Page 1

Электронный литературный иллюстрированный альманах для детей Международной Гильдии Писателей

В

З И М А 2014

У Х Я СКАЗ Т С О Г К

И

№4 1


ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ, ДЕТИ И ВЗРОСЛЫЕ!

СВЕТЛОГО ПРАЗДНИКА РОЖДЕСТВА!

СЧАСТЛИВОГО НОВОГО ГОДА!

2


ПОДАРОК ДЛЯ ВАС – УДИВИТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ СКАЗОК

33


Содержание Вера Капьянидзе

Навруз

Марина Старчевская

Новогодняя сказка

Марина Ламберц-Симонова

Самая нарядная ёлка Лидия Гусева

Новогодняя притча Татьяна Кайзер

Сказка про Дождик и Снежок Елена Яхненко

Нехочуха

Татьяна Красикова

Маленький фонарщик Владимир Иванов

Бременские музыканты

4


Марина Юрина

Земляничное мороженное Виолетта Минина

Рождественская история Татьяна Десятниченко

Крещенская ночь или Веретеничка Марианна Бор-Паздникова

Туфелька эльфа Нелли Вист

Роза и Кактус

Владимир и Натали Германсдорф

Сказка о мельнике и ветерке Светлана Семенова

Небесные красавицы Надежда Вотинцева

Межвежонок Кузька и злая собака Елена Глызь

Сказка о старом полене, которое умело мечтать

5


Вера Капьянидзе, Россия

Навруз Однажды, когда до Нового года оставалось всего несколько дней, а всю Землю окутал елочно-мандариновый аромат, Дед Мороз неожиданно загрустил. Его не радовали ни узоры на окнах Ледяного терема, которые он старательно нарисовал, ни заснеженные лапы елок, осыпавшие холодным белом пухом, ни хороводы искрящихся снежинок, затеявших веселую возню в его бороде. Он ходил мрачнее тучи. Снегурочка не на шутку встревожилась. Она, как могла, пыталась развеселить дедушку. Спела его любимую песенку про елочку, затеяла игру в снежки, принесла самую толстую и вкусную сосульку. Но все напрасно. – Дедушка, ну нельзя же так! – не выдержала она, в конце концов. – Совсем скоро подарки детям развозить надо, а ты такой хмурый. Они увидят тебя, испугаются, и целый год будут плакать и капризничать. Ну, что с тобой случилось? – Эх, внученька, – вздохнул Дед Мороз, – скучаю я по своему меньшому брату, Наврузу. Вот с Санта Клаусом мы каждый год встречаемся, а с Наврузом я уже и не помню, когда виделись. А ведь мы все братья.

6

Снегурочка только улыбнулась и молча вышла из терема. Она хлопнула в ладошки, и к ней тотчас подкатились ее волшебные ледяные саночки. Она села в них, а через некоторое время перед Дедом Морозом уже стоял его меньшой братец Навруз. Он был одет в яркий атласный халат, подпоясанный искусно вышитым красным платком.


На голове его красовалась бархатная тюбетейка, а на ногах – мягкие красные ичиги с загнутыми носами и высокими каблуками. Он был такой красивый и молодой, что глаз невозможно отвести, но по всему было видно, что он только что проснулся: тер глаза и зевал. 7


– Вот так встреча! – обрадовался Дед Мороз. – Как же ты выбрался ко мне? – Да вот, внучка твоя, Снегурочка, разбудила, – развел руками Навруз. – А уж как крепко ты спишь! – рассмеялась Снегурочка, – в прошлом году так и не добудилась… – Время мое еще не пришло, хоть мы и новогодние братья. Вот вы, в северных странах, почему так рано Новый год встречаете? Зима у вас начинается рано и тянется долго-долго, а ночи темные и длинные. Люди устают от таких долгих зим. А как только после 22 декабря – самого короткого дня в году – ночи начинают убывать, у людей просыпаются надежды, словно новая жизнь начинается. Самое время Новый год встречать. А в южных странах таких долгих зим не бывает. Потому люди радуются не прибавлению дня, а пробуждению земли от недолгого зимнего сна. Издавна таким днем считали День весеннего равноденствия, когда день сравняется с ночью. С пробуждением земли в южные земли приходит Навруз, а с ним – полевые работы, чтобы новый год был богатым на урожай. – Рано твой народ начинает обихаживать землю. У нас в это время еще метели воют, – удивился Дед Мороз. – Так чем бы мне одарить твоих тружеников, чем порадовать? – Дай мне, братец, немного мороза и снега, чтобы люди могли настоящий Новый год почувствовать, редкому в наших краях снегу порадоваться.

8


Так и ведется с той поры. Если Снегурочке удается разбудить Навруза, то праздник получается холодный, снежный, самый, что ни на есть Новый год. Ну, а уж если не смогла разбудить, тогда самое время весну встречать.

9


Марина Старчевская, Израиль

Новогодняя сказка Давным-давно, когда телевизоры были чёрно-белыми, а Мишкина бабушка – молодой, в доме у железной дороги жили близнецы: Воля и Валя. Валя девочка, а Воля – мальчик. Жили дружно, делились игрушками, сидели за одной партой в школе. А в конце дня засыпали под стук вагонов и паровозных гудков. Зима в том году выдалась холодной, снежной... И однажды по радио объявили, что в связи с низкой температурой первоклашки в школу не идут. Взрослые ушли на работу, а Валя и Воля остались дома. Поначалу играли в железнодорожную кассу. Валя выписывала билеты во все города, которые знал Воля. Потом позвали кота Шнырку и сделали его "пассажиром мягкого вагона". Шнырка упирался, ехать в вагоне не хотел, царапал диван и требовал молока вместо чаю. А потом в дверь постучали и ребята притихли, потому что открывать не положено, но всегда любопытно узнать, кто пришёл и что принёс. За дверью стоял усталый Дед Мороз. Он надеялся на чудо. Бывают же иногда такие чудесные дни, когда люди доверчивы и гостеприимны, а дети добры и не крикливы. Воля на цыпочках дотянулся до дверного глазка и от волнения закричал: – Валька, это же Дед, ну, Морозилка! – мальчик потянулся к цепочке и открыл дверь. Валя испугалась, но виду не подала: – Входи, Дедушка Мороз, попей с нами чаю, поиграй в железную дорогу. У нас печенье есть, а ещё суп и котлеты. 10


– Ну, давайте ваши котлеты с супом. Умаялся я, проголодался. Где тут у вас мягкий вагон? – дед шагнул в комнату, подвинул Шнырку и уселся посреди дивана. – А теперь я расскажу вам сказку – сказал Дед Мороз, когда подкрепился и отдохнул: – Давным-давно, когда телевизоров ещё не было... И вот на этом месте близнецы дружно заснули и проснулись только к маминому приходу. Деда Мороза не было. Валя смотрела на Волю, Воля – на Валю. Ребята решили, что всё это им приснилось. Они уж было совсем поверили, что Дед Мороз приходил к ним во сне, но тут Шнырка скользнул под стол и замяукал: – Мяу-чик, мяу-шинка, мяуё, мяуё... Под столом лежали подарки – игрушки, карандаши, конфеты... А рядом валялась красная рукавица, которую забыл рассеянный Дед Мороз.

Прошёл Новый год. Морозы ослабли. И только иногда близнецы недоумевали, почему же при виде новогодних подарков не рассердилась мама? 11


Марина Ламберц-Симонова, Германия

Самая нарядная ёлка На одной ёлке было очень много золотых и серебрянных шаров, сверкающих и переливающихся при свете хрустальной люстры. Ещё бы, ведь они были куплены в самом дорогом магазине города! И ёлка очень этим гордилась и хвалилась. — Ай да я! — говорила она смотрясь в зеркало висевшее напротив.На мне столько богатых украшений, что я, наверное, самая богатая дама на свете! А на другой ёлке, стоявшей в квартире этажом выше, не было ни золотых, ни серебряных шаров. Игрушки, висящие на её хрупких тоненьких веточках, были сделаны из обыкновенной бумаги или из картона. Долгими декабрьскими вечерами дети вырезали фигурки, склеивали и раскрашивали их фломастерами и красками. И вот настал, наконец, новогодний вечер. Первая ёлка очень волновалась за свои драгоценности и всё время нервно говорила детям: — Ходите поосторожнее! Не вздумайте танцевать вокруг меня! Не заденьте мои прекрасные украшения! Но дети не слушали её, ведь им, конечно же, хотелось потрогать сияющие блестящие шары. Мальчики и девочки так расшалились, что случайно уронили ёлку на пол и от дорогих шаров остались лишь жалкие блестящие осколки, которые тотчас вымели вон, чтобы никто случайно не поранился. Детей наказали, а самых маленьких из гостей тот час же отправили домой. Ёлку подняли с пола, но она чувствовала себя самой несчастной на свете — ведь расставаться с богатством всегда так больно! 12


А в квартире этажом выше в это время водили хоровод вокруг ёлочки и всем было очень весело и радостно. — А я вырезала из фольги этого зайчика и раскрасила эту белочку! — гордо сообщила гостям маленькая кудрявая девочка. — А я смастерил вот того лопоухого пёсика! — сказал черноволосый мальчик. — Посмотрите, как кружится этот лёгкий бумажный шарик, который я склеил вчера! — радостно смеялся другой малыш. И все дети веселились и пели песни, и танцевали долгодолго! А у тоненькой ёлочки голова кружилась от счастья: «Наверное, в целом мире нету ёлки богаче и наряднее меня! — загадочно улыбалась она. — Ведь на мне самые-самые дорогие игрушки! А главное — они никогда не разобьются!»

13


Лидия Гусева, Россия

Новогодняя притча Все мы знаем, какие бывают ветрыозорники. И на этот раз случилось так, что осенний ветерок-весельчак забросил семечки почти в одну луночку. Семечек было три штуки — две от еловой шишки, и одна — от сосновой. А нашим крошкам также было весело, уютно и тепло, а главное — рядом. Стали они неразлучными подружками. Вместе выпустили свои первые зеленые иголочки весной, вместе радовались солнцу и лету. Разговоров было море! Ведь, лес такой богатый на всё: на природу, краски, грибы и ягоды, зверьков и птиц, да мало ли в нем ещё каких обитателей! Счастливы были подружки и скорее хотели вырасти, чтобы не только всё из-под высокой травы высматривать. Наступила следующая весна, потом ещё. Подросли наши девочки, уму-разуму набрались, особенно одна ёлочка. Её прозвали подружки Красоткой. До чего пушистенькая, как игрушечная, и поначалу, другая ёлочка и сосёнка пытались защищать и охранять её, как могли. Ведь люди и животные, не дай Бог, могли наступить и сломать её стройный стан, или выкопать и посадить к себе на участок, ещё хуже — срубить и принести в дом на Новый год. И чтобы не мешать такой красавице, вторая ёлка начала расти вкривь и вкось, лишь бы больше пространства было у Красотки, а сосёнка долго не пускала своих ветвей, поднималась ввысь, отдавая также любимой подружке место и солнце. 14


Но, наверно, и ёлки грешны, как и люди. Красотка наша возгордилась, да только нахваливала себя, да расправляла и пересчитывала изумрудные иголочки. А к её соседке «прицепилось» другое имя «Хромоножка». — Мама, смотри какой огромный подосиновик стоит под хромоножкой! — воскликнул мальчик, пришедший в лес за грибами с родителями. — Вот уж верно – Хромоножка! – хихикнула Красотка, — а я тебе всё имя никак не могла придумать! Сосна промолчала, хотя давно уже видела, как их любимая подружка, которую они так преданно опекали, стала зазнаваться и гордиться. А дальше пошло ещё хуже. – Эй, Хромоножка, подвинься-ка ещё, ты же видишь, моей шикарной юбке места не хватает. Бери пример с сосны, стоит почти лысая, и пялится в небо. Ну, дылда дылдой! И что ты там все высматриваешь, Дылда? – Красотка совсем перестала быть любезной, даже выбирала слова, чтобы больнее кольнуть своих соседок-подружек. — А я море хочу увидеть. Это моя мечта! – ответила спокойно сосна. — А я вот ничего не хочу видеть, я хочу наоборот, только чтобы на меня смотрели да любовались. Любовались да смотрели. А художники рисовали меня, а поэты воспевали, а скульпторы говорили бы, что никогда не видели такой утонченной геометрии… Хромоножка тоже слушала, молчала и думала: – А мне так хочется быть полезной людям! – Она с нежностью вспомнила мальчика, которой пожалел её и назвал «бедненькой». Больную ёлочку никто так не жалел. – Тяжело стоять уж стало. 15


Центр тяжести совсем сместился. Ещё один сильный ветер-ураган, и я не выдержу. Не хочется погибать, не сделав ничего полезного! Тут прилетела сорока, подслушав их разговоры, и как начала стрекотать: — Ой, посмотрите на них, кому моря, кому художников хочется! Ой, упаду со смеху. Да все в топку пойдёте! Треск-потреск, жар-пар – вот и весь ваш товар! И полетела дальше всем сообщать новость, дескать, прослышала она на лесничем собрании, что люди именно этот гектар леса вырубать собираются – дорогу какую-то кольцовскую делать будут. Заохали, завздыхали наши подружки и с тоской стали ждать лесорубов. — Ну, вы точно в печку попадёте, — говорила Красотка, — а я просто уверена, окажусь в Кремлёвском дворце на Новогоднем празднике. Нарядят меня, как принцессу, в жемчужные шары и бриллиантовые бусы. И будут мною восторгаться: и поэты, и художники, и дети с родителями! Я навсегда останусь в их памяти и сердцах! Почти и не почти, но так и случилось. — Ой, какая красоточка! – Воскликнул один дяденька. — Возьмём-ка её в Дом Культуры, пусть детишки порадуются. — А эту сосну только на судоверфи! – сказал уверенно другой лесоруб. — Вы посмотрите, какая стройная — чистой воды корабельная! 16


— Ну, а эту можно на целлюлозно-бумажный комбинат… — не успел договорить третий, как наша Хромоножка чуть не расплакалась от счастья: «Я буду полезной людям!» Вот и получилось три жизни, три истории. Из сосны сделали огромный корабль, который обошёл и повидал многие страны-океаны, спасал моряков во время штормов и даже участвовал в войне. Семьдесят лет сосна служила верой и правдой людям, и была очень довольна своей жизнью. Красотку нарядили в деревенском клубе бумажными гирляндами и пластмассовыми шарами. Поплясалипоплясали вокруг неё дети, да и отнесли дерево на окраину после новогодних праздников. А на следующий год нарядили уже другую ёлку и плясали под ней. А вот из Хромоножки сделали много бумаги, из которой получилось потом много-много красочных книг, где известные художники, писатели и поэты написали свои бессмертные произведения. Кто знает, малыш, может, и ты держишь в руках книжку из той Хромоножки…

17


Татьяна Кайзер, Германия

Сказка про Дождик и Снежок Жила-была бабушка Тучка. И были у нее два внука – Дождик и Снежок. Дождик был очень проворный, мало спал, только разве что в зиму. А так всегда в любое время находил себе занятие. Всюду поспевал. Любопытный был, все боялся чего-нибудь пропустить. А другой внук Снежок больше любил поспать. И не замечал спросонья ни весны, ни лета, ни осени. Бывало, забежит Дождик к Снежку, потормошит его: – Снежок, просыпайся! Идем с крокусами поиграем – они уже все опушки усеяли. Или побежим маленькие ростки рассады польем. – Да рано еще! Не выспался! В другой раз Дождик зовет: – А давай, стекла помоем на радость весеннему Солнышку. Пусть лучиками играет, ребят забавляет. – Да нет, я тут в тени подремлю, а то солнце припекает. Дождик и убежит один. Всех тучек поприветствует. С дедушкой Громом поздоровается. За дело возьмется – стекла заблестят. Детвора радостная из домов выскакивает. А им уже сверкающая тетушка Радуга улыбается. Потом Дождик с детишками попрыгает – те любят летний дождик. 18


Но иногда удается летом Снежка разбудить, да на двор вытащить. Тут уж конечно, поиграют, порезвятся. А детвору-то как веселит, когда Дождик со Снежком градом из тучки кубарем катятся по окнам, по дорожкам, по носам пощелкивают! Осенью зовет Дождик Снежка: – Пойдем ягоды в лесу собирать. Помоем – вкуснее будут. – Да не люблю я просто ягоды. Разве что с мороженным, – и опять на другой бок повернется. Дождик один убежит, сухие листья с деревьев посбивает, ягоды ополоснет, скамейки в парках помоет – да так разойдется, что может без обеда поливать с утра до вечера. Солнышку уже его лишний раз отпускать со двора не хочется. – Ты тут присмотри за порядком, а я подремлю немного – лето хлопотное выдалось! – и спрячется за тучки. Вот уже птицы с птенцами готовятся к отлету в дальние края, где тепло и мошек много. У детворы школьные занятия начались – где уж теперь деньденьской на улице резвиться. Взгрустнет Дождик – никто играть с ним не хочет, убегают, даже прячутся. А некоторые родители и вовсе сердятся на него, потому что у малышей как ноги промокнут, так тут же простуда объявляется. Скучно и тоскливо Дождику в одиночку бегать. Идет к Снежку: – Не устал отдыхать? Пойдем, погуляем. – А что, на улице не жарко, можно и погулять, – отвечает, разминая бока ото сна, Снежок. 19


Выходят Дождик со Снежком, видят – птицы, которые из города на зиму не улетают, нахохлившись, сидят по карнизам. Тучки переполнены влагой, неповоротливые, чаще собираются, что-то подолгу обсуждают. А за ними и Солнышка не видно. – Уж скоро моя очередь высыпаться идти, – говорит Дождик. Он к зиме устал, набегался. Теперь Снежок друга уговаривает: – Давай еще с северным Ветром покружим. Вон он со снежными тучами хороводы водит. – Да замерз уже я, – говорит, зевая, Дождик. – Пойду к бабушке. А Снежок покружится в танце с Поземкой, потом забежит в гости к тетушке Метели – и опять на улицу. Там уже дети высыпали с санками, лыжами. Розовощекие от мороза.

20


Сорванец с большим удовольствием в снежки с детьми поиграет, в сугробы повалит, снеговиков поможет налепить. Дети только успевают морковки для носов снеговикам из дома приносить. Не забывает Снежок и парки, леса. Кормушки там запорошит и смеется, когда звери потом под снегом корм ищут. Любит в прятки играть. Бабушка Тучка редко видит его теперь – домой не загонишь. Всю его сонливость как рукой сняло! Елки пушистыми покрывалами украсит, зайцам шубки до белизны вычистит, сугробы сказочными декорациями расставит, санный путь для повозки деда Мороза проложит. Знает, что детвора с нетерпением ожидает его приезда. Старательно стихи и песни разучивает. А разве ставшие взрослыми мальчишки и девчонки разлюбили получать рождественские подарки? Вот только Дождика теперь Снежку не под силу растормошить. Видно, крепко тот с весны до зимы потрудился. А бабушка Тучка внуками не нарадуется: толковые ребятки подрастают. Играть любят, заводилы неугомонные. Не дожидаются, пока их позовут, первыми на помощь спешат. Ответственные. Работа у них спорится и все ладно. Временами только с ленцой, но у кого ее по чуть-чуть не бывает?

21


Елена Яхненко, Бельгия

Нехочуха Рано утром, утром рано В белом облаке тумана, Поручение имея, Прилетела в город Фея.

Взяв из рукава листок, Уточнила адресок, К дому тихо подлетела И в окошко поглядела. За окошком по утрам Начинался та-ра-рам, Просыпался утром ранним Нехочуха мальчик Ваня. 22


Слышно было отовсюду: «Не хочу я! И не буду! Умываться? Никогда! Слишком мокрая вода! Зубы чистить – не хочу, Лучше щётку проглочу. Не одену я жилетку, Не хочу рубашку в клетку. И ботинки велики, Лучше дайте сапоги. Дождик будет, знаю точно, Так что плащ найдите срочно… И не стойте на пути, Дайте в комнату пройти. В детский сад ходить устал, Лучше б дома я поспал. «Хорошо, – сказала мама, – Вот тебе твоя пижама, Можешь дома оставаться И не буду я ругаться». Ваня даже удивился, Папа с мамой согласился: «Делай что тебе охота, Мы уходим на работу». Двери в доме затворились – Папа с мамой удалились. «Чудеса, – подумал Ваня, – Исполнение желаний: Можно по полу кататься, На диване кувыркаться, Кушать только виноград, И не надо в детский сад. 23


Рисунок Сергея Яхненко

Можно мультики смотреть И кричать, и громко петь, И не будет ничего – Дома нету никого». Для начала, как годится, Следовало подкрепиться – Надо ж где-то силы взять, Чтобы славно отдыхать. 24


Появились на столе Вафли, шоколад, желе, Пирожки, сок, мармелад, И, конечно, виноград. «Закачу сейчас я пир Под названьем – на весь мир, Только жалко нет гостей, Вот бы было веселей». Лишь успел подумать Ваня, Как исполнилось желанье, Дверь балкона отворилась И старушка появилась. Тихо в комнату вошла, Pазговор свой повела. «Я слыхала краем уха, Что ты мальчик Нехочуха. Что с утра до самой ночи Делать ничего не хочешь. И за это НЕХОТЕНЬЕ, Ты получишь приглашенье. Стоит только согласиться, Сможешь ты переместиться И окажешься тот час В Нехочундии у нас. Нехочундия-страна Интересностей полна. Все желанья непременно Исполняются мгновенно, Только будет это вот С точностью наоборот. 25


Ты захочешь веселиться – Значит, спать пора ложиться. Хочешь спать – пойдем гулять, Бегать, прыгать и плясать. Кашу просишь на обед, Но получишь лишь конфет. Хочешь молока попить – Будем фанту приносить... Нужно тут не ошибиться Чтоб желаньем насладиться. Только должен ты уметь…» «Что?» «Да ВЕРНО не хотеть. Ведь сбывается все вот С точностью наоборот». Крикнул Ваня: «Вот везенье! Принимаю приглашенье. Не хотеть – большое дело, Это я смогу умело! К путешествию готов!» «Что ж, тогда без лишних слов Нужно лишь глаза закрыть Про себя проговорить: Карабуха-Марабуха Я великий Нехочуха. И окажешься тот час В Нехочундии у нас». Ваня глазки вмиг закрыл Про себя проговорил: «Карабуха-Марабуха Я великий Нехочуха…» 26


Тут вокруг все закружилось, Замигало, заискрилось, Дымкою заволокло И Ванюшу унесло... Что за чудо, что за чудо Нехочундия страна! Смех, веселье отовсюду, Не живет здесь тишина. Тут качели, карусели И подземные туннели. Можно в горы или в лес, На ракете до небес. Покататься на верблюде, Полежать, как сыр на блюде, Целый день бить по мячу, Делать все, что не хочу! На поляне, на поляне Угождать готовы Ване, Потому что все вокруг Обожают Нехочух. Ваня даже растерялся. Только пожелать собрался, Как явилась вновь старушка И шепнула Ване в ушко: «Помни, сбудется все вот С точностью наоборот. Что не хочешь – все желай И прекрасно отдыхай». Ваня воздух в грудь набрал И тот час же пожелал: 27


«Не хочу в морских глубинах Прокатиться на дельфинах, А потом под небесами Не хочу парить с орлами. Не хочу на карусели Покататься для веселья, И в прекрасный Диснейленд Не хочу я в сей момент». И еще желал, желал… Но устал и замолчал. Тут пошло, пошло кружиться: Карусели, рыбы, птицы… По волнам и до небес, Просто чудо из чудес! Эскимосы и кокосы, Корабли и альбатросы… Побывал пиратом Ваня И на море-океане Он при ветре, при попутном, Остров отыскал безлюдный. А на острове том клад, Чему Ваня очень рад.

28


На космической ракете Он слетал к другой планете, Ну а на пути домой, Облетел весь шар земной. Подружился Ваня с мишкой И с проказницей мартышкой,

Даже бегемоту в пасть Умудрился он попасть. Бегал, прыгал, кувыркался, На машине покатался, И уже устал играть, Захотелось отдыхать. Но желания по кругу Следуют все друг за другом. Их нельзя остановить, Что тут делать, как же быть? Вновь старушка пред глазами, Да со сладкими речами: «Что ж, Ванюша, ты не весел, Что ж ты голову повесил? Наступил желаний час, Аль не нравится у нас? 29


Посмотри, ведь все вокруг Обожают Нехочух». Ей Ванюша отвечал: «Нехочухой быть устал. Мне бы дома оказаться, Рано утром просыпаться, Чистить зубы, одеваться В сад к детишкам отправляться. С папой мяч вдвоем гонять, Маме дома помогать, Не капризничать, не ныть – Я хочу послушным быть.

30


В Нехочундии стране Я устал и грустно мне». Тут старушка улыбнулась К Ване нежно прикоснулась: «Что ж, усвоил ты урок, Так пора домой, дружок». Вновь вокруг все закружилось, Замигало, заискрилось… И проснулся мальчик Ваня Дома, на своем диване. Мама в комнату зашла И к Ванюше подошла: «Нехочуха, просыпайся, Чисти зубы, умывайся». Ну а Ваня ей в ответ: «Нехочухи больше нет. Мамочка, ты мне поверь, Послушным буду я теперь». Ну а Фея за окном Улыбнулась, а потом Шлейф тумана догнала, Вместе с ним и уплыла.

31


Татьяна Красикова, Беларусь

Маленький фонарщик Ночь обещала быть тёплой, и медвежонок Мишутка лёг спать в гамаке. «Эх, отдохну!», – подумал он, но не тут-то было. Летний ветер, торопясь разболтать новости, собранные со всего света, налетел на гамак, и понёсся дальше. До Мишутки лишь донеслось: – Три ночи, три дня, три часа, три секунды!.. – О чём это он? – пробормотал медвежонок, поднимаясь с земли и потирая ушибленный бок. – О маленьком фонарщике, – прошелестели берёзы, к стволам которых был привязан Мишуткин гамак. – Каждый вечер он зажигает большие уличные фонари, и с каждым зажжённым фонарём становится всё меньше и меньше. Если ему не помочь, то через три ночи, три дня, три часа, три минуты и три секунды маленький фонарщик навсегда исчезнет! – Я помогу ему! – воскликнул Мишутка. – Где он? – За семью горами, за семью морями на острове Амит в городе-королевстве Ашад, – ответили берёзы. – Как же мне туда добраться? Берёзы пошептались меж собой и сбросили медвежонку четыре листика. – Самый большой лист, – сказала одна из них, – укажет тебе дорогу, а остальные три помогут в трудную минуту. Только помни, листья помогут тебе лишь по одному разу. Припустил Мишутка за берёзовым листом. Бежал ночь, бежал день, ещё одну ночь и ещё один день… На исходе третьего дня силы его иссякли. Упал ничком на землю. Не может ни лапой, ни головой пошевелить. А впереди чаща лесная. Как её преодолеть? 32


Достал Мишутка берёзовый лист и попросил: – Листик, листик, помоги! В город-государство Ашад меня приведи! И тут же, как из-подv земли, вырос перед медвежонком волчище, огромные клыки и глазища, и прорычал: – Садись на меня, Мишутка, я тебя мигом домчу! Сел медвежонок на гигантского волка – и тот в три прыжка оказался у семи гор. – Дальше проси помощи у моего брата орла, – сказал волк – и был таков.

Рисунок Петра Орловского

33


Вытащил Мишутка из кармана второй лист и прошептал: – Листик, листик, помоги! В город-государство Ашад меня приведи! И тотчас опустился возле Мишутки орлище, огромные крылья, клюв и когтища. Словно пушинку поднял он медвежонка и вмиг перенёс его через все семь гор прямо к берегу семи морей. – Дальше, – пророкотал орёл, – проси помощи у моего брата дельфина. Рисунки Петра Орловского 34


Не успел Мишутка поблагодарить орла, как тот исчез. Достал тогда медвежонок третий берёзовый лист, сказал нужные слова – и тотчас вынырнул из морских глубин дельфин, да такой большой, что перед ним и кит малой рыбёшкой покажется. – Садись на меня, – просвистел дельфин, – я тебя мигом домчу. И правда, не успел медвежонок и глазом моргнуть, как миновали они все семь морей и очутились у подножия острова Амит. – Дальше иди сам, – сказал дельфин, ударил хвостом по воде – и уплыл. Задрал медвежонок голову – и от страха душа в пятки ушла. К городу вела тропа, узкая, извилистая и такая крутая, что и взглянуть на неё боязно, не то, что ступить…

35


«Надо другой путь искать», – решил Мишутка, однако, сколько не вглядывался в нависшие над морем скалы, никакой другой дороги не увидел. А время-то уже на исходе. Сумерки на смену дню идут, вечер не за горами. Ещё немного и маленький фонарщик зажигать большие фонари начнёт. Ступил Мишутка на тропу. Вниз не смотрит, карабкается всё выше и выше. Вот уже и ворота городские стали видны. – Скажите, пожалуйста, где я могу увидеть вашего фонарщика? – спросил он у стражников. – Сейчас ты его нигде не найдёшь, а как вечер наступит, сам его увидишь. Дождался медвежонок вечера. Видит, идёт человечек, росточком ему, Мишутке, до колена, и держит зажжённый фонарик в руке. – Добрый вечер! – поздоровался Мишутка. – Добрый вечер! – ответил маленький фонарщик. – Могу ли я с Вами поговорить? – спросил медвежонок. – Извини, но я тороплюсь, – сказал маленький фонарщик и коснулся фонариком подножия фонарного столба – и фонарь тотчас зажёгся, а маленький фонарщик направился к следующему фонарю. Мишутка взглянул на часы: оставалось всего три часа, три минуты и три секунды! – Пожалуйста, выслушайте меня! – умоляюще сказал он. Маленький фонарщик, не сбавляя шага, взглянул на медвежонка через плечо: – Хорошо, только покороче. Мишутка собрался с духом и выпалил: – С каждым зажжённым фонарём, Вы становитесь всё меньше и меньше, ещё чуть-чуть – и Вы исчезнете! – Я знаю это, – ответил маленький фонарщик. 36


Мишутка не поверил своим ушам: знает и продолжает делать то, что убивает его! – Тогда зачем Вы это делаете?! – Я несу людям свет, а где свет – там жизнь, – ответил маленький фонарщик и засеменил дальше. Мишутка загородил ему дорогу: – Позвольте мне зажигать фонари вместо Вас! Маленький фонарщик улыбнулся и покачал головой: – Добрый медвежонок, ты ещё мал и, наверное, не знаешь, что каждый должен сам выполнять свою работу. – Почему? – спросил Мишутка. – Так должно быть, – ответил маленький фонарщик и отправился к темневшему вдали фонарю.

Рисунок Петра Орловского

37


Отчаявшись убедить упрямца, Мишутка ухватился за фонарик в его руке. – Раз так, то я отберу фонарик! – Не делай этого! – испугался маленький фонарщик. – Ты погубишь город! – Причём тут город?! – Ах, у меня совсем мало времени, – взволнованно сказал маленький фонарщик, – но ладно, слушай. Я был ещё мальчиком, когда умерли мои родители, король и королева города-государства Ашад. Власть захватила моя тётка Клотильда. Горожане не вынесли жестокости и коварства новоиспечённой королевы и прогнали её. Тогда Клотильда с помощью колдуньи, такой же злой и коварной, замыслила уничтожить город-государство. Я стал умолять не делать этого. В ответ тётка мне сказала: «Я пощажу Ашад при условии, что каждый вечер до наступления ночи ты будешь зажигать все городские фонари. И если хоть один из фонарей не будет зажжён, город-государство погибнет. Но знай: твоя внешность изменится, и никто не узнает тебя, а с каждым зажжённым фонарём ты будешь становиться всё меньше и меньше, а потом и вовсе исчезнешь». – «А что станет с Ашадом, когда я исчезну?» – спросил я. «Твоя смерть искупит его грех», – ответила мне Клотильда. «А город-государство останется жить?!» – спросил я. «Да. Но я уверена, – тут тётка расхохоталась, – что ты не станешь рисковать собой ради какого-то города». Однако я согласился. – Жители знают о том, что Вам грозит смерть? – спросил Мишутка. – Зачем это? – сказал маленький фонарщик. – Люди будут чувствовать себя виноватыми и несчастными. – А что если они примут другое решение? – Нет, нет, этого не нужно! – замахал руками маленький фонарщик. – Разве моя жизнь ценнее жизни целого города?! 38


– Всё равно Ваши подданные должны узнать правду! – решительно сказал Мишутка. – Возможно, ты прав, – задумчиво произнёс маленький фонарщик и пристально посмотрел на медвежонка: – Иди на городскую площадь. Как только Большой городской фонарь будет зажжён, ты расскажешь обо мне жителям городагосударства Ашад и вручишь им это, – с этими словами маленький фонарщик достал из кошелька золотой перстень с королевской печатью и протянул Мишутке. После этого маленький фонарщик повернулся к медвежонку спиной и свернул за угол на другую, пока ещё тёмную улицу. А Мишутка потопал на городскую площадь.

Рисунок Петра Орловского

39


Её окружали двух и трёхэтажные здания с остроконечными крышами, некоторые из которых были с башенками, увенчанными золотыми петушками. Дома сходились к высокой башне с затейливо украшенными часами и вечевым колоколом. Напротив башни на противоположной стороне площади стоял Большой городской фонарь. К удивлению Мишутки, он ещё не был зажжён. Неподалёку от Большого городского фонаря медвежонок заметил расфуфыренную девочку, старательно обходившую небольшие лужицы, оставшиеся после дождя. Мишутка окликнул её. – Скажи, пожалуйста, что ты видишь? – спросил он, указывая на лужицу. Девочка скривила губки: – А ты что, слепой? Лужу! «Не подойдёт», – решил Мишутка и стал ждать, когда на площади покажется кто-нибудь ещё. Прошло немало времени, прежде чем на площади появилась другая девочка. Она была помладше первой и одета попроще – в джинсовую юбочку и джемпер. – Скажи, пожалуйста, что ты видишь? – спросил Мишутка, когда девочка поравнялась с лужей. Девочка посмотрела на лужу – и лицо её засияло: – Я вижу звёзды! Мишутка обрадовался. Раз девочка увидела в луже отражение звёздного неба, значит, у неё открытое и доброе сердце, и ей можно доверить тайну маленького фонарщика. Только как же быть с его условием?! – Может быть, ты знаешь, – спросил медвежонок девочку, – когда зажигается Большой городской фонарь? 40


– После всех остальных фонарей, – ответила девочка и добавила: – На площади тогда становится очень светло, и все, кто живёт в городе, приходят сюда веселиться. Мишутка схватился за голову. Так вот почему маленький фонарщик выставил такое условие! Он хотел, чтобы жители города-государства узнали о нём, когда уже ничего нельзя будет исправить! – Ты чем-то расстроен? – спросила девочка. – Да, – ответил Мишутка и поведал ей историю маленького фонарщика.

Рисунок Петра Орловского

41


Выслушав медвежонка, девочка задумалась. – Я могу рассказать о нём своим родителям и друзьям, а они – своим… – наконец, сказала она. – Только это займёт много времени. – У нас его почти нет, – пробормотал Мишутка, взглянув на городские часы. – Маленькому фонарщику осталось жить тридцать три минуты и три секунды. – Жди меня здесь! Я сейчас! – крикнула девочка и побежала к башне. Взбежав по её ступенькам, девочка ударила в вечевой колокол. Услышав его звон, жители города-государства Ашад побросали все свои дела и прибежали на площадь. – Кто звонил? По какому поводу? Что произошло? – спрашивали они друг у друга. Хотя горожане и были очень взволнованы (в последний раз колокол звонил перед изгнанием злой Клотильды), всё же они обратили внимание на медвежонка. – Кто ты? И что тебе у нас надо? – строго спросил его старик в длинном сером пальто и в такого же цвета шляпе. – Господин учитель! – закричала подбежавшая девочка. – Это – Мишутка! Вы когда-то говорили, что никто не знает тайны маленького фонарщика – кто он, откуда и почему он становится всё меньше и меньше. Так вот Мишутка это знает. – Это правда? – спросил старик. – Да, – кивнул в ответ медвежонок и рассказал всё, что он знал о маленьком фонарщике. Старый учитель, он был наиболее уважаемым жителем города, задумался. 42


– То, что ты открыл мне, – сказал он Мишутке, – очень серьёзно. Ни ты, ни я, ни Даша, – он кивнул в сторону девочки, – не можем сами решить судьбу маленького фонарщика. Прошу тебя, повтори свой рассказ для жителей Ашада. Люди, собравшиеся на площади, внимательно выслушали Мишутку. Известие, что их горячо любимый принц жив, вызвало ликование. – Да здравствует маленький фонарщик! Да здравствует принц! – кричали горожане. Однако крики радости вскоре сменились на стоны и причитания – жители Ашада узнали о великой жертве, которую маленький фонарщик готов принести ради них. Дав людям выплакать своё горе, старик-учитель поднял руку, требуя тишины: – Дорогие сограждане, – прерывающимся от волнения голосом произнёс он, – согласны ли вы отдать свои жизни за жизнь маленького фонарщика, нашего принца? Наступила тишина. Каждый, кто стоял на площади, прислушивался к своему сердцу, ибо только сердце могло подсказать, как поступить. Наконец Даша сказала: – Да. И следом за ним площадь выдохнула: – Да! Да! Да! Жители города-государства Ашад, выстроившись цепочкой, окружили площадь. Но как ни старались они сомкнуть цепь, она не смыкалась: одного человека не хватало. До исполнения заклятия колдуньи оставалось три минуты и три секунды. 43


Мишутка оглянулся – позади людей, прижавшись к стене дома, стояла расфуфыренная девочка, та самая, которая не увидела звёзд, отражающихся в луже. А со стороны освещенной улицы на площадь шёл маленький фонарщик. Он стал так мал, что если бы у него в руке не светился крохотный фонарик, то остался бы незамеченным. Поравнявшись с расфуфыренной девочкой, маленький фонарщик улыбнулся её и подошёл к горожанам, которые старались встать как можно плотнее, чтобы он не смог пройти на площадь. Так как одного звена в цепи не хватало, им этого сделать не удалось – и маленький фонарщик, миновав оцепление, ступил на площадь и направился к Большому городскому фонарю. Внезапно его остановил голос старого учителя: – Дорогой наш принц, нет, дорогой наш король! – услышал маленький фонарщик. – Мы, ваши поданные, жители города-государства Ашад, просим Вас не зажигать Большой городской фонарь! До исполнения заклятья колдуньи оставалось всего три секунды. И тут расфуфыренная девочка подбежала к своим согражданам. Цепь замкнулась. Одновременно с этим свет Большого городского фонаря залил площадь. Люди окаменели от ужаса. Но что это?! Вместо маленького фонарщика на площади у Большого городского фонаря стоял юный король, а рядом корчилась в бессильной злобе его тётка – Клотильда. – Проклятье! Вы победили меня! – взвизгнула она и, упав на тротуар, превратилась в отвратительную чёрную жабу.

44


***

Так жители города-государства Ашад своей решимостью пожертвовать собой ради спасения жизни маленького фонарщика сняли заклятие колдуньи. Город ликовал. Король, старик-учитель, Даша и другие горожане уговаривали Мишутку остаться у них навсегда. Однако, погостив несколько дней, он всё-таки засобирался в дорогу. И знаете, на чём он отправился домой? На ковресамолёте, в который превратился берёзовый листок, который когда-то привёл его в город-государство Ашад.

Рисунок Петра Орловского

45


Владимир Иванов, Россия

Бременские музыканты по мотивам одноименной cказки братьев Гримм Как много времени проходит И мы ему теряем счет, Не замечая, как течет Волна ушедших напрочь лет И вот ты не юнец, а дед, И куча маленьких внучат Тебя терзают и кричат. Чтоб их веселый крик унять, Готов я сказку рассказать.

В одной обычной деревеньке, Вдали от шумных городов, Жил мельник. От больших трудов Его всегда спасал осел. Он был силен, он был весёл, Кули с мукой весь день таскал, Был не злобив, не зубоскал, Всегда готов был всем помочь… 46


Но годы шли и выгнан прочь Был со двора. За то, что стар И не приносит гонорар. «Куда податься дальше жить? Я стар и слаб. Где есть? Где пить?» Осел в раздумьях все бродил Искал ответ. Не находил… Но, вдруг решил, что есть талант, Он будет улиц музыкант, Что в город Бремен он пойдет И там судьбу свою найдет. Но чтоб пуститься в дальний путь, Решил осел наш отдохнуть. Он шел и пел и стог искал, Но тут собаку увидал. Была собака та стара И не годилась для двора. Ее старик хотел убить, Чтоб не поить и не кормить. Как поняла, что ей не жить, Решила двор не сторожить. Рванулась, цепь оборвала И убежала. Вот дела!

Неслась на сколь хватило сил, Но бег такой ее скосил. Она лежала и язык, Ее сухой, к траве приник. «Подружка, как ты будешь жить?» – Pешил, осел ее спросить. 47


«Не знаю, милый мой дружок. Наверно в поле, на лужок, лишь отдышусь, пойду я выть. Вдруг кто-то даст поесть, попить». «Могу тебе я предложить Идти со мной и вместе жить. Быть музыкантами и петь, Чтоб хлеб насущный свой иметь». Собака села: «Боже мой! Конечно, я иду с тобой! Чего мне, в общем-то, терять, На барабане я играть Училась с детства. Ты ж артист, Похоже, будешь гитарист». Решили. И вдвоем идут, Играют, весело поют. Вдруг, видят на дороге кот. Сидит, грустит, не ест, не пьет. «Привет, котишка! Как дела?» – К нему собака подошла. – Ты почему не ешь, не пьешь, Сидишь, слезу кошачью льешь?» « Как не грустить, мои друзья!? Совсем один остался я! Я престал мышей ловить, Меня хозяйка утопить Взялась. И что же ждать?!! Решил из дома я сбежать!

48


И вот, сижу не ем, не пью И слезы горестные лью…» «Ты не слепец, не инвалид, – Осел, неспешно говорит, – На чем сумеешь ты сыграть, Чтоб музыкантом с нами стать? С собакой в Бремен мы идем, Чтоб там найти свой новый дом. Кот слезы лапкой мягкой стер: «Ай да осел! Умен, хитер! Могу на скрипке я играть И громко петь, и танцевать. Мне с вами в Бремен по пути И я готов уже идти».

Теперь втроем они идут, Играют, весело поют. Идут и видят, петушок Расправил красный гребешок, «Ку-ка-ре-ку!» –кричит, кричит, Ни на минуту не молчит. «Что тут за стоны, в полный рот, – Тихонько спрашивает кот, – Твой крик мы слушаем давно И нам, конечно, все равно… Ты раскален, как горсть углей, Постой и душу нам излей». «Что делать мне теперь, друзья? Ведь завтра в суп отправлюсь я! Вот потому так и кричvу. В суп, с вермишелью, не хочу!!!»

49


«Так ты же Петя музыкант, Большой талант и явный франт, Дух вольности в тебе горит, – Ему собака говорит, – Мы в славный Бремен все идем, Где ждет успех и новый дом. Там будем петь и танцевать… На чем умеешь ты играть?» Окинув взглядом птичий двор, Петух свой начал разговор: «Играть люблю на балалайке! Ну что за дивный инструмент! Под три струны танцуют зайки И куры шлют свой комплимент. Могу я так развеселиться, Весь двор вокруг начнет плясать, Но вот беда, хозяин злится. Что мы ему мешаем спать». «Иди скорей и собирайся, С курятником своим прощайся, Да балалайку не забудь, Нам отправляться надо в путь, – Осел, прервал сей монолог, – Уж скоро ночь, а путь далек». Теперь их четверо друзей А ночь становится темней. Друзья решили отдохнуть, Под дубом до утра вздремнуть. Привыкший спать повыше всех, Петух взлетел на самый верх. В ветвях зарылся старый кот Чтоб не простыл его живот. Осел с собакою легли Среди корней, где щель нашли. 50


Лишь только стали все дремать, Как Петя сверху стал кричать: «Я вижу, вижу огонек Совсем он близок, не далек!» Вскричал, осел: «Друзья! Все в путь! Нам на него пора взглянуть! Вдруг – это целый дом, Мы в нем еды, тепла найдем А после ляжем вместе спать На настоящую кровать». Тропинка, что по лесу шла Их на поляну привела. О, чудо! На поляне дом! И манит свет своим теплом. 51


Пошел, осел в окно смотреть, Кто дверь им смог бы отпереть. Спросил петух: «Ну как дела? Нам постучаться бы пора?» Осел, змеёю прошипел: «Совсем ты Петя обалдел! Лихие люди здесь живут, Все за столом. Едят и пьют». Всем так хотелось, есть и спать, Друзья решили, что прогнать Пора разбойников всех в лес. Осел, копытами залез На край окна, собака, кот Затем петух и бутерброд, Кричащий каждый о своем, Через окно ввалился в дом. Хватил удар лихих людей, И в дверь, толпою поскорей, Они удрали в темный лес, Подумав, что вселился бес В их старый и уютный дом. И будет жить теперь он в нем. Друзья ж наелись, напились И спать спокойно улеглись. Осел на улице, на сене, В дверях собака. На печи, Кот развалился без стесненья, Жуя с ветчинкой калачи. Петух уселся на ворота, На высоте поспать охота Его обуялo тотчас. Все улеглись и свет погас. «Вот, наконец, и пробил час,» – Разбойники в лесу решили И тихо к дому поспешили. 52


Один из них пробрался в дом И видит, печь горит огнем. Подумал: «Это в самый раз…» Лучиной ткнул и прямо в глаз Попал коту. Как заорет От боли и обиды кот. Как зашипит, как заурчит И лапой «Шлеп!!!». Бандит летит. Его собака в ногу «Цап!!!», Собачий лай, кошачий храп… Он вылетает и орет, А там осел, копытом бьет, Летит в ворота. Петушок, Расправив красный гребешок. Кричит вдогон: «Ку-ка-ре-ку!!!» И вот разбойнику на боку Лежит среди своих дружков, Покаяться во всем готов. Он слезы горестные льет: «Там великанов тьма живет. Один лицо мне разорвал, Другой дубиной в спину дал, Кричали все: «Держите вора!», Ножом кололи до забора. Пора нам братцы уходить, Про этот лес совсем забыть». Разбойники ушли из леса. Друзьям достался целый дом. Они живут доселе в нем. На этом сказке той конец И тот, кто слушал, молодец. А кто за вольности простил, Тот очень мудро поступил. 53


Марина Юрина, Россия

Земляничное мороженное Далеко-далеко за морем, за туманными суровыми горами раскинулся в Золотой Долине цветущий Земляничный Город. И всегда в том Городе было ласковое лето. Зима, если и заглядывала, то ненадолго – угоститься земляничным душистым чаем. В Земляничном Городе росло земляники видимо-невидимо! И все жители Золотой Долины ели только землянику. Землянику пареную, землянику жаренную, земляничный пирог и земляничное варенье! А запивали все горячим земляничным киселем или земляничным квасом. И каждый ребенок, как только появлялся на свет, сразу пробовал земляничное молоко. От этого земляничного молока дети росли румяные, смешливые, с ямочками на щеках – сами похожие на солнечную ягоду землянику. А за Темным Еловым Лесом, что окружал Земляничный Город с севера, растянулся узкой лентой вдоль Клюквенного Болота еще один город – Снегояр. В этом городе всегда было холодно, и каждую ночь шел снег. Снег этот жители Снегояра очень любили. И даже ели! Они готовили из снега и льда угощение, ходили друг к другу в гости на ледяной чай с сосульками в шоколаде, собирали на Болоте мороженую клюкву. Умелые снегоярские мастера славились тем, что из любого куска льда могли вырезать фигурки. Это могли быть ледяные шахматы или ледяные зверушки для украшения снежного сада. Как-то раз один старый мастер так разошелся, что вырезал из большущей ледяной глыбы целое войско солдатиков. Снегоярские дети потом целую неделю собирались после уроков на Снежной Поляне и устраивали 54


настоящие сражения! А на Новый год – свой любимый праздник, снегоярцы всем городом строили на главной площади огромную ледяную горку. Эта горка всегда выходила такая широкая, что с нее могло катиться в один ряд сразу пять снегоярских ребятишек. И жил в городе Снегояре мальчик, по имени Юч. Большие синие, точно вечерний снег его глаза, совсем не умели улыбаться. Нет-нет, вы только не думайте, что Юча кто-то обижал! Совсем наоборот, его очень любили мама с папой, и время от времени баловали отборными снежками с клюквой. А в снегоярской школе мальчишке не ставили двоек и не писали грозных посланий в дневнике. Просто в Снегояре дети никогда не смеялись. Из-за вечного холода и снега они разучились улыбаться! И вот однажды под Новый год, когда Елка уже переливалась огнями в гостиной, Юч увидел его. Испуганный серый мышонок притаился в углу комнаты. На миг Ючу показалось, что бархатная шерстка мышки искрится радужными красками! Мальчику стало жаль испуганного зверька. Он взял мышонка на руки и подумал, что не стоит из-за пустяка тревожить маму с папой. Просто нужно потихоньку выпустить малыша на улицу. Юч оделся потеплее, натянул валенки и вышел во двор, держа в ладошках дрожащего гостя. Мышонок прыгнул у него из рук и побежал за калитку. Юч недоуменно пожал плечами. Он хотел, было уже отправиться в дом, но мышонок протестующе запищал, приглашая мальчика следовать за ним. Зверек привстал на 55


задние лапки и посмотрел на мальчишку умными бусинками глаз. Ючу стало любопытно. Он замотал покрепче шарф, натянул на уши шапку, надел рукавицы и пошел за своим шустрым проводником. Они прошли Снежную Поляну, и подошли к границе Темного Елового Леса. Тут Юч остановился. Родители строго-настрого запрещали ему ходить в Еловый Лес. А среди снегоярских детей ходила легенда, что там, в Лесу, живет страшный Огнедышащий Паук. Паук этот ловит в сети заблудившихся в лесу детей, и никто никогда не возвращается из Темного Леса в Снегояр. Пока Юч так размышлял, мышонок от нетерпения стал покусывать мальчишку за валенок. В этот миг Ючу послышался переливчатый звон колокольчика, который звенел, будто из самой лесной чащи. Юч вздохнул, оглянулся на свой дом и шагнул за мышонком под своды Темного Елового Леса. Мышонок уверенно бежал впереди, огибая бурелом, непроходимые завалы и снежные заносы. Юч торопился за ним. Ведь в Темном Лесу совсем ничего не видно! Только бегущий впереди мышонок сверкающим пушистым шариком указывал путь. Вскоре Ючу стало жарко. Мелодичный колокольный перезвон становился все громче, манил, притягивал к себе, точно магнит. Мальчишка остановился. Почудилось ему, что совсем близко на поляне играет и поет хрустальным голоском маленькая девочка в снежносеребристой шубейке. Девчонка оглянулась, посмотрела на смущенного Юча лучистыми голубыми глазами и поманила его расшитой рукавичкой. Юч побежал к ней. А таинственная певунья вдруг закружилась в искрящемся вихре и пропала. Только нежный звон колокольцев остался витать между елей. Догадался Юч, что встретил в лесу снежную девочку – 56


Снегурочку, про которую ему рассказывала мама. И так хорошо ему стало, так ….непонятно! Что сразу же захотелось совершить что-нибудь большое и значительное! Лучше всего, какой-нибудь подвиг! Юч огляделся по сторонам в поисках Огнедышащего Паука. Ох, задал бы он сейчас этому чудищу хорошую трепку! Чтоб впредь неповадно было пугать снегоярцев! А кругом снега стало меньше, и кое-где на пригорках он совсем пропал! Мальчишка пригляделся. Ему показалось,что из-под снега выглядывает что-то странное – зеленое, пушистое. И воздух-то, воздух, стал теплый-претеплый! Юч развязал шарф и рассовал по карманам жаркие рукавицы. Мышонок снова стоял перед ним светящимся столбиком и звал расхрабрившегося мальчишку идти дальше… А в это время… А в это время мальчик Чиж, из Земляничного города, шел в Лес набрать костяники к новогоднему столу. Мама ласково называла его Чиж, потому что он умел ловко прыгать и кувыркаться через голову лучше всех мальчишек в Земляничном городе. А еще Чиж мог без устали петь во все горло задорные песни и звонко хохотать со своими друзьями внутри собственноручно построенного «штаба» под гигантской земляникой. 57


В земляничной школе учителя и директор Чижа звали солидно – Силантием. Но он на взрослых никогда за это не обижался. Ведь учителя-то не знали, что на самом деле Силантий-Чиж. Силантий-Чиж скакал по тропинке, напевал веселую песенку и улыбался стрекозам, которые отправились с ним на эту прогулку. Едва мальчик склонился над подходящим кустиком костянки, как услышал, что кто-то выходит из леса, пыхтя и отдуваясь. Хотя ребята в Земляничном городе и единодушно признали, что все истории про Ледяного Паука, который замораживает детей, попадающих в лес – девчоночьи страшилки, но, а вдруг… И Чиж благоразумно присел за вишневый куст. Из леса выбежал радужный мышонок, а за ним обыкновенный мальчишка, одетый в странную одежду. Мальчик вспотел и остановился у вишневого куста, чтобы перевести дух и снять меховую шубу. Чиж решил, что бояться мальчишки не стоит. Он встал во весь рост с независимым видом, будто и не прятался за кустом. А… Ну, в общем, сами понимаете. Юч мысленно съежился, а сердце толкалось в груди ледяным мячиком. Но он храбро поднял глаза и посмотрел в лицо незнакомому розовощекому мальчику. Этот незнакомец вдруг растянул губы и зашелся удивительными, икающими звуками. Юч чинно поднял в приветствии правую 58


руку, а в ответ постарался также сложить губы… Тут он вдруг ощутил, как что-то новое, неведомое, щекочущими пузырьками разбежалось по телу, мурашками покалывая пятки, заставляя прыгать, танцевать, растягивать губы и... Первый раз в своей жизни засмеялся! Так подружились Юч из Снегояра и Силантий-Чиж из Земляничного города. И это было только начало! Жители Земляничного города проложили сквозь Темный Еловый Лес дорогу, чтоб дети могли дружить, смеяться и играть где захочется – хоть в Снегояре, а хоть в Земляничном городе. Байки про страшных Пауков забылись. Жители Снегояра научились улыбаться, хохотать и пить горячий земляничный кисель. А жители Земляничного города – играть в снежки, кататься на лыжах, санках и на чем придется со знаменитой большой горки. На Снежной Поляне расположилась самая настоящая мастерская по изготовлению ледяных фигур. И вкусное земляничное молоко зарумянило щеки снегоярских детей… А что же мышонок? А мышонок убежал к Снегурочке. Ведь он был ее лучшим другом. Той ночью, когда мышонок, спасаясь от кота, случайно попал в дом к Ючу и сделал так, что мальчишки подружились, зверек заслужил похвалу от маленькой волшебницы. Теперь мышонка в Снегояре и в Земляничном городе стали называть Счастливой Новогодней Мышью! И многие верили, что он может исполнять желания… Однажды Юч рассказал Чижу, как в первый раз, встретил в лесу Снегурочку. И мальчишки теперь каждый Новый год ходили в лес – навестить снежную девочку и послушать, как она поет. А еще кое-чем угостить. Ведь Чиж и Юч придумали самое лучшее на свете Новогоднее лакомство – Земляничное мороженное. 59


Виолетта Минина, Россия

Рождественская история (английская сказка)

Старинный колокол Биг-Бен на часовой башне Вестминстерского дворца торжественно оповестил о приходе нового дня. Лист отрывного календаря на стене показывал 24 декабря. А это означало, что сегодня ночью по всей Европе будут праздновать Рождество. Важный джентльмен в телевизоре, с гладко причесанными волосами, в очках с роговой оправой немного грустно, но с улыбкой на лице сообщил: «Сегодня утром на смену туману придут проливные дожди, так что погода на Рождество в Соединенном Королевстве будет истинно британской». А потом, помолчав секунду, добавил: «Но не стоит терять надежду. Ведь завтра Рождество, а значит все может случится… даже снег» . И как-то странно закашлялся. Было понятно, что сам он в свой прогноз не очень-то верит. Известно, что Лондон называют столицей дождей. Этот город во многом консервативен, как и его жители, а потому с трудом меняет свои привычки. С чего бы это ему измениться? Что за повод такой? Праздник! Ну, и что? И все это прекрасно знают. И никого давно не удивляет дождь в Рождество. – Эх-хе, – протянул полицейский, натягивая парадную форму – желтую куртку с шашечками по подолу и красивый черный шлем с кокардой. – Вот тебе и Рождество… Его сегодня ждал непростой денек. Питер Брукс, а именно так звали полицейского, работал регулировщиком на одной из главных улиц города. Сами можете представить, каково это… да еще в такую погодку. 60


Улицы Лондона были запружены. Дети щебетали, мамы тянули их за руку, папы старались не упустить из виду и тех и других. Люди спешили, кто куда: одни бежали по настоящим делам, но большинство носились суматошно в поисках подарков родным и близким. И несмотря на непогоду в городе, пахло пихтой и хорошим настроением. Автомобили с включенными фарами тянулись по улицам длинными пестрыми лентами, как праздничные гирлянды, – желтые, зеленые, синие. Над маленькими компактными машинками гордо плыли красные «Рутмастеры» – двухэтажные автобусы, из окон которых любопытные пассажиры наблюдали за предпраздничной суетой. Питер Брукс нес службу, не покладая рук в полном смысле этого слова: оказалось, на перекрестке сломался светофор, и Питеру приходилось неустанно размахивать своей полосатой дубинкой, пропуская поочередно потоки машин и пешеходов. Он управлял движением, как дирижер оркестром. Ему нравилось, что движение на дороге меняется, по мановению его палочки. Но тут случилось непредвиденное. Не успел Питер взмахнуть в очередной раз полицейским жезлом, как новенький розовый «Бентли» буквально сорвался с места. Но откуда ни возьмись на пути у него возник ярко-оранжевый зонт. Он словно пролетел перед автомобилем и остановился у ног полицейского. Раздался визг тормозов, в толпе прохожих отозвавшийся громким «ахом». 61


– Ах, – вторила общему «аху» красивая дама в самом расцвете лет в белом пальто и белом боа, выглянув из окна автомобиля. – Боже мой, какой стресс! Я чуть не лишилась чувств! Но я ведь ни в чем не виновата? Правда, сэр? – с некоторым сомнением произнесла она. – Ни в чем! Только в том, что вы слишком торопливы, – подтвердил справедливый полицейский. – Но я, и правда, очень спешу! Я еще не успела купить подарки своим внукам, а их у меня пять! – Проезжайте, мэм, пожалуйста. Не создавайте пробку, – поторопил ее Питер. – С Рождеством вас и удачи на дороге! А вас, Оранжевый Зонтик, я попрошу предъявить документы! Мистер Брукс был серьезным и немного суровым человеком. Больше всего на свете он уважал закон. И терпеть не мог, когда кто-то нарушал правила, тем более правила дорожного движения. – Вы нарушили правила! Это все очень серьезно, и последствия будут необратимы, – строго произнес он и для острастки дунул в свой серебристый свисток: «Трю-ю-ю!» Но у меня нет документов. Я всего лишь маленькая девочка, – послышался тоненький голосок. – Питер заглянул под зонт и увидел растерянную малышку с большими голубыми глазами, полными слез. На макушке у нее болтался оранжевый бант, а в руках она теребила зеленый беретик. – Меня зовут Молли Кларк. И я вовсе не собиралась нарушать правила движения! Просто я потерялась и хотела найти вас, чтобы вы нашли меня! Ведь вы полицейский! А значит вы меня найдете и вернете домой к моим родителям! – добавила она уверенно. – Я ведь поступила правильно? Питер просто не нашелся что возразить, потому что это было абсолютно по закону. 62


Пока Питер и Молли беседовали, снова взвизгнули тормоза. На сей раз это был синий старый «Роллс-ройс» годов еще 70-х. Из него выскочил бородатый старичок в клетчатом костюме и принялся громко кричать: – Дожили! Средь бела дня в самом центре города кошки под колеса бросаются! Ну и порядки у нас! – И, действительно, из-за колеса автомобиля показалась мокрая взъерошенная кошка. Вид у нее был весьма жалкий. И не удивительно, у нее ведь не было зонта. Кошка попыталась улизнуть, но не тут-то было. – Стойте! – сурово притормозил ее Питер Брукс. – Немедленно подойдите сюда! По какому праву вы переходите дорогу в неположенном месте? – Извините, дорогой полицейский. Я нечаянно! Я просто сбилась с пути, – замурлыкала кошка.

– Как ваше имя и фамилия? – Питер достал блокнотик и собрался что-то записывать. – Потеряшка, а фамилии у меня пока еще нет. – Так значит, ты тоже потерялась? – участливо поинтересовалась Молли. – Ничего подобного! – возмущенно промяукала кошка. – Это 63


меня мпотеряли! Навсегда! – и она гордо задрала чёрный носик в небо, а потом три раза дернула усами, потому что ей прямо на нос упала капелька дождя. – Но если честно, то меня просто выгнали из дома, вымели поганой метлой. – Ты, наверное, натворила что-то ужасное! – Ничего особенного… Я просто хотела попробовать кусочек... совсем маленький. Тем более это была не настоящая индейка, а пробная. Хозяйка так сама сказала… Вот я ее и попробовала. И она оказалась такой вкусной, что я просто не смогла удержаться… Такое ароматное мягкое мямя-мяу-со, просто м-м-м-мяу! – И Потеряшка закрыла глаза от восторга, вспоминая душистое лакомство. Такого безобразия Питер Брукс потерпеть уже не мог. – Ах, так ты еще и воровка! – он вновь схватился за свисток. Полицейский уже хотел было дунуть и крикнуть: «Держи вора!» - но Молли его остановила. – Сэр Полицейский, не сердитесь, пожалуйста. Она ведь это сделала не специально! – Нет уж. Это преступление! Я не могу так просто на это закрыть глаза. – А вы и не закрывайте, иначе я не могу с Вами разговаривать, если я буду Вас видеть, а вы меня нет. Тем более Потеряшка сама во всем призналась, честно и добросердечно. А значит, ее нельзя наказывать слишком строго. Это ведь тоже по закону. Я это знаю, просто мой папа – адвокат. Питер Брукс на минуту задумался и заявил: – Ну вот что, некогда мне тут с вами долго разговаривать. Нужно срочно доставить вас по домам! – Меня можно просто отпустить! – предложила кошка. – Никогда, никогда я не вернусь в свой старый дом! – а потом тихо добавила, - просто меня обратно никогда не пустят! 64


– Ну, и что же ты будешь делать? – Так и буду Потеряшкой. Буду бродить по улицам города в поисках лучшей жизни. Вдруг мне все-таки повезет. – Но это неправильно! Кошки не должны болтаться по городу без присмотра! – грозно возмутился Питер Брукс. – У всех должен быть дом, даже у кошек! – А хочешь, я возьму тебя к себе? – предложила Молли. – Только ты должна мне пообещать никогда ничего не воровать! Согласна? – Очень согласна! Клянусь, что не стащу теперь без спроса ни одной сосиски! Даже на стол не буду заглядывать! – и Потеряшка завиляла от радости хвостом и даже встала на задние лапки, чтобы лучше рассмотреть свою новую хозяйку. – Вот и чудесно! – успокоился полицейский. Потому что во всем должен быть порядок! – Ну, и какая же ты теперь Потеряшка, раз ты нашлась? Давай дадим тебе другое имя, – предложила Молли. – Какое тебе нравится? – Мне… мяу… Розалинда. Оно гордое и немного гламур-р-рное! – сказала Потеряшка и выгнула спину, как будто в поклоне. 65


– Чудесное имя! А теперь ведите нас домой, сэр Полицейский! Питер Брукс быстро нашел дом Кларков – на то он и был хорошим полицейским. Родители Молли просто с ног сбились в поисках своей дочери. А потому были несказанно счастливы, увидев свою малышку. И, несмотря на сдержанный английский нрав, бросились всех целовать. Даже кошку Потеряшку-Розалинду, которая теперь тоже стала членом их семьи. Родители поздравили Питера с наступающим Рождеством и поинтересовались, чем он собирается заниматься завтра вечером? – Буду смотреть телевизор, а потом лягу спасть, – вздохнул Питер. – Ведь я совсем одни. У меня и кошки-то нет. Не могу позволить себе такую роскошь. Слишком много работы, – слукавил он. – Ну, это тоже неправильно! У всех должен быть не только дом, но и друзья. Как же можно праздновать Рождество одному! – возмутилась Молли. Полицейский Питер и сам понимал, что это непорядок! Поэтому он сразу же согласился, когда Молли и ее родители пригласили его завтра на рождественский ужин с самой настоящей, а не пробной индейкой. Вот так и случилось. Молли нашла Питера, Питер нашел родителей Молли, Потеряшка-Розалинда нашла себе новый дом, а этот дом приобрел еще одного доброго друга. Все друг друга нашли! 66


Питер Брукс пришел в гости не с пустыми руками. Он принес большой рождественский пирог и искусственный снег – такую специальную пенку в тюбике. Молли и Розалинда побрызгали этой пенкой скамеечки в саду, кустарники, оконные рамы. И даже немного хватило на дорожки и крыльцо. Это было самое настоящее Рождество!

Да, забыла сказать, что у Молли была старшая сестра Кларисса, очень даже хорошенькая и умная девушка. А Питер Брукс был вполне даже интересным мужчиной, а не только хорошим полицейским. И они друг другу даже очень приглянулись! А это знаете, что может означать?.. Ночью, в разгар Рождества, пошел настоящий снег!

67


Татьяна Десятниченко, Россия

Крещенская ночь или Веретеничка В одном хуторе, на самом краю степи, стояла хата солдатской вдовы. Давно проводила она мужа на войну – не вернулся, без вести пропал. Прошло время – проводила и сынка в лихую годину. Уж почитай 3 годочка прошло, а и от него нет никаких известий. Живет сама горемыка. Горе-нужду мыкает, да никому своей печали-тоски не показывает. Хатка-то у вдовы старенькая, да крепкая. Еще муж строил. А, уходя, наказывал, чтобы в ненастье всегда на окошке свечечку зажигала: вдруг путник с дороги собьется или из сил выбьется: в степи ведь всякое бывает. Вот однажды постучала к ней в двери старушка-странница, попросилась переночевать. Никто в хуторе не открыл ей двери – мало ли по степи людей ходит, и худых тоже, вот и побоялись. А день-то ненастный, дождь промочил старую женщину. Впустила её вдова, обсушила, покормила, чем Бог послал, уступила ей место на печке – теплое местечко. Легли. А не спится. А бабушка-то, слово за слово, и всё о вдовьей жизни и выспросила. – Эх, вижу добрая ты душа, да только судьбинушка тебе горькая досталась. А вдова и говорит: – Да что всё я да я говорю. Рассказала бы ты мне что-нибудь, бабушка. – Что-ж тебе рассказать, родимая? – Да что хочешь. Хоть сказку какую, хоть небылицу. – Ну, слушай. 68


Жил в лесном краю барин. Богатый и знатный. И была у него дочь. Красивая. Да не ласковая. И была у неё одна страсть – танцевать она любила пуще всего на свете. Сутками могла плясать... Не спишь ли ты, милая? – Не сплю, бабушка, не сплю. Сказывай дальше. Вот однажды провинился конюх барский. И вина-то была не так велика. Но решил барин его сурово наказать – отдать в солдаты. А у того деточки: мал-мала меньше. Кинулась жена конюха к барину – помилуй, батюшка. А тот ни в какую… Не спишь ли ты, милая? – Не сплю, бабушка, не сплю. Сказывай дальше. Кинулась она тогда к барской дочери, в ноги упала, просит: – Попроси, упроси батюшку! Любит он тебя, ни в чем отказу тебе нет. Пусть сжалится – не отдает в солдаты мужа моего, отца деточек маленьких. А та губы поджала, платочком шелковым взмахнула: – Вот ещё, с чего бы это я должна помогать? 69


Повернулась гордячка, и стала уходить пританцовывая… Не спишь ли ты, милая? – Не сплю, бабушка, не сплю. Сказывай дальше. А бедная женщина от горя-отчаянья крикнула ей вслед: «Пусть жизнь тебя проучит, жестокосердная! Крутись не переставая! И чтоб счастье ты узнала тогда лишь, когда за дела твои добрые, добрый человек тебе спасибо скажет». Есть время, когда любое слово сбывается. То и был такой час… Не спишь ли ты, милая? Не слышит ответа. – Знать, уснула, – вздохнула странница, прошептала: спи-спи, добрая душа. Будет и в твоём дому счастье. А наутро собрала старушка пожитки свои нехитрые, поблагодарила хозяйку, взяла лепёшку, что та ей испекла в дорогу, а перед тем как уйти, дает вдове веретено: – Возьми, – говорит, – пригодится оно тебе. Будешь прясть пряжу, да носки вязать. Пойдешь в город, продашь – вот и будет тебе на хлеб. Так и повелось. Напрядет вдова пряжи, навяжет носков да варежек, потом продаст, хлеба на вырученные деньги купит – тем и живет. 70


Вот прядет как-то пряжу вдова, поздно уже, только лучина светит в избе. Вдруг, выскользнуло веретено из рук женщины и в девицу оборотилось: румяная да остроглазая, в платьице беленьком да с шелковым платочком в руке. Только вот ногами земли не касается, а все пляшет-вертится. – Кто ты? – удивилась женщина. – Называй меня, как хочешь, только теперь мы вместе жить будем. – Да и не против я. А что ты можешь делать? – Плясать могу. Засмеялась вдова: – Ну, дело это не хитрое. А что ещё можешь? Молчит гостья незваная. Улыбнулась вдова: – Хорошо, красавица. Давай, ты мне плясать будешь, а я тебя хозяйство вести научу. – Зачем мне это? Без надобности! – Погоди-погоди, в жизни все может пригодиться. И стали они жить. Коли грусть-тоска на душе – запляшет девица и легче станет вдовушке. А та научила девицу щи варить, хлеб выпекать, избу в порядке содержать. Поначалу не хотела работу по дому делать девица, все плясать-кружиться норовила. Но вдова где лаской, где строгостью, а больше примером, настояла на своем. Полюбила вдова девицу, стала звать её Веретеничкой. А и та, глядя на вдову, добрее становилась. Вот только одно удручало вдову: в девицу веретенце превращалось только ночью, а днем было обычным веретеном. Та зима выдалась холодная да вьюжная. Еще до Крещения засыпала снегом да лютовала морозами. А уж крещенские морозы, да ещё со злыми ветрами, разошлись вовсю. Не спит вдовушка – воет вьюга за окнами, свистит под кровлей, бросает в окна снежными горстями. Но как всегда 71


горит огарочек свечи на оконце, чтоб заблудшая душа не сгинула, нашла приют в ночи. Вдруг упало на пол веретенце, оборотилось в девицу. – Что тебе, Веретеничка, не спится? – говорит вдова. – Что-то не спокойно мне. Вдруг встрепенулась: – Кто-то в степи замерзает! – вскрикнула. Мгновенье – и только дверь за ней захлопнулась, да огонек на окне метнулся от ветра. Вскочила, накинула на себя одежду вдова, хотела бежать за дочерью названой, да не тут-то было – дверь не открыть: ветер так давит. Вот прошло некоторое время. Показалось вдове, что ветер тише стал, кинулась она к двери, только руку протянула, чтобы открыть, как та сама отворилась. Входят в дверь белые с ног до головы, заснеженные два солдата. – Пустишь, хозяюшка? Заблудились мы в степи, совсем с дороги сбились. Да вот на твой огонёк вышли. Стала она их привечать, обогревать. А тот, что постарше, с седой головой, и говорит: – Что это так темно у тебя, хозяюшка? Поставь на стол свечу, она свое дело уже сделала – не дала нам замерзнуть в степи. – Нет, – отвечает вдова, – вот вас мой огонек спас, может и ещё кто-то в степи мечется… Муж мне велел в ненастье всегда огонек на окне держать. – Муж, говоришь, а где же он? – Давно на войну ушел, мой Микола, так и не вернулся. А другая война и сынка моего, Васеньку, забрала… Замерли гости, переглянулись: – А как тебя звать-то, хозяюшка? – хриплым голосом спросил седовласый солдат. – Марией меня зовут, Машей. – А не Машанечкой, душой-девицей, звал тебя муж твой? 72


Обмерла вдовушка, поплыло все перед глазами её, упала бы, если бы не подхватили её крепкие руки мужа и сына. – Вот, мама, мы и вернулись. До самого утра под вой ветра и завыванье вьюги, рассказывали солдатики, как воевали честно, как в плен попали, в плену как нежданно-негаданно нашли друг дружку. Как бежали из плена, как долго-долго домой шли. И вот уже недалече дом родимый вроде, а разыгралась непогода не на шутку, заблудились в степи. – Сгинули, как есть, сгинули бы, коли б не эта вертихвостка с платочком! – Кто? – только и смогла сказать Марья: она-то, за радостью своей, совсем забыла о Веретеничке. – Да, девчонка, не девчонка, а видение какое-то: девица в платье белом с платочком в руке, все танцует-кружится перед нами – так на огонёк и вывела. Заплакала Марьюшка: – То ж моя доченька названая, Веретеничка моя любимая. И ну одеваться, хочет бежать в степь, её искать. Не пускают её муж и сын: закончится ненастье, сами пойдут на поиски. 73


Открыл свой солдатский ранец Василий и вдруг говорит: – Поглядите, мамо, отец, что это у меня тут? Как оказалось? Не клал ведь сюда ничего такого! Глянула Марья – а это веретенце. Взяла она его бережно в руки. Плача от радости, троекратно поцеловала его: – Спасибо тебе, доченька, что семью мне вернула… И только она это сказала, выпало из рук веретенце, в девицу оборотилось. Стоит она крепко на ногах своих на земле, улыбается: – Здравствуй, добрая матушка. Вот и сняла ты с меня заклятье суровое. Теперь уж не буду я никогда веретеном. А буду Катериной, как крещена была. Обернулась она, посмотрела на Васильку – хорош солдат – высок, в плечах широк, а на устах улыбка добрая. А глаза… Как встретились-то глаза их, так сразу мать с отцом поняли – быть свадьбе. Так и случилось.

74


Марианна Бор-Паздникова, Россия

Туфелька эльфа Все знают, что эльфы – маленькие лесные человечки. Но не все знают, что эльфы боятся приведений. Привидения названы так потому, что то привидятся, то исчезнут. Бывают они разные. Бывают домашние, а бывают лесные. Домашние подразделяются на комнатные, диванные, лестничные, чердачные, подвальные – в зависимости от того где проживают. Подвальные самые мрачные, но там обычно стараются не селиться. Кому охота чтобы его считали мрачным? А в подвале без этого не как, там постоянно мрак. А они лёгкие, воздушные… им света хочется… Конечно, не яркого солнечного, иначе они и сами себя потеряют, вовсе прозрачные под его лучами станут. Все почему-то думают, что привидения нарочно всех пугают, но это не так. Хотя, может и бывают случаи, когда кто-то из них заскучает и с озорничает, но это очень редко. А так они и сами-то всех боятся, потому передвигаются бесшумно, невидимо. Но не всегда им это удаётся. И видят их как раз в такие неудачные моменты. Мелькнут полупрозрачной тенью… Особая каста – привидения зáмковые и дворцовые. Не замкóвые, а именно зáмковые. Замкóвые если и бывают, то чересчур малы и нам никак не интересны. О зáмковых много историй можно порассказать, да они и сами всегда готовы о себе поведать, нашлись бы слушатели. С одной стороны, живи себе да радуйся, места много… никто тебя не увидит. С другой стороны, опасаться перестают, потому и видят их там чаще. Да и скучновато одному по замку бродить, вот некоторые и начинают хулиганить, а по ним обо всех привидениях судят. 75


Привидюша с детства был привередливым. Всё ему было не так да не этак. Жил он в большом княжеском замке на земле Нижней Силезии. Жил не один, жил с семьёй. Но, всех всё устраивало, а его нет. То слишком холодно, то слишком замок большой… То солнце чересчур ярко светит, то ночь длинна. Ну и то ли от скуки, то ли от вредности характера озорничал часто. Особо полюбилось ему над старым князем подшучивать. Всегда ведь легче обидеть или пошутить над тем, кто слабее тебя, кто ответить не может. Князь был совсем уж старенький, ходил себе по замку в парчёвом халате на тёплой подстёжке, да портреты своих родовитых предков, развешанные по стенам, разглядывал, подзабывать стал, кто есть кто. В дела семейные уже не вмешивался, хотя, конечно приличия ради, спрашивали у него совета иной раз, да, всё равно, по своему делали. А зря, князь жизнь длинную прожил, опыта много нажил…

Так вот Привидюша по началу то безобидно над старым князем подшучивал, идёт за ним да халатом его парчёвым шуршит, но видит что никто не замечает этого, да и сам князь не замечает, халат то ведь и сам по себе без Привидюши пошуршивает, а князь к тому же и слабоват на ухо стал. 76


Так Привидюша что удумал, крадётся за ним потихоньку, а как князь решит присесть или к портрету ближе потянется, чтоб родственника лучше рассмотреть, так этот озорник возьмёт и издаст звук такой, словно князь пукнул. Князь то не слышит, а об озорстве не догадывается, а домашние коситься на него начали, думают, вовсе князь из ума выживает, ведёт себя не прилично. Стали его почаще на прогулки отправлять, мол, на свежем воздухе полезнее находиться, чем в замке. Князь поначалу противился, а потом и самому понравилось, ходит, цветочки разглядывает, к садовнику с вопросами пристаёт… А тому мило, что кому-то интересно его хозяйство, он с удовольствием старому князю всё показывает и обо всём рассказывает, где какие цветочки растут, когда посадил их да где взял… И Привидюше по душе стали такие прогулки, и он полюбил сады тенистые, да цветы прекрасные. А однажды залюбовался цветком необычным, отстал от князя, да и заблудился в огромном буковом парке. Метался, метался меж деревьев и оказался на небольшой поляне, усыпанной цветами диковинными, но не столько цветы удивили его, сколько маленькие человечки. Они плавно перелетали с цветка на цветок, кружились над ними и летели дальше то по одному, то по двое, трое, даже пятеро, держась за руки… И всё это вместе, с неизвестно откуда звучащей музыкой, создавало танец полный волшебства и таинственности. 77


Привидюша присел на нижнюю ветку раскидистого бука. Ему хотелось кружиться вместе со всеми в танце, но он, вдруг, заробел и только любовался сверху происходящим на поляне. А там действительно что-то происходило, это был не просто танец. Всё кружилось, вертелось и танцевало вокруг одного цветка, особо красивого и крупного, широко раскинувшего в стороны свои полупрозрачные лепестки. На жёлтой пушистой сердцевине его, как на драгоценной подушке стоял эльф в накидке фиалкового цвета с серебряной дудочкой в руках. Когда он подносил дудочку к губам, с неё срывались серебристые нотки и подхваченные лёгким ветерком вплетались в общий чарующий танец. Привидюше нравилось всё! И музыка, и танец, и прекрасный эльф с золотыми волосами на жёлтой пушистой сердцевине цветка. А к эльфу тем временем приблизилась группа эльфов в золотых накидках, несущих что-то на круглом розовом лепестке шиповника… Что произошло дальше Привидюша не успел рассмотреть, потому что эльфа с серебряной дудочкой окружили на какое-то мгновение и, вдруг, словно волшебный цветок из эльфов раскрыл свои лепестки навстречу солнцу и из середины цветка выпорхнул прекрасный эльф в фиалковой накидке… Он поднимался выше и выше, кружась в воздухе вместе с нотками, вылетавшими из серебряной дудочки, и Привидюше казалось, что и нотки стали фиалкового цвета. Он не смог больше удержать себя на месте и рванулся наверх… Туда, к прекрасному эльфу… Эльф задрожал от испуга, он не ожидал увидеть Привидюшу, и с ноги его спала маленькая фиалковая туфелька, она была чуточку великовата для него. Поднялся переполох – обронить туфельку с ноги во время обряда посвящения в Цветочные Эльфы, это было недобрым знаком. Уже много столетий такого не случалось ни с кем… По правилам, теперь он не мог оставаться среди эльфов. 78


Эльфы исчезли с поляны так быстро, что Привидюша не успел заметить, когда и куда, будто никого здесь и не было вовсе. Только из чащи букового леса слышны были рыдающие звуки серебряной дудочки. Привидюша вздохнул, он не хотел такого несчастья. Долго скользил он лёгкой тенью над поляной в поисках туфельки эльфа. Наконец, в последних лучах заходящего солнца, заметил её на жёлтой пушистой сердцевине того самого цветка, на котором не так давно играл на дудочке прекрасный эльф. Туфелька была изящна, с длинным носиком и тонкой шпорой на пятке, и так мала, что Привидюша боялся дышать, когда брал её в руки, чтобы не сдуть своим дыханием.

Всю ночь просидел Привидюша на ветке раскидистого бука, а утром с первыми лучами солнца поднялся повыше над поляной, чтобы увидеть, в какой стороне находится замок и полетел к нему. Не далеко от замка увидел он старого князя, вышедшего на утреннюю прогулку и беседовавшего с садовником, который копал землю на клумбе, собираясь высаживать какие-то цветы.

79


Привидюша посмотрел на туфельку эльфа и положил её в ямку, приготовленную для цветка. Может быть, вырастет цветок, подумалось ему, и будет у эльфов много туфелек, и больше не будут они наказывать того, кто нечаянно обронит свою туфельку. Часто слышал зимой Привидюша, как плачет в заснеженном лесу дудочка…, чудились ему посеребрённые морозным инеем нотки, звенящие среди буковых деревьев. А весной вырос на месте посаженной туфельки раскидистый куст, а на нём много-много цветов фиалкового цвета, словно туфельки с длинными шпорами собранные в колокольчики. По ночам стал видеть Привидюша вокруг цветка лёгкое лунное мерцание и слышать нежную мелодию флейты, а утром замечал в колокольцах ночную росу, а может то были слёзы эльфа. А цветок тот садовник назвал «Туфелька эльфа» и всем стал рассказывать, что это он такой сорт вывел.

80


Нелли Вист, Германия

Роза и Кактус – Бабушка, а почему у красивой, нежной розы, такие колючие шипы? — Красота должна уметь защищаться. Вот послушай, мой дружочек. Стояли на подоконнике два цветка — Роза и Кактус. Хозяйка заботливо ухаживала за растениями: вовремя их поливала, подкармливала удобрениями, пододвигала к солнечной стороне и рыхлила землю. Весной розовый куст выпустил зеленые листочки, веточки потянулись к солнышку, появилось несколько бутонов. А Кактус стоял, как и прежде, без изменений. Вскоре выставила хозяйка оба цветочных горшка на балкон. Раскрылись первые розовые бутоны. Удивительно красивые цветы, распространяли во все стороны нежный, приятный запах. Однажды Кактус спросил: — Как твои дела, прекрасная Роза? — Фи, некогда мне с тобой, колючка, разговаривать. — Извини, если не желаешь, будем стоять молча. Все восторгались красотой и запахом цветов Розы. Гордо подняла она свою голову и не смотрела ни на кого вокруг. А своего соседа, Кактуса и вовсе, не замечала. Хозяйка так же заботилась об обоих цветах. — И чего она тратит время на эту уродливую колючку, — думала Роза, — фи, ни цвета, ни запаха, только ужасные шипы. Шло время. Середина лета. Еще прекраснее стала Роза, она благоухала ароматом и очаровывала своей удивительной красотой. Кактус подрос, окреп, стал ярко-зеленого цвета. 81


Он пытался заговорить с красавицей, но гордячка не удостаивала его своим вниманием. На чудесные цветы садились пчелы, собирающие нектар, и разноцветные бабочки — это нравилось Розе. Но случались очень неприятные и трагические моменты. Ужас сковал Розу, когда мохнатая гусеница проползла по гладкому стеблю, ведь тогда у Розы не было шипов, и стала объедать зеленый листочек. Роза пыталась сбросить эту паршивку, но ничего не получилось. Гусеница съела весь листочек и, насытившись, сползла вниз. Бедная Роза очень долго приходила в себя, после этого случая. А несколько дней спустя, по ветке прополз огромный жучище с противными усами. Он постоянно сдвигал и раздвигал свои усы. Розе было больно и неприятно, она изгибалась во все стороны, стараясь сбросить его, но жук продолжал ползти все выше и выше. Все это увидел сосед, стоявший рядом, Кактус и решил помочь нежной красавице Розе. Кактус пошевелил своими яркозелёными стеблями и жук, увидев сочные стебли, находящиеся совсем рядом, 82


поспешил перебраться на лакомую зелень Кактуса. Но, не тут-то было. Острые колючки не позволили. Жук разозлился и улетел. Однажды, хозяйка уехала за город, оставив ключи бабушкесоседке. Но бабушка заболела, её увезли в больницу. Простояв целый день под палящими лучами солнца, Роза ожидала, что как всегда, вечером, её польют, и она полностью пополнит свои водные запасы. Но вечером, её никто не полил. На следующий день еще сильнее припекало солнце, и на этот раз, никто не пришел полить цветы. Совсем пересохла и растрескалась земля в цветочном горшке Розы, бутоны поникли, лепестки обмякли, зеленые листочки опустились. А Кактусу, хоть бы что. Уж так устроены кактусы. Они могут долгое время находиться под палящими лучами солнца без воды, так как они родом из жарких, южных стран. 83


— Держись Роза, держись! Я прикрою тебя от жарких лучей. Не раскрывай свои прекрасные бутоны и не распрямляй зеленые листочки, береги свои силы. Кактус вытянулся и прикрыл своими большими колючими стеблями, обессилевшую соседку Розу. — Спасибо, — еле слышно прошептала она, стараясь спрятаться за большим, могучим Кактусом. К обеду солнце прикрыли темные тучи. Казалось, вот- вот прольется долгожданный дождик. Но поднялся сильный ветер, ураганною силой набросился он на все вокруг. Трепал и ломал ветки на деревьях, гонял по двору клочья газет, хлопал форточками и поднимал столбы пыли. Кактус мощной стеной встал на защиту, и порывы ветра не настигли Розу. Вот полыхнула молния, и по крыше забарабанили первые капли. Полил спасительный дождик. Все вокруг насыщалось влагой. Кактус повернул свои стебли так, чтобы вода могла стекать в большой горшок розового куста. Отгремели раскаты грома, отполыхали молнии, прекратился дождь. Тишина.

84

Все вокруг отдыхало. Досыта напившись, Роза ожила. Её листочки стали опять нежными и зелеными, окрепли бутоны, а на прекрасных, раскрытых лепестках засверкали капельки прошедшего дождя. — Спасибо тебе, Кактус. Я тебе очень признательна. Ты спас мне жизнь. Прости меня за мою глупую гордость и чванливость. Если ты не возражаешь, давай с тобой дружить! — Я поступил так, как поступил бы каждый, на моем месте, — ответил Кактус. Согласен, давай дружить и никогда не ссориться. Обрадовался Кактус признанию Розы, расправил свои могучие стебли. И из самой середины поднялся и раскрылся большой ярко-фиолетовый цветок с нежно-розовыми тычинками. Ахнула от неожиданной красоты Роза. И ей стало неловко и стыдно.


— Прости, я не знала, что твои цветы так прекрасны. — Многие Кактусы цветут, но, к сожалению, очень редко, — ответил он. Роза заулыбалась и прижалась к Кактусу. — Ты такой сильный и красивый, я хочу, хоть чем-то походить на тебя, — произнесла растроганная Роза. — Я подарю тебе несколько колючек, которые защитят тебя от врагов. Но красота твоя от этого нисколько не пострадает. И у Розы появились колючки-шипы. Но не успела Роза поблагодарить соседа, как увидела, что по краю цветочного горшка ползет мохнатая гусеница. Она стремительно приближалась к стеблю Розы. Скорее всего- это была та, ужасная гусеница, которая совсем недавно, объела зеленый листочек, только теперь она стала еще толще и противнее. Роза со страхом и содроганием смотрела на зелено-волосатое существо. Гусеница подползла к Розе и оторвав несколько лапок от поверхности, хотела зацепиться за стебель, но уткнулась в острый шип. Это ей совсем не понравилось. Не поняв в чем дело, она обогнула стебель и решила подняться с другой стороны. В этом месте шип оказался чуть выше, и гусеница почти всем телом оказалась на стебле, но, не успев сделать и шага, снова уткнулась в колючее препятствие. Она свалилась на землю и быстро уползла прочь. Роза очень обрадовалась, и сказала Кактсу: — Благодарю тебя, мой друг, теперь я никого не боюсь! С тех пор живут дружно Кактус и Роза. Теперь у них, у обоих есть колючки, а их цветы прекрасны и восхитительны! 85


Владимир и Натали Германсдорф Израиль - Украина

Сказка о мельнике и ветерке Поймал жадный мельник весенний ветерок. Заставил его жернова крутить, с утра до вечера муку молоть. Сам дома сидит из сундука в сундук монетки перекладывает. И только осенью, когда с деревьев уже облетели все листья, мельник отпустил пленника. Уставший ветерок превратился в старикабродягу: седого и больного, без дома и без имени. Сел он на дороге и заплакал. Той дорогой Иван с рынка шёл. Увидел старика. Подошёл, угостил чем было. Пожалел Иван дедушку бездомного. Предложил зиму у него пережить, а там – будь что будет. Согласился старичок с большой радостью. Стали они вдвоём жить. Днём лапти плетут, ночью сказки для детворы придумывают. Лапти получаются крепкие, красивые. А по вечерам Вьюга в окно стучит, словно зовёт к себе. — Сестрица Вьюга, — тихо шепчет старик, — не заноси избу снегом, перестань мести. Лучше принеси золотых монеток. Сказал и махнул недоделанным лаптём в окошко. Послушалась Вьюга старика и исчезла. А на деревню вместо густого снега посыпались золотые монетки. Люди из домов выбежали и давай денежки собирать. Смеются, радуются, счастью своему не верят. На шум людской пришёл жадный мельник со своей охраной. Растолкал всех, золотые монеты отобрал. Никому ничего не оставил и удалился в свой каменный дом за высоким забором. 86


Cедовласый старик поглядел вслед мельнику и говорит: — Не печальтесь, люди добрые. Идите домой да в свои печи загляните. Сказал и лаптем махнул, а мельник это в окошко увидал. Разошлись деревенские жители по домам, заглянули в печи – а в каждой горшочек с золотом стоит. Обрадовались люди. Кто крышу сможет починить, кто корову купить, а кто дочке приданое собрать. Да ещё ребятишкам малым на гостинцы останется. Так прошёл первый месяц зимы. За ним пришёл второй. Сидит в своих каменных стенах мельник, а рядом сундуки полные стоят. Берёт монетку золотую из одного сундука – в другой перекладывает. Богатство своё пересчитывает. А Иван с дедом лапти плетут да детей крестьянских ремеслу учат. Мороз на улице лютый. Дома холодом выстуживает, развлекается. Старика к себе зовёт треском морозным. — Не смотри на меня брат, не пойду я с тобой, — отвечает ему дед седой. — Ты лучше не мори людей холодом, а разрисуй окна серебром блестящим с узором затейливым.

87


Сказал и лаптем махнул. Рассмешил своими словами гостей Ивановых. Только вместо мороза лютого стали появляться на окнах узоры серебряные. Под солнечными лучиками блестят, переливаются. Детвора выбежала на улицу, стала родителей звать. На шум опять мельник прибежал. Увидел красоту небывалую и приказал своим слугам по всей деревни серебряные окна снять, а на их место обычные поставить. Про лапоть, которым дед взмахнул, никому ни слова не сказал. Так прошёл второй месяц и начался третий – самый суровый. Пришла Метель. Стала снежинками в окно стучаться. Зовёт седого старика за ней идти. А тот в ответ опять лаптем машет: — Сестрица старшая, не мети так сильно. Лучше привези сани и покатай по небу, себе на радость, а остальным – на удивление. Притихла Метель, ушла. А на утро звон колокольчиков разбудил всю округу. Выбежали люди на чудо чудное смотреть. На дороге сани стоят, краше которых на белом свете нет. Сами из хрусталя гранёного, а бубенцы ледяные, прозрачные. Звоном своим всю округу заливают. Старик сел впереди, а самые смелые позади уселись. Махнул дедушка лаптем старым, и взлетели сани над землёй, по облакам помчались. Сделали круг по небу и назад вернулись. Старик новых смельчаков посадил и лаптем взмахнул. Не было бы тем катаниям конца, если бы не мельник. Погнал он деда седого и сам в сани уселся. Но сани без лаптя ехать не хотят. Велел мельник позвать к себе старика. Показал ему на обувку и говорит: — Что ты хочешь за свой лапоть, дед? Старик в ответ улыбнулся: — Хочу твою мельницу, дом, и всё твоё золото. А пустые сундуки можешь себе забрать. Услышал мельник о цене, задумался. А потом решил, что с лаптем волшебным он во 88


сто раз богаче будет. Ударили они по рукам. Ушёл мельник в Иванову избу жить, а свой дом старику отдал. Поменял мельник каменный дом на деревянный. Открыл пустые сундуки и начал над ними лаптем махать, чуда ждать. А чудо всё никак не получается. Так и сидел он до самой весны. Весеннее солнышко из-за туч вышло, согрело ласковыми лучиками старика седого. Превратился он вновь в весёлый ветерок. Улетел ветерок весну по земле нести, а Иван стал в доме богатом жить. Большое хозяйство и мельница сделали из него знатного жениха, а мельник из-за своей жадности остался с пустыми сундуками. Вскоре женился Иван, и наполнился его дом заливистым смехом малых ребятишек и любимой жены. Каждое лето прилетал к нему в гости весёлый ветерок. Помогал крутить жернова мельницы, просто так делая добро, которое к нему сторицей возвращалось.

89


Светлана Семенова, Латвия

Небесные красавицы Быстро догорает короткий декабрьский день. Небо безоблачно-высокое и прозрачно-льдистое. На западе оно – светлое, чуть зеленоватое от отблесков закатного солнца. На востоке – уже тёмное, туманно-синее с яркой сияющей луной. А ещё выше – вот-вот загорится первая голубая звезда. А впрочем, всё было так... – Ах, как я устала за день! – сказала солнцеликая, румяная и рыжеволосая красавица. Она выглянула в окошко своего воздушного замка и увидела, что, напротив, у небесной серебряной лестницы, стоит изящная и бледная красавица Луна. – Здравствуй, сестрица! – обрадовалось Солнце (а именно так звали рыжеволосую красавицу). Небесные сестры так редко встречались, что Солнце совсем забыло об их извечном споре. – Здравствуй! – холодно ответила Луна и, приподняв складки длинного блестяще-синего платья, вступила серебряной туфелькой на первую ступеньку серебряной 90


лестницы. – Ты мне не рада? – обиделась старшая сестра. – Oпять будешь спорить и утверждать, что ты красивее? – Да. Так и есть. Тебе пора отдыхать, а я полна новых сил. И моя красота сияет всё ярче и ярче, – проговорила Луна, поднимаясь по ступенькам всё выше и выше. – Ты всегда забываешь – без меня ты не можешь сиять!! – крикнула в негодовании рыжеволосая сестра и солнечные стрелы вылетели из её янтарных глаз. Она стала раздражённо задёргивать разноцветные занавески на окнах своего замка. Небо заиграло, заполыхало яркими красками – оранжевыми, зелёными, жёлтыми... Одно за другим захлопывались небесные окна. Всё меньше и меньше оставалось красок на небе. Луна невозмутимо продолжала свой путь. Золотистые волосы струились позади гордой красавицы в лёгком облаке дымчатой вуали. Осталось незакрытым только одно солнечное окошко. Солнечная красавица присела у него и стала медленно заплетать на ночь свои рыжие волосы. Она насмешливо улыбалась, глядя на упрямицу-Луну. «Я – красивее...», – думала при этом солнцеликая сестра, поджимая свои полные губы. Сияющая Луна приостановилась, отдыхая ... 91


«Я – красивее...» – подумала Луна, глянула искоса на Солнце и вздёрнула кверху свой точёный носик. – Здравствуйте, милые сестрички! Как я вас рада видеть! – хрустальным колокольчиком вдруг прозвенел нежный голосок. Солнце и Луна подняли глаза и на небесной террасе увидели свою младшую сестру – Вечернюю Звёздочку. Она ласково глядела на них лучистыми голубыми глазами, подпрыгивала и приветливо махала рукой. И было столько радости в её тоненькой серебристой фигурке, и таким счастьем светилось милое личико в ореоле кудрявых волос, что обе старшие сестры одновременно подумали: «Какая же она красавица!»

92


Надежда Вотинцева, Россия

Медвежонок Кузька и злая собака Расскажу вам сказку, дети, Медвежонок в ней герой, Он забавен, тем приметен, И порой такой смешной. Это было поздним летом, Мишка по лесу гулял, Дивным, восхищаясь, цветом, На пенёчке мух считал. Лес шумит, колышет ветви Лёгкий тёплый ветерок, В небе облачка приметны, Тянет от костра дымок. Где-то, видимо, туристы Вкусно жарят шашлыки, Вдруг мишутка видит: близко На него бегут клыки. Кузька, было, чуть опешил, А потом, как завопит, Вмиг свою походку спешил, Лапами вовсю трусит.

93


Вслед за ним, с грозящим лаем, Спринтерский начав забег, Мчится кто, пока не знает, Да поел ещё на грех. Резвой рысью да вприпрыжку, Где по кочкам, по кустам, Словно заяц скачет мишка, А куда, не ведал сам.

Вскоре он от гонки этой Сильно взмок, сдавило грудь, По разительным приметам Кузька подустал чуть-чуть. 94


Всё ж с огромного разбега Вполз трусишкwа на сосну, Сверху – голубое небо, Он с мольбой туда взглянул. В это время там, в низине, Громкий раздаётся лай, Не понравилось зверине, Так что, Кузька, не слезай! Зверь – собака, вроде дога, Пасть откроет – жуть и страсть, Да зубов преострых много, Кузька думал: "Вот напасть!" Дог подпрыгивает выше, Точит когти по сосне, Еле косолапый дышит, Не приснится и во сне. Так проходит четверть часа, Ситуация стара, Кузьке на сосне ужасно, А у зверя, то – игра. Разум мишку озаряет, Шишек наверху не счесть, Вмиг стратегию меняет, Это шанс отсюда слезть. Он забрался на макушку, Их за пазухой набрал, С яруса сосны-старушки Тот час зверя забросал. 95


В первый раз – чуток промазал, А потом попал под хвост, Кузька оттого в экстазе, Взвыл от боли злобный пёс. Мишка стал ещё смелее, Метил в голову теперь, С каждым разом – всё точнее, Заскулил мохнатый зверь. И от шишечного града, С визгом битого щенка, Не желая вновь награды, Дог сбегает от греха. Кузька выдержал минутку И, хотел, уж было, слезть, Как ворона, злая шутка, Вдруг успела прилететь. Да с язвительною речью Нудно песню завела, У неё всегда так вечно, Точно старая пила: "Что, ты, Кузя, словно птица, Здесь на дереве сидишь? Дай, тобою подивиться! Может, в небо запаришь?" Мишка вновь хватает шишку, Грозно метит ей в ответ: "Ну, ворона, это слишком, От Кузьмы, лови, привет!" 96


Шишка пролетела глухо, Вскользь ударила крыло, Прочь сварливую старуху Вмиг оттуда унесло. И теперь, вздохнув свободно, Слез он с дерева едва, Боль пронзала неудобно, Так кружилась голова. Вот знакомая тропинка, Вкривь, шатаясь, где-то вкось, Сгорбилась медвежья спинка, Лапы расходились врозь.

97


Брёл Кузьма, вслед, рассуждая, "Что за жизнь в лесу пошла, Ни за что теперь страдаю, И вокруг, как много зла!" В шоке, словно от спасенья, По тропинке долго брёл, Белка встретилась с вареньем, В гости на чаёк зашёл.

Обо всех своих обидах Сразу Кузька рассказал, О затейливой корриде, И как с дерева слезал. Белка мишкой восхищалась, Да хвалила, что смельчак, А потом вовсю смеялась, Кузька пошутить мастак! 98


"Жалко старую ворону, Ей подбил, наверно, глаз, Больше я её не трону!"Тем закончил свой рассказ. Вскоре он зашевелился, Надо было уходить, Может, диалог и длился... Стала белка торопить. Ягоды она варила, Целый собирала день, Банку мишке подарила, Ведь ему варить то лень. Крепко ухватив когтями, Кузька быстро зашагал, Весь он изошёл слюнями, О варенье так мечтал! Лишь за ним закрылись двери, Сел скорее на пенёк, Нет прожорливее зверя, Да и дом его далёк. С грустью изучив остатки, Лапой смачно захватил, Зная, что остатки сладки, Вмиг в животик поместил. Сполз потом едва с пенёчка, В том виною лишний вес, Вдоль кустов, по милым кочкам Он побрёл в глубокий лес. 99


Елена Глызь, Россия

Сказка о старом полене, которое умело мечтать Лежало в одном дворе полено. И никому небыло до него совершенно никакого дела, ведь поленьев так много на свете. Все считали его самым обыкновенным поленом, и никто даже представить себе не мог, что оно умело мечтать. — Как грустно быть совсем никому не нужным поленом, — вздыхало оно, любуясь ночными звездами. — Как бы хотелось мне вновь очутиться в лесу, услышать звонкое пенье птиц на рассвете, полюбоваться красотой маленького озера... — Радуйся, что тебя все еще не сожгли в жаркой печке, как другие поленья, — застрекотала сорока, слушая сей печальный рассказ. — Уж лучше бы мне сгореть в жарком пламени печи, чем жить вот так, никому не нужным поленом. Поворчав еще немного, сорока улетела прочь. — Ну вот, — вздохнуло полено, — даже у нее есть дела, даже она кому-то нужна в этой жизни... — Вот негодное полено! — воскликнула старая хозяйка дома, зацепившись за него и чуть не упав. — Никакого от тебя нет проку! Схватив полено, она сердито бросила его за ворота. Так и осталось оно лежать у дороги, покрываясь пылью летом, мокнув под дождями осенью и заледеневая от морозов и вьюг зимой... 100


— Ах, как хотелось бы мне увидать другой жизни, — вздыхало полено, любуясь летним закатом... Вдруг оно почувствовало себя в чьих-то руках. — Какое замечательное полено! — сказал кто-то. Это был старый нищий. Он сидел у дороги и просил милостыню, но никто не хотел подавать ему, потому что каждый был занят своими делами и бедами, и никому небыло до него совсем никакого дела. — Я сделаю из тебя много-много детских игрушек: солдатиков, лошадей, медведей и деревянных крохотных гномов! — весело сказал старик и принялся за дело.

Рисунок Дмитрия Ильина Вскоре от полена совсем ничего не осталось. Вместо него появилось много игрушек. Маленькие дети, завидев такое богатство, стали просить взрослых купить то солдатика, то гнома, и вскоре у старика оказалась целая горсть монет. А полено, превратившись во множество игрушек, которые счастливо зажимали в своих ручонках дети, тихо радовалось тому, что и оно, считавшее себя никому не нужным, принесло детворе столько радости и счастья. 101


Альманах выходит при информационной поддержке благотворительного фонда “СТУПЕНИ РАДОСТИ” http://www.7hstep.com

102


Международная Гильдия Писателей

Идея альманаха – Елена Яхненко, координатор проектов для детей и юношества

Международной Гильдии Писателей

Над выпуском работали: Главный редактор – Елена Яхненко Обложка, образ Улитки – Сергей Яхненко Корректор – Лина Тиммер Тексты произведений публикуются в авторской редакции. Дизайн, веб-верстка:

Елена Яхненко Сергей Яхненко

Неподписанные рисунки и фото извлечены из сети Интернет. 103


104

УЛИТКА №4  

Электронный литературный иллюстрированный альманах для детей

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you