Page 1

СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

LOVE TOUR Любовное чтиво для айфона


НАПУТСТВИЕ Вы заметили, что любовь странным образом исчезла из нашего мира. Она осталась лишь в пыльных книжках, которые никто не читает, да ещё в чёрно-белых фильмах, которые никто не смотрит. О том, что любовь ещё существует, поётся лишь в песенках по радио. Само же слово от бесконечного употребления стало пустышкой. То, что сейчас называют любовью, не имеет к ней никакого отношения. В столицах люди вообще разучились любить. Большим городам сейчас не до страстей. Для них нужно время, а всем сейчас некогда. Какая там любовь, если даже на быстрое питание времени не хватает, а секс тот вообще на скорую руку! Всё наше время отдано работе и долгим поездкам туда и обратно. Одни часами трясутся в переполненном транспорте, другие торчат в бесконечных пробках. На улицах сейчас никто не знакомится, а виртуальные знакомства в интернете так и остаются виртуальными. Любовь сохранилась лишь в маленьких городках, там, где все друг друга знают, а жизнь течёт скучно и неторопливо. Желаете испытать настоящие винтажные чувства? Отправляйтесь в любовное путешествие! Туристское агентство «LOVE TOUR» предлагает вам совершить романтическую поездку в Закарпатье, которая включает в себя не только посещение живописных мест, но и обучение забытому ныне искусству любви. В свободное от экскурсий время вы сможете претворить полученные знания на практике. Необходимо лишь следовать указаниям гида. Сейчас в моде, как вы сами понимаете, - быстрая любовь. Всего за семь дней. Сотворение любви - по скорому, как сотворение мира. Любовные переживания гарантируются. Претензии на невзаимную любовь или на мучения от любви не принимаются, поскольку краткосрочная любовь не предполагает счастливого конца.


COДЕРЖАНИЕ Напутствие

i

1

Введение в искушение

1

2

Искушение искусителя

Pg #

3

Избавление от лукавого

Pg #


i


предыстория (за

полгода до описываемых событий)

ВЫХОДИ ЗА МЕНЯ - Коляда! Почему ты не пишешь? - А я уже написал. Заглянула в его тетрадь. «Оксана Викторовна! Прошу вас, не выходите замуж». - Что? Что ты написал? Сейчас же выйди из класса! Вышла вслед за ним в коридор, а у того от обиды слёзы в глазах. - Оксана Викторовна! Богом вас прошу, не выходите замуж… пока я школу не закончу. Только этого ещё мне не хватало - влюблённого восьмиклассника! - Оксана Викторовна, - всхлипывая, продолжает умолять меня Коляда, - подождите… ну, пока я подрасту. - Не собираюсь я пока замуж. С чего ты взял? - А вон, - кивнул он в окно на Степана, уже поджидавшего меня у входа. Я усмехаюсь. Этот Степан уже давно клинья ко мне подбивает. Сын директрисы, у которой я ко всему ещё и жильё снимаю. Взял за привычку каждый день встречать меня после уроков. - Я тебя провожу, - встаёт Степан у меня на пути. Обошла его: - Не надо, я дорогу знаю. - Я тебя провожу. Взгляд дерзкий, голос непреклонный. - Отцепись от меня, привязался на мою голову! Всё равно идёт за мной. - Не ходи за мной, слышишь, отстань! Отпускает метров на десять, но следом идёт. Захожу в магазин, прошу продавщицу выпустить меня через чёрный ход. - Смешная ты. Тут девки все за ним бегают, а ты от него. 1


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Степан - парень видный собой: широкие плечи, крепкое телосложение, хорошо развитая мускулатура. Но я не испытываю к нему никаких чувств. Как впрочем, и ко всем другим, с кем я прежде встречалась. На мне, будто крест какой-то: я никого не могу полюбить. Зато, как на грех, все вокруг в меня влюбляются, все так и липнут ко мне. Вышла вечером в магазин за продуктами, возвращаюсь назад, а в моём окне свет горит. Заглядываю в окно, а там за столом - Степан. На столе - бутылка вина, закуска: всё с собой принес уже, разложил, ждёт меня. Открываю дверь и, как в беспамятстве, ни слов не говоря, срываю скатерть со стола. Вино, закуска, рюмки, - всё летит на пол. Я словно в истерике: - Я тебя звала сюда, я тебя звала? Убирайся к чёрту! Степан сигналит на мотоцикле перед учительской. Закрыла окно. Сигналил до тех пор, пока не вышла. - С ума сошёл? - Да, - усмехается. - Что тебе нужно? Посмотрел на землю, потом прямо в глаза: - Выходи за меня! - За тебя? – усмехнулась я презрительно. Он обижается: - Я ещё никому такого не предлагал. - Предложи кому-нибудь другому. - Ты всё равно будешь моей, - заверяет он. Я не знаю, что ответить. Пытаюсь сказать убедительно: - У меня парень в городе есть. - Парень – не жених. Ну, как ещё убедить его? - Я всё равно не останусь в этой Поляне и летом уеду в город. Он улыбается. - Ты не уедешь. - Это ещё почему? - Потому что я женюсь на тебе. Он непробиваем. И это доводит меня до истерики. - Я никогда не буду твоей женой! - Почему? – обескуражено произносит он. - Потому что замуж выходят по любви. А я тебя не люблю. - Ничего, - самоуверенно отвечает он, - потом полюбишь. Главное, что я тебя люблю.

2


LOVE TOUR

Голос у меня срывается. - Никогда этого не будет, - хриплю я, - слышишь, никогда! - Уверена? - пристально смотрит он на меня. Нашла коса на камень. Другая бы рада была, что за ней так парень ухлёстывает. Неотступно ходит за мной, словно на измор берёт, никого ко мне не подпускает. Надо же было Андрею тогда ко мне из города приехать! Нашёл меня в школе, дождался перемены, несмело заходит в класс. - Ты зачем сюда приехал? – спрашиваю грубо. - Как видишь, не могу без тебя. Соскучился. - А я нет. Зря ты приехал. - У тебя здесь уже кто-то есть? Как назло, Степан навстречу идёт по коридору. - Слышь, парень, отойдём. - Никуда он не отойдёт, - говорю, - он ко мне приехал. - Ну, как приехал, так сейчас и уедет. Степан неожиданно толкнул его в грудь. Андрей полез на него с кулаками и пропустил удар. Встаёт с расквашенным носом. Очки куда-то слетели. - Ненормальный ты, не трогай его, - вцепилась я в Степана. - Ладно. Пусть живёт пока, - смилостивился он. - Андрей, сильно больно? – метнулась я к Андрею. Он зажимает рукой окровавленный нос. - Ничего, до свадьбы заживёт, - пытается он улыбнуться. - Придурок! – гневно бросаю я Степану, - ты же нос ему сломал. Громкий стук среди ночи, а затем пьяный голос Степана: - Оксана, это я, открой мне, слышишь, открой дверь. Вскочила с постели ни жива, ни мертва. - Открой, мне нужно поговорить с тобой. Молчу, ни звука. - Ну, скажи хоть слово, я всё равно не дам тебе спать. Натянула на себя впопыхах халатик. - Слышишь, открой скорее дверь. - Боже мой, это когда-нибудь кончится или нет? - Я хочу тебя видеть. - Завтра увидишь. - Мне надо увидеть тебя сейчас. - Уходи, я сказала, всё равно я тебе не открою. - Долго ты ещё будешь мучить меня? Где твой городской, скажи, почему он больше не едет к тебе? Никого у тебя нет, и не будет, кроме меня.

3


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Уйдешь ты, наконец? - Долго я тут буду, - стучит ногой в дверь. Господи, ну за что мне такое наказание? Этот Степан, как маленький ребёнок. Будет верещать и топать ногами до тех пор, пока не добьётся того, что ему нужно. - Лбом лучше постучи, если он у тебя крепкий. - Ну, ладно. Страшный удар в дверь. Вот баран, настоящий овен! Иван влетает в комнату, потирая плечо, - Чёрт, говорил же я тебе. - Не подходи ко мне, слышишь, - отступаю я к окну. - Говорил же я тебе, что войду. Да не смотри ты на меня так. - Я подам на тебя в суд, что преследуешь меня. - Подавай, куда хочешь. - Врываешься ко мне среди ночи, ломаешь дверь, тебя посадят. - Напугала, боюсь я тюрьмы. Ты же знаешь, ничто меня не остановит, ни дверь, ни тюрьма. Только ты это можешь, только ты ещё можешь меня спасти. Да не плачь, починю тебе дверь. - Как ты её теперь починишь? - Сказал, починю. Но если ты завтра мне снова не откроешь, я опять её вышибу. - Ты сумасшедший, я никогда за тебя не выйду. - Я не могу больше дома оставаться, меня всё время тянет к тебе, в эту комнату. - Но, раз тебя так тянет в эту комнату, так здесь и оставайся, а я пойду ночевать к соседке. У меня нет больше сил тебя терпеть. Утром, когда от соседки вышла: дверь всё так же настежь, а он спит на моей кровати. Так и не зашла, сразу направилась в школу. На большой перемене он всё-таки нашёл меня в учительской. Завуч также была здесь. - Дверь я починил, можешь возвращаться. А это тебе, - положил он передо мной на стол колечко, - в качестве морального ущерба. - Забери назад. - Не нравится? Примерь. - Оно мне ни к чему. - Мне оно тоже ни к чему. - Тогда я его выкину. - Как хочешь. Я и бросила его в форточку. Завуч недоумённо посмотрела на меня. Степан ничего не сказал, потемнел лицом и вышел. Видела в окно, как завёл мотоцикл и уехал. Завуч покачала головой.

4


LOVE TOUR

- Ну зачем ты так? Пожалела бы его немного. - Как мне его пожалеть? Насильно мил не будешь, а против себя я пойти не могу. - Видишь, как он убивается за тобой. - Я сама уже не знаю, что мне делать, как мне быть. Хоть бросай всё, да уезжай отсюда. - Куда ж ты бросишь детей посреди года! - То-то, и оно. Нет, это выше моих сил. Только села за стол, чтобы пообедать, как вновь вижу Степана на крыльце. - Ну что ещё тебе? Ты мне дашь хоть поесть нормально. - Я на минутку. Пришёл попрощаться. - Уезжаешь? - Да. И больше ты меня не увидишь. - Неужели это когда-нибудь случится? - Ты ещё, может, пожалеешь об этом. - Я буду только прыгать от счастья. - Точно будешь? Ладно. Вообще-то я за мылом зашёл. - Зачем оно тебе? Вешаться собрался? - Ага, - ляпнул он. - С чего это вдруг? - Ты же не хочешь идти за меня замуж? - Нет. - Вот и ответ. Он так проникновенно посмотрел мне в глаза, что я почти поверила ему. Но только почти, потому что чувствовала в этом подвох, очередную попытку вынудить меня. - Ну, тогда вперёд и с песней. Мыло, вон - на умывальнике. Поднесла ложку ко рту и опустила её. Нет, вы только посмотрите на него! Привязав один конец верёвки к козырьку, он стал действительно намыливать верёвку, да с таким безутешным видом, что мне впервые стало жалко его. Неужели сдался? - С ума сошёл? - крикнула я, когда он натянул петлю на шею, и побежала к двери, всё ещё надеясь, что он шутит и только испытывает мои нервы. Но когда открыла дверь, он, словно от испуга, что я его остановлю или от безысходности, тут же шагнул со ступеньки крыльца вниз. Ноги его повисли в полуметре от земли, он захрипел, выпучил глаза, задёргался, пытаясь вернуть себе прежнюю опору, но безуспешно. Остолбенев, я смотрела на всё это, пока, наконец, не догадалась притянуть его на крыльцо, чтобы он смог встать на ноги.

5


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Ненормальный, ну, дурак, ты что, совсем рехнулся, - причитала я, освобождая Степана из петли. Он ошеломлённо смотрел на меня, не очень-то радуясь своему спасению. - Что ж не прыгаешь? - откашлявшись, прошептал он, стыдясь своих намоченных штанов. - Это ты чуть не допрыгался, придурок! Ну, что мне с тобой делать? - Выходи за меня.

часть первая

ВВЕДЕНИЕ В ИСКУШЕНИЕ день первый НАЧАЛО ЛЮБОВНОГО ТУРА Начало любовного тура не предвещало ничего хорошего. Собравшись в холле гостиницы и поджидая гида, любовные странники с тоской смотрели сквозь стеклянные двери на пасмурное небо и моросящий дождь. - Твою мать, когда же он закончится! Это было сказано непроизвольно, но если уж к ней обращается ктото, звуковая вибрация обязательно достигнет её пределов. Кроме того, прозвучал ещё один крик души: - Ну, когда же, наконец, появится наш гид! Вот-вот. Из подъехавшего к гостинице туристского автобуса неожиданно выскакивает эффектная молодая женщина. Торопливо поднявшись по ступенькам, она вбегает в открытые двери и с порога приветствует свою группу: - Здравствуйте, извините, ради бога, застряли в пробке. А вот зонтики вам совсем не понадобятся, - добавляет она, заметив у многих зонтики в руках. - Не волнуйтесь, дождь вот-вот закончится, успокаивает она их с улыбкой на лице.

6


LOVE TOUR

Тряхнув кудряшками золотисто-рыжих волос, удивительно подходящих к её ярко-зелёному платью, она приветливо оглядывает свою группу - все двенадцать персон, с которыми ей предстоит работать. - А пока давайте знакомиться. Зовут меня Агния. Я представляю агентство «LOVE TOUR» и всю эту неделю буду вашим гидом. Она видит всех воочию впервые, хотя знает о каждом предостаточно - по файлам, заведённым на каждого участника. - Наш тур не случайно начинается сегодня, - с улыбкой продолжает Агния. Ведь сегодня - осеннее равноденствие. День становится равным ночи. Солнце уравновешивается луной, мужское начало – женским. - Жаль, что такое бывает всего два раза в год, - мягко сокрушается самая обворожительная женщина тура, которой никто бы и никогда не дал бы её действительный возраст. # Василиса, 36 лет, Близнецы # - Кроме того, сегодня четверг - день Юпитера, день фортуны, продолжает Агния. - Этот день хорош во всех отношениях. Он удачен для начала путешествий и для такого предприятия, как наше, - со значением поднимает она брови, как бы подражая этим самому Юпитеру. - Ага, очень удачен, - скептично произносит приземистый чернявый молодой человек, - льёт с самого утра. # Стас, 27 лет, Скорпион # Слегка небрит, усат и коротко пострижен. Невзрачное, незапоминающееся лицо и очень выразительные глаза - тёмные, холодные, глубокие. Цепкий, пронизывающий взгляд. Одет в чёрный костюм и белую рубашку, Выглядит старше своих лет. - Он льёт уже целые сутки, Стас. Но благодаря матери, на которую вы сослались, - прозрачно намекает Агния, - вот-вот должен перестать. - Да что вы говорите, - манерно изумляется стоящий рядом с ним смазливый парень, насмешливо покачивая головой. # Денис, 25 лет, Весы # Он разительно отличается от своего приятеля. Высок, русоволос, голубоглаз, безус, и ко всему ещё с ямочками на щеках. Только крылышек не хватает для полного образа. В светлых брюках и модных туфлях выглядит очень элегантно. При этом рубашка у него небрежно расстёгнута на пару пуговичек, что говорит о многом. Сразу видно, что парень этот непростой и явно отличается от тех, кто привык говорить тихим голосом, скрещивать руки на груди и ходить в наглухо застёгнутой одежде. - Вот увидите, тучи к обеду разойдутся… - обнадёживает его Агния. - И на небе засияет солнце, - иронически добавляет красавчик.

7


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Причём, Денис, ждать вам этого осталось недолго, - улыбается ему Агния своей милой и неповторимой улыбкой, которая почти не сходит с её лица. - А откуда вы знаете, как меня зовут? – кокетливо рисуется Денис перед ней, привлекая тем самым к себе внимание всей группы. - Я всё знаю, - улыбается она ему в ответ, - я же ваш гид. Я ваш путеводитель по этому городу любви. - Любви? – удивляется самая заметная девушка в группе, с широкими бёдрами и необъятным бюстом. #Руслана, 22 года, Овен # - Да, Руся, и в этом вы тоже очень скоро убедитесь сами. А пока дождик не закончился, - спохватывается вдруг Агния, - я предлагаю всем выйти на улицу и очиститься под ним. Ну, что же вы? Смелее, смелее. Вслед за Агнией любовные путешественники выходят из гостиницы. На смотровой площадке возле необычного розового автобуса с огромными голубыми буквами LOVE TOUR по борту под моросящим дождиком Агния продолжает: - Я думаю, все знают, что вода - живая субстанция, и она обладает свойством передавать информацию. Она неожиданно возводит простёртые ладони к небу и как бы шутливо продолжает: - Разойдитесь, тучи! Покажись нам, солнце! Войди в нас, энергия любви! – опустив руки, она улыбается, - ну, вот, желание своё наверх мы передали. Теперь остаётся только подождать пару минут. - Ещё пару минут, и я промокну весь насквозь, - недовольно бурчит за её спиной самый представительный мужчина в группе, источающий вокруг себя дорогой парфюм, в дорогом костюме и с дорогим хронометром на правой руке. # Лев, 43 года, Лев # Он демонстративно раскрывает зонтик и услужливо приглашает стать под него стоящую рядом Василису. Несколько мужчин также следуют его примеру. Остальные, хоть и поёживаясь, продолжают мокнуть, явно желая напитаться этой самой энергии любви. - А пока несколько слов о городе, который виден отсюда, как на ладони, - показывает Агния рукой, - он расположен на семи холмах, а назван так в честь реки Уж. Видите, как она ужом вьётся по долине? - Где? – приподнимается на цыпочки единственная девушка в группе, одетая в короткую юбку. – Я не вижу. # Раиса, 24 года, Рыбы # Короткая юбка надета ею явно для того, чтобы отвлечь внимание от своего невзрачного лица и привлечь его к своим безупречно красивым ногам.

8


LOVE TOUR

- Не видите, Рая? Это потому, что её закрывает самая длинная в Европе липовая аллея. Гора Кальвария, на которой находится наша гостиница, и прилегающие холмы образуют вокруг города природный амфитеатр. Отсюда, с верхнего яруса, вы можете наблюдать за жизнью горожан в естественных декорациях улиц и площадей. Но скоро на этой сцене придётся выступить и вам, дорогие мои. «The Magical Mystery Tour is waiting to take you away», - доносится из открытой двери автобуса бравурная битловская песня. Пожилой водитель, явный поклонник легендарной четвёрки, слегка подмахивает головой в такт мелодии. - Справа, - продолжает Агния, смахнув со щеки капельки дождя, вон за тем холмом проходит граница, которая отделяет нас от Евросоюза. Слева вдали – горная гряда Карпат. Долина, зажатая между этими двумя преградами, и представляет собой уникальный заповедник любви, где люди ещё не разучились любить, а издержки цивилизации являются скорее исключением, чем правилом, в чём вы скоро сами и убедитесь. “ Roll up, roll up for the Mystery Tour”, - настойчиво звучит из динамиков. - Ну, что я говорила? – улыбается Агния, глядя на свои ладони, - уже почти не капает. Прогноз оправдывается. Более того, согласно ему, завтра наступит бабье лето. - Не может быть! Ура! Как кстати! – разноголосо вскрикивает женская половина группы. - А сейчас все живенько садимся в автобус, - добавляет Агния. Распределение по парам состоится в обед, а пока я проведу для вас обзорную экскурсию по городу.

НЕ ПРОШЛО И ПОЛГОДА… Необычный розовый автобус с голубой надписью сворачивает в улочку. По мокрой брусчатке в тесное ущелье сплошных фасадов. - Здесь каждый дом имеет свой стиль: вот тут – барокко, там – ампир, напротив – модерн, здесь – классицизм. Неповторимая эклектика, не правда ли? – замечает гид, - а вот там, где причудливые кариатиды, - это уже рококо. Автобус резко останавливается: перед светофором.

9


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Витрина магазина женской одежды, рядом стоят три цыганки в пёстрых платьях, одна из них назойливо пристаёт к девушке, одетой в красную кофточку и чёрную юбку. Классическая цветовая гамма привлекает внимание. Только уверенные в своей неотразимости надевают красное и чёрное. Роковые женщины знают, чем привлечь мужчин. Моргнув жёлтым, светофор-повеса глядит уже зелёным глазом. Увернувшись от цыганки, Оксана спешит к переходу. Она ждёт, пока проедет розовый автобус с голубой надписью "LOVE TOUR" на борту, замечая, как её кофточка ало отражается в его окнах. Неторопливо проплывают перед её глазами лица туристов. За широкими стеклами те чувствуют себя в безопасности перед незнакомым городом и свысока взирают на прохожих. Неожиданно один из них, симпатичный парень (ну, конечно, же Денис, кто же ещё?) широко улыбаясь, подмигивает ей. Оксана не успевает даже удивиться, как её обдаёт клубами сизого дыма. Цыганка вновь хватает её за руку. - Постой, красавица, дай ручку, всё тебе скажу, ничего не утаю. Вижу, - замужем ты, но мужа не любишь, бросила его. - Как узнала? У меня же нет кольца. - Я всё знаю, что было, что будет. Полюбишь ты скоро чужого, неместного. Дай руку другую. Вижу - беда тебе будет большая. Только золотом отвести можно. - Да нет у меня золота. - Вся в воде ты. Вижу, тонешь ты, - шепчет ей на ухо другая. - Неужели? - отстраняется от неё Оксана. - Беги скорей домой, неси любое золото, тогда беду отведу. - Я же сказала, ничего у меня нет. - Не жалей. Смотри, проклятье на тебе останется, - обещает ей третья. - А серёжку, - гладит её по плечу первая, - снимай серёжки тогда золотые. - Матерь Божья Пречиста, - шепчет Оксана и быстро крестится. Она избавляется от наваждения, но избавить её от цыганок не так-то просто: проще направить её в первую попавшуюся дверь.

МЫ СЮДА НА ЭКСКУРСИЮ ПРИЕХАЛИ ИЛИ КАК?

10


LOVE TOUR

- А слева вы видите главное украшение города – Крестовоздвиженский кафедральный собор, - продолжает Агния. Посмотрите, какие необычные на нём кресты. - Чем же они такие необычные? – спрашивает её рыжеватый парень, который сидит справа и не видит крестов. # Илья, 25 лет, Водолей # Недельной небритостью на лице он явно пытается скрыть свою моложавость. - А тем, мой милый Илья, что у них три параллельные поперечины, и схематически они представляют собой Древо жизни. О быстротечности времени прихожанам напоминают также две башнизвонницы в стиле ренессанса с вмонтированными в них часамикурантами… - А почему их две? – жеманно спрашивает сидящая напротив самая высокая девушка в группе, которая на голову выше кое-кого из мужчин. # Кристина, 29 лет, Козерог # - Видимо, уже в те времена, Кристина, - отвечает ей Агния, задумывались о двуединстве мужского и женского начал. - Я не пойму, мы сюда на экскурсию приехали, или как? – пожимает плечами Денис. - Всё зависит от вас, - ласково и снисходительно отвечает она ему, - на экскурсию вы сюда приехали или как. Замковая гора. Глубокие рвы. Серые стены бастионов из обтёсанных массивных камней. Переплетённые лозы с гроздьями винограда, - герб города над входом в средневековую крепость-замок, похожую издали на огромную казарму. В уютном внутреннем дворике любовные странники останавливаются возле бронзовой фигуры Геракла, убивающего лернейскую гидру. - Как видите, - рассказывает Агния, – у неё тело змеи и девять голов, причём одна из них бессмертная. - Интересно, которая из них? – любопытствует худенькая девушка в очках, из принципа не пользующаяся макияжем. # Ада, 31 год, Дева # - Об этом история умалчивает, Ада. - с улыбкой отвечает ему Агния и продолжает, - более того, как ни старался Геракл отрубить ей все головы, ничего у него не получалось: вместо одной головы у гидры вырастало сразу две. - Как же тогда он её одолел? – интересуется самая юная участница тура. # Вика, 19 лет, Телец # - А он ей головы прижигал огнём, Вика, - отвечает Агния.

11


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Боже, так просто, - совсем по-детски восторгается Вика, - никогда бы не догадалась. - А бессмертную голову её Геракл закопал глубоко под землю, добавляет Агния, - да ещё скалой придавил. - Видно, плохо закопал, если она опять «вилезла» из-под земли, - с восточным акцентом комментирует кто-то из-за её спины. Агния поворачивается и замечает симпатичное смуглое лицо худенького Рустама. # Рустам, 24 года, Козерог # Похожий на азербайджанца, он вполне мог бы сойти и за татарина, если бы его не принимали за осетина. Агния проходит дальше к замку и, не дожидаясь, пока все её странники соберутся возле неё, увлечённо рассказывает тем, кто уже подошёл: - Была у владельца этого замка дочь. Естественно, красавица. И на свою беду она влюбилась в одного чужестранца. Чтобы увидеться со своим любимым, девушка показала ему тайный подземный ход. А тот оказался переодетым вражеским лазутчиком. Поскольку странникам предстоит вскоре распределение по парам, они не очень-то внимательно слушают своего гида и незаметно приглядываются друг к другу. - Узнав об этом, - продолжает Агния, - отец отрубил лазутчику голову, а дочь свою приказал замуровать заживо. С тех пор её дух обитает здесь и поныне. Кому посчастливится, тот сможет увидеть призрак девушки в окнах замка или на галерее. От их группы неожиданно удаляется красавчик Денис. - Денис, ты куда? – окликает его Стас. - Пойду искать её, - шутливо отвечает тот. - А как же экскурсия? - Сдалась она мне! Я, что, сюда на экскурсию приехал? Если хочешь лучше узнать город, познакомься с девушкой из этого города. - Давай, давай, Денис, - ухмыляется Стас, - смотри только: не опоздай на обед. Тем временем Агния ведёт за собой экскурсантов дальше и останавливается перед небольшим провалом в земле, за которым вычурной линией возвышается кладка фундамента. - А это и есть знаменитая ведьмина яма, - показывает она. – Когда-то в средние века на этом месте возле церкви сжигали женщин, уличённых в колдовстве. В те времена женщину не считали за человека. Она считалась средоточием зла и похоти. - Это уж точно, - распевно произносит кто-то слева за её спиной. Агния настораживается, но продолжает: - Её постоянно уличали в связи с дьяволом.

12


LOVE TOUR

- И не зря, - иезуитски произносит тот же голос справа за её спиной. Агния недовольно поворачивает голову: низкорослый мужчина с бородкой хоть и одет в обычные джинсы и куртку, а длинные волосы его хоть и стянуты в косичку, но она-то знает, что джинсы эти и куртка не совсем привычное для него облачение. # Павел, 32 гола, Стрелец # - Отец Павел, - укоризненно обращается она к нему. - Просто Павел, - перебивает он её и по тому, как недовольно взметнулись его глаза, она понимает, что попала в точку. - И вот однажды, - продолжает Агния, - здесь сожгли очередную невинную девушку. Та же прокляла на костре тех, кто возвёл на неё напраслину. Вскоре сама церковь сгорела в пожаре. Осталась только яма. Место это до сих пор считается нечистым. Поговаривают, что каждое воскресение та ведьма выходит отсюда, чтобы завладеть новыми душами. - А в это воскресение она тоже выйдет? – интересуется о. Павел. - Непременно, милосердный вы мой, - отвечает Агния.

ПОРА НАМ ЗАВЯЗАТЬ ЗНАКОМСТВО Денис стоит на какой-то площади. Он улыбается и держится отлично, но сразу видно, что он здесь чужой. Люди проходят мимо, как бы не видя его, и это его задевает: Да что же это такое! Никто не обращает на меня внимания, никто не хочет меня знать, словно меня здесь и нет вовсе. А может быть, и в самом деле нет? По крайней мере, не было минуту назад и не будет через минуту. Возможно, всё происходит иначе: он есть. А вот люди вокруг существуют, будто помимо него, как бы виртуально, и он смотрит на прохожих, словно со стороны, разглядывая их и даже заглядывая в глаза, – симпатичным девушкам. Ощущение от площади в незнакомом городе, на которую попадаешь впервые. Она кажется ему такой маленькой. Не площадь, а площадка! Называется так гордо – Театральная. Хотя стоит на ней, смешно сказать, - кукольный театр. Денис усмехается и качает головой, разглядывая афишу на здании.

13


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

По сравнению со столицей, откуда он прибыл, всё ему здесь кажется миниатюрным: крохотные магазинчики, игрушечные домики, мостик через речку Уж. Ну, уж и город, этот Ужгород. Он вступает на мостик, - для местных жителей это всё же пешеходный мост, - и тот оживает под ним, заметно подрагивая от движения сотен ног. Слегка покачиваются вверху светильники. Дойдя до середины, он облокачивается на перила и смотрит вниз: мутно-грязные, быстрые, бурные воды несут по волнам коряги, ветки, щепки, какой-то мусор, проносится даже иссохший чёрный остов дерева, который вдруг ниже по течению у острова зацепляется сучьями на отмели. Визгливо кричат чайки. Вездесущие, белокрылые, они то взмывают в пасмурное небо, отчётливо вырисовываясь на тёмном фоне, то кидаются вниз, и река далеко уносит их, перекатывая в волнах. Показалась и ушла под воду девичья голова. Показалось? Склонённая над перилами девушка в красной кофточке и чёрной юбке вздрагивает, на миг представив себя внизу. Повернув голову, она замечает рядом симпатичного парня. Тот, из автобуса? Она опять смотрит вниз, но наваждение в реке исчезло. Не сознавая, делает она это умышленно или по необходимости, девушка обращается к нему: - А вы не скажите… - Который час? – с готовностью подхватывает тот, видя, что на руке у неё нет часов, - уже пора. - Что пора? – словно не понимает она. - Нам завязать знакомство, - будто читает Денис её мысли. - Я думаю, не стоит, - как бы нерешительно отвечает она и вздыхает. Вздох получается горьким. - Почему так печально? - Вам не понять. - Отчего же? А если я попробую? - Попробуйте. Некоторое время он глядит перед собой: на реку. - Вы ждёте прекрасного принца, а тот почему-то не спешит. Она невольно оборачивается, словно надеясь увидеть этого самого принца на мосту. - Я уже ничего и никого не жду, - решительно заявляет она. - И никуда не торопитесь? - Мне некуда спешит. У меня масса свободного времени. - Зачем же вы тогда спрашивали, который час? – торжествует Денис.

14


LOVE TOUR

Что он себе позволяет! Она отстраняется от перил и поворачивается спиной к нему. И в то же мгновенье кто-то, как вкопанный, останавливается перед ней. - Оксана? – изумлённо спрашивает этот кто-то. - Андрей? - удивляется и Оксана, глядя на высокого молодого человека в очках, стоящего перед ней. - Привет! Ты как здесь? – радостно сияет тот. Модная оправа придаёт ему солидности. Оксана смущённо опускает глаза на тугой воротник его сорочки и на подобранный в тон ей галстук. - Да так вот, - неопределённо отвечает она. - Всё ещё замужем? – настороженно спрашивает Андрей. Оксана кивает, тонко ощущая запах его парфюма, и замечает краем глаза, что незнакомец, с кем она только что говорила, уже уходит, отрываясь от перил. - А я до сих пор неженатый хожу. Всё тебя жду, - с померкшей улыбкой добавляет Андрей. Они стоят на проходе и мешают движению. - Слушай, я так рад тебя видеть. Только… - Что? - Я сейчас спешу… меня тут срочно вызвали по одному делу. Но это ненадолго. Давай встретимся… как обычно, «пiд коштами», смотрит он на часы, - ровно в два часа. Договорились? Ну, всё, я не прощаюсь. Оксана провожает его взглядом. Я как знала, что встречу его. Быстрым шагом Андрей пересекает площадь, но в конце её неожиданно задерживается возле книжной раскладки. Сказал мне, что спешит, а сам болтает с какой-то продавщицей.

СКОЛЬКО У ТЕБЯ ИХ БЫЛО? Тем временем, на набережной к Денису подходит его приятель: - Привет, красавчик. Ну что, уже нашёл себе местную достопримечательность? Денис отмахивается: - Стас, отвяжись!

15


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Я же видел тебя с ней на мосту, - как бы между прочим замечает Стас. Денис разводит руками: - Я вижу, от тебя нигде нельзя избавиться. - Ну, ты и ушлый, - удивляется Стас, - не успели ещё в город приехать, а я тебя уже с девушкой вижу. - Не хочешь посидеть «Над Ужем»? – обрывает его Денис, заметив вывеску кафе, расположенного на высокой террасе, к которой вели ступеньки вверх. - Нет, я хочу посидеть «Под Ужем», - говорит Стас, заметив рядом другую вывеску – пивного бара, расположенного в глубоком подвале, к которому вели ступеньки вниз. - Тебя, Скорпиона, я вижу, так и тянет куда-нибудь на дно, усмехается Денис. В полумраке пивного бара он недовольно морщит нос, отпивая из бокала пиво. Его эстетическое чувство страдает: на дубовых столах – нагромождение неубранных бокалов, тарелки с недоеденной закуской, остатки копченой рыбы, замасленные скомканные салфетки. Из соседнего зала доносятся возбуждённые голоса. - А вот скажи, Денис, мне, только честно, - неожиданно спрашивает его Стас, - сколько их у тебя было? - Кого их? – не понимает Денис. - Ну, этих…как ты их называешь…бикс…шикс. - Тысячи три, не меньше, - бахвалится Денис. - А в действительности? – не верит Стас. - Ну, триста. - А на самом деле? - Не считал. - А тех, кого можешь вспомнить? - Ну, думаю, десятка три наберётся, - отставляет Денис свой недопитый бокал, - что-то не нравится мне это пиво. - А к кому-нибудь из них ты испытывал… ну хоть какие-то чувства? – продолжает допытываться Стас. - Увы, Стас, увы. Мне это не дано… - вздыхает Денис, - я пропащая душа. Ещё ни разу мне не удалось влюбиться. Ты думаешь, зачем я отправился с тобой в этот лав-тур? Стас хитро прищуривается: - А зачем ты отправился со мной в этот лав-тур? - Понимаешь, Омут, - величаво начинает Денис, - я всегда надеюсь на чудесный случай, когда мне встретится прекрасная незнакомка… - Которую ты в тот же вечер трахнешь в каком-то грязном подъезде, - быстро заканчивает Стас, так что приятель его прыскает со смеху.

16


LOVE TOUR

- Ну, может, этого ей так захочется, а может, я посчитаю, что не ту ещё встретил. - Скорей бы она тебе уже встретилась, Денис, а то ты за эту неделю полгорода тут… - поперхнувшись, кашляет он. Денис от души стучит кулаком ему по спине. - Вот видишь, что делается, когда человека жаба душит… - Не зря, я вижу, тебя у нас в конторе ходячим пенисом прозвали. - Как видишь, не зря. Так что, будет чудо, если я здесь в кого-нибудь влюблюсь. Стас усмехается: - Это уж точно. Уязвлённый замечанием, Денис сам переходит в атаку: - Интересно, а ты зачем направился сюда? - Я? – не ожидает такого вопроса Стас. – Ну, как тебе сказать, пожимает он плечами. - Ведь ты тоже никого не любишь! Стас признаётся: - Да. Но в отличие от тебя, я не гонюсь за количеством. Мне важно качество. Если уж спать, то с королевой. - Да, ладно, видел я твоих королев! Уязвлённый Стас хмыкает носом: - Ты их не видел. И потом, мне важно не самому любить, а чтоб меня любили. Я ведь питаюсь чувствами. Я засыхаю без них. - Так значит, тебе здесь нужна очередная жертва? На риторический вопрос Стас не отвечает. Денис снисходительно качает головой: - Ты – настоящий скорпион! На лице Стаса появляется самодовольная улыбка. - Паук! - продолжает перечислять Денис, - вампир! Улыбка Стаса расплывается всё шире. - И не просто вампир, а вампир любовный! Стас сияет, как полная луна на ясном небе. - Ну и кто твой объект в нашей группе? Улыбка сразу слетает с его лица. - Так я тебе и сказал. - Боишься, что отобью? Стас бросает на него насмешливый уничижительный взгляд. - Ты? У меня? Не понимаю, что эти биксы в тебе находят, за что они тебя так любят. - Никто меня не любит, - неожиданно признаётся Денис. - А как же те три десятка? - Ты же знаешь мой принцип: больше одного раза я ни с кем не встречаюсь, – он горестно вздыхает и мечтательно добавляет, - и это

17


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

будет двойное чудо, если я влюблюсь здесь в кого-то, кто полюбит меня…Пошли отсюда, - поднимается он из-за стола. Они выходят из подземелья бара на набережную, и Денис вновь тянется за сигаретами. - Честно говоря, я ожидал большего, - замечает Стас - а оказалось: маленький, грязный, провинциальный городишко. - Да что говорить: весь центр можно за пять минут обойти, соглашается с ним Денис. - Не на кого даже глянуть, - морщится Стас. - Одни крокодилы по улицам ходят, вот с такими носами. – Видно, все местные красотки уже давно сбежали отсюда в Италию или Германию. - Да и в группе нашей не на кого глянуть. - Это точно, - кивает Денис, - единственно, за кем бы я приударил, это грудастая Руся. Стас смеётся: - Ты не единственный, Денис. За ней многие хотели бы приударить. - А как насчёт сексапильной Василисы? – намекает Денис, желая узнать предпочтения Стаса. - Поверь, она здесь тоже будет нарасхват. - А что ты скажешь о девушке в короткой юбке? - А вот в эту сторону лучше не смотри. Денис понимает, что попал в точку. - Это ещё почему? - Потому. - Ну, тогда… чем тут заняться после экскурсий, я не знаю. Хоть с тоски вой. - Да ладно тебе, ещё не вечер. Ещё благодарить будешь, что я прихватил тебя с собой.

РИТУАЛ ДЛЯ СТРАННИКОВ ЛЮБВИ Для туристов по путёвкам обед в кафе при гостинице имеет свои преимущества: ждать, пока принесут, не надо, - столы уже накрыты, и платить не надо, - за всё уже заплачено. К тому же каждый знает своё место. В час дня первая смена уже толпится перед входом в кафе, изучая меню.

18


LOVE TOUR

К зависти обычных туристов на трёх столах любовных туристов стоит по бутылке красного вина. Но оно их в данный момент мало интересует. Обступив своего гида, они с нетерпением ожидают, как сейчас распределятся участники тура. - Сначала за столики садятся наши мужчины, - разъясняет Агния, – по двое за каждый стол. Ну, а уж девушкам придётся самим решать, кого выбрать. Для того, чтобы сохранилась интрига, каждая по очереди будет подходить к тому столику, за которым сидит её избранник. - А чего это они должны выбирать нас, а не мы их? – возмущается Илья. - Ну, потому что при выборе партнёров большую роль играет именно предпочтение девушек. Всё-таки интуиция у них в этом деле более развита. Так уж повелось, что мужчина ищет, а женщина выбирает. За первый столик усаживаются Илья и Рустам, за второй – Павел и Лев. Стас и Денис отправляются к третьему столику. Усевшись, все они с интересом посматривают, кто же присоединится к ним. Денис в нетерпении даже забарабанил пальцами по столу. - Расслабься, Денис, - успокаивает его Стас. - Ничего удивительного тебя здесь не ждёт. И вообще, давай договоримся. Кто бы к нам не подсел, инициативу предоставляем девушкам. А после обеда никакого контакта с ними. Пусть лучше сами бегают за нами. - Ну, нет, Я так не привык. - Увидишь. Так будет лучше. - Это по твоей теории. - Это из моей практики. Учти: девушка, что тень. Ты за ней, она от тебя. Ты от неё, она – за тобой. - Так просто? Я всё же предпочитаю сам охотиться, чем выжидать, пока неизвестно, кто начнёт охотиться на тебя, - убеждённо произносит Денис. - Послушай папу, сынок, - снисходительно отвечает ему Стас. Женская половина группы, тем временем, тянет жребий. Право выбирать первой выпадает самой юной участнице тура – Вике. Ни секунды не раздумывая, она чуть ли не со всех ног мчится за столик, где сидят вальяжный Лев и низкорослый Павел. Этот же столик выбирает и следующая участница – рослая Кристина. Оставшиеся возле Агнии женщины вздыхают с сожалением и с завистью смотрят на обеих. Всем, за исключением Павла, понятно без лишних слов, кто на самом деле является объектом их выбора. - Интересно, кому достанется грудастая Руся? – шепчет Денис, видя, как к их столику направляется третья участница. - Кому угодно, только не тебе, - усмехается Стас. Руся проходит мимо них и садится за соседний столик.

19


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- А мне тогда кто? – вздыхает Денис. - Лишь бы не та в очках. - Вот тебе она и достанется - Не дай бог, - мотает головой Денис. - Весь тур тогда насмарку. Приходит черёд выбирать сексапильной Василисе. Помешкав секунду, она уверенно отправляется за соседний столик к смуглому Рустаму и чернявому Илье. - Вот так всегда, - сокрушённо вздыхает Стас, - кому-то - всё, а нам так - всё остальное. Возле Агнии остаются лишь двое – привлекательная девушка в короткой юбке и строгая девушка в очках. Поскольку выбирать им уже не приходится, обе они прямиком направляются к их столику. - Рая, - представляется первая. - Ада, - подаёт Денису руку другая. Денис тянет её пальчики к себе и галантно склоняет голову, чтобы их поцеловать, но Ада с неудовольствием выдёргивает руку и тут же подаёт её Стасу. Тот по-мужски пожимает её. - Какие замечательные у вас имена, - усмехается Денис. - Главное, со значением, - поднимает бровь строгая Ада. Пытаясь сгладить неловкость, Рая спрашивает у него: - А вас как зовут? - Лучше не спрашивайте! – обиженно отвечает тот. - Почему? - Лучше спросите у него, - кивает он в сторону сохраняющего молчание Стаса. - Вообще-то, его зовут Денис, - улыбается Стас, наливая вино в бокалы. - Это когда он спит головой к стенке. А в остальное время – это ходячий... Он не успевает договорить, потому что получает довольно ощутимый удар в бок. Не обращая внимания на удар, Стас невозмутимо поднимает бокал: - Ну, что за знакомство? - За знакомство, - поднимают бокалы девушки. Пригубив вино, Ада интересуется: - А чем вы, молодые люди, занимаетесь? - Я, например, дайвингом, - отвечает Стас, - а Денис, большей частью, флингом. - А что означает флингом? – спрашивает Рыбка Рая. - Это знает только Google, - отвечает Денис. Он явно не горит желанием открыть ей значение этого слова. - Ну что вам стоит, - просит она его. Стас, наконец, уступает её просьбе: - Флинг - это … - Стас! – перебивает его Денис, предостерегающе поднимая кулак.

20


LOVE TOUR

- Это… - испытывает он терпение своего приятеля, - это… ну ладно, девушки, лучше расскажите нам о себе. - Я работаю редактором в женском журнале, - начинает Дева Ада, - а Рая у нас – писательница, - представляет она подругу. - Ада! - Рая бьёт её коленкой под столом. - Дадите что-нибудь почитать? – обращается к ней Денис. - Мои книжки взять в руки нельзя, - смущается Рыбка Рая. - Они все в интернете. - Она у нас - виртуальная писательница, - добавляет Ада. - В таком случае давайте сейчас выпьем на брудершафт, - предлагает Стас. Девушки с изумлением смотрят на него. - На брудершафт? – удивляется Рыбка Рая. - А вы что, не знали? Это же ритуал такой… у странников любви, на полном серьёзе разводит он девушек. - Не желаю я пить за братство, - протестует Дева Ада. - Женщины не могут быть братьями. Почему бы вам в таком случае не выпить за наше сестринство? Чувствуя, что назревает конфликт, Денис предлагает тост, примиряющий обе стороны. - Давайте лучше за равенство. Он ненавидит любого рода споры и терпеть не может ссоры. - Тогда уж лучше за союз, - не уступает Стас. - Кого с кем? – уточняет Рыбка Рая. - Просто за союз с… - глубокомысленно добавляет Стас. Он встаёт из-за стола и, выжидающе, с каким-то насмешливым бесёнком в глазах смотрит на Раю. Та поднимается и первой заводит свою руку с бокалом за его руку. И вот так, закольцевавшись, они и пьют вино. - А теперь скрепите ваш союз поцелуем, - насмешливо декламирует Дева Ада. Рыбка со Скорпионом так и делают. Поцеловавшись, они с удивлением замечают, что Дева с Весами до сих пор ещё держат свои бокалы в руках. - А вы что же? – зардевшись и облизывая губы, удивляется Рая. Тем приходится встать и последовать их примеру. Но, как только они заводят руку за руку, неожиданно под жакетом у Ады с видимым трепыханьем начинает биться её сердце и пиликать чудная мелодия. Денис как бы даже замечает выросший из её груди рисованный нотный стан со скрипичным ключом и прыгающими нотками. - Алё, - настороженно произносит она, выудив из кармашка жакета мобильный телефон. - Привет, доця, ну как ты там? – звучит из трубки явно мамин голос.

21


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Мам, перезвони попозже, - смущённо выключает она мобилочку. Телефон свой она принципиально называет не мобильник, а мобилочкой. Именно так, женского рода. - Так вы будете целоваться или нет? – спрашивает её Рая. - Будем, Рая, будем. Это ж ритуал, - вновь берётся Ада за бокал. Придуманный ритуал оказывается настолько заразительным, что ему тут же решают последовать все пары за соседними столиками. Молодящаяся Василиса пьёт на брудершафт с небритым Ильёй, грудастая Руся с худеньким Рустамом, высокая Кристина с низкорослым Павлом, а юная Вика с годящимся ей в отцы Львом.

ЗАЧЕМ НАМ ЗНАКОМИТЬСЯ? После обеда, наконец, всё проясняется. Ветер, разогнав тучи, лишь вдалеке над холмами оставляет полоску облаков. Тепло синеет небо. Слепящее солнце над черепичными крышами не позволяет Рае смотреть на себя. С балкона открывается прекрасный вид на зеленеющие вокруг холмы и на покатую дорогу, соединяющую гостиницу с центром города. - А чем тебе Денис не понравился? – как бы между прочим спрашивает Ада, также выходя на балкон. - Он слишком смазливый, - морщит носик Рая, - а такие чересчур избалованы вниманием к себе. - А вон, как раз, и он, - кивает Ада на выходящего из гостиницы молодого человека, - лёгок на помине. - Интересно, куда это он намылился? Денис выходит из гостиницы с явным намерением прогуляться. И он даже знает куда: на Корзо. Так называется улица в старой части города, ведущая к набережной Ужа. Корзо в переводе с итальянского означает улица для прогулок. И она, действительно, оправдывает своё название. Узенькая улочка эта без тротуаров, застроенная с обеих сторон двух- и трёхэтажными домами, образует вместе с прилегающими улицами пешеходную зону, чудесное место для гуляний. Деревья здесь растут прямо посередине улицы в деревянных ящиках с землёй. На Корзо в этот час полно народу. Все куда-то идут, куда-то двигаются, перемещаясь в разных направлениях, расходясь по магазинам, банкам, кафе и закусочным. Одни заходят в магазинчик, 22


LOVE TOUR

другие из него выходят и тут же переходят улицу, чтобы зайти в лавочку напротив. Одни спешат по своим делам, другие никуда не торопятся, сидя на лавочках, установленных также посередине улицы, а кто-то, как, например, Денис - просто праздно шатается. К его удивлению, ему начинают попадаться симпатичные лица. Глаза разбегаются, столько хорошеньких мордашек. Денис успевает лишь головой поворачивать, ловя встречные взгляды. - Матерь божья, - беззвучно шепчет он, - куда я попал? Цветник. Цветник, просто. А тут есть, где развернуться. Сам того не замечая, Денис вновь спускается на Театральную площадь. К боковой стороне кукольного театра примыкает небольшой сквер. Стоят по периметру его могучие каштаны. Издали они кажутся колоннами во дворце, чьи стены проницают. Деревья едва удерживают низко осевшую, сплетённую воедино крону, свою зелёную корону. Похоже, в погожий день сюда не проникает солнце, а в непогожий – дождь. Уединённое место это, скрытое от посторонних глаз, и называется «пiд коштами», что на местном диалекте означает «под каштанами». Каменный хранитель сквера – памятник какому-то Фенцику, - если и бросается в глаза, то лишь сперва. Завсегдатаи тусовки так к нему привыкли, что уже не замечают. Всё здесь находится под пристальным прицелом и под перекрёстным обстрелом шальных взглядов. Это сквозит в воздухе, и Денис это чувствует. Как петушки на насесте, сидят на парапете два паренька. За их спинами обрывается берег: не виден, но слышен Уж. Петушки высматривают курочек. Их много здесь на лавочках. Парни неспеша, в развалку направляются к тем, что напротив. Первый, самый шустрый, подсаживается к девушкам без церемоний, другой нерешительно мнётся сбоку. С ума сойти, какие ножки! Как молнии, соблазнительно сверкают они в длинном разрезе юбки. От них невозможно оторвать глаз. Помешкав, ножки направляется к скамейке, на которой сидит Денис. Почему именно ко мне, ведь рядом свободно? На ловца и зверь бежит? Он искоса наблюдает, как девушка, закидывая ногу за ногу, обнажает чудную коленку, как затем игриво покачивает остроносой туфелькой. Переговоры петушков, видимо, завершаются успешно, - две парочки, дружно поднявшись, покидают сквер. Ножки оглядываются на Дениса. Скользящий взгляд, от которого перехватывает дыхание. Помечтай, помечтай. А что, если? - Девушка, а с вами сложно познакомиться? - нескромно начинает он.

23


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Она с недоумением оглядывается на него, как будто видя его впервые. - Нет, - говорит она и, сообразив, что её ответ получается двусмысленным, тут же добавляет, - со мной лучше не знакомиться. - А почему? – певуче растягивает он. - А вы догадайтесь, - отвечает она в его манере. - Ну, во-первых, девушка всегда сначала говорит «нет». - Естественно. - А во-вторых, - как бы намекает он, - для меня это может дорого стоить. - Не так уж и дорого. Для вас я сделаю скидку. Но дело не в этом. - А в чём? - Зачем нам знакомиться, если проще сказать: «пошли». Ему становится скучно. Разве я за этим сюда приехал? Продажные ноги уже не кажутся ему столь привлекательными, а остроносая туфелька даже начинает его раздражать. Хотя… если отбросить меркантильность в решении этого вопроса, именно такое молниеносное развитие отношений с женщинами и устраивает Дениса больше всего.

ВЫ У МЕНЯ УЖЕ В РУКАХ Думая о том, как бы красиво уйти, Денис замечает вдруг, что на соседнюю скамейку присаживается та самая девушка в красной кофточке и чёрной юбке, с которой он познакомился на пешеходном мосту. Размяв пальцами сигарету, та несколько раз щёлкает зажигалкой, но безрезультатно, отчего затем оглядывается вокруг: у кого бы прикурить. И этот здесь! Оксана выразительно смотрит на него. Такой повод упускать было нельзя, и, на ходу чиркая спичкой, Денис в пещерке, сложенной из ладоней, подносит ей огонёк. Но как только она пробует затянуться, огонёк сразу гаснет. - Чёрт, ну, надо же, - усмехается он, зажигая вторую спичку, но и ту как бы сдувает ветер. Оксана удивлённо поднимает глаза. С чего бы это? Её почти чёрные, тёмно-карие радужки исподлобья смотрят на него. - Видно, кто-то не хочет, чтобы я давал вам прикурить, - говорит он, и пламя тут же начинает гореть ровно и спокойно.

24


LOVE TOUR

Прикурив, наконец, от третьей спички, и затягиваясь дымом, она не успевает даже поблагодарить его. Он возвращается на своё место так же неожиданно, как и появился. Но дело сделано: взгляд её уже сидит в нём. Тронутая его вниманием, Оксана всё же чувствует себя уязвлённой. Почему же он вернулся к той и не решился продолжить со мной знакомство? Прошелестев в ветвях, гулко ударяется каштан о землю. Денис наклоняется и подбирает его. Оксана смотрит, как он, перебирая пальцами, нежно поглаживает каштановую кожицу. - Что, нравятся каштаны? – неожиданно спрашивает она. - Очень. Их так приятно гладить. - А вы не пробовали их гладить, - усмехается она, - когда они в зелёной кожуре ещё, с колючками? - Нет, - удивляется он. - Зачем? - Чтобы они вам такими гладкими не казались. Кстати, каштан - это мой символ. - И значит, вы у меня уже в руках? - оживляется он. - Не обольщайтесь, - усмехается она его шутке, - в ваших руках лишь символ. Денису надоедает перекидываться словами с соседней скамейки, и он пересаживается к ней почти вплотную. - Где же вы работаете? - переводит он тему, как бы продолжая прерванный на мосту разговор, - раз у вас столько свободного времени? Он смотрит на её профиль: на прямую линию лба, переходящую в скошенную линию носа, тонкий абрис губ, округлый подбородок, резное ушко, выглядывающее из-под жёстких, слегка вьющихся каштановых волос и золотую серёжку в виде обруча. - Я сейчас нигде не работаю. - И вы замужем? – вспоминает он её разговор с тем парнем на мосту, замечая при этом отсутствие у неё обручального кольца. Сколько ей? Лет двадцать пять, не больше. А может быть, и меньше. Красная кофточка скрывает тело, но не может скрыть её полной груди, округлых плечей, всей наполненности форм. А полнота размывает возраст. - Да, - отвечает она, поражаясь внезапности его вопросов, его умению задавать их так, что возникает желание откровенно отвечать на них, - только я сбежала от мужа. - Вот так! Может, вам, и жить теперь негде? - В принципе, да. Пока я остановилась у сестры. Вон в том доме, где брама. Но хочу сама снять тут комнату неподалёку. - И вы нигде не работаете, – непонятно зачем, повторяет он. К чему он ведёт?

25


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Ножки на соседней лавке уже загораживает спиной новый клиент. Денис смотрит на красную кофточку Оксаны, затем на её короткую чёрную юбку и нехорошо улыбается: - И хотите снять тут комнату неподалёку. Для деловых встреч? - Вы очень догадливы, - его намёки начинают её раздражать, - я просто поражаюсь вашей догадливости. Может, вы уже догадались, кто я? - Нет, а кто? – насмешливо спрашивает он. - Учительница, как ни странно. - И что же вы преподаёте? Искусство любви? - Именно. И ненависти тоже, - огрызается она. Ещё один каштан срывается с дерева, с грохотом ударяется о крышу кукольного театра и затем стучит по ней, словно палочка по жестяному барабану, пока не скатывается на землю. - А вот это не по мне, - дружелюбно отвечает он. – Чего-чего, а ссориться я не люблю.

В ЧЁМ ЛЮДИ ОБЪЕДИНЯЮТСЯ - А сами вы откуда? – смягчается Оксана, - я вижу, вы не местный. - А что, это у меня на лице написано? – удивляется Денис. - Конечно, у вас такой тип лица… - Который здесь не носят? - быстро добавляет он. Оксана смеётся. Всё-таки, он ей нравится. Нравится его мягкая улыбка, почти не сходящая с лица. И сходящиеся на переносице брови. И его светлые волосы, и голубые глаза, которые постоянно словно насмехаются над ней. Будто он что-то знает такое, чего никто не знает и скрывает это своей улыбкой. И этим он ещё больше завораживает её. - Ну, раз уж вы меня раскрыли - взяли, так сказать, с поличным, -придётся признаться: я, действительно, здесь чужой. - Кстати, я чужая тоже. - Как это понять? - игриво спрашивает он, подаваясь вперёд и заглядывая ей в лицо. Совиные глаза. Затаённые, глубокие, почти не мигающие. Они словно затягивают в чёрный омут. Денис прямо-таки чувствует, как сосут из него энергию её зрачки-вампиры. Вот почему совиные: из-за округлых бровей. - Так переводится моё имя… Денис замечает краем глаза, что ножки уже уводят клиента из сквера. Он провожает их взглядом, и, словно почувствовав это, обладательница ножек оборачивается и незаметно показывает ему оттопыренный средний палец. 26


LOVE TOUR

- И вас зовут?.. – делает он паузу. - Оксана. - Оксана, - повторяет он, словно проверяя её имя на слух, - звучит как «осан-на!». - А ваше как звучит? - Моё? Ужасно. Хотя меня и назвали так в честь Диониса. - Денис, значит? И что же в нём ужасного? Хотя… для меня тоже… страшнее имени, чем Степан, - нет. Как вспомню, так вздрогну. - Это ещё почему? - Так зовут моего мужа. - Чем же он вас так довёл, что вы от него убежали? - Да так, длинная история. Дай прикурить, - она вытаскивает из пачки новую сигарету. Денис чиркает спичкой. Вспыхнувший от спички огонёк совсем не такой, как от зажигалки, он – живой. Оксана склоняется к огоньку в его ладонях. “In what the people congregate”. Девиз Pall Mall. «В чём люди объединяются». Всё-таки, в этом что-то есть. Прикуривание от одной спички сближает. Ритуал сближения незнакомых. Она сказала: дай. Обмолвилась от волнения? Или перешла уже на «ты»? По крайней мере, они перешли уже границу отчуждения, которая разделяла их вначале. - Скорее - выдыхает она дым, - это я его довела. Да так, что он даже в петлю полез, представляешь? Одного не понимаю, зачем я вышла за него замуж? Зато я сейчас в один момент всё бросила: и мужа, и жильё, и работу. И теперь я, как старуха у разбитого корыта. - Что-то не похоже, - вставляет Денис. - Ведь мне захотелось большего. Не принимать судьбу, как она есть, а самой вершить её. - Стать владычицей морской? - Вроде того. - Вот за гордыню эту золотая рыбка и лишила вас всего. Денис смотрит, как за оградой сквера дети кидаются друг в друга каштанами, подобранными на асфальте. - Да, но в результате я ведь вновь стала сама собой. - Главное, не жалеть теперь об этом, - с лёгкой иронией замечает Денис. - Я никогда ни о чём не жалею, - ей не нравится его тон, - я ведь Скорпион, а он только жалит всех. Причем, себя в первую очередь. - Наверно, это ужасно – жалить себя. Мальчишка на заднем плане бросает каштан в девчонку, но той удаётся увернуться. - Ужасно, когда тебя жалеют, да ещё иронизируют при этом. - Но я вовсе не жалею вас.

27


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Очень приятно это слышать. Денис прикусывает губу: Оксана оказывается куда проницательнее, чем он думал. - А с вами опасно иметь дело. - Чтоб вы не сомневались. - Нужно держать ухо востро. - Вот именно. Предупреждаю: я люблю издеваться над мужчинами. Девчонка бросает каштан в мальчишку и попадает тому в грудь. - За что вы их так? - Вам лучше, наверное, знать. - Добрый день, - неожиданно прерывает их разговор молодая женщина в цветочном платье, с любопытством оглядывая Дениса. - Добрый, - недоумевая, кивает тот головой. - Я так и знала, что ты «під коштами», - обращается затем она к Оксане по-украински, - тебе только что звонил Николай Фёдорович из университета … - Да, и что? - Он просил, чтобы ты сейчас же подъехала к нему в деканат. У него есть для тебя какая-то работа. - Это моя старшая сестра Светлана, - представляет Оксана женщину. - Очень приятно. Ну что же, не буду вас задерживать, - словно спохватившись, поспешно встаёт Денис, втайне радуясь завершению разговора: его уже истощили эти словесные перепалки, - мне тоже пора. - Да? – как бы сожалея, неохотно поднимается Оксана и оправляет юбку. - Рад был познакомиться, - говорит ей Денис. - Я тоже, - беспомощно смотрит она. - Может, ещё как-нибудь встретимся, - оставляет он ей надежду. - Быть может, до свиданья, - отвечает она без всякого выражения в голосе и на лице. - До свиданья, молодой человек, - добродушно кивает её сестра.

КАК ВЛЮБИТЬ В СЕБЯ ЛЮБУЮ Они уходят. Денис смотрит ей вслед. На её плавную, соблазнительную и чуть тяжеловатую походку. Немного полновата. С ней не имеет смысла. Училка. И скорей всего – асексуалка. Ничего мне здесь не светит. Оксана с сестрой заходят в арку. В так называемую «браму». И скрываются во внутреннем дворике дома. Действительно, неподалёку. 28


LOVE TOUR

Навстречу ему с одинокой жёлтой розой в руке идёт высокий и подтянутый молодой человек в очках. Тот самый, который вмешался в разговор его с Оксаной на мосту. Осмотревшись по сторонам, Андрей смотрит на часы и, вздохнув, присаживается на скамейку, где только что сидела Оксана. Денис выходит на площадь и вдруг замечает на фоне какого-то здания, сплошь увитого виноградом, стоящую за книжной раскладкой продавщицу. И как можно было такое пропустить? Длинные светлые волосы. Завораживающие глаза. Манящие губы. Низко посаженные джинсы, открывающие пупок и узкую талию, так сильно обтягивают её крутые бёдра, что едва сдерживают их натиск и словно готовы разорваться в любой момент. Просто секс-бомба какая-то, затянутая в джинсы! Есть, есть ещё девушки в наших селеньях. Денис подходит к раскладке и делает вид, что разглядывает книги. Склонив голову, он пытается прочесть их названия на корешках, но книжек так много, что у него начинает кружиться голова. Центр стола завален художественной литературой. Справа, на видном месте, выставлены книжки религиозного содержания: «Жития святых» и тому подобное. Зато слева громоздятся залежи книг по магии и мистике: какие-то гороскопы и сонники, календари, брошюрки о викке и тантре, карме и каббале, йоге и фэншуе. Обычно он никогда не задерживался у прилавков с подобной литературой, считая её слишком заумной и непонятной для себя. Но на этот раз Денис позволяет себе задержаться. - Что вас интересует? – привычно осведомляется у него продавщица, когда он на мгновенье заглядывает в её глаза. Денис пожимает плечами и лукаво улыбается ей, чуть склонив голову набок. - А что ещё может интересовать такого молодого человека, как я? – обращает он на себя внимание. - Вы, видно, приезжий? – улыбается она. - А как вы догадались? - Да, город у нас небольшой. И все местные мне уже как-то примелькались. Тем более, на таком бойком месте. - Что же вы можете предложить не местному? - Ну, я не знаю, - смущённо опускает она глаза и подвигает ему тонкую книжечку «Заводной ключ», - может быть это? - А о чём это, если не секрет? - берёт он её и перелистывает. – Как завести кого-то? - Типа того. Короче, как влюбить в себя любого из знаков зодиака. У каждого есть свои странности…

29


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- И вас можно влюбить в том числе? - Меня – невозможно. - Почему? - Потому что эту книжку я уже прочитала. Такой ответ Дениса не устраивает: - А когда вы заканчиваете работу? - Ещё не скоро, – просто отвечает она, - в семь. - А вы не против, если очень скоро я опять к вам заверну? - широко улыбается он: с очень прозрачным намёком. - Нет, - очень мило улыбается она. - Тогда я беру эту книжечку. Будет, что почитать, пока вы освободитесь.

КОФЕ С МОРОЖЕНЫМ Кофе с мороженым. В этом кафе кофе подают именно так, - с мороженым. Молоденькая барменша за стойкой кидает снежный шарик в дымящуюся чашку с чёрным кофе, шарик тут же начинает плавиться и таять, и надо успеть поймать это ощущение ледяного огня, пока мороженое совсем не растает и не превратится в тёплое кофе с молоком. На открытой веранде за столиком - Оксана с чашкой в руке. Поднявшийся ветер шумит в ветвях лип, разгоняя последние облачка. Листья словно полощутся на ветру. Проезжает мимо чёрный «фордскорпио», резко визжат тормоза, водитель, хлопнув дверью, обегает капот и торопливо идёт к её столику. Это – Андрей. Без всяких предисловий, он отодвигает стул и садится напротив. - А если бы я тебя не заметил? Отпивая из чашки, Оксана молча пожимает плечами. - Ты меня так и не дождалась. - Извини. У меня тоже была деловая встреча, - язвит она. - Тебе ещё не надоело? - Нет, - слегка улыбается она. - Любишь ты меня помучить. - Это мне никогда не надоест. Андрей смотрит в сторону: - Знаешь, у меня такое чувство, что мы с тобой, словно и не расставались. Оксана переводит тему: - Я вижу, у тебя машина появилась. - Это служебная машина, - коротко отвечает он. 30


LOVE TOUR

- Которая, между тем, носит имя «скорпио»? – замечает она. - Да, я почему-то всегда, когда сажусь в неё, вспоминаю о тебе. - А хочешь, я тебя обрадую? – сузив глаза, неожиданно говорит Оксана. - Хочу. - Представь: я… второй день уже, как ушла от Степана. Андрей широко раскрывает глаза: - Правда? Я как знал, что вы не будете жить вместе. - Откуда ты мог знать? - Ведь ты и замуж вышла мне назло…чтобы мне больнее сделать. - Скорее уж себе. Ты ведь знаешь, как я люблю над собой поиздеваться. - Но не до такой же степени, чтобы выходить замуж без любви. - Ну почему же? В какой-то момент я его даже полюбила. - За что? - За то, что он из-за меня чуть руки на себя не наложил. Глаза у Андрея раскрываются ещё шире: - А у вас даже до этого дошло?! - Да, - невольно усмехается она, а затем снисходительно смотрит ему в глаза, - скажи, вот ты бы смог повеситься на моих глазах, как это сделал он? - Не знаю. Ты любого можешь довести. - Это уж точно, - вздыхает она. - Зато после свадьбы он решил отыграться. Ревновал меня к каждому фонарному столбу. Стал давать волю кулакам. И надолго, как видишь, меня не хватило. - Значит, не напрасно я ждал тебя. Теперь ты от меня уже никуда не денешься. - Ой, не знаю, не знаю, Андрей. Я хочу всё начать сначала. Я захлопнула дверь в свою прошлую жизнь. - И мне нет в ней места? - Андрей, понимаешь, я только что вырвалась от Степана. И ещё не пришла в себя.

САМАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ И САМАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНАЯ Погуляв немного по городу, Денис спускается на набережную и присаживается на ближайшую скамейку. Хотя рядом сидит симпатичная девушка, он не обращает на неё внимания: он перелистывает купленную книжку.

31


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

«Типичная женщина Скорпион – это богиня страсти, самая сексуальная среди Знаков. Она олицетворяет собой секс. Даже будучи не очень красива, она всегда притягивает к себе сексуально.» Вот тебе и асексуалка! Денис читает, а звуковым фоном к его чтению служит шелест шин подъехавшей машины, щелчок открываемой дверцы и чей-то мягкий мужской голос, говорящий по-украински: - Мать, как узнала, что ты здесь, тоже захотела тебя увидеть. Может, всё-таки, зайдёшь к нам в гости? - Нет, не сегодня, - отвечает низкий женский голос, резкий и несколько грубоватый. - Тогда завтра? - Завтра и посмотрим. А что это за роза у тебя на заднем сиденье? - Это я тебе купил. - А чего она такая оборванная? - Ты не пришла, вот я и начал обрывать лепестки. Брось! Я тебе новую куплю. - Ладно уж, возьму, какая есть. Я сейчас у сестры остановилась, тут недалеко, на площади. Лишь когда дверца захлопывается, до Дениса начинает доходить, кому может принадлежать этот женский голос. Он оглядывается и замечает, как от припаркованного рядом чёрного «форд-скорпио» удаляется Оксана под руку с молодым человеком в очках. Чёрт знает что, вздыхает Денис, прямо из-под носа девушку уводят, и, перелистав книжку на несколько страниц назад, продолжает читать дальше. «Типичная женщин Весы – настоящая богиня любви, самая привлекательная среди Знаков. Недаром она находится под управлением Венеры. В отличие от Скорпии, активной искательницы любви, она пассивно привлекает к себе своей красотой и очарованием.» Это мне подходит больше, расширяются его глаза. Бросив читать, Денис поднимается со скамьи, и на ходу пряча книжку в карман куртки, спешит на площадь к книжной раскладке. - Извините, а вы, случайно, не Скорпион? – с широкой улыбкой вновь обращается он к продавщице, прерывая её разговор с покупательницей, которая, не поняв, к кому он обращается с таким непонятным вопросом, с изумлением оглядывается на него. - Нет, я – Весы, - улыбнувшись ему, как своему знакомому, отвечает продавщица, и на щеках у неё появляются ямочки – знак Венеры. - Надо же! Я, кстати, – тоже. Но только я не верю во все эти глупости. - И правильно делаете, - усмехается она.

32


LOVE TOUR

- Вы ещё не скоро? - невольно заглядывает он в нескромный вырез кофточки, откуда заманчиво выпирает её грудь. - Вы всегда такой нетерпеливый? – надменно усмехается она. - Всегда, - добродушно улыбается он и опускает свой взгляд на её пупок – знак Весов и центр равновесия. От пупка её невозможно оторваться: так он манит и притягивает к себе. - Погуляйте ещё минут пятнадцать. её

НУ КАКОЙ ЖЕ Я ЛОВЕЛАС! Решив не надоедать ей попусту, Денис отходит в сторону, и неожиданно замечает на углу знакомый силуэт Оксаны. Она стоит спиной к нему и его не видит, и поэтому Денис не знает, что предпринять. Как и подобает Весам, он колеблется. Подойти к ней или пройти мимо? Окликнуть её или не стоит? Денис оглядывается на продавщицу: та всё ещё занята разговором с покупательницей и не смотрит на него. Поэтому он решается окликнуть Оксану. Богиня страсти оборачивается, но по лицу её трудно понять: рада она этой неожиданной встрече с ним или нет? Теперь она с ним одного роста, поскольку туфли у неё на шпильках. В руках – чахлая оборванная роза. - А я тут сестру жду, - как бы извиняется она, говоря по-русски, и Денис замечает, что её голос вновь стал мелодичным и привычным для его слуха. - Светлана куда-то вышла, а у неё – ключи от квартиры. - А вы изменились. - Правда? - За то время, что мы не виделись, подросли сантиметров на пять. - Неужели? - И поменяли платье. - Вы очень наблюдательны. - И ещё голос, оказывается, можете менять. - А… вы слышали, как я… - смущается она, скрывая улыбкой лёгкое замешательство, - да, по-украински я говорю иначе, даже голос меняется, сама не знаю, почему. Может быть, потому, что это мой родной язык. - И думаете вы тоже по-украински? - Да, я думала, что мы уже больше не встретимся. - Как видно, в этом городе невозможно не встретиться. - Это уж точно. - Больше вы ничего не заметили? – намекает она на розу. - А чего она такая оборванная? 33


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Да парень мой проверял так, - смеётся она, - люблю я его или нет. - Чего же он до конца не проверил? Можно? - берёт он из её руки розу и начинает обрывать лепестки. Оксана пробует забрать розу назад: «Ну что вы делаете?», но Денис, отворачиваясь и шёпотом приговаривая «любит - не любит», быстро обрывает один за другим все лепестки. - Не любит! – громко и самоуверенно заявляет он, отдавая ей голый стебель. - Не вам об этом судить! - недовольно бросает она стебель с шипами в урну. - Может, пройдёмся? – предлагает он. Не маячить же с ней перед той продавщицей. - Разве что до того магазинчика, - кивает головой Оксана. – Мне кажется, сестра за хлебом вышла. Они скрываются в боковой улочке. - А я, признаться, тоже думал, что мы не встретимся, - продолжает разговор Денис. - Отчего же? - Мне показалось, что вы из тех, кто назначает свидание, а сама не приходит. - Вам не показалось. Я, действительно, из тех, - останавливается она. - А вы не так кокетливы, как хотите казаться, - поймав её взгляд, заявляет Денис. - Откуда вы взяли? - Оттуда, - кивает он в её глаза, - стоит мне только посмотреть в них, и я уже вижу, что вы собой представляете. - Вы очень опасный молодой человек, – сомневается она. - Не очень, - он пристально смотрит в её зрачки, но долго не выдерживает и отводит взгляд. - Что же вы там увидели? - Ой, столько всего. Нельзя и передать. - А вы попробуйте. - Уж лучше как-нибудь потом. Оксана усмехается, и взгляд её теплеет: возможно, оттого, что у него такие долгосрочные планы. - А знаешь, - сама того не замечая, она незаметно переходит на «ты», - я завтра уже выхожу на работу. - Да? Поздравляю, - он легко следует её примеру, - как же это тебе удалось? - Я ведь была в университете, разговаривала с деканом. Он меня хорошо знает. Ещё с тех пор, как я училась у него на курсе. Он говорит, что ему нужна как раз такая скромная девушка, как я. У них секретарша ушла в декрет. Вот он и предложил мне поработать вместо неё.

34


LOVE TOUR

Заглянув в витрину хлебного магазина и убедившись, что сестры Оксаны в магазине нет, они поворачивают назад. - А знаешь, - воодушевляется Денис, - мне уже начинает нравиться здесь. Днём было так пасмурно и сыро, что город мне совсем не понравился. Маленький, грязный какой-то и люди неприветливые. А сейчас будто всё преобразилось: и небо синее, и солнце светит, и дома, как на картинке, сказочные стоят. И люди улыбаются, ты не догадываешься, почему? - Нет, - улыбается она. - Это всё благодаря тебе. Благодаря тому, что я тебя встретил. Давай зайдём, - он поспешно заходит в сувенирный магазинчик, и ей ничего не остаётся, как последовать за ним. В магазине Денис смотрит не на сувениры, а на то, как по ту сторону витрины, ничего не подозревая, проходит по улице Стас. - Странный ты какой-то, - замечает Оксана. - Это мой приятель пошёл. Просто я не хотел бы, чтобы он увидел меня с тобой. Ещё подумает, будто я ловелас какой. Не успел приехать сюда, а уже с девушкой хожу. - А ты разве не ловелас? – спрашивает она, выходя из магазина. - Ну, какой же я ловелас. - Ну, как же! Не успел приехать сюда, а уже с девушкой ходишь. - Действительно, - Денис прикусывает губу. - А вон и Светлана. Если хочешь, можешь подождать меня, – как бы, между прочим, говорит она. Не дожидаясь ответа, она спешит навстречу сестре, а затем скрывается вместе с ней в браме за углом. Денис выходит на площадь и с удивлением замечает, что книжной раскладки уже нет, вместо неё стоит автофургон, в который водитель загружает картонные ящики с книгами, а за автофургоном стоит Стас и мило беседует с его продавщицей. Нет, это чёрт знает что! Нельзя девушку на пятнадцать минут оставить. Наглость беспредельная! Денис от изумления качает головой и, чтобы не попасться им на глаза, отступает в глубь брамы.

ВЫ ЯВНО ХОТИТЕ МЕНЯ ОБОЛЬСТИТЬ - А вы не скажите, где тут Театральная площадь? – спрашивает Стас у продавщицы. - Вы на ней стоите, - мельком взглянув, отвечает она. Стас знает, конечно, что его внешность никогда не вызывала восхищения у противоположного пола. 35


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Мне сказали, только здесь можно найти самую красивую девушку в городе. - Кто вам такое сказал? - недовольно отвечает она. - Это, случайно, не вы? – заискивающе заглядывает Стас в её кукольное личико с ямочками на щеках. Ямочки презрительно усмехаются: - Вам виднее. Стас улыбается: назойливое приставание – древнейший ритуал. Тут, главное, не подавать вида, что ты кому-то неприятен. И всегда идти напролом. Это только некоторые думают, что взаимное сближение должно быть обоюдным. - Я в этом убеждён. - Неужели? - она поднимает на него глаза и невольно моргает. - Какая вы кокетливая! - Вам показалось, - говорит она и показывает ему настоящий кокетливый взгляд. Водитель резко хлопает задней дверцей автофургона. - Ну, ладно, Тереза, пока, - бросает он ей и, сев за руль, тут же трогает с места. - Пока, - машет она водителю рукой и тут же добавляет Стасу, - и вам тоже до свиданья. - А можно, я вас провожу? – не сдаётся Стас. - А вы что, особенный? - Конечно, я не такой, как все. - Ну раз так, можете провести меня, - без особого удовольствия отвечает она, всё ещё оглядываясь по сторонам, - но только до поворота, дальше я пойду сама. - Вообще-то я не умею знакомиться, - рассказывает Стас. - По крайней мере, в Киеве у меня это не получается, - делает он паузу. - Там все куда-то спешат, и головы у всех забиты только цифрами и ноликами. А у вас здесь, мне кажется, в головах, - одни сердечки. - Это вам так кажется. - Знаете, я, как увидел вас, ну, думаю всё, если сейчас не познакомлюсь, то пропал. И так боялся с вами заговорить, что у меня даже ноги дрожали от волнения. - А теперь уже не дрожат? - Теперь нет, и даже говорю с вами, но всё равно, как-то не верится, ведь я такой робкий по натуре. - Не такой уж и робкий, раз познакомились. Как вас, кстати, зовут? - Стас, - расплывается он в улыбке. Он в очередной раз убеждается что никогда не следует первым спрашивать имя девушки, вынуждая её тем самым самой проявлять инициативу.

36


LOVE TOUR

- Ведь, судя по вашим глазам, Стас, я никогда бы не сказала, что у вас могут быть проблемы с девушками. - Почему вы так думаете? Она пожимает плечами. - Скажите, почему? – настаивает он. - Они как бы затягивают, - через силу признаётся она. - Вы правы, в мои глаза лучше не смотреть, - с сожалением произносит он. – Они выдают меня с головой! Впрочем, я бы не хотел об этом говорить. - Почему? - Потому что вы тоже можете неправильно меня понять. Многих девушек пугают мои глаза. - Отчего же? - Сам не знаю. Стас смотрит на неё и по слогам нежно произносит её имя: - Те-ре-за… - А откуда вы…ах, да, - вспоминает она, как водитель окликал её по имени. - Если бы вы знали, - продолжает он, - как мне повезло. - В чём же вам повезло? - В том, что я познакомился с прекрасной девушкой, у которой такое красивое имя и, я надеюсь, такая же душа. - Вы явно хотите меня обольстить. Только ничего у вас не получится, - останавливается она, - мы уже дошли до поворота. А дальше я сама.

Я НЕ МОГУ НИ В КОГО ВЛЮБИТЬСЯ Опустевшую улочку теперь изредка пересекают одинокие прохожие. В исчезающем свете дня, в быстро наступающих сумерках. Уже стоит на углу какая-то парочка, обнявшись. Её обходит шумная компания, и долго потом раздаётся в уличном коридоре гулкий смех и неясный говор. Она не выйдет, вздыхает Денис, десять минут уже томясь перед аркой, и поделом тебе, зачем погнался за двумя зайцами? Оксана выходит из брамы неожиданно. На ногах её – лёгкие туфельки на низких каблучках с длинными острыми носами. Она зябко держится за плечи, хотя на ней и свитер. - Я тебе ещё не надоел? – неожиданно спрашивает её Денис, - мы ведь уже пятый раз встречаемся за день. 37


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Почему ты спрашиваешь? Если бы надоел, я бы не вышла. Куда мы пойдём? - К реке. Ты сейчас такая домашняя стала. - А это хорошо или плохо? - Конечно, хорошо, - заверяет он её. Сжав плечи, скрестив руки на груди, она кажется такой милой и беззащитной. Так и хочется обнять её. Идёт рядом, доверяясь мне в темноте. От неё исходит какое-то вожделение: его так и подмывает взять её за талию. Да и темнота переулка к этому располагает. Не спеши. Он вдруг спохватывается и убирает руку, вспомнив подсказку из «Заводного ключа»: «Со Скорпией легко познакомиться, но её нелегко завоевать. Она кажется лёгкой добычей, но на самом деле добычей окажетесь вы. Чтобы этого не произошло, не спешите и попытайтесь уверить её в своей любви.» Дабы не искушать себя, Денис демонстративно прячет руки за спину. У него созревает чудный план, к осуществлению которого он намерен приступить немедленно. - Знаешь, о чём я сейчас думаю? – неожиданно спрашивает Оксана, прерывая молчание. - О чём? – интересуется Денис. - Стоит ли мне с тобой встречаться или нет. - Ну и что ты решила? - Не перебивай меня, пожалуйста. Это слишком серьёзно. Понимаешь, мне сейчас не до этих встреч. Я сейчас совершенно не устроена в жизни. Мне всё нужно начинать сначала. А эти встречи мне будут мешать. - Ты права, давай не будем встречаться. Оксана с тревогой смотрит на него: шутит он или нет? - По крайней мере, до завтрашнего вечера, - продолжает Денис, завтра у нас экскурсия в Мукачево. И вообще, у нас каждый день экскурсия. А сегодня, уж так и быть, я помучу тебя своим присутствием. Не возражаешь? - Нет, - как бы с облегчением говорит она. - И потом смотри, я ведь благотворно влияю на тебя. До встречи со мной, у тебя даже и просвета не было впереди, а теперь тебе вроде как работа светит. - Я сама не знаю, что я делаю, зачем я с тобой встречаюсь? Она будто не слышит его. Ей нужно высказаться, разобраться в себе, прийти к верному решению и сделать это нужно сейчас, чтобы не совершить потом ошибку. Увлечённая этой мыслью, она торопит свою

38


LOVE TOUR

речь и, сама того не замечая, ускоряет шаг. На вечернюю прогулку это уже не похоже: Денис едва поспевает за ней. - У меня ведь здесь парень есть, Андрей. Ты его видел уже. Я с ним целый год встречалась, ещё когда в университете училась. Он всё упрашивал меня выходить за него замуж. Уже заявление собирались подавать. И я бы уже тогда могла остаться в Ужгороде. Но я почувствовала, что не люблю его, и всё разрушила в последний момент: назло ему и себе уехала в это село, в Поляну. - Бросить всё и начать всё заново, – в этом вся суть Скорпиона, повторяет Денис фразу из пособия. – Так сказать, крушение в момент успеха. - Нет, дело не в этом: я разрушаю, когда мне нужно что-то создать. А когда создам, - усмехается она сама себе, - опять всё разрушаю. - Но ты ведь сама себе вредишь. - Мне это мама постоянно твердит. Ты, говорит, доченька, сама себе враг. Такая уж, видно, у меня натура. Всё время жизнь себе ломаю. И не могу по-другому. Андрей потом несколько раз приезжал ко мне в Поляну, но… - замолкает она, - мне пришлось выйти замуж за Степана. И вот теперь мы опять здесь с ним встретились. И Андрей до сих пор неженат. Говорит, что всё это время ждал меня. - Это тот, у которого «форд-скорпио»? - Ага. И он снова назначает мне свидания. Я чувствую, что теперь он не отступится от меня. - Так в чём же дело? Мне кажется, это – для тебя неплохой вариант. Он ведь богатенький буратино? - Да, его мать держит магазинчик. - Вот видишь! - Что видишь? Андрей – хороший парень, но я не испытываю к нему особых чувств. - А к кому ты их испытывала? Насколько я понял, ты ведь ещё никого не любила? – забрасывает удочку Денис. - Нет. И вряд ли кого-нибудь полюблю. Потому что я не могу ни в кого влюбиться. Я даже не знаю, что это такое. Зато, как будто назло, все с кем я не встречусь, тут же почему-то в меня влюбляются. И это меня так бесит, что я сразу начинаю над ними издеваться.

МЯТНЫЙ ПОЦЕЛУЙ - Вот всегда так, - недоумевает Стас. - Только я познакомлюсь с какой-нибудь девушкой, как мне сразу от ворот поворот. Тереза пожимает плечами:

39


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Но вы же сами согласились проводить меня до поворота, а теперь… - А теперь я уж точно не подойду ни к одной девушке. - Почему же? - Потому что я загадал, что если уж и вы мне откажете… - Ну, я не знаю, можем пройтись ещё немного. - Правда? - загораются его глаза, искрясь благодарностью, - а то у меня постоянно так: только я посмотрю на какую-то девушку, а ей уже кажется, что я какой-то ненормальный. Я ещё и рта не раскрыл, а меня уже заранее отвергают. Вот такой парадокс: во мне столько нерастраченных чувств, но они никому не нужны. - Я вас понимаю, - неожиданно заявляет Тереза. - Что, серьёзно? - Да, мне тоже это очень близко. - Не могу поверить. Кто ж может отвергать такую красавицу? - Да есть тут такой. Тереза вынимает из сумочки мобилку и, нажав на ускоренный набор, прикладывает телефон к уху. - Алло, Андрюша, привет. Ты не хочешь со мной поговорить? А увидеть? Я тут под окошком твоим стою. А больше ты ничего не хочешь мне сказать? А кому ты сегодня розу подарил? Да, я всё видела. Она, случайно, не с тобой сейчас? Знаешь, Андрей, так ведь ты можешь и потерять меня. Совсем. Смотри, как бы ты не пожалел потом, неожиданно прерывает она разговор и ожесточённо бросает телефон обратно в сумочку. В окне на втором этаже появляется чей-то силуэт. Заметив это краем глаза, Тереза неожиданно притягивает к себе Стаса рукой за шею и впивается губами в его губы. Застигнутый врасплох, Стас поначалу даже руки держит, как школьник, опустив. Но Тереза целует его по-настоящему, не отрываясь, с язычком, с такой неподдельной страстью, что, подыгрывая ей, Стас пользуется моментом и также заключает её в свои объятья. - Он ещё смотрит? – шепчет она Стасу, оторвавшись на секунду от его губ: она стоит спиной к окну. - Смотрит-смотрит, - отвечает Стас, хотя никто уже на них из окна и не смотрит. Но Тереза чувствует подвох в его словах и тут же ускользает от него. Дальше они идут, отстранясь. Она - как ни в чём не бывало, всем видом показывая, что ничего и не было. Он - ошеломлённый столь неожиданным всплеском её чувств, до сих пор ощущая послевкусие её сочных и терпких от помады губ. - А чем это от тебя так вкусно пахнет? - А? Это мята. От жвачки, - выплёвывает она изо рта жвачку.

40


LOVE TOUR

Не раз и не два ещё вспомнит он этот поцелуй. Отлично понимая, что толкнуло её на этот поступок, и не понимая другого. Как могла она так страстно целовать его, совершенно незнакомого ей человека. - А кто это был? - Да тип один, который имеет наглость у меня на глазах дарить розы другим девушкам.

НЕОПОЗНАННЫЙ ЛЮБОВНЫЙ ОБЪЕКТ Денис, тем временем, прогуливаясь по набережной с Оксаной, продолжает начатый разговор: - Хорошо ещё, что хоть тебя любят. Сейчас ведь многие живут без любви. И прекрасно без неё обходятся. Зачем вообще нужна эта любовь? Ну, скажи! - А сам-то ты любил кого-нибудь? - Я? – он не ожидал такого вопроса. – Ну, скажем так, пока что никто не выводил меня из равновесия. А от любви один разлад, - продолжает развивать он свою мысль, - одни только несчастья. Твой муж – тому пример. А вот браки по расчёту – наиболее долговечны. Потому что в них всё рассчитано: все «за» и «против». - А чего это ты так агитируешь меня выходить замуж по расчёту? - Ну, во-первых, - Денис не может сдержать улыбку, - это тебе свойственно. - Мне? Что ты такое говоришь? - Я же говорил тебе, что вижу тебя насквозь. И, во-вторых, ты, таким образом, сразу решаешь все свои проблемы. - Ну, что же, я подумаю над твоим советом, - отвечает Оксана с какой-то тайной мыслью в глазах. Это я вижу тебя насквозь! Возможно, его улыбка и повергает в трепет других женщин, но только не её. Он явно затеял с ней какую-то игру. Остаётся лишь узнать, каковы его намерения и что скрывается за его обаятельными манерами. Оксана замолкает, и сразу стало заметным их ускоренное движение. Становится слышно, как тихо шумит за деревьями Уж. Они дошли уже до второго моста. Огромная луна видна вдали над холмами. Она только что взошла. Луна, правда, - не идеально круглая. На третий день после полнолуния она уже ущербна. - Постой, а куда мы так спешим? – останавливается вдруг Денис, и Оксана по инерции проходит вперёд. – Мы же гуляем. Да расслабься ты немного. Вон река, и та уже успокоилась. А смотри, какая луна! - Хорошо тебе, ты на отдыхе, никаких проблем, - возвращается она к нему и, облокотившись на перила, смотрит на тёмную воду внизу, 41


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

которая впереди уже вся переливается от лунного сияния, - а у меня от них голова кругом идёт. - А может, это луна на тебя так действует? - Конечно. Сразу становлюсь злой и агрессивной. Как тигр. Так что тебе лучше подальше от меня держаться. - Понял, понял, - он, как бы шутя, отходит на два шага в сторону. - Можешь, вообще, уходить! Денис понимает, что хватил через край: чем-то он злит её, раздражает. Может быть, тем, что и уходит в сторону, уступая место другому? А что, если она испытывает меня, хочет понять мои действительные намерения? Ну, что же. - Я бы ушёл, да не могу. - Почему? - Ты меня держишь. - Никого я не держу. Можешь идти, куда хочешь! - Держишь, держишь. Ты просто не знаешь: есть в тебе такие таинственные силы, которые, как магнит, притягивают к себе, - он приближается к ней и в то же время как бы отталкивается шутливо от неё руками, изображая тем самым всю беспомощность своего сопротивления, - и даже заставляют некоторых в петлю лезть. - Как можно, Денис! Оказывается, мне нельзя быть с тобой откровенной. И кто меня тянет за язык? Даже сестра не знает того, что знаешь ты. Тем более, что мужчинам я обычно ничего не рассказываю о себе. Ловко. И впрямь, Скорпия! В самое уязвимое место. Значит, она не воспринимает меня, как мужчину? Ну-ну. - Что ни расскажу, всё ты обращаешь против меня. Ничего я не буду тебе больше рассказывать. - Но тогда ты останешься для меня загадкой. - Неужели? А я уж думала, что ты знаешь обо мне больше, чем я сама. Не пытайся меня разгадать. Никому это не под силу. И у тебя ничего не получится: я совсем не то, что обо мне написано в гороскопах. Ну, Оксана! И как она узнала? - Но я хочу всё знать о тебе. - Зачем знать? Зачем это тебе нужно? Всё равно, меня никто не понимает. А ты тем более. Так что, закрыли эту тему. Больше я никого не буду посвящать в свои дела. - Ну, хорошо, хорошо, - успокаивает он её, понимая, что соль должна быть солёная, вода - мокрая, а у девушек должны быть свои секреты. - Я согласен. Оставайся и дальше таинственной незнакомкой.

42


LOVE TOUR

Так сказать, неопознанным любовным объектом. Будь и впредь для меня загадкой. Некоторое время они идут молча, свернув с набережной в улочку, ведущую к её браме. Оксана словно обдумывает то, что он сказал. Если даже его первоначальные намерения и не совсем честны, она все равно заинтригована. - А мне, кстати, сегодня уже гадали. - Ах да! – вспоминает и он. – Я видел тебя с цыганками. И что же они тебе нагадали? - Опять ты за своё? - Хочешь, я скажу? Дай-ка, красавица, руку мне, - он берет её тёплую ладонь и делает вид, что разглядывает её при свете фонаря. - Ну, так что же? - вопросительно смотрит она. Денис так и понимает её: кто я для тебя? Что тебе от меня нужно? Так вот, к чему она ведёт? «Скорпия нуждается в любви. Она жаждет её, борется за неё, просит её.» - Что ты там увидел? – нетерпеливо спрашивает она. Её решение теперь будет зависеть от степени его честности. Просто она любит знать правду. Денис молчит, то ли не зная, чтобы такое придумать, то ли держа паузу, перед тем, как завершить игру впечатляющим аккордом. Ну, так получай же! - Эта рука обещает много любви тому, кто её поцелует, и поэтому я первый этим воспользуюсь. Прикосновение его горячих губ и одновременно холодного носа кажется ей таким страстным, что она тотчас вырывает свою руку. - Ну, зачем, Денис? - недовольно шепчет она и спешит к браме. - Мы увидимся завтра? – улыбается он так, как будто ничего не произошло. - Не знаю, - еле слышно отвечает она и, не прощаясь и не оглядываясь, скрывается в темноте арки. - Я буду ждать тебя “под каштанами”, - бросает Денис в темноту, - в семь часов. Он торжествует.

день второй НЕ ГРУСТИ

43


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

С самого утра день настроился быть чудесным. Особенно хороши были солнце и небо за окнами. Ещё лучше казались далёкие возвышенности. Сияющий после автомойки розовый автобус легко катил себя по равнинной дороге к ним. В салоне звучала приятная музыка, изредка перебиваемая разговором радиоведущих на незнакомом языке. На чешском. А может, на словацком. Или на польском. Граница ведь совсем рядом. Отдельные слова вроде понятны, но в целом ничего не разберёшь. Сладко потянувшись на своём сидении, Денис глубоко зевнул и невольно исторгнул из недр своих звериный рык: грассирующий звук «а» перешёл у него в долгое «о» и завершился едва слышным «е». Вот, где его демоническое нутро случайно и прорвалось: а-а-о-о-о-е. Стас, сидевший рядом, тем временем смачно хрустел чипсами, чем действовал Денису на нервы. Чипсы были только следствием его недовольства. Причина же скрывалась гораздо глубже. - Не хрусти, - сказал Денис. - Что-о? – не понял Стас. - Я говорю: не хрусти. Ничего не слышно. - А-а-а, - протянул Стас, подражая ему, - а я думал: не грусти. А что ты хотел услышать? - Ну, например, где ты вчера вечером так долго ошивался? - Да замутил там одно дело. - Ну и как успехи? - Всё путём. - Не хочешь поделиться? Стас предложил ему чипсы. - Не-а, - отказался Денис, – я не о том. - А-а, - сообразил Стас. - Нет, не хочу. - Ну почему ты такой скрытный? Всё он скрывает. Настоящий Скорп. Колись давай, что за подругу вчера снял? - О-о-о, - протянул Стас. - Что сие означает? - Сие означает: о-о-о. - Кончай прикалываться, Омут. Я же вас видел. - Ну что тебе сказать: нет слов. Зато есть на что глаз положить. Я как увидел её, меня аж зашкалило. Природа наградила её такими аксессуарами, что закачаешься. И вот прикинь, не прошло и пятнадцати минут, как я уже целовался с ней, причём под окнами её же парня. - Ты бьёшь рекорды, Стас. - А то. Это тебе не крокодилов кадрить. Это - уже для продвинутых. - А кличут её как? - Тереза. - Звучит. Сегодня опять с ней зависаешь?

44


LOVE TOUR

- Ну, ясный перец. - Да ладно, - не поверил Денис, - будет заливать. - Вот приведу её сегодня в номер к нам, - увидишь. Но ты настройся, что тебе придётся в это время прогуляться. - Е-е – недовольно кивнул головой Денис. Такая перспектива его совершенно не устраивала.

ПЕРСТ БОЖИЙ Неожиданно их разговор прервал бодрый голос Агнии, взявшей в руки микрофон. Была она сегодня в рубиново-красном платье. - Ещё раз, доброе утро, мои странники любви. - Доброе утро, Агния, - ответили ей хором странники. - Как видите, день у нас сегодня замечательный, - привычно улыбнулась она, - а замечательный он ещё и тем, что сегодня - пятница, а пятница, как вы знаете, - развратница, - быстро и весело затараторила она, - потому что это - день Венеры, которая покровительствует Тельцам и Весам, поэтому у них сегодня настоящий день удовольствий, а для всех остальных - прекрасное время для продолжения знакомства. Вчера у вас был довольно волнительный день. Вы впервые познакомились друг с другом. Ведь встреча двоих – это всегда перст божий, - посмотрела она на свой мизинец, на котором красовалось кольцо с рубином. - Надеюсь, все мужчины остались довольны выбором, который девушки сделали за вас? Агния, словно пастырь, оглядела своих агнцев и внутренне усмехнулась, заметив, что не все из них последовали указаниям перста божьего. Денис со Стасом демонстративно сидели отдельно от Ады с Раей. И всё же четыре новых пары уселись впереди согласно жребию. Хотя без улыбки смотреть на них было невозможно. В первом ряду справа низкорослый Павел едва доставал головой до плеча длинноногой блондинки Кристины. Слева - худенький и смуглый Рустам совсем терялся подле необхватного бюста Руси. Выбор девушек явно строился на противопоставлении и дополнении качеств партнёров. Во втором ряду наблюдался возрастной мезальянс. Справа убелённый сединами Лев обнимал за плечи юное создание – Вику, а слева заросший рыжей щетиной Илья сидел рядом с сексапильной Василисой, вполне годившейся ему в матери, но так умело скрывавшей свои года, что разница в возрасте у них почти не ощущалась. - Дорогие мужчины, - продолжила Агния, - вам не надо задумываться, почему и зачем девушки выбрали именно вас. Главное, что вы, наконец, встретились. Ведь, что самое трудное в той жизни, из которой вы сбежали в наш лав-тур? Это поиски партнёра, это лимит 45


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

времени на его поиски и постоянные сомнения в правильности выбора. А здесь уже выбор сделан за вас. Как говорится, свыше. Вам остаётся только принять его или на свой страх и риск действовать самостоятельно. - А когда у нас начнётся тантра? – неожиданно спросил Илья. - А вы что, только ради этого сюда приехали? – удивилась Агния и обратилась ко всем. - Ну-ка, скажите мне, друзья мои сердечные, что именно привело вас в этот тур? - Тантра! Тантра! – выкрикнули несколько знающих мужчин. - Или любовь? – хитро сощурилась Агния. - Любовь!!! - наперебой заголосила женская половина. - Вот видите, большинство предпочло занятие любовью. А тантрой мы займёмся чуть попозже, когда вы уже полюбите друг друга. Кстати, вести тантру будет наш водитель Ярослав. Ведь он только по совместительству водитель. А на самом деле, – врач-психотерапевт, практикующий спонтанную йогу. Водитель на мгновение оглянулся, оторвавшись от дороги, и смущённо улыбнулся всем.

Я СОТВОРЮ ИЗ ВАС ЛЮДЕЙ ЛЮБЯЩИХ HOMO AMANS - Ведь поймите самую главную мысль, - продолжила Агния, - без любви жизнь бессмысленна. Даже если у вас есть всё в этой жизни, а любви нет, у вас ничего нет. А любовь - это не какая-то непостижимая вещь в себе, а вполне достижимое всеми чувство. И вам очень скоро предстоит убедиться в этом на практике. За оставшиеся шесть дней я сотворю из вас новых людей. Людей любящих. Homo amans. - А вы, что, господь? – насмешливо произнёс Павел. - Скорее, госпожа, - улыбнулась Агния. - И ещё неизвестно, кто из нас главнее. Но не будем отвлекаться. Любовь, на самом деле, это определённый механизм, действие которого мы вчера и запустили. Я не буду раскрывать вам пока все секреты. Скажу лишь, что помогут вам в этом семь заповедей Гермеса. Первая и самая главная: в голове у вас должна засесть одна единственная мысль: я любим и люблю. Если вы осознаете это, любовь к вам обязательно придёт. Я уверена в этом на сто процентов. Всё есть мысль. Мысль первична и предшествует любой материализации. В жизни мы получаем то, что себе намыслили. - Это точно, - сказал Лев. - А как быть с тем, что в начале было слово? – вновь с усмешкой обратился к ней Павел. 46


LOVE TOUR

- И слово было у бога, и слово было бог? Все религии построены на вере, - ответила Агния. - Я же руководствуюсь лишь знанием. Чистым знанием. А оно утверждает, что слово – это звуковая форма мысли, и значит, вторично. Тройца существует, но именно в такой последовательности: мысль - слово - дело. Да, что говорить: через шесть дней вы сами убедитесь в этом, в непреложности этого закона. - Или не убедимся, - скептически добавил Павел. - Или не убедитесь. Если будете повторять про себя другую мысль: я нелюбим и никого здесь не люблю. Вселенная ментальна. Она мыслит. Точно так же, как и вы. Всё, что происходит с нами, то происходит и со вселенной. Как внизу, так и наверху. Но самый важный принцип, которому вы должны придерживаться, - раскрыла и закрыла ладонь Агния, - это: полный и добровольный отказ от секса на протяжении пяти дней. - Как это так! Да, что это такое? Мы так не договаривались! – сразу послышались недовольные голоса, самый громкий из которых был голос Дениса. - Иначе не будет результата, - покачала головой Агния. - Но почему? – возмутился Денис. - По той простой причине, что преждевременный секс убивает любовь. Вы можете расслабиться и раньше, но только по достижении искомого чувства. - Вот, правильно, - изрёк Рустам. – Мужчина должен видеть в женщине личность, а не только лишь объект для секса. - А если очень хочется? – усмехнулся Денис. - Вы взрослый человек, Денис, и вольны поступать, как вам угодно. Но в этом случае фирма не даёт никакой гарантии и снимает все обязательства. - А мне кажется, что одно не помешает другому, - сказал Денис. - Вы ошибаетесь, Денис. Ведь что такое любовь? Это подавленный секс. Когда половой энергии нет выхода, она начинает двигаться от гениталий к голове. А там-то и возникают наши чувства. Сейчас секс легкодоступен, - вздохнула Агния. - Поэтому исчезла и романтика любви. - Это точно, - вздохнув, подтвердила Руся. - Зачем вы сюда приехали, любимцы мои и любимицы? – задала всем Агния риторический вопрос, на который сама же и ответила. - Вам захотелось романтики и чувств. Вы их получите! Но о сексе на ближайшие пять дней забудьте! Денис горько усмехнулся и молча покачал головой, явно не соглашаясь с таким требованием.

47


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

ЗНАЧИТ, СЕКСА У НАС НЕ БУДЕТ? - Извините, я не понял, значит, секса у нас вообще не будет? – спросил Лев. - Нет. У вас будет только любовь, драгоценный вы мой, - ответила Агния, намекая на его разницу с Викой в возрасте. - Только любовь? – недоумённо повторил Лев. - За что же я тогда платил вашей фирме? - А вы разве не знали, что любовь придумали для того, чтобы денег дамам не платить, - посмеиваясь в усы, сказал ему Стас. - Но я же заплатил. - Во-первых, Лев, - вздохнула Агния, - это не такие уж и большие деньги, если сравнивать с секс-туром, где вам, действительно, всё преподнесут на тарелочке и нужно только расслабиться, чтобы получить удовольствие. А во-вторых, любовь сейчас такой же товар, как и секс. Причём, очень дефицитный товар. А вы платите фирме лишь за посреднические услуги. И в третьих, жадность – это порок. Это главный враг вашей третьей чакры. Поэтому развивайте свою щедрость. Чем больше вы отдадите, тем больше получите. Таков закон. - И если я не влюблюсь, то деньги получу обратно? – удовлетворённый ответом, спросил Лев. - Конечно. - А как вы узнаете, что человек влюбился? – спросила Кристина. Это разве видно? - Ещё как видно. Влюблённого человека видно за версту. У него сердечная чакра просто трепещет от любви. - Стас, как ты считаешь, меня можно полюбить? Как ты считаешь? повернулась Рая к Стасу, сидящему напротив неё через проход. - Думаю, можно. Только мне это, честно говоря, по барабану, ответил Стас. - Как? – удивилась Рая. – Неужели? - А ты как думала! Меня ведь никто не спрашивал, с кем я хочу сидеть, - сказал он и выразительно посмотрел на грудастую Русю. – Это ты села рядом со мной. - Агния! – обратилась Рая к гиду. – Так что же делать? Он говорит, что я ему по барабану. Реально. - Помни, милая, что любовь – всегда жертва. - Я это знаю. - Если хочешь, чтобы тебя любили, ничего не требуй взамен. - Верно, - подхватил Рустам, стараясь не смотреть на грудь Руси.

48


LOVE TOUR

- И если твоя любовь поначалу не взаимна, - продолжила Агния, не пугайся. Когда ты бескорыстно отдаёшь себя другому человеку, при этом ты не можешь не вызвать в нём ответного чувства. - Ты поняла, Кристина, что говорит наш гид, - придвинулся к ней ближе Павел. - Вообще-то мне нравятся высокие мужчины, - отодвинулась Кристина от него. - А я что, мелковат? – обиделся Павел. - Кристина, дорогая, - подошла к ней ближе Агния, - любовь не оперирует такими категориями: нравится, – не нравится. Это в сексе все непременно хотят обладать только высокими, красивыми и стройными. А любовь зла – полюбишь и козла. Извините за выражение. - А в чём же тогда смысл любви? – с хитрецой в голосе обратился к ней Павел. - Вы не сможете понять смысла её, пока не соединитесь с той силой, которая создала вас. - И кто же нас создал? – ухмыльнулся Павел. - А вы ещё не знаете? - Ну почему же? Знаю: господь бог. - А ведь бог и есть любовь, - ответила ему Агния, - только она сейчас в вас спит. - Вот как!? И когда же моя любовь проснётся? - Скоро. Уверяю вас, что очень скоро, Павел. Не пройдёт и пяти дней. Думаю, вы не стаете возражать, что любовь - это слияние двух душ. Вашей и вселенской. Мужской и женской. Или двух однополых душ. Душа ведь не имеет пола, в отличие от секса. И когда через пять дней вы почувствуете, что вам не нужен секс, это главный признак, что вы влюбились. Истинная любовь убивает секс. - То есть вы хотите сделать из нас здесь импотентов? – послышался озабоченный голос Льва. - Или ещё чего хуже – голубых? - смеясь, добавил скромник Илья. - Ни в коей мере, любимые мои, - Агния подождала, пока утихнет хохот, - скорее, наоборот. Только полюбив, вы в полной мере ощутите всё наслаждение от секса. А кратковременное бессилие возникает только на переходном этапе, пока зародившееся чувство к душе вашего партнёра не перенесётся и на всё его тело. - А вы сами хоть верите в то, что говорите? – с издёвкой спросил Стас. - Конечно, - улыбнулась она. – Иначе бы я не стояла тут перед вами. Всё это я уже прошла на собственном опыте. Скажу больше: мне удалось слиться не только с родственной душой, но ещё и с... - А целоваться нам хоть можно? – перебил её Денис. - Даже нужно.

49


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- А как насчёт мастурбации? – не успокаивался Павел. - А почему это вас так интересует? - Ну как же! Это же тайна! Тайна соприкосновения с хаосом. Единение с самим собой. Ведь невозможность найти свою вторую андрогинную половинку и вынуждает человека к этому. - Пока повремените с этим, невозможный вы мой. - Вряд ли я смогу полюбить тебя, – покачала головой Кристина. - Почему? – обескуражено спросил Павел. - Ведь я люблю другого. - То-то, я смотрю, вы так бледны,– намекнула Агния на её вид. – Зачем же вы тогда отправились в лав-тур? - Чтобы испытать себя, - вздохнула Кристина. - Каким образом? - Проверить свои чувства. Так сказать, проверка на любовь. - Надеюсь, испытания пройдут успешно? Хотя… Наверняка, Павел приложит все усилия, чтобы вас отвоевать, - Агния улыбнулась. - А остальные примите, пожалуйста, к сведению всё, что я сказала, и начинайте уже действовать. - Кристина, - повернулся к ней Павел, - а что значит «проверка на любовь»? - Тебе, Павел, это не понять. - Тогда объясни. - Как-нибудь в другой раз.

ТАК ПРОСТО ЖЕНЩИН НЕ ОБМАНЕШЬ Ада горько вздохнула и еле слышно пожаловалась подружке: - Нет. Чтобы там Агния ни говорила, мне кажется, я вообще не способна никого здесь полюбить. Зря ты меня подбила в этот лав-тур. - Для того и подбила, - ответила Рая, - чтобы у тебя больше не было этих мыслей. Ада покачала головой: - Я сейчас вся какая-то замороженная. Все чувства будто умерли во мне. - Успокойся. Скоро у тебя это пройдёт. Ада обиженно протянула: - Меня ничего не радует в этой жизни. - И вообще, мне никто сейчас не нужен. - Прекрати, - накинулась на неё Рая. - Если ты ещё раз скажешь чтонибудь подобное, я вообще перестану с тобой разговаривать. Вот что ты сейчас делаешь? Ты намеренно программируешь себя на негатив. А это 50


LOVE TOUR

делать ни в коем случае нельзя. Что сказала Агния? В жизни мы получаем то, что себе намыслили. Это ведь закон осуществления. Всё осуществляется. Ты запрограммировала себя на отрицание, вот тебе и результат. Мысли позитивно. Думай о том, что на всех ты смотришь с любовью. Она повернулась к Стасу и выразительным взглядом показала ему, как сильно она его любит. Последовав примеру подруги, Ада и также с выражением посмотрела на Дениса. Денис аж расплылся в самодовольной улыбке и шёпотом продолжил прерванный разговор. - Стас, вот скажи, ведь ты далеко не красавец, в отличие от меня… и откуда у тебя такой успех у женщин, не пойму? - Не знаю, это тебе лучше у них спросить, - ответил Стас. - Но заметь, я никогда не прикладывал к этому особых усилий. - Наверно, есть в тебе какое-то обаяние. - Спасибо, разглядел. - Но ведь одного обаяния мало. - Правильно, - согласился Стас, заметив, что их подслушивают. Он определил это по заинтересованному взгляду Раи и по напряжённому, неестественно поставленному уху Ады. Поэтому он зашептал Денису почти в самое его ухо, - ведь смотри, внешне я спокоен, даже равнодушен. Единственное, что может меня выдать, это – глаза. Вчера я чуть не прокололся на этом. Задумавшись на какое-то мгновение, Стас замолчал, но вдохновлённый лекцией Агнии, он решил приоткрыть Денису ещё коекакие свои секреты. - Но глазами я и приманиваю свою жертву. Думаешь, легко влюбить в себя? - Легко! Главное загрузить её по полной программе. - Ошибаешься. Так просто женщин не обманешь. Их просто невозможно обмануть. Они ведь получают информацию не из слов, а из интонаций, из пауз между слов. - Да, интуиция у них развита, дай боже! Иногда такие песни им поёшь, а они ни капельки не верят. И как они замечают подвох, сам не понимаю. - А ведь с ними без любви нельзя, - убеждённо добавил Стас. - И вот где начинается чудная игра. Игра в бильярд, где кием я должен загнать шар в её лузу. При этих словах Рая с интересом повернула голову в его сторону. - Красиво, Фрейду бы это понравилось, - сказал Денис. Ада также повернула голову в его сторону. - Или игра в футбол, - понизил Стас голос, - где она вратарь, а я нападающий, и должен забить мяч в ее ворота. Но чтобы выиграть, надо

51


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

играть не по правилам. Не по её правилам. Она ждёт от меня нападения, – не дождётся. Я никогда не стану атаковать её в лоб: пустая трата времени и сил. Пускай другие так катают мяч. Я лучше споткнусь и упаду, чтобы выманить её из ворот или заработаю штрафной, чтоб бить уже наверняка, - Стас повернул голову в сторону Раи. - И потом, женщина не любит скорости в игре. - Ошибаешься. Тут, главное, быстрота и натиск. - Может, тебе и удаётся иногда забить быстрый гол. А я не тороплюсь, это не в моём характере. Тут скорее: тише едешь, дальше будешь. Да и куда мне спешить, если я знаю наверняка, что рано или поздно ворота будут моими.

МУКАЧЕВСКИЙ ЗАМОК Неожиданно вдалеке показался высокий округлый холм. Одинокий холм посреди равнины, округлый, словно женская грудь, и высокий, как террикон. Взявшийся неизвестно откуда, он будто мираж парил над излучиной реки и над черепичными крышами окружавших его коттеджей. - Посмотрите, какая красота! – воскликнула Кристина. Все бросились смотреть в окно. - А что это за чудо такое? – восхитилась Руся. Макушка чудесной горы была увенчана тающими в дымке башенками и крепостными стенами. Сказочный замок казался издали похожим на гигантскую корону, водружённую на вершину холма. - Это Мукачевский замок, - объяснила Агния. - Мы приближаемся с вами к городу Мукачеву. - А почему его так назвали? - поинтересовалась Рая. - Муку здесь, наверно, мололи, – ответила ей Ада. - Не угадали, - улыбнулась Агния, - Мукачево назван так потому, что замок этот строили в великих муках. Как видите, место здесь ровное, и чтобы замок оказался действительно неприступным, местный князь повелел насыпать на равнине целую гору. И вот тысячи телег днём и ночью свозили сюда землю, а батраки поднимали её в корзинах наверх. А потом ещё десятки лет строили сам замок. - Это не замок, а просто сказка какая-то, - с восхищением произнесла Руся. - Вот так и отношения необходимо строить, - добавила Агния, - в муках…десятки лет…днём и ночью… чтобы возник этот волшебный замок любви. Вскоре автобус остановился под самой горой, и наверх любовные путешественники пошли уже пешим ходом. 52


LOVE TOUR

- Прославила этот замок красавица Илона Зрини. Когда враги окружили замок, она вышла на крепостную стену, и неприятель, очарованный её красотой и бесстрашием даже перестал стрелять. - Наверно, она вышла обнажённой, - предположил Денис, - а солдаты настолько соскучились по женскому полу, что стали стрелять в неё совсем из других орудий. - Пошляк! – возмутилась Василиса, - они просто были очарованы её красотой. Агния остановилась возле колодца на небольшой площади, окружённой со всех сторон крепостными стенами. - Считается, что Мукачевский замок связан с потусторонним миром. И ведёт туда вот этот колодец, который якобы был выкопан с помощью нечистой силы. Глубина его 85 метров. Но воды в нём нет. Вы можете убедиться в этом, бросив камень вниз. Земля вокруг колодца была усыпана крупной галькой. Илья первым бросил булыжник внутрь и спустя какое-то время из глубины послышался глухой стук. Туристам это так понравилось, что вскоре изпод земли донеслась барабанная дробь. Агния продолжила свой рассказ: - Сколько лет не рыли этот колодец, все никак не могли добраться до воды. Как-то пришел к князю один мужичок и предложил наполнить колодец водой в обмен на мешок золота. Князь согласился, хотя денег в казне у него почти не было. А мужичок тот оказался чёртом. Прищёлкнул он пальцами, и вода в колодце тотчас появилась. В награду за это он получил маленький мешочек с двумя монетками. Когда чёрт возмутился, князь ответил ему: «Мешок золота не обязательно должен быть большой: маленький - тоже мешок.» «Ну, тогда и воды тебе будет пару капель, - ответил чёрт и прыгнул на дно колодца. С того времени и слышно, как на дне воет черт от того, что его обманули. Любовные туристы тут же обступили колодец и заглянули внутрь: из глубины, действительно, кто-то выл противным голосом. - Идёмте отсюда от греха подальше. - Кстати, это тоже очень поучительная история, - заметила Василиса, - если мужчины не будут ничего давать женщинам, то и взамен ничего не получат. - А если женщины не будут давать? - в свою очередь заметил Денис. Агния повела далее свою группу во внутренний дворик к памятнику хозяину замка. Указательный палец потемневшей бронзовой фигуры князя Корятовича сверкал, как золотой. - Говорят, если подержаться за него, то можно избавиться от грехов. Все, без исключения, по очереди подержались за этот палец.

53


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

КАК ЕДЯТ АНГЕЛЫ Следующую остановку автобус совершил на тихой улочке в центре города. Плавно отошла дверь, и любовные путешественники длинной вереницей потянулась к выходу. Первым выскочил худенький Рустам. За ним, неся впереди свой бюст и грузно переваливаясь со ступеньки на ступеньку, последовала Руся. - Не надо, - отмахнулась она от поданной руки, - я сама. Тем не менее, Рустам руку не убрал. - А если не удержишь? – с сомнением подала она ему руку. - Удержу. Ты меня ещё плохо знаешь. Сойдя на землю, Руся благодарно взглянула на него. - Сейчас мы пойдём перекусим в кафе, – сказала Агния, когда все вышли из автобуса. – Это здесь недалеко. А по дороге я расскажу вам о местных достопримечательностях. Посмотрите сюда… - Ты не туда смотришь. На Раю посмотри, - шепнул Денис Стасу, какие косяки она тебе бросает. - Да, ладно, - сконфузился тот, - может, это она тебе их бросает. Мы ведь рядом стоим. - Куда мне. Я ведь в подростковой группе. Агния, тем временем, продолжала с увлечением рассказывать: - Обратите внимание на эту городскую ратушу… - Рая, перестань, хватит строить им глазки, - строго сказала Ада. - Но видишь, они всё равно не ведутся, - хихикнула Рая. - Ещё поведутся. - Не забывай, у нас появились конкурентки. - А тебе кто больше нравится, Денис? – как бы между прочим спросила Ада. - Нет, он слишком смазливый, - сморщила носик Рая. - А такие чересчур избалованы вниманием к себе. Улыбаясь им издали, Денис покачал головой: - Не пойму я, что между ними общего. Стас ответил со знанием дела: - На контрасте подруги играют. - Ну, с Раей всё ясно: легче блистать на таком фоне. А вот Аде-то, что от этого? Она ведь проигрывает. - Та пользуется отражённым светом. А вдруг ты обратишь и на неё внимание, - тонко подметил Стас. Скорпион натуральный. Умеет же поддеть. - То есть Рая – тебе, а мне предлагаешь заняться Адой? Спасибо, дорогой. 54


LOVE TOUR

- Ну, что ты хочешь. Закон природы: красавцам всегда достаются уродины. - А красавицам – уроды, - съязвил в отместку Денис. Стас возмутился: - Но-но. Совсем я не урод. Какой же я урод? - Но ведь и не красавец? - Как видишь, не красавец, но я так уверен в обратном, что только этим женщин и беру. Денис наигранно вздохнул: - А мне почему-то Рая нравится. - Бери её, если хочешь. Она мне совершенно безразлична. С меня достаточно и Терезы. - Как же, возьмёшь её теперь! – развёл руками Денис. - Если она на тебя уже ведётся! Тем временем любовные странники подошли к кафе, на дверях которого висела табличка «спецобслуживание». Это означало, что столы к их приходу были уже накрыты, а посторонние посетители в зал не допускались. Столы манили к себе обилием блюд. На первое предлагался красный борщ, приправленный сметаной, и пампушки с чесночным соусом. На второе были вареники с картошкой и пельмени с мясом. Над каждой тарелкой вился дымок, а вместе все эти вкусные ароматы будили и без того зверский аппетит. - Ребята, идите к нам, - призывно махнула рукой Рая. Денис, не теряя времени, уселся, естественно, рядом с ней, оставив Стасу место рядом с Адой. - Минуточку внимания, ангелы мои и ангелочки, - неожиданно обратилась Агния к любовным путешественникам. – Я вижу, что вы все проголодались, но ничего не поделаешь. Не хочется испытывать ваше терпение, но ваше новое положение обязывает. Чтобы научиться любви, надо научиться и питаться по любви. Поэтому я хочу, чтобы сейчас вы и показали мне, как едят ангелы. Кристина поинтересовалась: - Как это? Агния дала исчерпывающий ответ: - Очень просто: вы должны есть только вытянутой рукой, не сгибая ни в коем случае локоть. - Вы что, издеваетесь над нами! Это ж невозможно! – возмутился Павел. - Очень даже возможно. Вы только додумайтесь, - как! - А я видела по телеку, как один комик это делал, - сказала Вика. Такой смех!

55


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Я жрать хочу! Дайте мне пожрать нормально! – недовольно пробурчал Лев. - Ну, зачем вы подсказываете? – покачала головой ему Агния. - А-а, - догадалась Василиса, - вот в чём дело. Нужно не самому есть, а кормить друг друга. - Наконец-то, - обрадовалась Агния. – Ну, всё, ангелы мои голодные. Начинайте. - Ой, так неудобно, – протянула Рая, открывая рот. - Надо только приспособиться, - сказал Стас, поднося ложку к её губам. - Разве этот борщ можно есть? – сморщила та носик. - М-м, никогда не ел ничего подобного, - завёл глаза кверху Денис, не отказываясь от ложки, протянутой ему Адой. - Пальчики оближешь! – поддержал его и Стас, когда и Рая стала кормить его с ложки. - Да ну вас! – поджала губы Рая. - Вы что, голодные? - Ещё какие, - двусмысленно протянул Стас и так посмотрел на неё, что той сразу стало ясно и без этих слов. И не только ей. Денис, сидящий рядом с ней, впервые поймал взгляд Скорпиона, посланный девушке. Что это был за взгляд! В нём была такая сила, глубина и страсть, в нём было столько внутреннего огня, что можно было только позавидовать. Как ни старайся, как ни пыжься, Денис никогда не смог бы придать всё это своему взгляду, потому как не было у него внутри и сотой доли этого. В его глазах всегда присутствовала лишь лёгкость и игривость. Стас же пылал весь изнутри. Вот, оказывается, чем он женщину берёт. - А пельмени будешь? – предложил Стас Рае. - Нет, я мясо не ем, - с гордостью ответила она. - Что, вегетарианка? – спросил её Денис, кормя, между тем, с ложки свою визави. - А ты как думал. - Фигуру соблюдаешь? - Нет, из моральных соображений. Не могу заставить себя есть животных. - А что ж ты тогда ешь? - Йогурты, салатики всякие, мюсли. Всё, в чём нет живой души. - Считаешь, что в салате нет души? – насмешливо спросил её Стас. - А разве есть? – удивилась Рая. - Конечно. Всё, что дышит, в том есть душа. А злаки тем более есть нельзя. Потому что зерно содержит зародыш жизни. Так что вегетарианцы очень сильно заблуждаются, питаясь травой. Они тем самым уничтожают множество жизней. - Чем же мне, по-твоему, тогда питаться?

56


LOVE TOUR

- Солнце, воздух и вода, - усмехнулся Стас, - вот самая лучшая еда. Рая сразу замолкла с недовольным видом. Отодвинувшись подальше от стола, она, как бы невзначай, перекинула ногу на ногу. И без того короткая юбка задралась. Стас, бедный, аж закашлялся. Довольная произведённым эффектом, Рая решила проверить, насколько ещё может простираться её могущество. - Ну, тогда дай мне попить, - попросила она. Стас нехотя поднялся, обошёл стол и приложил стакан с киселём к её губам. - Ну, и как кисель? – спросил он, едва скрывая раздражение. - Вот кисель замечательный, - облизнулась она - А ну, дай мне попробовать. Он отпил из стакана, который она приставила к его губам, и чуть не поперхнулся. - Его же пить нельзя! - Что, серьёзно? – поддержал его Денис и, попробовав кисель из стакана, который поднесла ему Ада, брезгливо сморщил нос, - бр-р, какая гадость! - Что, действительно, нельзя пить? – на всякий случай спросила Ада. - Нельзя, - на полном серьёзе ответил Денис. Рая красила губы и едва сдерживала улыбку, чтобы не смазать помаду. А за соседним столиком Рустам все ещё продолжал кормить с ложки Русю. - Смотри, перекормишь, я отсюда не выйду, - пообещала она ему. - Ничего, я тебя вынесу, - пообещал он ей.

И СКОЛЬКО ЭТО БУДЕТ СТОИТЬ? А в это время Оксана, остановившись перед калиткой, за которой просматривался двухэтажный особняк с серым фасадом и виноградником во дворе, нажимала кнопку звонка. Через минуту на крыльцо вышел благообразный щупленький старичок. В своём двубортном костюме он выглядел подтянуто и моложаво. - Здравствуйте, Иштван Шандорович. Это я вам сегодня по объявлению звонила. - Оксана? Давно жду вас. С нетерпением, - открыл он калитку, проходите в дом. Несмотря на солнечный день, в гостиной был полумрак – из-за полузадёрнутых гардин. Напротив камина стоял старинный круглый стол с двумя стульями.

57


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Садитесь, пожалуйста. Сейчас я приготовлю кофе. Кофе у меня настоящий, - с кофеином, потому что я покупаю только сырые зёрна, которые сам и обжариваю, - последняя фраза доносилась уже из кухни. На стене вдоль лестницы, ведущей на второй этаж, висели картины с обнажёнными телами. Противоположную стену над кожаным диваном украшали черно-белые фотографии в овальных рамках. Невнимательно разглядывая их, Оксана подошла к открытой двери в другую комнату, из которой, заставив её вздрогнуть, с подносом в руках неслышно выходил старичок. - Так, Оксана, вы уже освоились? Садитесь, садитесь. Привычным движением холёные старческие руки выставляли на стол кофейный сервиз: фарфоровые две чашки, пузатую сахарницу и высокий кофейник с изогнутым носиком. Затем, не разлив ни капли, он наполнил обе чашки дымящимся кофе. - Спасибо, Иштван Шандорович. - Берите сахар. Сам я пью без сахара. Атеросклероз. А в остальном, я чувствую себя прекрасно. Разве я похож на старика? - Нисколько, - Оксана посмотрела на него, и ей стало не по себе от его цепкого взгляда. Ложечка в её чашке громче зазвякала. - А душой я совсем ещё молод. Только теперь я начинаю ощущать все прелести жизни. Как ни странно, но только, когда жизнь проходит, начинаешь сильнее ценить её. Всё, что она тебе даёт. - Вы живёте один? - Да, жена умерла, дети разъехались, хоть и помогают, но редко теперь бывают у меня. - У вас такой большой дом. Наверно, тяжело одному? - Ну, силы во мне ещё есть? Да и женским вниманием не обделён. Как вы считаете, Оксана, могут у меня ещё быть любовницы? – его дряблые щёки разошлись в улыбке. - Не знаю, - смутилась она. - Вы такое прелестное дитя, Оксана. - Ещё кофе? - Нет, спасибо, Иштван Шандорович. - Называй меня просто Иштван. У венгров принято называть только по имени. И потом, мне это будет приятно. - Я хотела бы на первое время снять комнату у вас. Я сейчас живу у сестры, но у неё и без меня тесно. - Ну, конечно, деточка, что за вопрос? Раз у тебя такое положение, я не могу не помочь. Ко мне уже многие девочки обращались, и я никому не отказывал. Я ведь понимаю: Ужгород манит вас с гор. Здесь все блага, культурная жизнь. Но чтобы устроиться здесь, нужно где-то жить. Пойдём, я покажу тебе комнату. Это на втором этаже, - он поднялся со стула и направился к лестнице. - И сколько это будет стоить, Иштван? – последовала она за ним.

58


LOVE TOUR

- Мне деньги, конечно, нужны. Но я буду рад, если ты только будешь жить у меня. Одиночество, вот, что меня пугает. Часто не с кем словом перемолвиться. А ты, я вижу, девушка скромная и порядочная. Вот, смотри, это твоя комната. На самом деле, это была спальня. Потому что главенствовала в ней большая двуспальная кровать. И Оксана это сразу поняла. Но всё же присела на кровать. - Спасибо вам, Иштван. Я просто не знаю, как вас благодарить. - Это тебе спасибо, что пришла к старику. Ты такая милая, - он неожиданно провёл рукой по её волосам. Оксана испуганно подняла на него глаза, но он продолжал гладить её по голове, как ребёнка, обводя её странным взглядом. - Мне уже пора, - привстала она. - Куда тебе спешить? Ты ведь только пришла, - притворным голосом заговорил он, слегка удерживая её за плечи. - Я сказала сестре,… что ненадолго, - задрожал её голос, но она решительно встала и теперь уже смотрела на него сверху вниз. И этот старик! Оксана первой спустилась по ступенькам вниз. - Так мы с тобой договорились? Когда ты ко мне переезжаешь? - Как только решу некоторые проблемы. Иштван щёлкнул замком и выпустил её. - Буду ждать с нетерпением. - До свиданья, - облегчённо вздохнула она. Хлопнув калиткой, она вышла на улицу и долго ещё чувствовала спиной и затылком его похотливый взгляд с крыльца.

КАК ПОНРАВИТЬСЯ СКОРПИОНУ После сытного обеда многие задремали в автобусе на обратном пути. Оторвавшись от пейзажа за окном, Денис тут же наткнулся на взгляд Раи, сидящей напротив и сразу понял по выражению её глаз, что взгляд послан не ему, а дремавшему у окна Стасу. Невольно глянув на её голые коленки, он тяжело вздохнул. - Чего так тяжело? - не открывая глаз, спросил Стас. Чтобы Рая, не дай бог, не услышала, Денис зашептал ему в ухо: - Да я уже не могу смотреть на этих баб. - С чего бы это? - А ты будто не знаешь. Бубенчики гудят, как колокола. - Бедненький. А ведь впереди ещё пять дней без секса. - Пять дней я точно не выдержу.

59


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Ты лучше повторяй про себя: я люблю, я любим и открывай всем подряд своё сердце. - Издеваешься? - А думаешь, меня не распирает? Ты просто делай, как я. Не смотри на них, и всё. - Не, я так не могу, - сказал он и уставился на Агнию, одиноко сидящую на переднем сиденье. Стас покачал головой и, прикрыв глаза, вновь отвернулся к окну, чтобы подремать. - Ну, ты просто секс ходячий. - Именно! Обо мне так и написано в одной книжке: «у мужчин-Весов - ежедневная жажда секса». Не открывая глаз, Стас насмешливо хмыкнул: - А про меня что там написано? - Что мужчины-скорпионы о сексе даже и не думают. - Это точно, - рассмеялся Стас. После минутного затишья Денис вновь обратился к нему: - Слушай, Стас. - Что? - Представь на минутку, что ты женщина. - Мне трудно это представить, - невозмутимо ответил Стас, но всё же один глаз приоткрыл. - Нет, ты представь и скажи, как нужно себя вести, чтобы понравиться тебе? - Ты на что намекаешь? – живо развернулся к нему Стас. - Да ладно, ты же понимаешь, о чём я говорю. Вот ты – скорпион. А мне нужно знать, короче, как вести себя с женщиной-скорпионом, ну, чтобы ей понравиться. - Значит, ты хочешь ей понравиться? - Да. - Я понял. Но сначала ей нужно выбрать тебя. - А если я выбрал её? – возразил ему Денис. - Тогда у тебя ничего не получится. Как ни старайся! Скорпионы всегда выбирают сами. - Что же мне делать? Как её добиться? - Её нельзя добиться, - веско ответил Стас. - Как, впрочем, и меня. Ни с наскока, ни с засады, - напрасный труд! - Что же тогда, сидеть, сложа руки? - Вот именно! И делать то, что я захочу. Всё зависит от моего желания: захочу, - будешь на седьмом небе от счастья, нет, - станешь мучиться, как в аду. - Ну, это уж слишком, - воскликнул Денис, - зависеть только от твоих желаний.

60


LOVE TOUR

- Ничего не поделаешь, выбирай сам. - На черта ты мне сдался тогда! – усмехнулся Денис. - У меня тоже могут быть свои желанья, - он отвернулся и посмотрел на Раю, вернее, на её ножки. - Ну и напрасно, - горячо шепнул ему на ухо Стас. - Что напрасно? – не поворачиваясь, ответил Денис. - Если ты сразу откажешься от борьбы. - Но тогда ты противоречишь сам себе. - Нисколько. Мне нужен такой соперник, который бы смог понять меня и вёл бы себя так, как будто он поддаётся мне, а на самом деле вёл бы свою линию. - Ну, ты и хитрец! - усмехнулся Денис. - Только тогда я смогу ему покориться. Но это может и сломать меня. И я зайду в такие дебри, из которых потом не выбраться, заключил Стас.

ВОТ ТЕБЕ И РАЗ! Дорога от гостиницы до сквера под каштанами, где Денис назначил свидание Оксане, занимала минут семь. Ровно столько и было на его часах, когда он вышел из гостиницы: без семи семь. Дорога шла под уклон, и спускаться по ней было одно удовольствие, - не то, что подниматься! Боясь опоздать, Денис на всякий случай прибавил шагу. Вскоре ноги его понесли сами, и в конце спуска он развил такую скорость, что, взмахни руками, он бы полетел, - если бы был влюблён. Но влюблён он не был и поэтому не взлетел, а так как сразу остановить он себя не смог, то выскочил на проезжую часть, где чуть не угодил под машину. Чёрный «форд-скорпио» промчался в полуметре от него. Обругав себя, «и куда ты так летишь, никуда она не денется», далее он пошёл обычным шагом, тем более, что после ужина приятная тяжесть в желудке располагала к прогулке. Оксану он заметил ещё издали, возле сквера. И, как оказалось, в самый последний момент. Она была в синем платье и уже уходила прочь по пешеходному мосту, не видя его. Денис ринулся за ней. - Оксана! – крикнул он. Она оглянулась, остановилась, но, поджидая его, смотрела почему-то в сторону. - Ты уходишь? Мы же на семь договаривались. - Я пришла, смотрю: тебя нет.

61


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- И ты вот так просто могла уйти, не подождав? – удивлённо спросил он, не замечая приподнятого над головой её хитинового хвоста скорпиона. - А я никого никогда не жду. Тем более, если меня не ждут, - ответила она, впивая в него кончик хвоста с загнутой вверх иглой. - Значит, ещё секунда, и мы бы с тобой уже не встретились? – ошеломлённо спросил он и с укоризной сам себе ответил, - да-а. Видя, что он ещё не дошёл до нужной кондиции, скорпия ещё раз вонзила в него ядовитое жало. - Дима, я спешу сейчас. Я и приходила-то сюда предупредить тебя, что иду сейчас в театр. - В театр? – только и переспросил Денис, окончательно сбитый с толку. - Да, с сестрой. Она взяла два билета. Понимаешь, я не могла ей отказать, - сообщила Оксана, ничего больше не объясняя. Денис молчал: он словно потерял дар речи. Яд от укуса уже начал действовать. - Я уже опаздываю, - нетерпеливо сказала Оксана. – А на спектакль нельзя опаздывать. Он смотрел на неё с немым укором во взгляде. - Если хочешь, - сжалилась она, - можешь встретить меня после спектакля. Он заканчивается в десять часов. - В десять? – как-то уже безразлично переспросил он. - Да, он идёт три часа, - вогнала она жало ещё раз и невозмутимо пошла дальше. Остолбенев, он смотрел, как она удалялась. Потерянная ухмылка медленно сходила с его лица. Он почему-то не догадался проводить её до театра. - Раз, два, три, четыре, пять, - вышел мальчик погулять, - насмешливо сказал он сам себе, - вот тебе и раз! Вот она была и - нету. Музыкальный театр находился совсем рядом на набережной. Оксана издали заметила сестру, стоявшую у входа в театр. - Скорее! – махнула ей Светлана рукой, – ну скорее же! - Знаешь что, я, наверно, не пойду, - сказала Оксана. - Иди сама. Мне нужно ещё кое с кем встретиться.

ВОТ ТЕБЕ И ДВА!

62


LOVE TOUR

Если одну чашу весов сильно нагрузить, то другая на коромысле взметнётся резко вверх. Так и сломаться недолго! Для равновесия просто необходим равный по весу груз. Этим противовесом вполне могла бы стать другая девушка, и Денис уже ясно представлял себе - какая. Тереза! Вот, кто бы мог его сейчас спасти. Он вернулся на Театральную площадь. Но возле торцевой стены здания, сплошь увитой виноградом, никакой книжной раскладки не было, как не было и самой Терезы. Вот тебе и два! Сам не свой, весь перекошенный внутри, он тупо смотрел на то место, где ещё вчера стояла раскладка. В оживлённых местах их обычно выставляют те книжные магазины, рассуждал он, которые сами находятся в глухих переулках. Значит, надо искать этот переулок. Вспомнив, куда свернул вчера автофургон с книгами, Денис поспешил к тому перекрёстку, а за углом пошёл, куда глаза глядят, доверяясь лишь наитию. Книжная витрина не заставила себя долго искать. Денис потянул на себя ручку двери. Напрасно: заперто. Вот тебе и три! Постояв немного перед стеклянной дверью с перекошенной табличкой «переучёт», он решил было идти дальше, но тут в недрах магазина между стеллажами мелькнула знакомая фигура. - Тереза! – радостно постучал он по стеклу. - А, это вы? – открыв дверь, удивилась она, - как вы нашли меня? - Это было не так легко. - А откуда узнали моё имя? - Вот это было уже полегче. - Вы что-то хотели? – оборвала она его, будучи не в настроении воспринимать сейчас его каламбуры. - Да. Увидеть вас. - Увидели. Что дальше? Я сейчас занята. У меня полно работы. - А после работы? - И после, - несколько вызывающе ответила она и потянула на себя дверь, чтобы прикрыть её. Вот тебе и четыре! Денис придержал рукой стеклянную дверь. - Ещё минутку. Прощу прощения, но вчера меня кое-кто самым наглым образом опередил. - Не надо было опаздывать.

63


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Поэтому я и пришёл сегодня пораньше, чтобы отплатить ему той же монетой. - Вы очень откровенны. - Я знаю, что у вас сегодня с ним свидание. - Откуда вы всё знаете? – удивилась она. - Просто Стас – мой приятель, и он не держит от меня секретов. Кстати, открою вам один из них, - заговорщически перешёл он на шепот, - он очень любит поиздеваться над женщинами. - Неужели? – не очень испуганно прошептала она. - Его даже прозвали так – маркиз де Стас. - Вот бы никогда не подумала. На меня он произвёл совсем другое впечатление. Он скорее Захер Мазох какой-то. Но я даже и не думала с ним сегодня встречаться, хотя и обещала. Так что передайте ему, что свидание не состоится. Извините, - вновь потянула она на себя дверь, мне пора работать. Плотно закрыв дверь, она удалилась. Вот тебе и пять! Вот так всегда, - подумал он, неподвижно стоя перед дверью, погонишься за двумя зайцами – ни одного не поймаешь. Неожиданно дверь открылась, и Тереза выглянула вновь, но лишь затем, чтобы сказать: - Только не говорите ему, где вы меня нашли. МАМЕНЬКИН СЫНОЧЕК Оксана тем временем в задумчивости стояла перед витриной магазина женской одежды. По её виду трудно было определить: то ли она разглядывала платья на манекенах, то ли не решалась зайти в магазин. На втором этаже этого старинного двухэтажного здания с башенкой на крыше открылось вдруг одно из окон, и из него выглянул Андрей. - Оксана! Ну что же ты стоишь, не заходишь? - А я не знаю, где у вас тут вход. - Заходи в магазин. Я тебя сейчас встречу. В магазине к ней из лабиринта стоек, сплошь завешенных юбками, платьями и костюмами, тотчас подскочила молоденькая продавщица. - Добрый день, что вам угодно? - Мила, это ко мне, - остановил её назойливую любезность Андрей, вышедший откуда-то из подсобки. Здесь он чувствовал себя хозяином. – Оксана, проходи. Мы с мамой уже ждём тебя.

64


LOVE TOUR

- Я не очень опоздала? – спросила она, поднимаясь по внутренней лестнице вслед за ним на второй этаж. - Можно сказать, что пришла как раз вовремя, - намекнул он, что ему приходилось ждать её и подольше. - Да, удобно тебе, когда работу и дом разделяет лишь лестница. - Знаешь, иногда это надоедает, - пожаловался он, пропуская её в квартиру, - мама! – крикнул он затем, - встречай гостью. - Здравствуй, Оксана, здравствуй деточка, - выплыла из столовой его дородная и радушная мама, - а ты совсем не изменилась. - Спасибо. - Вот только у Андрея ничего пока не меняется… в этой жизни, намекнула она. Андрей рассказал мне что ты сбежала от своего благоверного, это правда? ТЫ МНЕ НРАВИШЬСЯ. Только тебе удастся взять его в руки. Он такой неприспособленный. Я так переживала. Что у вас ничего не вышло. И ты вышла замуж Красивая жена - не твоя жена - Я давно уже не разжигал камина, - сказал Андрей, задумчиво глядя на огонь. - А что так? – спросила Оксана, расслабившись в кресле. - Тепло этим летом было, да и не для кого. Очаг в доме должна поддерживать любимая женщина, - с вызовом сказал он и с неким намёком. - А у тебя всё это время никого не было? – не очень доверчиво спросила Оксана. - Были увлечения, - пожал плечами Андрей, - да всё это не то. Я всегда их сравнивал с тобой, и, как видишь, они не выдерживали сравнения. Одна, как оказалось, любила больше мамин магазинчик, чем меня. Другая, - замялся он, - хоть и говорит, что любит меня, - со вздохом добавил он, - да только пользуется слишком большим успехом у других. Красивая жена – это не твоя жена, - сказал он с интонацией своей матери, - вряд ли бы она смогла поддерживать этот очаг. - Ну, всё, Андрей, уже поздно, - как бы подвела черту Оксана и встала из кресла, - я пойду. - Может, ещё чайку попьёте? – невзначай вплыла в гостиную его мать. - Ой, спасибо большое, Анна Стефановна. Так всё вкусно было. Мне уже пора, - подошла к ней Оксана. - Я тебя провожу, - сказал он Оксане. - Не надо, Андрей. Мне тут всего два шага идти.

65


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Пусть-пусть он тебя проводит, - настояла Анна Стефановна, время уже позднее. А завтра приходи к нам на обед. Хорошо? - Хорошо. До свиданья.

- Знаешь, я, наверно, не приду к вам завтра на обед, - неожиданно сказала Оксана. - Ты шутишь? Ты же только что сказала матери, что завтра придёшь, - искренне удивился Андрей. - Я серьёзно. Кто это сейчас тебе звонил? – с подозрением спросила она, - первая или вторая? - Какая разница. С этим уже давно покончено. - А я вижу, что продолжается. - Ну, это у второй ещё продолжается. Она словно хочет мне что-то доказать. Вот она, кстати, идёт, - показал он рукой на два силуэта впереди и с горечью добавил, - и каждый день она с кем-нибудь другим. Хочет таким образом вызвать ревность у меня. - И это у неё получается. - Ничего у неё не получается. Она только лишний раз доказывает, что она гулящая. - Раз ревнуешь, значит любишь. - Оксана, ты же знаешь, кого я люблю. - А если тебе, кто-нибудь скажет, что я тоже гулящая. - Нет, ты не способна на это. - Ты так уверен в этом? – улыбнулась она. - Я уверен в тебе, как ни в ком другом. Я ведь чувствую тебя, я тебя знаю. - Ты меня ещё не знаешь. Но я всё же рада, что ты так веришь в меня. - Я хочу вспомнить твои губы, - прошептал Андрей. Оксана наклонилась и сама поцеловала его, да так, словно обожгла. Андрей затряс головой, как бы приходя в себя. - Ну, что, вспомнил? – улыбнулась она. - Как хорошо, что я опять тебя нашёл. - Для этого тебе надо было сначала потерять меня. - Ты придёшь завтра? – с надеждой спросил он. - Нет, - мотнула она головой, тут же сокрушив его надежду. - Нет? - вновь потерялся он от сомнения. - Почему? - Потому что завтра я еду в Поляну. - Зачем? – ошеломлённо спросил Андрей.

66


LOVE TOUR

- Чтобы подать заявление на развод. - А я уж подумал, что к Ивану. Ты знаешь, за себя я уже давно решил. - Я знаю, - кивнула она, - а теперь иди. В воскресенье я тебе позвоню. - Только обязательно, - он повернулся и пошёл, а через пару шагов вновь обернулся и умоляюще посмотрел на неё, - хорошо? - Хорошо.

МАГИЧЕСКАЯ СИЛА СЛОВА Денис решил больше не искушать судьбу и поплёлся назад в гостиницу. Поднимаясь в гору, он заметил, как, набирая скорость, навстречу ему спускался Стас. - Что, на свидание уже летишь? - Ага, - притормозил Стас. - К своей Терезе? - Ага. А ты, я вижу, уже пролетел? - Как видишь. Ну, удачи. Да, кстати, когда мне освободить для тебя номер? – небрежно спросил Денис, вынуждая тем самым Стаса произнести нужную ему фразу. - Как только стемнеет. - Как только стемнеет, говоришь? - усмехнулся Демон и, спохватившись, отвёл взгляд, чтобы не выдать себя и не рассмеяться ему прямо в глаза. - Ну, да, - ничего не понял он. - Через полчаса она заканчивает работу. Потом мы немного погуляем. Так что, как стемнеет, можешь выйти на прогулку сам. Тебя, кстати, там Ада сейчас разыскивает. И куда, говорит, он сразу после ужина сбегает? - Об этом тебя сейчас, случайно, Рая не спросила? - Да, ну её! Я побежал. - Смотри, не споткнись, - посоветовал ему Денис напоследок, и не удержавшись, тихо прыснул со смеху. А всё потому, что он свято верил в магическую силу слова – в его обратную силу. Он знал по собственному опыту, да и по опыту других, что если что-то загадаешь вслух наперёд, оно никогда не сбудется. Потому что оно уже сбылось, - на словах, и в эту же самую секунду! Сбылось как бы на другом уровне. А дважды одно и то же не происходит. Как бы ты ни был в чём-то уверен, только ты об этом с уверенностью сказал – всё, тому уж не бывать!

67


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Многие знают об этом, но делают это неосознанно. Пожелав что-то наперёд, тут же спохватываются и три раза сплёвывают - тьфу-тьфутьфу! Или те же три раза стучат по дереву. Или по тому, что попадётся под руку. Тем самым, охраняя сказанное от лукавого. Тот ведь не может схватить мысль, пока она не материализовалась в слове. Денис же, в отличие от многих, очень часто сознательно пользовался этой обратной силой. Не всегда, правда, успешно. Оттого, что некоторые из сведущих тут же прикусывали язык или складывали фигу и мысленно отсылали порчу обратно. Но на этот раз Денис знал уже наперёд, чем дело кончится, и ему просто интересно было лишний раз удостовериться в непреложности этого закона и ещё раз утвердиться в человеческой глупости. Приятный бархатный голос. Можно заслушаться, такой тембр. Диктор говорил по-венгерски. Вытянув ноги, Денис сидел в кресле перед телевизором и курил сигарету. Раздражительно скрипнув, злобно хлопнула дверь. Она всегда чутко передавала настроение того, кто за неё хватался. Но Денис даже головой не пошевелил на приход Стаса. Мгновенный сквозняк развеял дым, и в номере повисла, несмотря на приятный бархатный голос, угнетающая тишина. Стас нависал у него за спиной. - И тебе, конечно же, всё понятно, что он там говорит? – наконец, нарушил тот своё молчание. - Конечно. Передаёт последние известия: Стас также пролетел над Ужгородом и очень быстро почему-то вернулся назад. Так что мне не придётся, на ночь глядя, освобождать для него номер. - Может, он ещё и сообщает там, почему не придётся? - Ну, видимо, потому, что на Театральной площади Стас никого так и не встретил. - Ты смотри, какой осведомлённый диктор у нас попался. Интересно, откуда у него такие сведения? - Сам у него спроси. - А мне очень бы хотелось узнать об этом у тебя. - А я тут при чём? - А кто ещё мог приложить к этому руку? Только ты знал о нашей встрече, да ещё улизнул сразу после ужина. Ну, признайся же, - с хитрецой он испытывающе посмотрел ему в глаза. - Ну да, конечно, - рассмеялся Денис, иначе он не смог бы сдержать усмешку в своих глазах, - она исчезла, а я виноват. Конечно. Или ты думаешь, что я такой всесильный, что взял да и увёл её вместе со всеми её книжками? А затем предупредил её, чтобы она с тобой не встречалась? - Ты такой, что всё можешь. - смягчился Стас,

68


LOVE TOUR

- Ну, ладно, - поднялся Денис из кресла, - теперь твоя очередь смотреть телевизор, а я тем временем пойду пока прогуляюсь. Вы очень отличаетесь о нас Денис пришел к театру за полчаса до конца спектакля, посидел на лавочке на набережной, выкурил пару сигарет, глядя на влюблённые парочки, которые одна задругой фланировали мимо него. Наконец, из входных дверей театра показались первые зрители. Денис внимательно вглядывался в их лица. Но вскоре из дверей повалил целый поток. Люди быстро расходились в разные стороны, кто молча, кто оживлённо обсуждая спектакль, пока не вышел кто-то последний и широкая площадка перед театром полностью не опустела. Денис в растерянности спустился к набережной, надеясь хоть там увидеть Оксану. Неужели пропустил, не разглядел её? Но её нигде не было видно. Ни слева. Ни справа. Неожиданно откуда-то сбоку, выйдя на свет из тени, словно отделившись от дерева, к нему подошли двое: Оксана с сестрой. - Добрый вечер! – первой обратилась к нему её сестра. - Скорее уже доброй ночи, - обрадовался он. - А ты говорила, что он не придёт, - сказала она Оксане. Она ничего не сказала. - Вы нас проводите? – спросила его Светлана. - Конечно. Как-то сразу он оказался посередине между ними. - Ну, как вам, спектакль понравился? – спросил Денис обеих, но обращаясь по привычке к Оксане. Но она молчала, потупив глаза, словно чувствуя за собой какую-то вину. Поэтому разговор поддерживала лишь Светлана, причём говорила она с ним по-украински. - А как же, - ответила Светлана, - у меня до сих пор ещё глаза на мокром месте. Такая мелодрама. Вам нравятся мелодрамы, Денис? - Я их просто обожаю, - сказал он, хотя чуть не произнёс меня от них тошнит. – ну где как не в мелодраме можно встретить такие искренние чувства. Такой накал страстей - Правда? - Да, только я стараюсь их не смотреть. - А почему?

69


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Чтобы не выходить после спектакля, как вы с заплаканными глазами. - Я знаю, вам, схиднякам, больше по душе другие пьесы, - не верит ему Светлана. - Там, где сначала герои переспят, а потом спрашивают, как кого звать. - Схиднякам? Это вы нас так называете? - Так, ми – западенцы, а ви – схидняки. А може, ви ще й москаль? - А какая разница? - О, велика. Ви дуже відрізняєтесь від нас. - А я, признаться, думал, что никаких отличий нет. Все люди, в принципе, одинаковые. Только говорим на разных языках. А у нас, так вообще, языки похожие. - Языки-то похожие, - перешла опять Светлана на русский язык, - а вы не боитесь, Дима, ходить здесь ночью по улицам? - А чего я должен бояться? - Тому, що ви москаль, а тут, як кажуть, одні бандерівці. - А разве они тут до сих пор есть? - А они никуда и не пропадали, как видите. Поэтому вам лучше держаться от нас подальше. - Ну что ты такое говоришь, - набросилась Оксана на сестру, - что он может про нас подумать? - Молчу, молчу. - А почему я должен подальше держаться от Оксаны, если она мне нравится. Мне без разницы, кто она такая. Главное, что она человек хороший. - Да не бандеровка я! – возмутилась Оксана, - Светлана так шутит. - Ой, что говорить про москалей, - продолжала Светлана, - если мы и схидняков-то не понимаем. Недавно моя знакомая вышла замуж за схидняка, поехала к нему в Луганск, да через полгода сбежала от него. Не могу, говорит, привыкнуть к их жизни. Они совсем другие, и найти с ними общий язык очень сложно. Хорошо, что ещё горы нас разделяют. - Ну что ты такое говоришь, - отвечала Оксана, - я тоже через полгода сбежала от Ивана. Денис прав: главное – кто ты, а не откуда. - Не буду с тобой спорить, тем более, что мы уже пришли. Я думаю, ты ещё немного поговоришь с Денисом. А я уже пойду. До свидания, сказала она и исчезла в браме. - До свиданья, - сказал той Денис и обратился затем к Оксане с таким видом, будто они только что встретились. - Ну, здравствуй. Она ничего не ответила, но впервые тепло взглянула на него. - Наконец-то, мы теперь одни, и ты никуда не спешишь. - У тебя есть спички? – она вытащила из пачки сигарету и вздохнула. – Ну и вечерок сегодня. - Да, незабываемый, - похлопал он по карманам.

70


LOVE TOUR

- И он ещё не окончен.

ПОКА ИЛИ ПРОЩАЙ? - Да. Он только начинается, - Денис чиркнул спичкой, и вспыхнувший огонь вдруг высветил её истинное лицо, которое она скрывала в темноте. - Что случилось? Тебя просто не узнать. - Разве? – удивилась она. - Да, ты вся какая-то потерянная стала, чем-то подавлена. Это у тебя даже на лице написано. - Не может быть, – как бы испугалась она и потёрла пальцами лоб, будто пытаясь стереть написанное. Чтобы её лицо приобрело свой обычный вид: безразличной и непроницаемой маски. - Была сегодня в университете? - Да, но всего несколько часов. Знакомилась с делами, с бумагами. Мне даже дали несколько справок напечатать, - немного оживилась она. - А вообще? Я вижу, ты приняла какое-то решение, - вдруг догадался он. - Да, - ответила Оксана, - я завтра уезжаю. - Куда? - Домой. - А где твой дом, Оксана? - В горах, - как бы с вызовом сказала она. - Вот почему ты такая независимая? - Да, я вольная птица. Куда хочу, туда и лечу. - Вот так вот, - с сожалением произнёс он, - не успели мы с тобой познакомиться, как ты уже улетаешь. - Я улетаю, чтобы мы не успели познакомиться. Я просто боюсь, что наше знакомство может зайти слишком далеко. - Куда ещё дальше! Я не смею тебя даже пальцем коснуться. - И правильно делаешь! Иначе бы мы сейчас с тобой не разговаривали. - Но тогда я ничего не пойму. Разве тебе со мной плохо? - Хорошо. Но я боюсь, что будет лучше, а этого я не могу допустить. - Но почему? - Потому что я всё предугадываю. Я знаю, чем это может закончиться: я сильно к тебе привяжусь, а потом не смогу отвязаться. Я это уже чувствую. Мне почему-то нравятся москали. Они словно из другого мира. У них совсем другие понятия о жизни, иное отношение к женщинам. - А мне, представь, нравятся западенки. По той же самой причине. Есть в них что-то такое мистическое, непонятное, загадочное. Может, я 71


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

и приехал-то сюда за тем, чтобы разгадать их тайну, - восторженно произнёс он и в сердцах схватил её руку. - Вот и разгадывай их тайну, - ожесточилась она вдруг ни с того ни с сего и вырвала руку, - а меня, пожалуйста, не трогай. Ты не одну ещё здесь встретишь и познакомишься, а со мной тебе лучше сразу порвать. И как это ни тяжело, это лучше сделать сейчас. Потом будет тяжелее. Денис взглянул на убывающую луну. - А если я не хочу с тобою рвать? Зачем мне делать то, чего мне не хочется. - Потому что ты думаешь только о себе. Ты приехал и уехал. А что остаётся мне? Зачем мне лишние переживания? Лучше сразу прекратить эти встречи. Мне ведь свою судьбу нужно устраивать. - Всё-то ты знаешь наперёд. Я просто диву даюсь. Один бог ведает, что ждёт нас впереди. А ты уже делаешь какие-то выводы, хотя ещё ничего не произошло. Разве можно как-то устраивать судьбу? Это она устроила нам встречу. Зачем отказываться от того, что она нам дарит. Ведь нас тянет друг к другу, нам хорошо вдвоём, а ты хочешь сама сейчас всё разрушить. Нельзя идти наперекор судьбе. Произойдёт то, что должно произойти. Главное, не загадывать. А там будь, что будет. - Ты, правда, так считаешь? - Да, я думаю, что тебе не стоит завтра никуда уезжать. Я бы тоже не поехал на экскурсию. Провели бы целый день вместе. - Нет, Дима, я уже решила. Мне необходимо завтра ехать, - твёрдо сказала Оксана, - но это ненадолго, на один день. В воскресенье, к обеду, я уже буду здесь. - У нас в воскресенье – тоже короткая экскурсия. - А теперь я пойду. Мне завтра очень рано вставать. - Ну, тогда, пока? Или, может, прощай? – лукаво спросил он, взяв её за мизинчик. - Пока, - мягко ответила Оксана, выдернув мизинчик. Ощущение было таким, как от скользящего шёлка. Она вошла в браму и оглянулась: Денис всё ещё стоял и не уходил, - До свидания, Денис, - сказала она более твёрдо. - В два часа я буду ждать тебя под каштанами, - крикнул он ей вслед.

72


LOVE TOUR

День третий

Поцелуй бабочки Поднявшись по лестнице на второй этаж, и не обнаружив за столиком дежурной, Димон мимоходом приоткрыл дверь служебной комнаты, где сидела горничная. - Вы что-то хотели? – смущённо спросила та. Держа перед собой зеркальце, она красила губы новомодной увлажняющей помадой. - Да, дежурную, - двусмысленно намекнул он. - Она сейчас придёт, подождите. - А вы что, уходите? - Да, мой рабочий день закончился, - встала она из-за стола и так метнула глазками, что можно было завестись с пол-оборота. Димон знал, конечно, что его внешность производит на некоторых девушек определённое воздействие, и сразу понял, что ему здесь может кое-что обломиться: он почти всегда безошибочно угадывал это по одному лишь взгляду. - Не думал, что такие красотки… такие красотки работают здесь горничными. Красоткой её можно было назвать, лишь грубо ей польстив, но лесть - это единственное, чего никогда не бывает много. И как ни груба твоя лесть, как ни фальшива, любая жертва скушает её за милую душу. - Шутите, наверно? – зарделась она, поправляя рукой волосы. - Нисколько. И тут Димон обратил внимание на её пальчики. Это были те самые «дамские пальчики», от которых он со своей художественной натурой и тягой к прекрасному всегда сходил с ума: удлинённые, округлые, с нежной, едва не прозрачной кожей. Те самые идеально оформленные породистые женские ручки с узкой ладонью, с хищно выпуклыми заострёнными ноготками и завершённые безупречным маникюром. Дамские пальчики, которым так и хочется доверить самое ценное, что у тебя есть. - Таким девушкам, как вы, - продолжал он,– не номера убирать, а самим снимать номера где-нибудь за границей. 73


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Скажете ещё, - разошлись её губы в улыбке: она на миг представила это себе. Вот что ещё привлекало в ней - её губы! Припухлые и растянутые, губы представительствовали на её лице. Слегка приоткрытые, подчёркнуто блудливые, они всем своим видом выражали бесстыдство. - Разве эти ручки созданы для такой работы? - Все вы так сначала говорите, - присела она на край стола. - А потом? – подходит он к ней совсем близко. - А потом начинаете приставать, - раскрыла она перед ним все карты. А при таком раскладе, самое верное, сейчас, - озадачить её. - То есть вы считаете, что в отношениях между полами не должно быть никакого примитивизма, а должна быть некоторая возвышенность и отстранённость или, проще говоря, вульгарные понятия должны непременно замещаться менее понятным научным языком или попросту облечены в поэтическую форму? Протараторив без всякого выражения эту дежурную фразу, и тем самым «перегрузив» горничную, Димон, не давая ей опомниться, пока та пыталась вникнуть в суть сказанного, осторожно подвёл её к восприятию другой своей мысли, которая теперь могла восприниматься ею как приказ. - Ты знаешь, - прошептал он, перейдя ко всему ещё и на «ты», - твои влажные губы просто созданы для поцелуя. Это было странно видеть: но её губки разомкнулись ещё шире в каком-то хищном оскале, и она как бы невзначай провела по ним языком. - Это, наверно, они от помады такие? – добавил он. - Ну почему же от помады? Димон неожиданно наклонился к ней и украдкой сорвал лёгкий поцелуй. - У, какая прелесть, - завёл он глаза от восторга, - какая прелесть, - и, не встречая особого сопротивления, вновь жадно приник к её губам, и долго не отрывал своего поцелуя, вращая языком, словно желая показать ей, что хочет выпить её до дна, до последней капли. При этом он нежно гладил кончиками пальцев её шею и даже под конец слегка приподнял горничную, чтобы у той в прямом смысле слова земля ушла из-под ног. - Это называется, знаешь как? - выдохнул он, - поцелуй души. - Скорей всего, от души, - покусала она свои губы, - всю помаду слизал. - Тебя как зовут? - присел он рядом с ней на стол. - Сусанна, - ответила она. – Или Жужа. - Венгерка, что ли? - Да. А ты знаешь, на кого похож? На этого… забыла, как зовут. Такой же соблазнительный.

74


LOVE TOUR

- Почему такой же? Я куда более соблазнительный, чем тот противный тип. А твои пальчики, ну, просто чудо, - взял он её руку и особым образом поцеловал чуть ли не каждый её пальчик, задержавшись на мизинчике, – они просто созданы для того, чтобы играть на флейте. - На флейте? - Да. А поцелуй бабочки ты умеешь делать? - Это как? – заведённая им, она провоцировала его уже сама. - Это когда целуют лишь взмахами ресниц. Никогда не пробовала? - Нет. - Жужа, - прошептал он, - а ты не желаешь на минутку дверь закрыть на ключ? Когда через пять минут губ её и пальчиков ему уже стало не хватать, он тут же полез к ней под юбку. - Нет, нет, только не это, - мигом убрала она его руку, - остынь. Какой быстрый! - Да я такой. - Вот походи со мной недельку, тогда, может, я и позволю. - Я уеду через недельку. - Твои проблемы. К тому же у меня жених есть. Он сейчас в армии, и я обещала ему, что сохраню себя в целости. - Хорошо хоть, он целоваться тебе не запретил, Жужа.

у.

75


76


77


Дима Открытая настежь дверь парикмахерской. В глубине её блестит лысина клиента. Над ней с пульверизатором в руках. Вширк, вширк. Лысых стрижём? Проходя мимо, я успеваю заглянуть вовнутрь. Мгновенный сквозняк тенистого проулка. И через шаг, - блеск и жар нагретой солнцем витрины. Магазин мужской одежды. По стеклу скользит моя тень. Рядом с тенью - моё же отражение. Сам я, помешкав, тяну на себя входную дверь. За кассовым аппаратом скучает томная. Покупателей не видно. Но впечатление такое, что они заполнили собой весь магазин. Все на одно лицо. Иллюзию создают манекены. Костюмы висят на них мешковато. Какие уроды! Кто только произвёл вас на свет? Я задерживаюсь перед зеркалом. Ещё один урод глянул на меня оттуда. Небрежным жестом поправляю волосы. И я так шёл? Такой взъерошенный? И что она нашла во мне? Мне не нравится моё лицо. Я никак не могу к нему привыкнуть. Ну, когда же, наконец, душа моя станет соответствовать моему телу? Поспешно выхожу из магазина. Слева веет прохладой. Манит отдохновением каштановый сквер. А ведь, действительно, сквер. Деревья в нём посажены квадратом. Все лавочки заняты девушками. Я присаживаюсь сбоку. Чуть ли не спиной к одной из них. Вынимаю из кармана сигареты. Напротив замечаю ножки. Те, что подсели ко мне ещё в первый день. Ножки бросают на меня взгляд. И тут же теряют ко мне всякий интерес. Только её здесь не хватало! Докуривая на ходу, я выхожу из сквера. На Театральной площади мне тоже делать нечего. Там, на другом её конце, возле стены, увитой виноградом, я вижу книжную раскладку и Ангелу. Она меня не замечает. Всё так же хороша собой. Разговаривает с какой-то покупательницей. Всё так же сексапильна. Встряхивает своими чудесными волосами. Словно ничего и не было. Наклоняясь, показывает свою обворожительную попку. Почему же меня к ней совсем не тянет? Сложив руки на груди, стою. У входа на мост. Или у выхода с моста. Единственный, кто неподвижен в этом хаотичном движении прохожих. Перед глазами всё мельтешит. Разноцветье платьев, брюк, рубашек, блузок. В ушах звучат обрывки смеха, фраз, вопросов, восклицаний. Но я не прислушиваюсь к разговорам. И не вглядываюсь в лица. И даже не заглядываюсь на симпатичных девушек. Я лишь обозреваю общий фон. И краем глаза поглядываю в сторону сквера. Не пришла ли? Даже не глядя на часы, понимаю, что она опаздывает.

78


LOVE TOUR

Светлое здание кукольного театра справа. Афиша призывает всех прохожих на шоу марионеток. Днём – «Заводной ключик» представление для детей, вечером – «Божественная комедия», представление для взрослых. Припекает спину. Слепит в глаза солнечный зайчик. Кто-то открыл окно, высокое и узкое. На втором этаже гостиницы «Корона». Чья-то рука задёргивает штору. Кому-то нужен полумрак. Кому-то явно жарко. Неужели это будет и у нас сейчас? И очень скоро! Раздеть её или она сама? Груди у неё должны быть большие. Стоп. Зачем опережать события? Неожиданно слева появляется Стас. Сияя глазами, идёт навстречу. - Привет. Кого это ты ждёшь? - Тебя, конечно. - Ясно, - улыбается он. - Ты не забыл, что мы сегодня уезжаем? Нет, не забыл. - А то мне кажется, тебя уже отсюда и калачом не выманишь. - Отойди, ты загораживаешь вид, - поглядываю я в сторону сквера. А вдруг я пропущу её? - Ты хоть на прощанье поимей её. - Прошу тебя, уберись отсюда! - А может, мне тоже хочется её увидеть, - улыбка на лице его неожиданно тускнеет. Так же, как и жёлтый фасад гостиницы. Облако закрыло солнце. - Ты сгинешь отсюда или нет? - Я не понял, Демон: кто из нас тут кто? – деланно удивляется он. - Тебе что, Терезы не хватает? – киваю я в её сторону. - Как раз Терезы мне сейчас и не хватает, - он начинает щуриться от солнца. Фасад за ним так же мгновенно светлеет. Будто светофильтр сняли с объектива. Вся площадь вновь играет красками. Я зачем-то оборачиваюсь. Что-то заставляет меня обернуться. Так и есть! Оксана! Я едва узнаю её. Она в тёмных очках. И вообще, вся в чёрном. В чёрном платье и чёрных колготках. Ещё секунда, и я бы её не увидел! Она прошла у меня за спиной. Оксана уже теряется из виду. Смешиваясь в толпе прохожих на мосту. Я бросаюсь догонять её. Это какое-то наитие! Я ведь оглянулся, словно по наитию! Иду следом за ней, чуть сбоку. Ну, обернись же! Почти поравнялся с ней. Оксана оборачивается. Оксана - Дима? –в изумлении останавливаюсь я. - Всё-таки есть бог на свете, - вздыхает он.

79


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Ты какой-то странный. Мы же договаривались « под каштанами». Я захожу туда, смотрю: тебя нет. Ну, раз нет, я и пошла. - Там все лавки были заняты. Я тебя сбоку ждал. И чуть не потерял тебя из виду. - Но ведь не потерял же. Давай отойдём, - я беру его за руку и тяну за собой, - давай тут постоим, - облокотившись на перила, мы смотрим на воду, - видно, бог, нас любит, раз не даёт нам разлучиться. - Скорее всего, богиня. - Я по дороге сюда заходила в собор. - Покаяться в своих грехах? – намекая на мой чёрный наряд, неудачно шутит Дима. - Да, именно, - недовольно и резко отвечаю я. А ведь перед иконой Богоматери я думала о тебе, мой дорогой. Напряжённо глядя перед собой, я разминаю в пальцах сигарету, которую достала из чёрной сумочки. Поднося зажигалку, Дима пытается заглянуть мне в глаза. Очки скрывают их, но я всё равно отвожу взгляд. - Ну, что опять с тобой? – ласково спрашивает он. - Если бы ты знал! – не успеваю выдохнуть я дым, и он по смешному выходит изо рта, чередуясь со словами. - Что ещё случилось? – улыбается он. - Я сегодня видела такой ужасный сон про нас двоих. - Что же там было такого ужасного? - Мне кажется, что с нами случится что-то нехорошее, - тревожно отвечаю я, не понимая его шутливого настроения, - и вообще, мне сейчас даже жить не хочется. - Поэтому ты и траур этот на себя надела? - Да, поэтому. - Так в чём же дело? - опять всё переводит в шутку Дима, - ты на мосту, как раз. Внизу - река. Очень популярный способ расстаться с жизнью. Рекомендую. - Я так и сделаю. Как ты хочешь. Ты, действительно, этого хочешь? - Я просто хочу поднять тебе настроение. - И для этого советуешь мне броситься в реку? Он прыскает со смеху: слишком велик перепад между его весёлостью и моей серьёзностью. - Если боишься воды, можешь попробовать другое: порезать себе вены или снотворное принять. - Что ещё ты мне посоветуешь? – раздражаюсь я. Как можно так шутить! Странные его шутки никак не вяжутся с тем, что я хотела бы от него услышать.

80


LOVE TOUR

- Всё что угодно. Лишь бы ты не была такой печальной, - улыбка, наконец, сходит с его лица, - я сам в такой тоске, что сегодня уезжаю. Зачем же расстраиваться раньше времени? - Когда ты уезжаешь? – с беспокойством спрашиваю я. - В восемь часов - поезд. Теперь ты понимаешь, почему мне всё оставшееся время хочется провести вдвоём. И не в печали, а в радости, вновь улыбается он, - тем более у нас сегодня одно важное мероприятие. - Какое же? – чуть насмешливо спрашиваю я. - А ты уже забыла? - Нет, я помню, - хорошо, что тёмные очки скрывают мои глаза. Как у него всё получается легко и просто! Такой самонадеянный. У него только одно сейчас на уме. Дима Я в последний раз затягиваюсь и бросаю окурок под ноги. Я словно ставлю точку. - Ну, что, идём? - Куда? – как бы отрешаясь от своих мыслей, удивлённо оборачивается она. Точка ещё дымится под ногами. - Ко мне, - говорю я, с досадой понимая, что говорю совсем не то и не ко времени. Но слово уже сказано. И оно прозвучало, как приказ. А на это ни одна Скорпия не пойдёт! - Зачем? - Делать Христинку. Я с ужасом замечаю, как Оксана, даже не глядя на меня, отрицательно мотает головой. Едва заметно. Точно, скорпион, который извивает над собой приготовленный для удара ядовитый хвост. И удар следует! - Нет, я не могу. - Но почему? – я так ошеломлён, словно мне только что влепили пощёчину. - Ты ведь ничего ещё не знаешь. Мне нужно в милицию. Вчера был такой ужас. Я такого натерпелась. Не хочу даже вспоминать. Пойдём, меня проводишь, - она берёт меня под руку. – Это здесь недалеко. - Что, опять встретила Ивана? - Это он меня встретил, - на квартире у Светланы. Я же говорила, что он может всё, если захочет. Он не хочет со мной разводится. Даже заявление моё порвал. - Какое заявление? - О разводе. Теперь придётся его снова подавать. - А в милицию зачем? - Иван вчера избил меня.

81


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- А я всё думаю, чего это ты в очках? Сними их. - Нет, не стоит, - она тяжко вздыхает. - Короче, милиция его забрала, он здесь сидит, - кивает она головой на здание, к которому они подошли. - Ты тоже посиди пока на лавочке. Подожди меня. Я скоро буду. Оксана Я поднимаюсь по ступенькам на крыльцо и скрываюсь за массивной дверью, которую, выходя, придержал для неё какой-то милицейский чин. Перед зарешёченным окном с надписью ”Чергова частина” я снимаю тёмные очки и обращаюсь к офицеру: - Скажите, это к вам вчера забрали Грозовского Ивана? - Грозовского? Минуточку. А вы кто ему будете? Ваши документы. - Его жена, - я просовываю в окошечко свой паспорт. Офицер сверяет фото в паспорте с моим лицом. - Он вас немного разукрасил? – спрашивает он и, не дожидаясь ответа, набирает номер телефона, - алло, Петренко? Что там с Грозовским? Ну, которого вчера задержали. Освободили? Ага, ну ясно, ясно. - Как освободили?! – от возмущения взрываюсь я. - А вы что, не рады? - возвращает он мне паспорт. - Как это освободили? Он же человека избил! - Ничего не знаю. Обратитесь к Петренко, восьмой кабинет, направо по коридору. Нервно прячу в сумочку очки и паспорт. Вся вне себя от негодования, иду зачем-то налево. Не найдя там нужный кабинет, возвращаюсь назад и иду направо. В восьмом кабинете я нахожу не одного, а троих милиционеров, сидящих за столами, заваленными кипами дел. - Вы к кому? – обращается ко мне тот, кто сидит ближе к двери. - А кто из вас Петренко? - Это ко мне, - отвечает тот, кто сидит у окна, - присаживайтесь. - Зачем вы освободили моего мужа? – сразу с места в карьер начинает я. - Это вы насчёт Грозовского? – потирает затылок Петренко. На вид ему не больше тридцати. – Во-первых, это не я его освободил, а суд. Он заплатил штраф за мелкое хулиганство. - Мелкое? – завожусь я и показываю на разбитую бровь, - это мелкое хулиганство? А разбитый нос у Андрея – это тоже мелкое хулиганство? - Да, это квалифицируется, как мелкое хулиганство, - невозмутимо отвечает следователь. - Но за это сажают на пятнадцать суток!

82


LOVE TOUR

- Это при отягчающих обстоятельствах, - объясняет он и открывает какую-то папку, - а в деле такие обстоятельства отсутствуют. Как показал Грозовский Иван, он в состоянии аффекта нанёс незначительное телесное повреждение Войтко Андрею. Своё действие он объясняет сильной ревностью и фактом измены своей жены Грозовской Оксаны с потерпевшим на съёмной квартире Золтана Иштвана. - А почему в деле нет факта моего изнасилования? Я же заявила вчера об этом. - Вы это серьёзно? Разве вы не женой ему приходитесь? - Официально мы ещё не разведены, но… - Вот когда разведётесь, тогда это и будет означать факт вашего изнасилования, а на данный момент – это лишь ваши семейные разборки, в которые милиция не имеет права вмешиваться. Расстроенная, выхожу я в коридор, и еще с минуту прихожу в себя у окна, нервно покусывая губы. На крыльцо я выхожу, уже внутренне собравшись, и даже не забыв надеть вновь тёмные очки. Дима поднимается с лавки и идёт навстречу. - Ну, что? - Его выпустили. Оказывается, милиция не имеет права вмешиваться в семейные разборки. А Иван, оказывается, имеет право в состоянии аффекта делать, что угодно. Я так надеялась, что его посадят, - хоть на пятнадцать суток. А он, оказывается, уже гуляет на свободе. Возможно, даже где-то рядом. Пойдём куда- нибудь отсюда. - Может, ко мне? – ещё раз подсекает он крючок. - Нет, дай мне прийти в себя сначала. Я ещё не решила, как мне быть. И что мне делать дальше. Дима идёт рядом и больше не задаёт вопросов, давая мне возможность разобраться во всём самой. Он уже знает, что мне лучше не прекословить. Я всё равно сделаю так, как посчитаю нужным. Мы идём, куда ведут глаза. А глаза ведут нас к пешеходному мосту. - Понимаешь, я не могу здесь больше оставаться. Пока он здесь, он везде меня найдёт. Мне уже некуда деваться. Только к родителям, в Сваляву. Там я прописана. Там и подам я снова на развод. В Сваляве разведут нас, - сто пудов. И очень быстро. У нас ведь, слава богу, нет детей. Пока я официально замужем, - его ведь не накажешь. Он уже почувствовал свою безнаказанность. И теперь будет постоянно приставать ко мне. Всё! Решено: я еду домой. Ещё успею на последний автобус. На четыре часа. - Ты шутишь? Ведь сейчас уже три. - Мне вовсе не до шуток. - Но тебе ж завтра на работу, - ищет он любую зацепку.

83


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Ах, да, – быстро нахожусь я. - Сейчас позвоню декану и предупрежу его, что до конца недели меня не будет. - А как же я? Получается, мы больше не увидимся с тобой? – его вопрос застаёт меня врасплох. Я даже останавливаюсь. - Да, мы больше не увидимся с тобой, - неожиданно говорю я. И, прежде всего, для себя самой. Даже не думала, что скажу так. Просто мною сейчас движет ненависть ко всему мужскому роду. Для Димы же очередной удар был так стремителен, что он его даже не почувствовал. - А я считал, что впереди у нас с тобой ещё полдня, - с сожалением произносит он. До него только теперь начинает доходить весь ужас, вся неотвратимость происходящего. - У нас с тобой ещё есть время. - Один час? Боже мой, - шепчет он. Он совсем поник. Он словно не слышит меня, он будто в оцепенении. – А я так надеялся… боже мой. - Мы ещё успеем попрощаться, - пытаюсь я утешить его. Но Дима уже не смотрит на меня. Яд начинает действовать на него. Яд сомнения. - Вот так, - шепчет он, покачивая головой, - вот так. Этого и следовало ожидать. - Что? - мне тяжело на него смотреть, как он шепчет и покачивает головой. - Вот так, - прорывается у него сквозь зубы, - всё правильно, произносит он вслух, но, продолжая ещё как бы говорить про себя, человек предполагает, а бог располагает. Так и должно было случиться, печально усмехается он сам себе. - Пойдём посидим в кафе, - предлагаю я. Никак не ожидала увидеть в нём столь разительную перемену. Удар оказался слишком силён: он сломлен, он разбит. - В какое? – безразлично спрашивает он. - А вон там, - показываю я кивком головы, - «на набке». - На набке? Дима Мы спускаемся с моста на набережную. До кафе – метров пятьдесят. Идём рядом, и в то же время, как бы сами по себе: отдельно, отстранённо. Я почему-то с трудом воспринимаю действительность. И хотя солнце припекает в голову, оно словно скрылось за облаками. Всё сразу померкло передо мной. Словно на объектив надели светофильтр. Бледное небо. Серый асфальт под ногами. Нависающая над головой искусственная листва каштанов. Скользящие навстречу тени людей. Неживая река за парапетом. Потемневшие фасады зданий.

84


LOVE TOUR

Всё мне кажется безжизненным. Весь мир представляется каким-то нереальным. Реально только моё сознание, заключённое посреди этих пустых декораций. Неестественным кажется и присутствие Оксаны. Действительно только моё поражение. Всё зря. Вся эта теория, все попытки добиться её, - всё впустую. Как долго за ней ухаживал, сколько труда в неё вложил, - и всё напрасно. Цель - не достигнута. Я лишаюсь её. Она – неуловима. Убежала от тебя в самый последний момент. И никогда уже не испытать мне обещанного впереди блаженства. Слишком понадеялся на себя. Предвкушал уже радость обладания. Почему-то слишком был уверен. И вот результат. Ничего уже не будет. Сколько раз я повторял себе: не мечтай вслух. Всегда выйдет наоборот. Так и вышло. - Давай здесь посидим, - предлагает Оксана. Белые пластиковые столы с фигурными белыми стульями вынесены прямо на набережную. Я молча плетусь за ней. Будто оглушённый. Словно меня внезапно лишили наркотика, на который я подсел в течение недели. Вот кто меня этого наркотика лишил! Я замечаю, что смотрю на Оксану с неприязнью. На то, как неловко садится она за столик. Как небрежно отодвигает от себя чашку с недопитым кофе, вазочку с растаявшим мороженым. На эти аляповатые тёмные очки на её лице. На весь этот её траурный наряд. Да она – просто монашка! Она просто испугалась. Всё ещё боится секса, как огня. Поэтому и выискивает любые причины. Лишь бы не спать со мной. - Что тебе? – стараясь я подавить недовольство. - Кофе. С мороженым. Захожу в кафе, становлюсь в очередь. Всё кончено, так и не начавшись. В витрине изобилие кондитерских изделий. Трубочки с заварным кремом. Слоёные и шоколадные торты. Пироги с маком, бисквитные пирожные, корзиночки с зефиром. Меня чуть не тошнит от всей этой сладости. Натужно шумит кофемолка. Я шумно вдыхаю через ноздри. Спасительный горьковатый запах свежемолотого кофе. Запах горечи мне сейчас больше по душе. И сейчас для меня нет никого дороже, чем ты. Слова, слова, слова. Если б это было так, ты бы никуда сейчас не уезжала. Тебе нет никакого дела до меня. Ради меня она ничем не хочет пожертвовать. Она мной жертвует ради каких-то своих дел. Ну, кто я для неё? Никто. Так просто. Турист.

85


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Сегодня здесь, а завтра там. Повстречались, - и ладно. Поболтали, - и до свиданья! А то, что ты сама мне стала дорога, как с этим быть? Молоденькая буфетчица ловко снуёт за прилавком, и очередь быстро движется. - Два кофе, пожалуйста. И мороженое. - Уже закончилось. Возьмите пирожное. - Нет, спасибо. С двумя чашками кофе я иду к столику на набережной. Тем лучше. Как бы я всё это отнёс за один раз? Оксана забирает сумочку с соседнего стула. Заняла мне место. Мелочь, а приятно. - Мороженого нет. - Ничего. - Я положил тебе два кусочка. - Спасибо. Поставил чашки на стол. Демонстративно отодвигаю стул. Так, чтобы не сидеть напротив её. Чтобы не смотреть на неё. Мне сейчас не хочется её видеть. Смотрю на реку, вдаль. Не глядя, помешиваю ложечкой. Боковым зрением замечаю, что она занята тем же. Показать ей, как я обижен. Желваки играют у меня на скулах. Подношу чашку ко рту. Кофе кажется мне приторно сладким. Хотя себе я тоже положил два кусочка сахара вместо обычных четырёх. - Ты разочарован? - Нет, что ты! Разочарование уже стало моей привычкой. Я уже устал разочаровываться. Вынув из кармана пиджака пачку сигарет и зажигалку, я закуриваю. Сознательно не предложил ей сигарету, чтобы хоть чем-то ущемить её. Мне хочется, чтобы ей было сейчас так же тяжело, как и мне. Так же больно. Небрежно бросив зажигалку на стол, я глубоко затягиваюсь. Задрав голову, выпускаю дым вверх. Свежо от реки, ветер. Рыбак напротив закидывает удочку. Крики чаек. Взмывают вверх, шумно хлопая крыльями, и затем парят, белокрылые, в небе, бесшумно кружась или камнем падая вниз. Рыбак подсекает и напрасно вытягивает удочку. Это я попался. На обещанную близость. На поддельную блесну её глаз. И как легко попался! Не было даже червячка сомнения. Ах, я тебе так благодарна! Наживка вся из лести. Ещё никому не удавалось это сделать. Раскрыл уж рот, чтобы вкусить блаженство. Клюнул в ожиданье чуда. И вот я на крючке. Знаток женской души, бездарный искуситель, творец любви, сказочный принц. Дерьмо собачье! Вот она сидит тут рядом. Молчит, ни слова. Никакой жалости, участия ко мне.

86


LOVE TOUR

Какая жалость может быть к пойманной рыбёшке? Лишь удовлетворение: ну, вот ещё одна! Посмеивается, видно. Она сейчас смеётся надо мной. Заметил, что кручу сигарету у себя перед глазами. Она слегка курится. Сам собой растёт столбик пепла. Всё моё внимание сосредоточено только на этом. Где-то там, на другом конце стола Оксана. Она вынимает из пачки сигарету и закуривает. Ещё пытался исцелить её. Психоаналитик-дилетант. Начитался Фрейда и возомнил себя. Решил, что мне под силу проникнуть в подсознанье, рассеять страх, снять табу, разбудить либидо. Вернуть ей тело. В надежде, что она сама мне потом его отдаст. Вот и отдалась! Как спала, так и спит. Сонное созданье. Спи дальше мёртвым сном. Ещё сто лет тебе спокойной ночи! Чтобы не мучила ты больше никого. Я отпиваю кофе и вновь затягиваюсь, а затем так отрешённо вожу горящим кончиком сигареты по краю пепельницы, что создаётся впечатление, будто для меня сейчас нет ничего важнее, как очищать этот кончик от пепельных лохмотьев. И зачем я купился на этот «Звёздный круг»? Все эти гороскопы врут. Астрологи – лжецы! Скорпия олицетворяет собой секс. Она обожает секс. Это – её культ, её жизненное кредо. Свежо предание! Ведь для неё страшнее секса зверя нет. Она бежит от него, как от аспида, от спида. Оксана Смотрю на него, на его профиль и не знаю, как прервать это затянувшееся молчание. С каждой секундой ощущаю, как растёт напряжение в нём. В этом отдалившемся от меня человеке. Вижу, как он страдает, и у самой внутри что-то рвётся. Неужели он, действительно, так глубоко всё переживает? Где его настоящее лицо: сейчас или тогда, когда он подшучивал надо мной на мосту? Тяжко вздыхает. Неужели у него всё так серьёзно? Дима Так тяжело мне ещё никогда не было. Занятый собой, я словно забыл об Оксане, что она рядом, и, гася окурок, вдруг ощущаю острую необходимость увидеть её, вновь повернуться к ней. Что я делаю? Ведь я её скоро не увижу. Но тело почему-то не слушается меня. Мне трудно даже повернуть голову в её сторону. Так я уже настроил себя против неё. Я почти с усилием заставляю себя повернуться к ней.

87


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Я вижу её руку, сжимающую чашку. В другой руке она держит сигарету. Вот взгляд мой поднимается всё выше: грудь, плечи, скрытые платьем, открытая шея, подбородок, губы. В глаза её взглянуть я не решаюсь. Хотя они и скрываются за стёклами очков. Чувствую, смотрит на меня. Помада на губах местами стёрта, её следы сейчас на чашке. Серёжка золотая в мочке уха, нежная шея, покатое плечо, крутая грудь за чёрной тканью платья. Вдруг понимаю, что я сейчас теряю. Осознаю вдруг, кого могу я потерять. Ведь я лишаюсь сейчас того, что сам в неё вложил. И как бы ни пытался отстранить её от себя, - не получается! Я не в силах это сделать. Вот почему так больно! Она уже как бы стала моей частью. Как бы срослась со мной. И разрывая с ней, я будто отрываю часть себя, рву, словно по живому, с болью. - Нет, это невозможно, - вырывается вдруг у меня. - Что? – быстро, с сочувствием откликается Оксана. - Невозможно представить. - Что представить? - нетерпеливо спрашивает она. - Что всё вот так закончится, - осмеливаюсь я взглянуть в её глаза. Но даже серые стёкла не могут скрыть того, что вижу. Оксана. - Ты уже прощаешься со мной? - Я тушу окурок в пепельнице и поднимаюсь со стула. - А что ещё мне остаётся? – прерывается его голос. - Пойдём, - говорю я и накидываю на плечо ремешок сумочки. - Куда? – продолжает сидеть он, тупо глядя перед собой. Наверно думает, что уже пришла пора нам расставаться. - К тебе, - неожиданно говорю я. - Зачем? – недовольно спрашивает он, не вполне понимая, куда я клоню. - А до тебя не доходит? – нетерпеливо говорю я, нависая над ним. - До меня доходит, - продолжает он сидеть. Дима Её слова, столь желанные ещё час назад, совсем не радуют меня. Её решение идти ко мне, как ни странно, оставляет меня равнодушным. Оно не приносит мне облегчения. Я настолько перегружен своими переживаниями, что даже последние фразы не могут привести меня в равновесие, качнуть стрелку моих Весов. Слишком завяз я в трясине своего поражения.

88


LOVE TOUR

Её ответ застал меня врасплох. Слишком устал я от её непредсказуемости, от всех этих внезапных перемен. Я почему-то вдруг отказываюсь ей верить. Пожалела меня? Или просто дразнит? Жест это? Она жертвует собой? Или это очередной её каприз? - Ты что, уже не хочешь сделать мне Христинку? - Ты делаешь мне одолжение? - Я никому не делаю одолжение. Я так решила. - Но у тебя же в четыре автобус, - обидчиво напоминает я, - через двадцать минут. - Я поеду электричкой. Последняя уходит как раз без пяти восемь. - Так ты ещё успеешь на вокзале проводить меня? – появляется у меня надежда. - Конечно. - Ну, хорошо, – будто сожалея, поднимаюсь я из-за стола. Не дожидаясь меня, Оксана уходит с набережной. Не оглядываясь, уверенная, что я следую за ней, она переходит улицу наискосок. Чтобы сократить расстояние? Куда она спешит? Зачем? Я покорно плетусь за ней. Не прибавляя шагу и не стремясь поравняться с ней. Я так заторможен, так привык к мысли, что всё потеряно и счастье невозможно, что когда оно стало возможно, я уже не в состоянии его принять. Столь резкий переход из ада в рай, от мысли к действительности не позволяет ещё мне осознать, что казавшаяся недостижимой мечта становится реальностью. Оксана поджидает меня. - Я только боюсь встретить Ивана по дороге. - Я возьму такси, - начинает я понемногу соображать, заметив рядом машину. У каждого, оказывается, свои страхи. Договорившись с водителем, подзываю Оксану. Открыв дверцу, сажусь рядом с ней на заднем сиденье, и до самой турбазы мы едем молча, не говоря ни слова: она – спокойно, безмятежно, с чувством неотвратимости принятого ею решения, я – понуро, с хмурым выражением на лице. Оксана замечает это, и когда мы выходим из машины, она спрашивает: - Ты чем-то расстроен? - Я не могу ещё прийти в себя. Мог ли я предположить ещё два часа назад, что буду вести Оксану к себе в номер с таким удручённым видом, что даже дежурный при входе настороженно окинет меня взглядом.

89


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Самый вредный, сейчас зацепит её, и всему конец. Сам того не желая, я подспудно даже хочу, чтобы её не пропустили. Неужели пронесёт? Зычный голос останавливает нас, когда мы уже стали подниматься по лестнице. - Молодой человек, вашу карточку. Оксана не вызывает подозрений у дежурного. Помешкав, она продолжает подниматься по ступенькам вверх. Я снисходительно показываю карточку дежурному и безрадостно возвращаюсь на лестницу. Я всё ещё не верю, что препятствие позади, и никто уже не сможет помешать нам. Взявшись за поручень, я едва передвигаю ноги. Пропуская Оксану в номер, я едва не пою. Она у меня, она у меня, боже! - У тебя есть что-нибудь выпить? – усаживается она в кресло. - Чай? Или что-нибудь покрепче? - Что-нибудь покрепче. Окно задёрнуто шторой, и поэтому тёмные очки на её лице выглядят нелепо. - Есть водка, - достаю я из шкафа бутылку, припасённую к отъезду, пойдёт? - Сейчас в самый раз. Я ловко скручиваю колпачок с бутылки и пододвигаю ближе два граненых стакана. - Другой посуды нет. - Ничего. - Закуски тоже, - я наливаю по чуть-чуть, - только пару яблок. - Сойдёт, - говорит она и поднимает свой стакан, - ну, давай. За что пьём? - За наше расставанье, - потупив глаза, с вызовом предлагаю я. - Ну что ж, - с недоумением соглашается она, удивлённая таким тостом, но всё же подтверждает его чоканьем, - давай прощаться. Глотнув из стакана, Оксана тут же сочно закусывает яблоком. Я же, словно растягивая удовольствие, потягиваю водку, как десертное вино, ни мало не чувствуя её крепости. В отличие от меня, спиртное Оксану сразу взбадривает. Она заметно веселеет и будто не замечает моего грустного настроения. - А знаешь, я рада, что познакомилась с тобой. Хотя ты для меня и мимолётное виденье, но я тебя всё же не забуду. - Сними очки, - неожиданно прошу я. Оксана в ответ лишь улыбается и мотает головой, – пожалуйста. Я хочу тебя запомнить. - Не надо. Ты запомнишь меня с синяком под глазом. - А так я запомню лишь твои очки.

90


LOVE TOUR

Она снимает очки: видна лишь ссадина под бровью, а синяк умело замазан тональным кремом. - Ну, что, не очень страшная? – кокетничает она. Я пытаюсь улыбнуться и мотаю головой, повторяя её движенье. - Налей мне ещё, - она поворачивается ко мне в профиль, чтобы я не видел её подбитый глаз. – Я хочу выпить за тебя. Все эти дни мне было с тобой очень легко. Ты, наверно, единственный, кто смог меня понять, кто мог проникнуть в мои мысли, - усмехается она, - и предугадать желанья. Мы, наверно, были созданы друг для друга. Но, - опять улыбается она, - видно, нам не суждено. К сожалению, - добавляет она и, заглянув в стакан, тут же залпом выпивает, а затем тянется за сигаретой. Отставив свой стакан, я чиркаю спичкой и сам закуриваю, но спичку сразу не гашу, а даю догореть ей до конца. К чему она всё это говорит? Всё это не то, не то. Не то мне хочется от неё услышать. Всё это лишь слова. Затем я перевожу взгляд на Оксану и, не отрываясь, смотрю на неё. Смотрю с таким видом, будто хочу запечатлеть её, как фотографию, на память, словно прощаясь с ней навсегда. И Оксана это замечает. - Дима, ну, что ты, что с тобой? - Ничего, - прихожу я в себя и залпом выпиваю то, что не допил. - Но я же вижу. Тебя просто не узнать. Что с тобой случилось? Я и сам хочу понять, что со мной происходит. Мне самому необходимо разобраться в этом новом чувстве и дать название ему. - Случилось то, что я… нет, не могу… что ты… этого добилась. - Чего я добилась? - Добилась того, - в носу остро щемит: как же тяжело признаться в том, что чувствуешь, - что я, всё-таки, - как же трудно это выговорить, я затягиваюсь дымом сигареты и последние слова произношу еле слышно, невнятно и глотая буквы, - в тебя вл-б-лся. - Что? – нахмурив лоб, вновь переспрашивает Оксана, поняв, скорее по губам, чем на слух, - то, что я сказал. Я шмыгаю носом и обиженно отворачиваюсь. Что может быть печальнее? Я признаюсь ей в любви, а она не слышит. - Мне кажется, - вновь хлюпаю я носом и уже отчётливо называю своё чувство, - что я тебя л-блю. О, как чудесно ощущать в себе то, о чём говоришь. И я уже ничего не вижу перед собой: мне так сладостно, меня будто уносит, напрочь сшибая все мозги, в запредельные высоты, - туда, где я ещё ни разу не был, и мне уже не важно, где я сейчас, и как я выгляжу, и что обо мне подумает Оксана, мне сейчас даже Оксана не нужна, - лишь бы только наслаждаться этим чувством.

91


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Оксана - Тебе кажется? - спрашиваю я. - Я знаю… ты умеешь это…у тебя это получается, - говорит он в сторону и как бы про себя, - все влюбляются в тебя. И вот теперь… как ни странно, - усмехается он, - и я в их числе. Вот чего ты добилась… И теперь, конечно, презираешь… меня за это. - Дима, как можешь ты так думать обо мне? - Но ты же сама говорила, что тебя бесит, когда в тебя влюбляются. - Дима, ну, что ты говоришь такое? – подаюсь вся к нему. - Если бы ты знал, как я рада, что и ты тоже. - А ты – тоже? – внезапно поворачивается он ко мне, уже не стыдясь своего покрасневшего лица и поплывших глаз. - Да. И давно. - Разве? – ему легче от этих слов, но ему нужны ещё доказательства, ему необходимо подтверждение, - я что-то не заметил. - Можешь не верить, но это так. И у меня это гораздо серьёзнее и глубже, чем ты думаешь. - Так глубоко, что и не видно? – поддевает он меня. Ему хочется достать меня, сделать мне больно, вывести меня из равновесия. - Но я же не виновата, что переживаю всё внутри. А не внешне, - так, как ты, - как бы в отместку отвечаю ему я. - Милый, если бы ты чувствовал хотя бы десятую часть того, что чувствую я. - Так ты что? – прорывает его на смех, - кайфуешь в десять раз больше, чем я? - Я не кайфую, я тебя люблю. Ну, как мне ещё убедить тебя? – вздыхаю я. – Ведь любовь неописуема. Её можно только чувствовать. Ведь я пришла к тебе. Хотя я знаю, что ты уедешь, и мы больше не увидимся. Ведь я решилась даже на это. А ты знаешь, как я ко всему этому отношусь. Дима удовлетворён моим ответом. Но ему, прежде всего, хочется говорить о себе и об этом новом, так захватившем его чувстве. Ему хочется разобраться в нём. Он остаётся верен своему знаку: Весам всё нужно доказать, до всего дойти своим умом, выстроить логическую цепь, выявить следствие и причину, понять, почему всё происходит так, а не иначе. И даже чувства Весы должны поверять логикой. - Помнишь, я говорил тебе, а ты не верила, что если кого-то любишь, то своим чувством заражаешь и другого. Любовь заразительна. Я знал это, но никогда не думал, что это и со мной произойдёт. Я видел, что нравлюсь тебе, видел, как ты постепенно влюбляешься в меня, и всё время подыгрывал тебе. Но доигрался до того, что сам… - горько усмехается он, - влюбился. – Признание этого

92


LOVE TOUR

факта вновь вызывает у него слёзы, и он, уже не стеснясь, вытирает обе щёки рукой. - Так ты играл всё это время? – доходит до меня. - Со мной это впервые, - он будто меня не слышит. - О, боже, как это прекрасно самому любить, - он закрывает глаза ладонью, – Пока я был с тобой, я ничего не чувствовал. Но как только понял, что я тебя лишаюсь, - он замолкает на мгновенье, - Оксана, я не хочу тебя терять, тянется он ко мне, к моим коленям. - Ты ещё ничего не потерял. Ведь я здесь, у тебя, - глажу я его по голове, утешая, словно маленького ребёнка. - Но я не хочу такой любви, - говорит он вдруг в силу своего природного противоречия, - ну, посмотри, что она делает со мной? Посмотри только, в кого я превратился? В какую-то тряпку, нюню, размазню! И ты меня теперь за это ненавидишь. - Наоборот, я тебя ещё больше люблю… за эти слёзы. Ведь если бы ты признавался мне в любви со своей обычной улыбкой на лице, я бы тебе точно не поверила. Мне, и в самом деле, вид поверженного на колени Димы доставлял лишь восторг. Куда девалась его самоуверенность и легкомысленный тон? Он полностью разбит и сломлен, он весь в моих руках. Я могу теперь делать с ним, что угодно. И его пассивность только побуждает меня к более активным действиям. - Это правда? – поднимается он. - Да. - Давай ещё выпьем. Я почему-то совершенно трезв. А голова, если и кружится, то вовсе не от водки. - И на меня она почему-то не действует, хотя я сейчас, как пьяная. - Мы пьянеем друг от друга. А водка почему-то отрезвляет, наливает он в каждый стакан на четверть. – Я не хочу от тебя трезветь. - Тогда не пей. - Не буду, – он по привычке, чтобы занять руки, хватается за пачку сигарет, но тут же бросает и её, - и курить мне тоже не хочется. Оказывается, любовь вставляет почище канабиса, не говоря уже про экстази, - он присаживается возле меня на подлокотник и склоняет голову мне на плечо. - Мне только и хочется... что говорить с тобой об этом … Я сейчас так счастлив... Нет, ты меня не любишь, неожиданно отстраняется он. - Почему ты так решил? - Если бы любила, тоне собиралась бы уезжать. Не сказала бы, что мы больше не увидимся с тобой. - Я это сказала, - мягко улыбаюсь я, - только, чтобы проверить тебя, твою реакцию. Это была лишь моя маленькая хитрость.

93


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Дима Вот так, Оксана! Она обвела меня вокруг пальца. Я-то думал, что я - демиург, тот самый Карабас, который дёргает за ниточки Мальвину. Я всё время считал её своей марионеткой, а оказался сам марионеткой в её руках. Она тем временем скидывает туфельки и перебирается из кресла на кровать. Я молча слежу за ней и не двигаюсь с места. Она откидывается головой на подушку и призывно смотрит на меня. Так странно, мы говорим всё время о любви, а ещё ни разу даже не поцеловались. - Иди ко мне, - ласково зовёт она к себе. Я не заставляю себя долго ждать и присаживаюсь рядом. Мягкой улыбкой она словно подсказывает мне что-то. Хочет, чтобы я поцеловал её? Но зачем? Я замечаю за собой, что у меня не возникает никакого желания ни целовать, ни прикасаться к ней. Может, оттого, что я запрограммировал себя на это? - Ну, что же ты? – словно подбадривает она меня. Вместо ответа, я с улыбкой мотаю головой. Я лишь проникновенно смотрю на неё. Переводя взгляд из одного её глаза в другой, и с каждым разом всё глубже увязая в этом глазовороте. Мне сейчас, и правда, ничего, кроме её глаз, не нужно. - Зачем? Мне и без этого с тобой так хорошо. - У нас ещё есть время, - уже совсем откровенно намекает она мне, разведя слегка под платьем свои ноги. - Оксана, - как бы упрекаю я её, - но я, действительно, не хочу сейчас. Я замечаю её удивлённый взгляд и тут же пытаюсь всё объяснить ей, и в первую очередь разъяснить себе. - Понимаешь, это так странно. Ведь я всё время страстно желал близости с тобой. Это было моей целью, моей навязчивой мыслью, ещё с первого дня. И всю эту неделю я неуклонно стремился к этому. Ещё вчера, ещё сегодня я так сильно этого хотел. А сейчас, - я горько усмехаюсь, - когда счастье так близко, так возможно, мне уже не хочется тебя. Не знаю, почему, но мне и правда не хочется заниматься с тобой сексом. - Потому что ты… - не договаривает Оксана. - Да, - отвечаю я, счастливый тем, что мы понимаем друг друга с полуслова. – Вообще-то я знаю почему. Сильное чувство убивает всякое желание. Но ведь я и в самом деле испытываю это сейчас. Извини, тебе, наверно, это неприятно слышать. Ведь для женщины - самое главное – именно это.

94


LOVE TOUR

Оксана - Ты же знаешь, Дима, что для меня это – не главное, - мягко замечаю я и неожиданно чувствую, что во мне, напротив, впервые возникает робкое, едва ощутимое желание близости с ним. О, великое чувство противоречия! Всякий раз, когда меня страстно желали и домогались моего тела, я была холодна и бесстрастна. Теперь же бесстрастие Димы открыло мне то, о чём я даже и не подозревала: свою чувственность. – Я просто хочу почувствовать тебя рядом, - открываю я ему свои объятья. И он тянется на мой зов, и неожиданно принимается лихорадочно, суматошно целовать моё лицо, покрывая дрожащими поцелуями мои глаза, нос, щёки, губы, подбородок, зарываясь пальцами в мои волосы, и так же внезапно замирает, уткнувшись лицом в моё плечо. Руку, скользнувшую нечаянно к моей груди, он осторожно убирает. Видно, желания в нём, и правда, сейчас нет. Он кладёт голову мне на грудь, и теперь уже я ласкаю его, ерошу его волосы, глажу плечи и спину, удивляясь тому, как податлив он на ласку, как волнуют его эти лёгкие прикосновения. Приподняв голову, он с благодарностью смотрит на меня: ведь я впервые проявила к нему такую нежность. - О, как мне хорошо с тобой, - бормочет он, словно испытывая лёгкое головокружение, и на мгновенье прикрывает веки. - Ты уже хочешь меня? - ласково спрашиваю я его, истолковав это по-своему. Он мотает головой у меня между грудей. - Ну, хочешь, я сама разденусь, - неожиданно предлагаю я, понимая, что сейчас он не способен к активным действиям. Он хотел разбудить меня. И это у него получилось. - Я не хочу, - как бы испуганно отвечает он, думая, что я шучу. Я даю ему понять, что мне надо подняться, и выскальзывает из постели. Мне непременно хочется узнать теперь, насколько далеко простираются границы моего обаяния, вожделения, исходящего от меня, насколько привлекательна я сексуально, и как велико очарование моего тела. Он уже завёл меня. Теперь моя очередь разбудить его. Встав перед ним, я завожу руки за спину и, расстегнув сзади молнию, начинает медленно тянуть платье вверх, как если бы змея освобождалась от кожи. Дима смотрит на мои обнажающиеся стройные ноги в эластичных чёрных колготках, на проглядывающие сквозь них чёрные трусики, - и отворачивается.

95


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Зачем? Не надо, – старается он больше не смотреть на меня. Бросив платье на кресло и ни мало не смущаясь, я вышагиваю перед ним из стороны в сторону, стараясь попасть в поле его зрения. - Ты ведь мечтал об этом? – как бы подзадориваю я его, извиваясь перед ним словно в приватном танце на сеансе стриптиза. - Оксана, не издевайся! – умоляет он и отрешённо смотрит на мои полные груди, выпирающие из чёрного ажурного бюстгальтера. Затем я ловко освобождаюсь от шлеек, расстёгиваю застёжку бюстгальтера и постепенно, следя за его реакцией, снимаю его с себя, обнажая такие чудесные полушария, что от них просто невозможно отвести глаз. - Зачем ты так? – закрывается он ладонью, вроде наигранно и в то же время вполне серьёзно: ему не нравится моё бесстыдство. - Ну, посмотри же. Разве я тебе не правлюсь? – игриво хватаю я его за руку, пытаясь отвести её от лица. Прикладываю её к левой груди. Она принимает форму его ладони. Но, взглянув в его глаза, я понимаю, что напрасно затеяла всё это. Ему, действительно, неприятно моё поведение. Он убирает руку. Я произвела совсем не тот эффект, на который рассчитывала. Он не любуется мной, не восхищается моим телом, глаза его не загораются страстью, а лишь осуждают меня. Дима Вздохнув, Оксана садится рядом. Уставившись в одну точку, закладывает руки между ног. Она, видно, сама себе уже не рада. Глядя в другую точку на полу, я едва слышно прошу её: - Оденься. - Что? – будто не слыша меня, спрашивает она. - Который час? - Уже скоро пять, - взглянув на часы, отвечаю я. - Мне нужно позвонить декану, - вдруг вспоминает она, - я ведь должна отпроситься у него. Тут есть где-то поблизости телефон? - Да, внизу, в холле. - Я пойду позвоню. - Может, потом? - пытаюсь я остановить её. Касаюсь несмело кончиками пальцев её бедра. Приятная на ощупь синтетическая поверхность чёрных колготок. Она даёт мне ощутить вдруг, от чего я сейчас отказываюсь. У меня словно открываются глаза. Во мне снова просыпается инстинкт охотника. Будто опомнившись, только теперь я замечаю, как обольстительны её нагие ноги. Мой взгляд скользит по её нагой груди. Так близко, совсем рядом. И этим ведь сокровищем могу я обладать сейчас. Так глупо всё, куда она уходит? Я вдруг понимаю, что она сейчас уйдёт. Уйдёт совсем. Я ведь беспомощен. Какая ей теперь польза от меня?

96


LOVE TOUR

У меня даже голос меняется, когда я прошу её: - Не уходи. - Я только на минутку, - поднимается она с кровати. - Оксана! – схватываюсь я в ту же секунду и порывисто привлекаю её к себе. Я исступлённо со всей страстью целую её в шею, в плечи, хватаю рукой её за грудь, словно желая доказать ей, что я не так уж и безнадёжен, - ну, прошу тебя. - Да что с тобою? – радостно удивляется она, - Я же только позвонить. - А ты вернёшься? - Я быстро. – Она ускользает от меня и, взяв брошенное на кресло платье, вновь впопыхах надевает его на себя. – Позвоню, - и сразу назад. – Просунув голову в вырез платья, она замечает, как я, умоляя, смотрю на неё, - ну, если не веришь, то я не пойду. - Я верю… Я, наверно, сумасшедший. - Мы оба сумасшедшие, - она не знает: снять платье назад или оттянуть всё же подол донизу, – ну, хочешь, я останусь. - Нет, иди, но ты придёшь? – быстро говорю я и смотрю на неё. Как оправляет она платье, как надевает туфельки. И вдруг начинаю судорожно смеяться, - ну, кто поверит.. чтобы я сам… выпроваживал тебя… чтобы сам … от всего отказался… - Не волнуйся, я оставляю тебе в залог свой лифчик, – улыбается она, берёт с собой сумочку и, повернув ключ в замке, уходит. Я иду к умывальнику и подставляю горящие щёки под напор воды. Я высмаркиваюсь: мне нечем дышать. Я смотрю на себя в зеркало. Из зеркала смотрят на меня покрасневшие глаза и воспалённое лицо. Да что же это такое! Я снова плещу в него полные пригоршни воды. Нет, так нельзя. Я насухо вытираюсь полотенцем и, слегка пригладив волосы рукой, затем сжимаю голову обеими руками. Мне надо поскорее прийти в себя. Я не нахожу себе места. То присяду на кровать, то подойду к двери, то сяду в кресло и включу телевизор. Куда она пошла звонить? У меня же есть мобилка! На экране появляется какая-то рок-группа. Барабанщик беззвучно бьёт по барабану. С гитарой наперевес бесшумно несётся по сцене гитарист. Я кручу ручку громкости чуть не до упора, так что барабанные перепонки едва выдерживают натиск звука и сам воплю что-то несуразное. Мне хочется выбить из себя то, что мешает мне, сковывает меня, не даёт мне стать прежним. Выбить криком, рёвом гитар и грохотом

97


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

ударных. Напрягая связки, я пытаюсь перекричать весь этот грохот рока. Я кричу, мне надо выкричаться, выкричать из себя: - Так больше нельзя! - Половая тряпка!! - Развёл тут нюни!!! - Ни на что не годен!!!! - Перестал быть на себя похож!!!!! Мне надо прийти в себя, в равновесие. Притоптывая в такт ритма, я безотчётно начинаю дёргаться, выгибаться и выделывать руками. Внезапно это действо прекращается. Тем, что в номер врывается Самаель и с ходу выключает телевизор. - Ты что, сдурел? - Наверно. - Я вижу. Обалдел совсем. Выжрал тут, понимаешь, полбутылки водки, - замечает он натюрморт на столе, - и орёт на всю гостиницу, словно ненормальный. Что, опять подруга не дала? Чего ты такой красный? Правда, что ли? А что тут лифчик делает? - Ты всё сказал? - Не всё. Я тут привёл Ангелу попрощаться. Она там ждёт за дверью. - А Оксану в холле ты не видел? - Нет. - Не может быть! - Пойди проверь, - советует мне Самаель. За дверью я чуть не сталкиваюсь с Ангелой. - Привет, - говорю я и бегу дальше по коридору. - Привет, Демон, - говорит она мне вдогонку. - Я уже не демон, - отвечаю я ей на бегу. Оксана Он не спускается, а летит вниз по лестнице. Перепрыгивая сразу через три ступеньки. Завернув за колонну, он чуть не налетает на меня. Я стою с телефонной трубкой в руке. - А я подумал, ты уже ушла. - Да, Николай Фёдорович, хорошо, я к вам заеду, - продолжаю говорить я в трубку. - Часов в семь. Ну, до свиданья. - Вот как! – невинно хлопает глазами Дима, - из одной постели сразу в другую? - Ты уже ревнуешь? – улыбаюсь я, и эта улыбка успокаивает его: ведь если б что-то было на самом деле, я бы в гневе так бы и взвилась сейчас. – А у меня - плохие новости, - вздыхаю я, -лучше бы я декану не звонила. Сначала я никак не могла до него дозвониться. А когда он

98


LOVE TOUR

узнал, что я еду домой, тут же попросил, чтобы я заехала к нему, он хочет передать деньги своей матери. Она тоже живёт в Сваляве, на соседней улице. - У нас так мало времени осталось, а теперь тебе ещё и ехать к нему надо? - Не могла же я отказаться. Это ведь он устроил меня на работу. - У меня тоже плохая новость. - Какая? - Пока ты звонила, - вздыхает Дима, - пришёл Омут со своей подругой, и теперь нам некуда деваться. - Да, весело. - Но есть и хорошая: у меня вновь появилось к тебе желание. - Вот это уже печально, - усмехаюсь я. - Что же нам теперь делать? - Только и остаётся, что целоваться в этом холле, - намекает Дима и, закрывая глаза, уже тянется к моим губам, а, припав к ним, уже не может оторваться. - Я уже сквозь одежду чувствую твоё желание, - с довольной улыбкой отпихиваю я его, но тут же задумываюсь, - куда же нам теперь податься? Через пару минут, не обращая внимания на водителя такси, мы уже вовсю целуемся на заднем сиденье, а спустя ещё какое-то время, взявшись за руки, поспешно забегаем в браму. Я с облегчением замечаю, что мотоцикла Ивана во дворе уже нет. Поднявшись по деревянным ступенькам, мы останавливаемся перед обшарпанной дверью. Я нажимаю кнопку звонка и прислушиваюсь: никакого движения. Затем достаю из сумочки ключ и открываю дверь. - Слава богу, сестры нет. Заходи, - пропускаю я Диму вперёд. Закрыв за собой дверь на ключ, я, кроме этого, набрасываю цепочку, - но она в любой момент может прийти. - Как интересно. - Так что у нас совсем нет времени. - Да что ты говоришь! – поддразнивает он меня. - Проходи в комнату. Как видишь, у нас с сестрой одна кровать на двоих. Почему я и хотела снять себе отдельное жильё. Боже, как я ненавижу эту спешку. - А что случилось? Ты куда-нибудь спешишь? – едва заметно улыбаясь, он притворно напускает на себя недоумённый вид. - Тебе надо ведь собраться, - вздыхаю я горько, словно и не замечая его притворства. - А мне ещё и к декану нужно ехать. - К какому декану? Ничего я не пойму, - делая удивлённый вид, он приближается ко мне, и я невольно отступаю к кровати. - Разве я тебе не объяснила? – мне не нравится его шутливый тон.

99


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- Это всё отговорки. Чтобы поскорее от меня сбежать, - почти вплотную подступает он ко мне, - поэтому я тебя отсюда никуда не отпущу, - обнимает он меня за талию. - Ну, как хочешь! – недовольно отзываюсь я. Меня уже начинает злить его вызывающая улыбка и этот неизвестно откуда взявшийся его прежний самоуверенный тон. - Я уже хочу тебя, - крепко прижимает он меня к себе. - Неужели? – вскидываю я глаза, озадаченная столь резкой переменой в нём. Как-то не вяжется этот насмешливый блеск в его глазах с тем умоляющим и растерянным лицом, которое было у него ещё полчаса назад. - А ты разве не чувствуешь? – пытается увлечь он меня на постель. - Чувствую, - недовольно говорю я, слегка пытаясь освободиться из его объятий, - тебя просто не узнать. Сразу таким весёлым стал. - А разве это плохо? - Ну, почему же, очень хорошо, - иронически замечаю я. Мне хочется сбросить с него этот самодовольный вид. Меня почему-то настораживает, как быстро он, - из униженного и оскорблённого в своих чувствах, - пришёл в себя, обрёл уверенность и даже перешёл в атаку. Мне больше по душе был его прежний вид: разбитый и плаксивый.

Дима - Тогда не будем терять время, - продолжаю я в том же духе. Я не замечая иронии в её словах. Радость оттого, что я вновь остался наедине с Оксаной, словно ослепляет меня. Счастье затмевает всё передо мной. И я ничего другого не хочу замечать, а только поскорее разделить это счастье с ней. Ко мне вернулась утраченная лёгкость и непринуждённость. В голосе вновь зазвучал шутливый тон, - тебя раздеть или ты сама? Но Оксана раздражённо вырывается от меня. - Пусти меня. Ты хочешь всё испортить? Насмешливая улыбка пропадает с моих губ. Одна неудачная шутка и, - всё насмарку! Ну, почему она так всё любит разрушать? Оксана обиженно садится на постель и смотрит в сторону. - Но ведь я же люблю тебя. - Нет, ты любишь не меня. Ты любишь себя во мне. Ты любишь лишь то чувство, которое я затронула в тебе. - Я вовсе не хотел тебя обидеть, извини, - напряжённо смотрю я на неё, пытаясь понять, что же сейчас произошло. – Тебя удивило, что я

100


LOVE TOUR

такой весёлый? Что я не захотел омрачать наше прощание? – Оксана молчит и настороженно смотрит на меня. - Я вижу, тебя совсем не радует, когда я рад. Тебя совсем не трогает, что я счастлив с тобой. Тебе не нравится, как я шучу. - Дима, перестань! - Тебе, я вижу, больше по душе, когда я сам не свой, когда мне тяжело, когда я несчастлив! - Ты же знаешь, Дима, что это не так, - мягко говорит она, поднимая глаза. - Ну, зачем нам заранее расстраиваться? У нас ещё будет время для этого. Я хочу, чтобы ничто не омрачало наше прощание. Чтобы воспоминание о нём было только радостным. Оксана уже не смотрит на меня и ничего не говорит: сидит так недоступно. - Тебе хочется, чтобы я сейчас заплакал? – неожиданно вырывается у меня. И, кажется, ещё немного, и это опять произойдёт. – Оксана, молю он, - осанна, осанна, - и, опустившись на пол перед ней, прижимаюсь щекой к её коленям. Я понимаю, что снова наступил на те же грабли, что и раньше. Активность в спальне должна исходить только от неё. Она – царица секса. Только ей позволено здесь царствовать. Ведь это же Скорпия! Предоставь инициативу ей! Твоё дело – ничего не делать, а лишь сложить руки и ждать от неё милостыню. - Ведь я тебя так…, - намеренно не заканчиваю я фразу, боясь, как бы последнее слово, произнесённое вслух, не заменило собой самого чувства и не уменьшило его. - Я так тебя…, - с чувством добавляю я, склоняя голову к её коленям. - Я тоже…тебя очень, - неожиданно произносит она, понимая его с полуслова, и это так сильно действует на меня, что, подняв голову, я тут же тянусь к ней, - к её глазам, к её губам. – Понимаешь, я не могу любить без порыва. Я хочу невозможного. Хочу, чтобы у тебя не было привычки ко мне. Чтобы у нас с тобой было то, чего не бывает. Чтобы я слепо верила в тебя. А ты мне так же доверял. - Делай со мной, что хочешь, - окончательно сдаюсь я, - я весь – твой. - Да, ты – мой, ты мне необходим - притягивает она к себе мою голову, - Ты часть меня, и я завишу от тебя каждым кусочком моего тела. И я буду делать с тобой всё, что захочу. - Ты – моя богиня! - Не говори глупостей. - Нет, правда. Каждый человек есть бог. Только к этому надо прийти, осознать это, поверить. Рождаясь, каждый открывает для себя свой собственный, неведомый другим мир. И потом ежедневно живёт в нём, кого-то впуская в него, а кого-то - нет. Я так хочу, чтобы ты меня к себе впустила.

101


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

- С удовольствием, мой бог. Оксана Наше счастье продолжается недолго. Минут через пятнадцать, на самом пике, в дверь кто-то звонит. Дима понимает по моим глазам, что не стоит отвлекаться, а стоит продолжать. - Я не могу больше, - стонет он. - Давай! Давай! Ещё, ещё, ещё! Некоторое время мы лежим без движения и без всякого желания спускаться на землю. - Ты знаешь, стоило, - первым приходит в себя Дима. - Что стоило? – не открывая глаз, спрашиваю я. - Добиваться тебя. Я от тебя такой кайф поймал. Двойной. Секс и любовь в одном флаконе. - Не надо, - прошу я. – Лежи на мне. Я хочу постоянно чувствовать тебя. Связь с тобой. Через твой член. Только так я буду ощущать себя в безопасности. Как будто я с тобой неразделима. Ты – мой бог. - А ты моя богиня. Да что же это! Я опять тебя хочу. - Я тоже. - Слушай, а ведь я забыл резинку нацепить. Что теперь будет!? - А ты не знаешь, что от этого бывает? Минут через десять, когда мы опять в блаженстве замираем, вновь раздаётся звонок, но уже более настойчивый, и в дверь нетерпеливо начинают стучать. - Нет, мы с тобой не одни на этом свете, - недовольная слезаю я с него.. Накинув впопыхах халатик и прикрыв дверь в комнату, выхожу в коридор. - Оксана, открывай, - голос сестры. - Да успокойся ты, сейчас открою. - Ну, слава богу, - с порога говорит Рита, - а то я не знала, что и думать. Думала, Иван уже тут с тобой. - Чуть-чуть не угадала: здесь – Дима, - улыбаюсь я. - А я как раз тортик купила, - понимающе кивает Рита и сразу проходит на кухню. Я иду следом. - А это не ты звонила минут пятнадцать назад? - Нет. Вспыхивает синим венчиком газовая конфорка, ставится на неё большая джезва, помешивается в ней ложечкой вскипающее кофе, и едва пенная шапочка поднимается над краем, газ тотчас выключается, а кофе разливается в чашки на столе. - Дима! – зову я, - иди кофе пить.

102


LOVE TOUR

- Добрый день, - несколько смущаясь, приветствует сестру Дима, заходя на кухню. Он уже при полном параде. Даже рубашка застёгнута на все пуговицы. - Сідай, розрізай тортик, - как бы уже по-родственному, говорит ему Рита, - купила ось, не утрималась. І ти сідай, не стій, - обращается она ко мне. - Я пойду переоденусь. - У меня такое впечатление, что я здесь уже когда-то был, доносится из кухни его голос. - Неужели? Когда это ты успел! – удивляюсь я, надевая платье. - Нет, серьёзно. Вся эта обстановка… Стол, сервант, всё это я уже где-то видел. М-м, какой вкусный, - отведав кусочек, нахваливает он торт, - и кофе просто замечательный, - отпивает он из чашки, - и вообще, мне так понравилось у вас, что даже уезжать не хочется. - Так у чому ж справа, Дмитрик, залишайтеся, - широко улыбается Рита, видя, как сияют глаза у нас обоих. - Ну, что за глупости ты несёшь, - набрасываюсь я на неё, - ты не поняла: Дима хочет сказать, что ему так понравилось у нас, потому что он добился своего. Он разбудил спящую принцессу и теперь с лёгкой душой может уезжать. - Не совсем точный перевод, - замечает Дима, - я хотел сказать, что хотя я и добился своего, но это совсем не умаляет ценности достигнутого, к тому же проснувшимися девушками просто так не разбрасываются, и это даёт основание полагать, что не всё ещё у них потеряно. - Щось я зовсім нічого не розумію, - вставляет Рита. - Дима хочет сказать, что он скоро уедет в свою Москву, и даже не напишет нам письма. - Ну, почему? Письмо он вам напишет, - улыбается Дима. - Что же он там напишет? – сощурив глаза, напрямую спрашиваю я его. - Что-то напишет. Может быть, про то, что жизнь без этой девушки потеряла для него всякий смысл. Или что-нибудь другое, более жизнеутверждающее, - доедает он свой кусочек торта. - Что он обязательно вернётся к ней или позовёт её к себе, - допивает он из чашки кофе и, словно тянет время, колеблясь, не зная, что ещё сказать. Ведь для Весов тяжелей всего - это принять решение, и в этих колебаниях Дима даже забывает об обратной силе слова, и протяжно произносит то, что нельзя наперёд произносить - и жить они дальше будут вместе долго и счастливо. Кто его знает, что он напишет? Время покажет. Напиши только адрес. - Сейчас некогда. На вокзале напишу, когда прощаться будем, - всё более раздражаюсь я, не понимая, для чего он это всё сказал, почему

103


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

юлит и не скажет твёрдо и прямо, как мужчина. - А сейчас разбежались в разные стороны. Я – к декану, а ты к себе, - я выпроваживаю Диму за дверь и обращаюсь к сестре, - Рита, я через полчаса вернусь. - Ти поміняла голуба на яструба, - неодобрительно качает та головой. Дима поджидает меня уже внизу. Под аркой. - Я такой счастливый, - крепко обнимает он меня. - Я вижу. - Что ты видишь? – сияет он. - Ты просто светишься весь изнутри. - Правда? – расцветает он ещё больше. А сам он ничего не видит, не замечает в моём взгляде ни настороженности, ни тревоги. Потому что, прикрывая глаза, уже тянется ко мне с поцелуем. - Зачем ты так сказал? - Что я сказал? - Ладно, ничего, забудь, - сужаю я глаза и ухожу в себя. Если бы только я знала об истинной причине его сомнений, об этой неспособности Весов вовремя принять нужное решение, я бы ещё могла всё предотвратить. Иван Сидя напротив, в скверике под каштанами, я уже полчаса не свожу глаз от брамы. Наконец, Оксана показалась. Да не одна, а с каким-то парнем. Они ненадолго обнимаются, а затем расходятся в разные стороны. Я мигом бегу к припаркованному возле ограды мотоциклу, седлаю его и завожу. Пугая прохожих, быстро пересекаю площадь, а затем сворачиваю в тот переулок, куда направилась Оксана. Заметив её издали, я сбавляю ход. Неожиданно Оксана останавливается и голосует «опелю», за которым еду я. Когда он отъезжает, так и не подобрав Оксану, мне ничего не остаётся, как самому подъехать к ней. - Тебя подвезти? –спрашиваю я, как ни в чём не бывало. - Нет, - на мгновение испуг в её глазах. Но рядом снуют прохожие, и это успокаивает её. – Проезжай. - Довезу, куда скажешь. - Сказала, проезжай, - недовольно говорит она и ускоряет шаг. - Что, мотоцикл мой не устраивает? Раньше-то он тебя утраивал. - А сейчас уже нет.

104


LOVE TOUR

- Конечно, теперь тебе «форд-скорпио» подавай, - завожусь я, - что, хотела засадить меня? Своего мужа - за решётку? Я только не пойму, за что? - За то, что «здрымбал» меня. Ты, - перед богом, - мне уже не муж. Всё кончено. И у меня нет времени сейчас выяснять с тобой отношения. Я спешу. - Спешишь? Так давай подвезу. Или боишься? - Тебя? – презрительно усмехается она, - я теперь уже ничего не боюсь. А тебя тем более. - Ну, если храбрая, - садись! Куда тебе? - К университету, - решается она и, подтянув повыше платье, усаживается ко мне на заднее сиденье. - Я покажу тебе. Я даю газу и с места в карьер уношу её вдаль. - Вот здесь поверни направо, - кричит она мне в ухо. Но я поворачиваю налево. - Ты куда? Ты что с ума сошёл? – кричит она, а я ещё больше прибавляю газу. – Куда ты? - Домой, - поворачиваю я к ней голову. – Попалась? Теперь ты – моя! Никуда тебе не деться! - Сволочь! Гад! – в бессилии кричит она. Ей поневоле приходится обнять меня, чтобы не упасть и не разбиться. Ей, действительно, некуда деваться. Она попала в западню. В западню на колёсах. Которая движется при этом с сумасшедшей скоростью. При этом она, как и прежде, прижимается ко мне голыми коленками, и со стороны это выглядит так сексуально. Оксана Я жду только одного: перекрёстка со светофором, где ему волейневолей придётся остановиться. И когда Иван притормаживает на жёлтый, я сразу же пытаюсь соскочить. Почувствовав это, Иван тут же газует. На красный. «Господи, только не это», - шепчу я, и каким-то чудом мы проскакиваем перекрёсток, хотя позади нас яростно визжат шины и слышится глухой удар и звук бьющегося стекла. Мы же несёмся к автомобильному мосту через Уж, и я в отчаянии бью Ивана кулаком по плечу, едва держась другой рукой за него. Иван невольно поворачивает голову, руль дёргается в его руках, и мотоцикл начинает заносить. Уже несётся нам навстречу ограждение моста. Река видна за ним. Вот и всё! Всё, как цыганка нагадала. «Мы же слетим с моста!», - кричу я, и опять каким-то чудом, Иван выправляет руль, и мы в последний момент избегаем столкновения с бордюром.

105


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Дальше мы мчимся уже без всяких осложнений. Иван выбирается на трассу, а я, словно примирившись, уже безропотно прижимаюсь щекой к его спине. «Давай, давай езжай», - лишь злорадно приговариваю я, уже вполне уверовав в обратную силу слова. Когда мы выбираемся за город, только ветер свистит у меня в ушах. Но постепенно свист почему-то затихает, а колёса замедляют бег. - Приехали, - с горечью вздыхает Иван, сворачивая на обочину. - Бензин кончился? – с облегчением соскакиваю я с мотоцикла. - И хотел же заехать на заправку, - качает он головой. - Да я помешала, - усмехаюсь я. - Ничего, сейчас одолжимся у кого-нибудь, - идёт он на дорогу голосовать. - Всё равно я с тобой дальше не поеду. - А куда ты денешься? - Нам с тобой уже не по пути, - перехожу я через дорогу, чтобы самой голосовать. Мимо меня с шумом пролетают машины, не останавливаясь. - Давай, давай, - подзадоривает он меня, - в таком виде тебя здесь только за пятёрку снимут. Да ещё и отработаешь по полной программе. - Ничего, хоть удовольствие получу. Не то, что от тебя, - машу напрасно я рукой. - А что, ты разве от меня не получала? – удивляется он. - Ни разу. Ты, оказывается, в этом деле абсолютный ноль и полное ничтожество. - Да неужели? - Ревнуешь меня к каждому столбу, потому что сам не способный. - Это тот, что ли способный? - Да, - машу я рукой. - Чем же он способный? - Это - как небо и земля. С тобой я только мучилась всё время, а он вознёс меня туда, - показываю я рукой вверх и вновь делает отмашку проезжающей машине. - Я убью его! - Куда тебе! Ты и себя-то убить не можешь! - Что ты со мной делаешь? – хватается он за голову. - Надо было нам тогда вместе…с моста в воду… Между нами останавливается огромная фура с прицепом, и пока Иван обегает прицеп, машина успевает тронуться. Хлопнув дверцей, я замечаю в зеркале заднего вида, как долго он ещё бежит за ней. - Что, поссорились? – устало спрашивает её заросший щетиной дальнобойщик.

106


LOVE TOUR

- Лучше не спрашивайте, - тяжело вздохнув, нехотя отвечаю я. – А мы к восьми успеем до Ужгорода? - Постараемся, - пожимает плечами водитель. - Постарайтесь, пожалуйста. От этого зависит моя судьба. Стас «Внимание, внимание. До отправления поезда Ужгород – Санкт Петербург остаётся десять минут. Просьба сопровождающим покинуть вагоны», - произносит дежурная по вокзалу и повторяет то же самое поукраински. - Слышала, что сказали? Давай, выметайся уже, - смеюсь я, но тем не менее ещё крепче прижимаю к себе сидящую рядом Ангелу. Мы с ней вдвоём в купе СВ. За окном виден стоящий на перроне Дима, который то и дело оглядывается по сторонам. - Ещё десять минут, - отвечает она, прекрасно понимая, что я шучу. Ты что, хочешь поскорее избавиться от меня? - Но ведь ненадолго. Надеюсь, я не долго буду ждать, пока ты соберёшься ко мне в Питер? - Думаю, что нет, - отвечает она уже без всяких шуток и смотрит на меня таким взглядом, что я не могу удержаться, чтобы в очередной раз не поцеловать её, - я немного помучаю тебя сначала своим отсутствием. - Смотри, я тебя знаю. Ещё подцепит кто-нибудь тебя и мне придётся тогда возвращаться и силком забирать тебя. - Это ещё как? – провоцирует она меня. - А вот так, - заваливаю я её на лавку. Дима Я нервно бросаю под ноги окурок, и тут же тянусь за новой сигаретой. И при этом не спускаю глаз с входных дверей вокзала. Лишь иногда мельком поглядываю по сторонам. На перроне – столько людей. Отъезжающие-провожающие. Здесь ведь так легко затеряться! Где же она, почему она опаздывает? Почему её до сих пор нет? Как много мне хочется ей сказать, а времени остаётся всё меньше. И с каждой уходящей минутой я всё явственней понимаю, что все те важные слова, которые я откладывал на потом, чтобы сказать их на прощанье, чтобы они прозвучали весомо, а не в спешке, - все эти слова так и не будут сказаны никогда.

107


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

Я почти наверняка уже знаю, что она не придёт. И лишь на всякий случай ещё выглядываю её в толпе. Я только не понимаю, почему же она не идёт. И это непонимание сводит меня с ума. Затягиваясь сигаретой, я последним усилием воли ещё сдерживаюсь, чтобы не заплакать, словно откладывая свои слёзы на потом. Оксана А я стою в это время за вокзальным окном чуть в стороне. От неподвижного стояния лицо моё застыло, словно маска. Я вижу, как он страдает, поджидая меня, и ничего не могу с собой поделать. Словно какая-то сила удерживает меня на месте. Ещё десять минут назад я, выскочив из кабины трейлера, сломя голову бежала к вокзалу, налетая на прохожих. И вдруг что-то остановило меня внезапно между людьми под сводами зала. Какое-то озарение. А затем пришла эта мысль. Если мы сейчас простимся, мы простимся тогда навсегда. Я будто опомнилась, и вот теперь стою у вокзального окна, вся изнывая от того, что вижу, как изнывает Дима. Нет, если я подойду, всё будет так, как он сказал. То есть ничего не будет. Не будем мы жить с ним долго и счастливо. Потому что это уже произошло на словах. А дважды одно и то же не происходит. Ну, что будет, если я подойду сейчас к нему? Мы поцелуемся, начнём говорить какие-то глупости. Я дам ему свой адрес, он пообещает мне писать, пообещает мне приехать, он много, что сейчас наобещает. Он запишет моё имя, телефон и город в свою записную книжку, в свою книжечку любовных похождений, и я там буду лишь одной из многих. И как только я пожелаю ему счастливого пути, он тут же посчитает эту историю законченной. А я не хочу ставить точку. Я не хочу, чтобы он тут же обо мне забыл. Я вижу, как из вагона выходит его приятель и Ангела. Они подходят к Диме и о чём-то говорят с ним. Потом его приятель обнимает Ангелу, видно прощаясь с ней. Дима с обезумевшим лицом ещё раз оглядывается по сторонам. О, боже, как я хочу сейчас к тебе! Я острыми ногтями впиваюсь себе в щёки. Ногти оставляют следы на коже. Вспыхивают в них капельки крови. Диктор объявляет об отправлении поезда, поезд трогается, и Дима с приятелем взбираются на подножку. Ангела идёт вслед, машет рукой. Я закрываю глаза, а когда открываю их, - всё у меня плывёт перед глазами. Я поворачиваюсь, и тело моё уходит прочь отсюда, оставляя на рельсах брошенную душу.

108


LOVE TOUR

Стас Помахав из тамбура рукой Ангеле на прощание, я, довольный собой, оборачиваюсь к Демону и, желая подбодрить его, хлопаю его по плечу. - Димон, да прекрати! Нашёл из-за чего расстраиваться! Это же были подставы. Тур-агенты. Подсадные утки. Разве не ясно? Моя, по крайней мере, точно. - Ты думаешь? - Тот «Звёздный круг», который тебе подсунула Ангела, он был ведь издан фирмой LOVE TOUR.

Послесловие замыкание звезды

Ломаная линия любви Оксана Больше я его не видела. Я совершила ошибку, что не подошла тогда к нему. Самую большую ошибку в моей жизни, за которую расплачиваюсь и поныне. Человек предполагает, а бог располагает. Вышло всё совсем не так, как я предположила. Судьба в очередной раз обошлась жестоко со мной. Она всегда выискивает случай, чтобы поиздеваться надо мной. Мне иногда кажется, что я больше не выдержу. Но такая уж я, Скорпия. У меня никогда не бывает ничего нормального, никакой нормальной жизни. Я всегда всё обостряю. К чему бороться? Когда мне кажется, что я выигрываю, на самом деле, я всё теряю.

109


СЕРГЕЙ ГОЛОВАЧЁВ

После его отъезда вмиг наступила пустота, а жизнь сразу стала бессмысленной. Я не могла поверить, что существую реально. Каждый день я куда-то ходила и что-то делала, как сомнамбула. Для меня всё ещё продолжался тот сон, который мне приснился накануне. Я думала, что сойду с ума. Я ждала его, ждала просто невыносимо. Мои руки хранили память его тела. И мне нужны были его руки, его губы, мне нужен был его секс. Я постоянно призывала его к себе: милый, ну, где же ты, почему ты не едешь, не дашь о себе знать. Неужели ты не чувствуешь, что я люблю тебя. Разве этого так мало? Что ещё нужно, чтобы ты ко мне приехал? Ты просто обязан ко мне приехать, узнать, что случилось, почему я не пришла тогда на вокзал. Нет больше сил, терпеть твоё отсутствие. Это хуже физической боли. Тебе не оценить, что ты начинаешь для меня значить. Ты мне нужен всё больше и больше. Ты сумел подавить мою волю так, что я этого даже не заметила. Ты был моей мечтой, которую я сама и соткала. Ты не был сильным в моих глазах. Почему же тогда я потеряла сердце от того, кто был так ненадёжен? Он завёл меня и бросил. И теперь любовь растёт во мне с каждым днём. Это не то, что прежде, когда я забывала о ком-то, лишь только тот исчезал из поля моего зрения. Прошло уже две недели, а всякий раз, всякий раз! - когда я прохожу мимо набережной или опираюсь на перила пешеходного моста или присаживаюсь покурить под каштанами, я постоянно вспоминаю его и понимаю: то, что со мной было, это и была любовь. То, чего никогда у меня раньше не было. Но через месяц, когда я поняла, что любовь эта не приносит мне ни радости, ни облегчения, а лишь одни страдания, что человек, которого я люблю, не принадлежит мне, я стала его жутко ненавидеть и насылать на него проклятья, не переставая, как ни странно, ещё сильнее его от этого любить. Я так сжилась с этой любовью- ненавистью, что она одна только и питает теперь мою жизнь. Да он обманул меня, этот мошенник, притворщик, лицемер. Он обещал мне рай так скоро. И теперь я смеюсь оттого, что оказалась в дурах. Через два месяца я развелась с Иваном и будто вновь возродилась из пепла. Я вновь встречаюсь с Андреем и в тоже время изменяю ему на каждом шагу. Хотя он об этом даже не догадывается. Я поняла своё предназначение на земле: быть фурией, быть наказанием божьим для мужчин, всех, кто попадётся мне на пути. И будьте уверены: каждый, кого я встретила, уж точно запомнит меня навсегда. В мае я вышла замуж за Андрея. Вышла по расчёту, как и предрекал мне Дима. Свадебное платье едва скрывало заметно округлившийся живот. Муж меня любит, он любит меня такой, какая я есть. Он догадывается, что ребёнок не от него, но словно смирился с этим. Он

110


LOVE TOUR

всё прощает мне, потому что любит меня. Я тоже смирилась, потому что знаю, кого я ношу под сердцем.

111


Love tour  

novel about how to love somebody and let to love me

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you