Issuu on Google+


Учредитель и издатель: Юрий Сапронов Главный редактор: Василий Кузнецов Дизайн-студия OVO Арт-директор: Артур Ижаев Шеф-редактор: Дарья Жовтая Исполнительный директор: Виталий Степанов Отдел рекламы: Кирилл Иванов Дизайн, верстка, препресс: Марина Самохина Адрес редакции: ул. Отакара Яроша, 18-А Харьков 61045 Украина тел.: +38 057 714 01 00, 760 22 24 факс: +38 057 719 47 70 e-mail: info@superiorgolf.com.ua Торговая марка Superior Golf, ее текст и шрифтовое оформление являются исключительной собственностью редакции Superior Golf. Категорически запрещается воспроизведение в любом виде, полностью или частично, статей и иллюстраций, опубликованных в Superior Golf. Все права на статьи, иллюстрации, фотоматериалы, идеи оформления, дизайнерские разработки и иные материалы принадлежат редакции журнала Superior Golf. Воспроизведение в любой форме статей, рекламных материалов, иллюстраций и любых других материалов без предварительного письменного разрешения редакции Superior Golf запрещено. Ответственность за содержание рекламы, за достоверность предоставленных данных, в том числе собственных имен, за соблюдение авторских прав и прав третьих лиц, за наличие ссылок на лицензии и указаний на сертификацию продукции и услуг несет рекламодатель. За стилистические и грамматические ошибки в рекламних макетах редакция журнала ответственности не несет. Журнал зарегистрирован как средство массовой информации в Министерстве юстиции Украины. Свидетельство о регистрации: КВ №13602-2576Р от 14.12.2007 Тираж: 3000 экз. Отпечатано в ООО «Фактор-Друк», Харьков.


8 Раунд длиной в 600 лет С чего начинался гольф. Продолжение

32 Александр Степанов «Гольф — это история любви»

14 Дегустация свободы Открытие драйвинг-рэнджа в Харькове

Королевство гольфа Сент-Эндрюс и окрестности

22 Киевский Гольф Клуб Первая осень Паркового поля

The Open: жажда победы История British Open

28 Первый Гольф Клуб Больше игроков, больше турниров!

Старый Том Моррис Рожденный с клюшкой в руке


60 Wynn Las Vegas Вечное сияние гольфа

У женщин всё не так Записки начинающей гольфистки

89 Клинт Иствуд За пригорошню мячиков

Эрнест Галиев «В гольфе каждый находит свое»

Пэлем Гренвилл Вудхауз «К чему влюбляться гольфисту?»


Шопенгауэр говорил, что с каждым днем может быть только хуже и хуже, пока не станет совсем плохо. Грег Норман три дня подряд лидировал на нынешнем The Open. А в четвертый, финальный день, проиграл всё. Как такое могло случиться?! Вот была бы сенсация — после столь длительного перерыва Норман выигрывает самый престижный мэйджор! Тем более он — на обложке первого номера! Это были фантастическая досада и горечь.А потом я наткнулся на подзаголовок к статье о нем — «Что сделало Грега Нормана легендой гольфа: великие победы или великие поражения?» И понял, это было еще одно великое поражение. Получив журнал из типографии, я стал перечитывать уже десятки раз перечитанное. Обнаружил нехватку двух точек и одного тире. Легкая дрожь прошла по мне. Но настоящий ужас ждал впереди. В названии одной рубрики недоставало буквы «р». Это был удар. И, потрясенному, мне пришла идея сделать из этих потрясений колонку редактора. Я стал ждать следующих. И очень скоро дождался. Я, по всей видимости, впал в состояние неконтролируемой колоссальной влюбленности. Кажется, безответной. Единственный, кого я мог обнять, был мощный старик Том Моррис. (Хотя это, согласитесь, тоже немало.) Я глядел на безысходную даль неба, простирающуюся над полем Superior Golf Club да и над всеми другими полями и делающую весь мир порожним местом, и размышлял: зачем влюбляться гольфисту? Затем вспомнил, что у Вудхауза есть рассказ с таким названием. Перечитал его. А потом выяснилось, что все не так, как кажется. После такого поворота небо стало несколько иным, я отправился в родное поле. На второй лунке раз за разом три раза подряд попал в озеро. Тревога и смятение вновь надвигались. И я помчался на родину гольфа в Шотландию, в столицу гольфа Сент-Эндрюс, дышать воздухом гольфа, чтобы хоть как-то наладить внутреннюю ситуацию. И, знаете, прекрасно там сыграл, правда, старинными клюшками, и воздухом надышался, и написал кое-какие заметки. Постепенно я начал отходить от настроений «философа пессимизма». Изможденное, но порою еще проблескивающее сознание отыскало высказывание другого немецкого философа: «Всё, что не убивает меня, делает меня сильнее». Пока мы живы, мы становимся сильнее. Пока есть гольф, всё может быть только лучше и лучше.

Василий Кузнецов главный редактор


Ретроспектива

В XX веке гольф состоялся как мощная транснациональная корпорация, имеющая представительства в самых отдаленных уголках земного шара. Экспансия по всем географическим и социальным фронтам, коммерциализация (в ее рамках, например, осуществлялось создание регулярной турнирной сетки), подключение к раскрутке мощной индустрии СМИ — вот слагаемые, обеспечившие гольфу феноменальный успех и мировое признание. текст: Дмитрий Соколов

Еще в 1922 году на US Open догадались продавать входные билеты. Через два года «покупательский спрос» вырос настолько, что USGA установила разные ценовые категории для разных секторов. Гольф обрел организованного и платежеспособного зрителя, соответственно менялся статус самой игры, которая с притоком зрительских и спонсорских денег все больше переводилась на профессиональные рельсы. Любители еще выигрывают крупнейшие состязания (последним непрофессионалом,

8

SUPER I OR GOLF


Ретроспектива

победившим, например, на US Open, стал Джон Гудмэн в 1933 году), но случается это все реже. В гольф пришли средства достаточно большие, чтобы сделать его источником заработка. А благодаря интересу к игре со стороны средств массовой информации, игроки получали и свой «кусочек» славы.

В то время уже вовсю существовали специализированные гольф-издания. В 1887 году в США вышел первый номер ежемесячника с названием, не оставляющим и тени сомнений в тематике издания — Golf. В 1908-м увидел свет журнал «Американский гольфист» под редакцией чемпиона Британии среди любителей Уолтера Тревиса. В 1947-м бывший сотрудник PGA Tour Боб Харлоу начинает издавать легендарный Golf World. А в 1950-м выпускники Северо-Западного Университета Билл Дэвис, Ховард Гилл и Джек Барнетт выпускают Golf Digest — мировой тираж которого на сегодняшний день составляет 9 500 000 экз., что делает его не только самым читаемым журналом о гольфе, но и самым популярным журналом вообще. Но одного влияния на прессу, разумеется, было недостаточно. Гольфу предстояло завоевать радио и ТВ, то есть СМИ с максимально широким охватом аудитории. В 1930-м состоялась первая радиотрансляция с US Open. Через семнадцать лет гольф удостаивается показа по американскому телевидению. Дальше — больше. В 1954-м его показали на всю страну — всё тот же US Open. В 1961 году американский телезритель впервые совершает выездное путешествие в Британию на The Open.

До финальной точки в состязании гольфистов с тележурналистами оставалось восемнадцать лет. Именно тогда, в 1979-м, гольфисты были вынуждены признать первенство журналистов. После оглушительного успеха телетрансляции турнира «Живые легенды гольфа» было принято решение организовать Ветеранский тур (Senior Tour), пользующийся огромной популярностью и поныне. Иными словами, уже не спортсмены формировали «повестку дня» для репортеров. Нет, сами СМИ указывали спортсменам, что, как и когда им делать. Но на самом деле это действительно был оглушительный успех гольфа.

Параллельно гольф, что называется, раздвигал границы возможного. Превратившись в услугу массового спроса, он больше не мог позволить себе вызывающе ориентироваться на ограниченную аудиторию в лице мужчин с белым цветом кожи. Сначала на прежде заповедную территорию пустили женщин. Организационно они оформились в 1950-м, создав Ladies Professional Golf Association, но активно проявляли себя еще и до этого. Настоящей иконой женского гольфа благодаря профессиональным и человеческим качествам стала «Крошка» — Милдред Дидриксон Захариас. Обладательница трех золотых олимпийских медалей по легкой атлетике, в 1935 году «Крошка» решает уйти в гольф. Выигрывает Texas Open, но ее дисквалифицируют за то, что она зарабатывала другими видами спорта. «Крошка» не сдается, побеждает на US Women's Amateur в 1946 году, на Women's British

SUPER I OR GOLF

9


Ретроспектива

Amateur в 1947-м, затем три раза на US Open (1948, 1950 и 1954). Последний раз — после операции (у нее рак желудка). Через два года она умирает, посмертно закрепив себя в статусе путеводной звезды для всех последующих гольфисток. Мужской шовинизм после нее стал делом подловатым и потому в открытую невозможным.

В следующем десятилетии настало время избавляться от расизма. В 1961-м USGA решает допустить в игру афроамериканцев. Это решение столкнулось с сопротивлением большого числа влиятельных гольф-клубов, которые отказывались от участия в состязаниях, проводимых под эгидой PGA. О силе сопротивления говорит следующий факт — первый чернокожий участник принял участие в The Masters, одном из главных гольф-турниров на планете, лишь в 1975 году. Теперь, когда у всех нас перед глазами фигура феноменального Тайгера Вудса, немыслимо себе представить, что еще каких-то полсотни лет назад «черному» доступ на поле для гольфа был закрыт. Нельзя не ска��ать о достижении еще одной вершины толерантности. На сей раз речь идет об инвалидах. «Известны случаи, когда в гольф играли люди без рук. Томас Макаулифф, держа клюшку плечом и щекой, сделал 108 ударов, прошел вокруг Буффало», — рассказывают СМИ. Когда произошло событие, история умалчивает, но можно предположить, что случилось оно сравнительно недавно. Женщины — чернокожие — инвалиды: гуманизация белого мужского человечества происходила строго в рамках этого алгоритма.

В общем, гольф стал поистине всеобщим достоянием. Как, например, христианство. С тем отличием, что обращением язычников в свою веру занимался не Святой Престол в Риме, а простые трудяги от американского

10

SUPER I OR GOLF


Ретроспектива

шоу-бизнеса. Богатая Америка стала настоящим локомотивом, который двигал вперед гольф и соответственно саму историю гольфа. Хотя справедливости ради надо признать, что рядом старались локомотивы поменьше. Та же Британия, резко увеличившая гонорарный фонд для спортсменов, сумела в послевоенное время отстоять хиревший The Open в качестве центрального мероприятия гольф-сезона. В результате сегодня географическая карта мира буквально испещрена разного рода турнирами, турнирчиками и турнирищами, на которых отдыхает сердце самого взыскательного болельщика. Разумеется, множились и гонорары. Сегодня звезды зарабатывают десятки миллионов долларов в год. В 1927-м, чтобы мобилизовать их на регулярные трансконтинентальные перелеты, хватило пяти долларов на каждого. Столько денег (а также куриные сэндвичи и шампанское) пообещал после товарищеского матча игроков британской и американской команд некий Самюэль Райдер, предложивший гольфистам сделать эти матчи регулярными. Так возник знаменитый Ryder Cup, турнир, в котором состязаются сборные Старого и Нового Света. Насквозь индивидуалистичный, гольф приобрел разумную толику коллективизма, чего ему все-таки не доставало для окончательного обаяния. Вначале с американцами — и весьма успешно — состязались исключительно британцы. Но в 1937-м сборная США прочно захватила лидерство и не упускала его вплоть до 1985 года (за весь этот период она проиграла лишь в 1957-м). Потребовалось напряжение всех европейских сил, чтобы потеснить американцев на пьедестале. В 1973 году к британской команде присоединились ирландцы. А в 1978-м, по великодушному предложению великого американца Джека Никласа, было позволено подтянуться и другим европейцам (первым стал чуть менее великий испанец Сев Баллестерос). Открытые чемпионаты США и Британии (подробнее об Открытом чемпионате Британии читайте на стр. 46), Ryder Cup, PGA Championship, The Masters — одни

эти названия вызывают благоговейную дрожь у поклонников гольфа. The Masters проводится на поле элитнейшего гольф-клуба Augusta National, которое спроектировано при участии Бобби Джонса, одного из самых выдающихся игроков за всю историю гольфа. Клуб открылся в 1932-м, а через два года Джонс учреждает турнир, впоследствии ставший именоваться The Masters. Интересно, что вначале он отказывался от этого претенциозного названия — такова была скромность этого человека, трехкратного победителя The Open и четырехкратного победителя US Open. Помимо скромности, Бобби Джонс обладал еще рекламофобией (поначалу на турнире она не приветствовалась). Но, как видно, два таких некоммерческих качества совсем не сказались на его интуиции как организатора. Со временем The Masters стал действительно смотром мастеров. Ярчайший след в его истории оставили монстры гольфа — Арнолд Палмер, Бен Хоган, Джек Никлас и Том Уотсон. PGA Championship был первым детищем образовавшейся в 1916-м PGA. Чуть позже ассоциация, быстро покончившая с прежним «любительством» в гольфе, свела многочисленные американские соревнования в единый Tour. А в самом начале своего существования громко заявила о себе созданием турнира, выиграть который мечтает любой гольфист в мире. В первый раз состязание было проведено в 1917-м. Затем случился перерыв на два года — Америка вступила в Первую мировую войну, а когда грохочут пушки, гольфисты уходят на фронт. Так было в 1918-м. Так случилось и во Вторую мировую. Исторические хроники свидетельствуют, что в военное время гольфполя бывают закрыты, и даже на фервеях Augusta National пасут скот. Впрочем, в «шесть часов вечера после войны» игра начинается вновь.

SUPER I OR GOLF

11


Предельная концентрация, чистота мыслей, уверенность и непредвзятость — это важно для победы в игре, именно так чувствуешь себя в артотеле Cosmopolit. Философия арт-отеля Cosmopolit — СОСТОЯНИЕ. Комфортно и приятно до такой степени, что ты одновременно здесь и везде. В Cosmopolit при желании легко достигается чувство непричастности к конкретной стране, культуре и времени на фоне единства и гармонии. Одинаково уместны контрастные переживания — отдых вечером перед телевизором с нехитрой закуской из мини-бара или заказанный в room service омар, который несколько минут назад еще плавал в огромном аквариуме. Ничто так не красит цель как путь к ней — еще не пристанище, а уже хорошо. В коридоре ар-отеля Вас уже поджидает интрига — многослойность рисунков и историй. Что это — красивая картинка, странные наброски молодого художника или рассказ, зашифрованный в виде пиктограмм?

При создании композиции использовалась оригинальная роспись по сухой штукатурке с добавлением гипсовых медальонов. Такой коридор можно читать, им можно любоваться или думать над его образами, а можно пройти мимо, не останавливаясь, ведь впереди — Ваш номер. Приезжая в гостиницу, мы оказываемся вдали от атрибутов родного дома — любимой подушки, пижамы и привычного вида из окна. Каждый сотрудник Cosmopolit в процессе работы с помощью мелочей создает Гостю ощущение дома, сохраняя при этом основной нюанс гостеприимства. Хороший отель обязан хранить интригу — загадку или историю. Поездки манят человека по-особому, а загадка гостиниц — один из факторов, из-за которых люди становятся путешест­венниками. На первом этаже арт-отеля Вас ждет ресторан Da Vinci. Интерьер в духе средневековой Италии служит достойной декорацией к кулинарным деликатесам — рыбным (хвосты тигровых креветок,


обжаренные с уксусом бальзамико, с тушеной фасолью), мясным (ребра ягненка, обернутые пончетто, поданные с картофелем и жемчужным луком), легким итальянским десертам — крем-брюле с яблоками, кедровыми орешками и изюмом. Возможно, синьорам по душе придутся супы, паста или пицца прямо из печи. В Da Vinci хранится атмосфера изящного очага — теплый свет проникает сквозь простые средневековые люстры на мягкие диваны, скользит по замысловатым витражам на терракотовое убранство, отражаясь в бокалах с вином. Здесь все пропитано творчеством Леонардо Да Винчи — наброски изобретений и фрески, а главное — лик самого Мастера. Предметы интерьера диктуют правила. Формы достигли совершенства у коллекционной сантехники — она не желает прятаться за громоздкими дверями и настойчиво становится участницей интерьера наравне с тумбочками, столом и диванами. Ванная комната с теплыми каменными полами — пространство номера, окаймленное строгой стеклянной дверью. Максимально комфортным желает

быть и телевизор — удобная плазменная панель 42” (King de Luxe), эргономика размещения которой учитывает Ваше желание наслаждаться просмотром, лежа на кровати. Многие отели мира размещают в номерах картины в рамах. Почему сложилась такая традиция, сложно сказать. Предположим, такая картина становится Вашим спутником на протяжении всего пребывания в гостинице. В Cosmopolit убрали золоченую раму и милых ангелочков над кроватями — здесь монохромные фотографии нанесены посредством полотна на стены специальными техниками — виды Пьемонте, трогательные африканские малютки, невеста, сбежавшая со свадьбы… или она только думает это сделать, странник в шляпе… Каждый номер хранит свою уникальную историю и в то же время он как чистый лист бумаги готов к новому Гостю — к его ощущениям и его СОСТОЯНИЮ. В арт-отеле Cosmopolit приятно жить, уезжая отсюда, точно знать, что вернешься. А возвращаясь, радостно узнавать издали знакомые огни любимого отеля.


К лубная жизнь

С чего начать в Харькове разговор о гольфе? С красоты

Если сравнивать с поэзией — это Байрон. Если сравнивать с живописью — это Сислей. Если с музыкой — Армстронг. Это — как тридцатилетний шотландский виски, кубинская сигара, персидский ковер. Как без сравнения откроешь человеку нечто новое? Как опишешь, расскажешь? Какими словами и образами представишь, например, простор или умиротворение, или свободу? С чего начать в Харькове разговор о гольфе?

14

SUPER I OR GOLF


К лубная жизнь

Александр Кобитев, владелец Первого Гольф Клуба, Луганск: «Великолепно! Если рассматривать расположение — рядом мегаполис и лес — гольф-поле должно выглядеть именно так. Великолепный дизайн. Великолепное качество. Интересное решение.В интересный гольф я сегодня играл».

Инесса Сербина, предприниматель: «Это — волшебство. Это — совершенство. Трава потрясающая. Даже руками боимся ее трогать, чтобы не нарушить то, что растет из земли. Все, что делает Юрий Сапронов,— совершенство».

Екатерина Серебрянская, гимнастка: «Мы с Дианой Дорожкиной приятно удивлены гольф-полем мирового ��ровня в Харькове. Сегодня особенно зеленая трава, несмотря на осень. Идеальный досуг для семьи».

Сергей Чечельницкий, главный архитектор г. Харькова: «Я — архитектор. Главное для меня — среда. Так вот, людям в этой среде очень хорошо. Непривычно для нашего города, но мне здесь удивительно комфортно. Глядя на это творение, я вижу, что Юрий Сапронов живет в гармонии».

SUPER I OR GOLF

15


К лубная жизнь

16

SUPER I OR GOLF


К лубная жизнь

Решили начать с красоты. О красоте решили не говорить. Ее решили показать. Синева неба в сочетании с зеленью травы. Игра ландшафта в закате солнца. Отражение огней фейерверка в озерах. Звуки джаза, стелющиеся над землей. Задействовали все органы восприятия, рецепторы, нейроны. Апеллировали ко всем участкам коры головного мозга: смотри, слушай, вдыхай — восхищайся. Харьков, и не он один, смотрел, слушал, вдыхал, вкушал, осязал и восхищался.

Михаил Добкин, мэр Харькова: «Открылся клуб с полем, равного которому нет в Украине. Харькову есть чем гордиться».

Татьяна Перебийнис, теннисистка:

Виталий Борисюк, актер:

«Гольф дает потрясающую «Гольф-поле—лучшее энергетику в общении место для деловых встреч. с природой и людьми. Здесь рождаются крупОчень хочется к нему нейшие бизнес-проекты. приобщиться. Рада, что Это место, располаганаша страна развивается ющее к беседе, к плов этом направлении». дотворным решениям. Поэтому, чем больше их будет на Украине, тем лучше. А наши украинские ландшафты — неописуемы».

Ольга Сумская, актриса: «Поздравляем харьковчан с этим событием. Муж сделал пару ударов, в принципе удачных — он человек спортивный. Я пока присматриваюсь к технике. Для женщины ведь что важно, чтобы все выглядело сексуально».

SUPER I OR GOLF

17


К лубная жизнь

Зураб Аласания, журналист:

Ирина Сапронова, организатор приема:

«Прежде я мог только «Сегодня та высшая предполагать, насколько точка, которой хотелось все это красиво — во всех достичь, и она достигнусмыслах. Теперь увидел та. Погода радует, дождя воочию: походил по полю, нет, ветер утих — чего поездил на каре, посеще желать? И хотя я на тучал клюшкой с драйвсе смотрю критическим, винг-рэнджа, поговорил хозяйским глазом, сегодс людьми... И подумал, ня я ставлю себе хороший что гольф — это песня балл. Вершина своего на пастбище. Песня собственного творчеспастуха, который ездит тва у каждого разная, и на «Бентли», пьет виски здорово, когда получабезо льда и протяжно, ется воплотить все, что неспешно поёт о чистом хочешь». воздухе, о голубом небе, и главное — о волшебной зелени, которая здесь повсюду. Жизнь прекрасна — хотя бы в этих ювелирно-игрушечных полях... и хотя бы для пастухов».

18

SUPER I OR GOLF

Юрий Сапронов, инвестор: «Когда-то гольф поразил меня своей внутренней свободой. Свобода — чувство, которое должно быть всегда с тобой. И в первую очередь в месте, в котором ты живешь. Я живу в Украине, в Харькове. Решил подарить городу частичку свободы — место, где можно быть собой, где можно общаться с красотой. Но гольф-поле — это в первую очередь инвестиционная привлекательность города. И не может быть города-миллионника без гольф-поля. Уверен, гольф в Украине развиваться будет, но вряд ли кто-то еще сможет повторить наше поле в черте города».


К лубная жизнь

SUPER I OR GOLF

19


К лубная жизнь

20

SUPER I OR GOLF


К лубная жизнь

3-го и 27-го сентября Харькову представляли гольф. В лицах, эмоциях, ощущениях. Сначала журналистам на пресс-конференции, затем — потенциальным членам нового гольф-клуба — методом дегустации. Для подавляющего большинства и тех, и других гольф — яркая кинематографическая картинка не из нашей пока жизни. Поэтому официальное открытие драйвинг-рэнджа Superior Golf Club и соприкосновение с атрибутами Его Высочества Гольфа были приятным уходом от украинской действительности. Мастер-классы Эндрю Глена повергли присутствующих сначала в восторг — так красиво и грациозно, а затем в некоторое замешательство — как же непросто попасть по мячу. Зато прогулка по полю на карах утешила и развеселила. Солнечные деньки багряной украинской осени позволили всем полюбоваться шотландской народной игрой на рукотворных просторах Superior Golf Club. Гольф в Харькове есть. Теперь город ждет свой первый гольф-сезон. А Superior Golf Club готовится к своему первому турниру — Bentley Сup 2009, который состоится в мае.

SUPER I OR GOLF

21


К лубная жизнь

жизнь Киевского Гольф Клуба 22

SUPER I OR GOLF


К лубная жизнь

После трех больших июньских презентаций проекта «Гольфстрим» — для политического и бизнес истеблишмента, а также светских лиц Украины — 12 июля состоялось торжественное открытие первого 9-луночного поля и клубный турнир,посвященный этому событию. По своей спортивной значимости и сложности турнир «Открытие Паркового Поля» немного уступал последующим играм Клуба. Это логично, поскольку он планировался как

SUPER I OR GOLF

23


К лубная жизнь

Первая осень Паркового поля

Победитель 2-го этапа Всеукраинского кубка по гольфу Игорь Мовчан

дружеское соревнование, в котором могли бы сыграть все желающие — и профессионалы, и начинающие гольфисты. Всего на турнир «Открытие Паркового Поля» (формат игры скрэмбл, 4 человека, игра лучшим мячом) приехало 72 игрока из 15 стран. Тогда в четверке победителей блистали Георгий Гроховский, Вадим Слюсар, Федор Гоголев и главный архитектор гольф-полей Киевского клуба Питер Чемберлен. Второе место заняла команда Харькова в составе Алексея Калинина, Дмитрия Постовалова, Андрея Юрко и Александра Степанова. Торжественности мероприятию придали почетные гости — министр Юрий Павленко, вице-президент Всеукраинской Федерации гольфа Олег Корбан и другие. Судейскую коллегию возглавлял россиянин Алексей Сидоров, автор перевода гольф-правил на русский язык, приехавший на турнир по приглашению организаторов. *** Открытие положило начало активной турнирной жизни клуба. В середине июля состоялось первое корпоративное соревнование, регулярно стали проходить индивидуальные игры и тренировки. В череде мероприятий и турниров этого лета особо выделялись два. Во-первых, 2-й этап Всеукраинского кубка по гольфу

24

SUPER I OR GOLF

Звезда NHL ДмитрийХристич и вице-президент Всеукраинской Федерации гольфа Олег Корбан

(15—17 августа), победу в котором одержал Игорь Мовчан. Вторым важным и продолжительным событием, которое структурировало весь игровой сезон, стал Кубок Киевского Гольф Клуба. Начался он 5 августа, а завершился 25 сентября. Это серия турниров (формат — стэйблфорд), проводимых каждую неделю: один в женском зачете и один в мужском. Всего состоялось восемь этапов-турниров, по результатам которых Клуб не только определял «текущих» победителей, но и пересчитывал личные гандикапы игроков. После восьмого этапа очки участников суммировались, и таким образом стали известны имена тех, кто нашел наилучшее соотношение между регулярностью игры (больше сыгранных турниров — больше очков) и мастерством (максимальное количество турниров не гарантирует победы при слабой игре). Победу в серии одержали Елена Мовчан (211 очков после 6 турниров) и Дмитрий Дутчин (207 очков после 7 турниров). Финальные игры Кубка передают эстафету заключительным клубным турнирам сезона — оригинальным, зрелищным и спортивным. Концепцию этих турниров, как и концепцию Кубка, разработала Директор Киевского Гольф Клуба Мартина Затько (Словакия). Так, 27 сентября развернулась борьба за… самое древнее и редкое растение в мире. Хвойное дерево Wollemi


К лубная жизнь

Татьяна Герасименко, 2-е место Кубка Киевского Гольф Клуба

Призер Детского турнира Элижка Ломоз с папой Яном

Победитель «Олимпийского» турнира Кубка Киевского Гольф Клуба Сергей Малимон

Pine — «герой» новостных сообщений 1994 года. Именно тогда его популяцию обнаружили в скрытой от ветров долине австралийского национального парка Wollemi. Вид просуществовал на Земле около 200 млн. лет, и сегодня его сохранением занимаются международные сообщества. Это гордость крупнейших ботанических садов мира, не говоря о дорогих частных коллекциях. В Украине доселе было только три экземпляра Wollemi Pine, а четвертым стал приз победителю «Олимпийского» турнира Киевского Гольф Клуба — Сергею Малимону. Если учесть, что турнир приурочили к началу высадки на Парковом поле кустарников и деревьев, которые усложнят и разнообразят его рельеф, приз этот выглядит не таким уж и странным в контексте гольфа. *** Еще одно важное направление работы клуба — развитие детского гольфа. Летом здесь начались бесплатные тренировки для детей, включающие игру и изучение правил гольфа. Так была создана команда Green Team, а 3 октября состоялся Детский турнир по гольфу — среди ее членов и просто желающих поиграть. Дюжина маленьких гольфистов в возрасте от 4 (!) до 10 лет прошли девять лунок Паркового поля, сочетая ребяческую неусидчивость, а иногда и баловство, с отличным знанием гольф-этикета и любовью к игре.

Все участники детского турнира получили памятные грамоты и медали, а призеры и победители — ценные подарки: тренировочные легкие мячики для игры

в домашних условиях, детские бэги, кепки марки Jack Nicklaus. Лучшие результаты в своих категориях показали Елизавета Гольдберг и Элижка Ломоз (3-и места), Игорь Мовчан и Андрей Шляхов (2-е места), Л��онид Бельмасов и Николай Голев (1-е места). Интересно, что у каждой детской команды были талисман — помощники, переодетые персонажами мультиков и помогавшие маленьким игрокам на поле. Ребят распределили на 4 команды со сказочными названиями, так что во время турнира они не только загоняли мячи в лунки, но и общались с Микки Маусом и Crazy Frog! А в роли личных кэдди игроков выступали их папы или мамы: родители следили за детьми, а дети — за тем, как их кэдди соблюдает правила гольф-этикета.

SUPER I OR GOLF

25


К лубная жизнь

Один из победителей ночного турнира Рон Барден

Церемония закрытия Паркового поля

Турнир принес много новых впечатлений, не говоря уже о том, что это серьезная заявка на развитие детского гольфа в нашей стране. *** На следующий же день, точнее, уже ближе к ночи в Клубе состоялся и вовсе «экзотический» турнир. Белая одежда и светящиеся мячики — это привычное снаряжение и антураж для ночных турниров за рубежом, на которые работает целая индустрия. В Украине же такие соревнования в новинку. Тем более приятно, что для первого такого турнира удалось собрать 27 игроков. Чтобы несколько облегчить гольфистам задачу, поле осветили факелами (обычно подсвечиваются только пин-позишн). Турнир прошел в облегченном формате скрэмбл. По правилам, у каждой команды было по два светящихся мяча. Обошлось без эксцессов — никто не заблудился, к тому же игра длилась дольше, чем положено было светиться мячикам, видимо, ночная прохлада подействовала… Победил в этом соревновании дуэт Алексей Соколов — Рон Барден. *** Наконец, заключительный турнир сезона — Good­bye Season — состоялся 11 октября и собрал на Парковом поле 32 игроков. Среди них были только те, кто ранее

26

SUPER I OR GOLF

уже принимал участие в клубных турнирах. Но главное — 11 октября Клуб не только прощался с первым сезоном, но и выставил на кон главный приз года. Анонсу, который появился недели за две до турнира, многие (в том числе и те, кто в итоге этот приз выиграл)

не поверили. Трех призеров последнего турнира Клуб приглашает посетить The Open Championship! Однако турнир состоялся, победители определены, и оказалось, что ни сомнения, ни шутки неуместны, если «слово британца» дает Питер Чемберлен. Он и вручил би-


К лубная жизнь

Вице-президент Superior Golf Club Александр Степанов и архитектор киевского поля Питер Чемберлен

У главного гринкипера клуба Рона Кеннеди (Шотлеты-пропуски на старейший мэйджор трем игрокам: Александру Степанову (3-е место), Дмитрию Христичу ландия) теперь другие задачи, связанные с уходом за новыми газонами: стрижкой, поливом, аэрацией, (2-е место) и Игорю Затравкину (1-е место). Церемония закрытия поля, последовавшая за на- удобрением и т.п. Их «возраст» — от шести до полутора граждением игроков и гостей (они тоже занимались в месяцев; некоторые участки нуждаются в повторном тот день по своей гольф-программе, и спортивной, и раз- засеве (причиной тому — продолжительные дожди), влекательной), получилась красивой и даже трогатель- однако большая часть поля уже готова. Засев третьего, ной. Под «Симфонию при свечах» Гайдна девять игроков последнего и главного, 18-луночного чемпионского Клуба тушили большие свечи — символы девяти лунок Поля Чемберлен состоится также в будущем году. Предвкушение возможностей — отдельная истополя. А в это время руководители проекта рассказывали, чем та или иная лунка примечательна, чем своеобразна, рия отношений Клуба и его гостей, в чем-то романтичем запомнилась в первом сезоне. Получилась зрелищ- ческая, но с долей здоровой прагматики: сегодня здесь ная ретроспектива истории Клуба, где записан первый проходит один из раундов украинского чемпионата, а в этом сезоне удар, первый hole-in-one (Василий Сибир- завтра — встречайте международные соревнования. цев), первый longest drive, кстати, в женском исполнении Их планируется проводить на «чемпионском» 18-луночном поле, специально спроектированном для та(Юлия Малимон) и многое другое. ких целей. Но это в будущем. А пока… Гостеприимного ресторана под шатром, *** Тающий туман, бабье лето, красочное осеннее солн- драйвинг-рэнджа, паттинг-грина, а также 9 лунок Парце встречали гольфистов на Парковом поле во время кового поля, универсального по своим возможностям, заключительных игр сезона-2008. Следующие клуб- не слишком сложного, но интересного для игроков разные состязания начнутся в апреле будущего года. А ного уровня, — всего этого оказалось вполне достаточлетом к девяти лункам Паркового поля добавятся еще но для того, чтобы первый спортивный сезон Киевскодевять. Вторая «девятка» — это классическое поле, ба- го Гольф Клуба был интересен. зовый засев которого был завершен в последнюю неделю сентября.

SUPER I OR GOLF

27


К лубная жизнь

28

SUPER I OR GOLF


К лубная жизнь

Нынешний сезон Первый Гольф Клуб завершил двумя турнирами. В начале октября прошел открытый Кубок клуба «The First G & CC Open Cup’ 2008». (В следующем сезоне этот турнир планируется сделать закрытым — только для членов клуба.) Участвовали спортсмены из Луганска, Донецка и Запорожья. Гостем турнира был Карл Лоор — хозяин Старооскольского гольф клуба. Соревнования получились исключительно интересными, домашними. Уже было видно, что сформирован костяк коллектива, появился капитан клуба и председатель членского комитета. На турнире царила дружеская атмосфера. Но борьба при этом получилась бескомпромиссной и интригующей. До последней минуты сложно было предположить, кто станет победителем. В итоге, после двух дней упорнейшей борьбы первым чемпионом Первого Гольф Клуба стал Роман Кобитев с результатом 131 удар (с учетом гандикапа), первой чемпионкой — Тамара Антимонова. Настоящим открытием турнира стал Борис Пашкевич, который, уступив всего три удара, занял второе место. Третье место —у Андрея Долгодуша. Клуб к турниру подготовил несколько сюрпризов. Никто не ожидал, что открытие академических 3-х лунок, вызовет такой интерес и настоящую борьбу. В игре на трех лунках приняли участие практически все участники турнира. А закончилась она… уже в полной темноте! Все участники турнира, а их было 21, получили призы в какой-либо номинации. Там же было высказано мнение, что негоже открытым Кубком закрывать сезон, тем более погода тогда благоприятствовала. Поэтому было решено провести однодневный турнир закрытия сезона. В нем участвовали 17 человек. Были гости из Харькова и Старого Оскола. Погода выдалась по-шотландски классической: холодно, сильный ветер, мелкий дождь… Все промокли до нитки, перчатки мокрые, клюшка в руке проскальзиывала... Тем не менее, за пять с лишним часов все участники прошли до последней лунки. Первое место завоевал Роман Кобитев, второе — капитан луганского клуба — Дмитрий Манойло. Третью позицию занял гость из Старого

SUPER I OR GOLF

29


Карл Лоор и Александр Кобитев

Оскола Евгений Филиппенко, он же получил приз за самый длинный удар. Организаторов турнира это радует. Если в чемпионате Украины призовые места между собой постоянно распределяют одни и те же лидеры, то в Луганске появляются новые имена. Вообще, прошедший сезон выдался напряженным. В мае и сентябре на поле Первого Гольф Клуба были проведены два этапа Кубка Украины, которые впервые в истории отечественного гольфа прошли на территории нашей страны. Клуб получил соответствующий сертификат EGA и теперь может проводить у себя различные соревнования. Качество поля оценили многие специалисты, в том числе и опытные гольфисты. Победитель Кубка страны киевлянин Игорь Мовчан сказал следующее: «Поле в Луганске прекрасное. Я объездил весь мир, играл на различных полях, в том числе и в Малайзии на чемпионате мира. Мне есть с чем сравнивать. Чтобы сделать поле такого качества, надо много усилий приложить. Но чтобы развивать гольф надо строить много подобных полей. В Чехии, к примеру, еще несколько лет назад было всего 25 полей, а сегодня на десять миллионов жителей — сто полей для гольфа. Если так считать, то в Киеве должно быть тридцать полей, а в Луганске — пять». Основателю Первого Гольф Клуба Александру Кобитеву удалось собрать профессиональную команду. В нее входят: гольф-директор и гринкипер — человек, который руководит работой по уходу за полем, чех

30

SUPER I OR GOLF

Николай Пашкевич

Мартин Кибл. Его последнее место работы — Лондонский клуб. PGA гольф-про — поляк Павел Япол с высшим образованием, обучался в Америке, имеет опыт работы в Польше. Кирилл Лачин — воспитанник питерского клуба. Все люди молодые, любящие свое дело. Еще одним знаковым событием для луганчан стала победа Романа Кобитева в очень престижном турнире — VII Открытом чемпионате стран СНГ и Балтии, X Международном турнире Golf Digest Cup 2008 среди гольфистов-любителей. У его земляка Андрея Долгодуша — «серебро». Еще один представитель луганского клуба Кирилл Лачин был в Москве четвертым. В командном зачете спортсменам Первого Гольф Клуба (Александр Кобитев, Роман Кобитев, Андрей Долгодуш и Кирилл Лачин) досталось четвертое место из 21 команд-участниц. Задачи, которые клуб перед собой ставил, по словам Александра Кобитева, реализованы. Главное было приобрести определенный опыт проведения турниров и опыт работы с гольфистами. Клуб не ставил задачу максимальног�� привлечения игроков. Его формат остается прежним. Это — закрытый, частный клуб, куда люди могут попасть только по рекомендации. В нынешнем году луганчане приобрели пятнадцать новых игроков, которые сейчас обучаются игре в гольф. Когда-то основатель Первого Гольф Клуба говорил, что 400 членов — это предел. Но это будет нескоро. Если на Западе, по давно сложившейся традиции, в закрытые клубы человеку со стороны попасть сложно, есть случаи, что люди ждут своей очереди годами,


то в Луганске все проще. Вступая в члены клуба, человек должен принимать правила поведения в этом клубе, в основе которых — этикет игры и общения. Есть такие понятия как «дисквалификация» или «нежелательное лицо». Если человек принимает правила клуба — добро пожаловать. Если нет — извините. В условиях прошедшего жаркого и ветреного лета необходимо было дать возможность полю укрепиться, достичь более высокой кондиции. Кое-где весной еще зияли черные пятна, куда потом провели систему полива. Не на всех участках трава выглядела окрепшей. Общеизвестно, чтобы поле заиграло красками, необходимо три года. Так что весной луганские гринкиперы рассчитывают сделать достаточно красивое травяное покрытие, хорошую игровую арену. В этом году открыта и академия для членов клуба, которые проходят обучение гольфу и готовятся к сдаче экзамена на получение сертификата игрока — зеленой карты. Луганчане расширяют и партнерскую программу клуба. Так, на турнир приезжал владелец Старооскольского гольф-клуба Карл Лоор. У него поле небольшое — короткая «девятка» — но очень качественное. С ним подписано партнерское соглашение. Ранее, как известно, Первый Гольф Клуб подписал партнерское соглашение с тремя украинскими клубами — харьковским Superior Golf Club, Киевским Гольф Клубом и ялтинским Delos. Партнерские отношения предполагают узнаваемость членов партнерского клуба, некие преференции, проведение клубных матчевых встреч, совместное планирование турниров, соревнований и акций. К примеру, на сбо-

рах в Луганске были игроки юниорской сборной России по гольфу из Старого Оскола. В клубе в следующем году тоже будут обучать детей игре в гольф. Кроме того, предполагается проведение совместной клубной политики по популяризации гольфа в стране. Несмотря на то, что сезон был официально закрыт, это не означает, что прекращается тренировочный процесс. Но это уже будет не спортивный гольф ради результата, а классическая игра для души, для общения… На заключительном турнире открыли симулятор. Все участники имели возможность его опробовать. Нынешней зимой запланировано проведение четвертого зимнего розыгрыша кубка клуба на симуляторе. На следующий сезон программа предполагается насыщенная и интересная. К весне готовятся достаточно серьезные мероприятия по улучшению качества поля. В будущем сезоне планируется значительно увеличить количество турниров. Это будут не менее четырех матчевых встреч между клубами, соревнования национального уровня… Рассматривается вопрос о сотрудничестве с Ростовским гольф-клубом Don Golf & Country Club. Там открыта «девятка», на которой уже проходил чемпионат России среди профессионалов. В клубном доме планируется открытие ресторана, шотландского парка и новых раздевалок для спортсменов. Девиз 2009 года: «Больше игроков, больше турниров, детский гольф».

SUPER I OR GOLF

31


ИНТЕРВЬЮ

Александр

Степанов:

беседовал Василий Кузнецов фото автора

32

SUPER I OR GOLF


ИНТЕРВЬЮ

SUPER I OR GOLF

33


ИНТЕРВЬЮ

34

SUPER I OR GOLF


ИНТЕРВЬЮ

—Ты долгое время жил в США, окончил там университет штата Юта, академию гольфа в СанДиего, затем работал гольф-директором Московского городского гольф-клуба, был официальным представителем в России компании Арнолда Палмера — Palmer Course Design Company. Как ты оказался в Харькове? — Все происходило постепенно, плавно, я бы сказал — гармонично. В Москву приехал человек из Харькова, чтобы приобрести несколько дюжин мячей для некоего Юрия Анатольевича Сапронова, играющего в гольф. Затем Сапронов решил купить симулятор в офис, я контролировал его установку. Затем я тренировал Сапронова на этом симуляторе. Затем Сапронов решил строить драйвинг-рэндж, три лунки и нечто наподобие клабхауса. Я разработал дизайн и приступил к строительству. Затем Сапронов пришел к выводу, что нужен полноценный гольф-клуб. Так что все развивалось от простого к сложному. И продолжает развиваться, потому что не исключено, что будут построены еще 9 лунок. — Это твой первый проект и сразу такой крупный. Какие ощущения ты испытал, когда впервые увидел плантацию сорняков, где впоследствии ты должен был построить поле? — Это не первый мой проект. Были проекты в Москве, но они не дошли до стадии строительства. Разрабатывался дизайн и на этом все заканчивалось. Такое свойственно для российского гольф-бизнеса. А ощущения… Я сразу понял, что здесь можно построить очень красивое, интересное поле. У меня не было сомнений. Мы объехали с Сапроновым несколько участков вокруг Харькова и в Харькове. Пятихатки были оптимальным местом со всех точек зрения — будущего дизайна поля, его игровых характеристик. Потом близость к центру города достаточно уникальна. — Расположение и количество бункеров даже у многих экспертов вызывало некоторое недоумение и рождало советы о необходимой реконструкции. Что было сложнее: создать дизайн или объяснить, насколько уникален и прекрасен этот дизайн? — Мне не нужно никому ничего объяснять. Любой дизайнер имеет свое видение, что есть хорошо и что есть плохо на гольф-поле. Есть классические ка-

ноны. В основном большое количество бункеров ассоциируется с проблемой их последующего содержания. Я не знаю ни одного поля, где большое количество бункеров делало бы его менее интересным. Когда ставится вопрос, сколько делать бункеров, помимо их расположения, влияющего на стратегию игры на данном поле, принимается во внимание качество их дальнейшего содержания. Неухоженные бункеры — зрелище достаточно уродливое. Они требуют ухода. Стрижка краев бункеров, поддержание песка в нужной кондиции. Для многих это является критичным. В данном случае я не вижу такой проблемы для нашей хорошо организованной гринкиперской службы. А то, что бункеры придают характер полю, делают игру более интересной, — совершенно однозначно. В бункерах сочетаются и стратегическая и эстетическая составляющие поля. — Можно сказать, бункеры стали визитной карточкой поля Superior Golf Club? — Сочетание воды и вэйст-бункеров, которые не являются бункерами в обычном понимании, — это достаточно уникальная вещь. Особенно для постсоветского пространства, где подобных полей не было и нет. — Ты говоришь, что в России проблемы с реализацией проектов. А как обстоит с этим ситуация здесь? Выгодно ли сегодня на Украине вкладывать деньги в гольф? — Такие проблемы есть не только в России, они вообще свойственны этому бизнесу. Проектов много во всем мире, но далеко не все реализуются. Так исторически сложилось, что в гольф у нас никто не играл. Поэтому гольф до недавнего времени не рассматривался с точки зрения бизнеса. Сейчас интерес растет. И в основном это связано с недвижимостью, когда гольф не рассматривается как игра в чистом виде, а является дополнением к проектам по недвижимости и делает их более привлекательными. Стоимость земли и до-

SUPER I OR GOLF

35


ИНТЕРВЬЮ

мов в подобных проектах возрастает в отличие от тех, которые не имеют поля в своей инфраструктуре. — Есть ли отличие развития гольфа в России от развития гольфа и на Украине? — Есть. Здесь на самом деле очень благоприятная складывается ситуация. В России в 1988 году построили Moscow City Golf Club, в 1993-м — Moscow Country Club, потом практически 10 лет ничего не строилось. Украина же приступила к строительству полей в 2004 году и к 2008 году уже три поля практически готовы. Я имею в виду Первый Гольф Клуб в Луганске, Киевский Гольф Клуб и наш. Так что по динамике развития гольфа Украина опережает Россию. — Не кажется ли тебе, что большинство людей просто не могут представить, насколько прекрасен гольф, и будь у них возможность и, главное, желание прикоснуться к нему, они бы уже никогда от гольф не отказались? — Конечно! Помимо разговоров о бизнесе и престиже, гольф в первую очередь — увлекательная игра. Как говорил Вудхауз: «Гольф — неоспоримый король спортивных игр». Я в своей жизни играл если не во все, то почти во все игры, и считаю, что гольф —это самая сложная и самая интересная игра из всех игр на земле. — В этом году на выставке Golf Industry Show во Флориде у тебя были переговоры с Грегом Норманом, а я брал у него интервью. В чем его суть узнают все читатели журнала, а о чем вы говорили, если не секрет? — Мы говорили о возможных проектах, в частности, на Украине. Сейчас наступает момент, когда привлечение подобного имени в тот или иной проект может стать выгодным с финансовой точки зрения. Норман, безусловно, один из лидеров мирового гольф-дизайна в плане продаваемости его имени. — Ты доволен результатом своего труда? И что, если бы ты начал строительство сегодня, ты сделал иначе?

36

SUPER I OR GOLF

— Я доволен проектом. А ошибок было настолько мало, что о них даже не стоит говорить. Как заметил однажды лидер ��ирового пролетариата Владимир Ильич Ленин, «умный не тот, кто не делает ошибок, а тот, кто легко и быстро их исправляет». — У тебя есть любимые гольфисты? — Норман. Я начал играть в гольф во многом благодаря тому, что увидел как играет Грег Норман. Поэтому личная встреча с ним была для меня особенно приятной. Фил Микелсон, тоже играет на левую сторону, как я. Или я, как он. — Что нужно сделать, чтобы увлечь гольфом человека, никогда в него не игравшего? — Надо сделать так, чтобы человек все же попробовал сыграть в гольф. Причем желательно не на тренировочном поле, а на настоящем, чтобы он ощутил именно саму игру. Ведь гольф — это не просто удары по мячу, это именно игра, простая достаточно по своей цели — загнать мяч в лун­ку — но непростая по выполнению. Очень сексуальная игра. — Есть ли в гольфе некий закон для посвященных, закон, которому все подчиняется? — Да, есть такой закон. Нельзя относиться к гольфу потребительски. Это обречено на провал. Если ты будешь отдавать гольфу всего себя, тогда гольф отплатит тебе взаимностью. — Наверно, в такой открытости и взаимности и есть настоящая сексуальность гольфа. — Да. Гольф — это история любви.


ИНТЕРВЬЮ

«Нельзя пытаться использовать гольф в корыстных целях. Нельзя быть юзером по отношению к гольфу. Это обречено на провал. Если ты будешь отдавать гольфу всего себя, тогда гольф воздаст тебе все вдвойне и втройне»

SUPER I OR GOLF

37


История с обложки

До Cент-Эндрюса не ходят поезда. Если вы пойдете на лондонский «Кингз Кросс» и спросите билет до столицы гольфа, кассир любезно и недоуменно пожмет плечами. Дело не в том, что вы перепутали вокзал или кассир не расслышал названия города. Необходим Лукерс (Leuchars). Именно на этой станции находится город Сент-Эндрюс.

текст и фото: Василий Кузнецов

38

SUPER I OR GOLF


История с обложки

Вы садитесь в скоростной поезд (расстояние от Харькова до Москвы) и вкушаете почти 8 часов поездки на север: сначала кусок Лондона, потом узкие туннели, в которых закладывает уши, затем «английские каменные деревни, бутылка собора в окне харчевни, коровы, разбредшиеся по полям, памятники королям», далее ландшафт меняется — холмы, холмы, это уже Шотландия с овцами, разбредшимися по полям, потомками тех, кто, пожевывая травку, содержали в образцовом порядке газоны тех самых первых гольф-полей, и вдруг справа совсем рядом без всякого предупреждения — Северное море, качающее волной пару рыболовецких посудин, и, кажется, уже сам поезд. Если в этот момент вы находитесь в вагоне-ресторане за столиком со светящейся лампой, на котором бифштекс и бутылка не собора, но вина, ощущение совсем приятное. От самого Лукерса до Сент-Эндрюса до Royal & Ancient Golf Club Of St Andrews минут 10 на такси и фунтов 10 включая чаевые. Но платить мне на сей раз не пришлось. (Так вот по мелочам и экономятся командировочные и покупаются видеомагнитофон и джинсы.) На вокзале меня встречала сперва радуга — только прошел дождь. Затем Дэвид — на своем «рено». Два года назад, когда я был в этих краях, повалил снег, вероятно, сломалась какая-то кнопка, и Дэвид никак не мог справиться с люком — он то закрывался, то открывался, снегопад был в машине, и количеству чертыханий, употребленных Дэвидом, мог позавидовать любой из героев Тарантино. (Кстати с одним из них я вскоре столкнулся.) На этот раз снега не было; первый день был ясным, и я успел увидеть поля в лучах и море под солнцем; следующие два дня — холод и дожди. Обычная шотландская погода, от которой укрыться бы побыстрее в холле отеля с камином, глотнуть сингл молт и бросить в рот хаггис — национальное блюдо, сосис-

SUPER I OR GOLF

39


История с обложки

ка, набитая фаршем из бараньих потрошков — местная грубая жирная еда согревает тоже. *** Сент-Эндрюс — старинный город на побережье Северного моря. До XVIII века он являлся церковной столицей Шотландии, местом пребывания примаса Шотландии — архиепископа Сент-Эндрюсского, обладающего высшей духовной юрисдикцией над епископами страны. В городе находится старейший в Шотландии и третий по возрасту в Британии университет, основанный в 1413 году, входящий в список десяти лучших вузов Соединенного Королевства. И почти треть населения города — студенты (6 000 студентов из почти 20 000 жителей), если, конечно, не брать в расчет дней, когда на полях Сент-Эндрюса проходит, например, The Open. Тогда город превращается в место паломничества поклонников гольфа со всего мира, для которых попасть сюда в такие дни — что для верующего побывать в святых местах. Как это часто бывает в случае со старинными городами, у Сент-Эндрюса своя легенда. Греческому монаху Регулусу Святому явился ангел с сообщением, чтобы тот увез мощи Апостола Андрея на край света. Так корабль Регулуса бросил якорь у далекого берега, на котором стояла деревня, что впоследствии и стала называться в честь Св. Андрея. Там же Регулусом была основана церковь. А Апостол Андрей признан покровителем Шотландии. Достопримечательности Сент-Эндрюса это Кафедральный собор, Доминиканская капелла, Башня Святого Рула, Приходская церковь Святой Троицы, Замок Сент-Эндрюс. И, конечно, — гольф. И его главная обитель — Royal & Ancient Golf Club Of St Andrews, если перевести — «Королевский и Старинный Гольф Клуб Сент-Эндрюса», если сокращенно — R&A. Обычный дом (взгляните на обложку журнала), каких в городе множество, и если бы стоял не на отшибе — почти рядом с морем — совсем бы затерялся в массе себе подобных. Но именно он — законодатель гольфа — все крупнейшие турниры проводятся по правилам Королевского и Старинного. Он — сам по себе знаменитость. Ближе к гольфу уже не подберешься. Вокруг Royal & Ancient Golf Club Of St Andrews простые деревянные скамейки с табличками «Только для членов клуба», стать каковыми практически невозможно. Вокруг клуба и скамеек — гольф-поля, сыграть на которых возможно каждому (грин-фи — £70). Вокруг клуба, скамеек и полей — сам город с гольф-магазинами на каждом шагу, с отелями, в большинстве названий которых слово golf присутствует непременно. Королевство гольфа — вот что это такое. *** Старое поле — Old Course — открылось в 1502 году. Сперва это были одиннадцать лунок, семь достроили лишь спустя более чем два века. Мячи из свиной кожи, набитые гусиными перьями, клюшки, сделанные про-

40

SUPER I OR GOLF

изводителями луков и кузнецами… В те далекие времена на полях помимо гольфа царил утесник обыкновенный — злое растение с огромными шипами. Там, куда не простиралась власть утесника, произрастал вереск или лежал песок и только некоторые участки поля были покрыты тонкой мшистой травой, где и находились грины. Мяч для гольфа стоил очень дорого, легко повреждался, еще легче терялся в зарослях вышеупомянутого растения. С течением веков архитектура полей для гольфа, наука об их содержании и уходе развивались; а когда-то пасущиеся овцы были главными «косилками» травы. Образование Общества Гольфа Сент-Эндрюса в 1754 году стало значительным шагом в культивации гольфа как такового. Общество устраивало регулярные соревнования и устанавливало правила игры. А также проводило раз в две недели обеды, на которых, уверен, тоже решалось многое, связанное с гольфом. R&A постоянно поддерживал и поддерживает Old Course. Важным событием стало назначение Старого Тома Морриса смотрителем полей в 1864 году. Он изменил Старое Поле — расширил его, построил новые бункеры, переделал грины — фактически придал полю тот вид, который оно имеет сегодня. …А гольф завоевывал все большую популярность. Старое Поле уже не могло принять всех желающих сыграть раунд-другой. К 1890 году это стало настолько очевидным, что решено было строить New Course — Новое Поле. Над ним трудился инженер Холл Блайт, которого, безусловно, не мог не поддержать Старый Том. Когда через пять лет поле открыли, на нем сразу же провели профессиональный турнир, который показал, что Новое Поле более сложное в плане расположения бункеров, чем Старое. New Course быстро получил признание местных и приезжих гольфистов и долгие годы использовался для квалификации Открытого чемпионата, если тот проходил в Сент-Эндрюсе. Дизайн поля практически не менялся в течение последних ста лет: ровные фервеи, очерченные порослями утесника, и глубокие бункеры требуют максимального внимания и осторожности при ударе с ти. Jubilee Course с 12 лунками с 1897 года стал действовать как поле для начинающих игроков и для женщин. Три месяца заняло его строительство и затраты на каждую лунку составили что-то около 15-ти фунтов. В 1905 году поле расширили до 18-ти лунок, причем по тем же причинам, по каким был некогда построен New Course, — в гольф играет все больше и больше людей. В последующие 90 лет Jubilee постоянно перестраивалось (например, в 1929-м над ним трудился самый авторитетный на тот момент дизайнер полей Генри Кольт, а в 1946-м — Вилли Ауктерлони), пока не достигло нынешних изменений и перестроений, что привело к увеличению поля до итоговых 6800 ярдов.


История с обложки

Дизайн поля, на котором играют сегодня, создан Доналдом Стилом в 1989 году, после чего Jubilee Course был признан одним из самых сложных гольф-корсов в Сент-Эндрюсе. Eden Course на западе от Old Course начал принимать игроков в 1914 году, за неделю до начала Первой мировой войны. Его спроектировал уже упомянутый мистер Кольт. Вообще колоссальный успех Сент-Эндрюса как столицы гольфа толкнул к необходимости изменений и Эдема, этого «Райского уголка» — Комитет Открытого чемпионата нуждался в значительной площади, прилегающей к Старому Полю, для использования ее как крытой деревни в течение The Open. Так было решено 1-й, 2-й, 17-й и 18-й фервеи Eden Course во время The Open использовать для этих целей. Поэтому поле было реконструировано и открыто в 1989 году. Сейчас оно начинается возле 15-го ти Старого поля и длина его 6112 ярдов. Хотя поле подверглось изменениям, оно во многом сохранило свой шарм и остается одним из наиболее популярных полей Сент-Эндрюса. Итак, в Сент-Эндрюсе было уже четыре 18-ти луночных корса, но все равно город нуждался в дополнительных полях, например, для начинающих игроков и юниоров, да и для гольфистов, предпочитающих более короткие поля. Есть и такие. Так в 1993 году появились Strathtyrum Course (18 лунок, 5000 ярдов) и Balgove Course (9 лунок, 1520 ярдов). Оба открыты в 1993 году. Это последнее прибавление на полях Сент-Эндрюсе довело количество лунок до 99-ти и создало неповторимое обширное пространство. Пространство гольфа.

SUPER I OR GOLF

41


История с обложки

Знаменитый мост Swilken Bridge на Старом Поле помнит шаги Старого Тома Морриса, Гарри Вардона, Бобби Джонса

*** Дэвид Андерсон — мой Вергилий, мой проводник по заповедным территориям. После экскурсии по полям мы идем в Old Course Hotel, поднимаемся на второй этаж, где пропускаем в баре по кружке эля. Дэвид — тоже достопримечательность Сент-Эндрюса, его здесь знают все. Чуть позже вы поймете почему. Он громко говорит с барменом и с каким-то подошедшим игроком. Под окнами — Old Course, я смотрю на Old Course и на фервее замечаю гольфиста, похожего на Майкла Дагласа. Я указываю на это обстоятельство Дэвиду, тот замечает, что да, возможно, это он. Позже мы спускаемся вниз, заходим в про-шоп и я сталкиваюсь там с человеком, в чьей идентификации у меня уже не возникает никаких сомнений. Вдруг он отрывает взгляд от поло на вешалках и встречается с моим. Вы, наверняка, помните этот взгляд. Кажется, еще мгновение и он начнет вслух читать молитву, а потом выхватит пистолет и прикончит меня, как сделал это с двумя недоумками в главном шедевре Тарантино. «Привет», — говорю ему. «Привет», — отвечает Сэмюель Л. Джексон, который в одном интервью сказал, что получить «Оскара» — это скорое забвение, а вот выиграть The Open — это точно билет в бессмертие. Больше я не смею говорить ему глупости и глазеть на него. Во время моего визита в СентЭндрюсе проходил Alfred Dunhill Links Championship, в котором участвуют профессионалы и любители. Играл победитель прошлогоднего и нынешнего The Open Падрайг Харрингтон (два билета в бессмертие) и, как видите, Майкл Даглас и Сэмюель Л. Джексон — не только завсегдатаи Фабрики грез, но и Королевства гольфа.

42

SUPER I OR GOLF

*** Но есть еще одно поле, о котором пока мало говорится в справочниках по гольфу. Есть еще одно поле в Шотландии, ведь иногда самые невероятные фантазии становятся реальностью. Особенно там, где живет гольф. Kingarrock Hickory Golf в поместье Hill of Tarvit — единственный в мире гольфклуб, где играют только старинными клюшками. Если добираться до Hill of Tarvit из столицы Шотландии Эдинбурга, неминуемо проедешь по выстроенному в позапрошлом веке мосту The Forth Bridge над устьем Forth River, впадающей здесь в Северное море. На берегу под мостом — паб Hawes Inn, где Роберт Льюис Стивенсон пил виски и писал свой знаменитый «Остров сокровищ». А если ехать туда же из Сент-Эндрюса, древней столицы гольфа, слева по курсу можно наблюдать Rufflets Hotel, в котором всегда останавливался легендарный гольфист Джек Никлас. …Ветер дует с Северного моря. Белая рубашка с распахнутым воротом развевается на Дэвиде Андерсоне — вдохновителе этого уникального проекта. Откуда в нем столько энергии? Только что мы примчались из СентЭндрюса и теперь он рассказывает мне историю этого места, как здесь обосновался гольф, и почему к нему пришла идея возродить поле, где играют исключительно hickory (общее название всех старинных клюшек, от гикори — ореховое дерево, дающее ценную и очень прочную древесину). Дэвид — плоть от плоти своей страны, настоящий дух Шотландии. Не растерянный с годами интерес к жизни — вот главная черта Дэвида, отсюда такая увлеченность, такие идеи.


История с обложки

Он шотландец. Он всегда играл в гольф. И когда-то работал управляющим директором в Phillips. Компания спонсировала Европейский Тур и разрабатывала программы для сбора и мгновенного анализа статистических данных игры во время трансляции ее в прямом эфире. Тогда это было нововведение. Затем для музея Ассоциации гольфа Соединенных Штатов в Нью-Джерси и для British Golf Musuem, что рядом с R&A, делал компьютерное обеспечение. В последнем до сих пор есть интерактивная игра, озвученная голосом Андерсона: великий Том Моррис-старший играет на Старом Поле и вы подбираете ему клюшки в зависимости от ти, с которого он бьет. — Это был мой бизнес в гольфе, — смеется Дэвид, — теперь я бизнесмен на пенсии. Менее всего он походит на пенсионера в привычном смысле этого слова. Скорее — играющий пенсионер, как, например, Тайгер Вудс — играющий редактор журнала Golf Digest. Дэвид ведет меня в небольшой клубный дом. Старинные клюшки, мячи, фотографии, гравюры, картины гольфа, на столе — карандаши, ти, маркеры для мячей, в коробках, словно конфеты. Клабхаус или музей? Дэвид надевает высокие шерстяные гетры, в которые заправляет брюки, громоздкие коричневые ботинки, свободный клетчатый пиджак, галстук, огромную кепку-аэродром, какую носил Кикабидзе в «Мимино», закидывает за плечо старинный бэг с hickory и мы идем на поле. Для меня делается страшное исключение — я в кроссовках и джинсах. Мы проходим все 9 лунок и Дэвид дает мне настоящий урок гольфа, в который играли Старый Том Моррис, Вилли Парк, Гарри Вардон, Бобби Джонс… Я, по всей видимости, оказываюсь хорошим учеником — удар mashie iron на 7-й лунке и мой мяч оказывается на грине, чуть ли не падает в лунку. «Oh, my God!!! — восклицает Дэвид, — да ты просто Бобби Джонс! Играй только hickory!». Мне и радостно, и грустно. Просто когда-то мистер Андерсон видел, как я играю современными клюшками… Hill of Tarvit — историческое место. Сама усадьба была построена в конце XVII века и реконструирована в 1904 году ее тогдашним владельцем Фредериком Шарпом. Он и вся его семья — жена, сын и дочь — играли здесь в гольф на семейном поле. После двух часов дня Фредерик разрешал бесплатно играть местным жителям. В миле от поля была гостиница. И однажды ее владелица вывесила рекламу, что проживание в гостинице включает не только завтрак, но и бесплатный гольф. Начался нешуточный ажиотаж. Тогда Фредерик закрыл поле на две недели, чтобы успокоить разгоряченных постояльцев. Шарп занимался инвестициями и чуть ли не первый ввел в бизнес термин «совместное предприятие». Вообще история этой семьи трагична. Во время охоты у Шарпа случился сердечный приступ и он умер. Вскоре в железнодорожной катастрофе погиб его сын. Для жены Фредерика и его дочери

SUPER I OR GOLF

43


История с обложки

Старинные клюшки

Современные клюшки

driver (драйвер)

driver, wood №1

brassie (брасси)

wood №2

spoon (cпун)

wood №3

driving cleek (драйвинг клик)

iron №1

driving iron (драйвинг айрон)

iron №1

mid iron (мид айрон)

iron №2

mid mashie (мид мэши)

iron №3

mashie iron (мэши айрон)

iron №4

mashie (мэши)

iron №5

spade mashie (спэйд мэши)

iron №6

mashie niblick (мэши ниблик)

iron №7

niblick (ниблик)

iron №8, 9

patter (паттер)

patter

это явилось страшным ударом, оправиться после которого они так и не смогли. После их смерти усадьба перешла в национальную собственность, и было решено открыть музей. Семья собирала предметы искусства, картины, книги, фарфор, что и стало экспозицией музея. Но для его дальнейшего развития никто ничего не делал. Вокруг царило запустение. — И вот однажды, — рассказывает Дэвид, — я был по делам недалеко от Hill of Tarvit и мне предложили заехать туда. Я увидел дом, старинные клюшки, картины, изображающие гольф. Хранительница музея показала мне карту поля, на котором играли Шарп и его семья. Я был потрясен. И подумал: а почему бы вновь не сделать все так, как было, и не играть так, как в старые времена? Тем более, в мире есть большой интерес к старинному гольфу. Я позвонил легенде британского любительского гольфа Питеру Макинвою и поделился с ним своими соображениями. Он полностью поддержал меня. Я понимал, что только гольф может возродить это место. Теперь сюда организованы туры для желающих поиграть старинными мячами, точнее, их точными копиями, потому что оригинал очень дорого стоит, и настоящими hickory. Дизайн поля Дэвид решил не менять: 9 лунок, три лунки — пар 3, пять лунок — пар 4, одна лунка — пар 5. (Причем, каждая лунка имеет свое название, например, 3-я — Kingarroch (опечатки нет, на конце h), 9-я — Sharp). Одежду для игры можно сшить в местном ателье на заказ. Клюшки и мячи привозить свои или брать напрокат в клубном доме. Вообще раньше такого понятия как гольф-одежда не было — для стрельбы, охоты и гольфа использовали одну и ту же одежду. Женщины играли в длинных юбках, мужчины — в галстуке, кепи и свободном пиджаке, чтобы не стеснять движения при ударе. Всем сыгравшем на поле выдают сертифи-

44

SUPER I OR GOLF

кат, скрепленный сургучовой печатью, куда заносится результат раунда, а также фото, запечат��евшее момент, когда игрок бьет hickory. Клуб открыт для всех желающих. Плата за такую игру в пик сезона с мая по сентябрь — 33 фунта, куда входит прокат мячей и клюшек. …Мы поднимаемся на холм и останавливаемся. Дэвид смотрит на поле. На третьей лунке разгораются нешуточные страсти — двое мужчин в серых бриджах и клетчатых пиджаках спорят, какой клюшкой лучше сыграть. На восьмой ти выходит девушка в шляпе. Кедди с восторженной покорностью протягивает ей клюшку. Кажется, ему это чертовски нравится. Иллюстрация из Вудхауса без примеси фальши. — Как это ни странно, но многим не по душе современные гольф-технологии, то, что мяч летит так далеко, что поля такие длинные. А здесь можно понять, как играли в гольф, когда были простейшие инструменты для игры, мяч нельзя было дико закрутить или отправить на немыслимое расстояние, но игра приносила столько же удовольствия, если не больше, чем сейчас. Разве не чудо самому во время игры почувствовать то же, что чувствовал великий Бобби Джонс! Дэвид достает из изящной старинной сумки brassie, ставит мяч на ти и бьет. Сбывшаяся сказка Андерсона. Не совсем остроумно, но не обыграть фамилию Дэвида, согласитесь, было невозможно. …Мы возвращаемся в Сент-Эндрюс, Дэвид приглашает меня в свой каменный дом почти на побережье и там уже накрыт стол и там вкуснейшая рыбная похлебка, сваренная в строгом соответствии со старинными шотландскими рецептами. Я перенасыщен. И впечатлениями, и едой. Мы пьем чай и я спрашиваю Дэвида: — Что значит гольф для шотландца? — Во-первых, гольф — игра, доступная в Шотландии каждому. Более того, каждый может сыграть с кем угодно, например, с Джеком Никласом. Мы не только


История с обложки

подарили миру гольф, но делаем все, чтобы он оставался доступным, не стал искусственным. Например, в Hill of Tarvit проводятся бесплатные уроки для детей до 9 лет. Во-вторых, нет такой игры, кроме гольфа, где главный твой соперник — ты сам. И, в-третьих, гольф всегда в моем сердце! *** Матфей повествует о том, как Спаситель встретил Андрея и его брата Петра на берегу Генисаретского озера, где братья ловили рыбу, забрасывая сети в воду. Иисус обратился к ним со словами: «Идите за мною, и Я сделаю вас ловцами человеков». Конечно, мы понимаем, кого ловит Св. Андрей. Но, может и гольфистов в свои невидимые прочные сети. Забредшему однажды в это Королевство гольфа уже не выбраться. Ближе к гольфу, как я писал в начале статьи, уже не подобраться. Поездка в Шотландию — это путешествие в край гольфа, но и на край гольфа. Здесь я, конечно, вспоминаю Селина и его «Путешествие на край ночи». С той лишь разницей, что гольф — это свет. Ведь как говорил Вудхауз: «Эта благородная игра исцеляет душу».

SUPER I OR GOLF

45


история с обложки

текст: Елизавета Пивоварова

46

SUPER I OR GOLF

Пожалуй, только американские гольфисты, услышав в разговоре The Open, могут переспросить о каком турнире идет речь, ведь у них есть «свой» Открытый чемпионат. Для всех остальных мастеров игры существует только один The Open — Открытый чемпионат Великобритании, а точнее говоря, The Open Championship. Самое престижное и значимое соревнование мирового гольфа


история с обложки

Но, как водится, началось все достаточно прозаично. В первых числах октября 1860 года отцы-основатели турнира — граф Эглинтон и полковник Джеймс Фейрли разослали в ведущие клубы страны письма-приглашения для… «заслуживающих уважения кедди», которые в те времена были первыми профессионалами.

В итоге 17 октября на ти первой из двенадцати лунок поля Prestwick вышли всего восемь участников. И в тот же день, спустя три раунда, стало известно имя первого чемпиона British Open. Вилли Парк-старший, который на два удара опередил старшего Тома Морриса: 174 против 176 соответственно. Благодаря щедрости членов клуба наградой победителю стал шикарный сафьяновый пояс красного цвета, украшенный серебряной пряжкой. Годом позже, в 1861-м, турнир был провозглашен «открытым для любителей», что, впрочем, не сильно повлияло на количество участников: всего 10 профи и 8 аматоров. На сей раз список сильнейших возглавил тот самый Том Моррис-старший, который в итоге в последующие годы вместе с сыном — Томом-младшим одержали восемь побед на двоих. Причем Джуниор сумел выиграть три турнира подряд (с 1868 по 1870 годы), за что и получил знаменитый пояс в вечное пользование. Так что вплоть до 1872 года конкуренты лишь трижды смогли вмешаться в спор «отцов и детей»: два раза это сделал небезызвестный Парк и один раз Эндрю Стаз. К слову Моррис-старший стал первым победителем, получившим денежное вознаграждение — после триумфа в 1864 году он честно заработал игрой шесть фунтов стерлингов. Для примера заметим, что ирландец Падрайг Харрингтон, выигравший The Open в 2007 и 2008 годах, каждый раз пополнял свой банковский счет почти на миллион евро. Как говорится, почувст-вуйте разницу. Раз уж зашла речь о чемпионах, то поначалу никто не мог составить конкуренции британским гольфистам. В начале XX века на Открытом чемпионате

блистали Гарри Вардон и Джон Генри Тэйлор и шотландец Джеймс Брэйд. В общей сложности они выигралишест-надцать турниров. Кстати, Вардону принадлежит абсолютный рекорд турнира, «переписать» который до сих пор мечтает каждый гольфист: шесть чемпионских титулов победителя The Open! Ближе всех к Гарри «подошли» пять мастеров, в активе каждого из которых по пять побед: Джеймс Брэйд (1901, 1905, 1906, 1908, 1910), Джон Генри Тэйлор (1894, 1895, 1900, 1909, 1913), Питер Томсон (1954, 1955, 1956, 1958, 1965) и Том Уотсон (1975, 1977, 1980, 1982, 1983). Вместе они составляли «Великий триумвират». О них мы писали в предыдущем номере. Первым иностранцем, сумевшим победить в The Open, стал француз Арно Масси. Дело было в 1907 году в Royal Liverpool Golf Club.

Ввиду того, что стараниями Тома Морриса-младшего чемпионский кожаный пояс навсегда «покинул» турнир, то организаторам пришлось задуматься о новом презенте для будущих победителей. Так появился Серебряный кувшин для вина — знаменитый Claret Jug. На его создание тремя ассоциированными для проведения турнира клубами — Prestwick, the Honourable Company of Edinburgh Golfers and The Royal and Ancient Golf Club — была выделена небольшая сумма денег, после чего за дело взялись мастера компании Mackay Cunningham & Company of Edinburgh. Первым обладателем Claret Jug стал шотландец Том Кидд в 1873 году, когда турнир покинул гостеприимное поле «Прествика», переехав на арену клуба St. Andrews. В принципе еще годом раньше, победитель The Open Том Моррис-младший мог «утолить» жажду победы из Кувшина, но организаторы чемпионата поздно спо-хватились, и заветный трофей не был изготовлен в срок. Посему шотландцу пришлось довольствоваться медалью — The Golf Champion Trophy. Впрочем, на серебряном «трофее» в списке победителей его имя выгравировано первым. Первый кувшин «продержался» почти полвека, им владели 28 гольфистов. В последний раз «оригинал» предстал на соревнованиях в 1927-м, по случаю

SUPER I OR GOLF

47


история с обложки

Том Моррис-старший стал первым победителем British Open, который получил денежное вознаграждение — после триумфа в 1864 году он получил шесть фунтов стерлингов. Для сравнения: ирландец Падрайг Харрингтон, выигравший The Open в этом году, пополнил свой банковский счет почти на миллион евро

48

SUPER I OR GOLF

очередной победы Бобби Джонса. После чего комитет по проведению турнира принял решение, что оригинальный кубок должен перейти во владение клуба Сент-Эндрюс, где он и по сей день хранится в клабхаусе, вместе с сафьяновым поясом Тома Морриса, переданного потомками гольфиста в дар музею в 1908 году. Так что в 1928-м, когда американец Уолтер Хэйген в третий (из четырех) раз «взошел» на «престол» British Open он держал в руках копию Серебряного кувшина. Конец XX века начало XXI ознаменовались появлением на свет еще трех копий, первая из которых была сделана в 1990-м, потому что «реплика» начала века отправилась в новый гольф-музей Сент-Эндрюса — British Golf Museum. Спустя десять лет специально для всевозможных выездных «промо-сессий» была изготовлена еще одна копия, а в 2003-м году, последняя на сегодняшний день, четвертая, предназначенная для путешествий по стране победителя Чемпионата. Кстати, гольфист обязан вернуть Claret Jug к началу следующего турнира. У победителя остается лишь Золотая медаль, первая из которых, как мы уже рассказывали, нашла своего героя — Тома Морриса-младшего в 1872 году. Первоначально данный «знак отличия» представлял из себя овал, в центре которого были расположены щит и две перекрещенные клюшки, а по периметру шла надпись Golf Champion Trophy. Примечательно, что в те годы стоимость Золотой медали, которая на самом деле была выполнена из серебра, составляла всего десять фунтов стерлингов. И эти деньги вычитались из части призового фонда положенному чемпиону! К 1920-му медаль «подорожала» до 25 фунтов, и вновь победитель вынужден был «заплатить» за награду. Подобная практика прекратилась лишь в 1930-м году, когда в Royal Liverpool Golf Club легендарный гольфист-любитель Бобби Джонс, в третий (и последний) раз одержавший победу на British Open, получил Golf Medal в подарок. Безвозмездно. Лучший из любителей, принимающий участие в турнире, становится обладателем Серебряной медали, которая по форме и дизайну является копией Золотой с тем лишь отличием, что к словам Golf


история с обложки

Champion Trophy добавлены First Amateur. Для остальных любителей, пробившихся в финал, наградой служит Бронзовая медаль.

Вплоть до 1915 года турнир проводился ежегодно, за исключением 1871 года, а также 1915-1919 и 1940-1945 годов, на которые пришлись две мировые войны. За долгие годы формат The Open Championship претерпел ряд изменений. Так в 1892 году соревнования «выросли» с 36 до 72 лунок. То есть стали играть четыре дня по 18 лунок. А спустя шесть лет, учитывая большое количество желающих выйти на старт, организаторы турнира приняли решение производить «отсев» после двух раундов. В том же 1892-м турнир «переехал» на частное поле Muirfield, построенное стараниями специалистов компании The Honourable Company of Edinburgh Golfers. Вообще впервые The Open расширил границы в 1872 году, когда турнир по очереди проходил в Prestwick Golf Club, Мекке гольфа — St Andrews и Musselburgh. В 1893-м к списку аккредитованных клубов присоединились Royal St George's и Royal Liverpool

Golf Club, также известный как Hoylake. Кстати, до 1967 года Royal Liverpool Golf Club принял соревнования десять раз, после чего последовали тридцать девять лет забвения. Во всем этом круговороте полей должны соблюдаться несколько условий. Во-первых, примерно раз в пять лет турнир возвращается на Старое поле St Andrews и именно в The Royal & Ancient Golf Club раз в пять лет принимается решение, какой из клубов удостоится чести принимать The Open в вышеозначенной пятилетке. А, во-вторых, все поля должны относиться к типу линкс и находиться в пределах Великобритании и Шотландии. Как, например, Ailsa Course (пар 70, 7250 ярдов) клуба The Westin Turnberry Resort, который уже принимал соревнования в 1977, 1986 и 1994 годах, и готовится это сделать в сезоне 2009.

Листая страницы истории British Open, очевидно преимущество профессиональных игроков над любителями: последним удалось выиграть лишь шесть

SUPER I OR GOLF

49


история с обложки

Старейший мэйджор был и остается самым непредсказуемым чемпионатом

50

SUPER I OR GOLF

раз. Да и то, это дела давно минувших дней — с 1890 по 1930 на вершину поднимались Джон Болл-младший, дважды Харольд Хилтон и трижды великий гений удара Бобби Джонс. Впрочем, старейший мэйджор вообще был и остается, наверное, самым непредсказуемым чемпионатом. Так, например, во время 16-го The Open Championship в 1876 году один из лидеров турнира Дэйви Страт на 14-й лунке слишком рано ударил с ти, и его мяч попал в игравшего на грине гольфиста из другого флайта. Следующие лунки Страт хотя и сыграл не слишком удачно, но, тем не менее, попал в переигровку. Однако после завершения основного времени турнира в оргкомитет было направлено требование о дисквалификации гольфиста, так как он нарушил правила: вышел с ти, не дожидаясь, пока оппоненты закончат игру. Посовещавшись, члены игрового комитета все же дали добро на переигровку, которая должна была состояться спустя два дня! В знак протеста Страт отказался, и чемпионом был объявлен Боб Мартин. Так что, эту победу можно считать самой легкой в истории Открытого чемпионата. В 1911-м, имя чемпиона 51-го The Open Championship было определено лишь после тридцати шести лунок дополнительного раунда! И то только потому, что на 35-й француз Арно Масси признал свое поражение, воскликнув в сердцах: «Я больше не могу играть в этот гольф!» После чего покинул поле. Так Гарри Вардон победил в пятый раз. 80-й Open Championship первый и последний раз за свою историю прошел в Северной Ирландии, в Royal Portrush. Тогда победу праздновал британец Макс Фолкнер, который радовал публику экстравагантными костюмами и ботинками желтого цвета. В 1974-м году Гэри Плейер уверенно шел к третьему титулу, однако на 17-й лунке крайне неудачно загнал мяч в раф. Благодаря поддержке зрителей гольфист сумел отыскать «пропажу» буквально за несколько секунд до истечения отведенного времени. Но час от часу не легче. Мяч глубоко лежал в траве, так что самый лучший результат, на который тогда мог рассчитывать Плейер, был богги. Впрочем, на этом злоключения гольфиста не закончились: атакуя грин 18-й лунки, Гэри не рассчитал дистанцию и силу удара. В итоге мяч настолько близко


история с обложки

скатился к стене клабхауса, что поправить сложившуюся ситуацию при помощи привычной правосторонней стойки было невозможно. И дабы сэкономить удар, Плейеру пришлось на время стать левшой. И это того стоило — он выиграл 103-й Чемпионат! В 1999 году на высшую ступень пьедестала The Open поднялся мало кому известный шотландец Пол Лоури, который сумел пробиться в состав участников через серию квалификационных турниров. Причем перед финальным раундом он уступал соперникам 10 ударов, но сумел не только догнать претендентов на чемпионский титул, но и перегнать их. Спустя четыре года столь же неожиданно для всех турнирную таблицу возглавил 26-летний новичок Тура, занимавший в тогда 396-е место в Миро-

вом табели о рангах — Бен Кёртис. Справедливости ради стоит сказать, что победу Кёртису фактически «отдал» датчанин Томас Бьорн: под занавес турнира лидер начал терять удар за ударом. Последние два года жажду победы из Кувшина Кларета утолял Падрайг Харрингтон. В 2007-м он в дополнительном раунде положил на лопатки испанца Серхио Гарсию, а в нынешнем сезоне ирландец орлом взлетел к вершине British Open, опередив британца Иена Поултера на четыре удара.

SUPER I OR GOLF

51


история с обложки

первый Старого Тома Морриса нельзя спутать ни с кем из гольфистов — его окладистая борода стала, наверное, неким символом Сент-Эндрюса да и всего гольфа позапрошлого века. И не смотря на то, что первый The Open выиграл Вилли Парк, Том Моррис-старший навсегда остался первым

52

SUPER I OR GOLF


история с обложки

Для гольфиста родиться и вырасти в Сент-Эндрюсе, это все равно, что для доброго христианина родиться в Иерусалиме — он от рождения апостол. Как говорил сам Старый Том Моррис: «Мы все тут родились с клюшкой в руке». И как многие уроженцы Сент-Эндрюса, он был законченным профессионалом, то есть не только играл в гольф, но делал мячи и клюшки и строил гольф-поля. Он стал одним из пионеров в изготовлении гуттаперчевых мячиков. Свою мастерскую он открыл в 1867 году, рядом с 18-м грином Старого Поля (Old Course). Мастерская работала, пока он был жив, то есть целую эпоху.

Старый Том Моррис для гольфистов — что Страдивари для скрипачей. Да и все, кто работал у него, были великими мастерами. Здесь изготовлялся штучный и бессмертный продукт. Его учителем был Алан Робертсон, один из виртуозов изготовления фэзери (featherie), то есть мяча, набитого гусиными перьями. Вроде перинной подушки, только с очень плотной начинкой. Они вместе играли в форсомах (foursome — пара на пару) и никогда не проигрывали с 1842 по 1849 годы, пока не разошлись из-за мячика: Робертсон сохранял верность фэзери, как говорят, исключительно из-за того, что не хотел прекращать свой бизнес, где ему не было равных. В то время форсомы были главным видом профессиональных соревнований. Самый знаменитый форсом был разыгран в 1849 году между Моррисом-Робертсоном и братьями-близнецами Данн из Масселбурга. Сент-Эндрюс и Масселбург были в ту эпоху двумя главными центрами гольфа. Форсом состоял из трех этапов. В Сент-Эндрюсе и Масселбурге они сыграли

вничью. Все решалось на нейтральном поле в Северном Бервике. Нужно было пройти 36 лунок. Когда оставалось 8 лунок, братья Данн были еще впереди на 2 лунки, и ставки были 20:1 в пользу близнецов, но Алан и Том сумели переломить ход игры. В этом была главным образом заслуга Тома. Приз был по тем временам колоссальный — 400 фунтов стерлингов.

Старый Том Моррис стоит у истоков Открытого чемпионата. Инициатором был большой любитель гольфа и богатый землевладелец полковник Джеймс Фейрли. Он жил рядом с Прествиком на западном побережье и был недоволен тем, что все важные соревнования проходят на восточном берегу вблизи Эдинбурга. В Прествике удалось найти идеальный ландшафт, и полковник позвал Морриса сделать поле и организовать на его базе новое состязание. Поначалу чемпионаты были не так популярны и авторитетны как форсомы. В первом чемпионате в 1860 году состязались всего 8 человек, причем один из них пришел прямо из тюрьмы, куда попал накануне за пьяный дебош. У половины участников даже не было денег на приличную одежду, и клубу пришлось приодеть их, снабдив клетчатыми пиджаками. На первом Открытом Чемпионате Моррис был вторым, уступив Вилли Парку. Тем не менее, Старый Том доминировал на Открытых Чемпионатах в 60-е годы, выиграв 4 из 10 (1861, 1862, 1864, 1867), и до сих пор остается старейшим из победителей. Последний раз, когда он победил в 1867 году, ему было 46 лет. Как игрок он сильно уступал своему гениальному сыну Томми. Слабым его местом был плохой паттинг. Томми шутил: «У отца был бы отличный патт, будь лунка на 10 ярдов ближе».

SUPER I OR GOLF

53


история с обложки

Алан Робертсон

Он, может быть, мог бы одерживать большие победы и дальше, но в 1875 году ему пришлось пережить страшный удар: неожиданно умер Том Моррис-младший. Ему предстояла блестящая профессиональная карьера. Историки гольфа называют его теперь не иначе как Тайгер Вудс своего времени. До своей ранней смерти, 24 лет от роду, он сумел 4 раза подряд выиграть The Open (1868—71). И тут произошла страшная трагедия. При родах умерли его жена и ребенок. Томми это совершенно выбило из колеи. Он так и не пришел в себя и умер от разрыва артерии в легком. Старый Том играл позднее в форсомах с другим своим сыном Джеми, но Джеми был заурядным гольфистом и больших побед они не одерживали.

54

SUPER I OR GOLF


история с обложки

Отец и сын : Том Моррис-старший и Том Моррис-младший

Старый Том с сыновьями часто играли против братьев Вилли и Мунго Парк, и как раз во время такого форсома и пришло известие из Эдинбурга о том, что жена молодого Тома при смерти. Старый Том узнал об этом в разгар состязания, но ничего не сказал сыну до конца матча. Одни говорят, из сострадания и потому что не решался. Другие говорят — из-за денег. Приз был велик, и Старый Том не хотел рисковать. Призовые в форсомах без малого кормили семью. За строительство полей для гольфа Старый Том Моррис брал 1 фунт стерлингов в день — тоже не копейки в то время, но это была работа от случая к случаю. Как смотритель линков в Сент Эндрюсе Старый Том имел годовую зарплату 50 фунтов в год. Форсомы долго

SUPER I OR GOLF

55


история с обложки

Старый Том Моррис был глубоко верующим человеком. На ночь он неизменно читал главу из Библии

еще оставались важным материальным подспорьем для профессионалов, а для некоторых из них — единственным источником заработка. Старый Том и Вилли Парк играли также один на один, и единоборства этих двух богатырей гольфа были очень популярны. Народ сильно переживал и вмешивался в игру. Люди стояли у бункеров, чтобы видеть поближе паттинги, и даже подталкивали гольфистов, когда те свинговали. Говорят, был случай, когда сторонники Парка передвинули мяч Морриса после удачного последнего. Он так рассердился, что прервал матч и отправился в пивную, приговаривая: «Нет, это не настоящий гольф».

56

SUPER I OR GOLF


история с обложки

С 1951 по 1864 годы Моррис был смотрителем гринов в Прествике, куда его переманил все тот же полковник Фэйрли, бывший его поклонником и ментором одновременно. Но почти вся его жизнь прошла в Сент-Эндрюсе, где он был смотрителем линков до 1902 года. Он спроектировал и построил около 100 полей по большей части в Шотландии. Сперва он копировал своего учителя Робертсона, но потом нашел свой стиль. Он первым стал пользоваться береговой линией как важным элементом конфигурации поля. Среди них самые знаменитые Prestwick, Muirfield, Carnoustie (вместе с Робертсоном), Royal Dornoch, Royal County Down, Nairn and Cruden Bay, Machrihanish и, конечно, New Course в Сент -Эндрюсе. Технология Морриса была проста — он разбивал поля прямо на месте на глазок. Он ходил по участку и показывал пальцем, где что надо делать. Мюйрфилд — настоящая жемчужина. Внешний круг идет по часовой стрелке, а внутренний (9 лунок) против часовой, благодаря чему игроки могут очень точно оценить направление ветра. Это было любимое поле Джека Никласа. Поле расположено в живописнейшей местности, а местный клуб теперь еще славится превосходной кухней. Достойный памятник своему великому архитектору. Но сам Старый Том больше всего любил Старое поле в СентЭндрюсе, за которым он следил почти 40 лет, постоянно обновляя и улучшая его. Поля по всему миру вплоть до начала ХХ века создавались по этому образцу.

Последние годы жизни престарелый Том Моррис больше сидел

у окна в Новом клубе в Сент-Эндрюсе, грелся на солнышке и любовался на гольф-поле. Он мог бы, вероятно, еще долго так продолжать. Но упал с лестницы, открыв впотьмах не ту дверь, проломил голову и так и не сумел оправиться. Старый Том Моррис был глубоко верующим человеком. На ночь он неизменно читал главу из Библии. Это давало ему моральную силу, в чем была для него большая надобность, потому что при всех его профессиональных и деловых успехах личная жизнь у него была просто ужасна. Несчастья преследовали его. Его больная жена тоже умерла сразу после смерти Томми, самый первый сын умер в младенчестве, и всех остальных своих детей (их было пятеро) он пережил. Помимо гольфа и Библии у Тома была еще одна привязанность — плавание. Он каждый день плавал в заливе Сент-Эндрюс. После его формальной отставки в 1903 году Королевский и Старинный Гольф-Клуб (The Royal and Ancient Golf Club или сокращенно R&A) заказал его портрет знаменитому художнику сэру Джорджу Риду. Художник попросил Старого Тома принять характерную профессиональную позу. Том встал руки в боки. Джордж Рид спросил, что это за поза такая. «Жду когда, другой начнет», — невозмутимо разъяснил Старый Том. Этот портрет и сейчас висит в Клубе. Памятником ему стала и лавка The Old Tom Morris Golf Shop, торгующая аксессуарами для гольфа. С 1848 года она существует возле 18-го грина Старого поля в СентЭндрюсе. А к 250-летию клуба R&A была выпущена шотландская версия 5-фунтовой банкноты с портретом Старого Тома Морриса и изображением его мастерской.

SUPER I OR GOLF

57


ЖИЗНЬ НА КУРОРТЕ. И МНОГОЕ ДРУГОЕ… Курортный комплекс Reunion – это возможность приобщиться к легендам, сыграв на полях для гольфа, созданных Джеком Никласом, Арнолдом Палмером и Томом Уотсоном. Но это лишь малая часть того, что делает этот жилой комплекс близ Орландо, штат Флорида, столь привлекательным. К вашим услугам теннисный центр мирового класса,

аква-парк с интерактивными играми, специальные программы для детей, рестораны VIP и casual dinning, спа-салон и многое другое. На недавно построенных виллах вы найдете все, о чем можно мечтать, отдыхая в Орландо, и даже больше. Присоединяйтесь к нашему растущему сообществу домовладельцев! Звоните нам или посетите наш сайт!

ВИЛЛЫ ОТ $600 000 БРОКЕРСКИЕ УСЛУГИ ПРИВЕТСТВУЮТСЯ


Гольф-курорт

Где можно сыграть в гольф в самом центре города? В Лас-Вегасе

60

SUPER I OR GOLF


Гольф-курорт

Что писать о Вегасе? Огни, огни, огни, еще сто раз это слово, потом казино, отели, по тридцать раз каждое, потом опять огни, огни, огни, огни, потом шик, роскошь, веселье и опять пошло — огни, огни. Такой семантический ряд. Фундирующее определение — ок. Абсолютный ок. Все ок именно в этом городе. Иначе бы его не было. Даже если ты проиграл. Кто проигрывает миллионы, у того есть миллиарды, а кто просадил пару сотен, скажет когда-нибудь кому-нибудь с полным правом: знаешь, старик, (послушай, крошка) я все спустил в Вегасе. И шик подобной фразы (читай — праздник носоглотки, как писал поэт) с лихвой окупит все издержки на рулетки и одноруких бандитов. А возможная

слеза, пролитая с досады кем-то, надеявшимся все же на выигрыш, утонет в море огней. Огни. Эти огни выключили лишь раз. Когда умер король Вегаса — Фрэнк Синатра — в его честь, в его память город на минуту погрузился в непроницаемую тьму, слившуюся с тьмой пустыни Мохаве, в центре которой он стоит. А вы, наверное, подумали, это случилось, когда одиннадцать друзей Оушена (или на тот момент уже двенадцать?) грабили Bellagio? *** Последний раз в этом городе я был в январе — приехал из Флориды сразу после выставки PGA. Накануне пожар, извините за цинизм, добавил еще огня — объ-

SUPER I OR GOLF

61


Гольф-курорт

In'n'Out, в меню только кока-кола, фрэнч-фрайз, гамбургер, чизбургер, двойной чизбургер, зато какие. Возле забегаловки полицейские в свете сирен шмонали и без того потрепанного афро-американца, уже обрученного с наручниками и, казалось, со всеми неудачами мира. Мельком увидев меня, проходящего, он попытался стрельнуть сигаретку. «Унывать здесь, похоже, никто не собирается», — подумал я, взял двойной чизбургер и помчался в шикарный Wynn Las Vegas.

ятые пламенем верхние этажи Monte Carlo показывали во всех новостях, и друзья из Орландо звонили и спрашивали, не я ли это устроил, решив пройти через свой страх и ненависть в Лас-Вегасе. Нет не я. Хотя фильм Тьерри Гиллиама очень люблю. И люблю еще «Вечное сияние чистого разума» Мишеля Гондри. По разным причинам я бы с удовольствием стер подобно герою Джима Кэрри процентов 90 воспоминаний из своей уставшей головы. Но разум пока сияет по полной, как и встретивший меня город. Ночью дул холодный ветер из пустыни. Взяв напрокат машину, прямо из аэропорта МакКэррана я, соблюдая свою странную традицию, поехал в фаст-фуд

62

SUPER I OR GOLF

*** Вообще Вегас открыточный и Вегас киношный — это всего одна улица, центральная улица — Las Vegas Boulevard или более известное название Strip, там расположены самые крупные казино и отели. Вот Flamingo, где великий Мартин Скорцезе снимал «Казино». Пирамида Luxor с лучом, выходящим из ее острого угла и уходящим, кажется, к звездам. Bellagio, о котором я уже говорил, и танец фонтанов перед ним, чья водная пыль, сносимая ветром, накрывает автомобили, ползущие по Стрипу, и открытый ресторан противоположного Paris. New York New York с копиями Статуи Свободы и Эмпайра снаружи и улочек никогда не спящего города внутри. Stardust, самое высокое казино и отель города, на вершине которого обрюзгший Микки Рурк и прекрасная Кира Найтли сражались с плохими парнями в «Домино». Caesar Palace, где нари-


Гольф-курорт

сованное небо ночью cолнечно, а днем сумерки наползают на него — и ты уже не понимаешь какое время суток на настоящей улице и где настоящее небо. Сам Strip, по которому в стельку пьяный метался отрешенный Николас Кейдж, «Покидая Вегас», за что впоследствии получил «Оскара». *** Вегас — это безусловная игра. Впаду в пошлый маразм воображения: будь Достоевский здесь, он непременно бы написал «Игрок-2». И права на экранизацию купил бы Universal. Иногда кажется, что игра идет ради самой игры, а не ради результата. Хотя, конечно, выиграть хочет всякий. Однорукие бандиты встречают вас прямо в

аэропорту рядом с багажной лентой. Сунь монетку, получишь конфетку. Может, нет. Может, да. Все возможно. …Город был основан 15 мая 1905 года. Он долгое время был базой для заправки поездов. А Невада была штатом свобод. Например, в Вегасе можно было моментально и официально сыграть свадьбу; что практикуется по сей день: вспомните эфемерный брак звезды NBA Дениса Родмана и актрисы Кармен Электры, которые развелись чуть ни на следующий день. Началось же все 19 мая 1931 года: тогда на территории штата разрешили азартные игры. Цель была самая прекрасная — на вырученные деньги построить школы. Построили не только школы.

SUPER I OR GOLF

63


Гольф-курорт

*** Спокойная культура денег правит тут. Культура, выработанная веками американской истории, читай, истории капитализма в чистом виде. Денег так много, что никто не обращает на них внимания, не говоря уже, что дергается по этому поводу. Здесь не будут заглядывать сквозь стекло вашего Rolls-Royce и смотреть как там и кто там. Здесь никто не посмотрит на вас с презрением, если вы валяетесь на лавке или под лавкой, завернутый в клетчатое одеяло или страницы Las Vegas Tribune. Лайф ис лайф. Никто не поднялся, никто не лоханулся. Таких понятий в мозгу не заложено. Есть миллионы — хорошо. Нет — тоже неплохо. Все спокойно и в рамках приличий. В человеческих рамках. Известного российского деятеля шоу-бизнеса, бредущего по игорному залу Wynn, наблюдал я. Таким притихшим я никогда его не видел. Его никто не узнавал, до него не было никому дела. «Я здесь никто», — наверное, чувствовал он. На самом деле здесь он был человеком. Я не фанат Соединенных Штатов, каким, безусловно, был, в 80-х прошлого века. Вообще я и шарик не особо люблю. Скорее, соглашусь с Шопенгауэром, назвавший этот мир самым худшим из всех возможных миров. Просто Америка далеко не худшее место для человека. А однорукие бандиты — вовсе не такие плохие, как характеризует их название: уверен, они продлевают

64

SUPER I OR GOLF

жизнь старушкам, часами высиживающим у автоматов с присоединенными к ним кредитками и ставкой 5 центов. *** До недавнего времени казино приносили основную прибыль городу. Пока несколько лет назад таким источником не стали шоу, выручка от которых перекрыла доходы игорного бизнеса. На разнообразные шоу прибывает публика с концов страны и мира, готовая платить за входные билеты от $1000 и выше. Зрелища стоят того. Именно такое шоу Avenue Q — мюзикл, награжденный самой престижной театральной премией


Гольф-курорт

Tony, где вместе с обычными актерами выступают куклы. Есть Spamalot, комедийный мюзикл на основе фильма «Монти Пайтон и Священный Грааль», тоже лауреат Tony. Le Rêve, действие которого происходит в бассейне на миллион галлонов воды, и зрительские кресла отстоят от него не далее 10-ти метров, так что зрители сами становятся участниками действа. Все перечисленные шоу имеют колоссальный успех и все они идут в Wynn Las Vegas. Кстати, первоначально весь комплекс планировали назвать Le Rêve (мечта по-французски). Однако Стив скромно остановился на Wynn.

*** Bellagio был когда-то самым роскошным. Пока Wynn не построили Wynn. Винн понимает в роскоши — Bellagio когда-то был его. «Hi, I'm Steve Wynn», — приветствует Стив Винн своим вкрадчивым голосом, только ты заходишь в номер и автоматически щелкаешь пультом ТВ. Большую часть земли под Wynn Las Vegas Стив получил, купив легендарное отель и казино Desert Inn и прилегающее к нему гольф-поле. Обошлось строительство в $2,7 миллиарда, и это был крупнейший в Соединенных Штатах строительный проект, финансируемый из частных источников. Wynn Las Vegas открылся 28 апреля 2005 года, в День рождения обожаемой жены

SUPER I OR GOLF

65


Гольф-курорт

Винна, Элейн, ради которой, по его словам, он сотворил сие чудо. Построили и новый гольф-клуб — Wynn Golf and Country Club. Это единственное поле для гольфа на Стрипе и, как пишут путеводители, одна из главных досто-примечательностей Wynn Las Vegas, невзирая на то, что Wynn Las Vegas — самая стоящая достопримечательность. *** 55 гектар освященной гольфом земли, более 50 лет, то есть еще задолго до Винна, принимавшей турниры PGA и LPGA (турнир Las Vegas Invitational, проходивший там, несколько раз выигрывал Тайгер Вудс), 18 лунок,

66

SUPER I OR GOLF

7042 ярда (6439 м), пар 70, ручьи, множество бункеров, драматические перепады высот (прямо как в Харькове), водные преграды и водопады на 11-й и 18-й лунках, более 8 500 деревьев (ели, сосны, вязы), 100 тысяч высаженных кустарников, пальмы возле 14-й, 17-й и 18-й лунок, — чемпионское поле, которое спроектировали сам Стив Винн (!) и известный гольф-архитектор Том Фазио; поле, бросающее вызов изобретательности, концентрации и стратегии игрока. Это не Tower Suite, где можно расслабиться. Роскошный (опять этот эпитет!) про-шоп, торгующий в основном продукцией Callaway. Шикарный (опять это слово!) ресторан клабхауса A New American


Гольф-курорт

Steakhouse c видом на водопад 18-й лунки, где вам предложат лучший, по заверению шеф-повара, стейк на Стрипе. Ранее в Wynn Golf and Country Club пускали только гостей отеля, теперь — всех желающих. Грин-фи, которое здесь легко можно перепутать с фуа-гра, — $500. If our course were any closer, you’d be sleeping on the greens — если бы наше поле было чуть ближе, вы бы спали на гринах. Это фишка клуба, благо казино на том же расстоянии от поля, что и ваша кровать. *** Такой он этот Wynn, даром, что пишется не через «i» и с двумя «n». Зато как надо слышится. Рестораны Alex, Okada, Bartolotta, SW Steakhouse, Red 8, кафе Sugar & Ice, Terrace Pointe Café, Zoozacrackers (что я делал в In'n'Out?), ночные клубы Tryst, Vanity, бутики Dior, Oscar de la Renta, Cartier, Alexander McQueen, Graff, Brioni, Manolo Blahnik, Chanel, Louis Vuitton, дилерские центры Ferrari и Maserati — и все это оформлено соответствующим образом: и розовые мясистые рыбки плавают под ногами, и висят как гондолы воздушных шаров огромные люстры, и райские кущи сверкают прицепленными огоньками, и по венецианскому мрамору перестаешь скользить, когда тот сменяет толстый персидский ковер и у меня такое чувство, что я все же забыл что-то перечислить.

Казино отеля занимают площадь 10 тысяч кв. м. А 2 716 первоклассных номеров имеют свои виды (помимо вида на город): Panoramic View, Salone Suite, Parlor Suite, Executive Suite, Tower Suite (башня с отдельным входом, куда меня и занесло). Окна от пола до потолка, то есть во всю стену, гостиная с баром, прилегающая к ней спальня, ванная комната, отделанной мрамором, банные принадлежности от Desert Bambu (их так много, что любители маленьких бесплатных пузырьков, складны зубных щеток и водонепроницаемых шапочек могут смело останавливаться в Wynn и пополнять свои запасы). В ванной установлен 13” плазменный телевизор, в гостиной — 50”.

SUPER I OR GOLF

67


Гольф-курорт

И из всех них, когда включаешь, доносится: «Hi! I'm Steve Wynn» … Не все так плохо и с точки зрения ценностей духовных. Есть галерея искусств Wynn, где в разное время выставлялись работы Рембрандта, Ван Гога, Гогена, Матисса, Сезанна, Пикассо, в частности его шедевр Le Rêve. Так снова мы возвращаемся к мечте. Американской, какой угодно, которая, по всей видимости, при определенном настрое в определенном месте сбывается. 5 звезд, 5 бриллиантов, 3 звезды Michelin — это Wynn Las Vegas. Чего вы еще хотите? Поспать на грине?

68

SUPER I OR GOLF

*** С другой стороны больше недели в Лас-Вегасе оставаться невозможно — постоянный Новый год, который в итоге сводит с ума своей дурной бесконечностью, карнавал без финала, неотвратимая феерия, перманентный апофеоз веселья (вряд ли представители местного населения, в городе проживает более полумиллиона человек, частые гости на Стрипе). С другой стороны, Вегас — это праздник, который всегда с тобой, как писал Хемингуэй о Париже, и Вегас это город, куда возвращаешься, как говорила Ахматова о Венеции. Даром, что здесь есть и Paris c копией творения Эйфеля и Venetian с каналами, которые несут гондолы с улицы под мостки внутрь к дворцам дожей. (Кстати, муници-


Гольф-курорт

палитет города, омываемого Адриатикой дикой, даже хотел судиться с городом, обдуваемым ветрами пустыни, — после открытия Venetian резко сократился приток американских туристов в Венецию — зачем лететь за тридевять земель, когда под боком все тоже самое, пусть и в виде поделки. Тот случай, когда копия здорово выигрывает у оригинала.) …Взлетная полоса McCarran Internatiol Airport идет параллельно Стрипу, почти рядом с ним. Если вы летите на восток и к тому же ночью, непременно просите посадочный талон у иллюминатора по левому борту — освещенный город предстанет в великолепии. Как на открытой, любезно подставленной ладони, вы увидите

все казино и отели, в которых играли, в которых жили, мимо которых проходили, уже обессиленные будущими воспоминаниями, уже начинающими громоздиться и наскакивать друг на друга в голове. Эти воспоминания стирать не хочется. Стрип будет виден как некая 3D модель в компьютере художника, с той разницей, что эта модель стала реальностью, — огненный остров в пустыне Мохаве, в пустыне тьмы. Вечное сияние казино, отелей, роскоши, денег. И гольфа в том числе.

SUPER I OR GOLF

69


70

SUPER I OR GOLF


SUPER I OR GOLF

71


звездный гольф


звездный гольф

За пригорошню текст: Дмитрий Соколов иллюстрация: Елена Краснолобова Американский актер и режиссер Клинт Иствуд занимает в Голливуде совершенно особое место. Ему удалось то, чего редко добиваются жанровые актеры — стать независимой фигурой в мире, правила в котором диктуют продюсеры, ориентирующиеся в свою очередь на массовый спрос. Как ни парадоксально, человек одной роли — крепкого парня, реш��ющего проблемы с помощью пистолета, — Иствуд сегодня снимает, что хочет, и играет, кого захочет. И что самое интересное, почти всегда его фильмам сопутствует и коммерческий успех, и признание критиков. Одна из последних его картин — трагическая «Малышка на миллион» про искалеченную на ринге девушку-боксера, успешно попросившую об эвтаназии собственного тренера, была удостоена четырех «Оскаров», в том числе за лучший фильм и

SUPER I OR GOLF

73


звездный гольф

режиссуру. Это уже второй оскароносный успех Иствуда. Первый случился в 1993 году, когда четырьмя статуэтками был отмечен последний великий вестерн нашего времени — «Непрощенный», где сам режиссер сыграл главную роль состарившегося головореза Уильяма Мани, отошедшего от дел, но вынужденного вновь взяться за оружие, чтобы защитить честь подвергшейся насилию проститутки. После «Непрощенного» Иствуд снимал психологические мелодрамы, фильмы про войну и даже комедии. Что интересно, сознательный отказ от ковбойской тематики совершенно не нарушил целостность его образа, в общих чертах сложившегося в знаменитой трилогии итальянца Серджио Леоне, снятой в Испании и Франции в шестидесятых. Речь идет о спагетти-вестернах «За пригоршню долларов», «На несколько долларов больше» и «Хороший, плохой, злой». В этих фильмах Клинт Иствуд играл настолько убедительно, что его обветренное лицо, немногословность и нестиранное пончо стали необходимыми атрибутами настоящего ковбоя, каким мы его себе сегодня представляем. В семидесятых последовали запоминающиеся роли у Дона Сигела в культовых «Грязном Гарри» и «Побеге из Алькатраса». Наконец, 1973 году Иствуд вступил на режиссерскую стезю, с которой не сошел до сих пор. Он снял более двадцати фильмов крепкого среднего уровня, а неиссякающая творческая страсть, любовь к кинематографу как предмету регулярного приложения усилий и одновременно дисциплинированность толкового менеджера (рачительный режиссер умудряется снимать, не превышая бюджеты) не могли не дать плодов в виде тройки-четверки настоящих шедевров. Уже упоминавшиеся «Непрощенный», «Малышка на

74

SUPER I OR GOLF


звездный гольф

миллион», мелодрама про целомудренную любовь почтенной матери семейства и заезжего фотографа «Мосты округа Мэдисон», драма «Таинственная река», биография легендарного джазиста Чарли Паркера «Птица» — все эти фильмы роднит то, что может быть названо великим американским реализмом, коего Клинт Иствуд несомненный представитель. Он умеет обходиться в своих картинах без спецэффектов. Сюжеты его фильмов просты суровой простотой — ничего лишнего. Скупые переживания и безальтернативные решения сильного человека, оказавшегося на обочине жизни, а иногда на ее краю — Иствуд работает напрямую с грубым жизненным материалом без лишних надстроек в виде гамлетовских метаний и рефлексий. Собственно, у него и жизнь такая, очень «правильная» с точки зрения обычной человеческой биографии. Вся сплошь из безостановочной работы и ошибок молодости (куда ж без них?). Первого фильма, принесшего Иствуду всемирную известность, он ждал тридцать четыре года. Позади были провал с карьерой музыканта, служба в армии и участие в Корейской войне, расторгнутый контракт с Universal после малоудачного участия в малоудачных фильмах, работа грузчиком, типовое актерство в сериале «Сыромятная кожа»… Иствуд долго мужал и очень долго готовился к успеху. Зато потом, оказавшись на вершине Олимпа (как это обычно бывает с упертыми людьми, помог-таки сведший с Серджио Леоне случай), постарался отплатить за свою трудовую удачу сполна. Иствуд действительно большой трудяга. Именно потому хватает звезды с яркого голливудского неба в достаточном количестве. Его муза имеет ковбойское, а не женское лицо — с женщинами Клинт поступал не лучшим образом, кому запрещая рожать, а кого и вовсе склоняя к принудительной стерилизации, при этом заводя детей на стороне. Прозвучит цинично,

SUPER I OR GOLF

75


звездный гольф

но, может быть, личные трагедии (переживал же ведь он все с ним происходящее, не мог не переживать!) выработали в нем способностью к этакому «лаконичному психологизму»: любой человек — непрощенный, но продолжать жить при этом — надо. Последние его картины — военная дилогия «Флаги наших отцов» и «Письма с Иводзимы», где трактовка событий, связанных со знаменитой битвой японцев и американцев за остров Иводзиму в 1945-м, отчетливо противоречит голливудском канону. Американцы из чувства патриотизма способны на глобальную подлость, японцы из чувства самосохранения— на живые человеческие чувства — Вторая мировая в версии Иствуда неожиданно наполняется теми коренными противоречиями, которые в иной исторической эпохе превращают Уильяма Мани из убийцы в праведника, и наоборот. Важно еще понимать, что Клинт Иствуд правоверный республиканец. То есть верит в право сильной личности на сильные поступки, весьма чужд демократического гуманизма и вряд ли верит в то, что совсем уж всякий человек звучит гордо. Жизненный успех должен быть оформлен в соответствующих декорациях — поэтому Иствуда голосует за Буша, обещает набить морду врагу республиканцев, известному режиссеру-документалисту Майклу Муру и… играет в гольф. В бытность свою мэром калифорнийского городка Кармела, нещадно критикуемый местной оппозицией (на что тратятся деньги?), он построил там шикарный Tehama Golf Club с 18-ти луночным полем, ставший достопримечательностью города. Почему же все-таки гольф? А разве может быть что-то иное?

76

SUPER I OR GOLF


звездный гольф

SUPER I OR GOLF

77


интервью

Совладелец «УкрСиббанка» признается в том, что никогда не играл с женщинами в гольф, объясняет, почему пока не намерен строить свой гольф-клуб, не скрывает, что с деньгами жить гораздо легче, и делится секретом, как увлечь человека гольфом беседовал Василий Кузнецов фото из личного архива Эрнеста Галиева

78

SUPER I OR GOLF


интервью

— Извините за банальный вопрос, мне надоело, если честно, его задавать, но без него не обойтись. Например, в Соединенных Штатах спросить, как ты начал играть в гольф все равно, что поинтересоваться, при каких обстоятельствах, где и когда ты начал пить кока-колу. Здесь же ситуация иная, пока надеюсь иная, и каждый гольфист явление, наверное, несколько уникальное. Так как Вы начали играть в гольф? Когда, где? — Пока я не могу похвастаться высоким уровнем игры или тем, что выхожу на поле часто. Хотя начал играть лет шесть назад. Однажды знакомые подарили мне набор клюшек и все необходимые аксессуары. Скажу честно, около года они пылились в шкафу. Потом я все же собрался с силами и взял их в Турцию. Там, на гольф-курорте «Глория», я впервые попробовал ударить клюшкой по мячу. С этого дня гольф вошел в мою жизнь. — Не секрет, что Вы состоятельный человек. Гольф — это естественное продолжение Вашего материального благополучия? Будь Вы в иной финансовой ситуации, стали бы Вы играть в гольф? — Безусловно, гольф требует определенного ритма жизни и достаточно много свободного времени как для игры, так и для тренировочного процесса. Поэтому некоторая финансовая свобода и время необходимы. Хотя я знаю людей в Азии — обычные менеджеры, они начинают раунд в 6.30, проходят девять лунок и бегут в офис. В Майами есть муниципальные клубы, где можно играть за 15-20 долларов, что по карману людям со средним достатком. Скорее это вопрос организации собственной жизни, чем финансовый. Финансы просто помогают. — Ваша жена играет в гольф? — Не особо. Пробовала несколько раз, также как и дети. В настоящее время они отдают предпочтение другим видам спорта и увлечениям. — Играли ли Вы с женщинами на поле? Мешает ли женское общество игроку? Вообще согласны ли Вы с существующей расшифровкой слова golf — gentlemen only ladies forbidden? — Лично я не играл. За границей часто вижу на поле множество семейных пар. Если вы хотите поиграть в гольф с любимым человеком, почему бы нет. А если хотите побыть один, можно как раз сослаться на упомянутое табу. Гольф — это разновидность отдыха и каждый может его организовывать как пожелает: с женщинами на поле или без. Какие-то запреты в этом вопросе не кажутся мне уместными.

SUPER I OR GOLF

79


интервью

Родился 6 июля 1972 года в Харькове. Окончил Харьковский инженерно-экономический институт (1993), кандидат экономических наук. 1993—2002 гг. — начальник отдела ценных бумаг, вице-президент Акционерного коммерческого инновационного банка «УкрСиббанк». 10.2000—02.2005 гг. — член Совета НБУ. С 04.2002 г. — народный депутат Украины 4-го созыва от блока Виктора Ющенко «Наша Украина», №25 в списке. 06.2002—05.2005— член группы «Демократические инициативы». 06.2002—2006 гг. — член Комитета по вопросам финансов и банковской деятельности. С 06.2002 г. — член Комитета по вопросам финансов и банковской деятельности. С 2006 г. — член Наблюдательного Совета и совладелец «УкрСиббанка»

80

SUPER I OR GOLF

— С кем чаще всего Вы играете? На каких полях? — С друзьями. Во Франции, Турции и США. Играл бы больше, конечно, если бы условия на Украине позволяли. Тащить каждый раз на самолете клюшки утомительно. Надеюсь, с помощью таких людей, как Юрий Сапронов, ситуация скоро изменится. Представьте, вы любите футбол, но каждый раз, чтобы поиграть, вам нужно лететь в Турцию. В таком случае, футболистов у нас тоже было бы немного. Поля, на которых я играю, разные. Бывают очень сложные, бывают простые, что называется для «чайников», есть очень красивые на берегу океана и в лесистой местности. — Гольф это спорт или все же культура времяпрепровождения? — Зависит от глубины вашего увлечения. Если у вас гандикап пять и меньше — это спорт и тяжелая работа. Хотя даже среди профессионалов встречаются люди далеко не спортивного телосложения со склонностями к употреблению спиртного. По этим параметрам в других видах спорта сложно найти аналогичных атлетов. Если же Ваш гандикап зашкаливает за двадцать, наверное, гольф — чистое удовольствие. — Как Вы проводите свободное время, если таковое есть? — Время свободное есть у всех. Даже у президентов. Люблю путешествовать, заниматься спортом, играть в теннис, футбол, в гольф, пить вино с друзьями. Проводить время с семьей. — Вы — тонкий, некоторые эксперты даже говорят, гениальный финансист. На ваш взгляд, ждет ли гольф-клуб в Харькове успех? — Я не склонен преувеличивать свои достижения в финансах. Как только финансист поверит в свою гениальность, его тут же подстережет глубокое разочарование. При сегодняшнем кризисе сотни гениальных бизнесменов с состоянием в миллиарды долларов просто «уходят под воду». Полное банкротство. Думаю, в Украине вообще и в Харькове в частности привить культуру гольфа и мотивировать потребителя довольно много платить будет сложно. Первые несколько лет клуб скорее всего будет держаться на энтузиазме собственника. Посмотрите на самый массовый вид спорта в Украине — футбол. Разве там есть экономический эффект? Есть люди, которые по тем или иным причинам тратят свои деньги на развитие футбола в стране. То же самое, считаю, будет и с гольфом в ближайшей перспективе.


интервью

SUPER I OR GOLF

81


интервью

— Есть замечательный фильм «Что делать мерт­ вецу в Денвере?» с Энди Гарсиа в главной роли (кстати, он гольфист, у него свое поле). А что вообще делать живому человеку в Харькове? Не кажется ли Вам, что гольф — это выход из некоего культурного тупика для богатых людей? — В Харькове точно не хватает мест для интересного, качественного времяпрепровождения, и что более важно — практически отсутствует культура общения и взаимного уважения между состоятельными людьми. Здесь нет плохих и хороших, просто так сложилось годами. Слишком много времени люди посвящают соревнованиям кто лучше, популярней, богаче и т.д. Сами часто выстраивают барьеры для общения на нейтральные темы. Гольф, возможно, поможет части людей установить контакт на почве увлечения игрой. Не думаю, что это станет революционным прорывом, но позитивный эффект несомненно достигнут будет. Поменять менталитет, к сожалению, намного сложнее, чем построить гольф-клуб. — У Гарсиа свой клуб, как я уже говорил, а нет ли у Вас желания тоже построить свой гольф-клуб? В Харькове или где-то еще? — Зачем? Чтобы у каждого был свой клуб и в нем гордо быть единственным членом? И еще обязательно сообщать при этом, что мой клуб лучший и т.д.? Клуб строят для того, чтобы люди могли играть и общаться. Второй клуб, как я понимаю, нужно строить, когда первый полностью заполнится. И расширять этот бизнес логичнее тому, кто уже имеет опыт работы в этом направлении. В Америке я видел гольф-клуб Тарантино, деволоперский проект Джорджа Клуни, рестораны Роберта Де Ниро. Не забывайте, что использование имен звезд — почти всегда беспроигрышный рекламный трюк для привлечения клиентов. В Америке, если вы продаете гольф, за него дорого не заплатят. Гольфклубов тысячи. Все стараются продавать мечту и образ жизни. Это продается намного дороже. «Приходи к нам и будешь жить и выглядеть как звезды» — вот послание потенциальному клиенту. А звезды получают гонорары за использование своего имени. Честно приезжают в клуб 3-4 раза в год на значимые мероприятия. — Что Вы чувствуете, когда у вас получается удар рэндже или на поле? — На рэндже — что это временный успех, который закончится, когда придешь на настоящее поле. На поле хороший удар — удовольствие.

82

SUPER I OR GOLF

— Были уже случаи, когда во время раунда на поле Вы заводили нужное знакомство или совершали выгодную сделку? Вообще гольф помогает Вам как бизнесмену? — Культура ведения, скажем так, бизнеса на гольф-поле есть в Азии, Англии, США. Например, мои друзья-банкиры из Сингапура рассказывали, что они ходили играть с клиентами до работы. Чтобы завоевать уважение и заполучить клиента, у него нужно было обязательно выиграть. Хороший игрок в гольф — уважаемый человек. У меня такой практики не было. Личная выгода состоит в том, что проводя с человеком 3-4 часа в неспешной беседе на свежем воздухе, можно обсудить много интересного и лучше понять собеседника. — Скажите честно, с деньгами легче жить или это груз, который давит, и как Вы вообще относитесь к богатству? — Конечно, легче. О том, что деньги большой груз говорят или те, кто забыл, каково быть бедным, или те, кто кривит душой. Размышления о том, как сделать инвестиции или разрешить сложную бизнес-ситуацию намного приятнее и легче, чем мысли о том, где взять деньги на пропитание. Здесь я могу только пожелать всем читателям стать или продолжить быть состоятельными людьми. Правда, у некоторых людей богатство «сносит крышу» или обнажает худшие качества человека. Здесь я могу повторить слова одного умного человека, который сказал, что «деньги — хороший слуга и плохой господин». — Вы станете членом Superior Golf Club? — Да. Конечно. — Что бы Вы сказали человеку, совсем не знакомому с гольфом, чтобы он начал играть в гольф? — Единого рецепта нет. Все зависит от целевой группы, которой даешь советы. Кому-то можно приводить примеры известных и состоятельных людей, с которыми они могут оказаться в одном клубе, другим — рекламировать красивый образ жизни, третьим — здоровье и свежий воздух, четвертым — азарт и страсть. Гольф многогранен. Каждый может найти в нем свое. В общем, я бы сказал: попробуйте, вы ничего не потеряете, а возможно найдете хобби на всю жизнь.


SUPER I OR GOLF

83


ОПыт

текст: Лариса Егорова-Сидорова фото из личного архива автора

Увлеченному гольфом мужчине эти строчки я читать не советую… Если только он с высоты своих знаний и опыта не хочет над нами, барышнями, покуражиться. А всё оттого, что не так давно я поняла: сильная и слабая половины человечества приходят в гольф по-разному и интересует нас в этом виде спорта, граничащего с досугом, далеко не одно и то же!

84

SUPER I OR GOLF


ОПыт

Как мужчина из «человека» превращается в «гольфиста»? Вариантов немного. Возможно, его впервые пригласили на поле партнёры. Или шеф играет и предпочитает некоторые вопросы обсуждать во время раунда. Очень распространенный случай: увидел, отдыхая за границей, гольф-поле — попробовал, увлекся! А что у женщин? Да всё не так! Например: как часто вы видели, чтобы мужчина годами возил за женой тележку, исполняя роль кэдди? Интересно, сколько мужчин стало гольфистами благодаря тому, что женщина купила ему членство в каком-либо клубе? Для чистоты вопроса исключим членство как подарок на День рождения. И, наконец! Номинация «Самая экзотическая (практически немыслимая для мужчины) женская причина» прихода в наш любимый вид спорта. Побеждает желание девушки быть красивой всегда и везде! Знаете, почему она выбрала гольф? Потому что в профессиональных магазинах спортивной одежды у гольфа самый богатый модельный ряд! Кто привлёк меня к гольфу? Муж. Семей, где этот процесс произошел бы «с точностью до наоборот»,

единицы. Год-другой я была сопровождающей во время его упражнений на тренировочном поле в Крылатском, занятий с профессионалами в Московском городском гольф клубе или в Moscow Country Club в Нахабино. Чтобы как-то себя занять, пока он отрабатывал свинг, я пару-тройку раз в Крылатском брала напрокат велосипед. А ещё гуляла, наблюдая за красотами окружающей природы, и читала, попивая кофе на чудных террасах клабхаусов. Предполагала, наивная, что эта блажь по имени гольф, пройдёт. Вы не подумайте, что я была противницей, отнюдь. Прежде всего, потому, что гольф — это красиво, культурно, приятно, эстетично. А главное — здорово! Во всех смыслах этого слова.

И вот наступил этот прекрасный момент, а именно: во время Первого Крупного Турнира, в котором принял участие мой муж-гольфист, я осознала, какой же это потрясающий Праздник. Я увидела радость на его лице, а потом обнаружила, что лица других участни-


ОПыт

ков действа имеют такое же выражение. Всё! Бороться с желанием стать членом этой большой семьи, было бессмысленно. Мне очень хотелось быть в числе допущенных на гольф-поле. Играть я не умела. Что делать? Начала с самого простого — быть кэдди у собственного мужа. Мне купили спец. ботиночки Footjoy, козырёк Titleist и вручили тележку, на которую надо было водрузить бэг с клюшками и бодро возить его от начала и до конца каждого раунда. Нагрузка на неподготовленный организм покруче фитнеса. Вот когда я ещё больше зауважала гольфистов и гольфисток!!! Конечно, в своё время, я не избежала заблуждения, что гольф — игра для богатых людей преклонного возраста. Действительно, играют! А некоторые «старички/старушки» делают это просто отлично. Ощутимо огромное преимущество гольфа перед другими видами спорта (шахматы не в счёт — там не надо проходить в день по 5-6 километров среди гольф-лесов и гольф-полей, размахивая разными клюшками). Меня порадовало, что мировое гольф-сообщество объединяет людей от 5 до 105 лет!!!

Хочу заметить, что ещё раньше, не будучи приобщённой, я заметила, что эти люди время от времени бросаются какими-то малопонятными словами. Очередное открытие: оказывается, в гольфе существует специальный язык. Точно будет легче тем, кто уже говорит на английском языке. Обычным туристам (ну, в смысле, не гольф-туристам) можно вполне обойтись без языка, а быть гольфером и не общаться во время игры с партнёрами — комильфо! Если на поле вышли одновременно 4 человека из разных стран, а время игры колеблется от 3 до 5 часов, сложно провести всё это время в молчании, да и не прилично как-то! Язык мимики и жестов на протяжении этого времени выглядит вначале весело, а к концу игры — ущербно. Как ни грустно признаваться, но я это испытала на себе.

86

SUPER I OR GOLF


SUPER I OR GOLF

87


опыт

Итак, я ходила-возила, переживала-помогала и не помышляла, что когда-то возьму сама в руки клюшку. А тем временем практически все мои гольф-приятельницы уже играли в турнирах. Вывод прост: чем раньше начнешь, тем больше умения и радости получишь! Признаюсь, когда муж сообщил мне, что я стала членом клуба, энтузиазм мой возрос многократно! Поначалу я стеснялась даже тренера, а поскольку я играю ещё неважно, то не однажды столкнулась с ситуацией, при которой с неохотой «берут» в команду такого уровня гольфистку. Но! Уже ГОЛЬФИСТКУ! Очень похоже на дискриминацию. Так думала и я до тех пор, пока не оказалась на месте человека, который уже чтото знает и умеет. Призвав себе на помощь терпение, воспитание, хорошие манеры и гольф-этикет, можно прекрасно справиться и с этой проблемой. Возможно, не всем это удается, но стремиться-то надо! А мастерство буду повышать! Делать это можно до бесконечности, при этом с радостью и удовольствием!

Что касается нарядов. Когда ты выходишь на старт первой лунки даже просто в новых перчатках и козырьке, ощущение, что с этой минуты в твоей игре появится тоже что-то новое, не покидает тебя до тех пор, пока гандикап не применит о себе напомнить! И это правда, признаемся, девочки. Я знаю женщин, у которых в гардеробной комнате под гольф-одежду отведена целая секция. Вот это правильно! Я за то, чтобы во всем была система, а уж когда это связано с таким приятным занятием, как гольф, тем более. В идеале хорошо бы иметь отдельную комнату для гольф-снаряжения, гольф-одежды и, чего уж там мелочиться, под трофеи! Но, мечтать не вредно, а даже полезно: вдруг что-то воплотится в жизнь? Конечно, справедливости ради, надо сказать о тех женщинах, для которых спортивный результат важнее всего. Я отношусь к ним с огромным уважением. К сожалению, или к счастью, сама я выхожу на поле не всегда только с этой целью. Очень надеюсь, что я не останусь после этого заявления в гордом одиночестве. Общаясь во время игры с давними приятельницами или новыми партнерами-соперницами (мужчины не в счет, не о них в данном случае речь), все мы невольно обращаем внимание на то, как соблюдаются гольф-правила и в поведении, и в одежде. Мы и сами заявляем о себе таким же образом. Если вы перед началом раунда встречаете стильную, приветливо улыбающуюся гольфистку, можете считать, что вам повезло. У вас есть шанс приятно провести вре-

88

SUPER I OR GOLF

мя! Вот оно, чеховское выражение, срабатывающее на все 100. Перефразируем его. В гольфе все должно быть прекрасно: и этикет, и костюм, и игра! Я бы ещё добавила чувство юмора. Признаюсь, в моей небогатой практике, как правило, встречались достойные во всех отношениях женщины. Редкие исключения можно пересчитать по пальцам. Удивительно, но часто невежливость или отсутствие вкуса совпадают с нечестностью в игре. Неужели прав классик?


ЛИТЕРАТУРА

Пэлем Гренвилл Вудхауз Пер. С.Деминой, Д.Притыкина Иллюстрации: Светлана Зимина

В солнечный день, будь то весной, летом или ранней осенью, едва ли найдется уголок прекрасней террасы нашего гольфклуба. Этот наблюдательный пункт будто нарочно создан для людей философского склада, поскольку дает возможность во всей красе созерцать то многоликое и нескончаемое действо, что в просторечье зовется гольфом. Выйдите на террасу, оглянитесь, и по правую руку вы увидите стайку беззаботных оптимистов, которые собрались у первой лунки в предвкушении начала игры. Им радостно сознавать, что даже если толком не попасть по мячу, он все равно скатится по крутому холму. Чуть поодаль, в низине, прямо перед вами, виднеется лунка у озера, где мягкий всплеск нового мяча повергает былых оптимистов в уныние. Совсем рядом с террасой непредсказуемо изгибается девятый грин, подстерегая тех, кто, забыв об осторожности, стремится поскорее начать завершающую половину раунда. Серьезную пищу для размышлений пытливому уму могут подарить третья и шестая лунки, не говоря уже о коварных ловушках близ восьмого грина. Именно с этой террасы Старейшина клуба любит смотреть, как подрастающее поколение молотит клюшками по дерну. Вот Джимми Фотергил уверенно исполнил драйв на двести двадцать ярдов. А вот в лучах солнца засверкали брызги — это мяч, посланный нетвердой рукой Фредди Вузли, обрел свою судьбу в водах озера. Наконец, взор Старейшины останавливается на высоком широкоплечем Питере Уилларде и миниатюрном Джеймсе Тодде, которые с трудом продвигаются по девятому фервею. Любовь… — говорит Старейшина. — Настоящий гольфист должен остерегаться любви. Поймите меня правильно. Я не возьмусь утверждать, что любовь — зло, просто это явление еще как следует не изучено. Одним гольфистам

SUPER I OR GOLF

89


ЛИТЕРАТУРА

брак определенно идет на пользу, другие после женитьбы напрочь теряют форму. По всей видимости, здесь нет строгой закономерности. И все же мой долг предупредить: гольфисту следует держать ухо востро. Нельзя лишаться покоя из-за первой попавшейся красотки. С вашего позволения я расскажу историю о Питере Уилларде и Джеймсе Тодде. Вон они подбираются к девятому грину. Мужская дружба, — повел свой рассказ Старейшина, — известна с давних времен, а постоянством и крепостью она сравнима лишь с многовековым союзом яичницы и бекона. Вряд ли кто скажет, когда именно сошлись эти полезные и вкусные продукты, и какая сила объединила их в бессмертный союз. Тем не менее, всякому ясно, что им просто суждено быть вместе. Вот так и с мужчинами. Кто смог бы выявить первопричины расположения Дамона к Пифию1, Давида к Ионафану2 или Суона к Эдгару3? Кто объяснит, чем Кросс впервые привлек Блэкуэлла4? Мы просто говорим: «Они — друзья». Вы не ошибетесь, предположив, что первым звеном в дружеских узах Питера Уилларда и Джеймса Тодда стал гольф. Оба практически одновременно с разницей всего в несколько дней пришли в клуб и умудрились достичь столь равных высот, что самые искушенные ценители до сих пор не могут определить, кто из этих двоих играет хуже. Не раз я слышал жаркие споры, и конца им не видно. Сторонники Питера утверждают, будто своеобразная техника драйва дает ему неоспоримое преимущество в борьбе за титул безнадежнейшего мазилы в мире. Однако их тут же одергивают приверженцы Джеймса, которые при помощи диаграмм доказывают, что никому не обойти их кумира в совершенном неумении обращаться с вудом для фервея. Тщета подобных споров очевидна. Мало что сближает больше, чем равное отсутствие каких бы то ни было способностей вкупе с пылкой и неослабевающей любовью к гольфу. Прошло несколько месяцев, прежде чем и Питер, и Джеймс методом дорогостоящих проб и ошибок убедились, что во всей округе нет ни единого старца с трясущейся от прожитых лет седой бородой или младенца грудного возраста, которых удалось бы обыграть. Так Питер и Джеймс стали неразлучны. Гораздо приятнее играть с равным соперником, методично преодолевая все восемнадцать лунок в напряженной борьбе, чем брать с собой вертлявого мальчишку, который в два счета обставит тебя единственным мячом и обрезанной клюшкой, без спросу позаимс-

90

SUPER I OR GOLF

твованной у отца. Того хуже, проиграть разбитому параличом старикану из тех, что норовят поучать соперника во время игры, да еще и досаждают воспоминаниями о крымской войне. Питер и Джеймс играли вместе дни напролет. Ранним утром задолго до того, как первые отголоски чириканья просыпающихся кэдди раздавались в окрестностях клуба, Питер и Джеймс уже заканчивали добрую половину раунда. Когда же день клонился к закату, в небе кружили летучие мыши, а местный профессионал отправлялся домой на заслуженный отдых, в сгущающихся сумерках можно было разглядеть, как агонизируя, подходит к решающей стадии последний раунд Питера и Джеймса. После наступления темноты они приглашали друг друга в гости и вместе сидели над учебниками по гольфу. Я рад, если из моих слов вы поняли, что Питер Уиллард и Джеймс Тодд увлекались гольфом. Именно это я и хотел сказать. Они были настоящими гольфистами, поскольку гольф — состояние души, а вовсе не механическое совершенство удара. Впрочем, не стоит считать, будто они уделяли игре слишком много времени и внимания — в том, естественно, предположении, что подобное вообще возможно. У обоих были деловые интересы в городе. Частенько, перед тем как выйти на поле Питер, не считаясь с расходами, брал на себя труд позвонить на работу и сказать, чтобы его не ждали. Что до Джеймса — мне лично не раз доводилось слышать, как он, к примеру, за обедом в клубном баре, размышлял, не связаться ли ему с Грейсчерч стрит5, дескать, не ровен час там что-нибудь случилось. Одним словом, Питер и Джеймс были из тех, кем по праву гордится Англия — оплотом великой державы, завзятыми тружениками рынка, неутомимыми деловыми людьми, чистокровными бизнесменами. Кто бросит в них камень за то, что иногда они немного играли в гольф? Так и жили Питер и Джеймс, не зная тревог и волнений, пока вдруг в их судьбе, подобно змею в Эдемском гольф-клубе, не появилась Женщина. Тогда-то, пожалуй, в первый раз за все время знакомства, они вдруг осознали себя не единым целым — эдаким неразделимым, загадочным существом, выдававшим на гора срезанные драйвы и неточные патты, — а двумя людьми, в грудь которых Природа, наряду с понятным желанием пройти длинную лунку хотя бы в девять ударов, заложила иные стремления. Мне говорили, что моя манера изъясняться порой мешает понять смысл сказанного, но, если вы пришли к выводу,


ЛИТЕРАТУРА

что Питер Уиллард и Джеймс Тодд полюбили одну девушку — прекрасно. Именно к этому я и клоню. Сам я не имею удовольствия близко знать Грейс Форестер. Видел издалека, как она поливает цветы, и мне понравилась ее стойка. Однажды на пикнике я наблюдал, как Грейс убивает осу чайной ложкой. Что ж, работа кисти при замахе произвела на меня самое благоприятное впечатление. Добавить мне, увы, нечего. Наверное, ее можно назвать привлекательной, поскольку нет никаких сомнений: и Питер и Джеймс были совершенно без ума от нее. Предположу, что ни тот, ни другой не сомкнули глаз всю ночь после знакомства с Грейс на танцах. — Славная девушка, — мечтательно сообщил Питеру Джеймс, встретив друга следующим утром в песчаной ловушке близ одиннадцатого грина. — Точно, — откликнулся Питер, на мгновение перестав возить клюшкой по земле. И тут страшная догадка поразила Джеймса, он понял, что не назвал имени мисс Форестер, и все же Питер сообразил, о ком идет речь. Сомнений быть не могло: рядом стоял соперник. Любовная лихорадка, если можно так выразиться, бьет в цель, не тратя времени на подготовку к удару. Уже на следующее утро после приведенного мной диалога, Джеймс Тодд позвонил Питеру Уилларду и отменил предстоящую игру, сославшись на вывихнутое запястье. Питер согласился перенести встречу, и добавил, что сам хотел звонить Джеймсу с подобной просьбой, поскольку из-за головной боли не чувствует в себе сил для поединка. Встретились они за чаем у мисс Форестер. Джеймс поинтересовался, унялась ли головная боль Питера. Питер ответил, что ему уже лучше, и в свою очередь осведомился о вывихнутом запястье друга. Тот заверил, что идет на поправку. Мисс Форестер поровну распределяла между друзьями чай и свое внимание. Домой соперники возвращались вместе. Неловкое молчание на исходе двадцатой минуты нарушил Джеймс: — Что-то такое — флюиды, что ли? — исходит от доброй женщины и открывает человеку новый смысл жизни. — Точно, — ответил Питер.

На пороге своего дома Джеймс обернулся: — Я не приглашаю тебя, дружище. Когда болит голова, лучше всего поскорее добраться до кровати, и как следует выспаться. — Точно, — отозвался Питер. Снова повисла неловкая пауза. Питер вспомнил, как буквально на днях Джеймс хвастался, что ему вот-вот доставят почтой иллюстрированный курс Сэнди Макбина «Нулевой гандикап за один сезон», и тогда же они договорились читать эту замечательную книгу вместе. Сейчас, с горечью подумал Питер, она, должно быть, лежит у Джеймса на столе. Джеймс угадал мысли Питера и тоже помрачнел, но не дрогнул. В его планах на вечер не было места самоучителю Макбина. За двадцать минут молчания по дороге от мисс Форестер он осознал, что «Грейс» рифмуется с «эдельвейс», и теперь хотел продолжить поэтические изыскания. Соперники попрощались сдержанным кивком. Прошу прощения, вы совершенно правы. Двумя сдержанными кивками. У меня всегда было плохо со счетом. Не стану утомлять вас чересчур подробным описанием последующих событий. Скажу лишь, что внешне в поведении друзей ничего не изменилось. Они по-прежнему играли вместе, старательно изображая былое радушие и приязнь. Стоило Джеймсу не попасть по мячу, Питер не забывал сказать привычное «Не повезло!». А когда — точнее, если — Питеру удавалось не промазать самому, Джеймс неизменно восклицал «Молодец!». Тем не менее, все было не так, как раньше, и оба чувствовали это. Так уж вышло, что кроме Питера Уилларда и Джеймса Тодда претендентов на руку мисс Форестер в нашей округе не наблюдалось. Впрочем, это и неудивительно, ведь Жизнь — из тех драматургов, чьи лучшие постановки предназначены для малых трупп. Поначалу мисс Форестер вроде бы приглянулась Фредди Вузли, и он даже заходил к ней с цветами и шоколадными конфетами, но вскоре пропал. Впрочем, ни одна девушка еще не приковывала к себе внимание Фредди дольше трех дней кряду. С тех пор всем стало ясно: если Грейс и суждено выйти замуж, то за Питера или Джеймса. Местные любители азартных игр оживленно следили за развитием событий.

SUPER I OR GOLF

91


ЛИТЕРАТУРА

Ни Питер, ни Джеймс до тех пор не пробовали силы в роли героя-любовника, а потому об их способностях ничего толком известно не было. Ставки принимались один к одному, да и то вяло. Пожалуй, самое крупное пари на дюжину мячей для гольфа заключили мы с Персивалем Брауном. Сам не знаю почему, я пророчил победу Джеймсу. Разве что, рассказы его тетушки изредка печатались в «Женских сферах», а такие вещи нередко находят отклик в девичьих сердцах. С другой стороны, Джордж Лукас поставил на Питера шесть бутылок имбирной шипучки, ведь на поле Джеймс щеголял в коротких брюках, а полюбить мужчину с такими лодыжками под силу не всякой девушке. Одним словом, ничем определенным мы не располагали. Не располагали и Питер с Джеймсом. Казалось, они одинаково нравятся мисс Форестер. Каждый из них встречался с ней только в обществе другого. Тайны ее сердца были надежно скрыты от посторонних глаз, до тех пор, пока в один прекрасный день Грейс Форестер не начала вязать свитер. Весть о том, что Грейс вяжет свитер, вызвала в нашем местечке большой резонанс. Когда девушка принимается за свитер, это практически равносильно открытому признанию. Подобной точки зрения придерживались и Питер с Джеймсом. Они, бывало, наведывались к Грейс, смотрели, как она вяжет, и уходили прочь, производя в уме сложные вычисления. Теперь все сводилось к одному, а именно, к размеру. Если свитер большой — значит, для Питера, если маленький — можно поздравлять Джеймса. Поначалу друзья не решались в открытую заговорить о свитере с Грейс, однако вскоре стало ясно, что по-другому истину выявить не удастся. Мужской глаз не способен разобраться в хитросплетениях изнаночных и лицевых петель, дабы оценить размер груди, на которой суждено красоваться вязаному свитеру. Кроме того, когда имеешь дело с любителем вроде Грейс, необходимо вносить поправку на ошибки из-за недостатка опыта. Во время войны английские девушки нередко посылали своим любимым свитера, которые вызвали бы удушье у их младших братьев. В те дни любительский свитер, говоря откровенно, нанес Британии практически такой же урон, как немецкая пропаганда. Итак, Питер и Джеймс пребывали в растерянности. Временами свитер казался маленьким, и Джеймс возвращался домой, радостно сияя. Порой свитер заметно увеличивался в размерах, и уже Питер довольно напевал, покидая Грейс. Нетрудно представить, в каком напряжении друзья ожидали развязки. С одной стороны, им хотелось узнать свою судьбу, с другой — они четко понимали, что тот, кому предназначается свитер, вынужден будет его носить. Свитер, надо сказать, был довольно кричащего розового цве-

92

SUPER I OR GOLF

та, и наверняка отнюдь не подходящего размера,— тут дрогнет сердце у любого. Всякому человеческому терпению рано или поздно наступает конец. Он и наступил однажды, когда друзья возвращались домой. — Питер, — позвал Джеймс, неожиданно остановившись и поднеся руку ко лбу. Весь вечер его словно лихорадило. — А? — Откликнулся Питер. — Я так больше не могу. Уже и не вспомню, когда последний раз спал спокойно, и все из-за этого свитера. Надо узнать, кому из нас он достанется. — Так пойдем и спросим, — предложил Питер. Они вернулись, позвонили в дверь, зашли и снова предстали очам мисс Форестер. — Чудный вечер, — молвил Джеймс, чтобы завязать разговор. — Великолепный, — поддакнул Питер. — Замечательный, — отозвалась мисс Форестер, несколько удивленная тем, что Питер и Джеймс, образно выражаясь, вышли на бис, не имея достаточных на то оснований. — Разрешите, пожалуйста, спор, — продолжил Джеймс. — Не могли бы вы сказать, для кого вяжете свитер? — А это не свитер, — ответила мисс Форестер с истинно девичьей непосредственностью, ко��орая так шла ей. — Это носки. А вяжу я их для Вилли, младшего сына моей кузины Джулии. — Доброй ночи, — сказал Джеймс. — Доброй ночи, — сказал Питер. — Доброй ночи, — сказала Грейс Форестер. Одной из тех долгих ночей, что полны озарений для всякого, кто спит чутким сном, Джеймс нашел замечательный выход из затруднительного положения, в котором оказались они с Питером. Джеймс подумал, что если один из них покинет Вудхэвен, другой сможет беспрепятственно ухаживать за мисс Форестер. До сих пор, как вы, должно быть, поняли, ни Питеру, ни Джеймсу не удавалось провести наедине с возлюбленной больше нескольких минут кряду. Соперники следили друг за другом с ястребиной зоркостью. Когда Джеймс отправлялся к девушке, Питер шел следом. Стоило Питеру заскочить к ней, тут же на горизонте появлялся Джеймс. Ситуация, что ни говори, патовая. Теперь же Джеймсу подумалось, что они с Питером должны разрешить свои разногласия на поле для гольфа, сыграв матч на восемнадцати лунках. Эта мысль очень понравилась Джеймсу еще до того, как он, наконец, уснул, а открыв глаза рано утром, он по-прежнему не мог найти в ней ни одного изъяна. Наутро, перед тем, как отправиться к Питеру и открыть ему свой план, Джеймс решил подкре-


ЛИТЕРАТУРА

питься. Однако завтрак был прерван появлением Питера, который выглядел на редкость довольным. — Доброе утро, — поздоровался Джеймс. — Доброе, — ответил Питер. Питер присел и некоторое время с отсутствующим видом разглядывал кусок бекона. — Я тут кое-что придумал, — сообщил он, наконец. — Звучит многообещающе, — сказал Джеймс и поставленным движением кисти занес нож над яичницей. — Так что пришло тебе в голову? — Это случилось вчера ночью. Я лежал и не мог заснуть, а потом подумал, что если одному из нас уехать отсюда, то у другого будут все шансы на успех. Ну, ты понимаешь — с Ней. Сейчас мы путаемся друг у друга под ногами. Что скажешь, — спросил Питер, в задумчивости намазывая мармеладом кусок бекона, — не сыграть ли нам матч на восемнадцати лунках? Пусть проигравший отправится куда-нибудь и не показывает здесь носа, пока победитель не поговорит с Грейс в спокойной обстановке? Джеймс всплеснул руками и заехал себе в левый глаз вилкой. — Так ведь и мне этой ночью пришло в голову то же самое! — Значит, договорились? — А что нам остается? Они немного помолчали. Казалось, оба о чем-то задумались. Вспомните, ведь Питер и Джеймс дру-

жили. Долгие годы они вместе скитались по одним и тем же песчаным ловушкам, делили друг с другом невзгоды, радости и мячи для гольфа. — Мне будет тебя не хватать, — наконец, сказал Питер. — Как это? — Без тебя Вудхэвен — не Вудхэвен. Правда, недолго тебе придется быть в отлучке. Я уж не стану терять времени — пойду и сделаю предложение. — Оставь мне адрес, — ответил Джеймс. — Пришлю телеграмму, когда сможешь вернуться. Не обидишься, если не позову тебя шафером? Тебе, пожалуй, больно будет смотреть на нашу свадьбу. Питер мечтательно вздохнул. — А гостиную мы выкрасим в голубой цвет. У нее голубые глаза. — Не забывай, — продолжил Джеймс, — в нашем гнездышке для тебя всегда найдутся вилка и нож. Грейс не из тех, кто заставляет мужа отказываться от старых друзей. — Кстати, о матче, — сменил тему Питер, — играем, разумеется, строго по правилам Королевского клуба? — Естественно. — В том смысле, что — ты уж извини, старина, — землю в бункере нибликом не разравнивать. — Безусловно. Кроме того, — не принимай это на свой счет, — мяч считается сыгранным только когда окажется в лунке, а не остановится рядом.

SUPER I OR GOLF

93


ЛИТЕРАТУРА

— Еще бы. И — не в обиду будет сказано, — если кто не попадет по мячу, это считается ударом, а не тренировкой свинга. — Точно. И раз уж на то пошло, оказавшись в рафе, нельзя выдергивать все кусты в радиусе трех футов от мяча. — Словом, играем по правилам. — Строго по правилам. Друзья молча обменялись рукопожатием, и Питер ушел. Джеймс, воровато оглядевшись, снял с полки замечательную книгу Сэнди Макбина и принялся разглядывать фотографию, на которой сам мистер Макбин выполнял короткий удар к грину, причем его клюшка шла ровно из точки A по пунктирной линии B-C в точку D, а голова все время оставалась неподвижной в точке E, отмеченной крестиком. Джеймса немного беспокоила совесть. Он думал, что обманул друга, и теперь исход матча был предрешен. Летний день, в который состоялся памятный матч между Тоддом и Уиллардом, выдался на редкость чудесным. Ночью шел дождь, но с утра на безупречно голубом небе сияло солнце, и трава переливалась свежими красками, будто ранней весной. То тут, то там порхали бабочки, задорно пели птицы. Словом, Природа блаженно улыбалась и, надо сказать, имела на то все основания, ведь матчи подобные тому, что вот-вот должен был начаться между Джеймсом Тоддом и Питером Уиллардом, случаются не каждый день. Быть может, любовь придала им решимости, или, наконец, сказались часы, проведенные за классическими учебниками по гольфу, однако поначалу Питер и Джеймс играли вполне сносно. Пар первой лунки — четыре удара. Джеймс четко вышел на флажок седьмым, предоставив Питеру бить сложный патт в надежде свести лунку к ничьей. К тому времени Питер успел дважды ударить клюшкой Соединенное королевство, перепутав его с мячом. Исполнение Питером сложного патта всегда заканчивалось одинаково, а потому к следующей лунке Джордж подходил, ведя в счете. Питер же, в свою очередь, утешался мыслью, что в начале игры многие великие гольфисты предпочитают немного отпустить соперника вперед, дабы сохранить силы для яркого финиша. Питер и Джеймс настолько привыкли ко второй лунке, что почитали естественным и необходимым ритуалом отправить в озеро пару-тройку мячей, не уступая в упорстве древним правителям, которые перед каждым дальним плаванием стремились задобрить морского бога и

94

SUPER I OR GOLF

бросали в воду драгоценности. Однако сегодня благодаря одному из тех чудес, без которых гольф не был бы Гольфом, оба преодолели водную преграду первым ударом, да не просто преодолели, а положили мяч точно на грин рядом с флажком. Даже местный профессионал не сыграл бы лучше. Полагаю, именно в тот миг нервы соперников начали сдавать. Оба и так были немного не в себе, а неожиданный успех окончательно выбил почву у них из под ног. Вне всякого сомнения, вы помните слова Китса6 о доблестном Кортесе, вперившем взор в бушующие волны, тогда как свита изумленно и безмолвно обменивалась взглядами на Дарьенском склоне. Питер Уиллард и Джеймс Тодд точно так же вперили взор во вторую лунку, после чего изумленно и безмолвно обменивались взглядами на склонах Вудхэвена. Они так часто грезили об этом и сокрушались, когда мираж таял, что теперь не могли поверить собственным глазам. — Я вышел на грин, — дрогнувшим голосом прохрипел Джеймс. — И я, — эхом отозвался Питер. — Одним ударом! — Самым первым! В молчании друзья обогнули озеро и доиграли лунку. Каждому хватило одного патта, то есть они прошли лунку за два удара. До тех пор рекорд Питера равнялся восьми ударам, а Джеймс как-то раз сделал семь. В жизни бывают минуты, когда даже сильные духом люди теряют самообладание. Именно такая минута наступила для Питера и Джеймса. Словно во сне подошли они к ти третьей лунки, тут-то и стало сказываться только что пережитое потрясение. Третья лунка — пар четыре. Играть приходится в гору, ориентируясь на дерево, что растет на вершине холма, поскольку самой лунки не видно. В лучшие времена Джеймс попадал в лунку десятым ударом, Питер — девятым, но теперь силы оставили их. У Джеймса тряслись руки. Он вел в счете и, соответственно, бил первым. Трижды пытался он ударить, но лишь рассекал воздух клюшкой, а на четвертый раз едва задел мяч. Тот чуть сдвинулся с места, и Джеймс вписал себя в историю нашего клуба, сыграв пятый удар подряд со стартовой площадки. Удар получился слабым, медная головка клюшки зачерпнула горсть камней, швырнув те на двадцать футов вправо, и окончательно увязла в земле. Тем временем, мяч Питера, посланный высоко в небо, описал красивую дугу, упал на землю и закатился за камень. Строгие правила, которыми Питер и Джеймс решили руководствоваться в поединке, обратились


ЛИТЕРАТУРА

против них. В любой другой день каждый переставил бы мяч на какой-нибудь подходящий холмик и, вероятно, миновал бы дерево вторым ударом. Джеймс взял бы назад свой драйв, объявив все промахи легкой разминкой для восстановления боевой формы. Однако в тот день шла война до последнего ниблика, и пощады никто не просил. Седьмым ударом Питер смел камень, расчистив дальнейший путь, а Джеймс одиннадцатым сумел выбраться из прорытой им борозды. В пятидесяти футах от дерева Джеймс играл восемнадцатый удар, а Питер готовился к тринадцатому, однако тут с ним случилось то, что периодически случается с каждым гольфистом. Игра напрочь разладилась. Четыре удара пришлись в дерево, на пятом мяч отклонился влево и нырнул в песчаную ловушку. Джеймс предпочел не рисковать и мелкими перебежками добрался до грина за двадцать шесть ударов, Питеру потребовалось двадцать семь. Тем не менее, в решающий миг, всего в двух футах от лунки Джеймс промахнулся и упустил победу. К четвертой лунке соперники перешли с равным счетом. Четвертая лунка расположилась за поворотом дороги, справа от которой раскинулся живописный парк. Опытный игрок легко справится с этой лункой, однако новичка здесь поджидает немало опасностей. Лихой гольфист попробует исполнить удар с отклонением вправо, в то время как более осторожный игрок довольствуется тем, что преодолеет бункер на фервее, послав мяч влево, а уж оттуда на грин. Питер и Джеймс объединили обе стратегии. Питер целился левее бункера и срезал мяч вправо, а Джеймс, также взяв влево, отправил мяч прямиком в бункер. Питер, благодаря жизненному опыту осознавший тщетность попыток найти мяч в лесу, достал следующий, который вслед за первым скрылся в кустарнике, та же участь постигла и третий. Некоторое время спустя шестой мяч присоединился к мячу Джеймса в бункере. Очарование гольфа во многом объясняется его непредсказуемостью. Казалось бы, мячи Питера и Джеймса лежат рядышком в бункере, хотя Питер потратил на пять ударов больше. Поверхностный наблюдатель недальновидно заключил бы, что шансы Джеймса выглядят предпочтительнее. Пожалуй, он оказался бы прав, не потрать Джеймс семь ударов на освобождение из бункера, в то время как, благодаря какому-то чуду природы уже вторая попытка Питера выбраться на фервей оказалась успешной. Итак, оба миновали бункер за восемь ударов, а дальше все пошло просто. Исключительное мастерство обращения с клюшкой позволило Питеру выйти на грин четырнадцатым ударом. Джеймс, прибегнув к помощи айрона, изготовленного по патенту Брейда, оказался на грине после двенадцатого удара. Питер закончил лунку семнадцатым. Джеймс умудрился свести розыгрыш к ничьей. Лишь по пути к следующей лунке Джеймс заметил, что бил последние патты нибликом, а это, конечно же, не могло не сказаться на

его игре самым печальным образом. Такие досадные оплошности нередко случаются с гольфистами, когда нервы напряжены до предела. Пятая и шестая лунки сюрпризов не преподнесли. Пятую с одиннадцатью ударами выиграл Питер, шестую с десятью — Джеймс. Короткую седьмую лунку оба преодолели за девять. Затем отдали должное коварной восьмой лунке: Джеймс завершил розыгрыш длинным паттом, который стал для него двадцать третьим ударом, и добился ничьей. В напряженной равной борьбе поднимались соперники по фервею девятой лунки, но у самого флажка Джеймс опередил Питера. Половина раунда закончилась с минимальным преимуществом Джеймса. Уходя с грина, Джеймс, в глазах которого мелькнул огонек лукавства, осторожно покосился на Питера и сказал: — Иди пока к десятой, а я сбегаю в магазин за мячами. Да и клюшку надо подлатать. Я быстро. — Я с тобой, — отозвался Питер. — Не стоит. Лучше посторожи поле, чтобы не заняли. С величайшим сожалением вынужден признать, что Джеймс лгал. Клюшка была в превосходном состоянии, а в сумке оставалась, по меньшей мере, дюжина мячей, поскольку предусмотрительный Джеймс всегда выходил на поле минимум с восемнадцатью. Увы! Он обманул друга. На самом деле Джеймс хотел подсмотреть пару приемов в самоучителе по гольфу, заблаговременно спрятанном в шкафчике. Джеймс не сомневался, что еще раз взглянув на драйв мистера Макбина, он в совершенстве овладеет техникой удара и сможет выиграть матч. Впрочем, тут он, пожалуй, несколько переоценил свои силы. Основная рекомендация Сэнди Макбина начинающим гольфистам заключалась в том, что мяч должен все время располагаться на одной линии с некой воображаемой точкой на затылке игрока. До сих пор все усилия Джеймса одновременно смотреть на мяч и на собственный затылок не принесли сколько-нибудь удовлетворительных результатов. Вернувшись на поле, Джеймс присоединился к Питеру рядом с десятой лункой. Тот вел себя странно, был неестественно бледен, а на Джеймса смотрел както не так. — Джеймс, старина, — сказал Питер. — Что? — Я тут подумал, пока ты ходил за мячами. Джеймс, старина, ты и правда ее любишь? Джеймс уставился на друга. Гримаса боли исказила лицо Питера. — А что если, — тихо сказал Питер, — она вовсе не такая, как ты… как мы думали? — О чем ты? — Нет-нет, ни о чем.

SUPER I OR GOLF

95


ЛИТЕРАТУРА

— Мисс Форестер — ангел! — Да-да, конечно. — Ясно! — вскинулся Джеймс. — Ты, верно, надумал сбить мой настрой. Знаешь ведь, как вывести меня из себя. — Вовсе нет! — Решил, что размечтаюсь и не смогу собраться, а ты выиграешь? — Напротив, — сказал Питер. — Я выхожу из игры. — Что?! — Воскликнул Джеймс, не веря своим ушам. — Я сдаюсь. — Но… но ведь... — Джеймс охрип от волнения. — А! Понятно! Ты начитался книжек и отказываешься, потому что я — твой друг. Знаю, видел такое в кино. Это благородно, Питер, но я не могу принять твою жертву. — Ты должен! — Ни за что! — Прошу тебя! — Уверен? — Я отказываюсь от нее, старина. И… надеюсь, вы будете счастливы. — Не знаю, что и сказать. Как тебя благодарить? — Не стоит. — Но, Питер, подумай, что ты делаешь. Ну да, я веду в счете, но впереди еще девять лунок, а моя игра далека от совершенства. Ты ведь запросто можешь меня победить. Неужели забыл, как я однажды накатал сорок семь на двенадцатой? Вдруг мне и сегодня не повезет? Ты понимаешь, что если сдашься, я вечером пойду к мисс Форестер и сделаю предложение? — Да. — И все равно отступаешься? — Именно. Кстати, необязательно ждать вечера. Я только что видел мисс Форестер у теннисного корта, она была одна. Джеймс залился румянцем. — Тогда я… наверное… — Тебе лучше поторопиться. — Точно, — Джеймс протянул руку. — Питер, старина, я никогда этого не забуду. — Да ладно, иди. — А как же ты? — В каком смысле? А, ну попробую доиграть оставшиеся девять лунок. Захочешь — присоединяйся. — Ты придешь на свадьбу? — нерешительно спросил Джеймс. — Непременно, — отозвался Питер. — Удачи. Голос его звучал ободряюще, но друга Питер проводил сочувственным взглядом и тяжело вздохнул. Сердце Джеймса, когда он подошел к мисс Форестер, учащенно билось. Девушкой невозможно было

96

SUPER I OR GOLF

не залюбоваться: она стояла в лучах солнца, одна рука на поясе, в другой — теннисная ракетка. — Как поживаете? — поздоровался Джеймс. — Добрый день, мистер Тодд. Вы, что же, играли в гольф? — Да. — С мистером Уиллардом? — Да. Мы играли матч. Гольф, — продолжала Грейс Форестер, — по-видимому, заставляет людей забывать о манерах. Мистер Уиллард счел возможным оборвать наш разговор на полуслове и покинуть меня. Джеймс был потрясен. — Вы разговаривали с Питером? — Да. Сию минуту. Не понимаю, что с ним приключилось. Вот так запросто взял махнул рукой, развернулся и ушел. — Нельзя разворачиваться во время маха, — изумился Джеймс, — только при завершении удара. — Простите, что вы сказали? — Нет-нет, ничего. Это я так, задумался о своем. Я, видите ли, в последнее время много думаю. И Питер тоже. Вы уж на него зла не держите. Мы сейчас играли очень важный матч, и он, наверное, переволновался. Вы, кстати, совершенно случайно, не наблюдали за нами? — Нет. — Жаль! Видели бы вы меня на лунке у озера. Я сыграл на один удар ниже пара. — Пара? Не знаю такого. Вы часто с ним играете? — Нет, вы не поняли. Я хочу сказать, что сыграл лунку лучше, чем можно было ожидать от самого прекрасного игрока. Там, знаете ли, все дело в первом ударе. Слишком мягко бить нельзя, потому что мяч упадет в озеро; но и слишком сильно — тоже нельзя, а то можно перелететь через лунку прямо в лес. Этот удар требует очень тонкого чувства мяча и дистанции, в точности, как у меня. Возможно, еще целый год никому не удастся сыграть эту лунку вторым ударом. Едва ли даже у местного профессионала это так уж часто выходит. Представляете, мы еще только подходили к лунке, а я про себя уже решил, что сегодня никаких ошибок не будет. Легкость, изящество и умение не напрягаться — вот в чем секрет любого удара. Многие думают, что важнее всего хорошая техника… — Это же снобизм! Мне, например, совершенно безразлично, у кого какая техника. Не автомобиль красит человека. — Нет, вы не совсем поняли. Я говорю о стойке и прицеливании во время удара по мячу. Многие игроки только и думают о том, под какими углами к линии удара расположены руки, ноги и рукоятка клюшки. В большинстве случаев именно желание сохранять все эти углы неизменными приводит к нежелательным поворотам головы и напряжению в мышцах, что ме-


ЛИТЕРАТУРА

шает свободному исполнению свинга. Однако по существу, качество удара зависит лишь от того, насколько четко игрок видит мяч, и только по этой причине нужно следить за неподвижностью одной-единственной точки, которая находится сзади у основания шеи. Линия, проведенная от этой точки к мячу, должна составлять прямой угол с линией удара. Джеймс сделал небольшую паузу, чтобы набрать воздуха, и тут заговорила мисс Форестер. — По-моему, все это вздор. — Вздор?! — ужаснулся Джеймс. — Да я практически дословно цитирую одного из ведущих знатоков игры! Мисс Форестер раздраженно взмахнула теннисной ракеткой. — Гольф, — сказала она, — скука смертная. Вот уж не могли выдумать игры глупее. Когда рассказываешь историю, невольно осознаешь недостаток жанра, ведь слова — очень скудное выразительное средство для описания судьбоносных моментов. В этом неоспоримое превосходство художника над летописцем. Будь я х��дожником, непременно изобразил бы, как Джеймс падает навзничь, а траекторию его полета отметил бы пунктирной дугой, не забыв пририсовать вкруг головы несколько звездочек, подчеркивающих глубину душевной травмы. Нет слов, что могли бы передать тот неподдельный всепоглощающий ужас, охвативший Джеймса, когда леденящие кровь слова мисс Форестер зазвенели в его ушах. До сих пор Джеймсу не приходило в голову справиться о религиозных воззрениях мисс Форестер, так как он всегда полагал их здравыми. И вот она стоит перед ним и оскверняет волшебный летний день самым настоящим злокозненным богохульством. Нельзя сказать, что в этот миг любовь Джеймса превратилась в ненависть. Он не возненавидел Грейс. Отвращение, которое он испытал, было куда глубже ненависти. Чувство, возникшее в его душе, нельзя однозначно назвать ни брезгливостью, ни жалостью, хотя и того, и другого в нем хватало с лихвой. Наступила напряженная тишина. Весь мир словно замер в ожидании развязки. Затем, не произнеся ни слова, Джеймс Тодд развернулся и побрел восвояси. Когда Джеймс вернулся на поле, Питер меланхолично ковырялся в бункере у двенадцатой лунки. Заслышав шаги, он вздрогнул и поднял голову. Поняв, что Джеймс пришел один, он нерешительно подошел к нему и спросил:

— Ну, что? Тебя можно поздравить? — Еще как! — ответил Джеймс, глубоко вздохнув. — С избавлением. — Она тебе отказала? — Не дал ей такой возможности. Скажи мне, дружище, случалось ли тебе послать мяч к бункеру перед седьмым грином, так чтобы он остановился на самомсамом краю и все-таки не упал? — Не припоминаю. — А мне как-то довелось. Бил второй удар коротким айроном из прекрасного положения, хорошо так клюшку довел, вот разве что показалось чуть сильнее, чем нужно. И что же? Подхожу к бункеру и вижу мой мяч у самого края, причем лежал он на таком удобном пригорочке, что мне не составило труда отправить его на грин и закончить лунку шестым ударом. Я это к тому, что теперь, как и тогда, у меня такое чувство, будто некие невидимые высшие силы уберегли меня от страшного несчастья. — Прекрасно тебя понимаю, — мрачно сказал Питер. — Питер, представь себе, эта девчонка говорит, что гольф, мол, скука смертная. Дескать, глупее игры не могли выдумать. — Он сделал театральную паузу, чтобы слова возымели должный эффект, однако Питер лишь вымученно улыбнулся. — Тебя это, кажется, ничуть не задевает, — насупился Джеймс. — Задевает, но я не удивлен. Видишь ли, несколькими минутами раньше она сказала мне то же самое. — Да ну?! —Да, практически слово в слово. Я рассказывал ей, как сыграл лунку у озера двумя ударами, а она заявила, что по ее мнению гольф — игра для умственно отсталых детей, которые недостаточно физически развиты, чтобы строить башни из кубиков. Питер и Джеймс поежились. — Наверное, здесь что-то не так с наследственностью. Не было ли у нее в семье сумасшедших? — наконец произнес Джеймс. — Пожалуй, — откликнулся Питер, — это многое объясняет. — Повезло нам, что мы вовремя это выяснили. — Еще как повезло! — Больше так рисковать нельзя! — Ни в коем случае! — Думаю, нам нужно как следует заняться гольфом. Уж гольф-то оградит нас от беды.

SUPER I OR GOLF

97


ЛИТЕРАТУРА

— Ты прав. Мы должны играть не меньше четырех раундов в день. — Весной, летом и осенью. А зимой благоразумнее всего будет тренироваться в каком-нибудь крытом зале. — Да уж. Так безопаснее. — Питер, дружище, — спохватился Джеймс, — давно хотел тебе сказать. Мне тут привезли книгу Сэнди Макбина. Тебе стоит ее почитать. Там столько всего полезного! — Джеймс! — Питер! Друзья молча обменялись рукопожатием. Джеймс Тодд и Питер Уиллард вновь стали прежними. Таким образом, — подвел итог Старейшина, — мы возвращаемся к тому, с чего начали. А именно к любви, про которую, конечно, ничего определенно плохого не скажешь, и все же молодые гольфисты в этом деле должны быть крайне осмотрительны. Любовь может благотворно сказаться на игре, а может и нет. Однако если уж выясняется, что все-таки нет — то есть, если девушка явно не готова понять и подбодрить любимого, когда тот долгими вечерами в мельчайших подробностях рассказывает ей о только что сыгранном раунде, демонстрируя хват, стойку и мах при помощи попавшейся под руку кочерги, — то мой

98

SUPER I OR GOLF

вам совет, даже не думайте о такой девушке. Любовь испокон веков превозносят до небес в печати, однако есть нечто более высокое, нечто более благородное, чем любовь. Как сказал поэт*: Коробку мячей открою, подумаю в сотый раз, Друзья, зачем мне женитьба, коль я останусь без вас? На свете женщин немало, что впрячься в ярмо хотят; Но к чему влюбляться гольфисту? Пусть тренирует патт. *Коробку мячей открою — переделка стихотворения Р. Киплинга «Обрученный». Стихотворение основано на реальных событиях и эпиграфом к нему служит цитата из дела о нарушении брачного обязательства («Выбирай — я или сигары»). Герой стихотворения рассуждает, что лучше, жениться или сохранить привычку к курению. Строки, которые перефразирует П.Г.Вудхауз, у Р.Киплинга звучат так: Ящик сигар открою, подумаю в сотый раз, Друзья, зачем мне женитьба, коль я останусь без вас? Немало таких, как Мэгги, что впрячься в ярмо хотят, Но от женщины много ль проку? Сигара лучше стократ. (Прим. переводчиков)



SuperiorGolf #2