Page 1

# 4(19)

2013

2013

1

12+


НАД журналом РАБОТАЛИ: Выпускающий редактор Анатолий Марченко Верстка, дизайн, подготовка фотографий – Ирина Ирхина Фотографы: Алексей Фокин, Сергей Метелица, Виктор Бородулин Корректор Ольга Кожаева Главный редактор Алексей Юрьевич Суслов

Редакция «Углече Поле» выражает благодарность: Администрации городского округа город Рыбинск; Рыбинскому государственному историко-архитектурному и художественному музею-заповеднику за предоставленные из фондов музея фотодокументы.

Историко-краеведческий и литературный журнал. № 4 (19) 2013 год. Цена свободная

2

2013

Адрес редакции и издателя: 152610, Углич, ул. Ярославская, 50 тел. (48532) 2-06-39 тел./факс (48532) 2-12-39 e-mail: uglgazeta@rambler.ru www.gazetauglich.ru Перепечатка любых материалов только с разрешения редакции «Углече Поля». Отпечатано в ОАО «Полиграфия» Ярославль, ул. Республиканская, 61 Дата сдачи номера 07.2013 Дата выхода в свет 15.08.2013 г. Заказ 1338 Тираж 4000

Учредитель (соучредители): Закрытое акционерное общество «УгличТелеКом» (152615, Ярославская обл., Угличский р-н, г. Углич, пл. Успенская, д. 3, оф. 226) Журнал зарегистрирован в Управлении Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Ярославской области. Регистрационный номер ПИ № ТУ 76-00280 от 9 января 2013 года.

В оформлении обложки использована работа рыбинского художника Василия Трамзина, х.м.

Уважаемые читатели! Что вы испытываете, когда выходите на берег любимой Волги, смотрите вокруг, вдыхаете свежесть ветра, следите за полетом чайки? Скорее всего, эта водная даль вызывает у вас ощущение чего-то бесконечного и свободного, чего-то непонятно волнующего и увлекательного, зовущего отправиться в странствия вниз по реке, а может быть и дальше. Каждый из нас помнит, как тонко чувствующий душу великой реки Некрасов восклицал: «О, Волга!.. колыбель моя! Любил ли кто тебя, как я?». Но любили и продолжают любить Волгу многие, и она была колыбелью не только для этого замечательного поэта, а для тысяч талантливых, неординарных, выдающихся в разных областях людей. Рожденные на Волге были и предприимчивыми купцами, и богатыми промышленниками, и духовными светочами, и поэтами, и художниками, и певцами, и музыкантами… Профессор Ленинградского университета Сергей Золотарев (сын рыбинского священника Алексея Золотарева) в свое время четко определил: «Поволжье – это питомник русской культуры». Разносторонний ученый много работал в этом направлении и в своей статье, написанной в 1925 году, очень убедительно вывел закономерность, что в местности, где протекают реки, рождается больше талантливых людей, чем где-либо. А уж на такой мощной и огромной реке, как Волга, и подавно! В этом номере «Углече Поля» мы, обратившись вновь к истории волжского города Рыбинска, попробовали вместе с нашими уважаемыми авторами посмотреть на Волгу и волгарей именно под этим углом: как великая река влияла на сложившуюся в Рыбинске культуру, как место рождения (или жительства) влияло на раскрытие способностей людей, на их достижения, на развитие таланта, на судьбу, наконец. И примеров ярких рыбинцев сразу возникает множество: адмирал Ушаков, инженер-самородок Калашников, выдающийся проповедник Родион Путятин, необыкновенно одаренная семья Золотаревых, знаменитый оперный певец Платон Радонежский, известный поэт Лев Ошанин, гениальный фотограф Андрей Сигсон, замечательный художник Василий Трамзин… Конечно, эти талантливые волгари стали героями статей этого номера. В истории Рыбинска Волга всегда была источником жизни, торговым путем, а Рыбинск – торговым городом. Поэтому на его культуру, несомненно, оказали большое влияние торговые предприимчивые люди – купцы. Среди них было так много неординарных личностей, сделавших для развития и прославления Рыбинска все возможное, что в прошлом году мы с удовольствием посвятили наиболее ярким представителям рыбинского купечества специальный выпуск журнала. А сейчас мы точечно выбрали в их среде для публикаций несколько примеров умных, способных и успешных купцов: Ефрема Калашникова, Николая Журавлева, Василия Аксенова. Не забыли мы и «покорителей Волги» – Нобелей, пусть и не рожденных на великой реке, но один раз и бесповоротно затянутых в ее водоворот бескрайними перспективами для развития семейного бизнеса. От их индустрии, конечно, богател и Рыбинск. Притянула к себе Волга когда-то и дворян Михалковых, которые оставили яркий след в развитии гражданской общины города, в его культурном наследии. Обо всем этом вы прочтете в новом номере «Углече Поля». Его мы создали, главным образом, силами замечательных рыбинских авторов, которых на исторические изыскания и открытия тоже вдохновляет Волга, веками неразрывно связанная с Рыбинском, его культурой, его выдающимися людьми. Смеем надеяться, что их статьи вдохновят и вас, дорогие читатели. Главный редактор «Углече Поля» Алексей Суслов


СОДЕРЖАНИЕ

Город, считающий время Интервью Евгения ЕРМОЛИНА 2-17 Владимир ОВЧИННИКОВ Флотоводец и его волжская родина 18-23 Галина МИХАЙЛОВА Екатерина II на рыбинской земле 24-29 Галина МИХАЙЛОВА Михалковы и Рыбинск: Все в прошлом 32-43 Ирина ХОХЛОВА Небесная родословная 44-49 Владимир РЯБОЙ Призрак замка розенкрейцеров 50-55 Владимир РЯБОЙ Нобели. Покорение Волги 58-69 Валентина КОЛГАНОВА механик и судостроитель василий калашников 70-75 Александр КОЗЛОВ рыбинский купец, который лермонтовской песни достоин 76-79 Александр КОЗЛОВ Спор купца с министром 82-83 Оксана ГОЖАЛИМОВА Ах, что такое движется там по реке… 86-95 Ольга КРЕЙН Глиняные сказы купца Аксенова 96-113 Ольга ТИШИНОВА Рыбинский златоуст протоиерей Родион Путятин 114-120 Ольга СКИБИНСКАЯ Планета Марии Жиловой 122-129 Оксана ГОЖАЛИМОВА Первая мировая – глазами штабс-капитана Георгия Сигсона 130-141

Сергей ОВСЯННИКОВ «Здесь мой причал…» 148-153

2013

Ольга ТИШИНОВА «Землякам помогать буду!» 142-146

Юрий КУБЛАНОВСКИЙ «Будто загребаю веслом по Лете…» 158-167 Ольга ТИШИНОВА «Русскому певцу – благодарный народ» 168-171 Сергей ОВСЯННИКОВ Сидит на валуне могучий бурлак… 172-175 Анна РОМАНОВА Мастер верхневолжского пейзажа 176-181 Нина ШАЦКАЯ Он всегда ставил самую высокую планку 182-190

3

Евгений РОЗОВ Алексей Сурков. Дороги жизни 154-157


предмет разговора •

2013

4

Профессор Евгений Ермолин – постоянный автор журнала «Углече Поле». Евгений Анатольевич умеет проникнуть в ментальную сущность любого города, истории которого посвящен тот или иной номер журнала, выхватить самое важное в его историческом развитии, в культурных особенностях, в его неповторимом «выражении лица»… Рыбинск, Романов, Мышкин, Углич… Евгений Ермолин всегда найдет, под каким необычным углом посмотреть на любой из замечательных городов нашей губернии, и сделает это с масштабным аналитическим подходом. При этом обязательно подметит то, что раньше никто не замечал. В фокусе его внимания не только город как живой меняющийся организм, но и человек, его духовный опыт, его стремление к самостроительству, он, Евгений Ермолин, подобно Эразму Роттердамскому, тоже гуманист эпохи возрождения, но возрождения нынешнего, только начинающегося – Российского. Историко-культурологические эссе профессора Ермолина всегда умны и изящны, свежи и увлекательны. В этом номере «Углече Поля» он тоже мог бы написать свою фирменную статью и с присущей ему легкостью просветить нас, как влияет Волга на людей, живущих на ней, на их ментальность, ум, способности, таланты, сконцентрироваться на самом главном в культурном типе волгарярыбинца. Но на этот раз мы решили изменить форму участия Евгения Ермолина в журнале – мы пригласили профессора на разговор. Тем более, что ему, наверное, стоит немного отдохнуть от писательского труда, поскольку последние полгода Евгений Анатольевич работал над концептуальной книгой о Рыбинске, которая скоро выйдет в свет.


город, считающий время

– Какое влияние оказывает место рождения на ментальность жителей, каков культурный тип у рыбинца? – Начнем с того, что Рыбинск – город вовсе не бурлацкий. Бурлаки протекли сквозь него, не оставив следа. Это город торговый, коммерческий, это русская Голландия и Англия, русская Америка. Особый, в чем-то уникальный, в чем-то, наоборот, вполне столичный и даже космополитический, англо-голландский, человеческий тип рыбинца был замечательно раскрыт еще анонимным автором изданного Давидом Золотаревым «Описания города Рыбинска» начала XIX века. Кто не знает этого периода? А все ж хочет-

ся хоть чуть-чуть процитировать: «Рыбинцы … все генерально вежливы, искательны и гостеприимны, но богатые и не без кичливости … Беспрерывное почти занятие с иногородними по торговле много действует на образование их в обращении … по кредиту пекутся быть всегда верными … ласковы, но не всегда простодушны … гостеприимны, но редко без намерения; доброжелательны, но без потери своих выгод … предприимчивы, но мало предусмотрительны… А во всех делах их чаятельность и надежда – вождь; прибыток – мета».

Я бы учел и особый духовный опыт человека Верхневолжья. Его базисной чертой можно считать именно отрыв от почвы, уход за предел. Это мог быть поиск новой социосферы – рыбинец нередко эмигрирует из своей традиционной культурной ниши, меняет социальное окружение и положение. Но это мог быть и поиск Бога, взыскание небесного Града, выход в теосферу и разрыв с социумом. С ХIV века Заволжье (северная Фиваида) – место бегства от мира отшельников-иноков, спасавшихся в уединении для вечной жизни. Край не имеет границ. Он располагается на большой дороге, точнее – на перекрестке старинных водных и сухопутных дорог. Это движение затягивало человека, вовлекало его в торгово-коммерческий круговорот. Ему открывались новые горизонты существования, и естественные пределы родины начинали расширяться до границ страны, а то и до океанических окраин. Рыбинец легок на подъем, ему нетрудно сменить среду обитания, расстаться с привычными пределами существования. Ему тесно дома, в узких, обжитых границах повседневности. Его манят неслыханные дали, далекие края, неизведанные пространства бытия. Как писал историк Александр Ахиезер, «торговля задает тренаж гибкости и разнообразию форм общения, превращает «чужих» в нужных, полезных людей, стимулирует консенсус, диалог». Широта контактов,

2013

Ум его – это ум не теоретизирующий, далекий от схоластики, насквозь практический ум. Это народ ухватистый, предприимчивый, наделенный немалым здравым смыслом. Сообразительность его направлена на достижение конкретных результатов. Ну и в рифму к этому непоказной оптимизм, искренняя веселость, – норма в здешнем обществе. Рыбинец неразлучен с шуткой, прибауткой.

5

– Евгений Анатольевич, город Рыбинск находится на великой русской реке Волге. Как вам кажется? Река, на которой рождаются и живут, созидают люди, – влияет ли она на характер формирующейся вокруг нее культуры? – Еще бы. Знаете ли, человеку, чтобы вдохновиться на что-нибудь великое, нужно почувствовать и испытать бесконечность. В краю, где нет больших гор, река являла и являет людям наиболее очевидный образ непостижимого величия, неисчерпаемости бытия. У нас нет гор – но есть водная даль, уводящая за край света. Великие реки вынянчили древние цивилизации. У нас не сложилась великая аграрная цивилизация, поскольку север. Но здесь издавна открылась и регулярно сбывалась та перспектива, которая связана с путешествиями, странствиями, с коммуникациями по воде – главными на Русской равнине с ее хроническим бездорожьем и регулярной распутицей. Плавание по Волге – одно из главных переживаний, центральный опыт судьбы. Река – источник жизни, но с ней связаны и немалые опасности. Встреча с рекой – испытание и ковка характера. Река, приречная жизнь в России располагали к сообщительности. К экстравертивности. В то время как лес, жизнь в дебрях интравертировали характер и нрав. Впрочем, русские лишь поневоле жили в глухомани, а стремились-то жить и умирать «на миру», на площади, перед всем мирозданием. С другой стороны, исторические перипетии придали образу реки особый колорит. Волга у нас считается одним из главных национальных символов, она – место, где происходят некоторые ключевые события фольклорной памяти, но и сама персонаж художественных произведений. Знаменитый уроженец Рыбинска Лев Ошанин, напомню, в своем стихотворении, ставшем песней, уподобил Волгу то ли реке времен, Лете, то ли другой реке (вроде Ганга) – с водой жизни и вечной молодости, обновления сил и души.


предмет разговора •

2013

6

активность и подвижность расположили рыбинца к диалогу. Это преимущественно экстраверт, проводящий время в разговорах: грек Поволжья. Он не просто бойкий говорун, но временами и дерзкий ерник, для которого мало есть запретных тем. Здешняя порода – редко бунтарская, человек не идет напролом, не пытается свою волю противопоставить миропорядку. Потребность в шири и рыбинец реализует в согласии со здравым смыслом, в реальной действительности, умело и талантливо используя ее возможности, которые оказываются не такими уж и скромными. Ум его – это ум не теоретизирующий, далекий от схоластики, насквозь практический ум. Это народ ухватистый, предприимчивый, наделенный немалым здравым смыслом. Сообразительность его направлена на достижение конкретных результатов. Ну и в рифму к этому непоказной оптимизм, искренняя веселость, – норма в здешнем обществе. Рыбинец неразлучен с шуткой, прибауткой. Силой исторических обстоятельств в Рыбинске полнее и ранее, чем в других российских городах, сложилась городская ментальность. Рыбинец– отпрыск цивилизации. В рыбинцах самых давних времен уже мало или вовсе нет сельского начала, связанного с натуральным хозяйством, негативным восприятием торговли и подозрительностью к иноземцам и вообще пришлым людям. Контакты со столичной культурой давали и возможность многое перенять в Петербурге и Москве. В городе, можно сказать, успешно выделялась и осознавала себя личность – с чувством собственного достоинства, с отчетливым сознанием своих интересов и прав, с умением договариваться, а при спорах приходить к компромиссу. Если помните, Иван Аксаков был поражен местным обществом: «Оно полно сознания собственного достоинства, т. е. чувства туго набитого кошелька. Это буквально так. Весь город понимает важность своего значения для России, и самый последний гражданин скажет вам: мы житница для России; мы город богатый, который поневоле всякий уважает, и т. п. На всем разлит какойто особенный характер денежной самостоятельности, денежной независимости, денежной эмансипации». Рыбинцу присуще чувство внутренней свободы. Он часто внутренне раскрепощен, нескован догмой и предрассудком. Он порой живет легко и просто, как Бог на душу положит. Постоянно сказывалась и внутренняя готовность к более полному соответствию «цивилизационной норме», было стремление человека к самореализации на серьезном уровне культурных запросов. Я люблю вспоминать про удивление рафинированного русского интеллектуала, славянофильствующего европейца Ивана Аксакова рыбинским купцом Александром Поповым, который оказался его единомышленником, говорил с Аксаковым на одном языке. В письме родным Аксаков пишет: «Попов – почетный гражданин и купец 1-й гильдии, человек лет 30 с лишком, худой, как скелет, чахоточный, высокий, так что страшно смотреть, бледный, с черною бородою, не совсем русской, и в европейском платье … Можете себе представить, что это человек, разделяющий наши убеждения сознательно во всей полноте… Cильно проникнутый тем же убеждением, которое носим и мы, он постоянно мучится и страдает, видя, что все спешит наперекор туда, где нам видится пропасть...» – Вы отмечаете в своих статьях о Рыбинске, что здесь «люди как реки». Сезонная цикличность жизни реки определяет цикличность и человеческой жизни, считаете вы…

– Жизнь на большой реке действительно по-другому ставит вопрос о времени. Протекая под мостами, ее воды уносят память, смывают следы былого. Но многое же и приходит вместе с ними. Веками человек здесь был вписан прежде всего в природные циклы, связанные с жизнью реки. Но в Рыбинске человек научился эти циклы использовать особым образом и с максимальным эффектом! Учтем невероятную рыбинскую пульсацию жизни. Тихие зимы и бурное, буйное лето. В летний аврал купец впрягался, как в бурлацкое ярмо, и без истерик тянул, тянул, тянул эту баржу жизни. Этого ритма не знала гораздо более равномерно распределенная по месяцам года торговля на Дунае или Миссисипи. Подивимся этой четкости транспортировки хлебного потока, – как в пределах годового цикла, так и по просторам русской равнины… Двумя-тремя веками была отточена система торговли в условиях русской зимы, когда все покрывается льдом, и короткого периода лета, в который русские крестьяне все же успевали вырастить хлеб. Американцы могли круглый год транспортировать хлеб по Миссисипи, причем вниз по течению. А по русской Волге транспортировать надо было вверх по течению, причем только в навигацию, когда река свободна ото льда. Аврал был введен в систему, ему был придан порядок. Веками определяющим фактором русской жизни являлись пространство и его аспекты. Рыбинск – один из первых в стране городов, где главную роль начинает играть время, его продажа и покупка, сроки, темп. Рыбинск – город времени. Биржа времени. В торговой и индустриальной цивилизации, с которой от рожденья связан город, именно время имеет значение: умение им рационально распорядиться, хорошо его потратить. Купеческий капитал – это результат интенсивной жизни, посвященной усердному завоеванию времени и его эффективному использованию. Когда-то великий социальный мыслитель Макс Вебер впервые сказал и о том, что накопление – это не процесс грабежа чужой собственности и не результат бесчеловечной «находчивости» всякого рода проходимцев, не имеющих ни почвы, ни отечества. Напротив, это – религиозно мотивированное воздержание от мотовства и излишеств Рыбинцы … все генерально вежливы, искательны и гостеприимны, но богатые и не без кичливости … Беспрерывное почти занятие с иногородними по торговле много действует на образование их в обращении … по кредиту пекутся быть всегда верными … ласковы, но не всегда простодушны … и обращение в дело всего того, что и аристократом, и крестьянином тратилось на чувственные радости. О том, как рыбинские купцы работали со временем, можно много говорить. В Рыбинске купец обречен был на больший риск, чем в европейско-североамериканском ядре прогрессивной цивилизации. Власть и погода могли стать угрожающими факторами. Думаю, что от этого взаимное внутрисословное доверие купечества поддерживалось на очень высоком уровне. Точно фиксирует и Аксаков: «У купцов друг для друга есть свой банк, свои банкиры. Каждый, пользующийся доверием, может без росписки и легко набрать огромные суммы, но если он обманет, если он окажется несостоятельным, то вмиг это разносится


7

2013


8

2013

предмет разговора

по всему купечеству, и уже ему не верят ни копейки, а без кредита торговать нельзя». Аксаков на личном опыте убедился: «Нет людей практичнее русских купцов. Они так практичны, что к ним даже и применить этот эпитет нельзя; тем не менее, однако же, они слову верят больше, чем бумаге … Лавочное надуванье здесь не имеет места». – Насколько я знаю, вы с интересом и благосклонностью относитесь к теории Питера Акройда о том, что город – живое существо. «Город – памятник человеческому разнообразию», – говорил он. Если перенести его взгляд на Рыбинск, с каким людским разнообразием мы сталкиваемся в этом городе за века его истории? Чем отличаются рыбинцы от жителей других волжских городов-соседей? – Рыбинск оказался неиссякаемым источником яркого и пестрого личностного самовыражения. Человеческий рельеф Рыбинска удивителен. Город необычных, неожиданных, иногда странных людей, талантов, чудаков, эксцентриков, искателей. Причем издавна. В таком количестве непредсказуемую странность производил на свет разве что еще Петербург. Без большой натяжки можно сказать, что это – результат прочных демократических традиций. Я постоянно напоминаю, что Рыбинск – это северная, демократическая Россия. Новгородская и псковская в своих истоках, олонецкая и поморская. Страна свободных людей. Уже Рыбная слобода – это особый тип поселения, который отличен от села. «Поселки непашенных промышленных и торговых людей» историк Павел Смирнов называл «завязью будущих торгово-ремесленных городов». Здесь создавалась «слободская воля». Смирнов описывал, как в этих слободах-посадах сформировался «класс посадских людей», равнозначный бюргерству Западной Европы. Жители слободы были лично свободны. Они обладали монопольным правом на рыбный промысел, на пользование «государевой» землей, на розничную торговлю внутри слободы, а главное, – правом на самоуправление. И потом – в уездном по статусу Рыбинске не было многочисленной администрации, не было самовластной и самовольной аристократии. Рыбинск стоит наособицу как город с сильнейшим развитием городского самоуправления, в котором первую скрипку играли купцы и промышленники – Тюменевы, Журавлевы, Расторгуевы... У этого самоуправления были формальные структуры: бурмистры и ратманы в магистрате, с 1785 года городское собрание, дума, с 1870 года городская дума и городская управа, городской голова, судьи в совестном суде, позднее биржевой комитет... Яркий пример такой коллективной самоорганизации – деятельность городского общества во время Отечественной войны 1812 года. Рыбинск приютил тысячи москвичей, вынужденных покинуть столицу перед угрозой наполеоновского нашествия; в город поступили на лечение более двух тысяч участников Бородинского сражения. В госпитале, располагавшемся в Мучном Гостином дворе, с русскими воинами исцелялись от ран и пленные французы. Проводился сбор денег на нужды действующей армии. Купечество и мещане Рыбинска дали на сбор ополчения 20 697 рублей и сверх того внесли натурой муки на 7100 рублей… Рыбинская гражданская община складывалась на основе приблизительного сословного равенства. По Ивану Аксакову, здесь нет слоев и кругов в обществе. Это был разительный контраст по отношению ко многим другим городам России. Нечто подобное мы наблюдаем (чтоб уж совсем далеко не ходить) разве что в Ярославле XVII века. Впрочем, ярославская община, во второй, по крайней мере, половине того века, – купеческо-ремесленная. В рыбинском же обществе купечество безраздельно доминиро-

вало. «Здесь – одно общество купеческое, преобладающее, господствующее, самодовольное и самостоятельное». Иван Аксаков описал почти уникальную во внутренней России XIX века суть рыбинского общинного самосознания в момент его подъема: «Я здесь нашел то, чего не встречал в других городах и даже в столицах. Здесь не надо побуждать общество, как в других городах, чтобы оно принимало участие в своих общественных домах и пользовалось правами, им данными. Нет, здесь единство интересов связывает их в одну общину. Всякий и не служащий в Думе знает, что земли у города мало, оттого квартиры дороги и негде строиться; общество собирается, делает добровольную складку, например, тысяч в 10 серебром и по установ­ленной форме дает приговор о покупке земли и проч. Разумеется, главные деятели – богатые купцы…» Особенно наглядные изменения происходили во второй половине XIX и в начале XX века. Общество приобщалось к гражданской жизни. В начале ХХ века рыбинцы снова обнаруживают полную готовность участвовать в управлении страной. В годы думской монархии отпрыск древнего рода рыбинских купцов Эльтековых, Сергей Эльтеков, помощник присяжного поверенного, стал первым рыбинским депутатом III Думы от партии кадетов. 14 октября 1912 года рыбинский полицмейстер сообщал начальнику ярославского жандармского управления: «1го сего октября на предвыборном собрании второго съезда в конце самого собрания и в последних словах своей речи присяжный поверенный Сергей Кузьмич Эльтеков, бывший депутатом III Государственной Думы, позволил себе выражаться так: «Мы все-таки должны избрать в Государственную Думу такого человека, который может изменить существующий строй». А рыбинский и казанский купец Василий Карякин был избран депутатом III Думы от партии «Союз 17 октября». Незаурядное явление – и рыбинская пресса, которая создавала (не без трудностей, да) пространство публичности. Замечательные актеры этой сцены: Иван Жуков, Семен Разроднов, Сергей Овсянников… Здешняя порода – редко бунтарская, человек не идет напролом, не пытается свою волю противопоставить миропорядку. Потребность в шири и рыбинец реализует в согласии со здравым смыслом, в реальной действительности, умело и талантливо используя ее возможности, которые оказываются не такими уж и скромными. – Каких неординарных личностей, рожденных в Ры­бинске, проявивших впоследствии свои таланты, незаурядные способности, создавших на благо Рыбинска что-то значительное, вы бы вспомнили? – Давайте притормозим и сообразим, что все-таки не купечеством единым, хотя и без него никуда. Рыбинская гражданская община порождала и привлекала ярких людей. Таких, как религиозный проповедник протоиерей Родион Путятин или чудаковатый гений фотографии Андрей Сигсон. А взять семью Золотаревых... Думается, перед нами одно из самых замечательных русских семейств рубежа XIX-XX веков, где отношения основывались на духовной близости и душевной отзывчивости. Дети священника Спасо-Преображенского собора Алексея Золотарева и жены его Юлии ярко выразили себя


9

2013


предмет разговора •

2013

10

на разных поприщах в первой половине ХХ века. А главное – обладали очень определенной личностной формой, умением сочетать свободу и принцип долга… Старший сын Золотаревых Сергей – литературовед, Николай – директор Тургеневской библиотеки в Париже, Алексей – писатель и основатель краеведческого движения в Рыбинске, Давид – профессор этнографии, Мария – сотрудник центрального исторического архива. Наконец, Алексей Золотарев-мл. – свободный мыслитель, писатель, общественный деятель. И как-то очевидно, что у таких прекрасных детей не могли не быть замечательные родители. Или Ухтомские – древний род, Рюриковичи, в купеческом Рыбинске – самые очевидные аристократы крови. Архитектор XVIII века Дмитрий Ухтомский – мастер русского барокко. Благотворитель Александр Ухтомский – председатель рыбинской земской управы и предводитель уездного дворянства. Неистовый религиозный искатель и борец за веру Андрей, в миру Александр Ухтомский – епископ, духовный писатель, политический деятель. Алексей Ухтомский – брат епископа Андрея, великий ученый-физиолог, академик. Алексей Ухтомский – самобытный мыслитель-антрополог, персоналист-диалогист (в чем-то близкий Михаилу Бахтину, Мартину Буберу, Эммануэлю Мунье): «Здоровый и любящий человеческий дух начинает с того, что знает друга... весь устремлен от себя к другому … Человек человеку — величайший секрет, но вместе с тем без устремления понять этот секрет и иметь человека перед собою теряется смысл человеческого поведения и бытия». Или председатель правления музыкально-литературно-драматического Кружка, купец-меценат Константин Никитин, владелец усадьбы Борок и лучшей типографии в Рыбинске на углу улиц Крестовой и Стоялой. Это один из самых колоритных деятелей за всю историю Рыбинска. «Очень рельефна была крупная, американского типа, упитанная фигура Константина Андреевича». Громадных размеров человек «с нежной артистической натурой», он выступал в спектаклях как актер и в концертах как виолончелист. Алексей Золотарев называл Никитина «символом одаренности, многоталанности, выносливости и силы нашего великорусского племени». В ХХ веке многое оказалось истреблено, вырублено. Но и здесь есть люди большого огня и света. У индустриального Рыбинска второй половины ХХ века свои легенды и свои герои – иногда огромного человеческого масштаба, как директор завода Павел Дерунов. Его называют «отцом города», и мало было за весь ХХ век рыбинцев, кто имел столько же прав на это звание. Он не просто формировал среду обитания – это была аккумуляция высококачественного человеческого капитала, главного дефицита в стране. Яркие фигуры в середине ХХ века– прозаик Михаил Рапов, поэт Николай Якушев… Наконец, Ксения Степановна Красавина, старица Аксиньюшка – вообще чудесное явление, о ней трудно думать без сердечного спазма. А еще были надышавшиеся здешней свободой, вольным волжским ветром граждане мира с острой русской тоской – Борис Григорьев, Константин Кедров-Челищев, Юрий Кублановский… – Константин Головщиков замечал когда-то, что у Рыбинска неаристократическое происхождение города. Но город благодаря инициативам торгового люда, купцов развился, превратился в крупный внутренний торговый порт, отстроился… Кого бы из рыбинских купцов вы привели в качестве примеров настоящей предприимчивости, мышления на перспективу, заботы

не только о своем кармане, но и об общем благе? – Прежде всего это депутат екатерининской Комиссии по составлению нового Уложения от Рыбной слободы Алексей Попов, первый рыбинец, ставший деятелем общероссийского уровня. 2 октября 1767 года Попов выступил с программной речью. Он четко излагал, в чем состоит интерес российских торговых людей. И хотя мнения его весьма небесспорны, но есть в них очевидное здравое зерно: Попов предлагал вернуться к петровской политике, предоставить купечеству широкие права и льготы. К его мнению присоединились 69 депутатов, в том числе 67 депутатов городов, – это единственный случай за все два года работы комиссии. Кстати, в комиссии столкнулись мнения двух сословных лидеров – ярославских депутатов, представителя дворянства князя Михаила Щербатова и представителя городского общества Алексея Попова. Ярославцы тогда, можно сказать, рулили. Хоть и недолго. Константин Расторгуев – эталон выборного местного администратора. Человек со стратегическим видением городских перспектив. В 1898 году он выбран городским головой, каковым он и оставался до 1917 года. При его участии в Рыбинске появились водопровод, телефонная сеть, городская электростанция, реконструирована гавань на Черемхе… Затем, конечно, Журавлевы. Правильно говорят, что во второй половине XIX века село Абакумово Рыбинского уезда по развитию промышленности превосходило город Рыбинск. Здесь начинается индустриализация рыбинского края. Ее инициатор – Николай Журавлев. Ежегодно Николай Журавлев вел дела на Нижегородской ярмарке. Один из виднейших общественных деятелей России второй половины XIX века, апологет промышленного развития страны князь Владимир Мещерский отмечал: «Николай Михайлович Журавлев личность замечательная: по обширному своему уму, по необъятному запасу сведений о промышленной и торговой жизни России. Вникание в малейший интерес составляет тайну всемогущего влияния г. Журавлева на весь торговый мир Волги и ее притоков». По оценке Ивана Аксакова, Журавлев – «богатый, предприимчивый и образованный человек, имеющий на «низу» много контор и приказчиков, делающий дела Рыбинск оказался неиссякаемым источником яркого и пестрого личностного самовыражения. Человеческий рельеф Рыбинска удивителен. Город необычных, неожиданных, иногда странных людей, талантов, чудаков, эксцентриков, искателей. Причем издавна. В таком количестве непредсказуемую странность производил на свет разве что еще Петербург. свои совершенно особенным образом, не похоже на мелкую расчетливость прочих купцов, engrand». Опыт Николая Журавлева – пример того, как меняет умного человека жизнь, заставляя отказаться от предрассудков опыта и среды, от интересов немедленной выгоды ради перспективы. Это известная история. Развитие речного пароходства в России началось в 1840-х годах. Активным сторонником развития нового вида водного транспорта был профессор прикладной математики, министр путей сообщения Павел Мельников. В 1841 году Мельников прибыл в Рыбинск агитировать купцов за развитие пароходства и встретил в Журавлеве яростного оппонента. Дело в том, что рыбинец вложился к тому времени в так называемые коневодки


11

2013


и с ожесточением «противоречил потому только, что лучше других понял преимущества речных пароходов и что с введением их на Волге его конные машины потеряют свое значение и ценность»...А к концу 1860-х годов у самого Журавлева по Волге ходило одиннадцать пароходов. Замечателен и сын Николая Журавлева, блистательный англоман Михаил Журавлев. Отправленный отцом в Англию, он научился не только организации промышленного производства, но сделал важнейший для себя вывод о социальном контракте, связывающем ответственного предпринимателя и его работников: «Чем выше уровень жизни рабочих – тем лучше они работают!». Журавлев превратил Абакумово в маленькую Англию, обеспечив, скажем так, максимальный соцстрах для работников. 33 года Журавлев был председателем рыбинского биржевого комитета. Он постоянно избирался гласным городской Думы. Благотворительная деятельность Журавлева выходила далеко за границы города и губернии. В начале XX века в стране начался сбор средств на строительство первого в Москве музея зарубежного искусства. Дело возглавил профессор Московского университета Иван Цветаев. Один из залов музея оформили на средства Журавлева.

12

2013

предмет разговора

– Благотворительность – черта, присущая всем представителям рыбинского купеческого сословия. На какие цели чаще всего они давали деньги, развитию чего помогали охотнее? – Давняя традиция пожертвований на строительство и украшение храмов закономерно дополнилась в XIX-ХХ веках деятельностью в очень широком диапазоне. Пожалуй, все-таки можно выделить акцент на конкретное милосердие по отношению к детям, беднякам и образовательные благотворительные проекты. На искусство жертвовали меньше. На науку совсем мало. – Но купцы любили и покутить, дать разгуляться широкой волжской душе… Как уживались в них и богобоязненность, и страсти нешуточные? – Да как-то так. Люди были очень разные. С одной стороны, гвардия старообрядцев, истовых молитвенников и трудоголиков. С другой стороны, рядом, в двух шагах, Иван Дурдин. Полускоморох-полуюродивый. Рыбинский философ, с самобытным пониманием жизни, не просто какой-нибудь дурацкий Тит Титыч из ранних пьес Островского, а циник-сибарит, разгульный русский философ-декадент, производящий с обывателями жестокие эксперименты…

новое, чего раньше и сами не знали о Рыбинске? – Мне многое открылось заново и впервые. Может быть, и читателям мой опус не покажется слишком уж тривиальным. – На ваш взгляд, какова роль Рыбинска в общей истории страны? – Из сегодняшнего дня Рыбинск предстает городом со своими собственными порядками, цивилизационным уровнем, жизненным укладом, своим повседневным ритмом и горизонтом ожиданий. Провинциальный город далеко не всегда вписывается в историю страны. Рыбинску это удавалось. Но поскольку история была разной, то и моменты участия в исторических судьбах России специфичны. Они связаны с войнами – прежде всего XIX-XX веков. И если Отечественная война 1812 года потребовала от рыбинских купцов прежде всего материального, финансового участия, то последующие войны не обходились и без участия горожан в сражениях. Война меняла лицо города. Условия военного времени требовали делать ставку на смелых, инициативных и высокопрофессиональных людей. Их знания, опыт, способность к риску создавали благоприятную почву для исторического прорыва и, в частности, для изменений в жизни Рыбинска. Однако в конце 1910-х годов это привело к острейшему общественному кризису за всю историю страны, а после 1945 года радикализм оказался ограничен планами частичных улучшений, речь тогда не шла об изменении системы в целом. Самый очевидный ракурс участия Рыбинска в судьбах России – экономический. Через Рыбинск страна кормила Петербург и Европу русским хлебом. Затем, уже в ХХ веке, рыбинские военные производства участвовали в ковке оборонного щита страны, а производства мирные привносили вклад в обеспечение условий цивилизации. Рыбинск второй половины ХХ века оказался вписан в контекст холодной войны – не слишком с исторической дистанции привлекательный, но оказавшийся неизбежным. Разумеется, рыбинский резонанс на то, что делалось в стране и мире, становился сильнее с развитием коммуникаций. Но чаще всего это был сугубо местный резонанс. В 1918 году в Рыбинске военной силой была

– А существуют ли сейчас в Рыбинске люди, которые в чем-то благом следуют традициям купечества? – Да конечно. И теперь узнаешь рыбинца «по походке», по повадке.

О том, как рыбинские купцы работали со временем, можно много говорить. В Рыбинске купец обречен был на больший риск, чем в европейско-североамериканском ядре прогрессивной цивилизации. Власть и погода могли стать угрожающими факторами. Думаю, что от этого взаимное внутрисословное доверие купечества поддерживалось на очень высоком уровне.

– Евгений Анатольевич, готовится к изданию ваша объемная книга «Рыбинск. Портрет города в 11 проектах». И она скоро выйдет в свет. Наверное, мы за время беседы уже затронули многие ее темы. Но вы бы могли, наверное, рассказать также о концепции книги, о том, чем она будет отличаться от предыдущих изданий об этом городе? – Это рискованный проект. Попытка концептуального, аналитического истолкования такого уникального феномена в России и в мире, каков Рыбинск. Попытка увидеть город как органическое начало, определить его субъектом истории, как явление, обладающее биографией, характером. В духе современных подходов к монографическому описанию мировых столиц и скрижальных городов. – В процессе работы над книгой открыли ли вы что-то

установлена власть большевиков. Разительные перемены той поры и более поздних времен проводились в основном не по местной инициативе, а по указке сверху, новыми бурями и ветрами иногда заносило в Рыбинск ярких личностей, от Сергея и Анны Радловых до Генриха Людвига. Довольно слабо представлен Рыбинск в русском искусстве как предмет, как тема. Таким образом, получалось, что не события, а процессы определяли прежде всего место Рыбинска в истории страны, хлебный транзит через город, военные лихолетья и заботы. – Наконец, какие перспективы у Рыбинска в будущем? – В настоящее время город воссоздается заново,


13

2013


предмет разговора •

2013

14

начинает воспроизводить жизненный уклад, характерный для многих городов северной Европы. Молодая поросль пробивается на свет в тех местах, где травматичный XX век развернул и свернул проект, который в своем собственном качестве не имел реальной перспективы. Его сутью была перманентная катастрофа, которую не удалось приручить на рубеже XX-XXI веков. Известный вариант классификации городов – деление их на доиндустриальные, индустриальные и постиндустриальные. Доиндустриальный город выполняет главным образом административную, военную и аграрную функции, индустриальный город – промышленную, торговую и транспортную, а в постиндустриальном ведущее место принадлежит сервисной функции, в которую включается и культурная деятельность. В Рыбинске индустриальный импульс, конечно, не исчерпан и не будет исчерпан до дна (да и нет нужды к этому стремиться). Но все же на дворе постиндустриальное, информационное общество. Город качается на третьей волне, о которой говорил Олвин Тоффлер, – волне новой эпохи. Потенциал города не вполне раскрылся. Получится ли это сделать? Что будет дальше с Рыбинском? Есть надежда, что он сможет обновиться, вспомнив главное и лучшее, что всегда ему было присуще, что делает его, кажется мне, и сегодня конкурентоспособным. Это не воспроизводство прошлого в старых формах, об этом речи вообще не идет. Это творческое отношение к жизни, свобода и активный жизненный стиль. Они могут помочь вхождению в новую глобальную цивилизацию. Удивительно все же, что Рыбинску как-то пока удается сочетать «советскость», исконную «европейскость», – и все новое, что приходит в город сегодня. Да, это достигается не беспроблемным «педагогическим» методом, а так, как всегда бывает «в настоящей жизни», то есть в борьбе, где победы чередуются с поражениями. Хорошо б, конечно, хотя бы отчасти воспользоваться теми индустриальными завоеваниями, которые произошли в минувшем столетии. Но удается это не так уж часто. Многое приходится начинать сызнова, обновляя, модернизируя, обогащая поневоле и по воле унаследованный ландшафт. Уже по-другому строится образование, по-другому живут сегодня экономика и культура, иное место у религии и веры, и прежние рецепты срабатывают не всегда. Для начала понятно, что городу и горожанам важно найти себя в координатах современного общества, открытого, глобального мира, ускоряющихся ритмов жизни, индивидуализации и разнообразия как культурной нормы, в креативном сплаве индустриализма и постиндустриализма, характерном для динамичных обществ. Подтвердить свою идентичность, снова и снова напоминать себе и другим о «городской легенде», о самобытной версии рыбинского успеха, – и в то же время резко актуализировать, осовременить эту идентичность. Это означает внесение изменений в городское пространство: например, валоризацию (повышение стоимости) городского центра и его ревитализацию (возвращение к активной жизни из исторического полуобморока), новые стандарты качества жизни. Но это и внутренние перемены, перестройка умов и душ. Да, мы вправе говорить о том, что «город снова имеет хозяина», однако здесь больше нет монополии на власть, монополии сословия или партии. Здесь востребованы энтузиасты и люди долга. Те, кто берут на себя миссию внесения в мир порядка. Вспомним, в начале XX века во главе успешных европейских городов стояли выдающиеся градоначальники: Армштадт в Риге, Третьяков в Москве, Хакен в Штеттине, Расторгуев в Рыбинске. А гражданское общество, мне кажется, повсюду еще очень слабо, очень хрупко. Но свою часть работы по

улучшению «малого мира», окружающего горожанина, предстоит выполнить живущим сейчас поколениям. Как избежать застоя и регресса? Ждут ли Рыбинск проблемы многих городов ядра цивилизации? Заранее не скажешь, но мы же понимаем, к примеру, что эффективный и успешный социум привлекает мигрантов и из угасающих провинций страны, и из-за рубежа. А кризис экономики и цивилизации оборачивается демографической убылью. Или, к примеру, расслоение города на успешные и не очень успешные микрорайоны. Случится такое в Рыбинске или нет? Что будет с экологией Рыбинска? Как быть с его водохранилищем? Во всем мире средние и малые города успешно сосуществуют с мегаполисами, становятся центрами отраслей и штаб-квартирами крупнейших корпораций. Получится ли такое у Рыбинска? Рыбинск всегда был городом, открытым стране и миру, а не просто центром местной округи. Сначала – благодаря общероссийскому и мировому рынку зерна. Затем, в том числе в советское время, вследствие появления производств, ориентированных на общероссийскийобщесоюзный спрос. И даже Волголаг задумывался как начало проекта Большой Волги, впадающей прямиком в коммунизм. Теперь эти времена отчасти уже в прошлом. И нужно искать новые возможности. Рыбинск имеет известность в стране. Город близок к Москве и Петербургу. Но в глобальном мире его известность пока невелика. Часы пошли. Вызреет ли в городе транснациональное, межконтинентальное время новой цивилизации XXI века? …Ответа на эти вопросы я не знаю, но, по-моему, многое позволяет предположить, что силы гражданского общества будут действовать точно так же, как где-нибудь в Англии или в США, где они внесли важный вклад в становление и развитие демократии, и со временем город сможет сказать свое слово, обогатив общий дискурс человечества. Вероятно, в будущем города будут конкурировать не столько за туристов, сколько за качественное население – образованное, квалифицированное, социально активное. Рыбинску, как и любому городу, нужен «креативный В Рыбинске индустриальный импульс, конечно, не исчерпан и не будет исчерпан до дна (да и нет нужды к этому стремиться). Но все же на дворе постиндустриальное, информационное общество. Город качается на третьей волне, о которой говорил Олвин Тоффлер, – волне новой эпохи. класс»: люди, отличающиеся высокой мобильностью и в то же время глубокой преданностью местам, которые они любят. Они ищут места, которые позволят им раскрыть свой творческий потенциал… Итак, Рыбинску предстоит искать и находить себя снова и снова в потоке перемен. В проекте Рыбинск – центр воспроизводства прогрессивных инноваций, урбанизированной культуры. Рыбинску предстоит стать узловой точкой и несущей опорой новой России. Интересно посмотреть, что получится у города с такой особой судьбой, с таким необщим выражением лица, с такими хваткой, энергетикой, волей и азартом жизни.• Беседовал Алексей СУСЛОВ.


15

2013


16 2013 •


17

2013


предмет разговора •

2013

18

Евгений ЕРМОЛИН родился в 1959 году в деревне Хачела Архангельской области. Мать – фельдшер, отец – моряк, поморский поэт Анатолий Навагин. Детство провел в деревне, закончил школу в Архангельске, затем факультет журналистики МГУ (1981). Занимался на кафедре критики и публицистики в мастерской Игоря Виноградова, что имело определяющее значение в аспекте духовного самоопределения. Учился у Анатолия Бочарова, Галины Белой, Лили Вильчек, Анри Вартанова. Первая литературно-критическая публикация – в журнале «Литературное обозрение» (1980). С 1981 года живет в Ярославле и работает в местной прессе. В 1987 году Евгений Анатольевич защитил кандидатскую диссертацию во ВНИИ искусствознания (о мелодраме как матрице искусства и культуры в ХХ веке; научный руководитель – Нея Зоркая). В советские годы публиковался в «Севере», «Детской литературе». В духовном отношении находился в состоянии внутренней эмиграции. На уровень вполне свободной речи вышел в 1988 году (статья в «Неве» о Петре Проскурине). Впоследствии публиковался в «Континенте», «Новом мире», «Дружбе народов», «Знамени»

и других периодических изданиях. Написал и опубликовал 5 монографий (одна из них – в соавторстве с Аллой Севастьяновой): «Материализация призрака», «Символы русской культуры», «Святой великий князь Федор Ростиславич Черный, Ярославский и Смоленский», «Ярославский стиль» и др. Пишет о литературе и на общекультурные темы. В критике и эссеистике основывается на фундаменте христианскогуманистических ценностей. Это определяет как его критическое в целом отношение к состоянию современного общества, так и заинтересованное внимание к человеку, его духовному опыту и самостроительству. С 1989 года Е.А. Ермолин работает в Ярославском государственном педагогическом университете. Заведует кафедрой журналистики. В 1999 году защитил докторскую диссертацию (теоретические основы изучения истории русской культуры – персоналистский подход). Член Академии русской современной словесности, жюри национальной премии «Большая книга», творческих союзов, редколлегий журналов «Континент», «Мера» и др., популярный блогер. Живет в Москве и Ярославле.


19

2013


флотоводец и его волжская родина Владимир ОВЧИННИКОВ На живописном левом берегу Волги между двумя старинными русскими городами Рыбинском и Романов-Борисоглебском (ныне Тутаев) в селе Хопылеве находится удивительной красоты храм Богоявления-на-Острову. Изначально он состоял при мужском Островском Богоявленском монастыре, который находился здесь с незапамятных времен. В середине XIX века в архиве местного помещика А.Н. Меркурова из близлежащего сельца Алексеевского были найдены документы, свидетельствующие о существовании здесь монастыря еще в XV веке. Среди документов значилась и грамота царя Василия Шуйского, выданная монастырю 16 июня 1606 года.

20

2013

гордость россии

Д

ля Богоявленского монастыря в середине XVII века изготовил колокол известный в то время литейных дел мастер Федор Моторин (его сын Иван и внук Михаил в 1735 году отлили в Москве знаменитый Царьколокол). А в 1701 году искусными ярославскими зодчими на месте изветшавших деревянных строений был возведен прекрасный каменный храм с галереей и шатровой колокольней, который стал украшением всего Поволжья. Храм находился посредине погоста, образовавшегося здесь за долгие годы существования монастыря. Церковь состояла из двух этажей. В верхнем (летнем) храме было освящено три престола: во имя Богоявления Господня, Казанской иконы Божией Матери и Святителя Леонтия Ростовского чудотворца, а в нижнем храме имелось два престола: во имя святителя и чудотворца Николая и Введения во храм Пресвятой Богородицы. Особо чтимым образом являлась Боголюбская икона Божией Матери. А еще надо заметить – в монастыре имелось немало драгоценной церковной утвари, среди которой были, в частности, напрестольный деревянный крест, обложенный

монастыря. Многие из представителей этого рода подвизались в нем в монашеском подвиге. Имена всех усопших мирян из рода Ушаковых также были вписаны в монастырский синодик для вечного поминания. Кроме того, Сила Игнатьевич был лично дружен с игуменом монастыря Иовом, который часто наезжал в дом Ушаковых в Бурнаково.

Храм Богоявления-на-Острову.

чеканным золоченым серебром, Евангелие 1681 года в серебряном резном окладе, поднесенное в дар майором Василием Алексеевичем Берсеневым. Был также серебряный потир (чаша для причастия) с надписью: «Сосуд господина Силы Игнатьевича Ушакова». И дар Силы Игнатьевича для обители был неслучаен. История семьи Ушаковых тесно связана с историей Богоявленского Островского

Фамилия Ушаковых упоминалась в Романовском уезде практически с момента открытия монастыря. Первым из них был Дмитрий Калиныч, за которым значились поместья в Романовском уезде, в сельце Бурнакове с деревнями. Затем по наследству Бурнаково досталось Василию Дмитриевичу, а после него — его сыну Игнатию, определенному по высочайшему повелению к «соляным сборам» в Ярославской провинции. Дом в его имении стоял на возвышении, на добротном каменном фундаменте. Еще до 50-х годов XX столетия он сохранялся одноэтажным, но старожилы говаривали, что был у него и второй этаж. Вокруг дома росли вековые деревья, а в усадьбе был разбит яблоневый сад. Со всех

Владимир ОВЧИННИКОВ родился в 1960 году в селении Газимурский Завод Читинской области, а в 1965 г. переехал в Рыбинский район на станцию Лом. После окончания школы-интерната в г. Рыбинске поступил в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище, которое закончил в 1982 г. До 1995 г. проходил службу на атомных подводных лодках Северного флота, после чего поступил адъюнктуру при Институте военной истории МО РФ. С 1998 по 2010 гг. проходил службу в указанном институте. После увольнения в запас остался ведущим научным сотрудником НИИ военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ. Владимир Дмитриевич имеет более 50 публикаций о жизни и деятельности адмирала Ф.Ф. Ушакова, завершил разработку докторской диссертации: «Адмирал Ушаков: влияние его деятельности на строительство отечественного флота и развитие военно-морского искусства».


Ф.Ф. Ушаков. Художник Петр Бажанов. Преображенец.

брата Ивана, который оставил царскую службу ради духовного подвига в затворе. Живя в уединении, он подвизался в молитве в двинских лесах и на Орловщине, откуда и был доставлен сыскной командой в Санкт-Петербург к императрице Елизавете Петровне. Императрица, уважив просьбу Ивана, определила его в Александро-Невский монастырь. 13 августа 1748 года Иван Ушаков был пострижен в монахи с именем Феодор (в честь покровителя земли Ярославской благоверного князя Феодора). Потом многие из петербургских жителей всех сословий обращались к монаху Феодору за духовными наставлениями. А все это время родной брат монаха Федор Игнатьевич, пользуясь благосклонным отношением императрицы к гвардейцам, почти ежегодно бывал дома. Зимой 1745 года в его семье ожидалось прибавление, и бывалый преображенец поспешил из Петербурга

21

сторон Бурнаково окружал великолепный хвойный лес с разбросанными в нем островками полей и лугов. И до сегодняшних дней необыкновенной красоты еловый лес за околицей Бурнакова среди местных жителей носит название «Ушаково поле». Отсюда ушли служить в лейбгвардии Преображенский полк сыновья Игнатия Васильевича — Сила, Федор и Иван. Особым образом сложилась судьба младшего

2013

в Бурнаково, чтобы поспеть к родам. А 13 февраля его супруга Параскева Никитична разродилась младенцем. Об этом событии в метрической книге церкви Богоявления-на-Острову, в разделе «о родившихся» появилась запись: «В феврале... Числа 13. Лейб-гвардии Семеновскаго полку* у солдата Федора Игнатьева сына Ушакова сельца Бурнакова сын Феодор». Таинство крещения младенца Феодора было совершено приходским священником Димитрием Ивановым. Так пришел в мир человек, которому впоследствии суждено было стать выдающимся флотоводцем России и который за свою праведность стяжал венец святости. Вскоре после рождения сына обремененный тяжелыми болезнями и многочисленным семейством Федор Игнатьевич подал прошение об отставке, сменив царскую службу на хозяйские хлопоты и воспитание детей. Как и положено, Ушаковы во всей полноте участвовали в церковной жизни. Храмовые исповедальные ведомости за 1756 год сохранили для нас свидетельство пребывания всего семейства в церкви Богоявления-на-Острову, в состав которого входили (перечислялись они в церковных ведомостях под заголовком «Военные и их домашние сельца Бурнакова»: «лейб-Гвардии Преображенскаго полку подпоручик Сила Игнатьев сын Ушаков, жена ево Мавра Яковлева, сын


Герб Ушаковых.

22

2013

гордость россии

Дом Ушаковых.

их Александр, показанного сельца Бурнакова отставной сержант Феодор Игнатьев сын Ушаков, жена ево Параскева Никитина, дети их: Степан, Феодор, Дарья, Иван». Надо сказать, братия монастыря была немногочисленна. Кроме игумена Иова в нем подвизались иеромонах и иеродьякон, в монастырском братстве числились два приходских священника, а также дьякон, земский подьячий, дьячок, пономарь, просфорник и сторож. Свое начальное обучение дети Ушаковых, скорее всего, проходили здесь же при монастыре. Грамоту и чтение постигали по азбукам и церковным книгам. Одновременно с этим изучалась «священная история», катехизис и Закон Божий. Знания закреплялись на церковных службах при чтении псалмов и песнопении. С берега Волги ребятам хорошо было видно, как по речной глади сновали белокрылые лодки-романовки. И как знать, может именно они пробудили тогда у Федора любовь к кораблям и желание служить на флоте... Богоявленский монастырь просуществовал до 1764 года, когда

с изданием духовных штатов в числе многочисленных малых монастырей он был закрыт. На его месте образовался приход, состоявший из прихожан 26 селений, в число которых входило и сельцо Бурнаково «при реке Жидогости», где на три двора по платежу значилось и «24 души мужеска пола». К этому времени Федор уже обучался в Морском шляхетном кадетском корпусе. По прибытии в Петербург он не смог увидеться со своим дядей монахом Феодором (Иваном Игнатьевичем), о котором так много говорили все домашние. Его богоугодная служба вызвала зависть у других насельников Александро-Невского монастыря, начались наговоры и доносы. Тогда в 1757 году Феодор попросил разрешения переехать в Саровскую пустынь, откуда в 1759 году перебрался уже в Санаксар, который с великим старанием стал восстанавливать после длительного запустения. Через пять лет обучения одним из лучших (четвертым из 58 воспитанников) Федор Ушаков окончил Морской корпус и был направлен на флот Балтийского моря. Практи-

чески сразу же он ушел в длительное плавание вокруг Скандинавии до Архангельска и обратно. Затем была служба на Азовско-Донской флотилии и участие в русско-турецкой войне 1768‑1774 годов. С Черного моря лейтенант Федор Ушаков был переведен в Петербургскую корабельную команду. По пути в столицу он заехал в Бурнаково в положенный ему трехмесячный «домовой» отпуск. За время службы на Балтийском флоте ему дважды пришлось побывать в Средиземном море и еще раз вернуться на малую родину с ответственным заданием. В декабре 1779 года Ушаков по поручению Адмиралтейств-коллегии был направлен в Рыбинск: ему надлежало принять командование над караваном корабельного леса, еще летом приведенного с низовьев Волги в Рыбинск, и в предстоящую навигацию доставить его по Вышневолоцкой водной системе в СанктПетербург. Побыв немного дома, лейтенант Ф. Ушаков уехал в Рыбинск, где встретился в городском магистрате с рыбинскими и мологскими купцами, заключившими подряд на проводку означенного каравана от Рыбинска


Памятный знак в селе Хопылево на берегу Волги.

Перед началом кампании 1789 года князь Г.А. Потемкин-Таврический решил произвести перестановку в командном составе флота и поручить главную его силу Ф.Ф. Ушакову, человеку, по мнению главнокомандующего, куда более достойному и знающему, нежели бывший командующий граф М.И. Войнович. В письме Екатерине II он писал: «Долг справедливости требует всеподданнейшего засвидетельствования пред Вашим Императорским Величеством о ревностной

до Вышнего Волочка своими лоцманами и коноводами. В это же время, 11 марта 1780 года, Федор оформил с отцом купчую на продажу родового имения сельца Бурнакова. А 20 марта резолюцией на отправленные в Адмиралтейств-коллегию бумаги Ушаков получил новый указ о препровождении рыбинского каравана. Сборы были недолгими, и в середине апреля 1780 года караван с лесом тронулся в путь, а к лету прибыл к месту назначения. Впервые мир услышал об Ушакове в период русско-турецкой войны

23

2013

Монумент адмиралу Ушакову у стен Новой крепости Керкиры (о. Корфу).

1787-1791 гг., которую он встретил в чине капитана бригадирского ранга и в должности командира линейного корабля «Святой Павел». Возглавляя авангард Черноморского корабельного флота, он принял боевое крещение в сражении с турецким флотом близ острова Фидониси 3 июля 1788 года. В действительности Ушаков руководил боем всего флота, и его личная храбрость, выдающиеся качества командира привели Черноморский флот к очень важной первой победе.


гордость россии •

2013

24

и отличной службе состоящих во флоте Черноморском: бригадира флота капитана Ушакова, офицера весьма искусного и храброго, которого и приемлю удостоить в контрадмиралы…». Производство в чин состоялось 14 апреля, и в тот же день Федор Федорович получил под свое начало корабельный флот, базирующийся в Севастополе. А 14 марта 1790 года он становится командующим Черноморским флотом, спустя же почти четыре месяца, 8 июля, происходит крупное морское сражение между русским и турецким флотами у Керченского пролива. Контр-адмирал Ушаков показал в нем образец личной храбрости, проявил себя умелым флотоводцем, способным мыслить творчески и принимать неординарные решения. Очередное сражение произошло 28–29 августа недалеко от острова Тендра (у северо-западного побережья Черного моря), в результате которого турки потеряли два линейных корабля и одного адмирала, попавшего в плен. В Петербург полетела депеша к императрице, в которой Потемкин с великой радостью сообщал: «Вот, матушка родная, Бог даровал победу и другую над флотом турецким, где он совершенно разбит... Будьте милостивы к контр-адмиралу Ушакову. Где сыскать такого охотника до драки: в одно лето – третье сражение, из которых то, что было у пролива Еникальского, наиупорнейшее. Офицеры рвутся один пред другим. С каким бы я адмиралом мог ввести правило драться на ближней дистанции, а у него – линия начинает бой в 120 саженях, а сам особенно с кораблем был против «Капитании» в двадцати саженях. Он достоин ордена 2-го класса Военного, но за ним тридцать душ, и то в Пошехонье. Пожалуйте душ 500, хорошенькую деревеньку в Белоруссии, и тогда будет кавалер с хлебом». А 31 июля 1791 года произошло еще более грандиозное сражение у мыса Калиакрия, поставившее победную точку в русско-турецкой войне. В ходе этой войны Федор Федорович Ушаков явил миру пример православного воина, которому была ниспослана помощь Божия. Флот под его командованием, вдвое уступавший противнику по численности, имел в 100 раз меньшие потери в личном составе. Еще одной яркой страницей биографии Федора Федоровича Ушакова является Средиземноморская экспедиция 1798-1800 годов, в ходе которой была штурмом взята неприступная крепость Корфу, освобождены южная часть Италии и Рим.

Святой праведный Феодор Ушаков. Современная резная икона.

Эта военная кампания закрепила за Россией статус великой морской державы и прославила среди народов Европы имя русского адмирала. В целом же подвиги наших моряков и солдат обессмертили имя русского воина в Европе. Средиземноморская экспедиция адмирала Ф.Ф. Ушакова и Итальянский поход генерал-фельдмаршала А.В. Суворова стали одними из самых блистательных страниц российской военной истории. Человеческий же подвиг Ушакова сравним разве что с подвигом монаха в его служении Богу. После недолгого командования Балтийским гребным флотом, уйдя в отставку, адмирал удалился из столицы в глухую тамбовскую деревушку близ Санаксарского монастыря, «оказывая к вере отцов своих чрезвычайную приверженность». В Санаксарском монастыре подвизался в духовном подвиге его родной дядя – иеромонах Феодор, отошедший ко Господу 19 февраля 1791 года. Захоронен был старец на северной стороне монастыря у воздвигнутого им храма. Не забытый своими учениками, он ежедневно был поминаем ими в молитве, часто приходил помолиться на его могилу и Федор Федорович. Современники вспоминали, что всю довольно продолжитель-

ную службу адмирал выстаивал наравне с монастырской братией, а в великий пост по целой неделе жил в монастыре в своей келье. В общении с братией адмирал находил себе участие и поддержку, от них услышал он много рассказов и добрых слов в адрес своего дядюшки иеромонаха Феодора. Удалясь от светского шума, Федор Федорович не удалил сердца своего от ближних. Помогая обездоленным и страждущим, больным и увечным русским воинам во время Отечественной войны 1812 года, он запечатлелся в памяти народной и как великий милосердец. «Не отчаивайтесь! – говорил он. – Сии грозные бури обратятся к славе России. Вера, любовь к Отечеству и приверженность к Престолу восторжествуют. Мне немного остается жить: не страшусь смерти, желаю только увидеть новую славу любезного Отечества!». Недолго после этого прожил непобедимый адмирал. После его смерти в «Русском вестнике» была помещена заметка, в которой говорилось: «К душевному сожалению всех тех, которые уважают славу и добродетели знаменитых соотечественников, 1 октября 1817 года скончался адмирал Федор Федорович Ушаков... Он довольно жил для Отечества, для службы и для славы... Имя Адмирала Ушакова причислилось к именам


фотографиях начала XX века храм Богоявления, белоснежный и величественный, напоминает большой белый корабль с мачтой-колокольней. Здесь когда-то спасались от бурь и треволнений житейского моря тысячи монашествующих и мирян. Хочется верить, что имя великого флотоводца объединит всех неравнодушных к судьбе Отечества, и мы, как матросы на флагманском корабле, встанем на защиту своей истории, созидательной памяти и веры православной, напутствуемые словами адмирала: «Не отчаивайтесь! Сии грозные бури обратятся к славе России. Вера, любовь к Отечеству и приверженность к Престолу восторжествуют!»• Примечание *В приводимом тексте допущена ошибка, характерная для такого рода документов: Фёдор Игнатьевич служил в Преображенском полку.

2013

Не забыли непобедимого адмирала и на исторической родине. Ему воздвигнуты памятники в Рыбинске и Тутаеве, во имя праведного воина Феодора освящены один из престолов Спасо-Преображенского собора и часовня в Рыбинске. Пришло время и для возрождения пришедшего в запустение храма Богоявленияна-Острову. Прославление адмирала Ф.Ф. Ушакова послужило толчком к принятию решения о восстановлении храма. В 2008 году он был передан Ярославской Епархии. В 2009 году начались восстановительные реставрационные работы, которые были, к сожалению, прекращены три года назад. Надо отметить, что произведено укрепление фундамента, сделана частичная вычинка кирпича, укреплены своды храма, покрыт центральный купол. Однако храм стоит фактически без крыши, заливается водой и просит о помощи. А ведь каким он может (и должен) стать! На

25

знаменитых русских мореходцев, а добродетели его запечатлелись в сердцах тех, которые пользовались его знакомством в последние годы жизни его, посвященной вере и благотворению». Почти два столетия прошло после праведной кончины Федора Федоровича Ушакова. Его подвижническая жизнь и его добродетели не были забыты в родном Отечестве. Многочисленные паломники, в том числе и военные моряки, приходили на могилу поклониться Федору Федоровичу, память о котором побуждала и побуждает нас к столь же ревностному служению Отечеству. Федор Федорович Ушаков является не просто наиболее почитаемым российским флотоводцем. Своей праведной земной жизнью он явил миру ярчайший образец верного служения Церкви Христовой, Отечеству и своему народу, чем стяжал себе венец святости.


Екатерина II на рыбинской земле Галина МИХАЙЛОВА

В мае 1763 года в Москве состоялась коронация новой императрицы Екатерины II, которая вошла в историю России как Екатерина Великая. Мудрая законодательница, покровительница просвещения, науки, искусства и ремесел, она во всем стремилась походить на своего, тоже великого, предшественника императора Петра I. Как и Петр I Екатерина II много путешествовала по России. Одно из самых крупных ее путешествий – это поездка по Волге в 1767 году. В начале мая 1767 года из Твери вниз по Волге двинулась целая флотилия, состоявшая из шести речных галер и пяти транспортных судов. Возглавляла флотилию галера «Тверь», на которой находилась сама императрица. Многочисленная свита, сопровождавшая государыню, располагалась на пяти других галерах. Это путешествие, как и другие поездки Екатерины II по России, было воплощением постоянного стремления императрицы ближе узнать жизнь своих подданных, своего народа.

26

2013

высочайший визит

К

ак важное государственное мероприятие путешествие тщательно готовилось, заранее были разработаны маршрут, места остановок. В маршрут была включена Рыбная слобода, сравнительно небольшое тогда поселение на Верхней Волге, к середине XVIII века уже широко известное как перевалочный пункт на торговом пути из центра и юга России к С.-Петербургу. Среди сопровождавших Екатерину II в поездке по Волге был граф Владимир Григорьевич Орлов – самый младший из знаменитых фаворитов императрицы. В 1767 году ему было всего 24 года, он только что вернулся из-за границы, где три года проучился в Лейпцигском университете. По привычке образованного человека он вел во время путешествия дневник. Несмотря на свою молодость, Владимир Орлов был человеком очень осторожным, поэтому его дневниковые записи кратки и, как правило, не касаются личностей. Тем не менее, маленькие детали, приведенные в дневнике непосредственным участником событий, помогают ярче представить картину встречи государыни в Рыбной слободе. Флотилия подошла к Рыбной слободе вечером, в 10-м часу 8 мая 1767 года «…Как мы верст около 8-ми от Рыбной были, – писал Орлов в дневнике, – выехали из оной лодок с 5 навстречу, пев песни провожали до самой Рыбной…» Конечно, жители Рыбной слободы знали о предстоящем визите императрицы, готовились к нему и, как видим, кроме традиционной при встречах хлеб-

соли придумали еще оригинальное приветствие. Нашлись в Рыбной слободе и достойные песенники. К сожалению, не знаем, что пели «рыбинские соловьи» и как отреагировала на это сама императрица. На следующий день, 9 мая, государыня, как пишет В.Г. Орлов, «часу в 8 изволила к обедне пойти, и церковь очень хорошо украшена…» Церковь, что так понравилась графу, – Преображенская, построенная еще в середине XVII века. До наших дней она не сохранилась, на ее месте стоит сейчас Спасо-Преображенский собор. После обедни государыня «жаловала к ручке» местных посадских и жен их, а также приехавших в Рыбную для встречи дворян и нескольких купцов из Ярославля.

Тут же Екатерине II был поднесен и традиционный дар: хлеб-соль, а также рыба, которой Рыбная слобода славилась. Во время остановки в Рыбной слободе граф В.Г. Орлов беседовал с «тутошними жителями» и узнал, что земля здесь по большей части песчаная, «а в низких местах иловатая», что в прошлом году сняли хороший урожай ржи (сам-четвёрт), что жители слободы имеют промысел хлебом «и состояния не бедного». Из хроники путешествия Екатерины II по Волге известно, что уже в 9 часу она изволила возвратиться на судно и флотилия двинулась дальше вниз по Волге к Ярославлю. То есть Екатерина II пробыла на рыбнослободской земле всего лишь час, может быть час с небольшим. Но этот краткосрочный визит оставил большое впечатление в умах и сердцах рыбнослободцев, а также стал источником легенд и загадок. Некоторые из легенд, связанные с посещением Екатериной II Рыбной слободы, впервые поведал нам Кресло, подаренное Екатерине II рыбнослободским купечеством. 1767 г. РбМ. Портрет Екатерины II. Неизвестный художник, конец XVIII в. Копия с оригинала выполнена Ф.С. Рокотовым. 1763 г. РбМ.


27

2013


Граф В.Г. Орлов. Фототипия с живописного портрета Фогеля. 1812 г. РбМ.

28

2013

высочайший визит

Церковь Преображения в Рыбинске. С рисунка братьев Чернецовых, 1834 г.

Матвей Гомилевский в «Описании города Рыбинска», изданном в 1837 году. Он сообщил, что галера Екатерины II остановилась на Волге прямо против деревянного дворца, построенного специально для приема императрицы, и что после литургии в Преображенской церкви Екатерина II проследовала в этот дворец, а местные женщины, «построенные в два ряда, одетые в богатое русское платье, с жемчужными на головах высокими кокошниками, устилали дорогу Ея Величества своими наилучшими платками». Источник, из которого М. Гомилевский почерпнул этот красочный рассказ, к сожалению, не известен. Теоретически в 1830-е годы могли быть живы свидетели событий 1767 года. Информаторами М. Гомилевского могли быть дети и внуки, помнившие рассказы отцов и дедов. В общем, несмотря на сомнительность источника М. Гомилевского, его рассказ о пребывании императрицы Екатерины II кочует с 1837 года из издания в издание, посвященное истории Рыбинска. Недавно исследователь рыбинской истории Г.Д. Левина путем логических умозаключений на основе сохранившихся документов Рыбнослободской ратуши XVIII века убедительно доказала, что никакого специального «дворца» для Екатерины II в Рыбной слободе построено не было, и прохождение императрицы по платкам местных жительниц тоже, вероятнее всего, не более чем красивая легенда. Матвей Гомилевский в уже упоми-

наемом сочинении «Описание города Рыбинска» сообщает и о том, что «рыбнослободское купечество поднесло Ея Величеству кресла, но императрица пожаловала их обратно, в означенную соборную церковь…, чтобы кресла сии поставлены были во веки на том месте, где она изволила слушать Божественную литургию». Далее М. Гомилевский приводит текст документа «Отношение ратуши о даре ея Величества в церковь». То есть факт дарения кресла императрице и передаче его в дар же Рыбной слободе действительно имел место. Несколько «уточнил» рассказ о кресле автор другого сочинения о Рыбинске, К.Д. Головщиков в 1890 году. Он пишет, что жители Рыбной слободы приготовили в дар императрице «богато убранное кресло». «Государыня провела ночь на своей галере и только утром 9 мая прибыла прямо в Преображенскую церковь, где и слушала литургию на особо устроенном для нее месте, у которого поставлено было и кресло.» Далее, по сведениям К.Д. Головщикова, Екатерина II проследовала во дворец, где «приняла от слобожан кресло, но потом приказала поставить его «на веки» в церкви Преображения на том месте, где она стояла во время литургии. В церковь кресло доставлено было из ратуши 22 мая того же 1767 года». Зачем надо было дарить государыне кресло, зачем надо было ставить его рядом с ней на время литургии и, наконец, почему оно попало в ратушу, откуда уже было доставлено потом в Преображенскую

церковь? На эти вопросы нет ответа. Вл. Орлов, перечисляя дары рыбно­ слобоцев Екатерине II, упоминает только хлеб-соль и рыбу и ни слова не пишет о кресле. Почему? Какими бы ни были ответы на поставленные здесь вопросы, кресло существует, оно сохранилось и находится сейчас в экспозиции Рыбинского музеязаповедника. Судя по его виду, оно действительно предназначалось императрице: украшенное позолоченной резьбой, обитое бархатом, с вензелем Екатерины II в навершии спинки оно и сейчас производит впечатление трона. Пребывание Екатерины II на


2013

как всегда кратко описал этот визит: «…две молодые девушки говорили приветствие государыне на французском языке, потом (императрица. – Г.М.) изволила сесть кушать, стол был очень изрядный, также и вина…в сей самый день Николая Чудотворца был он (Н.И. Тишинин. –Г.М.) именинник…» Не желая, видимо, выделять Н.И. Тишинина как особо обласканного императрицей, осторожный В.А. Орлов умолчал о том, что Екатерина II подарила имениннику и устроителю «изрядного обеда» золотую табакерку. Об этом сам Н.И. Тишинин сообщил в С.-Петербургские ведомости.

Кем же был владелец Малшина, каково его место в ярославском дворянстве XVIII века? Н.И. Тишинин (1727-1775) получил Малшино в наследство от отца. Это было небольшое сельцо, расположенное на очень высоком и крутом правом берегу Волги. В молодости Тишинин служил в лейб-гвардии Измайловском полку, в 1762 году вышел в отставку гвардии капитаном, что соответствовало чину армейского полковника. В начале 1760-х годов. Николай Иванович приступил к строительным работам в Малшине. Первым было возведено каменное здание

29

рыбинской земле в 1767 году не ограничилось только посещением Рыбной слободы. Граф В.Г. Орлов писал в своем дневнике: «… пошли далее, и отошед верст 15 (от Рыбной слободы. – Г.М.), остановились кушать… в селе Малшине…» Здесь гостеприимным хозяином знатных гостей стал местный помещик Николай Иванович Тишинин. Принять у себя в усадьбе императрицу мечтал, наверно, каждый русский дворянин. И сама Екатерина любила делать такие визиты. Остановка в Малшине (Маншине) не была, видимо, случайной – здесь был запланирован обед. Свидетель события граф В.А. Орлов


Барский дом в ТихвиноНикольском. 1930-е гг. Фотография, РбМ.

30

2013

высочайший визит

И.Я. Вишняков. Портрет Н.И. Тишинина. 1755 г. РбМ.

церкви с престолами Тихвинской Богородицы и св. Николая Чудо­ творца. С момента освящения церкви Малшино стало уже не сельцом, а селом и по престолам церкви все чаще стало именоваться ТихвиноНикольским. Н.И. Тишинина вполне можно назвать одним из просвещенных помещиков XVIII века. Неизвестно, где и какое он получил образование, но несомненно был образованным, очень энергичным и честолюбивым человеком. Большие усилия он прилагал к тому, чтобы идти в ногу со своим временем: был связан с Академией наук, где издавал свои книги, целенаправленно собирал в своей усадьбе библиотеку и семейную портретную галерею, приглашал для воспитания и обучения своей единственной дочери французских и немецких учителей, завел в своих владениях полотняную фабрику и сопровождал караваны барок к С.-Петербургу. Со времени петербургской службы в Измайловском полку у Тишинина сохранились связи в столице. Достаточно сказать, что его покровителем был граф Р.Илл. Воронцов, а другом и свойственником – М.И. Махаев, известный рисовальщик и гравер середины XVIII века. Слухи о готовящемся путешествии императрицы по Волге дошли до

Н.И. Тишинина весной 1766 года. С этого времени он начинает мечтать о приеме Екатерины II в своей новой усадьбе, лежащей как раз на пути державной путешественницы, начинает готовиться к приему. К маю 1767 года в Тихвино-Никольском была возведена триумфальная арка (предположительно, по проекту В.И. Баженова), украшенная портретом императрицы кисти М. Колокольникова, и сооружен грот. Екатерина II пробыла в Малшине три с лишним часа, гораздо дольше, чем в Рыбной слободе. В начале 2-го часа пополудни флотилия двинулась дальше к Ярославлю. А Николай Иванович Тишинин через некоторое время стал получать письма от друзей, родственников, знакомых с поздравлениями. Строительные работы в усадьбе продолжались и после

приезда Екатерины II. Позднее здесь был выстроен великолепный двухэтажный дом, выходящий фасадом на Волгу. Как считают многие исследователи, проект этой постройки принадлежит великому русскому архитектору В.И. Баженову. К сожалению, уникальный барский дом в Тихвино-Никольском почти исчез с лица земли. Правда, сохранились предания о том, что Екатерина II отдыхала у близлежащего ключа и что принимал императрицу Николай Иванович уже в новом доме в зале на 2-м этаже, украшенном изящной лепниной. Кроме этих преданий, ничто не напоминает сейчас в Тихвино-Никольском о том, что здесь 250 лет тому назад гордый и честолюбивый помещик Николай Иванович Тишинин с блеском принимал Екатерину II.

Пребывание Екатерины II на рыбинской земле в 1767 году не ограничилось только посещением Рыбной слободы. Граф В.Г. Орлов писал в своем дневнике: «… пошли далее, и отошед верст 15 (от Рыбной слободы. – Г.М.), остановились кушать… в селе Малшине…» Здесь гостеприимным хозяином знатных гостей стал местный помещик Николай Иванович Тишинин. Принять у себя в усадьбе императрицу мечтал, наверно, каждый русский дворянин. И сама Екатерина любила делать такие визиты.


2013

31 Заслуги императрицы Екатерины II перед Россией огромны. Но и для маленького уездного города Рыбинска она сделала вполне достаточно для того, чтобы потомки чтили ее память и хранили места, связанные с этой памятью. В первую очередь это, конечно, указ от 3 августа 1777 года об образовании Ярославского наместничества, по которому Рыбная слобода наконец-то приобрела законный

городской статус. Напоминает нам о Екатерине II и старинный герб города Рыбинска, где две лестницы по одному из толкований герба, – пристань, с которой императрица поднималась на рыбнослободский берег в 1767 году, а потом спускалась с него к воде. Вообще преобразования царствования Екатерины II благотворно отразились на жизни Рыбинска. Четкие кварталы старинного Рыбинска обязаны

своим появлением Регулярному плану застройки города, подписанному в 1784 году императрицей, мечтавшей о том, чтобы все города Российской империи имели такую же стройную планировку, как С.-Петербург. И первое учебное заведение для детей появилось в Рыбинске в 1787 году также благодаря реформе народного образования, проводившейся в России по инициативе Екатерины II.•


32 2013 •


33

2013


«…в городе одном мы с ними жили, Рядом был их дом…»

Михалковы и Рыбинск: всё в прошлом

Барки у берега в Петровском. Открытка, частное собрание. Бывшую дворянскую усадьбу Петровское отделяет от центральной части современного Рыбинска широкая Волга. В начале XVIII века, когда в Петровском появились дворяне Михалковы, Волга по отношению к имению являлась не только географической, но и административной границей: Рыбная слобода, предшественница Рыбинска, принадлежала Ярославскому уезду, а все Заволжье, вместе с Петровским, – Пошехонскому уезду. Дворяне Михалковы появились в Петровском, можно сказать, неожиданно: в 1708 году Петр Дмитриевич Михалков получил это село в приданое за своей женой Александрой Никитичной, урожденной княжной Ухтомской.

34

2013

рыбинские дворяне

Галина МИХАЙЛОВА

В

ыйдя в 1726 году в отставку поручиком, Петр Дмитриевич активно занялся обустройством Петровского и скоро превратил его в постоянное место жительства своей семьи. Прежде всего, в усадьбе был построен жилой барский каменный одноэтажный дом, который стоял на самом берегу Волги, прямо напротив Рыбной слободы. Затем стараниями Петра Дмитриевича в селе появилась каменная, вместо старой деревянной, церковь с престолами святых апостолов Петра

и Павла. К церкви примыкала шатровая колокольня. Церковь стояла также на берегу Волги, но в некотором отдалении от усадебного дома, ближе к месту впадения в Волгу реки Шексны. С первого десятилетия XVIII века Рыбная слобода являлась тем пунктом, откуда начиналась Вышневолоцкая водная система, связывавшая Волгу с С.-Петербургом. Оживленно работала в навигацию рыбнослободская пристань: сюда приходили с нижней Волги тысячи расшив, отсюда уходили

к С.-Петербургу сотни барок. Постоянно шла разгрузка и перегрузка товаров с этих судов. И в это время Петровское являлось в некотором роде конкурентом Рыбной слободы. Однако молодое, но амбициозное рыбнослободское купечество не хотело терпеть никаких конкурентов. В Наказе, посланном рыбнослободцами в 1767 году в знаменитую Комиссию по составлению нового Уложения, подробно изложена жалоба на то, что к пристани в Петровском приезжают летом с низовых


Портрет Владимира Александровича Михалкова. Силуэт, кон. XVIII в. Водонапорная башня в Петровском. Современный вид. Фрагмент экспозиции Рыбинского музеязаповедника, посвященной Михалковым. 1993 г.

2013

в 1743 году. Усадьба Петровское перешла к младшему сыну, Александру Петровичу, а затем сыну последнего Владимиру Александровичу Михалкову (1753-1797). С 1777 года Рыбная слобода становится уездным городом Рыбинском, в состав Рыбинского уезда вошли близлежащие земли бывших Ярославского, Угличского, Пошехонского и Романовского уездов. Усадьба Петровское оказалась на территории Рыбинского уезда, а ее владельцы стали именоваться рыбинскими дворянами. В соответствии с Жалованной грамотой 1785 года дворяне стали объединяться в губернские и уездные корпоративные общества, которые возглавляли

35

пристаней купцы и «чинят из тех судов припасам в барки разгрузку. …торгуют разным хлебным припасом… и для зимней продажи складывают… к крестьянам в анбары…. Отчего здешняя пристань (рыбнослободская. – Г.М.) умаляется». Рыбнослободцы просили это безобразие «найстрожайше запретить», а нарушителям запрета предписать «штраф найчувствительной». Разумеется, крестьяне Петровского входили в эти операции с одобрения своего помещика. Забегая вперед, надо сказать, что хлебные амбары в Петровском существовали вплоть до начала XX века – Михалковы сдавали их в аренду рыбинским купцам. Петр Дмитриевич Михалков умер

Галина МИХАЙЛОВА закончила исторический факультет Ленинградского государственного университета и является научным сотрудником отдела истории Рыбинского музея-заповедника. Автор публикаций в изданиях «Памятники культуры. Новые открытия» (1987), «Вестник» СПБУ (1994), «Ярославская старина» (2006), «Жизнь в усадьбе» (2008). В составе авторского коллектива принимала участие в написании книги «Страницы истории Рыбинского музея» (2010). Она автор четырех брошюр, посвященных дворянским усадьбам Рыбинского уезда и выпущенных в 2000-2004 гг. издательским центром музея. Темы исследований, которыми занимается в настоящее время Галина Борисовна, это история дворянства и дворянских усадеб Рыбинского края, история Рыбинского музея, история известных рыбинских семей.


36

2013

рыбинские дворяне

уездные и губернские предводители дворянства. Как правило, предводителями избирались наиболее уважаемые и состоятельные представители дворянского общества. Одним из первых рыбинских уездных предводителей местные дворяне избрали Владимира Александровича Михалкова. С этого времени исполнение обязанностей предводителей дворянства Рыбинского уезда становится для владельцев Петровского традиционным. Каждый из них на протяжении XIX века отдал дань служению на этом поприще. Рыбинск был наиболее близким к Петровскому крупным населенным пунктом. Конечно, Михалковы бывали здесь. Владимир Александрович обязательно присутствовал на дворянских съездах. Кроме того, в Рыбинске были судебные учреждения, где можно было совершить купчую, составить и заверить раздельный акт на имущество или завещание. Однако конфликтные ситуации у Михалковых и жителей Рыбинска продолжали возникать и в конце XVIII века. На имя Главного директора водяных коммуникаций графа Я.Е. Сиверса поступали жалобы от «рыбинского пристанского смотрителя и других промышленников, имеющих ход по Волге и Шексне» о том, что вдова Владимира Александровича Михалкова, Елизавета Ивановна, берет по пяти рублей с каждой проходящей мимо Петровского барки и, кроме того,


Гласные Рыбинского земства, среди которых Ухтомские и В.С. Михалков (в первом ряду второй слева). 1860-е гг.

2013

К концу XVIII века Петровское превращается в «родовое гнездо» Михалковых. Михалковы постоянно живут в этой усадьбе, крестят детей в местной церкви, при церкви же появляется родовая усыпальница, первой могилой в которой становится захоронение Владимира Александровича Михалкова, скончавшегося в Петровском 26 января 1797 года в возрасте 44 лет. Старший сын Владимира Александровича Василий умер на 26 году жизни в феврале 1812 года, и усадьба Петровское перешла к его младшему брату Сергею Владимировичу Михалкову. С Сергеем Владимировичем Михалковым в Петровском начинается эпоха превращения усадьбы в хранилище художественных и интеллектуальных ценностей. По биографии С.В. Михалкова можно определить эпоху,

в которую он жил. Это был «золотой век» русской культуры, и Сергей Владимирович был типичным представителем этого века. Он родился в 1787 году. Как многие мальчики из дворянских семей, получил первоначальное образование в Морском кадетском корпусе в С.-Петербурге, в возрасте двенадцати лет был записан в Семеновский гвардейский полк и в 1805 и 1807 годы, в возрасте 18-20 лет, уже принимал участие в сражениях с французами при Аустерлице и Фридланде, получил за военные заслуги орден св. Анны III степени. В 1808 году подпоручик С.В. Михалков вышел в отставку. После этого он отправился в путешествие по странам Европы. Франция, Италия, Швейцария, Германия – вот маршруты путешествий русских просвещенных дворян того времени. Сергей Владимирович также не отступил от этих традиций. Правда, особенностью его путешествия было то, что он не только осматривал достопримечательности, но почти год слушал лекции в Геттингенском университете. Здесь он подружился с другими русскими студентами: Н.И. Тургеневым (будущим идеологом декабристов), А.П. Куницыным (будущим лицейским преподавателем

Неизвестный художник. Портрет Сергея Владимировича Михалкова. 1803-1805 гг. Сергей Владимирович Михалков среди гласных Рыбинского земства (третий слева в верхнем ряду), 1904-1907 гг.

37

поставила по берегу Волги изгородь так, что идущим по бечевнику бурлакам «проходу нет». Конфликт завершился тем, что Елизавета Ивановна «уступила» в казну 6 десятин земли по реке Шексне в пользу Адмиралтейства, за что получила от императора Павла I высочайший подарок (табакерку) при рескрипте.


38 2013 •


2013

39 С.В. Михалков с представителями крестьянского самоуправления Николо-Кормской волости Рыбинского уезда, 1894 г.


40 2013 •

рыбинские дворяне


Владимир Сергеевич Михалков (второй слева в верхнем ряду) среди участников Звенигородского уездного съезда.

2013

41

А.С. Пушкина), А.И. МихайловскимДанилевским (будущим известным русским историком). Конечно, пребывание в Европе периода наполеоновских войн, общение с русскими передовыми людьми того времени не могло не отразиться на формировании личности молодого русского барина. Кроме того, в 1816 году Сергей Владимирович женился на княжне Марии Сергеевне Голицыной, которая происходила из семьи, близкой к столичным литературным кругам той эпохи. Наконец, не прошел Сергей Владимирович и мимо такого всеобщего увлечения тех лет как масонство – был членом одной из масонских лож. Как и его отец, Сергей Владимирович дважды избирался рыбинским уездным предводителем дворянства. Путешествующие дворяне привозили, как правило, из своих заграничных поездок произведения искусства. В первой половине XIX века в комнатах усадебного дома в Петровском появились произведения живописи и гра­­фики западноевропейских, главным образом французских и итальянских, художников. Появилась и библиотека, составленная почти исключительно из книг на французском языке. Библиотека была небольшой – чуть более тысячи томов – и имела утилитарное назначение: была предназначена для обучения и воспитания детей Сергея Владимировича. Тем не менее, это было началом будущего огромного книжного собрания, сформированного в Петровском к началу XX века. Среди этих книг и картин, наполнявших усадьбу Петровское, во время путешествий, совершаемых вместе с родителями в Европу, росли и воспитывались дети Сергея Владимировича и, прежде всего, его старший сын Владимир, родившийся в 1817 году. Уже домашняя обстановка воспитала в нем «западника», любителя западноевропейсого искусства. Образование Владимир Сергеевич Михалков получил в Дерптском университете, где преподавание велось на немецком языке, и весь учебный процесс был организован по принципу западных университетов. После окончания университетского курса В.С. Михалков некоторое время служил по ведомству Министерства иностранных дел, но с конца 1850-х годов его служебная и общественная деятельность была связана с Рыбинском и Рыбинским уездом. С 1858 по 1871 год местные дворяне выбирали его своим уездным предводителем. Это


42

2013

рыбинские дворяне

Великий князь Владимир Александрович (в центре) в усадьбе Михалковых (Петровское). Слева от вел. кн. – С.В. Михалков и его жена Агриппина Владимировна.

С.В. и А.В. Михалковы и Н.Н. Тучков с супругой.

было сложное время проведения в жизнь Великой реформы 1861 года. Владимир Сергеевич с этими проблемами справился, видимо, успешно, так как в 1863 году был награжден знаком Отличия за введение в действие Положения 19 февраля 1861 года. В 1860-е годы рыбинское уездное земское собрание поручало ему обязанности почетного мирового судьи

и председателя судебно-мирового съезда Рыбинского округа. Особое внимание Владимир Сергеевич обращал на дело народного образования в Рыбинске. К концу 1860-х годов в городе существовало единственное учебное заведение для девочек – приходское училище. С 1864 года Владимир Сергеевич был председателем попечительного совета этого училища и проявил на этом посту

незаурядную активность. Во многом благодаря его хлопотам рыбинское приходское училище для девочек было преобразовано в 1870 году в женскую прогимназию, которая вскоре, в 1875 году, по его же протекции, была преобразована в Рыбинскую женскую гимназию. Владимир Сергеевич продолжал возглавлять попечительный совет рыбинской женской гимназии. Будучи одним из самых активных чле-


советник В.С. Михалков подал в Рыбинскую городскую думу прошение, в котором просил причислить его к временному рыбинскому купечеству, с мотивировкой: «желая производить в городе мою торговлю, дозволенную купечеству 2 гильдии». Доход В.С. Михалкову приносили не только предпринимательская деятельность в Рыбинске, но и обширные земельные владения в Ярославской, Костромской губерниях и на земле войска Донского. Материальный достаток позволял В.С. Михалкову много путешествовать и заниматься коллекционированием. К концу XIX века в Петровском хранились собранные Владимиром Сергеевичем коллекции минералов, насекомых, палеонтологических древностей, русской и западноевропейской графики, а также имелась уникальная библиотека, насчитывавшая около 50 тысяч томов редких книг на всех европейских языках. Владимир Сергеевич Михалков скончался в 1900 году. В последнее десятилетие XIX века он передал права на владение Петровским одному из своих сыновей Сергею Владимировичу (1858-1905), окончившему юридический факультет С.-Петербургского университета. По семейной традиции новый владелец Петровского в 1891-1895 годах был рыбинским уездным предводителем дворянства, а с 1896 года – ярос-

лавским губернским предводителем дворянства. Владимир Сергеевич вполне осознавал, что усадебный дом в Петровском к началу XX века представлял из себя хранилище старины. «Иллюстрированный Рыбинский календарь на 1902 год» писал о том, что по инициативе С.В. Михалкова коллекции в Петровском приводятся в порядок, составляются описи и каталоги. По окончании этой работы С.В. Михалков предполагал сделать сокровища доступными для обозрения, то есть фактически превратить усадьбу в музей. Однако Сергей Владимирович скончался в 1905 году, и этим планам не суждено было сбыться. В конце XIX – начале XX вв. Петровское было, видимо, открытым и гостеприимным домом. Свидетельство этому – многочисленные фотографии, сделанные в усадьбе. На фотографиях владельцы и гости, среди которых рыбинские помещики (Сабанеевы, Хлебниковы), рыбинский нотариус Ф.А. Губченко и его жена Зоя Григорьевна, дочь рыбинского купца Голубенцева (судя по частоте их присутствия на фотографиях они были близкими друзьями Михалковых). В усадьбе гостила и рыбинская купчиха Лариса Алексеевна Подставина с сыном, гимназистом Гришей, будущим известным востоковедом. В Петровском бывали директор Рыбинской мужской гимназии П.П. Стеблов, начальник Рыбинской речной

43

нов совета, он ежегодно вносил на нужды женской гимназии 100 рублей. Владимир Сергеевич был владельцем уже не одной, а четырех пристаней на Волге: двух в Петровском, Омутовской и Першинской. Сюда приставали низовые суда, с которых зерно сгружали в принадлежавшие Михалковым амбары на берегу Волги. Эти пристани приносили доход более 6 тыс. рублей в год. Вообще, хозяйственной деятельностью в Рыбинске Владимир Сергеевич занимался весьма активно. Ему принадлежал в Рыбинске каменный двухэтажный дом на углу Крестовой и Егорьевских улиц, купленный Владимиром Сергеевичем в 1859 году у рыбинского купца Д.М. Иконникова. В этом же квартале, но по Мологской улице, В.С. Михалков имел одноэтажный каменный дом с флигелем. В 1859-60 годах Владимир Сергеевич представил эти рыбинские владения в обеспечение по питейным сборам, которыми он, видимо, занимался. В 1861-64 годах двухэтажный дом на Крестовой Владимир Сергеевич сдавал за тысячу триста рублей в год под помещение рыбинских присутственных мест (дворянской опеки, уездного и земских судов с архивами). В конце концов этот дом был продан Михалковым городу, и на этом месте в 1875 году было возведено солидное земское здание, которое сохранилось до наших дней (Крестовая, 77). Интересно, что в конце 1863 года рыбинский помещик коллежский

2013

А.В.Михалкова и Н.И.Хлебникова у дома в усадьбе Петровское. Ярославская губ. 1880-90 гг.


рыбинские дворяне •

2013

44

полиции Александр Александрович Майер, рыбинский врач Александр Федорович Макаров, мировые судьи Авкс. Фед. Лавров и И.А. Башилов, рыбинский полицмейстер М.К. Гутьяр, рыбинский помещик, редактор неофициальной части Ярославских губернских ведомостей, генеалог и археограф Ф.Аф. Бычков. С жителями Рыбинска и Рыбинского уезда у Михалковых были не только деловые связи, но и дружеские. После смерти С.В. Михалкова усадьба Петровское, как недвижимое владение, досталась его вдове, а движимое имущество, в том числе и коллекция, – Александру Владимировичу Михалкову (18561915), брату последнего владельца. Обстоятельства сложились так, что А.В. Михалков в последние годы жизни оказался под опекой своего сына Владимира Александровича Михалкова и генерал-майора В.Ф. Джунковского. Поэтому опекуны и распорядились окончательно судьбой коллекции из Петровского. Основная ее часть была передана в Академию наук, остальное (естественно-научные коллекции и книги) отошло в дар Рыбинску и хранилось в здании городской управы. О естественно-научной коллекции В.С. Михалкова вспомнили члены созданного в сентябре 1909 года Рыбинского филиала Ярославского естественно-исторического общества. Уже на первом заседании филиала встал вопрос об организации музея при обществе, и собранные В.С. Михалковым образцы ми-

нералов, насекомых как нельзя лучше подходили для экспозиции такого музея. По просьбе общества городская управа передала филиалу предметы из коллекции В.С. Михалкова, и они стали первыми экспонатами первого рыбинского музея, открывшегося в здании Рыбинского коммерческого училища 17 октября 1910 года. Нашлось достойное применение и михалковским книгам (6000 томов), переданным в дар городу. В 1911 году на заседании городской думы была избрана специальная комиссия для рассмотрения вопроса о создании в Рыбинске на основе михалковского дара библиотеки. И только 1 июля 1915 года она была открыта – городская публичная библиотека имени С.В. Михалкова. После передачи части михалковских коллекций Академии наук и Рыбинску в усадьбе Петровское оставалось еще много уникальных старинных вещей: картин, гравюр, скульптуры, произведений декоративно-прикладного искусства, старинных документов. Да и само здание усадьбы с парком представляло значительный интерес. Хозяева охотно принимали в Петровском любознательных посетителей. В июне 1914 года местная газета «Вестник Рыбинской биржи» сообщала об экскурсии в Петровское слушателей земских педагогических курсов, которые осмотрели парк, побывали внутри барского дома. Объяснения давали сами хозяева усадьбы.

Наступил 1917 год. В ноябре владельцы покинули усадьбу Петровское. В начале 1918 года в ней размещалось Петроградское училище дальнего плавания и судовых механиков торгового флота имени императора Петра I, а 6 ноября 1918 года в барском доме торжественно открылся народный дом имени Карла Маркса. С февраля 1919-го начался вывоз предметов старины и искусства из усадьбы. «Первой ласточкой» был приехавший в Петровское эмиссар коллегии по делам музеев при Народном комиссариате просвещения Н.Н. Белоцветов. Он вывез из Петровского в Московское хранилище музейного фонда 31 произведение живописи, главным образом – картины западноевропейских художников. Присутствовавший при этом заведующий художественной частью рыбинского отдела народного образования М.М. Щеглов отобрал и вывез в Рыбинск 134 предмета и связку фотографий из усадьбы. В октябре 1919 года, когда расхищение предметов из усадьбы стало, видимо, вопиющим, Рыбинский отдел народного образования обратился к директору народного дома им. Карла Маркса с требованием отчета: «куда расхищены вещи из художественного собрания Морозовой». Но в это время уже шли разговоры об организации в Рыбинске художественно-исторического музея. Усадьба Петровское стала первым источником, из которого музей должен был пополняться экспонатами. С принятием 14 декабря 1919 года решения о создании музея, С.В. и В.С. Михалковы, нотариус Ф.А. Губченко и мировой судья Авкс.Ф. Лавров в саду усадьбы.


Агриппина Владимировна Михалкова с крестьянами Петровского.

2013

беж во спасение. Если бы музейщики не вывезли вещи, они просто бы растеклись по частным рукам. В настоящее время место, где находилась усадьба Петровское, находится в черте города Рыбинска. Сама усадьба почти исчезла с лица земли. Топоним Петровское сохранился только в названии не очень посещаемого парка, редким и любознательным посетителям которого надо прилагать дополнительные усилия, чтобы узнать, почему парк носит такое название. Но фамилию Михалковых рыбинцы и гости города обязательно слышат во время экскурсий по экспозициям и выставкам Рыбинского музея-заповедника. Читатели рыбинской городской библиотеки им. Ф. Энгельса также вспоминают Михалковых, когда берут в руки старинные книги с экслибрисами библиотеки села Петровского.•

45

с организацией специально созданного для этого комитета, вывоз вещей из Петровского стал целенаправленным и планомерным, особенно в зимнее время, когда из Петровского в Рыбинск по волжскому льду на подводах везли тысячи предметов из фарфора и бронзы, мебель, ковры, гравюры и т. д. 18 июля 1920 года в Рыбинске был открыт художественно-исторический музей, основой этого собрания стали предметы, вывезенные из Петровского. Усадьба Петровское была настолько богата, что вплоть до 1927 года в укромных местах усадьбы, в сараях и кладовых обнаруживались вещи, имеющие музейное значение. Все они пополняли коллекции Рыбинского художественно-исторического музея. До сих пор среди исследователей нет единого мнения о том, что это было: грабеж или спасение. Вероятно – гра-


НЕБЕСНАЯ РОДОСЛОВНАЯ Иконы дворян Михалковых в собрании Рыбинского музея-заповедника Ирина ХОХЛОВА

«Я люблю это таинство рода, дух семьи, продолжающий жить»1, – послышалось из уст поэта накануне революции и эхом отозвалось в трагедии усадеб, сбылось пророчеством на рыбинской коллекции дворянских икон. Выйдя из безвременья 1920-х годов с неизбежными потерями и пережив полосу музейных списаний, собрание икон Михалковых сохранило память о прежних владельцах, их родословное древо настойчиво «проросло» в иконах. В них увековечился дух этой знаменитой семьи, обозначились сорванные ветром времени листы биографий, а судьбы самих Михалковых во многом определили облик их икон. Тесная взаимосвязь земной родословной дворянской семьи с ее «небесной родословной» запечатлелась в сюжетах и красках икон – подборе соименных святых, типе и характере образов.

46

2013

достояние

И

коны дворян Михалковых позволяют судить о чертах благочестия этой знаменитой семьи, традициях иконопочитания, помогают живо обрисовать среду бытования икон рыбинского дворянского семейства. Михалковские иконы, оказавшись в музее, сменили одну музейную атмосферу на другую, так как в имении Михалковых Петровское под Рыбинском располагался настоящий домашний музей. В поместье хранились2: собрание гравюр до 17 тысяч листов, библиотека около 50 тысяч томов, коллекции раковин и окаменелостей, мебели, хрусталя, фарфора и бронзы, одежды, оружия и марок. С.В. Михалков составлял описи и каталоги перед открытием музея для обозрения. Ревностное стремление задокументировать родовое прошлое коснулось и иконного наследия Михалковых. На ряде икон из Петровского по сей день сохранились выведенные чернилами тем же каллиграфическим почерком, что и надписи, номера. Собрание икон, по-видимому, мыслилось владельцами упорядоченным в определенной последовательности.

Этот «музейный» подход и тяга к научной систематизации не подменяли традиционного отношения к иконе как к моленному образу. Иконы бережно передавались Михалковыми по наследству как символ нерушимости жизненных ценностей и родовых связей. Такие реликвии упоминаются в семейных бумагах Михалковых в XVII-XVIII веках – «Богоматерь Владимирская» и «Богоматерь Неопалимая Купина»3. Иконы этих сюжетов есть среди икон с владельческими надписями Михалковых в музее. Но те же ли самые это образа, неизвестно, так как эти изводы очень распространены. В описи комнат дома в Петровском за 1869 год значатся: «образа, вывезенные из Иерусалима – (2 шт.), 3 старинные иконы в серебряных позолоченных рамах – (3шт.)»4. Идентифицировать эти иконы с музейными также нет возможности. Начало современной музейной коллекции михалковских икон в Рыбинске было положено Дмитрием Алексеевичем Ушаковым (18941942), в 1918-20 годах возглавлявшим Комитет рыбинского музея. Будучи

агентом по охране памятников искусства, он осмотрел усадьбу и церковь в Петровском, наметив ценные иконы к вывозу5. Ныне из 500 музейных икон порядка 45 поступило в 1920-21 годах из Петровского6. Самая древняя икона среди михалковских, как и во всем Рыбинском собрании, – образ Архистратига Михаила середины ХVI века. 0н изображен в типе видения Иисусу Навину (Нав. 5:13-15) – в латах и с мечом. Икона была датирована и атрибутирована сотрудниками Третьяковской галереи в 1960-е годы как памятник ростово-суздальской школы начала XVI века. Ее ближайшей аналогией может служить образ архангела Михаила с бытием середины XVI века из Сергиево-Посадского музея-заповедника – вклад в Троицкую обитель ее архимандрита Меркурия Дмитровца (15621566)7. Иконы близки по иконографии и колориту, но на рыбинской иконе крылья темные. Архангел на иконе из Рыбинска выглядит устойчивей, благодаря его широко распростертым крыльям. Известно, что Михалковы в 1530-1630-е годы делали крупные

Ирина ХОХЛОВА по профессии искусствовед, она – выпускница Государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина, научный сотрудник Рыбинского музея-заповедника, автор книг «Иконы Рыбинска» и «Иконы «романовских писем», а также ряда изданий и публикаций по поздней иконописи.


2013

47 денежные и земельные вклады в Троице-Сергиеву обитель8. Многие из них были военными, носили имя Михаил. Василий Михайлович Михалков в 1544 году был воеводой третьего артаульного полка в казанском походе, в 1573 году под Казанью были убиты братья Михаил и Иван Михалковы9. Возможно, Михалковы заказали икону архангела Михаила – небесного покровителя и помощника в ратных делах, в мастерской Троице-Сергиева монастыря.

Надпись на иконе «Спас Неруко­ творный» гласит о том, что образ принадлежал стольнику и постельничему царя Михаила Феодоровича Романова Константину Ивановичу Михалкову, наместнику трети Московской. В 1630 году за упокой по нему в Троице-Сергиев монастырь было дано 300 рублей10, следовательно, икона написана ранее этой даты. Легкая асимметрия лика, тронутые киноварью уста, обращенный чуть в сторону взгляд — эти черты встречаются в московских иконах пос-

Архангел Михаил. Середина XVI века.


48

2013

достояние

Богоматерь Боголюбская. Начало XIX века.

ледней четверти XVI века. Мастер этого изысканно-аристократического образа принадлежал к элитарному столичному кругу, что подтверждает и греческая надпись на убрусе. Серебряный с позолотой оклад иконы, вероятно, был заказан мастеру-новгородцу. Орнамент его близок к окладу новгородской работы на иконе Спаса конца XVI века из собрания П. Корина11. В 1881 году иконой Спаса Нерукотворного благословил 23-летнего сына Сергея после окончания Петербургского университета Владимир Сергеевич Михалков (1817–1900) – коллекционер, кавалер многих орденов, уездный предводитель дворянства (1857–1871), действительный статский советник12. Икона Богоматери Владимирской поступила в музей из Югского монастыря под Рыбинском, куда, повидимому, была принесена слугой

Михалковых Фомой, в монашестве Феофаном. Надпись на обороте свидетельствует: «А написанъ оной образъ около 1650-го прадедушкой Сергея Владимировича, Петромъ Дмитрiевичемъ Михалковымъ». Здесь кроется какая-то родовая тайна: сомнительно, чтобы дворовому подарили столь древнюю реликвию. Правда, абсолютно доверять этой легенде нельзя, поскольку Петр Михалков родился много позднее мнимой (?) даты написания иконы – в 1684 году. При Петре I он зачислен солдатом в Семеновский полк, вышел в отставку в 1715 году в чине подпоручика, скончался в 1743 году13. Если Петр Михалков – автор иконы, то время ее написания смещается к первой трети XVIII века. В 1708 году он женился на Александре Никитичне Ухтомской, получив в приданое за ней Петровс-

кое14. Изографом по роду основных занятий он не был, но икона написана профессионально. Редкие для списков Богоматери Владимирской зеленые тона и светлое личное напоминают об ушаковской «световидности», являя пример компромиссного стиля. Тщанием Петра Михалкова в Петровском в 1730 году возводится каменная Петропавловская церковь, скорее всего на месте деревянной. Видимо, храмовым образом, перенесенным из старой церкви, была икона апостолов Петра и Павла. Ее золотой фон, прозрачные изумрудные, киноварные и густые охристые пигменты характеризуют палитру местных мастеров конца XVII века. Тонкая и лаконичная по композиции и письму икона – первоклассный образец ярославской живописи, ориентированной на столичную традицию.


неизвестны) и Анны Ивановны (17301783) Михалковых на поле приписана фигура князя Владимира, небесного патрона их сына Владимира, родившегося в 1753 году. К иконе имеется оклад с клеймом ярославского мастера Ивана Григорьевича Кочурина ...у Михалковых преобладают иконы патронального жанра, в чем сказались осознание ими особой харизмы родовых уз и индивидуализм мышления образованного дворянства. Это порождало редкие и неповторимые иконографии, а сама реликвия, передаваясь по наследству, «обрастала» легендами.

и датой «1756 год»15. Следовательно, икона была написана между 1753 и 1756 годами. Она – пример своего рода «небесной родословной», когда святые соименны членам семьи заказчика, а величина фигур отражает не духовную иерархию, а возраст представителей земного семейства. На иконе свт. Димитрия Ростовского саккос – одеяние смиренной духовной радости – превращен художником «барокко» в буйно разросшийся «цветник». Из черноты фона вызвана иллюзия светоносного горнего мира. В книге редкая цитата из Послания апостола Павла к Евреям (гл. 5, 4-5). Из Петровского поступило 4 иконы свт. Димитрия – особо почитаемого в семье Михалковых святого. В иконе вмч. Параскевы, близкой по уровню письма столичным памятникам, «барокко» достигает зенита. Хотя

49

Среди михалковских икон две – местно чтимого святого Адриана Пошехонского. Возвеличивая страдание уже самой величиной фигуры мученика, иконописец смягчает ноту скорби лиризмом северного пейзажа. Многочастность, двойной ковчег, басма на полях, венцы с гравировкой, подцветка красным и зеленым контура, знаковость языка – таковы особенности «крестьянских писем» ХVII века, возможно вышедших из мастерской в Петровском, правда факт ее существования пока документально не подтвержден. Подчас знание истории рода Михалковых помогает в уточнении датировок их икон. Так, на иконе «Свт. Александр Константинопольский и муч. Анна» – образе святых покровителей супругов Александра Петровича (годы рождения и смерти

2013

Вмч. Параскева Пятница. Середина XVIII века.


50

2013

достояние

Спас Нерукотворный. Последняя четверть XVI века.

зачастую в провинции европейские изыски прочитываются «по складам», бессмысленно, – подобно тому, как дворня повторяет за барином понравившееся французское словцо. Эти особенности провинция окрасила поэзией усадебного ансамбля – «города золотого» под голубым небом дворянской культуры. Автор «Четырехчастной иконы» явно местный художник, но, возможно, выходец из Могилевской епархии, так как использует редкий в Поволжье извод Богоматери Рудненской, но с чтимыми на Ярославщине преп. Адрианом Пошехонским и иконой «Богоматерь Прибавление ума». Икона «Явление Богоматери преп. Сергию» носит патрональный характер по отношению к Сергею Владимировичу Михалкову. Ему же

в благословение от прихода усадебной Петропавловской церкви была поднесена икона Благовещения, о чем гласит торжественная надпись на обороте, датированная 13 марта 1894 года. По архивным сведениям, за два дня до этого он был назначен почетным членом Рыбинского попечительства детских приютов16. В августе того же года Сергей Владимирович был награжден орденом святого Станислава II степени. С 1891 года он был предводителем рыбинского дворянства. Умер в 1905 году. На иконах XVIII века нередко топографически точен пейзаж. Ключевую роль в датировке иконы «Преп. Нил Столобенский» играет изображение в нижней ее части церкви Воздвижения, сооруженной на месте часовни в 1784-88 годах. Позднее церковь об-

несли каменной оградой с угловыми башнями17. На иконе ограды еще нет, что позволяет датировать ее концом 1780-х годов. Точные аналогии этому паломническому образу есть в Русском и Ростовском музее. Сообразно вкусам эпохи, ангелы, парящие над обителью с главным храмом Богоявления, несут икону Богоявления как бы в форме зеркала. Имя святого написано вдоль окружности нимба светской скорописью. Тревога за своих близких – военных побудила Михалковых заказать в начале ХIX века икону Богоматери Боголюбской. В ней видны отголоски барокко, но в размеренности движений уже чувствуется легкий холодок классицизма. На иконе представлены святой Харлампий, которому молятся об умерших без покаяния, вмч. Вар-


больному Василию, гвардии штабс-капитану Семеновского полка. Отсутствие на иконе св. Владимира – покровителя мужа владелицы иконы – и изображение св. Василия среди святых покровителей живых членов семьи позволяют предположить, что икона написана между 1797 годом, датой смерти Владимира Александровича, и 1812-ым – годом кончины Василия. Родной сестре Елизаветы Шубиной – Екатерине (1779 -?) принадлежала икона-пядница св. Симеона Бого­ приимца «крестьянского» письма. Год смерти владелицы иконы не известен, но дата «1802 г.» продлевает дни жизни Екатерины по крайней мере до 23 лет. Непритязательный образок согревает нежностью сокровенных движений души и тишиной созерцания. Той же любовью, достойной стать частью предания об Арине

Примечания 1 С. Копыткин. Очерк Растрелли // Памятники Отечества. 1992, № 25. – С. 88. 2 Иллюстрированный Рыбинский календарь за 1902 год // Старый Рыбинск. История города в описаниях современников XIX-XX веков. – Рыбинск, «Михайлов посад», 1993. – С. 327. 3 Старина и новизна. (Исторический сборник, издаваемый при обществе ревнителей русского просвещения в память императора Александра III). Книга 17. – М., Синодальная типография, 1914. – С. 30, 37. 4 Опись всей движимости в селе Петровском, 1869 год июля 29 (по комнатам). Рукопись на франц. яз. Научный архив РБМ. Ч. 5 об. 5 Отчет о деятельности в г. Рыбинске Яр. Губернии агента губернского подотдела охраны памятников искусства и старины Д.А.Ушакова. 26 марта 1920 г. // Ярославский архив: историко-краеведческий сборник. – М., СПб., «Феникс», 1996. – С. 221-224. 6 Книга поступлений Рыбинского художественно-исторического музея 19271952 годов. РФ ГАЯО, ф. 429. Рыбинский музей, оп. 1, д. 3. 7 В.И. Балдин, Т.Н Манушина. Троице-Сергиева лавра: архитектурный

ансамбль и художественные коллекции древнерусского искусства XIV–XVII веков. – М.: «Наука», 1996. – Ил. 240. 8 Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. – М., «Наука», 1987. – С. 64. 9 Дворянский адрес-календарь на 1898 год. – СПб., 1897. 10 Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. – М., «Наука», 1987. – С. 64. 11 В.И. Антонова. Древнерусское искусство в собрании П. Корина. – М., «Искусство», 1966, № 48. – Илл. 63. 12 И.В. Сахаров. Село Петровское и его обитатели // «Верхневолжская правда», 11-12 октября 1986 года. 13 И.В. Сахаров. Указ. соч. 14 Там. же. 15 В.В. Игошев. Ярославское художественное серебро XVI-XVIII веков. – М., «Модус граффити», 1996. – С. 33. 16 РФ ГАЯО., ф. 13 оп. 1, д. 35, л. 15. 17 О.А. Полякова. Иконы с изображением Ниловой пустыни из музея «Коломенское» // Ежегодник ПКНО, 1989. – М., «Наука», 1990. – С. 225. 18 И.В. Сахаров. Село Петровское и его обитатели // «Верхневолжская правда», 11-12 октября 1986 года.

2013

вара и преп. Адриан Пошехонский, спасающие от внезапной и насильственной смерти. В иконе «Свт. Василий Великий, муч. Евгения, вмч. Пантелеимон Целитель, преп. Елизавета» чувствуется стремление не отстать от художественной моды, но классицизм в провинциальной транскрипции теряет строгость форм и высокопарность. Нет картинных поз и патетики жестов, движения святых скованны, художник наделил их схожими грубоватыми чертами и мимикой. На обороте иконы надпись-«адрес»: «Елизавете Ивановне» Михалковой, урожденной Шубиной, умершей в 1834 году. У нее были сестра Евгения (1777- ?) и сын Василий (1786-1812). На иконе изображен еще св. Пантелеимон Целитель, причем очень нетрадиционно – в доспехах, – возможно, в знак молитвенной помощи

Родионовне, дышат слова надписи на другой иконе: «Сим образом благословила княжну Марью любезная ее нянюшка Софья Ивановна в 1798 году в селе Ломцах». Эта любовь все искупает, изображая рядом с Младенцем Христом св. Марию Магдалину ребенком (!) – святым ребенком. Точно не было распутства и изгнания семи бесов – кистью художника возвращено детски невинное состояние такой же 6-летней девочки, как и благословленная иконой княжна Марья Голицына (1792-1855). Брат ее Николай был другом литератора П.А. Катенина; кузены – Леонид, женатый на А.М. Толстой, внучке М.И. Кутузова, и декабрист Валериан – были приятелями Лермонтова18. Подводя итоги, отметим: у Михалковых преобладают иконы патронального жанра, в чем сказались осознание ими особой харизмы родовых уз и индивидуализм мышления образованного дворянства. Это порождало редкие и неповторимые иконографии, а сама реликвия, передаваясь по наследству, «обрастала» легендами. На одной доске зачастую разновременные надписи сменяют одна другую, точно соревнуясь в благочестии и давая уникальную возможность уточнить датировку или восполнить пробелы фамильной биографии. Строгое документирование жизненного уклада вообще «в крови» у Михалковых (в их архиве – свыше 10 тысяч писем). В целом сохранялось отношение к иконе как к святыне и предмету поклонения. Особо почитая святых своего края, Михалковы бывали паломниками в Адриановой и Ниловой пустынях, Ростове, Ярославле, Романове. Среди стилей приоритетом пользовалось «барокко», в котором очевидны элементы низовой культуры письма. По-видимому, именно в этом стиле, отзывчивом на душевные порывы воспитанного на западный манер дворянства, реализовалась потребность Михалковых в произведениях придворного «ученого» искусства.•

51

Свт. Александр Константинопольский, муч. Анна и св. князь Владимир. 1753-1756 годы.


ПРИЗРАК ЗАМКА РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ Владимир РЯБОЙ

52

2013

время и люди

Начинается наше повествование с трех событий, разнесенных волей судьбы по разным уголкам времени и пространства, но связанных одним именем, как соединены в одно созвездие звезды на небе.

Владимир Рябой родился в 1953 году на Сахалине. С 1975 года проживает в Рыбинске. Выпускник Ярославского пединститута. С 1977 года профессионально занимается историческими исследованиями. Участник нескольких научно-практических конференций, круглых столов, в том числе и на центральном телевидении. Автор семи книг, множества публикаций в книгах местных и центральных издательств, а также СМИ, среди его книг: «Имена на обелиске «Мемориала», «Нобели для России. Россия для Нобелей», «Как волжские бурлаки Голливуд построили» и др. Владимир Иванович – один из организаторов, а в настоящее время директор частного музея «Нобели и нобелевское движение», а также музея кинотрадиций.


Недалеко от этих мест в лесах скрывается призрак «Эрмитажа».

ТОНКАЯ НЕ РВУЩАЯСЯ НИТЬ ПАМЯТИ 1971 год. Город Кассель, Федеративная Республика Германия. Писатель Линденберг выступает с лекцией перед пациентами дома престарелых. Он – не только известный литератор, автор 36 книг, но и доктор психиатрии, психотерапевт, которого в Германии называют «русский святой» и «отец душевно больных», за что позже, в конце 70-х, его удостоят государственных наград – «Креста за заслуги с бантом» и «Креста за заслуги I класса». Будучи тяжело больным и прикованным к ортопедическому креслу, он тем не менее вплоть до последних лет своей жизни (умер в 1997 году) продолжал свою врачебную практику. Но в том 1971 году он выступает перед пациентами приюта как писатель. Он вспоминает свою юность, прошедшую в России, свое бегство под угрозой расстрела в Германию с отчимом, чью фамилиию – Линденберг – он взял, чтобы легче было адаптироваться в новой стране, вспоминает концентрационный лагерь, в который отправил его Адольф Гитлер «как русскую свинью», лагерь, в котором он оставался врачом, лечил и заключенных, и надсмотрщиков. Владимир Линденберг (Челищев) снимает со своей груди простой медный крестик, потемневший от времени, и говорит о том, что две темы, два воспоминания поддерживали его в трудные годы жизни – вот этот православный крест, которым когда-то святой Сергий Радонежский благословил на ратный подвиг его предка Михаила Бренко, и память о родовом замке «Эрмитаж». Он говорит: «Если бы меня сейчас, после того как я переступил восьмидесятилетний рубеж, спросили, что было в моей долгой жизни самым замечательным событием, я бы без долгих размышлений сказал: «Это было лето, проведенное мною в «Эрмитаже» в лесу под Рыбинском». Рыбинск – это город на Волге. Может быть, кто-то из вас слышал это название? В связи с Волгой… Да вряд ли». И тут он видит, что женщина, сидящая в кресле в последнем ряду, поднимает руку, встает. На глазах ее слезы: – Дорогой мой, я знаю этот город, я сама родилась в Рыбинске и слышала еще в детстве об этом Вашем замке. Только вот родители пугали нас, детей, этим замком.4 А вот теперь пойдет главная часть нашего повествования. Со всеми недостающими подробностями, с привязкой к настоящему времени.

2013

РАССТАВАНИЕ У ДРЕВНИХ СЕМЕЙНЫХ СВЯТЫНЬ 1917 год. Разгул революционных страстей. Россия на пороге новых потрясений. ...Архангельский собор Московского Кремля. Здесь находится усыпальница русских великих князей, русских царей вплоть до Петра Великого. У раки Дмитрия Донского останавливаются двое. Взрослый мужчина, невысокий, сухощавый с несколько несоразмерными, нелепо торчащими ушами, в шубе и шапке из бобрового меха и юноша в овчинном полушубке и барашковой шапке, светловолосый с мечтательным взглядом коричневых глаз. Александр и Владимир – «Бобик», как звали его в узком семейном кругу, с тех пор, как он, вслед за «мама» произнес свое имя таким именно образом. Отец и сын Челищевы. Архангельский собор выбрал Александр Сергеевич для прощания с сыном перед отъездом на Украину. Отсюда как с пристани он отправлялся не только в другой край, но и в другую реальность, чтобы никогда уже не вернуться ни в этот мир, ни в эту жизнь. Вот мужчина прикладывается лбом к медной гробовой крышке саркофага Дмитрия Донского, а потом к саркофагу, стоящему рядом. Он говорит сыну о том, что в этом саркофаге покоится прах далекого их предка Михаила Бренко, пожертвовавшего собой ради безопасности Дмитрия Донского и ради победы над татарами, первой за 200 лет. Прощаясь, старший Челищев снимает с себя простой медный крестик и вешает его на шею юному Володе. После того, как они перекрестились и поклонились друг другу, Александр Сергеевич говорит: – Сын, этот православный крестик – не простой ритуальный знак. Когда-то, в 1380 году Святой Сергий Радонежский благословил им нашего предка – воеводу Михаила Бренко. Носи его с честью, Бобик, он сопровождал всех наших предков по жизни, и всегда отец передавал его сыну, когда тот был на пороге совершеннолетия. Этот крест соединяет нас в цепь духовно друг с другом, и дает нам силы благородно и уверенно идти по жизни. Здесь, у саркофага нашего предка, мы попрощаемся. В руке Божьей, увидимся ли мы еще. Где бы я ни был, я буду носить вас в своем сердце. Делай то же и ты. Они протягивают друг другу руки над крышкой саркофага и це­луются.3

53

УТРО НА ПОЛЕ КУЛИКОВОМ 8 сентября 1380 года. Раннее утро. Куликово поле, прикрытое туманом и наполненное томительным ожиданием скорой развязки – «быть или не быть Руси свободной». Уже состоялся поединок Пересвета с татарским поединщиком, их бездыханные тела убрали с поля боя. Дмитрий Донской объезжает русские полки и вдохновляет их на бой коротким эмоциональным призывом: «Отцы и братья мои, подвизайтесь Господа ради, святых ради церквей, и веры ради христианской, ибо смерть сия для нас не смерть, но жизнь вечная».1 В какой-то момент князь подзывает к себе своего любимца, кровного брата Михаила Бренко. Делает знак рукой. Двое бояр подносят золоченые доспехи, в которых обычно воевал князь, и великокняжеский стяг. Михаил облачается в доспехи и надевает поверх доспехов простой медный крестик. Теперь он становится двойником Дмитрия Донского: не то что врагу, но и своим их не отличить, так похожи они внешне, и ростом и статью. Этот жертвенный шаг Михаила Бренко должен будет ввести в заблуждение Мамая, когда его всадники будут осаждать русские полки. Михаил Бренко в своем облачении, под великокняжеским флагом, во главе небольшого отряда должен будет принять на себя главный удар, притягивать к себе его разрушительную энергию, его силу… Так и случится. Татары увлекутся атакой на ложную цель, а потом будут сметены натиском основных сил русских. В этом бою Дмитрий Донской получит тяжелое ранение в голову, а его двойник Михаил Бренко будет изрублен вражескими саблями. Эта история найдет отражение в летописях, исторических исследованиях…2


в Новгород служить Великому Князю Александру Ярославичу Невскому, у коего был в боярах; при воспринятии христианского закона греческого исповедания восприемником ему был великий князь Ярослав Ярославич и пожаловано ему во владение город Торопец, да в Новогородском уезде село Куреш».5 Нет смысла замахиваться здесь на описание истории рода Челищевых. Во-первых, она в основном охвачена уже пристальным взглядом самих членов рода, что видно из ссылок. С другой стороны – можно и надорваться, поскольку эта история, если ее наложить на историю Российского государства, накроет эту историю с 1237 года и по настоящее время плотно и дробно. Да еще и коснется и других государств. Мы же, удовлетворяя наше утилитарное, краеведческое любопытство, перенесемся в середину XVIII века, ибо как раз тогда, в 1751 году Челищевы выбрали под свои замыслы где-то между Рыбной слободой и Романово-Борисоглебом участок земли, принадлежавший их родственникам Оболенским, на коем и построили тот самый замок «Эрмитаж» в 15 верстах от Рыбной слободы. Кроме уже упоминавшегося великого Андрея Максимовича Бренько (Бренко), жененного Иваном

Даниловичем Калитой на княжне Углицкой, с Ярославским краем (с Пошехонией) связаны судьбы еще нескольких Челищевых, владевших там землями. Говорю об этом по памяти, но всякий любопытствующий может подробнее почитать о сем факте у замечательного ярославского генеалога Ивана Ельчанинова. Основатель замка Иван Петрович Челищев-Красносельский построил замок как убежище в густых безлюдных лесах у Рыбной слободы. Собственно, это были земли, принадлежавшие матери Ивана Петровича – Елене Оболенской. Иван Петрович как раз уволился со службы обергофмейстера Екатерины и отправился доживать остаток своей жизни в «Эрмитаж», а вот его жена, Елизавета Владыкина, жила в родовом поместье Красном Селе под Калугой. Иван Петрович был прямым и строгим человеком, замкнутым и молчаливым. Люди его боялись. Только в старости он стал дружелюбным и кротким. Между прочим, в романе Сергея Соловьева «Волхвы» (имеются в виду три царя с востока, которые пришли поклониться Иисусу), брата великого философа Владимира Соловьева и ученика предка Челищевых – Алексея Хомякова, представлен образ русского розенкрейцера, прототипом которого и был Иван Петрович.

54

2013

время и люди

НОВАЯ РОДИНА И НОВАЯ ВЕРА Как свидетельствуют документы, приводимые биографами, Челищевы выехали в Россию в 1237 году. Сам род ведет свое происхождение от Вильгельма Люнебургского. В рукописном приложении к копии герба рода Челищевых, выданной Герольдией в 1798 году за № 237, сказано: «В лето 6745 (1237) князю к Александру Невскому на Невское побоище приехал из немецких полков служить из Люнебургской земли от поколения короля Отона муж честен, именем Вильгельм и, послужа немного в Литве, пришел в великий Новгород и крестился, а во крещении имя ему дано Леонтий…». В рукописи Московского архива иностранных дел № 58, приводимой Н. Челищевым, есть упоминание о другом Челищеве: «Выехал из Семиградской земли к великому князю Ивану Даниловичу Калите – Андрей Максимович Бренько, и крестил его он, Великий князь Иван Данилович, и женил его Углецких» (на княжне Углицкой). И наконец, последний документ – записки Спиридова, где родоначальником Челищевых назван Леонтий Люнебургский, правнук Антония, Люнебургского курфюрста, выехавший в 1237 году из Люнебурга в Литву, где, «послужа мало, приехал

Мария Абуладзе (Челищева). А.С. Челищев. Герб Челищевых. Автограф Челищева.


М. Челищева. Владимир Челищев в момент эмиграции в Германию.

жизни такой уголок свободы, куда государство не сможет проникнуть своим всевидящим оком. РОЗЫ И ТЕРНИИ ДЛЯ МАРИИ И АЛЕКСАНДРА Первый раз Александр Челищев побывал в «Эрмитаже» в 90-х годах XIX столетия по совету отца. Потом он стал бывать там часто. Каждый раз мотивом его поездок в Рыбинск становилась сама пустынь, потребность в медитациях, в общении с духом предков. Иногда – требовалось доста-

вить в коллекцию хранившихся там экспонатов новое приобретение. Но вот в 1910 году он приехал в Рыбинск на постоянное место жительства вместе со своей второй супругой, уроженкой Ярославля, юной Машей Абуладзе – темпераментной и переменчивой в своих увлечениях дочерью грузинского военного. Александр поддался ее чарам, ее – молоденькой выпускницы Московской консерватории, оставил семью с двумя детьми и уехал в Ярославль. Пожив там некоторое время, молодые решили переехать в Рыбинск. Это было обоюдным желанием: Александр по сути попадал в привычные условия, буквально в шаге от духовного своего дома; а Мария видела в купеческом Рыбинске больше шансов для самореализации. Тем более, что рыбинские купцы еще в Ярославле обхаживали ее и приглашали с концертными программами в Рыбинск. Рыбинские купцы, по словам Марии Абуладзе (Челищевой), буквально носили ее на руках, в то время как Александр, обласканный в свое время вниманием и Льва Толстого, и Андрея Белого, вынужден был подрабатывать тапером в кинотеатрах. Кстати, совсем недавно, около полутора лет назад, в одном из новых кафе обнаружилось фортепиано, на одной из деревянных деталей которого (на внутренней стороне) обнаружился автограф Александра Челищева. А Марию укачивали, лелеяли волны успеха. Она завела новый роман с одним из местных купцов –

55

«Эрмитаж» был выстроен под духовные нужды русских розенкрейцеров. Сюда во второй половине XVIII века приезжал весь цвет русской элиты, поскольку кто только ни увлекался этой идеологией в то время, начиная с Павла I и кончая такими известными для Ярославской истории фамилиями, как Бутурлины, Оболенские, Голицыны. Надо только понимать, что все это были православные люди. А увлечение розенкрейцерством было для них чем-то вроде хобби, позволяющим думать, что есть в их

2013

Пианино тапера Александра Челищева.


время и люди •

2013

56

меценатом и владельцем типографии – дородным и обходительным Константином Никитиным, отцом многодетного семейства. Если Марию эта жизнь – наэлектризованная, без пауз и пустот в пространстве и времени – вполне устраивала, то для философа и созерцателя Александра она была самоубийственной. Он запил, потом одумался. Путешествовал по Европам, побывал на родине предков. А потом, как блудный сын из Библии, вернулся к семейному порогу, где его ждала супруга, также безуспешно пробовавшая устроить новую жизнь и, разочарованная в новом избраннике, затосковала по своему бывшему супругу, отцу ее детей с какой-то несвойственной ее темпераменту страстью и отчаянием. И он вернулся, и его встретили так, как будто вышел на улицу погулять и пропал без видимой причины6. ЛЕТО В ЗАМКЕ ПРЕДКОВ Летом 1915 года Александр Сергеевич Челищев, отправляясь в Рыбинск, в замок, взял с собой сына – Володю, будущего русско-немецкого писателя и психиатра. То лето и назовет позже Владимир счастливейшим периодом своей жизни. Они приехали ночным поездом из Москвы. Все было таким, как Бобик это знал по рассказам. Сонный большой вокзал в Рыбинске, мощеная булыжником площадь, классические правительственные здания, особняки дворян и богатых купцов. Наняли извозчика, который, несмотря на летнюю жару, сидел на высоком облучке в синем ватном армяке с красным кушаком и в низком

цилиндре, украшенном павлиньими перьями. Сначала он отказывался и говорил, что не знает, где «Эрмитаж». Оказалось, он не хотел туда ехать, потому что об этом месте рассказывали всевозможные байки. В конце концов ему дали двойную плату, и они могли ехать. Город был небольшой по московским меркам, скоро пошли грязные пригороды, и они въехали по проезжей дороге в лес. Ехали долго. Наконец от большака ответвилась узкая дорожка, которая уперлась в живую изгородь. «Это было, как в сказке, – вспоминал Владимир Челищев, – на лугу стоял маленький особнячок в стиле рококо, немного похожий на СанСуси, дворец короля Фридриха близ Потсдама, – только одноэтажный и гораздо меньше. За ним, как театральный задник, стояла стена старых дубов. Заросли цветущего жасмина по сторонам распространяли пьянящий аромат. У корней жасмина росли красные и желтые розы. Здесь было место, где он сможет найти синенький цветочек Иванацаревича. Только в таком месте он может тайно расти». А близкий родственник Челищевых, Николай Бутурлин, во время их первой встречи поведает молодому гостю: – Этот замок, эрмитаж, – пустынь. Этим он и отличается от других помпезных замков, которые названы эрмитажами: в нем настоящая пустынь, и ваш предок был действительным мудрым пустынником. В этом доме встречались розенкрейцеры во времена Екатерины Великой и до середины прошлого столетия. Никто не должен был въезжать сюда на своем экипаже.

«Эрмитаж». Рисунок В. Линденберга. Владимир Линденберг подписывает книгу автору статьи.

Тот, кто прибывал, шел пешком и нес свой багаж. Это дом медитации!7 Когда Владимир остался один в специально отведенной для него комнате, он осмотрел просторное помещение. «Два окна начинались от пола. Это была спальня Ивана Петровича. У стены стояла железная кровать, покрытая гигантской шкурой белого медведя. На полу лежали волчьи шкуры. В восточном углу висела любимая Бобиком икона Владимирской Божьей Матери, оригинал которой висел в Успенском соборе. Его предок Юрий Долгорукий привез ее из Киева во Владимир, а позже, став Великим князем Московским, перевез в Москву. Перед иконой горела лампада. Бобик осмотрел другие иконы. Там был его любимый целитель Святой Пантелеймон, который юношей был замучен в 305 году. Была икона великого целителя и покровителя путешественников Архангела Рафаила с мальчиком Товием, который нес сеть с рыбой, а за ним бежала собачка — единственная собака, о которой в Библии говорится благожелательно. В головах постели тоже были иконы святых.


ЗАМОК КАК ПАМЯТЬ . ИЛИ НОВОСТЬ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ? Вот уже пять лет я занят тем, что пытаюсь отыскать остатки таинственного замка-сокровищницы, который когда-то таился в зарослях

густого леса на границе Рыбинского и Романово-Борисоглебского уездов (ныне это территория Большесельского района). Этот своеобразный Бермудский треугольник имеет три вершины: станция Лом, собственно Рыбинск и поворот с Ярославского шоссе на Большое Село. По сведениям Владимира Линденберга, замок был разрушен и разграблен в 1918 году солдатами-дезертирами. Похоже, это были остатки 12-й армии, бежавшей от западных границ к Рыбинску. Позже одну из картин, хранившихся в замке, – «Портрет мальчика» работы О. Кипренского Владимир Александрович обнаружил в Третьяковской галерее, благодаря альбому, купленному в Касселе в 1971 году. А остальное? Но главное – сам замок! Не может быть, чтобы от него ничего не осталось. Ладно стены, но там был подвал со склепом. Подвал – это фундамент. А разрушить фундамент сложнее, чем стены. Несколько раз со своими молодыми друзьями-подвижниками мы выезжали в этот район, без всякого представления в каком направлении двигаться. И каждый раз с нами случались разные ЧП. Однажды мы даже бросили машину, засевшую в глубокой колдобине, и пошли пешком. Прошли уже несколько километров, стемнело, когда я обнаружил, что за нами увязался некий субъект в сером плаще с капюшоном, закрывавшим его лицо. Он не отставал и не перегонял нас. – Посмотри, – сказал я, – похоже, нас контролируют неведомые силы. Какой-нибудь страж ордена розенкрейцеров. Как бы там ни было, но через некоторое время субъект исчез. Как будто растворился в воздухе. Справа и слева от дороги были глубокие сугробы...•

Литература 1 Сказание о Мамаевом побоище. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. – М., 1980. – С. 170. 2 Николай Борисов. Сергий Радонежский. – М., «Молодая гвардия», ЖЗЛ, 2009. – С. 188. 3 Bobik im Feuerofen. Eine Jugend in der russischen Revolution. – Ernst Reinhardt, Munchen, 1964. – С. 75. 4 Wladimir Lindenberg. Gecheimnisvolle Krfte um uns. – Ernst Reinchardt Verlag, Munchen, 1974. – С. 75. 5 Спиридов, записки старин. Службам русских благородных родов. Рук. XVIII в. в Имп. публ. библ. Т. VI, отд. 27, л. 225. Цит. по: Челищев Николай Андреевич. «Сборник материалов для истории рода Челищевых». – СПб, Типография Главного управления уделов, 1893. – С. 307-308. 6 В. Рябой. Розы и тернии для Марии и Александра. // Газ. «Северный край», 24 января 2002 г. – С. 2-3. 7 Wladimir Lindenberg. Gecheimnisvolle Krfte um uns. – Ernst Reinchardt Verlag, Munchen, 1974. – С. 12-15. 8 Wladimir Lindenberg. Gecheimnisvolle Krfte um uns. – Ernst Reinchardt Verlag, Munchen, 1974. – С. 12-15. 9 Wladimir Lindenberg. Gecheimnisvolle Krfte um uns. – Ernst Reinchardt Verlag, Munchen, 1974. – С. 16-25.

2013

была занята белыми полками, на которых переливались всеми цветами друзы кристаллов. Там лежали куски янтаря с заключенными в них насекомыми, каменный уголь, сланцы с отпечатками древних моллюсков, чертовы пальцы, шарои веретенообразные метеориты, осколки звезд. Противоположная сторона была заполнена священными предметами со всего света. Были синие фигуры Изиды, Осириса, Гора, амулеты плодородия, священные кошки, Будды из Тибета и Индии, Бирмы и Сиама, трезубцы сибирских шаманов, плащи перуанских жрецов, изготовленные из перьев колибри. Со всего света собрали Иван Петрович и Александр Иванович культовые обрядовые предметы, участвующие в священнодействии разных религий и народов. Бобик был уверен, что ему понадобится много недель, чтобы понять происхождение и назначение предметов... …самым удивительным для него было то, что все эти бесчисленные сокровища и свидетельства истории человечества сохранялись в отдаленном и скрытом месте, никому не известном и никому не доступном. В других витринах лежали старые фолианты, труды розенкрейцеров, книги об искусстве рождения золота, алхимические и астрологические труды, введение в Таро и старые египетские карты Таро, магические заклинания и амулеты, — все, что можно было найти из магического знания у примитивных народов и у высоких культур»…9

57

Бобик читал, разбирая славянский шрифт, и понял, что это были все его предки, Рюриковичи, князья, принявшие насильственную смерть, иногда от своих братьев или дядьев, или от татар. Там были первые христиане из Рюриковых потомков, Великая княгиня Ольга, мать Святого Владимира, который крестил Русь в 988 году; его сыновья Борис и Глеб, убитые братом Святополком в 1015 году; святой Василько, которого его родственники ослепили и 17 марта 1283 года коварно убили; был монах, князь Никола Святоша Челищев (преставился в 1143 г.), который первым ввел Иисусову молитву как мантрамедитацию (постоянное повторение слов: «Господи Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй мя!»); князь Игорь Челищев Киевский (преставился 19 сентября 1147 г.). Там были портреты Великого князя Андрея Боголюбского (преставился в 1147 г.) и Святого Михаила Черниговского (преставился 3 октября 1245 г.), который был вместе со своим боярином Федором живьем сожжен татарами за то, что отказался поклониться им. Его кольцо с печатью носил его правнук, боярин и воевода Михаил Бренко Чело (в битве на Куликовом поле 8 сентября 1380 года он геройски погиб) – теперь они хранятся в церкви в Красном Селе вместе с воеводским жезлом, в качестве драгоценных реликвий. Там был сын князя Михаила, князь Борис Ростовский, и князь Роман Угличский (преставился в 1285 г.). Имена некоторых других Бобик не смог разобрать. Там висел также деревянный крест с венком из роз, которым пользовался Иван Петрович. На его аналое, перед которым нужно было стоять, лежал открытым старый русский молитвослов. На одной стене висел портрет Ивана Петровича в форме обергофмейстера, в красном, вышитом золотом фраке, с большой орденской звездой. Соседнее помещение было рабочим кабинетом предка. По стенам стояли книжные полки, заполненные старыми фолиантами. На письменном столе лежали книги и писчая бумага, частично исписанная его рукой, письменный прибор из Мейсенского фарфора с чернильницей, в которой торчало гусиное перо. Там стояла песочница и обгоревшие свечи в серебряных поставцах. Все немного пахло затхлостью»8. Потом ему представилась возможность осмотреть большой зал в замке. Там стоял саркофаг египетской мумии. Овальная стена


58 2013 •


59

2013


НОБЕЛИ. ПОКОРЕНИЕ ВОЛГИ Владимир РЯБОЙ

60

2013

Метаморфозы великой реки

За всю историю существования славян и многих других народов (численность инородцев, живших на берегах Волги, даже в лучшие времена в процентном отношении к русскому народу не превышала 5%), колонизировавших огромные пространства вдоль Волжского бассейна, одно осталось неизменным – их отношение к этой водной артерии. Оно как было, так и остается сакральным, мифологизированным, во многом лишенным рационального наполнения, как это можно наблюдать у других цивилизованных народов, живущих на берегах своих Волг, Лен, Енисеев. Народов, которые хотя и воспевают своих природных «кормилиц», но в реальной жизни стремятся максимально сохранить водоемы в их природной первозданной чистоте, что совсем не просто при нынешних темпах индустриализации.


лич, молодой краснощекий купчик Рыбинск, маленький веселый Плес, стройный Юрьевец, бесшабашный богатый Нижний, стерляжий царь Васильсурск, старый барин, помещик знатного рода – Симбирск, ревностный раскольник Хвалынск, молодой среброголовый Вольск, сам волжский король – Саратов, арбузный Камышин, песчаный и пыльный Царицын – все они на правом берегу. Дамы расселись на левом, как старая, гордая и сановитая Кострома, так и узорчатая, с татарской кровью в жилах Казань и молодая формирую­щ аяся, как немцы называют Backfish, жаркая Самара, и сама рыбная торговка, загорелая от зноя, Астрахань, – все лежат на левом берегу… И только Ржев улегся на обоих берегах; зато.. три дамы не усидели на своем берегу и предпочли общество мужчин; это скучная Тверь, живописная Кинешма и торговая Сызрань». Остроумно, цветисто пишет автор, как если бы речь шла о том, как отражаются судьбы приволжских городов в народном творчестве, в литературе. Но вот это – отрывки из другого издания, где-то даже делового и практического, – «Путеводителя по Волге». Когда автор его волейневолей переходит к конкретным фактам, цифрам, эта фактура ломает изначально и заведомо пафосный настрой. И премьером здесь предстает Рыбинск: «Не отличаясь внешней красотой, Рыбинск вряд ли имеет право хвастать своим благоустройством. Правда, большинство улиц

Деревянная баржа для перевозки нефти. Буксирный пароход на Волге. Слив нефти на одной из волжских пристаней Товарищества. Хорошо видно, как нефть стекает по желобу в специальную емкость.

вымощены, имеются водопровод, скотобойня, улицы освещаются и проч., но все эти статьи городского благоустройства находятся на низком уровне: улицы вымощены плохо, водопроводная сеть охватывает сравнительно незначительную часть города, вследствие чего жители лишены возможности пользоваться благами водопровода в полной мере и большинство их продолжает пользоваться услугами водовозов, привозящих воду непосредственно с Волги, сильно загрязненной судами и нефтяными остатками».* Так автор путеводителя, упоминая загрязняющие Волгу нефтяные остатки, намеком вводит в повествование тему нефти и Нобелей, хотя ни разу потом не обронит это имя. Что само по себе странно, поскольку волжский нобелевский флот был по тем временам самым мощным на Волге, не говоря уже об объемах нефтепродуктов, перевозившихся по Волге, и о масштабах деятельности Нобелей во многих крупных волжских городах…

Любопытно будет заметить, что это своеобразное и непоследовательное отношение к своей матушке-Волге (декларативное воспевание и преклонение: «Течет моя Волга, конца и края нет…», Л. Ошанин, – и одновременно – бездумная, варварская эксплуатация водных ресурсов) достигнет кульминации в советское время и протянется в эпоху так называемой перестройки… Когда ко мне – в музей «Нобели и нобелевское время» – приезжают или приходят иногородние посетители ( да и местные жители тоже), я, по своей природной вредности, задаю всем простой вопрос, указывая на реку, текущую у стен музея: «Как называется этот водоем?». Когда же, слыша хором озвученный простодушный (мол – «Без вариантов!») ответ, я мотаю головой и говорю: «Нет, не Волга», и тут же демонстрирую карты восьмидесятых годов и первых лет XXI века. А на этих картах черным по синему прописано: «Горьковское водохранилище», а потом уже в скобках: «Волга». Так пишут, когда хотят соединить новое (на первом месте) и старое (на втором месте) названия чего бы то ни было – городов, улиц, рек. Таким образом, река, которой «конца и края нет», то ли заканчиватся, то ли еще и не начинается на пространстве от Рыбинска до Нижнего Новгорода. О причинах – не будем. Пусть сам читатель попробует вникнуть в эту «тайну».

*

2013

ет, и нам присуще стремление взглянуть на наше водное богатство именно с цивилизационных и прагматических позиций, когда экология осмысливается как экономическая категория. Но попытки эти полны противоречий. Один из авторов дореволюционного времени, Евгений Марков, сначала пишет так: «Значение Волги громадно. Вместе с своими мно­ гочисленными притоками она является кормилицей огромного края. Тверь, Рыбинск, Ярославль, Ко­строма отражаются в ее водах. У Нижнего Новгорода она уже заслуживает свое древнее прозвище «матушки» – матери среди русских рек…». Далее жанр повествования меняется. «Волга – это сама Россия, сам народ ее, ее история; ее природа, – читаем мы.– Та же несокрушимая, смиренная мощь, без эффектных романических пейзажей, те же неохватные ширь и простор, не ведающие искусственных гра­ней, та же беспечная и даже беспорядочная раскиданность еще не осевшей полусырой силы. Мели и перекаты рядом с глубокими пучинами, подмы­тые берега, залитые равнины около городов редкой красоты, тот же роковой, неудержимый бег в загадочные туманы дали, полный и смелой удали, и неистощимого долготерпения... И то же обилие кишит внутри ее вод и по ее берегам, и та же родная поэзия степей и лесов, щемящая душу своим невыразимым «жаль», прохватывающая всякую жилку человека беззаботным весельем и беззаветною удалью, веет над «широким раздольем» Волги как веет она над всею жизнью русского народа, и в его многовековой истории, и теперь на всем неоглядном просторе русской земли»... Набросав эскиз будущей поэмы о «Волге-матушке», автор – В. Сидоров – в том же приподнятом поэтическом ключе пишет о волжских городах: «Белокаменная Кострома словно вынырнула из Волги, отряхнулась и живописно расселась, по общему правилу волжских городов, как дама, на своем левом берегу. Почти все мужчины-города лежат на правом. Так, прелестный старичок Ярославль, ветхий и курьезный Уг-

61

Н


Метаморфозы великой реки •

2013

62

НОБЕЛИ ОТКРЫВАЮТ ДЛЯ СЕБЯ ВОЛЖСКУЮ ТРАНСПОРТНУЮ АРТЕРИЮ Как писал в своей статье «Нефтяная промышленность», опубликованной в сборнике к открытию всемирной Колумбовой выставки 1893 года в Чикаго, профессор Санкт-Петербургского университета Дмитрий Иванович Менделеев, первые продукты нефтепереработки (речь идет прежде всего о керосине или, как называли его тогда, – фотогене) поплыли вверх по Волге в бочках благодаря усилиям В.А. Кокорева на Апшеронском полуострове. Завод Кокорева был построен в Сураханах, в 17 верстах от Баку, рядом с монастырем индийских огнепоклонников еще в 1859 году, за 15 лет до пришествия на Кавказ русских Нобелей. Менделеев, побывав у Кокорева в гостях в 1863 году, стал свидетелем того, как кокоревский завод перегонял на керосин нефть, покупаемую у откупников по 40 копеек за пуд, и отправлял этот фотоген в бочках вверх по Волге. Причем, уже тогда кокоревский керосин соперничал и по качеству с привозным – американским, рокфеллеровским – керосином. И если продажная цена керосина составляла тогда на месте переработки от 1 до 2 рублей за пуд, то где-нибудь в Нижнем Новгороде – около 3 рублей

за пуд, правда – с бочкотарой вместе. Так что игра стоила свеч. Чтобы всерьез обратить внимание на Волгу как на транспортную артерию, Нобелям сначала нужно было попасть на Кавказ, в Баку. Устроив

компаниями, было невысоким. Как пишет Менделеев, «… для уменьшения акцизного налога, взимавшегося по размеру перегонных кубов и времени перегонки, эту последнюю вели быстро, а по дороговизне серной

Первые «нобелевские городки» возникли на Волге – в Царицыне и Астрахани. И тот и другой находились на значительном удалении от городов. Один разместился на горе, на голом месте, куда вода доставлялась по крутым тропинкам водоносами, второй – наоборот, разместился в низком, подверженном постоянным наводнениям месте, но также лишенном какой бы то ни было растительности. А через некоторое время оба городка приняли такой вид, что условиям проживания здесь рабочих и служащих товарищества завидовали городские жители: булыжные мостовые, улицы освещены электричеством, проложен водопровод. На многочисленных приусадебных участках зашумели листвой деревья... там усилиями старшего брата Роберта в 1874 году зачатки нового направления в семейном бизнесе в виде керосинового завода, нефтеносных земель и нефтевышек, они столкнулись с необходимостью независимой транспортировки нефтепродуктов в северную столицу, северные города и за рубежи империи. Придумывать ничего не пришлось. Волжский путь для товаров и продуктов был традиционным для жителей южных районов еще со времени открытия пути из варяг в греки. Кстати сказать, качество керосина, вырабатывавшегося тогда на Апшероне и на Кубани, особенно мелкими

кислоты (привозившейся с Камы) и едкого натра (привозившегося из-за границы) очищение велось недостаточное…». Однако, «став после 1877 года совершенно свободною (освобожденной от акциза. – В.Р.), бакинская нефтяная промышленность быстро пошла вперед как в количественном так и в качественном отношениях, чему немало содействовало участие как научных русских сил в разработке сведений, относящихся к нефти, так и образование крупных предприятий, особенно же компаний Л.Э. Нобеля и В.И. Рагозина (село Константиновское, в 12 километрах от Романов-Борисоглебска, на Волге. – В. Р.).


Рыбинск, отделение Волжско-Камского банка. Царицын. Нобелевский городок.

Первая («Бранобель». – В.Р.) основалась в Баку и завела большие наливные пароходы и баржи для перевозки нефти и керосина по Каспийскому морю и по Волге, поставила на железные дороги многие наливные вагоны-цистерны, устроила первые в России большие железные резервуары для хранения нефти, керосина и нефтяных остатков и установила правильные торговые сношения русского керосина с заграничными потребителями… Заслуга компании В.И. Рагозина, основавшей свои заводы на Волге (около Нижнего Новгорода и Ярославля), состояла преимущест-

венно в том, что из бакинской нефти, кроме керосина американского типа, она первая стала получать превосходные смазочные масла и смазочное сало ( неочищенный вазелин) и умела распространить первых из этих товаров во всеобщее употребление не только в России, но и в Западной Европе». Именно вследствие сильного роста добычи и переработки нефти (а это прямая заслуга Нобелей) цена керосина упала до 30-40 копеек в Баку и до 1 рубля в Нижнем Новгороде. Внутреннее потребление возросло в год до 20 млн. пудов. В 1890 году на Кавказе действовало

135 заводов, вырабатывавших около 69 млн. пудов осветительных масел, причем заводами Нобеля вырабатывалась почти четверть продукции от этого объема. Кроме этих заводов, внутри России, по Волге около Ярославля, около Москвы и Петербурга существовало еще 32 нефтеперерабатывающих завода. А сама идея устраивать нефтесклады и нефтеперерабатывающие заводы вблизи промышленно развитых регионов Нобелям была внушена Дмитрием Ивановичем Менделеевым. Наш великий ученый не имел таланта практика, промышленника, завод-

63

Вид складов в Самаре во время половодья.

2013

Переноска резервуара в Уфе в 1901 г.


64

2013

Метаморфозы великой реки

чика, но талант понимания логики развития российской экономики в ее рациональном и перспективном виде был ему – генератору разнообразных и разновеликих идей – присущ как никому другому. Первые нобелевские склады Товарищества братьев Нобелей были оборудованы в Царицыне и Астрахани. Раньше запасы керосина на Кавказе, а также в крупных торговых центрах по всей России и прежде всего – на Волге, сохранялись в деревянных бочках в особых погребах. Это было дорогостоящее и не очень технологичное удовольствие. Людвиг Нобель первым в мире устроил склады с громадными клепаными резервуарами проекта Владимира Шухова, вмещавшими сотни тысяч пудов керосина. Сначала они содержали свинцовые днища, но последние оказались ненадежными. И в дальнейшем эти резервуары изготавливались из сплошного клепаного железа. При этом утечка керосина в них оказалась крайне низкой – от Именно вследствие сильного роста добычи и переработки нефти ( а это прямая заслуга Нобелей) цена керосина упала до 30-40 копеек в Баку и до 1 рубля в Нижнем Новгороде. Внутреннее потребление возросло в год до 20 млн. пудов. В 1890 году на Кавказе действовало 135 заводов, вырабатывавших около 69 млн. пудов осветительных масел, причем заводами Нобеля вырабатывалась почти четверть продукции от этого объема. Кроме этих заводов, внутри России, по Волге около Ярославля, около Москвы и Петербурга существовало еще 32 нефтеперерабатывающих завода. 0,3 до 0,5%. Нобелевские резервуары простояли вплоть до 90-х годов XX столетия. Некоторые из них до сих пор можно видеть на территории Копаевского склада компании «Славнефть-Ярославнефтепродукты», а фрагменты их –в музее «Нобели и нобелевское движение». К 1879 году почти все губернские города были оснащены подобными крупными нефтескладами. Первые 11 резервуаров были установлены в Царицыне, затем – в 1881 году – в Новгороде, Саратове и других городах России. В дальнейшем эта обширная сеть протянулась от Варшавы до Владивостока, от Баку до Петербурга и Финляндии. На всем протяжении Волги с ее крупнейшими притоками от Осташкова до Астрахани Нобели построили не только сеть складов нефтепродуктов, но и судоремонтных и судостроительных предприятий. Часть из них была куплена у прежних владельцев. Последовательно от истока к устью Волги сеть нобелевских владе-

Продукты нефтепереработки товарищества «Бранобель». Частная коллекция.


завод имени В.И. Ленина». К 1905 году Нобели владели благоустроенными складами, снабженными приспособлениями для приемки и хранения и отпуска нефтяных продуктов, в 145 пунктах. Крупнейшие из них – на Волге: Астрахань – железные резервуары емкостью 3 173 400 пудов и мазутные амбары – на 9 500 000 пудов, Вышний Волочек – резервуары на 2500 пудов, Казань – на 302 400 пудов, Кинешма – на 108 000 и 750 000 пудов, Нижний Новгород – на 2 137 200 и 5 460 000 пудов, Рыбинск – на 1 380 000 и 8 350 000 пудов, Саратов – на 1 011 900 и 1 700 000, Тверь – на 409 000, Царицын – на 1 927 600 и 2 900 000, Ярославль – на 497 000 пудов. СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ БИЗНЕСА ТОВАРИЩЕСТВА БРАТЬЕВ НОБЕЛЕЙ Особый пожароопасный характер предприятий нефтепромышленности определял и особые условия размещения складов и предприятий – далеко за чертой городов и поселков, что создавало дополнительные трудности для коммуникаций, обеспечения работающих продуктами повседневного спроса и домашнего обихода. Особенность нефтяной промышленности такова, что она диктует и характер места проживания рабочих и служащих разной квалификации и профессии: в непосредственной близости от производства.

Нобели вынуждены были пойти на строительство вблизи промышленных зон рабочих поселков и городков, с обеспечением их жизненно важными службами и услугами. Так возникали «нобелевские городки», обраставшие позже дожившими и до нашего времени легендами. Если судить по некоторым публикациям в современной прессе, «нобелевские городки» – это некие экономико-социальные и архитектурные образования, замышленные Нобелями примерно в том же ключе, как придумываются типовые проекты жилых зданий, где есть определенный набор архитектурных, конструктивных элементов. Вот что пишет на эту тему один из авторов, открывший миру это «изобретение» Нобелей, Александр Анатольевич Матвейчук: « … Людвиг Нобель предпочитал конкретные дела по улучшению условий их труда и быта. Недаром слава о его благоустроенных «нобелевских городках» в Астрахани, Саратове, Самаре, Царицыне, Уфе и других российских городах, «Вилле Петролеа» с роскошным парком и оранжереей в Баку шла по всей стране. Во всех «нобелевских городках» были построены благоустроенные дома с квартирами для семейных рабочих и общежитиями для холостяков, а также начальные школы, столовые, хлебопекарни, больницы, аптеки и даже спортивные площадки». Легенды не рождаются на пустом месте. Какие-то зачатки городов

65

ний выглядела до революции так: в Ржеве – большой склад нефтепродуктов; в Твери – тоже; в городах Вышнем Волочке и Торжке, расположенных на притоке Волги реке Тверце, – средней величины склады; в Кимрах на Волге – арендованный склад; в Кашине, Рыбинске (Копаево), Ярославле – большие склады и судоремонтные предприятия; в Романово-Борисоглебске – средней величины склад плюс завод (с. Константиновское) по выработке нефтемасел, купленный у В. Рагозина в 1911 году и прославившийся на весь мир качеством своей продукции; в Кинешме, Нижнем Новгороде, Казани – крупные нефтесклады; в Муроме, Касимове, Коврове, стоящих на берегах притока Волги реки Оки – арендованные малые склады; в Чистополе на реке Вятке, Самаре, Сызрани и Саратове на Волге – большие склады; в Симбирске и Екатериненштадте (Баронск) на Волге – арендованные большие склады; в Камышине на Волге – малый склад; и наконец, в Царицыне и Астрахани – большие склады, плюс в Астрахани – вступивший в действие в 1881 году «Астраханский механический завод товарищества бр. Нобель». Под цели строительства завода арендован был на 25 лет участок земли в 10 000 кв. саженей, принадлежавший обществу казаков Гордофорпостинской станицы, располагавшейся тремя верстами ниже Астрахани. Кстати, в 1923 году предприятие получило новое название: «Судоремонтный

2013

Копаево. Нефтяной склад Нобелей.


66

2013

Метаморфозы великой реки

Нобели. Стоят – Эммануил, Людвиг(Лулу) Сидят – Рольф,Эмиль, Йоста.

будущего, организованных по-новому, с набором всех необходимых для жизни условий – социальных, образовательных, медицинских, культурных – можно увидеть в тех местах, где когда-то располагались нобелевские предприятия. Но нужно признать, что каждый «нобелевский городок» не был похож на остальные. Кстати сказать, в западной, и прежде всего шведской нобелистике вы не встретите такого понятия – «нобелевский городок». Это чисто русское, народное понятие, подразумевающее нечто оригинальное. Корреспондент самарской городНобели вынуждены были пойти на строительство вблизи промышленных зон рабочих поселков и городков, с обеспечением их жизненно важными службами и услугами. Так возникали «нобелевские городки»... ской газеты Владимир Пермяков 29 августа 2001 года пишет: «В 1881 году на правом берегу Волги Людвиг Нобель организовал поселок близ форпоста (ныне Трусово), получивший название Нобелевский городок. Там были устроены пристани, поставлены огромные резервуары для керосина, вырыты ямы для хранения мазута. Здесь же были оборудованы и мастерские по ремонту флота с помещениями для служащих и рабочих. Нобели грамотно рас-

положили судоремонтные мастерские, воспользовавшись удачным географическим расположением акватории реки Волги, удобным для безопасного зимнего ремонта и отстоя флота. Понимая, что подводный ремонт корпусов судов в мастерских производить нельзя, Людвиг Нобель заказал первый в России железный док из двух секций и установил его на своем заводе в 1901 году. Так родился Астраханский механический завод Товарищества братьев Нобель». А корреспондент другой газеты – «Комсомолец Каспия» 1 ноября 2009 года дополняет: «Вдоль берега были построены нефтяные платформы, устроены пристани, поставлены резервуары для керосина, оборудованы мастерские по ремонту флота. Сюда присылали опытных инженеров, сотрудников. Многие служащие обзаводились домами рядом с пристанью. Так, близ Форпоста образовался небольшой «Нобелев­ ский городок». В 1884 году механический завод соединяют с городом телефонной связью, а в 1889 году в «Нобелевском городке» открывается школа для детей служащих. Через 10 лет для рабочих и служащих открывается здание, предназначенное для отдыха и народных чтений. Кроме того, на пристани «Братьев Нобель» находилось народное училище, имелась общая больница на 30 коек и инфекционная больница на 155 мест. Между Астраханью и пристанью регулярно ходил пароход, а перед первой мировой здесь

построили двухпалубное пассажирское судно, рассчитанное на 250 человек. К 1890 году число работающих на Астраханском механическом заводе достигло пятисот человек. В 1901 году на заводе устанавливают первый в России плавучий металлический док для крупного ремонта судов. Этот док и сегодня является одним из судоподъемных сооружений завода». А вот описание «нобелевского городка» в Царицыне (Волгограде): «Отправной точкой развития нефтяной и нефтеперерабатывающей отрасли послужила организация в 1880 году в Царицыне нефтескладского и нефтепромышленного хозяйства «Товарищества братьев Нобель», именовавшегося – «Нобелевский городок», который и положил начало нефтепереработке и торговле нефтепродуктами. Начиная с этого времени, наш город стал главным, как его тогда называли, керосиновым рынком России. Деятельность Товарищества плодотворно отразилась на развитии промышленного узла в Царицыне. Географическое положение нашего города и транспортные преимущества позволили Товариществу создать на берегу Волги мощную перевалочную базу с громадным складским хозяйством для хранения нефти и нефтепродуктов, подъездными железнодорожными путями, причалами, механическими мастерскими с современной, по тем временам, инженерной и социально-бытовой инфраструктурой».


помещений 14 жилых домов, для служащих – 12 домов. Одно из зданий оборудовано под общежитие для одиноких рабочих. Здесь проживало в общем 400 человек взрослых и детей. Для рабочих организована была столовая, обеспечивавшая работающих, как бы мы сегодня сказали – «социальными обедами». Выстроены были приемный покой, «заразный» (инфекционный) барак – все в соответствии с последними на тот момент требованиями медицины. Совместно с земством построили школу. В Астрахани после осушения почвы было выстроено 22 дома для служащих и 28 домов для рабочих и 2 общежития с соответствующими хозяйственными постройками. Здесь проживало 963 человека, с учетом работающих на других складах – 1117 человек, а вместе с судовыми рабочими – около 2550 человек в среднем в год. Здесь были выстроены современная больница с женским отделением, школа, потребительская лавка; столовая для рабочих, содержащаяся на средства товарищества. Рабочие общежития строились исходя из требований современной гигиены и норм фабричной инспекции. Здесь нары были заменены железными кроватями с обеспечением постельными принадлежностями. И в общежитиях, и в общих кухнях был установлен строгий надзор. Для хранения пищевых продуктов работников были устроены специальные погреба,

изготовлены переносные ледники, шкафы и рундуки, защищенные от насекомых и пыли специальными сетками. Лед товарищество поставляло для нужд сотрудников даже в зимнее время (поскольку водоемы зимой не замерзали) из собственных ледников, размещавшихся в Астрахани, и даже привозило из Царицына и Саратова в объеме до 50 тысяч пудов ежегодно. Доставлявшийся лед складировался в обширном леднике в районе «Вилла Петролеа», а уже оттуда развозился по квартирам заводского района и заводам (без льда пищевые продукты в тех условиях не могли сохраниться даже на несколько часов). Льда на складах хранилось столько, что его хватало для снабжения судов товарищества, что в свою очередь обеспечивало надлежащее хранение провизии и освобождало экипаж от необходимости сходить на берег в целях закупки свежих продуктов. Для хранения одежды в отдельных изолированных местах оборудованы были сушилки с вентиляцией и отдельным входом. В столовых товарищества рабочие получали вполне питательную и дешевую пищу. Рабочий с 12 часов до 13.30 получал из расчета 5 копеек за обед: большую порцию горячих щей или суп с куском мяса, за 6 копеек – мясную котлету или порцию жареного мяса с гарниром и за 3 копейки – порцию гречневой каши или порцию киселя. Кроме того, при столовой продавался белый и чер-

67

Та же идея с «городками», считают К. и Ф. Джафаровы, была реализована в Астрахани, Царицыне, Рыбинске, Саратове, Самаре (Батраки), Уфе и других местах. Во всех городках строились бани, столовые, хлебопекарни, больницы (Баку, Астрахань, Царицын и др.), аптеки, службы санитарного надзора, начальные школы для детей рабочих (Баку). В селении Бузовны на Апшероне «Товарищество» имело свой дачный поселок, где сотрудники отдыхали во время отпусков. Нобели первыми в бакинском районе ввели на своих заводах и промыслах десятичасовой (вместо 14-часового) рабочий день. Первые «нобелевские городки» возникли на Волге – в Царицыне и Астрахани. И тот и другой находились на значительном удалении от городов. Один разместился на горе, на голом месте, куда вода доставлялась по крутым тропинкам водоносами, второй – наоборот, разместился в низком, подверженном постоянным наводнениям месте, но также лишенном какой бы то ни было растительности. А через некоторое время оба городка приняли такой вид, что условиям проживания здесь рабочих и служащих товарищества завидовали городские жители: булыжные мостовые, улицы освещены электричеством, проложен водопровод. На многочисленных приусадебных участках зашумели листвой деревья, В Царицыне товарищество выстроило для рабочих складских

2013

Один из семейства Нобелей в Рыбинске (сидит в центре), фото 1909 г.


Метаморфозы великой реки •

2013

68

ный хлеб стоимостью полкопейки за фунт, что дешевле базарного. За год одну такую столовую посещало от 75 до 85 тысяч человек. При этом, прибыль столовой едва покрывала ее расходы. Поэтому затраты на помещение, освещение, отопление и содержание прислуги покрывались полностью компанией. Кроме этой большой столовой товарищество располагало еще и небольшими пунктами питания в каждом отдельном промысле. Здесь имелись специально устроенные плиты с кубами для кипячения воды. На них рабочие могли разогревать принесенную с собой пищу. Подобным образом была устроена, например, столовая на Астраханском складе. Это было одноэтажное здание вблизи завода, с обеденным залом на 150-200 человек и кухней с небольшой пристройкой для проживания столовой прислуги. Убыток от работы столовой покрывался товариществом за счет собственных средств. В Царицыне в каждой квартире, где жили нобелевцы, устроены были небольшие фильтры, обеспечивавшие семьи качественной питьевой водой. На складе в Увеке около Саратова был сооружен песочный фильтр, удовлетворявший нужды не только складского населения, но и населения соседнего села, страдавшего от отсутствия хорошей питьевой воды. В Ярославле и Рыбинске товариществу приходилось заниматься и вопросами биологической очистки канализационной воды. На всех складах, где были устроены большие фильтры, вода использовалась для питания котлов, что предохраняло их от накипи, что в свою очередь экономило время и силы на их очистку. Чтобы понять заботу товарищества о жилищных условиях своих сотрудников, достаточно привести две цифры. Если в 1889 году – через десять лет после организации товарищества – им было выстроено всего в промысловых, в заводских районах и на складах 15 тысяч 572 кубических саженя жилых помещений, то в 1913 году – почти в десять раз больше: 114 тыс. 647 кубических саженей (сажень – 2, 16 м. – В.Р.). Как уже говорилось, кроме обеспечения насущных, жизненно важных условий, товарищество заботилось и об обеспечении медицинскими услугами, удовлетворении культурных и материальных запросов своих сотрудников. Оно также организовало для своих сотрудников вечерние курсы технического черчения, курсы рукоделия, кройки и шиться, вечерние курсы грамотности, которые посещали более 150 человек.

С начала своего существования товарищество всерьез занялось проблемой начального образования детей рабочих и служащих. Промыслы, заводы и склады товарищества располагались на отдалении от образовательных учреждений городов. А поскольку основную часть служащих и рабочих составляли семейные люди, встал вопрос о школах. Собственные школы были выстроены на больших складах: в Астрахани, Царицыне, Рыбинске (Копаево), Перми (Мотовилиха). В Астрахани школа была построена в 1884 году, с совместным обучением мальчиков и девочек. Она давала не только элементарные знания, но обучала детей пению и музыке. Позже она стала двухклассным училищем, получившим в свое распоряжение двухэтажное здания по типу шведских школ – с квартирами для двух учителей и с рекреационным залом. Школа была обеспечена пособиями в соответствии с современными требованиями к образованию. В ней обучалось 115 мальчиков и девочек. В Копаеве под Рыбинском была выстроена школа на 30 учащихся, в Царицыне – на 75. Обучались в них дети и товарищества, и местных обывателей. Подчеркнем тот факт, что в Рыбинске Нобели проблему с образованием детей сотрудников сначала хотели решить несколько иначе – доставляя учащихся водным путем за несколько верст – из Копаева в Рыбинск. Рыбинская контора товарищества обратилась в городскую управу с просьбой выделить в районе городской черты место для пристани ее теплохода. Но власти не смогли найти свободный участок земли, и тогда Нобели решили строить в Копаеве частную школу. Чтобы дать детям сотрудников не только общее, но и специальное образование, включая и высшее, товарищество учредило при некоторых гимназиях, реальных училищах и вузах стипендии имени живущих и покойных крупных своих деятелей. После 1904 года таких стипендий было три десятка, а сумма, выделяемая на эти цели, достигла более 40 тыс. рублей. Это были стипендии имени Людвига Иммануиловича и Эмануила Людвиговича Нобелей, Михаила Яковлевича Белямина, П.А. Бильдерлинга, А.А. Плаксина, Карла Карловича Неллиса и др. Товариществом в разных концах страны, где размещались предприятия Нобелей, были выстроены особые здания под клубы, библиотеки, читальни и переданы в управление служащих.

РЕЧНАЯ ФЛОТИЛИЯ ИМПЕРИИ «БРАНОБЕЛЬ» Здесь важно заметить, что поначалу у Нобелей не было желания создавать комплексную, самодостаточную в технологическом отношении корпорацию. Но события развивались следующим образом. В 1878 году по Волге на Каспий пришел первый в мире наливной пароход «Зороастр», построенный на верфях Мотала в Швеции по чертежам Людвига Нобеля и Свена Альмквиста. При всей своей новизне, он не мог один решить проблему транспортировки нефтепродуктов. И потом, еще при проектных работах, специалисты должны были учитывать, что первый в мире танкер должен будет отправиться к месту швартовки, в Баку, через шлюзы Мариинской системы. А их пропускные возможности были ограничены. Поэтому пароход получился хотя и современным, но был урезан в размерах. «Зороастр» весьма успешно трудил...в 1915 году Товарищество братьев Нобелей располагало на Волге 25 буксирными и 4 наливными пароходами, 13-15 теплоходами, не считая ряда мелких паровых и тепловых судов – баркасов, лодок. Непаровой флот исчислялся 200 судами, среди которых было более 70 железных баржей, включая и гигантские – в 65-76 саженей длины и грузоподъемностью в 500600 с лишним тысяч пудов. ся на маршруте Баку–Астрахань, доставляя грузы за четверо суток. Людвиг Нобель понимал, что с увеличением объемов добычи и переработки нефти потребности в новых транспортных средства будут только возрастать. Поэтому он разработал проект наливного вагона и заказал на Рижском вагоностроительном заводе первые «вагоныцистерны». Но приоритет оставался за Волгой. Хороши были пароходы типа «Зороастр», но для компании, занимающейся нефтедобычей и нефтепереработкой в условиях наличия пароходных компаний, это по тем временам было делом накладным и непрофильным. Людвиг сделал предложение правлению общества «Кавказ и Меркурий», состоявшее в том, что общество строит на свои средства необходимые нефтеналивные суда, а Товарищество «Бранобель» берет на себя обязательство зафрахтовать эти суда сроком на 10 лет. Такого же рода предложение,


Вид с Волги на мельницу А.И. Галунова, нефтяные склады товарищества «Бранобель» и компании Ротшильдов «Мазут». Фото неизвестного автора начала XX века.

несколько, один из них – в Астрахани. А некоторое время спустя Нобели построили в Царицыне самый большой на Волге металлический плавучий док, который обслуживал потребности астраханских мастерских товарищества. Он имел подъемность до 10 тыс. тонн. Слип был построен в Рыбинске в тот момент, когда товарищество резко увеличило объемы транспортировки нефтепродуктов по Мариинской системе. В Рыбинске у Нобелей в начале XX века сформировалась целая флотилия специальных судов для работы на маршрутах: Рыбинск – Тверь и Торжок; Рыбинск – Вологда – Архангельск. Тогда-то и возникла потребность в устройстве слипа для ремонта

2013

тью в 13 000 пудов мазута, а всего – 233-мя судами общей емкостью в 12 210 500 пудов. Железнодорожные перевозки обеспечивала 1381 вагон-цистерна общей емкостью 991 250 пудов. Отметим, что именно Людвиг Нобель впервые в мире применил так называемые наливные баржи для перевозки нефтепродуктов по Волге. При этом Людвиг Нобель входил в каждую деталь, касающуюся и технологических особенностей, и особенностей, обеспечивавших пожаробезопасность. В 1908 году уже при Эмануиле Нобеле в Рыбинске был построен сухой док – слип. Это было передовое предприятие для своего времени. Вообще, проблема ремонта судов тогда стояла особенно остро. Применяемые технологии – ремонт на мелководье, с использованием деревянных ящиков, методом вымораживания – были затратными, трудоемкими и долговременными. Плавучих доков на то время у Нобелей было всего

69

но касательно вагонов-цистерн, он ранее сделал Грязе-Царицынской железной дороге. Но в обоих случаях Людвиг Нобель получил отказ, мотивированный тем, что для этих компаний дело выглядело как рискованная спекуляция. Это и поставило товарищество перед необходимостью застраховаться впредь от подобных зависимостей от чужого дяди и обзавестись собственной флотилией. И уже к 1905 году оно располагало 15 морскими наливными шхунами общей емкостью в 600 000 пудов керосина, в том числе одним большим наливным пароходом емкостью в 63 тыс. пудов на Балтийском море, восемью речными наливными пароходами емкостью в 372 500 пудов керосина, 24-мя буксирными пароходами, 36-ю железными наливными баржами, 52-мя деревянными наливными баржами, 83-мя перекачечными баржамистационарами емкостью в 4 443 000 пудов мазута, 15-ю лодками емкос-


70

2013

Метаморфозы великой реки

Эммануил Нобель – племянник Альфреда Нобеля.

и обеспечения сохранности флота во время весеннего ледохода. Затонов, походящих под эти цели, в округе не было. Городить искусственный водоем было делом рискованным. Существовавший же тогда в Рыбинске в устье реки Черемухи сухой док имел пределы своих физических возможностей. Поэтому у деревни Лосево, на левом берегу Волги, на большом покатом пространстве Нобели приобрели большой участок земли, на котором были выстроены мастерские, склады, жилые помещения и главное – сам слип. Как уже говорилось, это была новаторская конструкция. С помощью слипа суда вытаскивались на берег не носом вперед, а боком, как это принято и в современной практике. Директор «Ноблесснера», волжанин по рождению Карл Хагелин со своим молодым коллегой-инженером придумали «целую систему соединенных между собой гидравлических домкратов на тележ­ ках, которые, как няньки, брали суда как бы мягкими руками и затем, опять-таки – объединенными работающими электрическими лебедками выносили их на берег». К зиме суда поднимались на берег, устанавливались на клетки правильными рядами, чтобы после ледохода их можно было спустить на воду тем же путем и тем же способом. Зимой суда ремонтировались, подкрашивались. И опять же – особенностью нобелевского слипа было то, что он стал общедоступным ремонтным и складским производством: здесь зимовали более 40 судов ежегодно, в том

числе и суда других компаний. По свидетельству Ивана Шубина, автора фундаментального исследования «Волга и волжское судоходство», в 1915 году Товарищество братьев Нобелей располагало на Волге 25 буксирными и 4 наливными пароходами, 13-15 теплоходами, не считая ряда мелких паровых и тепловых судов – баркасов, лодок. Непаровой флот исчислялся 200 судами, среди которых было более 70 железных баржей, включая и гигантские – в 65-76 саженей длины и грузоподъемностью в 500-600 с лишним тысяч пудов. В том же 1915 году товарищество приобрело долю акций в других пароходных предприятиях, в том числе 50% акций общества «Кама», ставшего, по сути, филиалом товарищества. Наряду с покупкой предприятия «Дембот», Нобели приобрели 30% акций общества «Океан», также получившего статус отделения товарищества. Были

Чтобы дать детям сотрудников не только общее, но и специальное образование, включая и высшее, товарищество учредило при некоторых гимназиях, реальных училищах и вузах стипендии имени живущих и покойных крупных своих деятелей. После 1904 года таких стипендий было три десятка, а сумма, выделяемая на эти цели, достигла более 40 тыс. рублей.

и другие предприятия, работавшие на товарищество. А в целом в 1915 году Нобели сосредоточили в своих руках флотилию, перевозившую 57-60 млн. пудов нефтепродуктов, составлявших около четверти общего объема этого рода товаров, поставлявшихся на внутренний рынок. Благодаря наличию этой флотилии корпорация Нобелей довела свой капитал в последние годы своего существования до 60 млн. рублей. Нобелевские судостроительные верфи обеспечивали потребности в судах не только собственной компании. И строили они не только транспортные, но и пассажирские суда. По свидетельству Карла Хагелина один из пароходов, принадлежавших обществу «Самолет», был построен Нобелями. Хагелин называет еще один пассажирский теплоход – «Благословенный», то ли принадлежавший механическому заводу «Людвиг Нобель», то ли построенный им. Нобелям принадлежит заслуга в «применении к Волжскому судоходству тепловых двигателей внутреннего сгорания» (цитирую И.К. Шубина). В 1903 году по инициативе главы корпорации Эмануила Нобеля на два теплохода, «Сармат» и «Вандал», построенных по заказу «Ноблесснера» на Сормовском заводе и предназначенных для перевозки наливом нефтяных продуктов от Рыбинска до Петербурга, были установлены двигатели по 360 сил, купленные по лицензии у Рудольфа Дизеля, но реконструированные на механическом заводе «Людвиг Но-


вел к почти одновременному техническому усовершенствованию всех сфер, причем Нобелевская корпорация была не только посредником в обретении Россией техники Запада, но и вывела Россию на положение лидера. С 1885 г. на предприятии была введена, созданная по мысли Людвига Нобеля и его специалистов, система переработки нефти методом непрерывной перегонки, не использовавшаяся доселе в Европе или в США и сразу давшая большие преимущества с точки зрения издержек, безопасности качества». Смерть Людвига Нобеля стала в чем-то и жизнеутверждающим явлением, поскольку ближайшее очередное собрание пайщиков и акционеров товарищества (в 1888 году) постановило: «…учредить золотую медаль и премию имени Людвига Эммануиловича Нобеля и с этой целью передать в распоряжение Технического общества капитал единовременно, с тем чтобы через каждые 3 года, на проценты с этого капитала, Обществом выдавалась премия и медаль за лучшие сочинения по металлургии, нефтепромышленности (в общем ее объеме или какой-либо отдельной части) или же за какиелибо выдающиеся изобретения и усовершенствования в технике этих же производств за истекшее трехлетие. Дополнительным постановлением соединенного собрания Правления и Совета Товарищества капитал этот был определен в 6000 рублей». Тот факт, что именно в Рыбинске, благодаря инициативе Фонда Людвига Нобеля будет установлен памятник этому выдающемуся российскому предпринимателю, ученому и общественному деятелю, доказывает, что здесь, в Рыбинске, который занимал особое положение в инфраструктуре нобелевской корпорации, пусть в небольшом объеме, но впервые в России восстанавливается память о Людвиге Нобеле и его семье с той же комплексностью и основательностью, с какой сами Нобели подходили к организации своего дела в России. •

71

ЛЮДВИГ НОБЕЛЬ СЧИТАЛ УГРОЗУ ЭКОЛОГИИ ВОПИЮЩИМ НЕВЕЖЕСТВОМ И в советское время и ныне некоторые исследователи настойчиво пытались и пытаются убедить людей в том, что Нобелям были чужды проблемы сохранения окружающей среды, экологии, проблемы энерго­ сбережения и энергоэффективности. Но это совсем не так. Людвиг Нобель стоял у истоков экологического движения в России. Он был одним из инициаторов принятия правительственных мер, предупреждающих нарастающие объемы загрязнения природы. Так же, как и в политической и социальной сферах, Людвиг Нобель, а затем и его сыновья, стремясь создать благоприятную атмосферу для своего

бизнеса, старались чтобы этот окружающий фон не был препятствием для деятельности компании. Один из примеров: 1 сентября 1882 года Людвиг Нобель выступил на заседании ИРТО с докладом «О применении нефтяных остатков как топлива и для металлургических целей». Лейтмотивом его выступления стала проблема, как он ее назвал – «рационального употребления тех углеводородных соединений, которые остаются от нефти». «Вопрос о полном и бездымном сжигании мазута сделался важною и обширною задачею», – отмечал он, говоря о преимуществах применения технического новшества – форсунок, или пульверизаторов. Владея огромным нефтепромышленным производством, Людвиг Иммануилович считал своим долгом найти новый и передовой метод не то чтобы утилизации нефтяных отходов, как было принято в среде нефтепромышленников, а именно «употребления», т.е. полной его переработки. «В моей лаборатории, под моим непосредственным наблюдением произведено с этой целью множество исследований и опытов, – сообщал он в докладе. – Особенною формою и особенным расположением колосников мне удалось дойти до того, что в обыкновенной печи и при естественной тяге мазут не только совершенно сгорает без дыма и копоти, но при этом температура в печи может быть поднята до такой высокой степени, что куски обыкновенного, ковкого железа, положенные в тигли, расплавляются до такой жидкости, что из них можно делать отливки… При этих данных мазут с успехом должен конкурировать с древесным топливом во всем районе нижней Волги со всеми ее западными притоками… В низовье Волги и даже вверх по течению до Самары, при употреблении мазута могут действовать с выгодою чугуноплавильные, медеплавильные, железоделательные и механические заводы». «Комплексный подход к проблеме нефти, – пишет Людмила Арская, одна из первых нобелеведов, – при-

2013

бель» и переоборудованные под нефтяное топливо, что сделало их более эффективными и надежными, даже по сравнению с немецкими аналогами, работавшими сначала на угле, а потом на керосине и бензине. Дизельный двигатель Нобелей, устанавливавшийся на волжские суда, – «русский дизель» в международной терминологии, – имел преимущества и перед паровым двигателем, традиционно комплектовавшимся на судах до Нобелей. Превосходство нобелевского дизеля заключалось в значительно меньшем потреблении топлива. И сам дизель занимал меньше места, был легче и позволял отводить освободившееся пространство под грузы или сделать более просторным жилые помещения для команды. А когда в 1908 году благодаря директору компании Карлу Хагелину был сконструирован реверсивный тип судового дизеля – с передним и задним ходом, окончательные сомнения пароходных компаний относительно будущего дизеля в России были рассеяны. Дизель утвердился на Волге. Но надо помнить, что первыми, кто поверил в дизель, кто «довел его до ума», были Нобели.

Литература Г. Москвич. Путеводитель по Волге, 13-е изд. – Редакция «Путеводителей», Петроград, 1915. Вестник Рыбинской биржи, 25 сентября (8 октября) 1912 г. И.А. Шубин. Волга и волжское судоходство. – М., Транспечать НКПС, 1927. Л. П. Арская. Нобели – приемные дети России. – М. 1994. Механический завод «Людвиг Нобель», 1862-1912. – СПб., 1913. 30 лет деятельности Товарищества нефтяного производства Братьев Нобель, 1879-1909. – СПб., 1910. Памяти Людвига Эммануиловича Нобеля. Торжественное заседание ИРТО. – СПб,1889. В. Стародубцев. Другой Нобель. Журнал «Эхо планеты», № 14, 1995 г. Б. Осбринк. Империя Нобелей. – М., «Текст», 2003. А. Матвейчук. У истоков нефтяной промышленности России. – М., «Известия», 2000. – С. 81.

Журнал «Науковедение» № 1, 2001 г. «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель. С.-Петербург. Условия быта служащих и рабочих на промыслах, заводах, складах и судах товарищества». – Товарищество Р. Голике и А. Вильберг, СПб, 1913. А. Сергеев, В. Рябой. Нобели для России. Россия для Нобелей. – Ярославль, «Ярославский печатный двор», 2003. А. Сергеев, В. Рябой. Нобели. Между миром и войной. – СПб, Фонд Людвига Нобеля, 2011. К.В. Хагелин. Мой трудовой путь». – Издательская группа «ЗАО «Полиграфическое предприятие № 3», 2013. Труды съезда гг. членов ИРТО в Москве 1882 года. Т. 1. – СПб, 1883. «Всемирная Колумбова выставка 1893 г. в Чикаго. Фабричнозаводская промышленность и торговля России». – Издание Департамента торговли и мануфактур Министерства финансов. СПб, 1893.


Механик и судостроитель Василий Калашников Валентина КОЛГАНОВА

Среди русских имен, сыгравших значимую роль в истории России XIX-XX веков, есть и имя выдающегося русского судостроителя, механика и теплотехника Василия Ивановича Калашникова.

72

2013

знаменитые волгари

О

н родился в Угличе 30 октября (ст.ст.) 1849 года в старом родовом доме мещан Калашниковых. Здесь же окончил трехклассное городское училище, где показал себя любознательным и на редкость способным учеником. Но материальное положение семьи не позволило ему продолжить учебу. В одиннадцатилетнем возрасте его отдали в «люди», и с этого времени началась у него самостоятельная жизнь – на заводе Журавлёва в Рыбинске, а точнее в его конторе. Сам Василий Иванович об этом периоде жизни вспоминал: «Гдето, не помню, был приобретен мной элементарный курс физики. Читал его и все больше заинтересовывался этой наукой, особенно занимали меня физические опыты. Как-то при одном опыте, теперь уже не помню каком, случился взрыв, хотя и не сильный, но переполошивший всех бывших со мной в одной комнате. Разумеется, нашлись добряки, которые донесли об этом Журавлеву. Приказ явиться к нему. Допрос, что делал, как делал, для чего делал? Чистосердечное признание. Постановление: заниматься не в конторе, а в чертежной механического завода и физических опытов пока не производить. Вот я и поступил на новый факультет и стал заниматься любимым мною черчением. Нашлись добрые люди, которые указывали мне на то, что надо читать из области математики, физики, механики и как прилагать эти науки к

Работая в чертежной, он много времени уделял самообразованию. Настойчиво изучал высшую математику, теплотехнику, пароходное машиностроение, судостроение. И вот в 1886 году появляется его первая работа под названием «Детальные чертежи котлов, аппаратов и машин». В ней, помимо профессионально выполненных чертежей, Калашников представил и свои собственные расчеты, и замечания о недостатках в конструкции судов, плавающих по Волге. Эта работа получила высокую оценку у специалистов, а ведь автору было всего 16 лет. Василий Иванович страстно был влюблен в русский национальный театр, мог часами цитировать героев своих любимых пьес. Он любил музыку, подолгу слушал Глинку, Чайковского, Шопена, Бетховена. Сам Василий Иванович вспоминал, что не имел в молодости особого музыкального слуха, поэтому решил обучиться игре на каком-нибудь инструменте, посчитал, что наиболее простым для него будет гитара, купил самоучитель и выучился. делу». Этими добрыми людьми были первые учителя Василия Калашникова: Александр Сергеевич Муфтелев, известный на Волге талантливый русский механик-самоучка, технолог Залихман, русские рабочие и немецкие техники, благодаря которым он выучил немецкий язык и знал его в совершенстве.

Отличное знание пароходной машины позволило Калашникову в навигацию 1869 года уже самостоятельно, в качестве машиниста, плавать на буксирном пароходе «Восток». Обнаружив в двигателе крупные недостатки, он предложил владельцу парохода проект полной переделки

Валентина КОЛГАНОВА родилась в 1955 году в городе Угличе. Высшее образование получила в Московском государственном историко-архивном институте, после окончания которого продолжала работать, и трудится по сей день, в Угличском историко-архитектурном и художественном музее: начинала с должности экскурсовода, потом стала научным сотрудником, заведующей историческим отделом. Валентина Александровна регулярно публикуется в угличских музейных сборниках, в сборниках Опочининских чтений и в «Суриковских вечерах», круг интересующих ее вопросов: история Углича средневекового периода, священнослужители Углича – новомученики 20-30-х годов XX века.


73

2013

Василий Иванович Калашников.

машины, но тот принял 20-летнего машиниста за фантазера и расстался с ним. В 1870 году Калашников переезжает в Нижний Новгород и поступает чертежником на завод Ивана Савельевича Колчина, вероятно по рекомендации упомянутого выше А.С. Муфтелева. В следующем году он уезжает в Москву, где так же работает чертежником – на фирме Доброва. Прожив в столице менее года,

Василий Иванович вновь вернулся в Нижний Новгород на завод Колчина, но уже на должность механика. Здесь он проработал без перерыва 18 лет, об этом периоде своей деятельности Калашников весьма скромно сообщает: «… перестроил все пароходы Колчина на систему компаунд (поршневая паровая машина) и все гребные колеса заменил колесами системы «Моргана», построил 30 пароходов для рек Волжского бас-

сейна и для рек Западной Сибири и переделал 30 пароходов для других владельцев из низкого давления на компаунд». В 1872 году Василий Иванович, а ему тогда было 23 года, построил свой первый пароход, получивший название «Истобенец», переименованный позже в «Арзамас». Эта машина отличалась легкостью, прочностью, тщательностью отделки и послужила прототипом нескольких машин,


знаменитые волгари •

2013

74

построенных в разное время. Спустя два года на заводе рассматривались два проекта переделки машин. Один предложил англичанин Джонс, работавший главным механиком, а другой Калашников. Проект Василия Ивановича оказался лучше, что признал и англичанин, который заявил: «Теперь мне на Волге делать нечего, у вас есть Василий Иванович Калашников». Тогда же, в 1874 году, главным механиком и заведующим заводом Колчина становится В.И. Калашников. Было ему 25 лет, и он не имел никакого специального образования.

В 1877 году крупный русский предприниматель В.И. Рогозин начинает строительство первого в мире завода по производству нефтяных смазочных масел. Призводство требовало новых машин и аппаратов, аналогов в мире не было. И эта серьезная техническая задача была решена Калашниковым. Машины, созданные Василием Ивановичем, позволили заводу выпускать продукцию такого качества, что она заняла господствующее место на мировом рынке. 1879 год для Калашникова был одним из самых счастливых, в этом

В.И. Калашников (справа второй, за столом) с группой заинтересованных лиц на палубе парохода «Кира», построенного им в 1903 году на своей судостроительной верфи. Фото М.П. Дмитриева. Рыбинское речное училище имени В.И. Калашникова.


А в 1898 году в Нижний Новгород пришел указ императора от 13 июня 1897 года о присвоении главному механику завода Курбатова и угличскому мещанину Василию Ивановичу Калашникову звания потомственного почетного гражданина. Трудное материальное положение, в котором оказался Калашников, осложнялось и семейными обстоятельствами. Двое его детей, Александр и Шурочка, довольно рано примкнули к революционному движению (Александр вступил в партию эсеров и стал сторонником террора). Василий Иванович не смог ни понять, ни принять убеждений сына и мучительно переживал происшедшее. В 1906 году Александр участвовал в покушении на коменданта Севастополя и был осужден на каторгу. шинам. «Ну что тут кастрюли делать! – говорил он. – надо ехать на Волгу пароходы строить». Весной 1890 года Калашников возвратился на Волгу. Казанский заводчик Алафузов предложил Калашникову работу на своих заводах. Вспоминая об этом периоде, Василий Иванович писал: «Возможность видеть родную Волгу с ее громадным паровым флотом и надежда вновь приняться за эту отрасль техники, которой мною посвящена была вся жизнь, заставили меня без всяких колебаний принять предложение Алафузова». Осенью того же года Калашников вновь приезжает в Нижний и зани-

2013

как обеспечивал большую экономию топлива. В то же время Калашников строит крупные железные наливные баржи для транспортировки нефтепродуктов, тем самым положив начало созданию танкерного флота России. В 1889 году Калашников ушел с завода Курбатова (после смерти Колчина, с 1877 года, владельцем завода становится крупный сибирский пароходник Устин Савич Курбатов) и переехал в Петербург, где ему была предложена должность директора завода русского электротехнического общества «Электротрест». Петербург пришелся не по душе Калашникову. Его сын, Вячеслав Васильевич, вспоминал: «Помню, в этот год вечером отец подолгу сидел в своем кабинете у горящего камина, мечтая о Волге. Иногда он брал гитару и запевал старые волжские песни: «Далеко, далеко Степь за Волгу ушла. В той степи широко Буйна воля жила…» В голосе его звучала глубокая грусть. Отец страшно тосковал по родной реке, по ее зеленым берегам, по ее людям, по своим паровым ма-

75

году он женился. Его избранницей стала дочь крупного канатного фабриканта Александра Алексеевича Смирнова – Сашенька. Смирнов был богат и дал дочери прекрасное

образование: она говорила по-французски, хорошо музицировала, пела, рисовала. Со стороны Смирнова препятствий к браку не было, в будущем зяте он не ошибся, да и Калашников не разочаровался в своем выборе. Александра Александровна стала ему преданной женой и надежным другом на всю жизнь. В том же 1879-ом в Нижнем начинается строительство водопровода, оборудование поставили англичане, а на его открытие в 1880 году был приглашен и Калашников. Осмотрев привезенные машины, он заявил, что вода не пойдет, расчеты англичан неточны. Его заявление было встречено с негодованием, но Василий Иванович оказался прав. Пришлось членам комиссии обращаться к Калашникову, а он посоветовал английское оборудование выкинуть и сделать свое, и сделал он так, что Нижегородский водопровод работал без ремонта и переделок 46 лет. 1883 год был для Калашникова особенным, он изобрел свою знаменитую форсунку, которая принесла ему мировую известность. Этот прибор для сжигания нефти с помощью пульверизации получил широкое применение на речных судах, так


знаменитые волгари •

2013

76

мает должность главного механика сормовских заводов. В 1894 году он попытался организовать собственное дело, построив свою судоверфь. Продержался Калашников только до конца 1895 года. Правда, за это время построил 4 буксирных парохода, да 1 пожарный под названием «Князь Юрий», который отвечал требованиям самого высокого класса: превосходил по скорости все известные тогда на Волге пароходы, мог буксировать против течения караван из 13 барж. В 1895 году наследники Курбатова пригласили его на должность главного механика. В 1898 году он предпринял новую попытку завести свое дело. Снова возводится верфь, на которой с 1898 по 1903 годы было построено 15 пароходов и 8 паровых котлов, но и вторая попытка закончилась полным крахом и разорением. Для Василия Ивановича начались трудные времена. Не было постоянной работы, а значит и средств к существованию. Он уже не имел возможности оказывать материальную помощь и поддержку тем общественным организациям, в создании которых принял самое деятельное участие. Ведь в Нижнем Новгороде Калашников был известен не только как талантливый судостроитель, но и как общественный деятель. Так, при его содействии в этом городе было открыто первое в России речное училище, где он безвозмездно преподавал геометрию и механику. Калашников являлся одним из учредителей нижегородского отделения

тором и ведущим корреспондентом этого издания, а в 1895-1898 годах выпускал журнал на собственные средства, предоставив для редакции свою квартиру. В 1888 году Калашников вместе с писателем Короленко (их связывала крепкая дружба) создал кружок любителей физики и астрономии с целью распространения знаний среди населения. А в 1898 году в Нижний Новгород пришел указ императора от 13 июня 1897 года о присвоении главному механику завода Курбатова и угличскому мещанину Василию Ивановичу Калашникову звания потомственного почетного гражданина. Трудное материальное положение, в котором оказался Калашников, осложнялось и семейными обстоятельствами. Двое его детей, Александр и Шурочка, довольно рано примкнули к революционному движению (Александр вступил в партию эсеров и стал сторонником террора). Василий Иванович не смог ни понять, ни принять убеждений сына и мучительно переживал происшедшее. В 1906 году Александр участвовал в покушении на коменданта Севастополя и был осужден на каторгу. Арестована была и приговорена к 4 годам каторги также и дочь, под следствием оказались младшие сыновья. В жизни Калашникова было много трудных моментов, которые ему удалось преодолеть, но то, что случилось с детьми, пережить он не смог: 26 февраля 1908 года Василия Ивановича не стало. Он скончался в Нижнем Новгороде и был захоро-

1879 год для Калашникова был одним из самых счастливых, в этом году он женился. Его избранницей стала дочь крупного канатного фабриканта Александра Алексеевича Смирнова – Сашенька. Смирнов был богат и дал дочери прекрасное образование: она говорила по-французски, хорошо музицировала, пела, рисовала. Со стороны Смирнова препятствий к браку не было, в будущем зяте он не ошибся, да и Калашников не разочаровался в своем выборе. Александра Александровна стала ему преданной женой и надежным другом на всю жизнь. Русского технического общества, причем с 1882 года выпускал журнал этого общества. В 1886 году Калашников начал издавать «Нижегородский вестник пароходства и промышленности» – единственный в мире журнал такого профиля. В течение довольно длительного времени Василий Иванович являлся ответственным редак-

нен в семейном склепе Смирновых. В памяти же своих родных и близких он остался человеком широкой русской души, которого отличали исключительная наблюдательность, остроумие и находчивость. Всех поражала его удивительная память, он знал несметное количество стихов, песен, пословиц, басен, поговорок, которые всегда

Открытие памятной доски на доме, где родился В.И. Калашников. Выступает его внук Вячеслав Вячеславович Калашников, кандидат технических наук. Город Углич, 26 июля 1984 г.

сопровождали его речь. Он серьезно увлекался поэзией, прекрасно знал Державина, любил Некрасова, высоко чтил Пушкина и Лермонтова. Василий Иванович страстно был влюблен в русский национальный театр, мог часами цитировать героев своих любимых пьес. Он любил музыку, подолгу слушал Глинку, Чайковского, Шопена, Бетховена. Сам Василий Иванович вспоминал, что не имел в молодости особого музыкального слуха, поэтому решил обучиться игре на каком-нибудь инструменте, посчитал, что наиболее простым для него будет гитара, купил самоучитель и выучился. По воспоминаниям его близких, за что бы ни брался Василий Иванович – все делал основательно, тщательно и виртуозно, но самое главное – с душой, как и подобает истинно талантливому русскому человеку. О нем говорили, что ему не надо спускаться в машинное отделение, чтобы определить дефект машины, он мог это сделать по сотрясанию подвесок на канделябрах. Вот таким был наш выдающийся земляк Василий Иванович Калашников, который вписал свою поистине замечательную страницу в историю нашего отечества.•

Примечание Для подготовки статьи использованы материалы личного фонда В.И. Калашникова, хранящегося в Угличском музее.


77

2013


рыбинский купец, который лермонтовской песни достоин Александр КОЗЛОВ

78

2013

купеческое сословие

Утром 28 января 1912 года – в день памяти преподобного Ефрема Новоторжского – рыбинский первой гильдии купец, потомственный почетный гражданин, коммерции советник Ефрем Степанович Калашников вышел на традиционную прогулку. Остановился у Казанской церкви, взглянул на поблекшие купола и решил: «Пора делать ремонт и покрыть купола… золотом!».

Е

фрем Степанович Калашников родился в 1851 году в бедной мещанской семье в городе Торжке Тверской губернии. Имя получил в честь преподобного Ефрема. Поступил учиться в Новоторжское уездное училище, но учебу не закончил. Юноша имел талант предпринимателя. Однако в маленьком Торжке на берегу небольшой Тверцы трудно было найти применение рвущимся к большим делам молодым силам. Молодого человека влекла к себе великая Волга с ее безграничными возможностями. И в 1877 году Еф-

рем Калашников ушел в один из богатейших верхневолжских городов – Рыбинск. В «Торговом котле», как называли Рыбинск в девятнадцатом веке, начинал Ефрем с мелочной торговли вразнос. К 1890 году накопил средства на небольшую мельницу. Купив мукомольное предприятие, сделал ставку на повышение качества продукции. Это тем удивительнее, что большинство российских мукомолов вовсе не заботилось о качестве муки, предпочитая увеличивать объем продукции. Бывали даже случаи,

когда в муку добавляли посторонние примеси. Е.С. Калашников же не только не позволял себе подобных «фокусов», но заботился о качестве муки начиная со стадии роста зерновых. Каждую весну он отправлял в хлебородные губернии России своих представителей. Те наблюдали и фиксировали климатические условия, в которых росли рожь и пшеница. Таким способом Ефрем Степанович закупал для своей мельницы зерно только отличного качества. (Это подтверждал и старший маклер Рыбинской биржи

Александр Козлов родился в 1951 году в городе Щербакове (ныне Рыбинск) Ярославской области. Трудовой путь, после окончания школы, начал слесарем по ремонту приборов на Рыбинском электротехническом заводе. В 1974-1976 годах проходил срочную службу в рядах Советской Армии, после демобилизации вернулся в Рыбинск. Александр Борисович работал редактором заводского радиовещания и заводских многотиражных газет, был на освобожденной партийной работе, одновременно заочно окончил философский факультет Ленинградского университета. В 1990-2010 годах трудился заведующим отделом истории, затем заведующим экспозиционным отделом в Рыбинском музее-заповеднике, а достигнув пенсионного возраста продолжал работать там же научным сотрудником. Специализируется А.Б. Козлов на изучении истории Рыбинского края XIX-XX веков.


А.В. Шишов, который мог, потерев зерно между пальцами, сказать, в какой губернии эта пшеничка выросла, и сколько на нее пролилось дождей). И результат не замедлил сказаться. В 1895 году калашниковская мука

была удостоена золотой медали Всероссийской сельскохозяйственной выставки в Москве, в 1896 году – серебряной медали Промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде, а в 1897 году – серебряной

2013

Мужская гимназия в Рыбинске. Начало XX века.

медали Международной художественно-промышленной выставки в Стокгольме. В 1899 году Калашников построил на Волжской набережной в Рыбинске пятиэтажное кирпичное здание своей новой паровой мельницы. В 1909 году мука уже этой мельницы удостоилась золотой медали первой Всероссийской мукомольной выставки в Санкт-Петербурге. Своим торговым партнерам Ефрем Степанович рассылал открытки, на лицевой стороне которых приводился текст открытого письма, а на оборотной стороне давался прейскурант продукции мельницы. Сейчас такая открытка у филокартистов – огромная редкость. Муку рыбинского мукомола Калашникова охотно покупали не только в России, но и в Англии и даже в Аргентине. Когда в Буэнос-Айресе, столице этой далекой латиноамериканской страны, проходил Всемирный конгресс мукомолов, среди приглашенных на это международное авторитетное собрание был и прославившийся купец из Рыбинска. Е.С. Калашникова можно назвать современным словом «трудоголик». В декабре 1905 года Рыбинская городская дума обсуждала вопрос о введении в России обязательного восьмичасового рабочего дня. Из всех думцев лишь трое, в том числе Калашников, высказались против этого предложения. Обосновывая свое мнение, он сказал, что дополнительное свободное время рабочие потратят на пьянство, и что если бы они имели больше времени на отдых,

79

Купец Е.С. Калашников (1851-1921 гг.).


купеческое сословие •

2013

80

обязательно сбились бы с «нравственного фарватера». Ефрем Степанович пользовался безоговорочным авторитетом среди купечества. В августе 1902 года он праздновал 25-летие своей торговой деятельности. Ярославская губернская газета «Северный край» сообщала тогда, что в Рыбинске это событие отмечается очень широко и что «обед юбиляру дают по подписке местные биржевики – в торговой жизни Рыбинска еще не было такого случая». Е.С. Калашников вел огромную общественную работу. Его избирали гласным (депутатом) Рыбинской городской думы, гласным Рыбинского уездного земского собрания, директором Рыбинского тюремного отделения (эта должность была общественной), председателем Рыбинского биржевого комитета, членом комитета по установке в Рыбинске памятника императору Александру Второму, старшиной Общества хорового пения в Рыбинске. Не закончив в свое время учебу, Калашников осознавал громадное значение знаний в жизни человека, а одним из главных объектов его благотворительности стало народное образование. В 1898 году Калашникова избрали почетным попечителем Рыбинской мужской гимназии. Уже через год в гимназии оборудовали и освятили домовую (внутреннюю) церковь, в которой одновременно могли разместиться 800 человек. Основную сумму на оборудование церкви, 18 863 рубля, внес Ефрем Степанович. Сегодня эта цифра может вызвать улыбку. А в конце девятнадцатого века, к примеру, ножная швейная машина стоила 20 рублей. В 1908 году Е.С. Калашников написал письмо министру народного просвещения России, доктору греческой словесности А.Н. Шварцу: «Состоя в течение десяти лет почетным попечителем Рыбинской мужской гимназии и близко зная ее нужды и также прогрессивно возрастающую потребность родителей в образовании детей, потребность, которую в настоящее время Рыбинская гимназия не в состоянии удовлетворить по недостатку средств и помещения, я решился просить Ваше Высокопревосходительство прийти на помощь гимназии и родителям, жаждущим просвещения детей своих, разрешить мне произвести на мой счет пристройку к зданию гимназии…». Ефрем Степанович сделал к гимназическому зданию даже две пристройки, удвоившие площадь этого учебного заведения. В 1913 году уже следующий министр народного

Мельница Е.С. Калашникова. Начало XX века. Открытка Е.С. Калашникова.

Иллюстрация к поэме Ю.М. Лермонтова «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова».

просвещения Л.А. Кассо разрешил поместить на стене актового зала гимназии портрет почетного попечителя Ефрема Степановича Калашникова. Здание гимназии сохранилось до настоящего времени на улице Крестовой (в советское время в нем размещалась общеобразовательная школа имени В.И. Ленина). Если посмотреть на фасад здания, хорошо видны обе калашниковские пристройки, слева и справа. А центр здания – это бывший жилой дом рыбинских купцов

Щербаковых, который купил город для гимназии. Рыбинское научное общество избрало Е.С. Калашникова своим почетным членом. Неоднократно Ефрем Степанович делал этому обществу денежные пожертвования. На его средства напечатали Писцовую книгу дворцовой Рыбной ловецкой слободы. Сейчас это один из основных источников по истории города Рыбинска. На первой странице книги напечатано: «Общество считает своим


Известно, что он скончался в 1921 году, но где – пока нет сведений. Прочитав рядом стоящие слова «купец» и «Калашников», невольно вспоминаешь замечательную поэму М.Ю. Лермонтова «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Лермонтовский купец Калашников, отстаивая честь жены, вышел на бой с могучим опричником Кирибеевичем и победил его. Но поэма написана не о физической победе над врагом, а победе добра над злом. На вопрос непобедимого опричника, кто решился биться с ним, купец ответил: «А зовут меня Степаном Калашниковым, А родился я от честнова отца И жил по закону Господнему: Не позорил я чужой жены, Не разбойничал ночью темною, Не таился от свету небесного…» Вот так же, по закону Господнему жил и рыбинский купец Калашников.•

2013

достойное место в фирме Е.С. Калашникова. Дети Александра, в свою очередь, достигли больших успехов при советской власти. Михаил Александрович Лавров стал крупным банковским работником, Надежда Александровна Лаврова – ученым секретарем Всесоюзной книжной палаты, Глеб Александрович Лавров – конструктором первой отечественной плоскопечатной машины, лауреатом Сталинской премии. С советской властью Е.С. Калашников пытался наладить взаимопонимание. В декабре 1917 года еще не разогнанное Земское собрание Рыбинского уезда обсуждало предложение Е.С. Калашникова построить в селе Александровском за свой счет здание начального училища. Гласные (депутаты) Земского собрания единогласно решили принять предложение и благодарить мецената. Но вскоре вместо Земского собрания в Рыбинском уезде появился Совет крестьянских депутатов. Ефрем Степанович бежал из Рыбинска.

81

долгом принести глубокую благодарность своему почетному члену Ефрему Степановичу Калашникову, который, взяв на себя все расходы по изданию, тем самым дал возможность ознакомить широкую публику с редким историческим документом, обрисовывающим социально-экономический быт России семнадцатого столетия». В Рыбинске Калашников также был членом попечительных советов двух детских приютов, Мариинской женской гимназии, председателем попечительного совета коммерческого училища, попечителем церковно-приходской школы при СпасоПреображенском соборе, старостой Казанской церкви. Выполнил он и свое намерение покрыть сусальным золотом купола Казанской церкви. За благотворительную деятельность Е.С. Калашникова наградили многими орденами и медалями. Не перечисляя их, назовем лишь орден Святого Владимира четвертой степени. Как правило, российских купцов награждали менее значимыми орденами – Святого Станислава и Святой Анны. В конце 1920-х годов потомок рыбинских купцов, ленинградский актер А.Л. Авербах написал воспоминания о них, при этом большинство из купцов он охарактеризовал негативно. А вот о Калашникове его мнение было совсем иное. «Ефрем Калашников был передовой купец. Часто бывал в Петербурге, ездил за границу, – читаем у Авербаха. – Высокий, плотный, с подстриженной бородкой, одетый по-европейски, он имел весьма импозантный вид. Политических взглядов был умеренно-монархических, примыкая к партии 17 октября. Кандидатуру свою в Государственную думу не выставлял. Дом у него был хлебосольный. Еда – русская, тяжелая: жирные, свиные щи, «архиерейские» пышные пироги с вязигой и мясом, стерлядки и прочая снедь, обильная и пышная. По большим праздникам принимал у себя архиерея. Бывая в театре, занимал литерную ложу у самой сцены. Ходил в коммерческий клуб играть в преферанс и винт. Пил умеренно и вел солидный образ жизни». Часто, рассуждая о благе вообще, мы забываем делать добро близкому, конкретному человеку. А вот про Калашникова подобное не скажешь. Так получилось, что у Ефрема Степановича и его жены не было детей. И тогда он воспитал и дал образование двум сыновьям своей овдовевшей сестры – Александру и Василию Лавровым. Мальчики выросли и заняли


82 2013 •


83

2013


СПОР КУПЦА С МИНИСТРОМ Александр КОЗЛОВ

Писатель и публицист князь В.П. Мещерский (1839-1914) писал об этом человеке: «Быть в Рыбинске и не увидеть его, значит не заметить слона в хлебной торговле. Николай Михайлович Журавлев личность замечательная: по обширному своему уму, по необъятному запасу сведений о промышленной и торговой жизни России. Вникание в малейший интерес составляет тайну всемогущего влияния г. Журавлева на весь торговый мир Волги и ее притоков».

84

2013

купеческое сословие

В

описании Нижегородской ярмарки того же автора вновь встречаем строки о Н.М. Журавлеве: «В зале биржи делаются самые крупные и самые мелкие дела. Всего более торгуются представители мелкой торговли. Напротив, как говорил один купец, когда явится, например, г. Журавлев на биржу, самый богатый хлебопромышленник на Волге, с его появлением водворяется какое-то благоговейное молчание. Он подойдет к купцу Блинову, нижегородскому тузу хлебной торговли, отведет его в сторону, скажет два слова, дадут друг другу руки, расходятся. Дело сделано, вся партия куплена без торга и переторжек, ибо, как здесь говорят, Ник. Мих. Журавлев не любит понапрасну терять слова и время». Н.М. Журавлев родился 8 декабря 1810 года в богатой купеческой семье Рыбинска. По завещанию отец его Михаил Иванович, умерший в 1834 году, оставил ему и брату Павлу капитал в 3 миллиона рублей. Братья значительно приумножили это состояние. Купили крупяной завод в Казанской губернии, а в Петербургской – мукомольную мельницу. Впоследствии Павел переехал в Самару, став там значительной фигурой в коммерческом мире Нижнего Поволжья. В 1850-60-е годы Н.М. Журавлев в селе Абакумове, близ Рыбинска, на территории в 700 десятин построил крупнейшую в Европе канатную фабрику и судостроительный завод, на котором изготавливались самые мощные и лучшие пароходы на Волге. Шесть лет Н.М. Журавлев занимал общественную должность директора рыбинской конторы Государственного коммерческого банка. Девять лет являлся председателем Рыбинского биржевого комитета. За общественные и благотворитель-

ные заслуги Н.М. Журавлева наградили золотой медалью на ленте ордена Святой Анны и бронзовой медалью в память Крымской войны 1853-1856 гг. За пожертвования на Дом для девиц духовного звания в Ярославле

Н.М. Журавлеву объявили благодарности император Александр II и Священный Синод. Н.М. Журавлев был потомственным почетным гражданином и коммерции советником (высшее звание для купца в Российской империи). К концу 1860-х годов Н.М. Журавлев имел на Волге 11 пароходов. Но путь к созданию собственной флотилии был не прост. Массовое развитие парового флота на российских реках началось в 1840-х годах. Огромную роль в становлении нового вида водного транспорта сыграл инженер-генерал, профессор прикладной математики, почетный член Академии наук России, министр путей сообщения Павел Петрович Мельников (1804-1880). В 1841 году он, тогда еще главноуправляющий путями сообщения России, прибыл в Рыбинск. Позднее он вспоминал: «Я прибыл в Рыбинск и здесь собрал главных торговцев на Волге, чтобы сообщить им свои предположения. Я ожидал от этих господ полного сочувствия и даже содействия этому отечественному делу, а вместо того, к крайнему моему удивлению и разочарованию, моя восторженная речь была встречена весьма недружелюбно; купцы находили, что проект мой мечта несбыточная, что буксирные пароходы на Волге невозможны по причине большой быстроты течения, что вода на Волге слишком тяжела. Более других неистовствовал некто Журавлев, большой торговец хлебом. Журавлев казался мне человеком весьма смышленым, а между тем отвергал мои убедительные цифры, не желая вникнуть в них, и выражался заносчиво до неприличия, так что у нас чуть не дошло до ссоры. Оказалось, что Журавлев вложил большую часть своего капитала в конные машины и с ожесточением мне противоречил потому только, что лучше


других понял преимущества речных пароходов и что с введением их на Волге его конные машины потеряют свое значение и ценность». Конными машинами называли суда, подтягивавшиеся с помощью каната и ворота к завезенному вперед якорю. Вертикально установленный ворот, на который наматывался канат, вращали лошади, ходившие по кругу на палубе. Удивительную реакцию на первые волжские пароходы проявляло прибрежное население. Железные суда без бурлаков вызывали в народе темный и жуткий страх перед неведомой движущей силой. При приближении парохода к деревне или селу население пряталось во дворах, выглядывая оттуда в щели, читая молитвы и отплевываясь от «нечистой силы». В селе Исада Нижегородской губернии даже служили молебны, чтобы бог погубил «большого черта», плавающего по Волге, и очистил бы оскверненную им воду. Но никто и ничто уже не смогло остановить технический прогресс.

Ратуя за пароходство, П.П. Мельников опирался на расчеты выдающегося французского инженера П.П. Базена (1783-1848), присланного в Россию Наполеоном I Бонапартом в 1810 году по просьбе императора Александра I. И вновь обратимся к воспоминаниям П.П. Мельникова: «Лет 15 после того, когда Волга уже была покрыта пароходами, я случайно встретил Журавлева в одном поезде на Николаевской дороге. Едва мог узнать его, так он постарел и растолстел, но когда мне сказали, что это действительно рыбинский царек, я подошел к нему напомнить о себе, о нашей первой весьма недружелюбной встрече в Рыбинске, а потом, шутя, спросил: – Продолжает ли вода в Волге быть такой тяжелой, чтобы пароходы не могли по ней ходить? – Э, перестаньте, кто старое помянет – тому глаз вон. Теперь у меня заведено около десятка собственных пароходов взамен прежних конных машин.

П.П. Мельников.

Журавлев у меня часто бывает, я очень люблю его умную беседу о делах русской торговли». Николай Михайлович Журавлев скончался 21 января 1872 года в Санкт-Петербурге и похоронен на кладбище Александро-Невской лавры. Дело Н.М. Журавлева успешно продолжил его сын Михаил Николаевич.•

Сын Н.М. Журавлева Михаил Николаевич. Дом Журавлевых в Абакумове. Начало XX века.

85

2013

Вид Рыбинска с Волги. Начало XX века.


86 2013 •


87

2013


Ах, что такое движется там по реке… Оксана ГОЖАЛИМОВА

88

2013

пароходство

С развитием пароходства появилась возможность путешествия по рекам. Раньше это было проблематично по ряду причин: небезопасно, очень долго, не было подходящих условий для пассажиров. Речной транспорт развивался как грузовой. До XIX века волжские суда приводились в движение веслами, парусами, тягой бурлаков. С появлением парового двигателя ситуация изменилась. Перевозка пассажиров стала осуществляться с 1850-х годов. В это же время и название «пароход» вошло во всеобщее употребление и твердо закрепилось за паровыми судами.

В

Уставе путей сообщения были записаны требования к пассажирским пароходам. Они были следующие: 1. Чтобы мимо судоходных пристаней пароходы ходили только днем, и если будут идти по течению, то непременно под малыми парами и с уменьшенною скоростью, а против течения поднимались бы не иначе, как под наблюдением местного судоходного инженерного начальства.

2. Чтобы, подходя к судоходной пристани, пароходы давали о том знать паровым свистком или колоколом, продолжая сигнал во все время следования мимо пристани, дабы находящиеся на ней суда могли со своей стороны принимать должные меры предосторожности. 3. Чтобы, вообще, приближаясь к су­дам и караванам, пароходы также давали знать паровым свистком или колоколом и следовали в отда­лении от них, сколько это, по поло-


2013

89 жению реки, возможно будет, а для предосторожности от вылетающих искр имели непременно предохранительные на дымовых трубах клапаны. 4. Чтобы пароходы обходили суда только на свободных плесах, в узких и мелких местах дозволяется обходить суда лишь в том случае, когда пароход будет иметь осадки в воде не более десяти вершков. 5. Чтобы на мелях Волги, выше города Мологи, со времени спада вод,

что бывает обыкновенно с 20 июня, пароходы, наравне с другими судами, имели собственной осадки в воде не более двенадцати вершков1 и подчинялись всем мерам, принимаемым и указываемым местным инженерным начальством для безостановочного вообще движения судоходства. Все крупные пароходные компании и крупные пароходовладельцы имели в Рыбинске свои пристани. Каждый год весной владельцы пристаней заключали с городом особые

кондиции (условия) на аренду места на берегу Волги под пароходные пристани2. Место под пристань сдавалось в размере 40 погонных саженей. Арендаторы обязаны были устраивать мостки. На мостках нельзя было устраивать шалаши, торговые лари. Устроенная вдоль откоса набережной дорога должна быть всегда свободна для проезда. Если арендаторы желали, чтобы к их пристаням приставали другие пароходы, то должны были заключить особые соглашения


с городом3. Арендная плата колебалась от 850 рублей (ярославская купчиха Моисеева) до 2375 рублей (общество «Самолет») 4. В конце XIX – начале XX вв. в Рыбинске пристанями для пассажирских перевозок владели общества «Дружина», «Самолет», «Кавказ и Меркурий», «Русь», которые принадлежали ярославской купчихе А.А. Моисеевой, нижегородским предпринимателям М.К. Кашиной, А.А. Зевеке, пучежскому купцу М.П. Зарубину, череповецкому купцу П.С. Калачеву, рыбинскому купцу М.Н. Журавлеву. Первая пароходная компания в России была организована в 1843 г. Группа петербургских промышленников обратилась в правительство с просьбой разрешить создать пароходное общество по Волге и представило на утверждение свой устав. В состав директоров вошли петербургский купец М.Л. Кириллов,

Рекламные проспекты пароходной компании «Кавказ и Меркурий». Дачный пароход «Коля».

90

2013

пароходство

...потребность в пассажирском плавании с развитием пароходного дела сказывалась все больше и больше, и к началу 1850-х годов мысль о создании специального пассажирского пароходного предприятия, как говорится, стала носиться в воздухе. калязинский купец Д.М. Полежаев и англичанин Д.И. Кейли. 7 сентября 1843 года Николай I утвердил устав общества «По Волге». В Рыбинске появились пристань и контора агентства общества «По Волге». Помимо грузовых перевозок, обществом была организована также и перевозка пассажиров, главным образом своих же кладчиков5, сопровождавших грузы. Пассажирский тариф разделялся на два класса. Простого народа на пассажирские баржи обыкновенно не принимали. Для пассажирских перевозок были приспособлены две специальные баржи, с рубками и каютами, под-

чаливавшиеся к пароходному возу и двигавшиеся таким образом вместе с ними. На каждой пассажирской барже, на огромной каменной плите для предохранения от пожара, находился куб с горячей водой и очаг или печь для общего пользования пассажиров. Кушанья для них готовили по особому соглашению жены шкиперов, распорядителей таких барж6. В 1848 году по предложению крупного транспортного деятеля П.П. Мельникова (будущего первого министра путей сообщения) санкт-петербургскими предпринимателями Н.А. Жеребцовым и В.В. Скрипи-

Оксана Гожалимова родилась в Рыбинске. Закончила исторический факультет Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Работает заведующей сектором истории экспозиционного отдела Рыбинского музея-заповедника. Соавтор книги «Рыбинск в первых лицах». Автор статей, опубликованных в сборниках научных конференций в Рыбинске, Ярославле, Череповце, Кемерове. Темы исследований: история Рыбинска XIX-XXI веков, история рыбинского купечества.

цыным было подано ходатайство на организацию акционерного пароходного общества «Меркурий» для работы на волжском плесе Нижний Новгород – Астрахань. С 1850 года начались транспортные перевозки. Правление общества предполагало заниматься преимущественно транспортными и меньше – пассажирскими перевозками. Поэтому первые суда были в основном буксирными. Строили их на Волге из частей, привезенных из-за границы. Общество «Меркурий» существовало с 1849 по 1858 годы. В 1858 году председателем правления «Меркурия» Н.А. Новосельским было оргаРекламный проспект старейшей пароходной компании «По Волге» и реклама Северного страхового общества. Рекламный проспект товарищества «Русь». Рекламный проспект общества «Самолет».


91

2013


2013

92

низовано новое общество «Кавказ» для действий на Каспийском море, и оба предприятия были объединены в совместное общество «Кавказ и Меркурий». Пароходы общества «Меркурий» начали курсировать между Рыбинском и Астраханью, перевозя и грузы, и пассажиров. В перевозке последних «Меркурий» пошел несколько дальше общества «По Волге», принимая пассажиров не только на особо приспособленные баржи, но и на сами пароходы. Впрочем, никаких удобств пассажирам здесь не предоставлялось: они также размещались на палубе, под навесами из луба и тента. Между тем, потребность в пассажирском плавании с развитием пароходного дела сказывалась все больше и больше, и к началу 1850-х годов мысль о создании специального пассажирского пароходного предприятия, как говорится, стала носиться в воздухе. 5 июня 1850 года было высочайше утверждено и опубликовано мнение Госсовета о расширении права «учреждения свободного пароходства в империи» и на «перевозку пассажиров» 7. Через два года после этого было организовано третье по времени возникновения крупное

На палубе парохода «Илья Муромец». Столовая на пароходе «Сарапулец». Пароход «Геннадий Ратьков-Рожнов». Столовая 1-го класса. Интерьер парохода «Гражданин». Коридор 1-го класса на пароходе «Баян».

пароходное предприятие на Волге – товарищество «Самолет», которому принадлежала честь устройства специально-пассажирского пароходства с предоставлением пассажирам всех возможных удобств. Учредителями пароходства стали отставной капитан флота Владимир Александрович фон-Глазенап и титулярный советник Максимильян Густавович Бехагель-фон-Адлерскрон. Цель учреждения товарищества определялась в уставе таким образом:

«Товарищество, под названием «Самолет», учреждается для устройства по реке Волге и ее притокам, между Тверью, Рыбинском и Ярославлем, пароходов, на которых дозволяется перевозить пассажиров и легкие грузы»8. В Бельгии были заказаны три парохода, а в Твери был заарендован затон и в нем устроены мастерские для сборки заказанных судов. В январе 1854 года пароходы в разобранном виде были доставлены в Тверь, и в апреле уже вышли в плавание.


2013

93 В сущности, это были длинные (по 22 сажени) паровые лодки с железными корпусами, огромными двигательными колесами по бокам и очень высокими двойными трубами. Из надпалубных построек первое время были только капитанский мостик и несколько небольших кожуховых кают (так называются каюты, устраиваемые по бокам кожухов – железных полукруглых футляров, которые прикрывают колеса пароходов). Пассажирские помещения I и II классов, обставленные мягкими

диванами (расположенными вдоль бортов в два яруса), были в трюмах пароходов: первый класс в носу, второй в корме, причем в каждом классе было только по две общих каюты – одна мужская и другая женская. Отаплива­л ись каюты железными и чугунными печами, освещались (как и все остальные помещения пароходов) керосиновыми лампами. Пассажиры III класса размещались на палубе, под открытым небом, ничем не защищаемые ни от дождя, ни от летнего зноя. Кроме того, вы-

летавшие из трубы искры и мелкие угли усиленно портили и одежду, и багаж пассажиров. «Капитаны (первых пассажирских пароходов) изображали из себя очень важных особ и с пассажирами не церемонились. О расписании рейсов не было и помину. Бывало, пароход причалит где-нибудь и стоит час, другой, а иногда и целый день: это капитан отправился на охоту или пошел в гости к знакомому помещику»9. В 1861 году товарищество «Самолет» установило правиль-


94

2013

пароходство

ное пассажирское сообщение на всем судоходном протяжении Волги от Твери до Астрахани. Было введено четкое расписание, основные остановки в городах. В 1880 году у общества «По Волге» появился первый в России двухпалубный пароход американского типа «Император». На товаро-пассажирском двухпалубном пароходе «американского» типа при «классической» компоновке часть трюма и нижняя палуба использовались исключительно для размещения и перевозки груза. Для перевозки пассажиров, разделенных на три класса, использовалась верхняя палуба. Впоследствии эта компоновка в ряде случаев была изменена: на верхней палубе размещались каюты пассажиров I и II классов и общая гостиная-столовая, пассажиры третьего класса переместились в носовую часть нижней палубы, и вдобавок появился четвертый класс – «артельные» пассажиры,  размещавшиеся в остальных помещениях нижней палубы. Видным судовладельцем был нижегородский купец Альфонс Александрович Зевеке. Его пристань также была в Рыбинске. Зевеке предложил кардинально изменить тип волжских речных судов. Суть проекта состояла в том, чтобы не снижая объема грузовых перевозок резТип новых пароходов о-ва «Самолет» может быть признан незаменимым для Волги»15. Конкретно же отмечалось, что скорость хода достигала 22 верст в час, что просторные и светлые пассажирские помещения, с электрическим освещением и водопроводом в каждой каюте, отапливались паром и были прекрасно вентилированы, и что огромные, комфортабельно обставленные столовые-салоны – с пианино, изящными зеркалами и мебелью – освещались целым рядом электрических лампочек. Наконец, подчеркивалось: особое внимание обращено на противопожарные мероприятия, и пароходы хорошо защищены от возможности пожара и от случайного возгорания нефти. ко увеличить масштабы перевозки пассажиров, последних же привлечь созданием максимального комфорта. Для этой цели больше всего подходили двухпалубные товаропассажирские суда, эксплуатировавшиеся на Миссисипи, чертежи которых А.А. Зевеке выписал из США. Три судна такого типа он заказал на Сормовском заводе Д.Е. Бенардаки. Первым из них, в 1871 году, был спущен на воду «Переворот». Пароходство А.А. Зевеке отличалось высоким качеством обслуживания и быстро вошло в число ведущих пароходных компаний. В начале 80-х годов XIX века, ког-

да волжское судоходство страдало от периодически повторяющегося обмеления реки, А.А. Зевеке внедрил на Волге еще один новый тип пароходов. Это были распространенные на Амазонке плоскодонные деревянные суда с двигательными колесами, располагавшимися не по бокам, а за кормой (чтобы устранить трение воды о борта). По его типу Зевеке решил построить три судна для низового плеса Нижний Новгород – Рыбинск. Они были построены и введены в эксплуатацию в 1885 году и назывались «Алабама», «Аллегани» и «Магдалена».  В 1896 году Сормовский завод по

заказу общества «По Волге» построил пароходы «Император Николай II»  и «Императрица Александра». Они выступали в качестве экспонатов, представленных заводом в 1896 году на проводившейся в Нижнем Новгороде XVI Всероссийской промышленной и художественной выставке  и первыми среди волжских пароходов имели электрическое освещение.  К началу XX века пассажирские суда стали оснащаться электричеством, водопроводом, ресторанами и другими удобствами. Об этом писали газеты того времени: «Почтово-Пассажирское п-во «Кавказ


2013

и провоз клади много дешевле других пароходств12. Общество «Русь» предоставляло скидки офицерам, преподавателям, воспитанникам учебных заведений13. Тарифы «Самолета» составляли на линии Тверь – Астрахань: I класс – 70 руб, II класс – 41,50 руб., III класс – 20,50 руб., на линии Рыбинск – Нижний: 8,50 руб., 6,40 руб. и 4 руб. соответственно. У общества «Дружины» стоимость проезда Рыбинск – Нижний составляла (по классам) 13,80 руб., 9,20 руб., 4,60 руб. Не забывали рыбинские судовладельцы и о местных отдыхающих. Пассажирский дачный пароход

«Коля» совершал рейсы между Копаевым и городским перевозом. Обещали привалы по требованию пассажиров во всяком удобном месте. Плата за проезд в один конец составляла 10 копеек, отвал от городского перевоза совершался с 5 часов утра через каждые два часа14. По названию парохода можно было судить о владельце. Каждая компания старалась давать названия пароходам родственными по значению словами. Так, общество «По Волге» для своих судов в качестве имен использовало слова, обозначавшие социальное, как правило, довольно высокое, положение чело-

95

и Меркурий» и «Восточное» содержит срочную линию по рекам Волге, Каме, Каспию, Пермь – Астрахань – порты Каспия. Легко-пассажирские пароходы. Срочная доставка грузов. На пароходах есть буфет, библиотека, ванная»10. Конкурировали судовладельцы рейсами, ценой билетов. Так, пароходное общество «Кавказ и Меркурий» привлекало клиентов таким объявлением: «Срочная линия от Рыбинска до Астрахани и портов Каспия. Продажа билетов производится на железнодорожном вокзале и на пристани общества»11. Пароходство М.К. Кашиной обещало таксу за проезд пассажиров


пароходство •

2013

96

века в обществе: «Царь», «Царица», «Боярин», «Боярыня, «Царевич», «Царевна», «Князь», «Княгиня». Общество «Дружина» для своих пароходов использовало имена легендарных киевских князей Олег, Ольга, Лебедь, Аскольд. В 1862 году товарищество «Самолет» в районе от Твери до Астрахани и по Каме до Перми располагало 25 пароходами, с «говорящими» именами: «Тверь», «Рыбинск», «Ярославль», «Курьер», «Гонец», «Эстафет», «Депеша», «Телеграф», «Быстрый», «Поспешный», «Проворный», «Легкий», «Успех», «Прогресс», «Дж. Коккериль», «Влад. Глазенап», «Русалка», «Нимфа», «Нереида», «Ундина», «Сирена», «Эолина», «Никса», «Дриада» и «Сильфида». Затем появились пароходы с литературными названиями – «Пушкин», «Лермонтов», «Тургенев», «Некрасов». В первую же навигацию по выходе новых судов (в 1887 году) обозреватель судоходства писал: «Что касается пассажирского судоходства на Волге, то в настоящее время все газеты переполнены сообщениями о рейсах пароходов с литературными именами: «Лермонтов», «Пушкин», «Жуковский» и «Гоголь». В самом деле, ожидания публики сбылись, и пароходы эти, по своим удобствам и водворившимся на них порядкам, не оставляют желать ничего лучшего, как об этом единодушно заявляется всеми местными газетами... Тип новых пароходов о-ва «Самолет» может быть признан незаменимым для Волги»15. Конкретно же отмечалось, что скорость хода достигала 22 верст в час, что просторные и светлые пассажирские помещения, с электрическим освещением и водопроводом в каждой каюте, отапливались паром и были прекрасно вентилированы, и что огромные, комфортабельно обставленные столовые-салоны – с пианино, изящными зеркалами и мебелью – освещались целым рядом электрических лампочек. Наконец, подчеркивалось: особое внимание обращено на противопожарные мероприятия, и пароходы хорошо защищены от возможности пожара и от случайного возгорания нефти16. Еще одна крупная пароходная компания была создана в 1908 году видными саратовскими купцами В.Ф. Лапшиным и Д.В. Сироткиным – они основали пароходное товарищество на вере под фирменной вывеской «Русь». К 1911 г. «Русь» имела пассажирский и товарный транспорт на Волге, где держала срочное пассажирское сообщение между всеми пристанями от Рыбинска до Астрахани, обслу-

живала товарные линии на Каме, Оке, Москве-реке и на Каспийском море. В выпущенном в 1911 году расписании движения пассажирских судов сообщалось: «Пассажирские пароходы общества «Русь» – двухэтажные, американского типа, с электрическим освещением и паровым отоплением. К услугам пассажиров на всех пароходах име-

пассажиров, путешествовавших ради знакомства с достопримечательностями Поволжья. Всего на Волге в расписании «Руси» 1911 года курсировало 27 пароходов, как заднеколесных, так и обычных17. Общество «Самолет» также стремилось не отставать от своих конкурентов в качестве предоставления услуг. В 1910 году оно закончило

Большинство пароходов плавало до их массового списания в 1950-60-х годах. По 1990 год находились на плаву «Спартак» и «Володарский», построенные в 1913-14 годах. «Спартак» известен еще тем, что участвовал в съемках фильма «Жестокий романс» под названием «Ласточка» прямо во время своего обычного рейса. В каюте капитана плакала Лариса после объяснения с Паратовым, а в салоне первого класса пел романс Никита Михалков. Ну а в помещении четвертого класса Карандышев застрелил бедную Ларису. Между тем, пароход шел с пассажирами. В конце 1989 года для фильма по повести Лескова «Очарованный странник» снимался пароход «Володарский», названный «Волгодар». Затем пароход списали на берег и устроили из него речной ресторан в Ярославле. За каждой судоходной компанией и пароходом стоит судьба владельца, капитана, матросов, но об этом в следующий раз. ются аптеки, библиотеки, газеты, пианино и семейные каюты, буфеты с первоклассными кухнями, ванны и, по желанию, постельное белье. Пассажирские билеты продаются, а клади принимаются на всех пристанях и пароходах общества «Русь», а также на станциях железной дороги в Нижнем Новгороде и Рыбинске. Багаж пассажиров, купивших билеты на станциях железной дороги, на пароходы общества доставляется бесплатно». Пассажирам предоставлялись очень большие льготы. Например, билет прямого сообщения между Рыбинском и Астраханью действовал в течение месяца, и пассажир мог остановиться в любом городе, погостить у родственников и потом ехать далее. Обратные билеты были действительны в течение двух месяцев. Льготы получали и некоторые категории служащих, военные и учащиеся. Более того, по усмотрению капитана пассажиры принимались с лодок и высаживались в них. Агенты предприятия работали в Петербурге, Москве, Ростове-наДону, Уральске, Баку, а на Волге – на всех крупных пристанях. Проезд стоил дешевле, чем на судах других обществ. Пароходы «Руси» совершали много грузовых операций и стояли у пристаней более продолжительное время, что было очень удобно для

реформирование и обновление своего флота во всех трех волжских линиях – астраханской, рыбинской и тверской, причем на каждой линии флот был по возможности унифицирован. Все старые пароходы были переделаны в собственных мастерских общества по последнему слову техники, представляя из себя образцы технического совершенства и удобств для публики. Вот, например, краткое описание заново оборудованного в 1912 году «Пушкина»: «В I классе пароход имеет 18 кают на 27 мест, 9 одноместных и три купе по 3 места; во II классе 13 двухместных кают, 3 купе и 13 одноместных кают; в III классе новинка – общая, отлично оборудованная столовая. В I и II классах, в целях гигиенических, устроены матрацы, покрытые сафьяном и набитые оленьим пухом. На пароходе для III и IV классов имеется баня с душем и с приспособлениями для стирки. Для I и II классов – ванная комната с эмалированной ванной. В противопожарном отношении пароход обеспечен камеронами, шлангами во все классы и каюты. Для спасения при аварии на пароходе 800 спасательных приборов, надевающихся на плечи. Впервые устроен тройной фильтр для воды: сначала волжская вода попадает в железный бак, находящийся около капитанской рубки, оттуда идет во второй фильтр (из него берут


устроены корзины-будки от солнца и кресла с приспособлениями для чая и чтения. На пароходе имеются библиотека на четырех иностранных языках, игры, пианино, гимнастика. Пароход снабжен прожектором, освещающим путь в самые темные ночи и туманы на далекое расстояние»18. Многие пароходы продолжили служить и в советское время. Правда, царские имена пришлось заменить на фамилии пламенных революционеров – «Великая княжна Ольга Николаевна» превратилась в «Володарского», «Великая княжна Татьяна Николаевна» – в «Спартака», «Князь Юрий Суздальский» стал «Капитаном Маматовым» 19. Большинство пароходов плавало до их массового списания в 1950-60-х годах. По 1990 год находились на плаву «Спартак» и «Володарский», построенные

Примечания 1 Старинные меры длины: вершок был равен 4,4 см, сажень – 2.13 м. 2 Рыбинский филиал государственного архива Ярославской области, ф. 9, оп. 1, д. 426. 3 Там же, л. 10. 4 Там же, л. 12. 5 Кладчик – хозяин груза, или тот, кто от себя сдал товар извозчикам либо судовщикам (судовладельцам). (В. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка). 6 А.И. Шубин. Волга и Волжское судоходство. – М., 1927 г. – С. 412. 7 Полное собрание законов Российской Империи. – Собр. 2, т. XXV, № 24208. 8 Движение легко-почтово-пассажирских пароходов общества «Самолет» по всей Волге от Твери до Астрахани. 1909 г. – С. 5.

в 1913-14 годах. «Спартак» известен еще тем, что участвовал в съемках фильма «Жестокий романс» под названием «Ласточка» прямо во время своего обычного рейса. В каюте капитана плакала Лариса после объяснения с Паратовым, а в салоне первого класса пел романс Никита Михалков. Ну а в помещении четвертого класса Карандышев застрелил бедную Ларису. Между тем, пароход шел с пассажирами. В конце 1989 года для фильма по повести Лескова «Очарованный странник» снимался пароход «Володарский», названный «Волгодар». Затем пароход списали на берег и устроили из него речной ресторан в Ярославле. За каждой судоходной компанией и пароходом стоит судьба владельца, капитана, матросов, но об этом в следующий раз.•

Монастырский. Спутник по Волге, 1880. «Рыбинская газета» 11 сент. 1914 г. «Вестник Рыбинской биржи». 8 (21) июля 1911 г. 12 Там же. 13 «Вестник Рыбинской биржи». 5 (18) июня 1912 г. 14 Там же, 21 мая (3 июня) 1915 г. 15 «Русское судоходство». 1887 г., № 16-17. 16 А.И. Шубин. Волга и Волжское судоходство. – М., 1927 г. – С. 536. 17 От Рыбинска до Астрахани по… льготному билету. «Большая Волга», № 05 (05) – электронная версия 11 февраля 2005 года. 18 Журнал «Волжское судоходство» за 1912 г., № 2. 19 Д.Д. Маматов – революционер, погибший во время Ярославского мятежа 1918 года. 9

10 11

97

воду для умыванья, бани и мытья посуды), затем попадает в два последних фильтра, где в одном – кипяток, а в другом охлажденная кипяченая вода для питья и для пищи. Во всех классах – изящные бочонки с кипяченой водой. Для экскурсантов на пароходе оборудована темная фотографическая комната с красным фона­рем, раковиной для промывки негативов и т. п. Для постельного и столового белья имеются отдельные шкафы. Для того, чтобы не пылились кушанья и чай, с верхнего этажа устроен особый лифт, через который в закрытых ящиках передаются кушанья прямо из буфета. Официантам не приходится носить кушанья по палубам сверху вниз. Общий зал I класса отделан в стиле модерн. В каютах I класса имеются электрические ночники с голубым светом. На палубе

2013

Пристань А.А. Зевеке в Рыбинске.


Лазурь да глина, глина да лазурь, Чего ж тебе еще? Скорей глаза сощурь, Как близорукий шах над перстнем бирюзовым, Над книгой звонких глин, над книжною землей… О. Мандельштам

Глиняные сказы купца Аксенова

98

2013

российские промышленники

Ольга КРЕЙН

1. Слово «керамика», а по-гречески «керамус», означает глина. Мягкая, пластичная, вязкая, всякая – от красной до белой и голубой – она знакома каждому. Что может быть прозаичней, скажете вы. Но что может быть прекрасней и поэтичней, когда посвящаешь ей целую жизнь! Из обожженных глин с древности на Руси изготавливали посуду и расписные изразцы для украшения зданий и печей. Лицевая часть изразца создавалась в формах, а румпу, с помощью которой изразец крепился к кирпичам печи, наращивали на гончарном круге. После сушки и обжига изделие поливали цветной глазурью, изразец становился нарядным и более прочным. Декоративные орнаменты, яркие цвета, блеск поливной керамики радовали глаз. Праздничные изразцовые печи занимали важное место в убранстве храмов, трапезных палат, парадных княжеских и боярских теремов. Уже в XVIII веке изразцовые печи, не только отапливающие жилье, но и украшавшие его интерьер, вошли в обиход купцов, ремесленников и мещан.

В Рыбинске и его окрестностях производство изразцов возникло относительно поздно по сравнению с другими районами губернии – в начале XIX века, но именно здесь оно к концу века достигло наибольшего развития. Известно, что первейшим тут стал изразцовогончарный завод купца Аксенова. Но что мы знаем о самом купце? Когда же и откуда явился Василий Алексеевич Аксенов? Заглянем в прошлые столетия. 2. Богатым и преуспевающим было когда-то село Васильевское на Шексне, что раскинулось в двух верстах Ольга КРЕЙН родилась в городе Рыбинске. Закончила Рыбинский авиационнотехнологический институт (ныне РГАТУ), и вся ее трудовая деятельность связана с НПО «Сатурн». Она – член историко-родословного общества (РИРО), занимается историей края, собирает материалы о людях Ярославской губернии, публиковалась в газетах «Курьер новостей» и «Рыбинская среда».

от Рыбинска. На холме возвышался древнейший в округе храм, построенный в 1717 году. Церковь имела два престола: во имя Воскресения Христова и во имя Святителя Василия Великого. В приходе было пять часовен да по берегу Волги на семи верстах деревни: Жуковская (нынешняя Жуковка), Липники, Омут, Мизино (пос. Волжский), Ерш, Поповское (Каменники), Еремейцево, Климовское и Карпунино. «Кипучая деятельность на рыбинских пристанях захватывает на далекое пространство оба берега Волги, распространяется даже по берегам реки Черемхи и особенно сгущена в устье Шексны, по берегу села Васильевского», – писал в 1860-м этнограф Флегонт Арсеньев. В селе проживали не только крестьяне, но и мещане, и купцы. Здесь в 1728 году у крепостного крестьянина Федора родился сын Никифор, а у Никифора, в свою очередь, в 1761 году – сын Авксентий. От его имени и пошла фамилия Аксеновых. С женой Вассой Федоровной у них было трое детей: Авдотья (1783), Алексей (1795) и Иван (1798). Сыновья на радость родителям оказались людьми предприимчивыми и основательными:

В.А. Аксенов.


99

2013


российские промышленники •

2013

100

обоим в молодом возрасте удалось из «вольноотпущенных крестьян князя Николая Алексеевича Волконского села Васильевского» записаться в Рыбинское купеческое общество. 19 мая 1812 года, согласно записи в церковной метрической книге, Алексей сын Авксентьев (Аксенов) венчался с Еленой, дочерью крестьянина Феофилакта. Василий, пятый по счету ребенок в их семье, появился на свет 11 марта 1834 года. «Крестил, молитствовал и имя нарек» священник Воскресенской церкви Иоанн Рыбинский. Тут, на берегу двух славных рек, где смыкались судоходные торговые пути, прошли детство и отрочество, сложились неуемный нрав и деловая сметка будущего заводчика. В 28 лет купеческий сын Василий Алексеевич Аксенов женился на 17-летней Ларисе Ивановне Власовой, дочери рыбинского мещанина. 3. Собственное предприятие Василий Алексеевич основал в 1880 году и, будучи в достаточно зрелом воз-

Васильевское, вид с берега села Петровского. Клеймо.

расте, досконально изучил изразцовое производство. Место выбрал возле деревни Никольское Панфиловской волости Рыбинского уезда. И не случайно. Неподалеку, на правом берегу реки Уткошь, юго-восточнее деревни Логиново находилось месторождение светлой глины.

Прекрасные свойства сырья – по пластичности, чувствительности к сушке, усадке, водопоглощению, температуре обжига, механической прочности – давали возможность использовать глину для морозостойкого кирпича, изразца и самых разнообразных изделий.


Изразец завода Аксенова.

101

2013

Рекламная карточка.

Начинал с малого: в первые годы на заводе работало всего 8 человек. Но расчет был верным, дела быстро пошли в гору. В 1892 году здесь уже трудились 30 работников, а в 1914-м – около 200. Количество производимой продукции и ее ассортимент выросли многократно.

Супруги Лариса Ивановна и Василий Алексеевич Аксеновы.


Герб Рыбинска на Новой бирже.

102

2013

российские промышленники

Дом Аксенова в Вознесенском переулке. Графическая реконструкция Б. Крейна. Постамент декоративный, тумба. Завод Аксенова.

Так, производство изразцов увеличилось к 1914-му до 600 тыс. штук. Выпускались изразцы печные, изразцы фасадные для украшения домов и самые разнообразные керамические изделия: посуда, вазы, тумбы, скульптуры, барельефы. К примеру, герб Рыбинска и декоративные элементы на здании Новой биржи изготовлены на аксеновском заводе. На изразцах ставили вдавленное клеймо завода в виде надписи: «В.А. Аксенов в Рыбинске» и изображения аверса и реверса серебряной медали. Попутно с производством рыбинс-

кий купец небезуспешно занимался торговлей хлебными и крендельными товарами, изразцами, терракотовыми бюстами, гончарными трубами и разного рода кирпичом и в Рыбинске, в своем магазине на Волжской набережной, и в Ярославле, и на Нижегородской ярмарке. Но особенно привлекала Василия Алексеевича идея воссоздания старинных, допетровских изразцов. В реставрированных Палатах удельных князей в Угличе до сих пор стоит печь, восстановленная на заводе Аксенова в 1892 году по сохранившимся образцам. Гербовые Скульптура крестьянина.


2013

Чашка Аксенова.

изразцы были расписаны зеленой, желтой и синей эмалями. Печь, украшенная поясками балясин и выступающими карнизами, подкупает своим праздничным и богатым убранством. Очень кстати в 1892 году пришли заказы из Ростова. При реконструкции печей в ростовских Иерарших палатах было решено изготовить поливные изразцы именно на заводе рыбинского купца В.А. Аксенова – по образу и подобию древних кафлей XVI-XVII веков. Ему же заказали фигурный кирпич для восстановления стен галереи, примыкающей к Водяной башне. Затем предложили воспроизвести батальный сюжет на муравленых изразцах в виде всадника с саблей. Надо сказать, что древнерусская глазурь вначале была в основном зеленого цвета, а изделия назывались муравлеными. Зеленый цвет создавался на основе бесцветной глазури,

103

Изразец печной облицовочный.


российские промышленники •

2013

104

составной частью которой был оксид свинца, поэтому ее называли свинцовой, с добавлением красителя в виде оксида меди. Его оттенки – от ярко-зеленого до темного. Цвет зависел от количества оксида меди в глазури. Аксенову удавалось достичь желаемого результата, в секретах пропорций добавок он разбирался. Поэтому изделия для Ростовского кремля получились великолепными. Ростовский купец И.А. Шляков, избранный в 1892 году Императорским Московским археологическим обществом в члены комиссии по реставрационным работам Ростовского кремля, в официальном письме похвально отозвался об изделиях В.А. Аксе-

нова, особо отметив, что бирюзовозеленый цвет поливы аксеновского изразца соответствует старинным прототипам. Более поздние ценинные (многоцветные) изделия делали на Руси из окислов металлов и добавок. При обжиге краски оплавлялись, в зависимости от температуры обжига приобретали цвет и растекались по поверхности окрашиваемого участка орнамента. Исполнение затейливых узоров в технике майолики требовало высокого мастерства. На заводе Аксенова выпускались яркие и красочные изразцы самых различных форм и декора, орнаменты поражали своим многоцветием.

Продукция Аксеновского завода отличалась высоким качеством и неоднократно получала бронзовые, серебряные и золотые медали различных выставок: Рыбинской ремесленно-промышленной 1887 года, Ярославских губернских 1886 и 1893 годов, Всероссийской промышленно-художественной 1896 года в Нижнем Новгороде (за воспроизведение старинных русских изразцов и прекрасную глазурь; изразцовую печь выкупил тогда сахарозаводчик М.И. Терещенко, в будущем министр временного правительства), Сельскохозяйственной и кустарной промышленной выставки Северного края в 1903 году.


2013

4. Рекламной витриной завода Аксенова можно считать его собственный двухэтажный, на каменном фундаменте, дом в Вознесенском переулке. Второй, деревянный этаж отделан резным подзором, прошитым шестиконечными звездочками, – все это вполне традиционно. Изумляло другое, издали поражая взгляд: дом светился сказочным нарядом! Весь фасад по первому этажу был облицован красочно сверкающей майоликой: квадратные узорчатые изразцы и яркие розетки на простенках, рельефные наличники и венчавшие их затейливые карнизы с амурами и головками галантных кавалеров.

Рядом с этим зданием находились каменный флигель и деревянная лавка. Имелась и каменная лавка на Ярославской улице. В замечательном доме Аксеновых царили любовь, согласие, забота о родных и близких. Лариса Ивановна, жена Василия Алексеевича, занималась не только домашним хозяйством, но и помогала мужу по коммерческой части. Вместе с ними проживала незамужняя сестра хозяина Марфа Алексеевна. Поскольку своих детей у супругов не было, они взяли на воспитание племянницу Екатерину, 1870 года рождения, дочку Александра Ива нов ич а Аксенова. И так она им полюби-

105

Изразцы печные облицовочные.


российские промышленники •

2013

Париж. 1900 г. Париж. Главный вход на выставку.

Эйфелева башня.

106

лась, что когда Екатерина Александровна выходила замуж за крестьянского сына Ивана Акимовича Разумова, в приданое от господ Аксеновых получила дом с двумя флигелями на Ивановской улице (ныне улица Радищева). В дальнейшем у них родилось девять детей. Иван Акимович, уроженец деревни Приселка Леонтьевской волости Мологского уезда, начинал работать на заводе Аксенова гончаром и показал себя с самой лучшей стороны. Аксенов сразу заметил его талант и уже в 1889 году двадцатидвухлетнего Ивана назначил приказчиком, а позднее управляющим заводом. Именно ему довелось поднять марку Аксеновского завода на мировой уровень.

5. Более века назад, 15 апреля 1900 года, в Париже открылась Всемирная промышленная выставка, посвященная итогам минувшего столетия. На ней побывало более 50 миллионов человек – этот рекорд не побит по сей день. Свои экспозиции представили 35 стран. Вот и рыбинский купец Аксенов отправил туда ближайшего помощника, лучшего печных дел мастера Ивана Разумова.

Выставочный ансамбль России располагался вокруг центрального павильона «Русских окраин», построенного в русско-византийском стиле по проекту Р.Ф. Мельцера. Он имел вид старинного кремля, на одной из его башен даже звенели колокола. У главного входа находился Императорский павильон «Царские палаты» для приема высочайших особ. Здесь же располагалась копия старомосковского боярского жилища. Фасады башен и корпусов были


Обложка справочника «Россия на Всемирной выставке в Париже в 1900 г.» Издание И. Шустова, СПб, 1900 г.

2013

Париж. План выставки 1900 года.

107

Павильон России на Всемирной выставке 1900 г. в Париже..

оформлены цветной майоликой, изразцами, рельефами, кружевными металлическими подзорами. Шатры башен венчали золотые двуглавые орлы. Сводчатый потолок приемного зала был покрыт позолотой и цветным орнаментом. Интерьер зала украшали цветные витражи и нарядная изразцовая печка. Печь в стиле XVII века И.А. Разумов сработал шестью годами ранее по рисункам, изданным обществом поощрения художников в Санкт-


И.А. Разумов. На обороте надпись: «Снят в Париже при поездке на выставку в марте 17-го дня 1900 года». Семья Ивана Акимовича и Екатерины Александровны Разумовых. Начало 1900-х годов.

108

2013

российские промышленники

Тетрадь И.А. Разумова.

Петербурге. Все входившие в нее детали – изразцы разнообразных типов и размеров, уголки, фигурные балясины, кокошники и прочее – надо было бережно доставить и заново смонтировать на месте. Отправляясь в поездку, мастер заранее приготовил тетрадь с чертежами всех ярусов и необходимыми пометками для сборки. Международный комитет Всемирной выставки высоко оценил уникальное произведение гончар-

ного искусства, присудив специальную премию. Это был поистине триумф купца В.А. Аксенова и его умельцев. По окончании выставки знаменитую печь купил российский посол во Франции и перенес в свою загородную резиденцию. В записях Ивана Разумова указан адрес отеля, где он поселился: рю Дарю, д. 29, и запомнившееся яркое событие – национальный праздник с карнавальным шествием на бульваре Капуцинов. Можно

представить, какое ошеломляющее впечатление произвели на ярославского крестьянина парижские дворцы, чудеса техники и сама эта поездка – через всю Европу. 6. Постепенно территория вокруг кирпично-керамического предприятия под Рыбинском застраивалась домами. Многие работники и их семьи, приехавшие из разных мест Ярославской и близлежащих губерний,


109

2013

проживали при заводе, место это так и прозвали – Новоселки Васильевы, по имени заводчика. Вот некоторые из поселенцев: Н.А. Макаров, А.А. Жеребцов, В.П. Сорокин, М.Ф. Евстафьев, Е.А. Буев, В.С. Голяткин, К.И. Аладьин, В.Я. Полосков, В.И. Карамышев, Е.А. Сазанов, В.И. Фролов, С.С. Чаузов, И.И. Дунаев, П.П. Чубарков, А.Д. Чюгин. Прославленный впоследствии генераллейтенант Федор Харитонов в юные годы тоже был принят на завод табельщиком. Аксенов хорошо знал его родителей – односельчан по селу Васильевскому. По преданию, работники с большим уважением относились к Василию Алексеевичу. Хотя хозяин завода был в меру строг и требователен, главной отличительной чертой его характера называли заботу о людях, которую он пронес через всю свою жизнь. Купец Аксенов славился благотворительностью, о чем свидетель-


российские промышленники •

2013

110

ствуют документы. В 1896 году он построил в Новоселках на собственные средства школу для бесплатного обучения детей, взяв ее под свое попечение. В «Списке церковноприходских школ Ярославской епархии за 1912 г.» обозначено: «Одноклассная школа, обучается 45 мальчиков и 30 девочек. Здание заводское, удобное». Украшением большой, по рассказам старожилов, кирпичной постройки, подобно аксеновскому дому в городе, служили изразцы: «Невозможно было пройти мимо и не полюбоваться этим теремом». При школе находилась квартира для учителей. А Лариса Ивановна слыла большой любительницей устраивать в Аксенове бесплатные праздники для местной детворы, с обязательным угощением, хороводами и всевозможными затеями. Особенно шумными и веселыми были рождественские елки. Никто не оставался без сладкого гостинца. Купеческие благодеяния шли в основном на церковные нужды. В 1905-м Василий Алексеевич воздвиг на свои средства храм вблизи завода, стал церковным старостой, и через несколько лет выделил на него же огромную сумму – 10 тыс. рублей! После этого заводскую новостройку переименовали в село Аксеново. Для другого храма предоставил 30 десятин земли, подарил изразцы для церковного алтаря в мужской гимназии, пожертвовал деньги на украшение часовни при городской общественной больнице и на облачение священнослужителей церкви с.Васильевского. Подобные деяния купца не остались незамеченными. Василий Аксенов заслужил многочисленные награды – они значатся в «Формулярном списке», копия которого хранится в Российском государственном историческом архиве. Документ же этот, полное название которого – «Формулярный список о службе чина духовного ведомства Аксенова Василия Алексеевича, купца, гласного Рыбинской городской думы, составленный Рыбинскою городскою управою июня 3 дня 1911 года», содержит следующий перечень орденов и медалей: - орден Св. Анны III степени; - золотая медаль на Станиславской ленте для ношения на шее, с надписью «За усердие» – за заслуги по духовному ведомству; - золотая медаль на Станиславской ленте для ношения на груди, с надписью «За усердие» – за заслуги по народному образованию; - золотая медаль на Станиславской ленте для ношения на шее – «за


111

2013


112 2013 •

российские промышленники


Серебряная медаль Нижегородской выставки.

устройство в районе Панфиловской волости при гончарном заводе молитвенного дома с церковно-приходской школой для бесплатного обучения детей рабочих и крестьян расположенных вблизи города деревень».

альбомов с фотографиями». Так оборвалась история из разцового завода В.А. Аксенов а . Г о в о р я т, ч т о с е к р е т и з г о товления изразцовой г л а з у р и утрачен, хотя что-то могло еще сохраниться в семейных архивах. В 1922 году завод был взят в аренду Рыбинскпромсоюзом и назывался некоторое время артелью имени С. Халтурина, в честь террориста-народовольца. Кирпично-керамическое производство продержалось еще несколько десятилетий. В 1936-м была взорвана церковь в селе Васильевском. Да и дом в Вознесенском переулке вот-вот рухнет. И все-таки... Недолгий, но блистательный расцвет аксеновской керамики живет в памяти потомков. А на высоком берегу, на самой стрелке при слиянии Волги и Шексны, стараниями добрых людей возведена часовенка и на месте Воскресенского храма установлен поклонный крест. *** Использованы фотографии, размещенные на сайте Рыбинского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, документы из Рыбинского архива и частных коллекций.•

2013

Золотая медаль Аксенову от Ярославского сельскохозяйственного общества, 1893 г.

7. После революции изразцовое производство, дом, постройки и все имущество у купца отобрали. К тому времени Василий Алексеевич практически ослеп. Супруги переехали в небольшой домик за Волгой на Александровской улице под опеку семьи Василия Николаевича и Александры Дмитриевны Ольхиных, дальних родственников Л.И. Аксеновой. Половину дома занимали другие хозяева. Очень скоро, 6 ноября 1918 года, Василий Алексеевич скончался. Спустя несколько лет не стало и Ларисы Ивановны. Погребены супру ги на заволжском Александровском кладбище рядом с часовней. Вот что пишет Павел Московкин: «В доме Ольхиных я проводил мальчишкой много времени с Александрой Дмитриевной, она была крестной моей матери и жили мы неподалеку... Вещи были интересные, в основном аксеновские: высокий деревянный трон с павлинами, секретер из карельской березы с потайными ящичками, много икон в позолоченных окладах, трость с набалдашником из слоновой кости в виде головы льва, много красивой посуды, нож для резки бумаги из китового уса, весь покрытый резьбой, много

113

Здание церкви в селе Аксенове со следами изразцов.


114 2013 •


2013

115 Изразцовая печь в Палате удельных князей Угличского кремля.


Рыбинский златоуст протоиерей Родион Путятин Ольга ТИШИНОВА Когда в Рыбинске шло к концу строительство нового собора – «Красы Поволжья», местные купцы решили, что в таком соборе должен служить и священник под стать, т.е. самый лучший, самый известный, и, обратившись к архиерею, выпросили у него протоиерея Родиона Путятина. И стал он жить и служить в Рыбинске, а слава о нем гремела по всей России.

116

2013

подвижники веры

П

ротоиерей Родион Тимофеевич Путятин родился 1 (13 по новому стилю) ноября 1806 года в деревне Путятино Сапожковского уезда Рязанской губернии в семье сельского священника 1. Отец его скончался рано, оставив многодетную семью. Сельчане помогли юному Родиону получить семинарское образование, снабжая его продуктами и необходимыми средствами. По завершении курса Рязанской семинарии он поступает в Духовную академию и блестяще оканчивает ее со степенью магистра богословия. В Академии он постигал науки богословские, философские, церковную и всеобщую словесность, церковную и гражданскую историю, изучал еврейский, греческий, французский языки. В начале своего поприща он служил в церквях Ярославля, в том числе в Ярославском кафедральном соборе и преподавал словесность в Ярославской духовной семинарии. Он был назначен в Рыбинский собор в 1845 году, когда строительство нового соборного храма еще не было закончено. Именно в Рыбинске началась его слава российского «народного проповедника». В своей проповеди «По освящении собора» отец настоятель назвал город Рыбинск богоспасаемым городом, который богатеет хлебом, украшается домами и садами. А это-то богатство и есть проявление Божией благодати, которая даруется за усердие рыбинцев в служении Богу, в устроении таких святынь, каким стал для города Спасо-Преображенский собор2. За три года до переезда в Рыбинск отец Родион овдовел, ему было всего 35 лет. Супруга умерла вскоре после родов их позднего и единственного

Протоиерей Родион Путятин. Фото 1860-х гг.

ребенка – дочки Верочки. Вторично жениться как священник отец Родион не мог, поэтому оставался вдовцом до самой кончины, то есть почти 30 лет. Жил он в каменном трехэтажном доме напротив собора, который стараниями отца Родиона перешел в собственность соборного

клира еще при жизни протоиерея3. Для своих ближних и сослуживцев он старался быть слугою, во всем их стараясь выручить и помочь. Протоиерей Алексей Золотарев вспоминал, как однажды соборный псаломщик опоздал к утрени, и отец Родион стал сам читать на клиросе. А когда пришел псаломщик, отец Родион встретил его поклоном и приветствием: «Здравствуйте, Дмитрий Федорович!», и после псаломщик сказал: «...мне было бы легче, если б протоиерей ударил меня». Протоиерей Золотарев называл его ангелом-хранителем всего соборного клира: «Администратор он был примерный. Как благочинный он не доводил до формального следствия проступков духовных лиц, а прекращал их своими советами, мероприятиями, миром»4. Протоиерей Родион Путятин пользовался огромным авторитетом и любовью не только среди своих прихожан, но и среди всех рыбинцев. В одной из первых своих проповедей, обращенных к новым прихожанам, он сказал: «Бог сроднил меня с вами, во всем мире теперь нет людей, которые бы по духу были так близки мне, как близки вы. Вы теперь для меня всё – и предмет за-

Скончался протоиерей Путятин 4 (17 по нов. ст.) ноября 1869 года и был похоронен в притворе старого Никольского храма, в котором когда-то начинал служить. В советское время храм был разрушен, и могила утрачена. В августе 1997-го близ колокольни был установлен памятный деревянный крест, и Святейшим Патриархом Алексием была отслужена заупокойная лития о протоиерее Родионе. В 2000 году на месте деревянного креста установлен мраморный памятник. Сюда приходят горожане и гости города почтить память соборного протоиерея Родиона Путятина.


2013

ной смерти проходил у нас сам собою от боязни нашей за спасение других», – говорил Путятин в «Поучении по случаю благодарственного Господу молебствия о прекращении в Рыбинске холеры в 1848 году». Во время Крымской войны отец Родион пожертвовал крупную сумму денег раненым и семьям убитых на войне. Стоит отметить также, что до самой своей смерти он состоял членом попечительства о бедных духовного звания. Во время пребывания в Рыбинске наследника престола великого князя Николая Александровича протоиерей Путятин произнес проповедь в рыбинском соборе. Царевич долго беседовал с проповедником и поблагодарил его за проповедь: «Она глубоко пала мне на сердце. Верьте,

117

СпасоПреображенский собор.

бот, и источник утешений. Вашим спасением и я спасаюсь, ваша погибель и мне грозит гибелью». «Взаимно молящиеся бывают соединены и взаимною любовью». Батюшка Родион непрестанно молил Бога о спасении душ своих прихожан, утешая их, помогая им в трудную минуту. Неоценимы заслуги протоиерея Путятина перед Рыбинском. Ни одно крупное событие не обходилось без его пастырского благословения – будь то открытие нового храма, гимназии или начало строительства железной дороги. В 1848 году во время эпидемии холеры отец Родион духовно поддерживал и направлял в больницы сотни горожан, не зная отдыха ни днем, ни ночью. «…страх собствен-

Ольга ТИШИНОВА родилась в Рыбинске. Закончила историко-филологический факультет Ярославского пединститута, работала преподавателем русского языка и литературы в средней школе Рыбинска, научным сотрудником Рыбинского музея-заповедника, в настоящий момент она – специалист по туризму и сохранению культурного наследия Рыбинского муниципального района. Ольга Юрьевна – автор статей и публикаций многих краеведческих и литературных сборников, журналов, энциклопедий, в том числе: «Москва», «Новый мир», «Русские писатели».


118 2013 •

подвижники веры


2013

что Вашей проповеди я никогда не забуду». «Поучения рыбинского протоиерея Путятина» в дореволюционной России пользовались необыкновенной популярностью. Полное собрание «Поучений» переиздавалось 25 раз! Поражает и обширная география их изданий: от Рыбинска до С.-Петербурга и от Одессы до Тобольска. Они были переведены на иностранные языки, в том числе на японский (для Японской Православной Миссии в Токио). Как отмечали современники: «Протоиерей Путятин проповедовал в Рыбинске, но деятельность его стала известна всей России, слово его слышалось в отдаленных епархиях, где местные священники поучали народ чтением печатных поучений знаменитого проповедника»5. Поучения «рыбинского златоуста» стали настольной книгой и в крестьянской избе, и в царских палатах. Чем же так привлекали поучения отца Родиона? Краткостью, доступностью, образностью языка, глубоким нравственным содержанием и искренностью. Он не столько поучал и назидал, сколько сопереживал, помогал, уговаривал, борясь за людские души. Он не боялся предстать перед паствой человеком с мирскими слабостями и недостатками, показывая на личном примере путь преодоления этих слабостей и укрепления веры. На протяжении всей жизни отец Родион вел дневник. К сожалению, сохранилась лишь небольшая часть этих записей (с 1 ноября 1852 до 19 января 1863-го), которая находится в рукописном отделе Российской государственной библиотеки и ждет своего издателя. Это не только интересный источник по истории Рыбинска, но и уникальный образец постоянного духовного совершенствования пастыря-учителя и писателя. Почти ежедневно он записывал в своем «Дневнике» все свои горести, радости, заветные думы: «Как прогонять от себя мысли неприятные, тревожащие наше воображение? Не надо думать о них. – Но рад бы не думать, – они невольно лезут в голову. – Они увлекают за собой душу, как вода своим сильным течением увлекает. Что тут делать? – Ухватись за чтонибудь посильнее. Думай о Боге, и тогда всякая неприятная дума сама собой пройдет. – Мысль о Боге сильна, могуща, силен и всемогущ Бог. Бог сам тебя поддержит, если ты решишься держаться за него, и не станешь думать о неприятных мыслях. – А они так и лезут…

119

Вид на СпасоПреобаженский собор и Никольский храм, в паперти которого был похоронен прот. Родион Путятин. Фото нач. XX в.


подвижники веры •

2013

120

Спустя несколько времени. Какие пустяки меня занимают. Точно нашло на меня. Впрочем, и голова болит, или дума от головной боли? Как бы то ни было, а я невесел. Пойду лучше в церковь, стану служить обедню. После обедни. Теперь я покоен и весел». «Городничий однажды сказал обо мне: Вы имеете Ангельское терпение. – Если не имею иногда этого терпения, то, по крайней мере, всегда имею, что терпеть. Да, слишком тяжела мне иногда бывает моя жизнь. Иные, делая зло, терпят; а мне приходится терпеть оттого, что добро делаю. И доброту души моей хотят объяснить из худых источников. Что же люди хотят от меня? – Чтобы я был зол к другим? – Да это невозможно сделать, это не в моей натуре, я не так и не для того рожден. Если я буду зол к другим, то ведь естественно я буду зол и к вам». «Верую и надеюсь на тебя, Господи! Помози моему маловерию и малодушию!» «Есть люди, которые вечно корпят над книгами, вечно учатся и действительно имеют много познаний, но все это у них остается под спудом. Недостаток ума не позволяет им переносить в жизнь запас их сведений, между тем как всякое знание приобретает цену только применением к действительности». «Если я не понимаю порядка, то как же поймут те, которых учить хочу? Как же поймут ученики, когда учитель сам не понимает?»

«Как же я могу заставить, чтобы они полюбили то, что я сам не люблю? Помедлю, погожу, подумаю еще»6 … В «Дневнике» протоиерей Путятин раскрывается как человек оригинальной мысли и высокой культуры, не только церковной, но и светской. В круге его чтения – Гете, Шиллер, Лермонтов, Гоголь; журналы – «Современник», «Отечественные записки», «Москвитянин». Его интересуют и поэзия, и живопись, и театр. «Надобно, чтобы картина всегда выражала мысль, говорит Пуссан. Рисунок и композиция не должны быть главною целью, потому что они относятся тоже к мысли. Живописец должен сначала распределить сюжет, потом найти украшение, изобразить красоту… а главное – стараться, чтобы во всем была мысль. Разумеется, что этому нельзя научиться, это дается свыше». «Если бы человек видел на театре 30 драматических пьес и при каждой предлагал себе вопрос: что сочинитель хотел ею сказать? Какое у него было намерение, какая цель? Что в ней хорошего и что дурного? Как удовлетворил тому или другому требованию? – Если бы он таким образом отдавал себе отчет во всяком отдельном явлении, то нет сомнения, что 31-ю пьесу он бы мог написать сам. И до какой высокой степени совершенства мог бы дойти человек, если бы при всем, что с ним случается в жизни и что происходит в его душе, он поступал бы этим же

самым образом»7. Писатель и краевед А.А. Золотарев в письме к Игорю Грабарю называл Родиона Путятина «величайшим стилистом XIX века». В работе над стилем Путятин стремится к простоте и песенной напевности. Каждое поучение его идет не столько от напряжения ума, сколько из глубины души и сердца. «Плохое то поучение, – писал Путятин, – при чтении или слушании которого мы не поем духом». Если, по мнению одного из современных поэтов, простота есть сгусток преодоленной сложности, как сгусток энергии, то именно такой энергией простоты и цельности наполнены поучения протоиерея Родиона Путятина. Работая над поучениями, Путятин признается в «Дневнике», сколь труден и скорбен писательский труд. Уже тяжело больной, он непрестанно трудился за письменным столом, совершенствуя свои произведения. Глубокой ночью горел свет в его комнате, где отец протоиерей в труде души и мысли молил о божественном вдохновении: «Все не то, все не так, как же? Господи! Вразуми меня, вразуми, что я должен говорить. Мне хочется говорить, мне больно, что не умею, не могу говорить, как мне хочется. Ты, Господи, Сам скажи мне, что и как должен говорить»… «Пошли, Господи, мне мысль какую-нибудь светлую, которой бы освятилась и оживилась холодная моя душа и которую я мог бы завтра передать другим, подобным мне»8 …


Скончался протоиерей Путятин 4 (17 по нов. ст.) ноября 1869 года и был похоронен в притворе старого Никольского храма, в котором когда-то начинал служить. В советское время храм был разрушен, и могила утрачена. В августе 1997-го близ колокольни был установлен памятный деревянный крест, и Святейшим Патриархом Алексием была отслужена заупокойная лития о

протоиерее Родионе. В 2000 году на месте деревянного креста установлен мраморный памятник. Сюда приходят горожане и гости города почтить память соборного протоиерея Родиона Путятина. 17 ноября 2010 года состоялось освящение мемориальной доски на доме, где почти четверть века прожил выдающийся проповедник и духовный писатель9. •

Памятный крест, посвященный прот. Родиону Путятину возле Спасо-Преображенского собора. Мемориальная доска на доме, где жил прот. Родион Путятин.

2013

Соборный дом (ул. Крестовая, д. 7), в котором жил прот. Родион Путятин.

121

Вид на улицу Крестовую и дом, где с 1845 по 1869 гг. жил прот. Родион Путятин (справа в центре).


Протоиерей Родион Путятин. Гравюра.

Протоирей Родион ПУТЯТИН Поучение, говоренное в присутствии Его Императорского Высочества Всероссийского Престола Наследника Цесаревича Великого Князя Николая Александровича, в Рыбинском соборе, июля 23 дня 1863 года

122

2013

И се весь град изыде в сретение…

Давно не бывало в нашем городе такой радости, многие из нас во всю жизнь свою подобной не видали: и се весь град изыде в сретение, именно весь, весь и вчера, весь и ныне на ногах, чтобы увидеть, посмотреть, насмотреться на первородного сына возлюбленного нашего монарха. Да, Россия любит своего царя. Что, впрочем, эта встреча наша? – Это только искорка, искорка от той пламенной любви, которая всегда горит в сердцах русских к своему царю. Не считаю нужным много и распространяться об этом. Кто же этого не знает? Весь свет знает, слышит, как любят русские своего царя. Обратим внимание на другое, вот на что, слушатели обрадованные, обратим мы наше внимание: кто учит нас, русских, так любить своего царя? Кто внушает нам такую любовь к нему? Кто? – Кто же, как не Церковь православная, верная наша наставница всему, святая наша руководительница во всем? Да, она, никто другой. Ведь у нас, православных, нет почти моления, при котором бы не молились о царе. Дня, ночи, часа церковного не проходит у нас без того, чтобы мы

не молились о царе. У нас младенец, только что родившийся, и тот слышит уже молитву Церкви о царе. Таким образом, русские, можно сказать, родятся с любовью к царю, любовь эта у нас чувство как бы врожденное нам. И не переродятся в России Минины и Пожарские, доколе сыны ее пребудут сынами Церкви православной. Так, она, не другой кто, она Божественная, благодатная, она учит так любить царя, как мы его любим. Теперь, дерзну со словом моим обратиться к Тебе, благоверный Государь! О, люби Церковь православную. Мы и видим, что ты ее любишь, видим и не нарадуемся. В другое время Тебе кричим мы от радости, а видя Тебя, молящегося в церкви, мы от радости плачем. Да, Церковь православная достойна любви. Любя ее, будешь в любви у Бога и человеков. Если в ком из нас есть что доброго и святого всему этому Церковь его научила, – доброму и святому она только и учит нас всех. Христе Иисусе, Сыне Божий! Возглаголи благая о Церкви Твоей в сердце первородного сына возлюбленного нашего монарха. Аминь.•

Примечания 1 Данные предоставлены сотрудниками Рязанского государственного архива. 2 Поучение на освящение храма. // Полное собрание поучений рыбинского соборного протоиерея Родиона Путятина, СПб, 1874. 3 В настоящий момент дом (ул. Крестовая, 7) передан Рыбинской епархии. 4 Автобиография прот. Алексея Золотарева. РГАЛИ, ф. 218. 5 Путятин Родион Тимофеевич. Русский биографический словарь под ред. А.А. Половцова. – СПб, 1910. – С. 166. 6 Дневник рыбинского соборного протоиерея Родиона Путятина., СТС, 1914 г. (издан в сокращении). 7 Там же. 8 Там же. 9 Соборный дом (ул. Крестовая, д. 7) напротив Спасо-Преображенского собора.


123

2013


Планета Марии Жиловой Ольга СКИБИНСКАЯ

124

2013

личности

В Рыбинске и сегодня, в начале ХХI века, помнят о купце и мукомоле А.В. Жилове (1854-1909), хотя проживали до революции в городе предприниматели и побогаче Александра Васильевича, и даже благотворительной деятельностью занимавшиеся с большим размахом. Этой своей известности Жиловы, несомненно, обязаны сестре Александра Васильевича – Марии. Женщине-ученому, астроному, которая занималась малыми планетами, по-другому – астероидами: огромное количество их вращается в основном вокруг Солнца между Марсом и Юпитером. Одной из таких малых планет астрономы еще при жизни Марии Васильевны дали имя «Жилова».

Дочь купца Мария Васильевна Жилова (18701934) – до недавнего времени личность практически неизвестная рыбинским исследователям. Ее биографию, включая годы жизни, нам удалось реконструировать на основе документов С.-Петербургского филиала Архива Российской Академии наук: рукописей ее научных трудов, а также биографических материалов – официальных анкет, личных дневников 1886 – 1924 годов, писем. В сохранившихся черновиках ее автобиографии удается разобрать: «Я родилась… в большой русской купеческой семье. Семья Жиловых принадлежит к коренному населению города и, судя по рассказам, с давних лет… в торговле и промышленности многие из них были видными деятелями Волги. Отец покупал хлеб в низовых приволжских губерниях, привозил и размалывал на своих мельницах. Торговал во многих городах России… Со стороны матери, урожденной Волковой, родные тоже были купцы. Мечтали заняться и торфяными болотами, <…> в верховьях притока Волги речки Черемухи. Мать иногда писала стихами… Я росла среди сестер и братьев <…> и до 7-летнего возраста у меня <…> няня – крестьянка Ярославской

стало формирование с середины XVIII века своего рода экономической элиты Рыбной слободы, а впоследствии и Рыбинска, в которую во все времена неизменно входили представители данного рода. Самых состоятельных купцов, наиболее широко развернувших свою деятельность в XVIII – XIX веках, в этом роду нам дает именно ветвь предков Александра Васильевича и Марии Васильевны.

губернии <…>. После нее поступила на 3 года вторая няня, тоже крестьянка, но прожившая в рыбинском монастыре <…> лет. Обе они оказали на меня сильное влияние…»1. Даже в 1931 году, когда уже были репрессированы многие из коллег М.В. Жиловой, работавших в Пулковской обсерватории, она совершенно открыто указывала свое социальное положение в анкете: «Дочь купца I гильдии». А вообще надо заметить, что род рыбинских купцов и мещан Жиловых восходит ещё к ловцам Дворцовой Рыбной слободы. Результатом активной торговой деятельности слобожан

…Девятнадцатый век «ошеломил образованную публику головокружительным прогрессом естественных наук, которые имели целью обнаружение правды, находящейся вне нас»2. Вот и в роду купцов Жиловых, как результат этого, «в 90-х годах XIX века появляются священники, доктора, педагоги, юристы, инженеры»3. Старший брат Марии, Александр, закончил полный курс Рыбинского уездного училища, затем Петербургский немецкий пансион и несмотря на свой статус купца 2-й (а впоследствии и 1-й) гильдии, фактически стал первым интеллигентом в роду. При этом мы не включаем в понятие «интеллигент» идеологическую доминанту, которую с XVIII по ХХ век упрямо навязывают такого рода личностям. То есть речь не идет о человеке, бо-

Ольга СКИБИНСКАЯ родилась в 1959 году в Ярославле. Закончила Ярославский госуниверситет, Литературный институт им. А.М. Горького. С 1987 года по настоящее время занимается издательско-редакционной деятельностью, полтора десятилетия сотрудничала с редакциями областных и центральных газет. Ольга Николаевна – автор восьми книг, член правления Ярославского областного отделения Союза писателей России, заместитель главного редактора литературнохудожественного журнала Ярославской области «Мера». Преподает в Ярославском госпедуниверситете, кандидат культурологии: защитила диссертацию на тему «Культурно-историческая динамика рода в русской провинции (XVII – начало ХХ века)».


в России оснастил свое предприятие новейшими англо-швейцарскими машинами. И сестра купца А.В. Жилова Мария стала первой женщиной в роду, перешедшей в иное сословие не по факту замужества, а выбравшей интеллектуальную профессию самостоятельно. В выявленных нами ее дневниковых записях гимназической поры (1887), кроме девичьих переживаний, мы встречаем цитаты из Белинского, Гоголя, Градовского, Салтыкова-Щедрина, а также имена известных астрономов и геометров, пассаж о Сократе, конспект о древних философах. Хотя в то время вряд ли она, дочь провинциального купца, мечтала, что когда-то станет астрономом и будет работать в самой главной обсерватории России. Аттестат об окончании восьми классов Рыбинской женской Мариинской

2013

рющемся с властью как таковой. Речь не идет об отечественном толковании интеллигента как извечной совести нации или, в западном понимании, носителе истины. Под интеллигентом мы подразумеваем интеллектуала, человека, претендующего на универсализм мышления, при этом имеющего (но не обязательно) хорошее образование. Для А.В. Жилова семейный хлебопромышленный бизнес стал не просто доходным делом, он вкладывал в него всю душу, свой инженерный талант, обладая особым чутьем на развитие научно-технической мысли. Известно, что в 1883 году он по собственным чертежам построил на берегу Волги паровую вальцовую мельницу с автоматическим процессом размола и минимальным количеством людей, занятых в производстве, а впоследствии первым

125

Гимназистка рыбинской Мариинской женской гимназии Мария Жилова.

гимназии (да еще с золотой медалью) давал «звание домашней наставницы или учительницы», а значит предоставлял возможность девушке из приличной семьи получать определенный самостоятельный заработок до тех пор, пока она не выйдет замуж и не перейдет на содержание супруга. В случае, если брак не состоялся, женщина могла продолжать служить в частном доме или на «каком-либо классном месте в учебном заведении». И то, и другое обеспечивало старость, то есть возможность «по выслуге в сем звании не менее 20 лет, воспользоваться пенсией или вступить в дом призрения бедных девиц благородного звания на казенное содержание»4. Однако ее старший брат, 20-летний Василий, ставший опекуном после смерти отца (он взял на себя заботы о младших детях вместо старшего сына в семье, Александра Васильевича, к тому времени уже главы собственного немаленького семейства), предоставил Марии возможность получить дальнейшее образование 5, и девушка уехала в 1890 году в С.-Петербург поступать на физико-математическое отделение Бестужевских курсов, где преподавали лучшие профессора и педагоги высшей школы. Курсы эти – одно из первых в России частных учебных заведений университетского типа для женщин – были открыты в 1878 году. В конце XIX века их посещали (в основном историко-филологическое отделение) в первую очередь дочери чиновников, военных, дворян. Лишь позже, в 1913–1918 годах, стала отмечаться «тяга к знаниям у дочерей купцов, потомственных почетных и личных граждан, священнослужителей, мещан, ремесленников, нижних военных чинов и крестьян»6. А потому купеческая дочь из уездного Рыбинска М.И. Жилова стала своего рода исключением. Говоря о личностях, которые оказали влияние на формирование ее мировоззрения, Мария Васильевна в автобиографии называет имена крупнейших отечественных ученых: «Во время моего пребывания на курсах сильное < неразб.> профессор нашего отделения О.А. Баклунд, И.А. Мушкетов, как своими лекциями, так и частными разговорами и своими личностями… Директор курсов Василий Петрович Кулиш своими расспросами постоянно показывал заботу обо мне как о младшем члене его громадной курсовой семьи. Профессор А.И. Введенский сильно повлиял на меня своею речью о забастовках. Профессор Д.И. Менделеев оставил неизгладимый след своею лекцией о значении промышленности для России вообще и выработки каменного угля в частности…»7.


личности •

2013

126

Астероид ее имени Как правило, выпускницы Санкт-Петербургских Высших женских курсов становились учительницами, главным образом частных, земских, сельских и иных учебных заведений. «На курсах я училась всему, что давало наше отделение, и при окончании не знала, чем специально заняться: хотелось работать в нескольких областях науки сразу, – пишет Мария Васильевна. – О.А. Баклунд предложил мне под его руководством заняться астрономией в Пулкове… С 1 октября 1894-го года я стала астрономом»8. Так, закончив курсы с золотой медалью, дочь рыбинского купца «пополнила список «первых» женщин» России – стала «первой женщиной-сотрудницей Пулковской обсерватории»9, где проработала с 1894 по 1934 год. В конце XIX – начале ХХ века в России астрономические обсерватории действовали при восьми университетах. Правда, в них работали всего по два-три ученых, и только Пулковская обсерватория, крупнейший в стране научный центр, имела в своем штате 10-15 астрономов, занятых исключительно научной работой. В 1885 году она приобрела самый большой на то время в мире 30-дюймовый телескопрефрактор, изготовленный в США знаменитыми телескопостроителями Кларками. Этот телескоп позволил провести первые наблюдения спутников Нептуна и Урана, а также Сатурна и его кольца. Академик О.А. Баклунд возглавил Пулковскую обсерваторию с середины 1890-х. Так что можно сказать, что М.В. Жилову пригласили на самый передовой участок не только российской, но и мировой науки. Вместе с ней пришла работать М.А. Бронская. А полтора десятилетия спустя, в 1909 году, число женщин,

занятых небесно-механическими вычислениями и обработкой наблюдений, достигло 14 (при постоянном научном штате в 18 человек). С 1897 года труды пулковских сотрудниц начали публиковаться в «Известиях НГАО». Мария Васильевна там же, в Пулковской обсерватории, в одном из служебных корпусов и поселилась. В 1911-1913 годах она читала лекции по астрономии на Петербургских высших женских курсах, а в 1918 году – и перед членами Рыбинского отделения естественно-исторического Ярославского общества. Круг собственных научных интересов М.В. Жиловой был связан с изучением пятен на Солнце и с теорией движения и определения орбит малых планет. Видимо потому один из астероидов, открытый ее коллегамиастрономами в 1932 году, под номером 1255, и был назван в честь Марии Васильевны: «Жилова». Какие реалии, касающиеся деятельности М.В. Жиловой, мы можем сегодня реконструировать по ряду косвенных упоминаний, лежащих за пределами довольно скудных архивных источников? До 1917 года «средства на оплату труда вычислительниц по комете Энке давал Альфред Нобель – «керосиновый король», бывший с директором Пулковской обсерватории О.А. Баклундом в дружеских отношениях, поэтому соответствующие его помощники именовались «керосиновыми вычислителями». Исследования орбит малых планет были «на содержании» у графини Бобринской»10. Последними работами непосредственно занималась М.В. Жилова. Одна из ее научных статей так и называется – «Вычисление абсолютных орбит малых планет типа Несива по способу О.А. Баклунда».

Софья Алексеевна Бобринская (1887-1949) была весьма неординарной дамой. Прямой потомок императрицы России Екатерины II и Григория Орлова, интеллектуалка и феминистка. Она – одна из первых в России женщин-автомобилисток, состояла членом Императорского Российского автомобильного общества, была единственной женщиной среди участников Киевского автопробега на Приз Его Императорского Величества Николая II протяженностью 3 200 км. В начале 1910-х годов Софья Алексеевна увлеклась нарождающейся авиацией, прошла начальную летную подготовку в Париже. Вернувшись в Россию, окончила Высшие женские курсы, поступила в школу пилотов


Софья Долгорукая.

и в июне 1914 года получила удостоверение летчицы (авиатрисы, как иx тогда называли). Возможно, Софья Бобринская (в супружестве Долгорукая) оказалась в числе слушательниц лекций М.В. Жиловой – отсюда и зародился интерес молодой экзальтированной дамы из высшего общества к астрономии, следствием которого стала ее финансовая поддержка ряда иссле-

2013

М.В. Жилова. 1910-е годы. СПФ АРАН.

дований Пулковской обсерватории, в том числе работ М.В. Жиловой. Софья Алексеевна интересна еще и как лицо, близкое ко Двору Его Императорского Величества. В том, что представители научной элиты были вхожи в высший петербургский свет, сомнений нет. Однако М.В. Жилова к научной элите все-таки не принадлежала. Однако близость к графине Бобринской и поддержка О.А. Баклунда, весьма вероятно, открыли и для нее петербургские светские салоны. Почему для нас важен этот факт? Дневники М.В. Жиловой – это четыре тетради, большая часть которых исписана карандашом, довольно небрежно. Все записи идут подряд: астрономия, личные впечатления, попытки писать прозу. Местами неясно, что перед нами: литературное произведение или мемуары? Так, в дневниковых записях, датированных 1911 годом, встречается загадочный текст про императора, про любовь или даже про взаимную любовь с кем-то, кого Мария Васильевна таинственно называет «он». Например, автор описывает воздухоплавательный съезд; из имен упоминаются реальные люди: профессор Жуковский, «пр. Чупров», великий князь Александр Михайлович (с перечислением встреч с ним), Ковалевский (с которым они «смотрели друг другу в глаза»), генералы, с которыми героиня повести (или автор дневников) была близко знакома, государь император («неужели император мог так поступить со мной – следовательно, он более не любит»). Позже, в документе 1918 года, она обмолвилась: «В течение моей жизни многие события жизни я хотела бы назвать замечательными, но

127

Анкетные данные М.В. Жиловой. 1931 г. СПФ АРАН.


128 2013 •

личности


Первая страница научной работы М.В. Жиловой. 1924 г.

рез 75-76 лет подходит к земле и становится видна для людей. Еще в 861 году до Р.Х. <встречаются> упоминания об ней. Не один раз земля наша была окутана ее хвостом, и никаких сильных катастроф мы не переживали – было то, к чему мы уже давно привыкли: люди волновались, ссорились, делали зло один другому, земля тоже волновалась: бывали землетрясения, извержения вулканов и т. д. и т. д. Одним словом, с давних пор и по настоящее время история все та же – та же и геологическая история земли». Оставаясь до конца жизни глубоко религиозным человеком, Мария Васильевна вместе с тем разделяла философские взгляды профессора Петербургского технического университета И.В. Мушке-

това. Поэтому и завершает она свое письмо, отсылая племянницу к его теории: «Теперь только находятся ученые, которые подмечают связь между жизнью земли и жизнью людей – связь духовного мира человека с законами вселенной. Наш знаменитый ученый-геолог Мушкетов говорит: «Волны песка гонят волны народов». Историю движения народов из их колыбели – из Средней Азии он объясняет движением атмосферной пыли, выветривающейся с вершин Гималаев, т.е. как движутся песчинки, подчиняясь мировому закону, так двигается и человек, подчиняясь тому же закону, но более сложному. В настоящее время, мне кажется, пора сказать «волны народа гонят волны песка»…»11.

129

говорить об них пока не могу…» Мария Васильевна никогда не была замужем, однако продолжала опекать многочисленных сестер и племянников. До 1917 года она из Пулкова каждое лето наведывается в родной Рыбинск, живет на даче у брата Николая. С ней советовались и по поводу семейных дел, и по общественно значимым. Так, ее племянница М.А. Дьякова (дочь А.В. Жилова), обеспокоенная (с приближением в 1910 году к Земле кометы Галлея) многочисленными пророчествами по поводу конца света, интересовалась компетентным мнением астронома. Мария Васильевна начала подробно отвечать (правда, судя по тому, что это письмо сохранилось в ее архиве, возможно, ответ не был отослан): «Комета Галлея периодически, че-

2013

Письмо Н.А. Морозова от 18 февраля 1929 г.


130

2013

личности

Духовное завещание Купца А.В. Жилова помнят в Рыбинске еще и благодаря сохранившемуся уникальному документу – его духовному завещанию, которое Александр Васильевич, страдавший сердечным заболеванием, составил в 1906 году. В нем завещатель открыл миру свою заветную мечту, на осуществление которой надеялся в будущем: речь идет об открытии в Рыбинске училища садоводства и огородничества и при нем мукомольной школы. На их организацию купец завещал землю и 5 000 рублей… То же осознанное, даже трепетное отношение к образованию и определенный идеализм, сочетающиеся с чувством личной причастности и ответственности за развитие культуро-образовательной среды, мы находим и у сестры Александра Васильевича. В 1916 году, видимо во время болезни, Мария Васильевна тоже составила духовное завещание, согласно которому с процентов от ее капитала в банке следовало платить: «а) за слушательницу высших Петроградских Бестужевских курсов; б) за одну гимназистку в Рыбинской Мариинской женской гимназии; в) за одного ребенка из слушателей Пулковской обсерватории в низшую школу; г) за одного или нескольких деревенских ребятишек в Пулковскую школу…» Остальные деньги из ежегодных процентов с завещанных 10 тысяч Мария Васильевна распорядилась «выдавать ежегодно или через несколько лет как премию

на высших женских Бестужевских курсах за лучшие произведения по астрономии, написанные на русском языке слушательницею этих курсов». Следом за указанием расходов, связанных с похоронами, она определяла: «10 (десять) тысяч рублей оставить в Русском Государственном Банке, а на проценты с этих бумаг напечатать все мои сочинения как по астрономии и научным вопросам, так и по литературе, и все мои письма и письма ко мне. Вероятно, пройдет несколько лет, прежде чем все это будет напечатано и разослано родным, знакомым и в научные и другие учреждения…»12. Увы, ни этим планам Марии Васильевны, ни планам брата не суждено было сбыться. Все изменила революция. В 1921-1934 годах М.В. Жилова работала в обсерватории на должности адъюнкт-астронома. Круг ее научных интересов остался прежним: вычисление орбит малых планет и наблюдение пятен и факелов на солнце. В 1929 году к ней обратилось Русское общество любителей мироведения, которое возглавлял Н.А. Морозов – не только революционер-народник и ученый, но еще и практически земляк Марии Васильевны. Официальное письмо извещало, что на годовом собрании, 13 февраля 1929 года, общество избрало ее своим членомкорреспондентом – «как одного из выдающихся научных работников, принимающего деятельное и ценное участие в научно-исследовательской работе общества» 13.

Какие рыбинские реалии ХХ – начала XXI века связывают нас с Марией Васильевной Жиловой? На Бульварной улице сохранилось здание, которое краеведы и сегодня упрямо называют «домом Сыроежина», видимо в соответствии с надписью на чертеже проекта его. Действительно, купец 3-й гильдии И.М. Сыроежин в 1852 году купил здесь участок земли и собирался на углу Преображенской улицы и Череможской набережной выстроить каменный двухэтажный с мезонином дом. Однако вскоре он скончался, а его наследники продали участок вместе с начатой постройкой Ивану Ивановичу Жилому (1825-1892), родному дяде Александра и Марии Жиловых. Он-то и возвел здесь, уже по другому проекту, трехэтажное крытое железом каменное здание с обширным дворовым хозяйством – каменными службами, погребами, конюшнями, сараями, кладовыми. Данное «имение» со всеми службами оценивалось в 25 000 руб. 14 Кроме жилых помещений, в которых обитала семья владельца дома, в здании еще размещалась телеграфная станция (видимо, арендовавшая помещение у домовладельца), часть комнат сдавалась солидным жильцам – купцам Сыроежиным и Тюменевым. Потомки И.И. Жилого будут владеть этим домом на протяжении последующих почти 50 лет… Казанская церковь – самый древний православный храм из сохранившихся ныне в Рыбинске, и со второй половины XVIII века

Казанская церковь Рыбинска. Клеймо на столпе четверика Казанской церкви. Документ, подтверждающий ответственность Н.В. Жилова за младшую сестру Марию. 1889 г. Могила М.В. Жиловой на кладбище астрономов в Пулкове.


тому, что на его погосте был устроен их родовой некрополь. Настоятель храма отец Григорий Гогишвили рассказывал автору этих строк: «В 1997 году во время реставрационных работ за алтарем церкви, на месте старых деревянных сараев, под землей обнаружили фамильную усыпальницу Жиловых… Гробы лежали в несколько слоев, и это позволило сделать вывод о том, что в фамильном склепе были захороне-

ЛИТЕРАТУРА И АРХИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ 1 Архив Российской Академии наук, Санкт-Петербургский филиал (АРАН СПФ), ф. 711: «М. В. Жилова». Оп. 1. д. 117. 2 М.В. Новиков. Научная мысль конца XIX – начала ХХ века и рефлексии Ф.Ф. Зелинского. // Развитие теоретико-методологических основ исторической науки и исторического образования в России в конце XIX – начала ХХ веков : коллективная монография. – Ярославль, изд-во ЯГПУ, 2010. – С. 106. 3 АРАН СПФ, ф. 711, оп. 1, д. 117. 4 Там же, д. 19. 5 Там же, д. 20. 6 О.Б. Вахромеева. Первые русские студентки. // «Санкт-Петербургский государственный университет», 2008 г., № 13. – С. 19-21.

АРАН СПФ, ф. 711, оп. 1, д. 117. Там же. 9 Там же, д. 23. 10 О.Б. Вахромеева, указ. соч. – С. 19-21. 11 АРАН СПФ, ф. 711, оп. 2, д. 40. 12 Там же, оп. 1, д. 24. 13 Там же, оп. 2, д. 27. 14 Государственный архив Ярославской области, Рыбинский филиал, ф. 124: «Рыбинское общество взаимного страхования от огня недвижимого имущества». Оп. 2, д. 66. 15 Там же, ф. 6: «Рыбинская городская дума». Оп. 1, д. 9259. 16 Подробнее см.: О.Н. Скибинская. Родная кровь : Семейные хроники XVII – начала XXI века, культ.-ист. очерк. – Ярославль, изд. Александр Рутман, 2010. – С. 399-400. 7 8

131

Жиловы являются ее благоустроителями и старостами. В 1893 году А.В. Жилов тоже был «избран и состоял два трехлетия старостою» Казанской церкви 15. Таким образом, передававшаяся из поколения в поколение в этом роду традиция церковной благотворительности насчитывает в общей сложности полтора столетия. Эту церковь мы можем считать родовым храмом Жиловых еще и по-

2013

ны останки нескольких поколений купцов Жиловых»16. …На северо-восточном склоне Пулковской высоты еще в конце XIX века было устроено кладбище астрономов. Здесь похоронены многие известные ученые с мировыми именами, а также астроном Мария Васильевна Жилова. В Санкт-Петербургский филиал Архива РАН личные документы М.В. Жиловой поступили в 1941 году из Пулковской обсерватории. Таким образом, со времени кончины Марии Васильевны в 1934 году никто из родственников не заявил о правах на ее наследство. Обращает на себя внимание практически полное отсутствие фотографий родственников и свидетельств переписки с родными после 1917 года. По нашему мнению, это объясняется и трагической судьбой некоторых родных, остававшихся в Ярославской губернии, и репрессиями, которые в 1930-х годах обрушились на сотрудников обсерватории. Несомненно, Мария Васильевна сознательно уничтожила имевшиеся у нее памятные снимки и переписку, чтобы невольно не навредить близким.•


Первая мировая – глазами штабскапитана Георгия Сигсона Оксана ГОЖАЛИМОВА

132

2013

история гроховского полка

В 2014 году будет отмечаться 100-летие со дня вступления России в первую мировую войну. Рыбинский музейзаповедник стал победителем конкурса благотворительного фонда В. Потанина «Первая публикация». В рамках данного проекта будет реализована заявка музея, итогом которой станет книга «Война: миф и реальность». Это совместный проект трех музеев – Рыбинского музея-заповедника, Национального музея республики Коми и Ивановского музея им. Бурылина. Здесь начинается история полная тайн и загадок… Запуск аэростата военнослужащими 182-го Гроховского полка. Подпоручик Георгий Сигсон.


133

2013


история гроховского полка •

2013

134

Солдаты 182-го Гроховского полка на занятиях гимнастикой. Военнопленный австриец. Фотография из собрания Национального музея Республики Коми.


Подготовка переправы через р. Сан. Сентябрь 1914 года. Строительство казарм полка в Рыбинске. 1910 год.

ойна первоначально называлась и не мировой, и не первой, а второй Отечественной или Великой Европейской. Война эта в России незаслуженно забыта, рассматривается как прелюдия революции. И совсем забыты простые солдаты, участники сражений. Между тем, именно первой мировой Рыбинск обязан своему промышленному потенциалу, который в полной мере был раскрыт в советское время. Из города-купца Рыбинск превратился в город-производитель. По Московско-Рыбинско-Виндавской железной дороге в город были эвакуированы вагоно­ строительный завод «Феникс», завод «Рессора», автомобильный завод «Русский Рено», спичечная фабри-

2013

Полковой знак 182-го пехотного Гроховского полка.

В

135

Приглашение на торжественный обед по случаю 100-летия полка.

ка и ряд более мелких предприятий из Прибалтики, где шли военные действия. Вместе с заводами в город приехали училища и гимназии, открылись госпитали, причем не только для раненых русских солдат, но и для военнопленных. Горожане с тревогой ждали вестей с фронта, переживали за своих близких, собирали подарки для солдат, ушедших на войну из Рыбинска. Если город принимал беженцев с Северного фронта, то своих солдат отправлял на Южный фронт в Галицию и Карпаты. Из нашего города ушло несколько воинских подразделений, а один полк, ушедший на войну из города Карачева Орловской губернии, носил имя «Рыбинский». Все эти полки регулярно на Рождество и Пасху навещали рыбинцы с подарками. Больше всего документов сохранилось по истории 182-го Гроховского полка, именно ему и будет посвящено упомянутое выше издание. 182-й пехотный Гроховский полк вел свое начало от Киевского внутреннего губернского полубатальона, сформированного 17 января 1811 года. В мае 1877 года батальон был переформирован в четырехбатальонный полк, а спустя три года получена была высочайшая грамота на пожалование полку знамени. Свое название он получил в память о Гроховском сражении, когда русские войска одержали победу над польскими повстанцами у деревни Грохово: это произошло 13 февраля 1831 года. В этот день был установлен также праздник полка, а на месте сражения поставили памятник павшим геро-


136 2013 •


2013

137

ям1. Кроме того, 13 февраля – день памяти святого Симеона Сербского, который с тех пор стал считаться покровителем полка. Была заказана полковая икона святого Симеона, на украшение которой гроховцы делали регулярные пожертвования. 22 августа 1890 года полк был переведен на стоянку в город Лович Варшавской губернии и вошел в состав войск Варшавского военного округа (Польша в то время входила в состав Российской империи), а в 1892 году прибыл на стоянку в Варшаву. С началом русско-японской войны 1904 года целая рота полка была отправлена на фронт, но так как принять участие в военных действиях изъявили желание все роты полка, решено было бросить жребий. Жребий пал на 7-ю роту. Всем солдатам перед отправкой на фронт были выданы нательные кресты и дан прощальный ужин. Роте поднесена была икона св. Симеона. Во все время войны с Японией все солдаты и офицеры полка отчисляли из своего содержания один процент на усиление русского флота. За усердную службу 69 солдат и офицеров были награждены серебряной медалью на Станиславской ленте с надписью «за усердие», шесть человек – орденом св. Георгия Победоносца2. В смутное время 1905-1907 годов полк охранял Варшаву от беспорядков, носивших в основном националистический характер. В январе 1905 года в городе прошла полоса массовых погромов и грабежей. В помощь гроховцам были выделены отряды казаков. В июне последовало высочайшее повеление развернуться полку в четырехбатальонный, на сформирование полка были призваны из запаса все нижние чины. В некоторых случаях солдатам полка пришлось оказывать вооруженное сопротивление. Например, в августе того же года часть полка, стоявшая лагерем под городом, была обстреляна бунтовщиками, некоторые из них были тут же задержаны или убиты в перестрелке. За проявленное мужество в охране города многие солдаты полка неоднократно представлялись к наградам. В том числе десять человек были награждены орденом св. Анны3. 7 июля 1910 года Гроховский полк вошел в состав Московского военного округа и переведен на стоянку в город Рыбинск4. Специально для этого полка были построены новые казармы (сейчас это корпус № 3 Рыбинского авиационно-технологического университета). В одном из зданий казарм находилась и полковая церковь, живописные работы


138

2013

история гроховского полка

Оркестр 182-го Гроховского полка. Справа стоит Г.А. Сигсон, штабс-капитан, начальник команды связи полка. Фотография из собрания Национального музея Республики Коми. Мелехин Василий Степанович на трофейном мотоцикле «Харлей Дэвидсон». Из частного собрания.

в ней офицеры и солдаты выполняли сами. На стене церкви висели две мраморные доски. На белой доске были занесены имена награжденных орденом св. Георгия Победоносца, на черной доске – имена убитых в русско-японскую войну. В 1911 году гроховцы по-праздничному отмечали 100-летие полка, и 26 марта ему было торжествен-

но вручено новое полковое знамя (в годы войны оно находилось в Крестовоздвиженской церкви Рыбинска, в 1920 году поступило в Рыбинский историко-художественный музей). К юбилею получили и полковой знак: копия памятника на Гроховском поле сражения, наложенная на венок из лавровых и дубовых ветвей, перевязанный красной


фотографией. Создавались общества любителей фотографии, выпускались специализированные журналы, совершенствовалась техника. Георгий Андреевич – один из первых фотографов Рыбинска, который вышел с фотоаппаратом на улицу. Он снимал живых людей не в постановочных позах, а в реальном времени. Благодаря этому мы можем наблюдать «живые» сцены из жизни рыбинцев: вот прогулка на пароходе, вот пьют чай на дачной террасе. В 1904 году Сигсона призывают на военную службу 7. Он попадает в 248 Осташковский батальон, дислоцировавшийся в то время в Рыбинске (затем батальон войдет в Гроховский полк). Занятие фотографией он не бросает, а напротив – покупает новинку того времени стереофотоаппарат и старается все зафиксировать на стереопластинки. Эти негативы и позитивы на стекле в 1990-м году поступили в Рыбинский музей-заповедник от Галины Георгиевны Харченко, родственницы семьи Сигсон по материнской линии.

между кадрами делал поясняющие надписи. В основном это были инициалы изображаемых, место съемки. Благодаря этим записям удалось атрибутировать членов семьи Сигсон, сослуживцев по полку и самого Георгия Андреевича. На первых снимках он в форме подпоручика, а на последних – штабс-капитан. Всего коллекция стереонегативов и стереодиапозитивов насчитывает 289 экспонатов. Большая часть посвящена военным событиям.Есть и фотографии боевых действий, в частности во время знаменитой Галицийской битвы – это удалось установить по надписям, находившимся на стереопозитивах (штаб г. Ниско, переправа через р. Сан). На фотографиях представлены сцены военного быта: отдых, полевая кухня, разделка мяса, пленные австрийцы, подготовка к сражению – проверка оружия, сооружение различных укреплений, мостов; групповые портреты офицеров, врачей. Некоторые фотографии представляют собой виды Галиции,

Прежде всего, коллекция представляла интерес как часть семейного архива семьи Сигсон-Гернберг. Первыми, кто обратил внимание на то, что на пластинках присутствует военная тематика, были сотрудники музея Н.Н. Бикташева и О.Ю. Тишинова. Они предположили, кто мог быть автором снимков. До конца не было уверенности в авторстве Сигсона. Было известно, что он был участником первой мировой войны, затем вернулся в Рыбинск, работал в порту. Документально не было этому подтверждения. Трудность изучения состояла в том, что это были снимки на стекле, и не было возможности их внимательно рассмотреть. Все изменилось, когда музейную коллекцию начали оцифровывать. Появилась уникальная возможность рассмотреть каждый снимок в мельчайших деталях. По воле случая коллекция попала на описание автору данной статьи. Изучение материала длилось несколько лет. Постепенно шаг за шагом раскрывались загадки снимков. Георгий Андреевич

Австрии, тех мест, где дислоцировался полк. В то же время в этой коллекции есть снимки, дающие четкое представление обо всех тяжких последствиях войны. На них нет кровавых подробностей, но зафиксированы военные захоронения, раненые, пленные, поле боя после сражения. Сигсон пытался снять на фотокамеру все то, что его окружало в условиях фронта. Однако на снимках почти не встречаются сцены сражений, лишь на нескольких кадрах можно увидеть взрывы. В основном люди позируют фотографу. Снять бой достаточно трудно даже профессиональному фотокорреспонденту, особенно если учитывать уровень развития фототехники в 1910-е годы. Кроме того, во время сражения фотосъемкой мог заняться только сторонний наблюдатель. Поэтому перед нами не официальная фотохроника, а взгляд на события их непосредственных участников. Как живые воспоминания солдат и офицеров отличаются от сухих

2013

В мае 1918 года, в связи с Декретом о реорганизации старой царской армии, полк был расформирован. Многие вернулись домой, в том числе и в Рыбинск. Вернулся и Георгий Сигсон, устроился на работу в речной порт. Он продолжал заниматься любительской фотографией. Сохранились и его послевоенные снимки. Это был человек высокой чести, он с истинным офицерским достоинством переносил все тяготы непростого времени.

139

лентой с надписями: «1811-1911»  и «182 Гр. п.». На постаменте памятника – накладное число «100», а по бокам его – вензеля императоров Александра I и Николая II5.  В честь столетия полка в офицерском собрании был дан торжественный обед. Сохранилось меню этого обеда, оформленное в древнерусском стиле. На лицевой странице сложенного вдвое листа плотной белой бумаги изображен Илья Муромец на коне. В нижней части надпись: «Милости просим нашего хлеба-соли откушать». В «роспись столовому кушанью» входило: «зелено вино в посудине стеклянной да настои разные, а к ним прикуска: икра Астраханская да Амурская, сельди Соловецкие, семга Архангельская, грибы Ярославские, сыры Фряжские, хлебцы Рыбинские, калачи Московские». Далее в той же стилистике следует перечисление перемен блюд: в первую перемену входят: рябиновые, померанцевые, анисовые, сухарные, лекарственные настойки да вина с «острова Мадейрова», а также различная икра, семга, грибы, сыры. В первую перемену также были поданы: осетры астраханские, монастырского улова, на пару вареные с подливой. На вторую – птица разная жареная, а на третью перемену – молоко сладкое, на снегу мешаное, да московик постный. «А запивать вином разным русским и фряжским и пивом ячным. А утробу согреть варева горячие из города Эфиопского и из трав китайских…» На последней странице дана программа концерта, исполненного музыкантами полкового оркестра. В числе первых произведений назван Гроховский юбилейный марш, написанный к столетию полка полковым капельмейстером И.П. Ивановым6. Итак, полк отпраздновал свое 100-летие, оберегал покой горожан, отвечал за их культурное времяпре­ провождение. Ни один праздник не обходился без оркестра Гроховского полка. Оркестр был известен далеко за пределами города, его приглашали даже в соседние губернии. В 1911 и 1913 годах оркестр «гастролировал» в Костроме. И еще полк отличался тем, что имел своего собственного фотографа, который снимал и полковые праздники, и военную муштру, и виды Рыбинска и его окрестностей. Полковым фотографом был Георгий Андреевич Сигсон, сын знаменитого «чудака», сумевшего сфотографировать снежинки, – Андрея Андреевича Сигсона. С самого рождения он жил в творческой атмосфере: его отец и старший брат профессионально занимались фотографией, и конечно, он сам увлекся искусством.На рубеже веков началось массовое увлечение


история гроховского полка •

2013

140

строчек официальных донесений, так и любительские снимки ярче и достовернее газетной фотохроники отражают происходящее. Тем ценнее документальный материал, представленный на этих фотографиях. Когда была описана вся коллекция, была подана заявка на грант «Первая публикация» благотворительного фонда В. Потанина. Тема была заявлена:«Первая мировая война глазами очевидца». В ходе рассмотрения заявок экспертным советом фонда внимание экспертов привлекли еще две из Национального музея Республики Коми и Ивановского историко-краеведческого музея им. Бурылина. Ивановцы заявили свою великолепную коллекцию графики, плакатов, открыток военного периода.Сыктывкарцы представили коллекцию фотографий в количестве 112 снимков. Когда сравнили нашу заявку и заявку Коми, то обнаружили много общего. И решили объединить в одно издание. А дальше началось детальное изучение коллекций. И произошло немало сюрпризов. Во время поездки в Сыктывкар было установлено, что на снимках изображен один и тот же полк, наш 182-й пехотный Гроховский полк. Каким образом фотографии полка оказались на Севере? В Гроховском полку служили со всей России, здесь были не только рыбинцы, но и казанцы, костромичи, сибиряки

и северяне. Одним из северян был рядовой полка Василий Степанович Мелехин, он привез фотографии с фронта и хранил их на чердаке своего дома.В 2004 году преподаватель Коми государственного педагогического института Николай Иванович Сурков передал для экспонирования на выставке «Память забытой войны. Первая мировая война: Россия и Коми край» коллекцию фотографий. Фотографии были найдены при разборе чердака в старом доме в селе Пажга Сыктывдинского района Республики Коми Натальей Николаевной Надуткиной (на тот момент студенткой Коми государственного педагогического института), которая передала их своему педагогу. Фотографии были сделаны ее прадедом — Василием Степановичем Мелехиным, уроженцем деревни Чойыв Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии. Сохранились фотографии с изображением Мелехина во время и после войны. На нескольких фотографиях присутствует и наш Георгий Андреевич уже как штабс-капитан, начальник команды связи. На этом открытия не закончились. На нескольких снимках запечатлены гости из Рыбинска, которые приехали в 1916 году с пасхальными подарками. Среди них рыбинский купец Николай Иванович Мыркин и несколько представительниц дамского комитета города Рыбинска. В рыбинских

Команда связи 182-го Гроховского полка. Третий слева Г. Сигсон. Из частного собрания.

газетах подробно освещались поездки на фронт. Но еще большее удивление произвела фотография, на которой был изображен австриец в окружении русских офицеров. Точно такой же кадр есть и в Рыбинском музее! И возникло предположение, что в Сыктывкаре хранятся фотографии, распечатанные с рыбинских негативов, которые до нас не дошли. Всего в Рыбинском музее находится 289 снимков, а Сигсон подписал один кадр под номером 760. Так что это предположение может иметь место. Обе коллекции дополняют друг друга, и в книге раскроется полная история 182-го пехотного Гроховского полка. В Рыбинском филиале государст­ венного архива Ярославской области находится небольшой фонд 182-го Гроховского полка. В делах есть упоминания имени Георгия Сигсона, а также того, что он занимался фотографией. Руководство полка пос-


ды 17-й пехотной дивизии, с 1916-го – командир 104-й пехотной дивизии.16 января 1917 года получил звание генерал-лейтенанта. После Февральской революции потерял свой пост. В июле 1917 года стал командиром 49-го армейского корпуса, в октябре – 25-го армейского корпуса. После Октябрьской революции С.Н. Люпов уехал на Урал, где служил в белогвардейских частях. В рядах белой армии командовал 3-й стрелковой, 4-й Уфимской дивизиями (1918). Командовал Уфимским корпусом, Камской группой войск Народной армии КОМУЧа (около 10 000) в районе Симбирска. В июле 1919 года возглавил восстановленный Заамурский округ Отдельного корпуса пограничной стражи. После поражения белого движения эмигрировал в Китай, проживал в Харбине. В эмиграции сотрудничал с русскими газетами «Свет» и «Русский голос», для которых писал исторические статьи. Входил в состав комиссии по составлению исторического очерка по изысканию и постройке КВЖД. Работал весовщиком в английской торговой компании, позднее – в американской фирме по продаже автомобилей. В 1930-1942 годах – безработный. Читал лекции о русско-японской

Примечания 1 Памятка Гроховца. Составлена штабс-капитаном Эфенбахом. Рыбинск, 1911. С. 11. 2 Там же. С. 15-16. 3 Там же. С. 52. 4 Там же. С. 53. 5 Несколько полковых знаков как офицерских, так и нижних чинов

войне для слушателей японской академии Генерального штаба в Чанчуне. Писал мемуары. Вел летопись русской старины. Был членом Дальневосточного союза военных. В 1938 году – начальник военно-учебного отдела союза, с 1942 по август 1945го – инкассатор 3-го отдела БРЭМ, заведовал картотекой эмигрантов. 31 октября 1945 года С.Н. Люпов арестован УКР «Смерш» Приморского военного округа. Осужден на пребывание в лагерях. Скончался в эвакогоспитале в Уссурийске. В мае 1918 года, в связи с Декретом о реорганизации старой царской армии, полк был расформирован. Многие вернулись домой, в том числе и в Рыбинск. Вернулся и Георгий Сигсон, устроился на работу в речной порт. Он продолжал заниматься любительской фотографией. Сохранились и его послевоенные снимки. Это был человек высокой чести, он с истинным офицерским достоинством переносил все тяготы непростого времени. На памятнике на его могиле высечены слова «Великому труженику». Более подробно о судьбе Георгия Сигсона будет рассказано на выставке Рыбинского музея-заповедника «Первая мировая – глазами штабс-капитана Сигсона», где можно будет увидеть его снимки в 3D-формате.•

2013

Надгробный камень на могиле Г.А. Сигсона. Рыбинск. 2010 год.

141

тоянно ведет переписку с городской управой, местным купечеством, заботится о своем полковом музее, который остался в Рыбинске. Офицеры полка создали кассу взаимопомощи для вдов и сирот нижних чинов, погибших в сражениях. Ежемесячно они отчисляли суммы в Рыбинск для выплаты пенсий и заботились о сохранении военного кладбища в Рыбинске8. Большой фонд полка находится в Государственном военно-историческом архиве в Москве, где хранится представление на штабс-капитана Г.А. Сигсона к ордену св. Владимира. Сейчас работа продолжается и предстоит немало удивительных открытий. В начале 2014 года состоится презентация книги. Заслуживает уважения один из командиров полка Сергей Николаевич Люпов (1870–1945). В 1889 году он закончил Нижегородский кадетский корпус, тогда же начал воинскую службу. В 1892 году закончил Михайловское артиллерийское училище, после выпуска служил в 21-й артиллерийской бригаде, позже был переведен в 38 артиллерийскую бригаду. В 1892 году получил звание подпоручика и потом получал последовательно звания поручика, штабс-капитана, капитана. В 1899 году по первому разряду закончил Николаевскую академию Генштаба. Состоял при Омском военном округе. Обер-офицер для особых поручений при штабе 2-го Сибирского армейского корпуса. Принимал участие в подавлении Ихэтуаньского восстания. Штаб-офицер для особых поручений при штабе 1-го Сибирского армейского корпуса. В ходе русскояпонской войны служил в управлении генерал-квартирмейстера Маньчжурской армии. В 1903 годы получил звание подполковника, в 1907 – полковника. С 1908 по 1912 годы служил начальником штаба 7-го округа отдельного корпуса пограничной стражи. В 1912–1913 годах – начальник штаба 10-й пехотной дивизии. После нескольких штабных должностей С.Н. Люпов в 1913 году стал командиром 182-го Гроховского пехотного полка, с которым и вступил в первую мировую войну в составе 46-й пехотной дивизии. В 1914 году получил звание генерал-майора, в 1915 году стал командиром брига-

хранятся в Рыбинском музее-заповеднике. Рыбинский музей-заповедник – (РбМ)-24 565 – пригласительный билет по случаю празднования 100-летия пехотного Гроховского полка с меню и программой концерта полкового оркестра. 7 Ярославские губернские ведомости. 1904 г. 8 Ф. 447, оп. 1, д. 7., л.115. Черновой проект приказов по 182 пехотному резервному Гроховскому полку на 1916 год. 6


142 2013 •


143

2013


«Землякам помогать буду!» Ольга Тишинова

144

2013

старец серафим вырицкий

Октябрь 1917-го. В стране хаос, расстрелы. Состоятельные люди спешно бегут за границу. Купец-миллионер Василий Муравьев, известный мехоторговец, раздает свое имущество церквям и уходит в монастырь простым послушником…

В

асилий Николаевич Муравьев (в будущем старец Серафим Вырицкий) родился 31 марта (ст/ст.) 1866 года в деревне Вахромеево Рыбинского уезда, в 30 верстах от Рыбинска и 10 верстах от села Арефино. Сейчас Вахромеево на карте не найти, деревню постигла участь большинства российских деревень. Правда, в 2006 г. стараниями тогдашнего настоятеля Арефинских церквей иерея Андрея Касицина и протоиерея Геннадия Беловолова, приехавшего из Петербурга, на месте дома, где родился будущий святой, был установлен поклонный крест. Для этой цели обоим батюшкам пришлось ехать на бронетранспортере, т.к. дорог там давно никаких нет. Крестили Василия Муравьева в церкви села Спас-Ухра, находившегося неподалеку. В Спас-Ухре в ту пору население составляло около двух тысяч человек. В селе было два каменных храма: Никольский и Преображенский, в котором и крестили младенца. Родители Николай Иванович и

Хиония Алимпьевна Муравьевы были крестьянами. После Василия в семье родились еще две дочери, умершие во младенчестве. На сороковом году скончался от чахотки глава семьи, и Василий остался с больной матерью. Десятилетним мальчиком он отправился в Петербург, где с помощью односельчанина устроился в купеческую лавку. Проявив честность, исполнительность и старательность, он заслужил полное доверие хозяина, и уже к 17 годам был поставлен старшим приказчиком. Однако в душе его жила заветная мечта – уйти в монастырь. Отправившись в Александро-Невскую Лавру, он получил благословение лаврского схимника пока оставаться в миру, создать семью, а в трудное для России время принять монашеский постриг. Василий смиренно подчинился. Вся дальнейшая его жизнь стала подготовкой к иночеству. Это был подвиг послушания, который длился 40 лет. С благословения своего духовника старца Варнавы он женился

на своей землячке Ольге Ивановне Найденовой. Венчались молодые в церкви Казанской иконы Божией Матери в г. Рыбинске. (Это самый старый храм Рыбинска, сохранившийся со времен Рыбной слободы). Супруги вели благочестивый образ жизни, совершали паломнические поездки, много жертвовали на храмы, помогали нуждающимся. В 1892 году в возрасте 26 лет Василий Муравьев открыл собственное дело: контору по заготовке и продаже пушнины. По делам он часто бывал в Англии, Франции, Германии и самостоятельно освоил иностранные языки. В начале ХХ века Василий Николаевич Муравьев стал миллионером, одним из самых крупных мехоторговцев страны. Казалось бы, как можно соединить коммерческие дела с исполнением заповедей Божьих? Ведь торговля дело хлопотное, полное искушений. Василий Николаевич старался набирать в фирму людей верующих и благочестивых. Работа в торговом предприятии Муравьева начиналась и заканчивалась молитвой.


Семья Муравьевых. 1905 г. Ольга Ивановна Муравьева (справа) с монахиней Феофанией. 1906 г.

Рыбинска». А став впоследствии старцем-духовником, радовался, когда к нему приезжали за советом и помощью земляки. В 1897 году в Петербурге было основано Ярославское благотворительное общество. С момента его основания и вплоть до 1917 года Василий Николаевич Муравьев был активным его членом и жертвователем на богоугодные дела общества. Членами его были многие известные уроженцы Василий Николаевич Муравьев (св. преп Серафим Вырицкий) с родственниками (2-й ряд, крайний справа). Фото нач. XX в.

2013

ние чувства, постоянно поминая ее в своих молитвах. Обычно он ехал на поезде до Рыбинска. Далее надо было на пароме или пароходе переправиться через Волгу, а там и до деревни рукой подать. Как ему было не зайти помолиться в СпасоПреображенский собор! Рыбинск в ту пору был богатым торговым городом. Город-труженик, городкупец! Василий Николаевич, помня о родине, всегда с достоинством говорил: «..я сам ярославский, из

145

В дни двунадесятых праздников работать начинали только после окончания праздничных служб в храмах. А в дни больших праздников торговля прекращалась совсем. Однако никаких убытков от этого фирма не несла. Наоборот, от покупателей не было отбоя. Все эти годы Василий Николаевич при первой же возможности приезжал на родину, помогал матери содержать дом и хозяйство. Всегда поддерживал ее материально и хранил к ней нежные сынов-


старец серафим вырицкий •

2013

146

ярославской земли: скульптор А.М.Опекушин, премьер-министр Б.В. Штюрмер, петербургский городской голова А.Г. РатьковРожнов, князь Д.И. Шаховской и другие. Председателем общества был глава столичной купеческой управы Иван Семенович Крючков, родом из Рыбинского уезда. Среди постоянных участников Общества было много выдающихся пастырей церкви: святой праведный Иоанн Кронштадтский, архиепископ Ярославский Тихон – будущий Патриарх, тоже прославленный в лике святых, будущий новомученик протоиерей Философ Орнатский. Одним из создателей общества был настоятель Исакиевского собора, член Священного Синода протоиерей Петр Смирнов (родом из Мышкина, кстати, родственник Золотаревых). С отцом Иоанном Кронштадтским Василий Николаевич Муравьев был знаком еще по делам благотворительности. Но существовала между ними и несомненная духовная связь. Так известно, что именно купцу Муравьеву отец Иоанн подарил икону Божией Матери «Аз есьмь в вами и никто же на вы», пророчески сказав: «Будешь молить Божию Матерь о спасении России». Икона эта была написана в Леушинском монастыре, находившемся недалеко от родины Василия Муравьева. И вот наступает грозный 1917 год. Купец-миллионер Муравьев мог бы уехать за границу. Но он остается на родине. Настал его час. Все свое имущество он жертвует церквям и монастырям, а сам поступает послушником в Александро-Невскую Лавру. В 1920 году Василий Мура-

вьев принимает иноческий постриг с именем Варнава. В 1922 году он в последний раз съездил на родину. В книге переписки по личному составу Лавры сохранилось его прошение: «Прошу разрешить мне отпуск с 1 по 14 июля старого стиля для поездки в город Рыбинск, чтобы навестить мою больную старушку-мать». Может быть, к тому времени Хиония Алимпьевна жила у родственников снохи в Рыбинске. Сама же Ольга Ивановна Муравьева приняла монашеский постриг одновременно с мужем.

Крестный ход на родину преподобного Серафима Вырицкого. 2007 г. Преображенская церковь села Спас-Ухра.


По молитвам Серафима Вырицкого многие люди разыскали своих родственников, пропавших на фронте и в немецких лагерях. Тысячи получили духовную и материальную поддержку старца. Продукты, деньги, которые ему приносили, он тут же раздавал нуждающимся. Несомненно, по молитвам старца была спасена и Вырица, спасен деревянный Казанский храм, построенный в Вырице к 300-летию Дома Романовых. Дело в том, что в Вырице была расквартирована румынская часть, большая часть солдат и офицеров которой были православными. Румыны распорядились открыть храм, закрытый большевиками, пригасили священника, и начались службы. Местные жители сначала приглядывались с испугом, затем стали робко заходить в церковь, а потом и смелее приходили и вставали на службе по другую сторону от молящихся румын. Румыны Вырицу не тронули, уцелели практически все дома. Немецкие офицеры, командовавшие румынами, узнали о чудесном

147

Начинается стремительное духовное возрастание инока Варнавы. Уже через несколько лет он принимает схиму с именем Серафим, в честь преподобного Серафима Саровского. Его выбирают духовником Лавры. В трудное время гонений на Православие, когда закрывались и разорялись храмы, тысячами убивали священнослужителей и монахов, иеросхимонах Серафим становится духовным руководителем и утешителем, молитвенником за Россию. В 1930 г. он по состоянию здоровья переехал в поселок Вырицу под Ленинградом. Здесь он и прославился своими подвигами. Во время Великой Отечественной войны он 1000 дней и ночей молился о спасении России. У старца был тяжелейший артрит, и родственники выносили его на руках в сад, где он молился, стоя на коленях на камне. Так старец Серафим повторил молитвенный подвиг преподобного Серафима Саровского, которого он почитал.

старце-пророке. Однажды к отцу Серафиму пожаловали незваные гости, настроенные весьма скептически. Каково же было их удивление, когда немощный старик заговорил с ними на хорошем немецком языке! Один из офицеров спросил, когда немецкие войска войдут в Ленинград? На что старец ответил: – Никогда! Немцам придется поспешно уходить. А Вам, господин офицер, не суждено вернуться на родину. Вы погибните под Варшавой. Предсказание отца Серафима сбылось. Как свидетельствовали потом очевидцы, этот офицер действительно погиб под Варшавой. А немецким войскам так и не пришлось пройти победным маршем по Дворцовой площади, хотя Ленингад был, казалось, так близко. Сбылось и другое важное предсказание старца Серафима, изложенное им в стихотворной форме (батюшка обладал и даром стихосложения, оставив немало искренних, духовных стихотворений): Пройдет гроза над Русскою землею, Народу русскому Господь грехи простит. И крест святой Божественной красою На храмах Божиих вновь ярко заблестит. И звон колоколов всю нашу Русь Святую От сна греховного к спасенью пробудит, Открыты будут вновь обители святые, И вера в Бога всех соединит. Стихотворение было написано еще до войны, в 1939 году, когда вовсю шли гонения на Церковь, закрывались повсюду храмы, сбрасывались и шли на переплавку колокола… 3 апреля 1949 года Серафим Вырицкий скончался и был похоронен в поселке Вырица возле Казанского храма. В 2000 году старец был прославлен в лике святых как святой преподобный Серафим Вырицкий.•

2013

Крест на месте алтарной части Преображенской церкви села Спас-Ухра, где был крещен Василий Муравьев.


старец серафим вырицкий •

2013

148 Святой преподобный Серафим Вырицкий.


149

2013


«Здесь мой причал...» Памяти поэта Льва Ивановича Ошанина

2013

поэзия и поэты

Сергей ОВСЯННИКОВ

150

Лев Иванович Ошанин.

– Пусть всегда будет… – солнце!! Пусть всегда будет… – небо!! Пусть всегда будет… – мама!! Пусть всегда буду… – Я-а-а!!!! – радостным смехом залился я, наверное четырехлетний, наконец-то угадав по изменившемуся окончанию нужный ответ. Впрочем, иногда мне кажется, что «небо» я тоже угадал. Оно ведь так просто, логично, естественно: солнце – и небо, мама – и я. Кажется, не раз и не два меня забавляла мама этой игрой, которая так легко заучилась назубок, что я начинал весело кричать ответ раньше, чем мама успевала за-

кончить вопрос. Став чуть постарше, я уже запомнил и остальные слова, которые просто невероятно соответствовали обстановке: Солнечный круг, Небо вокруг, – Это рисунок мальчишки. Нарисовал он на листке… И мальчишка – это был, конечно же, я сам или точно такой же мой двойник, рисующий на листочке бумаги: солнце – и небо, маму – и себя. И вслед за ним я корябал на листочке бумаги не так давно освоенные буквы: «П У С Т Ь В С Е Г Д А…» А рядом мама (ужасно красивая тем-

новолосая мама, которой не было еще и тридцати) писала что-то подобное на большущем плакате – вечно учителям рисования приходится летом заниматься оформлением школы. Запомнившаяся песенка тоже немного отдавала бодрым плакатом, но при этом еще и каким-то чистосердечным простодушием, снимавшим всякое подозрение на фальшь. Ну кто возразит против солнца, неба и мамы? Правда, универсальность структуры с многократным повтором не могла не спровоцировать на создание пародий. Кажется, почти сразу я начал выдавать что-то типа: «Пусть всегда будет


… Нет, «Марш пожарных» явно не относился к числу шедевров Льва Ивановича. Зато поэт был признанным шефом и другом пожарных, не оставляя их своим вниманием. Однажды и в нашей части было объявлено, что в клубе скоро состоится встреча с поэтом Львом Ошаниным. Мне повезло, вполне мог ведь оказаться в наряде, карауля ротное помещение или чистя картошку на кухне: моя карьера «рыцаря огня» как-то с самого начала не задалась2. Но вот мы – солдатики-срочники, офицеры да прапорщики – уже сидим в зрительном зале, ожидая появления на сцене настоящего, да к тому же всем известного, поэта. Поэт появился в элегантном дорогом кожаном пиджаке. Темные очки (тогда я не знал про его сильнейшую близорукость), благородная седина... Честно говоря, я был несколько разочарован. Не чувствовалось в этом облике ни «дорог – пыль, да туман», ни текущей Волги, ни солнечного круга. Пожалуй, этот успешный облик хорошо соответствовал автору «Гимна демократической молодежи мира»,

одна главка, которой мне очень хотелось бы коснуться, и я ждал ее. За полгода до призыва на срочную я случайно услышал по радио передачу про «Дворовый цикл». Как удивительно удалось передать уже далеко немолодому поэту чувство детской-подростковой-юношеской влюбленности, неожиданно и даже непонятно преображающей привычный двор, где обитают «старики, что стучат в домино»! Но вот прошла «из булочной с булкой» знакомая давным-давно, с игр в песочнице, девочка и все начало странно и прекрасно меняться. Нежное, бережное чувство, расставания и встречи, все, что «венком сомнений и надежд переплелось» (этот оборот казался бы искусственным и вычурным, если бы не звучал из уст подростка), оказалось удивительно созвучно моей юности, и я долго и тщетно надеялся услышать хоть что-то из этого цикла. Увы, сам поэт их не вспомнил. Однако он вдруг сделал паузу, кашлянул и сказал: – Может быть, у кого вопросы будут? Пожалуйста, присылайте записки. Кажется, я ждал такого развития событий. Огрызок карандаша припрятан в отвороте шапки, листок бумаги – в кармане брюк: «Пожалуйста, прочитайте что-нибудь из «Дворового цикла». Спасибо за стихи!».

Обмануть судьбу не могло ничто, даже отъезд в 1932 году на строительство города Хибиногорска в заполярной тундре. Он работал на апатитовой фабрике, затем был директором клуба горняков, разъездным корреспондентом газеты «Кировский рабочий». Однако дворянское происхождение «выплыло» и здесь: по доносу Ошанина изгнали из комсомола и уволили из газеты. Ужасно? Да нет, для середины 1930-х годов почти ничего – отделался легким испугом. Вернувшись в столицу, молодой писатель в 1936 году поступил в Литературный институт имени А.М. Горького, который пришлось оставить в 1939-ом, после рождения двоих детей. Тогда же стали появляться и его первые песни. или знаменитого «Ленин – всегда живой, Ленин – всегда с тобой». Однако, что этот идеологически выверенный официоз – тоже творчество Ошанина, – такого я тогда не знал. Начавшееся выступление не то чтобы оставило меня совсем равнодушным, но… Но знаменитым текстам, которые я и без того знал назубок, не хватало (кроме, пожалуй, «Дорог») музыкального сопровождения, да и голос Зыкиной не помешал бы. Новые стихи, прочитанные автором, сильного впечатления тоже не произвели. Но я знал, что в творчестве Ошанина есть, как минимум, еще

Теперь надо как-то передать. Сижу, как назло, в середине. Спереди ряд занят солдатами 33-й роты, за что-то люто ненавидящими нашу, сбоку – «дед», которому исполнение любой просьбы «молодого» чревато потерей авторитета. Но вот за ним – интеллигентнейший младший сержант Эдик Лукьянов. Не обращая внимания на тычки «деда», тянусь через него к Эдику. – Товарищ младший сержант… записку на сцену… передайте пожалуйста… Эдик организует кого-то из «воинов», и записка достигает заветной

2013

Во и-имя мирного огня, Огня, который дружен с нами, Покой и сон людей хра-ня, Мы укрощаем зло-ое пламя!

151

кошка! Пусть всегда будет мышка!». Впрочем, вряд ли это замышлялось как пародия. Просто на моем рисунке и в моем мире всегда было место и кошке, и собаке, а себя я ощущал почти соавтором песни. Не помню, мама ли назвала имя поэта – Лев Ошанин – или оно встретилось мне в журнале рядом с текстом песни, но я знал уже в детстве что это именно его стихи1. Через некоторое время в мою жизнь вошли величественно-протяжные, совсем не похожие на «Пусть всегда будет солнце»: «Издалека до-о-лго \ течет река Волга» в исполнении Людмилы Зыкиной или хорошо сидящей компании. Новые строки удивительно походили на саму реку, как раз из нашего ярославского «далека» медленно-величаво несущую свои воды куда-то к югу. Добавились и, пожалуй, больше всего затронувшие меня (уже школьника) «Эх, дороги! Пыль да туман». Что такое дороги, я знал хорошо. Это и заросшие травой колеи, ведущие к заброшенной сенокосной поляне в лесу. Это и наполненные будто бы специально изготовленной, щедро отмерянной теплой пылью из мелкого-мелкого песочка полевые проторенные пути за пригородной деревенькой Конюшино, где мы нередко проводили выходные. Это и невероятно липкая в дождь ярославская глина, и оренбургский («историческая родина» моих родителей) чернозем, наматывавшийся пудовыми гирями на сапоги и многопудовыми – на колеса машин. В ушах в ритм шагам каждый раз неотступно звучало: «Вьется пыль под сапогами, степями, полями, а кругом бушует пламя, да пули свистят…» И хотя ни пламени, ни пуль вокруг не наблюдалось, все замечательно соответствовало настроению похода. Настолько замечательно, что я, помнится, был удивлен, осознав однажды, что песня-то не современная, а создана в годы той самой Великой Отечественной, по имени ни разу не названной. Тревоги, выстрелы, пули – песня о любой войне последних двух столетий. А мать, ждущая сыновей в сосновом краю, – это вообще вечное. Вот только сапоги, под которыми вьется пыль, недавно отменили в военной форме, заменив ботинками. Но я-то свою срочную службу в армии пробегал еще в сапогах. Как громко топала наша немногочисленная (всего-то три машины и народу – соответственно) 10-я рота Дважды орденоносной пожарной охраны города-героя Москвы, старательно выпевая по дороге в столовую: В ночной тиши и в блеске дня От Сахалина до Арбата Шагают рыцари огня Необходимы-йе ребята.


поэзия и поэты •

2013

152

1940-е годы. Семья дворян Ошаниных на даче. Фото 1913 г. г. Рыбинск.


Каир, 1973 г. «Дорогому другу великому поэту Льву с наилучшими пожеланиями Камаль».

2013

моих обязанностей не входили. Зато иногда радовали приятные открытия, когда вдруг выяснялось, что уже давно нравившаяся или впервые услышанная песня написана на стихи Льва Ошанина. Лишь много позднее, при знакомстве с материалами, переданными после кончины Льва Ивановича его дочерью Татьяной Успенской-Ошаниной, с впечатлениями коллег, общавшихся с ней, и с теми выставками, которые они делали, передо мною постепенно вырисовывалась фигура живого человека и талантливого поэта. Его судьбу надо было бы придумать для героя романа или фильма, если бы жизнь не сыграла ее на самом деле. *** Итак, Лев Иванович Ошанин родился 17 (30) мая 1912 года в городе Рыбинске Ярославской губернии. Он стал младшим среди семи детей в дворянской семье, чья фамилия вела свое начало от некоего венецианского гостя XIV века. Впрочем, особого богатства дворянство рыбинским Ошаниным

Удивительно разнообразие песен на стихи Ошанина. Свой вклад в это, разумеется, внесли и композиторы, и исполнители. Ошанинский текст звучал поразному в устах таких ярких исполнителей, как Валентина Толкунова и Анна Герман, Иосиф Кобзон и Муслим Магомаев, Татьяна Рузавина с Сергеем Таюшевым…

не принесло. После скоропостижной кончины отца, поверенного городского суда Ивана Александровича, мать, Мария Николаевна, была вынуждена устраивать благотворительные концерты – помогло музыкальное образование. В 1917-м семья и вовсе переехала в Ростов Великий, где Мария Николаевна возглавила первый в городе детский сад. Зато дворянское происхождение аукнулось поэту через двадцать лет. «Классовый подход» на практике был почти сродни расизму: святая вера в идеалы коммунизма и беззаветная готовность включиться в его строи-

153

цели. Более того, она оказывается… единственной в тысячном зале. То ли по этой причине, то ли действительно Льву Ошанину было очень радостно вспомнить ту пору своей жизни, но поэт долго и оживленно рассказывал про создание цикла, про молодых Иосифа Кобзона и Майю Кристаллинскую, для которых «Дворовый цикл» стал «путевкой в жизнь», и еще много о чем, чего не удержала моя память. Я был просто счастлив. К тому же на целую неделю я стал гордостью своей роты. Наши «рыцари огня», свысока поглядывая на солдат других подразделений, лениво сообщали: – Да у нас даже такой зачморенный боец, как Овсянников, легко может записку знаменитому поэту Ошанину написать. Такова была моя первая и последняя «живая» встреча с поэтом. Десятилетие спустя, когда я уже работал в музее, я вдруг узнал, что известный на всю страну поэт – наш земляк, уроженец Рыбинска, что он довольно-таки регулярно приезжает в город. Однако я занимался другими направлениями работы, и контакты с поэтом в круг


поэзия и поэты •

2013

154

тельство могли быть легко перечеркнуты «неправильным» происхождением. Избавиться от такого клейма было непросто. В 1922 году Ошанины переехали в Москву. После окончания восьмилетки, несмотря на сильнейшую близорукость, Лёва Ошанин пошел в самые что ни на есть пролетарии – токарем на чугунолитейный завод; его первым «университетом» стал рабочий литературный кружок «Закал». Начинающий писатель (его первой книгой стала повесть о школьных годах «Этажи», изданная в 1930-ом) вступил в правовернейший РАПП, а его стихи начали публиковаться в «Комсомольской правде», «Огоньке», «Молодой гвардии»… Обмануть судьбу не могло ничто, даже отъезд в 1932 году на строительство города Хибиногорска в заполярной тундре. Он работал на апатитовой фабрике, затем был директором клуба горняков, разъездным корреспондентом газеты «Кировский рабочий». Однако дворянское происхождение «выплыло» и здесь: по доносу Ошанина изгнали из комсомола и уволили из газеты. Ужасно? Да нет, для середины 1930-х годов почти ничего – отделался легким испугом. Вернувшись в столицу, молодой писатель в 1936 году поступил в Литературный институт имени А.М. Горького, который пришлось оставить в 1939-ом, после рождения двоих детей. Тогда же стали

появляться и его первые песни. До сих пор нередко можно услышать танго «Если любишь – найди» на музыку К. Листова (1939), а 22 июня 1941 года на призывных пунктах гремело написанное еще под впечатлением от Польского похода Красной Армии и положенное на музыку З. Компанеец (1940): Ордена недаром, да, Нам страна вручила, Помнит это каждый наш боец. Мы готовы к бою, Товарищ Ворошилов, Мы готовы к бою, Сталин – наш отец! В годы войны, несмотря на слабое зрение, поэт сумел добиться того, что регулярно ездил на передовую, выступал перед солдатами, работал во фронтовых газетах. Особенно частым гостем Ошанин был на Карельском фронте. Кружится, кружится, кружится вьюга над нами, Стынет над нами полярная белая мгла. В этих просторах снегами, глухими снегами, Белыми скалами линия фронта легла... В годы войны пришло и официальное признание: 7 ноября 1941-го Ошанин стал членом Союза писателей, в 1944-ом был принят в коммунис­тическую партию. А в 1950 году он уже удостаивается Государственной премии СССР.

Лев Ошанин никогда не прекращал быть «просто – поэтом», а в 1950-х годах пробовал свои силы и в создании молодежных пьес (часто вместе с женой – Еленой Успенской). И все же тем главным, что почти заслонило остальное творчество писателя, стала песня. Сам Ошанин говорил: «Конечно, больше знают песни, потому что уж если песня получилась и оторвалась, то она летит и не знает никаких преград, и потому она закрывает как бы все остальное…». Удивительно разнообразие песен на стихи Ошанина. Свой вклад в это, разумеется, внесли и композиторы, и исполнители. Ошанинский текст звучал по-разному в устах таких ярких исполнителей, как Валентина Толкунова и Анна Герман, Иосиф Кобзон и Муслим Магомаев, Татьяна Рузавина с Сергеем Таюшевым… Но ведь не разница в творческом темпераменте композиторов определила столь разное звучание почти одновременно написанных песен конца войны, как «Эх, дороги» (музыка А. Новикова) и «Ехал я из Берлина» (музыка И. Дунаевского). И содержание, да и сама музыка, заложенная в ошанинских стихах, предопределили протяжно-лиричное звучание первой из них и мажорно-залихватское – второй. Даже комсомольско-коммунистические творения, во второй половине ХХ века редко у кого наделенные художественностью, у Ошанина звучат достаточно ярко. Взять хотя бы «Красную гвоздику» (музыка А. Островско-


Рыбинская делегиция на могиле Льва Ошанина. У памятника Льву Ошанину на набережной Волги в Рыбинске.

Примечания 1 А вот песня «Просто я работаю волшебником» была услышана мною по телевизору и навсегда осталась связана с обликом улыбчивого молодого певца Э. Хиля, покорившего меня настолько, что мне и в голову не пришло выяснять автора текста (представляю, как уморительно выглядел шестилетний клоп, напевавший: «Почему

ром. В Рыбинске как-то сразу нашлись неравнодушные, а главное – инициативные люди, поставившие задачу увековечить память замечательного земляка. Через несколько лет после кончины Ошанина они объединились в благотворительный фонд «Солнечный круг», почетным председателем которого стала дочь поэта Татьяна Успенская-Ошанина. Значительная часть вещей Льва Ивановича была передана его наследниками в собрание Рыбинского музея-заповедника, став впоследствии основой для нескольких выставок, посвященных его жизни и творчеству. К 90-летию поэта 30 мая 2002 года на доме, где родился Л.И. Ошанин, установили мемориальную доску. А одна из улиц города стала носить его имя. 2 августа 2003 года ко Дню города на Волжской набережной был установлен памятник Л.И. Ошанину. По-своему символично, что его автор – Махмуд Нурматов, приехал в начале 1990-х в волжский город из Таджикистана, где нередко бывал Лев Иванович. Маленький немногословный таджик, «жигули-копейку» которого не оставлял без внимания ни один гаишник, ушел с головой в увлекшую его работу. Больше полугода он создавал эскизы, затем делал гипсовую модель, работая без договора и без финансирования. Судьба бронзового монумента решалась непросто, долго подбирали и место для него. В итоге он встал на смотровой площадке на берегу реки Волги. Скульптор применил не так уж часто встречающийся прием, поставив статую на очень низкий подиум-плинт, практически «на землю». Такая доступность памятника, очень хорошо соответствующая характеру Ошанина, импонирует и зрителю. Именно сюда, как правило, несут цветы молодожены, здесь фотографируются туристы (потереть «на счастье» ботинок поэта уже стало традицией). …Повесив на ограждение набережной плащ, стоит бронзовый поэт, сложив руки на груди и глядя туда, где «издалека долго, течет река Волга». Именно эти знаменитые строчки Льва Ошанина, по словам скульптора, вдохновили его установить памятник у реки, воспетой поэтом. Можно вспомнить и другие строки той же песни: Здесь мой причал, И здесь мои друзья, Все, без чего на свете жить нельзя…•

дружок? Да потому, что я жизнь учил не по учебникам…»). Что песня написана на стихи Ошанина, я случайно узнал через несколько десятилетий. 2 Меня, как медлительного ротозея сомнительных физических кондиций, опасались брать на боевое дежурство, приспособив для ведения ротной документации, чередуемой с мытьем полов.

2013

зарубежными писателями (есть даже фотоснимок с надписью на арабском языке), и провинциальными литераторами, так или иначе знакомыми с признанным мастером. Популярнейший в 1970-х годах советский шлягер «Ярославия – древнерусская сторона» тоже написан на стихи Ошанина (музыка П. Аедоницкого). Как я уже упоминал, поэт нередко гостил на Ярославской земле. Почти ежегодно приезжал в родной Рыбинск. При помощи местных краеведов во главе с Владимиром Шпрангером поэт отыскал дом, где прошли самые-самые первые годы его жизни. В каждый его приезд в Рыбинске проходили выступления, а в непростом 1992 году город помог поэту в проведении юбилейного вечера, с успехом прошедшего в Колонном зале Дома Союзов. В 1984 году Лев Иванович Ошанин стал почетным гражданином Рыбинска. До самого конца жизни поэт сохранял силу духа и творческую энергию. Поэтому, несмотря на преклонный возраст Льва Ивановича, его смерть в самом конце 1996 года для рыбинцев оказалась неожиданным уда-

155

го), «Гимн демократической молодежи мира» (музыка А. Новикова) и особенно – «Песню о тревожной молодости» (музыка А. Пахмутовой). На мой взгляд, лирика Ошанина достигла своих высот в его знаменитом «Дворовом цикле», в менее известном творении – в песне «Сумерки» (музыка И. Якушенко). А сколько цитат из его песен просто фактически превратились в поговорки, в устойчивые выражения, будь то «комсомольцы – беспокойные сердца», «люди в белых халатах» или даже «а за окном – то дождь, то снег…»! Песни буквально разлетались по стране, становясь народными. Надо сказать, что и сам Лев Иванович всегда радостно делился своим творчеством. Не перечесть его поездок по стране: от курильского острова Шикотан до Ташкента и Кишинева, от БАМа до Самотлора, от Кавказа до ярославской Карабихи. В библиотеке поэта, хранящейся сейчас в Рыбинском музее-заповеднике, десятки книг, подаренных ему и именитыми коллегами – Юлией Друниной, Марком Лисянским, Андреем Дементьевым, Инной Лиснянской, Риммой Казаковой, Давидом Кугультиновым, и


Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины, Как шли бесконечные, злые дожди… Константин Симонов

Алексей Сурков. Дороги жизни Евгений РОЗОВ

Имя этого поэта сейчас мало кто вспоминает. Чаще поют песни на его стихи. Их будут петь, пока жива память о великой войне. Песни эти очень любил и мой отец, ветеран Великой Отечественной, в свои двадцать лет оказавшийся в пылающем Берлине. А я вот почти уже три десятилетия живу в Рыбинске на улице Суркова, носящей имя человека, тридцать лет назад оставившего сей мир. Здесь городская окраина, обычный многоэтажный микрорайон, каких много в большом промышленном городе. И здесь также, кроме названия улицы, ничто не напоминает о некогда очень известном поэте, уроженце рыбинской земли.

156

2013

поэзия и поэты

О

н родился в октябре 1899 года в крестьянской семье, в деревне Середнево Рыбинского уезда, что и поныне стоит по правую сторону от Пошехонского тракта. Предки были крепостными Михалковых, которых он язвительно помянет потом в одном из своих стихотворений, семья принадлежала к отходникам. С двенадцати лет Алексей Сурков служил «мальчиком» «в людях», стоя за прилавком в столичном мебельном магазине. Читать пристрастился еще в сельской школе, а первые собственные стихи («когда написал первую стихотворную строчку – не упомню») под псевдонимом А. Гутуевский появились в 1918 году, в петроградской «Красной газете». Участник гражданской войны, после окончания которой вернулся в родную деревню. Работал селькором, затем главным редактором губернской газеты, был комсомольским вожаком, а в 1924-м состоялся уже и его стихотворный дебют в «Правде». В 1928-м А. Сурков в качестве делегата участвует в I Всесоюзном съезде пролетарских писателей, после чего остается работать в Москве. В 1930 году выходит первый стихотворный сборник поэта «Запев»,

в котором было напечатано не раз впоследствии попадавшее в литературные антологии стихотворение «О нежности». Всего же за всю его жизнь было издано четырнадцать книг написанных им стихов, в числе которых и двухтомник «Стихотворения, песни, переводы» (1954 г.), который есть в моей домашней биб-

лиотеке. В начале тридцатых Алексей Сурков даже работает помощником М. Горького в редактировании журнала «Литературная учеба». И уже на исходе упомянутого десятилетия – отъезд в действующую армию в Западную Белоруссию, вслед за этим финская война, затем Великая Отечественная, на которой он был армейским корреспондентом-газетчиком. Это ему, спутнику на фронтовых дорогах, великий Симонов посвятил (точнее, оставил в вечности) свое знаменитое размеренно-суровое «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…», до сих пор остающееся одним из лучших кем-либо написанных стихотворений о войне. …Главная проверка истинности любого таланта – это проверка временем. Кто помнит сейчас, к примеру, поэта Надсона? А ведь это был кумир целого поколения на исходе девятнадцатого века, его сравнивали с гениями отечественной литературы. По нему плакали толпами (да простят мне это выражение). Но… Сейчас даже специалисты по русской литературе не вспомнят наизусть ни одного из надсоновских стихотворений. А вот ни одна солидная антология советской поэзии не

Евгений РОЗОВ родился в Угличе в 1961 году. После окончания средней школы № 3 поступил на учебу в Ярославский политехнический институт, который окончил в 1983 году. Тридцать лет живет и работает в Рыбинске. Председатель президиума Совета Рыбинского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Статьи и стихи публиковались в областных и столичных журналах. Автор поэтического сборника «Острова памяти» и текста фотоальбома «Рыбинск». Подготовил к изданию ряд книг о деятелях рыбинской культуры. В 2006 году награжден грамотой губернатора Ярославской области за вклад в дело сохранения и популяризации историко-культурного наследия.


Алексей Сурков, Александр Фадеев, Владимир Маяковский...

2013

Жена поэта Софья Кревс.

ни на его стихи, в том числе и некогда очень популярную «Конармейскую» («По военной дороге шел в грозе и тревоге боевой восемнадцатый год…»). Можно вспомнить еще и «Девичью печальную» («Рано-раненько, до зорьки, в ледоход…»), а также знаменитую «Песню защитников Москвы» («В атаку стальными рядами…»), которую исполняют в дни Победы доныне. И, конечно, «Землянка». Фантастическая слава этой песни, с которой может сравниться разве что «Катюша» Исаковского, пережила многие времена. В незатейливых, простых строках

157

Алексей Сурков с женой и дочкой. Москва, 1946 год.

обходится без стихов выходца из рыбинских крестьян Алексея Суркова, некоторые из которых помнит или слышал каждый. И это несмотря на то, что А.А. Сурков был достойным во всех отношениях сыном своего времени, сыном сурового и жестокого века. Рафинированная, «настоящая», «чистая» поэзия в его творчестве, конечно, отсутствует. Оно было нацелено, как тогда говорили, «на массы», понятно большинству современников и полностью соответствовало навязывавшимся нормам соцреализма. Строители «светлого» будущего, наши бабки и деды, с удовольствием распевали пес-


Алексей Александрович Сурков.

158

2013

поэзия и поэты

стихотворения Алексея Суркова, посвященного своей жене и ставших песенной основой, – сильнейшая энергетика фронтовой поэзии, поэзии верности воинскому долгу, веры в победу. Поэзии чисто «русской» грусти и даже какой-то безысходнос-

ти, покорности судьбе, идущей еще от Лермонтова («И умереть мы обещали, и клятву верности сдержали…»). Скрытая метафизика небытия от звучащих как бы «из земли», почти из могилы, строк («между нами снега и снега» и «мне в холодной землянке А.А. Сурков – фронтовой корреспондент, батальонный комиссар.

тепло»), в конце нарушается жизнеутверждающим – «от твоей негасимой любви». Возможно, в этом заключается секрет бессмертия «Землянки». По отношению к своему младшему современнику-земляку Льву Ошанину Алексей Александрович Сурков, если можно так выразиться, был более «гражданским», более «режимным» поэтом. Однако в отличие от поэзии сонма тогдашних воспевателей «светлого пути» в его стихах нет надрывной пафосной истерии, их патриотизм – это патриотизм русского человека, прошедшего через три войны. … А впереди была долгая жизнь. Сталинская премия первой степени (потом будет еще и второй) – «за общеизвестные песни и стихи», многочисленные ордена и медали, чин подполковника. В 1969-м ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а в 1976-м А.А. Сурков становится почетным гражданином города Рыбинска. Но из песни слова не выкинешь. Два мира было тогда, два почти взаимоисключающих мира. Депутат Верховного Совета СССР, первый секретарь Союза писателей, Сурков был в числе тех, кто в 1973 году подписывал известное письмо в «Правду» по поводу Сахарова и Солженицына. Этого ему в новейшие времена, конечно, не простили. Но остались песни на его стихи, без которых, повторюсь, не обходится до сих пор ни одно празднование Дня великой Победы. Эти песни – часть «памяти» России. Песни о любви, воинском долге и – о Родине, трудные дороги которой по-своему дано исходить каждому.•


Алексей Сурков

Подползла санитарка отрядная рыжая. Спеленала бинтом, как пеленками, туго, Прошептала: – Отплавал матросик, не выживет. Потерял ты, Петрусь, закадычного друга! Бился «максим» в порыве свирепой прилежности. Бредил раненый ломким, надорванным голосом. Неуклюжими жестами наплывающей нежности Гаманенко разглаживал Ленькины волосы. По сутулому телу расползалась агония, Из-под корки бинта кровоточила рана. Сквозь пальбу уловил в замирающем стоне я Нервный всхлип, торопливый выстрел нагана. … Мы лежали на подступах к небольшой деревеньке. Пули грызли разбитый снарядами угол. Трехаршинный матрос Петро Гаманенко Пожалел закадычного друга. 1925-1929 гг.

На родине В лопухах и крапиве дворик. За крыльцом трещит стрекоза. Терпкий корень полыни горек, Как невыплаканная слеза.

*** Время, что ли, у нас такое? Мне по метрике сорок лет, А охоты к теплу и покою, Хоть убей, и в помине нет. Если буря шумит на свете – Как в тепле усидеть могу? Подхватил меня резкий ветер, Закружил, забросил в тайгу. По армейской старой привычке Трехлинейка опять в руке. И тащусь к чертям на кулички На попутном грузовике. Пусть от стужи в суставах скрежет. Пусть от голода зуд тупой. Если пуля в пути не срежет, Значит – жив, значит – песню пой. Только будет крепче и метче Слово, добытое из огня. Фронтовой бродяга-газетчик – Я в любом блиндаже родня. Чем тропинка труднее, уже, Тем задорней идешь вперед. И тебя на ветру, на стуже Никакая хворь не берет. Будто броня на мне литая, Будто возраста власти нет. Этак сто проживешь, считая, Что тебе восемнадцать лет.

Тополя и березы те же, Та же пыль на кресте дорог. В повечерье, как гость заезжий, Я ступил на родной порог.

Софье Кревс Бьется в тесной печурке огонь. На поленьях смола, как слеза. И поет мне в землянке гармонь Про улыбку твою и глаза.

В этот тихий канун субботы, Так знакомы и так близки, Руки, жесткие от работы, Не коснутся моей щеки.

Про тебя мне шептали кусты В белоснежных полях под Москвой. Я хочу, чтобы слышала ты, Как тоскует мой голос живой.

Робкой радостью и тревогой Не затеплится блеклый взгляд. Над последней твоей дорогой Отпылал последний закат.

Ты сейчас далеко-далеко. Между нами снега и снега. До тебя мне дойти нелегко. А до смерти четыре шага.

Жизнью ласковой не пригрета, Ты не верила, не ждала. И у самой грани рассвета Приняла тебя злая мгла.

Пой, гармоника, вьюге назло, Заплутавшее счастье зови. Мне в холодной землянке тепло От твоей негасимой любви.

Все, о чем ты мечтать не смела, Все , что грезилось нам во мгле, Вешним паводком, без предела, Разлилось по родной земле. Встань, изведавшая с избытком Доли мучениц-матерей, Выйди в сени, открой калитку, Тихим словом сердце согрей. …Не порадует небо синью, Если дым залепил глаза.

*** Человек склонился над водой И увидел вдруг, что он седой. Человеку было двадцать лет. Над лесным ручьем он дал обет Беспощадно, яростно казнить Тех убийц, что рвутся на восток. Кто его посмеет обвинить, Если будет он в бою жесток? Западный фронт. 1941.

2013

Ленька плакал. Глаза его синие, щелками, Затекали слезами и предсмертным туманом. На сутулой спине, разможженной осколками, Кровь застыла пятном, густым и багряным.

Песня встала в горле полынью, Как невыплаканная слеза.

159

О нежности Мы лежали на подступах к небольшой деревеньке. Пули путались в мякоти аржаного омета. Трехаршинный матрос Петро Гаманенко Вынес Леньку, дозорного, из-под пулемета.


160 2013 •


«Будто загребаю веслом по Лете…»

И

161

2013

звестный поэт Юрий Кублановский пару лет назад посвятил Волге стихотворный сборник, который так и называется: «Посвящается Волге». С великой русской рекой и Рыбинском поэта связывает многое: он родился в Рыбинске в 1947 году и прожил здесь до 1963 г., когда уехал в Москву учиться. Поэтому неслучайно, что в своем творчестве он часто обращается к волжской теме. «Для меня воспоминания о Волге, о детстве, те впечатления – «кислородная подушка», сопровождающая меня по жизни. Волга течёт у меня в подкорке, течет по моему сознанию: одновременно с Летой, Стиксом и другими классическими, уже не русскими реками», – признается Юрий Кублановский.

Юрий Кублановский с женой Натальей Поленовой, май 2013, Париж. Фото Владилена Разгулина.


Юрий КУБЛАНОВСКИЙ Белогривый июль над взволнованной Волгой. Колокольня с трёхгранной позлащённой иголкой. Светловерхая пристань с торговым флажком, где медвежий загривок со щучьим душком. …А вчера мудрецы паровую машину заложили в баржу, испугав Катерину. И прибой, побежав по мазутным доскам, наподмешивал синих моллюсков к пескам. Драгоценность из жизни ушедшего детства. Неухоженный холмик от деда в наследство на погосте, одевшем в лопух да бурьян среднерусские кости купцов да мещан. …Поскользнуться б в бору на сосновой игле меж лиловых стволов в муравьиной смоле. А не комом нагуливать в горле кадык, поминая Некрасова длинный язык. 1978

ЦИРК Клоун ногой загребает опилки, чем вызывает смешки и ухмылки. Канатоходец идёт бечевой, крепко от жизни устав кочевой. В ветхом брезенте залатана дырка – вот атрибуты проезжего цирка. Я его в детстве с отцом посещал. Цирк переехал. А я обнищал. В пятидесятые жалкие годы он нам показывал фокус свободы. Рядом топорщились брючины-клёш и прикрывающий их макинтош. Только теперь понимаю глубоко, как было сиро тогда и убого: публика, купол, брезентовый гул… Я свою жизнь пополам перегнул. 1969

2013

поэзия и поэты

СПАС Ю. Зубову Полуразрушенной церкви портал днём над кладбищем в тумане витал, преображался, и таял, и звал на покаяние прямо сейчас. Это село называется Спас. Радостно душам, но страшно – за нас. Тут, пробираясь меж диких могил, старый приятель мне так говорил как-то в минувшее лето: – Я не крупица с небесных полей, знаешь ли, тело прабабки моей здесь похоронено где-то.

162

1970

ПОСВЯЩАЕТСЯ ВОЛГЕ Прибрежные долы в сангине заката, в мерцающей зыби река… Послушай, как просится сердце куда-то во плавкое – под облака! Схватил бы я в цепкие руки гитару, напенил цимлянским бадью и гнал бы и гнал из Симбирска в Самару под парусом крепким ладью. Так много призыва в заутреннем звоне, что хочется прямо сейчас, прощаясь, прижать к задубелой ладони холодный персидский атлас


163

2013


и видеть песок, засинённый зарёю, где чаек разносится крик и пахнет смолистой лиловой корою медвежьих углов патерик. О Волга, всегда твоему благолепью сродни атаманская стать. Убей меня, Волга, мазутною цепью и выброси на берег спать. 1978

*** Отошло шиповника цветенье – напоследок ярче лоскуточки. В верхневолжье душно и ненастно, что за дни – не дни, а заморочки. И – остановилось сердце друга на пороге дачного жилища. Повезло с могилою – в песчаном благородном секторе кладбища. В нашем детстве рано зажигались пирамидки бакенов вручную. Под землёю слышишь ли, товарищ, перебранку хриплую речную бойких приснопамятных буксиров на большой воде под облаками; внутренним ли созерцаешь зреньем тьму, усеянную огоньками?

164

2013

поэзия и поэты

Словно с ходу разорвали книгу и спалили лучшие страницы. Впредь уже не выдастся отведать окунька, подлещика, плотвицы. Был он предпоследним не забывшим запах земляники, акварели, чьи на рыхлом ватмане распятом расползлись потёки, забурели. Самородок из месторожденья, взятого в железные кавычки задолго до появленья на свет у фронтовика и фронтовички. Пиджачок спортивного покроя и медали на груди у бати. Но ещё неоспоримей был ты детищем ленцы и благодати. В незаметном прожил, ненатужном самосоответствии – и это на немереных пространствах наших русская исконная примета. И когда по праву полукровки я однажды выскочил из спячки, стал перекати – известным – поле, ты остался при своей заначке. ...Всё сложней в эпоху мародёров стало кантоваться по старинке: гривенник серебряный фамильный уступить пришлось качку на рынке. И в шалмане около вокзала жаловался мне, что худо дело, там в подглазной пазухе слезинка мрачная однажды заблестела. Словно избавлялся от балласта, оставлявшего покуда с нами: вдруг принес, расщедрившийся, «Нивы» кипу с обветшалыми углами, в частности слащавую гравюру: стали галлы в пончо из трофейных, а точней, замоскворецких шалей жалкой жертвой вьюг благоговейных.


165

2013


Время баснословное! Штриховку тех картинок дорежимных вижу. В яму гроб спустили на верёвках, как в экологическую нишу. Отошло шиповника цветенье, ты его застал недавно в силе. Стойкая у речников привычка: что не так – так сразу перекличка, слышимая, статься, и в могиле. 1 июля 1997. Девятый день

*** Смолоду нырнёшь, пересчитаешь понову все рёбрышки водице, то ли братом, то ли сватом станешь в стороне невестящейся птице. Смолоду ведь всё определяет бытиё – твердили ортодоксы. На обломе лета побеждает энтропия розовые флоксы. Годы промелькнули с той разлуки. В два последних – что-то похудали так фаланги пальцев у подруги, что гулять свободно кольца стали. И всё чаще, чётче вспоминаю малую свою, как говорится, родину, которую не знаю, словно помер, не успев родиться. Я из жизни всю её и вычел и не хлопочу о дубликате. Но как прежде тянет плыть без вычур при похолоданье на закате. Кинешма, 3 августа 1997

166

2013

поэзия и поэты

*** В рост крапива возле развалин храма обжигала локти, цеплял репей. А когда подрос, вразумляла мама, провожая сына в Москву: «Не пей». Твердо помнит живность свои зимовья, только не такой человек как я, не однажды тропы и изголовья поменявший, волны, любовь, края, наконец, совок и его предзонник. Посему заложник своей судьбы в оскуденье послевоенных хроник различаю звук духовой трубы. Ведь тогда не колокол наших предков провожал, собравшихся за порог, словно данников воронья на ветках... В изначально сумеречный денёк потускнел и кажется каждый атом не оригиналом, а дубликатом. 2009

ВОЗЛЕ ВОЛГИ Отель, преемник старого дебаркадера, вморожен в прибрежный лёд. В темноте там слышатся скрипы, шелест: видно, не до дна проморожено русло и ищет выход себе шуга. Ничего за окном не видно под утро, разве что размытый шар фонаря ещё не погас – но кому он светит Бог весть.


167

2013


Каждый раз возвращаясь к себе на родину отстоять над холмиком матери панихиду, боковым зрением замечаю имена знакомые на надгробьях. И смиряюсь с убылью прежней веры в воскрешение Лазаря русских смыслов, заставлявшей сутками биться сердце. Там погостных рощ в серебре руно, а за ним от будущих вьюг темно. Тишина такая, как не бывает. Но оскользнувшись вдруг на мостках скрипучих, мнится, слышу давний ответ уключин, когда в майке, свой потерявший цвет, форсировал Волгу в 15 лет. 2012

ОДИНОЧЕСТВО В то и дело затемняемом тучами кабинете ветхой дачи прежнее вспоминаю, будто загребаю веслом по Лете, не шумя, поверхность её сминаю. Были в нашем отрочестве чернила в чашечках и с оттенком ила. Там герой войны под базарной аркой, подвязав под локоть рукав тельняшки, побирался летней порою жаркой и, боясь облавы, паслись дворняжки. А старухи из деревень ближайших Продавали ягоды и ромашки.

Всех, кто жил тогда, всё, что прежде было, по-хозяйски время употребило. Без вины, как водится, виноватых, где потом я только не повидал – мужиков небритых, дедов поддатых, да и сам порядочный аксакал.

168

2013

поэзия и поэты

Разобраться с нищим, видать, мешали лень и водка лбам из комендатуры. А собаки лаяли и визжали, попадая в короб вонючей фуры.

Так что вроде скалиться не пристало на пространство, будто пространства мало. Негодую, стало быть существую. Третий день за окном листву треплет ветер, зелёную и седую, а она всё держится на плаву. Троицын день, 2013


169

2013


«Русскому певцу – благодарный народ» Ольга ТИШИНОВА Такие слова были начертаны на памятнике Платону Радонежскому, похороненному в 1879 году на его родине, в селе Коприне, возле храма на берегу Волги. И копринские соловьи стали петь гимны «ярославскому соловью», не прельстившемуся иноземной славой и до конца преданному России.

170

2013

опера

Е

му рукоплескали Милан и Париж, Рим и Берлин. Во Флоренции после концерта восторженная публика вынесла его на руках. Требовательные знатоки вокального искусства избрали его почетным членом Флорентийского филармонического общества. А от иностранных импрессарио не было отбоя. Ангажемент в Америку, лучшие сцены Германии, Франции, Италии, Швейцарии! Мог ли мечтать о таком успехе сын сельского священника? Да ведь и мог, и мечтал, страстно мечтал петь на сцене! Выступал перед публикой он с детства. С шести лет пел в церковном хоре. По вечерам у Радонежских часто устраивались домашние концерты. Летом пели на улице, перед домом. На концерт собиралось все село. Отец, Анемподист Федорович, играл на гуслях, мать, Серафима Платоновна, прекрасно пела. Да и дети были одарены хорошими голосами. Особенно выделялся своим чистым, звонким дискантом Платон. На концертах Радонежских пели русские народные песни и романсы. Народную песню тогда можно было услышать везде: на праздниках, и на поминках, в хороводе, и за работой. Бурлаки на Волге тянули лямку в такт «Дубинушке». Останавливаясь возле Коприна, сидя у костра, они пели протяжные, грустные, берущие за душу песни. Эти песни остались в сердце Платона Радонежского на всю жизнь. В 1839 году отец определил сына в Рыбинское уездное училище. В Рыбинске мальчик часто убегал на берег Волги, скучая по родным. Река приближала его к дому. А песни, которые он здесь слышал от крючников и бурлаков, казались до боли родными. По окончании училища путь его лежал в Ярославскую духовную семинарию. Но способностей в богословских на-

Платон Радонежский в роли Владимира Красное Солнышко в опере А. Серова «Рогнеда». Фото 1868 г.

уках он не проявил. Зато пользовался авторитетом товарищей за звучный голос. В день неудачного окончания курса (он был выпущен во втором разряде), он спел своим однокашникам рекрутскую песню «Зарастай полосонька» так, что те зарыдали. На что Платон им ответил: «Друзья, ваши слезы дороже для меня звания студента. Они говорят мне, что я нехудо пою, а это для меня выше всего»1. Неизгладимое впечатление на него произвело посещение ярославского

театра. С того момента он ясно понял, что должен выступать на сцене. Но предстояли долгие скитания и безденежье, прежде чем исполнилась его мечта. В Ярославле он смог устроиться лишь на должность внештатного писца в губернское правление. Тем временем продолжал формироваться его голос – теперь у него был высокий баритон, «тенористый бас». Однажды в доме страстного любителя музыки Н.П. Мезенцева молодого певца услышал прославленный русский тенор А.О. Бантышев и посоветовал ему ехать в Москву для получения музыкального образования. Радонежский, несмотря на возражения родителей, покидает Ярославль. В Москве он поступает вольноприходящим в Театральное училище к известному педагогу итальянцу К. Трамбони. Оставшись без службы и средств к существованию, он постоянно испытывал нужду. Благо Бантышев ввел его в круг своих знакомых, «особ истинного дарования», как называл их Радонежский, это были актеры: М.С. Щепкин, И.И. Сосницкий, И.Ф. Горбунов; композиторы А.Н. Верстовский, А.И. Дебюк; драматург А.Н. Островский, и, наконец, писатель Н.В. Гоголь. Николай Васильевич Гоголь так проникся судьбой молодого дарования, что дал ему работу – переписывать вторую часть своих знаменитых «Мертвых душ». (Поразительно, как тесен мир: наш земляк певец Платон Радонежский переписывал «Мертвые души»!) Неожиданно он получает ангажемент в Воронеж, где выступления певца прошли с большим успехом. Однако дирекция московских театров так и не выполнила обещания зачислить его в труппу. Пришлось целых три года перебиваться случайными заработками. В 1854 году Радонежский задумал попытать счастья в Петербурге. Но


прежде чем штурмовать столицу, надо было подсобрать денег. И он едет в Ярославль и Рыбинск с концертами. Земляки приняли его восторженно. Торжество артиста было полное. В пользу певца была устроена подписка, собраны деньги, на которые Радонежский мог продолжить образование в столице. Окончательно оформился его голос – бархатистых оттенков бас обширного диапазона. В Петербурге он берет уроки у знаменитого педагога Ф. Риччи. В июне 1856 года Радонежский был зачислен в труппу петербургского Большого театра. Но в театре его «в упор не замечали», на сольные партии рассчитывать в ближайшее время не приходилось. И в январе 1857 года он покидает театр. За это время певец усвоил простую и вечную для России истину: покорять столичные сцены надо со стороны Запада! Признают тебя за границей – признают и в России. И опять, подсобрав денег на родине, отправляется наш герой в Италию. Здесь он обосновался во Флоренции – итальянской музыкальной «мекке». Он берет уроки у лучших педагогов-вокалистов: Л. Гордиджиани, П. Романи, профессора А. Чекерини. И вот час мирового признания настал. В 1861 году Платон Радонежский был

приглашен для исполнения басовой партии в оратории Россини «Моисей». Оратория исполнялась во флорентийском соборе лучшими певцами мира. Выступление Радонежского имело небывалый успех. Восторженные флорентийцы пронесли его на руках по всей соборной площади. Это была победа! Приглашения посыпались как из рога изобилия. Голос русского певца зазвучал в Риме, Болонье, Мантуе, Венеции, Тоскане, Генуе. В начале 1862 года певец с триумфом выступил на сцене знаменитого театра «Ла Скала» в Милане. Импрессарио «Ла Скала» предложил ему выгодный ангажемент в Америку. Но Платон Анемподистович отказался – несмотря на успех, его неудержимо тянуло на родину. В порыве ностальгии написал

В 1864 году прошли гастроли Платона Радонежского в Париже. Как писали газеты, его «встречали и провожали рукоплесканиями после каждой пьесы. Русские песни прерывались одобрительными «tres bien» и «bravo». Известный профессор по вокалу П. Вартель, прослушав певца, сказал: «Если господин Радонежский поработает еще год, то по голосу и по методе он будет одним из первых басов на земном шаре». В конце 1864 года Радонежский уехал в Москву.

171

Платон Анемподистович Радонежский. Фото конца 60-х гг. XIX в.

После пятилетнего пребывания в Италии он возвращается в Петербург. По пути дает серию концертов в городах Франции, Германии, Швейцарии. И всюду – успех! С особым энтузиазмом взыскательная зарубежная публика вызывала певца «на бис» после исполнения им народных песен. Один из итальянских критиков отмечал: «В звуках родной песни Радонежский имеет особенную способность передавать задушевную мечту, заветное чувство, душу композитора. На звуковых волнах русской песни певец вас уносит, увлекает за собой… вы забываетесь… Такова сила пения Радонежского, испытанная нами в Италии»2. А корреспондент французского журнала «Le Monde Musical» писал: «Слушая Радонежского, вы забываете все музыкальные тонкости, с какими оцениваете, например, певцов итальянской оперы. Вы слушаете не умом, а сердцем. У вас слезы выступают на глазах, особенно когда Радонежский поет перед вами русские песни»3. Вернувшись в Петербург, Радонежский получает приглашение в Мариинский театр, и 11 января 1863 года дебютирует в бенефисе русской певицы Д.М. Леоновой, что в традициях того времени считалось большой честью. Конечно, при таком заграничном успехе и репертуаре он мог поступить

2013

он стихи «За границей», по стилю напоминающие народную песню: У окна сижу Растворенного, Вижу ясное Красно солнышко. Зелено цветет Даль кругом меня. Все живит-зорит Южный луч небес. Но не греть ему Сердца чуждого, Не пролить в него Любви-радости. Сердце просится Дальше к Северу. К Волге-матушке, Что к кормилице…. Не цвести цветку На чужой земле: Без росы родной Сохнет, вянет он.


опера •

2013

172

в успешную итальянскую труппу. Однако он, как патриот, решил поддержать русскую труппу театра, которая находилась «в упадке и пренебрежении». Дело в том, что русская опера еще только складывалась и с трудом утверждалась на русской сцене. В опере тогда царили итальянцы. Появление такого таланта как Радонежский вселяло надежду на возрождение русской музыки и русской оперы. В 1864 году прошли гастроли Платона Радонежского в Париже. Как писали газеты, его «встречали и провожали рукоплесканиями после каждой пьесы. Русские песни прерывались одобрительными «tres bien» и «bravo». Известный профессор по вокалу П. Вартель, прослушав певца, сказал: «Если господин Радонежский поработает еще год, то по голосу и по методе он будет одним из первых басов на земном шаре»4. В конце 1864 года Радонежский уехал в Москву. В феврале следующего года он выступил в партии Сусанина на сцене Большого театра. Успех был такой, что публика потребовала повторить целиком вторую картину IV действия со знаменитой арией Сусанина «Чуют правду». По мнению критиков, Радонежский «далеко оставил за собой всех исполнителей этой роли, являвшихся на московской сцене». Некоторые из них, правда, отмечали, что вокальное мастерство певца выше сценического. В этом была доля правды. Действительно, опыта выступления на сцене ему недоставало, ведь большую часть своей творческой жизни он провел на гастролях с камерными концертами. К чести певца надо сказать, что даже став солистом Большого театра, он не гнушался учиться и брал уроки у прославленных актеров и певцов в Москве и в Петербурге. Зато на концертах, исполняя романсы, он творил чудеса, создавая самые разнохарактерные образы: то груст-

ного чиновника, то удалого цыгана, то манерного франта. Романс был близок Радонежскому, так как отличительной особенностью этого жанра является глубокая задушевность, свойственная манере исполнения самого певца. Он и сам сочинял романсы. Романс «За что ты меня полюбила» исполняется и по сей день. Последние годы жизни Платона Радонежского прошли не так ярко. Здоровье его ухудшилось, и 19 февраля 1879 года на пятидесятом году жизни он скончался. По завещанию тело певца было привезено на родину в село Коприно и похоронено возле храма, где когда-то мальчиком он пел в Музыкальный фестиваль «Золотая рукавичка», посвященный Платону Радонежскому, в селе Погорелка Рыбинского района. Выступает фольклорный ансамбль «Наследие» (Шекснинский район, Вологодская обл.). 28 июля 2012 года.

Памятник-стела рядом с могилой Платона Радонежского в селе Погорелка Рыбинского района. Июль 2011 г.

церковном хоре. На гранитном памятнике, поставленном на средства земляков, были начертаны слова: «Русскому певцу – благодарный народ». После революции 1917 года в Коприне в доме Радонежских был создан краеведческий музей. В музее были представлены фотографии, личные вещи певца, портреты его родителей. В конце 30-х годов при создании Рыбинского водохранилища жители села Коприна были переселены. Экспонаты Копринского музея переданы в Рыбинский художественно-исторический музей. Село Коприно перестало существовать, церковь была закрыта, а кладбище оказалось заброшенным.


Примечания 1 Театральные афиши и антракт, 1864, 18 декабря, № 237. 2 «Северная пчела», 1862, 24 декабря, № 348. 3 «Псковские губернские ведомости», часть неофициальная, 1864, 27 ноября, № 47 (перевод на рус. яз.). 4 «Московские ведомости», 1864, 17 марта, № 61. 5 Б.Г. Грановский много сделал для популяризации имени певца на его родине. В 80-е годы он написал книгу «Очерки о певцах Ярославского края», одна из статей которой посвящена нашему земляку, а также

бящих Радости и святых мучеников Анемподиста и Серафимы (святых покровителей родителей братьев Радонежских). Началом к строительству храма-часовни послужил благотворительный концерт солиста Большого театра Народного артиста России Владимира Анатольевича Маторина в городе Рыбинске 11 декабря 2011 года.7 Владимир Анатольевич побывал в Погорелке, возложил цветы к могиле Платона Радонежского и даже спел вместе с жителями в сельском клубе «Степь да степь кругом». Наверное, так пел когда-то и наш земляк. Кстати, присутствовавшие отметили не только голосовое (Маторин тоже бас), но и внешнее сходство певцов. Конечно, о голосе теперь судить можно лишь по отзывам современников, так как в отличие от Федора Шаляпина Радонежскому с грамзаписью не повезло. Следующим этапом увековечивания памяти о Платоне Радонежском, будем надеяться, станет возрождение музея.•

выступал на городском и областном радио с передачами о его творчестве. Большую исследовательскую и собирательскую работу проделал и уроженец села Коприна, ныне покойный, краевед Алексей Евдокимович Волков, который занимался историей Коприна в целом. 6 Погорельская школа была создана на средства другого знаменитого копряка Александра Васильевича Чичкина как «кузница кадров» отечественного маслосыроделия. 7 В.А. Маторин возглавляет «Фонд возрождения культуры и традиций малых городов Руси».

2013

И вот в 1955 году по инициативе искусствоведа Бернарда Борисовича Грановского при содействии местных властей была найдена могила певца, и прах его перезахоронен в больничном парке села Погорелка.5 Рядом была поставлена стела с барельефом Платона Радонежского. В школьном музее Погорелки долгое время располагалась экспозиция, посвященная Платону Радонежскому. Но в 2010 году школу закрыли.6 Годом позднее закрыли и Погорельскую больницу (которую, кстати, строил родной брат Платона Радонежского Александр, трудившийся тогда в земстве). Но не все так печально и безысходно. Сейчас место это возрождается как

птица Феникс, но в новом качестве. На базе бывших школы и больницы создается туристический комплекс с музеями, гостиницами и мемориальным комплексом, посвященным Платону Радонежскому. С 2010 года здесь проводятся музыкальные фестивали памяти Платона Радонежского. Фестиваль получил название «Золотая рукавичка». По легенде, бытующей по сию пору среди жителей бывшей Копринской волости, император Александр II подарил Платону Радонежскому за популяризацию народной песни ямщицкую рукавичку, отлитую из чистого золота. Эту рукавичку Платон передал своему брату с тем, чтобы из нее был отлит потир (чаша для причастия) для Копринской церкви. Наказ был исполнен, но потир не сохранился (вероятно, изъят при закрытии церкви). А вот легенда осталась. Рядом с могилой певца стараниями местных жителей, властей и благодетелей построен храм-часовня иконы Божией Матери Всех Скор-

173

Народный артист России, солист Большого театра Владимир Анатольевич Маторин с жителями села Погорелка возле памятника Платону Радонежскому. 10 декабря 2011 г.


174

2013

скульптура

Сидит на валуне могучий бурлак… Сергей ОВСЯННИКОВ

В XIX столетии Рыбинск обрел славу «столицы бурлаков». Именно здесь заканчивался тяжелый многодневный путь бурлацких артелей, тянувших вверх по течению Волги огромные барки, груженые зерном. Отсюда хлеб, перегруженный на относительно небольшие романовки и тихвинки, перемещали по водным путям к Петербургу уже при помощи лошадей. Главное же, что именно в Рыбинске бурлаки получали расчет. И увы, чаще всего, получив в руки денежку, устраивали они себе несколько дней разгульного праздника, после чего отправлялись в лодках вниз по Волге за следующим кораблем. Их же рубли, заработанные изнурительным трудом, оставались у предприимчивых рыбинских торговцев. Эти деньги во многом обеспечили процветание и бурный рост Рыбинска в XVIII-XIX веках.

Сергей ОВСЯННИКОВ родился в городе Рыбинске в 1963 году, там же закончил школу. Высшее образование получил в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина, а в 2006 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. С. Овсянников работает в Рыбинском музее-запведнике заместителем директора этого учреждения, он автор альбома «Русская живопись в собрании Рыбинского музея» и путеводителя «Рыбинск», соавтор книг «Господа Лихачевы», «Страницы истории Рыбинского музея», «Рыбинск: градостроительство и архитектура».


Лев Моисеевич Писаревский (1906-1974).

Л.М. Писаревский. «Бурлак и гимназист». Бумага, цв. карандаш. 1960-е(?) гг. Рыбинский музей-заповедник.

2013

днако в течение второй половины XIX века пароходы полностью вытеснили с Волги бурлацкие ватаги, и памятью о них остались лишь картина Репина, стихи Некрасова да еще скромный памятник, стоящий на набережной нашего города. Его автор – Лев Моисеевич Писаревский (19061974) – тоже рыбинец. Детские и юношеские годы Л.М. Писаревского прошли в Вознесенском переулке (дом был разрушен в 1990-х годах). А когда в 1919 году по соседству открылась художественная студия Пролеткульта, увлеченный «художеством» мальчик стал ее учеником. Уроки руководителя студии Михаила Щеглова не прошли даром, и в середине 1920-х годов Лёва Писаревский поехал получать высшее художественное образование в московский ВХУТЕИН, где ему посчастливилось учиться у знаменитой Веры Мухиной. В 1930 году он закончил отделение монументальной скульптуры, а затем и аспирантуру под руководством еще одного выдающегося мастера – Александра Матвеева. Молодой скульптор работал над убранством строившихся павильонов ВДНХ, а потом пришла война. В 1941 году Лев Писаревский командовал отрядом народного ополчения на подступах к Москве. Затем он был политработником и военным художником на флоте во Владивостоке и Севастополе. В ту пору, в 1944-1946 годах, он реставрировал изуродованный снарядами памятник генералу Э.И. Тотлебену, создал серии портретов русских флотоводцев и героев-севастопольцев. За боевые заслуги старший лейтенант флота Лев Писаревский был награжден орденом Отечественной войны II степени и медалями. А в целом за свою жизнь он стал автором многих монументов в разных концах страны: это памятники Сергею Лазо во Владивостоке, Гончарову в Ульяновске, Тарасу Шевченко в Орске, несохранившийся «Фонтан мира» в Донецке. Многие годы Лев Моисеевич преподавал в Москве: сначала в Художественном училище памяти 1905 года, а затем в Московском педагогическом институте. Там он был руководителем кафедры декоративно-прикладного искусства, защитив диссертацию на тему «Лепка головы человека». В общем, что и говорить, – талантливый народ рыбинцы! Вот только таланты их находят применение обычно вдали от дома. Но о доме, о родном городе Лев Моисеевич явно вспоминал. И явно не случайно в его творчестве появилась «рыбинская» тема памятника бурлаку. Несколько лет назад в музей был передан архив ленинградца Михаила Удалеева. Когда-то Миша Удалеев был

175

О


176

2013

скульптура

Л.М. Писаревский. «Крючники». Бумага, карандаш. 1960-е(?) гг. Рыбинский музей-заповедник.

товарищем Левы Писаревского по студии Пролеткульта, потом – одним из организаторов Союза художников в Рыбинске. Затем были годы лагерей и ссылок, после которых Удалеев осел в Ленинграде. Однако старая дружба осталась. И вот два рыбинских уроженца стали размышлять, как бы украсить родной город скульптурой, чем-то характерным именно для волжского города: перебирали варианты от «варяжских гостей» через Стеньку Разина и Пугачева до «строителей коммунизма». В итоге же ключевое место среди этих образов заняла «исконно рыбинская» бурлацкая тема.

В удалеевском архиве среди других вещей, фотографий и бумаг есть целая папка работ Писаревского, посвященных поискам образа будущего памятника бурлаку. Кажется, сначала он воспринимался скульптором как фрагмент некоего большого «памятника рабству» – по крайней мере, такая надпись есть на одном из листов. Однако постепенно бурлацкая тема получила самостоятельность. Скульптор проработал несколько вариантов монумента. Одним из них была двухфигурная композиция. Сохранились несколько листов с изображением бурлака и мальчика в гимназической форме. Гимназист читал бурлаку стихи

Некрасова о его бурлацкой, суровой доле. Сюжет умилительный, но, скорее, несколько комичный. Похоже, со временем это понял и скульптор. Другим спутником бурлака стал Илья Репин. Правда, листов с его изображением в папке нет. Зато в экспозиции музея находится небольшая композиция «Репин и бурлак». Она выполнена из тонированного под бронзу гипса – Писаревский пытался представить свою скульптуру уже воплощенной в «вечном» материале. Художник Репин стоит рядом со своим героем, здоровенным пожилым мужиком, сочувственно глядя на него. Однако здесь бросался в глаза контраст между


летарская. Впрочем, кроме названия ничего на этой улице для памятника не подходило. Это сейчас она заросла деревьями, представляя своеобразный парк, а тогда относительно небольшая скульптура сиротливо ютилась посреди широкой площади и видна была даже из-за Волги, но – как непонятная точка. Не красил ее и «самопальный» кирпичный постамент, на который в юбилейном году явно не хватило то ли денег, то ли времени, то ли талантов. Однако 20 лет спустя к «Бурлаку» вернулись. В связи с установкой на Стоялой памятника адмиралу Ушакову работу Писаревского перенесли на

Волжскую набережную, к зданию старой Биржи. По проекту архитектора Николая Лосева, постаментом для него стал служить огромный валун. Неровная поверхность камня гармонично дополнила несколько эскизную лепку самой бронзовой фигуры. Удачной оказалась и постановка памятника, который теперь виден лишь с довольно близкого расстояния. И сидит на валуне могучий бурлак. Опустился он на камень, чуть ослабив свою лямку, и, раскурив трубочку, думает над великой русской рекой свою нелегкую думу. Вечная память о тысячах безвестных тружеников и скульпторе Льве Писаревском!•

177

щеголеватой внешностью молодого художника и заскорузлой медвежеватостью бурлака. Спутники явно шли во вред образу скульптуры. И Писаревский перешел к работе над однофигурным монументом. В некоторых набросках сидящего и думу думающего бурлака вдруг возникало сходство со столь разными прообразами, как горделивый «Крючник» К. Савицкого или напряженный «Мыслитель» О. Родена. Год за годом наброски и эскизы множились, видимо, не вполне удовлетворяя автора, но тут к нему подкралась последняя, смертельная болезнь. Свои работы и любимое детище – модель для скульптуры бурлака – Писаревский завещал родному городу. Трудно сказать, какова была бы судьба статуи, – отливка в бронзе дело весьма дорогое, – но тут, к счастью, у Рыбинска замаячила юбилейная дата – в 1977 году наш город готовился пышно отпраздновать свое 200летие. Деятельный Михаил Удалеев сумел зажечь городское руководство идеей оригинального памятника. В результате к юбилею памятник был отлит на Мытищинском заводе художественного литья и занял место на Стоялой улице, носившей тогда ну очень уж «бурлацкое» название: Про-

2013

Л.М. Писаревский. «Освобожденный труд» (название условное). Бумага, карандаш. Рыбинский музей-заповедник.


МАСТЕР ВЕРХНЕВОЛЖСКОГО ПЕЙЗАЖА Анна РОМАНОВА

…Когда уходит человек, места, где он жил, долго еще как будто хранят память о нем. Даже если сменить в его доме обои и мебель, всё равно останется тот же солнечный блик на стене, и скрип половицы, и знакомый уличный шум, и ветер, который как старый знакомый врывается в открытое окно. А если речь идет о мастерской художника, то прибавьте сюда воздух, надолго пропитанный запахом масляных красок и дерева.

178

2013

живопись

У

Василия Васильевича Трамзина (1921–1994) было две мастерских: одна в Рыбинске, недалеко от Спасо-Преображенского собора, другая – в Петракове, на берегу Рыбинского моря. Петраковский дом художник купил в 60-е годы, и он не только устроил в нем себе мастерскую – светлую, просторную, с большими окнами, печкой, – но и посадил вокруг участка березы, сосны, ели. Часто находясь там, Трамзин любил ходить за грибами. Окрестные места были хорошо ему знакомы, ведь его родная деревня Калита находится недалеко от Петракова и принадлежит к тому же Погорельскому сельсовету Рыбинского района. Талант живописца у В.В. Трамзина проявился рано. В родительском доме в Калите до самого конца 90-х хранились его детские и юношеские работы, среди которых был зимний деревенский пейзаж со сторожем с колотушкой в руках на первом плане. Как говорила сестра художника Екатерина Васильевна, это была его первая работа маслом, хотя в то время Василий учился еще в четвертом классе. Хранились в том доме и несколько очень солнечных, теплых детских портретов, а также портреты сестер в молодости. Любовь к рисованию привела закончившего семилетку Василия

Демобилизовавшись, В.В. Трамзин короткое время учится во ВГИКе, а затем в 1946 году возвращается в Рыбинск. С того времени и до выхода на пенсию в 1981 году В.В. Трамзин трудился в художественно-производственных мастерских города Рыбинска Ярославского отделения Союза художников СССР, совмещая оформительскую работу с активной творческой деятельностью. В 1949 году художник устроил свою первую персональную вы...многочисленные этюды Трамзина, написанные быстро, широко, фактурно, приобретают черты смысловой законченности и выразительности. Привычно и просто художник справляется с труднейшей задачей – привести в соответствие и отразить на холсте всё богатство красок, которое выплескивает на человека мир. Трамзина в Ярославское областное художественно-педагогическое училище, которое он успешно окончил в 1941 году (его дипломная работа была удостоена первой премии). В том же 41-ом Трамзин призывается в армию, обучается в военной школе связи, после чего его направляют на фронт.

ставку в Рыбинске. А уже в 1952 и 1953 годах он участвует во всесоюзных выставках художниковмаринистов, а также в выставке, посвященной I съезду художников СССР, получает премию в республиканском конкурсе за создание картины «Битва на реке Сить». В 1955 году В.В. Трамзин вступает

Анна Романова. Родилась в 1966 году. Закончила факультет журналистики МГУ. Журналист, с 2004 до 2012 года – редактор газеты «Рыбинская среда», автор книги «Санкт-Петербург – Рыбинск. Триста лет общей истории» и серии фильмов «Напутствие» о выдающихся земляках-рыбинцах. Сейчас является редактором историкокультурного журнала Рыбинской епархии «Рыбная слобода».


В.В. Трамзин. Шатрово. Холст, масло, 1980-е гг. Рбм. В.В. Трамзин. Пионерский переулок. ДВП, масло, 1980-е гг. Рбм.

2013

179

В.В. Трамзин на этюдах.


Дом Трамзиных в Калите. Фото 2011 г. Дом с мастерской художника в Петракове. Фото 2011 г. В.В. Трамзин. Деревня Калита. Этюд, 1990-е гг.

180

2013

живопись

нэрной живописи начала ХХ века. Творческое наследие Трамзина, по мнению специалистов, насчитывает больше тысячи работ. Некоторые из них хранятся в коллекциях музеев – в частности, Рыбинского Государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника и Ярославского

в Союз художников РСФСР, и с тех пор много ездит по стране, работает на творческих дачах в Гурзуфе, Вышнем Волочке, создает циклы живописных пейзажей Средней Азии, Причерноморья, Севера России. Многие из этих работ зритель получил возможность оценить на персональных выставках, которые только в Рыбинске при жизни мастера устраивали пять раз. *** Творчество Василия Трамзина представляет собой образец преемственности традиций русского реалистического пейзажа конца ХIХ и пле-

В.В. Трамзин. Волга у Рыбинска. Холст, масло. Нач. 1980-х гг. Рбм.


ведущим мастером ярославского пейзажа. Действительно, живописная манера его столь узнаваема, что ее не спутаешь ни с какой другой: многочисленные этюды Трамзина, написанные быстро, широко, фактурно, приобретают черты смысловой законченности и выразительности. Привычно и

2013

Натура была для художника Василия Васильевича Трамзина главным источником вдохновения. Поэтому самая значительная часть его наследия – пейзажи. Именно в этой части живописец высоко оценен и собратьями по кисти, и художественными критиками, признававшими Василия Трамзина

181

художественного музея. Но судьбу еще большего числа произведений Трамзина невозможно проследить. Известно лишь, что работы нашего земляка находятся в частных собраниях не только в России, но и в Германии, Голландии, Франции, США, Мексике, Японии и многих других странах.


182

2013

живопись

просто художник справляется с труднейшей задачей – привести в соответствие и отразить на холсте всё богатство красок, которое выплескивает на человека мир. Круг творческих интересов Василия Трамзина в пейзаже определяется тем, с чем он свыкся душой, что стало дорогим и близким с детства, – приволжскими просторами. При этом каждая трактовка пейзажного мотива, каждое композиционное решение, палитра живописца наделены образным смыслом и неизменно содержательны. Удивительно, что это содержание, как правило, не становится результатом долгих поисков, а отражает глубину минутного озарения, запечатленного вдохновенной кистью мастера. При этом «отпечаток» мгновения столь точен, что передает не только все оттенки цвета, но, кажется, и саму температуру окружающего мира. И к таким работам В.В. Трамзина относятся многие его живописные произведения: «На родине», «Копринский лес», «Над Рыбинским морем», многочисленные деревенские пейзажи, написанные в окрестностях родной ему Калиты и дачного Петракова. Таковы и морские пейзажи Трамзина. За пределами Рыбинска Василий Васильевич был больше известен именно как маринист. Его дебют на Всероссийской выставке 1952 года был отмечен картиной «Рыбинское море». Позднее столичное издательство «Художник» выпустило в свет большим тиражом

В.В. Трамзин. Улица Гаванская. ДВП, масло. 1980-е гг. Рбм.


ника как будто радовалась новым возможностям, и цветовой колорит всегда был идеально гармоничен. Еще одну серию живописных работ художник создал на Соловках. В этих картинах подчеркнуто величие северной архитектуры, ее вековая незыблемость. Все соловецкие работы Трамзина отличает особая серебристо-серая гамма оттенков и широкий, смелый мазок кисти, который искусствоведы называют пастозным. *** Есть картины, символика которых предназначена для небольшого круга посвященных. И есть – распахнутые и ясные, как глаза ребенка. Свежесть и глубина таких полотен доступна каждому человеку, способному видеть. Таковы картины замечательного рыбинского художника Василия Трамзина.•

2013

несомненно, связан с Рыбинском и его живописными окрестностями. Мастера не назовешь летописцем городского пейзажа, потому что он не воссоздает с тонкостью все детали архитектуры. Но он, как поэт, пишет цельный и колоритный образ живого, уходящего в прошлое старого волжского города. И хотя старый Рыбинск многократно воспет в полотнах местных художников ХХ века, работы Трамзина занимают среди них никем не оспариваемое место. В среде художников известно, что живописец, попавший из северной полосы России на юг, обычно бывает ошеломлен и подавлен обилием красок и света, и поэтому долго может испытывать растерянность – ему не удается достичь цветовой гармонии. Между тем, работы Трамзина, привезенные им из Крыма, всегда удивляли коллег – в них не только не было и тени растерянности, но палитра худож-

183

репродукцию этой работы, а Трамзин с тех пор неизменно принимал участие в зональных и республиканских художественных выставках. В морских пейзажах особенно ярко раскрывается живописная манера Трамзина, его темперамент­ ное, живое письмо, воссоздающее саму суть переменчивой стихии. Кроме того, именно морской пейзаж наиболее точно раскрывает уникальную способность художника передать на холсте дыхание жизни, подлинный драматизм мгновения. В выпущенном в Рыбинске в 2012 году альбоме «Василий Трамзин. Живопись» (издательство «Медиарост»), приводятся многие морские пейзажи художника: «Морской прибой», «Чайка», «Волна» и другие. Однако упомянутое нами полотно «Рыбинское море», местонахождение которого сегодня неизвестно, в издании отсутствует. В большом творческом наследии Трамзина один из мотивов,


184 2013 •

эстрада


Он всегда ставил самую высокую планку Нина ШАЦКАЯ

Дед руководил автобазой, говорят, что был любим коллективом и обладал большим авторитетом. А еще те, кто знал деда, говорят, что он великолепно пел, и что мы с папой унаследовали его голос. Но папа не только пел. Получив в подарок аккордеон, он часами самостоятельно занимался его освоением, и вско­ре овладел инструментом в совершенстве – мог сыграть любую песню в любой тональности. Лет в пятнадцать его позвали работать в ресторан. Какой же подросток откажется от заработка, тем более в сложные, послевоенные годы? И он согласился. Кто-то из «добрых» соседей рассказал об этом деду, и однажды, выйдя на сцену, отец увидел его в зале. После концерта между мужчинами состоялся серьезный разговор, в результате которого отец остался работать в ресторане, но пообещал, что музыка останется «для души», а профессию он получит «серьезную». Так, окончив школу, отец поступил в Рыбинский авиационный институт, на специальность радиоинженера. Кстати, впоследствии, когда он уже руководил оркестром, это здорово помогло ему: мастерством, с каким папа отстраивал звук перед концертами, в те времена могли похвастаться очень немногие звукорежиссеры страны.

площадь, у ступенек заполнена до краев слушателями. Я всегда старалась оказаться чуть ближе к сцене, а когда концерт заканчивался, несмотря на запреты, как нашкодивший котенок, понимая, что получу нагоняй, неслась через сцену, сквозь занавес, к отцу. Мне казалось, что так зрители поймут, что это моему папе они только что аплодировали и кричали «Бис!» И столько, сколько я себя помню, там, где играл или пел отец, всегда собирались аншлаги, и всегда зал рукоплескал. Я безумно им гордилась. Конечно, он привил мне любовь к музыке, и все что я сегодня умею – это его уроки и его заслуга. До сих пор я храню уникальную по тем временам коллекцию виниловых пластинок: «Чикаго», «Земля. Ветер. Огонь», Том Джонс, Пол Маккартни, Фергюсон, Армстронг. Он сформировал мой вкус! Но моим учителем, в прямом смысле этого слова, он не был. Папа был так безгранично одарен от рождения, что не мог понять, как я не слышу или не чувствую самых примитивных азов. На первых же минутах наших занятий он взрывался и отправлял меня «в угол». Он вырастил и выучил целую плеяду блестящих музыкантов, предпочитая, чтобы меня «натаскивал» кто-то другой.

– Когда вы впервые ощутили, что ваш папа талантливый, одаренный музыкант, солист? Он первый повел вас в необъятный мир музыки? – В нашем домашнем архиве есть фотография: я стою на ступеньках Дворца культуры «Радуга», выше, на площадке, играет папин оркестр,

– Аркадий Шацкий со своим оркестром «Радуга» был известен во всем Союзе. В чем секрет его успеха? Как вообще ему удалось создать такой первоклассный оркестр? Наверное, не так просто было найти музыкантов в провинциальном, в общем-то, Рыбинске, создать оркестр и научить его играть

185

– Из какой семьи был Аркадий Шацкий? Как его семья оказалась в Рыбинске? Как он стал музыкантом? – Папа родился 10 июня 1936 года, в местечке Узда, под Минском. Двухэтажный дом моего прадеда – едва ли не единственный кирпичный дом в городке – был так крепок, что сохранился до сих пор (сейчас в нем находится городское отделение милиции). Под крылом прадеда жили его пятеро детей: бабушка, две ее сестры и два брата. Старшую сестру фашисты повесили на площади, вскоре после захвата Минска, один из братьев погиб в бою, другой прошел до Берлина водителем фронтового грузовика (вернувшись после Победы, он подарил папе трофейный аккордеон, но об этом чуть позже). Бабушка успела выхватить отца из детского сада в последние часы перед тем, как немцы вошли в Минск, из всего скарба забрала только свидетельство о рождении сына – ветхое, с обгоревшими уголками, оно хранится в семейном архиве . К счастью, они успели в один из последних эшелонов и оказались в эвакуации в Уфе, а после войны производство, на котором работал дед, перевели в Рыбинск. Так семья отца оказалась на Волге. Бабушка, до войны закончив строительный техникум, в Рыбинске, с первых дней и вплоть до 1994 года, работала в лаборатории домостроительного комбината. Став блестящим специалистом в профессии, она могла на ощупь определить марку и качество цемента и даже создала несколько видов искусственного мрамора.

2013

Когда меня попросили ответить на несколько вопросов об отце, Аркадии Исааковиче Шацком, создателе знаменитого оркестра «Радуга», я с радостью согласилась. Но неожиданно я окунулась в воспоминания так глубоко и так сильно была ими захвачена, что растерялась, не понимая, с чего начать и как уместить всю силу чувств к отцу в пару страниц. Но вскоре, оказавшись на борту самолета, я, как часто случается со мной во время длительных перелетов, «взялась за перо». А летела я в Монголию, о которой имела смутное представление с раннего детства, по фотографиям отца, запечатленного в компании людей с непривычным разрезом глаз, да по пушистому лисьему треуху, привезенному им в начале 70-х с фестиваля советско-монгольской дружбы. Итак – вопросы, заданные мне редактором журнала «Углече Поле» Алексеем СУСЛОВЫМ, и мои ответы на них.


Аркадий Шацкий дирижирует оркестром «Радуга» на московском фестивале молодежи и студентов, 1996 г.

186

2013

эстрада

Аркадий Шацкий в школьные годы.

так, что он гремел на всю страну, а пластинки расходились даже в США. Как ему это удавалось? – Я и сама часто думаю об этом. Сейчас, имея обширный опыт сотрудничества с различными оркестрами, музыкантами, режиссерами, могу сказать, что не встречала человека, сумевшего объединить в себе такое количество «творческих умений», как отец. Я не могу понять, как, будучи провинциальным музыкантом, он сумел создать такую блестящую

эффективную систему! Наверное, главное в том, что он всегда ставил самую высокую планку. Он считал, что надо замахиваться на самые невероятные цели и планомерно к ним двигаться. С самого раннего детства, едва научившись писать, я должна была каждый вечер сдавать ему расписание на следующий день, – он считал, что время должно быть использовано рационально. В России, где рядом с музыкантами всегда большое количество

Оркестр «Радуга» в начале пути. Шестидесятые годы прошлого века.


только если все в нем гармонично – и музыкальность, и внешность. Еще в прошлом веке он говорил, что артист должен быть универсален и не должен зацикливаться на каком-то одном жанре. И главное – он требовал, чтобы душа трудилась! Он говорил: «Мне не нужны ноты и слова, мне нужны Музыка и Поэзия!»

2013

–Ваш отец, наверное, был не только талантливым музыкантом, профессионалом и учителем, но и хорошим организатором. Все держалось на нем или ему кто-то помогал? – Папа был художественным руководителем, а тем, кого сейчас называют «продюсером», всегда была мама. Она была директором ДК, в котором базировался оркестр, и, конечно, без ее поддержки оркестр бы не развивался так эффективно. Тандем худрук – продюсер сродни айсбергу: окружающие видят сияние и блеск худрука, а вся тяжелая неподъемная работа по организации и устройству

187

желающих «выпить», отец установил в оркестре сухой закон, главной была – железная дисциплина. По каким-то немыслимым каналам он сумел найти американский учебник для джазовых музыкантов, и оркестр, разбившись на группы, сыгрывался часами! В результате, в 1983 году Рыбинская самодеятельная «Радуга» поставила рекорд на студии «Мелодия», сумев записать пластинку за 12 часов – это и для профессионалов было более чем сложно! За опоздания на репетицию, не говоря уже о прогулах, он штрафовал музыкантов, а вокалисты могли лишиться премии, если приходили на оркестровую репетицию с бумажкой – невыученным текстом, если простужались перед серьезным концертом, – он считал, что простуда – это распущенность и нарушение дисциплины. Все вокалисты обязаны были заниматься сценическим движением, танцами. Он рассуждал: по-настоящему артист интересен


концертов и даже быта музыкантов – дело продюсера. И в нашей семье мама всегда была папиной опорой, тем фундаментом, на котором он мог творить.

188

2013

эстрада

–«Радуга» играла в советские времена такую свободную музыку, как джаз. Но, наверное, вашему отцу приходилось вначале отстаивать репертуар оркестра. Не было каких-либо запретов на музыку «гнилого Запада», а если были, как Аркадию Шацкому удавалось играть и пропагандировать джаз? – Еще какие препоны приходилось преодолевать! Существовали процент­ ные ограничения на использование англоязычного репертуара. И для того, чтобы петь зарубежную музыку, приходилось очень сильно расширять репертуар за счет советской эстрады. Помимо концертов, оркестр еженедельно играл на городских танцах. В самом начале это были танцы в «Сквере». А затем, когда появились дискотеки, папа устраивал их по пятницам и субботам в «Радуге» – с просветительскими рассказами о модных западных музыкальных течениях, группах, использовались дефицитные в то время диски, слайды. И вот по этому поводу отца неоднократно вызывали в партком и песочили за «растление молодежи». –Джаз считается музыкой черных. Могут ли белые играть и петь джаз, как Армстронг и Фитцжеральд? – В джазе существует очень много направлений. И все они очень отличаются друг от друга. Есть сложный, я бы даже сказала – математический джаз, есть мягкий салонный джаз, есть очень сдержанный мейнстрим и есть

Встреча с космонавтами. Автограф первого человека, побывавшего в космосе, Юрия Гагарина.

роскошный симфоджаз! Мне кажется, что сегодня нельзя упрощать и приводить джаз к одному знаменателю. В конце концов, белокожая Дайана Кролл пользуется очень большой популярностью! –Чью музыку, чье пение любил ваш отец больше всего? Любил ли он рокмузыку? – У отца была огромная фонотека. Бывая за границей, он вместо кроссовок и джинсов, которые я у него выпрашивала, привозил пластинки. Также он регулярно ездил в Москву – целенаправленно, за музыкальными новинками. Все, что было тогда в мире музыки, с небольшим опозданием оказывалось в его фонотеке. Разуме-


– Говорят, «Радугу» очень любили космонавты, они часто приезжали в Рыбинск на концерты оркестра. Откуда такая связь? – Сейчас уже не секрет, что Рыбинск был «закрытым» городом, с большим количеством предприятий, работавших на оборону страны, в том числе и на космонавтику. Завод, на базе которого существовал оркестр «Радуга», изготовлял приборы для космических ракет, а космонавты приезжали их принимать! Конечно же, героев встречали с почестями, устраивали в их честь концерты. Даже сам Юрий Гагарин оставил теплые слова в адрес оркестра! За

Фото на память в Звездном: музыканты «Радуги» с космонавтами у памятника Гагарину.

2013

– Гастролировал ли оркестр «Радуга» по стране? Как принимали музыкантов в родном Рыбинске? – Учитывая высокий профессионализм оркестра, его возможность читать с листа новый репертуар и создавать аранжировки в кратчайшие сроки, «Радугу» часто приглашали базовым оркестром на международные фестивали дружбы, в которых принимали участие самые известные артисты Советского Союза: Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, София Ротару и многие другие. В таких программах собиралось

до трех тысяч исполнителей. Хоры, оркестры, танцевальные коллективы… И главным аккомпанирующим оркестром зачастую была «Радуга». Когда оркестр давал концерты в Рыбинске – билеты разлетались в первый же день!

189

ется, тогда я принимала то, что было полегче, чем «АВВА», Глория Гейнор, но сам отец считал вершиной музыки группы «Чикаго», «Земля. Ветер. Огонь». А друзья брата заслушивались тяжелым роком. Разумеется, была очень большая джазовая фонотека. А что касается вокала, то для отца идеалом был итальянский тенор Марио Дель Монако.


эстрада •

2013

190

долгие годы сотрудничество переросло в дружбу, космонавты взяли шефство над оркестром и стали приглашать его в Звездный городок, на праздничные мероприятия. Недавно я была очень тронута, когда, участвуя в концерте, посвященном 75-летнему юбилею Валентины Владимировны Терешковой, услышала от нее теплые, добрые слова о папе и об оркестре. –Любил ли ваш отец литературу и другие искусства? – У нас в семье всегда много читали, стихи папа любил и даже сам писал. Так же как и музыку – на его счету музыка к нескольким театральным постановкам. –Аркадий Шацкий жил в несвободное советское время. Ярким, талантливым, независимым и свободным тогда было очень трудно жить. И в какой-то момент система пыталась его согнуть. А был ли он свободным человеком, несмотря ни на что? – Мне не хочется вспоминать о том, как неблагодарно и жестко обошлись

с отцом. Эта тема требует отдельного разговора – тем более, что нынешнему поколению очень трудно объяснить советские реалии тотального дефицита на товары. Чтобы оркестр звучал профессионально, качественные инструменты и технику приходилось покупать у спекулянтов – их просто невозможно было приобрести официально, так как рынка не было! И отец осознанно рисковал, нарушая закон, – не для личного обогащения, а для развития дела. Во всем, что касалось музыки, оркестра, технического оснащения, его можно было назвать фанатиком. – Аркадий Шацкий научил многих музыкантов своего оркестра, вывел их в жизнь, направил на музыкальный путь. А как было с вами? Он помог вам стать певицей? – Для меня путь на сцену был естественным, он начался почти с рождения: пианино стояло рядом с моей кроваткой, папа писал аранжировки во внеурочное время – по ночам, и я привыкла засыпать под звуки музыки. После

школьных уроков, вместо того чтобы ехать домой, я ехала к папе на репетиции. Я впитывала все, чему он учил своих музыкантов и солистов. Дальше его помощь не распространялась, он был уверен, что в музыке протекции не место и даже в те времена, когда мог меня «протолкнуть» на сцену, не делал этого. Перед зарубежными поездками, когда я умоляла взять меня с собой, он говорил, что сделает это только тогда, когда я стану лучшей солисткой его оркестра. – Как вы шли к своему Олимпу? Был ли тернист путь? Помогал ли вам отец? Задавал ли планку? Вы дочь известного музыканта, дирижера, солиста. Это было для вас стимулом? Или это, наоборот, мешало? – Отец считал, что быть певицей – это значит иметь очень зависимую и тяжелую профессию. Будучи лично знакомым со звездами эстрады, он знал, что лишь немногие из них счастливы в личной жизни. И был уверен, что только исключительно одаренные женщины могут ставить


Шацкий на одном из первых концертов дочери – певицы Нины Шацкой. Аркадий и Нина Шацкие дают интервью на радиостанции «Эхо Москвы». Аркадий Шацкий с друзьями на Рыбинском море.

мной доволен и что всегда мечтал, чтобы я состоялась именно такой, какой стала. Иногда, оглядываясь в прошлое, я думаю, что не смогла бы еще раз начать все сначала. Жанры, в которых я пою, никогда не были мегапопулярными, и я постоянно слышала рекомендации сменить амплуа и петь песни «повеселее и полегче», что и вправду сулило легкую популярность. Разумеется, я бы могла и не выдержать такого многолетнего марафона, длительной невостребованности, отсутствия перспектив из-за того, что всегда была «неформатом», если б не поддержка родителей: в самые сложные периоды они одобряли мой выбор. Бывали моменты, когда руки опускались, я задумывалась о том, чтобы бросить музыку и поискать другое занятие. Но отец всегда находил нужные слова, всегда, даже когда у самого дела шли не лучшим образом, мог меня успокоить. Он считал, что если Бог дает талант, то человек должен за него расплачиваться. – Что сейчас происходит в вашей музыкальной карьере? Может быть, вы выбираете новые музыкальные жанры для работы? – Последние годы были очень плодотворны, совместно с актрисой Ольгой Кабо мы выпустили два спектакля: один из них посвящен Анне Ахматовой, а другой Марине Цветаевой. И если музыкальная часть к ахматовскому проекту уже была написана Златой Раздолиной – я пела

2013

Аркадий Шацкий с женой Татьяной и дочерью Ниной.

и неинтересно – в питерской самодеятельности отцовской планке никто не соответствовал. При этом, понимая, что общей культуры мне катастрофически недостает, я ежевечерне пропадала в театрах и концертных залах, заполняя пробелы в художественном образовании и хоть как-то прикасаясь к творчеству. В конце концов, я не выдержала и на последнем курсе вуза поступила учиться в студию легендарного Ленинградского мюзик-холла, на вокальное отделение. Дальше было очень много разных перипетий и случайностей, радостных и доводящих до отчаяния. В итоге, моей профессией все-таки стала музыка, а главное – незадолго до смерти папа успел сказать, что очень

191

на кон свое женское счастье. Меня исключительно талантливой он не считал. Поэтому, получив аттестат зрелости, вместо музыкального училища я, постановлением семейного совета, была отправлена работать заведующей поселковым клубом под Рыбинском – «чтобы узнать жизнь и заработать стаж». Затем я благополучно поступила в Петербургский гуманитарный университет профсоюзов, на специальность «управление в сфере культуры». Признаюсь, все время, пока осваивала управленческие знания, я ужасно тосковала по музыке. Пыталась найти самодеятельный коллектив, чтобы хоть как-то иметь к ней отношение, но после «Радуги» везде было скучно


ее романсы и реквием много лет, то к спектаклю, посвященному Марине Цветаевой, музыка была специально заказана композитору Дмитрию Селипанову. Эти работы очень меня захватили, и я полностью себя им посвятила. Так что теперь, я думаю, пришло время вернуться к моим традиционным направлениям: романсу и симфоджазу.

192

2013

– Аркадий Шацкий рано ушел из жизни, оркестр перестал существовать еще раньше, но отзвуки славы его «Радуги» до сих пор слышны. Это яркая глава в культурной жизни Рыбинска, в культурной жизни всей страны. Помнят ли люди об этом? – Гастролируя по России, я часто выступаю на местных теле- и радиоканалах, и во время прямых эфиров не было случая, чтобы кто-нибудь не позвонил и не сказал, что жизнь сталкивала звонившего с папой и его творчеством. И что эта встреча оказала большое влияние на жизнь звонившего, на его мировоззрение. Для меня это очень важно. И свои концерты в Рыбинске я всегда посвящаю памяти отца. Это мой отчет перед папой, перед земляками. – Ваше детство, Нина, прошло на Волге. Как вам кажется, у волжан есть какие-то отличительные черты, что-то характерное только для них? Широта души, романтичность, чувство прекрасного, страсть к путешествиям... Способствует ли рождение на Волге развитию таланта? Что-то отличает волжских жителей? Как на вас повлияло то, что вы родились именно в Рыбинске? – Иногда в интервью меня спрашивают об истоках моего тяготения к жанру романса, к настоящей музыке. Я знаю безошибочный ответ. Это – соприкосновение с природой и родительская любовь. Мое лето проходило с родителями на катере: водные лыжи, нырянье и рыбалка. Иногда отец забрасывал меня на один из необитаемых песчаных островков, пропитанных солнцем и запахом сосновой смолы. Я читала книжки, слушала «Маяк» (ловился только он) и валялась в огромных горячих лужах, черная как эбонитовая палочка. К ночи родительская компания собиралась вокруг костра, коптили окуней на ольховых ветках. Из непроглядной тьмы появлялись цветные огоньки кораблей, доносились музыка и запоздавший плеск волн. Когда я в своей теперешней жизни оказываюсь на лодке, независимо от континента и части света, когда чувствую запах разогретого мотором бензина, когда ощущаю на лице водяную пыль и мощный поток встреч-

Нина Шацкая на концерте в Московском театре эстрады.

ного ветра – я на уровне инстинкта становлюсь счастливой маленькой девочкой, бороздящей Рыбинское водохранилище вместе с отцом! Отец обожал наше рукотворное море. Он научил меня ловить волну и бороться с морской болезнью, мастерски закидывать спиннинг, прыгать за борт в открытой воде и кататься на водных лыжах. Недавно я неслась навстречу ветру по Атлантике, вдоль костариканского побережья, и жалела, жалела, жалела (!!!!) что невозможно показать отцу эти красоты! Что не успела подняться на ноги до его ухода, что он не видел таких теплых, таких прекрасных и разных океанов и морей! Я понимаю, что то, чем я стала сегодня, сформировалось в моем рыбинском детстве, на волжских берегах.

– Временами вы, Нина, возвращаетесь в Рыбинск. Город вашего детства меняется? – В моей сегодняшней жизни поездки в Рыбинск связаны с радостью и волнением, которые охватывают меня, как только я подъезжаю к городу, здороваюсь с Собором, вспоминаю, как зимними морозными вечерами мне казалось, что это великан с круглыми глазами, в снежной искрящейся шапке, охраняет въезд в город. Арки моста, биржа и пожарная каланча – все это безмятежное счастье! Мой город детства! Я сожалею, что не стало парка напротив моторного завода, но счастлива, что памятники исторического центра оберегаются, и Рыбинск не потерял своего лица, и что Собор стал действующим. Я знаю, что меня здесь ждут и рады слышать.•


193

2013

19  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you