Page 1

РУССКОЕ ИЗДАНИЕ

НОВЫЕ ГРАНИ ИСКУССТВА

№22 ВЕСНА 2012

№ ВЕСНА 

CARTIER РАЗБИРАЕТСЯ В ЧАСАХ и не следует модным веяниям

КТО ОНИ? Отцы-основатели, серые кардиналы и будущие лидеры часовой индустрии

ЧАСЫ ЧАСЫ ДЛЯ ДЛЯ МОКРЫХ МОКРЫХ ДЕЛ ДЕЛ или вода как среда обитания

КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ- КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ-

Новые грани часового и ювелирного искусства

НЕВЕРОЯТНЫЕ НЕВЕРОЯТНЫЕ МИРЫ МИРЫ

Стратегия, планы и концепция Roger Dubuis

ЧАСЫ КАК АБСОЛЮТНЫЙ СИМВОЛ СТИЛЯ


Millenary_Gold_454x305_m.indd 1


TO BREAK THE RULES, YOU MUST FIRST MASTER THEM. НУЖНО МАСТЕРСКИ ОВЛАДЕТЬ ПРАВИЛАМИ, ЧТОБЫ ИХ НАРУШАТЬ. ОРИГИНАЛЬНЫЙ АСИММЕТРИЧНЫЙ ДИЗАЙН МОДЕЛЕЙ AUDEMARS PIGUET MILLENARY, ОПРЕДЕЛИЛ НОВЫЙ ПОДХОД К РАЗРАБОТКЕ ЧАСОВЫХ КАЛИБРОВ. ТРЕХМЕРНЫЙ МЕХАНИЗМ – ЭТО СОЮЗ ВЫСОКОЙ ФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ И ХРОНОМЕТРИЧЕСКОЙ ТОЧНОСТИ,

ОБЕСПЕЧИВАЕМЫЙ

ЧАСОВОЙ

МИКРОМЕХАНИКОЙ ВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ СЛОЖНОСТИ. ОПТИМАЛЬНАЯ УДАРОУСТОЙЧИВОСТЬ ПОПЕРЕЧНОГО МОСТА БАЛАНСА СОЧЕТАЕТСЯ С ЭЛЕГАНТНОСТЬЮ УЗОРА COTE DE GENEVE. ПРЕВОСХОДНАЯ ГАРМОНИЯ КОНСТРУКТОРСКОЙ МЫСЛИ, ДИЗАЙНА И МАСТЕРСТВА В ЛУЧШИХ ТРАДИЦИЯХ МАНУФАКТУРЫ ЛЕ БРАССЮ.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В РОССИИ: ООО “ОДЕМАР ПИГЕ (РУС)” ТЕЛ.: (495)234 5949 ИНФОРМАЦИЯ ОБО ВСЕХ ОФИЦИАЛЬНЫХ ТОЧКАХ ПРОДАЖ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА САЙТЕ: www.audemarspiguet.com

РЕКЛАМА

MILLENARY 4101 101 РОЗОВОЕ ЗОЛОТО. О. МЕХАНИЗМ СОБСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА С АВТОМАТИЧЕСКИМ М ПОДЗАВОДОМ.

14.02.12 10:52


Содержание

МЕХАНИЧЕСКИЕ ЧАСЫ Я ПОЛЮБИЛ, КОГДА ПОНЯЛ, ЧТО ЭТО НЕ ЧАСЫ ВОВСЕ, ЕСТЬ В НИХ КАКОЕ-ТО ЧУДО. СТОЛЬКО ГЕНИАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ В ОДНОМ ПРИБОРЕ. ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО НА ЕГО СОЗДАНИЕ ПОТРАЧЕНЫ ТЫСЯЧИ ЧАСОВ РАБОЧЕГО ВРЕМЕНИ, ЧТО ЭТО БОЛЬШОЕ ПОЯВИЛОСЬ ИЗ МАЛОГО… ОДНИМ СЛОВОМ, ОНИ МЕНЯ ВОСХИЩАЮТ. ТОМЕР СИСЛЕЙ, актер, о часах Roger Dubuis, стр. 026–027

LIFESTYLE-ПРОПАГАНДА ★ 018 СОБЫТИЯ ЛЮДИ ★ 022 НЕ ЖИВЕТ ПО ГРАФИКУ ★ 026 Томер Сислей, известный нам как Ларго Винч, рассказывает о своих отношениях со временем и маркой Roger Dubuis. БЕЗУМНЫЕ МАШИНЫ ★ 028 В M. A. D. Gallery Максимилиана Бюссера выставляются истинные произведения механического искусства – и речь не только о часах. ПЕРВЫЙ ЗВОНОК ★ 032 Мари Валлане-Дельом проработала в Richemont Group лет и совсем недавно заняла новую позицию – директор школы Van Cleef & Arpels. Мы встретились с ней и узнали, какие планы у Van Cleef по поводу развития школы, чем этот проект интересен лично ей и чему можно научиться в этом парижском заведении.

REVOLUTION

006

КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ ★ 036 Недавно опубликованные экспортные результаты швейцарской часовой индустрии за год не должны были вызывать никаких иных чувств, кроме законной гордости. Тем не менее сохраняются и опасения – Европа шатается, Штаты хоть и чувствуют себя лучше, но оснований для оптимизма недостаточно, противники засидевшихся режимов лихорадят Ближний Восток, а для быстро развивающихся экономик азиатских стран не хватает ощущения стабильности их главных рынков сбыта – Европы и Америки. Все это не могло не повлиять на коллекции ведущих часовых марок, и проще всего назвать новую «концепцию» одним словом – «кристаллизация». Разумеется, далеко не все, что происходит в современной часовой индустрии, можно описать, оставаясь в рамках этой концепции, но многие, и прежде всего наиболее успешные игроки часового рынка, показали желание сконцентрировать свои усилия на наиболее важных для каждой из марок аспектах.


Содержание

У НАС В JAEGER-LECOULTRE ГЛАВНОЕ – ЭТО ПРОДУКТ. МЫ ВСЕ СИЛЫ КЛАДЕМ НА ТО, ЧТОБЫ ОН БЫЛ ДОСТОЙНЫМ. ЭТО НАШЕ КРЕДО, НАША РЕЛИГИЯ. У НАС РАБОТАТЬ ПРИХОДИТСЯ В ПОТЕ ЛИЦА, ХАЛТУРЩИКОВ МЫ НЕ ТЕРПИМ. КРОМЕ ТОГО, МЫ ПИТАЕМ К ЧАСАМ СТРАСТЬ. МЫ ЛЮБИМ НАШИ ЧАСЫ, ПОЛУЧАЕМ ОТ НИХ УДОВОЛЬСТВИЕ, НАМ ИНТЕРЕСНО ИХ ДЕЛАТЬ. ЖЕРОМ ЛАМБЕР, генеральный директор Jaeger-LeCoultre, стр. 084–093

SIHH 2012: ЯНВАРСКИЕ ПРЕМЬЕРЫ. ЖЕНСКИЕ И ЮВЕЛИРНЫЕ ЧАСЫ, ДЕКОРАТИВНЫЕ ТЕХНИКИ, УКРАШЕНИЯ ★ 130 Декоративные техники идут по двум путям: становятся более сложными и обретают выражение в новых материалах. Ювелиры вдохновляются сортами роз. Женские часы все более отдаляются от мужских моделей: если последние идут по пути милитаризации и маскулинности, то часы для дам, напротив, становятся все более женственными и романтичными. ОТЦЫ-ОСНОВАТЕЛИ СОВРЕМЕННОЙ ЧАСОВОЙ ОТРАСЛИ ★ 140 Отметив свой восьмой (пятый в России) день рождения, «Революшн» решил окинуть взглядом последние десятилетия и посвятить нескольким людям подробный обзорный материал, чтобы напомнить: вся часовая отрасль перед ними в неоплатном долгу. Эти люди спасли часовое дело, став отцами-основателями современного производства механических часов.

REVOLUTION

008

КОРОЛЬ ЧАСОВ ★ 142 Никто не сделал для швейцарской часовой промышленности больше, чем Николас Хайек. С редким единодушием большие и малые игроки на поле швейцарского часового дела продолжают возносить хвалу этому человеку, нас покинувшему. Его дар предвидения и несгибаемое упорство помогли выстоять швейцарским часам, когда конкуренты с Дальнего Востока ломились на часовой рынок и низвергали один за другим швейцарские бастионы. Давайте вспомним его жизнь с самого начала. САМ СЕБЕ ХОЗЯИН ★ 148 По окончании кварцевой эпохи механическое часовое дело достигло невиданных ранее высот, а ключевую роль в этом сыграл Patek Philippe и его руководитель Филипп Штерн.


реклама

IWC. ǗǼǵǴǼǴǿǼǽǴǷȀǹȂȀȀȁDZǽdzǺȎ ǻȂǵȆǷǼ

Portuguese Perpetual Calendar. Ref. 5032: Одна вещь в компании IWC остается неизменной - страсть к совершенствованию. И вот один из главных примеров, с самым крупным механизмом, когда-либо созданным IWC, системой подзавода Пеллатона и запасом хода 7 дней. Вечный календарь с указателем даты, фазы луны и четырехзначным указателем года запрограммирован до 2499 года. Другими словами: эти часы уже вошли в историю будущего. IWC. Инженерное искусство для мужчин. Собственный механизм производства IWC | Система автоподзавода Пеллатона | Запас хода 7 дней | Индикатор запаса хода | Вечный календарь (рис.) | Вечный индикатор фазы луны | Сапфировое стекло с антибликовым покрытием | Задняя крышка из сапфирового стекла | Водонепроницаемость 3 бар | Розовое золото 18К | IWC. Инженерное искусство для мужчин.

Бутик IWC Schaffhausen Москва, ул. Петровка, д.5 тел. +7 495 660 1868 www.iwc.com

2003530 P1AS 227 305

BTQ ZS 4

i dd 1

20 02 12 14 43


Содержание

СВОИМ ВОЗРОЖДЕНИЕМ ВЫСОКОЕ ЧАСОВОЕ ИСКУССТВО ОБЯЗАНО ПО БОЛЬШОМУ СЧЕТУ НЕСКОЛЬКИМ СМЕЛЫМ И ДАЛЬНОВИДНЫМ ЛЮДЯМ. И ОДНИМ ИЗ ГИГАНТОВ, ВЫТАЩИВШИХ ШВЕЙЦАРСКУЮ ЧАСОВУЮ ОТРАСЛЬ ИЗ НЕБЫТИЯ, БЫЛ ЛУИДЖИ МАКАЛУЗО… НИК ФОЛКС вспоминает друга и оценивает его вклад в современное часовое дело, стр. 170–173

СОЗДАТЕЛЬ СУПЕРГРУППЫ ★ 156 Мощный производственный костяк группы Richemont составили так называемые марки LMH. Они же, в свою очередь, своей нынешней славой обязаны стараниям одного человека, имя которому Гюнтер Блюмляйн. ТВОРЕЦ БУДУЩЕГО ★ 160 Рольф Шнидер никогда не пасовал перед новыми начинаниями, и ему хватало твердости духа, чтобы доводить их до конца. Он стремился не повторять прошлое, а творить будущее часового дела; эта задача стала лейтмотивом всей его жизни. И невозможно даже описать словами, какую неоценимую помощь оказали часовой отрасли новации Шнидера, этого спасителя, пророка и шамана Ulysse Nardin. Все сходятся в том, что Николас Хайек уберег швейцарское часовое дело от гибели, но тогда справедливо будет сказать, что Рольф Шнидер подарил ему будущее. Это он открыл новую эпоху часовой механики, взяв на вооружение кремний. СОЛИСТ ★ 166 Теодор Шнайдер возглавляет одну из самых известных часовых компаний, сам он предпочитает держаться в тени и без лишнего шума, но неуклонно гнет свою линию – совершенствует спортивные хронографы Breitling.

REVOLUTION

010

ПРОВИДЕЦ ★170 Джино Макалузо был выдающимся деятелем часовой отрасли. И дело не только в том, что он возродил славную марку, а в том, что он умел провидеть будущее механической хронометрии на десятки лет вперед. РЕАНИМАТОР ★ 176 Жан-Клод Биве – самый знаменитый часовой деятель Швейцарии. Даже те, кто не имеет отношения к часам, наслышаны о нем как о бесстрашном предпринимателе, творящем чудеса архитекторе марок и блестящем ораторе, который умеет зажечь аудиторию не хуже истового проповедника. Этот человек – живой турбийон, вихрь, который почти лет носится по мастерским, выставочным залам и переговорным комнатам часовых компаний.


Содержание

ПОКОЛЕНИЯ ИНЖЕНЕРОВ, РАБОТАВШИЕ НАД ТЕМ, ЧТОБЫ МАКСИМАЛЬНО ПРОСТЫМ, НАДЕЖНЫМ И ТЕХНОЛОГИЧНЫМ СПОСОБОМ ЗАСТАВИТЬ ЧАСЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ ВСЕМ ТЯГОТАМ ПОДВОДНОЙ СЛУЖБЫ, СОЗДАЛИ ТОТ КОНГЛОМЕРАТ ТЕХНИЧЕСКИХ, КОНСТРУКТИВНЫХ И ДИЗАЙНЕРСКИХ РЕШЕНИЙ, ЧТО ПРИДАЕТ ДАЙВЕРСКИМ ЧАСАМ ОСОБУЮ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ. ВОДНЫЙ МИР, стр. 194–205

НЕ НА ВТОРЫХ РОЛЯХ ★ 184 Отдавая должное гигантам часового бизнеса, мы дополняем повествование упоминанием тех людей, чей вклад в развитие часовой индустрии, может быть, не столь ярок, но фундаментален, не очень заметен при поверхностном взгляде, но впечатляющ при скрупулезном расследовании, или же, что тоже бывает, намеренно закамуфлирован. О значимости тех или иных персон можно спорить, однако без них все сложилось бы иначе. ЗАГЛЯДЫВАЯ В БУДУЩЕЕ ★ 188 Как в будущем мог бы выглядеть список тех, кто в наибольшей степени в ответе за то состояние часового дела, которое мы пока еще и вообразить не можем? Кого мы назовем отцами современной часовой индустрии спустя десятилетие?

REVOLUTION

012

ВОДНЫЙ МИР: ДЕЛА ДАЙВЕРСКИЕ ★ 194 Ряд технически «заряженных», но чрезвычайно привлекательных специализированных часов с водостойкими корпусами, те, что мы привыкли называть дайверскими, как будто говорит нам: «Пора под воду!» И вовсе не обязательно быть всамделишным ныряльщиком, чтобы позволить себе насладиться крепкими, мужественными, спортивными и стильными часами на своей загоревшей под жарким летним солнцем руке. Вот только что выбрать? Проблемы, однако, нет – за последние полвека было придумано столько дайверских часов, различающихся не только конструктивно, но и внешне, что впору приступать к собирательству часов, способных выжить в подводном мире. ВСЕМИРНЫЙ БЛОШИНЫЙ РЫНОК★ 208 Денис Пешков и Алексей Кутковой об одном замечательном изобретении человечества.


Слово редактора

ГОРЕ ОТ УМА Влияет ли хорошая осведомленность на поведение покупателей?

REVOLUTION

014

Р

ассуждая на эту тему, можно было бы ограничиться незамысловатой сентенцией типа: «а как же, покупатель всегда знает, чего он хочет». Действительно, давайте вспомним давние времена: начало 1990-х, когда хорошие часы только начинали появляться в России, сначала стараниями перекупщиков-фарцовщиков, коллекционеров и челноков, а затем уже строивших свой бизнес на регулярной основе российских и иностранных (были и СП) компаний. Тогда вполне разумным был покупательский аргумент «а у пацанов такие», или «часы крутые», или «часы навороченные», и нельзя признать эти аргументы неправильными с точки зрения информированности, просто информированность касалась лишь пары плоскостей – либо копирования поведения ближнего круга, либо неких доминировавших тогда представлений о хорошем тоне. Так получалось, что построенная на таком восприятии картина мира в часовой индустрии очень сильно отличалась от того, как этот мир воспринимали сами производители часов. Ситуация для них была

дикой – они строили бизнес, опираясь на хорошо продуманную стратегию, корни которой были в многовековых традициях и новых маркетинговых разработках, и как в такой ситуации влиять на покупателей, ограничивавшихся в своем выборе столь незамысловатыми аргументами? Разумеется, часовой бизнес бросился в бой. Многие из руководителей часовых компаний, с которыми мы довольно часто обсуждаем эту проблему, говорили чуть ли не в один голос: «Это здорово, что в России не существует сложного восприятия мира часов. Можно строить это восприятие практически с чистого листа». Поэтому неудивительно, что и в розничной торговле одной из главных была (и остается) задача сделать продавцов и менеджеров экспертами, как минимум, в области тех часовых марок, которыми занимается данный магазин либо розничная сеть. С другой стороны, примерно такие же требования предъявлялись к тем, кто рассказывал о часах со страниц глянцевых журналов и иных СМИ. И результатом массированной атаки на покупателей

стало то, что такой параметр, как информированность покупателя, стал играть в продаже часов очень большую роль. Общепризнано, что хорошо информированный покупатель в среднем покупает больше, и, что очень приятно для часовых марок, покупает часы более сложные и более дорогие. Цепочка была построена, и маркетологи с энтузиазмом принялись с нею работать, иногда пытаясь поставить нас – журналистов и покупателей – в такие условия, что мы как будто заранее подписываемся под тем, что («смотрите!») эти часы такие сложные, такие замысловатые, о них столько всякого можно рассказать… Однако просвещенность, пусть даже и в такой узкой области знания, как часовое искусство, имеет ту особенность, что воспитывает критическое восприятие ко всему, что тебе говорят. Но нам можно верить.

Критично ваши, Алексей Кутковой и Денис Пешков


Издатель и главный редактор ДЕНИС ПЕШКОВ d.peshkov@burda.ru Ответственный редактор АЛЕКСЕЙ КУТКОВОЙ a.kutkovoy@burda.ru Зам. главного редактора АННА МИНАКОВА a.minakova@burda.ru Шеф-редактор ДМИТРИЙ БУЗАДЖИ Редактор ИРИНА КУЗЬМЕНКО Креативный директор и препресс-инженер АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ Арт-директор ДАНИИЛ РУДАКОВ d.rudakov@burda.ru Ассистент редакции ВАРВАРА СОЛОМОНОВА v.solomonova@burda.ru Директор по рекламе ОКСАНА ЗУБОВА zubova@burda.ru

Менеджеры по рекламе: ЕКАТЕРИНА БУТОВА butova@burda.ru ИРИНА ГАВРИЛОВА i.gavrilova@burda.ru МАРИЯ КАЛИТА m.kalita@burda.ru

Отдел рекламы

тел.: (495) 797 4561, 797 2669 Координатор печати рекламы АННА ВЕТРОВА a.vetrova@burda.ru Отдел распространения ТАТЬЯНА ЛЕМАНН t.lehmann@burda.ru

На обложке: часы Rotonde de Cartier Cadran Lové Tourbillon Печать: полиграфический комплекс «Пушкинская площадь» REVOLUTION Русское издание Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № фс77-26592 выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия 15 декабря 2006 года. ЗАО «ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «БУРДА» 127018, г. Москва, ул. Полковая, д. 3, стр. 4 Предприятие группы Hubert Burda Media Телефон:+7 (495) 797 45 60, Факс:+7 (495) 797 45 99, e-mail: vhb@burda.ru

Перепечатка и любое воспроизведение материалов и иллюстраций из нашего журнала возможны только с письменного разрешения редакции. Мнение издателей может не совпадать с мнением авторов. Тираж до 30 000 экземпляров www.revolution-press.ru

Журнал издается в России с разрешения REVOLUTION INTERNATIONAL LIMITED 4th Floor, IBL House, Caudan, Port-louis, Mauritius REVOLUTION PRESS PTE LTD 211 Henderson Road #07-03 Singapore 159552 Tel: +65 6535 0079

REVOLUTION

016

Managing Director DR BRUCE LEE bruce@revolution-press.com

Founder and Group Editorial director WEI KOH Global Marketing Manager ALAN TAN alan@revolution-press.com Tel.: +65 90024669


Lifestyle пропаганда

НА СКОРОСТИ AUDI SSSSSS... 8 Летом 2012 г. в России появится новый флагман спортивной линии «Ауди S» – «Ауди S ». Это мощный седан с четырехлитровым двигателем TFSI (520 лошадиных сил). Расход топлива для таких объемов небольшой: 10,2 литра на 100 км (расход был снижен благодаря системе управления цилиндрами, отключающей и включающей четыре из восьми цилиндров по мере надобности). До 100 км/ч новый автомобиль разгоняется за 4,2 секунды. Даже в стандартную комплектацию входит адаптированная пневмоподвеска со спортивными настройками и динамическое рулевое управление, изменяющее передаточное отношение и коэффициент усилия рулевого механизма в зависимости от скорости движения. Кузов автомобиля почти полностью изготовлен из алюминия. Его масса 231 кг. Общая масса «Ауди S » – 1975 кг. Как и для всех своих моделей, для новой S «Ауди»предлагает множество вариантов отделки салона и дополнительного оборудования. audi.ru

НОВЫЙ ФЛАГМАН ОТКРЫТИЕ БУТИКА CHANEL Теперь флагманский бутик «Шанель» в Москве находится по адресу Петровка, 7 («Женевский дом»). Официальное открытие состоялось 1 февраля. В новом магазине площадью 650 квадратных метров есть и одежда, и обувь, и аксессуары, а главное – значительно большее по сравнению со старым бутиком в Столешниковом переулке пространство отведено часам и ювелирным украшениям: теперь им выделены отдельные помещения. Вот как прокомментировал событие Бруно Павловски, президент дома моды «Шанель»: «Нам был нужен такой флагманский бутик, где все коллекции заняли бы свое достойное место. Благодаря этому бутику мы укрепляем наши позиции в России». Специально для нового магазина было создано кольцо Byzance Spinel и серия сумок из крокодиловой кожи. chanel.com

ПРИЯТНОЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ EXCEPTIONAL PIECES ОТ HERMES Компания «Эрмес» решила всерьез занятся часовым направлением. Стратегия на ближайшие несколько лет – снизить количество производимых кварцевых часов до 50 процентов (сейчас эта цифра в районе 75 процентов, а еще недавно была более 90) параллельно увеличивая мужскую аудиторию часового направления марки до тех же 50 процентов. Первым шагом к покорению фанатов механики можно назвать Arceau Le Temps Suspendu, созданный Жаном-Марком Видеррехтом.До второй половины марта в Москве проходит выставка «Эксепшенел Писез». Эта часовая коллекция кроме самой модели Le Temps Suspendu включает модели с турбийоном, вечным и годовым календарями, индикацией фаз Луны. Декоративные техники под стать: это и гравировка на перламутре, и эмаль «гран фё», и сложное бриллиантовое паве – так называемая «снежная инкрустация», когда бриллианты разных размеров закрепляются в словно бы случайном порядке для создания эффекта снега, искрящегося на солнце. На модели, представленные в рамках выставки в бутике «Эрмес» в Столешниковом переулке, можно сделать предварительный заказ.

REVOLUTION

018

hermes.com


Lifestyle пропаганда

ЦЕЛАЯ ВСЕЛЕННАЯ ЮБИЛЕЙНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ CHANEL JOAILLERIE В этом году коллекции Bijoux de Diamants, воспевавшей красоту бриллиантов, исполняется 80 лет. Это первая и единственная коллекция ювелирных украшений, придуманная лично Коко Шанель. В честь ее юбилея дизайнеры и ювелиры «Шанель Жоэльри» создали коллекцию «1932». Первые семь украшений были представлены в январе во время Недели высокой моды в Париже. Они посвящены космической тематике: кометам и планетам со спутниками. Главные материалы в них – золото и прозрачные бриллианты разной каратности, самый большой из них имеет вес 15 карат. Есть и жемчуг – круглый белый и одна 80-каратная барочная жемчужина в броши Celeste. На этом «Шанель Жоэльри» не остановится. Уже в марте на первой выставке в Пекине покажут 80 украшений и ювелирных часов. Среди них будет немало вещей с бесцветными бриллиантами, но будет много и жемчуга, и сапфиров, и бриллиантов цветных. Тематика не ограничится кометами: к ним добавятся другие темы, обозначенные в оригинальной коллекции 1932 года – перья, солнце, бахрома и банты, а так же совершенно новый символ – лев. Из Пекина коллекция отправится в мировое турне и будет путешествовать два года с остановками в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, Токио и других городах. В каждой из экспозиций будет 80 украшений, но это будут не одни и те же предметы. Дело в том, что проданные вещи будут отдавать клиентам сразу, а не по окончании турне, а их место на выставке займут новые, эскизы многих из которых уже готовы. chanel.com

vancleef-arpels.com

019

COULEURS DE PARADIS ОТ VAN CLEEF & ARPELS В январе во время Недели высокой моды в Париже дом «Ван Клиф энд Арпельс» представил новую коллекцию ювелирных украшений. «Кулёр де Паради» посвящена теме, которая не раз уже интерпретировалась ювелирами и дизайнерами «Ван Клифа» – райским птичкам. «Ван Клиф» создавал драгоценных птичек и в начале XX в., и в последние несколько лет. Так, в 2009-м появилась коллекция Oiseaux de Paradis с птицами, украшавшими броши, ожерелья, серьги и кольца на два пальца., а в 2011-м – Nid de Paradis, ювелирно отыгрывающая тему птичьего гнезда – его роль в украшениях исполняла спираль,

обрамлявшая центральный камень. В «Кулёр де Паради» объединились обе темы. Название коллекции означает в переводе «райские цвета» – все эти украшения объединяет красочность. «Ван клиф» использовал цвета камней, которые редко встречаются в его палитре (ляпис-лазурь, оникс, халцедон и бирюза редко выходили за пределы линии Alhambra), и добавил совсем новые – с корнелианом дом раньше не работал. Как всегда у «Ван Клифа» – фирменные техники и ноу-хау. Здесь нашлось место и трансформерам, и невидимой закрепке. Вещи из «Кулёр де Паради» сюжетно отсылают не только к коллекциям последних лет, но и к некоторым историческим украшениям. Так, сет Oiseaux Amoureux навеян драгоценностями, созданными в 1960-х.

REVOLUTION

ПТИЦЫ БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ


Lifestyle пропаганда

ХИТРОСПЛЕТЕНИЕ HОВАЯ КОЛЛЕКЦИЯ MY DIOR «Каннаж» – рисунок из перекрещивающихся ромбов, – как и большая часть всего создаваемого маркой, сегодня отсылает к фигуре ее основателя, Кристиана Диора. Таким узором были украшены мягкие спинки мебели, стоявшей в салоне Месье на Авеню Монтень, 30. Диор воспроизвел этот узор в нескольких нарядах, позднее «каннаж» много раз украшал различные творения «Диор», но только в этом году впервые заблистал в ювелирных украшениях. Браслеты и кольца «Май Диор» сплетены из перекрученных нитей белого, розового или желтого золота, некоторые из них украшены бриллиантами или цветными камнями (гранатами, шпинелью, цаворитами, сапфирами, турмалинами параиба, аметистами, танзанитами, бериллами, аквамаринами). В продаже в бутиках «Диор» украшения появятся в мае этого года.

dior.com

МАТЕРИАЛЬНЫЙ РЕСУРС НОВЫЙ PETITE HEURE MINUTE 35MM ОТ JAQUET DROZ Камень, перламутр и эмаль – свое мастерство в работе с этими материалами продемонстрировали мастера «Жаке Дро» в трех новых часах «Петит Эр Минют» в миниатюрном корпусе 35 миллиметров. Все часы оснащены механизмом 2653 с автоматическим подзаводом. В модели Petite Heure Minute Aventurine циферблат из авантюрина цвета ночного неба сочетается с насыщенно-синим сатиновым ремешком. В Petite Heure Minute Ivory Enamel белый циферблат из эмали оттеняет корпус из розового золота. А в Petite Heure Minute Mother-of-Pearl перламутр гравирован в технике «солнечные лучи». Новые часы представлены в фирменном бутике «Жаке Дро» в Петровском Пассаже. jaquet-droz.com

ЕДИНСТВО УЖАСНО КРАСИВО ЛИМИТИРОВАННЫЕ СЕРИИ MONTBLANC ALFRED HITCHCOCK ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

REVOLUTION

020

YANUSH GIOELLI Врешил МОСКВЕ «Монблан» «Монбл отдать дань уважения мастеру триллера Альфреду Хичкоку. Так появились две серии ручек: На пересечении и саспенса улицы Петровка и Дмитровского переулка открылся 3000 и марки бутик ювелирной «Януш Джоэлли». Несмотря на слово «gioelli из 3000 из 80 экземпляров. Образ, вдохновивший дизай-» («украшения, – итал.) в названии, марка прямого неровдрагоценности» на серию из 30 000 экземпляров – лестница колокольни отношения к Италии неовок имеет. Основатель компании Януш обучался – «Головокружение». У главного героя акрофобия из фильма «Голов окру руже жен ювелирному делу сначала веГрузии, ашпотом Израиле. Первый бутик высоты, поднявшись навпару ступеней, он исбоязнь высот ты, ддаже аже аж подн по дняв явш открылпытывает в Париже,пан после него второй в Тель-Авиве. Московпанический страх головокружение. В рисунке коранич ичес ески кий йоткрылся стра ст рахх и го голо ло ский магазин появился следствие сотрудничества Януша колпачка дизайнеры попытались создать этот «эффект пуса и колпа пачк ч а как диза ди зайн йнер еры ы по попы пыта та с российским бизнесменом Николаем Хихинашвили – эксклюзивным головокружения» Хичкока. Ограниченная серия из 80 штук головокруж ужен ения ия» Хи Хичк чкок ока. а. О гран гр анич ич экспортером якутских алмазов васно Гонконг, Европу, Израиль и США. Так выполнена кроваво-красном украшена бриллиантами. выпо вы полн лнен ена а в кр кров овав авоо-кр крас ном м и ук почемуРисунок жесуно «gioelli стилизованная веревка первой Рису Ри нокк корпуса корп ко »? рпус Как уса аобъясняет – эт это о ст стил илиз изов сам ован Януш, анн н ему близокизитальянский цветной картины Хичкока. Зажим ручек обеих серий позастиль вцветно ювелирном искусстве и традиции мастерства. Стиль ой ка арт ртин ины ы Хи Хичк чкок ока. а. З ажим аж имручного р фильма, ивнапоминает нож из самогоимствован Януша определить сложно: среди вещей единственном изз ддругого руго ру гого го ф ильм ил ьма, а, ««Психо», Пси Пс и знаменитой сцены душе. ручек экземпляре и лимитированных серий разные поукрашестилю и сце цены ны убийства уби бийс йств тва а ввстречаются душе ду ше Колпачки гравировками надписи, была промаркинастроению предметыами –иэто и обабочки с цветами, и крупные неограны гравировкам – эт это надп на дпис иси, и, ккоторыми кинопленка «Психо».с искусной На кончике ручки ненныерована алмазыоригинальная в ияподвесках, резьбой ори р перстнях ги ина наль льна ная кино ки нопл плен ен и жадеит штриха фильмов снялодно: Альфред Хичкок. в серьгах и кольцах. Объединяет все вещи, пожалуй, они создананесено 53 шт штри риха ха – сстолько толь то лько ко Перо 18-каратного украшаетдизайн, профиль режиссера ны, чтобы их из носили неатно снимая. Януш всегда думает– 18-кар арат ного го ззолота олот ол от создавая такойиже, как неоновой об удобстве эргономичности. же как на н еоно ео ново вой й вывеске в фильме «Веревка». www.yanush.net montblancc.co com m


Lifestyle пропаганда

ЧАСОВЫЕ И ЮВЕЛИРНЫЕ НОВОСТИ ОНЛАЙН ПЕРВЫЙ САЙТ О ЧАСАХ И УКРАШЕНИЯХ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ 15 января состоялся запуск первого онлайн-издания о часах и ювелирных украшения www.watch-n-jewel.com (www.watch-n-jewel.ru). До этого в рунете существовали только сайты, посвященные сугубо часовой тематике, создатели же Watch/Jewel решили объединить две темы, нацелившись как на мужскую, так и на женскую аудиторию. Онлайн-журнал обновляется ежедневно, а в период SIHH, BaselWorld и других значимых в мире часов и украшений событий, – по нескольку раз в день. Кроме новостей здесь есть обзоры коллекций и конкретных моделей, интервью с дизайнерами и президентами компаний, фотогалереи с тенденциями года, сезона и месяца и своеобразный «уголок потребителя», названный «От первого лица». Здесь слово предоставляется коллекционерам и знатокам. Кроме текстового и фотоконтента, на сайте есть много видеоматериалов, нередко ролики сняты специально для Watch/Jewel. www.watch-n-jewel.com

РАКЕТА ДЛЯ МАРУСИ РОССИЙСКИЕ ЧАСЫ ДЛЯ РОССИЙСКОГО СУПЕРКАРА Петродворцовый часовой завод выпустил лимитированную серию часов совместно с «Маруся Моторз» – первой российской компанией, запустившей в серийное производство спортивные автомобили премиум класса, и ставшей официальным партнером «Формулы-1». «Ракета» разработала необычный дизайн в черно-красной гамме, повторяющей цветовое решение автомобилей «Маруся Моторз». Корпус выполнен из нержавеющей стали, а ремешок – из силикона. В серии «Ракета – Marussia» 100 пронумерованных экземпляров. Часть из них будут сопровождать команду Marussia Virgin Motors на автогонках, остальные можно приобрести в московских ЦУМе и ГУМе, в магазинах Luxor и Status в Санкт-Петербурге и сети «Академия времени» в Тюмени. raketa.su

ПО АДРЕСУ НОВЫЙ БУТИК TAG HEUER В МОСКВЕ В феврале в Москве по адресу Столешников переулок, 14 торжественно открылся новый бутик компании «ТАГ Хойер» (техническое открытие состоялось в декабре 2011-го). В монобрендовом магазине представлены часовые коллекции марки, аксессуары и мобильные телефоны TAG Heuer Meridiist и TAG Heuer Link. Также в бутике впервые в Москве появится модель часов Microtimer, представленная на Базельской выставке в 2011 г. Это не первый монобрендовый магазин в Москве, открытый данной часовой маркой. До этого у «ТАГ Хойер» уже был бутик на Тверской 19а.

REVOLUTION

021

tagheuer.com


События Люди

ПОЛО В АРГЕНТИНЕ Восемьдесят лет «Реверсо»

ИЗ МОНАКО С ЛЮБОВЬЮ Новая коллекция Roger Dubuis в Москве

Юбилей легендарной модели Reverso компания Jaeger-LeCoultre начала праздновать в Южной Америке, пригласив в конце прошлого года в увлекательное путешествие декабря в ресторане Casino на Новом Арбате «Роже Дюбуи» представил новую колбольшую и очень международную группу журналистов. Прекрасная в отличиеДоот Ев- глобальный запуск состоялся в Монте-Карло («Револекцию La Monegasque. этого ропы погода, вкуснейшее мясо аргентинских коров, крепкие местного люшн»вина писал об этомпроизводв предыдущем номере). Московский вечер был устроен по образу ства, танго, финальные игры аргентинского чемпионата поло, поездка буквально и подобию монакского: музыка, коктейль и столы для рулетки. Посмотреть на новые на край света, в самый южный город мира, Ушуайя… Чего желать? Конечно же, Мария Голубкина, Константин Андрикопулос, Александр часыеще и испытать удачу пришли презентации новых моделей! Участники юбилейного путешествия первыми, еще Носик, Петр Аксенов, Екатерина Двигубская, Ирина Муромцева, Андрей Григорьев-Аполдо женевского салона, увидели и восхитились часами Jaeger-LeCoultre Reverso Tribute лонов, Евгения Линович, Игорь Угольников, Вилли Токарев и многие другие. Присутствоto , по достоинству оценив, с одной стороны, верность с другоймарки – из- Равшана Куркова. В этот вечер «Роже Дюбуи» представала оригиналу, на вечере иаподруга менения в дизайне, определенные характером сегодняшнего дня. нового друга – Константина Крюкова. вил и своего Екатерина Двигубская Об интересных встречах, что произошли во время поездки, журнал расскажет летом. Сегодня мы предлагаем вам посмотреть фотоотчет о том, где мы были и как нам было весело. А вы думали, мы все зануды?

Сергей Мазаев

Юлия Калашникова и Дмитрий Еремеев

Вилли Токарев

REVOLUTION

022

Андрей Григорьев-Аполлонов Анна Минакова и Денис Пешков

Часовой мастер за работой

Петр Аксенов

Часы Roger Dubuis

Константин Андрикопулос с супругой

Игорь Матвиенко

Равшана Куркова и Константин Крюков


События Люди

ПОЛО В АРГЕНТИНЕ Восемьдесят лет «Реверсо» Юбилей легендарной модели Reverso компания Jaeger-LeCoultre начала праздновать в Южной Америке, пригласив в конце прошлого года в увлекательное путешествие большую и очень международную группу журналистов. Прекрасная в отличие от Европы погода, вкуснейшее мясо аргентинских коров, крепкие вина местного производства, танго, финальные игры аргентинского чемпионата поло, поездка буквально на край света, в самый южный город мира, Ушуайя… Чего еще желать? Конечно же, презентации новых моделей! Участники юбилейного путешествия первыми, еще до женевского салона, увидели и восхитились часами Jaeger-LeCoultre Reverso Tribute to , по достоинству оценив, с одной стороны, верность оригиналу, а с другой – изменения в дизайне, определенные характером сегодняшнего дня. Денис Пешков Об интересных встречах, что произошли во время поездки, журнал расскажет ле- Сергей Журавлев и Галина Томащук том. Сегодня мы предлагаем вам посмотреть фотоотчет о том, где мы были и как нам было весело. А вы думали, мы все зануды?

Патрик Хоффман

ЗАВТРАК ПРО ЧАСЫ, Ч. 2 Revolution и Ulysse Nardin обсудили кремний В конце января, как и было объявлено в прошлом номере журнала, мы провели второй из серии «завтраков про часы», где на этот раз собравшиеся профессионалы отрасли, поклонники марки «Улисс Нарден» и просто любители часового искусства из постоянных читателей нашего издания обсудили несколько интересных тем в рамках дискуссии о применении новых технологий и новых материалов, в частности – кремния. Дискуссию замечательно вел Алексей Кутковой, главный эксперт и уважаемый редактор «Революшн». История вопроса, успехи часовых компаний, современные модели часов «Улисс Нарден», где в механизмах применяются детали из кремния, практическая польза нововведений, а также попытка найти ответ на вопрос, отчего марка так популярна в России, – обо всем этом гости и организаторы завтрака с интересом спорили, порой чересчур горячо. Случайно оказавшийся в Москве транзитом по дороге в Монголию Патрик Хоффман, генеральный директор «Улисс Нарден», был, кажется, весьма удивлен невероятной активности гостей, и раскрыл тайны готовящихся к выпуску новых моделей часов. Следующая встреча нашего «клуба» пройдет в начале апреля, главной темой станут вечные календари.

Гость мероприятия

Никита Пипко и Денис Пешков

Анна Минакова

Никита Пипко

Гость мероприятия

023

Максим Андриянов

REVOLUTION

Алексей Кутковой


События Люди

МУЗЫКА НАС СВЯЗАЛА Концерт группы Энди Гарсиа при поддержке Chopard декабря при поддержке компании «Шопар» в концертном зале «Барвиха Luxury Village» состоялся новогодний концерт актера и музыканта Энди Гарсиа и его группы Cineson All Stars. Это было первое выступление Энди Гарсиа в России. Энди смог «завести» не самую простую и легкую на подъем публику: большинство гостей вышло танцевать в партер, а сопрезидент «Шопар» Каролина Шойфеле даже вышла потанцевать на сцену. Группу Гарсия несколько раз вызывали на бис. Перед концертом гости могли во всех деталях рассмотреть украшения «Шопар» и знаменитую Золотую пальмовую ветвь, созданную для Каннского кинофестиваля ювелирами компании. Вечер посетили Ирина Чайковская с супругом, Ксения Сухинова, Петр Аксенов, Екатерина Одинцова, Алена Свиридова, Анна Субботина и многие другие.

Анна Субботина

Катя Гомиашвили

Каролина Шойфеле Светлана Касьянова, Алена Свиридова и Татьяна Горшкова

Концерт Энди Гарсиа и его группы Cineson All Stars 2

Екатерина и Тимур Мустафины

Алена Свиридова

Ирина Чайковская

Екатерина Одинцова

Украшения Chopard

Нина Гомиашвили

Ксения Сухинова

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

Торжественный ужин

Оксана Фандера и Филипп Янковский

Денис Пешков и Анна Минакова Ингеборга Дапкунайте

Карен Шахназаров

Армен Джигарханян и Евгений Миронов

ПИЩА ДУХОВНАЯ Ужин Montblanc в Третьяковской галерее

REVOLUTION

024

Лутц Бетге и Валерий Гергиев

Валерий Гергиев, Андрей Миронов и Армен Джигарханян

C г. «Монблан» вручает премию меценатам по всему миру. В г., в -ю годовщину, премии «Покровители культуры и искусства» были удостоены выдающиеся люди в странах. Среди лауреатов – принц Уэльский, Йоко Оно, королева София. В этот раз впервые премию вручили и в России. Лауреатом стал Валерий Гергиев. Его неоценимый, по мнению жюри премии, вклад в искусство заключается в создании по всему миру музыкальных фестивалей: он руководит такими мероприятиями как Фестиваль Гергиева (Голландия), Московский Пасхальный фестиваль и фестиваль «Звезды Белых ночей» (Санкт-Петербург). Торжественный ужин в честь лауреата состоялся в залах Третьяковской галереи. Поздравить маэстро Гергиева пришли Денис Мацуев, Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Ингеборге Дапкунайте, Леонид Ярмольник, Филипп Янковский, Оксана Фандера, Павел Лунгин, Карен Шахназаров и многие другие.


События Люди

ПОЛО В АРГЕНТИНЕ Восемьдесят лет «Реверсо» Юбилей легендарной модели Reverso компания Jaeger-LeCoultre начала праздновать в Южной Америке, пригласив в конце прошлого года в увлекательное путешествие большую и очень международную группу журналистов. Прекрасная в отличие от Европы погода, вкуснейшее мясо аргентинских коров, крепкие вина местного производства, танго, финальные игры аргентинского чемпионата поло, поездка буквально на край света, в самый южный город мира, Ушуайя… Чего еще желать? Конечно же, презентации новых моделей! Участники юбилейного путешествия первыми, еще до женевского салона, увидели и восхитились часами Jaeger-LeCoultre Reverso Tribute to , по достоинству оценив, с одной стороны, верность оригиналу, а с другой – изменения в дизайне, определенные характером сегодняшнего дня. Алексей Немов с женой ГалинойлеОб интересных встречах, что произошли во время поездки, журнал расскажет том. Сегодня мы предлагаем вам посмотреть фотоотчет о том, где мы были и как нам было весело. А вы думали, мы все зануды?

Паоло Коэльо

Борис Беккер с супругой Лили

Луиш Фигу с женой Хелен Сведин

Хосе Мария Манзанарес

ДЕНЬ АВИАЦИИ

Жан Рено и Юэн Макгрегор

Гала-вечер Top Gun от IWC В Женеве во время SIHH марка «Интернэшнл Уоч Компани Шаффхаузен», следуя традиции, устроила одну из лучших вечеринок. «Топ Ган» – именно под таким девизом она прошла в этом году – собрала представителей марки и ее поклонников. Среди последних – немало знаменитостей: Кейт Бланшет, Жан Рено, Юэн Макгрегор, Луиш Фигу, Зинедин Зидан, Адриана Лима, Борис Беккер, Ронан Китинг и некоторые другие. «Цель этого вечера – в необычной эмоциональной манере рассказать нашим гостям историю часов Pilot’s Watch – историю, которая началась в г. с модели Special Pilot’s Watch», – объяснил концепцию вечера генеральный директор IWC Жорж Керн. Павильон «Пальэкспо» словно стал огромным авианосцем, на борту которого оказались гости. Все напоминало о легендарной летной школе, вдохновившей мастеров на линии «Топ Ган» и «Топ Ган Мирамар». Даже звезды первой величины не расходились до окончания вечера, завершившегося концертом Брайана Ферри.

Ронан Китинг

Сергей Мазаев с супругой, Юэн Макгрегор и Алексей Немов с супругой

REVOLUTION

Кейт Бланшетт

025

Лили Беккер заводит публику


Тенденции Plus

«ЖИТЬ ПО ГРАФИКУ – УВОЛЬТЕ»

REVOLUTION

026

Киноактер Томер Сислей, известный в России прежде всего как Ларго Винч из одноименного фильма и главный герой «Бессонной ночи», которая вышла в прокат в феврале этого года, является носителем образа противоречивого, то есть весьма современного. Авантюрист, искатель приключений, коварный соблазнитель – именно таким он предстает перед нами, и этот его образ, похоже, особенно понравился марке Roger Dubuis, другом которой он стал совсем недавно. О часах и времени Томер поговорил с «Революшн».


Тенденции Plus

Давайте представим: вы приехали на деловую встречу точно в назначенный час, а человека нет. Сколько вы обычно ждете, прежде чем вам надоедает и вы просто встаете и уезжаете? Чтобы я уехал, такого практически никогда не бывает. А раздражаться – не то чтобы серьезно психовать, но раздражаться – начинаю уже через тридцать секунд. Договорились же в пять-тридцать – уже пять-тридцать, ну и где он? А что касается женщин, сколько длилось самое долгое в вашей жизни ожидание? Одну женщину я ждал девять месяцев. Она исчезла и потом вернулась. Ваша жена? Нет. Жену я бы за такое убил. С тех пор как вы тесно сотрудничаете с «Роже Дюбуи», что из их моделей вы для себя выбрали? Скелетонированный турбийон. А почему? Дело не просто в сочетании открытого циферблата и турбийона. Там нечто большее… постоянное движение, не знаю. Эти часы строгие, изящные и рок-н-ролльные, они не похожи на часы, к которым я привык. Наконец, меня просто завораживает механика, а в скелетоне ее волшебные секреты приоткрыты. Все как на ладони – стоит только покрутить головку завода, и все придет в движение, начнется отсчет секунд. Невероятное зрелище. Какую роль вам хотелось бы еще сыграть в своей кинокарьере? Что-нибудь из Шекспира.

А что именно? Все что угодно. У него все персонажи потрясающие. Вот так я вам отвечу, хотя мог бы ответить иначе – назвать Теннеси Уильямса, к примеру. Хорошо, если бы вам пришлось играть Гамлета, какие бы часы вы надели (конечно, при условии, что режиссер не будет возражать против Гамлета с часами)? У Гамлета часы должны быть сделаны из свечи. Она горит, воск капает на кожу, напоминает о времени. Свеча горит ровно час, потом ее меняют. Вы сказали, что часы тонкой работы как хорошие автомобили. С какой машиной вы бы сравнили «Роже Дюбуи»? С «Кёнигсеггом». При условии, что этот «Кенигсегг» так же шикарен, как автомобили марки, про которую вы, возможно, не слышали, – «Висманн». Поищите что-нибудь про «Висманн Джи-Ти» – это поистине потрясающая машина. Но аналогия с «Висманном» не полная, ведь начинка у него все же от «БМВ», поэтому я и придумал для часов такое сравнение: ходовые качества от «Кёнигсегга», шик и лоск – от «Висманна». Вы недавно приезжали в Россию рекламировать новый фильм… Кино называется «Бессонная ночь». Это приключенческое кино? С элементами боевика. Я говорю «с элементами», потому что это не боевик в чистом виде. Сюжет очень простой: отец – скажем прямо, не очень хороший отец, – полицейский, крадет у бандитов сумку с кокаином. Но сработать чисто не удается – бандиты узнают, кто он такой, похищают у него сына и заявляют: «Значит, так: ты нам кокаин – мы тебе ребенка». Захватив сумку, он направляется на встречу с бандитами в диско-клуб – почти все действие фильма происходит на большой-большой дискотеке. Во время обмена все начинает идти наперекосяк, не так, как он ожидал. Все события происходят в течение одной ночи – отсюда и название. ★

027

Каково было ваше отношение к часам до сотрудничества с «Роже Дюбуи»? У вас были часы? У меня пять часов, весьма любопытные образцы. Вы их приобрели, потому что вам понравился внешний вид, или выбирали по техническим параметрам? Мне их все подарили. Одни – моя жена. Прелесть часов – качественных часов – я впервые ощутил и осознал пять-шесть лет назад. До этого часы были для меня не больше чем просто штука, которая показывает время. Я был убежден, что кварцевые лучше, потому что точнее. А механические часы я полюбил, когда понял, что это не часы вовсе: они сродни шикарным автомобилям. Есть в этом какое-то чудо: электричества нет, батареи нет – а крутится. И ведь нашлись же гениальные люди, которые смогли такое придумать, взять в помощь гениальных единомышленников, вырезать детали из металла и потом соединить все воедино так, что они будут цепляться друг за друга и отсчитывать минуты. Чудеса, да и только: столько гениальных решений в одном приборе. Ты понимаешь, что на его создание потрачены тысячи часов рабочего времени, что это большое появилось из малого… Одним словом, они меня восхищают.

Если говорить о времени, вы человек, который все делает вовремя или не вовремя? Интереснейший вопрос вы мне задали. Вовремя или не вовремя? Когда у меня назначена встреча, прихожу вовремя: терпеть не могу опаздывать. Но жить по графику – увольте. Жизнь не должна подчиняться расписанию. На встречу – без опозданий, но остальная жизнь пусть идет своим чередом.

REVOLUTION

Что для вас лично олицетворяет марка «Роже Дюбуи» (Roger Dubuis)? Что вы в ней нашли, что в этих часах вас чисто по-человечески привлекает? Бог ты мой… Думаю, их исключительность. Без сомнения, это высочайший, высочайший класс производства, сборки. Я сам побывал на мануфактуре и лично наблюдал – весьма впечатляет. Меня также нравится, что «Роже Дюбуи» – очень молодая марка, тогда как все их окружение – степенно, старомодно, ведь многим фирмам по 50, 60, 70 лет, а то и все 100. Начинка часов сделана превосходно, да и золото – чистейшее. При этом на фоне других марок очень заметна свойственная «Дюбуи» рок-н-ролльная перчинка. Посмотрите их рекламу: Pulsion – ролик про вора, Excalibur – какой-то средневековый бой, звон мечей… Такой вот рок-н-ролл в мире мастодонтов. Мне нравится.


Прайм тайм

Детские машинки «Константин Б». Их придумала дизайнер из Словении Ника Зупанк по мотивам старого кабриолета «Ситроен DS Шапрон». Руль поворачивается, а заводной ключ сзади – для красоты. Машина не заводится, надо отталкиваться ногами.

В M.A.D. Gallery Максимилиана Бюссера выставляются истинные произведения механического искусства – и речь не только о часах

Безумные машины

REVOLUTION

028

Ирина Кузьменко


Прайм тайм

Н

«Песочные» часы «Икепод». Каждый экземпляр выдувают из стекла вручную, а вместо песка в них – восемь миллионов шариков, покрытых разными металлами: сталью, медью, желтым золотом

Переоборудование помещения в старой части города Женевы обошлось новым владельцам в шестизначную сумму.

029

В «Безумной галерее» чувствуешь себя, как ребенок в магазине игрушек: трудно поверить, что столько чудесных вещей собрано в одном месте, хочется все их немедленно рассмотреть и потрогать – тем более, посмотреть есть на что. Вот, например, машина для аплодисментов,

Макс Бюссер: «Я горжусь тем, что делаю, потому, что могу выбирать партнеров, и потому, что я абсолютно свободен. Чувство свободы бесценно»

REVOLUTION

а создание MB&F Бюссера в свое время толкнуло возмущение. Он начинал практически один; ему не нравился тот застой, который был столь привычным в размеренном часовом мире, Бюссер хотел этот мир растормошить – и его «Часовые машины» справились с задачей на ура. Оказалось, что традиционный путь – вовсе не единственный, можно свернуть с него, мыслить независимо и добиться очень многого. Со временем его энтузиазм нашел поддержку людей, на чью помощь он даже не смел и надеяться – а теперь он сам помогает таким же бунтарям в самых разных областях производства. Он работает и со скульпторами, и с робототехниками, и даже с дизайнерами велосипедов. Экспонаты недавно открытой «Мэд Гэллери» это не просто забавные вещицы, за каждой из них стоит нестандартный человек – мастер, у которого хватило не только фантазии придумать нечто невиданное, но и смелости воплотить это в жизнь. «Я ведь всегда говорил, что мы делаем не часы, а машины, которые заодно и время показывают, – объясняет Бюссер. – А здесь у нас, к примеру, лампы, которые на самом деле не лампы, а машины, которые заодно и светят. Помните, я вам показывал велосипед? На нем, конечно, можно ездить, но, если хочется кататься на велосипеде, лучше пойти в обычный веломагазин. В общем, все наши авторы говорят на том же языке, что и я. Может быть, слова у них другие, но главное – мы друг в друге обрели братьев по разуму. Мы-то думали, что мы одни такие, что никто больше в мире такими глупостями не занимается, а оказалось, что в других сферах у нас есть родственные души. Мы всегда говорили: единомышленники, друзья важнее всего».


Прайм тайм

«Часовая машина» Бюссера – Legacy Machine , сделанная в духе предыдущих авангардных моделей, но для любителей классики.

REVOLUTION

030

Лампа Бухвальда стоит дорого, изготавливает ее мастер вручную, да и не лампа это вовсе, а машина, которая заодно и светит

сделанная английскими мастерами: две яркие ладошки, готовые при нажатии на кнопку рукоплескать любой идее владельца. А вот тоже рука, но, по словам Бюссера, «жутковатая немного. Это точная копия руки мастера, который ее сделал, только из алюминия. Если собеседник надоел, включаешь – и пальцы начинают барабанить по столу». Выглядит, действительно, слегка пугающе: напоминает реквизит фантастического триллера. В стеклянной витрине живет механическая девушка по имени Палетт. Она замечает людей, которые к ней подходят, здоровается с ними, приглашает посмотреть часовые

машины. Простые белые стены «Мэд Гэллери» украшены футуристическими работами Даниэля Юна: этот фотохудожник много снимает часы и знает толк в механизмах. «Знаете, некоторые посетители нам говорят: все большие города сейчас одинаковые. Москва, Сингапур, Лос-Анджелес – все на одно лицо. В центре города обязательно будет «Луи Вюиттон», «Дольче энд Габбана», «Картье» и остальной джентльменский набор. Полно фирменных бутиков, а отличий никаких. Но изредка попадаются места, такие вот как наша галерея, где все вещи тщательно отобраны, как в музее. Ходишь, смотришь и удивляешься: «А это что такое?

Никогда не встречал»». – Бюссер прав, воздушное, светлое пространство галереи напоминает скорее выставку, чем магазин. Почетное место здесь отведено часам. «Мэд Гэллери» – первое место в Женеве, где появились знаменитые «песочные» часы «Икепод» (Ikepod). Каждый экземпляр выдувают из стекла вручную, а вместо песка в них – восемь миллионов шариков, покрытых разными металлами: сталью, медью, желтым золотом. Но большинство здешних часов, конечно, принадлежит «перу» MB&F. «Галерея отлично подходит для приема гостей. Раньше приходилось принимать их в крошечных мастерских, а здесь хоть можно все часы рассмотреть как следует. Меня часто спрашивают: «Если я приеду в Женеву, можно будет посмотреть всю коллекцию?» Приходится думать, пускать ли человека в мастерскую, как ему там все показывать и т. д. А теперь можно приехать сюда, все посмотреть и все, что захочется,


Прайм тайм

Вполне возможно, женевская «Мэд Гэллери» со временем станет городской достопримечательностью – по крайней мере, ее творец прилагает для этого все усилия. Он признается по секрету, что мечтает открыть «Безумные галереи» по всему миру и выставлять там местных мастеров: в Китае – китайских, в Мексике – мексиканских и так далее. «Вряд ли получится, но кто знает? В прошлом году мы за год продали часов, в этом, может, выйдем на . Если будем в год продавать хотя бы по «часовых машин», глядишь…» ★

«Аплодисментные машины», выставленные в M.A.D. Gallery, без устали должны хлопать в ладоши во славу ее создателя

031

Полностью свободен Бюссер и в подборе экпонатов для своей галереи. У него нет цели сделать так, чтобы магазин окупал сам себя: бутик существует на прибыли от производства и продажи часов MB&F. Поэтому не так уж важно, чтобы предметы пользовались спросом или приносили доход, главное – чтобы они импонировали самому создателю магазина, и его гостям. На некоторые вещи галерея даже не делает наценку: «Если продадим что-то из предметов искусства, – прекрасно. Нет – ничего страшного. Главное не в этом, а в том, чтобы помогать другим». Узнав, что клиент приобрел «Аплодисментную машину», Бюссер улыбается: когда-то он сам купил ее сразу, как только увидел. Приятно, когда людям нравится то же, что и тебе.

REVOLUTION

примерить». Здесь можно полюбоваться оригинальностью «Часовых машин», подробно узнать о новинках (одновременно с открытием галереи была запущена модель LM ) и подобрать самому себе подарок по вкусу. Вот что говорит Бюссер об этой части своей работы: «Мы открываем людям глаза на то, что сегодня часы не обязаны быть такими же, как лет назад. Хоть сейчас дел и прибавилось, но я даже не чувствую усталости. Все потому, что я горжусь тем, что делаю, потому, что могу выбирать партнеров, и потому, что я абсолютно свободен. Чувство свободы бесценно».


Прайм тайм

«У нас нет выпускных экзаменов – эта школа для того, чтобы получить опыт и знания, а не профессию. Конечно, по окончании курса мы выдаем сертификат, но все же это не учеба, а такой приятный досуг»

Revolution вызвали на прием к директору школы

Первый звонок REVOLUTION

032

Анна Минакова


Прайм тайм

Мари Валлане-Дельом Мы просто соберем все оборудование и образцы «в коробки» и приедем, например, на месяц в Москву

Что из себя представляет школа сегодня? Наша школа сегодня – это пять профессоров и семь приглашенных учителей – дизайнеров, геммологов, специалистов в разных дисциплинах. Для меня стать директором этой школы означает вернуться к истокам. Я когда-то начинала с преподавания, потом стала работать в в группе «Ришмон»: долго работала в «Картье» (Cartier), потом в «Ван Клиф энд Арпельс». Теперь – снова в школу! Это

REVOLUTION

М

ари Валлане-Дельом (Marie VallanetDelhom) проработала в группе «Ришмон» (Richemont) лет и совсем недавно заняла новую позицию – директор школы «Ван Клиф энд Арпельс» (Van Cleef & Arpels). Мы встретились с ней и узнали, какие планы у «Ван Клифа» по поводу развития школы, чем этот проект интересен лично ей и чему можно научиться в этом парижском заведении.

Школа преподносит ювелирное искусство с точки зрения истории и наследия «Ван Клиф энд Арпельс»? Школа носит имя «Ван Клиф энд Арпельс», но в ней изучают не только наследие этого дома, наш курс из семи модулей рассказывает про ювелирное искусство в целом. О том, как менялась мода на украшения: ведь многим сейчас может показаться странным, что, например, рубины раньше было неприлично носить днем. Или возьмем жемчуг: есть страны, где молодым девушкам нельзя носить его, а есть напротив – где он считается украшением именно для молодых девушек. У нас нет выпускных экзаменов – эта школа для того, чтобы получить опыт и знания, а не профессию. Конечно, по окончании курса мы выдаем сертификат, но все же это не учеба, а такой приятный досуг. Можно пройти один курс, прерваться, прийти на второй, когда захочется. Наша цель – дать любителю знания, чтобы он мог создать свой ювелирный стиль, найти украшения для себя, понять их. Идея сродни гастрономическим школам

033

новый формат, который до сих пор не существовал: не дополнительное обучение для профессионалов, не геммологическая школа, а инициация будущих знатоков, первый шаг на пути в мир ювелирного искусства. А это мир не слишком открытый, он редко публично о себе рассказывает.


Прайм тайм

увидеть, как создается восковая модель украшения, как закрепляются камни в изделии. Сколько людей сейчас могут учиться в школе одновременно, в одном потоке? Не больше 12 в одной группе. Курс построен так, что каждому студенту уделяется внимание. Его лично обучают, помогают разобраться в тонкостях, с большим количеством студентов работать так было бы невозможно. Кто преподает в вашей школе? Это разные люди: кто-то из них работает в «Ван Клифе», кто-то нет. Это специалисты в истории искусств, социологии, педагогике, геммологии.

Каждому студенту уделяется внимание. Его лично обучают, помогают разобраться в тонкостях

или мастер-классам сомелье для любителей – пройдя курс ты не станешь мишленовским шефом или виноделом, но ты научишься превосходно разбираться в этой теме!

REVOLUTION

034

Кто, по вашему мнению, аудитория такой школы? Это очень сложный вопрос. Пока мы не начали занятия. Все, что мы знаем о наших будущих студентах – это то, что они написали в своих анкетах, подавая заявки на поступление на сайте школы. Записалось уже более 300 человек, но я пока их не видела. Я только знаю, что 40 % из них французы и 60 % иностранцы из 46 разных стран. А если говорить о профессиональных знаниях: геммологу, например, будет интересно прослушать курс школы? Конечно. Вы же можете сами выбирать, на какие занятия ходить. Человеку с таким образованием не будет интересен вводный курс по камням, его можно пропустить. Но, например, ему может быть интересен исторический экскурс в ювелирное искусство или мастер-классы в ювелирных ателье, где можно

«Ван Клиф энд Арпельс» знаменит не только как ювелирный дом, но и как часовой. Вы не думали о том, чтобы создать аналогичную школу по часовому делу? Да, думали, она откроется в следующем году. Но пока не могу рассказать про этот курс никаких подробностей – все пока на уровне идей. Вы говорили, что записалось уже более 300 человек, то есть в какие-то периоды школа заполнена и записаться на некоторые даты уже нельзя? На самом деле, это возможно. Если мы видим повышенный интерес в какие-то даты, мы можем добавить дополнительные сессии. В школе преподают только на французском? На данный момент – на французском и английском. Но, в принципе, мы планируем преподавать на разных языках: мы хотим сделать передвижную школу. Просто соберем все оборудование и образцы «в коробки» и приедем, например, на месяц в Москву. Там мы будем работать с местными преподавателями, теми, кто преподает на русском. И мы уже присматриваемся к потенциальным преподавателям в разных странах. Мы прекрасно понимаем, что знания лучше усваиваются, когда тебе преподают их на родном для тебя языке. ★


REVOLUTION

035

Прайм тайм


Новинки 2012

SIHH-2012: НОВЫЕ ГРАНИ ВЫСОКОГО ЧАСОВОГО ИСКУССТВА

КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ 2012 Своими наблюдениями делится Алексей Кутковой

Overv iew

SIHH 2

REVOLUTION

036

012


Кристаллизация

REVOLUTION

037

Женевский cалон SIHH-2012 выглядел совсем не так, как того можно было бы ожидать. И это не означает «лучше» или «хуже», «больше посетителей» или «меньше посетителей», «больше новинок» или «меньше новинок», «больше сумасшедших новинок» или «меньше сумасшедших новинок». Посетителей прибыло достаточно и даже предостаточно, новинок было не занимать, сумасшедшие новинки привлекли немало внимания… Присутствие чего-то непредвиденного лишь ощущалось, возможно, очертания разгадки головоломки уже угадывалась по разрозненным кусочкам, буквам и намекам, а в словесную форму ощущения сложились лишь после того, как все закончилось.


Новинки 2012

Н

REVOLUTION

038

а первый взгляд, все было, как обычно. Светлые, воздушные, элегантные и позитивные интерьеры, множество новинок, и давно ожидавшихся, и неожиданных, новые веяния в искусстве презентации этих самых новинок, и часы, часы, часы… Новости из мира бизнеса, как, например, покупка контролирующего пакета акций группы Sowind (марки Girard-Perregaux и JeanRichard) французским гигантом люксовой индустрии группой PPR, представлялись мощными, драматически выглядящими явлениями, но как будто протекающими где-то очень высоко… В стратосфере. Из стратосферы они, как виделось, влияли лишь на отдаленное будущее, грозящее избавить салон SIHH следующего года от двух попавших в сферу влияния империи г-на Франсуа Пино марок. Кстати, интересно, какова будет реакция устроителей SIHH? Они, в принципе, могут дать больше места на выставке неудержимо растущему бизнесу Cartier, но могут предоставить кров тем маркам, которых так или иначе обидели в «Базеле», а таковые всегда найдутся.


Кристаллизация

ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ ПЕРЕКРИСТАЛЛИЗАЦИЯ Изобретательность – это именно то, чем всегда были сильны часовщики и в особенности, швейцарские (видимо, национальная черта такая). Поэтому следует отметить, что параллельно процессу кристаллизации шла перекристаллизация, которая, как известно из школьного курса физики, приводит к улучшению всего, что только можно себе представить – в физике это касается чистоты, кристаллических характеристик, а в часовом деле (надеюсь, такая аналогия будет уместной) – к появлению выдающихся образцов изобретательности и мастерства. Компания Vacheron Constantin, один из соучредителей нового Женевского клейма, представила первый экземпляр часов, изготовленных в полном согласии с обновленным регламентом; в Cartier подготовили целый ряд сложных механических часов, и одни из них – Rotonde de Cartier Minute Repeater – также отмечены Женевским клеймом; мастерам Jaeger-LeCoultre удалось сконструировать потрясающе интересный и стильный турбийон Duomètre à Sphérotourbillon; компания Montblanc присоединилась к элитарному собранию часовых марок, располагающих сверхбыстрыми механическими хронографами (часы TimeWriter II Chronographe Bi-Fréquence); в A. Lange & Söhne перевернули представления о том, как должен быть сконструирован высококлассный вечный календарь (часы Lange ͭ Tourbillon Perpetual Calendar); известная ювелирная и часовая марка Van Cleef & Arpels показала, что сильна не только в высоком ювелирном искусстве, но также в искусстве конструирования беспрецедентных сложных механических часов, руководствуясь стратегией «поэтичных сложных функций» (часы Lady Arpels Poetic Wish и Midnight Poetic Wish)…

039

КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ То, как эти настроения повлияли на коллекции ведущих часовых марок, проще всего назвать одним словом – «кристаллизация». Разумеется, далеко не все, что происходит в современной часовой индустрии, можно описать, оставаясь в рамках этой концепции, но многие, и прежде всего, наиболее успешные игроки часового рынка показали желание сконцентрировать свои усилия на наиболее важных для каждой из марок аспектах. Это было настолько заметно в том, какие новинки в январе на салоне SIHH-ͮͬͭͮ выставили две всемирно известные часовые фирмы – Audemars Piguet и IWC, что на их фоне и новые коллекции других марок воспринимались по-другому. Даже в часовой коллекции Cartier, которая, как видится, стремится охватить главные направления современного часового искусства, а в этом году даже сверхсложные карманные механические часы, окончательно оформилось очень четкое обозначение приоритетов: высокое часовое искусство, декоративные часы, ювелирные часы и коллекции массового выпуска (в этом году это Tank Anglaise). Audemars Piguet выпуском своей юбилейной коллекции Royal Oak словно говорит: «Вот те корни, которых мы держимся». Примерно так же воспринимается послание от IWC, выраженное доминирующей в коллекции этого года авиаторской темой. Наконец-то разрешилась загадка с обновлением коллекции Roger Dubuis: коллекция логично выстроена в четыре «колонны», а показанный на SIHH-ͮͬͭͮ давно обещанный автоматический калибр 620 с мини-ротором представляется гарантией надежного роста этой замечательной марки. В компании Piaget основное внимание уделили моделям из возрожденной коллекции Gouverneur, в Vacheron Constantin – эстетски обновленной коллекции Malte, в Baume et Mercier« – стратегически важной для них линии Hampton, а в Panerai восстановили техническое и стилистическое единство коллекции, добавив «недостающее звено» – модели Radiomir ͭ͵Ͱͬ промежуточного дизайна, объединяющие «Радиомиры» с «Люминорами»…

REVOLUTION

ДВАЖДЫ ДЕВЯТНАДЦАТЬ ПРИ ПЛЮС ДЕВЯТИ Найти подходящее определение происходящему помогла статистика. Недавно опубликованные экспортные результаты швейцарской часовой индустрии за 2011 год не должны были вызывать никаких иных чувств, кроме законной гордости. По сравнению с 2010 годом получен рост объема экспортных продаж в 19,2%, а полный объем экспорта составил 19,3 миллиарда франков (как здорово, что французы похоронили свой франк – всегда было так утомительно писать «швейцарский франк», все-таки одиннадцать лишних букв; кроме того, когда мы говорим «франк», то заставляем себя вспомнить о 1850 годе, когда появилась такая денежная единица – швейцарский франк, тогда он в точности равнялся французскому). Итак, экспорт добрался до отметки в 19,3 миллиарда, и это при небывало сильном франке, курс которого на девять процентов превышает американский доллар. Вспоминая те времена, когда франк, поднявшийся до 0,88 доллара, воспринимался швейцарскими часовыми компаниями почти как национальная катастрофа, понимаешь, чего стоят все эти цифры при курсе 1,09, а также замороженном на уровне около 1,2 соотношении евро/франк и неявно подразумеваемом намерении в следующем году перевалить через отметку в двадцать миллиардов. Что еще может быть при таких цифрах, как не радужные настроения? Вот после того, как был задан этот, казалось бы, риторический вопрос, стало понятно, что мы оказались свидетелями крайне интересного явления – кризиса нет, консолидация есть. Уже после окончания SIHH-ͮͬͭͮ начало крепнуть ощущение, что многие лидеры швейцарской часовой индустрии как будто проверяют себя: «А случись кризис?» И основания задавать себе такой вопрос есть – Европа шатается, Штаты хоть и чувствуют себя лучше, но оснований для оптимизма недостаточно, противники засидевшихся режимов лихорадят Ближний Восток, а для быстроразвивающихся экономик азиатских стран не хватает ощущения стабильности их главных рынков сбыта – Европы и Америки.


Новинки 2012

Overview

SIHH

2012

«ЛАНГЕ ПЕРВЫЙ», ЛЕГЕНДАРНЫЙ И НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ

A. LANGE & SÖHNE

REVOLUTION

040

Калибр L . (Datograph Up / Down)

Часы Datograph Up / Down – платина


Кристаллизация

Н

Часы Grand Lange – желтое золото

Из названия «Гранд Ланге 1» можно вычислить, что это часы увеличенного по сравнению со стандартными моделями «Ланге 1» диаметра корпуса. Так оно и есть – диаметр составляет 40,9 мм (у «Ланге 1»–38,5 мм), однако, это на миллиметр меньше, чем у предыдущего варианта «Гранд Ланге 1». Что это – смена тенденции: раньше часы росли, а теперь уменьшаются? Нет, дело в том, что старые варианты «Гранд Ланге 1» комплектовались теми же самыми калибрами, что стандартные модели «Ланге 1», а для новых часов «Гранд Ланге 1» базовый механизм коллекции был сконструирован заново. Диаметр нового калибра L . – 34,1 мм при толщине 4,7 мм, в то время как диаметр «старого» калибра L . (конечно, ничего он не старый – этим механизмом до сих пор комплектуется вся базовая коллекция «Ланге 1», да еще и те модели, механизмы которых были сделаны на основе калибра L . ) – 30,4 мм при толщине 5,9 мм. 1,2 мм в минусе по толщине – это немало, и вся эта разница пригодилась для того, чтобы снизить толщину корпуса – она составляет 8,8 мм

041

Часы Grand Lange – платина

REVOLUTION

Калибр L . (Grand Lange )

овый вариант «Гранд Ланге 1» (Grand Lange ) – вот те часы, которые следует назвать настоящей звездой в представленной «А. Ланге унд Зёне» (A. Lange & Söhne) экспозиции. Конечно, среди новинок «Ланге» этого года были часы сложные, как новый вариант знаменитого «Датографа», и очень сложные, как «Ланге 1» с турбийоном и вечным календарем, однако именно модель «Гранд Ланге 1» так и просилась на руку. Чем же так хороши эти часы? Во-первых, безошибочно угаданной привлекательностью нетривиального циферблата тех первых часов «Ланге 1», что были в составе представленной в октябре 1994 г. первой ланговской четверки (кстати, та модель до сих пор значится в каталоге «Ланге»). Для нового варианта «Гранд Ланге 1» сделали новый механизм, и это позволило настроить соотношение геометрии циферблата под новый корпус, в том числе было увеличено фирменное двойное окошко большого указателя даты.


Новинки 2012

REVOLUTION

042

(у «Ланге 1», легко догадаться, было ровно 10 мм). Всей этой бухгалтерией, всеми этими миллиметрами можно было бы не заниматься, если бы они не оказывались крайне важными в такой тонкой материи, как ощущение от часов на руке. Новый вариант «Гранд Ланге 1» стоит просто взять в руки, чтобы понять всю привлекательность этих часов: идеальные пропорции, то есть соотношение диаметра корпуса к его толщине, плюс весомость золотого корпуса. Итак, второй секрет притягательности нового варианта «Гранд Ланге 1» можно сформулировать следующим образом: все дело в миллиметрах. Миллиметры также сказались в том, что больший диаметр механизма позволил отказаться от конструкции с двумя заводными барабанами (калибр L . ), воспользовавшись одним, но большим, и его размеров оказалось достаточно, чтобы оставить без изменений фирменный ланговский трехдневный запас хода. Правда, мы лишились колоритной надписи циферблата стандартных моделей «Ланге 1» – «Doppelfederhaus» («Двойной заводной барабан», нем.), ее заменили на «Gangreserve 72 stunden» («Запас хода – 72 часа», нем.), но что в такой ситуации поделаешь? Механизм – вот третий секрет новой эстетики «Гранд Ланге 1». Фирменную трехчетвертную платину я бы назвал центральным камнем в короне «Гранд Ланге 1». Диаметр механизма, как мы уже выяснили, был увеличен, из-за чего трехчетвертная платина приобрела именно тот размер, которого, казалось бы, только и не хватало для того, чтобы заиграла в полной красоте ее замечательная отделка. Можно говорить много слов, но это никогда не заменит непосредственного впечатления от той красоты, которая открывается взгляду, когда переворачиваешь корпус «Гранд Ланге 1». Примерно такая же история произошла с часами «Датограф» (Datograph).

В отличие от «Ланге 1», те первоначальные модели «Дато», что были представлены публике в 1999 г., уже сняты с производства, и им на смену пришла новая модель из коллекции этого года «Датограф Ап / Даун» (Datograph Up / Down). На первый взгляд, единственное отличие новинки от первых «Датографов» – в появившемся у метки «6 часов» циферблате указателя запаса хода, но это не так. Диаметр корпуса увеличился на 2 мм – до 41 мм, и это изменение наверняка вызовет положительную реакцию у большинства поклонников ланговских хронографов, тем более что толщина корпуса была изменена в большую сторону незначительно – на 0,3 мм – и составила 13,1 мм, что очень неплохо для часов с хронографом классической конструкции. Механизм нового «Датографа» был модифицирован, и в основном модификация затронула его «базу»: начиная с этой модели, «Датографы» будут оснащать не только мануфактурной спиралью, но и балансом собственного производства. Кроме того, в калибр L . поставили обкатанный в предыдущих моделях Chronograph заводной барабан увеличенной емкости, что позволило поднять запас хода до очень комфортной величины в 60 часов (у «Датографов» первого поколения было 36 часов). Комфорта добавляет и тот самый указатель запаса хода, из-за которого и было изменено название часов.

Lange Tourbillon Perpetual Calendar – платина. Ограниченная серия из экз.

Если то изменения, что привели к появлению новых моделей «Гранд Ланге 1» и «Датограф Ап/Даун», можно назвать косметическими (в самом позитивном значении этого слова), то в случае новой сложной модели «Ланге 1» с турбийоном и вечным календарем (Lange Tourbillon Perpetual Calendar) следует воспользоваться словом «революционные» (по понятным причинам я от использования этого слова никогда не отказываюсь). Прежде всего, следует заметить, что «Ланге 1» с турбийоном и вечным календарем – это наиболее сложные часы в коллекции «Ланге 1», однако же дизайнерам


Кристаллизация

Калибр L . (Lange Tourbillon Perpetual Calendar), вид с оборотной стороны. Мосты турбийона и промежуточного колеса гравированы вручную

Калибр L . (Lange Tourbillon Perpetual Calendar), вид со стороны циферблата

043

Модуль вечного календаря часов Lange Tourbillon Perpetual Calendar

удалось в максимальной степени разгрузить циферблат, чтобы максимально сохранить дух и привлекательность первых моделей «Ланге 1». С турбийоном обошлись без затей. Воспользовавшись патековским опытом, его спрятали под циферблатом, правда, оставили возможность полюбоваться им с оборотной стороны корпуса часов, что немаловажно. А как следовало поступить с вечным календарем? Его указатели, как правило, перегружают циферблат. Здесь было сделано то, что у часовщиков неизменно считается признаком высокого класса: указатель месяца был выполнен в виде окружающего весь циферблат кольца с названиями всех 12 месяцев, и диск указателя функционально объединили с программным колесом вечного календаря, которое определяет длительность каждого месяца. Поскольку для «Ланге 1» с турбийоном и вечным календарем был выбран механизм с автоматическим заводом (да, это первый автоматический турбийон в коллекции «Ланге»), для новых часов применили структуру циферблата автоматических моделей Lange Daymatic, то есть зеркальное отражение «геометрии» исходного циферблата часов «Ланге 1». Вторая важная особенность календарного устройства «Ланге 1» с турбийоном и вечным календарем – все указатели переключаются скачкообразно (часто используется слово «мгновенно», однако, в данном случае речь может идти лишь о десятых долях секунды) и ровно в полночь. Часы с вечным календарем такого устройства называют Instantaneous Perpetual Calendar, полагаю, это замечательное слово «Instantaneous» («мгновенный» или «моментальный») было опущено, чтобы не делать и без того длинное название часов еще длиннее. Реализация конструкции вечного календаря со скачкообразным переключением – большое достижение «Ланге», ведь в мире есть всего несколько часовых марок, располагающих такими вечными календарями. ★

REVOLUTION

Диск указателя месяца и заодно программное колесо вечного календаря (Lange Tourbillon Perpetual Calendar)


Новинки 2012

ВИЛЬГЕЛЬМ ШМИД О МАРКЕТИНГЕ, ПРЕДВИДЕНИИ БУДУЩЕГО И ЦЕННОСТЯХ A. LANGE & SÖHNE

В

ильгельм Шмид был назначен генеральным директором «А. Ланге унд Зёне» в январе 2011 года. Как и его предшественник, он пришел в часовую индустрию из автомобильной. Собственно, с автомобилей начиналась его взрослая жизнь: перед тем, как пойти учиться в университет, он работал автомехаником, и о работе с металлом знает не понаслышке (этот факт в его биографии особо нравится главному инженеру «Ланге» Энтони де Хасу (Anthony de Haas)). Вильгельм Шмид давно увлекается часами, свои первые часы купил в 17 и с тех пор собрал коллекцию. Во время выставки SIHH-ͮͬͭͮ с ним беседовал Денис Пешков.

REVOLUTION

044

К часам люди относятся по-разному. Кто-то называет их произведениями искусства, шедеврами, но в самих компаниях о них часто говорят как о «продукте». Некоторые часовщики старшего поколения, особенно из числа независимых, жалуются, что директорам крупных часовых фирм все равно, что продавать – для них, мол, главное маркетинг. Что вы на это скажете? Знаете, если есть компания, целиком и полностью преданная часам, то это «А. Ланге унд Зёне». Часы наш кумир. И неважно, появится ли у нас новый гендиректор или сменится глава конструкторского отдела, в центре внимания, в центре событий для нас все равно останутся часы и ничего больше. Работа над моделями, которые вы показываете здесь, на Женевском салоне, началась еще лет пять назад. И, само собой, вы уже сейчас знаете, что у вас выйдет через пять лет. Как вы угадываете, что будет востребовано в будущем? Ведь в моду каждый год входит что-то новое. Часто ли приходится сворачивать проекты на полпути? Надо сказать, нам здесь приходится труднее, чем некоторым другим. У нас нет так называемого базового калибра, на который можно навесить разные модули и в последний момент из хронографа сделать часы с календарем или еще не знаю что. Мы работаем по-другому: разрабатываем механизм и усложнения как единое целое. Свою продукцию мы делим на три категории: «Классика», «Легенды» и «Современные». Обычно каждый год мы отражаем в ассортименте две из этих категорий, а на следующий год одну из них меняем на другую – получается такая последовательность. Кроме того, мы стараемся, чтобы у нас всегда была некая «флагманская» модель.

В целом же наша задача – вызывать восхищение даже у тех, кто не может себе позволить заплатить за часы сотню тысяч евро. Самая дешевая наша модель стоит 14 200 евро, но все часы, вне зависимости от сложности и цены, мы разрабатываем и производим на одинаково высоком уровне. Мы можем творчески обыграть наши фирменные черты, но стараемся не поступиться ни одним принципом. Вот почему на свет появился Zeitwerk, довольно неожиданная модель в нашем ассортименте, а в этом году акцент сделан на легендах, то есть на семействе «Ланге 1». Представители «Монблана» (Montblanc) считают, что часы должны рассказывать историю. «Роже Дюбуи» (Roger Dubuis) призывает всех «открыть для себя его невероятные миры». Все пытаются представить свои коллекции как нечто большее, чем просто часы. А что «Ланге»? Стоит ли за вашими часами какая-то особая история (не считая, конечно, интересной истории самой марки, семьи Ланге и немецкого часового дела)? Когда вы зашли на наш стенд, что вы увидели первым делом? Часы! То-то и оно. С нами все просто: мы не рассказчики – мы часовщики. Безусловно, иногда приходится рассказывать о какой-то модели побольше, чтобы полнее оценили ее красоту, но не всегда. Взять, к примеру, турбийон с вечным календарем «Ланге 1» – любой, кто разбирается в часовом деле, оценит его возможности: мгновенное переключение индикаторов, турбийон. Да даже размер этих часов, если учесть, что в механизме трудятся 624 детальки! Вот вам и история: наша история – это наши часы. Часовые компании занимаются в принципе одним и тем же – выпускают часы. А что такое часы? Прибор, измеряющий время, и символизирующий определенный образ жизни и стиль. Тогда чем на общем фоне выделяется «Ланге»? У нас есть три главные ценности, которые нас всегда выручают, особенно сегодня, когда кризисы идут один за другим и мода стремительно меняется. Этим нашим ценностям ни кризисы, ни капризы моды не страшны. Во-первых, это традиция, история, наследие. Мы не старомодны, но во все времена держимся корней. Во-вторых, это новаторство. Но новаторство не ради желания во что бы то ни стало что-то изменить, а ради того, чтобы часы стали удобнее, практичнее. Механизм останова турбийона появился не просто так, а чтобы точнее выставлять


Кристаллизация

Вильгельм Шмид.

REVOLUTION

045

Генеральный директор мануфактуры A. Lange & Söhne


Новинки 2012

время. Смещенный часовой подциферблат не дизайнерский выкрутас, а способ логичнее организовать пространство на общем циферблате. И наконец, люди в восторге от того, что мы на высочайшем уровне отделываем все детали, даже те, что клиент никогда и не увидит. Наверное, это можно назвать доверием. Люди платят за уверенность в том, что точно, красиво, изящно выполнен весь механизм до последнего винтика. Сочетание этих трех факторов, на мой взгляд, как раз и привлекает покупателей к нашей марке.

Grand Lange – розовое золото

Многие компании заводят себе представителей, «посланников» – знаменитостей, которые носят их часы и рекламируют марку в СМИ. «Ланге» никогда к этой тактике не прибегала; ни за деньги, ни без денег ее звезды не раскручивали. Почему так? Потому что каждый владелец ваших часов – сам по себе звезда? Да, если честно, мы такими вещами никогда не занимались и в будущем не планируем. Мы знаем, что среди наших клиентов есть весьма известные люди. Причем они не просто известные люди – они еще и тонкие ценители, раз выбрали нашу марку. Но все равно это не наш метод.

REVOLUTION

046

Раньше вы были в числе партнеров Зальцбургского фестиваля. По-моему, альянс был на редкость удачный: ваша философия идеально вписывалась в концепцию фестиваля. Вы планируете какие-то новые шаги в этом направлении? Мы тщательно изучили все мероприятия в этой сфере, но, к сожалению, не нашли ничего близкого нашей компании по духу. Нам бы что-нибудь связанное с поиском талантов, ведь «Ланге» тоже какое-то время была в безвестности, а потом ее заново открыли. Но пока ничего подходящего не подобралось. С другой стороны, мы на пять лет продлили сотрудничество с Государственными художественными собраниями Дрездена. Нам очень важно не оторваться от исторических корней, а наши корни не только в Гласхютте, но и в Дрездене и в Саксонии в целом. Чтобы как следует ориентироваться в настоящем, нужно хорошо знать прошлое: понимать весь этот край, центр часового искусства Германии, крепко знать его историю. Сейчас мы работаем над одним проектом. Я пока не могу раскрыть подробностей, но речь идет о красоте, стиле и механике. Раньше вы руководили автомобильной компанией. Насколько легко дался вам переход? Что вы знали о часах до того, как вас позвали в «Ланге», и многому ли за это время научились? Насколько тесно вы вовлечены в процесс создания часов? Изначально знал я о часах немного, и мне пришлось осваивать совершенно новую область. Я потратил уйму времени на то, чтобы разобраться, что и как мы делаем. Что же касается моей вовлеченности, то я присутствую на каждом совещании, посвященном разработке продукции. У нас собирается группа, помимо меня еще Энтони де Хас, Тино Бобе (Tino Bobe) и дизайнер, и мы все вместе обсуждаем, вносим предложения, а потом дизайнер начинает работать. Конечно, не из каждого нашего совещания рождаются новые часы, но, на мой взгляд, такие обсуждения – самый важный процесс в нашей компании, и я лично в нем участвую.

Lange Tourbillon Perpetual Calendar – розовое золото


Кристаллизация

Ну, хорошо, ваше немецкое происхождение оказалось кстати. Но насколько легко вас принял коллектив? Вы ведь пришли со стороны, а в «Ланге», наверное, были люди, которые сами надеялись занять кресло директора. Удалось ли вам разрешить все спорные вопросы и что вам в этом помогло? Честно говоря, об этом лучше спросить наших сотрудников. Если общаться только с начальником, он может сказать, что все замечательно, отношения прекрасные. А вдруг у его подчиненных другое мнение? Прийти работать в незнакомую сферу всегда трудно. На первых порах у тебя еще нет авторитета. И если ты не часовщик, как в моем случае, страшно тяжело убедить сотрудников, что ты им можешь помочь, что твои предложения пойдут им на пользу. Чтобы в тебя поверили, требуется время, пройти этот путь по-быстрому, к сожалению, не получится. Надо постоянно трудиться, надо, чтобы окружающие тебя как следует узнали, даже надо быть в известной степени предсказуемым. А еще надо всегда быть на месте, у всех на виду. Большинство наших сотрудников живут и работают в Гласхютте, они не поймут, если я все время буду в разъездах. Вот такая у меня позиция. Что же касается характера отношений в компании, поднялось ли настроение, в правильном ли направлении мы движемся, я об этом судить не берусь. Спросите лучше у людей.

Кроме сотрудничества с музеями, о котором вы говорили, какие еще проекты общественного характера вы реализуете в Саксонии? Мы поддерживаем Оперный театр Дрездена («Земпер-оперу») и, конечно, многое делаем в Гласхютте, особенно в сфере профессиональной подготовки. Причем я имею в виду не наши внутренние курсы, а часовую школу в Гласхютте. У местных часовщиков не так уж много денег, а мы им помогаем с оборудованием, направляем в Базель и т. д. Кроме того, через бутик мы поддерживаем тесный контакт с самыми разными кругами дрезденского общества. В целом, я доволен тем, как у нас налажен «местный маркетинг», народ знает, кто мы такие и чем занимаемся. Часовым музеем в Гласхютте управляет группа «Суоч» (Swatch Group). Какие у вас с ним отношения? Там выставлены ваши часы? Да, конечно. Кстати, забавная вещь… Там прямо напротив входа стоят очень красивые напольные часы с календарем, видели? Так вот, к этим часам разрешено притрагиваться только двум людям, и они в число сотрудников музея не входят. Музей в равных долях принадлежит «Суоч» и городу Гласхютте. Мы на их территорию не залезаем, но у нас с руководством музея нормальные рабочие отношения. Знаете, Гласхютте – город маленький, и для распрей там ни места, ни времени нет. ★

047

Когда вас только назначили, было ощущение, что все в «Ланге» страшно гордятся тем, что немецкую компанию возглавил немец. А почему это так важно? Потому что в часовой отрасли засилье швейцарцев и французов, а вы им противостоите? Вопрос трудный. Что вообще такое гордость? Откуда она берется, чем мы обычно гордимся? Но важно понимать, что мы работаем в маленьком городке; несмотря на то что «Ланге» входит в группу «Ришмон» (Richemont Group), у нас сохранился дух семейной фирмы. И если не удастся влиться в эту семью, работать будет очень трудно. Я неплохо говорю по-английски, но если завтра меня пошлют, скажем, в Америку или в английскую глубинку, я вряд ли как следует пойму местных жителей, мне вряд ли удастся, что называется, читать между строк. Есть писаные правила, а есть неписаные, и последние важней. Им невозможно выучиться: ты их либо чувствуешь, либо нет. Важно понимать культуру, язык, образ мыслей, характер людей, с кем работаешь. И все это, я считаю, гораздо скорее освоит человек, общающийся на своем родном языке, чем иностранец, как бы хорошо подготовлен он ни был.

REVOLUTION

Вообще же, я охотно слушаю других и продолжаю набираться знаний. Я никогда не стану во что бы то ни стало проталкивать свою идею, если остальные против. В конце концов, я дилетант, а они профессионалы. Но их тоже иногда нужно сдерживать.

В последние десять лет «А. Ланге унд Зёне» каждый год показывает что-нибудь исключительное. Всем это очень нравится, и теперь, конечно, от вас каждый год ждут сюрпризов. Что вы скажете по поводу ожиданий, которые поклонники марки связывают с вами? Если знаешь, чего от тебя ждут, по крайней мере ты предупрежден и есть время подготовиться. У нас довольно своеобразная отрасль. Вот сейчас, когда через пару дней выставка закончится, наши мастера продолжат работать над моделями следующего года и примутся за то, что увидит свет в 2014-м. Я уже сегодня довольно ясно себе представляю модельный ряд 2015, 2016, 2017 г. Производственный процесс идет непрерывно, и иногда это создает огромные трудности. Скажем, люди работают над моделями, которые появятся через пару лет, а тут приближается очередная выставка, и надо спешно дорабатывать модельный ряд этого года. При этом мы скорее откажемся от какой-то задумки, чем выпустим продукт, которым будем не вполне довольны. Если станет понятно, что, например, часы с вечным календарем не удается выполнить с соблюдением всех стандартов «Ланге», мы лучше свернем этот проект.


Новинки 2012

БОЛЬШОЙ ЮБИЛЕЙ «КОРОЛЕВСКОГО ДУБА»

AUDEMARS PIGUET

iew v r e Ov

H H I S 012

048

2

REVOLUTION

Часы Extra-Thin Royal Oak

mm


Кристаллизация

Selfwinding Royal Oak

mm

Openworked ExtraThin Royal Oak Tourbillon

REVOLUTION

Extra-Thin Royal Oak Tourbillon mm – розовое золото

049

Н

аверное, это было самое ожидаемое событие на Женевском салоне SIHH в этом году. Знаменитые часы «Роял Оук (Royal Oak), запущенные в производство в 1972 г., сейчас составляют львиную долю оборота «Одемар Пиге» (Audemars Piguet), так что сомневаться в том, что юбилейная коллекция будет, не приходилось. Единственным вопросом было то, как именно в «Одемаре» отметят 40-летие замечательных часов. Тут были возможны несколько вариантов. Во-первых, одемаровские изобретатели во главе с Джулио Папи могли бы придумать пару-тройку сумасшедших (разумеется, в хорошем смысле слова) концептуальных часов, объединив сложнейшие механические устройства с ходом «Одемар Пиге», либо придумав какие-то несуществующие до того сложные функции. Мы хорошо знаем, что голова Джулио Папи работает в этом направлении превосходно, и показательный пример тому – позапрошлогодний концептуальный турбийон, сконструированный им для часовой коллекции компании «Шанель». Во-вторых, продолжая концептуалистские измышления, можно вообразить новые рецепты фирменного прессованного углеволокна, из которого можно сделать, например, не только детали корпуса, но также и браслета. В принципе, могла бы появиться дюжина ультратонких моделей Royal Oak Jumbo Forged Carbon… В-третьих, тот же Джулио Папи мог бы напрячься, и ударно довести до индустриальной кондиции ход «Одемар Пиге» (пятилетку за три года – как это близко нам, революционерам!), запустить в производство базовый калибр с этим ходом, и на его основе уже сделать блистательную юбилейную серию. Четвертый способ отпраздновать юбилей виделся в выпуске серии гранпришных «Роял Оуков», цветастых, броских, и каждому в придачу – громкое имя формульного пилота, того же Михаэля Шумахера, например. Пятый сценарий – он представлялся мне самым фантастическим – предполагал отказ от всех этих чрезмерно ярких пафосных механизмов, материалов, дизайнов, имен и возвращение к истокам, то есть к тем самым первым моделям «Роял Оук Джамбо» (Royal


Новинки 2012

Дизайн Жеральда Жента и модель Royal Oak Jumbo образца года

Заготовка циферблата Royal Oak в работе: один из принадлежащих Audemars Piguet гравировально-копировальных станков

REVOLUTION

050

Любовь навсегда: один из лучших циферблатов в истории часового дела

Oak Jumbo) образца 1972 г., что сейчас уже превратились в предмет охоты коллекционеров и фанатов «Роял Оука» (полагаю, совокупно их не меньше панеристов). Как ни удивительно, в «Одемаре» сделали выбор в пользу пятого сценария (полагаю, у них был другой счет, возможно, был еще десяток других, что я недофантазировал). Первые легендарные модели «Роял Оук Джамбо», дизайн которых для «Одемар Пиге» разработал Жеральд Жента, были представлены на Базельской выставке весной 1972 г. Выпуск этих часов был в определенной степени экспериментом, так как у «Одемара» был только запрос от итальянского рынка. Проблема была в том, что 39-миллиметровые (очень большие по тем временам) стальные часы продавались по цене, сопоставимой с ценой золотых часов. Этому было объяснение – процесс изготовления корпуса и браслета «Роял Оука» требовал больших затрат, да и производство гравированных циферблатов тоже было недешевым. Для одного циферблата от 15 до 20 часов работы на гравировально-копировальном станке (в «Одемаре» сейчас собрали более десятка таких станков, часть из них приобрели в Штатах, где они использовались в производстве медалей – видно, сейчас медали штампуют в Китае). Гравировально-копировальный станок отличается от гильоширного тем, что тот можно запрограммировать на гравировку определенного узора, а этот гравирует уменьшенную копию заготовки, которая и определяет то, как будет выглядеть результат. Парк гравировально-копировальных станков работает в «Одемаре» над созданием того самого знаменитого рельефа наподобие «парижских гвоздей», только с плоскими вершинами, а также «солнечной» фактуры поверхности между пирамидками «гвоздей». Затем заготовка шлифуется, полируется, проходит гальваническую обработку (в частности, именно так создается неподражаемый темный серо-синий оттенок), после чего циферблат лакируют, методом тампонной печати наносят логотип и надписи и, в конце концов, прикрепляют метки. Для юбилейной серии «Роял Оуков», а впоследствии для всех классических моделей «Роял Оук» (не Offshore) было

решено организовать полный цикл производства циферблатов на фабрике «Одемара», чтобы уже не зависеть от услуг сторонних поставщиков. Всего в юбилейную коллекцию «Роял Оук» вошли восемь основных моделей, выполненных в дизайнерских кодах «Роял Оука» образца 1972 г. Половина из них – ультратонкие. Это скелетные модели Openworked Extra-Thin Royal Oak Tourbillon (платина, мануфактурный калибр 2924 с ручным заводом, турбийон, ограниченная серия из 40 экземпляров) и Openworked ExtraThin Royal Oak (платина, мануфактурный автоматический калибр 5122, ограниченная серия из 40 экземпляров), а также часы Extra-Thin Royal Oak mm (сталь либо розовое золото, мануфактурный автоматический калибр 2121) и Extra-Thin Royal Oak Tourbillon mm (сталь либо розовое золото, мануфактурный калибр 2924 с ручным заводом, турбийон). Во вторую юбилейную четверку вошла пара мужских моделей – Selfwinding Royal Oak mm (сталь либо розовое золото, браслет либо крокодиловый ремешок, мануфактурный автоматический калибр 3120) и Selfwinding Royal Oak Chronograph mm (сталь либо розовое золото, браслет либо крокодиловый ремешок, мануфактурный автоматический калибр 2385 (база – «Фредерик Пиге»)), а также пара женских моделей – Selfwinding Royal Oak mm (уменьшенный вариант мужской 41-миллиметровой модели, сталь либо розовое золото, браслет либо крокодиловый ремешок, есть несколько ювелирных моделей, мануфактурный автоматический калибр 3120) и кварцевые часы Royal Oak Quartz 33 mm (сталь либо розовое золото, браслет либо ремешок, есть несколько ювелирных моделей). ★


Кристаллизация

Openworked Extra-Thin Royal Oak – платина

Selfwinding Royal Oak Chronograph mm – розовое золото

051

mm

REVOLUTION

Royal Oak Quartz


Новинки 2012

ФИЛИПП МЕРК «О БОГАТОМ НАСЛЕДИИ НЕОБХОДИМО ПЕРИОДИЧЕСКИ НАПОМИНАТЬ»

П

REVOLUTION

052

ервого января 2009 года советом директоров «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) было официально объявлено о назначении Филиппа Мерка, ранее руководителя «Морис Лакруа», на пост генерального директора. Это назначение в один момент стало всеобщим предметом активного обсуждения, что неудивительно – компания «Одемар Пиге» давно и по праву воспринимается как одна из тех, что живут на часовом Олимпе. В январе этого года минул второй год с Филиппом Мерком у руля знаменитой марки, и настало время подвести промежуточные итоги. С Филиппом Мерком беседовал Алексей Кутковой.

Начнем сразу с главного. Когда вы возглавили «Одемар Пиге» (Audemars Piguet), это уже была сложившаяся компания. Ваш приход многое изменил. Расскажите, пожалуйста, какие цели вы ставили перед собой, когда только начинали работать в компании, и какие из них удалось воплотить в жизнь? Хорошо. Постараюсь быть краток. В этом году мы активно работаем над образом нашей марки, над тем, как воспринимает нас потребитель. Мы задали себе следующие вопросы: «Что представляет собой «Одемар Пиге»? Как мы хотим позиционировать себя в будущем?» Ничего принципиально нового тут, кстати, не пришлось изобретать. Все, что мы взяли за основу, так или иначе уже присутствовало в компании во все времена. «Одемар Пиге» – чрезвычайно разносторонняя мануфактура с богатой историей, и нам всегда есть что сказать. Поэтому мы решили просто-напросто собрать это все воедино, укрепить фундамент, на котором стоит компания. Мы выбрали три точки опоры, о них я говорил во время своего выступления. Прежде всего, это история возникновения компании. Важно, что это семейный бизнес, берущий свои истоки в швейцарском городке Ле-Брасю, в Валле-де-Жу. Затем идет наше отношение к часовому делу. Для наc оно в гораздо большей степени искусство и ремесло, чем технологический процесс. Хотя, бесспорно, важно и то и другое. И, наконец, отношения с потребителем, которыми мы очень дорожим. Мы знаем, что покупатели часов «Одемар Пиге» без ума

от этой марки. Эти три идеи и легли в основу нашего нового слогана: «Чтобы нарушать правила, нужно сперва научиться их соблюдать». Получился отличный лозунг к 40-летнему юбилею коллекции «Роял Оук» (Royal Oak), которая как раз прекрасно иллюстрирует этот принцип. Сорок лет назад «Роял Оук» казался слишком революционным и многие предсказывали ему провал. Но в конечном счете он добился большого успеха. В этом и заключается суть «Одемар Пиге», и именно с этой стороны мы пытаемся показать компанию. Конечно, радикальные новации появляются не каждый год. Поэтому, прежде чем придумывать что-то новое, важно в совершенстве овладеть всеми, пусть даже и незначительными, аспектами часового ремесла, многие из которых, к сожалению, наша отрасль подзабыла. Это и есть основной принцип, по которому работает «Одемар Пиге». Какие часы из новой коллекции вам лично нравятся больше всего? Мне трудно выделить какую-то одну модель – в юбилейной коллекции все часы великолепны. Но, пожалуй, мне более всего импонирует напоминающая первоначальный «Роял Оук» модель 5202, «Джамбо» (Jumbo), с 39-миллиметровым корпусом и калибром 2121. Циферблат у нее синий, как в 1972 г.; очень красивый циферблат с логотипом «Одемар Пиге» из белого золота на «6 часах». Похожий дизайн и у сверхтонкого «Роял Оука» с турбийоном. Пожалуй, в новой коллекции эти две модели мои любимые. Да, «Роял Оук Джамбо» также и моя любимая модель. Что для вас юбилейная коллекция: новое слово в истории марки или объединение всего лучшего из того, что уже было создано? Выпуская специальную коллекцию к 40-летнему юбилею модели, мы хотели сделать важное заявление: мы гордимся «Роял Оуком». Когда человеку исполняется 40, он находится в середине жизни. С одной стороны, он еще достаточно молод, а с другой – уже прошел солидную часть жизненного пути. Так и с нашей коллекцией: она уже завоевала большой авторитет в области часового искусства, но ей есть куда развиваться.


Кристаллизация

Филипп Мерк

REVOLUTION

053

Генеральный директор мануфактуры Audemars Piguet


Новинки 2012

«Роял Оук» существует на протяжении жизни целого поколения или даже двух. Но знают ли историю модели молодые ценители часов в России, Китае или Америке? Я считаю, о своем богатом наследии необходимо периодически напоминать. В этой коллекции вы обошлись без прессованного углеволокна. Как вам удалось от него удержаться? В принципе углеволокно мне нравится, но в этой коллекции оно было бы, на мой взгляд, неуместно. Прессованное углеволокно имеет место быть. Так, например, у нас вышел «Роял Оук Оффшор Дайвер» (Royal Oak Offshore Diver) в корпусе из прессованного углеволокна с керамическим ободком. Так что нельзя сказать, что мы от этого материала отказываемся. Другое дело, что мы им не злоупотребляем, иначе он утратит свою исключительность, своеобразие. В коллекции «Роял Оук» мы этот материал использовать вряд ли будем. Сегодня мы преподносим «Роял Оук» как коллекцию элегантных спортивных часов. Они отличаются от коллекции «Роял Оук Оффшор», в которой представлены спортивные модели, рассчитанные на жесткую эксплуатацию в «полевых» условиях. Это две совершенно разные коллекции. Они ориентированы на разных конечных потребителей, вкусы и стиль которых не совпадают. Сегодня Китай становится одним из самых перспективных рынков, в том числе и для вашей компании. Насколько мне известно – поправьте меня, если я не прав, – китайские потребители предпочитают часы в классическом стиле. Какова их реакция на «Роял Оук»? «Одемар Пиге» отличает то, что мы производим часы на любой вкус. У нас есть замечательная коллекция элегантных классических часов Jules Audemars. Отличная коллекция в высшем ценовом сегменте. В прошлом году мы ее значительно модернизировали, добавили много новых моделей. Но на этом мы не планируем останавливаться, можете быть уверены. По-моему, китайцы понимают, что «Роял Оук» – это уже тоже своего рода классика. Они очень быстро учатся.

REVOLUTION

054

Позвольте задать вам личный вопрос. Вы долгое время работали в «Морис Лакруа» (Maurice Lacroix). Сейчас уже давно возглавляете «Одемар Пиге». Где нравится больше? Где труднее? Каждая из компаний хороша по-своему. Я еще продолжаю работать в «Одемар Пиге», поэтому мне тяжело сравнивать. Что же до «Морис Лакруа», то, честно признаться, мне там очень нравилось. У нас был замечательный коллектив, нам было интересно работать вместе. Мы многое в этой марке изменили. Надеюсь, у «Морис Лакруа» дела и дальше будут идти хорошо. Я им желаю только удачи, я не из тех, кто завидует успехам других. Но должен сказать, что в «Одемар Пиге» приходится решать не менее незаурядные задачи. Иначе мне было бы здесь просто неинтересно. Разумеется, и сама марка мне нравится. Раньше группа компаний «Деско» (Desco Group) была одним из партнеров «Одемар Пиге», и я уже тогда на расстоянии испытывал симпатию к этой фирме, можно даже сказать, восхищение. В «Одемар Пиге» приходится решать совершенно другие задачи, но обе компании сыграли в моей жизни очень важную роль.

Валле-де-Жу – «долину часовщиков», где находятся штаб-квартира и фабрика Audemars, – за суровые зимы иногда называют швейцарской Сибирью

Много света – вот первое впечатление от посещения мастерских Audemars У часов Royal Oak богатая история, даже в том, что касается рекламы


Кристаллизация

Вы уже давно работаете в «Одемар Пиге». Какая модель часов «зацепила» вас больше всего? Я в полном восторге от новых «Милленари» (Millenary) с калибром 4101. Эти часы – шедевр высокого часового искусства; они воплотили в себе все, чем традиционно славится «Одемар Пиге». Чтобы нарушать правила, нужно сперва научиться их соблюдать. У этой модели двенадцать разных мостов, спираль оснащена концевой кривой Филипса, декоративные элементы специально разработаны под объемный дизайн, а механизм часов перевернут, чтобы все его части были видны со стороны циферблата. Да, у часов всего три стрелки: часовая, минутная и секундная – самые обычные функции. Но в то же время модель поражает необычностью и прекрасно воплощает характер марки. По-моему, часы просто бесподобны. Презентация модели прошла удачно, и мы планируем провести масштабную рекламную кампанию, которая продлится два месяца, весь январь и февраль. Было бы логично использовать тот же принцип и в других коллекциях, к примеру в «Роял Оуке». Я не имею в виду тот же самый дизайн или такую же компоновку деталей… Вы говорите о перевернутом механизме? Нет, я вообще говорю об архитектуре калибра «Милленари». Мы уже используем похожие фигурные механизмы в других коллекциях. Так что вы абсолютно правы. Я знаю, что у вашей компании есть музей истории часов. Не могли бы вы рассказать о нем поподробнее? Музей регулярно пополняется экспонатами, мы постоянно покупаем новые часы. Коллекция у нас разнообразная, интересная. В ней представлены не только часы серии «Роял Оук», но и другие модели. Наша коллекция не уступает по уровню многим из тех, что сейчас существуют в мире. В музее есть карманные часы, относящиеся к начальному периоду развития часового искусства. Есть экземпляры, наглядно иллюстрирующие то, каким образом разные семьи часовщиков создавали свои творения. В нашей коллекции много любопытных экспонатов, отражающих богатую историю Валле-де-Жу в целом и нашей компании в частности. Конечно, в музее представлены и современные часы. В прошлом году музей, к несчастью, ограбили. Часть экспонатов удалось вернуть, часть пришлось покупать заново. В целом, экспозиция у нас весьма представительная.

Часто ли при создании новых моделей вы черпаете вдохновение в старинных часах? Конечно, постоянно. Планируете ли вы какие-нибудь проекты в России? К открытию Большого театра после реставрации «Одемар Пиге» выпустила специальную серию часов с одноименным названием. Бесподобные часы. Вы довольны этим проектом? Будет ли продолжение? Большой театр – замечательная платформа для продвижения компании в России. Это уникальный театр, который знаменит не только в России, но и за ее пределами. Нас с Большим театром связывают очень теплые отношения. В России лицом нашей марки является прима-балерина Большого театра Светлана Захарова. Она необыкновенный, потрясающий человек. Чем больше ее узнаешь, тем больше проникаешься к ней симпатией. Главное для нас в России – укрепление репутации. Также необходимо улучшить работу с нашими ключевыми распространителями, в этой связи у нас запланировано большое количество различных семинаров, обучающих программ. В России наша марка не так узнаваема, как некоторые другие. К примеру, «Улисс Нарден» (Ulysse Nardin) гораздо лучше известен покупателям, у него на российском рынке очень сильные позиции. Нас же пока знают меньше людей, чем хотелось бы. Так что в России мы сосредоточим основные усилия на популяризации нашей марки. За последние несколько лет «Улисс Нарден» выпустил две или три специальные серии для российского рынка. Что вы на это скажете? Так ведь и мы тоже выпустили серию «Большой театр»! Еще вопросы? Нет, тогда спасибо, всегда рад с вами пообщаться! ★

Новые здания фабрики Audemars Piguet выглядят так, как новые Offshore – высокотехнологично

REVOLUTION

Я слышал, вы планируете провести выставки в разных странах… Да, это так. Для начала мы собираемся показать юбилейную экспозицию в семи крупных городах мира. Уже сейчас открывается выставка в Женеве. Следующая выставка пройдет в феврале. Так что в этом году у нас очень плотный выставочный график.

055

Некоторые марки, такие как «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin), «Картье» (Cartier), «Бреге» (Breguet), уже давно привлекают свои музейные коллекции к продвижению продукции – это часть их рекламной стратегии. Планирует ли «Одемар Пиге» использовать свой музей в этих же целях? Да, безусловно. Мы тоже собираемся усилить роль исторической составляющей.


Новинки 2012

Часы Hampton (модель )

Overv iew

SIHH 2 012

ВОЗВРАЩЕНИЕ «ХЭМПТОНА»

BAUME & MERCIER

REVOLUTION

056

Часы Hampton (модель )


Кристаллизация

В

Часы Linea с двухцветными ремешками «весна-лето»

Новый хронограф Capeland (модель )

Материалы к ДНК-анализу коллекции Linea

057

грани зеркально полированы. И здесь вступает в игру иной аспект, крайне важный для часовой марки. Такого типа отделка немедленно, возможно, на подсознательном уровне, вызывает визуальные ассоциации с тем, что принято называть швейцарским стилем тонкой окончательной обработки высококлассных часовых механизмов. Помните: «плоские поверхности отделаны фактурной шлифовкой стиля «женевские полосы», грани скошены, фаски отполированы»? Как только осознаешь это, становится очевидной та дизайнерская идея, что объединяет основные модели обновленной коллекции «Бом э Мерсье». В эту концепцию прекрасно вписываются и новые хронографы Capeland на стальных браслетах, и женские часы Linea, причем, не только те модели, что предлагаются на стальных браслетах. Посмотрите на серию из трех моделей Linea с «весенне-летними» двухцветными ремешками – это ли не намек на то, как могли бы выглядеть новые часы Riviera? Ждем возвращения «Ривьеры»… ★

REVOLUTION

этом году та головоломка, которую предложил решить нам годом ранее курирующий марку «Бом э Мерсье» (Baume & Mercier) Джордж Керн, наконец-то начала складываться в логичную картинку. С того самого момента, когда было объявлено о «мягком» перезапуске коллекции прославленной марки, тон ее развитию создавало все, что ассоциируется со словом «Хэмптон» – знаменитым, по меньшей мере в Америке, курортным местечком на атлантическом побережье штата Виргиния. Наиболее ярко об изменениях коллекции в 2011 г. рассказал новый фирменный стиль, ассоциирующийся со спокойными светло-серыми и светло-бежевыми тонами, затрагивающий темы семейных ценностей, уюта, беззаботного отдыха… Однако с прошлогодней часовой коллекцией новый стиль если и гармонировал, но не показывал картинку полностью. И вот теперь головоломка начала складываться: «закрытая» перед салоном SIHHколлекция «Хэмптон» (Hampton), как теперь можно понять, принципиально важная для «Бома и Мерсье», была раскрыта, и лишь ее нам не хватало. «Хэмптон» – та коллекция, которой было уготована роль ДНК «Бома э Мерсье», ну а раз так, то давайте попробуем произвести генетический анализ. Часы «Хэмптон» сохранили прямоугольную форму, и предложенные варианты циферблатов недвусмысленно отсылают нас в 1930-е, времена расцвета стиля ар-деко в часовом деле. Спокойный циферблат с арабскими цифрами меток часов, тщательно полированными стрелками стиля «меч», периферийной минутной шкалой и слегка углубленным прямоугольным циферблатом маленькой секундной стрелки мог бы выглядеть скучновато, если бы не замечательное классическое сочетание шлифованных (основная зона циферблата отделана фактурной шлифовкой стиля «солнечная») и полированный деталей. Они делают циферблат не просто привлекательным, но в лучшем смысле нарядным. Примерно тот же прием использован в отделке корпуса и звеньев браслета: плоские поверхности обработаны продольной шлифовкой – она выполнена в одном направлении – вдоль длинной грани корпуса, а наклонные


Новинки 2012

ВСЕ ГРАНИ ИСКУССТВА СЛОЖНЫХ МЕХАНИЧЕСКИХ ЧАСОВ

CARTIER ew i v er v O

H H SI 012 2

Калибр MC – циферблатная сторона

REVOLUTION

058

Калибр MC – оборотная сторона

+04_Cartier.av.IK.dr.indd 058

25.02.12 1:46


Кристаллизация

М

Rotonde de Cartier Minute Repeater Flying Tourbillon – титан. Женевское клеймо. Ограниченная серия из экз.

ROTONDE DE CARTIER MINUTE REPEATER FLYING TOURBILLON Это главная новинка в часовой коллекции этого года, и первый собственный минутный репетир «Картье», хотя первый наручный репетир «Картье» был сделан еще в 1908 г. Перед технической командой стояла задача доказать, что она способна заново просчитать, сконструировать и довести до серийного производства механизм минутного репетира – одну из наиболее сложный конструкций в часовом деле. Сложность работы с минутными репетирами не ограничивается тем, что механизм составлен из множества деталей, находящихся в запутанном, но логичном взаимодействии друг с другом. Репетир выходит за пределы обычной часовой техники, так как кроме автоматического пересчета текущего времени в удары молоточков по гонгам требуется доскональное знание акустики и традиционных секретов изготовления молоточков и гонгов. Здесь, может быть, и не следует стараться изобрести что-то революционно новое, более чем достаточно будет научиться работать с «акустикой» на уровне хороших мастеров позапрошлого века, отточивших мастерство репетичных карманных часов до высочайшего уровня. Можно сделать роскошный с точки зрения конструкции, дизайна, отделки и функциональности механизм репетиции, но если часы не зазвучат, цена им грош. Репетир «Ротонд де Картье» с «летящим» турбийоном (Rotonde de Cartier Minute

059

Rotonde de Cartier Minute Repeater Flying Tourbillon – розовое золото. Женевское клеймо. Ограниченная серия из экз.

REVOLUTION

Rotonde de Cartier Minute Repeater Flying Tourbillon – вид с оборотной стороны

ожно говорить, что «Картье» (Cartier) крайне важно зарекомендовать себя как настоящую часовую мануфактуру, и никто не сомневается в том, что лучший способ того добиться – упорно работать с высокосложными механическими часами. Разговоры разговорами, однако, нетрудно заметить, что в последние годы доля собственных разработок в направлении высокого часового искусства возрастает, и, по-видимому, недалек тот день, когда главный технический специалист «Картье» Кароль Форестье-Казапи докажет, что мануфактура «Картье» способна обходиться исключительно собственными силами.


Новинки 2012

REVOLUTION

060

Repeater Flying Tourbillon) зазвучал, и это предмет особой гордости Кароль Форестье-Казапи. Кроме того, часы эти интересны тем, что благодаря уникальной конструкции механизм легко распознается при первом взгляде на циферблат. Все выглядит так, как будто у часов два турбийона. Но это не так – один турбийон настоящий (он расположен в верхней части циферблата), а напоминающее турбийон второе устройство в нижней зоне циферблата – это центробежный регулятор скорости процесса репетиции. Обычно этот регулятор неподвижен, но при запуске репетиции нажатием кнопки на боковой поверхности корпуса у метки «8 часов» регулятор начинает вращаться настолько быстро, что его крылья расплываются в глазах, и останавливается он не раньше того, как прозвенит последняя минута. Обязательно нужно заметить, что великолепное зрелище этим не ограничивается. Рядом с регулятором установлены молоточки боя репетичного устройства, а за работой замысловатой системы колес и рычагов механизма минутного репетира можно наблюдать сквозь прозрачное окно задней крышки корпуса, который, кстати, изготовлен из титана. Впрочем, давно уже известно о том, что титан хорош для корпусов часов с репетиром, но решиться облачить один из наиболее дорогих механизмов современного часового дела в пусть высокотехнологичный, но не считающийся драгоценным титан, решится далеко не каждая часовая марка. В «Картье» решились, и причиной тому была акустика. Расчеты, проведенные командой Форестье, показали, что репетир звучит тем лучше, чем больше корпус и чем он легче. Потому – титановый корпус, потому – диаметр 45 мм. Кстати, потому вместо традиционного скользящего рычага запуска репетиции была применена кнопка: в корпусе со скользящим рычагом под него приходится делать проточку, поэтому стенка корпуса получается толще, нежели в случае корпуса с кнопкой. Они и этот момент просчитали, хитроумные картьевцы! Для тех, кто считает, что драгоценному механизму к лицу драгоценное окружение, выпущены специальные варианты с корпусом из розового золота

Rotonde de Cartier Perpetual Calendar – вид с оборотной стороны

Rotonde de Cartier Perpetual Calendar – розовое золото. Калибр MC с автоматическим заводом

Rotonde de Cartier Perpetual Calendar – белое золото. Калибр MC с автоматическим заводом


Кристаллизация

Rotonde de Cartier Annual Calendar – розовое золото. Калибр MC с автоматическим заводом

За заботами об акустике не осталось без внимания то, как изготовлен механизм часов – калибр MC. «Картье» – одна из тех часовых марок, что поддерживают переход Женевского клейма на новый регламент, и механизм сработан по всем правилам женевского часового дела, в чем стоит убедиться, взяв лупу и проинспектировав его как со стороны циферблата, так и с оборотной стороны корпуса. ROTONDE DE CARTIER PERPETUAL CALENDAR И ROTONDE DE CARTIER ANNUAL CALENDAR Очевидно, разрабатывая собственные календарные часы, в «Картье», прежде всего, старались добиться оптимума в удобстве определения даты и других календарных показателей. Все было сделано верно – это касается как часов с более простым механизмом: годового календаря «Ротонд де Картье» (Rotonde de Cartier Annual Calendar), так и тех, что более сложны: вечного календаря «Ротонд де Картье» (Rotonde de Cartier Perpetual Calendar). В принципе, в течение года эти два календарных устройства работают синхронно, различие случается лишь раз в году – в конце февраля, когда вечный календарь верно переключится на первое марта согласованно с високосным циклом, то есть по окончании 28 либо 29 февраля (потому у вечного календаря «Ротонд де Картье» есть указатель високосного цикла – он находится в верхней части циферблата вместе с указателем месяца), а годовой календарь придется перевести на первое марта вручную (февраль в годовом календаре «Ротонд де Картье» запрограммирован на 30 дней). Читабельность календарных часов в «Картье» улучшали путем отказа от тех функций, которые в данном случае представлялись несущественными – это секундная стрелка и традиционно присутствующий в календарных часах указатель фазы Луны. Механизмы обеих моделей сконструированы на базе автоматического мануфактурного калибра MC. 061

Rotonde de Cartier Annual Calendar – белое золото. Калибр MC с автоматическим заводом

(ограниченная серия из 50 экз.), а также с украшенным багетными бриллиантами ободком.

REVOLUTION

Rotonde de Cartier Annual Calendar – вид с оборотной стороны


Новинки 2012

Rotonde de Cartier Cadran Lové Tourbillon – вид с оборотной стороны

REVOLUTION

062

Rotonde de Cartier Cadran Lové Tourbillon – белое золото

ROTONDE DE CARTIER CADRAN LOVÉ TOURBILLON И GRAND COMPLICATION SKELETON POCKET WATCH Разумно распорядиться имеющимся механизмом – настоящее искусство. Команда «Картье» часами с турбийоном «Ротонд де Картье Кадран Лове» (Rotonde de Cartier Cadran Lové Tourbillon) доказала, что превосходно им владеет. Эта модель – последовательное продолжение линейки картьевских часов со скелетонизированными механизмами, в которых платина и мосты формируют скульптурные метки часов. Эта замечательная дизайнерская идея стоит того, чтобы продолжать серию сконструированных на ее основе часов, и в «Картье» не оставляют без внимания это направление, в частности, в этом году был представлен новый вариант часов Santos-Dumont Skeleton из розового золота. Однако, к чести дизайнеров и конструкторов «Картье», они не остановились на достигнутом, сколь бы впечатляющим не был результат, и обыграли идею скульптурных меток часов в непредсказуемом ключе. Основой «Ротонд де Картье Кадран Лове» стал компактный 10-линейный механизм турбийона, который был трансформирован в 17-линейный механизм, произведение дизайнерской мысли. Маленькие механизмы разрабатывали в 1920-е и 1930-е именно с такой целью: делать дизайнерские часы. Правда, тогда сам механизм – и даже лучшие из механизмов – не воспринимали как самодостаточный дизайнерский объект, вокруг и ради которого можно построить дизайнерские часы. Времена изменились, в том числе, благодаря усилиям «Картье», и в часах «Ротонд де Картье Кадран Лове» в центре внимания находится именно механизм. Его поставили на 17-линейную платину, в которую встроили асимметричный амфитеатр скульптурных римских цифр – часовых меток, поверхность платины с лицевой стороны украсили традиционным для «Картье» узором «гильоше», и все это вместе образовало легко узнаваемый многоуровневый циферблат «Картье», к которому мы уже привыкли за последние годы. Размеры всех мостов механизма были уменьшены до разумного предела, основные блоки

механизма – турбийон, колесная система, блок завода и коррекции и заводной барабан – оказались как будто подвешенными в пространстве, ограниченном скульптурными римскими цифрами. Визуальный эффект поразителен, несомненно, сейчас это лучший с дизайнерской точки зрения турбийон «Картье». Да здравствует новый король турбийонов! Как следовало того ожидать, калибр MC отмечен престижным Женевским клеймом. «Карманные высокосложные скелетонизированные часы» (Grand Complication Skeleton pocket watch) при взгляде на них также заставляют думать, что это не просто карманные часы, пусть и очень сложные, но в значительной степени дизайнерский объект. Следует отметить, что это первые карманные часы в коллекции «Картье» за последние пятнадцать лет – в 1997 г. были выпущены «таинственные» карманные часы. Пусть редко – раз в пятнадцать лет, – но очень убедительно «Картье» показывает, что карманные часы не должны быть чем-то закостенелым, традиционалистским и скучным, что карманные часы современности предназначаются тем редким эстетам, что могут по достоинству оценить оригинальный подход к высокому часовому искусству. Здесь, как и в «Ротонд де Картье Кадран Лове» основная идея также обыгрывает фирменный мотив со скульптурными римскими цифрами меток часов. Карманные часы со сверхсложным механизмом просто обязаны быть более консервативными, чем дизайнерские наручные, возможно, поэтому в «Картье» отказались от экспериментов с асимметрией, и сделали часы полностью симметричными. Корпус часов формой напоминает чечевичное зерно (диаметр корпуса – 59 мм), лицевая и оборотная стороны выпуклые, и плавный изгиб обоих сапфировых стекол пришлось перенести на вырезанные из цельного золота римские цифры меток часов. Можно себе представить, сколько труда ушло на окончательную отделку всех цифр! Также стоит отметить очень интересный технический момент – штоки кнопок коррекции вечного календаря спрятаны внутри цифр.


Кристаллизация

Калибр 9436 MC, механизм этих часов, сконструирован и изготовлен на фабрике «Рено э Папи», которая в последние годы сделала для «Картье» немало шедевров высокого часового искусства. Правда, в часовой коллекции этого года «Карманные высокосложные» – единственные часы, к работе над которыми привлекались сторонние поставщики. Скелетонизированный калибр MC открыт с обеих сторон, традиционно с оборотной стороны установлен хронографический механизм с однокнопочным управлением (функцию кнопки выполняет заводная головка), горизонтальным сцеплением и колонным колесом. Сквозь вырезы скелетонизированного циферблата с лицевой стороны часов видны турбийон, установленный под фирменным мостом в форме буквы «С», и частично блок вечного календаря. Указатель високосного цикла находится в окошке над циферблатом месяцев, указатель запаса хода на 8 дней – на одной оси с указателем дня недели, а 30-минутный счетчик хронографа – внутри шкалы указателя даты. Отметим еще одну маленькую фирменную картьевскую деталь – у одного из скрепляющих корпус винтов «секретная» («противоугонная») пятигранная головка. Часы планируется выпустить ограниченной серией из 10 штук (белое золото), кроме того будут изготовлены пять ювелирных экземпляров (белое золото, бриллианты). ★

Стильная подставка, изготовленная из горного хрустали и обсидиана, напомнит о знаменитых таинственных часах Cartier начала XX в.

Grand Complication Skeleton pocket watch – вид с оборотной стороны

REVOLUTION

063

Grand Complication Skeleton pocket watch – белое золото


Новинки 2012

ТЬЕРРИ ЛАМУРУ «CARTIER В ЧАСАХ РАЗБИРАЕТСЯ»

Т

о, что происходит в «Картье», имеет стратегическое значение для всей часовой индустрии в целом. Чтобы это понять, достаточно вспомнить ряд легендарных часов этой марки, которые не только важны для истории «Картье» и успешны до сих пор (некоторым часам-суперхитам «Картье» уже более ста лет!), но и оказали значительное влияние на развитие часового дела. В этом году «Картье» обращает наше внимание на свой знаменитый «Танк» (Tank). Заглянуть внутрь процесса создания легендарных часов «Картье» нам помогает Тьерри Ламуру, директор по маркетингу и развитию часового направления «Картье», с которым беседовал Денис Пешков.

Конечно, ваша компания не столько следует за модными тенденциями, сколько их определяет. Но все же, когда вы приступаете к разработке часов (а на нее уходит несколько лет), на какие факторы вы ориентируетесь, откуда вы черпаете идеи? Да отовсюду, наверное… Это общее свойство дизайнерской работы что в часовом деле, что в автомобильной отрасли, что

До сих пор многие говорят, что любят ювелирные украшения «Картье», но не принимают того, что компания делает в часовой сфере. И это несмотря на то, что вы за последние годы представили ряд отличных моделей, которые бы сделали честь любой другой фирме. Как вы думаете, чем обусловлено такое отношение? Честно говоря, не знаю. Не понимаю. Но вы согласны с тем, что такое отношение есть? Да, конечно. Но я не теряю оптимизма, потому что каждый год все больше людей говорит мне, что наши достижения впечатляют. Сами посудите: еще каких-то лет пять назад, у нас высокосложных моделей не было, а теперь у «Картье» в этом сегменте серьезный оборот.На часовых форумах в Интернете многие нас ругают, говорят, мол, мы не умеем делать часы. Но в последнее время на такие заявления все чаще появляются ответы: «А вы видели, чтó у них выходило в последние четыре года? А вы видели их «Астрорегулятор» (Astrorégulateur)?» Так что, думаю, единственный выход – продолжать работать так, как мы сейчас работаем. И мы все уверены, что пусть не сразу, пусть через несколько лет, но общественность признает: «Картье» в часах разбирается. В то же самое время «Картье» – второй в мире производитель часов по обороту. Причем речь не только о женских часах, мы и мужские продаем на огромные суммы.

REVOLUTION

064

Как в «Картье» принимают решения о дизайне часов? Кто определяет, что в этом году требуется одна форма, в следующем – другая? Работа над дизайном – процесс очень сложный и долгий. Для начала мы просим дизайнеров предложить как можно больше идей. В итоге они заваливают весь стол эскизами: здесь так, здесь вот так, здесь чуть по-другому и т. д. Из этого разнообразия, чисто интуитивно, выбираешь два, три, четыре проекта, которые кажутся интересными. Затем изготавливают макет, а потом, когда будет готов законченный продукт, его показывают президенту и членам творческого комитета, которые должны оценить, соответствует ли то, что получилось, концепции развития «Картье».Разумеется, все равно нет никакой гарантии, что модель будет пользоваться успехом. Мы можем только надеяться, что да. А придумываем название мы уже в самом конце.

в архитектуре: люди черпают вдохновение из окружающего мира. Книга, которую прочитал вчера, ужин в ресторане в Беверли-Хилс, новый фильм – хорошую идею может подсказать все что угодно. Если же говорить о более общих тенденциях, то, думаю, сегодня есть установка на округлые линии и мягкий дизайн. И Tank Anglaise вполне эти ожиданиям соответствует: это очень спокойные, не агрессивные часы. Кстати, о том, что наступила эпоха круглого, плавного, сегодня многие говорят и пишут. Отчасти этим объясняется успех Ballon Bleu, и тот же принцип мы хотели перенести на «Танк».

+04_Cartier.av.IK.dr.indd 064

25.02.12 1:46


Кристаллизация

Тьерри Ламуру

REVOLUTION

065

Директор по маркетингу и развитию часового направления Cartier


Новинки 2012

Tank Anglaise – белое золото

REVOLUTION

066

Tank Anglaise – одна из главных новинок в коллекции Cartier этого года

+04_Cartier.av.IK.dr.indd 066

25.02.12 1:46


Кристаллизация

Какие технические нововведения последних лет повлияли на вашу работу? Можно ли сказать, что благодаря каким-то конкретным изобретениям вы вышли на новый уровень? Это очень интересный вопрос, на который, правда, трудно ответить. Последние семь-десять лет «Картье» училась делать механизмы. Мы освоили новое оборудование, поняли, с какой точностью необходимо изготавливать платины, мосты и прочие детали. Благодаря всему этому сегодня мы можем осуществить то, о чем раньше и не мечтали (я говорю о таких моделях, как скелетон «Сантос 100» или «Астрорегулятор»). Само собой, если в мастерских нет специалистов, которые умеют обращаться с оборудованием, знают как обрабатывать

Как ни крути, «Картье» – это огромная корпорация. Многие сетуют, что в крупных компаниях дух часового искусства выхолащивается. Что вы на это скажете? Ну, во-первых, скажу: «Приезжайте к нам сами и посмотрите». Вы увидите, с каким увлечением работают в «Картье» – что на мануфактуре в Ла-Шо-де-Фоне, что в моем отделе. А вообще, крупные компании и маленькие часовые мастерские противопоставлять не стоит. Вот, например, есть «Шато Лафит», а есть какое-нибудь малоизвестное мелкосерийное вино, которое делает мой знакомый. И, скажем, я пью и то и другое. Мне нравится «Шато Лафит»: это великолепное вино с исключительной репутацией. Но мне нравится и пробовать новое, открывать для себя небольшие местные марки. В часовой отрасли, на мой взгляд, то же самое. И я горжусь тем, что мы не смотрим на имена, нам неважно, «Ришар Милль» (Richard Mille) это, «Вашерон» (Vacheron Constantin) или «УРВЕРК» (URWERK), – нам важно, чтó они делают. Вот и ответ скептикам: «Какая разница, «Картье» это или не «Картье»? Сами-то часы, сам, к примеру, минутный репетир вам нравится или нет?» В заключение могу только сказать, что наши сотрудники работают с огоньком. Они умеют делать часы и довольны тем, что благодаря финансовой мощи «Картье» у них есть возможность воплощать самые смелые, даже сумасбродные задумки, такие как минутный репетир, «Астрорегулятор» или женская модель этого года Promenade d’une Panthère. Все они появились на свет только благодаря тому, что «Картье» – крупная компания, у которой есть деньги. ★

067

Почему «Картье» решила всерьез заняться часами примерно семь лет назад? Почему не раньше, не позже? Исторически «Картье» – ювелирная компания. И в часовой сфере мы впервые отметились красивыми, стильными корпусами. Все знают, что в 1904 г. мы выпустили «Сантос» (Santos), в 1917 г. – «Танк», позже – Tortue, Baignoire и прочие модели, ставшие классикой. Тогда нам сопутствовал успех как раз потому, что на механизм компания особого внимания не обращала: приоритетом был дизайн. Так продолжалось примерно до начала 90-х. В тот период начинкой часов интересовалось считанное число любителей. Но с наступлением 90-х мужчины все чаще начали заявлять, что хотят не просто часы, а механические с автоподзаводом (женщинам по-прежнему калибр был безразличен). Так что мы с 2000 г. расширили ассортимент автоматических моделей (добавили в их число Roadster, «Сантос» и т. д.). С одной стороны, мы понимали, что надо и дальше работать над дизайном: это конек нашей марки. С другой – мы разглядели в области механизмов огромный потенциал для новаторства. А значит, осваивать эту область нужно своими силами, потому что новации не купишь. Вот так мы пришли к выводу, что нужно обзавестись собственными мощностями для разработки и производства калибров. Надо сказать, для этого потребовались колоссальные суммы, а в компании должно было радикально измениться мировоззрение. Прошло несколько лет, прежде чем руководство смирилось с мыслью, что все-таки придется раскошеливаться и начинать это громадное предприятие. Ведь в то время у нас механизмами занималась только Кароль Форестье-Казапи, она была одна. А на подбор новых специалистов и вообще запуск всей индустриальной машины ушли годы. Но вот уже семь лет, как эта машина работает, в последние пять лет мы ежегодно показываем новинки, и возврата к прошлому не будет. Часовая деятельность «Картье» должна развиваться именно в таком направлении.

тот или иной материал, как настраивать узлы, то и в студиях у дизайнеров, и в кабинетах у начальства никакого полета фантазии быть не может. Если бы мы в свое время не приняли решение потратиться на развитие собственного производства, наши часы сегодня не были бы такими оригинальными и новаторскими. Другое дело, что надо не просто блестяще освоить все сегодняшние производственные процессы, но и заглядывать в будущее часового дела. Вот зачем в 2009 г. мы показали «Ай-Ди Уан» (ID One). В нем применен целый букет новых технологий и материалов: глубокое реактивное ионное травление, кремний, зеродур, кристаллический углерод – все это позволит в будущем создавать механизмы, которые будут неприхотливее в эксплуатации и точнее. Конечно, не мы одни работаем в этом направлении, но «Картье» стремится быть в первых рядах. Поэтому мы и создали «Ай-Ди Уан», поэтому мы и вкладываем в новые технологии столько средств.

REVOLUTION

А следовательно, многим, и в том числе мужчинам, наши часы нравятся. Наконец, на мой взгляд, очень важно то, что «Картье», как вы правильно заметили, не подлаживается под модные веяния. Мы не станем делать какое-нибудь здоровенное чудище в титановом корпусе с чернением только потому, что сейчас так носят: это будет противоречить духу «Картье». Гораздо приятнее, когда люди хвалят, например, наши сверхплоские часы и говорят, что сперва хотели только элегантные «картье» для выходов в свет, а потом распробовали и начали покупать наши модели и для других случаев.


Новинки 2012

Ove rview

В ОЖИДАНИИ ПЕРЕМЕН

SIHH 20 12

GIRARDPERREGAUX

REVOLUTION

068

Laureato Tourbillon with Three Bridges – титан, платина, ограниченная серия из экз.

+05_Girard.av.IK.dr.indd 068

25.02.12 1:55


Кристаллизация

Д

Minute Repeater – розовое золото

Minute Repeater – вид с оборотной стороны

069

репетиции с пружиной создано двумя фигурными мостами главной колесной передачи, камни которой, включая камень оси заводного барабана, установлены в золотые шатоны. Механизм можно назвать богатым – тонкая окончательная обработка всех деталей превосходна, дизайн интересен, цветовое решение великолепно, словом, есть на что посмотреть и чем похвастаться. Следует особо отметить, и это немаловажно, что все надписи на задней крышке корпуса гравированы вручную: никакого ЧПУ, никакой гальваники и никаких лазеров. Новая классика требует нетривиальных решений в выборе конструкций и материалов. Таковы часы «Лауреато» (Laureato Tourbillon with Three Bridges) – новая интерпретация фирменного механизма турбийона с тремя золотыми мостами. Корпус и браслет – титан, ободок – платина, механизм – модификация потрясающего калибра 9600 с турбийоном, тремя мостами и хитроумной системой автоматического завода с ротором, установленным на заводном барабане, и, наконец, три моста – не золотых, но изготовленных из голубой шпинели. Прозрачная «вода» шпинели создает особое настроение, открывающее новое измерение в восприятии этих замечательных часов. ★

REVOLUTION

ля «Жирар-Перрего» (Girard-Perregaux) наступило время перемен. Не знаю, стоит ли прислушиваться к китайцам, которые зарекомендовали себя большими знатоками в этом вопросе, однако, вот уже второй год «Жирар-Перрего», да и вся группа, которой принадлежит эта марка – «Совинд» (Sowind Group) – больше, пожалуй, занята своими внутренними делами, чем активным развитием часовой коллекции. После того, как скончался глава «Жирар-Перрего» и группы «Совинд» Луиджи Макалузо, его наследники решили перевести бизнес в состав большой группы, работающей в сегменте люксовых товаров. На роль «большого брата» был выбран французский гигант люксиндустрии группа PPR (по наиболее яркой марке в портфеле PPR ее иногда называют «группа Гуччи»), которая в июле прошлого года стала владельцем 50,1% акций группы «Совинд». Несмотря на негативные внешние обстоятельства, в «Жирар-Перрего» нашли возможность показать в этом году несколько интересных новинок. «Жирар-Перрего» – марка старинная и уважаемая, и потому обращение к теме минутных репетиров выглядит оправданным. Для часов Minute Repeater женевской фабрике сложных механизмов «Ла Фабрик дю Тан» (La Fabrique du Temps; какая гримаса судьбы: эту фабрику тоже летом 2011 года приобрела группа LVMH, конкурент PPR) был заказан калибр Е09–0001, который специфической формой золотого моста баланса напоминает нам о великой классике «Жирар-Перрего» – турбийонах на трех золотых мостах. Часы говорят нам и о другой классике – карманных репетирах конца XIX в.: круглый корпус розового золота безукоризненно отделан, тщательно отполированные стрелки стиля «листок» изготовлены из вороненой стали, циферблат – белый эмалевый, накладные метки часов стиля Бреге – из розового золота, шкалы – минутная и маленькой секундной стрелки выполнены черным цветом за исключением двух красных меток «60». Уровень исполнения механизма также достоин всяческих похвал: есть фирменный золотой мост, пространство для узла баланса и регулятора


Новинки 2012

СТЕФАНО МАКАЛУЗО «БУДУЩЕЕ НА РЫНКЕ ЛЮКСОВЫХ ТОВАРОВ ЗА СУПЕРБРЕНДАМИ»

С генеральным директором Girard-Perregaux Стефано Макалузо беседовали Анна Минакова и Алексей Кутковой

асовая компания «Жирар-Перрего» (GirardPerregaux), входящая в состав группы «Совинд»(Sowind ), созданной Луиджи Макалузо

Ч

REVOLUTION

070

и объединившей фабрику механизмов и две часовые марки «Жирар-Перрего» и «ЖанРишар» ( JeanRichard ), продала в июле 2011 года контрольный пакет акций группе PPR, среди марок которой такие значительные имена в мире «люкс» как Boucheron, Bottega Veneta, Gucci, Stella McCartney, Yves Saint Laurent и Brioni. PPR, безусловно, не хватало хорошей часовой марки, и «Жирар-Перрего» – идеальное восполнение этого пробела. Но что это дало самой марке «Жирар-Перрего»? В принципе, можно было ожидать, что бывшие владельцы марки находятся в деморализованном состоянии, так как движущей силой и основным организатором группы и обеих марок был Луиджи Макалузо, и потому они решились перейти под крыло могущественной PPR. Такое мнение небезосновательно – ведь уже второй год подряд на SIHH компании «Жирар-Перрего» и «ЖанРишар» не показывают тех новинок, что от них ждешь, исходя из истории этих марок, их потенциала и наличия у них собственной фабрики механизмов. Однако, вопреки ожиданиям, Стефано Макалузо не выглядел обескураженным, хотя, безусловно, казался уставшим: он признался, что к тому времени у него уже было пять-шесть десятков интервью. Напротив, он был деловит, заметно заинтересован в беседе, чувствовалось, что у него есть четкие планы на будущее и энергия эти планы воплощать в жизнь. Когда появилась информация о том, что компания «Жирар-Перрего» в составе группы «Совинд» продала контролирующий пакет акция группе PPR , сразу же возник вопрос: почему не «Ришмон» (Richemont)? Ведь «Жирар-Перрего» и «Ришмон», а ранее вашего отца и «Жирар-Перрего» с группой «Вандом» (Vendôme Group) связывали тесные узы – по меньшей мере, именно так выглядело со стороны. Прежде всего, я предпочел бы говорить о PPR, а не о «Ришмон». Полагаю, что у группы PPR имеется благоприятная

особенность: большинство марок группы в своей созидательной деятельности располагают значительной степенью автономности. Они объявляют об этом, и они доказывают это. Вторая особенность – с PPR у нас была возможность договориться о смешанной собственности, что было очень важно для нас. Контролем над «Совинд» обладает PPR, это так, но наша семья продолжает участвовать в бизнесе. Для нас это было основной целью, так как все мы обучались работать на наши марки, развивали их, мы были значительной частью наших марок. С PPR у нас была возможность заключить такого типа соглашение, и это обсуждал еще мой отец [Луиджи Макалузо – прим. ред.], в конце концов, что случилось, то случилось. Я, мой брат и супруга моего отца решили продолжить работу, начатую моим отцом, и подписали соглашение с мистером Франсуа Пино [владельцем группы PPR – прим. ред.]. Мы перевернули эту страницу, и сейчас я считаю, что наше предназначение – быть звеном, связующим прошлое с будущим наших часовых марок, и делать это с величайшим уважением к тому, что отец делал в течение двух десятков лет. Почему вы пошли на это? Вам нужны были инвестиции в производство? Полагаю, будущее на рынке люксовых товаров за супербрендами. Разумеется, это моя личная точка зрения. Поэтому либо вас воспринимают как супербренд, либо вы рискуете исчезнуть. Думаю, у марок «Жирар-Перрего» и «ЖанРишар» в составе большой могущественной семьи PPR есть все шансы на преуспевание в будущем. Конечно, предстоят большие перемены, но я отношусь к тому очень положительно. У нас есть портфель разработок, как в дизайне, так и в «механике». Мы будем продолжать развивать наши базовые коллекции – турбийон с тремя золотыми мостами, Vintage , , намереваемся обновить дизайн коллекции ww.tc, а также переработаем спортивную коллекцию, в которой мы сохраним дизайнерские коды моделей Seahawk и Laureato. Мы продолжим работать над проектом Constant Escapement, недавно мы заключили соглашение


Кристаллизация

Стефано Макалузо

REVOLUTION

071

Генеральный директор Girard-Perregaux


Новинки 2012

с суперзвездой среди часовщиков – г-ном Домиником Луазо, который знает, как делать сверхсложные часы… Будет ли Доминик Луазо работать для марки «Луазо» (Loiseau)? Или контракт с «Жирар-Перрего» предполагает эксклюзивность? Контракт заключен между ним и группой «Совинд». Разумеется, мы предполагаем, что он будет работать на марку «Жирар-Перрего», и больше ни на какую другую часовую марку, за исключением его собственной «Луазо». Хотя, я думаю, в наших планах настолько серьезные проекты, что у него просто не будет хватать времени ни на что иное. Мы предполагаем выпустить суперсложные часы, где будут хронограф, вечный календарь, турбийон, минутный репетир и т. д., а затем, как кирпичики, использовать отдельные конструкции этих часов в других более простых моделях, может быть, что-то будет использовано и в часах коллекции марки «ЖанРишар».

Часы Vintage Large Date MoonPhases – красота в каждой детали

Сборка механизма минутного репетира

Сборка механизма производится исключительно вручную

Предполагается ли тесное сотрудничество с другими марками PPR? Сейчас мы работаем с марками «Боттега Венета» и «Бушрон». Для «Бушрона» мы поставляем турбийоны, для «Боттега Венета» – механизмы, также консультируем их в том, что касается технологии. То, что мы часть PPR, подразумевает не только сотрудничество с марками внутри группы, мы будем продолжать продавать механизмы компаниям, с которыми работали ранее. У нас сложился некий узкий круг друзей – мы не собираемся расширять его, если PPR, конечно нас не попросит создать механизм для «Ив Сен Лоран», например. Для нас главное – продолжать развивать «Жирар-Перрего», и наше производство должно помогать нам расти. Сейчас механизмы, которые мы поставляем другим компаниям – это около 20 процентов от всех производимых, и мы хотим оставить соотношение именно таким. Больше всего мы снабжаем «Гарри Уинстон», кроме них – «Булгари» для часов линий «Жеральд Жента» и «Даниэль Рот», также «Бушрон», ну и очень молодые, но динамичные компании – «УРВЕРК» и MB&F. Есть ли планы совместной работы с «Гуччи»? У нас сейчас один генеральный директор с «Гуччи Таймписиз» – Микеле Софисти. Пока мы не договаривались о каких-то совместных проектах, но я очень хорошо отношусь к этой марке – мне кажется, у нее очень сильные позиции в своей ценовой группе. У наших механизмов слишком высокая цена для ценового сегмента, где работает «Гуччи». И им не стоит менять стратегию в ближайшее время.

REVOLUTION

072

Почему нет новинок в женской коллекции «Кет’с Ай» (Cat ’s Eye)? В январе на SIHHмы не представили новинки в нашей женской линии «Кет’с Ай», но это не значит, что мы собираемся прекратить выпуск этих часов. Мы представим 2–3 новые модели в течение года. Первую вы увидите уже через три месяца, вторую – в конце года, а третью (и это будет очень интересная модель с усложнениями) – в начале следующего года.

+05_Girard.av.IK.dr.indd 072

25.02.12 1:55


Кристаллизация

Ваш отец был большим фанатом автомобилей [купивший в г. марку «Жирар-Перрего» и основавший семейный часовой бизнес Луиджи Макалузо даже выступал в -х за «Скудерию Феррари» – прим. ред.]. Будет ли в коллекции что-то связанное с автоспортом? Мы могли бы сделать часы, связанные с машинами вообще или с конкретным автомобилем, но пока у нас нет партнера для этого. Но наши двери открыты и мы рады предложениям. Ваши любимые часы в коллекции «Жирар-Перрего»? Из новых моделей моя самая любимая – Laureato Tourbillon. Мне нравится ее ультрасовременный дизайн. Еще я очень доволен тем, каким у нас получился новый минутный репетир. Ну а среди более доступных по цене новинок мне нравится модель Vintage с «большой датой».

Ваша рабочая лошадка калибр и его модификации довольно малы для больших современных часов. С этим планируется что-то делать? Мой ответ прост: часовое производство – процесс долгий. Мы создаем новые механизмы под современные вкусы в размерах корпусов. Так появилась семья калибров . Диаметр механизмов – 13 ¼ линий. В новых моделях коллекции мы уже применяем механизмы этой серии. ★

Vintage Large Date Moon-Phases – розовое золото, автоматический калибр , большой указатель даты, индикатор фазы Луны, маленькая секундная стрелка

073

Ваш отец говорил, что будут новые варианты карманных часов Esmeralda… Да, мы создаем не только наручные часы. У нас есть прекрасные карманные часы со сложным декором – это не лимитированная серия, но мы создаем только один экземпляр в год. У нас на них уже образовалась очередь. Я сам долго путешествовал с ними, так к ним привык! Они целиком создаются вручную, есть 15 различных вариантов окончательной обработки. Один-единственный часовщик работает над ними в течение 10 месяцев. Конечно, карманные часы не для всех, но есть большие любители. Лично я воспринимаю такие часы как произведение искусства – механическую скульптуру, а не как просто часы.

Одна из новинок SIHH: Vintage Large Date Moon-Phases, корпус – сталь

REVOLUTION

Часовые марки сейчас фокусируют усилия на китайском рынке. Делаете ли вы что-то специально для этого рынка? Сегодня Китай – самый быстроразвивающийся рынок в мире, это ни для кого не секрет. И для нас это очень важный рынок, но нам повезло – они любят наши классические часы (занятно, что их любят и в США). В целом – мы не хотим концентрироваться на Китае, как это делают сейчас многие компании, мы хотим иметь сбалансированную дистрибуцию. Европа, США, Ближний Восток тоже важны, нельзя забывать о Латинской Америке – очень важный рынок. И я бы лично наши ставки сделал в большей степени на США и Латинскую Америку.


Новинки 2012

Ove rview

SIHH 20 12

ЗЕМНОЙ ШАР КАК ТУРБИЙОН

GREUBEL FORSEY

REVOLUTION

074

GMT – еще один взгляд на Землю


Кристаллизация

GMT – белое золото

REVOLUTION

GMT – указатель мирового времени установлен с оборотной стороны корпуса

075

Э

ти часы были наиболее заметны из всего того, что было выставлено маркой «Грёбель Форси» (Greubel Forsey) на Женевском салоне SIHH в этом году. Речь идет о часах GMT – первой модели «Грёбель Форси», в которой имеется функция указателя мирового времени и времени второго часового пояса. Да, именно так: обычно часы конструируют с целью указания местного и «второго» времени (иногда и «третьего»), тогда такие часы называют GMT, хотя, конечно, это не обязательное для исполнения правило, и некоторые марки его не признают. Есть также другой тип часов, когда время можно узнать сразу – то есть без каких-либо дополнительных манипуляций – во всех 24 часовых поясах мира; тогда такие часы называют World Time, хотя и этого правила не все придерживаются. Господа Грёбель и Форси не стали дискутировать со всей этой классификацией, и просто объединили два устройства в одних часах, да еще прибавили к тому броский указатель (скорее, не указатель, а иллюстрацию) мирового времени, выполненный в виде миниатюрного глобуса. Он вращается, и этот факт можно только приветствовать – не только потому, что прообраз – наша планета – вращается, поставляя нам причину конструировать те самые часы со «вторым», «третьим», «иным» либо «мировым» временем, но также и потому, что в очень похожих часах той же марки Quadruple Tourbillon (похоже, они стали отправной точкой при разработке новинки) примерно в том же месте вращается фирменный турбийон с двойной кареткой. Тот турбийон вращался, делая полный оборот (внешняя каретка) за 4 минуты, земной шар


Новинки 2012

REVOLUTION

076

Марка Greubel Forsey находится в поисках новой стилистики. В одних часах турбийоны прячутся за сплошным циферблатом, в других – выделяются ярким цветом

вращается, делая полный оборот за 24 часа, что, конечно же, в 360 раз медленнее чем тот турбийон, но мне эта цифра – 360 – очень нравится. Для этих часов также очень важна еще одна цифра – это 25, именно на такой угол (в градусах) наклонена ось турбийона (а как же без него!), и это не простой турбийон, а самый быстрый турбийон современности, делающий полный оборот за 24 секунды. Относительно этого быстрого турбийона земной шар указателя мирового времени вращается уже в 3 600 раз медленнее, и эта цифра мне очень нравится. Поскольку миниатюрный земной шар служит скорее иллюстрацией того, как все устроено, чем четким указателем мирового времени, на оборотной стороне часов установлен дублирующий указатель мирового времени, выполненный в виде синхронизированного с глобусом вращающегося диска, на котором написаны названия 24 городов мира. Те города, что показаны на белом фоне, переходят с зимнего времени на летнее, те, что на черном фоне – нет. Москва – на черном (так должно быть в окончательном варианте часов; в показанном на салоне прототипе Москва была на белом фоне, видно, не успели зачернить). Кнопка в положении «10 часов» служит для переключения указателя времени второго часового пояса (красная стрелка на 12-часовом циферблате, что рядом с кнопкой) на один час вперед за нажатие. Вытащенная заводная головка синхронно вращает все указатели – это нужно для установки точного времени. Если при вытащенной заводной головке нажать кнопку и удерживать ее в таком состоянии, глобус с указателем мирового времени на оборотной стороне корпуса будет заблокирован, а центральные стрелки со стрелкой времени второго часового пояса можно вращать заводной головкой – это используется для установки местного времени. Сложное функционирование этой системы обеспечивается «развязывающей» дифференциальной передачей. В часах есть еще одна дифференциальная передача – она применена в указателе запаса хода.

Из других новинок, показанных маркой «Грёбель Форси» на салоне, обязательно следует отметить новый «современный» вариант часов Tourbillon Secondes Contemporain. Он так и называется – Contemporain («Современный»); можно подумать, до того все часы GF выглядели архаично! Более подходящим названием для этих часов было бы как раз «архаичный» – об этом говорят платина механизма, изготовленная из вороненого титана, и мосты с оборотной стороны механизма, заставляющие вспомнить о механизмах карманных часов времен Абрахама-Луи Бреге (была также такая разновидность механизмов с синей платиной с синим платиновым покрытием, часы с такими механизмами производил в начале XIX в. ученик Бреге Шарль Уден). Тем не менее, господа Грёбель и Форси выбрали для своих архаичных часов название «современные», и ничего другого не остается, как придерживаться этого названия. Правда, следует отметить, что с лицевой стороны часы выглядят (для коллекции GF, естественно) непривычно: циферблат объемной структуры выполнен из вороненого титана, а ротор турбийона установлен под чудным прозрачным сапфировым мостом. Еще одна интересная новинка –

Quadruple Tourbillon Secret, вторые «секретные» часы в краткой истории GF (здесь снова путаница в названии, так как обычно секретными именуют те часы, которые «прячут» указатели текущего времени). Секрет прост – два фирменных сдвоенных турбийона (совсем не четыре – тут снова путаница в названиях) засекречены, то есть с лица часы выглядят как простые часы без единого турбийона, а все турбийоновское богатство спрятано, и найти его можно, лишь взглянув сквозь прозрачное окно задней крышки корпуса. А еще в маленьком окошке на боковой поверхности корпуса (у метки «8 часов») краем глаза можно приглядывать – крутится ли он еще? – за одним из двух секретных турбийонов. В том, что касается конструкции и отделки механизмов, работу мастеров GF можно признать почти безукоризненной, и это касается всех новинок. ★


Кристаллизация

Quadruple Tourbillon Secret – вид с оборотной стороны

Tourbillon Secondes Contemporain – платина, ограниченная серия из экз.

REVOLUTION

077

Quadruple Tourbillon Secret – платина, ограниченная серия из экз.


Новинки 2012

iew v r e Ov

H H I S 012 2

ГОД АВИАТОРСКИХ ЧАСОВ

IWC SHAFFHAUSEN

REVOLUTION

078

Big Pilot’s Watch Perpetual Calendar Top Gun – керамика

+07_Iwc.av2.IK2.dr.indd 078

25.02.12 2:00


Кристаллизация

омпания IWC, признанный специалист часов авиаторского стиля, решила в этом году в значительной степени обновить свои принципиально важные коллекции Big Pilot’s, Pilot’s и Spitfire. Авиации и авиаторским часам на стенде было посвящено все, сам стенд был построен в виде авиационной базы с музеем и баром, и даже сотрудников IWC одели в авиационную форму. Посреди стенда был установлен симулятор полетов, настроенный на отработку взлета и посадки на авианосец, и при желании можно было попробовать свои силы в неизбежном утоплении палубного штурмовика: наверное, это помогало обрести второе дыхание после беспрерывного созерцания новых коллекций часов. Главная особенность коллекции 2012 года – сразу пять керамических моделей. IWC – один из пионеров применения высокотехнологичной циркониевой керамики в часовом деле, но за все время было изготовлено всего несколько моделей с керамическими корпусами. Все часы с керамическими корпусами из коллекции этого года принадлежат коллекции «Топ Ган» (Top Gun), посвященной школе военно-морской авиации США (ее так и называют – «Топ Ган», а официально – «Школа истребительного вооружения ВМС»,). Эта пятерка выполнена в двух стилях – жестко-техническом и ностальгическом. По названиям отличить их просто (разумеется, того проще на взгляд): первые – это «Биг Пайлотс Уоч Топ Ган» (Big Pilot’s Watch Top Gun), хронограф «Пайлотс Уоч Топ Ган» (Pilot’s Watch Chronograph Top Gun) и «Биг Пайлотс Уоч Топ Ган» с вечным календарем (Big Pilot’s Watch Perpetual Calendar Top Gun), вторые – «Биг Пайлотс Уоч Топ Ган Мирамар» (Big Pilot’s Watch Top Gun Miramar) и хронограф «Пайлотс Уоч Топ Ган Мирамар» (Pilot’s Watch Chronograph Top Gun Miramar). Темно-серый сланцевого оттенка циферблат часов, обозначенных словом «Мирамар» (так называется деревушка в Калифорнии, где с 1969 по 1996 год базировалась школа «Топ Ган»), стилизован под приборные панели и авиаторские часы времен Второй мировой войны: шкала часов, точно настроенная на длину

Big Pilot’s Watch Top Gun Miramar – керамика

Big Pilot’s Watch Top Gun – керамика

REVOLUTION

Big Pilot’s Watch Perpetual Calendar Top Gun – вид с оборотной стороны

079

К


Новинки 2012

REVOLUTION

080

Все часы с керамическими корпусами из коллекции этого года принадлежат коллекции Top Gun, посвященной школе военноморской авиации США (ее так и называют – Top Gun, а официально – «Школа истребительного вооружения ВМС»)

+07_Iwc.av2.IK2.dr.indd 080

25.02.12 2:00


REVOLUTION

081

Кристаллизация


REVOLUTION

082

Новинки 2012

часовой стрелки, выполнена красной краской, а прочие шкалы, метки и стрелки покрыты люминесцирующим составом бежевого оттенка, который похож на старый люминофор. Какие часы предпочтительнее – просто «Топ Ган» или «Топ Ган Мирамар»? В пользу и тех, и других можно найти сильные доводы, но, на мой взгляд, гораздо более убедительно выглядят модели «Топ Ган», которые очень близки к тому, что можно назвать идеальными авиаторскими часами. Хороши и «Биг Пайлотс Уоч», и хронограф «Пайлотс Уоч», и «Биг Пайлотс Уоч» с вечным календарем тоже в своем роде шедевр. Все модели снабжены мануфактурными механизмами с фирменной системой автоматического завода Пеллатона, даже хронограф: специально для новинок этого года была изготовлена «урезанная» модификация мануфактурного хронографического механизма без счетчика часов. Видно, пилотам современных штурмовиков рассчитывать на то, что придется мерить время часовыми промежутками, не приходится. Параллельно с «керамикой» «Топ Ган» были выпущены новые варианты авиаторских часов коллекции «Пайлотс Уоч» в стали, особенно интересными получились часы «Марк XVII» (Mark XVII) – это новейшее поколение авиаторских часов IWC, происходящих от знаменитых профессиональных часов «Марк 11» 1940-х годов, в которых была применена фирменная система противомагнитной защиты. Часы «Марк XVII» по сравнению с предшественником – часами «Марк XVI» – были увеличены на 2 мм, теперь диаметр корпуса составляет 41 мм. Внешне от предыдущих моделей «Марк XVII» легко отличить по наличию вертикального окошка указателя даты, в которое попадают три числа, и красного треугольника указателя текущей даты. Такой же указатель даты есть на циферблатах и других новых моделей серии «Пайлотс Уоч» – Worldtimer, Chronograph и Double Chronograph, а также у нового хронографа коллекции «Спитфайр» (Spitfire). Из всех этих моделей особенно хочется отметить часы «Пайлотс Уоч» с указателем мирового времени «Уорлдтаймер» (Worldtimer). Это новая разработка IWC, основой для которой стали

хорошо известные поклонникам марки часы «Пайлотс Уоч UTC» 1998 года выпуска. Для часов UTC была разработана синхронизированная с указателем даты конструкция указателя времени второго часового пояса, причем, виртуально перемещаться по часовым поясам можно было как вперед, так и назад, включая переходы через линию смены даты – указатель даты при этом также переключался как вперед, так и назад. Эта практичная функция была сохранена и в новой модели «Пайлотс Уоч Уорлдтаймер», в которой, однако, указатель времени второго часового пояса заменили указателем мирового времени с диском городов на 24 временные зоны и вращающимся кольцом с 24-часовой шкалой с отмеченными белым и черным цветом дневной и ночной зонами. Несмотря на информационную насыщенность, в часах «Уорлдтаймер» сохранился четкий технический стиль, который всегда был козырем авиаторских часов IWC. Тому, кстати, способствовал и впечатляющий размер стального

корпуса – его диаметр составляет 45 мм: это позволило найти достаточно места для всех указателей на циферблате. Еще один пример удачной адаптации сложного механизма под технический стиль IWC можно видеть в новых часах коллекции «Спитфайр» – Spitfire Perpetual Calendar Digital Date-Month – это цифровой вечный календарь, что был сделан для часов Da Vinci. Розовое золото корпуса совсем не мешает воспринимать эти часы как технические, хотя часы «Спитфайр» представляют собой «гражданский» вариант «Пайлотс Уоч» – они не оснащаются фирменным противомагнитным защитным экраном. Так как защиты нет, можно показать механизм сквозь прозрачное окно задней крышки корпуса, и оно того стоит: ротор автоматического завода мануфактурного калибра 89800 выполнен в виде истребителя «Спитфайр» времен Второй мировой войны, в честь которого и была названа коллекция. ★

Spitfire Perpetual Calendar Digital Date-Month – розовое золото

Spitfire Perpetual Calendar Digital Date-Month – вид с оборотной стороны


Кристаллизация

Pilot’s Watch Chronograph Top Gun Miramar – вид с оборотной стороны

Pilot’s Watch Chronograph Top Gun Miramar – керамика

Pilot’s Watch Chronograph Top Gun – керамика

REVOLUTION

083

Pilot’s Watch Mark XVII – сталь


Новинки 2012

Overview

SIHH

2012 DUOMÈTRE, MASTER И REVERSO

REVOLUTION

084

JAEGER-LECOULTRE


Кристаллизация

В

Калибр – механизм часов Duomètre à Sphérotourbillon

Duomètre à Sphérotourbillon – красивы как с лицевой, так и с оборотной стороны

085

Duomètre à Sphérotourbillon – вид с оборотной стороны

REVOLUTION

коллекции «Жежер-ЛеКультр» ( Jaeger-LeCoultre) этого года нет доминирующей темы, и это означает, что знаменитой часовой марке есть что сказать касательно всех направлений, в которых она работает. Блистательная премьера состоялась в коллекции «Дуометр» – это нетривиальный турбийон «Дуометр а Сферотурбийон» (Duomètre à Sphérotourbillon), ряд новых моделей, которые говорят о внимании «Жежер-ЛеКультр» к тем часам, что можно назвать «базовыми», появились в коллекции Master, ну а в своей, пожалуй, самой знаменитой коллекции «Реверсо» (Reverso) компания «Жежер-ЛеКультр» предлагает несколько эстетских вариантов, которые наверняка заинтересуют коллекционеров. «Дуометр а Сферотурбийон» – часы, появление которых вряд ли можно было предвидеть. Действительно, как догадаться, что после двух вариантов «гироскопических» турбийонов с двумя осями вращения Gyrotourbillon I (коллекция Master) и Gyrotourbillon II (коллекция Reverso), «Жежер-ЛеКультр» предпримет разработку еще одного «неплоского» турбийона необычной конструкции? К чести изобретателей, они не стали делать турбийон только ради турбийона. Вместе с конструированием нового турбийона – для него было придумано название «сферотурбийон» – они обратили внимание на проблему точной установки времени в часах с турбийоном, и эта проблема, похоже, стала особенно актуальной после того, как «Жежер-ЛеКультр» на Международном конкурсе хронометров 2009 года выиграла два главных приза, и оба получили часы с турбийонами. Над этой же проблемой ранее задумались в компании «Ланге» (Lange): там сконструировали для своих турбийонов специальное устройство, останавливающее либо баланс, либо ротор турбийона (смотря на что попадет усик устройства). В «ЛеКультре» посмотрели на проблему иначе и объединили ее решение с особенностями конструкции механизмов с независимыми колесными системами, что была разработана для коллекции


Новинки 2012

часов и тех неординарно мыслящих клиентов марки, что приобретали эти часы в предвоенные годы, выпустить специальную серию «Гранд Реверсо 1931 Руж» с красным лаковым циферблатом и стальным ультратонким корпусом, что был разработан для прошлогодних моделей «Гранд Реверсо 1931». В двух других новинках коллекции «Гранд Реверсо» в «ЛеКультре» решили обратиться и к теме часов 1930-х с цветными циферблатами, и к бережно сохраняемому на мануфактуре мастерству изготовления эмалевых циферблатов. Для эмалевых «Гранд Реверсо» был выбран синий цвет. Синяя полупрозрачная эмаль очень хорошо смотрится, если ее нанести на гильошированную либо гравированную основу – так и было сделано в часах Grande Reverso Blue Enamel и их скелетном варианте Grande Reverso Ultra Thin Squelette, для которых был изготовлена специальная модификация мануфактурного калибра 849, скелетонизированного и гравированного вручную в традиционной манере. Действительно, в 1930-е годы в часовом деле станки

Оборотная сторона корпуса Grande Reverso Ultra Thin SQ – традиционное искусство скелетонизированных часовых механизмов в чистом виде

REVOLUTION

086

Grande Reverso Calendar – новые сложные часы серии Grande Reverso. Механизм с полным календарем и указателем фазы Луны как будто напоминает о знаменитых календарных часах Jaeger-LeCoultre -х и -х

«Дуометр». Концепция «Дуометр» позволяет сконструировать механизм так, что та его часть, что отвечает за точность хода, будет подвергаться минимальному воздействию другой его части, ответственной за индикацию. Именно так сделали в часах «Дуометр а Сферотурбийон». Адаптированный под особенности наручных часов турбийон «Дуометр а Сферотурбийон» вращается вокруг двух осей и приводится в действие первым заводным барабаном, а все указатели: маленькая секундная стрелка, часовая и минутная стрелки, 24-часовая стрелка «второго времени» и фирменный указатель даты работают на второй колесной передаче, получающей энергию от второго заводного барабана. У механизма также есть два раздельных указателя запаса хода для каждого из заводных барабанов, в часах такой конструкции они просто необходимы. Точная установка времени производится кнопкой, что находится выше заводной головки. При нажатии этой кнопки происходит сброс маленькой секундной стрелки, и она начинает отсчет секунд с нулевой позиции. В определенном смысле слова весь блок индикации «Дуометр а Сферотурбийон» является хронографом постоянного привода, который только в случае необходимости может быть скорректирован и выставлен на точное время. Чтобы часы были экстравагантными, не обязательно придумывать для них экстравагантный механизм. Это доказывают новые часы этого года из коллекции «Реверсо» – «Гранд Реверсо 1931 Руж» (Grande Reverso Rouge). В 1930-е годы фабрика «Лекультр» предлагала множество вариантов циферблатов для часов «Реверсо», в том числе там были несколько необычных цветных разновидностей – синий, коричневый и красный. Со всеми ними можно ознакомиться, посетив музейное собрание мануфактуры в ЛеСантье. Красный циферблат просто притягивал к себе взгляд, и хотя в 1930-е было изготовлено всего несколько экземпляров «Реверсо» с такими циферблатами, при подготовке коллекции этого года в «Жежер-ЛеКультр» решили в честь тех

+08_Jeager.av.IK.dr.indd 086

25.02.12 2:03


Кристаллизация

Grande Reverso Blue Enamel – белое золото, синий эмалевый циферблат, ограниченная серия из экз.

Grande Reverso Ultra Thin Squelette – белое золото, скелетонизированный механизм, синий эмалевый циферблат с открытой центральной зоной, ограниченная серия из экз.

REVOLUTION

087

Grande Reverso Rouge – сталь, красный лаковый циферблат


Новинки 2012

Master Ultra Thin Réserve de Marche – сталь

Master Control – розовое золото

REVOLUTION

088

Master Control – сталь

+08_Jeager.av.IK.dr.indd 088

25.02.12 2:03


Кристаллизация

Master Ultra Thin Tourbillon – розовое золото

с компьютерным управлением еще были неизвестны. Другой традиции, правда, не столь давней, посвящен выпуск трех моделей коллекции «Мастер Контрол» (Master Control ). В последние годы создавалось впечатление, что более актуальные вещи, такие как суперсложные концепты, спортивные часы Master Compressor, вечно актуальные модели «Реверсо» или традиционалистские внешне, но авангардные по сути часы коллекции «Дуометр», а также переиздания знаменитых исторических часов марки затмили интерес к «Мастер Контрол». Правда, Жером Ламбер, генеральный директор «Жежер-ЛеКультр» считает, что именно программа контроля качества Hours Control, принятие которой стало отправной точкой в запуске коллекции «Мастер Контрол», позволило его марке успешно развиваться и блистательно выиграть тот самый хронометрический конкурс. 20-летию программы Hours Control в этом году был посвящен выпуск трех новых часов коллекции «Мастер Контрол» – автоматических моделей «Мастер Контрол», «Мастер Ультра Тин Резерв де Марш» (Master Ultra Thin Réserve de Marche) и «Мастер Ультра Тин Турбийон» (Master Ultra Thin Tourbillon). Как и двадцать лет назад, новинки коллекции «Мастер Контрол» выполнены в минималистском ключе, и, очевидно, предназначаются для ценителей строгой пуристской классики в часовом деле. Корпуса новых моделей были сконструированы на основе 39-миллиметрового корпуса последней модели «Мастер Ультра Тин», диаметр корпуса часов «Мастер Контрол» и «Мастер Ультра Тин Резерв де Марш» – тоже 39 мм, а толщина не превышает 10 мм. Один к четырем – очень приятное соотношение для автоматических часов. У часов «Мастер Ультра Тин Турбийон» 40-миллиметровый корпус, и его толщина – всего 11,5 мм, и это очень неплохой показатель для автоматического турбийона. ★

REVOLUTION

089

Master Ultra Thin Réserve de Marche – розовое золото


Новинки 2012

ЖЕРОМ ЛАМБЕР ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО

Ж

ерома Ламбера считают одним из наиболее динамичных лидеров часовой индустрии. К этому мнению можно присоединяться, можно – нет, но нельзя отрицать, что Жером Ламбер – безусловно интересная личность. Он поступил на работу в компанию Jaeger-LeCoultre, которую он сейчас возглавляет, в 28-летнем возрасте. Начав с поста финансиста-контролера, он вырос до финансового директора (в 2000 г.), а в 2002 г. его назначили на пост генерального директора. Его считают трудоголиком – он отрицает это, заявляя, что всего лишь хорошо мотивирован. На выставке SIHH-ͮͬͭͮ с ним встретился Денис Пешков.

REVOLUTION

090

Независимые часовщики часто жалуются, что руководители крупных компаний, как ваша, не видят различия между произведениями искусства и любым другим товаром. Мол, им неважно, чем торговать: колбасой, «Кока-Колой» или часами. И главное для них – раскрутить продукт, а подлинных чувств к своему занятию они, дескать, не питают. Что вы на это ответите? Как директор мануфактуры со 179-летней историей, я всегда рад выслушать других людей и поучиться у них. Но при этом у меня есть золотое правило – заботиться о своей территории и защищать ее. Уже 179 лет мы вкладываем в развитие часовых профессий, в совершенствование технологий больше, чем, я бы сказал, кто-либо еще. Мы делаем механизмы от первого до последнего винтика, и никто в нашей отрасли не занимается этим так активно, как мы. Одним словом, я не боюсь неудобных вопросов. Если кто-то считает, что мы что-то делаем неправильно, пусть скажет, и я обязательно к этому мнению прислушаюсь. Что касается раскрутки, ориентации на рыночные показатели, это совсем не про «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre). У нас на мануфактуре работают представители 180 разных специальностей – именно столько нужно, чтобы сделать часы. Интересно, есть ли у наших критиков все эти специалисты и если нет, то чем им тогда приходится жертвовать. А что еще отличает «Жежер-ЛеКультр»? Ведь сегодня часы делают все кому не лень, и на этой выставке мы видим множество моделей, созданных не столько для отсчета времени, сколько для воплощения неких принципов. Во-первых, «Жежер» полностью посвятила себя часам. Мы не занимаемся ювелирными украшениями, ручками и тому подобным. Уже 179 лет мы выпускаем только часы, причем

в основе нашей работы лежит глубокое понимание механизма. За все годы нашего существования мы разработали и произвели 1 230 механизмов. Эти знания и умения отличают нас от других. Мы можем предложить функциональность, высокие характеристики, соответствие канонам часового дела. И Sphérotourbillon, который мы показали в этом году, – идеальная иллюстрация этой философии. Еще одно фундаментальное отличие в том, что мы сохранили изобретательский дух, мы продолжаем писать историю часового дела. В 2005–2006 годах мы сказали новое слово в минутных репетирах (помните гонги с квадратным сечением, стекло в качестве резонатора, молоточки-требюше?). В 2006–2007 годах мы вывели на новый уровень развития турбийон. Модель Duomètre – образец того, как новаторски можно интерпретировать архитектуру механизма.Благодаря всему этому «Жежер-ЛеКультр» сама задает стандарты часового дела. Отсюда наши успехи, отсюда устойчивость перед лицом всевозможных кризисов и передряг. И, конечно, мне страшно повезло оказаться во главе такой компании. Здесь я гораздо глубже понял, что значит слово «ответственность». Некоторые компании здесь, на Женевском салоне, придумали себе дополнительные лейтмотивы, лозунги. «Монблан» (Montblanc) подает себя как рассказчика историй, «Роже Дюбуи» (Roger Dubuis) приглашает окунуться в его невероятные миры. А какой у вас лейтмотив? Наш лейтмотив – это наша история. Мы часовщики из Валле-деЖу, мы «Великий дом» Валле-де-Жу, наши корни в этих местах, и именно там мы вершим судьбу часового искусства. Конечно, мы живем не только прошлым, но эти исторические корни многое в нашей компании объясняют, в том числе происхождение нашего ноу-хау. А какой-то изощренной коммуникационной стратегии у нас нет. Нас сформировали требования времени. Мы научились выживать даже в самых неблагоприятных обстоятельствах. Мы ценим творчество, изобретательность, но мы ценим и труд. Пройдитесь по мануфактуре – по всему видно: здесь работают на совесть, засучив рукава. Все, что вы показали на этой выставке, было задумано еще года три-четыре назад. Когда вы планируете стратегию развития, на какие показатели и тенденции вы обращаете внимание в первую очередь? На основе чего вы принимаете решение? На самом деле никогда не знаешь, как все сложится. И это-то и хорошо. Но необходимо пространство для маневра. Нельзя


Кристаллизация

Жером Ламбер

REVOLUTION

091

Генеральный директор Jaeger-LeCoultre


Новинки 2012

Историческое здание фабрики Лекультров

REVOLUTION

092

предугадать, что будет через несколько лет, но, если видишь, что выходит не то, нужно иметь возможность в любой момент повернуть назад, сказать: «Стоп! Сворачиваем этот проект и занимаемся другим». Благодаря нашему опыту, благодаря прекрасному коллективу талантливых специалистов из самых разных областей мы научились довольно точно предвосхищать ожидания. И не потому, что мы заранее знаем, на что делать ставку, а потому, что умеем вовремя останавливаться. В этом сила «Жежер»: нам хватает смелости прекращать работу, если мы видим, что рынок ждет не этого. Чтобы понять, что нужно, сперва надо понять, что не нужно.На создание часов уходит много времени, и заранее никогда не известно, как их в итоге примут. Конечно, есть определенные тенденции, но то, что в сентябре Америка начнет так быстро подниматься, что всем вдруг надоест розовое золото и захочется часов в серой гамме, – такое три года назад угадать было нельзя. Вы сами или вместе с партнерами открываете магазины, где продается только продукция «Жежер». Некоторые жалуются, что тем самым вы душите розничные компании, торгующие часами разных производителей. Согласны? Что розница беспокоится, это нормально, ведь появился новый игрок. Это как в футбольной команде: когда приходит новый игрок, остальные задумываются: «А вдруг теперь меня в запас переведут?» Но ведь, когда клуб приобретает новых сильных игроков, он не становится слабее. Напротив, у всех футболистов, которые хотят и дальше играть в команде, появляется дополнительная мотивация. Вот примерно на такой эффект

Неиссякаемый источник вдохновения конструкторов – музейная коллекция механизмов

Современное здание фабрики


Кристаллизация

А зачем это нужно? Чтобы, когда находишься под водой и следишь за массой других вещей, точно знать, что происходит с хронографом. Чтобы случайно его не обнулить и не остановить. Так что это полезный индикатор. В целом часы довольно сдержанные, но нам хотелось, чтобы эту функцию заметили и оценили. Это будет ограниченная серия? Нет. Видите ли, со временем понимаешь, что хорошо и для тебя, и для клиента, а что выгодно только тебе. Поэтому мы стремимся

То есть вы даже коллекционные часы делаете не для сейфов, а для повседневного использования? Да. Мы хотим, чтобы владельцам нравилось не только их разглядывать, но и носить. И если даже какие-то модели покупают как экспонат на выставку, все равно, я считаю, владельцу надо изредка устраивать с ними «свидания»: выбрать день и как следует поносить эти часы, чтобы как следует их прочувствовать, понять и полюбить. ★

093

Не могли бы вы сообщить, сколько часов вы произвели в прошлом году и каков был оборот? Ни за что. Скажу только, что рост у нас был выше, чем в среднем по отрасли. Больше никакой информации на эту тему раскрыть не могу: сами знаете, какой у нас на этот счет порядок. Пока покажу вам кое-что из новинок. Это хронограф «Дип Си» (Deep Sea Chronograph), мы его прессе не демонстрировали. У него сапфировое стекло, не плексиглас. Поворотный ободок, диаметр – 42 мм. Здесь появляется дополнительная функция: я нажимаю один раз – белое меняется на красное с белым, нажимаю второй – теперь все красное. Еще одно нажатие – снова красно-белое, а когда сбрасываю показания – опять белое. То есть я всегда точно знаю, в каком режиме работает хронограф. Сейчас он не включен, но я нажимаю – и вместо белого красно-белое.

к тому, чтобы в ограниченности тех или иных серий был некий смысл, и сейчас у нас таких серий всего три: Duomètre à Sphérotourbillon, Grande Reverso Ultra Thin Squelette и Grande Reverso Blue Enamel. Эти произведения искусства действительно запускать в крупную серию нелепо. Что касается остальных моделей, то их выпуск будет ограничен только возможностями производства. У нас в «Жежер-ЛеКультр» главное – это продукт. Мы все силы кладем на то, чтобы он был достойным. Это наше кредо, наша религия. У нас работать приходится в поте лица, халтурщиков мы не терпим. Кроме того, мы питаем к часам страсть. Может быть, «страсть» – несколько вульгарное слово, точнее сказать, мы любим наши часы, получаем от них удовольствие, нам интересно их делать. Вот почему так трудно принимать решение о закрытии проекта, если он идет, скажем, уже три года, но становится понятно, что рынок ждет не этого: люди, занятые в проекте, вкладывают в него всю душу. Что наблюдается на часовом рынке? Есть часы, похожие на авианосец, набитые всякими функциями под завязку. Если человек два метра ростом и весит килограмм сто, может, еще и ничего, но на большинстве мужчин они выглядят нелепо. А если надеть их под костюм и пойти на работу, все решат, что ты каких-то нехороших таблеток наглотался. Еще бывают часы так называемого «чистого» дизайна – страшно скучные и однообразные. Или часы со сногсшибательными характеристиками, но некрасивые. И коллекционеры не понимают, почему они должны выкладывать 200 000 евро, когда модель за 5 000 евро принесет им больше удовольствия и окажется гораздо практичнее и удобнее. Вот почему мы учитываем каждый нюанс. Например, чтобы клиента ничто не раздражало, предусматриваем устройство быстрой установки даты. То же самое, когда речь заходит о моделях с двумя часовыми поясами. Часовую стрелку можно переставлять хоть вперед, хоть назад, и часы от этого не сломаются. Мы не пытаемся искусственными ограничениями прикрыть нашу техническую несостоятельность. Напротив, мы хотим, чтобы коллекционеры носили наши часы почаще, получали от них удовольствие.

REVOLUTION

рассчитываем и мы. Прекрасно, что в России у нас будет мощная сеть, что в Швейцарии она уже сложилась (у нас есть бутик в Женеве, в декабре совместно с «Бухерером» (Bucherer) открыли магазин в Люцерне). На Ближнем Востоке у нас только внешние, партнерские бутики, в Китае – по-разному, в Гонконге – только собственные. Так что, как видите, для каждого региона своя стратегия. Но, конечно, когда возможно, мы всегда рады воспользоваться услугами сильных партнеров. Они в этой сфере вращаются годами, десятилетиями, у них обширные связи. Лучшие из них не прекращают работать ни на минуту, они продвигают наши часы всегда: и когда играют в гольф, и когда идут в церковь, и когда справляют день рождения супруги. Кроме того, у них есть связи с влиятельными людьми, с теми, кто принимает решения. Но бывает, что такого партнера просто нет или на открытие магазина в каком-то конкретном месте уйдет столько денег, что рискнет их потратить только сам производитель. Например, какая розничная сеть раскошелится на 500 м2 на Вандомской площади в Париже, чтобы продавать наши часы? Только мы, наша группа компаний можем пойти на этот риск.


Новинки 2012

SIHH 2 012

ВСЕ ДЕЛО В ХРОНОГРАФАХ

MONTBLANC

REVOLUTION

094

Часы TimeWalker TwinFly Chronograph GreyTech – титан, ограниченная серия из экз.


Кристаллизация

С

Калибр MB LL : серый механизм серых часов

тонах, ну и, разумеется, ремешок крокодиловой кожи окрашен в темно-серый цвет. В часах коллекции «Монблан» иногда больше цвета, чем хотелось бы, и поэтому часы нового серого обличия выглядят неожиданно привлекательно. В коллекции «Вильре 1858» (Villeret ), где собраны производимые традиционными методами высококлассные механические часы, появилось сразу несколько замечательных новинок. Прежде всего, следует отметить эстетский хронограф «Винтидж Такидейт» (Vintage Tachydate) – первый хронограф коллекции «Вильре 1858», снабженный указателем даты. Казалось бы, указатель даты – несущественное дополнение, однако, он настолько сильно изменяет привычную традиционную структуру циферблата,

095

Хронограф Vintage Tachydate – розовое золото, ограниченная серия из экз.

REVOLUTION

емейство мануфактурных хронографических калибров «Монблан» (Montblanc) поначалу было предназначено исключительно для коллекции «Рьессек» (Rieussec). Однако, начиная с прошлого года, «мануфактура» появилась и в часах коллекции «ТаймУокер», что показало серьезность подхода к понятию «мануфактура» в часовом подразделении «Монблан». Для автоматических хронографов «ТаймУокер ТуинФлай Хронограф ГрейТек» (TimeWalker TwinFly Chronograph GreyTech) из коллекции этого года была изготовлена специальная разновидность автоматического механизма MB LL , необыкновенно привлекательная из-за сочетания темно-серой отделки и вороненых винтов. Хронографическое устройство MB LL функционально аналогично тем, что были разработаны для родственных калибров: возвратная функция, колонное колесо, вертикальное сцепление, два заводных барабана, обеспечивающие 72-часовой запас хода. В отличие от хронографов «Рьессек», в «ТаймУокер ТуинФлай Хронограф ГрейТек» нет дисковых 60-секундного и 30-минутного счетчиков, применена довольно редко встречающаяся в современных хронографах схема с центральной секундной стрелкой и центральным 60-минутным счетчиком хронографа. Почему 60-минутный счетчик хронографа? По очень простой причине: 60-секундная стрелка хронографа и 60-минутный счетчик позволяют легко определять значение измеренного временного интервала – для этого достаточно одного взгляда на циферблат. Центральное расположение счетчиков хронографа делает имеющуюся у часов возвратную функцию очень внешне эффектной: если хронограф запущен, при нажатии кнопки сброса оба центральных счетчика перепрыгнут в нулевое положение, и моментально с отпущенной кнопкой отправятся наматывать круги нового измерения. «ГрейТек» в названии часов можно перевести как «серая технология», и часы действительно серые: механизм серый, отделанный с применением абразивноструйной обработки титановый корпус тоже серый, циферблат модной объемной структуры также выполнен в серых


REVOLUTION

096

Новинки 2012

что отделяет часы «Винтидж Такидейт» от остальных хронографов коллекции «Вильре 1858». При этом часы, несомненно, остаются на все сто процентов классическими, что также подтверждает калибр MB M . , превосходный вид на который открывается, как только повернешь корпус оборотной стороной вверх. Другая новинка в коллекции «Вильре 1858» – корабельные часы «Регулятор Нотик» (Régulateur Nautique), созданные в сотрудничестве с немецким производителем высококлассных стационарных часов «Эрвин Заттлер» (Erwin Sattler). Вклад «Заттлера» в этот проект – морской хронометр на 120-килограммовом стильном постаменте, на нем также предусмотрено место для наручного хронографа, изготовленного на фабрике в Вильре, причем с дизайнерской и функциональной точек зрения морской хронометр повторяет наручные часы. И, наконец, звезда шоу SIHH: сверхбыстрый хронограф «ТаймРайтер II Хронограф Би-Фреканс 1000» (TimeWriter II Chronographe Bi-Fréquence 1000). Это второй опус из задуманного «Монблан» проекта «ТаймРайтер», предназначенного для сотрудничества с независимыми часовщиками, которые хотят предложить «Монблан» совместное осуществление придуманного ими часового механизма. Идею для проекта «ТаймРайтер II Хронограф Би-Фреканс 1000» подал испанский часовой мастер Бартомеу Гомила, который придумал способ так преобразовать 50-герцовый часовой механизм, чтобы можно было измерять промежутки времени с шагом в 1/1000 секунды. Знакомые исходные данные, не так ли? Действительно, аналогичную задачу заставить измерять время с шагом в 1/100 секунды 3-герцовый механизм поставил перед собой Франсуа-Поль Журн, и похоже, эта его затея провалилась (хотя часы продаются). Бартомеу Гомила, видно, просчитал плюсы и минусы журновской конструкции, и придумал конструкцию с быстрым инерционным колесом, запускаемым 50-герцовым механизмом, которую можно моментально остановить, добившись шага измерения в тысячную долю секунды. Преимуществом инерционной системы является то, что импульсы, поставляющие раз в сотую

долю секунды необходимую для вращения быстрого инерционного колеса энергию, изменяют скорость вращения колеса незначительно, и поэтому колесо способно с хорошей точностью разделить сотую долю секунды на тысячные. Единственная проблема, которая вряд ли разрешена Гомилой, состоит в том, что для того, чтобы раскрутить инерционное колесо до стабильной скорости, потребуется никак не меньше 0,01 секунды, а скорее – несколько сотых долей. В работе над механизмом «ТаймРайтер II Хронограф Би-Фреканс 1000» Бартомеу Гомиле помогал главный часовщик фабрики в Вильре Деметрио Кабидду, и результат их сотрудничества получился впечатляющим. Авангардный механизм двухчастотного хронографа (базовый часовой механизм работает на стандартной для «Вильре 1858» частоте 18 000 пк/ч) столь же красив, как и другие классические хронографические механизмы этой коллекции, и вряд ли можно придумать похвалу более лестную, чем эта. Механизм выглядел бы похожим на некий гибрид хронографа и минутного репетира, если бы не два хорошо заметных узла баланса. Очень привлекательным получился и циферблат «ТаймРайтера II»: все шкалы дополнительных указателей размещены по циферблату логично и не мешают друг другу. Поскольку такого хронографа еще не бывало, стоит разобраться в том, какая стрелка за что отвечает. Центральные часовая и минутная стрелки сделаны маленькими и им по размеру подходит неполная шкала с римскими цифрами меток часов – это сделали специально, чтобы не мешать определению показателей на шкалах хронографа. Маленькой секундной стрелки нет – ее роль выполняет прозрачный диск с 60-секундной шкалой, который вращается в районе 9-часовой метки. Центральная стрелка хронографа делает полный оборот за секунду, и наружная шкала размечена с шагом в 1/100 секунды. В нижней части циферблата соосно установлены стрелки 60-секундного и 15-минутного счетчиков хронографа, а в верхней части – секторная шкала, показывающая тысячные доли секунды. Хронограф устроен таким образом, что эта стрелка показывает эти тысячные только

Морской хронометр Régulateur Nautique в полной комплектации – ограниченная серия из экз.

тогда, когда измерение остановлено. Указатель запаса хода механизма хронографа находится в положении «3 часа», и поскольку запас хода при полностью заведенном механизме составляет 45 минут, в принципе, этот указатель можно использовать как дополнительный 45-минутный счетчик, расширяющий допустимый диапазон измерений хронографического устройства. Сквозь вырезы в циферблате виден частично скелетонизированный механизм, и это придает часам столь уместный для концептуальной модели технический дух. Особенно приятно, что оба баланса – медленный базового механизма и быстрый хронографа – видны именно со стороны циферблата. На мой взгляд, «ТаймРайтер II» – наиболее удачные часы из всех концептуальных моделей «Монблан», и причина тому проста: функциональные характеристики механизма были кропотливо продуманы, а дизайн сработан, исходя из технических характеристик, а не только из желания сделать все красиво. ★


Кристаллизация

Концептуальный хронограф TimeWriter II Chronographe Bi-Fréquence – вид с оборотной стороны

097

Концептуальный хронограф TimeWriter II Chronographe BiFréquence – белое золото, ограниченная серия из экз.

REVOLUTION

Наручный хронограф из набора Régulateur Nautique – белое золото


Новинки 2012

Over view

SIHH 2 012

НЕИСЧЕРПАЕМАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ СТИЛЯ «МИЛИТАРИ»

PANERAI

REVOLUTION

098

Часы Panerai Radiomir образца года

+10_Panerai.av.IK.dr.indd 098

25.02.12 2:08


Кристаллизация

анераи» (Panerai) все в большей степени переходит на мануфактурные механизмы. Если не считать двух специальных моделей с механизмами «Минерва» (Minerva; сейчас это подразделение компании «Монблан» – мануфактура в Вильре), все остальные новинки, представленные на салоне SIHH были снабжены мануфактурными механизмами. Очень интересные модели появились в коллекции «Радиомир». Такое ощущение, что недавно запущенный в производство мануфактурный 16-линейный калибр P. с модификациями буквально вдохнул новую жизнь в эту коллекцию… Может быть, слишком сильно сказано, просто наконец-то в «Панераи» нашли достойную (по размеру) замену калибру Unitas  /  производства ETA. Начать разговор стоит с двух новинок коллекции, каждая из которых выпущена ограниченной серией из 500 экземпляров: это «Радиомир Калифорния 3 Дейз» (Radiomir California Days; PAM ) и «Радиомир S. L. C. 3 Дейз» (Radiomir S. L. C. Days; PAM ). Фирменный подушкообразный 47-миллиметровый корпус изготовлен из нержавеющей стали, циферблат защищен толстым (2,8 мм) плексигласом. Модель PAM просто обязана вызвать ажиотаж у ценителей марки – ведь это первая хоть сколько-нибудь доступная (по количеству выпущенных экземпляров) модель «Панераи» с потрясающим циферблатом «Калифорния». В часах PAM все безукоризненно – на циферблате, как и у исторического прототипа этих часов 1936 года выпуска нет никаких пометок, ни логотипа, ни названия часов, ничего, кроме миниатюрной надписи за минутной шкалой стиля «железная дорога»: «L SWISS L» (швейцарское производство, люминофор компании «Люминова»). Правда, на

П

Panerai Radiomir образца года

Две другие модели – «Радиомир Калифорния» PAM и «Радиомир S. L. C. 3 Дейз» PAM – являются модификациями предыдущей пары, только с сапфировыми стеклами. Если бы дело завершилось только на том, все было бы превосходно, и даже более чем. Однако, очень похоже, что в процесс разработки PAM и PAM вмешалось понятное всем нам желание сделать хорошее еще лучше. Калифорнийский циферблат PAM испорчен (более мягкое определение искать

099

«Радиомир S. L. C. Дейз» PAM , вторая из специальных моделей, в общем, сделана по тому же рецепту, что и PAM , за единственным отличием – циферблат не «Калифорния», а тот, что был в платиновой модели прошлого года PAM . Мнения о том, какой из циферблатов краше, могут расходиться, но, независимо от личных предпочтений (например,

мне больше нравится «Калифорния»), понятно, что оба этих циферблата принадлежат к настоящей классике «Панераи» и, безусловно, украшают коллекцию.

REVOLUTION

внутренней поверхности ободка выгравировано-таки название модели «California» – помнится, несколько лет назад компания «Ролекс» именно таким образом собралась осложнить жизнь производителям подделок, не знаю, помогло ли это, но, видно, в «Панераи» посчитали опыт «Ролекса» полезным.


Новинки 2012

REVOLUTION

100

не хочется) окошком указателя даты и фирменным панерайским значком PAM – вид с двумя стрелочками. Да, дата нужна, с оборотной стороны это очень здорово и практично, но лучше бы они оставили ее для каких угодно других часов, например, указатель даты никак не помешал бы тем моделям, циферблат которых устроен сложнее, чем просто двухстрелочный. «Калифорнию» оставьте в покое, руки прочь от «Калифорнии»! Опять же, этот значок, которым, допускаю, очень гордится компания «Панераи», никак не вяжется с предвоенной эстетикой милитаристских часов «Радиомир» (на заводной головке его присутствие простительно). Проблема часов «Радиомир S. L. C.» PAM (у них тоже 47-миллиметровый стальной корпус и механизм P. ) другая – на их циферблате PAM есть миниатюрное рельефное изображение вручную управляемой торпеды (аббревиатура S. L. C. означает Siluro a Lento Corsa – «Низкоскоростная торпеда») с двумя спецназовцами, и эта картинка, увы, также выглядит лишней на циферблате, превосходном во всех остальных аспектах. Еще бы раскрасить ту торпеду в цвета итальянского флага, и получился бы хороший заказной «Полет». Гораздо более позитивно смотрятся, пожалуй, наиболее заметные новинки в коллекции этого года – «Радиомир 1940» (Radiomir ; PAM , стальная модель) и «Радиомир 1940 Оро Россо» (Radiomir Oro Rosso; PAM , корпус из розового золота). Прототипом для их разработки были так называемые промежуточные модели «Радиомир» 1940-го года, у корпуса которых уже не было проволочных ушек крепления ремешка «Радиомиров» образца 1930-х, но еще не было фирменной защитной скобы появившихся позднее моделей «Луминор». Модели PAM и PAM

Radiomir California Days (PAM ) – сталь, сапфировое стекло

Radiomir S.L.C. Days (PAM ) – сталь, сапфировое стекло

PAM – вид с оборотной стороны


Кристаллизация

Radiomir California Days (PAM )– сталь, пластиковое стекло

PAM – вид с оборотной стороны

Radiomir S.L.C. Days (PAM пластиковое стекло

) – сталь,

REVOLUTION

101

PAM – вид с оборотной стороны


Новинки 2012

PAM

– вид с оборотной стороны

REVOLUTION

102

Radiomir

(PAM

) – сталь


Кристаллизация

Часы PAM – вид с оборотной стороны

Из представленных на салоне SIHH«Луминоров» прежде всего хотелось бы отметить экстравагантные полностью черные часы «Луминор 1950 3 Дейз GMT Отомэтик Туттонеро» (Luminor   Days GMT Automatic Tuttonero; PAM ). 44-миллиметровый корпус и браслет этих часов изготовлены из циркониевой керамики, черный циферблат имеет фирменную панераевскую сэндвичевую структуру, даже механизм часов – автоматический калибр P. – черненый. Среди новинок этого года имеется такая же модель, но на коричневом кожаном ремешке (PAM ), механизм этих часов закрыт с оборотной стороны корпуса затемненным сапфировым стеклом. ★ Часы Radiomir Oro Rosso (PAM розовое золото

)–

103

Часы Luminor Days GMT Automatic Tuttonero (PAM ) – черная керамика

REVOLUTION

Tuttonero (PAM ) – черный механизм для черных часов

изготовлены ограниченными сериями по 100 экз., и первые 50 экз. каждой серии будут продаваться в наборе парами. Эти часы – достойное расширение модельного ряда «Панераи»; почему-то представляется, что у этих часов хорошие перспективы, в отличие от предпринимавшихся ранее попыток с довольно-таки экзотическими релизами типа «Эджицьяно» и «Маре Нострум» (сказанное отнюдь не означает, что те часы были плохи). «Радиомир 1940» вполне может стать третьей колонной, на которой будет строится коллекция «Панераи». Следует отметить также другое новшество, связанное с часами «Радиомир 1940 Оро Россо» (PAM ) – это использованный при производстве корпуса новый сплав розового золота, в состав которого входит 0,4% платины, что, как заверяет «Панераи», должно сказаться в стабилизации цвета и предохранить корпус от окисления. В первые две модели «Радиомир 1940» установлены превосходные «карманные» калибры Minerva 16–17 (16¾ линии, 18 камней, 18 000 пк/ч), которые, конечно, делают часы более ценными, и соответствуют ожиданиям того, какой механизм подойдет переизданию исторического прототипа 1940-го года.


Новинки 2012

Tonda Retrograde Annual Calendar белое золото

Overview

SIHH

2012

REVOLUTION

104

Tonda

ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ TONDA »

PARMIGIANI FLEURIER

Edition Spéciale – титан, ограниченная серия из экз.


Кристаллизация

Tonda Retrograde Annual Calendar – розовое золото

«Пармиджани», указатель даты которых устроен точно так же. В этом есть признак правильного отношения к своему делу – хорошо, когда и у «высших», и у «средних» моделей сходные функциональные характеристики. Шкала указателя месяца выполнена непривычно – названий месяцев на ней нет, все месяцы указаны цифрами от 1 до 12. Указатель фазы Луны, пожалуй, не назовешь практичной функцией, однако, скрупулезное отношение к конструированию калибра PF сказалось и в том, что для этого указателя было подобрана прецизионная колесная передача, дающая отклонение в одни сутки за более чем 120 лет. Пропорции золотого корпуса часов корпуса «Тонды Ретроград» с годовым календарем – диаметр 40 мм, толщина 11,2 мм – следует признать близкими к идеалу для такого типа часов. ★

105

кругами, и эта структура подчеркивает тонкую отделку платины механизма, но в то же время оставляет циферблат достаточно удобочитаемым. Игра стоила свеч. Калибр PF – один из наиболее тонких автоматических механизмов современности – его толщина составляет всего 2,6 мм (толщина рекордно тонкого калибра P фирмы «Пьяже» – 2,35 мм), и несомненно, он достоин того, чтобы уделять ему максимум внимания. Мини-ротор системы автоматического завода изготовлен из тяжелой платины (требование эффективности системы автоматического завода), но корпус часов «Тонда 1950 Эдисьон Спесьяль» – из титана. Часы выпущены ограниченной серией из 60 экземпляров. Другая новинка этого года – часы «Тонда Ретроград» с годовым календарем (Tonda Retrograde Annual Calendar) – показывают намерение «Пармиджани Флёрье» сыграть на рынке часов с практичными «малыми» сложными функциями. Вечный календарь собственного производства – а «Пармиджани» выпускает замечательную коллекцию вечных календарей – является своего рода признаком принадлежности к высшей лиге часового искусства, и наличие в коллекции часов с годовым календарем позволяет создать полную линейку календарных часов – от моделей с простым указателем даты в окошке до вечного календаря. Начиная с этого года «Пармиджани» входит в круг немногих часовых компаний, предлагающих полный спектр календарных часов. Калибр PF Annual Calendar – семнадцатый мануфактурный механизм, разработанный «Пармиджани Флёрье». Как легко догадаться, он основан на базовом автоматическом калибре PF , а календарный модуль обладает интересным свойством: он настроен на 29 дней февраля, это означает, что в високосные годы ручная коррекция календарного механизма в конце февраля не потребуется. Здорово, когда та «малая» сложная функция, которую принято называть практичной, обладает такого рода практичными характеристиками. Указатель даты «Тонды Ретроград» с годовым календарем – секторный с центральной стрелкой, и это вызывает ассоциации с вечными календарями

REVOLUTION

В

коллекции «Тонда 1950» (Tonda ), созданной к 60-летию основателя и главы марки «Пармиджани Флёрье» (Parmigiani Fleurier) Мишеля Пармиджани, появилась новая интересная модель. Часы «Тонда 1950 Эдисьон Спесьяль» (Tonda Édition Spéciale) посвящены красоте механики. Ставшее уже стандартным для часов высокого уровня прозрачное окно задней крышки корпуса помогает часовщикам показать все их мастерство, вложенное в один из наиболее трудоемких аспектов часового дела – тонкую окончательную обработку деталей механизма. Калибр PF часов «Тонда 1950 Эдисьон Спесьяль» – представленный всего чуть более года назад первый мануфактурный ультратонкий механизм «Пармиджани» с мини-ротором системы автоматического завода – стоит того, чтобы иметь возможность наслаждаться его видом в любое время. Почему бы не показать его и со стороны циферблата? Наверное, такой вопрос возник в «Пармиджани» после запуска первых моделей серии «Тонда 1950». С циферблатной стороны механизма находится платина, которая изготовлена из нейзильбера, тщательно обработана, украшена фактурной шлифовкой стиля «жемчужная» («перлаж») и гальваническим способом покрыта родием, словом, механизм и с этой стороны предоставляет замечательный вид, который, однако, не должен затмевать то, ради чего создаются часы – индикацию текущего времени. Выход из этой дилеммы нашелся высокотехнологичный. Помогла технология микроэлектроформинга LIGA, которая в часовом деле применяется уже с десяток лет, но до того исключительно при производстве деталей механизмов, в основном колес хитроумной конфигурации (для простых колес ее нет смысла использовать – дешевле обойдутся фрезерованные традиционным способом). В «Пармиджани» решили открыть иной – декоративный – способ воспользоваться преимуществами технологии LIGA, которой под силу «выращивать» тонкие объемные структуры. Новый циферблат «Тонда 1950 Эдисьон Спесьяль» выполнен в виде горизонтальной решетки с внешними концентрическими


Новинки 2012

GOUVERNEUR: СОЮЗ КРУГА И ОВАЛА

PIAGET Gouverneur Chronograph – розовое золото

Gouverneur Automatic Calendar – розовое золото

Overview

SIHH

2012

REVOLUTION

106

Gouverneur Automatic Calendar – белое золото, бриллианты


Кристаллизация

автоматические хронографы (запомнился платиновый хронограф с оранжево-розовым циферблатом), а также знаменитые часы с большим боем, что для «Пьяже» делал Франсуа-Поль Журн, и они до сих пор остаются наиболее сложными за всю историю марки. Стиль «Пьяже» был узнаваем, но, чтобы дать коллекции новое дыхание, потребовались радикальные меры. Все было сделано так, чтобы привязать обновленную линию к существующей структуре мужских коллекций «Пьяже», что удалось сделать превосходно. Был предложен дизайн, в котором внешние контуры замечательного корпуса часов Emperador Coussin оказались объединенными с овальной формой циферблата. Эта дизайнерская работа показала: чтобы добиться хорошего результата, можно не изобретать что-то абсолютно новое, а идти, отталкиваясь от существующих форм. Новые модели коллекции «Гавернор»

заняли нишу, которая до того пустовала в коллекции мужских часов Black Tie: были массивные спортивного стиля модели Polo, элегантные, но броские модели Emperador Coussin, Protocole и Emperador, утонченные и пуристские по духу «Альтиплано» (Altiplano), но не было таких часов, внешний вид которых можно было бы описать словами «нарядная элегантная классика». Надеюсь, именно эту нишу займут часы «Гавернор», по меньшей мере, на это позволяют рассчитывать представленные на салоне SIHH три первые базовые модели коллекции: «Гавернор Отомэтик Кэлендар» (Gouverneur Automatic Calendar; автоматический калибр P), «Гавернор Хронограф» (Gouverneur Chronograph; автоматический калибр P) и «Гавернор Турбийон» (Gouverneur Tourbillon; калибр P с ручным заводом).

Gouverneur Chronograph – вид с оборотной стороны

107

Gouverneur Automatic Calendar – вид с оборотной стороны

REVOLUTION

Э

тот год для компании «Пьяже» (Piaget) без преувеличений можно назвать годом коллекции «Гавернор» (Gouverneur). Конечно, в «Пьяже» год начинался с большой блистательной коллекции Dragon & Phoenix, разумеется, посвященной году дракона по китайскому календарю, однако, на салоне SIHH главное внимание уделялось обновленной коллекции «Гавернор». Причем, сказать «обновленной» – это все равно что ничего не сказать: по сути это коллекция совершенно новая. От предыдущих моделей коллекции веет духом 1980-х. Это были часы, которые можно охарактеризовать как классическиэлегантные: обязательный для «Пьяже» золотой либо платиновый корпус круглой формы, двойной скругленный ободок, также как будто сдвоенные ушки крепления ремешка… Там были замечательные часы, например,


Новинки 2012

Gouverneur Tourbillon – вид с оборотной стороны

Gouverneur Tourbillon – белое золото, бриллианты

Пожалуй, наиболее впечатляющими получились наиболее простые с технической точки зрения часы – «Гавернор Отомэтик Кэлендар». Центральные часовая, минутная и секундная стрелки и окошко указателя даты в нижней части циферблата – всех этих элементов было недостаточно, чтобы нарушить четкую продуманную структуру трехзонного посеребренного циферблата. Круглая внутренняя часть едва заметными бороздками разделена на дюжину секторов, расположенных как часовые метки, второе кольцо украшено накладными часовыми метками и минутной шкалой, а внешнее кольцо отделано лучистым рельефом, который как будто разделяет секунды на доли, а часовые метки выделены рельефом и золотистой краской. Все три зоны циферблата разделены отделанными в тон розового золота (у моделей розового золота) либо белого золота (у моделей белого золота) полированными проточками. Такая структура циферблата сохраняется у всех моделей «Гавернор», только у хронографа выделяется горизонталь, по которой расположены 30-минутный счетчик хронографа и 24-часовая шкала указателя времени второго часового пояса, а у турбийона – вертикаль, образованная окошком ротора турбийона и циферблатом прецизионного (отклонение – сутки за 122 года) указателя фазы Луны.

REVOLUTION

108

Gouverneur Tourbillon – розовое золото


Кристаллизация

Оборотная сторона автоматических часов и хронографа демонстрирует присущий «Пьяже» тонкий вкус в отделке механизмов: ротор системы автоматического завода моделей из розового золота выполнен в цвете розового золота, а ротор моделей из белого золота – темно-серый. Кроме того, ротор обязательно украшен рельефным изображением герба «Пьяже». Еще одно новшество «Пьяже» – впервые в коллекции «Альтиплано» появились часы со скелетонизированным автоматическим механизмом Altiplano Skeleton Ultra-Thin. Вернее будет сказать, что вообще самыми первыми часами такого типа были часы Altiplano for Only Watch, выпущенные для

Калибр S часов Altiplano Skeleton UltraThin – вид со стороны циферблата

благотворительного аукциона «Оунли Уоч – 2011» осенью прошлого года, однако те часы в черненом корпусе белого золота с также черненым скелетонизированным механизмом были уникальным экземпляром и не предназначались для запуска в серийное производство. Но после аукциона, где этот уникум попал в число лидеров по превышению первоначальной оценки, в «Пьяже» ощутили интерес публики к скелетным часам «Альтиплано». Разумеется, новые модели были уже не в черном обличии, но в цветах белого золота, лишь платиновый мини-ротор системы автоматического завода, что виден и с оборотной стороны часов, и сквозь прозрачный циферблат, по-прежнему отделан под «черный» металл. ★

REVOLUTION

Калибр S часов Altiplano Skeleton UltraThin – вид со стороны задней крышки корпуса

109

Altiplano Skeleton Ultra-Thin – самые тонкие автоматические часы в мире


Новинки 2012

Tourbillon Split Seconds Competition Chronograph Felipe Massa Sapphire (RM ) – корпус из синтетичеченского сапфира, ограни ная серия из экз.

SIHH

2012 ПО МИЛЛЮ АНТИКОНСОЛИДАЦИЯ

E L L I M D R A H RIC

ны – вид с оборотной сторо

REVOLUTION

110

RM

+13_RMille.av.IK.dr.indd 110

25.02.12 2:10


Кристаллизация

У

каждой марки есть свои базовые ценности, к которым она стремится обратиться либо в кризисные времена, либо во времена предчувствия кризиса. Многие идут в классику и умеренность. Ришар Милль решил, что лучшей гарантией стабильности его часовой марки будет расширение ассортимента при эксклюзивном мелкосерийном производстве. Проще говоря – лучше больше, но меньше. Поэтому стенд марки «Ришар Милль» (Richard Mille) выглядел как аттракцион высококлассных экзотических часов: вон те с прозрачным как будто пластиковым но всамделишным сапфировым корпусом, те с драконом, те с черепом, те в корпусе из углеродного нановолокна, а те – как долговременная огневая точка с двумя амбразурами… Нельзя сказать, что раньше все было совсем по-другому, однако, были у Ришаря Милля бестселлеры, как например, автоматические часы RM 011, которых продали в прошлом году шесть сотен, и по этому поводу Ришар Милль заверяет, что в 2012 г. больше четырехсот экземпляров RM не будет. Даже дракон, посвященный знаменитому актеру комедийно-кунгфуистского жанра Джеки Чану, тот скульптурный гравированный дракон, пробравшийся в механизм часов RM , что были выпущены в канун китайского года дракона, не смог затмить золотом своей чешуи и кровавым блеском своих глаз ледяную игру граней прозрачного сапфирового корпуса часов Tourbillon Split

RM

– вид с оборотной стороны

Tourbillon Split Seconds Competition Chronograph Felipe Massa (RM )– корпус из прессованного углеволокна, ограниченная серия из экз.

Seconds Competition Chronograph Felipe Massa Sapphire или, если короче, RM .

REVOLUTION

– окончательное воплощение видения Ришаром Миллем современных скелетонизированных часов. Сверхсложный механизм (наиболее сложный в коллекции «Ришар Милль»), объединяющий турбийон со сплит-хронографом, как будто подвешен в кристаллизованном пространстве уникального сапфирового корпуса. Сапфировое корпусное кольцо, монолитный ободок, монолитная задняя крышка

111

RM


Новинки 2012

корпуса, кнопки сплит-хронографа и заводная головка – все из того же материала… Чтобы привести все это сапфировое царство в порядок, требуется не менее тысячи рабочих часов на каждый корпус. Наверное, потому на RM установлена запредельно высокая цена – более миллиона четырехсот тысяч евро. Правда, эту диковинку сложно будет увидеть на чьей-то руке: всего будет выпущено пять экземпляров. Следует отметить также, что сапфировый корпус RM далеко не изобретение Ришара Милля, стоит вспомнить часовую марку «Сенчури Тайм Джемс» (Century Time Gems), полностью посвятившую свою коллекцию часам именно с сапфировыми корпусами. Правда, «Сенчури» скорее ювелирная марка, хотя почти все часы «Сенчури» по сравнению с RM выглядят более практичными. можно назвать Собратом RM часы Tourbillon Split Seconds

Competition Chronograph Felipe Massa RM – у них такой же механизм,

Tourbillon Pablo Mac Donough (RM ) – титан, карбид титана, ограниченная серия из экз.

REVOLUTION

112

однако одеты они не в претенциозный сапфировый корпус, но в просто черный, хотя высокотехнологичный композитный корпус, каким-то неведомым способом выпеченный из углеродного нановолокна. В принципе, в «Ришаре Милле» предпочитают называть волокно нанотрубками, ну и пусть, раз им так нравится. Корпуса из прессованного углеволокна очень прочные, легкие, хотя довольно

+13_RMille.av.IK.dr.indd 112

25.02.12 2:10


Кристаллизация

Второе после RM потрясение я испытал, когда увидел часы Пабло Макдонофа RM (Tourbillon Pablo Mac Donough). Если для аристократических игроков в поло восьмидесятилетней давности были изобретены часы «Реверсо», то для современного рыцаря полупони, клюшки и пластикового мячика Пабло Макдонофа Ришар Милль изобрел поло-часы космической эры. Возможно, когда-нибудь придумают поло-часы для марсианских игроков… По замыслу Ришара Милля время по часам RM можно определить

даже во время безумной скачки по газону – для этого достаточно лишь бросить взгляд на левую руку, так как окошко с циферблатом и стрелками RM всегда повернуто в направлении глаз владельца. Корпус часов – титановый, однако верхняя крышка хитроумной формы, в которой установлено двойное окошко с турбийоном и стрелками, изготовлена из карбида титана (этими часами можно резать сталь). Компоновка механизма с турбийоном и ручным заводом были трансформирована так, чтобы повернуть все мосты и платину на угол в 30 градусов, и это делает RM похожими на водительские часы, и в частности, если брать в расчет цены, на знаменитые «Бугатти» компании «Пармиджани». ★

REVOLUTION

легко царапаются – это обязательно следует иметь в виду, если решиться выложить за RM без малого три четверти миллиона евро.

113

RM – вид с оборотной стороны


Новинки 2012

iew v r e Ov

H H SI 012

ROGER DUBUIS

REVOLUTION

114

2

ВЫДЕЛЯЮЩИЕСЯ, СТИЛЬНЫЕ, ТЕХНИЧЕСКИЕ

+14_RDubuis.av!.IK!.dr.indd 114

24.02.12 20:02


Кристаллизация

Pulsion Chronograph в титановом корпусе

Pulsion Chronograph – черненый титан

REVOLUTION

115

Pulsion Chronograph – розовое золото

+14_RDubuis.av!.IK!.dr.indd 115

24.02.12 20:03


Новинки 2012

Калибр RD – мини-ротор системы автоматического завода, детали, камней, диаметр мм, толщина , мм, пк/ч, запас хода часа

Excalibur Automatic – сталь

Excalibur Automatic – розовое золото

REVOLUTION

116

Pulsion Flying Tourbillon Skeleton – титан


Кристаллизация

Еще одна новость, думается, порадовала всех поклонников марки – в нее вернулся знаменитый часовщик, основатель «Роже Дюбуи», человек, который дал марке свое имя. Как уже не раз отмечалось, для «Роже Дюбуи» было крайне важно найти свой новый стиль, отражающий новаторский подход к дизайну и высокое качество «механики». И вот, похоже, ключ к такому стилю найден – это хронографы новой коллекции «Палшн». Давайте постараемся разобраться в том, что же с этими хронографами было сделано. С технической точки зрения все просто: у 44-миллиметрового круглого корпуса с широкими ушками крепления каучукового ремешка нет ободка. То есть, он есть, но это – толстое сапфировое стекло, непосредственно привинченное к корпусу со всеми мерами предосторожности (сапфир хрупок) шестью винтами с пятигранными головками. Ободок – классический ободок – играет очень важную роль в восприятии часов, а у часов «Палшн» он получился фантомным – при взгляде анфас ободок есть, при взгляде в три четверти он, конечно же, не исчезает, но как будто прячется в переотражениях в глуби часов (специфика сапфира, обладающего большим коэффициентом преломления). Примерно тот же фантомный эффект возникает при взгляде на циферблат. Циферблат есть, и он очень перегружен стрелками, метками и шкалами. Стоит, однако, позволить взгляду «нырнуть» в него, как циферблат как

Все в этих часах отличает их от хронографов иных марок, включая и автоматический калибр RDͲʹͬ с миниротором системы автоматического завода и хронографическим устройством нетрадиционной конструкции с колонным колесом и гибридным сцеплением, в котором объединены особенности горизонтальной и вертикальной схем. Калибр RDͲʹͬ – механизм последнего поколения, полностью разработанный уже после перехода «Роже Дюбуи» в группу «Ришмон», первоначально он использовался только в хронографах коллекции Monégasque. Метки 60-минутной шкалы на сапфировом стекле-ободке выгравированы изнутри и заполнены люминесцирующим составом. В принципе, осталось только сделать водостойкую систему вращения стекла с фиксацией и все, дайверские часы «Палшн» готовы (у хронографа «Палшн» водостойкость на хорошем уровне – до 100 м, – хотя этого недостаточно для дайверских моделей). В Женеве были показаны три модели хронографа «Палшн» – с корпусом из розового золота, титана либо черненого титана, а также был представлен скелетный турбийон Flying Tourbillon Skeleton с титановым корпусом. В отличие от хронографов, механизм турбийона, калибр RDͱͬͱSQ, – скелетонизированный, он уже использовался в часах коллекции «Экскалибур». Удивительно, но концептуальный скелетный

механизм, сформированный для часов «Экскалибур» в виде пересекающихся звездообразных структур, гармонично смотрится в корпусе коллекции «Палшн». Может быть, намерение куратора «Роже Дюбуи» Жоржа Керна со временем прекратить производство всех «старых» калибров марки не коснется хотя бы этого механизма? В январе 2012 года состоялась ожидавшаяся премьера базового автоматического механизма «Роже Дюбуи», о разработке которого было объявлено примерно год назад. Фактически этот механизм – калибр RDͲͮͬ – был сконструирован на основе базового механизма хронографического калибра RDͲʹͬ, и в нем оставлена фирменная система автоматического завода с мини-ротором. Калибр RDͲͮͬ пока что ставят только в новые модели «Экскалибур Отомэтик» (Excalibur Automatic). Диаметр механизма – 31 мм, и он идеально подходит по размерам к 42-миллиметровому корпусу «Экскалибур Отомэтик», изготовленному из розового золота либо стали. Поскольку в «Роже Дюбуи» все механизмы сертифицируют в Швейцарском бюро по хронометрам COSC, калибр RDͲͮͬ также сертифицирован как хронометр, кроме того, он отмечен престижным Женевским клеймом, что подразумевает высокий уровень тонкой окончательной обработки всех деталей механизма. «Экскалибур Отомэтик» – очень интересный сплав классических пропорций, классической «механики» и декоративного футуристического дизайна. Для этих часов корпус, излишне перегруженный деталями, упростили, оставив фирменный рубчатый ободок, тройные ушки крепления ремешка и «разлетающиеся» римские цифры меток часов. От защитной фальшголовки с выступами корпуса пришлось отказаться. В принципе, именно такими и хочется видеть те часы, что в коллекции «Роже Дюбуи» занимали бы положение классических, – нетривиальными, но продуманными, декоративными, но в меру, эстетскими и, безусловно, выделяющимися из общего ряда. Ибо такова марка «Роже Дюбуи». ★

117

коллекции марки «Роже Дюбуи» (Roger Dubuis) – «Палшн» (Pulsion) и «Вельвет» (Velvet), дополнившие две существовавшие «Монегаск» (Monégasque) и «Экскалибур» (Excalibur), завершили процесс формирования четырех основных коллекций, и показали, что времена адаптации «Роже Дюбуи» в группе «Ришмон» (Richemont Group) закончились и пришла пора активных действий. Словно по совпадению незадолго перед началом салона был назначен новый генеральный директор марки – это бывший вице-президент «Монблана» Жан-Марк Понтруе.

будто уходит в стороны и проявляется механизм с отделанной жемчужной фактурной шлифовкой поверхностью, мостами и накладками затейливых форм, позолоченными колесами, безупречно полированными головками винтов и кончиками осей, и даже технологическими отверстиями, сквозь которые при желании можно разглядеть работу анкерного хода. Казалось бы, достаточно, но есть еще фантомы! Посмотрим на ремешок… Или это браслет с чернеными звеньями, часть из них полирована, часть шлифована? Нет, все-таки это хитроумно обработанный каучуковый ремешок, настоящая дизайнерская находка.

REVOLUTION

П

редставленные на салоне

SIHH-ͮͬͭͮ две новые


Новинки 2012

ЖАН-МАРК ПОНТРУЕ «ЭКСТРАВАГАНТНЫЙ СТИЛЬ ПРИ ИЗОЩРЕННОЙ ТЕХНИКЕ»

епосредственно перед началом салона SIHHͮͬͭͮ стало известно о том, что Жан-Марк Понтруе, ранее занимавший пост вице-президента компании «Монблан», был назначен на должность генерального директора «Роже Дюбуи». Это назначение показало, что длившийся после приобретения марки «Роже Дюбуи» группой «Ришмон» переходный период, похоже, завершается, и что начинается серьезная последовательная работа. С Жан-Марком Понтруе разговаривал Денис Пешков.

REVOLUTION

118

Н

С тех пор как «Роже Дюбуи» перешел под контроль группы «Ришмон», он меняется на глазах. Почему? Действительно ли эти радикальные перемены были необходимы? Ведь, по крайней мере, с точки зрения дизайна, марка и раньше пользовалась успехом. Это правда, но была одна загвоздка. Понимаете, если вы покупаете часы за 20 000 евро (это средняя цена моделей «Роже Дюбуи»), вы как минимум рассчитываете на то, что они будут показывать время. Иначе, зачем выкладывать такую сумму за высокосложные часы? Когда «Ришмон» выкупила «Роже», там были очень серьезные проблемы с качеством механизмов. Самая трудная задача, которая встала перед нашими техниками, – это провести тотальную ревизию всех наших фирменных калибров (их 31) и сделать так, чтобы часы, купленные за несколько десятков, а то и сотен тысяч евро, нормально ходили. Это был наш приоритет. А кроме того, большое преимущество «Ришмон» в том, что у нас хорошо отлажены рабочие процессы. Благодаря этому все подразделения действуют согласованно, работают отделы

послепродажного обслуживания, покупатель из Москвы легко может починить свои часы в Москве же, а не вынужден отсылать их в другую страну, обратившиеся к нам клиенты получают ответы без проволочек, как, собственно, должно быть в марках нашего уровня, и т. д. Благодаря четко выстроенным процессам «Ришмон» и добилась таких успехов, поэтому любой компании, входящей в эту группу, надо осваивать присущую «Ришмон» методику работы. «Роже Дюбуи» переход на новые правила в последние три года дался нелегко. И сейчас, на Женевском салоне (SIHH), вы видите лишь верхушку айсберга. Зато наконец-то мы готовы показать все четыре мира нашей марки. Вы уже видели «Монегаск», «Экскалибур» давно всем известен, а теперь мы добавили «Вельвет» и «Палшн». Вы познакомились со всеми нашими мирами, узнали, как мы уравновешиваем эти четыре семейства, как «кормим» эти семейства первоклассными калибрами. Часы сегодня выпускают многие, и ведь в принципе часы они есть часы. Все автомобили в конечном счете похожи: у каждого четыре колеса, руль, кресла и т. д. Часы примерно то же самое. Получается, все часовые компании выпускают примерно одну и ту же вещь. Чем, по-вашему, «Роже Дюбуи» отличается от остальных? Ну, во-первых, мы считаем, что работаем не совсем так, как все остальные. Есть марки, в которых на дизайн особого внимания не обращают. Все калибры облекают в аккуратные, скромные корпуса. Не буду приводить примеры, вы этих производителей прекрасно знаете.


Кристаллизация

Жан-Марк Понтруе

REVOLUTION

119

Генеральный директор Roger Dubuis


Новинки 2012

Вы только недавно перешли в «Роже Дюбуи» из «Монблана». Насколько легко было сменить место работы? Трудное было решение. Не должен бы я сейчас этого говорить, но я долго колебался. «Монблан» был для меня как семья. Я часто повторяю, что «Монблан» – это секта. Когда начинаешь там работать, словно переходишь в новую веру, и покинуть эту веру, эту корпоративную культуру очень трудно. А кроме того, не хотелось уезжать из Германии. Я один из немногих французов, которым нравится жить в Германии, мне там было хорошо. С другой стороны, возможность стать генеральным директором представляется не каждый день. Особенно директором такой фирмы, как «Роже Дюбуи», где не то чтобы все позволено,

Комната, в которой проходили презентации новых коллекций марки в рамках салона SIHH

но где гораздо меньше ограничений, чем в других элитных часовых марках. У нас есть мужские модели, женские модели, ювелирные модели, сумасшедшие вещи вроде двойного турбийона и т. д. Мы сейчас сами создаем себе традиции, только еще закладываем фундамент на будущее. Это-то и привлекает. А потом, когда я пришел в «Роже», я здесь обнаружил очень симпатичный коллектив. Я как-то говорил, что в «Монблане» я был самый молодой, а здесь – самый старый. Приятное, знаете, ощущение. У нашей мануфактуры очень современное здание недалеко от центра Женевы. Утром оттуда открывается потрясающий вид на горы, вдалеке белеет Монблан… ты словно в театре. А рабочая атмосфера при этом такая, как в компьютерных компаниях в Калифорнии. Сотрудники сплошь молодые, все запросто общаются друг с другом, вся работа происходит в одном здании. Можно сказать, наша мануфактура – центр поиска решений. У нас вы не услышите такого, что, мол, посмотрим, что скажет поставщик, подумаем. Мы обходимся без поставщиков, все делается у нас. Поэтому все решения мы должны принимать на месте и сообща. Дизайнеры должны договариваться с маркетологами, маркетологи – с техниками, техники – с отделом сбыта и т. д. Кончено, семья «Роже Дюбуи» не такая большая, как в «Монблане», где работает 3 000 человек, но занимаемся мы тем же самым: пытаемся оставить свой след в высоком часовом искусстве, и мы уверены, что у нас получится.

REVOLUTION

120

Мы взяли на вооружение другой подход. Мы сказали, что нам, конечно, важна техническая составляющая, но нам важен и яркий стиль. Механике и дизайну в нашей марке уделяется одинаковое внимание. Посмотрите на наш «Экскалибур» с двойным турбийоном: много вы знаете престижных марок, у которых при такой изощренной технике столь экстравагантный стиль? По отдельности бывает: яркий стиль плюс посредственная механика или выдающаяся механика плюс скучная, сдержанная внешность. Но у нас принцип совсем другой: для нас и форма, и содержание имеют первостепенное значение. У нас нет истории, наша история в часовом деле – 15 лет. С марками, которые существуют 100, 200, 250 лет, мы традициями тягаться не можем. Наш конек – это особая стилистика вкупе с превосходными калибрами.

+14_RDubuis.av!.IK!.dr.indd 120

25.02.12 2:13


Кристаллизация

Любопытно. Когда я приезжал на мануфактуру несколько лет назад, атмосфера была совсем другая. Было ощущение растерянности… Вот именно! Кстати, это еще одна причина, по которой этот Женевский салон для нас так важен. Да, нам, конечно, как и всем, надо думать о прибыли, но дело не только в этом. Речь идет о чести и достоинстве нашей марки. Мы последние три года много работали и сейчас впервые показали публике, над чем трудились. В жизни «Роже Дюбуи» начинается новая эпоха, она пришла не на несколько месяцев, а на годы. Наконец-то мы продемонстрировали свою стратегию, планы, концепцию. Мы не привезли сюда никаких прототипов, которые не ходят. Все показанные модели будут оснащаться модернизированными калибрами и скоро поступят в продажу. Принцип «Монблана» – «рассказывать истории». А какую историю сегодня может рассказать «Роже Дюбуи»? Наша история называется «Откройте для себя невероятные миры “Роже Дюбуи”». Да, это серьезный замах. Раз эти миры «невероятные», значит, нам надо удивлять. Значит, наш стенд не должен быть похож на остальные стенды. Кому-то он может не понравиться, но он должен быть необычным. Световые эффекты, фильмы о моделях – мы подготовили для публики много сюрпризов. На пресс-конференции вы сами все увидите. Последний кусочек мозаики встанет на свое место, и откроется полная картина того, что мы задумали. Если говорить о фильмах, я не совсем понял ваш ролик про «Палшн». Там герою снится, что он крадет часы, или это действительно вор, который видит сон? Получается, лицом коллекции вы сделали грабителя? Ему действительно снится сон, но самое интересное – когда он просыпается, он обнаруживает эти часы у себя. И зритель не понимает: все, что он видел, происходило наяву или во сне. Но вообще-то, марка «Роже Дюбуи» не столько рациональная, сколько эмоциональная. Не стоит все это слишком глубоко анализировать. Главное – впечатление. Вы видели Томера Сислея в «Ларго Винче»? Он все трюки делает сам: сам выпрыгивает из машин, из самолетов, без дублера. Он парень спортивный. И при этом очень спокойный, доброжелательный, легкий в общении. Томер Сислей – это как раз тот типаж, что нам был нужен как лицо коллекции «Палшн» (Pulsion).

идея неосуществимая, они предлагают компромисс: «Точно так не выйдет, но если вы согласитесь на это и это, мы сможем сделать так-то и так-то». Это единственная приемлемая модель взаимоотношений в «Роже Дюбуи»: часовщики, дизайнеры и маркетологи должны уметь договариваться между собой. Всегда ли все выходит гладко, как в «Диснейленде»? Нет, не всегда. Но, как видите, нам удалось приехать на этот салон и в первый же день выставить законченные, работающие часы. Так что в целом получается неплохо. Часовщики старшего поколения часто жалуются на новых управленцев в часовой отрасли: они, мол, называют свои часы шедеврами, но никакие это не шедевры, шедевры – это то, что делали мы. Что вы на это скажете? Вы действительно могли бы переключиться с часов на, скажем, «Кока-Колу»? Знаете, одного маркетинга в нашем деле недостаточно. Мы ведь ориентируемся на очень придирчивых клиентов, которые привыкли к часам уровня «Вашерон Константина» (Vacheron Constantin) и «Патек Филиппа» (Patek Philippe), которые перепробовали множество марок. Таких не проведешь. Нет, мы держимся не одной раскруткой. Если бы дело было только в раскрутке, мы бы ставили на все модели кварц, имели бы отличную прибыль, прекрасно бы себе жили. Оформление стенда призвано затягивать посетителей в «невероятные миры» Roger Dubuis

REVOLUTION

Что вам сейчас в «Роже Дюбуи» труднее всего дается? На что приходится обращать больше всего внимания? Самое трудное для технического отдела – это не отметать никакие предложения, даже самые бредовые. В основном у технарей первая реакция: «Нет, это невозможно», даже когда они еще толком не разобрались, что именно предлагается. В «Роже Дюбуи» так не принято. Прежде чем что-то ответить, они изучают проект, делают прикидки. Если действительно

121

Как вы собираетесь поступить со старыми коллекциями, не вошедшими в «четыре мира»? В перспективе у нас останутся только четыре коллекции: «Монегаск», «Экскалибур», «Палшн» и «Вельвет». Первые две уже в продаже, «Палшн» выйдет в сентябре, «Вельвет» – в июне, так что к концу 2012-го все новые линейки появятся в магазинах, а старый ассортимент будем понемногу сворачивать.


Новинки 2012

Но, с другой стороны, как производитель предметов роскоши, мы обязаны быть хорошими рассказчиками. Вот вы, как журналист, каждый день людям о чем-то рассказываете. То же самое и мы. Если не хочешь, чтобы твои часы затерялись среди сотен других, надо выдумывать увлекательные миры. Что такое IWC? Самолеты. Что такое «Картье» (Cartier)? Это женские часы, бриллианты и все такое. «Монблан»? «Красота секунды». «Бом э Мерьсе» (Baume et Mercier)? Лонг-Айленд, морской курорт. У каждой марки своя легенда. Вот за что мы платим, когда покупаем предметы роскоши. Взять, к примеру, парфюмерию: сами по себе эссенции стоят не так много, а повышает цену реклама, истории, которые стоят за товаром. Так что я не соглашусь с тем, что нам якобы все равно, чтó продавать. Мы все свои действия тщательно продумываем. Чтобы остановиться на этих четырех мирах, мы рассмотрели и отбросили массу других идей. Знаете, как бывает: начнешь что-то делать, а потом видишь, что выходит не то, что нужно. А еще мы сняли фильм и нашли для него не кого-нибудь, а именно Томера Сислея. Одним словом, пришлось в деталях разрабатывать сюжет. Ведь если мы приглашаем людей открыть для себя наши невероятные миры, надо постараться, чтобы было что открывать, чтобы действительно был мир, и довольно убедительный.

Он загадочно задумчив...

Его герой – фигура противоречивая... Как в рекламном ролике часов Roger Dubuis Pulsion, так и в большом кино Томеру неплохо удается образ обаятельного авантюриста

REVOLUTION

122

Понятно, что вам, как директору, дороги все творения «Роже Дюбуи», но, наверное, личные предпочтения у вас все-таки есть? Из этих четырех коллекций, за исключением «Вельвета» конечно, что бы вы выбрали для себя? С тех пор как я здесь работаю, я ношу «монегаск». «Экскалибур» требует уже другого костюма. «Палшн» будет отличной моделью для выходных. Я вчера как раз носил «палшн», обратил внимание, что отлично виден турбийон. Одним словом, все зависит от ситуации. Смотря куда ты идешь: на деловую встречу, на свадьбу или в гости к друзьям. Но должен сказать, что у нас нет ни одной модели, кроме «Вельвета», которую я бы однозначно носить не стал. ★

Томер Сислей – удачный выбор на роль героя мини-фильма. Он изрядно сексуален...

+14_RDubuis.av!.IK!.dr.indd 122

25.02.12 2:13


REVOLUTION

123

Кристаллизация


Новинки 2012

iew v r e Ov

КРЕСТ – МАЛЬТИЙСКИЙ, КЛЕЙМО – ЖЕНЕВСКОЕ

REVOLUTION

124

VACHERON CONSTANTIN

Patrimony Traditionnelle -day Tourbillon – розовое золото


Кристаллизация

К

Patrimony Traditionnelle -day Tourbillon – вид с оборотной стороны

Malte Tourbillon – розовое золото

запаса хода смотрится импозантно, но раз речь идет о 125-летней традиции Женевского клейма, то возврат к традиционной хронометрической компоновке циферблата с маленькой секундной стрелкой внизу (разумеется, в часах «Патримони Традисьоннель» это турбийон) и стрелкой указателя запаса хода сверху можно только приветствовать.

Malte Tourbillon – вид с оборотной стороны

125

Регламент Женевского клейма, как старый, так и обновленный, делает главный акцент на тонкой окончательной обработке деталей механизма. «Вашерон» добавляет кое-что и от себя – это то, что следует называть эстетикой высококлассной «механики», и искать эту эстетику нужно, конечно же, под сапфировым окном задней крышки корпуса турбийона «Патримони Традисьоннель». Конструкция калибра 2260 была симметризована, насколько это возможно, особенно это заметно в форме объединенного

REVOLUTION

омпания «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin) вместе с несколькими другими часовыми марками поддержала процесс модернизации Женевского клейма, и в новой коллекции этого года представила первые часы, которые полностью соответствуют всем требованиям обновленного регламента. Можно было бы ожидать, что «Вашерон» начнет с классики, с часов с несложными механизмами, ведь процесс адаптации к новым стандартам качества означает необходимость внесения изменений в производственный процесс. Похоже, в «Вашероне» решили пойти по сложному пути, но разобраться с максимальным числом проблем за кратчайшее время. Поэтому первыми часами, отмеченными новым Женевским клеймом, стал наиболее выдающийся с технической точки зрения турбийон с двухнедельным заводом «Патримони Традисьоннель» (Patrimony Traditionnelle -day Tourbillon). История калибра 2260 с турбийоном, низкочастотным балансом, четырьмя заводными барабанами и указателем запаса хода начиналась лет десять назад, когда для юбилейной, посвященной 250-летию марки коллекции разрабатывались часы Saint-Gervais и их калибр 2250 с вечным календарем, 250-часовым заводом и двойным указателем запаса хода. Кстати, уже в часах той юбилейной коллекции компания «Вашерон Констинтин» заявляла об особом отношении к институту Женевского клейма – на циферблаты (и то был случай уникальный) были прикреплены миниатюрные значки с изображением клейма. Впоследствии работа над конструкцией калибра 2250 была продолжена, и несколько лет назад на его основе был разработан калибр 2253, запас хода которого был доведен, как это обычно говорится в мире финансов, до психологически важной отметки в 14 дней. Собственно говоря, новый калибр 2260 – это доведенная до совершенства с учетом требований нового Женевского клейма «база» калибра 2253 с турбийоном и упрощенным по сравнению с исходной двухстрелочной конструкцией указателем запаса хода. Конечно, «старый» двухстрелочный указатель


Новинки 2012

Malte Small Model – розовое золото, бриллианты

REVOLUTION

126

Malte th Anniversary Edition – платина, ограниченная серия из экз.

Malte Small Seconds – розовое золото

моста турбийона и основной колесной системы, выполненного в виде летучей мыши (возможно, у кого-то возникнут иные ассоциации). Во внешнем виде механизма с 14-дневным запасом хода подспудно ожидаешь найти какую-то тяжеловесность, но это не про калибр 2260. Он элегантен, тщательно выполненная по вертикали фактурная шлифовка стиля «женевские полосы» создает ощущение воздушной легкости, а вручную гравированные надписи «Vacheron Constantin Geneve» и «Tourbillon» – это как раз тот завершающий штрих, что говорит нам о более чем двухсотпятидесятилетней традиции «Вашерона». Еще одна традиция, которой гордится «Вашерон», и которую многие ценители часового искусства этой марки смогли по достоинству оценить во время проведенной в Сингапуре выставки исторических часов «Вашерон Константин», – это давняя традиция производства наручных часов. Общеизвестно, что ранние наручные часы появились как вариация карманных, и потому у многих сохранившихся до наших дней образцов корпус имеет круглую форму. «Вашерон» – один из пионеров производства наручных часов, и в этом году есть повод специально это отметить, так как ровно сто лет назад были выпущены самые первые наручные часы «Вашерон Константин» с корпусом бочкообразной формы (tonneau – «тонно»), и это были одни из первых наручных часов такой формы в мире. Ради того, чтобы серьезно отметить это событие, в «Вашероне» решили радикально изменить дизайн коллекции «Мальта» (Malte), которая в прежнем виде была запущена в производство в 2000 г. Дюжина лет для коллекции – срок немалый, конечно, за эти годы вкусы клиентов вряд ли изменились радикально, но, похоже, в данном вопросе «Вашерон» старается предугадать тенденцию. Не зная того, как выглядят новые часы, все это можно было бы воспринять как пустое занятие, однако, обратная ситуация дает совершенно иные эмоции. Когда я впервые увидел новые «бочки» в окнах витрин стенда «Вашерона» на салоне SIHH, это был настоящий восторг: новые часы выглядели настолько чистыми, гармоничными и прекрасными, что я посчитал их за очередное


Кристаллизация

переиздание исторических часов «Вашерон Константин», в чем эта марка в последние годы преуспела. Оказалось, это часы обновленной коллекции «Мальта», при разработке дизайна которых, разумеется, Кристиан Селмони, главный по дизайну в «Вашероне», смотрел на те самые часы 1912 года, и также на другие бочкообразные наручные часы «Вашерон Константин», коих за годы ар-деко было изготовлено немало. В обновленную часть «мальтийской» коллекции пока входят четыре модели, и три из них выполнены в полном соответствии с нормами нового Женевского клейма. Да, в «Вашероне» рассматривают новое Женевское клеймо как стратегически важный аспект развития коллекции. С самого начала заявлен очень широкий диапазон коллекции «Мальта»: в первую четверку входят сложные часы Malte Tourbillon с турбийоном и ручным заводом (запас хода обычный – двухдневный), мужская «классика» Malte Small Seconds (механизм с ручным заводом), женская вечерняя «классика» Malte Small Model (золото, бриллианты, кварцевый механизм) и специальные юбилейные часы Malte th Anniversary Edition (платина, механизм с ручным заводом, ограниченная серия из 100 экземпляров).

Métiers d’Art – Les Univers Infinis – модели Starfish («Морские звезды»), Fish («Рыбки») и Dove («Голуби»), белое золото, мануфактурный автоматический калибр SC

REVOLUTION

127

Отдельным сильным направлением в современной коллекции становятся декоративные часы, и «Вашерон Константин» раз за разом показывает, насколько совершенными могут быть такие часы. В этом году была продолжена серия моделей, посвященных творчеству Маурица Корнелиса Эшера, знаменитого голландского художникаграфика, автора популярных мозаичных гравюр. За работу по переносу фрагментов некоторых гравюр Эшера в пространство часового циферблата взялись лучшие мастера своего дела. Это понимаешь сразу, стоит лишь взглянуть на циферблаты часов Métiers d’Art – Les Univers Infinis из коллекции этого года, выполненные с применением различных комбинаций традиционных техник перегородчатой и выемчатой эмали, гравировки и гильоше. ★


Новинки 2012

Lady Arpels Poetic Wish: Видеррехт даже для колес и рычагов привода фигурок придумал поэтичные очертания

Overview

Lady Arpels Poetic Wish – белое золото, бриллианты

SIHH

ЕЩЕ БОЛЕЕ ПОЭТИЧНО ОБ ЕЩЕ БОЛЕЕ СЛОЖНОМ М

2012

VAN CLEEF & ARPELS

REVOLUTION

128

Midnight Poetic Wish – белое золото, багетные бриллианты

Калибр AGHчасов Lady Arpels Poetic Wish виден сквозь прозрачное окно задней крышки корпуса (компьютерная модель)


Кристаллизация

Вторая особенность калибров AGH /  с ручным заводом – встроенный в механизм ход с постоянным натяжением на основе пятиугольника Рело, который очень хорош в тех случаях, когда есть желание улучшить точность и стабильность хода. Применительно к часам «Поэтик Уиш» у хода с постоянным натяжением есть один недостаток – если не знать о нем заранее, то факт его наличия оказывается замаскированным иными яркими характеристиками часов – один фантастический циферблат чего стоит. Причем, это относится как к самому циферблату, так и к тому, какое действо на нем происходит. Говорят, сколько Видеррехт конструировал и доводил механизм, столько в VC&A работали над одними циферблатами. Они очень

сложные в исполнении – все гравировано вручную, включая детали, изготовленные из перламутра, раскрашено миниатюристами, разукрашено драгоценными камнями. Вернемся, однако, к представлению. Для того чтобы узнать время по часам «Поэтик Уиш», следует завести пружину репетира вращением заводной головки, что установлена в положении «2 часа» (заводная головка в положении «4 часа» применяется для завода базового механизма и коррекции времени). Фигурка на циферблате вначале стоит вне гравированной горизонтальной шкалы часов, а после запуска репетиции механизм начинает отбивать часы, фигурка при этом перемещается к метке текущего часа, где она встречается перламутровым облачком, которое ей летит навстречу. Они останавливаются, бой часов завершается. Далее идет бой пятиминутных интервалов, в течение чего появляется падающая звезда (у часов «Миднайт Поэтик Уиш», либо воздушный змей – у часов «Леди Арпельс Поэтик Уиш»), направляющаяся к нужной метке на шкале минут в верхней части циферблата. Итак, о поэтичной мечте уже поведано миру, и все действующие лица возвращаются в исходное положение. До следующего раза, и в этом часы «Поэтик Уиш» напоминают предыдущий проект Видеррехта, что он разработал для часов Arceau Le Temps Suspendu «Эрмеса». Остается один вопрос – а как на этих часах устанавливать время, кричать: «Девушка, остановитесь, пожалуйста!», перебивая звон репетиции? Конструкция Видеррехта предусматривает и это. Нужно перевернуть корпус часов и под прозрачным окном задней крышки корпуса найти (1) маленький циферблат с часовой и минутной стрелками и (2) установленный рядом с колесом хода с постоянным натяжением циферблат маленькой секундной стрелки. Действительно, часы прецизионные, и просто необходимо, чтобы у них была секундная стрелка. Всё, далее остается одна поэзия, о которой мне вряд ли стоит начинать заводить разговор – все истории легко рождаются тогда, как только начинаешь рассматривать великолепно проработанный циферблат часов, и лучше под лупой. ★

129

сильная, что он даже запатентовал конструкцию. Центральное отверстие было задумано Видеррехтом не для красоты, но для того, чтобы решать технические задачи, неизбежно возникающие при конструировании той или иной сложной функции. Как это работает, можно понять на примере механизма часов «Поэтик Уиш» (калибр AGH– у женских часов, AGH– у мужских). В этих механизмах было задумано установить пятиминутный репетир (это особая разновидность репетичного механизма, отбивающая одним гонгом номер текущего часа, вторым – число полных пятиминутных интервалов, прошедших с начала часа) с обеспечивающими хорошую громкость звучания двумя спиральными гонгами центрального крепления. Такие гонги покрывают всю поверхность механизма с оборотной стороны часов – в этом их преимущество. Но в стандартной конструкции репетира довольно много места занимает пружина репетира с устройством боя (храповик, молоточки, возвратные пружины), все это устанавливается под отдельный мост, и вся конструкция в сборе должна находиться в одной плоскости с гонгами. В результате гонгам остается меньше места, а это совсем не то, что хотели получить «Ван Клиф» и Видеррехт. Вот тут и пригодилось то центральное отверстие механизма, в которое изобретательный Жан-Марк установил устройство боя, а молоточки поставил вертикально.

REVOLUTION

З

наменитой парижской ювелирной фирме «Ван Клиф энд Арпельс» (Van Cleef & Arpels, или VC&A) удалось сделать то, чего не может сделать иная записная часовая марка – создать новое направление в часовом искусстве и успешно развивать его. Они же сами назвали это направление поэтичными сложными часами, и с этим направлением тесно связано другое, которое следовало бы назвать поэтичными декоративными часами. Вот это поле, где может развернуться настоящий ювелир! Циферблаты, украшенные эмалью всевозможных видов, драгоценными и декоративными камнями, перламутром, гравированными миниатюрами… Простор для фантазии неограничен. Неограничен также простор для фантазии в изобретении поэтичных механизмов, и в этом «Ван Клифу» помогает давний друг Жан-Марк Видеррехт, который что ни год придумывает для VC&A новую механическую экзотику. Настоящим откровением в свое время стали часы «Пон дез Амурё» (Pont des Amoureux), которые, казалось бы, в том, что касается фантазии, превзойти невозможно. Но человеческая фантазия – это такая вещь, границ для которой еще не придумано, и Жан-Марк Видеррехт для коллекции VC&A этого года придумал новую историю, разделив тех возлюбленных, что в полночь встречаются на циферблате часов «Пон дез Амурё» – так появились мужская модель «Миднайт Поэтик Уиш» (Midnight Poetic Wish; 43-миллиметровый корпус из белого золота с багетными бриллиантами) и в пару к ней женская модель «Леди Арпельс Поэтик Уиш» (Lady Arpels Poetic Wish; 39-миллиметровый корпус из белого золота с бриллиантами). Бриллианты хороши, но не они настоящие бриллианты этих диковинных часов, а тот механизм, что был создан в сотрудничестве с Видеррехтом и его фабрикой механизмов «Аженор» (на мосту механизма выгравировано «Rêvé à Paris, fait à Genève»: «Пригрезилось в Париже – сделано в Женеве»). Механизм очень сложный. Рассказ о нем следует начинать с того, что он сделан в виде диска с центральным отверстием – у Жана-Марка Видеррехта давно была мечта сделать механизм именно такой формы, мечта настолько


Премьеры 2012

SIHH 2012: ЯНВАРСКИЕ ПРЕМЬЕРЫ. ЖЕНСКИЕ И ЮВЕЛИРНЫЕ ЧАСЫ, ДЕКОРАТИВНЫЕ ТЕХНИКИ, УКРАШЕНИЯ

REVOLUTION

130

Анна Минакова

Декоративные техники идут по двум путям: становятся более сложными и обретают выражение в новых материалах. Ювелиры вдохновляются сортами роз. Женские часы все более отдаляются от мужских моделей: если последние идут по пути милитаризации и маскулинности, то часы для дам, напротив, становятся все более женственными и романтичными. Розовое золото побеждает. Это вкратце, а если подробно, то многие модели женских, декоративных и ювелирных часов и некоторые новые украшения заслуживают отдельного внимания. И довольно пристального.


Baume & Mercier. Цветная Linea

Отмечая -летие культовой модели «Роял Оук», созданной дизайнером Жеральдом Жента в г., «Одемар Пиге» не мог обойти вниманием дам. Конечно, многие модели коллекции можно назвать часамиунисекс, но если есть желание приобрести что-то действительно женское, то стоит обратить внимание на «Роял Оук Кварц» (Royal Oak Quarz). Это часы в корпусе миллиметра с ободком, украшенным (по количеству лет юбиляра) бриллиантами, общий вес которых чуть более , карата. Корпус и браслет выполнены из стали. Фирменные шестигранные винты на ободке-восьмиграннике выполнены из белого золота – эта традиция сохранилась со времен выпуска первой модели «Роял Оук». Циферблат тоже классический – серебристый с отделкой в технике «гранд таписри», выполняемой мастерами компании на старинных станках. Застежка, напротив, совсем не традиционная – это новая трехлезвенная раскладывающаяся застежка с двойной блокировкой. Изменилось и положение монограммы AP: она сдвинута вниз ближе к логотипу, а на ее прежнем месте в позиции « часов» теперь двойная часовая метка. Это на самом деле тоже возврат к традициям: именно такая метка была в часах образца г. Тем, кто браслетам предпочитает ремешки, адресованы версии с черным и белым кожаным ремешком, а любителям драгоценных металлов – версии из розового золота (они также предлагаются на браслете или коричневом каучуковом ремешке). Функции – часы, минуты, дата. Один минус – кварцевый механизм (калибр ), а именно в «Роял Оук» хотелось бы иметь внутри механику. ★

Марка продолжает активно отдыхать в Хэмптонсе. Концепция, презентованная в прошлом году, продолжает развиваться, новые часы продолжают отсчитывать моменты отдыха. В «Линеа» появилась модель с -миллиметровым корпусом и автоматическим механизмом (до сих пор эти часы существовали только с кварцевым механизмом). Но упор в этой линии не смещен на «внутреннее содержание» – «Бом э Мерсье» продолжает педалировать тот факт, что это часы модные, и придумывать им новые и новые сменные ремешки. С этого года расцветки будут меняться по всем законам прет-а-порте: два раза в год можно будет приобрести ремешки в новой модной расцветке (в каждом будут сочетаться два цвета). На весну-лето марка предлагает белый с голубым, фиолетовый с розовым или бежевый в сочетании с оранжевым. ★

Cartier. Декоративно-техническая победа Дом продолжает осваивать новые декоративные техники в линии «Картье д’Ар» (Cartier d’Art). В этом году «Ротонд де Картье» (Rotonde de Cartier) предстал в -миллиметровом корпусе из белого золота с коалой на циферблате. Новая для марки техника – маркетри из блестящей разноцветной соломки. Сделать такой циферблат – задача из непростых. Сначала надо подобрать самую прочную и блестящую соломку, потом разрезать каждый стебель вдоль и распрямить, потом вырезать каждый элемент маркетри из нескольких слоев распрямленной соломки и сложить их

в картинку, как пазл. Неудивительно, что в серии всего экземпляров. «Сантос-Дюмон XL» (Santos-Dumont XL) из белого золота украсила голова лошади (мозаика), а «Тортю» (Tortue) – какаду (гравировка по перламутру). Самые интересные из новых арт-часов – «Ротонд де Картье миллиметра» с гипнотизирующим тигром на циферблате. Миниатюра выполнена в технике гризайль. Высокоювелирные часы «Картье» не уступают моделям «Картье д’Ар» в технике исполнения. В «Промнад д’юн Пантер» (Promenade d’une Panthère) с калибром MC ротор автоподзавода вынесен под циферблат и выполнен в форме пантеры. Бриллиантовый хищник, загнанный в клетку корпуса бешено мечется и словно пытается вырваться на волю. Движение – ключевой элемент и в «Тан Модерн де Картье» (Temps Moderne de Cartier): при вращении ободка сферы с зубцами начинают двигаться по циферблату, внутри одной из сфер – циферблат с индикацией часов и минут. В часах с секретом ювелирная крышка открывается и закрывается, показывая или скрывая ромбовидный циферблат. Около часов работы ушло у ювелиров, чтобы создать их, инкрустировать корпус бриллиантами, нанизать сапфировые бусины на нитей браслета. Часы созданы в единственном экземпляре. ★

REVOLUTION

Audemars Piguet. Юбилейный Royal Oak

131

Премьеры 2012


Премьеры 2012

Girard-Perregaux. Правильный подход к женщинам

REVOLUTION

132

В этом году «Жирар-Перрего» не представил новинок в своей главной женской линии – «Кетс Ай» (Cat’s Eye). Президент марки Стефано Макалузо пообещал: «Линия «Кетс Ай» будет продолжена. Уже в этом году мы представим две новинки, а в следующем – интересную модель с усложнениями». Пока скрасить ожидание можно другой премьерой -го – « Леди Мун-Фейзис» ( Lady Moon-Phases). Это настоящая ода часовому искусству: -миллиметровый корпус из розового или белого золота оберегает механизм (калибр – ) с автоподзаводом и индикацией лунных фаз. Классический циферблат из перламутра с римской индикацией « часов», деликатными золотыми метками для « часов» и « часов» и бриллиантовыми метками для остальных девяти временных отрезков. Стрелки стиля «лист» для часов и минут и синяя стиля «стрела» на малом секундном циферблате, обрамляющем индикатор фаз Луны. Что же, надеемся, новые «Кетс Ай» удивят нас в этом и следующем году не меньше, ведь « Леди Мун-Фейзис» получился просто великолепным примером классических часов, уместных днем и вечером, и, к тому же, образцом правильного отношения часовщиков к женщинам, которым мало просто кварца, мало даже простой механики, а нужны усложнения в эстетичной женственной «упаковке». ★

и нематериальной ценности! Мы в «ЖежерЛеКультр» впервые представили ювелирные часы «Ла Роз» (La Rose) еще на Венецианском кинофестивале в -м и продолжаем развивать эту тему».

Jaeger-LeCoultre. Сила цвета Отмечая -летие модели «Реверсо» (Reverso) в прошлом году, мануфактура создала ультратонкие часы «Гранд Реверсо Леди» (Grande Reverso Lady Ultra Thin). В -м «Жежер-ЛеКультр» представил их новую версию в двухцветном корпусе, созданном из розового золота и стали. Сам корпус очень легкий и слегка изогнутый, чтобы идеально садиться на тонкое женское запястье. Часы могут быть на браслете (новом двухцветном из стали и розового золота) или ремешке разных текстур и расцветок. Специально для этих часов в партнерстве с итальянской компанией Valextra («Валекстра») были созданы длинные (в два оборота запястья) кожаные ремешки – лиловый, лимонный и цвета фуксии. Их можно будет купить отдельно от часов в фирменных магазинах «Жежер-ЛеКультр». Внутри ультратонких «Гранд Реверсо Леди» – кварцевый механизм, калибр . Высокоювелирные часы «Жежер-ЛеКультр», как всегда, хороши. Одна из новинок посвящена актуальной теме роз. «Многие часовые и ювелирные компании в прошлом и в этом году посвящают свои коллекции цветку розы – и меня это совершенно не удивляет, – говорит дизайнер высокоювелирного подразделения «ЖежерЛеКультр» Анна Маччиери. – Это же самый знаменитый цветок в мире, всемирный символ любви и страсти. Ни у кого в этом нет сомнений, нет разночтений. Подарить розу – значит, выразить свои чувства. Ну а теперь представьте, что такое получить бриллиантовую розу в подарок – это же прекрасная комбинация материальной

Кроме того, в Женеве впервые «живьем» показали «Реверсо а Эклипс Омидж ту Казимир Малевич» (Reverso à Eclipses Homage to Kazimir Malevich), созданный специально для России. Лимитированную серию из экземпляров создали специально для России. На циферблате – картина Казимира Малевича «Крестьянка», выбранная из-за года создания. Малевич написал ее в г., в этом же году «Жежер-ЛеКультр» выпустила первую модель «Реверсо». Как и циферблаты других моделей «Эклипс», циферблат этих часов можно видоизменять при помощи специальных шторок, управляемых вращением головки в позиции « часов». Шторки можно полностью закрыть (картина спрятана, виден классический циферблат с арабскими часовыми индикациями и логотипом «Жежер-ЛеКультр»), полностью открыть (остаются только стрелки, картина видна полностью) и приоткрыть наполовину (видны арабские индикации и центральная часть картины). ★

Montblanc. Розовые розы Фигура Грейс Келли не дает покоя многим дизайнерам. Вот и «Монблан» решил создать коллекцию украшений, часов и пишущих инструментов «Принсес Грейс де Монако» (Princess Grace de Monaco). Вдохновение вызвала даже не фигура самой Грейс или факты ее биографии, а сорт розовых роз «Грейс


Премьеры 2012

Колье Montblanc, Princesse Grace de Monaco, Haute Joaillerie Часы Jaeger-LeCoulre, Grande Reverso Lady Ultra Thin

Часы JaegerLeCoultre, Haute Joaillerie

Часы Montblanc, Princesse Grace de Monaco, лимитированная серия

REVOLUTION

Кольцо Montblanc, Princesse Grace de Monaco, Petales de Rose

133

Браслет Montblanc, Princesse Grace de Monaco, Petales Entrelaces


Премьеры 2012

Кольцо Piaget, Limelight Garden Party

Колье Piaget, Limelight Garden Party

Колье Piaget, Limelight Garden Party

REVOLUTION

134

Часы Piaget, Limelight Garden Party, Limelight Dancing Light


Премьеры 2012

Parmigiani. Стальные нервы Теперь женские модели «Кальпаризма» (Kalparisma) существуют не только в золоте, но и в стали, что, по мнению создателей, «идеально подходит городскому ритму жизни». Изменения затронули не только материал. У новинки мануфактурный механизм PF , появился малый секундный циферблат в позиции « часов» и широкое окно индикации даты под ним. Все функции крайне полезны при нервном ритме жизни горожанина. Стальная «Кальпаризма» существует в версиях на браслете и ремешке, с бриллиантами и без них, с черным циферблатом и циферблатом цвета слоновой кости. ★

Не только «Монблан» и «Жежер-ЛеКультр» в этом году обратились за вдохновением к королеве цветов. Свои розы вырастили и дизайнеры «Пьяже». Новая версия коллекции «Лаймлайт» (Limelight), «Гарден Пати» (Garden Party), посвящена розам, причем совершенно определенному сорту – «Ив Пьяже» (Ив Жорж Пьяже – правнук одного из основателей «Пьяже», много лет возглавлявший семейное дело, внесший большой вклад в развитие «Пьяже» и до сих пор участвующий в делах компании).«Этому сорту роз в -м исполняется лет, – рассказал нам директор ювелирного направления «Пьяже» Жан-Бернар Форо, – и мы решили посвятить весь наступивший год именно этой теме. Любая новая коллекция для нас начинается с истории, только потом идет подбор камней и разработка дизайна. Две женщиныгеммолога, работающие у нас, подбирают камни. Нам всегда важно, что они будут символизировать в украшении: красный, например, может обозначать страсть, зеленый – единение с природой». В новой «Лаймлайт Гарден Пати» розами украшены браслеты, колье, кольца, серьги и ювелирные часы. Цветки на любой вкус: из белого халцедона, опала, аметиста, бриллиантов, сапфиров, шпинели, аквамаринов…

135

Piaget. Во имя розы

REVOLUTION

де Монако», выведенный в г. в ознаменование ее свадьбы с князем Монако Ренье III. Бриллианты, сапфиры, золото – из этих материалов ювелиры «Монблан» создали свой цветник. Поддержку в создании коллекции оказал сын Грейс Келли – князь Монако Альберт II. Он участвовал в обсуждении темы и идей и предоставил редкие архивные фотографии, которые вдохновляли дизайнеров и стали иллюстрациями к посвященной коллекции книге. Главная тема всех предметов в коллекции – лепесток розовой розы. В высокоювелирных украшениях розовые сапфиры грушевидной огранки перемежаются с бриллиантами разных огранок, включая и бриллиант фирменной огранки «Звезда Монблан». В украшениях класса «бутик» обрисован только контур лепестка (линия «Петаль де Роз»), в некоторых из них повторяющиеся лепестки создают ажурный орнамент (линия «Петаль Антрляс»). Часы вторят украшениям: так, в высокоювелирной модели «Петаль де Роз» браслет, и циферблат усыпаны бриллиантовым паве в форме лепестков роз, корпус обрамлен багетами, в более «скромных» версиях на кожаном ремешке бриллиантов несколько меньше: только на корпусе и циферблате, в позиции « часов» у этих часов расположен грушевидный розовый сапфир. Ручки украшены розовыми топазами и монограммой княгини Монако. Несколько месяцев назад мы разговаривали с креативным директором «Монблан» Карло Джорданетти. В ответ на вопрос о монохромности украшений, создаваемых маркой, он сказал: «Это подсказано философией марки: сочетание черного с белым продиктовано звездой «Монблан», нашим логотипом. Особенно часто мы применяем эту гамму в украшениях. Ювелирные изделия не наша специализация, поэтому мы осторожничаем и придерживаемся беспроигрышного сочетания золота и бриллиантов. Но наш новый проект вас удивит!». Карло говорил о «Принсес Грейс оф Монако». Конечно, цветов не стало слишком много. Пока палитра «Монблан» пополнилась розовым: золотом, сапфирами, топазами. Это прекрасное начинание, и очень хочется надеяться на его логическое развитие и дальнейшие эксперименты с цветами, оттенками, формой и огранками. Кстати, новые украшения и часы «Принсес Грейс оф Монако» уже заказаны русскими клиентами. В Москву коллекция прибудет в июле-августе, в это же время «Монблан» устроит тематическую выставку. ★


Премьеры 2012

Самое дорогое украшение коллекции – колье из белого золота с бриллиантами (около , карата), центральным синим сапфиром огранки «подушка» весом , карата и аккомпанирующим ему сапфиром-грушей весом , карата. Форо надеется, что ожерелье найдет владельца именно среди русских клиентов. «Не знаю почему, – говорит он, – но наши русские клиенты очень любят синий цвет. Почти все, что они покупают по специальному заказу – это вещи с синими камнями, сапфирами». Вышла новая версия кварцевых ювелирных часов «Лаймлайт Дэнсинг Лайт» (Limelight Dancing Light) с крутящимся вокруг малого циферблата декоративным элементом. В прошлом году вокруг малого циферблата кружились птички на изящных ветках, в этом году – роза из золота и бриллиантов. Появились и новые коктейльные кольца. «Это очень популярная линейка, – пояснил Форо, – для тех, кто хочет чего-то необычного, идеальное украшение для отдыха. Мы создаем новые коктейли, они уже стали объектом коллекционирования. Мой личный фаворит – «Мохито» – и среди колец, и среди алкогольных коктейлей. Думаю, клиенты выбирают примерно так же». ★

Дрегон – Джеки Чан» (RM  Dragon – Jackie Chan), ведь эти часы не только способ отпраздновать наступивший по китайскому календарю год дракона, но и дань уважения Джеки Чану лично. Марка давно с ним сотрудничает и решила создать часы специально для Джеки, ведь его китайское имя переводится как «тот, который станет драконом». ★

Vacheron Constantin. Психология восприятия пространства циферблата

Roger Dubuis. Гламурная линия

REVOLUTION

136

Richard Mille. Драконовские меры Компания «Ришар Милль» продолжает украшать ювелирными миниатюрами открытые механизмы в своих фирменных корпусах-бочонках. Если в прошлом году под сапфировое стекло поселили украшенных цветными драгоценными камнями змей, то в этом вокруг турбийона извивается золотой императорский дракон с рубиновыми глазками. Полное название модели – «RM 

«Роже Дюбуи» расширила свой часовой ассортимент: к линиям «Экскалибур» (Excalibour) и «Монегаск» (Monegasque) добавились экстремальные модели «Палшн» (Pulsion) и женские «Вельвет» (Velvet), которые в самой компании позиционируют как гламурные. В России слово «гламур» успело сильно подпортить себе репутацию, поэтому эти во многих отношениях хорошие часы я бы лично предпочла так не называть. В остальном у «Вельвета» есть все слагаемые успеха: запоминающийся дизайн – особенно благодаря форме корпуса и необычному креплению корпуса к ремешку, – версии их разных материалов (из белого или розового золота или даже титана с DLC-покрытием; на браслетах или атласных ремешках, с бриллиантами или аметистами и шпинелью), отмеченный Женевским клеймом механизм – калибр RD . К тому же, часы прекрасно садятся на руку. Эта линия – долговременный задел, ведь ее можно обновлять, просто играя с цветами циферблатов, корпусов, драгоценных камней. ★

Новые часы линии «Метье д’Ар» (Métiers d’Art) – это, пожалуй, лучшие из арт-часов, представленных на женевской выставке. Циферблаты трех моделей «Юнивер Анфини» (Univers Infinis), оснащенных калибром с автоматическим подзаводом, можно назвать настоящим произведением искусства, созданным совместными усилиями гравировщиков, эмальеров, ювелиров-инкрустаторов и гильошеров. Рисунки с простыми сюжетами и названиями – «Птицы», «Рыбы» и «Ракушки» – отсылают к творчеству нидерландского художника Маурица Корнелиса Эшера, строившего свои работы на игре с психологией восприятия пространства и создававшего объемные миры при помощи повторения одинаковых элементов на плоскости. Каждый элемент – «мотив» – располагается по принципу мозаики, чередуясь с другими «мотивами». Собственно, именно мозаика и вдохновила Эшера, с ее образцами он познакомился в Гранаде и Кордове – и мавританские рисунки сильно увлекли его. Он развил тему, используя в качестве «мотивов» не абстрактные геометрические фигуры, а неодушевленные и одушевленные объекты. Часы с изображениями голубей, рыб и ракушек воссоздают композиции трех картин Эшера. Контуры птиц на основу циферблата


Премьеры 2012

Roger Dubuis, Velvet

Roger Dubuis, Velvet

Vacheron Constantin, Métiers d’Art, Les Univers Infinis, Shell

REVOLUTION

137

Roger Dubuis, Velvet


Премьеры 2012

Van Cleef & Arpels, Bals de Légende, Black & White Bal

Van Cleef & Arpels, Bals de Légende, Bal du Siecle

REVOLUTION

138

Vacheron Constantin, Métiers d’Art, Les Univers Infinis, Dove


Премьеры 2012

Летом прошлого года «Ван Клиф энд Арпельс» представил коллекцию, посвященную легендарным балам XX в. В этом году тема «Баль де Леженд» (Bals de Légende) нашла свое продолжение в часах линии «Поэтик Компликасьон» (Poetic Complications). Правда, в украшениях было пять тематических линий и, соответственно, пять балов, в часах же осталось только четыре: бал императрицы Александры в Зимнем дворце в СанктПетербурге, венецианский бал Шарля де Бестеги, черно-белый бал Трумена Капоте в Нью-Йорке и «Бал Пруста», устроенный баронессой Ги де Ротшильд во французском замке де Ферьер. Исчезновение парижского «Баль Ориенталь», видимо, объясняется соблюдением баланса между странами. На циферблатах всех часов движутся по кругу пары в танце, на заднем фоне – изображения архитектурных достопримечательностей городов, а нижняя половина циферблата украшена узорами, соответствующими теме и стилистике каждого из балов. Отвечает за движение танцующих пар механизм, придуманный Жаном-Марком Видеррехтом, работающим над проектом «Поэтик Компликасьон» с г.

Другие новые часы – парные «Поэтик Уиш» (женская модель Lady Arpels Poetic Wish и мужская Midnight Poetic Wish) – тоже результат сотрудничества с этим мастером. Оригинальный механизм-кольцо и еще патентованных изобретения в -минутных репетирах с автоматонами заставляют фигурки юноши и девушки двигаться, облака, кайт и метеорит – летать, а гонги – отбивать мелодию звона колоколов собора Парижской Богоматери. Механизм создавали на протяжении месяцев. Столько же длилась работа над циферблат=ами, не уступающими в сложности механизму (а его Жан-Марк называет самым сложным из когда-либо созданных им). Рельеф каждого из циферблатов двух лимитированных серий «Леди Арпельс Поэтик Уиш» и «Миднайт Поэтик Уиш» создает гравировщик на основе циферблата из чистого золота, его сменяет эмальер, наносящий рисунок со множеством мельчайших деталей. Далее начинается работа над скульптурками из хрупкого перламутра (облаками). Финальные штрихи – инкрустация получившейся картины бриллиантами. Наверное, мастера, работавшие с этими циферблатами, могли бы повторить слова Видеррехта и назвать их самыми сложными из когда-либо созданных каждым из них. ★

REVOLUTION

Van Cleef & Arpels. Балы и желания

139

из желтого золота наносит гравировщик, его сменяет эмальер (техника шанлеве), работающий с очень сложной палитрой, содержащей множество полутонов (так, светлые птицы созданы при помощи полупрозрачной эмали, через которую видна гравировка), далее ювелир инкрустирует бриллианты, завершает работу гильошер, наносящий резьбу прямо на затвердевшую эмаль. Не менее сложны в работе часы с рыбами (гильоширование и перегородчатая эмалевая роспись в технике клуазон) и часы с ракушками (гравировка и эмалевая роспись в технике шанлеве). ★


Часовая индустрия

ОТЦЫОСНОВАТЕЛИ СОВРЕМЕННОЙ ЧАСОВОЙ ОТРАСЛИ Джек Форстер, Уэй Коу, Дмитрий Бузаджи, Алексей Кутковой

REVOLUTION

140

В

мировой истории для поклонников часового искусства есть два наиболее благоприятных периода. Во-первых, это, конечно, belle époque часового дела в конце XVIII в. – то невероятное время, когда Антид Жанвье и Абрахам-Луи Бреге, войдя в полную силу, творили такие вещи, что казалось, одной механикой, без волшебства, обойтись они никак не могли. А второй период – это наши дни, ведь за последние два десятилетия механические часы вернули себе коммерческую, культурную и творческую значимость. Но порой мы забываем, что наступлением этого благословенного золотого века мы обязаны героическим подвигам, феноменальной смелости и бешеному азарту нескольких людей, которые четверть с небольшим века назад начали «делать искусственное дыхание» часовой отрасли, готовой вот-вот отдать концы.


Первые лица

REVOLUTION

141

История современного часового дела начиналась с череды кризисов, из-за которых это традиционное ремесло чуть не покинуло Швейцарию навсегда. Но нашлась горстка пассионариев, которые в экономических катаклизмах и технических революциях конца XX в., напротив, разглядели новые возможности. +Fathers - 0_Fathers of the Watch Industry.av.IK.dr.indd 141

25.02.12 2:21


Часовая индустрия

Рольф Шнидер Творец будущего

Жан-Клод Биве

Теодор Шнайдер

Реаниматор

Солист

Джино Макалузо Провидец

Гюнтер Блюмляйн

Король часов

Сам себе хозяин

REVOLUTION

142

Создатель супергруппы

Николас Хайек Филипп Штерн

+Fathers - 0_Fathers of the Watch Industry.av.IK.dr.indd 142

25.02.12 2:21


Первые лица

Бреттон-Вудское соглашение (подписанное в 1944 г. в американском курортном местечке под названием Бреттон-Вудс, штат Нью-Гэмпшир) положило начало Бреттон-Вудской валютной системе, а также учредило Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития. Согласно этой системе участники соглашения обязались привязать обменные курсы своих валют к доллару США, а Америка, находившаяся в тот момент на золотом стандарте, обязалась обменивать доллары на золото по фиксированной ставке 35 долларов за унцию. Но к тому времени как президентом стал Ричард Никсон, в европейских и азиатских банках скопилось гораздо больше долларов, чем предполагалось изначально и чем можно было обменять на американское золото, – над США нависла угроза кризиса и инфляции. Никсон решил выйти из Бреттон-Вудского договора, и этот момент до сих пор известен экономистам как «никсоновское потрясение». Курсы мировых валют потеряли привязку к золоту, и цена золота взлетела до небес. В результате стоимость швейцарских часов в долларах США подскочила чуть ли не в три раза, что вкупе с набирающим обороты производством кварцевых моделей привело в 70-х годах к краху часовой промышленности Швейцарии. За десятилетие с 1970 г. по 1980 г. количество работников, занятых в швейцарской

часовой отрасли, упало с 90 000 до 47 000, а к 1988 г. их осталось всего 28 000. Если в 1973 г. на экспорт ушло 40 млн швейцарских часов, то десять лет спустя – лишь 3 млн. Правда, в том же 1983 г. для швейцарских часовщиков блеснул первый луч надежды, а источником этого луча стала компания, о которой никто раньше и слыхом не слыхивал – «Суоч» (Swatch). Ее модели, яркие, стильные, недорогие, удобные для коллекционирования, вдруг напомнили потребителям позабытое было выражение «Сделано в Швейцарии» и проторили дорожку для последовавших позднее шедевров часовой механики. Забавно, правда? Вновь обретенным статусом предмета роскоши, фамильного наследия механические часы во многом обязаны веселеньким пластмассовым кварцевым «свотчам» и Николасу Хайеку, создателю новой марки. Остальное, как говорится, вы знаете. Сегодня швейцарская часовая отрасль переживает самый бурный расцвет за многие десятилетия; за ее техническими и дизайнерскими находками пристально следят энтузиасты часового дела по всему миру. Механические часы вновь воспринимаются как предмет роскоши, который необходимо иметь любому человеку известного достатка, а часовое дело опять начало ассоциироваться с передовыми тенденциями в промышленном дизайне и оригинальнейшими достижениями инженерной мысли. Кто бы в конце 70-х – начале 80-х мог подумать, что часовая механика восстанет, словно Феникс из пепла? Но эта удивительная история со счастливым концом, конечно, не только о часах, но и о людях, которые не смирились с угасанием ремесла, вобравшего в себя историческую память, интеллектуальный багаж и творческое наследие целой страны. Итак, о людях. ★

143

революцию, грозившую швейцарскому часовому делу неминуемым крахом. Эти новые часы были дешевы, а ходили на порядок точнее своих механических собратьев – теперь любой человек с несколькими долларами в кошельке мог позволить себе точный персональный прибор времени. Особенно быстро кварц вытеснил механику с рынка США, где массовость, точность и надежность всегда ценились выше чем искусство для искусства. Итак, по швейцарской часовой промышленности был нанесен удар, потрясший ее до основания, но этим дело не закончилось. В довершение беды разразилась экономическая катастрофа: в 1971 г. Соединенные Штаты вышли из Бреттон-Вудского соглашения.

REVOLUTION

Отметив свой восьмой (пятый в России) день рождения, «Революшн» решил окинуть взглядом последние десятилетия и посвятить этим людям подробный обзорный материал, чтобы напомнить: вся часовая отрасль перед ними в неоплатном долгу. Эти люди спасли часовое дело, став отцами-основателями современного производства механических часов. В 1969 г., как раз на Рождество, на полках японских магазинов появились часы, которые, по мнению многих, похоронили традиционное часовое ремесло. Эти часы производства «Сейко» (Seiko) назывались «Астрон» (Astron). Поначалу это был сугубо нишевый продукт, крайне малочисленный (объем производства – около 200 штук), облаченный в золотой корпус и по тем временам весьма дорогой (1 250 долларов США). Появления «астронов» на руке у нескольких состоятельных покупателей сперва никто и не заметил: подумаешь, капля в море! Как оказалось, от этой капли пошли такие круги по воде, что вскоре гигантской волной стерло с лица Земли несколько почтеннейших часовых домов и навсегда изменились как восприятие часовой отрасли со стороны, так и ее представления о самой себе. Эту историю часто представляют как противостояние одного нахального нигилиста из Азии и благородных швейцарских рыцарей часового искусства, но на деле все, конечно, гораздо сложнее. Во-первых, и «Сейко» в производстве механических часов была не новичком, а во-вторых, и швейцарские компании к тому времени уже много лет занимались кварцевыми технологиями (одним из первопроходцев был, между прочим, «Патек Филипп» (Patek Philippe), который изготовил свои первые кварцевые часы, правда не наручные, в 1958 г.). Хотя «Сейко», безусловно, первой выпустила кварцевые часы на рынок, консорциум из 20 швейцарских компаний показал кварцевый прототип Beta ͮͭ еще в 1967 г., а в продажу кварцевые часы швейцарского производства начали поступать с 1970 г. Кстати, в тот же год «Гамильтон» (Hamilton) представил Pulsar – первые в мире цифровые часы. Впрочем, все сходятся в одном: взлет кварцевых часов произвел


Часовая индустрия

Nicolas G. Haye k

REVOLUTION

144

The King of Wat ches


Первые лица

КОРОЛЬ ЧАСОВ НИКОЛАС ХАЙЕК Александр Линц, Ирина Кузьменко

Больше года прошло со дня смерти Николаса Хайека, но его образ не померк, и дело его жизни продолжается

зарегистрировал ее под именем «Хайек Инжиниринг AG». Эта его фирма имела успех как в Швейцарии, так и за ее пределами. Услугами цюрихской компании пользовались около 300 клиентов более чем в 30 странах. Она консультировала металлургические и машиностроительные предприятия, производителей автомобилей, а также коммунальные службы. Например, в 1979 г. Хайек активно участвовал в реструктуризации «AEGТелефункен». На протяжении многих лет его совета спрашивали такие компании и учреждения, как «АльфаРомео», «Ауди», «БМВ», «Дир энд Компани», «Диджитал Эквипмент», «Дрезднер Банк», «Крупп», «Маннесманн», «Мерседес-Бенц», Министерство металлургии Китая, «Нестле», «Оливетти», «Сименс», «US Стил», «Фольксваген», «Фёстальпине» и Всемирный банк.

145

в Бейруте. Выпускные экзамены он сдавал во Франции; после окончания школы он занялся изучением физики, химии и математики. Женившись (как говорят некоторые биографы, против воли родителей) на швейцарке по имени Марианн Мецгер, Хайек в 1949 г. переехал в Швейцарию и поступил на работу в математический отдел компании, которая занималась перестрахованием. С 1951 по 1957 г. он занимал ответственные должности в страховых компаниях, а когда его тесть заболел, Хайек временно, пока тот выздоравливал, взял на себя руководство его литейным и машиностроительным производством. В 1957 г. Хайек с партнером организовали в Цюрихе бизнес-консультацию, а в 1963 г. Хайек открыл собственную консультацию по вопросам промышленности; два года спустя он

REVOLUTION

Н

икто не сделал для швейцарской часовой промышленности больше, чем Николас Хайек (Nicolas Hayek). С редким единодушием большие и малые игроки на поле швейцарского часового дела продолжают возносить хвалу этому человеку, нас покинувшего. Его дар предвидения и несгибаемое упорство помогли выстоять швейцарским часам, когда конкуренты с Дальнего Востока ломились на часовой рынок и низвергали один за другим швейцарские бастионы. Давайте повернем время вспять и поведем рассказ с самого начала. Родился Николас Хайек 19 февраля 1928 г. в Бейруте. Его отец, американский стоматолог, преподавал в Американском университете Бейрута, а мать была родом из Ливана. Хайек учился во французской иезуитской школе


Часовая индустрия

REVOLUTION

146

Объединив швейцарское качество с привлекательным дизайном, он получил яркие, необычные и ультрамодные пластмассовые часы, которые стали известны под маркой Swatch

Он помогал советом и аристократической семье Турн и Таксис из Регенсбурга, и бывшему немецкому канцлеру Гельмуту Колю, который в 1995 г. пригласил Хайека в группу из 17 человек, занимавшуюся исследованиями, технологиями и разработками на благо Германии и всей Европы. Через год французское правительство назначило его президентом Группы по разработке новых технологий – французского совета по инновациям. К его помощи прибегали и правительства других европейских стран. Первое знакомство Хайека с часовым делом состоялось в начале 1980-х, когда ему поручили реструктурировать SSIH («Сосьете Сюисс пур л’Индюстри Орложер») и ASUAG («Алльгемайне Швайцерише Урениндустри»). В то время обе корпорации испытывали большие трудности из-за кварцевого кризиса, который повлиял на все швейцарское производство механических часов. Когда Хайек взялся за дело, он столкнулся с консервативными системами и управленцами, которые действовали, не имея ясной стратегии. Он решал проблемы не так, как другие деловые консультанты. Вместо того чтобы предложить банкам-кредиторам перевести основное производство за рубеж и снизить зарплату оставшимся швейцарским сотрудникам, он решил объединить SSIH и ASUAG. Компании на тот момент были по уши в долгах, они полностью зависели от банков-кредиторов и последовали совету Хайека.

В результате слияния появилась SMH («Сосьете Сюисс де Микроэлектроник э д’Орложери»). А однажды, когда Хайек обедал с одним из банкиров, родилась мысль, что он в принципе мог бы и лично участвовать в новом часовом бизнесе. Вероятно, инстинкт подсказал Хайеку, что это шанс из тех, что бывают раз в жизни. Он ухватился за эту возможность и приступил к работе, вложив в дело немалую часть собственных финансов. Вместе со Штефаном Шмидхайни (Stephan Schmidheiny) и другими инвесторами он выкупил контрольный пакет акций SMH и вскоре возглавил руководящий совет. Благодаря его материальной поддержке и стратегическому мышлению находившееся при смерти швейцарское часовое дело начало возрождаться. Чтобы пополнить фирменную казну и вернуть производство на фабриках, собранных отныне под крылом SMH, на максимально возможный уровень, Хайек пошел на нестандартный ход. Он говорил: «Все тогда думали, что первым делом я буду восстанавливать производство наиболее дорогих часов: «Омега» (Omega), «Лонжин» (Longines), «Радо» (Rado), «Тиссо» (Tissot)». Вместо этого он провел ревизию в своих пришедших в упадок владениях и обнаружил недооцененную, давно позабытую разработку молодых инженеров – часы, которые, в отличие от традиционного хронометра, состояли не из 150 деталей, а всего лишь из 51. Этой разработке позже

предстояло превратиться в самые знаменитые швейцарские часы. Ее авторы, Элмар Мок (Elmar Mock) и Жак Мюллер (Jacques Müller), под руководством тогдашнего гендиректора ETA Эрнста Томке (Ernst Thomke) нашли возможность использовать в качестве платины для механизма сам корпус часов (впервые это решение было применено в конкордовской модели Delirium) и адаптировали эту технологию к кварцевым часам из обычного промышленного пластика, которому легко придать любую форму и цвет. Более того, производить эти детали и собирать из них часы вполне могли не часовщики, а роботы. До Хайека никто не понимал, что именно эта находка поможет отразить атаку дешевых кварцевых часов и предложить взамен новые супермодные часы, сделанные в Швейцарии. Хайек вдохнул новую жизнь в часовое производство: объединив швейцарское качество с привлекательным дизайном, он получил яркие, необычные и ультрамодные пластмассовые часы, которые стали известны под маркой «Суоч» (Swatch). Для работы над проектом он пригласил нужных людей, и надо отметить, что его талант маркетолога проявил себя не хуже прочих его талантов. Часы «Суоч» были представлены публике 1 марта 1983 г. в Цюрихе под аккомпанемент оглушительной рекламной компании и сразу стремительно набрали популярность. Всего лишь за пару лет было продано четыре миллиона экземпляров. К 1988 г. эта цифра составляла уже 50 миллионов. Хайек регулярно обновлял коллекции, выпускал ограниченные серии, оформленные художниками, поэтому люди покупали себе и вторые, и третьи часы этой марки, а также коллекционные экземпляры – раньше такого никто


Первые лица

Николас Хайек обычно носил на обеих руках по нескольку часов

REVOLUTION

не мог и представить. Он постоянно подогревал интерес к марке зрелищными рекламными мероприятиями – например, повесил гигантские 13-тонные «свотчи» на небоскребах во Франкфурте, Ню-Йорке и Токио. Однажды он заявил, что лозунг «Суоч» – «Максимальное качество, минимальная цена, ломка стереотипов и бесшабашность». Продажу 100-миллионного «свотча» Хайек отметил, организовав в 1992 г. на альпийской горе Маттерхорн громкий фестиваль «Суоч те Уорлд». В 1996 г. марка уже преодолела рубеж в 200 миллионов часов. Последние официальные данные относятся в 2006 г.: 333 миллиона «свотчей»! Можно только гадать, сколько часов было продано с тех пор. Кстати, именно популярность марки «Суоч» позже побудила ее создателя переименовать целую группу компаний в ее честь: в 1998 г. SMH превратилась в группу «Суоч».

147

Эта привычка стала его отличительной особенностью, как и привычка позировать для фото, прикрывая глаз часами

+Fathers - 1_Nick Hayek.av.IK.dr.indd 147

25.02.12 2:23


Часовая индустрия

Хайек славился метким словцом и всегдашней готовностью провоцировать споры. В одном интервью швейцарскому журналисту он так обрисовал положение «Лонжин» в Южной Корее, где базировался один из лицензиатов марки: «В Швейцарии «Лонжин» – словно невинная

18-летняя барышня, а в Южной Корее она больше похожа на 80-летнюю беззубую проститутку». Грубо? Нет, чисто по-хайековски! Этот седовласый коренастый дедушка не стеснялся объяснять солидным швейцарским бизнесменам, как на самом деле устроен мир. Да уж, не заметить этого уроженца Ливана среди его коллегшвейцарцев было невозможно. Его характер никак нельзя было назвать ни легким, ни спокойным. Многие современники отзывались о нем как о человеке порывистом, эмоциональном, порой вспыльчивом, чья откровенность людей подчас обижала. Хотя все предприятие отняло массу времени и в конечном счете обошлось компании SMH в огромную сумму, наконец все права снова принадлежали «Лонжин». Достаточно посмотреть, каких высот достигла «Лонжин» сегодня и какие у нее доходы, чтобы понять, что упорство Хайека и все выпущенные им критические стрелы того стоили. Исходная ситуация с «Омегой» была не менее плачевной, и эту историю Хайек тоже изложил в двух словах очень точно. Чтобы повысить производство часов, руководство «Омеги» решило снизить качество. Если раньше корпуса были целиком из золота, то теперь руководство решило довольствоваться позолотой. Клиентам подобные изменения пришлись не по вкусу и они отвернулись от такой продукции. Хайек рассказывал: «Начальство постоянно сулило огромную выгоду, но после

REVOLUTION

148

Невозможно переоценить влияние Николаса Хайека на часовое дело в целом, ведь он воскресил Blancpain, Breguet и Glashütte Original

Давайте снова переместимся назад во времени. Денежные потоки снова устремились в часовое дело, станки радостно возобновили работу: первый шаг был сделан. Но, естественно, Хайек не оставил без внимания и входившие в состав SMH марки, которые занимались роскошными часами. Особенно плохо приходилось «Лонжин», пока SMH не вернула себе полный контроль за этой фирмой. Хайек рассказывал: «“Лонжин” в тот период торговала лицензиями, так что одна и та же модель могла изготавливаться и продаваться разными лицензиатами в разных странах. Единственным условием было использовать во всех часах швейцарский калибр ETA. В то же время ETA стремилась продавать максимальное количество механизмов всем часовым маркам как в Швейцарии, так и за рубежом. Все хотели заработать денег, тогда никто не думал о марках, их развитии и аутентичности часов. А в «Лонжин» вообще творилось черт знает что, ситуация была чудовищной. Почтенную марку превратили в инструмент для торговли механизмами».

+Fathers - 1_Nick Hayek.av.IK.dr.indd 148

25.02.12 2:23


Первые лица

боссом и умудрился из мистера Свотча, пройдя переходную стадию мистера Омеги, преобразить себя в месье Бреге. Он был полностью предан не только работе, но и семье. Сегодня в его корпорации работают все младшие Хайеки. Сын Ник возглавляет совет директоров и является членом консультационного совета. Дочь Найла – президент консультационного совета. Внук Марк управляет подразделением роскошных часов, куда входят «Бреге», «Бланпэн» и «Жаке Дро» (Jaquet Droz), таким образом, он принял наследство, завещанное ему основателем группы «Суоч». Однажды он, вне всякого сомнения, последует по стопам своего деда, а после, в свою очередь, передаст бразды правления своему сыну. Некоронованный Король Часов ушел от нас, но его взгляды, его чувства с нами навсегда. Его дух витает в овеянных славой залах Базельской выставки, его сердце бьется в каждых часах «Бреге», «Бланпэн», «Жаке Дро», «Гласхютте Оригиналь», «Омега», «Лонжин» и «Суоч» на наших запястьях. ★

149

Нынешним устойчивым положением и узнаваемым именем «Омега» обязана успешной стратегии Хайека. Он вовремя понял, что на продвижение товара и связи с общественностью не нужно жалеть денег. Тем не менее со временем рекламные бюджеты уменьшились, основные марки группы «Суоч» стали больше вкладывать в новые технологии. Особенно это касается любимого детища Хайека – «Бреге» (Breguet). Хайек начал работать с «Бреге» в 1999 г., таким образом у него по контролем оказался и изготовитель брегетовских механизмов «Нувель Лемания» (Nouvelle Lémania). С этого момента в нем словно проснулся дух Абрахама-Луи Бреге – Хайек не скрывал восхищения этим выдающимся французским часовщиком. И вот руководитель огромной часовой империи начал мыслить и действовать иначе. Маркетинг перестал играть главную роль, основной акцент был перенесен на развитие высших форм часового мастерства и тонко продуманную поддержку культуры и искусства. Хайек усовершенствовал организацию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, вложив в соответствующее подразделение значительные суммы. Он также решил воссоздать наследие «Бреге»: начал выкупать и восстанавливать исторически значимые фирменные часы. Новое представление группы «Суоч» о часовом мастерстве помогло также маркам «Бланпэн» (Blancpain) и «Гласхютте Оригиналь» (Glashütte Original). Хайек быстро ориентировался в ситуации и моментально приспосабливался к ней. Он был весьма находчивым

Дело Николаса Хайека перешло к его потомкам, включая сына Жоржа Хайека (справа), которого часто называют Ник Хайек-младший.

REVOLUTION

подведения итогов стало понятно, что «Омега» потеряла еще 50 миллионов швейцарских франков. Мало того – виновные в этой неудаче приводили какие-то совершенно невразумительные оправдания: то неожиданно у директоровой бабушки родился ребенок, то летом ни с того ни с сего пару раз прошел дождь, то облачность весь год была чуть выше предсказанной, а то, оказывается, Господь взял и перестал ниспосылать откровения. У таких людей на каждый промах есть отговорка, так что пришлось мне поувольнять их одного за другим, и в конце концов я сам взялся за “Омегу”».


Часовая индустрия

САМ СЕБЕ ХОЗЯИН ФИЛИПП ШТЕРН Ник Фолкс

По окончании кварцевой эпохи механическое часовое дело достигло невиданных ранее высот, а ключевую роль в этом сыграл Patek Philippe и его руководитель Филипп Штерн

REVOLUTION

150

В

олшебник из План-лезУата, патриарх «Патек Филиппа» (Patek Philippe), часовой гений… Стоп! Прежде чем продолжать панегирик Филиппу Штерну, должен признаться, что я лицо отчасти заинтересованное: я вхожу в состав редколлегии фирменного патековского журнала, который выходит два раза в год. Впрочем, я восхищался Штерном еще до того, как начал писать для «Патек Филипп Мэгэзин», и хотя эта компания была основана в 1839 г., в своем нынешнем вида она целиком дело рук этого человека. Да, поначалу меня неприятно удивила непрозрачность патековского внутреннего устройства, которая и сегодня иногда вызывает досаду, но со временем я привык. Филипп Штерн создал не только «посткварцевый» «Патек» – по сути он

+Fathers - 2_PhillipeStern_PatekPhillipe.av.IK!.dr.indd 150

25.02.12 2:26


Первые лица

Philippe St te errn n

REVOLUTION

151

The Indepe ndeent nt

+Fathers - 2_PhillipeStern_PatekPhillipe.av.IK!.dr.indd 151

25.02.12 11:23


Часовая индустрия

создал и весь современный рынок высокосложных часов (если это и преувеличение, то незначительное). Ведь до краха швейцарской часовой промышленности, пришедшегося на 70-е – начало 80-х, дорогие швейцарские часы неизменно представляли собой круглый тонкий золотой блин. В середине XX в. самыми престижными качествами наручных часов считались невесомость и невидимость в профиль. Мы не погрешим против истины, если скажем, что в элитном сегменте главными часовыми производителями тех лет были «Пьяже» (Piaget), «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin), «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) и «Патек Филипп». И хотя меня в те годы еще на свете не было, могу с большей или меньшей уверенностью утверждать, что в целом эти марки выпускали примерно одинаковые часы и имели примерно одинаковую репутацию. Разве что «Пьяже», самая молодая из них, действовала чуть смелей, а «Вашерон», превосходящий по возрасту остальных, был посолидней. Это отнюдь не значит, что часов с усложнениями вообще не существовало,

нет. Но их было мало, и покупали их либо те, кому действительно по роду занятий была нужна, скажем, логарифмическая линейка или пульсометр, либо чудаки. Коллекционеры наручными часами вообще не занимались, а торговали и обменивались часами напольными и настенными. Тем же, кому размеры жилища заводить подобную коллекцию не позволяли, оставались только часы карманные. Собиратели часов похожи на ученых мужей: словно почтенные профессора, они обмениваются мнениями о таких таинственных для непосвященного предметах, как часы XVI в. с эмалевыми циферблатами из Блуа или работы пионеров часового дела Великобритании вроде Томаса Томпиона. Отметим мимоходом, что трое из выдающихся часовых мастеров современности, Франк Мюллер, Мишель Пармиджани и Франсуа-Поль Журн, начинали с ремонта старых карманных моделей. Таким образом, все увеличивался разрыв между коллекционными часами и теми, что на самом деле носили. Еще даже до наступления кварцевого кризиса производство часов с эмалью

Анри Штерн, который приобрел Patek Philippe

и такими усложнениями, как минутный репетир, практически прекратилось. Дороги коллекционеров и обычных потребителей так и разошлись бы навсегда, если бы не события 70-х, когда высокое часовое искусство оказалось на грани исчезновения. Механические часы, которые в основном играли роль полезных помощников человека, вдруг оказались бесполезными, устаревшими. Но нашлись люди, которые увидели в происходящем не смерть часового искусства, а лишь освобождение его из-под векового гнета утилитаризма и прогресса. И эти дальновидные деятели, которым посвящена наша подборка материалов, решили не упускать шанс. Филипп Штерн – прагматик до мозга костей. Он понял, что сверхточный кварц действительно вытеснит заурядные часы с дешевым штифтовым анкерным ходом. К счастью, его компания такими не занималась, но факт оставался фактом: благодаря кварцевым технологиям точный и тонкий прибор времени теперь смогут себе позволить самые широкие массы потребителей. Однако Штерн понял и другое: нет худа без добра и собирающиеся над часовщиками грозовые тучи могут пролиться благодатным дождем. Когда наручные часы заменили в обиходе карманные, именно к последним прониклись симпатией ностальгирующие коллекционеры (в числе которых были и отец Филиппа, Анри Штерн). Не произойдет ли то же самое в эпоху кварца с дорогими механическими моделями?

REVOLUTION

152

«Все друг друга знали. Было ощущение, будто пришел в дом, где живет большая семья», – так почетный президент Patek Philippe Филипп Штерн рассказывает о своих первых впечатлениях от компании


Первые лица

153

По часовой стрелке, начиная с левой верхней фотографии: окна салона Patek Philippe в Женеве выходят на Женевское озеро; элегантный фасад этого салона; в Музее Patek Philippe; интерьеры магазина вызывают ассоциации с роскошным особняком

REVOLUTION

Я называю это явление законом изысканной бесполезности: когда некий предмет освобождают от утилитарного назначения, он подчас взмывает к высотам одухотворенности и становится в один ряд с достижениями культуры. Примером этого, казалось бы, парадоксального закона служат роскошные ручки: в XX и XXI веках из-за электронной почты, эсэмэсок, «Твиттера» и тому подобного ручка утратила значение незаменимой письменной принадлежности, но в то же время обрела статус престижной коллекционной вещи. Это не значит, что Филипп Штерн был ретроградом. Напротив, «Патек» активно работал над собственным кварцевым проектом под названием Beta , а к середине 70-х на волне растущего интереса к корпусам, интегрированным с браслетами, выпустил Nautilus. Эти часы, дизайн которых придумал Жеральд Жента, стали одной из очень немногих по-настоящему новаторских и по-настоящему удачных наручных моделей второй половины XX в. Но ведь в те годы «Патек Филипп» представлял собой маленькую семейную фирму, внешне совершенно непохожую на себя нынешнюю. Филипп Штерн вспоминает свои впечатления от первого посещения «Патека», который тогда еще располагался по адресу на Рю-дю-Рон, где теперь помещается главный фирменный магазин. От его слов веет чуть ли не фольклорной стариной: «Была страшная теснота. Все часовщики сидели на верхнем этаже: там света было побольше. На нижних этажах рабочие на древних станках (многие из них еще с ручным приводом) изготавливали детали. Основное впечатление: старое здание и масса народа. Помню, кто-то прямо на рабочем месте обедал, даже готовил фондю. Все друг друга знали. Было ощущение, будто пришел в дом, где живет большая семья». В те годы в компании работало менее ста человек и по любой мелочи все советовались с Анри Штерном. Он решал даже такие рутинные вопросы, как стоит ли давать покупателю второй ремешок в подарок. Даже в 1977 г., когда у руля «Патека» встал Филипп, сотрудников на фирме было всего около 150, причем многим тогда казалось, что через-два-три года

+Fathers - 2_PhillipeStern_PatekPhillipe.av.IK!.dr.indd 153

25.02.12 2:27


REVOLUTION

154

Часовая индустрия

+Fathers - 2_PhillipeStern_PatekPhillipe.av.IK!.dr.indd 154

25.02.12 2:27


Прославившие Patek Philippe карманные часы Calibre

Тьерри Штерн – представитель уже третьего поколения Штернов, владеющих и управляющих этой часовой компанией (слева)

одном уровне представлены самые разные часы, появившиеся до первой половины XIX в. включительно, а второй посвящен творениям «Патек Филиппа» с той поры и до наших дней. Напрямую этого не говорится, но чувствуешь намек: начиная с 1839 г. история часового дела равнозначна истории «Патека». Собирать коллекцию начал Анри Штерн, но выставил ее на всеобщее обозрение Филипп. Решение было принято, когда компания отмечала свой 150-летний юбилей в 1989 г. Тот год запомнился еще и первым «аукционом одной марки» (другие компании еще почти 20 лет на такое не отважатся). С тех пор и по сей день патековская продукция показывает на аукционах превосходные результаты (чему способствует фирменная архивная служба, отвечающая на запросы о старых моделях), и это внесло существенный вклад в укрепление марки. В том же 89-м на свет появился знаменитый патековский шедевр – «Калибр 89» (Calibre ), карманные часы, которые могли похвастаться более чем 30 функциями, включающими в себя такие экзотические усложнения, как термометр и уравнение времени, а также более привычные для современного потребителя турбийон, сплит-хронограф и многое другое. Выдающиеся часы продемонстрировали удивительную прозорливость своих создателей, которые начали работать над «Калибром» в атмосфере строжайшей секретности еще четверть века назад. Можно ли сказать, что, взявшись за 89-й, «Патек» сильно рисковал? Сегодня в это даже трудно поверить, ведь «Калибр 89» стал классикой современного часового дела, а «Патек Филипп» благодаря ему выбился в первые ряды производителей высокосложных часов – этих умельцев втискивать в минимальное пространство максимальное количество устройств. В свое время эти часы сыграли знаковую роль: благодаря им освященные традицией усложнения обрели ценность в глазах общественности, а «Патек Филипп», восстановив утраченные было знания и технологии, обеспечил себе задел для грандиозного роста в течение последующего

REVOLUTION

производство механических часов вообще прикажет долго жить. Сегодня же оборот «Патека» составляет миллиарды швейцарских франков, а в десятке его подразделений заняты тысячи человек. Но что более важно, компания заработала на удивление непоколебимую репутацию производителя превосходных товаров, соответствующих всем канонам часового дела. Есть много швейцарских компаний, выпускающих качественные механические часы с высоким уровнем отделки, но «Патек Филипп» один. Только у него вы купите стальной хронограф по цене особняка да еще и порадуетесь выгодному приобретению. Чтобы выстроить такую репутацию, потребовалось тщательное планирование и множество усилий. Взять, к примеру, Музей «Патек Филиппа». Я помню время, когда он располагался в комнатке на одном из верхних этажей дома на Рю-дю-Рон и представлял собой не более чем неплохую «камерную» коллекцию. Сегодня же он переехал в отдельное здание, приобрел мировую славу и стал настоящей Меккой для всех серьезных поклонников часового искусства. Размер его постоянной экспозиции – около 2 000 предметов. Это не вам не наспех сляпанная завлекалочка для туристов, которую соорудили в пустующей подсобке, чтобы заодно поиграть в традиционность – это весомый вклад в изучение часового дела как занятия, имеющего общекультурную значимость. Кстати, культурную миссию музея подчеркивает и тот факт, что он расположен отдельно от главной конторы компании. В музее посетитель может проследить историю часов индивидуального пользования от самых ранних моделей в цилиндрических корпусах, изготовленных в XVI в. мастерами из Нюрнберга и Аугсбурга, до высокосложных приборов современности. При музее действует библиотека, чье собрание из 7 000 томов включает в себя такие бесценные вещи, как работы Христиана Гюйгенса (одна – с автографом самого автора). Интересно двухуровневое устройство пространства: на

155

Первые лица


Часовая индустрия

Тьерри Штерн вместе с отцом, Филиппом Штерном (справа)

Женские Twenty- , самые продаваемые часы в ассортименте компании

REVOLUTION

156

Легендарная модель Nautilus

двадцатилетия. В каком-то смысле патековские мастера устроили часовой «Парк юрского периода»: оживили приемы и конструкции из давно ушедшей эпохи. Помню, Жан-Пьер Мюзи, под чьим руководством был спроектирован 89-й, показывал мне, какие усложнения позже перекочевали из его детища в наручные модели. Получается, из «Калибра 89» вышло целое поколение патековских часов. А еще руководство «Патека» быстро поняло, что компании нужно новое производственное здание, оснащенное по последнему слову техники, и проторило дорогу в План-лез-Уат. Я застал то время, когда кроме «Патека» в этом городке никого из часовщиков не было, теперь же он весь утыкан часовыми фабриками. И вот что поразительно: хотя «Патек Филипп» вырос в настоящего гиганта, Филипп Штерн, а теперь и его сын Тьерри сохранили полный контроль над жизнью компании. Они лично решают все: и кого включать в очередь на редкую модель, и каким должен быть тембр каждого минутного репетира, выходящего из стен их мануфактуры.

Не будем забывать и о пошлой прозе жизни: «Патек Филипп» приносит деньги, и, надо думать, неплохие. Мы с вами, конечно, в первую очередь интересуемся высокосложными моделями и раритетами, но ведь фирма выпускает и весьма популярные кварцевые модели для женщин в рамках коллекции «Туэнти-4» (Twenty- ). И хотя словосочетание «патековский ширпотреб» звучит как оксюморон, «Туэнти-4» редкими часами не назовешь… что, впрочем, не мешает им пользоваться большим спросом. Благодаря прибыльности подобных коллекций «Патек» и смог отвоевать свое место под солнцем у крупных групп компаний, которые сегодня прибрали к рукам чуть ли не всю отрасль. «Патек Филипп» остается независимым, и, насколько могу судить, эта независимость не шаткая, подпираемая одними кредитами, а весьма солидная независимость фирмы, которая никому ничего не должна. Безусловно, успеху «Патека» поспособствовали благоприятные внешние обстоятельства: люди начали больше интересоваться часами и часовым делом. Но рынок часов с усложнениями, ставший сегодня мировым, сформировался именно благодаря «Патеку» и его целеустремленному боссу. Правда, сам Филипп Штерн это отрицает и говорит, что ничего особенного не сделал. Кто знает, может, он и впрямь в это верит? Дело в том, что ему удавалось гениально продвигать марку, не прикладывая для этого видимых усилий, да и компания при нем преобразилась как-то незаметно, сама собой. В итоге часовые энтузиасты решили, что это они сами открыли «Патек Филипп» благодаря глубоким познаниям и хорошему вкусу, а мнение, к которому пришел самостоятельно, гораздо весомее, чем навязанное со стороны. Вот какой тонкий психолог Филипп Штерн! ★


REVOLUTION

157

Первые лица

+Fathers - 2_PhillipeStern_PatekPhillipe.av.IK!.dr.indd 157

25.02.12 2:27


Часовая индустрия

СОЗДАТЕЛЬ СУПЕРГРУППЫ ГЮНТЕР БЛЮМЛЯЙН Элизабет Дорр, Дмитрий Бузаджи

Мощный производственный костяк группы Richemont составили так называемые марки LMH. Они же, в свою очередь, своей нынешней славой обязаны стараниям одного человека, имя которому Гюнтер Блюмляйн

REVOLUTION

158

О

публикованные в 2005 г. мемуары Вальтера Ланге (Walter Lange) были посвящены памяти двух человек: жены Ютты и… бывшего делового партнера Гюнтера Блюмляйна. Ничего себе! Однако для тех, кто познакомился с управленческим стилем Блюмляйна и увидел его неподдельную увлеченность делом своей жизни, в таком посвящении ничего странного нет. Для Вальтера Ланге возродить семейную компанию «Ланге Урен» (Lange Uhren) было не просто коммерчески привлекательным предприятием, но заветной мечтой. Второе пришествие «А. Ланге унд Зёне» (A. Lange & Söhne) не просто обеспечило работой тысячи мастеров из Гласхютте, но и стало предметом национальной гордости, не утратившим значения и поныне. Когда Блюмляйн с Ланге в 1990 г. осуществил свой замысел, опытный управленец своим провидческим взором сразу же охватил ряд открывающихся на горизонте заманчивых перспектив, но он ни на минуту не забывал, какое значение имеет традиционное

часовое дело для тех, кто посвятил ему всю жизнь. Ланге и Блюмляйн – герои большого современного эпоса, повествующего о трех марках, десятках талантливых часовщиков и отважных предпринимателей, а также о тысячах механизмов и часов, которые смело можно причислить к лучшим в мире. Итак, история марок LMH и подвигов Гюнтера Блюмляйна переносит нас в 70-е годы прошлого века… ОДНАЖДЫ В ШВЕЙЦАРИИ В начале был кварцевый кризис. Правда, как утверждает Ханнес Пантли (Hannes Pantli), член и по совместительству официальный представитель совета директоров IWC, нужно учесть и другие обстоятельства: «Вот говорят: кварцевый кризис. Но дело-то не только в нем. Еще Бреттон-Вудская система рухнула [согласно этой системе курсы

европейских валют были привязаны к обеспеченному золотом доллару США – прим. ред.], курсы валют поехали… Раньше на золото была твердая цена – 5 800 швейцарских франков за килограмм. А тут цены

отпустили – и стало 43 000. Ни с того ни с сего наши часы, если считать на американские доллары, стали в три раза дороже». Пантли пришел в IWC в 1972 г., и путь к славе для этой фирмы проложил во многом именно он. «Никто тогда не знал, что дальше будет, – вспоминает Пантли. – Поэтому мы сначала взялись за часы с камертонными осцилляторами, а потом – с кварцевыми». В 1978 г. IWC занялась поисками нового владельца, и он нашелся в лице немецкой компании VDO, производившей автомобильную электронику. VDO как раз подыскивала партнеров для создания мощного европейского конкурента японским часовым производителям. «Это все Альберт Кек и его люди придумали [часовщик Альберт Кек был

одним из руководителей VDO – прим. ред.], – рассказывает Пантли. – К про-

екту привлекли несколько небольших немецких марок, почти все, что были, французские, а «в авангарде» – однадве швейцарские компании. Кроме того, участвовал огромный концерн


Первые лица

«Матра». Им французское правительство поручило спасти часовую отрасль Франции. А раньше «Матра» удачно работала с VDO в области автомобильного приборостроения». Была среди участников и группа «Суисс Сэфайр» (Swiss Sapphire), тогдашний владелец «Жежер-ЛеКультр» (JaegerLeCoultre) и «Фавр-Лёба» (Favre-Leuba). «В общем, – продолжает Пантли, – получилось какое-то вавилонское столпотворение: французы не понимают немцев, немцы не понимают французов». Тут-то к делу подключили Гюнтера Блюмляйна, инженера, перешедшего в VDO из «Юнгханса» (Junghans): он хорошо говорил и по-немецки, и по-французски, а кроме того, изрядно разбирался в часовом деле. В итоге великого часового ренессанса в Европе не случилось, но VDO приобрела IWC и «Жежер-ЛеКультр», а 37-летний Блюмляйн, назначенный гендиректором обеих компаний, задался целью вернуть им былую славу. ВТОРАЯ ЖИЗНЬ «Блюмляйн тут же понял, в чем главная беда «Жежер», – говорит Пантли, – она делала отличные часы, но о самой марке не заботилась. «Жежер» поставляла механизмы «Картье» (Cartier) и «Вашерон Константину» (Vacheron Constantin), но на калибрах больших денег не заработаешь. Так что Блюмляйн первым делом начал возрождать «Жежер» как марку, и вот тогда-то к ней и пришел настоящий успех». Нынешний гендиректор «Жежер-ЛеКультр» Жером Ламбер вспоминает, как именно Блюмляйн принялся за дело: «Сначала он перестал поставлять механизмы на сторону и вообще свернул 45% той деятельности, которой «Жежер» на тот момент занималась. Ему также удалось убедить руководство VDO и «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) [ей

с Анри-Джоном Бельмоном [тогдаш-

ний генеральный директор «Жежер» – прим. ред.] проникали в его замысел,

обогащали его и расписывали партитуры для всего оркестра. Вот и выходил не примитивный мотивчик, а целая симфония». IWC вернулась на часовой олимп благодаря сотрудничеству с «Порше Дизайном» и произведенной Блюмляйном реорганизации производства. Вдобавок он изменил ассортиментные приоритеты компании из Шаффхаузена: теперь она сосредоточилась на высокотехнологичных моделях, в первую очередь мужских.

НЕМЦЫ ДО МОЗГА КОСТЕЙ Вальтер Ланге характеризует своего бывшего соратника как перфекциониста, усердного труженика, прирожденного предпринимателя, полного идей, и в придачу гения маркетинга. Вновь появившаяся «Ланге Урен» вместе с двумя вышеупомянутыми марками по инициативе Блюмляйна составила группу LMH («Ле Манюфактюр Орложер»), которая стала для них как бы родным домом.

Вот что пишет о Блюмляйне Манфред Фриц, автор монументального трактата «IWC, Шаффхаузен: Инженеры времени с 1868 г.»: «Однажды глава IWC, обычно говоривший без обиняков… заявил, что его любимое занятие – поднимать поезда, сошедшие с рельсов, и пускать их в обратном направлении». Очень точное описание того, как Блюмляйн вызволял из беды IWC и «Жежер-ЛеКультр».

тогда принадлежало  % «ЖежерЛеКультр» – прим. ред.] выделить

lein GünterrofBlaüm Super Group

159

The Creato

REVOLUTION

дополнительные миллионы на обеспечение переходного периода. А затем он определил тематику фирмы». Ламбер сравнивает личный вклад Блюмляйна в дела компании с лейтмотивом в классическом музыкальном произведении: «Каждый год он пересматривал все коллекции и модели и как бы задавал основную мелодию. А затем его помощники во главе

+Fathers - 3_Gunter Blumein.av.IK.dr.indd 159

25.02.12 2:28


Часовая индустрия

«Он был самый настоящий гений. Швейцарская часовая отрасль знала двух гигантов: Хайека и Блюмляйна», – Вальтер Ланге

Берлинская стена прекратила существование 9 ноября 1989 г., а уже через год, 7 декабря 1990 г., Вальтер Ланге и Гюнтер Блюмляйн официально зарегистрировали «Ланге Урен» – так возникло трио марок LMH. Ключевую роль в становлении «Ланге» сыграла IWC. У Блюмляйна были рабочие кабинеты как в Шаффхаузене, так и в Ле-Сантье (на «Жежер»), но начиная с 1990 г. он все больше времени проводил в Гласхютте. «Снимаю шляпу перед IWC, – говорит Ланге, – они так нас опекали. Когда мы наняли первых техников, сразу же их направили на учебу в IWC, и все получилось здорово. Я очень благодарен коллегам из Шаффхаузена». Курт Клаус, легендарный создатель фирменного вечного календаря IWC, лично обучал специалистов из «Ланге» Аннегрет Фляйшер (Annegret Fleischer) и Гельмута Гейера (Helmut Geyer). Позже они все вместе,

втроем, сконструировали механизм для модели «Ланге 1». В те годы совсем еще молодой Жером Ламбер занимал в «Жежер-ЛеКультр» пост финансового директора. «При Блюмляйне IWC и «Жежер» крепли, развивались, обменивались опытом, – с ностальгией вспоминает он. – Но в «Ланге» специалистов из наших двух компаний не было. Немцам удалось сохранить значительную часть своих ноухау и свою собственную, непохожую на швейцарскую культуру высокого часового искусства. Одним словом, «Ланге» оказалась весьма плодородной почвой, и благодаря прозорливости Блюмляйна она дала прекрасные всходы. Может, конечно, IWC и «Жежер» помогали ее орошать, но главное, земля и семена, – это был союз Гласхютте и Блюмляйна. Нет, мы правда только подлили воды, а мастерство, эстетика, концепция – это все немецкое». Появление в 1994 г. четырех моделей «А. Ланге унд Зёне» ознаменовало собой возрождение знаменитой немецкой марки. Мечта Гюнтера Блюмляйна и Вальтера Ланге сбылась. СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ В феврале 1999 г. «Водафон» купил компанию «Маннесманн», которая пятью годами ранее вобрала в себя VDO. Основное направление деятельности «Водафона» – телекоммуникации, а от непрофильных активов он решил избавляться. Поэтому фирмы, составлявшие «Ле Манюфактюр Орложер»,

REVOLUTION

160

Следующей вехой в нашей истории стало падение Берлинской стены, – вспоминает Пантли. – Мы с Кеком и Блюмляйном сидели в ресторане, а тут передают: стене конец. Я уже встречался с Ланге в 1976 г. и поэтому тут же сказал: «Этим надо воспользоваться». Кек и Блюмляйн только переглянулись… В книге, посвященной 10-летнему юбилею «А. Ланге унд Зёне», Блюмляйн так и написал, что идея была моя, за что я ему весьма признателен. Две недели спустя мы уже были в Гласхютте и прикидывали, что тут можно сделать».

были выставлены на продажу, и за них развернулась получившая определенную огласку борьба между группами компаний «Ришмон» (Richemont), «Суоч» (Swatch) и LVMH. Победителем из этой схватки вышла «Ришмон», швейцарская группа компаний – производителей предметов роскоши, принадлежащая южноафриканскому предпринимателю Йохану Руперту и уже включавшая в свой состав «Картье», «Пьяже» (Piaget) и «Бом э Мерсье» (Baume & Mercier). «Руперт дал самую высокую цену, заплатил безумные 3,08 млрд швейцарских франков, – рассказывает Пантли. – Заоблачная сумма, раз в семь больше тогдашнего оборота LMH. Даже не прибыли, а именно оборота! Теперь-то, конечно, ясно, что инвестиция была сверхвыгодная». Несколькими годами до того подразделение «Ришмона» Vendôme Luxury Group (сейчас в Richemont Luxury Group такого подразделения уже нет) приобрело такие авторитетные марки, как «Вашерон Константин» и «Оффичине Панераи» (Officine Panerai), начался процесс приобретения знаменитой парижской ювелирной марки Van Cleef & Arpels, а 2008 г. была куплена мануфактура «Роже Дюбуи» (Roger Dubuis), и «Ришмон» вошла в число самых мощных игроков в сегменте часов класса люкс. Благодаря приобретению LMH, окончательно оформленному в 2000 г., «Ришмон» заполучила ценные технологии для производства механизмов, а Блюмляйн как стоял во главе трех компаний, так и остался и при новых владельцах. Блюмляйн поначалу исполнял роль председателя консультационного совета IWC, «Ланге» и «Жежер» в женевской штаб-квартире «Ришмон», а позже был назначен на должность генерального директора всего часового направления группы компаний. Однако на новом посту ему суждено было проработать недолго: после внезапной и непродолжительной болезни Гюнтер Блюмляйн скончался в возрасте 58 лет. Вальтер Ланге признается, что ему не хватает старого товарища. А Жером Ламбер, начавший работать под началом 56-летнего Блюмляйна в совсем еще юном возрасте 27 лет, утверждает, что его бывший босс обладал уникальными управленческими качествами, был, как говорится, руководителем от Бога.

+Fathers - 3_Gunter Blumein.av.IK.dr.indd 160

25.02.12 2:28


Первые лица

безошибочно угадывал, какой «Ланге» должна быть и даже какой она была бы, если бы не 40 лет простоя. Ему как-то удавалось заглядывать в будущее на годы вперед». «Он был самый настоящий гений, – серьезно говорит Ланге. – Швейцарская часовая отрасль новейшего периода знала двух гигантов: [Николаса – прим. ред.] Хайека и Блюмляйна». ★

161

Среди заметных часовых деятелей, которых судьба свела с Блюмляйном (по часовой стрелке), нынешний гендиректор Jaeger-LeCoultre Жером Ламбер, глава Richemont Group Йохан Руперт и Курт Клаус из IWC

REVOLUTION

БЕССМЕРТНОЕ НАСЛЕДИЕ В своих мемуарах Вальтер Ланге отмечает, что возрождение его семейной компании осуществилось только благодаря исключительно плодотворному сотрудничеству с IWC и безупречному взаимопониманию с Блюмляйном. Безвременная кончина Блюмляйна 1 октября 2001 г. стала тяжкой утратой для всех его друзей и коллег. Ланге даже пишет, что это был один из самых черных дней в его жизни. Впрочем, дело Блюмляйна, чей бюст в натуральную величину встречает посетителей «Ланге Урен» прямо за главным входом, живет и процветает в его трех детищах. В заключительном абзаце эпилога, написанного Мартином Хубером для мемуаров Ланге, сказано: «Неизгладимое впечатление произвели на меня отношения Вальтера Ланге с Гюнтером Блюмляйном, который ушел из жизни слишком рано – в октябре 2001 г., на самом пике своей карьеры. В этих отношениях не было ни грана зависти или тщеславия. Каждый из них сосредоточивал все свои силы и возможности на стоящих перед ним задачах. Для меня возрождение «А. Ланге унд Зёне» – это заслуга двух людей, обладавших редким сочетанием идеализма и профессионализма». А Пантли вспоминает, что Блюмляйн отличался еще и человечностью и добротой, которые в жестком начальнике трудно было предположить. «Все в «Ланге» пропитано духом Блюмляйна, – говорит Ламбер. – На всем лежит отпечаток его личности. Надо лишь поумерить собственное я, и тогда все это поймешь и почувствуешь и спросишь себя: «А сумел ли ты сам оправдать его ожидания?» Блюмляйн

Getty Images

«Это вам все подтвердят, – говорит Ламбер. – Блюмляйн определил облик «Жежер-ЛеКультр», IWC и «Ланге». Мы, «Жежер», по сей день движемся тем курсом, который он наметил еще в 1997 г. То же самое и «Ланге» – реализует программу Блюмляйна 2000 г. Я не преувеличиваю. Через десять лет мы пришли именно к тому, что он и предсказывал. С ума сойти можно! Когда разговариваешь с высшим начальством нашей группы, все отзываются о нем очень уважительно и говорят, что и сегодня он бы некоторым нашим маркам мог здорово помочь. Нам выпало большое счастье работать под его руководством».


Часовая индустрия

Справа: покойный владелец компании Ulysse Nardin, пионер часовых технологий Рольф Шнидер

ТВОРЕЦ БУДУЩЕГО РОЛЬФ ШНИДЕР Уэй Коу, Дмитрий Бузаджи

Патрик Хоффман, сперва близкий друг, и доверенное лицо Рольфа Шнидера, а затем его преемник на посту гендиректора «Улисса Нардена», объясняет огромное влияние своего бывшего босса на процессы в часовой отрасли одной короткой фразой: «Рольф не боялся рисковать»

И

REVOLUTION

162

действительно, Шнидер никогда не пасовал перед новыми начинаниями, и ему хватало твердости духа, чтобы доводить их до конца. Он стремился не повторять прошлое, а творить будущее часового дела; эта задача стала лейтмотивом всей его жизни. И невозможно даже описать словами, какую неоценимую помощь оказали часовой отрасли новации Шнидера, этого спасителя, пророка и шамана «Улисса Нардена» (Ulysse Nardin).

Все сходятся в том, что Николас Хайек уберег швейцарское часовое дело от гибели, но тогда справедливо будет сказать, что Рольф Шнидер подарил ему будущее. Это он открыл новую эпоху часовой механики, взяв на вооружение кремний. Но подробнее об этом мы расскажем потом, а пока – о втором рождении «Улисса Нардена», которое, как и следовало ожидать, началось с отважного хода Шнидера.

Блестящий математик и философ Людвиг Охслин, правая рука Шнидера и соавтор многих его смелых замыслов, вспоминает: «С Рольфом я познакомился так. Он нашел моего тогдашнего наставника Йорга Шпёринга (Jörg Spöring) и попросил его сделать минутный репетир. На дворе был 1984 г., и ни о каких репетирах никто и слыхом не слыхивал: последний выпустил «Патек Филипп» (Patek Philippe) еще в 40-х. Но Рольф, купивший «Улисс», хотел продвинуть марку в высший эшелон, а для этого ему были нужны именно такие часы. И вот, придя в ателье Шпёринга, он заметил настенные часы «Астролабиум» (Astrolabium), которые сделал я». Шнидер тут же загорелся и спросил у Шпёринга, можно ли ужать эти часы до размера наручных. Тот сказал, что не знает, поскольку автор часов – его подмастерье Охслин. «Когда Шпёринг передал мне вопрос Рольфа, я был очень озадачен, – смеется Людвиг. – Я не понимал, зачем

кому-то мог понадобиться карманный «Астролабиум», ведь он не будет давать точных показаний. Механизм-то останется вполне точным, но из-за малых размеров прибора при считывании данных неизбежны погрешности. Все плюсы механизма будут сведены на нет. Поэтому моя первая реакция была: «Да кому это надо?» А Шпёринг мне: «Шнидеру! Шнидеру надо»». А надо было Шнидеру потому, что он понимал: чтобы поднять репутацию «Улисса Нардена», чтобы вдохнуть в него новую жизнь, необходимо сделать эту марку символом новаторства и мировых премьер. Охслин вспоминает свою первую встречу с Рольфом: «У нас в ателье было широкое окно на парковку, так что всех посетителей мы видели еще до того, как они к нам заходили. И я заметил, что о человеке многое можно сказать по его автомобилю и внешнему виду. Когда приехал Рольф, мне сразу в глаза бросился его желтый


Первые лица

nyder Rolf Sch Future

REVOLUTION

163

itect of the The Arch

+Fathers - 4_Rolf Schnyder.av.IK.dr2.indd 163

25.02.12 2:30


Часовая индустрия

REVOLUTION

164

Новый гендиректор Ulysse Nardin Патрик Хоффман (слева) перекинулся шуткой с Людвигом Охслином (справа), человеком, который тесно сотрудничал с Рольфом Шнидером и в том числе помог создать знаменитый Freak

+Fathers - 4_Rolf Schnyder.av.IK.dr2.indd 164

25.02.12 2:30


Первые лица

Мысль выпустить более практичные часы с индикацией времени в двух часовых поясах подсказал Шнидеру его приятель Бальтазар Майер, владелец чулочно-носочной компании «Фогаль». Идея заключалась в том, чтобы часовую стрелку можно было переставлять

вперед или назад двумя кнопками. В процессе разработки решили синхронизировать с часовой стрелкой и указатель даты, чтобы он вслед за ней переключался туда и обратно. «Рольф придумал ход с кнопками, – смеется Охслин, – но как это устроить, он не знал: таких часов еще в природе не существовало. Он попросил меня что-нибудь придумать. Я прикинул, потом связался с главным инженером «Нардена» Люкой Юмером (Lucas Humair), и мы в конце концов нашли решение». «“GMT Плюс Минус” (GMT±) имели для нас огромное значение, – говорит Хоффман. – В них была реализована абсолютно новая и самая удобная на тот момент разновидность этого усложнения. Мы не только продемонстрировали значительный технический потенциал, но и дали покупателям вещь по доступной цене. «Трилогия времени», конечно, тоже всех впечатлила, но мало кому была по карману. Когда мы показали «Плюс Минус» распространителям, они удивились: «Так вы делаете и часы средней категории? Мы-то думали, у вас только суперэксклюзив». Благодаря «Плюс Минусу» мы окончательно вернулись на часовой рынок, значительно подняли объем производства и стали маркой в полном смысле слова. Кроме того, в результате мы создали мануфактуру и собрали всех своих лучших мастеров под одной крышей». «GMT Плюс Минус» получил феноменальное признание, а за ним последовал умопомрачительный вечный календарь на зубчатых колесах. Это был второй в мире синхронизированный вечник, все показания которого устанавливались заводной головкой, но зато он стал первым календарем такого типа, который можно

было подводить и вперед, и назад. Удобство «Плюс Минуса», удобство этого календаря и, наконец, удобство вышедшей позже модели, объединившей оба новаторских усложнения, наглядно продемонстрировали, что «Улисс Нарден», помимо всего прочего, ценит функциональность и прагматизм. В то же самое время Шнидер, не отказавшийся от смелых замыслов, продолжал тормошить свою компанию и в конечном счете подвигнул ее на создание часов, которые, по мнению многих, за последние 100 лет не имеют себе равных. Речь идет, конечно же, о «Фрике» (Freak). Вот как рассказывает о рождении «Фрика» Людвиг Охслин: «В 1996 г. «Бреге» (Breguet) отмечала круглую дату и по этому случаю устроила конкурс на лучший проект турбийона. Первая премия составляла 50 с лишним тысяч швейцарских франков. Победительницей оказалась Кароль Форестье-Казапи, которая предложила механизм, вращающийся вокруг своей оси за счет обернутой вокруг него ходовой пружины. Идея была отличная, Рольфу она очень понравилась, и он тут же ее перекупил (уж он был такой: если что решал, так долго не раздумывал). Причем Рольф так увлекся, что начал всем про эти часы рассказывать, и люди, конечно, загорались. Но была одна загвоздка: при такой конструкции мощности ходовой пружины хватало от силы на восемь-девять часов хода».

Ulysse Nardin Perprtual GMT

165

Фотография Рональда Лэна

Но первое впечатление оказалось обманчивым. Вскоре Охслин испытал на себе деловую хватку и энтузиазм Рольфа Шнидера. «Когда мы начали обсуждать лицензию на «Астролабиум», – рассказывает часовщик, – я понял, что никакой он не прожигатель жизни, а очень серьезный бизнесмен. Жесткий переговорщик, но абсолютно справедливый. Мы все обговорили, заключили сделку, и после у нас ни разу не возникало на этот счет никаких вопросов. Я участвовал во многих часовых проектах, и всегда меня пытались надуть. Единственный человек, который не пытался на мне нажиться и относился ко мне как к другу, был Рольф Шнидер. Он был особенный». Шнидер действительно был особенный во многом. В том числе в том, что не зациклился на истории часового дела, а увлеченно строил его будущее. «В то время, – объясняет Охслин, – в часовой отрасли господствовал диктат традиций. А Рольф первым стал пробовать то, что раньше никто не делал. Когда он решил выпустить первые наручные часы-астролябию, он здорово рисковал. Но успех этой модели помог «Улиссу Нардену» обрести свое узнаваемое лицо». Благодаря астрономическим часам Astrolabium Galileo Galilei, а затем и Planetarium Copernicus и Tellurium Johannes Kepler, составившим так называемую «Трилогию времени», «Улисс Нарден» быстро заметили. Тогда Шнидер выпустил первый в мире наручный репетир с жакемарами. Причем часы получились вполне удобными для повседневной жизни и сыграли на укрепление репутации возрожденной марки.

«GMT± имели для нас огромное значение. В них была реализована абсолютно новая и самая удобная на тот момент разновидность усложнения со вторым часовым поясом», – Патрик Хоффман

REVOLUTION

«мерседес» – кабриолет. Он с рычанием въехал на стоянку, и из него выскочил человек с длинными золотистыми волосами – на первый взгляд, какой-то щеголь, прожигатель жизни. Помню, я покачал головой и подумал: «Что ж я с ним делать-то буду?»»


Часовая индустрия

REVOLUTION

166

Одним из плодов масштабных исследований, которые Ulysse Nardin провел в сфере кремниевых технологий, стала спираль из этого материала (здесь она запечатлена в модели Freak Diavolo)

Пьер Гигагкс (технический директор «Нардена») и Шнидер предложили Охслину изменить взаимодействие пружины и механизма, но он пришел к выводу, что это невозможно. С другой стороны, вращающийся механизм ему нравился. А раз механизм вращается, подумал он, то пускай и время тогда показывает. Использование механизма в качестве стрелки предопределило и эстетическую доминанту: часы получились совершенно открытые и прозрачные. Тут-то Шнидер понял, что ему представляется возможность сделать действительно неожиданный ход. В то время часовая отрасль уже приходила в себя после кварцевого кризиса, но технический прогресс в ней шел крайне медленно. Если говорить о спусковых механизмах, то абсолютно все полагались на проверенный временем швейцарский анкерный ход. А Шнидеру пришла в голову идея ввести в обиход первый в новейшей часовой истории спуск альтернативной конструкции. «Он сообразил, – говорит Хоффман, – что во «Фрике» спуск будет хорошо виден. Так что напрашивался еще один визит в мастерскую Охслина». «Я к тому времени уже несколько лет вплотную занимался разными видами спусков, – рассказывает Охслин. – У меня были дорожные переносные часы со сломанным ходом, и я поставил на них свой двойной прямой спуск. Рольф решил, что стоит его попробовать и во «Фрике»».

Именно из-за специфических свойств нового спуска «Улисс Нарден» был принужден первым за всю историю часового дела обратиться к кремнию. Дело в том, что в спуске Охслина было не одно, а два ходовых колеса, а значит, их совокупная инерция возрастала вдвое. Гигакс понял, что, если сделать эти колеса из традиционных материалов, они окажутся слишком тяжелыми. И тут он вспомнил об экспериментах, проводимых в Швейцарском центре электроники и микротехнологии (CSEM), про которые он раньше что-то слышал. В этом центре при помощи глубокого реактивного ионного травления из кремниевых заготовок с невероятной точностью изготовляли детали самых сложных форм, причем детали получались легкие и невосприимчивые

к магнитному полю, а их поверхности без всякой дополнительной обработки имели низкий коэффициент трения. Шнидер сообразил, какие возможности кроются в этом материале, и пошел на неслыханный риск – поставил на «Фрик» кремниевые колеса. Представ перед публикой на Базельской выставке 2001 г., «Фрик» возвестил о начале революции в часовом деле. С эстетической точки зрения он стал прародителем прозрачных часов, которые позже войдут в моду. Что же касается конструктивной стороны дела, то впервые увидели свет сложные часы без традиционных усложнений, часы, в которых сама функция отсчета времени превратилась в выразительное средство. Кроме того, здесь впервые появился принципиально новый для

Ulysse Nardin Sonata Silicium


Первые лица

Хоффман говорит: «UN- – это выразитель того, как Шнидер видел наше будущее. Знаете, в преддверии Базеля Рольф нас все время с этим калибром подгонял. Мы ему говорили, что ведь даже часов для него пока нет, но он и слушать не хотел. Как я теперь думаю, он чувствовал, что это его последняя выставка, и хотел во что бы то ни стало показать, каким курсом компания

пойдет дальше. И это, между прочим, далеко не единственная его задумка. У нас целый ящик забит проектами. До 2016 г. все уже распланировано». «Приятнее всего с Рольфом было общаться в семейном кругу, – вспоминает Охслин. – В деловой обстановке он все время куда-то спешил и не особенно прислушивался к мнению других. Оно и понятно: он чувствовал себя специалистом и сам решал, что лучше для дела. Но когда мы встречались с семьями, речь шла уже не о делах, а о самых разных вещах, и в такие моменты беседовать с Рольфом было одно удовольствие. Какой это был ум! Однажды я отвозил его в Италию и по дороге показал свой дом. В другой раз мы взяли дом на колесах, и я покатал его с семьей по Калифорнии. Это всё очень дорогие для меня воспоминания. Хороших людей найти нелегко, а Рольф как раз был из этой редкой породы. Может, это лучший человек из всех, кого я знал. Это счастье и большая удача, что мне довелось его встретить. Без Рольфа я был бы никем». ★

Рольф Шнидер со своим верным соратником Людвигом Охслином Изготовление кремния с алмазным покрытием, который используется в новом калибре UNСпусковое колесо из кремния с алмазным покрытием (калибр UN- )

REVOLUTION

«Тут дело не просто в желании обставить конкурентов – все гораздо серьезнее, – объясняет Хоффман. – Рольф страшно рисковал: никто ведь не знал, как поведет себя кремний по прошествии времени. Но он был убежден, что наш долг перед часовым искусством не в том, чтобы повторять прошлое, а в том, чтобы создавать будущее». С момента дебюта кремния в часах минуло уже более десяти лет, и можно констатировать: на часовое производство этот материал оказал огромное влияние. «Патек Филипп» и «Бреге», например, собираются в ближайшем будущем применять его абсолютно во всех своих механизмах. Без Шнидера ничего такого и в помине бы не было. Сам же он обеспечил серьезное преимущество своей компании, которая благодаря кремниевым технологиям за короткий срок оставила конкурентов далеко посади себя. «Только так, – говорил Шнидер, – можно было застолбить себе место под солнцем. Скажем, делать турбийон не имело смысла: на рынке и без того работало полно марок с богатейшим опытом изготовления турбийонов и отлаженной производственной базой. А вот в кремнии мы были первопроходцами. Благодаря кремнию можно обскакать всех, поэтому я и принял решение вложить деньги в новую фабрику. Причем от ее открытия выигрывает не только «Улисс Нарден», оказавшийся в авангарде кремниевых исследований, но и многие независимые марки, которые получат доступ к этой технологии». Это было сказано по поводу основания компании «Сигатек» (Sigatec), совместного проекта «Улисса Нардена» и «Мимотека» (Mimotec). И Шнидер свое слово сдержал: через несколько лет «Сигатек» начал принимать заказы от фирм, которые не могли позволить себе собственное оборудование для работы с кремнием, на изготовление деталей из этого материала. «За это я Рольфом особенно горжусь, – говорит Чай Шнидер (Chai Schnyder),

вдова Шнидера и председательница совета директоров «Улисса Нардена», – он захотел поделиться тем, что создал, со всеми часовщиками Швейцарии». Как Шнидер относился к кремнию и его перспективам, стало очевидно в прошлом году, когда на «БазельУорлде» он представил калибр UN- . Этот автоматический механизм, разработанный «Нарденом» совместно с «Сигатеком», показывает текущие секунды, запас хода и дату. Но самое интересное в нем – это кремниевая спираль, а также анкер и спусковое колесо из кремния с алмазным покрытием (DIAMonSIL). Более того, UNпригоден для массового производства.

167

часовой промышленности материал, кремний. Одним словом, создать такие часы мог только человек недюжинной храбрости. А точнее говоря – только Рольф Шнидер.

+Fathers - 4_Rolf Schnyder.av.IK.dr2.indd 167

25.02.12 2:30


Часовая индустрия

СОЛИСТ ТЕОДОР ШНАЙДЕР Ник Фолкс

REVOLUTION

168

Хотя этот человек возглавляет одну из самых известных часовых компаний, сам он предпочитает держаться в тени и без лишнего шума, но неуклонно гнет свою линию – совершенствует спортивные хронографы

+Fathers - 5_Teddy Schneider Breitling.av.IK!.dr.indd 168

eider re Schn Theodo The Soloist

25.02.12 2:32


вращать в перчатках, а благодаря полусферической форме кнопки и заводная головка не цеплялись за рукав летной куртки. Во-вторых, он обнаружил у себя запасы неиспользованных калибров «Вальжу 7750» (Valjoux ͳͳͱͬ). На протяжении последующих 25 лет 7750-й станет «рабочей лошадкой» часовой отрасли, и его ежегодно будут ставить на тысячи хронографов, но в середине 80-х этот десятилетней давности механизм казался, наверное, антикварным раритетом. В-третьих, «Брайтлинг», едва не закрывшийся в конце 70-х, отмечал в 1984 г. свой столетний юбилей, да и человечество готовилось к скорой смене тысячелетия, так что «Хрономат» должен был стать флагманской моделью на смене веков. В-четвертых, Шнайдер хорошо разбирался в людях. Сохранив некоторых распространителей брайтлинговской продукции еще с прежних времен, он бросил на ключевые направления ряд новых деятелей. Так, например, в Англии, которая позднее станет для фирмы одним из главных рынков сбыта, «Брайтлинг» никто не знал, и задача выстроить там репутацию марки с нуля была поручена графу Францу Ла Розе (Franz La Rosée). Этот родовитый баварец, страстный поклонник часов, работал директором «Уоч Гэллери» (Watch Gallery) – самого интересного часового магазина в Лондоне, принадлежащего принцу Эрнсту Ганноверскому. И Ла Розе ожидания оправдал: пребывавшая в забвении марка выбилась в первые ряды и завоевала популярность у европейской аристократии. В то же самое время распространением «Брайтлинга» в Италии занимался Джино Макалузо, в будущем знаменитый шеф «Жирар-Перрего» (Girard-Perregaux). Помню, однажды он мне рассказывал, как они со Шнайдером прикидывали, какую бы цену запросить за «Хрономат», причем не за простой, а за модель со специальным кожаным ремешком с мягкой подкладкой и особенной стежкой (напоминающей прошивку ручки на любимом портфеле Макалузо). Тогда они решили, что цена должна быть чуточку ниже, чем средняя годовая зарплата в Италии.

Тем самым, как оказалось, Шнайдер подбирал «совет наставников» для своего сына Теодора, Тедди, который в то время уже работал по часовой линии: помогал Пьеру-Алену Блюму, их родственнику, в «Эбель» (Ebel). В то время дела у «Эбель» шли как нельзя лучше: компания поставляла механизмы «Картье» (Cartier) и могла похвастаться сверхпопулярной моделью 1911. Поговаривали, что эскизы этих часов с винтами по периметру ободка сперва предлагали «Картье», но французская ювелирная компания ими не заинтересовалась. Там Тедди Шнайдер прошел хорошую школу, и, в 1994 г. сменив отца у руля «Брайтлинга», продолжил вести марку прежним четким курсом. По сравнению с такими фирмами-конкурентами, как «Ролекс» (Rolex) и «Омега» (Omega), «Брайтлинг» – нишевая марка с объемом производства всего около 150 000 часов в год. Но благодаря целеустремленности своего руководства, которое точно знает, чего хочет, и умеет добиваться поставленных задач, она воспринимается наравне с гораздо более крупными игроками. Здесь не видно тех интриг и словоблудия, от которых зачастую страдают крупные корпорации. Возглавляет «Брайтлинг» Тедди, его заместитель – Жан-Поль Жирарден (Jean-Paul Girardin), но в целом управленческая структура не особенно жесткая, и у региональных руководителей, таких как Франц Ла Розе, свободы действий гораздо больше, чем у многих начальников в других компаниях. Кстати, хотя Ла Розе скромничает и преуменьшает свой вклад в успех марки, с высшим руководством он на короткой ноге: так, например, Шнайдер постоянно приглашает его с собой на охоту. Может, как раз эта историческая связь с английским рынком и была причиной того, что у «Брайтлинга» завязались отношения с «Бентли Моторз». Как-то раз Тедди приехал посмотреть на «24 часа Ле-Мана», и я его еще тогда поводил по трассе и за несколько часов все ему показал. День выдался очень интересный, и в результате этого визита родился один из самых удачных и грамотно развиваемых альянсов между автомобильной и часовой компанией. И вновь Тедди доказал, что с верного пути его не сбить: вместо пустоватых

REVOLUTION

Э

то были первые современные часы, которые действительно меня зацепили. Где-то до второй половины 80-х я покупал большей частью модели прошлых лет: я был консервативен в одежде, и к старомодным костюмам часы в стиле ретро очень шли. Но тут я увидел «Брайтлинг Хрономат» (Breitling Chronomat) и понял – хочу! В те времена ролексовская Daytona считалась крупными часами, а Offshore «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) и всевозможные «панераи» (Panerai) появились только несколько лет спустя, и вот вдруг на запястья тогдашних модников взгромоздился «Хрономат». Появившийся в 1984 г. «Хрономат» был, казалось, не в духе времени: у всех часы маленькие, а он здоровый, у всех кварцевые, а он механический. Зато он понравился итальянцам, да это и немудрено: для итальянцев его и разрабатывали. Точнее говоря, для пилотажной группы итальянских ВВС «Фречче Триколори». Летчик и инженер Эрнест Шнайдер (Ernest Schneider), приобретший у Вилли Брайтлинга (Willy Breitling) одноименную марку, славную своими хронографами, прослышал, что итальянские асы подбирают командные часы, встретился с ними и спроектировал модель специально для их нужд. Если эта полулегенда верна, то можно отметить известное сходство с историей часов Reverso под маркой «ЖежерЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre). Только там английские офицеры разбивали стекла у часов во время игры в поло, а здесь, как рассказывают, у итальянских летчиков при выходе из самолета часы частенько цеплялись за фонарь кабины. Вот вроде бы чем объясняется необычная хрономатовская конструкция ободка с четырьмя защитными накладками на «3», «6», «9» и «12 часах». «Хрономат» появился на свет благодаря благоприятному стечению обстоятельств, что еще раз доказывает: великие часы рождаются сами, почти спонтанно, без всяких там исследований рынка и фокус-групп. Остановимся на эти обстоятельствах поподробнее. Во-первых, Шнайдер сам был летчик и понимал, что требуется от авиационных часов. Так, скажем, благодаря накладкам ободок еще и стало легче

169

Первые лица


Часовая индустрия

REVOLUTION

170

часов с псевдоавтомобильными наворотами, какие можно было бы ожидать, он выпустил смелую коллекцию качественных спортивных моделей, которая вполне отражала дух возрождающейся английской марки высококлассных скоростных автомобилей. Эрнест Шнайдер сторонился шумихи, а Теодор и вовсе живет анахоретом. Он не из тех самовлюбленных директоров-тусовщиков, которые воспринимают свою должность как пропуск в большой свет, и не дает интервью. Бывает, мне даже обидно. Интересно же было бы узнать точку зрения одного из самых загадочных и успешных капитанов часовой промышленности, который к тому же так сосредоточен на работе. Видимо, и в отшельники Шнайдер записался для того, чтобы не растерять сосредоточенность. «Брайтлинг» всегда ценил точность, и Тедди поставил задачу: добиться того, чтобы хронометрические сертификаты имела абсолютно вся брайтлинговская продукция, даже кварцевые модели. Пришлось Официальному швейцарскому институту по испытанию хронометров (COSC) придумывать новые критерии и разрабатывать процедуру замера времени на жидкокристаллических дисплеях: засекать с точностью до миллисекунд момент потемнения и осветления кристаллов. Это, мне кажется, говорит о Шнайдере-сыне многое. В конце концов заставить швейцарских чиновников от хронометрии что-то в своей работе

Часовая отрасль в большом долгу перед Шнайдером: он внес самый серьезный вклад в возрождение спортивного механического хронографа

Эрнест Шнайдер, сам летчик-энтузиаст, выкупил Breitling у Вилли Брайтлинга (справа), а позднее разработал Chronomat специально для нужд авиаторов

поменять – это подвиг, достойный Геракла. Любопытный факт: среди турбийонов «Рено э Папи» (Renaud & Papi) только один получил сертификат COSC, и этот калибр с 30-секундным турбийоном и хронографом был сделан по заказу «Брайтлинга». «Ох и намучились мы тогда, – вспоминает Джулио Папи. – Но я понимаю: для Шнайдера и «Брайтлинга» это было абсолютно необходимо». Не менее серьезно компания подошла к разработке собственного механизма. Да, своим успехом «Брайтлинг» был обязан «Вальжу 7750», но когда группа «Суоч» (Swatch Group) объявила, что перестанет поставлять комплекты часовых механизмов сторонним компаниям, руководство «Брайтлинга» поняло: нужен собственный калибр. Затраты предстояли серьезные: в отличие от «ТАГ Хойера» (TAG Heuer), тоже создававшего свой механизм, «Брайтлинг» не мог опираться на уже существующие фирменные наработки. Причем Тедди Шнайдер поставил условие: новый калибр должен быть пригоден для массового промышленного производства в объеме не менее 1 000 штук в неделю. Работа началась в 2004 г., а в 2008 г. появились первые часы на калибре B (сегодня этих механизмов производится примерно 35 000 в год). В новом механическом творении отразилась шнайдеровская тщательность: конструкторы, помимо прочего,


Первые лица

Модель Chronomat Frecce Tricolori (сверху вы ее видите в оригинальном исполнении, а слева– экземпляр из той же коллекции, но перевыпущенной позже ограниченным тиражом) была спроектирована для знаменитой пилотажной группы итальянских ВВС (справа), что отразилось и в дизайне

171

Chronomat B и завоевавший широкое признание фирменный брайтлинговский калибр

REVOLUTION

значительно сократили количество винтов, с которыми придется возиться часовщику при позднейшем обслуживании или ремонте, увеличили запас хода и предусмотрели колонное колесо. И все же самым весомым аргументом в пользу того, что «Брайтлинг» и в дальнейшем не потеряет независимость, можно считать неизменную популярность «Хрономата». Эта модель, которой скоро стукнет 30 лет, не просто спасла марку. Сегодня, получив обновленный дизайн и фирменный калибр, она превратилась в классику жанра, и узнают ее издалека, когда и названия-то на циферблате не прочитаешь. Что же касается лично меня, то, если бы не «Хрономат», я бы, может, так и не заинтересовался бы современными часами. Часовая отрасль в большом долгу у Шнайдера: он внес, пожалуй, самый серьезный вклад в возрождение спортивного механического хронографа. Так что будьте уверены: «Брайтлинг» – это не только залихватская внешность, но и богатая история и солидная репутация. ★

Вице-президент компании Breitling Жан-Поль Жирарден

+Fathers - 5_Teddy Schneider Breitling.av.IK!.dr.indd 171

25.02.12 2:32


Часовая индустрия

Карманные часы-турбийон с тремя золотыми мостами La Esmeralda ( г.)

ПРОВИДЕЦ ДЖИНО МАКАЛУЗО Ник Фолкс

Джино Макалузо был выдающимся деятелем часовой отрасли. И дело не только в том, что он возродил славную марку, а в том, что он умел провидеть будущее механической хронометрии на десятки лет вперед

REVOLUTION

172

О

друзьях – тем более ушедших из жизни – трудно писать непредвзято, поэтому даже не буду пытаться. В 2010 г. не стало Джино Макалузо, человека, заново основавшего «Жирар-Перрего» (Girard-Perregaux). Он не только был замечательным другом – он был яркой личностью, а они сегодня среди управленцев попадаются все реже. Недавно один молодой начальник часовой фирмы, еще не совсем свыкшийся с новым назначением, сказал, что ему важно, чтобы я поверил в него и в его курс. Я ответил, что он мне симпатичен и что я высоко ценю то, что он делает. Было видно, что моя несколько уклончивая фраза его не вполне удовлетворила. Тогда я пояснил, что обычно предпочитаю часы, которые выпускают или с которыми как-то связаны дорогие для меня люди. Если какая-нибудь сверхнавороченная модель, несмотря на дороговизну и блестящее техническое исполнение, никак меня не цепляет,

я, скорее, предпочту ей более скромные часы, но с душой. Для меня, по крайней мере, сотни крошечных деталей, утрамбованные в круглую коробочку на запястье, имеют значение, обретают жизнь только в том случае, если за ними стоит определенный характер. Без него они просто груда железок. И вот характера-то у Джино Макалузо было столько, что хоть продавай вразвес. Своим возрождением после страшного кварцевого кризиса, разразившегося в конце 70-х – начале 80-х, высокое часовое искусство обязано по большому счету нескольким смелым и дальновидным людям. И одним из гигантов, вытащивших швейцарскую часовую отрасль из небытия, был как раз Макалузо. Хотя мы часто говорим о гибельном влиянии кварца, часовщики пострадали не только от него. Сторонники теории заговора с радостью запишут во враги швейцарской механики и Ричарда Никсона, который в 1971 г., примерно через год после появления в магазинах первых кварцевых часов, отказался

от золотого стандарта. Тем самым прекратила существование БреттонВудская валютная система, которая с конца Второй мировой войны лежала в основе международной торговли и финансов. Лишенный золотого обеспечения, доллар зашатался, а с наступлением экономического спада 1975 г. его курс рухнул с 4,33 швейцарского франка до примерно полутора. А значит, цена швейцарских часов на огромном долларовом рынке в одночасье утроилась. Йена же упала вслед за долларом, и японские часы в глазах потребителей приобрели кроме новаторства еще одно преимущество – дешевизну. Как ни парадоксально, но «Жирар-Перрего», ставшая при Макалузо оплотом традиционной часовой механики, в свое время едва ли не активнее всех в Швейцарии бросилась осваивать кварцевые технологии. Например, благодаря ее калибру 1970 г. тактовая частота 32 768 Гц стала стандартной для всех кварцевых осцилляторов, а к середине 70-х руководство


Первые лица

REVOLUTION

173

Gino Ma The V calus ision o ary


Часовая индустрия

REVOLUTION

компании вообще решило, что ставку следует делать на кварц. Примерно в то же время Джино, раллийный автогонщик, решил закончить карьеру и попробовать себя в чем-нибудь другом. Вскоре этот невероятно разносторонний человек уже занимался распространением в Италии часов «Омега» (Omega). Надо сказать, в 80-х годах Италия для престижных часов стала рынком номер один. И дело не только в объеме импорта (хоть он и был значительным), а в том, что итальянцы задавали тон покупателям всего мира. Может, дело в их врожденной любви к прекрасному, а может, в чувстве стиля, но факт остается фактом: в значительной степени именно итальянцы спасли от гибели высший сегмент швейцарской часовой

промышленности. Прошло немного времени, и Джино с его многочисленными и влиятельными друзьями, с его тонким вкусом и эстетическим чутьем (не зря он учился на архитектора) стал в часовой сфере заметной фигурой. Создав на итальянском рынке репутацию «Брайтлингу» (Breitling), он занялся продвижением «Жирар-Перрего», предварительно взяв с руководства компании слово, что «Жирар» перенесет акцент с кварца на механику. И был прав: автоматический хронограф, выпущенный под этой маркой в 1987 г., произвел фурор. К концу 80-х Макалузо был уже мажоритарным акционером «Жирар-Перрего» и входил в ее совет директоров, а 20 лет назад, в 1992 г., он целиком взял компанию в свои руки.

Благодаря альянсу GirardPerregaux и Ferrari на свет появились такие часы, как Scuderia Ferrari Chronographe à Rattrapante ‘Foudroyante’, а часовой и автомобильный миры с тех пор крепко подружились

Фотография предоставлена аукционом Antiquorum Auctioneers

174

Джино Макалузо за рулем Ferrari. Он был не только страстный часовой деятель, но и горячий поклонник автоспорта. На пересечении этих интересов и родилось партнерство между итальянским автопроизводителем и Girard-Perregaux


Первые лица

Хронограф с мировым временем ww.tc в стальном корпусе

«УРВЕРКа» (URWERK). Эстетически «Жирар-Перрего» и «УРВЕРК» – это полные противоположности, но жираровцы выстроили настолько мощную индустриальную базу, что на ней оказалось возможным производить и такие, ни на что не похожие часы. Впрочем, лично меня сильнее всего притягивало к часам «Жирар-Перрего» то, что в каждой их черте чувствовалось присутствие хозяина, Макалузо. В отличие от многих коллег по цеху он, прежде чем погрузиться с головой в колеса, пружины, оси и трибы, пожил и в другом мире. И я имею в виду не то, что он получил степень магистра делового администрирования и перед приходом в часовую отрасль успел поработать в сфере продовольственных товаров. Нет, я имею в виду другое: как архитектор, он научился чувствовать пропорции, как автогонщик экстракласса, – идти на осознанный риск и, как собиратель предметов искусства, – ценить прекрасное. Добавьте к этому многолетний опыт торгового представителя часовых компаний, познакомивший Джино с культурой и порядками часового дела.

175

«Феррари», а вместо этого выпустила коллекцию под названием ««ЖирарПеррего» для “Феррари”». Это был гениальный ход. Фирма, которую, если честно, за пределами часовой отрасли никто и не знал, вдруг начала выпускать часы по заказу самого знаменитого автопроизводителя, чья продукция сводит с ума весь мир. Не будем забывать и о том, что «Феррари» не просто марка автомобилей; множество людей, которые совершенно не разбираются в машинах, знают, что «Феррари» – символ роскошной жизни. Но самых высоких похвал Макалузо достоин за то, как умно и тактично он развивал эти партнерские отношения на протяжении десяти лет. Конечно, легче всего было бы наштамповать кучу пошловатых и бессодержательных часов с красными ремешками и здоровенными гарцующими лошадями на циферблате. Однако Макалузо, сам истый коллекционер автомобилей, понимал «Феррари» на редкость глубоко и поэтому замыслил свои часы как памятные подарки в честь определенных моделей итальянской компании или по случаю ее памятных дат. Достоин внимания тот факт, что к лучшим дизайнерским работам «Жирар-Перрего» относятся двое часов как раз из серии «Феррари»: прямоугольный однокнопочный хронограф MM (2002 г.) и сплит-хронограф Scuderia Ferrari Chronographe à Rattrapante ‘Foudroyante’ (1999 г.). Только сейчас, по прошествии 20 лет, понимаешь, насколько Джино был прозорлив. Ведь сегодня о своей «мануфактурности» трубят все кому не лень, да и партнерское соглашение с автопроизводителем превратилось чуть ли не в обязательный элемент современной маркетинговой стратегии любой часовой фирмы, а ведь это прямое следствие удачного альянса «Жирар» и «Феррари». И все же, рассказывая о достижениях Джино Макалузо, одной работой в «Жирар-Перрего» ограничиваться нельзя. В рамках своей группы «Совинд» (Sowind Group) он, во-первых, создал марку «ЖанРишар» (JeanRichard), а во-вторых, наладил производство, чьими услугами пользуются самые знаменитые и новаторские часовые фирмы: жираровские калибры можно обнаружить, например, в замысловатых и по-своему прекрасных творениях

REVOLUTION

То, чего он добился на новом поприще, сопоставимо с подвигами Гюнтера Блюмляйна, этого часового кудесника, который оживил IWC, «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre) и «А. Ланге унд Зёне» (A. Lange & Söhne), пребывавшую на тот момент уже 40 лет в летаргическом сне. На одной своей харизме он втащил «Жирар-Перрего» на самую вершину иерархии часовых компаний. Задолго до прихода славы, задолго до того, как удачливых управленцев стали называть его именем («Ну ты прям настоящий Макалузо!»), он уже мечтал о мануфактуре полного цикла, где можно было бы проектировать, а затем создавать самые что ни на есть сложные механизмы. А в качества фундамента для будущего гиганта индустрии Джино взял прошлые достижения «Жирар-Перрего», и в первую очередь легендарный карманный турбийон «Три золотых моста» (Tourbillon with Three Gold Bridges), который получил золотую медаль на Всемирной выставке в Париже в 1889 г. Чего часовой отрасли не занимать, так это истории. Если как следует покопаться в прошлом, практически у любой марки отыщутся какие-нибудь претензии на мировую славу: у одной – огромное число патентов, у другой – призы на конкурсах хронометров, у третьей во время оно была модель, побившая все мыслимые рекорды, четвертая может похвастаться знаменитым клиентом… Но дело не столько в наследии, сколько в том, как им распоряжаются. Джино сообразил, что сама по себе богатая история и любопытные технические находки ничего не значат, если они не связаны с определенными чувствами. Ведь часовое искусство в своем высшем проявлении – это почти несочетаемое сочетание, с одной стороны, строгой логики и тщательнейших инженерных расчетов, а с другой – иррациональных, совершенно ненаучных, не поддающихся никакому разумному описанию страстей. Чем меньше нам нужны часы, тем больше – вот ведь парадокс! – нам их хочется купить. Так что через несколько месяцев после приобретения «Жирар-Перрего» Макалузо объявил о заключении союза с «Феррари», которой руководил его старый знакомый Лука ди Монтецемоло. Но вот что примечательно: «Жирар» на стала делать часы под маркой


Часовая индустрия

Girard-Perregaux , модель с полным календарем и указателем фаз Луны К столетнему юбилею итальянского производителя одежды Ermenegildo Zegna компания Girard-Perregaux выпустила под его маркой часы с годовым календарем

REVOLUTION

176

У Макалузо были связи в самых высоких кругах, но, как и многие выдающиеся деятели, он понимал, что настоящая сила не в циклопических яхтах, вертолетах и фотографиях на страницах светской хроники. Ему хватало уверенности в себе, чтобы не тратить силы на пускание выли в глаза, а уделять основное внимание развитию марки и вникать в малейшие производственные тонкости. И явственнее всего отпечаток его личности чувствуется в дизайне его часов. Банально, конечно, говорить про итальянский стиль, и тем не менее именно его Джино привнес в продукцию «Жирар-Перрего».Среди первых его разработок линейка «Ришвилль» (Richeville) в корпусах-бочонках. У меня до сих пор сохранился «ришвилль» первого поколения 90-х годов (мне его подарила жена). Этот хронограф с гильошированным циферблатом и двумя дополнительными счетчиками отличается такой элегантной простотой и чистотой линий, что время над ним не властно. Часы, которым 15 с лишним лет, обычно выглядят старомодно, но по этому хронографу вообще не скажешь,

когда его выпустили: может, в этом году, а может, 15 или даже 50 лет назад. Наверное, самая узнаваемая модель в основной коллекции «Жирар-Перрего» – это хронограф с мировым временем ww.tc. Так Джино в своей характерной манере ответил на повальное увлечение крупными часами с множеством функций, которое захлестнуло рынок в начале XXI в. Получившийся в результате симпатичный мощный аппарат стал классикой. Не могу обойти вниманием и свою любимую «Лауреато» (Laureato). В этой модели чувствуется стилистика 70-х, причем характерный для той эпохи корпус, переходящий в браслет, здесь подан очень ярко и вкусно. Последняя работа Макалузо – серия тонких круглых часов под названием 1966, запущенная лет пять-семь назад. Еще одно проявление смелого консерватизма Джино, ведь в те годы все носили на руках какие-то гигантские приспособления наподобие космических кораблей из фантастических фильмов. Но время показало, что он был прав… как всегда. И «Жирар-Перрего», «посеявшая» свою тонкую коллекцию еще тогда, когда все болели гигантоманией, должна собрать с нее неплохой урожай. Кстати, на сегодняшний день в линейку 1966 входят, помимо прочего, хронограф, турбийон и часы с уравнением времени. В последнее время заслуги Макалузо, создавшего одну из самых передовых часовых мануфактур Швейцарии, получили признание и за пределами отрасли: в 2007 г. холдинг PPR, владеющий марками «Гуччи» и «Боттега

Джино Макалузо со своим старым другом Джильдо Дзеньей


Первые лица

Коллекция тонких и аккуратных часов стала еще одним проявлением смелого консерватизма Макалузо, ведь в те годы все носили на руках какие-то гигантские приспособления наподобие космических кораблей из фантастических фильмов

Часовую отрасль в ее нынешнем виде создавали не расчетливые коммерсанты, а талантливые, наделенные воображением смельчаки, руководствовавшиеся не «бизнес-планами», а страстью к часовому делу и тонким пониманием механической хронометрии. Да, они были предпринимателями, но не из тех безликих выпускников экономических факультетов, которые, вооружившись вычитанными в книгах правилами и новейшими технологиями, готовы продавать что угодно, от часов до туалетной бумаги. Сегодня в часовом бизнесе крутятся слишком большие деньги, и инвесторы,

Джино Макалузо (на фотографии он в центре, а по бокам сыновья, Массимо и Стефано) договорился о совместной работе не только с Ferrari, но и с французским ювелирными домом Boucheron; этот последний союз привел к созданию турбийона с тремя золотыми мостами Hera (внизу)

само собой, рисковать не хотят. Да и прошли те времена, напоминающие «золотую лихорадку» в Калифорнии XIX в., когда ловкие смельчаки срывали куш там, где остальным виделась одна лишь бесплодная пустыня. Эта эпоха часовой истории Швейцарии завершилась, и перед руководителями новой формации стоит задача разумно распорядиться достоянием, которое им передало выдающееся поколение предшественников. ★

177

Помню, прошлым летом он признался мне, что хочет отойти от оперативного руководства и собирается передать бразды правления своим сыновьям, Стефано и Массимо. Произошло бы это на самом деле, трудно сказать: Джино был из той породы людей, что не могут сидеть без дела. И, между прочим, роскошь, излишества его не прельщали. Да, он жил богато, но в то же время просто. Гораздо больше его привлекала и раззадоривала интеллектуальная задача – освоить широкий спектр профессиональных областей. Причем Джино был не просто волевым человеком, но и джентльменом старой закалки. Окружающие это чувствовали и реагировали подобающе: неслучайно личные отношения с Макалузо всегда имели приоритет перед деловыми отношениями с «Жирар-Перрего». Теперь, когда его не стало, компанией будут управлять иначе. Его вдова Моника, у которой есть собственная компания в Турине, занимающаяся связями с общественностью, и сын Стефано, интеллектуал, похожий и внешне, и манерой речи на преподавателя философии, понимают, что воспроизвести своеобразный управленческий стиль Макалузо, который сам собой, органически сложился за много лет, у них не выйдет. Впрочем, не исключено, что пришло время управлять по-новому. Может быть, когда поколение Джино

сойдет со сцены, его порядки уйдут вместе с ним. Рынок роскошных часов растет, а самобытных личностей среди его игроков становится все меньше. Что ж, наверное, так и надо. Спрос на элитные швейцарские приборы времени как никогда высок, кризис для большинства марок остался в прошлом, и сотворить сегодня то, что удалось Джино 20 лет назад, если и возможно, то с большим трудом.

REVOLUTION

Венета», купил 27-процентный пакет акций группы «Совинд» (в 2011 г. он стал мажоритарным акционером). А буквально за несколько дней до смерти Джино устроил в Париже прием по случаю выхода часов «Жирар-Перрего», изготовленных для ювелирного дома «Бушерон». Кроме того, в последний год жизни он заключил договор с производителем дорогих тканей и изысканной одежды «Эрменеджильдо Дзенья». Партнеры условились выпустить ограниченное количество часов класса люкс для продажи в магазинах «Дзеньи». Первую партию из 100 экземпляров расхватали так быстро, что компании тут же подписали соглашение на десять лет. Несмотря на все успехи, Макалузо не думал уходить на покой, а продолжал вкладывать огромные душевные и физические силы в марку, которая, хоть и не носила его имя, вполне выражала его могучий характер.


REVOLUTION

178

Часовая индустрия

+Fathers - 7_Jean Claude Biver.av.IK!.dr.indd 178

Jean-Claude Biv er The Reinventor

25.02.12 2:40


Первые лица

РЕАНИМАТОР ЖАН-КЛОД БИВЕ Ник Фолкс

+Fathers - 7_Jean Claude Biver.av.IK!.dr.indd 179

В часовом деле Жан-Клод Биве сделал хет-трик. В 80-х годах он подобрал мертвую марку под названием «Бланпэн» (Blancpain) и не просто вернул ее к жизни, а сделал провозвестником новой стилистики, механического ретро-шика, и сочинил ей броский девиз: «С 1735 г. мир не видел кварцевого «бланпэна». И никогда не увидит». В 90-х он преобразил «Омегу» (Omega): выпустил ряд отличных моделей, поддержал их запоминающейся рекламной кампанией под лозунгом «Мой выбор» и заключил договор с создателями фильмов о Джеймсе Бонде. Надо сказать, тогда, в середине 90-х, бондиана возвращалась на экраны после долгого перерыва и успех обновленного Бонда, Пирса Броснана, был под большим вопросом (кто еще, как не Жан-Клод, решился бы на подобную авантюру?). Ну а в XXI в., как известно, наш герой обеспечил головокружительный подъем марке «Юбло» (Hublot), чья философия сконцентрировалась в одном слове: сплав.

Как говорил Вордсворт, «Кто есть Дитя? Отец Мужчины», и в случае Биве это чистая правда. Ребенком он любил играть с паровозиками, а позже, в начале 70-х, когда ему было 20 с небольшим, он вдруг заметил такой «паровозик» у друга на запястье. «Однажды, – вспоминает он, – мы с друзьями пошли поесть фондю. И вдруг я увидел, какие часы у Жака Пиге (Jacques Piguet) – скелетон: ни намека на циферблат, один механизм под стеклом. Он тогда испытывал этот калибр, и циферблат был не нужен. Меня как громом поразило: да это же мой паровозик! Взрослым тоже нужны игрушки, и меня, как оказалось, потянуло к тем же игрушкам, что и в детстве, но только в новом обличии. Сходство усиливало еще и то, что и механизм, и корпус часов были сделаны грубовато, как в испытательных образцах. Я потихоньку начал Жака расспрашивать, а потом зашел к ним на фабрику». Вот так детский паровоз предопределил судьбу Жан-Клода Биве.

REVOLUTION

Фотография Фреда Мерца – Rezo.ch

П

ожалуй, Жан-Клод Биве – самый знаменитый часовой деятель Швейцарии. Даже те, кто не имеет отношения к часам, наслышаны о нем как о бесстрашном предпринимателе, творящем чудеса архитекторе марок и блестящем ораторе, который умеет зажечь аудиторию не хуже истового проповедника. Этот человек – живой турбийон, то бишь вихрь, который почти 40 лет носится по мастерским, выставочным залам и переговорным комнатам часовых компаний. И почти половину этого времени я имел счастье знать этого человека лично. Впервые мы встретились с Биве в начале 90-х. Нет, заочно-то мы с ним познакомились гораздо раньше: я просто не знал, что изящные золотые ломтики, показывающие время, дату, день недели и фазу Луны, которые я с восхищением замечал на запястьях у немногочисленных ценителей с тонким вкусом, – это его творения.

179

Жан-Клод Биве, умеющий создать марку буквально из ничего и придумавший «Большой взрыв» Hublot, оставил в современной часовой отрасли неизгладимый отпечаток своей личности

25.02.12 2:40


Часовая индустрия

Увидев, как загорелись глаза у его друга, Жак Пиге, отпрыск знаменитой династии производителей калибров, предложил ему поработать в часовой сфере. В 1975 г. Биве уже трудился в «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) под началом легендарного Жоржа Голе (Georges Golay). Во многом именно ему надо сказать спасибо за модель Royal Oak: если бы не поддержка руководителя, как бы еще приняла консервативная на тот момент семейная фирма столь радикальный проект? «Жорж Голе был здоровяк, – рассказывает Биве. – Любил выпить хорошего вина, поесть, попеть. Ночью в ресторане его можно было застать за картами. Одним словом, настоящий бонвиван». Жан-Клод Биве еще застал самый конец золотого века швейцарского часового дела, который начался сразу после Второй мировой войны. Часовая отрасль тогда выглядела совсем не так, как теперь: скажем, многие капитаны часовой индустрии были «тезками» своих компаний. К числу таких боссов принадлежал Вилли Брайтлинг (Willy Breitling), который, по слухам, зажигал сигареты 100-франковыми купюрами (а 1 000-франковые припасал для сигар). Как известно, кварцевый ураган не оставил от былой роскоши и следа, но Биве смекнул, что все не так плохо, как кажется. Из «Одемар» он перешел в «Омегу», которая тогда входила в группу компаний SSIH, «Сосьете Сюисс пур

л’Индюстри Орложер», предшественницу группы «Суоч» (Swatch Group). «Хоть я был молод, – вспоминает он, – мне было жаль классического часового искусства. Тем более что из богатой традициями кустарной фирмы я перешел в компанию индустриального толка». Как-то раз в юридическом отделе SSIH Биве попалось на глаза упоминание о «Бланпэне»: эта марка хотя и принадлежала группе, но уже много лет никаких часов не производила. Поговорив со своим другом, любителем фондю и наручных паровозиков Жаком Пиге, Биве решил попытать счастья в свободном плавании. Он купил «Бланпэн», по его словам, примерно за 22 000 швейцарских франков. Десять лет спустя, когда «Суоч» выкупила «Бланпэн» назад, последний выпускал в год по 5 000 часов, а его годовой оборот составлял 56 млн франков. Стратегию «Бланпэна» Биве нащупал чисто интуитивно. Он решил, что раз ему, едва разменявшему четвертый десяток, хочется носить механические часы, то и другим представителям его поколения хочется того же самого. И он взял за правило делать все не так, как конкуренты. Сегодня он вспоминает, что в то время большинство часовых фирм оснащали свои модели одними и теми же кварцевыми калибрами, а чтобы выделиться на общем фоне, экспериментировали с формой корпуса и всячески выпячивали свою современность. Он же решил сделать ставку на круглый корпус, выглядевший так, будто его изготовили полвека, а то и век назад. «Я добавил индикацию фаз Луны, как раз чтобы «состарить» часы, – поясняет Биве. – Часы с календарем и фазами Луны в середине циферблата выглядели старинными, классическими и навевали ностальгию». Не мог остаться незамеченным и ремешок из страусиной кожи сочного эрмесовского оттенка: у остальных почти все часы были на

Фотография Фреда Мерца – Rezo.ch

REVOLUTION

180

Жан-Клод Биве в молодости


REVOLUTION

181

Первые лица

+Fathers - 7_Jean Claude Biver.av.IK!.dr.indd 181

25.02.12 2:40


REVOLUTION

182

Часовая индустрия

+Fathers - 7_Jean Claude Biver.av.IK!.dr.indd 182

25.02.12 2:41


Однокнопочный хронограф с полным календарем Villeret Chronographe Monopoussoir Quantième Complet ( г.) – высшее воплощение бланпэновской эстетики. В нем продолжаются лучшие традиции часового дела, которые Жан-Клод Биве отстаивал все то время, пока руководил маркой, хотя рынок был наводнен кварцевыми моделями в модных корпусах

Биве – прирожденный харизматичный лидер; когда он рядом, кажется, что все возможно. Своей неуемной энергией и неугасающим энтузиазмом он приводил в движение не только людей, но и целые фирмы. А еще у Биве есть дар наводить мосты между человеком и машиной, фантазией и реальностью. Еще давно он рассказывал мне, как к нему, словно тень отца Гамлета, являлся дух Бланпэна и давал наставления относительно развития марки. А в другой раз, представляя обновленную модель Fifty Fathoms, Биве сообщил, что специально подбирал для нее звук вращающегося ободка таким образом, чтобы казалось, будто открывают старинный сейф.

Я проникся уважением: если человек прислушивается к ободкам, значит, ушел в часы с головой и сумеет преподнести их покупателю так, что пальчики оближешь. Биве считает, что глубокое понимание часовой специфики вкупе с развитой интуицией необходимо любому, кто работает с часами. Он против того, чтобы наводнять отрасль пришельцами из других областей: «Огромное различие между 80-ми годами и сегодняшним днем состоит в том, что тогда мы были убеждены: управлять компанией может только тот, кто постиг часовое дело изнутри. Тот, кто понимает дизайн, умеет читать символику часов, знает, какой длины должна быть секундная стрелка или часовая метка. У настоящего руководителя такие вещи должны от зубов отскакивать. В те годы все жили часами и молились на них. А сейчас полно управленцев, которые раньше занимались, к примеру, одеждой или автомобилями и которые в часах ничего не смыслят. Вот вам и разница. Сегодня считается, что для работы в часовой отрасли достаточно экономического образования или удачного опыта по продаже машин, а отсюда вытекает совсем другая атмосфера и другое отношение к маркам». Продав «Бланпэн» группе «Суоч», Биве поработал под руководством ныне покойного Николаса Хайека. Сегодня об этом периоде он вспоминает со смешанными чувствами. С одной стороны, достижения Биве в «Омеге» по сравнению с тем, чего он добился с двумя другими марками, представляются довольно скромными. Но с другой – никто не сомневается: в том, что сегодня «Омега» по объемам продаж, проникновению на рынок и цене вплотную конкурирует с «Ролексом» (Rolex), есть большая его заслуга. Для Биве обновление «Омеги» было интересно тем, что предстояло выпускать часы не на свой собственный вкус, как это было с «Бланпэном», а проникнуть в умы поклонников «Омеги». Обретенное здесь умение перевоплощаться сослужит Биве хорошую службу, когда он будет совершать последний и самый впечатляющий из своих «реанимационных» подвигов.

183

браслетах, словно враставших в корпус. Итак, сформировалась четкая идея, был подобран подходящий механизм, Биве поработал с дизайнером ЖаномФрансуа Аслером (Jean-François Hasler), который прекрасно понял его замысел, и уже через полгода на свет появился прототип, пригодный для демонстрации покупателям. Сегодня такие сроки немыслимы. На то чтобы получить добро от маркетологов, дизайнеров, сбытовиков и производственников да еще и учесть все их поправки, уходит до двух лет, на протяжении которых проводятся исследования рынка, потенциальных клиентов собирают в фокусгруппы и обсуждаются будущие рекламные кампании. А в те годы хватало одного целеустремленного человека и нескольких тысяч франков. Насколько нравы с тех пор изменились, я понял несколько лет назад, когда разговаривал с Жан-Клодом о первых бланпэновских часах. Я спросил, какие корпуса у него вышли раньше, золотые или стальные, на что он мне рассказал забавную историю. Сперва появились модели в стальных корпусах, но, когда Биве показал их Маркусу Маргулису (Marcus Margulies), легендарному лондонскому импортеру, от мнения которого подчас зависели судьбы целых марок, тот запросил партию из 100 экземпляров в корпусах из 18-каратного золота. Биве признался, что денег на золотые корпуса у него нет, и Маркус согласился внести предоплату, чтобы Жан-Клоду было на что закупить золото. Даже и сегодня Жан-Клод Биве работает как проклятый. Пока не ответит на все электронные письма, спать не ложится, а типичная неделя его жизни выглядит примерно так: из Южной Америки, где он оказался по делам, Биве летит домой, по дороге заглянув в какую-нибудь европейскую столицу, проводит день-два на фабрике, пару вечеров уделяет семье, а потом спешно летит в Азию. Тридцать лет назад, когда разъезжать по всему миру часовым деятелям еще не приходилось, а энергия у молодого Жан-Клода била через край, он каждый день вставал в пять утра и шел на пробежку. Более того, все его ближайшие сотрудники тоже должны были надевать кроссовки и трусить вслед за боссом. Но зато

REVOLUTION

Фотография Михаэля Хаури

Первые лица


Часовая индустрия

К началу 2004 г. отношения между Жан-Клодом Биве и «Суоч» совсем разладились. Когда мы с ним встретились, он показался мне усталым, постаревшим и явно разочарованным своей ролью в этой группе компаний. Он даже обмолвился, что собирается завязать с часами и податься в текстильную промышленность. Любопытно было бы посмотреть, что он натворил бы в текстиле (наверное, вернул бы моду на чинц и туаль де жуи), но судьбе было угодно распорядиться иначе: к нашему герою обратился Карло Крокко (Carlo Crocco) и предложил ему взять на себя управление маркой «Юбло». В начале 80-х «Юбло» оказалась на волне успеха: часы из драгоценных металлов на каучуковых ремешках

по тем временам были писком моды, именно такие могли бы носить герои нашумевшего тогда сериала «Полиция Майами: Отдел нравов». Но четверть века спустя марка оказалась на грани исчезновения. За год продавалось меньше 10 000 часов по средней цене 2 000 евро, а рынок сбыта ограничивался почти что одной Испанией и несколькими испаноязычными странами. Так что Крокко оставалось надеяться только на Биве, которому в случае согласия предстояло резко сменить область деятельности. Он-то привык работать с грандами часового дела, а тут ему предлагали связаться с маркой, которую большинство людей ни во что не ставили. «Это как будто ты играл в Лиге чемпионов, а потом тебя позвали в клуб второго дивизиона, – вспоминает он. – Решиться заново начать с самого низа – для этого нужна известная смелость». Впрочем, как только Биве взялся за «Юбло», стало ясно: успех будет. Помню, летом 2004 г. мы с ним встретились в итальянском ресторане «Рива» в Лондоне, и он минут пятнадцать рисовал и писал на скатерти черным

REVOLUTION

184

Концепция сплава предполагает совмещение классического золота с резиной и другими материалами

фломастером всякую всячину: схематические изображения солнца, двух облаков, дерева и земной коры, потом различные стрелки, слова «горячо», «холодно», «сплав», «инь», «ян» и еще россыпь каких-то эзотерических символов. Он вычленил то, что поспособствовало былой славе «Юбло», – противопоставление золота и резины. Теперь же в распоряжении часовщиков оказалось гораздо больше материалов: вот уже на протяжении нескольких лет в часах понемногу применяли углеволокно, керамику, металлы с покрытиями, полученными осаждением из газовой фазы. Биве все эти новации собрал, обозначил словом «сплав» и поставил на службу обновленной «Юбло». Опираясь на свой 30-летний опыт в классическом часовом деле и в то же время учтя и по-своему интерпретировав пожелания современных потребителей, Биве показал на «БазельУорлде-2005» часы «Большой взрыв» (Big Bang), а в июне того же года, к изумлению многих, они уже появились в продаже. Что было дальше, пересказывать нет смысла: вы и так знаете. Достаточно упомянуть лишь один красноречивый факт: летом 2008 г. группа LVMH купила «Юбло» примерно за 480 млн швейцарских франков (то есть 20-процентный пакет Биве был оценен почти в 100 млн). Иными словами, за время, которое у крупной компании уходит на создание одной новой модели, Биве вернул к жизни целую марку и продал ее за полмиллиарда швейцарских франков. Хотя в данном случае успех Биве принесли беспардонно современные часы, бизнес-модель осталась прежней, бланпэновской. Только с «Юбло» набравшийся опыта управленец реализовал ее всего за три года. Не исключено, правда, что больше подобных чудес нам увидеть не придется. Тридцать лет назад, когда возрождался «Бланпэн», гигантских конгломератов в часовой отрасли еще не было. У группы «Ришмон» (Richemont Group), тогда называвшейся Vendôme, кроме «Картье» (Cartier) почти ничего не было; «Суоч» в роскошном сегменте не работала, а LVMH вообще торговала только спиртным и чемоданами. Их место занимали мелкие фирмы, управляемые своими владельцами, которым не приходилось рассчитывать


Первые лица

Сегодняшним оглушительным успехом Hublot, вошедшая в группу LVMH, обязана в первую очередь гению Жан-Клода Биве

в руки Рикардо Гуадалупе Биве передал управление компанией «Юбло». Гуадалупе был назначен генеральным директором марки, а сам Биве пока что не нашел в себе сил полностью отказаться от участия в деятельности фактически воссозданной при его активном участии марки. Жан-Клод остается, и роль его в дальнейшем развитии бизнеса будет далеко не последней – он занимает пост председателя совета директоров «Юбло», ответственного за стратегические решения и развитие коллекции, также он будет координировать связи с общественностью, коллекционерами и друзьями марки. «Есть время учиться, время действовать, время передавать дела другим и время идти дальше». ★

REVOLUTION

Так что, конечно, проделать подобную штуку в начале XXI в. мог только Жан-Клод Биве с его репутацией и неугомонным характером. Но сегодня ему уже перевалило за 60, и он все чаще подумывает уйти на покой. Вариант с работой «на полставки» ему абсолютно не подходит: Жан-Клод Биве

как динамик без ручки громкости, его можно только включить на полную мощность или выключить совсем. Он по-прежнему любит часовое дело, но любит и свою семью. Недавно ушла из жизни целая плеяда часовых деятелей его поколения, и под влиянием этих потерь, особенно смерти Джино Макалузо, Биве пересмотрел приоритеты. Без Жан-Клода часовая отрасль потускнеет, но совсем дух Биве не сгинет: его дело продолжают такие последователи, как Филиппе Певерелли (Philippe Peverelli) в «Тюдоре» (Tudor) и Жан-Фредерик Дюфур (Jean-Frédéric Dufour) в «Зените» (Zenith). И, конечно, не будем забывать о Рикардо Гуадалупе (Ricardo Guadalupe), который в «Юбло» исполнял роль верного Санчо Пансы Биве. Немалую честь Гуадалупе делает тот факт, что Биве смотрит на свой уход из отрасли, которую он отчасти создавал своими руками, все спокойнее. Он признает, что после него многое пойдет по-новому. Но добавляет: «По-новому не значит плохо». Новых времен не пришлось долго ждать. С 1 января 2012 г. именно

185

на финансовую мощь «старшего брата». В то время производителю было легче попасть на витрины первоклассных ювелирных магазинов: все решало качество часов да отношения с владельцем бутика. Что касается рекламы, ее покупали по чуть-чуть. «Раньше, – вспоминает Биве, – если купишь сразу дюжину рекламных полос, все с ума от радости сходили. А сегодня попробуй в хорошем месте заказать всего 12 страниц – скажут: “Простите, ничем помочь не можем”». А поскольку поставщики не ходили на задних лапках перед несколькими крупными заказчиками, а работали с самыми разными фирмами помельче, начинающей марке легче было договориться о небольшой партии циферблатов или стрелок.

+Fathers - 7_Jean Claude Biver.av.IK!.dr.indd 185

25.02.12 2:41


Часовая индустрия

НЕ НА ВТОРЫХ РОЛЯХ Алексей Кутковой

И

(Blancpain) 1990 года, и в лекультровской ограниченной серии Reverso Ͳͬème 1991 года, и в часах Lange ͭ 1994 года. Идеи Гюнтера Блюмляйна, ушедшего от нас в 2001 г., до сих пор во многом определяют развитие марок созданной им часовой группы LMH (Les Manufactures Horlogeres, «часовые мануфактуры» – заметьте, что столь необходимое современным часовым маркам слово «мануфактура» уже в 1991 г. значилось на флаге группы LMH), марке «Бланпэн» приходится мириться со стратегией, унаследованной от Жана-Клода Бивера, создателя концепций. Большие группы доминируют; понятно, что это естественный ход вещей в посткризисные времена, и тем ярче

выглядят достижения стойко сохранявших дух независимости главы «Патека» Филиппа Штерна, главы «Брайтлинга» Теодора Шнайдера, главы «ЖирарПеррего» Луиджи Макалузо и человека, возродившего «Улисс Нарден» – Рольфа Шнидера. Отдавая должное этим гигантам часового бизнеса, хочется дополнить повествование упоминанием тех людей, чей вклад в развитие часовой индустрии, может быть, не столь ярок, но фундаментален, не очень заметен при поверхностном взгляде, но впечатляющ при скрупулезном расследовании, или же, что тоже бывает, намеренно закамуфлирован. О значимости тех или иных персон можно спорить, однако без них все сложилось бы иначе. ★

REVOLUTION

186

не на третьих, и не на четвертых. Именно им, провидцам, энтузиастам, умным и энергичным, мы в значительной степени обязаны тем, что представляют собой сейчас современная часовая индустрия и современное часовое искусство. Николас Георг Хайек, собирающий части этой индустрии воедино, показал, как высокотехнологичное оптимизированное производство недорогих пластиковых часов можно обратить в историю эмоциональную и как это четко акцентированное эмоциональное отношение к часам кварцевым со временем распространилось на часы механические, часы традиционные. Отблеск стратегии «Суоч» (Swatch) мы замечаем и на увидевшем свет в 1989 г. патековском «Калибре 89», и в серии ультратонких часов Six Masterpieces марки «Бланпэн»

+Fathers - 8_ShadowLeaders.av.IK.dr.indd 186

25.02.12 2:42


Серые кардиналы

Франко Колоньи. Великий программист

Андре и Патрик Хайнигеры. Всегда в тени «Ролекс». Марка, которая по различным оценкам забирает в Швейцарии от четверти до трети годового экспорта часов, никогда не жаловалась на недостаток внимания, однако во всем, что касалось какой-либо информации о своей деятельности, неизменно пребывала в состоянии «без комментариев». Тем не менее, как трудно забыть про «от четверти до трети годового экспорта», так же трудно забыть о человеке, сказавшем некогда: «“Ролекс” – это не часовой бизнес, «Ролекс» – это бизнес люксовых товаров», – об Андре Хайнигере. Он пришел на работу в «Ролекс» в г., в г. стал генеральным директором компании и занимал этот пост до г. Андре Хайнигер превратил часы «Ролекс» в то, что нынче принято называть статусным символом (американцы и итальянцы до сих пор не могут от этого избавиться), не просто в глобальную, но в наиболее ценную часовую марку мира. В г. гендиректором «Ролекса» стал сын Андре Хайнигера Патрик, и они вместе начали придавать марке производственную независимость. Интересные подробности этого процесса скрыты за фирменным «без комментариев», однако сейчас уже можно собрать многие

кусочки предложенной нам господами Хайнигерами головоломки: поворот начинался в -е, когда была затеяна разработка линейки собственных механизмов – например, стоит вспомнить громко прозвучавший в конце -х отказ от закупок зенитовского механизма «Эль Примеро». Тогда же в «Ролексе» поняли, что нечего помышлять о настоящей независимости без собственного производства спиралей, да и всего узла баланса. Этой теме был неявно посвящен выпуск новых моделей Prince, первых и пока единственных всамделишных часов «Ролекс» с фабрично установленным прозрачным окном задней крышки корпуса. «Ролекс» заказывает для себя фирменный сорт нержавеющей стали L, а также фирменное золото Everose – словом, идет своим путем. Похоже, Хайнигеры сделали свое дело. Патрик Хайнигер ушел с поста с негласным скандалом – швейцарская газета «Ажфи» отметила, что факт его отставки, возможно, был связан с потерей вложенного Патриком миллиарда франков в организованной Бернардом Мэдоффом уоллстритовской пирамиде. Компания «Ролекс» высказала официальное несогласие с такой трактовкой. Что ж, в их манере отрицать все что угодно, но мы-то знаем, что «Ролекс» – это люксовый бизнес, и проколам «Ролексам» тоже к лицу быть люксовыми. ★

Влияние Франко Колоньи на современное и будущее часовое дело не ограничивается лишь бизнесом – из бизнесменов в часовом деле он выделяется тем, что целенаправленно действует в направлении предварительного формирования спроса, если хотите – программирования спроса. Он пишет книги – не книжки, но книги – о «Картье», «Вашероне», «Пьяже», других часовых марках. Он один из организаторов первостепенной по значимости часовой выставки мира – Салона SIHH в Женеве. Он один из тех, кто разглядел важность Интернета в пропаганде часового искусства – благодаря его активной позиции развивается один из ведущих часовых сайтов HauteHorlogerie.org. ★

187

Патрик Хайнигер

REVOLUTION

Франко Колоньи

Франко Колоньи – мастер стратегических решений. Иногда создается впечатление, что он живет, лет на десять, а то и на двадцать опережая настоящее время. Влиятельная группа часовых и ювелирных марок «Ришмон» (Richemont Luxury Group) росла с его деятельным участием, а изначальным шагом в этом направлении было учреждение в г. первого представительства марки «Картье» (Cartier) за пределами Франции – компании «Мюст де Картье Итали» (Must de Cartier Italie). «Мюст де Картье» – под этим лозунгом ровно в то время Ален-Доминик Перрен провозгласил в Париже начало новой эпохи в истории прославленной марки, а Франко Колоньи в далеко не самый простой для часового бизнеса период затеял переустройство структуры продаж «Картье». Для тех, кто больше следит за часами, чем за часовым бизнесом, Франко Колоньи скорее известен как человек, разглядевший потенциал малоизвестной широкому кругу ценителей часового искусства марки «Оффичине Панераи» (Officine Panerai) и организовавший в г. ее приобретение корпорацией «Вандом» (Vendôme Luxury Group, так называлась группа часовых и люксовых марок, собранных под «зонтиком» «Картье»: «Альфред Данхилл», «Бом э Мерсье», «Клоэ», «Лансель», «Монблан», «Пьяже» и «Вашерон Константин»). Хотя редкие эстеты четко делят «Панераи» на эпохи до группы «Вандом» (pre-Vendôme Panerai) и после, но вряд ли кто-то будет отрицать, что именно поствандомская «Панераи» и есть та самая всемирно известная марка с неисчислимой армией страстных поклонников-панеристов.


Часовая индустрия

Людвиг Охслин

REVOLUTION

188

Эрнст Томке. Большой босс маленьких деталей Эрнст Томке – типичный кризисный менеджер. Он оказался во главе ведущего швейцарского производителя механизмов – фирмы ETA – в наиболее тяжелый для всей швейцарской часовой индустрии период – в г. Пространство принятия решений в то время было сужено до предела: завоевавшая рынок кварцевая технология требовала консолидации производства для массового производства недорогих кварцевых механизмов. Томке понял, что перед опасностью окончательной японской экспансии с внутришвейцарской конкуренцией можно подождать. Под его руководством фирма ETA была объединена с конкурентом – фабрикой механизмов «А. Шильд» (A. Schild). Объединенная компания инвестировала в автоматизированные производственные линии. Под его руководством ETA окончательно победила в необъявленной гонке по конструированию и производству наиболее тонких кварцевых часов: «сумасшествие» было остановлено на уровне в , мм (проект назывался Delirium Tremens, в переводе с латыни – «трясущееся помрачение», или белая горячка). Мелочи, но швейцарцы показали, что они сильны не только в традиционной «механике». Мелочи эти имели далеко идущие последствия: изобретения и технологии, наработанные в проекте ультратонких кварцевых часов, потребовались в разработке новых массовых швейцарских кварцевых часов «Суоч». Томке (вместе с Элмаром Мокком и Жаком Мюллером) называют одним из отцов «Суоч». Под руководством Томке производство основных марок группы – «Омега», «Лонжин», «Тиссо» – было переведено на ETA. Томке не забывал и о «механике», сохранив производство лучших механизмов, и фабрики ETA на долгие годы стали основой для возрождения славы традиционных механических швейцарских часов. «Кварцевый кризис» кончился, и в г. Томке стало нечего делать в SMH (так тогда называлась корпорация, известная сейчас как группа «Суоч») – и он ушел. С г. остался один официальный «отец “Суоч”» – Николас Г. Хайек. ★

Людвиг Охслин. Алхимик

Жеральд Шарль Жента. Дизайнер от Бога

«И случай, о Бог-изобретатель…» Эти слова, тщательно изъятые в советские времена из знаменитого пушкинского пятистишия, как нельзя лучше ложатся на жизненную канву Людвига Охслина. Именно благодаря случаю он подружился с Рольфом Шнидером, владельцем марки «Улисс Нарден» (Ulysse Nardin), остро нуждавшейся для подтверждения амбиций в необыкновенных сложных механических часах. И Охслин изобрел такие часы, и не одни! «Первенцем» были часы Astrolabium Galileo Galilei г., в г. появились вторые часы из астрономической «Трилогии времени» – Planetarium Copernicus, а в г. – третьи, Tellurium Johannes Kepler. Он не остановился и продолжил придумывать новые конструкции, однако нельзя сказать, что Охслину не хватило лавров изобретателя «Трилогии времени». Он живет вне рамок такого восприятия жизни. Как настоящий ученый в средневековом понимании соответствующего состояния ума, он пытливо оглядывает известный ему ландшафт часового дела в попытках найти те темные места, которые ему было бы интересно осветить своим интеллектом. Он изобрел вечный календарь, который действует без единого рычага и который поэтому можно переключать как вперед, так и назад; он придумал новый ход, для которого решил применить кремний. После чего изобрел кремниевую спираль, и ему не досталось за это изобретение ни франка. Он придумал еще множество других устройств и механизмов – в будущем нас ждет знакомство с его неизвестными поныне изобретениями. ★

Трудно представить современное часовое искусство без тех часов, что были сделаны при его непосредственном участии. Хрестоматийный пример – знаменитые одемаровские часы «Роял Оук», -летие которых будет в этом году отмечать компания «Одемар Пиге» (Audemars Piguet). К великому сожалению, уже в отсутствие самого Жента. Жеральд Жента не просто сделал еще одни привлекательные часы спортивного стиля, он перевернул наши представления о том, чего же мы хотим от спортивных часов. В определенном смысле можно сказать, что Жеральд Жента – отец всех современных спортивных часов. Найдите спортивные часы без винтов по ободку! Но не только «Роял Оуком» единым останется Жента в наших сердцах. Он создавал действительно новые вещи, и даже часовые марки не всегда могли достойно распорядиться тем, что он для них делал. Можно вспомнить почти позабытые ныне часы, например, омеговские часы «Симастер», известные как «черепашка». В нашей памяти останутся его замечательные миккимаусовские часы – лучшее воплощение масскульта в высоком часовом искусстве: Уорхол и Дали нервно курят в сторонке. Вряд ли мы забудем его «Гран Соннери» – часы барочно-роскошные, нарочито механистические. Останется бронза его часов «Жефика», останутся стекловолокно и углепластик, которыми он начал украшать часы своей ныне несуществующей марки «Жеральд Жента»… ★

Жеральд Шарль Жента


Серые кардиналы

Освальдо Патрицци. Тощий поэт стрелок

Эдмон Капт. Мистер «7750» В г. состоялись грандиозные премьеры автоматических механизмов с функцией хронографа – свои механизмы показали компании «Зенит» (Zenith, калибр El Primero), «Сейко» (Seiko, калибр A), «Хойер» / «Брайтинг» / «Бюрен» (Heuer / Breitling / Buren, калибр ), и по сей день ведутся споры, кто же из них был первым. Однако победителем в гонке автоматических хронографов стал тот механизм, что запоздал – Valjoux . Компания «Эбош SA» (Ebauche SA), запоздавшая с разработкой такого механизма, тем не менее, заинтересовалась этой идеей и поручила конструирование автоматического хронографа молодому часовщику Эдмону Капту. К г. Капт с работой справился, причем настолько хорошо, что сконструированный им калибр часто сравнивают с автоматом Калашникова – он прочен, надежен, недорог в производстве и легко трансформируется для изменения либо дополнения функциональности. Калибр вместе с другими рабочими лошадками из ассортимента ETA – автоматическими калибрами и , – это тот джентльменский набор, на который уже в течение трех десятков лет полагались практически все те швейцарские часовые марки, что желали разнообразить свой «кварцевый» ассортимент часами автоматическими. Калибр сегодня самый распространенный автоматический механизм хронографа, и этим он обязан прежде всего профессионализму Эдмона Капта, не допустившего никаких серьезных промахов в его конструировании. Калибр – это «железный стандарт», на который ориентируются все разработчики хронографических механизмов, хоть сколько-то ориентированные на серийное производство. ★

Освальдо Патрицци

REVOLUTION

Освальдо Патрицци построил инструмент, позволивший хоть в какой-то степени навести порядок в оценке достижений часовщиков прошлого, а его давний партнер по аукционному бизнесу Габриэль Тортелла постарался навести порядок в том, что касается оценки часовщиков современных. Говорят, он начинал с должности управляющего столовкой при ЦЕРНе. Затем, после работы с Патрицци, основал в г., то есть в самые тяжелые для швейцарских часовщиков времена, вместе с журналистом ЖаномКлодом Питтаром ежемесячный журнал «Трибюн дез Ар», посвященный пропаганде искусства часового и также всех прочих искусств, причем последние преподносились в качестве «приправы». В г., когда о кризисе в часовой индустрии можно было говорить исключительно в терминах перепроизводства турбийонов и маленьких, но гордых часовых марок, Тортелла с Питтаром под патронажем властей Женевы организовали Женевский Гран-при высокого часового искусства (Grand Prix d’Horlogerie de Genève). Не «Часы года по версии “Трибюн дез ар”», но «Гран-при Женевы», что для околочасовой общественности звучало примерно так же, как и «Гран-при всего обитаемого мира». Несмотря на все перипетии и проколы гранпришного бизнеса (а это бизнес, и никто того не отрицает), связанные, прежде всего, со взаимодействием с капризными большими игроками швейцарского часового бизнеса – «Ролексом» и «группами», а также с не менее капризными игроками независимыми, Тортелле удалось постепенно превратить «Гран-при Женевы» в событие, вызывающее у публики наибольший интерес, как минимум, по сравнению со всеми подобными мероприятиями. Тортеллы, увы, уже нет с нами, но сделанный им «Гран-при» заставляет раз в год серьезно задуматься об итогах уходящего года и о том, что он принес часовому искусству. Что и требовалось доказать. ★

189

Габриэль Тортелла

Габриэль Тортелла. Изобретатель Гран-при

До него такова была традиция – антикварными часами как бизнесом занимались энтузиасты-одиночки да антикварные лавочки. Мысль о том, что на антикварных часах можно построить серьезный международный бизнес, казалась дикой. Такая мысль пришла в голову Освальдо Патрицци, прозванному за дотошный интерес к мелочам, представлявшимся многим малозначительными, тощим поэтом стрелок. Вместе с Габриэлем Тортеллой он в г. основал специализированный часовой аукцион «Антикворум», который стал тем местом, где часы известных и безвестных марок превращались из старья, интересующего разве что фриков, в историческое достояние и объекты коллекционирования. Технология этого чудного превращения понравилась тем часовым маркам, что полагали полезным для своей текущей деятельности подтвердить современные достижения достижениями историческими и подкрепить факт превращения медленным, но стабильным ростом оценок и аукционных результатов, а то и грандиозными аукционными рекордами. Заодно это помогло и тем фирмам, что занялись созданием собственных музейных коллекций, и известно множество примеров, когда выдающиеся часы, что можно назвать краеугольными камнями музейных коллекций, приобретались именно на аукционах, и чаще всего на «Антикворуме». Еще одним не планировавшимся заранее результатом работы Освальдо Патрицци и его аукционного дома «Антикворум» было возрождение интереса к часам ностальгического стиля – многие марки обратились к своей истории и радуют поклонников переизданиями интересных моделей часов из прошлого. ★

+Fathers - 8_ShadowLeaders.av.IK.dr.indd 189

25.02.12 2:42


Часовая индустрия

ЗАГЛЯДЫВАЯ В БУДУЩЕЕ Алексей Кутковой

Э

REVOLUTION

190

то интересно – представить, как в будущем, скажем, лет через пятьдесять, мог бы выглядеть список тех, кто в наибольшей степени в ответе за то состояние часового дела, которое мы пока еще и вообразить не можем. Конечно, будущее нам неведомо и, более того, непредсказуемо, однако вместо того, чтобы заниматься бесполезным перебиранием нитей современности в попытках предугадать, как все сложится, давайте попробуем вообразить, какие идеи, изобретения или действия представляются настолько удачными, прорывными, яркими, чтобы мы могли быть хоть в какой-то степени уверенными в том, что завтра о них не забудем. Разумеется, список людей, оказавших наибольшее воздействие на развитие часовой индустрии, что будет составлен через пять или десять лет, будет другим, и лишь в этом можно не сомневаться. Но все же попробуем угадать, кого мы назовем отцами современной часовой индустрии спустя десятилетие?


Лидеры будущего

Ги Семон. Космонавт часового дела

Вальтер фон Кенэл. Покровитель музейного духа

Поначалу затея Ришара Милля, предлагавшего футуристического стиля наручные турбийоны по двойной относительно разумного уровня цене, казалась обреченной. Однако он оказался настолько способен заражать людей тем, во что верил сам, что в результате обаянию часов «Ришар Милль» (Richard Mille) поддались, похоже, все. Ришар Милль показал, что высокое часовое искусство не просто многолико, он изобрел еще одно – современное – его лицо, пусть оно и выглядит футуристически. Ришар Милль перевел прицел дизайнерского интереса с внешности часов на внутренние ценности – на механизм, – и сделал механизм главным героем постановки, известной нам под названием «Современное часовое искусство». Новый стиль Ришара Милля пришелся впору современности, так как сейчас трудно представить часовое производство без токарных и фрезерных станков с компьютерным управлением, а конструкторов – без специализированных программных средств, позволяющих не только проектировать механизмы, корпуса и иные детали, но и выводить из в трехмерное виртуальное пространство. ★

Ги Семон, сейчас руководитель всего, что касается новых разработок в «ТАГ Хойер» (TAG Heuer), начинал свою работу в этой часовой фирме с доведения до нужной для серийного производства кондиции блестящего проекта ЖанаФрансуа Рюшонне – механизма часов Monaco V с ременной передачей. Ги Семон не остановился на том, а продолжил. Он изобретает новые направления часового дела, среди разрабатываемых под его руководством проектов – новый ход на работающем как спираль магнитном поле, быстрый -герцовый ход и сверхбыстрый -герцовый ход. Что еще способен изобрести этот человек? ★

Вальтер фон Кенэл, с г. президент замечательной часовой фирмы «Лонжин» (Longines), на первый взгляд представляется консерватором из консерваторов. Но только на первый. Несмотря на жесткие рамки позиционирования марки «Лонжин» в рамках группы (сначала она называлась SMH, сейчас группа «Суоч» (Swatch)), предписывавшие ему жертвовать эстетским отношением к блистательной истории «Лонжин» в пользу массового производства, он позволил себе увлечься превосходными переизданиями многих исторических моделей «Лонжин», находя вдохновение в огромном собрании исторических часов марки. Благодаря поддержке Вальтера фон Кенэла проводились исторические изыскания, печатались книги, причем, не только по истории «Лонжин», расширялся музей марки, и на все это хватало времени и сил задолго до того, как появились первые признаки популярности музейного аспекта современного маркетинга в часовом деле. ★

REVOLUTION

191

Ришар Милль. Отец современных часов

+Fathers - 9_FutureLeaders.av!.IK.dr.indd 191

25.02.12 2:43


Часовая индустрия

Жан-Франсуа Рюшонне. Отец виртуальных часов

Мануэль Эмш. Эстетствующий стратег

год. Еще далеко не все было сказано касательно наиновейшей технологии часового дела – кварцевых механизмах, – а инженер компании «Сюва Сейкоша» (сейчас это «Сейко Эпсон» (Seiko Epson)) Ёсикадзу Акахане уже задумался о том, как объединить электронную кварцевую технологию с традиционной «механикой». В г. на то, что сейчас называется «Спрингдрайв», была подана заявка на патент. Первое официальное сообщение о разработке механизмов на основе принципа «Спрингдрайв» появилось в г., прототипы показали годом позже, а еще через год появилась первая коммерческая модель «Спрингдрайв». К г. в «Сейко» смогли встроить блок «Спрингдрайв» в механизм с автоматическим заводом, и только в этот момент стало окончательно понятно, что у этой уже далеко не новой «новой» технологии есть хорошие перспективы. Дело за малым – «Сейко» должна «открыть» «Спрингдрайв», иначе эту технологию ждет прозябание на окраине живого многообразного мира современных часов. ★

Жан-Франсуа Рюшонне, изобретатель нетривиального часового механизма с ременной передачей Monaco V («ТАГ Хойер») и нетривиальных часов Cabestan с поперечным расположением колесной передачи, турбийоном, фузеей и исполняющим роль заводной головки миниатюрным кабестаном, достоин упоминания в нашем списке не только из-за этих выдумок. В г. он учредил фирму «DMC Консалтинг» (DMC Consulting), решив заняться компьютерными технологиями визуализации часовых механизмов и часов. Идея была проста – помочь часовщикам понять, как будет выглядеть готовый продукт еще на этапе конструирования. Разумеется, технологии создания виртуальных образов не всемогущи, и Жан-Франсуа Рюшонне фактически спровоцировал появление такого понятия, как виртуальные часы, когда потенциальных клиентов знакомят не с реальными часами, но с весьма правдоподобно выглядящим виртуальным предвидением. Недостаток технологии в том, что наличие виртуального прототипа не гарантирует получение реальных часов, однако, в том нет прямой вины Рюшонне. ★

Или стратегически мыслящий эстет? Выбирайте на свой вкус. Руководитель маленькой часовой марки с прекрасной давней историей мог бы сделать с ней все что угодно, и при желании можно припомнить множество примеров того, как из многообещающих проектов получалось что-то невнятное. Мануэль Эмш пришел в «Жаке Дро» (Jaquet Droz), когда эта марка находилась именно в таком невнятном состоянии, и для исправления этой неприятности он воспользовался лишь одним: стратегией большой маленькой секундной стрелки (пусть по-русски это звучит и не столь красиво, как французский оригинал «Grande Seconde»). Исходной точкой для путешествия молодого Эмша в незнакомую тогда еще часовую марку «Жаке Дро» стали старинные карманные часы из богатейшего исторического наследия «Жаке Дро» с необычным циферблатом и той самой большой маленькой секундной стрелкой. Разумеется, глупо считать, что одна эта стрелка «вытащила» всю часовую компанию. Виноват сам Эмш, который из одной дизайнерской идеи развил целую коллекцию великолепно проработанных с дизайнерской и технической сторон часов. Сейчас Мануэль Эмш занят преобразованием марки «Ромен Жером» (Romain Jerome), и от результатов этой его работы во многом зависит, останется ли он в нашем списке через десять лет. ★

REVOLUTION

192

Ёсикадзу Акахане. Объединитель стихий

+Fathers - 9_FutureLeaders.av!.IK.dr.indd 192

25.02.12 2:44


Максимилиан Бюссер. Ценитель талантов

Иван Арпа. Непредсказуемый хулиган

Венсан Перьяр, теперь уже бывший глава часовой марки «Конкорд» (Concord), сделал все, чтобы она взлетела, как будто сверхзвуковой лайнер, – благо название подходило. До того, как он возглавил эту марку, часовая коллекция «Конкорда» представляла из себя то, что проще всего назвать словами «часы-часы». Обширная коллекция, составленная в основном из скромных кварцевых моделей, представляла собой невразумительные результаты попытки сделать «хорошие массовые часы для американского рынка». Насколько можно вообразить, с таким наследием очень трудно управляться, сразу же захочется послать все… Венсан так и сделал. Он просто взял и закрыл «старую» коллекцию, предложив новое позиционирование, новый дизайн, новый маркетинг. Это называлось C – надо думать, «Конкорд ». Год назад он был отправлен в отставку владельцами «Конкорда», однако то, насколько жестко, целенаправленно и мощно была трансформирована марка «Конкорд», поразило многих. Похоже, это вдохновило и его самого: среди наиболее горячих новостей о часовом деле в Сети – информация о разработке его нового проекта «гидравлических» наручных часов HYT. ★

Харизматичный, интеллектуальный и неизменно приятный в общении Максимилиан Бюссер, изобретатель концепции «Опусов», смог поднять «боковую» – часовую – ветвь бизнеса известной американской ювелирной компании «Гарри Уинстон» (Harry Winston) на такую высоту, что та грозит затмить основное блистательно бриллиантовое направление. Бюссер, поставивший на полных фантазии независимых часовщиков, вначале, возможно, и не предполагал, что он придумал не часы, а новый, или не совсем новый, но позабытый и, кроме того, увлекательный способ вести дела: делать бизнес с друзьями. (В скобках стоит заметить, что, пожалуй, это и в какой-то степени опасный способ – легко утратить взаимопонимание и рассориться.)

И наконец, отъявленный хулиган (в хорошем смысле этого слова), изобретатель, дизайнер и провокатор Иван Арпа. Рамки традиционного часового дела для него тесны. Он доказал это фантастическим переворотом, который он произвел с часовой маркой «Ромен Жером». Закрыв невнятную коллекцию часов, предназначавшихся для игроков в гольф, он выпустил часы Titanic DNA, посвященные, как и следовало из названия, печально известному «Титанику». Но не только в этом была блистательная провокация Арпы. В качестве материала для ободка он придумал применить стабилизированную проржавевшую сталь, выплавленную с примесью настоящих стальных обломков «Титаника», поднятых с океанского дна. Ржавчину, которую часовщикам положено ненавидеть, он превратил в нетривиальный дизайнерский объект. Сейчас Иван Арпа уже не работает на «Ромен Жером», воплощая свои самые безудержные фантазии на тему часов в коллекции собственной марки «Артиа» (Artya). ★

Идея работать с друзьями показалась ему продуктивной, и он ушел из «Гарри Уинстона» – сам, на гребне успеха «Опуса». На него обиделись – настолько, что не пригласили отца «Опуса» на десятилетие его детища. Он основал компанию «Макс Бюссер и друзья», пригласил собственно друзей и придумал новый проект, хотя, казалось, что еще можно было изобрести в том же духе после блистательных «Опусов»? Однако остались непридуманные еще вещи. Бюссер сделал «Горологические машины» (их уже с разновидностями наберется, наверное, с дюжину) и «Легаси Машин», на текущий момент одну-единственную. Почему-то верится, что она не последняя. ★

REVOLUTION

Венсан Перьяр. Жесткий переустроитель

193

Лидеры будущего


Водный мир

ДЕЛА ДАЙВЕРСКИЕ Алексей Кутковой

REVOLUTION

194

Ряд технически «заряженных», но чрезвычайно привлекательных специализированных часов с водостойкими корпусами, те, что мы привыкли называть дайверскими, как будто говорит нам: «Пора под воду!» И вовсе не обязательно быть всамделишным ныряльщиком, чтобы позволить себе насладиться крепкими, мужественными, спортивными и стильными часами на своей загоревшей от жаркого летнего солнца руке. Вот только что выбрать? Проблемы, однако, нет – за последние полвека было придумано столько дайверских часов, различающихся не только конструктивно, но и внешне, что впору приступать к собирательству часов, способных выжить в подводном мире.

+Dive.av.IK.ak.dr.indd 194

25.02.12 2:46


REVOLUTION

195

Водный мир

+Dive.av.IK.ak.dr.indd 195

25.02.12 2:46


Водный мир

КРАТКИЙ КУРС ЧАСОВОГО ДЕЛА В ПОДВОДНОМ ПРЕЛОМЛЕНИИ асы, подходящие для того, чтобы поплавать, не снимая их, в море, бассейне или великой реке Волге, – это особая техническая история. Как и всякие часы технического направления, они сформировались как результат воздействия достаточно жестких требований, налагаемых условиями той среды, в которой их предполагается использовать. В случае водостойких часов (интереснее было бы называть их часами для ныряльщиков или дайверскими) это вода, пресная или соленая, давление, от почти атмосферного до сотен атмосфер, темнота, от легкого сумрака до кромешной тьмы глубоких вод, гелий, добавляемый в дыхательную смесь профессиональных подводников… Поколения инженеров, работавшие над тем, чтобы максимально простым, надежным и технологичным способом заставить часы противостоять всем тяготам подводной службы, создали тот конгломерат технических, конструктивных и дизайнерских решений, что придает таким часам особую привлекательность. Давайте разберемся, как именно технические требования сказались на подводных часах. Первой в списке общепризнанных технических требований к дайверским часам значится степень водостойкости корпуса, равная избыточному давлению при 100-метровом подводном погружении либо превышающая эту величину. Большинство дайверских часов обладают более высокой степенью водостойкости – до 200 или даже 300 метров, встречаются и часы, рассчитанные на километровые глубины. На 100-метровой глубине избыточное давление на корпус и стекло часов соответствует примерно ста сорока фунтам на квадратный дюйм (около десяти килограммов на квадратный сантиметр), поэтому каждый квадратный дюйм часового корпуса должен быть прочным, это же относится и к часовому стеклу. Вот почему корпуса дайверских часов, как правило, делают из прочных материалов – нержавеющей стали (традиционный материал для такого рода часов), титана (первой титановые дайверские часы изготовила компания

REVOLUTION

196

Ч

Rolex Oyster образца Фото – Antiquorum

года.

IWC – то были выпущенные в 1982 г. часы «Оушен 2000» (Ocean ) водостойкие до 2000 м), реже иных материалов, которые обязательно должны быть стойкими к воздействию соленой морской воды. Стекла (в последнее время преимущественно сапфировые) должны быть толще обычных. Второе обязательно требование – наличие вращающейся 60-минутной шкалы с четкой нулевой меткой и как минимум пятиминутными метками. Эта шкала предназначена для фиксации времени погружения. Есть два способа пристроить вращающуюся 60-минутную шкалу – установить ее под стеклом или же снаружи на вращающемся ободке. Раз есть внутренняя шкала, значит, придется озаботиться и придумать специальное устройство для установки ее в нужное положение и фиксации там. Обычно для этого ставят дополнительную головку, которую, разумеется, надо сделать хорошо, чтобы два отверстия под оси заводной и устанавливающей головок не давали протечек. Вращающийся ободок в этом отношении проще, так как все детали устанавливаются снаружи корпуса и потому на степень его водостойкости не влияют. Но ободок следует как-нибудь зафиксировать, чтобы случайно не сбить шкалу, и тут начинаются новые трудности. Обычно конструкцию делают достаточно тугой и устанавливают систему, позволяющую вращать ободок только в одном направлении – против часовой стрелки. Если уж по несчастию случайно сдвинешь ободок, то общее время погружения не увеличится, но уменьшится. Лучше всплыть с излишком воздуха, чем вообще без него. Под водой часто бывает темно: на большой глубине либо при погружении ночью или в пещере. Поэтому ту шкалу, которую с таким трудом довели до ума инженеры часовых устройств, и стрелки, что показывают текущее время, нужно разглядеть в потемках. Стандарты говорят, что должно быть обеспечено уверенное считывание показателей на расстоянии 25 см от лица. Конечно, можно было бы воспользоваться электрическим фонариком – но батарейка вдруг возьмет да сядет, так что часовщикам пришлось искать люминофоры либо иные вещества, что способны светиться в темноте. В первой половине XX в. применяли люминофоры


Водный мир

Sea-Dweller Deepsea фирмы Rolex. Сталь, керамический ободок, водостойкость до метров, гелиевый клапан. Калибр с автоматическим заводом, официальный сертификат хронометра COSC

Экстремальный прототип Rolex Deep Sea г., совершивший погружение вместе с батискафом «Триест» на дно Марианской впадины. Часы были закреплены снаружи корпуса батискафа

Submariner Date фирмы Rolex. Сталь мм), керамический ободок, водостойкость до метров. Калибр с автоматическим заводом, официальный сертификат хронометра COSC

REVOLUTION

197

(

+Dive.av.IK.ak.dr.indd 197

25.02.12 2:46


Водный мир

Marine фирмы Omega, герметичность которых гарантировал внешний корпус, закрывавший внутренний корпус с заводной головкой наподобие оболочки спичечной коробки. -е годы. Фото – Antiquorum

REVOLUTION

198

Professional Automatic фирмы Omega. -е годы. Сталь ( х мм, толщина мм). Калибр с автоматическим заводом, минеральное стекло, кнопка фиксации ободка с -минутной шкалой, водостойкость до метров. «Праворукий» вариант. Фото – Antiquorum

Seamaster Planet Ocean фирмы Omega. Розовое золото ( , мм, толщина мм). Калибр с автоматическим заводом, коаксиальным ходом и кремниевой спиралью, гелиевый клапан, водостойкость до метров. Официальный сертификат хронометра COSC


Водный мир

Seamaster Planet Ocean фирмы Omega. Титан ( , мм, толщина , мм), керамический ободок Liquidmetal. Калибр с автоматическим заводом, коаксиальным ходом и кремниевой спиралью, гелиевый клапан, водостойкость до метров. Официальный сертификат хронометра COSC

ЛЮБИТЕЛЬСКОЕ ПОГРУЖЕНИЕ В МИР ДАЙВЕРСКИХ ЧАСОВ Казалось бы, техника диктует очень жесткие рамки, в которых должны

Так должны выглядеть часы Omega Seamaster Planet Ocean в темноте Seamaster Ploprof m на белом каучуковом ремешке

199

к воздействию воды и, что гораздо хуже, воды соленой. Поэтому обычно используют стальные либо титановые браслеты, тканые, каучуковые, силиконовые либо полиуретановые ремешки. Крокодил не годится, хотя и водное животное. Говорят, годится акула, но акул жалко. В-третьих, в конструкции ремешка, браслета или застежки должна быть предусмотрена возможность удлинить ремешок или браслет, чтобы часы при необходимости можно было надеть поверх рукава водолазного костюма, ведь часы под манжетой ныряльщику все равно что пятое колесо телеге. Обычный комбинезон 4-миллиметровой толщины удлиняет 19-сантиметровую окружность запястья примерно на 2,5 см, поэтому в конструкции ремешка или браслета должна быть предусмотрена возможность его удлинения хотя бы на 3 см (с небольшим запасом). Последняя штука, которой хотелось бы завершить нашу экскурсию в технические аспекты дайверских часов, – совсем необязательный для непрофессионалов гелиевый клапан, единственное предназначение которого – производить принудительную или автоматическую декомпрессию корпуса часов, чтобы избыточным давлением гелия, проникающего в корпус из глубоководной дыхательной смеси, не вытолкнуло часовое стекло.

REVOLUTION

на основе радия, но никому не хочется иметь дело с радиацией, так что от него отказались. Сейчас иногда применяют безопасные – если они не попадают внутрь механизма – радиоактивные люминофоры, содержащие тритий, а чаще всего – современные фотолюминесцирующие материалы, способные поддерживать достаточный уровень яркости в течение нескольких часов. На вращающейся 60-минутной шкале люминесцирующим составом помечают как минимум нулевую метку, на циферблате – метки часов, часовую и минутную стрелки. Также обязательно наличие помеченного люминофором индикатора, позволяющего понять, что механизм часов не остановился – как правило, это центральная секундная стрелка. Еще одна очень важная деталь дайверских часов – заводная головка, которая не должна пропускать внутрь корпуса воду ни при каких условиях (разумеется, заранее оговоренных утверждением максимальной степени водостойкости). Поэтому чаще всего ось заводной головки уплотняют несколькими резиновыми кольцами, а саму головку делают навинчивающейся на специальную резьбовую втулку, которая плотно ввинчивается либо запрессовывается в корпус. Но делать так не обязательно – имеются альтернативные конструкции, как например знаменитая защитная скоба корпуса часов «Панераи Люминор» (Panerai Luminor), снабженная рычагом, прижимающим заводную головку к уплотняющему кольцу. Есть еще одна альтернативная конструкция – пожалуй, наиболее старая, она применялась еще в первых водостойких карманных часах, в советских водолазных наручных, да в моделях «Паша де Картье» (Pasha de Cartier) – это навинчивающийся поверх заводной головки защитный колпачок. Некоторые часовые марки используют для герметизации оси заводной головки байонетное крепление, но это редкость: то ли с ними много возни, то ли имеющиеся конструкции настолько хорошо запатентовали, что обходные методы оказываются слишком затратными. К ремешкам и браслетам дайверских часов требования тоже весьма жесткие. Во-первых, материалу следует быть прочным, во-вторых, стойким


Водный мир

Fifty Fathoms Aqualung фирмы Blancpain. Сталь ( мм, толщина , мм). Калибр с автоматическим заводом. Водостойкость до метров

REVOLUTION

200

Ref. Fifty Fathoms Milspec I фирмы Blancpain. -е годы. Сталь ( мм, толщина мм). Калибр N с автоматическим заводом. Фото – Antiquorum

работать конструкторы и дизайнеры подводных часов, однако, если вспомнить все лучшее, что придумали часовые марки в этой области, просто глаза разбегаются: ролексовские «Сабмаринер» (без гелиевого клапана) и «Си-Дуэллер» (с гелиевым клапаном), омеговские «Симастер Профешнл» и «ПлоПроф», панераевский «Луминор», «Акватаймер 2000» производства «Интернэшнл Уоч Компани», лекультровский «Мастер Компрессор», лонжиновский «Ледженд Дайвер», одемаровский «Ройял Оук Оффшор Дайвер», жирарперреговский «Си Хок»… Пожалуй, стоит присмотреться к ним пристальнее. Часы «Сабмаринер Дейт» (Submariner Date) фирмы «Ролекс» (Rolex) – великая классика дайверских часов. В них есть все, что необходимо, и все выполнено так, как должно. Одна из наиболее интересных моделей последних лет – часы, которые принято называть «Сабмаринер Грин» (Submariner Green), у них фирменный зеленый керамический ободок (разумеется, однонаправленный и с 60-минутной дайверской шкалой). Стальные часы – на каждый заплыв, но есть и роскошный зеленый

Seamaster Ploprof m. Сталь ( × мм, толщина , мм). Калибр с автоматическим заводом и коаксиальным ходом, гелиевый клапан, водостойкость до метров. Официальный сертификат хронометра COSC


Водный мир

Вот на чем специализировалась в -е годы фирма Officine Panerai: набор военного подводника Marina Militare – наручные часы, компас, измеритель глубины погружения, фонарик для передачи сообщений азбукой Морзе, нож. Фото – Antiquorum

Fifty Fathoms фирмы Blancpain. Белое золото ( мм, толщина , мм). Калибр с автоматическим заводом. Водостойкость до метров. Ограниченная серия из экземпляров

201

PAM Luminor Submersible m фирмы Panerai. Титан ( мм), стальной ободок. Калибр OP III (переработанный Valjoux ) с автоматическим заводом, гелиевый клапан, водостойкость до   метров. Официальный сертификат хронометра COSC

REVOLUTION

вариант «Сабмаринера» – «Эмеральд» (Submariner Emerald) стоимостью более чем в триста тысяч франков. Их корпус выполнен из белого золота, ободок украшен 36 драгоценными камнями – изумрудами и бриллиантами. И как с этим уходить под воду? Часы «Си-Дуэллер Дипси» (Sea-Dweller Deepsea) – старший брат «Сабмаринера» с корпусом тринадцатикратной водостойкости, гелиевым клапаном и серьезным характером. Тут никаких вольностей не положено – сталь, черный керамический ободок и черный циферблат, а про зеленый цвет и уж тем более про изумруды с бриллиантами забудьте. Все часы «Омега» (Omega), с которыми можно без раздумий отправляться под воду, собраны в коллекции «Симастер» (Seamaster). Диапазон широкий – от женских дайверских моделей «Симастер Плэнет Оушен» (Seamaster Planet Ocean) с корпусом из розового золота с бриллиантами до технически строгих мужских моделей с титановым корпусом и керамическим ободком. «Старший брат» в коллекции водостойких часов «Омега» – часы «Симастер Плопроф 1200 М» (Seamaster Ploprof M), выпущенные как римейк часов «Плопроф» 1970-х годов, для которых была придумана фирменная система фиксации вращающегося ободка с 60-минутной шкалой при помощи установленной на специальном выступе корпуса боковой кнопки. Часы «Плопроф 1200 М» предлагаются не только на модных сейчас каучуковых ремешках (роскошно смотрится модель на белом каучуковом ремешке), но и на массивном стальном браслете миланского плетения, который еще называют акульим браслетом – «shark bracelet». Компания «Панераи» (Panerai) – один из законодателей моды в области водостойких часов, однако, как ни странно, в текущей коллекции дайверских моделей немного. Причина, видимо, в том, что большой массивный корпус «Луминор» (Luminor, все дайверские часы принадлежат этой коллекции, за исключением гигантских часов «Эджицьяно») становится еще более громоздким на вид с добавлением обязательного вращающегося ободка с минутной шкалой. Но нас ведь этим не испугаешь, верно? Поэтому удивляемся, но с опаской, 60-миллиметровому титановому


Водный мир

IWC Aquatimer Chronograph – сталь ( мм, толщина мм). IWC Aquatimer Automatic – сталь ( мм, толщина мм). IWC Aquatimer Deep Two – сталь ( мм, толщина , мм)

REVOLUTION

202

Master Compressor Diving Pro Geographic фирмы Jaeger-leCoultre. Титан ( , мм), водостойкость до м. Калибр с автоматическим заводом. Механический указатель глубины погружения, указатель времени второго часового пояса

корпусу часов «Эджицьяно» (Egiziano), восхищаемся часами «Луминор Сабмерсибл 2500 м» (Luminor Submersible m) тоже с титановым корпусом грандиозной степени водостойкости – до двух с половиной километров (если сказать в метрах, это не будет так впечатлять), радуемся появлению бронзы в часовой коллекции «Панераи», а именно новинке из коллекции этого года – уникальным бронзовым дайверским часам «Луминор Сабмерсибл 1950 Бронзо РАМ382» с автоматическим заводом и трехдневным запасом хода (Luminor Submersible Days Automatic Bronzo PAM ), которые, чем дольше их носишь, тем прекраснее становятся… Марке «Бланпэн» (Blancpain) не удается изготовить дайверские часы лучше, чем их знаменитые «Пятьдесят морских саженей», выпуск которых начался в 1950-е годы. И дело не только в красивой истории «Фифти Фэтомз» (Fifty Fathoms), связанной с изобретателем акваланга и пионером дайвинга Жаком-Ивом Кусто, просто те часы, что могли бы рассчитывать на роль старшего брата – а мы уже привыкли, что в дайверских коллекциях часто встречается старший брат, – «500 Фэтомз», никак на эту роль не годятся. Видимо, конструкторов и дизайнеров «Бланпэна» опутывает по рукам и ногам очарование настоящих всамделишных часов «Фифти Фэтомз», и они понимают, что не в состоянии сделать часы лучше, чем эти. Так продолжается многие годы, а мы пока радуемся

тому, что современные модели «Фифти Фэтомз» заслуживают самого теплого одобрения, как, например, черная модель «Фифти Фэтомз Акваланг» (Fifty Fathoms Aqualung) 2011 г. (легко догадаться, что она посвящена изобретателю акваланга), да и хорошо знакомые темно-синие часы «Фифти Фэтомз» тоже выглядят превосходно. В 1967 г. компания «Интернэшнл Уоч Компани» (IWC) представила свои первые дайверские часы «Акватаймер» (Aquatimer) с водостойким до 200 метров корпусом. Современная коллекция «Акватаймеров» объединяет три разных направления – автоматический «Акватаймер 2000» (Aquatimer Automatic ) с корпусом, водостойким до 2000 метров, автоматические хронографы «Акватаймер» (Aquatimer Chronograph) с корпусом, водостойким до 120 метров (есть модели с механизмом «Вальжу» и модели с мануфактурным калибром 89360) и автоматические часы с механическим измерителем глубины погружения «Акватаймер Дип Ту» (Aquatimer Deep Two). Часы «Акватаймер Дип Ту» – вот настоящий старший брат в коллекции дайверских часов IWC. Часы хитроумной конструкции с двумя головками и кнопкой сброса указателей глубины погружения (максимальной и текущей) выглядят немногим сложнее, чем «Акватаймер 2000», но дополнительная шкала глубины погружения добавляет ту техническую нотку, которой во многих глубоководных часах не хватает. Для часов «Мастер Компрессор Дайвинг Про Джиографик» (Master Compressor Diving Pro Geographic) также был сконструирован механический измеритель глубины погружения, и это, несомненно, выделяет эти часы из ряда дайверских моделей марки «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre). Нужно отметить, что наличие указателя времени второго часового пояса с фирменным кольцом указателя городов, конечно же, добавляет этим часам практичности, но отвлекает внимание от главного и мешает выдержать строгий технический характер, который хотелось бы видеть у часов с таким сложным нетривиальным устройством, как измеритель глубины погружения. Совсем иначе обстоит дело с часами «Мемовокс Трибьют ту Полярис» (Memovox Tribute to Polaris), которые


Водный мир

Marine Diver Black Sea фирмы Ulysse Nardin – вид с оборотной стороны. У современных дайверских часов прозрачное окно задней крышки корпуса не редкость

Marine Diver Black Sea фирмы Ulysse Nardin. Сталь с черным каучуковым покрытием ( , мм), водостойкость до м. Калибр UNс автоматическим заводом и указателем запаса хода. Официальный сертификат хронометра COSC

Royal Oak Offshore Diver фирмы Audemars Piguet. Сталь ( мм, толщина , мм), водостойкость до м. Калибр с автоматическим заводом

REVOLUTION

203

Memovox Tribute to Polaris фирмы Jaeger-leCoultre. Сталь ( мм), водостойкость до м. Калибр с автоматическим заводом и сигнальным устройством. Ограниченная серия из экз.

+Dive.av.IK.ak.dr.indd 203

25.02.12 2:46


Водный мир

J Marine фирмы Chanel. Черная керамика, сталь ( либо мм), каучуковый ремешок, водостойкость до м, автоматический механизм

J Marine фирмы Chanel. Белая керамика, сталь ( мм), каучуковый ремешок, водостойкость до м, механизм – модифицированный автоматический Soprod A

Sarpaneva Korona K . Титан ( мм, толщина мм), каучуковый ремешок, водостойкость до м, автоматический механизм

REVOLUTION

204

Sarpaneva Korona K в темноте

+Dive.av.IK.ak.dr.indd 204

25.02.12 2:46


Водный мир

измерение длительности погружения – нажми на две кнопки в верхней части корпуса, открой корпус, поворачивай ободок. Внешний рамный корпус «Дайвер Блэк Эдишн» изготовлен из титана, капсула – стальная, задняя крышка капсулы – титановая. Механизм – селлитовский калибр SW , что несколько обескураживает – ведь могли же поставить мануфактурный этерновский «автомат». Часовое подразделение компании «Шанель» (Chanel) также предлагает черные дайверские часы, но корпус моделей «J12 Марин» (J Marine) изготовлен из керамики – черной или белой, – и это редчайший случай применения керамики при изготовлении часов, предназначенных для использования под водой. Конструкторам пришлось потрудиться: им удалось довести водостойкость керамического корпуса до 300 метров, кроме того, они проявили достойную восхищения дотошность во всем, что касается необходимых дайверским часам технических характеристик: ободок «J Марин» с минутной шкалой и люминесцирующей нулевой меткой вращается в одном направлении, большие покрытые люминофором стрелки и метки часов циферблата позволяют без затруднений определять время, заводная головка фиксируется на резьбе. Если черные модели «J Марин» с черным либо синим ободком выглядят очень мужественными, то часы из белой керамики очень элегантны, хотя сохраняют сильный технический

Diver Black Edition фирмы Porsche Design. Сталь, титан с черным PVDпокрытием ( , мм, толщина мм), водостойкость до м. Калибр SWс автоматическим заводом

205

Porsche Design Diver Black Edition

характер. Дизайн и отделка циферблатов всех моделей «J Марин» просто безукоризненны. Это одна из самых сильных сторон коллекции J Возможно, самые удивительные дайверские часы производит финский часовой мастер Степан Сарпанева (Sarpaneva). Часы он собирает сам, поэтому не в состоянии изготовить больше нескольких десятков экземпляров в год и в основном занят сборкой чудных астрономических моделей «Корона» (Korona) с сердитой Луной. Степану удалось удержаться от соблазна поставить замечательную сердитую Луну в дайверские часы «Корона К0», вместо этого он направил все силы на разработку конструкции вращающегося внутреннего кольца с дайверской минутной шкалой. Действуя по аналогии со своими решетчатыми циферблатами, он изготовил скелетное кольцо шкалы, на котором все метки выполнены в виде отверстий в металлическом основании. Кольцо с дайверской шкалой вращается при помощи заводной головки, когда та находится в положении, что обычно используется при коррекции даты (указателя даты в эти часах нет). Такая хитроумная конструкция позволила Степану максимально снизить толщину корпуса: в категории дайверских его часы одни из лучших, если не лучшие, по этому параметру – при диаметре в 46 мм толщина корпуса составляет всего 10 мм, и это при 200-метровой водостойкости. Иным классическим моделям того и не снилось.★

REVOLUTION

были выпущены в честь «Мемовокс Полярис» 1968 года – одной из первых моделей дайверских часов с автоматическим механизмом и сигнальным устройством, которое будильником называть было бы глупо, оно, скорее, призвано напомнить зазевавшемуся или заработавшемуся дайверу о необходимости начать подъем. «Жежер-ЛеКультр» очень хорошо удаются римейки исторических часов, и «Мемовокс Трибьют ту Полярис» яркий тому пример. Они выпущены в двух вариантах в честь часов 1965 и 1968 годов, и в каждой из этих двух моделей установлена внутренняя вращающаяся дайверская 60-минутная шкала. У часов «Роял Оук Оффшор» (Royal Oak Offshore) компании «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) восьмигранный ободок, который портить вращением или дайверской шкалой не хотелось: это могло бы повредить спортивной внешности часов. Поэтому, когда в «Одемаре» таки решились сделать дайверские часы «Роял Оук Оффшор», то использовали конструкцию с внутренней дайверской минутной шкалой, спасая ободок с фирменными винтами крепления. Компания «Улисс Нарден» (Ulysse Nardin) в попытке создать дайверские часы, каких еще не было, предложила в этом году новинку, которая в совсем еще недавние времена могла бы называться концептуальной – это «Марин Дайвер Блэк Си» (Marine Diver Black Sea) со стальным корпусом, окутанным в черное каучуковое одеяние. Словом, «Черное море». У этих часов все по-настоящему – водостойкость до 200 метров, вращающийся в одну сторону ободок, каучуковый в тон покрытию корпуса ремешок с двумя керамическими звеньями, стрелки и метки часов покрыты люминофором насыщенно-красного цвета. Черные дайверские часы «Дайвер Блэк Эдишн» (Diver Black Edition) марки «Порше Дизайн» (Porsche Design) также заслуживают статуса концептуальных – в «Порше Дизайн» переосмыслили давно известную этерновскую разработку составного корпуса с внешним рамным корпусом и водостойкой капсулой с механизмом. Эта конструкция – хитроумный способ помешать случайному повороту дайверского ободка. Хочешь установить шкалу на


Адреса салонов

Alain Silberstein

Cartier

Greubel Forsey

Jaeger-leCoultre

www.mercury.ru

Москва, бутики Cartier, Красная пл., 3 ГУМ, 1я линия, тел. (495) 662 7576; Столешников пер., 7, тел. (495) 510 5060; ул. Кузнецкий Мост, 19, тел. (495) 937 9040; Кутузовский пр-т, 48, Галереи «Времена Года», тел. (495) 662 4400; Sublime by Bosco Весна Ул. Н. Арбат, 19 тел. (495) 695 4254 Екатеринбург, ул. Сакко и Ванцетти, 74 тел. (343) 215 6000

Москва, бутики «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15, тел. (495) 629 1615; ТЦ «Времена года», Кутузовский пр-т, 48; тел. (495) 642 8190 бутики Cassaforte, Столешников пер., 14, тел. (495) 411 7654; ТЦ «Сфера», ул. Н. Арбат, 36, стр.3, тел. (495) 290 7470

Москва, бутик Jaeger-LeCoultre, ТЦ «Берлинский Дом», ул. Петровка, 5, тел. (495) 730 4491; бутики Cassaforte, Столешников пер., 14, тел. (495) 411 7654; ТЦ «Сфера», ул. Н. Арбат, 36, тел. (495) 290 7470; г-ца Marriott Royal, ул. Петровка, 11/20, тел. (495) 937 1078; бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15 тел. (495) 629 1615; cалон Da Vinci, ТЦ «Смоленский Пассаж», Смоленская пл., 3/5, тел. (495) 937 8089 Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390 Sublime by Bosco Весна Ул. Н. Арбат, 19 тел. (495) 695 4254

A.Lange & Söhne Москва, бутики Cassaforte, Столешников пер., 14, тел. (495) 411 7654; ТЦ «Сфера», ул. Н. Арбат, 36, тел. (495) 290 7470; г-ца Marriott Royal, ул. Петровка, 11/20, тел. (495) 937 1078

Arnold & Son www.arnoldandson.com

Audemars Piguet

Hautlence Chanel

www.mercury.ru

Москва, Петровка, 7, тел. (495) 783 2840

HDͯ

Baume & Mercier

de Grisogono

Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

www.mercury.ru

Chopard www.mercury.ru

www.mercury.ru

www.mercury.ru

Москва, Петровка, 10, 1-я линия, тел. (495) 621 2937

F.P. Journe

Bovet

Girard-Perregaux

Москва, Бутик BOVET, Смоленская пл., 3/5, тел. (495) 937 8117

www.mercury.ru

Breitling www.mercury.ru

Bulgari www.mercury.ru

www.mercury.ru

Glashütte Original Москва, магазины Louvre, ТЦ «Охотный Ряд», Манежная пл.,1, тел. (495) 737 8503; ТЦ «Петровский пассаж», ул. Петровка, 10, тел. (495) 692 9047; «Крокус Сити Молл», 65-й км МКАД, тел. (495) 727 1968 Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

Carl F. Bucherer Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

Graham www.graham-london.com

Jean Dunand Москва, бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15, тел. (495) 629 1615

Hublot www.mercury.ru

Jaquet Droz

IWC

Москва, Петровка, 10, 1-я линия, тел. (495) 624 6469

Ebel

Blancpain

Москва, салон Breguet Красная пл., 3, тел. (495) 915 8395

Москва, Красная пл., 3 ГУМ, тел. (495) 620 3295; «Крокус Сити Молл», 65-й км МКАД, тел. (495) 727 1527

DeWitt

www.mercury.ru

Breguet

Москва, бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15, тел. (495) 629 1615

H.Stern De Bethune

www.mercury.ru

206

www.mercury.ru

Москва, бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15, тел. (495) 629 1615; бутик Cassaforte, Столешников пер., 14, тел. (495) 411 7654; Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

Bell & Ross

REVOLUTION

Harry Winston

Москва, бутик IWC, Петровка ул., 5, тел. (495) 660 1868; бутики Cassaforte, Столешников пер., 14, тел. (495) 411 7654; ТЦ «Сфера», ул. Н. Арбат, 36, тел. (495) 290 7470; г-ца Marriott Royal, ул. Петровка, 11/20, тел. (495) 937 1078; бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15, тел. (495) 629 1615; Салон Da Vinci, ТЦ «Смоленский Пассаж», Смоленская пл., 3/5, тел. (495) 937 8089; бутик Evrotime, Сретенский б-р, 2, тел. (495) 925 2621 Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

Longines Бутик Longines ТЦ «Смоленский пассаж», Смоленская пл., 3/5, тел: (495) 775 8543; Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

Maurice Lacroix Москва, cалон «Швейцарские часы Conquest», ТД «Дружба», ул. Новослободская, 4; cалон «Швейцарские часы Conquest», ТЦ «XL», Дмитровское ш., 89; cалон «Часы» ТЦ «Европейский», пл. Киевского вокзала, вл. 2 Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390


Адреса салонов

MB&F www.mercury.ru

Montblanc Москва, бутик Montblanc, Столешников пер., 14, тел. (495) 621 9201; Галереи «Времена Года», Кутузовский пр-т, 48, тел. 795 2428; Красная пл., 3, ГУМ, 1я линия, тел. 514 0088

Нижний Новгород, Victoria, ТЦ «Лобачевский Plaza». ул. Алексеевская, 10/16, тел. (831) 296 56 57 Екатеринбург, «Студия Времени», ул. Радищева, 10, тел. (343) 376 54 97 Ростов-на- Дону, «18 Карат», пр. Чехова, 35/30, тел. (863) 250 11 11

Patek Philippe Officine Panerai Москва, бутик «Панераи», ТЦ «Никольская плаза», Никольская ул., 10, тел. (495) 721 9118; бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15, тел. (495) 629 1615; бутик Louvre, ТЦ «Охотный Ряд» Манежная пл., 1, тел. (495) 737 8503; ТД «Весна», тел. (495) 543 9879; салон Da Vinci, ТЦ «Смоленский пассаж», Смоленская пл., 3/5, тел: (495) 937 8089 Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

Omega Москва, салон Da Vinci ТЦ «Смоленский Пассаж», Смоленская пл., 3/5, тел. (495) 937 8089 Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390 Sublime by Bosco Весна Ул. Н. Арбат, 19 тел. (495) 695 4254

Roger Dubuis

URWERK

Москва, Бутик Roger Dubuis, ТЦ «Берлинский Дом», ул. Петровка, 5, тел. (495) 258 2828; бутики Cassaforte, Столешников пер., 14, тел. (495) 411 7654; ТЦ «Сфера», ул. Н. Арбат, 36, тел. (495) 290 7470; г-ца Marriott Royal, ул. Петровка, 11/20, тел. (495) 937 1078

www.mercury.ru

www.mercury.ru

Москва, бутик Vacheron Constantin Столешников пер., 5, тел. (495) 937 9041; бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15 тел.(495) 629 1615; Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390 Sublime by Bosco Весна Ул. Н. Арбат, 19 тел. (495) 695 4254 Екатеринбург, Атриум Палас Отель, ул. Куйбышева, 44, тел. (3433) 59 6285

Tag Heuer

Van Cleef & Arpels

Москва, бутики TAG Heuer, Столешников, 14 ул. Тверская, .19, тел. (495) 699 3839; «Галерея Актер», ул. Тверская, 16/2, тел. (495) 933 2813 Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

Москва, бутик Van Cleef & Arpels, Столешников пер., 14 тел. (495) 937 9042; Красная пл., 3 ГУМ 1я линия 1й этаж тел. (495) 363 2064 Екатеринбург, Атриум Палас Отель, ул. Куйбышева д. 44, тел. (3433) 59 6285

Tiffany & Co.

Zenith

www.mercury.ru

www.mercury.ru

www.mercury.ru

Rolex Piaget Москва, бутик Piaget, Столешников пер., 5, тел. (495) 980 9047; Красная пл., 3, ГУМ, 1я линия, тел. 662 7577; бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15, тел. (495) 629 1615; магазин Louvre, ТЦ «Петровский пассаж», ул. Петровка, 10, тел. (495) 692 9047; Ростов-на-Дону, Магазин «Галерея Времени», Большая Садовая, 32/36, тел. (8632) 62 38 24; Sublime by Bosco Весна Ул. Н. Арбат, 19 тел. (495) 695 4254 Екатеринбург, Атриум Палас Отель, ул. Куйбышева, 44, тел. (3433) 59 62 85

Rado Москва, салон Da Vinci ТЦ «Смоленский Пассаж», Смоленская пл., 3/5, тел. (495) 937 8089 Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390

Vacheron Constantin

www.mercury.ru

S.T. Dupont

Ulysse Nardin Москва, бутик Ulysse Nardin, ул. Никольская, 19, тел. (495) 6239070; Sublime by Bosco Красная пл., 3, ГУМ, тел. (495) 620 3311, 620 3390 Sublime by Bosco Весна Ул. Н. Арбат, 19 тел. (495) 695 4254

Parmigiani Richard Mille

«Первый Часовой Ломбард» Покупка, продажа, залог швейцарских часов и ювелирных изделий элитных марок. тел. (495) 545 7347 www.lombard-watch.ru 207

Москва, бутик Cassaforte, Столешников пер., 14, тел. (495) 411 7654; бутик «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15 тел. (495) 629 1615

REVOLUTION

Москва, «L’Atelier Parmigiani» ул. Б. Дмитровка, 13/8 тел. (495) 777 8382 бутики «Louvre-Тверская», ул. Тверская, 15, тел. (495) 629 1615; ТЦ «Времена года», Кутузовский пр-т, 48; тел. (495) 642 8190


Размышления

ВСЕМИРНЫЙ БЛОШИНЫЙ РЫНОК

Денис Пешков и Алексей Кутковой об одном замечательном изобретении человечества

REVOLUTION

208

Ч

асы – не та вещь, которую люди готовы просто так выбросить на помойку, разумеется, если это не такие часы, которые стоит выбрасывать еще тогда, как только они были куплены (или подарены – что тоже бывает). С большим пиететом люди относятся, пожалуй, разве что к ювелирным украшениям и к коллекциям. Поэтому, очевидно, старых часов больше, чем новых, и многие из этих старых часов попадают на рынок. Большинству людей, однако, чужда сама мысль о том, чтобы приобретать часы, бывшие в употреблении (в советские времена была придумана такая аббревиатура – б/у, замечательно маскировавшая негативный оттенок понятия), однако для многих во вторичном рынке есть смысл – можно приобрести те часы, что уже не производятся, но которые давно нравились, можно взять часы за лучшую цену, можно купить часы старинные, экзотические, легендарные, можно сделаться оригиналом и носить «дедовские» часы (кто там проверит, действительно ли эти часы дед привез с фронта), можно даже за разумные деньги собрать небольшую коллекцию… Существует множество мест, в которых есть шанс найти то, что нравится. Раньше вторичным рынком часов заправляли антиквары, всегда можно было попытать счастья найти что-то интересное на блошином рынке, однако сейчас есть всемирный блошиный рынок, который не столь давно образовался, но с каждым днем приобретает все более четкие очертания. Название

этого рынка – Интернет. Конечно, здорово, когда ты можешь зайти в давно знакомый антикварный магазинчик, посмотреть, потрогать, примерить часы, поговорить с продавцом, спросить его мнение о механизме, о том, насколько оправданна цена, найти также множество других приятных тем для обсуждения. А можно нацелиться на то, чтобы купить часы, которые в данный момент лежат на другом конце света, при этом сделать все не вставая с кресла и сравнить те часы, что выставлены на продажу в Австралии, с теми, что находятся в Австрии. Либо пойти на «Ибей» и найти там нечто похожее, но с безумно низкой стартовой оценкой, затем сравнить с часами в превосходном состоянии, что продавались на «Антикворуме», «Сотбиз» или «Кристиз». Если подходить к покупке «вторичных» часов серьезно, то ничего лучше этой троицы, да плюс еще некоторых специализированных аукционов, пока не придумано – часы будут в том состоянии, как описывается, и, что самое важное, механизм будет тот, что нужно – фирма гарантирует. Однако, почувствовав вкус, можно отправиться на свободную охоту в необозримые просторы Всемирной сети где ждет море разнообразных предложений, куча «жучков», пытающихся впарить барахло за «wow!», множество людей, пытающихся продать то, в чем не смыслят, или весьма искусно делающих вид, что это так, или профессионалов, для которых главное – оборот и некогда выуживать жемчужины из кучи хлама… Может быть, шедевр так и не получится поймать, зато яркие эмоции обеспечены. ★


BASELWORLD

Available on the

App Store BASELWORLD.COM


Revolution Magazine  
Revolution Magazine  

Revolution Magazine 22

Advertisement