 -79,2 -41,0 -19,7 -68,5 10,0 -65,6 -1,0 -26,2 9,0 2,9 -21,0 -14,0 4,4 11,6 -31,9 -39,5 13,6


Таблица А2.7: Показатель частотности разводов (количество разводов на 100 заключенных браков) Страна

120

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

42,1 39,6 35,3 31,1 45,9 35,5 46,8 15,2 15,9 19,2 27,5 19,7 15,9 14,2 14,9 18,5 38,6 22,7 37,3 9,5 20,0 20,2 22,1 18,6 5,8 6,1 17,5

42,4 39,9 35,3 32,2 45,7 35,1 49,1 15,4 19,2 21,2 26,4 18,0 14,7 13,2 13,8 16,6 35,2 21,9 37,5 9,2 19,0 17,1 21,8 19,6 4,7 5,9 16,5

46,8 40,7 39,9 35,0 49,6 44,5 55,8 13,8 14,4 19,5 29,3 19,0 13,4 14,4 12,3 14,5 40,8 24,1 39,9 9,0 22,6 20,2 22,4 22,6 3,2 5,6 14,2

60,7 56,5 50,0 37,7 77,0 46,4 74,9 13,7 13,8 18,2 33,8 19,7 13,9 13,7 13,9 14,7 38,6 23,8 37,9 8,9 21,1 16,8 21,6 16,6 3,8 -11,2

59,9 51,2 54,5 36,7 70,4 58,6 74,3 14,3 10,9 13,3 31,0 19,9 9,8 13,3 12,0 13,4 45,8 26,5 41,3 8,7 18,3 19,3 21,7 20,3 4,1 -11,9

63,0 52,0 58,3 40,9 72,7 47,4 76,0 20,1 13,3 14,1 33,9 21,2 11,3 17,5 13,8 15,2 52,9 30,8 43,3 7,6 21,1 25,7 23,1 19,3 3,9 4,0 11,7

61,9 45,9 54,7 44,6 70,6 46,1 106,4 17,2 13,1 12,5 33,4 22,3 13,5 18,0 12,4 18,4 56,7 32,7 46,5 8,6 29,0 22,7 19,2 17,4 4,5 3,0 13,2

64,9 62,8 67,7 51,5 62,8 55,4 102,5 18,3 14,5 11,8 39,5 25,1 16,7 22,4 11,8 19,4 61,4 34,2 46,2 6,9 28,0 23,7 26,5 14,7 5,0 2,2 13,9

59,8 54,6 67,8 45,9 63,0 60,5 94,5 18,5 12,4 13,3 35,1 24,6 14,2 19,4 11,9 20,8 56,2 32,7 53,3 5,9 26,9 23,6 26,6 15,9 7,3 3,3 14,1

59,1 57,9 66,0 46,6 64,4 63,6 82,7 14,2 13,8 11,5 36,9 24,2 12,1 20,3 8,6 21,7 58,8 33,9 57,4 7,2 29,2 27,5 27,6 16,3 7,3 8,8 14,4

58,4 51,0 64,7 37,9 63,9 63,7 81,6 10,1 13,4 11,7 29,8 24,2 10,3 20,2 5,9 19,2 44,2 35,3 56,3 7,8 27,5 24,6 26,9 15,6 7,4 8,9 --

32,3 35,8 21,4

31,7 35,6 19,9

33,6 37,5 20,6

40,5 47,5 19,4

40,5 46,5 20,6

43,7 50,4 23,3

42,9 48,8 24,4

45,6 53,4 25,1

43,0 49,2 25,7

43,0 49,3 27,3

41,8 47,3 25,7

2000 ----------------------------

Процентное изменение 1990—99 37,8 27,6 83,6 17,7 40,1 81,6 66,1 -34,7 -30,2 -44,7 12,8 34,2 -30,3 52,9 -57,5 15,3 25,4 61,2 50,3 -15,9 45,0 43,6 23,2 -20,1 56,0 51,6 -13,1


Таблица А2.8: Средний возраст при заключении первого брака, мужчины Страна

121

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

1989 24,9 23,8 24,1 24,0 24,3 -24,6 25,5 25,7 27,6 24,6 24,5 24,3 --24,2 23,8 25,6 24,2 26,7 24,7 25,3 26,4 26,7 --26,9

1990 24,7 23,7 23,9 22,0 23,9 -24,6 25,5 26,2 27,5 24,5 24,4 24,3 -23,9 24,0 23,5 25,4 24,2 26,7 24,6 25,0 26,6 26,9 --27,5

1991 24,7 23,5 23,8 23,0 23,9 -24,5 25,6 26,2 27,0 25,0 24,4 24,5 -23,8 24,0 24,2 23,8 24,2 26,7 24,7 25,0 26,8 27,0 --27,7

1992 24,6 -23,7 23,0 24,1 -24,7 25,6 25,9 27,0 24,4 24,2 23,9 -23,3 24,0 24,2 24,2 24,3 26,6 24,9 25,2 27,1 27,2 --27,6

1993 24,5 -23,6 23,0 24,3 24,1 25,2 25,8 25,9 -24,0 24,0 23,7 -23,2 24,1 24,4 23,6 24,4 26,7 25,2 25,4 27,6 27,3 --27,8

1994 24,7 -23,7 23,0 24,3 24,2 25,6 26,1 24,2 25,2 24,1 24,2 23,7 -23,1 24,2 24,7 23,8 24,7 -25,7 25,6 27,7 27,6 --27,4

1995 24,8 -23,7 24,0 25,0 24,4 25,7 26,3 26,5 27,2 24,6 24,4 23,9 -23,4 24,3 25,0 -25,0 -26,0 26,0 27,9 27,8 --27,6

1996 25,0 -24,0 24,0 25,1 24,5 26,1 26,5 26,6 27,4 24,7 24,7 --23,7 24,3 25,4 -25,2 -26,3 26,0 28,2 28,1 --27,8

1997 --24,2 24,0 25,7 24,6 26,3 26,8 26,8 28,3 24,9 24,9 --24,5 24,5 25,9 -26,5 -26,5 26,2 28,5 28,4 --27,9

1998 --24,3 24,0 26,0 24,9 26,5 26,6 26,6 28,0 26,0 25,2 -22,8 23,8 25,4 26,3 25,2 26,8 29,1 26,6 26,4 28,8 28,5 26,3 28,3 28,0

1999 --24,4 24,0 26,2 25,3 27,1 26,7 27,1 28,3 26,0 25,6 -23,9 24,1 25,4 26,7 25,6 26,8 29,2 27,1 26,5 29,1 28,5 26,5 28,1 --

2000 ----------------------------

Процентное изменение 1990—99 --0,5 2,0 2,3 -2,4 1,2 0,9 0,8 1,5 1,2 --0,2 1,4 3,2 0,2 2,6 2,5 2,5 1,5 2,5 1,6 ----


Таблица А2.9: Средний возраст при заключении первого брака, женщины Страна

122

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

1989 22,9 21,5 22,3 22,0 22,2 -22,5 22,3 22,8 24,5 22,4 21,9 21,5 --21,7 21,2 22,9 21,4 22,8 21,5 22,1 23,5 23,5 --23,2

1990 22,6 21,6 22,0 21,0 22,2 -22,5 22,3 23,2 24,2 22,3 21,7 21,5 -21,3 21,6 21,1 22,7 21,5 22,6 21,4 22,0 23,8 23,6 --23,6

1991 22,5 21,6 21,9 21,0 22,2 -22,4 22,0 22,9 23,9 22,2 21,7 21,6 -21,0 21,7 21,4 21,3 21,5 22,2 21,5 22,0 24,0 23,7 --23,8

1992 22,5 -21,8 21,0 22,4 -22,4 21,9 22,7 23,7 22,1 21,4 21,1 -20,7 21,7 21,6 21,7 21,6 22,2 21,6 22,1 24,2 24,1 --23,8

1993 22,4 -21,7 21,0 22,5 22,2 22,9 21,8 22,3 -21,6 21,2 20,9 -20,5 21,8 21,7 21,1 21,7 22,3 21,9 22,2 24,7 24,1 --24,0

1994 22,4 -21,7 21,0 22,5 22,3 23,4 21,7 22,3 23,2 20,8 21,2 20,8 -20,5 21,9 22,0 21,3 22,0 -22,3 22,4 24,9 24,4 --23,8

1995 22,6 -21,7 22,0 22,8 22,4 23,6 21,9 22,9 23,7 21,0 21,4 21,1 -20,7 22,0 22,4 -22,2 -22,6 22,8 25,2 24,5 --24,0

1996 22,7 -21,9 22,0 23,2 22,6 23,8 22,1 22,6 23,8 22,2 21,5 --20,9 22,2 22,8 -22,6 -23,1 22,8 25,4 24,7 --24,2

1997 --22,1 22,0 23,6 22,8 24,1 22,7 22,6 24,5 22,4 21,7 --21,4 22,4 23,3 -23,5 -23,4 22,9 25,6 25,1 --24,3

1998 --22,1 22,0 24,0 22,9 24,3 22,4 22,6 24,1 23,3 22,0 -22,6 21,0 23,! 23,6 22,7 23,8 23,6 23,5 23,2 25,6 25,2 23,2 24,6 24,5

1999 --22,2 22,0 24,2 23,3 24,7 22,6 22,9 24,6 23,2 22,3 -22,7 21,2 23,2 24,1 23,1 24,2 23,5 23,8 23,3 26,2 25,3 23,3 24,4 --

2000 ----------------------------

Процентное изменение 1990—99 --0,2 1,0 2,0 -2,2 0,3 -0,3 0,4 0,9 0,6 ---0,1 1,6 3,0 0,4 2,7 0,9 2,4 1,3 2,4 1,7 ----


Таблица А2.10: Процент детей, рожденных вне брака Страна

123

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

1989 13,5 10,8 7,9 10,4 15,9 6,7 25,2 7,9 2,5 17,7 12,0 12,7 7,0 3,5 4,2 6,1 7,9 7,2 12,4 -11,4 -23,2 6,6 7,0 6,9 12,4

1990 14,6 11,2 8,5 11,0 16,9 7,0 27,1 9,3 2,6 18,2 13,2 13,0 6,9 4,4 4,4 6,5 8,6 7,6 13,1 -12,4 -24,5 7,0 7,1 7,4 12,7

1991 16,0 11,9 9,4 11,8 18,4 7,0 31,1 10,9 3,7 18,7 13,4 13,9 8,2 4,6 3,8 6,9 9,8 8,9 14,1 -15,5 -26,4 7,5 7,0 -13,6

1992 17,1 12,1 9,8 11,6 19, 6 7,9 34,0 12,3 4,4 21,8 13,4 13,2 7,5 3,5 3,4 7,5 10,7 9,8 15,6 -18,5 -27,7 7,7 7,3 -14,0

1993 18,2 13,0 10,9 11,2 23,0 9,1 38,2 14,0 5,0 -13,4 16,7 9,2 4,2 3,8 8,5 12,7 10,6 17,6 -22,1 17,0 28,0 7,7 8,1 -15,8

1994 19,6 12,8 12,1 12,3 26,4 10,9 40,9 15,3 5,2 28,4 14,5 16,8 9,3 4,3 3,5 9,0 14,5 11,7 19,4 -24,5 18,3 28,8 7,6 8,5 -16,0

1995 21,1 13,2 13,5 13,3 29,9 12,8 44,1 15,2 5,8 29,2 15,7 18,5 7,7 4,6 4,1 9,5 15,6 12,6 20,7 -25,7 19,7 29,8 7,5 8,2 -16,4

1996 23,0 13,6 14,9 14,6 33,1 14,3 48,1 22,3 6,8 30,9 17,6 21,1 --5,3 10,2 16,9 14,0 22,6 -28,1 20,7 31,9 7,1 8,2 -17,8

1997 25,3 15,2 16,2 17,3 34,8 16,5 51,6 25,8 7,5 33,4 21,0 24,1 --6,4 11,0 17,8 15,1 25,0 -30,0 22,2 32,7 7,3 8,9 -19,1

1998 27,0 16,2 17,0 17,8 37,1 18,0 52,2 28,2 5,6 35,4 21,8 27,4 -7,6 8,4 11,6 19,0 15,3 26,6 -31,5 23,0 33,6 8,1 9,5 11,4 19,9

1999 27,0 16,2 17,0 17,8 37,1 18,0 52,2 28,2 5,6 35,4 21,8 27,4 -7,6 8,4 11,6 19,0 15,3 26,6 -31,5 23,0 33,6 8,1 9,5 11,4 19,9

2000 ----------------------------

Процентное изменение 1990—99 12,3 5,0 8,4 6,8 20,2 11,0 25,1 18,9 3,0 17,2 8,6 14,4 -3,2 4,0 5,0 10,5 7,7 13,5 -19,0 -9,1 1,1 2,4 4,0 7,2


Таблица А2.11: Средний возраст женщин при рождении первого ребенка Страна

124

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

1989 23,1 -23,1 -22,9 -23,0 22,7 23,8 23,7 22,6 22,3 22,6 -22,6 23,0 22,5 22,0 23,1 -22,0 22,5 23,7 24,2 23,3 23,6 23,9

1990 22,9 -22,9 -22,7 22,9 22,9 22,8 23,8 23,7 22,4 22,2 22,4 -22,4 23,0 22,4 21,0 23,0 -22,1 22,4 23,9 24,3 23,3 -24,0

1991 22,8 -22,9 -22,6 22,7 22,7 22,5 24,0 23,7 22,4 22,2 22,3 -22,2 22,9 22,2 21,1 23,0 -22,0 22,2 24,2 24,4 23,4 -24,1

1992 22,8 -22,8 -22,5 22,6 22,7 22,2 24,0 23,6 22,4 22,9 22,2 -22,3 22,6 22,2 21,1 23,1 -22,0 22,3 24,3 24,5 23,4 -24,2

1993 22,6 -22,8 -22,5 22,7 22,7 22,0 23,9 -22,3 21,9 21,9 -22,0 22,6 22,3 21,3 23,1 -22,1 22,4 24,7 24,7 23,3 -24,1

1994 22,5 -22,8 -22,9 22,7 22,8 22,0 23,9 23,4 22,1 21,9 21,7 -22,0 22,7 22,5 21,5 23,2 -22,3 22,5 24,8 24,8 23,5 -23,8

1995 22,6 -22,9 -23,0 22,8 23,0 22,5 23,8 23,5 22,2 21,9 21,8 -22,2 22,8 22,9 -23,4 -22,2 22,7 25,1 25,0 23,5 -23,9

1996 22,8 -23,0 -23,1 22,9 23,2 22,2 24,0 23,6 22,3 21,9 --22,3 22,9 23,3 -23,7 -22,4 22,9 25,3 25,1 23,7 -24,7

1997 22,9 -23,0 -23,5 23,4 23,4 22,3 23,5 23,8 22,5 22,0 --22,6 23,1 23,7 23,1 23,9 -22,7 23,1 25,6 25,2 23,7 -24,2

1998 23,0 -22,6 24,0 23,6 23,6 23,6 22,5 23,7 23,9 22,6 22,3 -23,2 23,0 23,2 24,1 23,3 24,3 -22,9 23,3 25,8 25,4 23,9 24,1 24,3

1999 --22,7 24,0 23,7 23,8 23,8 22,3 23,9 24,0 22,7 22,5 -23,1 23,1 23,5 24,4 23,6 24,7 -23,0 23,5 26,2 25,4 24,0 24,4 --

2000 ----------------------------

Процентное изменение 1990—99 ---0,2 -1,0 0,9 0,9 -0,5 0,1 -0,3 0,2 --0,7 0,5 2,0 2,6 1,7 -0,9 1,1 2,3 1,1 0,7 ---


Таблица А2.12: Количество абортов Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

125

1999

2000

Россия 4.427.713 4.103.425 3.608.412 3.436.695 3.243.957 3.060.237 2.766.362 2.652.038 2.498.140 2.346.138 2.181.153 Украина 1.058.414 1.019.038 957.000 932.272 860.996 798.538 740.172 687.035 596.740 525.329 495.760 Белоруссия 250.905 254.726 235.288 234.343 212.729 207.658 188.680 169.923 148.868 141.051 130.788 80.035 68.602 58.802 61.773 55.242 50.380 49.460 46.010 37.137 33.229 27.908 Молдавия Латвия --38.837 34.325 31.348 26.795 25.933 24.227 21.768 19.964 18.031 Литва --40.765 40.958 35.211 30.355 31.278 27.832 22.680 21.022 18.846 28.216 29.410 29.406 28.403 25.587 22.450 20.518 19.464 19.157 18.424 17.027 Эстония Армения 26.141 25.282 27.174 27.958 27.907 30.571 30.726 31.323 25.266 18.286 14.403 Азербайджан 39.022 24.611 34.000 31.816 33.900 33.280 28.610 28.357 25.182 24.914 20.878 68.883 61.127 59.384 50.748 45.131 48.953 43.479 31.942 23.403 21.018 18.306 Грузия Казахстан 295.265 278.333 358.484 346.405 290.703 261.834 224.084 194.187 156.751 149.248 138.197 Киргизия 87.212 73.795 66.427 59.394 52.724 49.325 42.518 34.113 31.598 28.090 25.790 40.300 40.346 52.072 47.040 40.078 35.709 32.671 28.505 27.338 24.514 21.234 Таджикистан Туркмения -35.700 35.500 47.000 32.900 33.500 33.800 31.900 33.800 25.200 20.100 Узбекистан -- 192.495 188.995 192.011 148.341 119.834 118.731 123.079 85.170 74.510 66.065 82.137 59.417 30.878 11.640 1.240 874 570 505 3.176 312 151 Польша Чехия 126.507 126.055 120.050 109.281 85.445 67.434 61.590 59.962 56.973 55.654 52.103 Словакия 56.307 56.176 53.141 49.530 45.552 41.264 35.879 30.885 27.798 26.658 25.557 108.245 107.990 107.027 103.127 91.136 90.041 92.249 91.391 89.821 83.606 80.987 Венгрия Албания 23.352 26.112 30.408 27.745 33.441 31.292 32.268 27.734 22.133 18.948 -Болгария 132.021 144.644 138.405 132.891 107.416 97.567 97.092 98.566 87.896 79.842 72.382 192.543 992.265 866.934 691.863 585.761 530.191 502.840 456.221 347.126 271.496 259.888 Румыния Словения 15.881 14.731 14.027 13.258 12.154 11.324 10.791 10.218 9.712 9.116 8.707 Хорватия -46.679 40.303 34.906 31.239 26.014 19.950 12.339 10.036 8.907 8.064 30.442 21.894 23.166 19.855 18.454 16.480 15.805 14.164 12.058 12.015 8.479 Македония Босния -----------СФРЮ/СРЮ 201.660 195.694 157.543 142.330 119.254 119.219 96.854 84.072 ---Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

----------------------------

Процентное изменение 1990—99 -46,8 -51,4 -48,7 -59,3 ---42,1 -43,0 -15,2 -70,1 -50,3 -65,1 -47,4 -43,7 -65,7 -99,7 -58,7 -54,5 -25,0 --50,0 -73,8 -40,9 -82,7 -61,3 ---


Таблица А2.13: Коэффициент абортов (количество абортов на 100 рождений)

126

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

205,7 153,9 164,8 97,6 --116,3 35,1 21,1 75,8 78,0 66,9 20,4 --14,4 98,2 70,0 87,3 29,6 116,9 51,7 67,3 -84,0 -129,9

206,9 154,8 179,9 88,9 --131,8 32,0 13,1 65,9 78,7 57,7 19,8 28,8 28,1 10,8 96,2 69,9 85,4 31,8 136,7 313,0 65,6 83,9 61,3 -125-5

200,8 152,3 179,0 81,6 112,0 72,7 152,2 35,4 17,4 66,7 104,4 51,6 25,0 28,4 26,5 5,6 92,5 67,3 83,8 39,3 143,4 312,8 64,7 77,4 66,0 -102,9

216,0 157,1 185,3 88,6 107,7 76,4 155,4 39,9 17,2 62,3 105,8 46,3 26,2 34,6 27,4 2,2 89,5 66,0 84,4 39,0 148,0 264,0 66,0 73,9 59,2 -100,5

232,1 154,0 183,9 83,6 116, 8 75,4 167,6 47,5 18,8 65,8 95,1 44,9 21,7 24,0 21,7 0,2 70,3 61,9 77,6 45,4 126,4 232,8 61,1 64,1 56,5 -84,1

217,1 153,2 189,5 80,9 109,9 70,9 156,8 59,6 20,6 84,2 88,1 44,9 22,2 24,2 18,4 0,2 63,1 61,9 77,6 43,8 122,1 213,5 57,9 53,3 48,7 -86,3

200,6 150,2 188,6 87,5 120,1 75,8 151,2 63,0 19,6 69,2 84,1 36,5 19,7 26,8 17,7 0,1 63,9 58,8 82,0 45,5 134,1 211,2 56,6 39,6 48,7 -68,5

201,4 147,1 179,5 88,5 122,5 71,1 146,4 65,0 21,5 53,1 77,9 31,8 19,8 29,0 19,6 0,1 64,5 52,0 86,3 40,6 135,5 196,0 54,1 22,8 44,7 -61,2

196,9 134,8 166,1 80,9 114,6 59,6 151,7 57,1 18,9 44,2 67,5 31,2 18,3 33,2 14,2 0,8 62,7 46,8 89,1 35,8 136,0 145,6 53,2 18,0 40,5 ---

181,4 124,5 151,5 79,9 107,4 56,4 149,0 46,1 20,0 44,0 66,5 27,0 22,0 25,5 13,4 0,1 61,3 46,1 85,4 31,5 121,2 113,7 50,7 18,8 40,7 ---

178,3 126,6 140,0 72,0 92,2 51,5 134,8 39,1 17,6 44,0 ---22,7 12,1 0,0 58,0 45,2 85,1 -99,4 110,1 49,4 17,8 30,7 ---

----------------------------

Процентное изменение 1990—99 -11,2 -16,8 -21,8 -11,8 -17,7 -29,2 -11,4 10,7 1,2 -34,0 ----20,1 -54,4 -99,3 -37,2 -32,8 1,7 --30,7 -64,8 -23,6 -77,0 -53,4 ---


Таблица А2.14: Совокупный наведенный показатель абортов

127

Страны 1985 1989 1990 1993 1995 1996 1997 1998 1999 a Россия 3,66 3,31 3,05 2,3-3,0 2,1-3,1a Украина 2,65 4,6 3,1 Белоруссия 3,06 2,04 Молдавия 2,72 2,67 2,2 1,55 1,22 1,3 Латвия 2,21 Литва 1,68 Эстония 2,17 1,7 1,63 1,62 1,53 Армения 2,64 Азербайджан Грузия 5,5 Казахстан 1,7 1,75 Киргизия 1,51 Таджикистан Туркмения 0,85 Узбекистан 0,67 Польша Чехия 1,13 1,5 1,51 1,6 0,67 0,64 0,59 0,55 Словакия 0,92 1,23 1,23 0,75 0,62 0,55 0,52 Венгрия 1,1 1,23 1,06 1,06 1,03 0,96 Албания Болгария 1,78 2,25 2,37 1,71 1,71 1,52 Румыния 1,92 1,19 6,07 3,4 3,04 2,74 2,07 1,61 2,2 Словения 1,19 1,04 0,96 0,72 0,68 0,65 0,62 Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа Источник: данные, выделенные жирным шрифтом, являются результатами обследований. Другие данные взяты из работ Соботка (Sobotka, 2001:22) или Сербанеску (Serbanescu и др., 2001:57).


Таблица А2.15: Показатель материнской смертности (на 100 000 родов)

128

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Страны Европы и Центральной Азии Бывший Советский Союз Центральная и Восточная Европа

49,0 32,7 24,8 -46,2 28,7 41,2 34,6 28,5 54,9 53,1 42,6 --42,2 10,7 9,3 10,0 15,4 49,5 18,7 169,4 4,2 3,6 16,7 -16,8

47,4 32,4 21,8 44,1 23,7 22,9 31,4 40,1 9,3 20,5 54,8 62,9 41,8 42,8 33,7 12,8 8,4 6,3 20,7 37,7 20,9 83,6 -1,8 11,3 -11,0

52,4 29,8 31,1 -31,8 19,6 31,1 23,1 10,5 10,1 48,0 55,6 53,2 -32,9 12,8 13,1 14,0 12,6 29,7 10,4 66,5 4,6 7,7 11,5 -13,1

50,8 31,3 21,1 37,3 41,2 20,5 22,2 14,2 17,6 5,5 57,0 49,9 69,6 58,8 29,8 9,9 9,9 1,3 9,9 31,5 21,3 60,3 5,0 4,3 9,0 -8,5

51,6 32,8 20,4 33,2 29,9 12,8 33,0 27,1 34,4 -49,6 44,5 74,0 44,4 23,9 11,8 11,6 12,3 18,8 28,0 14,2 53,2 10,1 10,3 6,2 -17,7

52,3 31,3 19,0 17,6 57,7 16,3 56,4 29,3 43,8 1,7 48,3 42,7 87,6 -17,2 11,0 6,6 6,0 10,4 --60,4 10,2 10,3 11,9 -13,1

53,3 32,3 13,8 12,3 37,0 17,0 51,6 34,7 37,0 33,7 57,4 44,3 58,2 -18,7 9,9 2,1 8,1 15,2 -19,5 47,8 5,2 11,9 21,8 -12,1

48,5 30,2 21,8 40,2 40,4 12,7 0,0 20,6 43,8 18,6 52,4 31,5 --11,9 4,9 5,5 5,0 11,4 -19,2 40,8 26,5 1,9 0,0 -7,2

49,8 24,9 25,5 47,9 42,5 15,8 15,7 38,4 30,8 -58,4 ---10,4 5,8 2,2 5,1 20,8 -18,6 41,1 -10,8 3,4 -13,6

43,7 27,0 27,9 36,0 43,0 16,1 16,2 25,2 40,9 -54,4 --16,2 9,5 4,8 5,5 8,6 6,1 -15,2 40,2 -6,3 3,4 -9,3

43,9 25,0 20,3 28,4 40,9 13,7 15,8 32,6 48,2 ----18,1 14,6

--------------------------

----8

----8

----7

22 10 12 7 7

----4

----8

22 10 12 7 9

------

------

------

------

6,7 10,6 4,2 -23,3 41,5 -11,0 7,2 9,4 --

Процентное изменение 1990—99 -7,4 -22,8 -6,7 -35,7 72,3 -40,3 -49,5 -18,6 418,1 -----57,7 -56,7 -20,7 69,9 -79,7 -11,6 -50,3 -510,4 -35,8


Таблица А2.16: Процент новорожденных, родившихся с дефицитом веса (менее 2 501 грамма)

129

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СРЮ

5,6 -4,2 7,1 ---6,8 5,6 5,3 5,0 -6,2 3,9 -7,9 6,0 5,6 10,5 6,5 6,9 7,3 5,9 -----

5,6 -4,3 5,6 ---6,5 5,2 4,9 5,0 --4,5 -8,4 6,3 5,8 10,6 6,5 7,2 7,1 5, С -----

5,6 -4,3 5,6 4,6 --6,7 4,9 8,6 6,0 -5,4 4,2 -8,3 6,7 6,1 10,5 6,3 8,3 7,9 5,3 -----

5,8 5,2 4,3 5,5 5,0 2,9 4,3 7,7 5,2 5,8 5,3 -6,5 4,0 -8,1 6,5 6,5 10,2 5,8 8,4 8,2 5,8 -----

6,2 5,3 4,6 5,5 5,1 3,1 3,8 7,4 5,4 6,0 5,6 -6,0 4,6 5,4 8,1 6,4 6,4 9,7 5,6 8,3 10,9 5,5 -----

6,2 5,6 4,9 5,8 5,0 3,3 4,5 6,5 5,5 6,6 6,1 -6,6 4,2 5,7 7,2 6,1 6,4 9,7 5,7 8,4 8,6 5,4 -5,1 -4,9

6,1 5,7 5,0 6,1 4,8 3,2 4,3 7,4 5,7 6,2 5,7 -5,8 3,9 5,9 6,7 6,2 6,5 9,3 5,5 8,6 8,8 5,2 -5,3 -5,3

6,0 5,5 4,9 5,8 5,1 3,4 4,2 7,5 4,4 7,1 6,0 -6,0 4,3 4,9 6,4 6,2 7,2 9,4 5,4 9,1 3,9 5,7 -5,3 -5,3

6,2 5,5 5,0 6,0 5,0 3,4 4,2 7,5 4,5 7,0 5,6 -4,6 4,5 4,7 6,1 6,3 6,8 9,3 5,2 9,9 9,2 5,2 -5,1 -5,0

6,2 5,4 5,2 6,0 4,2 3,9 4,4 8,3 4,9 -5,5 -5,1 4,4 5,1 6,2 6,5 65 9,2 5,2 9,4 9,0 --5,6 -5,0

6,6 5,7 5,1 6,8 5,3 4,4 4,8 8,4 5,1 ---5,9 5,0 5,0 6,0 6,4 6,6 9,3 5,0 8,9 8,7 5,8 5,9 5,5 ---

----------------------------

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

Процентное изменение 1990—99 17,8 -19,4 22,9 ---28,2 -2,8 -9,5 --4,5 11,7 --28,9 1,9 14,8 -11,9 -23,4 24,2 22,2 16,4 -----


Таблица А2.17: Процент новорожденных, родившихся с ярко выраженным дефицитом веса (менее 1 501 грамма) Страна

130

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СРЮ

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

0,7 -0,5 0,6

0,7 -0,5 0,5 ---0,5 0,4 0,8 0,7 --

0,6 -0,4 0,6 0,5 --0,5 0,4 0,6 0,5 -0,3 0,4 -1,3 0,9 0,7 1,5 0,5 0,7 0,5 ------

0,6 0,6 0,5 0,5 0,5 0,7 0,8 0,5 0,3 0,5 0,4 -0,4 0,4 -1,3 0,9 0,8 1,4 0,3 0,8 0,5 ------

0,8 0,7 0,5 0,4 0,6 0,6 0,6 0,4 0,3 1,2 0,4 -0,4 0,4 0,4 1,3 0,8 0,7 1,3 0,3 0,7 0,8 ------

0,8 0,7 0,6 0,4 0,7 0,6 0,7 0,3 0,3 0,7 0,4 -0,7 0,5 0,4 1,2 0,9 0,7 1,3 0,3 0,8 0,6 --0,5 -0,7

0,8 0,7 0,6 0,4 0,7 0,6 0,8 0,4 0,3 0,6 0,4 -0,4 0,3 0,5 1,1 0,9 0,8 1,3 0,3 0,7 0,7 --0,6 -0,7

0,8 0,6 0,7 0,4 0,7 0,7 0,8 0,6 0,3 1,0 0,4 -0,4 0,3 0,5 1,0 0,9 0,8 1,2 0,3 0,7 0,7 0,9 -0,5 -0,6

0,8 0,6 0,6 0,5 0,7 0,7 0,7 0,7 0,3 0,9 0,4 -0,3 0,3 0,4 0,9 0,9 0,8 1,3 0,2 0,7 0,8 0,9 -0,6 -0,6

0,8 0,6 0,7 0,5 0,9 0,7 0,8 0,7 0,3 -0,4 -0,4 0,5 0,3 1,0 0,9 -1,3 0,3 0,8 0,7 --0,7 -0,6

0,8 0,6 0,6 0,5 0,9 0,8 0,8 0,8 0,3 ---0,4 0,6 0,4 0,9 1,0 0,8 1,4 0,3 0,8 0,7 0,9 0,8 0,7 ---

----------------------------

--0,6 0,5 0,6 0,8 -0,6 0,3 -1,2 0,7 0,6 1,4 0,3 0,7 0,7 ------

0,5 -1,3 0,8 0,6 1,4 0,6 0,7 0,5 ------

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee

Процентное изменение 1990—99 15,5 -25,8 6,2 ---47,7 -26,2 --42,3 --35,4 27,5 --22,2 23,3 -3,8 -53,3 9,8 42,6 ------


Таблица А2.18: Первично выявленные случаи заболеваний, передающихся половым путем Страна

131

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

208.954 44.338 11.078 5.580 2.828 -2.074 1.437 1.771 4.136 17.939 112 1.277 1.321 -10.399 6.203 1.656 4.673 -4.593 4.583 6 526 97 271 962

197.191 40.864 10.385 5.119 2.781 3.023 2.078 1.178 953 -17.781 9.557 1.150 1.355 -10.277 6.489 2.012 4.986 -5.816 5.375 2 428 146 189 423

201.397 40.743 10.961 4.805 2.682 3.251 2.415 1.088 870 3.001 19.436 10.328 1.151 1.404 4.400 7.497 7.356 2.024 4.547 -6.247 5.994 7 338 121 148 411

271.428 54.241 14.623 6.605 3.582 4.321 2.966 753 1.312 2.539 22.072 10.977 957 1.239 4.610 5.799 7.561 1.964 3.819 -5.610 5.933 4 226 82 -970

391.031 70.587 20.211 8.478 7.703 6.320 3.877 1.391 1.583 2.215 24.991 10.300 1.766 1.470 6.060 4.943 4.806 1.405 2.756 -4.017 6.020 7 186 31 -1.063

428.246 91.601 25.015 10.157 9.261 7.643 3.941 1.671 1.852 1.902 24.141 11.013 1.762 1.920 7.524 3.852 3.212 783 2.592 -3.675 6.618 6 135 37 -1.850

518.519 106.895 32.318 11.924 9.761 7.436 3.916 1.772 2.718 2.093 41.153 13.307 2.320 2.631 11.851 3.135 2.364 590 2.400 -3.689 7.939 14 102 41 -2.653

592.167 114.998 34.501 12.172 8.747 6.642 3.409 2.086 1.970 1.926 56.082 17.089 1.900 3.196 15.707 2.788 1.638 378 2.186 -4.035 7.277 10 65 25 -2.163

572.792 104.943 30.937 11.169 6.554 5.167 3.068 1.681 1.684 3.460 56.754 18.272 2.087 4.095 18.071 2.340 1.562 388 1.907 -3.847 7.704 99 57 26 -2.117

493.043 97.461 26.647 9.492 5.277 3.813 2.627 1.512 1.668 4.301 36.044 16.498 1.955 3.773 17.975 2.152 1.565 307 1.700 -4.185 7.758 92 62 11 -1.730

446.143 82.913 24.107 7.606 3.414 2.929 1.950 1.362 1.618 4.323 -15.821 1.549 3.778 17.103 1.873 1.538 397 1.508 -3.745 8.286 -65 31 ---

----------------------------

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. К числу заболеваний, передающихся половым путем, относятся сифилис, гонорея и другие заболевания.

Процентное изменение 1990—99 126,2 102,9 132,1 48,6 22,8 -3,1 -6,2 15,6 69,8 -102,7 65,5 34,7 178,8 --81,8 -76,3 -80,3 -69,8 -35,6 54,2 --84,8 -78,8 ---


Таблица А2.19: Процент беременных женщин, находившихся под медицинским наблюдением в период беременности

132

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

-99,9 99,9 93,0 ---99,6 96,3 99,0 68,7 -62,8 ---99,9 100,0 99,1 -91,2 100,0 --29,7 ---

-99,9 99,9 97,0 ---97,2 95,6 99,0 69,7 -63,9 ---99,9 100,0 99,1 10,8 89,4 100,0 --31,4 ---

-99,9 99,9 98,0 ---93,3 97,8 99,0 69,3 -----99,9 100,0 98,8 11,4 86,2 100,0 --27,4 ---

-99,9 99,9 98,0 --93,8 96,4 95,4 99,0 68,2 -64,4 ---99,9 100,0 98,8 8,8 86,3 100,0 --25,7 ---

-99,9 99,9 99,7 92,0 -94,3 96,2 96,9 99,0 68,0 -----99,9 100,0 99,1 8,1 84,5 100,0 --27,2 ---

-99,9 99,9 99,0 92,0 -95,3 96,9 97,6 -66,3 -59,4 ---99,9 100,0 99,0 -81,0 100,0 --27,2 ---

-99,9 99,9 98,0 96,0 -96,2 93,7 97,8 -65,1 -62,0 ---99,9 100,0 99,0 -78,5 100,0 --28,0 ---

-99,9 99,9 97,0 95,0 -96,4 92,4 97,9 -64,8 -61,8 ---99,9 100,0 99,0 -82,9 100,0 --29,0 ---

-99,9 99,9 97,0 95,0 -96,7 94,0 97,9 -61,8 -63,6 ---99,9 100,0 99,0 -81,5 100,0 --29,4 ---

-99,9 99,9 96,0 95,0 -96,2 90,3 97,8 -63,0 -58,6 ---99,9 100,0 99,0 -81,0 100,0 --32,4 ---

-99,9 99,9 96,0 96,0 -96,5 98,4 97,5 -62,0 -58,9 ---99,9 100,0 99,0 -81,8 100,0 --34,1 ---

----------------------------

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

Процентное изменение 1990—99 -0,0 0,0 -1,0 ---1,2 2,0 -11,0 --7,8 ---0,0 0,0 -0,1 --8,5 0,0 --8,6 ---


Таблица А2.20: Процент родов с оказанием родовспоможения со стороны квалифицированного медицинского персонала

133

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

99,2 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 99,0 99,7 97,3 94,6 99,0 -93,6 --99,6 100,0 100,0 99,4 92,7 99,3 99,9 99,6 99,7 87,8 96,6 90,3

99,2 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 -99,7 97,3 96,6 99,0 ----99,6 100,0 100,0 99,4 93,0 99,1 99,8 99,6 99,8 88,9 97,0 90,6

99,2 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 -99,7 97,2 91,3 98,1 -90,3 --99,6 100,0 100,0 99,4 92,6 99,5 99,9 99,6 99,8 89,3 -89,1

99,1 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 99,0 98,3 96,5 91,1 98,9 ----99,6 100,0 100,0 99,5 86,4 99,8 99,7 99,5 99,8 90,9 -90,2

99,1 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 99,1 95,5 96,3 90,8 98,6 ----99,6 100,0 100,0 99,4 87,2 99,0 98,9 99,7 99,8 93,3 -90,4

99,1 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 99,3 93,3 99,6 -98,3 -82,6 --99,6 100,0 100,0 99,4 89,1 99,0 99,0 99,7 99,8 93,4 -90,3

99,1 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 99,5 93,1 99,7 -98,1 -80,9 --99,6 100,0 100,0 99,4 89,1 98,9 99,1 99,7 99,9 94,1 -91,7

99,1 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 99,6 95,7 99,7 -98,1 -79,0 --99,7 100,0 100,0 99,5 91,2 99,9 99,0 99,8 99,8 95,0 98,6 92,6

99,1 99,9 99,9 100,0 100,0 100,0 99,5 96,4 99,8 -97,6 -72,6 --99,7 100,0 100,0 99,5 90,8 -98,3 99,7 99,9 95,6 98,7 92,8

99,1 99,9 99,9 98,0 100,0 100,0 99,6 97,4 99,8 96,0 98,0 -74,1 --99,7 99,9 100,0 99,5 90,0 -99,0 99,8 99,9 96,6 99,3 92,7

99,1 99,9 99,9 98,0 100,0 100,0 99,6 98,8 99,7 96,9 97,8 -66,6 --99,7 99,9 100,0 99,5 -99,0 99,0 --97,0 99,6 --

----------------------------

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

Процентное изменение 1990—99 -0,1 0,0 0,0 -2,0 0,0 0,0 --0,9 2,5 --1,2 ----0,1 -0,1 0,0 0,1 --0,1 -0,8 --9,1 2,7 --


Таблица А2.21: Процент рожениц, страдающих анемией

134

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

5,2 -5,0 -13,3 ----1,7 ------------------

6,5 -5,4 -14,7 5,6 -2,4 -1,9 ------------------

9,0 -7,9 -29,4 5,7 -3,2 8,3 1,3 ------------------

12,3 -8,1 -28,0 13,8 15,3 4,2 10,4 1,8 ------------------

14,6 -9,8 -30,4 18,3 16,7 6,2 11,8 1,9 ------------------

18,0 -11,2 -31,5 30,3 19,3 7,4 13,0 4,5 ------------------

21,0 -13,6 -28,6 36,1 24,4 10,4 14,5 4,0 ------------------

23,1 -17,6 -25,5 34,9 24,2 10,4 14,9 3,6 ------------------

24,9 -17,7 -22,2 33,1 23,1 12,3 15,3 3,7 ------------------,

25,9 -16,4 48,0 -32,3 21,1 13,9 16,2 4,2 ------------------

27,1 -17,2 46,0 -30,6 24,2 15,7 15,6 3,1 ------------------

----------------------------

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. Определение для России несколько отличается. В данном случае имеется в виду количество родов, осложненных анемией (на 1 000 родов).

Процентное изменение 1990—99 316,7 -218,5 --446,4 -554,2 --------------------


Таблица А2.22: Численность сестринского персонала, занятого в родильных и пренатальных отделениях Страны

135

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

--------------24.410 --25.182 -5.341 -----1.592 -37.763

--------------24.115 --23.765 -5.312 -----1.581 -37.939

--------------24.723 --22.188 8.755 5.527 -----1.611 118 37.676

--------------27.193 --20.610 8.724 5.359 -----1.688 -37.161

--------------28.054 --19.033 8.424 5.587 -----1.696 -36.934

--------------28.871 --17.456 8.220 5.263 -----1.698 -37.434

--------------30.486 --17.250 7.194 5.313 -----1.710 -36.115

--------------22.142 --16.410 6.452 5.247 -----1.750 -38.558

------663 ------21.470 --15.503 -5.245 -----1.783 -40.381

------668 ------18.096 --14.897 -5.665 -----1.809 -41.203

------663 ------18.354 --14.348 -5.154 -----1.847 ---

-------------------------

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

---

Процентное изменение 1990—99 --------------23,9 ---39,6 --3,0 -----16,8 ---


Таблица А2.23: Количество акушерок Страна

136

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

164.091 53.075 12.359 5.644 -3.971 1.268 -15.373 5.326 -4.613 6.221 3.007 -22.457 5.143 -2.657 -7.466 --1.870 1.541 -3.454

159.970 51.713 13.288 5.633 1.600 3.965 1.056 2.105 14.439 5.137 -4.096 6.292 3.518 -24.016 5.154 -2.695 -7.544 --1.725 1.474 -3.336

131.030 46.226 11.813 5.408 1.400 1.972 959 2.166 12.700 5.204 -3.763 6.429 3.389 21 23.763 5.018 -2.589 -7.252 --1.601 1.444 1.566 3.260

128.273 40.740 11.623 5.059 1.188 1.842 811 2.139 12.719 4.599 -3.598 6.045 3.679 21 23.635 4.883 -2.704 -7.021 --1.552 1.466 -3.197

128.514 38.405 8.794 4.749 1.058 1.830 733 2.307 12.838 4.363 -3.649 5.500 3.929 21 23.753 4.747 -2.673 -6.903 --1.532 1.436 -3.095

115.775 36.660 8.006 4.747 981 1.761 710 2.258 12.202 3.690 -3.414 5.311 3.867 21 24.287 4.612 -2.795 -6.720 --1.469 1.479 -3.178

112.782 35.379 7.735 4.397 922 1.829 690 2.201 11.969 3.433 -3.642 4.797 4.059 21 24.440 4.672 -2.414 -6.652 --1.364 1.469 -3.092

107.785 33.411 7.536 4.371 891 1.793 653 2.020 11.771 2.495 -3.292 4.635 3.643 21 24.644 4.443 -2.434 -6.565 --1.379 1.436 -3.191

104.430 31.731 7.131 4.550 833 1.645 571 1.751 11.384 1.730 -3.265 4.028 3.642 21 24.828 4.317 -2.292 -5.923 --1.441 1.446 -3.352

93.758 30.505 6.997 3.877 814 1.611 543 2.124 11.057 1.484 -3.396 4.028 3.437 20 24.434 4.205 -2.277 -5.826 --1.487 1.468 -3.356

91.732 29.759 6.697 2.263 620 1.474 554 1.977 10.952 1.481 -3.323 4.203 3.514 20 22.683 4.264 338 2.279 -5.494 --1.488 1.467 ---

----------------------------

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

Процентное изменение 1990—99 -42,7 -42,5 -49,6 -59,8 -61,3 -62,8 -47,5 -6,1 -24,1 -71,2 --18,9 -33,2 -0,1 --5,6 -17,3 --15,4 -27,2 ---13,7 -0,5 ---


Таблица А2.24: Общая численность женщин, получивших пособие на рождение ребенка, за указанный год Страна

137

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1989

1990

1991

1992

---57.183 29.600 -24.292 -188 ---23.258 --491 --118.210 -112.000 -------

---51.870 27.800 -22.308 -189 54.630 --22.147 --491 --119.209 -105.000 188.689 22.634 -----

----30.700 -19.320 -181 54.624 --н.д. --464 135.049 -116.823 -95.500 118.152 21.964 -----

----31.900 50.600 17.989 -179 48.162 -----416 100.611 -114.720 -89.000 91.314 19.806 -----

Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

-- 1.214.751 1.181.770 1.164.955 1.173.993 1.140.924 1.098.331 12.200 15.604 23.675 23.696 34.022 38.216 100.016 -99.084 86.574 86.012 84.104 86.464 87.778 -45 28 25 18 17 15 25.900 23.711 21.450 19.186 18.656 18.121 19.270 42.000 42.000 36.400 38.600 38.400 37.300 36.000 14.935 13.901 12.722 13.049 12.463 12.173 12.260 -------188 171 105 104 96 84 92 27.789 24.832 ----------------------------------------39 372 373 367 351 327 304 120.127 107.383 96.000 88.410 81.552 89.486 88.222 56.172 54.492 55.811 --------82.606 92.078 88.710 21.705 22.331 18.979 14.667 14.000 --84.000 79.000 71.000 71.500 55.863 --57.960 25.920 35.895 86.996 114.533 82.210 79.377 19.634 18.917 18.394 18.417 17.916 17.637 17.295 -----------------------------

----------------------------

Процентное изменение 1990—99 ----100,0 -30,7 --45,0 --51,5 -------38,1 ---25,6 ---57,9 -23,6 -----


Таблица А2.25: Продолжительность жизни (обоих полов)

138

Страна Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1989 69,3 70,5 71,6 68,8 70,1 71,5 70,1 71,8 70,3 71,8 68,3 67,9 68,4 65,0 69,0 71,0 71,7 71,0 69,5 72,5 71,8 69,5 72,7 71,8 --71,2

1990 68,9 70,1 70,8 68,3 69,3 71,3 69,5 71,7 70,8 72,3 68,3 68,3 69,3 66,2 69,2 70,9 71,7 70,9 69,3 72,3 71,4 69,7 73,3 72,2 71,6 71,4 71,6

1994 64,0 67,9 68,8 66,0 66,7 68,7 67,0 71,4 69,4 -65,7 66,0 66,0 --71,7 73,0 72,3 69,4 72,5 71,0 69,5 73,4 -71,7 -71,7

1995 64,8 67,1 68,5 65,7 66,8 69,3 67,8 72,3 69,0 72,5 64,9 65,8 68,3 --71,9 73,4 72,3 69,8 71,3 70,9 69,5 73,4 72,1 71,9 72,7 72,0

1996 66,0 67,3 68,6 66,6 69,3 70,4 69,8 72,7 70,0 -64,1 66,5 68,4 --72,2 73,8 72,7 70,3 71,7 70,8 69,1 74,4 72,4 72,2 -72,0

1999 65,8 67,3 68,4 66,6 69,8 72,1 70,6 74,5 71,5 72,9 64,8 67,3 68,6 66,1 69,6 73,2 74,6 72,7 70,6 72,1 71,1 69,5 75,1 73,0 72,8 73,0 72,3

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

-76,7 76,8 ---

75,1 76,9 77,1 77,5 75,6

76,0 77,4 --76,5

76,2 77,5 77,8 78,8 76,6

76,5 77,7 -78,9 76,8

77,0 77,9 78,3 79,3 77,3


Таблица А2.26: Продолжительность жизни, мужчины

139

Страна

1980

1985

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

61,5 64,6 65,9 62,4 63,6 65,5 64,2 69,5 64,2 67,1 61,6 61,1 63,7 61,1 64,0 -------------

63,8 65,9 66,7 63,1 65,5 66,8 65,5 70,5 65,7 67,4 64,0 64,1 67,2 61,4 65,1 ------------

64,4 66,4 67,1 65,5 65,3 66,9 65,7 69,0 66,6 68,0 63,9 64,2 66,8 61,8 65,8 66,8 68,1 66,8 65,4 69,6 68,6 66,5 68,8 ---68,7

63,8 65,6 66,3 65,0 64,2 66,6 64,6 68,4 67,0 68,7 63,8 64,2 66,8 62,9 66,1 66,5 67,5 66,6 65,1 69,3 68,1 66,6 69,4 ---69,1

63,5 64,0 65,5 64,3 63,8 65,3 64,4 68,9 66,3 -63,3 64,6 67,6 62,3 -66,1 68,2 66,8 65,0 69,300 68,0 66,6 69,5 68,6 70,1 -69,0

62,0 64,0 64,9 63,9 63,3 64,9 63,5 68,7 65,4 -63,0 64,2 65,4 --66,7 68,5 67,6 64,6 68,5 68,0 66,6 69,5 ---68,6

58,9 63,0 63,8 64,0 61,6 63,3 62,4 67,9 65,2 -61,8 62,9 56,5 --67,4 68,3 68,4 64,5 68,5 67,7 66,1 69,4 ---69,1

57,3 62,8 63,5 62,3 60,7 62,8 61,1 68,1 65,2 -60,6 61,6 63,4 --67,5 69,5 68,3 64,8 69,5 67,3 65,9 69,6 -69,6 -69,1

58,3 61,8 62,9 61,8 60,8 63,6 61,7 68,9 65,2 -59,7 61,4 65,5 61,8 -67,6 70,0 68,4 65,3 68,5 67,1 65,7 70,3 -70,1 -69,9

59,6 62,0 63,1 62,9 63,3 65,0 64,5 69,3 66,3 -58,5 62,3 65,6 61,9 -68,1 70,4 68,8 66,1 68,5 67,1 65,3 70,3 -70,3 -69,9

60,9 62,0 62,9 62,9 64,2 65,9 64,5 70,3 67,4 -59,0 62,6 65,6 62,1 -68,5 70,5 68,9 66,4 -67,2 65,2 71,0 ---69,9

61,3 63,0 62,7 62,9 64,1 66,5 64,4 70,8 67,9 -59,0 63,1 -62,0 -68,9 71,1 68,62 66,1 --65,5 71,1 ---69,8

59,9 63,0 62,2 64,2 64,9 67,1 65,4 70,7 68,1 -60,3 63,1 -63,4 -68,8 71,4 69,0 66,3 71,7 67,9 66,1 71,4 -----

----------------------------

Изменение за период 1990—99 -3,9 -2,6 -4,1 -0,8 0,7 0,5 0,8 2,3 1,1 --3,5 -1,1 -0,5 -2,3 3,9 2,4 1,2 2,4 -0,2 -0,5 1,9 -----

------

------

-74,2 73,6 ---

71,9 74,5 74,0 74,8 72,9

-74,6 --73,2

72,1 74,7 73,9 75,0 73,5

72,4 74,9 -75,5 73,6

72,8 75,0 --73,9

73,0 75,1 74,5 76,2 74,2

73,3 75,1 -76,5 74,4

73,5 75,1 74,9 76,5 74,5

73,9 -----

74,0 75,2 75,0 76,7 74,7

------

2,8 1,0 1,3 2,5 2,5

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания


Таблица А2.27: Продолжительность жизни, женщины

140

Страна

1980

1985

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

73,0 74,0 75,6 68,8 73,9 75,4 74,2 75,7 71,8 74,8 71,9 70,1 68,6 67,8 70,7 -------------

74,0 74,5 75,5 69,5 74,5 75,9 74,9 75,7 73,4 75,1 73,3 71,1 71,8 67,8 71,0 -------------

74,4 75,0 76,3 72,1 75,2 76,3 74,7 74,7 74,2 75,4 72,9 71,8 71,7 68,2 71,6 75,5 75,4 75,2 73,8 75,5 75,1 72,4 76,7 ---73,8

74,3 74,9 75,6 71,8 74,6 76,2 74,6 75,2 74,8 76,1 73,1 72,6 71,9 69,7 72,4 75,5 76,0 75,4 73,7 75,4 74,8 72,7 77,3 ---74,3

74,3 74,0 75,5 71,0 74,8 76,1 74,8 75,6 74,5 -72,9 72,7 73,2 69,3 -75,3 75,7 75,2 73,8 75,4 74,7 73,1 77,4 76,0 74,4 -74,6

73,8 74,0 75,4 71,9 74,8 76,0 74,7 75,5 73,9 -72,7 72,2 71,1 --75,7 76,1 76,2 73,7 74,3 74,5 73,2 77,3 ---74,4

71,9 73,0 74,4 71,0 73,8 75,0 73,8 74,4 73,9 -71,9 71,7 68,2 --76,0 76,4 76,7 73,8 74,3 74,6 73,2 77,3 ---74,5

71,1 73,2 74,3 69,8 72,9 74,9 73,1 74,9 73,9 -71,0 70,7 68,7 --76,1 76,6 76,5 74,2 75,6 74,9 73,3 77,4 -74,0 -74,5

71,7 72,7 74,3 69,7 73,1 75,2 74,3 75,9 72,9 -70,4 70,4 71,2 67,5 -76,4 76,9 76,3 74,5 74,3 74,9 73,4 76,8 -74,3 -74,7

72,7 73,0 74,4 70,4 75,7 76,1 75,5 76,2 73,8 -70,0 71,0 71,3 67,7 -76,6 77,3 76,7 74,4 74,3 74,6 73,1 78,3 -74,5 -74,6

72,8 73,0 74,3 70,3 75,9 76,8 76,0 77,3 74,6 -70,2 71,4 71,3 67,5 -77,0 77,5 76,7 75,1 -74,4 73,0 78,6 -----

72,9 73,7 74,4 70,3 75,5 76,9 75,5 78,1 75,0 -70,4 71,2 -69,0 -77,3 78,1 76,7 75,2 --73,3 78,7 ---74,8

72,4 73,7 73,9 71,5 76,2 77,4 76,1 75,5 75,1 -71,0 71,1 -70,4 -77,5 78,1 77,0 75,1 76,4 74,8 73,7 78,8 -----

----------------------------

Изменение за период 1990—99 -1,9 -1,2 -1,7 -0,3 1,6 1,2 1,5 0,3 0,3 --2,1 -1,5 -0,7 -2,0 2,1 1,6 1,4 1,0 0,0 1,0 1,5 -----

------

------

-79,3 80,1 ---

78,5, 79,5 80,4 80,4 78,5

-79,8 --78,7

78,7 80,2 80,6 81,0 79,1

79,0 79,9 -80,8 78,9

79,3 79,9 --79,2

79,6 80,2 81,3 81,5 79,3

79,8 80,4 -81,5 79,3

80,0 80,5 81,7 81,8 79,8

80,1 -----

80,2 80,6 81,8 82,0 79,9

------

2,1 1,4 1,7 1,9 1,8

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания


Таблица А2.28: Показатель детской смертности (на 1 000 рождений)

141

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

17,8 13,0 11,8 20,4 11,1 10,7 14,7 20,4 26,2 19,6 25,6 32,2 43,2 54,7 37,7 19,1 10,0 13,5 15,7 30,8 14,4 26,9 8,2 11,7 36,7 18,4 29,3

17,4 12,9 11,9 19,0 13,7 10,3 12,4 18,6 23,0 15,9 26,3 30,0 40,7 45,2 34,6 19,3 10,8 12,0 14,8 28,3 14,8 26,9 8,4 10,7 31,6 15,3 22,8

17,8 13,9 12,1 19,8 15,6 14,3 13,4 17,9 25,3 13,7 27,3 29,7 40,6 47,0 35,5 18,2 10,4 13,2 15,6 32,9 16,9 22,7 8,2 11,1 28,2 14,6 20,9

18,0 14,0 12,3 18,4 17,4 16,5 15,8 18,5 25,5 12,4 25,9 31,5 45,9 43,6 37,4 17,3 9,9 12,6 14,1 30,9 15,9 23,3 8,9 11,6 30,6 -21,7

19,9 14,9 12,5 21,5 15,9 15,6 15,8 17,1 28,2 18,3 28,1 31,9 47,0 45,9 32,0 16,1 8,5 10,6 12,5 33,2 15,5 23,3 6,8 9,9 24,1 -21,9

18,7 14,3 13,2 22,6 15,5 13,9 14,5 15,1 25,2 18,3 27,1 29,1 40,6 46,4 28,2 15,1 7,9 11,2 11,5 35,7 16,3 23,9 6,5 10,2 22,5 -18,4

18,1 14,4 13,3 21,2 18,5 12,4 14,8 14,2 23,3 13,1 27,0 28,1 30,9 42,2 26,0 13,6 7,7 11,0 10,7 34,0 14,8 21,2 5,5 9,0 22,7 -16,8

17,4 14,3 12,5 20,2 15,8 10,1 10,4 15,5 19,9 17,4 25,4 25,9 31,2 40,5 24,2 12,2 6,0 10,2 10,9 25,8 15,6 22,3 4,7 8,4 16,4 -15,0

17,2 14,0 12,4 19,8 15,2 10,3 10,1 15,4 19,6 15,3 24,9 28,2 27,9 37,8 22,8 10,2 5,9 8,7 9,9 22,5 17,5 22,0 5,2 8,2 15,7 12,4 14,3

16,5 12,8 11,3 17,5 14,9 9,2 9,3 14,7 16,6 15,2 21,6 26,2 23,4 32,9 -9,5 5,2 8,8 9,7 20,4 14,4 20,5 5,2 8,2 16,3 -13,9

16,9 12,8 11,5 18,2 11,4 8,6 9,5 15,4 14,9 17,5 20,7 22,7 19,4 25,4 -8,9 4,6 8,3 8,4 -14,6 18,6 4,5 7,7 14,9 ---

----------------------------

7,5 9,7 8,7 6 8,4

7 9,7 8,2 6 7,9

6,9 9 8,1 6,1 7,4

6,2 8,4 7,9 5,3 6,6

5,8 8,5 7,3 4,8 6,3

5,6 7,9 6,7 4,4 6,2

5,3 8,2 6,3 3,7 6,2

5 7,3 6 3,5 6,1

4,9 7,2 5,5 4 5,9

4,9 6,1 5,5 3,6 --

4,82 6,03 5,43 3,6 5,7

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

Процентное изменение 1990—99 -2,9 -0,8 -3,4 -4,2 -16,8 -16,5 -23,5 -17,0 -35,2 10,1 -21,3 -24,3 -52,3 -43,8 --53,9 -57,4 -30,8 -43,2 --1,4 -30,9 -46,4 -27,8 -52,8 ---

-31,1 -37,8 -33,8 -40,0 -27,8


Таблица А2.29: Показатель смертности в группе детей до 5 лет (на 1 000 живорожденных)

142

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

22,0 -15,4 27,1 15,2 14,3 18,9 27,1 45,5 24,9 33,8 46,9 -77,8 53,6 21,8 11,8 15,8 18,0 45,5 18,3 34,9 10,3 13,7 38,2 -33,8

21,4 -15,8 25,2 18,1 13,5 17,2 23,8 40,5 19,9 34,0 41,3 -64,1 47,5 21,9 12,4 14,1 16,8 41,5 18,7 35,7 10,2 12,5 33,3 -26,2

21,9 -16,2 25,0 20,5 17,4 17,6 22,6 40,1 17,9 35,0 38,6 -64,2 47,1 20,4 12,1 15,4 17,6 44,5 21,4 30,8 10,0 12,6 30,2 -24,1

22,1 -16,0 24,5 22,2 20,0 21,0 24,2 41,7 17,0 33,4 42,2 -60,3 51,7 19,6 11,6 14,7 16,0 56,8 20,6 30,5 10,6 14,0 32,3 -24,6

24,3 -16,2 27,6 22,2 19,3 20,1 22,1 44,4 -36,0 44,6 81,7 67,9 48,7 18,1 10,1 12,7 14,6 62,9 19,6 30,3 8,4 12,0 25,3 -24,9

23,0 -16,2 28,8 20,1 18,2 17,4 21,4 45,2 21,8 35,3 41,9 -70,3 47,8 17,3 10,2 13,2 13,5 -20,9 29,7 8,2 11,8 25,5 -21,5

22,7 -16,4 27,4 19,5 16,2 20,0 19,9 43,2 17,0 36,5 41,3 -67,9 42,5 15,6 9,5 13,1 12,5 -19,0 26,2 6,7 10,4 24,5 -19,4

21,4 -15,8 26,4 20,7 13,2 12,3 19,5 39,3 20,4 33,2 36,4 -70,1 40,1 14,1 7,8 -12,7 30,6 19,8 27,5 6,1 9,3 18,3 -19,8

21,2 -15,3 26,5 18,5 13,2 13,0 19,5 38,3 19,0 32,6 42,1 -67,0 37,8 11,9 7,6 -11,8 -18,7 26,4 6,3 9,5 17,2 -16,5

20,4 17,3 14,3 22,2 19,0 12,0 12,5 18,4 33,2 17,5 28,9 40,7 -60,5 38,0 11,1 6,4 11,3 11,8 -15,3 24,6 6,7 9,5 17,6 12,9 16,3

21,5 17,4 14,8 23,9 13,6 11,2 12,4 19,2 31,7 19,5 26,8 35,5 -45,9 32,9 10,5 5,7 10,1 10,2 -15,1 22,6 5,7 9,2 15,57 11,4 --

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

Процентное изменение 1990—99 0,9 --6,4 -5,2 -24,8 -16,8 -27,7 -19,2 -21,6 -1,9 -21,2 -14,1 --28,4 -30,6 -51,9 -54,0 -28,3 -39,2 --19,1 -36,7 -44,6 -26,3 -53,2 ---


Таблица А2.30: Разница продолжительности жизни мужчин и женщин (продолжительность жизни женщин за вычетом продолжительности жизни мужчин)

143

Страна

1980

1985

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

11,5 9,4 9,7 6,4 10,3 9,9 10,0 6,2 7,6 7,7 10,3 9,0 4,9 6,7 6,7 -------------

10,2 8,6 8,8 6,4 9,0 9,1 9,4 5,2 7,7 7,7 9,3 7,0 4,6 6,4 5,9 -------------

10,0 8,6 9,2 6,6 9,9 9,4 9,0 5,7 7,6 7,4 9,0 7,6 4,9 6,4 5,8 8,7 7,3 8,4 8,4 5,9 6,5 5,9 7,9 ---5,1

10,5 9,3 9,3 6,8 10,4 9,7 10,0 6,8 7,8 7,4 9,3 8,4 5,1 6,8 6,3 9,0 8,5 8,8 8,6 6,1 6,7 6,1 7,8 ---5,2

10,8 10,0 10,0 6,7 11,0 10,8 10,4 6,7 8,2 -9,6 8,1 5,6 7,0 -9,2 7,5 8,4 8,8 6,1 6,7 6,5 7,8 7,4 4,3 -5,6

11,8 10,0 10,5 8,0 11,5 11,1 11,2 6,8 8,5 -9,7 8,0 5,7 --9,0 7,6 8,6 9,2 5,8 6,5 6,6 7,8 ---5,8

13,0 10,0 10,6 7,0 12,2 11,8 11,4 6,5 8,7 -10,1 8,8 11,7 --8,6 8,1 8,3 9,3 5,8 6,9 7,1 7,9 ---5,4

13,8 10,4 10,8 7,5 12,2 12,1 12,0 6,8 8,7 -10,4 9,1 5,3 --8,6 7,0 8,2 9,4 6,1 7,6 7,4 7,8 -4,5 -5,4

13,4 10,9 11,4 7,9 12,3 11,6 12,6 7,0 7,7 -10,7 9,0 5,7 5,7 -8,8 7,0 7,9 9,2 5,8 7,8 7,7 6,5 -4,3 -4,8

13,1 11,0 11,3 7,5 12,3 11,1 11,0 6,9 7,5 -11, 5 8,7 5,7 5,8 -8,5 6,9 7,9 8,3 -7,5 7,8 8,0 -4,3 -4,7

11,9 11,0 11,4 7,4 11,7 10,9 11,5 7,0 7,2 -11,2 8,8 5,7 5,4 -8,5 7,0 7,8 8,7 -7,2 7,8 7,6 -----

11,6 10,8 11,7 7,4 11,5 10,4 11,1 7,3 7,1 -11,4 8,1 -7,0 -8,4 6,9 8,1 9,0 --7,9 7,6 ---5,0

12,5 10,8 11,7 7,3 11,3 10,3 10,7 4,8 7,0 -10,7 8,0 -7,0 -8,7 6,7 8,1 8,8 4,7 6,9 7,6 7,4 -----

----------------------------

------

------

-5,1 6,5 ---

6,6 5,0 6,4 5,6 5,6

-5,2 --5,5

6,6 5,5 6,7 6,0 5,6

6,6 5,0 -5,3 5,3

6,5 4,9 --5,3

6,5 5,1 6,7 5,3 5,1

6,5 5,3 -5,0 4,9

6,5 5,4 6,8 5,3 5,3

6,2 -----

6,2 5,4 6,8 5,3 5,2

------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

Процентное изменение 1990—99 2,0 1,5 2,4 0,5 0,9 0,7 0,7 -2,0 -0,8 -1,4 -0,4 0,2 -0,3 -1,7 -0,7 0,2 -1,4 0,2 1,5 -0,5

-5,8 8,0 6,4 -6,1 -6,8


Таблица А2.31: Показатель зачисления в системе базового образования (валовой показатель зачисления)

144

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

93 92,8 95,8 95,8 95,8 94 96,2 95,5 89,5 95,2 93,9 92,5 94,1 94,3 92,2 97,9 97,6 96,8 99 90,8 98,4 93,6 96,1 96

93,6 92,3 94,9 95,6 96,4 93 94,9 94,6 90,5 95,3 93,1 91,8 94 94,9 91,1 97,5 98,6 97,2 99,2 90,7 98,6 89,5 97,1 94

94,4 91,5 94,2 94,4 95,2 92,6 93,6 91,6 90,5 92,5 92,7 90,6 94,2 92,5 87,9 97,3 98,7 98 99,2 88,5 97,3 89,4 96,8 81

93,3 91,1 94,2 92 90,9 92,8 92,3 91,1 91,4 83,3 91,7 90,3 89,6 91,7 87,5 97,1 99,2 99,8 99,2 85,9 95,1 89,6 97,6 79

91,9 90,4 93,7 91,6 89,5 91,9 91,7 86,4 92,4 82,4 91,5 89,7 85,1 92 87,9 97,2 99,1 99,5 99,1 86,7 94 90,3 97,8 85

90,7 90,6 93,6 91,3 89 92,2 91,3 82,2 94,2 80,7 90,9 89 86,4 91,8 88,6 97,1 99,5 97 99,1 87,6 94,3 91,4 96,7 89

91,3 90,8 94,1 91,6 89,5 93,2 92,2 81,4 94,4 79,8 90,5 89,1 86,6 83,9 -97,2 99,4 96,5 99,1 -93,7 92,6 97,3 88

91,4 91,2 93,8 91,5 90,3 93,6 92,8 82,8 95,4 80,7 90 89,3 85 83,2 89 97,4 99,2 96,3 99,2 -93,6 93,9 99,8 89

90,8 90,7 94,1 91,6 90,7 95,8 93,7 82,9 96,6 -89,2 89,2 85,5 83,1 89,7 98 99,1 — 99,2 -94 95 99,8 --

-------------------------

-------------------------

-------------------------

-99,1 101,3 99,4 104,9

101,1 97,8 103,1 99,8 104,2

98,8 96,3 104,6 100,4 103,3

100,3 94,6 105 104,4 113,4

99,6 94,3 102,4 104,6 113,7

100,4 95,8 100,9 105,1 114,2

101,9 93,9 100,9 105,9 115,1

103,9 93,2 100,6 106,5 115,7

------

105 97 102 111 102

------

------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

Источник: Скрытые угрозы для систем образования в странах с переходной экономикой, 2000. Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия.


Таблица А2.32: Соотношение показателей зачисления девочек и мальчиков в системе базового образования

145

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1,00 1,00 -0,99 1,07 -0,97 ----1,02 --0,99 0,99 1,00 -1,00 -0,98 0,99 -1,00 ----

1,00 1,00 -1,00 0,99 0,95 0,97 -0,99 1,00 -1,00 0,98 -0,98 0,99 1,00 -1,00 -0,97 1,00 -0,99 0,98 ---

1,00 0,99 -1,00 1,00 0,96 0,97 -1,00 1,00 -1,01 0,98 -0,99 0,98 1,16 -1,00 -0,97 1,00 -0,99 0,99 ---

1,00 0,98 1,00 0,99 0,99 0,97 0,98 -0,99 1,00 -1,01 0,96 -1,00 0,98 1,01 1,00 1,00 -0,97 0,99 1,00 0,99 0,98 ---

1,00 0,99 1,01 1,00 0,98 0,94 0,98 -0,96 0,94 1,00 1,02 0,97 -0,99 0,98 1,00 1,00 0,99 -0,96 0,99 1,01 0,99 0,98 ---

0,99 -1,03 1,00 0,95 0,97 0,97 -1,12 0,99 1,00 1,01 0,97 -0,97 0,99 0,99 1,00 0,99 -0,96 0,99 1,01 0,99 0,99 ---

--1,04 0,98 0,95 0,98 0,97 -1,08 1,01 1,00 0,97 0,97 --0,98 0,99 1,00 0,98 -0,98 0,99 1,00 0,99 0,98 ---

--1,04 0,99 0,95 0,97 0,97 -0,97 0,99 1,01 0,97 ----1,00 --0,98 0,98 0,99 0,99 0,98 ---

----------------------------

0,99 0,99 1,05 -0,93 0,97 0,96 -1,00 -1,00 ----0,98 0,98 0,98 0,99 -0,97 0,98 0,99 0,99 1,00 ---

----------------------------

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

-0,99 1,00 1,00 1,02

-0,99 1,00 1,00 1,03

1,01 0,99 1,00 1,00 1,02

1,00 0,99 1,03 1,01 1,02

0,99 0,99 1,04 1,01 1,02

1,00 1,01 0,99 1,01 1,02

0,99 0,99 0,99 1,01 1,01

0,99 1,00 1,00 1,01 1,01

------

0,99 1,00 0,99 1,03 1,01

------

------

Источник: Данные о показателях образования. Гендерная статистика.


Таблица А2.33: Показатель зачисления в системе среднего образования (валовой показатель зачисления)

146

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

78,8 67,9 78,5 71,1 69,3 94,6 74,1 67,5 61 57,3 75,7 61,3 61,7 67,9 69,9 93,2 89,5 86,3 82,3 78,5 77,7 90,8 81,2 -----

75,8 64,8 75,1 65 67,5 88,7 74,1 63,4 59,5 58,7 74,2 59 60 67,5 67,1 92,5 85,3 83,6 82,5 79,1 77,2 90,8 ------

72,9 63,2 73,5 58,1 64,1 80,9 -58,3 60,1 58,5 71,6 57,6 -64,7 64,3 92,2 78,5 82 79,2 58,3 75,5 76,2 ------

69,3 62,1 72,2 43,4 60,2 65,2 73,7 54,1 53,9 51 66,3 52,3 45,9 61,2 57,7 92,7 76,5 81,8 76,3 47 72,4 67 ------

66,9 60,4 70,6 41,4 61,1 65,9 75,1 49,5 45,2 42,4 62,2 46,8 -60 54,4 94,2 79,2 83 73,4 42,4 71,1 63,4 81,2 -----

65,4 58,7 69,2 40,8 60,4 67,4 79 45,6 40,4 36 57,5 44,7 -50,6 -96,1 95,8 84,6 74,6 38,1 73,8 65,7 82,7 -----

66,4 57,7 67,1 40,6 60,8 70,4 79,9 40,4 37 34,8 55,1 41,8 36 44,8 -97,3 99,8 86 78,4 36,6 74,2 68,3 84,3 -----

67,9 58,1 68 42,3 69,7 73 84,2 41,3 38,8 36,2 55,8 43 -35 -98,1 85 86,9 82,3 38,5 73,6 68,1 86,3 -----

69,5 57,8 ---72,8 -41,5 42,9 36,8 46 46,4 -31,7 -99,6 65,3 85,9 85,7 40,3 73,1 67,3 ------

----------------------------

----------------------------

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

-92,6 81,3 90,2 82,7

98,3 93,3 82,8 90,2 85,5

100,4 95,5 84,6 91,5 88,6

105,5 92,9 86,4 120,8 127,3

105,7 94,5 91,1 127,4 130,4

104,7 94,6 92,8 132 133,6

104 95,3 93,9 136,5 133,1

103,7 95,4 94,6 140,4 129

------

98 96 95 161 156

------

------

Источник: Скрытые угрозы для систем образования в странах с переходной экономикой, 2000. Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия.


Таблица А2.34: Соотношение показателей зачисления девушек и юношей в системе среднего образования

147

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1,02 --1,09 --1,06 -1,01 1,02 1,00 --0,89 1,05 0,91 -1,01 -1,02 0,97 -1,08 0,90 ---

1,06 --1,09 1,00 -1,09 -1,00 0,97 1,03 1,02 --0,91 1,05 0,97 -1,01 -1,04 0,99 -1,10 0,99 -1,03

1,07 --1,09 1,02 -1,09 -1,00 0,95 1,03 1,02 --0,91 1,05 1,04 -1,01 -1,05 1,00 -1,14 0,98 -1,02

1,08 1,08 1,08 1,11 1,02 1,01 1,08 -0,98 0,95 1,03 1,03 0,94 -0,90 1,02 1,07 1,04 1,04 -1,05 0,99 1,03 1,11 1,01 -1,02

1,09 1,08 1,08 1,10 1,06 1,04 1,13 1,07 0,96 0,95 1,03 1,06 0,90 -0,90 1,04 1,01 1,04 1,03 1,08 1,05 1,02 1,03 1,08 1,01 -1,03

--1,06 1,04 1,05 1,05 1,11 1,03 1,06 0,93 1,02 1,06 0,90 -0,89 1,00 1,03 1,05 1,04 1,03 1,06 1,02 1,03 1,09 0,99 -1,03

--1,05 1,04 1,05 1,04 1,10 0,79 1,07 0,98 1,01 1,11 --1,00 1,03 1,05 1,03 1,01 0,99 1,02 1,03 1,03 0,99 -1,04

--1,04 1,04 1,04 1,03 1,08 0,79 1,11 0,98 1,11 -0,89 ----1,04 --0,99 1,00 1,03 1,02 0,98 -1,06

----------------------------

-1,16 1,04 -0,99 1,00 1,03 -1,00 -1,00 ----1,00 1,04 1,02 1,02 -0,99 1,01 1,03 1,02 0,96 -1,00

----------------------------

----------------------------

-0,98 1,00 1,05 1,06

0,97 0,98 1,00 1,05 1,06

0,98 0,98 1,00 1,04 1,07

0,97 1,01 1,00 1,14 1,15

0,97 0,95 1,00 1,13 1,16

0,97 1,00 1,00 1,15 1,17

0,98 1,01 1,00 1,17 1,17

0,98 1,01 1,00 1,19 1,15

------

0,98 1,01 0,99 1,27 1,15

------

------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

Источник: Данные о показателях образования. Гендерная статистика.


Таблица А2.35: Показатель зачисления в системе высшего образования (валовой показатель зачисления)

148

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

16,7 15,3 16,5 11,6 15,2 17,7 14,2 16,5 8,1 14,3 12,9 10,9 9 8,1 9,1 11,6 12,7 13,2 13,9 4,8 16,4 8,8 18,2 -----

17 15,3 16,7 11,7 15,5 17,2 14,2 17 8,6 16,4 13 10,8 9,4 8 9,5 12,4 13,6 13,8 14,2 5,8 18,8 10,1 19,3 -----

17,1 15,2 16,6 11,4 15,6 15,6 14,2 16,8 9,2 15,7 13,4 10,4 9,4 7,9 9,4 13 13,1 13,3 14,8 6 18,7 11 21,8 -----

16,9 15,1 17 10,8 15,9 13,7 13,9 15,1 8,6 13,4 13,1 9,7 9,3 7,4 8,8 14,3 13,3 14,2 15,7 5,9 19,8 12,2 21,6 -----

16,4 14,6 16,1 10,3 15,8 13,3 14,3 12,3 8,5 12,7 12,7 9,7 8,6 7,4 7,4 15,7 13,6 14,4 16,8 5,2 20,9 13,1 22,9 -----

16,1 16 17,3 10,8 16,4 13,1 15,6 10,2 8,8 13,7 12,6 10,9 9,2 -6,3 17 14,2 15 18,5 4,6 23 13,4 23,4 -----

16,9 16,8 17,8 П, 9 18,5 13,9 16,9 13,2 11 12,1 12,5 11,8 -7,4 5,4 18,1 15 15,6 20,7 -26 13,3 24,7 -----

17,6 17,9 18,7 12,5 22,8 15,4 18,6 11,5 -13,6 12,9 12,9 9,4 -5 19,7 16,6 16,8 22,9 -27,3 18,6 25,7 -----

18,7 20,1 19,5 13,5 24,6 18,2 21,3 -12,3 14,4 13,4 15,2 8,9 -5 20,6 17,3 17,6 23,8 -27,1 18,7 ------

----------------------------

-------------------------

-------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

-24,9 29,7 30,6 27,3

33,9 36,1 32,1 32 30,2

35,2 34,5 34,2 34,7 34,3

38,7 38 36,4 37,7 38,9

41,4 40 40,3 40,3 43,5

44,3 37,9 41,6 43 48,5

46,1 42,3 42,3 46,7 49,6

47,2 46,8 46,9 50,3 52,3

------

46 50 47 63 58

------

------

Источник: Скрытые угрозы для систем образования в странах с переходной экономикой, 2000. Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия.


Таблица А2.36: Соотношение показателей зачисления девушек и юношей в системе высшего образования

149

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1,22 -1,11 -1,42 1,34 1,03 -----0,70 --1,48 0,79 -1,09 1,12 1,16 0,98 1,25 -0,99 ---

1,27 1,03 1,11 -1,29 1,28 1,08 -0,69 1,18 --0,62 --1,34 0,81 -1,06 1,14 1,10 0,93 1,29 -1,11 ---

1,24 1,03 1,06 -1,18 1,33 1,04 -0,66 ---0,60 --1,37 0,83 -1,06 1,14 1,19 0,89 1,16 -1,07 -1,15

1,29 -1,13 -1,20 1,37 1,06 -0,72 ---0,53 --1,36 0,83 0,96 1,08 1,13 1,39 0,92 1,24 0,96 1,11 -1,19

1,24 1,32 1,07 -1,21 1,47 1,14 -0,81 -1,28 1,09 0,48 --1,37 0,97 0,99 1,13 1,21 1,49 0,91 1,28 0,95 1,17 -1,23

1,30 -1,13 1,16 1,29 1,45 1,14 -0,92 1,35 1,28 1,12 0,50 --1,35 0,96 1,00 1,13 -1,60 0,93 1,32 1,01 1,23 -1,26

--1,18 1,26 1,37 1,52 1,17 1,07 1,02 1,17 1,28 1,11 ---1,36 0,92 1,03 1,20 -1,70 -1,33 1,00 1,24 -1,22

--1,27 1,23 1,47 1,49 1,20 1,33 1,04 1,12 --0,49 ---0,98 1,05

----------------------------

1,30 1,15 1,29 -1,55 1,52 1,44 -0,91 ------1,40 1,04 1,12 1,23 -1,29 1,10 1,36 1,18 1,25 -1,23

----------------------------

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источник: Данные о показателях образования. Гендерная статистика.

1,39 1,65 1,17 1,33 1,09 1,25 -1,24


Таблица А2.37: Процентная доля женщин в совокупной установленной численности занятых

150

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

50,8 -51,8 52,0 -52,6 -48,0 41,8 46,0 ----44,0 -45,8 -46,2 ---------

50,6 -51,9 54,0 -53,8 -48,0 42,0 41,8 ---43,2 50,3 45,6 44,3 44,7 46,3 --46,1 ------

50,9 -51,8 56,0 -53,8 -47,8 42,4 44,6 49,0 -40,0 43,2 44,0 45,5 44,3 43,3 46,0 --46,9 ------

49,2 -51,1 54,0 47,8 52,9 -47,8 42,8 45,0 47,0 -40,9 44,5 44,0 45,7 44,4 41,9 46,7 --46,7 ------

49,1 -51,0 51,0 49,0 52,4 -44,3 44,1 45,6 47,0 49,1 44,3 41,3 43,3 46,8 44,3 42,1 46,4 --46,2 51,5 -----

48,2 -51,5 54,0 48,7 50,0 -47,7 45,0 44,6 47,7 48,5 43,0 40,5 43,3 47,0 44,4 41,7 46,1 --46,6 51,4 -----

47,7 -52,2 53,0 48,9 50,2 -41,5 45,2 40,2 46,6 48,0 44,0 40,0 42,7 46,8 44,5 41,5 45,3 --45,3 51,5 -----

47,5 -51,2 53,0 48,9 49,9 -41,4 46,3 43,7 46,4 45,7 46,4 -43,7 47,2 44,6 41,2 44,4 --46,5 51,5 -----

47,5 -51,3 53,0 49,1 49,2 -48,9 47,7 44,2 45,6 46,3 -40,9 44,0 47,1 44,6 41,7 44,3 --46,3 51,3 -----

47,6 -51,4 51,9 48,5 48,5 -48,0 47,7 47,3 45,8 46,1 -40,5 44,1 47,7 44,7 42,4 44,2 ---51,3 -----

--52,1 49,1 48,5 49,2 --47,7 48,9 46,6 44,9 -41,0 44,1 -44,6 42,3 44,5 ---51,3 -----

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.


Таблица А2.38: Процентная доля женщин в совокупной установленной численности занятых (по результатам обследований состояния рабочей силы)

151

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

---53,5 --49,1 ---------------------

---60,5 --48,4 ---------------------

---64,6 --47,8 ---------------------

47,7 --52,9 --47,2 --------45,1 --45,7 ---------

47,5 --51,1 --47,2 --------45,2 43,9 -45,7 -46,6 -46,7 -----

47,4 --53,1 --47,1 --------45,3 44,0 44,4 45,2 -46,7 46,2 46,7 -----

47,4 50,3 -51,9 47,1 -47,8 --------45,2 43,9 44,8 44,3 -46,9 46,0 46,4 ---40,2

47,4 49,7 -52,0 47,7 49,9 48,0 --------44,9 43,6 44,5 44,2 -47,0 45,3 46,7 45,6 36,6 -39,1

47,4 51,0 -51,8 48,1 47,2 47,7 --------44,7 43,5 47,6 44,0 -46,8 45,7 46,3 45,8 35,9 -39,4

47,3 51,1 -51,9 47,0 48,5 48,3 --47,3 -----45,1 43,3 44,9 44,8 41,6 46,9 45,7 46,3 -36,7 -39,4

47,8 48,6 -50,5 48,0 49,2 51,5 --48,9 -45,0 -49,9 -44,4 43,4 45,4 44,8 -46,8 46,2 46,0 46,2 38,0 -41,8

-----------------------46,7 ----

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.


Таблица А2.39: Процентная доля женщин в возрастной категории от 15 до 19 лет в совокупной установленной численности занятых в возрастной категории от 15 до 19 лет (по результатам обследований состояния рабочей силы)

152

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

------53,7 ---------------------

------48,9 ---------------------

------44,3 ---------------------

45,1 -----41,1 --------38,0 --46,4 ---------

42,8 -----42,7 --------38,3 44,5 -48,5 -71,5 -41,7 -----

42,6 -----42,5 --------35,6 44,8 52,0 47,2 -69,2 -36,4 -----

43,1 53,7 --35,0 -50,0 -------47,1 35,6 41,9 52,0 42,8 -65,9 -30,8 -----

45,7 50,4 --38,4 44,1 47,7 -------46,1 37,0 41,1 53,9 42,2 -65,6 38,2 50,0 53,8 36,2 ---

49,0 48,5 --44,4 33,5 45,6 -------46,0 36,9 40,3 56,1 40,4 -65,2 41,0 40,0 45,1 31,8 ---

49,2 50,8 --31,5 38,5 43,2 --41,3 ----46,1 42,5 39,8 56,9 44,3 52,9 64,7 39,9 36,4 51,3 40,0 ---

29,3 43,8 -38,0 31,4 42,9 45,7 --48,2 -43,7 -53,8 46,6 44,2 41,1 58,5 41,4 -71,9 39,4 46,7 50,8 43,4 ---

-----------------------50,9 ----

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.


Таблица А2.40: Процентная доля женщин в возрастной категории от 20 до 24 лет в совокупной установленной численности занятых в возрастной категории от 20 до 24 лет (по результатам обследований состояния рабочей силы)

153

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

------43,2 ---------------------

------41,3 ---------------------

------39,9 ---------------------

45,8 -----36,8 --------45,7 --43,2 ---------

45,8 -----38,2 --------45,0 36,6 -42,7 -46,7 -47,5 -----

45,0 -----39,9 --------45,6 38,5 41,3 42,7 -46,1 41,7 43,8 -----

45,5 50,1 --40,5 -37,2 -------47,1 44,4 39,6 41,6 41,9 -43,9 42,2 45,6 -----

44,9 49,9 --40,5 49,0 39,1 -------46,1 44,1 39,5 41,9 40,5 -44,6 41,5 47,1 45,9 39,2 ---

44,7 48,4 --41,0 43,4 42,2 -------46,0 44,8 39,9 42,5 40,7 -43,7 41,1 45,2 49,7 36,0 ---

44,5 50,5 --42,2 43,6 43,8 --39,8 ----46,2 44,6 41,0 44,2 42,4 50,3 43,6 41,7 47,3 50,2 33,6 ---

45,1 45,5 -51,1 44,7 43,9 42,1 --40,2 -44,8 -53,4 46,6 42,9 42,1 45,2 42,7 -42,8 41,7 47,7 46,4 39,8 ---

-----------------------50,2 ----

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.


Таблица А2.41: Показатель женской безработицы, определяемый как процент от общей численности безработных (по результатам обследований состояния рабочей силы)

154

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

------46,8 ---------------------

------52,8 ---------------------

------50,0 -63,4 -------------------

47,7 -----44,0 -56,8 -----63,1 51,0 --40,1 ---------

47,0 -----47,8 -60,5 -----61,0 50,8 55,9 -39,1 -48,3 -------

46,1 -----49,0 -61,1 -----59,0 52,2 53,7 45,8 39,1 -46,8 49,7 ------

46,1 43,9 --44,3 -42,7 -59,7 ----58,8 60,1 50,2 52,9 47,1 37,2 -48,1 49,6 ----52,7

45,6 47,1 --45,6 -43,9 -59,0 -----66,2 53,5 52,7 50,5 39,1 -46,8 49,5 -48,2 44,5 -50,8

45,8 47,8 --48,6 46,7 45,4 41,7 57,6 -----59,4 53,8 54,6 48,9 38,6 -47,0 48,4 -48,2 43,9 -49,3

46,1 48,4 -38,6 48,4 44,0 43,0 -56,9 45,0 ----64,0 52,8 56,5 47,2 39,6 48,1 45,9 44,0 -46,6 41,9 -50,8

46,7 46,8 -39,6 43,6 42,9 42,6 -56,6 42,2 -56,8 -50,0 67,0 54,3 53,5 45,7 40,0 -46,0 41,4 47,9 51,6 39,5 -52,8

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.


Таблица А2.42: Среднегодовое значение ежемесячной заработной платы в национальной экономике, мужчины Страна

155

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

1989

1990

1991

1992

----------------3.694 -12.140 ---------

----------------3.830 -14.850 ---------

----------------4.416 -----------

-8.596 --23 -----------5.417 -24.510 ---------

1993

1994

1995

---205.400 1.789.000 8.965.000 -------70 93 --------------------428 ------------6.783 8.034 9.247 ---30.110 37.510 44.090 ---3.719 5.790 8.853 -- 227.648 342.399 ----------------

1996

1997

1998

1999

2000

--1.258 1.906 170 182 200 206 --------101 123 138 148 -------------------91 --10.904 13.315 569 797 984 1.298 4.749 10.339 13.815 19.174 ------------10.949 12.258 13.607 14.930 -10.605 11.356 52.880 65.190 76.490 84.652 ----15.690 149.795 212.298 546.315 1.120.686 1.538.433 2.149.957 ---------------------

2.848 269 97.203 ---30.293 -17.010 1.428 29.050 ------

------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. Источником данных по Армении, Белоруссии, Казахстану, Киргизии, России, Таджикистану и Украине за 2000 год служат материалы Комитета по статистике СНГ: «Статистика СНГ», № 14, июль 2001, с. 148.


Таблица А2.43: Среднегодовое значение ежемесячной заработной платы в национальной экономике, женщины

156

Страна

1989

1990

1991

1992

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

----------------2.510 -8.760 ---------

----------------2.601 -11.630 ---------

----------------3.007 -----------

-5.540 --19 -----------3.696 -19.800 ---------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.

1993

1994

1995

1996

---142.200 1.289.000 7.180.000 -------54 73 --------------------314 ------------4.622 5.478 6.825 ---23.960 30.130 35.310 ---2.759 4.178 6.443 -- 178.938 270.544 ----------------

-110 --79 ------415 3.081 ---8.081 -41.740 -10.815 415.325 ------

1997

1998

1999

2000

-885 1.236 132 139 149 ------98 109 118 --------------47 -8.260 8.999 569 711 833 5.706 8.407 10.169 ---------8.998 9.584 10.321 7.950 8.747 50.910 60.520 68.433 ---106.021 154.637 -853.832 1.231.820 1.781.439 ----------------

1.803 191 78.700 ---16.768 --10.195 965 12.550 -------------


Таблица А2.44: Среднегодовое значение ежемесячной заработной платы в национальной экономике, заработная плата женщин в процентном отношении к заработной плате мужчин

157

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

----------------67,9 -72,2 ---------

----------------67,9 -78,3 ---------

----------------68,1 -----------

-64,4 --81,4 -----------68,2 -80,8 ---------

-69,2 --------------68,1 -79,6 -74,2 -------

-72,1 --77,0 -----------68,2 -80,3 -72,2 78,6 ------

-80,1 --78,3 ------73,3 ----73,8 -80,1 -72,8 79,0 ------

-64,8 --78,5 ------73,0 64,9 ---73,8 -78,9 -68,9 76,0 ------

-72,5 --79,7 ------71,5 55,2 ---73,4 75,0 78,1 -70,8 76,2 ------

70,3 69,5 --79,3 -----75,8 72,3 60,9 ---70,4 77,0 79,1 -72,8 80,1 ------

64,8 72,4 --80,0 ----52,0 67,6 64,2 53,0 ---69,1 -80,8 --82,9 ------

63,3 70,9 81,0 ----55,4 --59,9 67,6 43,2 ---------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: при производстве расчетов использовались материалы ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee.


Таблица А2.45: Показатель экономической активности, женщины

158

Страна

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

0,59 0,69 0,68 0,72 0,66 0,57 0,73 0,48 0,71 0,64 0,58 0,57 0,70 0,79 0,54 0,73 0,71 0,66 0,66 0,73 0,65 0,51 0,79 0,61 0,75 0,64 0,75

0,59 0,69 0,68 0,72 0,66 0,57 0,73 0,49 0,71 0,65 0,58 0,57 0,70 0,79 0,55 0,73 0,71 0,66 0,66 0,74 0,65 0,51 0,79 0,61 0,75 0,64 0,75

0,59 0,69 0,67 0,72 0,66 0,58 0,73 0,49 0,71 0,65 0,59 0,58 0,70 0,79 0,56 0,73 0,71 0,66 0,66 0,74 0,65 0,52 0,79 0,61 0,76 0,63 0,75

0,59 0,69 0,67 0,72 0,67 0,59 0,73 0,49 0,71 0,66 0,59 0,58 0,70 0,79 0,56 0,74 0,71 0,67 0,67 0,74 0,66 0,52 0,79 0,61 0,76 0,63 0,75

0,60 0,69 0,67 0,72 0,68 0,60 0,73 0,50 0,71 0,66 0,60 0,59 0,70 0,80 0,57 0,74 0,71 0,67 0,67 0,74 0,66 0,53 0,79 0,61 0,76 0,65 0,75

0,60 0,69 0,68 0,72 0,68 0,60 0,72 0,50 0,71 0,66 0,60 0,59 0,70 0,79 0,56 0,73 0,71 0,67 0,67 0,73 0,67 0,53 0,78 0,61 0,76 0,67 0,75

0,60 0,69 0,67 0,72 0,68 0,61 0,72 0,50 0,70 0,67 0,61 0,59 0,71 0,78 0,56 0,73 0,71 0,68 0,67 0,73 0,66 0,53 0,78 0,62 0,76 0,67 0,75

0,61 0,69 0,67 0,72 0,69 0,61 0,72 0,50 0,70 0,67 0,61 0,60 0,71 0,78 0,57 0,73 0,70 0,68 0,67 0,73 0,66 0,54 0,78 0,62 0,76 0,67 0,75

0,61 0,69 0,66 0,72 0,69 0,62 0,72 0,50 0,70 0,67 0,62 0,60 0,71 0,78 0,57 0,73 0,70 0,68 0,67 0,73 0,66 0,54 0,78 0,62 0,76 0,67 0,75

0,57 0,69 0,65 0,72 0,69 0,62 0,72 0,76 0,70 0,67 0,62 0,63 0,71 0,78 0,58 0,73 0,70 0,68 0,67 0,73 0,66 0,54 0,78 0,62 0,77 0,67 0,76

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

0,41 0,29 0,31 0,51 0,41

0,41 0,29 0,31 0,51 0,41

0,41 0,30 0,31 0,51 0,42

0,41 0,30 0,32 0,51 0,42

0,41 0,30 0,32 0,51 0,42

0,41 0,31 0,32 0,51 0,42

0,41 0,31 0,33 0,51 0,42

0,41 0,31 0,33 0,51 0,43

0,41 0,32 0,33 0,51 0,43

0,41 0,32 0,33 0,51 0,43

Источник: при производстве расчетов использовались Материалы по рынку труда. Гендерная статистика.

2000


Таблица А2.46: Показатель экономической активности, мужчины

159

Страна

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

0,82 0,81 0,83 0,82 0,85 0,83 0,86 0,80 0,79 0,83 0,82 0,79 0,78 0,82 0,78 0,83 0,84 0,84 0,79 0,89 0,80 0,78 0,77 0,78 0,80 0,80 0,80

0,82 0,80 0,83 0,82 0,85 0,83 0,85 0,81 0,79 0,83 0,81 0,79 0,79 0,82 0,78 0,83 0,84 0,84 0,78 0,90 0,79 0,78 0,77 0,78 0,80 0,80 0,80

0,82 0,81 0,83 0,82 0,85 0,83 0,85 0,80 0,79 0,83 0,81 0,79 0,79 0,82 0,78 0,82 0,84 0,84 0,78 0,92 0,79 0,78 0,77 0,78 0,80 0,81 0,81

0,82 0,80 0,83 0,82 0,85 0,83 0,85 0,80 0,79 0,83 0,80 0,80 0,79 0,82 0,78 0,82 0,84 0,84 0,78 0,93 0,79 0,78 0,77 0,78 0,80 0,81 0,81

0,82 0,81 0,82 0,82 0,85 0,83 0,86 0,80 0,80 0,83 0,80 0,80 0,79 0,82 0,78 0,82 0,84 0,84 0,78 0,91 0,79 0,77 0,77 0,77 0,80 0,81 0,81

0,83 0,81 0,83 0,81 0,86 0,83 0,86 0,80 0,80 0,83 0,81 0,80 0,79 0,82 0,78 0,82 0,84 0,84 0,78 0,90 0,79 0,77 0,77 0,78 0,81 0,81 0,81

0,83 0,81 0,82 0,81 0,86 0,83 0,86 0,80 0,80 0,83 0,80 0,80 0,79 0,81 0,78 0,82 0,84 0,83 0,78 0,89 0,79 0,77 0,77 0,78 0,81 0,81 0,81

0,82 0,80 0,82 0,81 0,85 0,83 0,86 0,80 0,79 0,82 0,79 0,80 0,79 0,81 0,78 0,81 0,84 0,83 0,78 0,89 0,79 0,77 0,77 0,78 0,81 0,81 0,81

0,81 0,80 0,81 0,80 0,84 0,83 0,85 0,79 0,79 0,82 0,78 0,80 0,78 0,81 0,78 0,81 0,84 0,83 0,79 0,89 0,78 0,77 0,77 0,78 0,81 0,81 0,82

0,81 0,79 0,81 0,80 0,85 0,83 0,86 0,79 0,82 0,82 0,77 0,80 0,78 0,79 0,78 0,81 0,85 0,84 0,79 0,88 0,79 0,78 0,77 0,73 0,81 1,22 0,82

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

0,61 0,54 0,56 0,57 0,59

0,60 0,54 0,56 0,57 0,58

0,60 0,54 0,56 0,57 0,58

0,60 0,54 0,56 0,57 0,58

0,60 0,54 0,57 0,57 0,58

0,60 0,54 0,57 0,57 0,58

0,59 0,54 0,57 0,57 0,58

0,59 0,55 0,57 0,57 0,57

0,59 0,55 0,57 0,57 0,57

0,59 0,55 0,57 0,57 0,57

Источник: Материалы по рынку труда. Гендерная статистика.

2000


Таблица А2.47: Соотношение показателей экономической активности женщин и мужчин

160

Страна

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СФРЮ/СРЮ

0,71 0,85 0,82 0,88 0,77 0,68 0,85 0,60 0,90 0,78 0,71 0,73 0,89 0,96 0,70 0,88 0,84 0,78 0,84 0,82 0,81 0,65 1,03 0,78 0,94 0,80 0,93

0,72 0,86 0,82 0,88 0,77 0,69 0,85 0,60 0,90 0,78 0,72 0,73 0,89 0,96 0,70 0,89 0,84 0,79 0,84 0,81 0,82 0,66 1,03 0,79 0,94 0,79 0,93

0,72 0,85 0,81 0,88 0,78 0,70 0,85 0,61 0,90 0,79 0,73 0,73 0,89 0,96 0,71 0,89 0,84 0,79 0,85 0,80 0,83 0,67 1,02 0,79 0,94 0,78 0,93

0,72 0,86 0,81 0,88 0,79 0,71 0,85 0,61 0,89 0,79 0,74 0,73 0,89 0,97 0,72 0,90 0,84 0,80 0,85 0,79 0,83 0,67 1,02 0,79 0,95 0,78 0,93

0,72 0,86 0,81 0,89 0,80 0,72 0,85 0,62 0,89 0,79 0,74 0,73 0,89 0,97 0,72 0,90 0,84 0,80 0,85 0,81 0,84 0,68 1,02 0,79 0,95 0,80 0,93

0,72 0,85 0,82 0,89 0,79 0,72 0,84 0,62 0,88 0,80 0,75 0,73 0,89 0,96 0,71 0,89 0,84 0,81 0,85 0,82 0,84 0,68 1,01 0,79 0,94 0,82 0,93

0,72 0,86 0,82 0,89 0,80 0,73 0,84 0,62 0,89 0,80 0,76 0,74 0,90 0,96 0,72 0,90 0,84 0,81 0,85 0,82 0,85 0,69 1,01 0,79 0,94 0,82 0,93

0,74 0,86 0,82 0,89 0,81 0,74 0,84 0,63 0,88 0,81 0,77 0,75 0,90 0,97 0,72 0,90 0,84 0,81 0,85 0,82 0,85 0,70 1,01 0,79 0,94 0,82 0,93

0,74 0,87 0,82 0,90 0,81 0,75 0,84 0,63 0,88 0,82 0,79 0,76 0,90 0,97 0,73 0,90 0,83 0,81 0,86 0,82 0,85 0,70 1,01 0,80 0,94 0,82 0,92

0,71 0,87 0,81 0,90 0,82 0,75 0,84 0,96 0,85 0,82 0,81 0,79 0,91 0,99 0,74 0,90 0,83 0,81 0,86 0,82 0,83 0,70 1,02 0,85 0,95 0,55 0,93

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания

0,67 0,53 0,55 0,89 0,70

0,67 0,54 0,55 0,89 0,71

0,68 0,54 0,56 0,89 0,71

0,68 0,55 0,56 0,89 0,72

0,68 0,56 0,57 0,90 0,73

0,69 0,56 ,57 0,90 0,73

0,69 0,57 0,58 0,90 0,74

0,69 0,57 0,58 0,90 0,74

0,70 0,58 0,58 0,90 0,75

0,70 0,58 0,59 0,90 0,75

Источник: Материалы по рынку труда. Гендерная статистика.

2000


Таблица А2.48: Показатель участия в рабочей силе (по результатам обследований состояния рабочей силы), женщины

161

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СРЮ

------78,0 ---------------------

------75,8 ---------------------

------73,5 ---------------------

------69,2 -----------54,2 ---------

------67,2 ---------63,1 -50,7 ---------

------66,4 ---------63,5 64,7 49,1 --75,6 ----12,3

----58,8 -64,6 ---------63,3 64,9 47,1 --74,0 ----46,0

----60,2 70,3 65,0 ---------62,7 65,9 46,6 --69,2 -55,4 30,8 -45,3

----64,6 64,1 65,4 ---------61,9 31,8 46,4 --71,0 -56,9 28,5 -44,4

----63,5 66,8 65,6 ---------60,6 66,2 48,0 45,8 -70,6 -57,2 30,4 -45,2

----65,4 69,0 67,9 ----58,6 -80,6 --59,2 66,5 49,6 --71,1 -57,6 --40,9

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: при производстве расчетов использовались материалы ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. Рассчитывается как показатель совокупной занятости (с использованием данных обследований состояния рабочей силы) и показатель безработицы в процентном отношении к совокупной численности населения возрастной категории от 16 до 64 лет.


Таблица А2.49: Показатель участия в рабочей силе (по результатам обследований состояния рабочей силы), мужчины

162

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СРЮ

------87,8 ---------------------

------87,5 ---------------------

------87,2 ---------------------

------86,2 -----------75,2 ---------

------84,0 ---------84,2 -72,2 ---------

------84,1 ---------84,3 80,4 70,1 --86,1 ------

----81,9 -82,2 ---------84,2 79,4 69,5 --87,9 ----57,9

----80,4 69,8 81,5 ---------84,1 79,6 68,6 --85,9 -62,9 74,6 -58,1

----79,9 83,1 82,4 ---------83,7 112,7 67,9 --85,5 -63,7 75,3 -57,0

----80,4 82,5 81,2 ---------83,4 78,2 67,2 80,3 -84,5 --77,1 -56,6

----79,5 82,6 76,1 ----79,2 -85,9 --83,1 78,1 68,6 --84,0 -62,3 --46,0

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: при производстве расчетов использовались материалы ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. Рассчитывается как показатель совокупной занятости (с использованием данных обследований состояния рабочей силы) и показатель безработицы в процентном отношении к совокупной численности населения возрастной категории от 16 до 64 лет.


Таблица А2.50: Показатель участия в рабочей силе женщин (по результатам обследований состояния рабочей силы) в процентном отношении к показателю участия в рабочей силе мужчин

163

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СРЮ

------88,8 ---------------------

------86,7 ---------------------

------84,3 ---------------------

------80,3 -----------72,2 ---------

------80,0 ---------74,9 -70,3 ---------

------78,9 ---------75,3 80,5 70,0 --87,7 ------

----71,7 -78,6 ---------75,2 81,8 67,8 --84,2 ----79,4

----74,9 100,7 79,7 ---------74,6 82,8 68,0 --80,6 -88,0 41,3 -78,0

----80,9 77,1 79,5 ---------74,0 28,2 68,3 --83,0 -89,3 37,8 -78,0

----79,0 81,0 80,8 ---------72,7 84,7 71,5 57,0 -83,5 --39,4 -79,9

----82,2 83,5 89,2 ----73,9 -93,8 --71,3 85,2 72,4 --84,7 -92,4 --88,9

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: при производстве расчетов использовались материалы ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. Рассчитывается как показатель совокупной занятости (с использованием данных обследований состояния рабочей силы) и показатель безработицы в процентном отношении к совокупной численности населения возрастной категории от 16 до 64 лет.


Таблица А2.51: Уровень безработицы, женщины Страна

164

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СРЮ

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

------0,5 ---------------------

------0,7 ---------------------

------1,5 ---------------------

5,2 -----3,4 --------15,2 --8,7 ---------

5,8 -----6,6 --------16,5 5,4 -10,4 -22,0 -------

7,9 -----7,9 --------15,7 5,2 14,1 9,4 -20,3 8,7 ------

9,2 4,9 --18,0 -8,8 --------14,4 4,8 13,7 8,7 -16,8 8,6 ----22,0

9,3 7,3 --17,7 -9,2 --------13,4 4,7 12,7 8,8 -14,1 7,3 -10,5 36,2 -21,8

11,5 8,4 --14,6 13,9 9,2 --------12,0 5,9 27,2 7,8 -14,4 6,4 -10,4 40,8 -22,0

13,0 10,8 -11,0 14,1 12,2 8,9 --13,8 -----12,2 8,2 13,1 7,0 19,2 13,8 6,1 -11,3 37,6 -22,7

13,1 11,5 -8,9 13,3 12,6 10,4 --12,1 -17,0 -4,9 -18,1 10,5 16,4 6,3 -15,5 6,2 7,7 12,8 33,3 -22,5

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: при производстве расчетов использовались материалы ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. Рассчитывается как показатель безработицы (с использованием данных обследований состояния рабочей силы) в долевом отношении к совокупной численности занятых и безработных.


Таблица А2.52: Уровень безработицы, мужчины Страна

165

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СРЮ

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

------0,6 ---------------------

------0,6 ---------------------

------1,4 ---------------------

5,2 -----3,9 --------12,4 --10,7 ---------

5,9 -----6,5 --------13,6 3,4 -13,2 -20,8 -------

8,3 -----7,3 --------12,3 3,6 13,4 11,8 -20,2 7,7 ------

9,7 6,3 --19,7 -10,6 --------12,1 3,4 12,6 11,3 -16,2 7,5 ----14,5

10,0 8,0 --18,9 -10,7 --------9,9 3,3 10,2 10,7 -14,2 6,3 -9,5 29,1 -14,8

12,2 9,5 --14,3 14,2 10,1 --------8,7 3,9 7,7 9,5 -14,3 5,7 -9,5 33,0 -15,9

13,6 11,9 -17,5 13,4 14,3 10,8 --14,9 -----9,3 5,0 12,2 8,5 15,4 14,3 6,5 --32,5 -15,6

13,6 12,2 -13,2 15,5 15,6 14,2 --15,3 -11,3 -4,9 -13,0 7,3 16,3 7,5 -15,8 7,4 7,1 10,6 31,9 -15,7

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: при производстве расчетов использовались материалы ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. Рассчитывается как показатель безработицы (с использованием данных обследований состояния рабочей силы) в долевом отношении к совокупной численности занятых и безработных.


Таблица А2.53: Уровень безработицы женщин в процентном отношении к уровню безработицы мужчин

166

Страна

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Россия Украина Белоруссия Молдавия Латвия Литва Эстония Армения Азербайджан Грузия Казахстан Киргизия Таджикистан Туркмения Узбекистан Польша Чехия Словакия Венгрия Албания Болгария Румыния Словения Хорватия Македония Босния СРЮ

------91,3 ---------------------

------119,4 ---------------------

------109,0 ---------------------

100,0 -----88,3 --------122,6 --81,5 ---------

98,3 -----102,2 --------121,1 159,0 -78,7 -105,5 -------

95,3 -----107,5 --------127,0 145,1 104,9 79,9 -100,4 113,9 ------

95,4 78,6 --91,3 -83,0 --------119,1 141,3 108,2 76,8 -104,0 114,5 ----151,3

93,6 90,8 --93,3 -86,2 --------136,1 141,7 123,7 82,8 -99,3 117,1 -109,8 124,5 -147,3

94,2 88,8 --101,8 98,1 91,8 --------138,7 152,7 353,1 81,7 -100,8 111,1 -109,2 123,5 -138,8

95,8 90,8 -62,8 104,8 85,4 82,4 --92,4 -----131,6 163,8 108,2 82,0 124,2 96,6 93,6 --115,4 -145,5

96,3 93,8 -67,4 86,0 80,5 73,0 --79,3 -150,6 -100,2 -139,8 144,5 100,8 83,3 -97,6 83,6 107,4 121,1 104,4 -143,6

----------------------------

Сопоставления Германия Греция Италия Швеция Великобритания Источники и примечания: Если не оговорено иначе: при производстве расчетов использовались материалы ЮНИСЕФ, база данных программы Transmonee. Рассчитывается как показатель безработицы (с использованием данных обследований состояния рабочей силы) в долевом отношении к совокупной численности занятых и безработных.

Гендерные проблемы в странах с переходной экономикой  

В работе охвачены проблемы гендер- ного неравенства в структуре рынка труда, системе образования и других сферах жизни общества.

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you