Page 1

р:

27/2009

решение

татьяна макарова, стр. 32

просто о сложном

вместе с deсision

тема номера

Смысл

жизни

Билли Грэм: Кризис доверия Андрей Суздальцев: Два образа познания михаил дубровский: Перекресток миров


ЖУРНАЛ

«решение» вместе с decision № 27, 2009

р:

Главный редактор Ответственный секретарь

Виктор Гамм

Редактор

Екатерина Гуляева

содержан

Любовь Макаренко

40

6

Дизайн, верстка, подготовка к печати Сергей Павкин Елена Пылаева

Редакционный совет:

Ирина Апатова Мария Каинова Андрей Суздальцев Михаил Черенков

Отдел распространения:

Любовь Макаренко

E-mail:

podpiska@reshenie.org

Учредитель

Христианский центр «Возрождение» ЕХБ

Интернет-сайт:

www.vcc.ru

Адрес:

119048, Москва, а/я «Возрождение», журнал «Решение»

Телефон: Факс:

+7 (495) 958-26-26 +7 (495) 958-57-67

E-mail:

info@reshenie.org

9

В преддверии Ольга Запрометова фото итар-тасс

Корректор

тема

Два образа познания Андрей Суздальцев

2

слово

Кризис доверия Билли Грэм

4

12

связь времен

Несколько притч о смысле жизни Екатерина Васильева

14

комментарий

Христос перед Пилатом: что есть истина? Алексей Горбачев

сто слов

Денис Гореньков Наталья Кандудина

Журнал зарегистрирован в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации: ПИ № 77-13676 от 2 октября 2002 года Журнал выходит четыре раза в год Перепечатка материалов невозможна без письменного разрешения редакции. При цитировании ссылка на журнал «Реше­ние» обязательна. Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции

решение

№27 | 2009

Присланная корреспонденция не рецензируется и не возвращается. Редакция оставляет за собой право распоряжаться присланными в адрес журнала материалами

2

В журнале использованы шрифты из библиотеки Paratype Отпечатано в типографии ООО «Август Борг», Россия Номер подписан в печать 29 декабря 2009 года Тираж 1160 экз. © Христианский центр «Возрождение» ЕХБ

14 Дорогие читатели! Благодарим вас за пожертвования, кото­ рые вы перечислили в адрес журнала «Решение». C 20 ноября по 29 декабря 2009 года, когда журнал подписывался в печать, в адрес издания поступили пожертвования от 20 человек на общую сумму 8580 рублей. Эти деньги с благодарностью были использованы нами на частичную оплату печати журнала «Ре­ шение». Спасибо вам, читатели, за верность «Решению»!

фото wikipedia.ru

Стоимость номера 80 руб.


ние 16

Верую в Бога, Отца Вседержителя; и во Христа Иисуса, Сына Его едино­род­ного, Господа нашего, рожденного от Духа Святого и Марии Девы, распятого при Пон­тийском Пилате и погребенного, в тре­тий день воскресшего из мертвых, вос­шед­шего на небеса, сидящего одесную От­ца, откуда Он грядет судить живых и мер­твых; и в Духа Святого, во святую Церковь, во оставление грехов, в вос­ кре­сение плоти. Аминь. Апостольский символ. – Христианство: Энциклопедический словарь: В 3 тт. Т. 1. М.: Большая Российская энциклопедия, 1993

тема

«Не уничтожается смертью…» иг. Вениамин (Новик)

20

«Душа грустит о небесах…» о. Петр Коломейцев

22

взгляд

28

тема

В сумрачном лесу жизненных кризисов Мария Каинова

31

В чем Бог видит смысл человеческой жизни? Андрей Черняк

32

связь времен

Сюжет Рождества в европейском изобразительном искусстве Татьяна Макарова

35

38

24

тема

Время с Богом Екатерина Гуляева

40

книжная полка

«Снег напомнил мне о Боге» Михаил Черенков Обложка

Откуда мы пришли Ирина Языкова

поэзия

Рождество Александр Зорин

36

слово

Неизменные правила жизни Франклин Грэм, Росс Роадз

Тема следующего номера:

«Идите, научите все народы...»  (Мф 28:19) Дорогие читатели! Приглашаем вас принять участие в нашей рубрике «Сто слов» на тему номера. Объем материала — не более ста слов. Мы ждем ваших писем по адресу: 119048, Москва, а/я «Возрождение», журнал «Решение», «Сто слов» — или по e-mail: info@reshenie.org

Дорогие наши читатели! Начинается подписка на 2010 год. Стоимость подписки на один номер журнала в 2010 году составит 80 рублей, годовой подписки (4 номера) — 320 рублей (квитанция подписки — на вкладыше). Вам необходимо аккуратно заполнить квитанцию подписки (с адресом, индексом, ФИО) и оплатить ее в банке. Обязательно сообщите нам о подписке (реквизиты платежа) по телефону (495) 958-2626 или от­ правьте копию квитанции платежа по факсу (495) 958-5767, по почте: 119048, Москва, а/я «Возрожде­ ние» или по электронной почте: podpiska@reshenie.org

Фото на 1-й обложке ИТАР-ТАСС, на 4-й обложке ИТАР-ТАСС

Вы также можете оформить подписку для родственников или друзей (соответственно, в платеже нужно указать адрес получателя). ТОЛЬКО ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ РОССИИ! РЕКВИЗИТЫ ПОДПИСКИ: РО Христианский центр «Возрождение» евангельских христиан-баптистов, ИНН 7704008231, КПП 770401001, р/с 40703810038270100436 в Сбербанке России ОАО г. Москва, Царицынское ОСБ, № 7978/0709, БИК 044525225, к/с 30101810400000000225. Наименование платежа: подписка на журнал «Решение вместе с decision»

ВНИМАНИЕ!!!

24

Будущее всегда открыто. Интервью с Андреем Зубовым

фото сергей бессмертный

Перекресток миров Михаил Дубровский


с л о в о

Кризис

доверия

Хорошо известен диалог, состоявшийся две тысячи лет тому назад. Иисус сказал: «Всякий, кто от истины, слушает голоса Моего» (Ин 18:37). Пилат ответил: «Что есть истина?» (Ин 18:38). Где истина? На чем нам строить нашу жизнь, какие ее основы заслуживают доверия сегодня?

2

Автор Билли Грэм фото Из архива центра «возрождение», ИТАР-ТАСС

№27 | 2009

решение

П

оиск истины идет в мире точных наук, в философии, психологии и других дисциплинах — над этим бьются все ученые и университеты. Что такое истина? В чем она? По каким критериям определить ее? Самые горячие споры в мире сегодня возникают по тому же поводу. И все это явно указывает на то, что люди в мире испытывают кризис доверия к очень многим казавшимся незыблемыми институтам. Видимо, с чем-то похожим столкнулся много лет назад и Понтий Пилат. Этим и был вызван его вопрос. Библию называют Священным Писанием, Святой Книгой. Почему святая, священная? Не найти другой книги, на страницах которой можно встретить больше ненависти, убийств, войн, предательств, подлости и обмана, чем в Библии. Но она все равно святая. Почему святая? Потому что возвещает истину. Библия говорит правду о Боге, о человеке, о дьяволе. Библия говорит правду о своих героях. Если бы писавших эту Книгу не вдохновлял Дух Святой, мы бы не встретили в ней ни одного упоминания об их грехах, слабостях и падениях. Зло сегодня активно как никогда раньше. Ведь мы приближаемся к концу времен. Никогда рань-

ше не было столько жестокости, повсеместного голода, убийств и войн. И вы наверняка читали о страшных, ужасных преступлениях, когда люди убивают просто потому, что им нравится убивать. Зло наращивает свои обороты. Библия учит нас, что за всем этим злом стоит дьявол — реально существующая злая сила. Он побуждает сердца людей к злу. Иисус, говоря о дьяволе, называл его лжецом и отцом лжи (см.: Ин

Самая великая история любви во всей вселенной — это история любви Бога к человеку 8:44), князем мира сего (см.: Ин 14:30), князем, господствующим в воздухе (см.: Еф 2:2). За всем обманом и заблуждениями в этом мире стоит дьявол. Библия говорит нам, что и первый кризис доверия обрушился на мир из-за дьявола. Во второй главе Книги Бытия мы читаем такие слова Бога о древе познания добра и зла: «…в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт 2:17). Человек находился в раю. Еще никакого греха не было совершено. Не было

убийств, похоти, ненависти, войны, бедности и загрязнения. Все было совершенно. И Бог сказал: «Здесь все твое. Наслаждайся во все дни твои. Но плодов одного дерева не ешь». Бог дал человеку свободу выбора. Как рассказывает нам дальше Писание, дьявол пришел к Адаму и Еве и стал искушать их: «Бог вам сказал, что если вкусите от этого дерева, то умрете. Но я вам говорю: не умрете. Бог знает, что, если вы вкусите от этого дерева, то станете, как Он. Так вперед же! Слушаться Бога не обязательно. Слушайте лучше меня!» (см.: Быт 3:4–5). И они послушали дьявола. Они поверили лжи вместо правды о Боге. Человек восстал против Бога. И все проблемы, и страдания, и конфликты в этом мире от того, что человек взбунтовался против своего Творца. Дьявол создал этот первый кризис доверия. И с тех пор люди крадут, лгут, убивают, ненавидят, прелюбодействуют и так далее. Мы можем унаследовать от своих родителей физические болезни. Но мы также наследуем от них духовную болезнь, которая называется «грех». А за грехом, говорит Библия, стоит дьявол. В Библии сказано, что человек легко готов променять истину Божью на ложь. Например, Писание учит нас, что всякий секс


№27 | 2009

начать разговор с молодежью о церкви, то вскоре он прекратится, но этого не будет, если говорить с ними об Иисусе. Им интересно, чему Он учил, во что Он верил, что говорил, что делал, как Он умер, как воскрес из мертвых, какие у Него замыслы о будущем этого мира. Иисус сказал: «…познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин 8:32). Что такое истина? Иисус говорит: «Я есмь… истина…» (Ин 14:6). Он — абсолютная истина. И то, что Он говорит, — истина. Иисус говорил истину о любви. Вот слова Библии: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына

решение

вне брака — грех. Но молодежи со всех сторон сегодня подсказывают, что их единственный путь к счастью — секс вне брака. В поисках мира, радости, счастья и смысла жизни молодежь также пробует наркотики, алкоголь. Но ничего из этих поисков не выходит. Почему? Потому что дьявол лжет. Он говорит: «Вы будете как боги. Вот путь к удовольствию, путь к счастью, путь к наслаждению». Библия согласна: в грехе есть определенное удовольствие — «временное» (Евр 11:25). Но затем приходит расплата: «Возмездие за грех — смерть» (Рим 6:23). Сегодня мы видим большой интерес к личности Иисуса. Если

Своего Единородного…» (Ин 3:16). Самая великая история любви во всей вселенной — это история любви Бога к человеку: «…Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим 5:8). И самый потрясающий знак этой любви — крест, на котором Христос умер вместо тебя. Когда Иисус на кресте кричал: «…Боже Мой, для чего Ты Меня оставил?» (Мф 27:46), в этот страшный момент Он проходил через агонию ада и осуждения за тебя. Он взял твои грехи на этот крест и умер на нем вместо тебя. Иисус говорил истину об обращении. «Обращение» означает «поворот». Обратиться нужно не к какой-то системе, философии или даже церкви. Обратиться нужно к личности Иисуса Христа, чтобы Он стал твоим Спасителем, Господом и Учителем. Произошел ли в твоей жизни такой поворот? Иисус говорил: «…если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф 18:3). Ты обратился? Ты уверен? Ты посвятил время покаянию в своих грехах? Как сказал Иисус, «истина сделает вас свободными». Свободными от чего? Свободными от наказания за грех — ты не отправишься в ад. Свободными от силы греха. А когда-нибудь — свободными от присутствия греха вообще, потому что, когда ты умрешь и отправишься на Небеса, там греха не будет вовсе. Ты освобожден? Иисус есть истина. Дьявол — лжец. Выбор за тобой. И я прошу тебя сегодня: выбери Иисуса. Выбери Его и скажи: «Я принимаю Иисуса Христа как своего Господа, Учителя и Спасителя. И я хочу следовать за Ним и служить Ему».

3


с т о

с л о в

Настоящесть, свобода в идеях и поступках — современный идеал человека прорисован именно этими линиями, и точнее всего не у экзистенциалистов, а в Евангелии от Марка, в истории гадаринского бесноватого (Мк 5). Он свободен — ни догмы, ни правила, ни нормы морали не работают. Общество и религия пробовали удержать его («многократно был скован оковами и цепями»), но напрасно. Свободный человек, открыто проявляющий свою природу, — вот он кто, гадаринский бесноватый. Обращение Христа к его сущности («Как тебе имя?») открывает правду. Она в том, что этот свободный, безудержно естественный и искренний в своих странностях человек на самом деле — разбитое стекло, обезличенный бесноватый. Правда в том, что он на самом деле был не только несвободным, но даже и не человеком. После встречи с Сыном Божиим все эти камни, цепи, крики и бесконтрольность, имя которым легион, захлебываются вместе со свиньями. Для многих встреча с Христом начинается с вопроса «Кто ты?». Этот вопрос Господа раскрывает перед нами нашу обезличенность, выдаваемую за свободу, и неискренность. Понимание того, кто есть я, ведет меня к пониманию того, кто есть Христос. В финале истории гадаринский человек всем рассказывает о том, что сотворил Иисус. Что же сотворил с ним Христос? Вернул ему человечность.  Денис Гореньков, Киев

*

*

*

решение

№27 | 2009

Счастливые этим вопросом не задаются. Ведь смысл жизни и счастье — это одно и то же. Самые дорогие наши воспоминания — это путешествия и моменты любви. Несчастное сердце стучит печально «я… я… я…»: «Мне одиноко, меня не любят, у меня все хуже всех...» Разожмешь кулаки — изобьют, займешься любимым делом — обеднеешь, отпустишь привязанность — умрешь! Святые живут наоборот: открывают ладони, отдают последнее, самозабвенно служат другим. И всего у них в достатке, а вопрос о смысле жизни их не тревожит. Они любят, и мы хотим. А жизнь — это поисковая экспедиция к безусловной любви, когда никому не ставишь условий, а любишь людей такими, как есть.  Наталья Кандудина, Москва

4

фото fotobank.com


5

решение

№27 | 2009


т е м а

решение

№27 | 2009

В

6

образа

познания

моей жизни был период, когда духовные поиски привели меня к быстрым переменам в психике и мышлении. Я жил тогда в деревне на Валдае. И вот однажды, когда я шел через зеленые валдайские холмы в сопровождении двух собак, я внезапно понял, что не знаю этого человека, который сейчас идет и смотрит на озеро. Я знал того, другого, которым был годы и годы, полного боли, неуверенного в себе, неопределившегося — это был я, это было родное и знакомое, хотя и больное, а тот, кто сейчас остановился среди поля, был мне незнаком. Я испытал сильный страх. Более того, меня начал захлестывать настоящий ужас, сопровождавший чувство потери себя, так похожее на смерть заживо. Я пытался хоть за что-то зацепиться. Взгляд остановился на собаках, и мне стало немного легче, но ненадолго. Я чувствовал, что сейчас сойду с ума, и тут из глубины поднялась мысль о Боге. Я поднял глаза к синему небу и сказал: Господи, я не знаю, кто я такой, и мне страшно. Но Ты — знаешь. Мой новый паспорт — в твоих руках, и мне этого достаточно. И я почувствовал, как волна страха стала отступать. Я ощутил прилив жизненных сил и покоя. Я мог жить дальше. Привожу этот случай из жизни для того, чтобы обратить ваше внимание на то, что в ситуации утраты самого себя и смысла жизни, когда мне срочно понадобилась смысловая опора, чтобы уцелеть, чтобы жить дальше, мне не смогли помочь ни мои мысли, ни мои убеждения, ни идиллическая валдайская природа вокруг меня, ни даже

Автор Андрей Суздальцев фото wikipedia.ru

Два

собаки, полные жизни и естественности. Мне понадобилась помощь, исходящая из источника, который превышал все мои возможности, включая интеллектуальные и душевные. Который превышал мои на сегодняшний день «представления» о смысле жизни. Есть, кажется, два основных пути поиска смысла и поиска себя самого. Путь первый прекрасно передан в пластике знаменитой работы Огюста Родена «Мыслитель». Посмотрите на нее внимательно. Голый человек, согнутый как пружина, пластически организован вокруг основного центра — головы. Все главное, что происходит с ним, происходит в его голове. Когда смотришь на статую, возникает ощущение прямо-таки скрежещущего течения мысли, ощущение напряжения, переданного всей пружиной согнутого тела — в мозг. Это раз. Второе — мы имеем тут дело явно с замкнутой на себя системой. Этот мыслящий человек не нуждается и не может нуждаться ни в ком. Он принципиально самодостаточен. Он заведен как часы и взведен как курок. Это геройодиночка, герой мысли. Вряд ли он думает о том, как помочь нищему с парижской улицы или прачке с Монмартра. Нет, он думает о судьбах мира. Он думает — о себе. О жизни и о смерти. О вечности. И это замечательно. Но чем же все-таки настораживает эта гениальная в своей внутренней устремленности и сосредоточенности фигура? А вот чем. Дело в том, что замкнутая система не нуждается ни в ком. В силу этого замкнутые системы, лишенные способности брать и отдавать, энтропийны. Это значит, что, если система ра-

ботает как закрытая, она обречена на болезнь, перекос, угасание, распад. Именно так работает раковая клетка — на себя. И второе. Несмотря на величие «Мыслителя», несмотря на героизм его мыслительного акта, на клубящуюся массивность его мышц — неуловимо, предательски, нечетким намеком — поза мыслящего человека дрейфует и смещается к знаменитой позе зародыша в утробе. Роден, как великий художник, не смог не проговориться относительно пути познания, средством и центром которого служит интеллект. Он и проговорился. Перед нами не герой духа, а только маленький формирующийся человечек на пути к действительному становлению. Младенец. Зародыш. Все последние века движение определялось переносом смыслового акцента как раз на интеллект. Человек, почувствовав силу мысли, пришел к выводу, что это и есть в нем, человеке, главное. А потом он пошел дальше и отождествил себя уже не только со своим телом, но в первую очередь со своими мыслями, которые — именно мысли — говорили человеку, кто он такой: мыслю — следовательно, существую. В том, что мысли говорили ему правду, человек прогресса не сомневался. И напрасно. Потому что именно такая позиция, именно такой центр бытия привел к тому, что в XX веке род человеческий, отождествив себя со своими мыслями, со своим эгоистическим мышлением, истребил десятки миллионов себе подобных, отравил Мировой океан, загнал людей в скученные муравейникимегаполисы, продырявил атмос-


№27 | 2009

решение

Огюст Роден (1840 –1917). «мыслитель» (1888)

7


решение

№27 | 2009

т е м а

8

феру и создал генную инженерию с далеко идущими последствиями. Мысль действительно обладает огромной созидающей… простите, разрушающей в данном случае силой. Мысль, скажем так, созидает разрушение и способна делать это первоклассно. Единственный вопрос, на который она не способна ответить, — в чем смысл жизни. Существует высказывание одного мудреца, что на правильно поставленный вопрос нет ответа. Но есть ты сам. Вся твоя целостность. Твои дух, душа, тело, мысль, интуиция, память, подсознание, твои отношения с другими, с собой, с Богом, словом, неуловимое — ты есть. И на вопрос, в чем смысл жизни, интеллектуального ответа нет, как нет ответа и на вопрос, кто я. Этот ответ невозможно помыслить, но возможно пережить. Такой ответ Бога пережил Иов. И ответ этот был вне мысли, был в том, что Иов увидел Бытие, увидел Сущего, пережил духовную встречу с Началом всего. Как я уже сказал, замкнутая на себя система может познать только свою замкнутость. Мысль, при всей ее могущественности, конечна. Она способна к бесконечным кодировкам и перекодировкам, но сама она — конечна. Она не способна выпрыгнуть из себя самой, не способна разомкнуть сгорбившегося Мыслителя, превратить его из зародыша в окрыленного взрослого человека. Для того чтобы это сделать, нужна более высокая точка отсчета. Смысл, который бы превышал саму жизнь и саму смерть. Люди, которые это делают, завораживают. Завораживает спокойствие Лермонтова, продолжавшего есть вишню, сплевывая косточки, под дулом пистолета, завораживает Колумб, отправившийся в голубую и штормовую неизвестность, и, конечно же, Сын Человеческий, знающий о муках Креста и идущий навстречу им. Все они опирались на смысл, превышающий интеллект. Все они — по восходящей — нашли ту точку отсчета для своей жизни, смысл которой превышал их жизнь и их

смерть, был важнее жизни и важнее смерти. Точка сборки человека не мысль. Но где же искать эту точку, вокруг которой собирается человек, этот смысл? И как это делается? Прежде чем ответить на этот вопрос, я хочу сказать, что, скорее всего, нет правильного смысла жизни и нет неправильного. Что для вас правильно или неправильно, решаете вы сами. Делаете выбор. Его всегда делаете — вы. Не стоит обольщаться, что мы жертвы и выбор сделан за нас, хоть это и легче. Но один выбор приводит к тому, что радость, сила и полнота входят в вашу жизнь, а

…замкнутая на себя система может познать только свою замкнутость другой — к тому, что они ее покидают. Вам самим решать, что для вас правильно. И если вы хотите найти то, что приведет вас прежнего, ограниченного, к смерти себя старого, как это случилось со мной на валдайском поле, то ваш выбор — в сторону роста. Как же его сделать, если мысль тут не помощник, да и собаки у ног тоже? До сих пор мы говорили о «Мыслителе» Родена. Но есть и еще один пластический и живописный образ, созданный не менее гениальным художником, Рембрандтом, — Блудный сын. Мы все помним эту евангельскую историю. Интеллект младшего сына, направленный на ограниченную выгоду, увел его далеко от дома отца и в конце концов согнул над свиным корытом. И вот тут- то он «пришел в себя», ему открылось что-то неподвластное мысли, неподвластное интеллекту, какая-то основная идея, основное переживание, идущее из бесконечной глубины человека, в котором без слов он чувствует свою жизнь, свой смысл, свою боль и свое начало. Думаю, что это первоначальное чувство глубже просто совести,

ведь и совесть можно выстроить и сформировать, пользуясь мерками социума. Это некое неразрушимое, единое чувство себя и мира. Себя и бытия. Себя и Бога. Если его как-то и называть, то я бы назвал его чувством подлинности. И то это было бы неточно. Оно есть у любого человека, но не у любого оно активировано. Но если это происходит, то вот тогда-то и наступает смерть старых представлений, в основном понятийных, интеллектуальных, и человек обретает свой новый смысл и новую жизнь. Процесс этот посерьезнее просто смерти. Именно он приводит к переживанию бессмертия, к обретению своей не вымышленной, а истинной природы. А теперь посмотрим на обритую голову странника, который припал в смиренной любви и надежде к коленям отца. Он одет в обноски, мы видим его босые пыльные ноги, разбитую обувь. У него нет рельефной мускулатуры роденовского героя, в его позе нет звенящей пружины, ищущей ответа, в нем вообще нет ничего напряженного, потому что он сам стал ответом на свой же вопрос о смысле его жизни. Но он стал ответом на этот вопрос только после того, как то глубинное, основное чувство себя и мира, которое еще иногда называют покаянием — отказом от прежних ценностей, привело его к его началу, к его дому, к бесконечной и ничем не обусловленной любви отца. Смысл жизни воплотился в нем, когда он нашел то, что превышает жизнь и превышает смерть, — свое единство с внесловесным Источником всего, с Богом. Вот он застыл в коленопреклоненной позе, а руки отца легли на него, и мы понимаем, что все свершилось, что тяжесть его жизни миновала, что эти две фигуры больше неподвластны весу и медленно, окутанные теплым едва трепещущим светом, плывут как плоты в сторону безначального и бесконечного, куда устремился взор голландского художника. Своего «Мыслителя» Роден сделал для врат, называемых Адскими. Еще одна проговорка гения.


т е м а

В

преддверии

Автор Ольга Запрометова фото fotobank.com

решение

№27 | 2009

К

аждый из нас задумывается время от времени о смысле собственной жизни. Для чего я живу? В чем смысл моего существования в этом мире? О  том, что это один из вечных вопросов, требующих ответа, говорит, к примеру, недавний выпуск журнала «Русский пионер» (№ 10, август–сентябрь 2009 года; советую в него заглянуть — это отражение нашей жизни), попавший мне в руки: весь номер посвящен поиску ответа на вопрос о смысле жизни. В клятве главного редактора Андрей Колесников признается, что, отвечая на этот вопрос, заданный ему ранее на онлайн-конференции в SNOB.RU, он сказал: «Бог его знает». Не думаю, чтобы это было свидетельством веры, скорее, наоборот, но иногда люди — вспомним Анну, тестя Каиафы, — говорят истину, совершенно о том не подозревая. Поэтому мы и обратимся к Тому, чьи слова запечатлены в Священном Писании. В Своих ответах Христос ссылался на Танах1. Говоря о блаженстве (а не к нему ли мы стремимся?), Он опирался на Закон Моисея (см.: Мф 5), трактуя его по-новому. ЛЮБИТЬ, любить Бога и ближнего своего (см.: Мф 22:36–40) Христос назвал наибольшей заповедью в Законе. Но ведь прежде чем

9


решение

№27 | 2009

т е м а

10

полюбить Бога, надо Его найти: «Ищите Господа…» (Ис 55:6)! И только полюбив Его, откликнувшись на Его Любовь, я смогу полюбить и Его творение, и себе подобного, и принять самого себя — так, как Он заповедал. И такая любовь — отдача себя другому — есть отражение Его любви. С чего же начать? Как в сказках: нам нужно найти то, от чего зависит все — сама наша жизнь. Он призывает нас искать Его, чтобы обрести самое главное — смысл существования, потому что без помощи Всевышнего человеку не справиться с трудностями, встречающимися на жизненном пути. Как же нам найти Его? Что для этого нужно? Невозможно говорить о Нем, о любви к Нему вне понятия общения, ведь мы созданы по образу и подобию Его2. Каковы же условия этого общения, общения Творца с творением, Отца с ребенком, Бога с человеком? «Будьте святы, ибо Я свят»3, — говорит Он нам, утверждая в нас Свой образ и подобие. Но раз так, значит, должно быть и объяснение, как достичь этого состояния, этой инаковости, причастности другой, неземной природе (не только праху земному, но и Духу Всевышнего). Итак, с поиска пути к Нему, с обращения к Нему в молитве начинается наше общение с Богом. Как дети, общаясь, учатся говорить, так и мы учимся говорить с Богом, обращаясь к Нему Его же словами, оставленными нам в Библии. Можно ли найти в биб­ лейской школе ответы на волнующий нас вопрос? Обратимся лишь к одному примеру — псалму 118, посвященному Торе — Закону, данному Всевышним народу израильскому через Моисея. Псалом этот — шедевр поэтического искусства, написанный акростихом4. Но если читатель не знаком со структурой акростиха, все произведение может показаться ему монотонным и скучным. Никакому переводу не передать красоту оригинала. Каждые восемь стихов псалма начинаются последовательно с одной и той же буквы еврейского алфавита. Ведь только описав всю Тору от первой и до последней буквы алфавита, можно говорить о полноте (как говорят, от А до Я, вспомните также альфу и омегу!). Именно это и было целью псалмопевца. (Попробуйте сами разделить 176 стихов на восемь и внимательно проанализировать каждую из 22 частей псалма.) Чтобы современный читатель мог глубже проникнуть в суть Торы, нужно сказать о ней несколько слов. На протяжении библейской истории само понятие Торы претерпевало изменения5 и означало не закон (как трактует Септуагинта — перевод Священного Писания на греческий язык) в современном его понимании, а скорее, Богооткровение (наставление, заповеди, учение), самораскрытие Бога человеку на примере рождения и развития взаимоотношений Всевышнего и Его избранного народа: Ты, Господь, — удел, мне в жизни определенный, и слова Твои исполнить я обещаю. Расположенья Твоего всем сердцем ищу, и Ты, по обещанью Своему, будь милостив ко мне. Переосмыслил я пути свои фото fotobank.com

и к свидетельствам о воле Твоей шаги свои направил (Пс 118:57–59)6. В Торе-Богооткровении (откровении воли Бога человеку, воли Творца для Своего творения) соединяется воедино и поиск пути, и желание общения, и освящение, и любовь, которые затем еще в большей полноте открываются в Законе Христовом7 (в откровении Бога во Христе). Как же развивает поиск смысла жизни раввинистический иудаизм, отвергнувший распятого Мессию? Рассмотрим один из трактатов Мишны8 — Пирке Авот9: «На трех основаниях стоит мир: на Торе, на служении Богу и на благодеянии» (Авот 1.2). Однако, «Если ты много занимался Торой, не считай это своей заслугой, ибо для того ты создан» (Авот 2.8). Мы видим, как учителя Израиля продолжают тему богооткровения 118-го псалма в позднейшей раввинистической литературе: «Рожденным — умереть, мертвым — воскреснуть, живым предстать пред судом. Знать, возвещать и осознавать, что Он — Бог, Он — Создатель и Творец, Он — Всеведущий, Он — Судия, Он и Свидетель, Он — Истец, Он же будет судить. Да будет Он благословен, ибо нет перед Ним ни неправды, ни забвения, ни лицеприятия, ни подкупа — все принадлежит Ему. Знай, что всему ведется учет. И да не сулит тебе злое начало, что в могиле найдешь ты убежище свое, ибо не по воле своей ты создан, не по своей воле родился, не по своей воле живешь, не по своей воле умрешь и не по своей воле должен будешь держать ответ и давать отчет перед Царем всех царствующих, Святым, да будет Он благословен!» (Авот 4.22). Вот он — смысл жизни в иудаизме: познание Бога, служение Ему и благодеяниелюбовь к Его творению! Причем речь идет о том, что это все есть подготовка к встрече с Богом в мире ином (мире грядущем), где мы Его увидим лицом к лицу:


собираешься дать мне: ”Я — Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства“ (Исх 20:2) — и обратился к ангелам: — Разве спускались вы в Египет, разве были рабами фараона? Так как же Тора может принадлежать вам?! И еще сказано в Торе: ”Да не будет у тебя других богов...“ [89a]… И еще сказано в Торе: ”Помни день субботний, чтобы освящать его“ (Исх 20:8). Работаете ли вы, чтобы нуждаться в субботнем покое? И еще сказано в Торе: ”Не произноси имени Господа Бога твоего всуе... “ (Исх 20:13). Разве суета касается вас? И еще сказано в Торе: ”Чти отца и мать...“ (Исх 20:12). Разве есть у вас родители? И еще сказано: ”Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради“ (Исх 20:13). Разве у вас может быть ревность или злое побуждение? Немедленно согласились ангелы с Всевышним, ведь сказано: ”Как величественно Имя Твое на всей земле!“ (Пс 8:10), — а слова ”ведь Ты дал славу Свою Небесам“ (Пс 8:2) на этот раз отсутствуют [то есть на земле, а не Небесам дана Тора]. Тут же все ангелы полюбили Моисея и каждый из них передал ему некое знание (ВТ Шаббат 88б–89а)».

1Танах – согласно еврейской традиции, Священное Писание имеет трехчастную структуру: Тора (Закон – Пятикнижие Моисея), Набим (Пророки – пророческие книги Ветхого Завета) и Ктувим (Писания – литература мудрости: Псалмы, Иов, Притчи, Руфь, Песнь песней, Ек­ клезиаст, Плач Иеремии, Есфирь, Даниил, Эзра/Нехемия, Хроники/Паралипоменон). 2Быт 1:27. 3Лев 11:44, 45; 19:2 и др. 4Одна из характерных черт еврейской поэзии. 5Подроб­ нее см. статью автора «Тора Моисея — от заповедей к законодательству. Пример еврей­ ской экзегезы периода Второго Храма» // Страницы. 13:3 (2008/2009). М.: ББИ. С. 323–341. 6Современный русский перевод Института перевода Библии в Заокском, 2002. 7Гал 6:2. 8Собрание Устного Закона, включающее Мидраш, Галаху и Аггаду, составленное таннаями; древнейшая часть Талмуда. http://www.eleven.co.il/ 9Пирке Авот, последний трактат чет­ вертого раздела Мишны — Незикин. Смысл названия трактата неоднозначен. Некоторые интерпретируют его как «поучения отцов», понимая под отцами великих законоучителей древности (в Библии «ав» встречается в смысле не только «отец», но также «великий, уважаемый человек»). 10«Речь Моше – классический образец риторики, искусства, необыкновенно ценившегося в Римской империи. В итоге Моше не только опровергает, но и убеждает оппонента – желанный результат каждого ритора. В талмудический период евреи были знакомы с литературными играми греков. Но в аггаде искусство литературной игры было развито больше, чем в необыкновенно сложной греко-римской культуре позд­ ней античности» (Ковельман А. Этика и поэтика Талмуда. Вавилонский Талмуд. Антология аггады с толкованиями раввина Адина Эвен-Исраэля (Штейнзальца). Том 1. Перевод и комментарии Ури Гершовича и Аркадия Ковельмана. – М., 2001. С. 121). 11Другой из­ вестный мидраш говорит о том, что Тора была создана за тысячу лет до своего появления в мире (Берешит Раба 1:1). Средневековые комментаторы связывают оба мидраша. Тысяча лет трактуется как тысяча поколений в соответствии со стихом: «Помнит Он вечно завет Свой – слова, что заповедал Он за тысячу поколений» (Пс 104:8). Из тысячи лет отнимается двадцать шесть поколений от Адама до Моше и получается цифра, указанная в нашем мидраше. Там же. С. 120. 12Комментарий р. Штейнзальца. С. 123, 125. 13На еврейском языке «адам» означает не только «человек», но и «человечество». 14Быт 3:9.

№27 | 2009

…любить Бога и ближнего своего Христос назвал наибольшей заповедью в Законе

Здесь читателю представлена сущность Торы, составляющая смысл всего — не только жизни человека, но и мира иного. У Богооткровения, согласно р. Штейнзальцу, есть очевидный смысл: система законов поведения в том виде, в каком она была дана на Синае, и смысл сокрытый: Тора — высшая сущность, «сокровище, что спрятано Всевышним еще до сотворения мира» (Притч 8:22, 30). С одной стороны, Тора существовала до сотворения мира, будучи радостью Творца, с другой — она дана сынам человеческим. Вопрос, какой явлена Тора в мире небесном, не предмет нашего рассмотрения, в мире же земном, становясь конкретной, именно она придает смысл человеческому существованию12. Подведем итоги: согласно Танаху, смысл жизни человека обретается в общении с Богом, поиск этого смысла начинается с поиска Бога и Его воли. Он же ищет нас Сам, и главное для нас — откликнуться на Его любовь (явленную в нашем рождении как дар, талант, которым не следует пренебрегать, ибо это подарок Царя царей!). О поиске путей общения с Всевышним, об исполнении Закона как выражения любви к Творцу свидетельствует все наследие раввинистического иудаизма, развивая тему смысла жизни, поднятую в Священном Писании, однако рассказ об этом не вмещают рамки настоящей публикации. Главное — помнить, что каждая жизнь — это дар небес и нам дано Им все, чтобы обрести в ней смысл, заложенный Творцом, но это требует от нас определенных усилий на пути длиною в жизнь. Решение за нами — Он до сих пор обращается к нам с вопросом: «Адам13, где ты?»14, вновь и вновь стуча в наше сердце (см.: Откр 3:20). И Ветхий Завет, и раввинистический иудаизм указывают нам смысл всего существования: этот смысл — в Нем, в общении с Ним, в отдаче себя Ему и Его творению! Познавшим же Христа дан не только совершенный образец такой жизни, но и Дух Святой, живущий в них и наставляющий на жизненном пути на всякую правду.

решение

«Этот мир — преддверье будущего мира; приготовь себя в преддверьи, чтобы войти в чертог» (Авот 4.16). Жизнь нам дана Богом, и ее следует воспринимать как дар: как тут не вспомнить притчу о талантах (см.: Мф 25) и статьи в «Русском пионере»? В Вавилонском Талмуде есть рассказ-толкование10 о даровании Торы, наполненный глубоким смыслом: «Когда поднялся Моше (Моисей. — Прим. О. З.) на вершину, сказали ангелы служения Святому, благословен Он: ”Владыка мира, что делает рожденный женщиной среди нас?“ — Он пришел, чтобы получить Тору, — ответил Господь. — Сокровище, что было спрятано Тобой за девятьсот семьдесят четыре поколения11 до сотворения мира, Ты хочешь отдать смертному? ”Что такое человек, чтобы Ты помнил о нем, что такое сын человеческий, чтобы Ты вспоминал о нем“ (Пс 8:5). ”Насколько величественно Имя Твое по всей земле, ведь Ты дал славу свою Небесам [то есть дал Тору ангелам, а не людям]“ (там же, 8:2). — Ответь им ты! — сказал Святой, благословен Он. — Владыка мира, боюсь я, как бы не сожгли они меня дыханием своим. — Обхвати Престол славы Моей и отвечай им! Ибо сказано: ”Обхватил престол, и Господь простер над ним облако Свое“ (Иов 26:9). <...> Сказал Моше Всевышнему: — Владыка мира, что сказано в Торе, которую Ты

11


решение

№27 | 2009

с в я з ь

12

в р е м е н

Несколько

притч

о смысле жизни Автор Екатерина Васильева фото итар-тасс


— Благодарю тебя, отец. Я понял. Я забыл главное...» Смысл жизни нельзя понять, если мы смотрим на нее только в земной перспективе. Цель жизни не определяется самой жизнью, ее мерило несравненно больше ее самой. Если мы живем для самих себя, мы никогда не будем счастливы, если наша цель устроить свою жизнь, смысл ее очень скоро иссякнет. И только Тот, кто подарил нам жизнь, знает истинный смысл этого дара. Библия говорит, что, когда Бог творил мир, Он радовался и любовался им и восклицал: «Хорошо весьма!» Бог создал мир только ради того, чтобы поселить в нем человека, Он дал ему в дар жизнь со всеми заложенными в ней возможностями и удивительной перспективой вечности. И это не единственный дар. Бог-Творец дал человеку способность творить. Бог-Любовь щедро оделил способностью любить. Божественной Премудростью дана человеку способность мыслить и познавать. При этом Всевышний сотворил каждого человека единственным и неповторимым, и без каждого из нас вселенная была бы неполной. И Он терпеливо ждет, когда человек это поймет и откроет божественный смысл своей жизни. Может быть, чтобы увидеть смысл жизни, нам просто не хватает смелости оторваться от земли? Не хватает дерзновения и свободы? Напоследок приведем еще одну притчу. Во время постройки Шартрского собора почти все горожане должны были принимать участие в строительстве: ктото таскал камни, кто-то мешал раствор, кто-то выкладывал из камней стены. У одного из строителей спросили: «Что ты делаешь?» Тот ответил: «Таскаю камни». Тот же вопрос задали другому, и он сказал: «Я зарабатываю деньги, чтобы кормить семью». Когда с тем же вопросом обратились к третьему, он, не сомневаясь, ответил: «Я строю Шартрский собор!»

№27 | 2009

своей жизни. Он был битломаном, молился на своего кумира Джона Леннона. Скупал все его пластинки, посещал все его концерты, знал наизусть все песни. И однажды Чапмен возомнил себя Джоном Ленноном! Но двух Леннонов не бывает, и тогда фанатик решил избавиться от «двойника». Он долго вынашивал планы, ходил за Ленноном буквально по пятам, и наконец, 8 декабря 1980 года застрелил знаменитого музыканта. Да, у Марка Чапмена была цель и был смысл, по крайне мере как он сам это понимал. А в результате — загублены две жизни. И это уже не притча, но быль. Так, значит, недостаточно определить для себя смысл жизни, наметить цель? Может быть, прежде следует задуматься над тем, что такое смерть? Вспомним еще одну притчу. «Молодой человек пришел к отцу и говорит: “Отец, порадуйся со мной, я поступил в университет. Я буду юристом!” — Очень хорошо, сын мой, — ответил отец, — значит, ты хочешь теперь усердно учиться. Ну а что потом? — Через четыре года я защищу диплом и покину университет. — И что же дальше? — не отступал отец. — Потом я буду работать, чтобы как можно скорее стать самостоятельным адвокатом. — А дальше? — А потом я женюсь, создам семью, буду растить и воспитывать детей, помогу им выучиться и получить хорошую профессию. — А дальше? — Я пойду на заслуженный отдых, буду радоваться счастью своих детей и внуков, покоиться в доброй старости. — А что же будет потом? — Потом? — Юноша на минуту задумался. — Потом мне придется, наверное, как и всем людям, умереть. — А что потом? — продолжал спрашивать отец. — Дорогой сын, что же будет потом? Сын еще больше задумался и сказал неуверенно:

решение

Л

юди часто спрашивают: в чем смысл жизни? Обычно этот вопрос волнует молодых. Но и в зрелом возрасте этот вопрос стоит не менее остро. Ибо, если в жизни нет смысла, если у нее нет цели, то она превращается в биологическое существование: переваривание пищи, исполнение функций. Такая жизнь не может принести ни радости, ни счастья, ни мира душе. И зачастую человек, не найдя цели и смысла, сводит с жизнью счеты, отказывается от величайшего дара. Один философ сказал: «Самоубийца не смерти ищет, а бежит от бессмысленной жизни». Так уж устроен человек, что ему нужен смысл, чтобы жить, ему нужна цель, чтобы продолжать свой жизненный путь. В чем же смысл жизни? Многие мудрецы задумывались над этим, и их ответы были самыми разно­ образными и порой неожиданными. Есть одна восточная притча. «Некий человек хотел стать учеником знаменитого Учителя и, придя к нему, задал вопрос: “Можешь ли ты объяснить мне, в чем цель жизни?” — Не могу, — последовал ответ. — Тогда хотя бы скажи, в чем ее смысл. — Не могу. — А можешь ли ты сказать чтонибудь о смерти и о жизни по Ту Сторону? — Не могу. Разочарованный посетитель удалился. Ученики были в замешательстве: как мог их Учитель предстать в таком неприглядном свете? Но Учитель успокоил их, сказав: — Какая польза от того, что узнаешь цель и смысл жизни, если ты никогда не ощущал ее вкус? Лучше есть пирог, чем рассуждать о нем». Действительно, что пользы в теоретических рассуждениях о жизни! «Жизнь — это то, что проходит, покуда мы рассуждаем о жизни», — писал в своей книге известный рок-музыкант Джон Леннон. Но кто мог предположить, что жизнь самого Леннона оборвется внезапно от шальной пули фанатика. Застреливший рок-музыканта Марк Чапмен определенно видел смысл

13


к о м м е н т а р и й

Христос что есть

Пилатом: истина? перед

Комментарий на Евангелие от Иоанна (18:28–40)

решение

№27 | 2009

О

14

Христе и Пилате я впервые прочитал еще в советское время, но не в Евангелии, а у Михаила Булгакова в романе «Мастер и Маргарита», очень тогда популярном. И лишь спустя годы мне попал в руки первоисточник, где описана эта необычная встреча в Иерусалиме, — Евангелие от Иоанна. Все мы помним этот евангельский диалог, когда Пилат, правитель Иудеи, в конце своего допроса иронично бросает Христу: «Что есть истина?» В ответ — молчание. Не раз исследователи Библии отмечали, что в этот момент встречаются рационалистический Запад и мистический Восток. Булгакову удалось передать напряженность, неожиданное беспокойство Пилата при встрече с Тем, над чьим крестом он повелит написать «Царь Иудейский». Жесткому и прагматичному наместнику непонятно, почему молчит Тот, кто понимает абсурдность обвинений и знает о неотвратимой и близкой Своей смерти. Встреча и разговор с мятежным равви, обвиняемым фарисеями, почему-то важны для прокуратора, готового вынести Ему смертный приговор, — они поднимают много сложных вопросов, на которые Пилат, однако, отказывается отвечать и даже размышлять о них. Вспомним обстоятельства той встречи. Израильские священники и старейшины, предав Христа в руки римского наместника, сами не входят в преторию. Иоанн объясняет это тем, что они не хотели оскверниться пребыванием в одном здании с язычниками (см.: Ин 18:28). Заботясь о риту-

Автор Алексей Горбачев фото wikipedia.ru

альной чистоте, они не смущены при этом тем, что смертный приговор выносится невиновному человеку. У них своя логика, и тоже довольно жесткая: лучше одному человеку умереть за народ (см.: Ин 18:14). Казалось бы, именно так и задумал Бог искупление человечества! Но у Бога Своя логика: Божий промысел не оправдывает тех, кто идет на компромисс со своей совестью. А вот Пилат пытается выдержать логику справедливого суда. Выйдя к народу, он спрашивает: «В чем вы обвиняете Человека Сего?» (Ин 18:29). К чему этот во-

Где человеку найти силы, чтобы бороться за справедливость, нравственность, человечность? прос? Как правитель он был в курсе всего происходившего в неспокойной Иудее и, конечно же, знал, в чем обвиняют Иисуса. Но Пилат хочет расставить точки над i. Прокуратор знает, что Иисуса почему-то называют царем и народ слушает Его. Как опытный политик, он не хочет, чтобы вверенная ему в управление территория оказалась на пороге очередной смуты. При этом он понимает, что ситуация необычна. На военно-политическое противостояние Риму стоящий перед ним человек явно не претендует. Зачем же Он здесь? Прокуратор задает Христу вопрос: «Ты Царь Иудейский?» (Ин

18:33). Иисус отвечает Пилату вопросом на вопрос: «От себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?» (Ин 18:34). Для Христа важно, как Пилат лично воспринимает Его. Но Пилат — римлянин, правитель, облеченный властью и находящийся при исполнении своих обязанностей, он не философ, чтобы рассуждать об отвлеченных вещах (см.: Ин 18:35). Правитель понимает, почему Иисуса привели к нему: иудейские начальники хотят уничтожить ставшего слишком популярным конкурента, но привести в исполнение вынесенный Ему смертный приговор (см.: Мф 27:1–2) они не могут из-за запрета римских властей (см.: Ин 18:31). Пилат не хочет ввязываться в это грязное дело, но фарисеи ставят его перед выбором из двух зол: приговорить к смерти невинов­ ного или быть обвиненным в нелояльности Цезарю. На вопрос Пилата о вине Христа священники и старейшины «рекомендуют» ему не задавать лишних вопросов: «Если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе» (Ин 18:30). Пилат — политик, и ему ясно, кем следует пожертвовать. Но стоящий перед ним иудей, за которым совсем недавно ходили толпы, ведет себя слишком странно. Он не пытается доказать Пилату свою невиновность, не пробует его подкупить или убедить в пользе политического альянса с Ним. Он молчит, но молчание Его, Пилат понимает это, не от безысходности и страха. Похоже, что в этот момент сила и власть совсем иного, высшего порядка вдруг, на минуту, предстала перед Пилатом в какой-то невыносимой своей


гиях, воспринимающему истину как нечто весьма относительное и субъективное, понятна его ирония. Для такого человека вопрос об истине повисает в воздухе, на него невозможно ответить, как невозможно ответить и на другой важный вопрос, который также кажется сегодня риторическим: «Зачем я живу, в чем смысл моего бытия?» Обладая земной властью, Пилат бежал от главных вопросов жизни, искал логику во внешнем — и стал заложником этой самой власти. Он поступил так, как надо было поступить имеющему власть: не портить отношений с местной знатью, поиграть в демократию с народом, поддержать свой имидж, ведь, кажется, нет еще выбора между жизнью и смертью. Пилат не был по природе злодеем, он даже пытался избежать

вынесения смертного приговора невиновному. Несколько раз он оглашал свое решение: «Я никакой вины не нахожу в Нем» (Ин 18:38), но обстоятельства, что называется, не сложились, а внутренней силы и власти для вершения справедливого суда у Пилата не было. Ириней Лионский, подчеркивая, что прокуратор не властен был в своем решении, пишет: «Пилат же вынужден был Иродом и окружающими его иудеями предать Его на смерть против своей воли». Однако хотел Пилат того или нет, но приговор он вынес, за что получил позорный титул «христоубийца» от отцов Церкви. Нам сегодня легко вынести обвинительный приговор Понтию Пилату, однако его проблема актуальна и для нас: где человеку найти силы, чтобы идти против толпы, против традиций, против

решение

реальности. Но прокуратор отмахивается от этого видения — нет, реальная власть у него, у Пилата. «Так ты Царь?» — допытывается прокуратор. И узник отвечает: «Царство Мое не от мира сего…» (Ин 18:36). Как бы перехватывая инициативу, Христос добавляет: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин 18:37). Римский наместник как представитель государственной власти не призван рассуждать о категориях истины, но как зрелый человек и образованный римлянин он слишком хорошо знает, что истина насколько желанна, настолько и неуловима. Поэтому он задает вполне риторический вопрос: «Что есть истина?» Человеку нашего времени, разочарованному в идеалах и идеоло-

№27 | 2009

антонио чизери (1821–1891). «се, человек!» (1871)

15


решение

№27 | 2009

т е м а

16

большинства, против своих личных интересов, бороться за справедливость, нравственность, человечность? У Христа они были — сила и власть «не от мира сего». Он шел против тех религиозных традиций еврейского народа, которые не приближали, а уводили людей от Творца. Он имел внутренний стержень, который позволил Ему не сломаться, когда толпа кричала: «Распни Его». Быть не от мира сего — значит понимать свою миссию в мире, свое призвание, это значит иметь связь с Источником бытия, которую для нас открывает Христос. Парадоксально, но факт: Христос, схваченный, связанный и приведенный на суд Понтия Пилата, был духовно свободен и даже имел власть выбирать, как Ему поступить дальше; Пилат же, имея власть казнить и миловать, стал пленником политической ситуации и заложником своих амбиций. В страданиях и смерти Христа был глубочайший смысл. В жизни Пилата были компромисс, нравственные мучения, неопределенность. Кто из них был по-настоящему свободен? Пилат хотел, но не смог пойти против обстоятельств, и последнее слово оказалось не за ним. Глава 18 Евангелия от Иоанна заканчивается волеизъявлением толпы, потребовавшей свободы разбойнику и убийце Варавве (см.: Ин 18:40), и Пилат вынужден был подчиниться воле презираемой им черни. В жизни мы тоже часто стоим перед выбором, оказываясь заложниками тех или иных обстоятельств, — кто же может управлять обстоятельствами? Управляет ими тот, кто свободен от них: «…познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин 8:32). Только истина делает человека свободным и наполняет смыслом его жизнь. И Тот, кто однажды сказал: «Я есть истина», стоял перед Пилатом, как нам рассказывает Евангелие от Иоанна. Глядя на осужденного, Пилат спрашивает: «Что есть истина?» Христос молчит, и в этом молчании ответ: «Я есмь».

«Не

уничтож

смертью…»*

Автор иг. Вениамин (Новик) фото fotobank.com


*Вопрос

о смысле и цели жизни занимает немало места в литературном наследии русских мыслителей конца XIX — начала XX века Е. Н. Трубецкого, В. В. Розанова, А. И. Введенского, М. М. Тареева, С. Л. Франка (см.: Смысл жизни. — М.: Прогресс-Культура, 1994).

№27 | 2009

решение

ается

Н

есколько раз на общедоступных молодежных форумах в интернете я затрагивал тему о смысле человеческой жизни. Большинство участников этих форумов обычно удовлетворялось ответами тавтологическими (смысл жизни — в самой жизни или: смысл жизни — в самореализации индивида, что еще хуже) или совсем прямолинейными (смысл жизни — в удовольствиях). Хотелось спросить: какого индивида? каких удовольствиях? Индивиды и удовольствия бывают, как известно, разные. Интересно, что было совсем немного сказавших, что этот смысл состоит в удовольствиях. Хотя, казалось бы, при возобладавшей психологии потребительства (консьюмеризме) именно такая ориентация должна быть наиболее популярной. Возможно, что многие просто постеснялись такого столь натуралистического ответа. Но следует заметить, что традиция гедонизма, мировоззрения, ставящего на первое место достижение всяческих удовольствий, очень древняя. Именно гедонизм должен соответствовать потребительству. Изощренные софисты скажут, что кому-то нравится быть мучеником ради Христа, и попытаются все свести к удовольствиям, порождаемым болезненным сознанием. Но если такое и встречается (теоретически допустим), то крайне редко. На аномалиях мировые религии не созидаются. Дальше герметизма самозамкнутого чувства удовольствия гедонизм, таким образом, не идет. Более того, находятся и утонченные псевдоаналитики, которые пытаются свести духовное начало в человеке к биохимическим процессам в его мозге. Уже были попытки взвесить душу человека. Вспоминаются слова одного из героев романа «Братья Карамазовы», сказавшего Алеше: «Подвиньтесь, ваше преподобие, химия идет!» Велик, оказывается, соблазн свести сложное к простому, цельное — к его частям. На философском языке этот прием называется редукционизмом. Но само это стеснение (стыд) открыто декларировать свою тягу к удовольствиям уже о многом говорит: многие люди догадываются, что «не все так просто», что нехорошо быть только материалистомпотребителем. Кто-то (в основном девушки) говорил на форумах о любви, заботе о детях и ближних. Один немолодой человек сказал о благополучии. Бога почти никто не упоминал. Таков был спектр типичных и не совсем типичных мнений. У христиан, конечно, другой взгляд на этот вопрос. Только один участник форума ответил: «Смысл жизни состоит в исполнении заповедей Божиих, в приближении к Богу, в единении с Ним, в спасении». Но это, как оказалось, был человек, начитанный в богословской литературе. Катехизически правильный ответ почему-то не вызвал живых откликов, не зацепил, что называется. Вероятно, нужно искать какие-то новые слова. Но ведь это был ответ верный. Вспомним азы библейско-христианского учения о человеке. Человек создан по образу и подобию Бога. Это означает, что человек наделен разумом, свободой, связан с вечностью, способен к любви, творчеству, ответственности и справедливости. Бог делегировал человеку часть Своей власти над Своим творением. Образ Божий человеку дан изначально (как некая потенциальность), подобие же задано (как возможность раскрытия этой потенциальности). Кроме того, внутри человека, образно говоря, находится как бы пружина-вектор, которая определяет его внутреннюю динамику (способность к изменениям) и которая проявляется вовне в виде поступков, принятых решений и просто порывов. На философском языке это называется способностью к трансцендированию — переступанию внутренних и внешних границ. Направленность этого трансцендирования определяется волей человека, свободой его выбора. Именно эта способность может порождать как святых, так и злодеев. В Писании сказано: «Будьте со-

17


т е м а вершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф 5:48). Человек призван, таким образом, к богоуподоб­ лению. Но зачем, могут спросить, ведь все равно умрешь. Однако в самом этом возражении уже имеется предчувствие (интуиция) возможности чего-то иного, иначе бы возражение даже не возникло. Кроме того, в этом возражении имеется и элемент лукавства. Никто из осознания своей смертности (все равно умрешь) не отказывается, например, от ежедневной еды или от посещения врача в случае болезни. А от духовной пищи при таком подходе почему-то можно отказываться. Это означает, что дело не в конечности земной жизни человека, а в ценностной ориентации, которая определяет цель жизни. Цель жизни, в свою очередь, в целом определяет ее смысл. Воскресение Христово во плоти — наиважнейшее событие мировой истории. Радикальная победа над смертью во всех ее измерениях обладает огромным мировоззренческим значением. Человечество уже не утешается только материальной стороной жизни: «Вот, веселье и радость! Убивают волов, и режут овец; едят

решение

№27 | 2009

Христос нам открыл иную, настоящую, глубокую радость. Радость возвращения в Отчий дом, радость вечной жизни

18

мясо, и пьют вино: “будем есть и пить, ибо завтра умрем!”» (Ис 22:13). Пока есть смерть, печальна эта радость с закрытыми от страха глазами. Христос нам открыл иную, настоящую, глубокую радость. Радость возвращения в Отчий дом, радость вечной жизни. Любой человек, который искренне прислушается к себе, почувствует глубокое соответствие приобщения своей человеческой природы к этой радости. В христианском понимании смысла жизни не всегда можно четко различить цель и средства. Например, молитва может быть как самоцелью, как общением с Богом, так и средством, а точнее говоря, путем исцеления. Связующим звеном здесь является смысл. Каждый момент жизни должен быть истинным, т. е. в Боге. Нельзя эгоистически спасаться в одиночку. Если монах-отшельник находится в пустыне, то он не только себя спасает. Он молится за весь мир. Смысл — это не только определенное состояние сознания. Это великая мысль Божия (логос) и замысел Божий о нас и о мире. Если мы правильно живем, то наши мысли являются отблесками Божественной мысли. Более того, это не только мысль, но и преображающая этот мир Божественная энергия. Может так случиться, что для того, чтобы остаться человеком, не потерять в себе образ и подобие Божие, необходимо будет расстаться с земной жизнью. Таков будет момент истины: «…кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу фото итар-тасс

свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф 16:25), «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15:13). Люди нередко гибнут, спасая своих ближних, а иногда и вовсе незнакомых им людей ради принципа справедливости. Наряду с физической жаждой у человека, таким образом, имеется и жажда духовная, хотя иногда она и может надолго заглушаться. Понятие конечного, как говорят философы, не существует без понятия бесконечного. В человеке (каждом!), таким образом, имеется интуиция возможности бессмертия. Любой человек, если он честно всмотрится в себя, прислушается к голосу своей совести, может это почувствовать. Следует, таким образом, как-то соотнести себя с вечностью. Со-весть этимологически означает сознание, со-ведание вместе с Богом. Частные смыслы возможны только при условии наличия общего смысла. Существует даже иерархия целей и ценностей. Бог является сверхценностью (самоценностью) и абсолютной целью (самоцелью). Это должно исключать утилитарное отношение к Богу. Не все то, что существует, является благим, средоточием благости является Сущий, т. е. Бог, в котором только и можно приобщиться Вечности. По-настоящему существует только Бог, а все остальное живо только по мере причастности Ему — источнику жизни. Именно поэтому никакого частного (уникального) смысла человеческой жизни не должно быть. Может быть лишь в той или иной степени индивидуализированный путь к Богу. Монах и врач, музыкант и электротехник в разных формах служат единому принципу добра. Каждый должен развивать в себе тот талант, который он получил от Бога. А признаки добра хорошо известны. Конечно, они модифицируются в зависимости от исторических и социокультурных обстоятельств, но в целом они остаются неизменными. Древнее «золотое правило нравственности» дано на все времена: «…во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф 7:12). Другим важным положением библейской антропологии является понятие первородного греха. Грехопадение вызвало поврежденность в человеческой природе и природе вообще, породило страсти. Поэтому в человеке имеется некая двойственность, способность как к добру, так и к злу. Если движение к добру требует веры (в невидимого Бога) и усилий, то движение к злу возникает как бы само собой, под действием всякого рода соблазнов, как простое скатывание вниз при отсутствии духовных усилий. Апостол Петр дает совет: «…уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и стремись к нему» (1 Пет 3:11). Совет прост и краток, но ему очень трудно следовать в жизни, как показывает человеческая история. Но именно в этом состоит воля Божия относительно нас. Кто-то скажет, что он добро делает без всяких внутренних усилий, как бы естественно. Это вполне возможно, так как дело закона написано в сердцах всех людей (см.: Рим 2:15). Но с верой в Бога как главного утверждающего начала


№27 | 2009

всем разнообразии человеческих характеров и их ценностных ориентаций для существования сообщества необходимо иметь общие этические ценности, которые выражены на языке заповедей мировых религий. Без общественного согласия по этому вопросу невозможно человеческое сообщество. Смысл человеческой жизни — в приобщении к Христу, Его смерти, Его жизни, Его воскресению, Его вечности. Смысл в том, чтобы любить Христа, соблюдать его заповеди. В том, чтобы видеть в каждом человеке образ и подобие Божие, образ Христа. В том, чтобы в случае необходимости положить душу свою за ближнего и за Христа в нем. И конечно же, в том, чтобы следовать правилам богоустановленной правды и справедливости. Можно кратко сказать, что смысл человеческой жизни — в любви. Но не только в психобиологической симпатии индивидов, которая встречается у всех живых существ, но в любви к Богу и ближнему. Ведь Бог есть любовь. Любить ближнего означает быть готовым пожертвовать многим ради него, не считая это жертвой. Именно о такой любви говорит апостол Павел в 13-й главе Первого послания к Коринфянам. Любовь — это не только чувство, это принцип в сердце человека. С Христом в душе легче жить, трудиться, страдать и умирать, чаять воскресения. Потому что все наполняется смыслом света, добра и справедливости. Образ и подобие Божие в нас откликаются именно на это. И дай нам Бог пройти этот земной путь так, чтобы в конце воскликнуть, как Иоанн Златоуст: слава Богу за все!

решение

добра добрые дела можно творить более осознанно и последовательно. Бог утверждает принцип добра, делает его вселенским законом. Это важно знать, чтобы найти возражение всякого рода софистам, которые утверждали (и сегодня утверждают), что добро и зло — как плюс и минус в электротехнике — равно необходимы. Такова, мол, диалектика. Апостол же Павел говорит: «Подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни, к которой ты и призван, и исповедал доброе исповедание перед многими свидетелями» (1 Тим 6:12). Поэтому смысл жизни состоит не только в самой жизни, где причудливо переплетается добро со злом, не в авантюрной игре с ними, но в правильном направлении этой жизни, в сознательном следовании принципам добра, в приближении к Богу. Следует не просто «самореализовываться» со всеми своими пороками, а преодолевать их в себе и совершенствоваться, согласно заповеди Божией. А вечность, о которой говорит апостол, — это не только отдаленное будущее, но и некое качество бытия, которое может проявляться в каждом мгновении нашей жизни, если она в Боге и с Богом. Великая сила христианства состоит в том, что оно проясняет человеку его природу, напоминает ему о его первоистоке и его духовной родине. Христианство утверждает принципы любви, добра и справедливости как вселенские принципы мироустройства, оно целостно, охватывает всю полноту жизни человека. В какой-то степени это делают и другие религии. Именно религия (лат. religare — «связывать»), поддерживая в человеке интуицию целостности, интуицию главного — «единого на потребу», придает, по определению Л. Н. Толстого, жизни такой смысл, который не уничтожается смертью. Но только христианство, преображая и реабилитируя, таким образом, поврежденную материю в воскресении Христовом и воплощенную в ней человеческую личность (каждого из нас), радикально преодолевает смерть, т. е. окончательно решает основной вопрос любой религии — преодоление смерти. И после воскресения Христова остается в нашем мире много зла, но что-то радикально изменилось. Мы теперь твердо знаем и верим, что торжество зла эфемерно, что не за ним правда и сила, что окончательная победа принадлежит истине и добру. Именно поэтому незадолго до распятия прозвучали потрясающие слова: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир (греч. “космос”. — В. Н.)» (Ин 16:33). Христианство помогает нам преодолевать основной соблазн нашего времени — релятивизм, утверждающий, что мир фрагментарен и мозаичен (эклектичен), что у каждого человека только его уникальный смысл, что все относительно, что у каждого свои преставления о добре и зле, что у каждого своя истина и что нет Истины. Духовная жизнь при таком подходе сводится к психологическим феноменам сознания (тоже разновидность редукционизма). Такой взгляд разрушает мир, человеческое сообщество, приводит к войне всех против всех. При

19


т е м а

«Душа

грустит о небесах…»

О вещая душа моя, О сердце, полное тревоги, О как ты бьешься на пороге Как бы двойного бытия! Так ты — жилица двух миров… Федор Тютчев

решение

№27 | 2009

Ч

20

еловека пугает определение жизни как биологической формы существования материи. Поэтому-то человек и занят поисками смысла этого самого бытия. Не секрет, что для большинства людей гораздо важнее как жить, чем просто быть или не быть, и критерии бытия, которые человек избирает, формируют его систему ценностей. Системой ценностей человека определяется его личность: «… где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» (Лк 12:34). Земная жизнь человека конечна и, по всеобщему мнению, коротка, а значит, если ты собираешься что-то сделать в этой жизни, надо успеть это сделать. Может быть, поэтому многие и делают ставку на успех, видимые достижения и свершения. Конечно, длинноногая спутница в норковой шубе, костюм от Версаче и роскошный «Бентли» в стразах Сваровски — это ли не «небо в алмазах»? Яркие и неоспоримые символы успеха. И для многих, может быть, обладание этими символами становится це-

Автор о. Петр Коломейцев фото итар-тасс

лью жизни. Спросить бы у самих обладателей, сильно ли отличаются эти бренды от просто удобной одежды, надежного автомобиля и верной супруги. Почему-то думается, что ответ будет простым: не лучше, но престижнее, и надо сказать, что производители престижных брендов умело эксплуатируют стремление людей к обладанию символами престижа. Герой одного романа готов заплатить за десятидолларовую футболку сто десять баксов лишь из-за ее принадлежности к известному бренду, логотипом которого является ящерица. Автор остроумно называет приобретение покупкой десятидолларовой майки со стодолларовой ящерицей. Самое поразительное, что стремление обладать брендами одинаково свойственно людям и богатым, и бедным, и среднего достатка, что порождает целую индустрию многочисленных подделок. Комичная ситуация, когда у бизнесмена на запястье красуются часы марки «Ролекс», у его шофера — добротная копия «Ролекса» приличной фирмы и у рабочего на бензоколонке — дешевая подделка все того же «Ролекса». Реклама только и говорит о том, что «успех можно видеть». Получается, что, не пользуясь брендами, ты перестаешь быть достойным, успешным, значимым в глазах общества. А на самом деле, следуя стадному чувству, ты теряешь свою индивидуальность. Жан Ванье, основатель


*Режиссер

овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, всё, преходящее морскими стезями» (Пс 8:4–9). Это биение вечной жизни ощущает даже человек, скептически относящийся к бессмертию души. Смириться с тем, что со смертью тела исчезает и личность человека, не хотели даже атеисты, приверженцы коммунистической идеологии. Они видели бессмертие человека в продолжении его дел, мыслей, в произведениях науки, техники и искусства и в благодарной памяти потомков. И надо сказать,

что прославление человека как творца было само по себе не так уж плохо, но тем не менее и в те времена слышались голоса: «Душа грустит о небесах, Она не здешних нив жилица!» (Сергей Есенин). Показателен в этом смысле фильм «Полеты во сне и наяву»*. Главный герой фильма — человек творческий, архитектор, имеет полный комплект всех атрибутов успеха: квартира и дача, жена и ребенок, любовница, преданная подруга, престижная работа, понимающий и ценящий его начальник. Но вот герою исполняется 40 лет — сакральный возраст. Ведь 40 лет — это итог исканий и странствий, это обретение своей земли обетованной. Конечно, не магия чисел, а глубокая внутренняя пустота начинает терзать циничного героя фильма. Он перестает жить по общепринятым правилам и начинает не к месту говорить обидную правду. Он не хочет играть роли, принятые в обществе, устраивая публичный душевный стриптиз. Он хочет быть подлинным, но такой, как есть, настоящий, он не нужен ни окружающим, ни себе самому. Глубоко символичен конец фильма: герой умирает! Пусть это символическая смерть, но она ничуть не страшнее реальной: его оставляют все, а потом идут кадры безумной гонки, когда он бежит, сам не зная куда. И наконец как в могиле хоронит себя в стогу сена, свернувшись в позе эмбриона, что дает надежду на его возрождение. Каким оно будет? Этого авторы фильма в то время открыто сказать не могли, но на то, что душа человека способна к полету, а наивысший взлет души и есть соединение с Всевышним, намекают самим названием фильма. Оторваться от пошлости обыденной сонной жизни, ощутить надмирный характер своего подлинного бытия, открыть великую силу пробуждения — это и значит летать наяву.

Роман Балаян, сценарист Виктор Мережко, в главной роли — Олег Янковский (1982).

№27 | 2009

«Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» Мк 8:36

решение

христианских общин совместного проживания с умственно отсталыми людьми, на вопрос, почему он всегда ходит в одной и той же куртке, пошутил, что шьется у одного и того же кутюрье. Даже страшно подумать, какая экономическая империя роскоши, подлинных и поддельных символов престижа рухнет при таком отношении к ним, как у Жана Ванье. Понятно, что она не захочет сдаваться. И это одна из веских причин, почему мир так отстаивает свою систему ценностей. Смысл жизни, заключенный в простых, доступных, осязаемых символах, не требующих никакой работы над собой, заменяющих творчество стадным чувством, — очень понятная и удобная модель для тех, кто ищет легких путей самоутверждения в обществе. Однако этот путь ведет к обезличиванию человека, с каждым новым приобретением теряется частичка души, как в романе Оноре де Бальзака «Шагреневая кожа», где каждое исполнение желания героя ведет к сокращению его жизни. Живя неподлинной, навязанной извне жизнью, человек обессмысливает Божий замысел о себе: «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мк 8:36). На Востоке говорят, что каждый человек должен построить дом, родить сына и посадить дерево. Звучит вполне благородно, почти как тост, и конечно, используется в качестве афоризма многими. Это мир простых общечеловеческих радостей и объективных ценностей, которые кажутся вечными и непреходящими. Однако Господь в Своей притче о званных на брачный пир осудил именно их, пренебрегших вечерей Агнца ради тех самых благочестивых дел. Один купил землю, чтоб построить на ней дом, другой купил пять пар волов, чтобы пахать землю и, может быть, посадить дерево, третий же женился и в этот момент собрался приступить к осуществлению своего замысла родить сына. Не их, ожидавших когда-то прихода Мессии, но забывших свою первую любовь, а простых нищих, собранных на перепутьях дорог, позвал Господь в Свое Царство. А так ли вечны эти непреходящие ценности? Древние говорили, что звезды бесстрастно взирают на дела рук человеческих, видя, как время безжалостно стирает с лица земли и города, и государства, и людей, поколение за поколением. Человек и его дела, по мнению древних, ничто перед вечным космосом и временем. Однако если дела рук человеческих действительно тленны, то сам человек стоит вне времени и выше космоса, о чем Псалмопевец пишет так: «Когда взираю я на небеса Твои — дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, то чтó есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; всё положил под ноги его:

21


т е м а

Перекресток

миров

Н

решение

№27 | 2009

аверное, каждый из нас переживал мгновения, когда жизнь ощущается во всей ее полноте. Иногда это связано с музыкой: внезапно звуки увлекают тебя в полет, наполняют душу чем-то невыразимым, потрясающе прекрасным. Это редко длится долго, но оставляет в сердце глубокий след — след соприкосновения с чем-то очень важным. Для многих людей подобные переживания связаны с природой: все мы помним, каким восторгом отзывались в душе шум морского прибоя, простор полей или суровая красота горных вершин. А иногда, чтобы пережить это чувство, достаточно одного цветка. Но сильнее всего мы ощущаем полноту жизни рядом с дорогим нам человеком — отцом или матерью, ребенком, любимой, другом. Когда мы находим в другом человеке отклик на то, что происходит с нами, мы чувствуем себя богаче всех царей мира. Ведь единственная настоящая роскошь — это роскошь человеческого общения, говорил Антуан де СентЭкзюпери. (Наверное, именно поэтому утрата этой роскоши особенно болезненно нами переживается.) В такие мгновения мы ощущаем, что только их и можно назвать настоящей Жизнью! Но почему нам не удается постоянно жить на этой высоте? И откуда берется это острое переживание Жизни, которое так метко названо чувством Вечности? Я верю, что в такие минуты мы действительно соприкасаемся с Вечностью. Нас учили, что настоящим, реальным, бывает лишь то, что можно увидеть, по-

22

Автор Михаил Дубровский фото итар-тасс


Христианство не отрицает ценности материального, но утверждает, что жизнь человека нельзя сводить только к материальному. К сожалению, большинство из нас совершает эту ошибку, обкрадывая тем самым себя. В результате жизнь теряет смысл, превращаясь в борьбу за существование. Если учиться слышать голос своего сердца, тогда сначала довольно смутно, но со временем все более отчетливо мы станем различать присутствие иного мира во всем, что с нами происходит. Речь идет не о подмене обычных дел какими-то особыми переживаниями, не о вытеснении повседневности на периферию жизни. Мы говорим о более полном проживании каждого момента нашей жизни на земле, каждого дела, события, каждой встречи. Когда человек сознает себя перекрестком миров, он видит, как события, казавшиеся случайными, складываются в некую закономерность. Он начинает видеть смысл даже в тех событиях, которые причиняли ему боль.

тощить силы. Но присутствие Вечности в жизни обогащает нас любой встречей, потому что мы становимся способными видеть образ Божий в каждом человеке. Мы начинаем иначе относиться к работе. Бог дал человеку труд не только (и даже не столько) для пропитания. Основное предназначение любого труда — привнесение в этот мир Божьей красоты, раскрытие замысла Бога о творении. В Божьем замысле всякий труд — это творчество, со-участие в творении. И это соучастие, сотворчество преобразует и мир, и самого человека, высвобождая вложенный в него потенциал. Бог поселил Адама в прекрасном саду, который уже отражал славу Божью, чтобы через труд Адама эта слава стала еще большей и распространилась на всю землю. К сожалению, люди утратили Эдемский сад. Но, если мы сознаем Божие присутствие в том, что делаем, наша работа начинает отражать Эдем как для нас самих, так и для других. Именно это имел в виду Павел, когда призывал своих чита-

Ведь подчас такие моменты — самые важные для формирования личности. Наша цивилизация низвела отношения до «деловых контактов», у нас не хватает ни времени, ни сил на глубокие отношения, в которых мы открываем сердце для другого. Присутствие Вечности позволяет пережить ценность каждого человека. И мы снова открываем для себя, что настоящая дружба и настоящая любовь не остались в прошлом. И слова о том, что любовь в семье с каждым годом должна становиться все сильнее, перестают быть просто словами. А дети начинают приносить настоящую радость, притом что они не становятся более послушными или круглыми отличниками. Каждый из нас знает, как большое количество встреч может опустошить сердце и ис-

телей делать всякое дело «как для Господа» (Кол 3:23). Прикосновения Вечности пробуждают наш дух, заставляют нас искать жизни более полной, настоящей. Если человек не заглушает этот зов в своем сердце, то однажды он встречается с Христом. И тогда он осознает, что все те моменты, когда он переживал чувство Вечности, он видел отблеск Его Славы, всякий раз, когда он соприкасался с любовью, он чувствовал отражение Его Любви. Бог зовет нас к Себе, потому что Он хочет дать нам Жизнь. «Верующий в Меня имеет жизнь вечную», — говорит Господь. Его слова относятся не только к жизни после смерти. Иисус говорит о Вечности, которая стала нам доступна в Нем здесь и сейчас. Вечности, которая открывается нам в каждом дне, каждом деле, каждом человеке.

№27 | 2009

Когда человек переживает чувство Вечности, он видит отблеск Его Славы

решение

трогать, измерить. Такое мировоззрение принято считать научным. Наука привнесла в нашу жизнь множество удобных и полезных вещей, расширила границы нашего понимания мира. Но, лишенная духовного основания, она забыла о том, что мир не только материален, что познание мира не сводится исключительно к измерениям, что человек — это не совокупность биологических и химических процессов, что есть иная реальность, без которой жизнь становится скучной, серой, плоской. И именно эта реальность прорывается к нам время от времени, напоминая о том, что наша жизнь неизмеримо богаче, чем мы привыкли думать. Если прислушаться к этим напоминаниям, то можно очень многое узнать о себе. Эти окна в Вечность могут открыть нам иной мир — глубокий, живой, полный удивительных красок. Именно этот мир — настоящий! Кто-то сказал, что человек — это целый мир, микрокосм. Но, возможно, еще более точно было бы сравнить человека с перекрестком миров, ведь в нем пересекаются мир материальный и мир духовный. Человек живет одновременно в двух измерениях. Это удивительно точно показано в библейском рассказе о сотворении человека: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание (дух. — М. Д.) жизни, и стал человек душею живою» (Быт 2:7). В этих строках легко увидеть двойную природу человека: он и из земли, и с неба, он и из праха земного, и Дух Бога живет в нем. Он призван во-площать (делать плотью, реализовывать) то, что рождается в сфере духа. И он же призван одухотворять материю, придавая ей направление и цель, открывая скрытый смысл ее существования. И потому никогда человек не может удовлетвориться только материальным, наш дух зовет нас к небу, он свидетельствует об ином измерении, о мире горнем, которому мы принадлежим в той же степени, что и миру вещей.

23


в з г л я д

Будущее

всегда открыто

Интервью с Андреем Борисовичем Зубовым — российским политологом, историком, публицистом, директором и главным редактором издательского проекта «История России. ХХ век»

решение

№27 | 2009

— Андрей Борисович, недавно вышел из печати двухтомник «История России. ХХ век», главным редактором которого вы являетесь. В аннотации к нему написано, что история «требует не только фиксации фактов, но и их нравственного осмысления». В наши дни, как, впрочем, и много веков назад, многие скажут вам, что все в мире относительно. С каких позиций эта книга оценивает факты истории? — Человек, строй его жизни не может быть относительным. Жизнь человека, его свобода и достоинство — это абсолютные ценности. Ни один человек не поступится своей жизнью, свободой, достоинством, но их можно у него отнять вопреки его воле. Авторы проекта считают, что то общество, тот режим, тот политический строй, те государственные действия, которые ведут к расширению свободы, достоинства человека, охране его жизни, могут быть оценены положительно, а те, которые ведут к их уменьшению, могут быть оценены только отрицательно. И поскольку ХХ век для нашей страны был временем колоссальных злоупотреблений именно жизнью, свободой и достоинством человека, то этот век, конечно, мы описываем как век в целом трагический. Но эта же оценка позволяет нам очень четко разделить тенденции и людей на тех, которые стремились к утверждению человеческого достоинства, свободы и благополучия, и тех, которые фактически отнимали у народа свободу, достоинство и благополучие для того, чтобы у них самих всего этого было в избытке. Поэтому историю ХХ века мы оцениваем именно с позиций человека.

24

— Над проектом работал огромный авторский коллектив. Это большой плюс для книги такого рода, так как авторы имели возможность донести до читателя свои знания о времени, которым они профессионально занимались. Что было для вас как руководителя проекта главным при выборе авторов? — Главными я бы назвал два момента. Во-первых, это действительно высокий профессионализм. Дело в том, что за двадцать лет, прошедших после падения коммунистического режима, у нас открылись архивы, были опубликованы документы, написано много прекрасных исследований по отдельным узким темам русской истории. Но эти книги и публикации остались в основном достоянием ограниченного круга историков. Широкое общество не имеет доступа к такой качественной исторической интервью взяла Екатерина гуляева фото Сергей бессмертный

литературе не потому, что она запрещена или закрыта, а потому, что она специальна. Наша книга адресована широкому кругу читателей. И нам надо было собрать специалистов по отдельным периодам истории России ХХ века, чтобы они свои профессиональные знания передали обществу. Мы отбирали, как правило, лучших исследователей в той или иной сфере, например, о времени холодной войны мы просили писать Владислава Зубака (Университет Темпл, Филадельфия, США), о русской эмиграции — профессора Университета Париж-1 Никиту Алексеевича Струве, о русском либерализме начала XX века — доктора исторических наук Алексея Алексеевича Кара-Мурзу и так далее. Вторым фактором было некое единство воззрений. Если люди, например, считали, что высшей ценностью является не человек, а, скажем, государство, империя, что человека разумно приносить в жертву модернизации или строительству империи, то мы не могли пригласить таких ученых в авторский коллектив, потому что их концептуальные подходы были перпендикулярны нашим. Поэтому наш проект — это и собрание единомышленников тоже. Слава Богу, среди ученых их нашлось немало. — Какие ключевые моменты нашей истории особенно повлияли, на ваш взгляд, на формирование характера русского народа? — Если говорить об истории России вообще, то, по сути говоря, ключевыми в ней были три момента. Во-первых, это принятие христианства. Во-вторых, это отказ от исихастской1 традиции преподобного Сергия и нестяжателей2, который произошел в XV веке, в эпоху правления Ивана III и Василия III, и победа иосифлянской3 традиции над нестяжательской — победа внешнего христианства над внутренним. Отсюда проистекают другие очень важные моменты русской истории: самопроизвольная автокефалия Русской церкви4 и более чем на век нахождение Русской церкви в расколе с мировым православием (с 1447 года по 60-е годы XVI века). Третьим ключевым моментом стало крепостное право. Дворянство, составлявшее в начале XVIII  века 1,5 процента населения России, полностью поработило более 90 процентов населения страны и постепенно превратило в бесправных рабов, не имевших собственного имущества, не имевших права на создание семьи без воли рабовладель-


— В связи с этим: как вы относитесь к теории пассионарности этноса5? И считаете ли вы, что русский этнос

№27 | 2009

— Какие вы можете назвать основные черты русского характера, позитивные и негативные? — Мне трудно говорить о чертах характера, но, пожалуй, очень важно сказать о чертах, мешающих сегодня возрождению нашего общества. Каждый из нас может сейчас находить свои пути к Богу, свои культурные, нравственные цели, но

умения самоорганизоваться в нас нет, мы не можем создать нормального государства сами и так далее. Все это не случайно, потому что эти качества были практически уничтожены в народе за период советской власти. А ведь когда-то русское общество умело организоваться: оно образовало, например, городское самоуправление, земства, совершенно независимые от государственной власти; в конце концов, какая-никакая, а революция произошла — тоже надо было самоорганизоваться. В советское время все активные самодостаточные люди, те, кто мог повести за собой других, и притом на дело честное и доброе, или покинули Россию, потому что не могли терпеть злодеяния режима, или выступили против него и, естественно, этим режимом были уничтожены. Сохранились и родили детей те, кто шел на компромисс, на сотрудничество со злом, подчинялся ему, отказывался от коллективного сопротивления злу. Негативные последствия всего этого наше общество имеет в настоящее время. Так что у нас, если угодно, сейчас тяжелая, проблемная социальная генетика.

решение

ца и на подачу исков в суд на своих рабовладельцев. Это рабское состояние и оправдание этого состояния Русской церковью имели самые фатальные последствия для истории России ХХ века. В ХХ веке ключевыми моментами стали революция, гражданская война и тот выбор, который во время гражданской войны сделала большая часть русского народа. Люди не сделали выбора в пользу нравственного закона, который отстаивали белые, а, в общем-то, согласились с красными, с их предложением не защищать родную землю от врага, грабить награбленное и в итоге преследовать и убивать представителей высшего государственного сословия, элиты. Все это в конечном счете привело к установлению тоталитарного режима, к культурной деградации общества, к разделению общества на эмиграцию и внутреннюю Россию, и наконец, к тому несчастному состоянию, в котором русское общество находится в настоящее время.

25


в з г л я д пережил пик своей пассионарности и его ждет вымирание или вытеснение другими народами? — Идея Льва Гумилева не имеет духовной составляющей. Для Гумилева духовное — это следствие пассионарности, а не причина ее. Я же думаю иначе. Дело в том, что, когда человек вершит добрые дела, открывая свою душу Богу, он становится посланником Божиим на земле, то есть тем, кто желает творить Его волю. Тогда он получает огромную силу, огромную энергию от Духа Божия, и это не passion, не страсть, конечно. Тогда возрождаются и сам человек, и его семья, и общество, и страна. Когда же человек своими неправильными действиями отсекает себя от Бога, а это именно и произошло в России в эпоху выбора иосифлянства, в эпоху крепостного права, в эпоху выбора красных в гражданскую войну 1917–1922 годов, то тогда он теряет эту силу. Им может владеть лишь страсть к разрушению, к злу. Мы не можем отрицать того, что в ХХ веке революционная страсть владела нашим обществом. И это была страсть, которая разрушила, как пели в русской версии «Интернационала», человека и общество «до основания». И поэтому мне кажется, что если русское общество обратится снова к духовным ценностям и откроет для себя Бога, то тогда в нем появится и энергия жизни, и, соответственно, созидательная сила. Если говорить о положительных процессах, которые сейчас происходят в России, пожалуй, самый из них обнадеживающий — это постепенное обра-

Надо просить у Бога, чтобы Он указал человеку на цель его жизни

решение

№27 | 2009

щение русского общества, особенно части молодежи, которая жила и формировалась уже в послекоммунистическое время, к религии, к поиску Бога. В этом источник надежды на возрождение России, несмотря на все те отрицательные качества и тенденции, которые вырастают из нашего прошлого.

26

— Может ли нам помочь ваша книга «История России. ХХ век» переосмыслить свою историю? В каком случае возможно все же сделать выводы из нашей истории, чтобы не оказаться в очередном тупике? — Для этого наша книга, собственно говоря, и писалась. Она дает честную экспликацию истории, которую вершили не какие-нибудь космические пришельцы, а наши деды, прадеды, прапрадеды. У каждого из нас есть семейные предания о жизни отцов, дедов в 50-е, в 30-е годы, в 10-е годы. Свои предания люди соединят с общей историей, включат в общий контекст и сделают выводы, которые, кстати, могут быть самыми разными, потому что человек всегда свободен. Нашей задачей было дать людям фактуру, сумму прожитой русским народом фото Сергей павкин (из архива центра «возрождение»)

жизни. А уж оценить эту жизнь каждый человек должен сам, так же как и свою личную жизнь. — История изучает прошлое, но от нашего отношения к прошлому зависит, каким будет наше будущее. Каков ваш прогноз относительно будущего России? — Будущее, как отдельного человека, так и страны и народа, всегда открыто. Все зависит от того, какой выбор мы делаем. Наверное, иначе бы сложилась судьба России, если бы русское общество сделало выбор в XV веке не к Третьему Риму6, а внутрь собственного сердца, как призывал преподобный Сергий. Памятники культуры есть зеркало духовного состояния общества. В России духовная живопись, например, заканчивается Дионисием как раз в конце XV века. И это не случайно, потому что общество тогда сделало неправильный выбор. А вот европейское общество эпохи предРенессанса и Ренессанса сделало другой выбор — отсюда великолепная духовная культура этого периода. Конечно, там были и злодеяния — Медичи, Елизавета Английская, но одновременно мы видим и мощный взрыв духовной культуры. В XVIII веке в России произошла поверхностная вестернизация высшего сословия, и оно предпочло эту поверхностную вестернизацию постепенному созиданию всего общества в целом. Это был сознательный выбор. В эпоху Екатерины II было созвано совещание по созданию нового уложения законов, и на этом совещании дворяне просили свободу только для себя, а крестьян желали поработить еще больше. Ясно, что это был неправильный путь. Ну и, наконец, очевиден для нас выбор гражданской войны в ХХ веке. Это был преступный выбор. Тогда народу было дано видеть и богоборчество коммунистов, и красный террор, и убийство священников, и грабеж, и голод. Белые при этом дали людям возможность присоединиться к их военной силе, уже организованной и дошедшей до Орла и до Перми. Белые освободили часть России с населением 60 миллионов, но их армия суммарно никогда не превышала 300 тысяч. Значит, большинство людей — а мобилизацию проводил только Колчак — с ними не пошло. Это ясно из мемуаров. Таким был выбор наших дедов и прадедов. Вопрос в том, какой выбор сделаем мы. Захотим ли мы быть с коммунистическим государством дальше, иметь лениных и мавзолеи на наших площадях и оставаться людьми послесоветскими, или же мы захотим восстановить правопреемство с докоммунистическим государством, принять на себя его ошибки, исправить их собой и тем самым обрести внутреннюю силу для дальнейшего развития — так сделала, собственно, вся Восточная Европа. Вот такой у нас выбор. Третьего, как всегда в таких ситуациях, не дано. Нельзя отсидеться, как нельзя было отсидеться во время гражданской войны. Точно так же обстоит дело и с выбором религиозным, духовным.


— Спасибо вам, мы с нетерпением ждем вашей новой книги «Размышления над русской историей» и ваших учебников по религиоведению. — Спасибо. Книга «Размышления над русской историей», Бог даст, появится в 2010 году. 1Исихазм (древнегреч. ἡσυχία — «спокойствие, тишина, уединение») — это практика не­ посредственного личного богосообщения путем молитвенного самоуглубления. Разу­ меется, речь идет не о буквальном, физическом, общении, а о духовном, внутреннем. 2Нестяжатели — духовное течение реформаторского толка на Руси в XV веке. Течение получило свое название потому, что его представители выступали против «стяжания» церковью земель и другого имущества. Основатель и глава нестяжательства — Нил Сор­ ский (Николай Майков), продолжатель дела преподобного Сергия Радонежского. 3Ио­ сифляне — последователи Иосифа Волоцкого, представители церковно-политического течения в Русском государстве в конце XV — середине XVI века, отстаивавшие идею тес­ ного сотрудничества церкви и государства и оправдывавшие церковное землевладе­ ние и владение крепостными крестьянами. 4В 1439 году во Флоренции прошел VIII Все­ ленский собор, принявший решение об унии православной и католической церквей. На соборе присутствовал митрополит всея Руси грек Исидор, горячий сторонник объеди­ нения церквей. Однако в Москве не приняли унии. Исидор был арестован, затем бежал в Литву. На традиционное назначение нового митрополита из Константинополя не приходилось рассчитывать, поскольку греки приняли в то время Флорентийскую унию. Новым митрополитом всея Руси стал Иона, выбранный в 1448 году собором высших русских иерархов без согласия на это константинопольского патриарха. После восста­ новления православия в Константинополе в 1453 году, русские продолжали поставлять себе митрополитов сами, что и вызвало отлучение их от церкви константинопольским патриархом. 5Пассионарная теория этногенеза была предложена Львом Гумилевым в 60-х годах ХХ века. Она описывает исторический процесс как взаимодействие разви­ вающихся этносов с вмещающим ландшафтом и другими этносами. Пассионарность — это непреодолимое внутреннее стремление к деятельности, направленное на осущест­ вление каких-либо целей. Цель представляется пассионарию ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни и счастья современников и соплеменников. Народ, по Гуми­ леву, обладает определенной степенью пассионарности — высокой или низкой, что, соответственно, приводит либо к его развитию, либо к вырождению. 6Представление о Москве как о Третьем Риме сложилось в период возвышения Московского княжества в XV веке. Московские великие князья, притязавшие начиная с Иоанна III на царский титул, провозглашали себя преемниками римских и византийских императоров.

№27 | 2009

— Вы много преподаете в разных учебных заведениях. Что вы говорите своим студентам, своим слушателям, когда они задают вопросы о смысле жизни? — Я им говорю, что жизнь имеет исключительно глубокий смысл. Проблема не в том, чтобы как-то провести те годы, которые отпустил нам Бог, проблема в том, чтобы максимально реализовать в себе

тот образ Божий, который у каждого уникален, у каждого он отличается от другого. И нет ни одного человека, который вышел бы из утробы матери и не имел бы высокой цели, потому что Бог ничего не делает зря и впустую. Надо просить у Бога, чтобы Он указал человеку на цель его жизни, стараться своими неправильными поступками, своими грехами не отделить себя от Бога и от своего собственного жизненного пути, который всегда радостен, всегда благ и всегда в конечном счете дает то, что мы называем самореализацией. Если мы служим Богу и исполняем Его волю, мы всегда совершаем самореализацию. А если служим себе, мы никогда не реализуем себя и в итоге окажемся у разбитого корыта.

решение

— Как историк религии, изучавший мировые религии и культуры, каким вы видите место России внутри мирового сообщества? Сегодня можно услышать, что из Третьего Рима мы превратились в третий мир. Может ли Россия сегодня нечто сказать миру? — Во-первых, Третьим Римом Россия никогда не была. Это надо ясно сказать. Эта идея появилась в XV веке, когда Россия была глубокой провинцией христианского мира. Достаточно сравнить романские соборы предмонгольской Руси — они красивые, конечно, — в Юрьеве-Польском, во Владимире с романскими соборами той же эпохи в Испании, во Франции, в Италии. И мы сразу видим масштаб — провинция это или культурный центр. Также и Андрей Рублев был учеником Феофана Грека, принесшего на Русь культуру Византии, Европы. Не забудем, какое значение для русского общества XVI века имел всего один греческий ученый, Максим Грек, пришедший из Падуи. Тогда мы были глубокой провинцией. Поэтому все наши претензии на Третий Рим провинциальные, смешные. Россия стала одной из великих европейских держав после победы Александра I над Наполеоном в 1814–1815 годах, но это была иллюзорная державность. Поскольку не та держава великая, у которой самая большая армия, а та, которая имеет наиболее свободный достойный народ. А наш народ был неграмотный: еще в 1911 году две трети новобранцев, молодых мужчин, не умели ни читать, ни писать. Какая же это великая держава? Если во главу угла ставить силу, тогда орды Чингисхана были великой державой. Не дай Бог нам быть такой державой. И в третий мир мы не превратились. Мы остались великой культурой — с Толстым, Владимиром Соловьевым, замечательной культурой русской эмиграции, с замечательным нашим прошлым, с Сергием Радонежским и Серафимом Саровским и с нашими новомучениками, с нашей трагической, но и великой историей ХХ века. Великой потому, что находились миллионы людей, которые сопротивлялись этому ужасному большевистскому злу. Это один из самых славных моментов нашей истории, о котором мы, кстати, много говорим в нашей книге. И сегодня все зависит от того, что выберет наш народ: славу мира сего — этот Третий Рим — в очередной раз или же внутреннее строительство собственной души, внутреннее строительство общества — ответственное, трудное и при этом единственно спасительное для народа. От этого зависит наше будущее.

27


решение

№27 | 2009

т е м а

28

В

сумрачном лесу

жизненных кризисов Автор Мария Каинова фото сергей павкин


«Для меня все вдруг утратило смысл. Как-то внезапно. Моя жизнь, жизнь других людей, жизнь животных и растений — все, что ни есть в мире. Все распалось на бессвязные кусочки. Я поведал об этом брату. Но ему не дано было меня понять …Мы долго проговорили. Я плел что-то несуразное. Мы оба не очень-то много поняли из того, что я наговорил. Но брат отнесся к этому серьезно... Он сказал, что каждый день тысячи людей, наверное, сталкиваются с тем, когда перед ними словно бы выросла стена. Многим, наверное, бывает от этого тяжело, но потом это проходит. Брат у меня оптимист. Он хотел мне помочь. А я подумал, что провалился на самое дно. Мне стало страшно, что вот я уже пресытился днями и ничто больше не вызовет у меня воодушевления».

1Лу

Эрленд. Наивно. Супер. — СПб.: Азбука-классика, 2007. — С. 2. дия. — М.: Белый город, 2005.

2Сэлинджер

период человек совершает самый большой скачок в жизни, когда меняется абсолютно все — его роль в обществе, степень ответственности за свои поступки, правила игры в отношениях с окружающими. Ребенок, которому вчера еще мама не доверяла право выбора штанишек перед прогулкой, встает перед важнейшим выбором своей жизни — на кого учиться, кем работать, создавать ли свою собственную семью. Но драматизм и болезненность этого кризиса связаны даже не с этими вопросами, а с конфликтом ценностей, который почти неизбежен в этот период. Переходя из мира детства в мир взрослых, ребенок оказывается в иной системе координат, ведь взрослые, которые обучают детей нравственным законам, сами редко по этим законам живут. Социум куда больше напоминает джунгли, где побеждает сильнейший, чем детскую сказку, где награду всегда получают добро и трудолюбие. Вся сложившаяся картина мира кажется плодом лицемерия и лжи, а новую построить очень сложно, потому что своего опыта еще не хватает, а к чужому доверие потеряно. Этот период окрашен страхом перед будущим, растерянностью и чувством одиночества, покинутости. Герой романа Джерома Сэлинджера «Над пропастью во ржи» Холден Колфилд — один из самых ярких примеров такого кризиса. Мальчик отторгает, ненавидит мир взрослых с его ханжеством и душевной черствостью, для него этот мир подобен пропасти, которая открывается неожиданно, как перед ребенком, бегущим в высокой ржи, и сам Хол-

Джером. Над пропастью во ржи. — М.: Эксмо. 2008.

3Данте

Алигьери. Божественная коме­

решение

К

ак это страшно, когда все утрачивает смысл и сама земля, кажется, уходит изпод ног! Как страшно видеть, как картина мира, которую вы, словно пазл, годами складывали по кусочкам, распадается на части, и вы неожиданно понимаете, что мир, такой, каким вы его себе представляли, более не существует! Вы ли изменились, вселенная ли изменилась вокруг вас, или же ваши исходные данные о ней были ошибочными, это уже не важно, главное, что вы вдруг из понятного и предсказуемого пространства попадаете в сумрачный лес, «утратив путь во тьме долины». И нет больше ориентиров, которые бы подсказали вам, куда идти, к чему стремиться, чего желать. Считается, что основным кризисом жизни является кризис среднего возраста, именно этому периоду уделяется больше всего внимания. Возможно, это самый болезненный кризис из всех, и все же он не единственный, в той или иной форме подобные тектонические сдвиги происходят каждый раз, когда мы вступаем в новую пору жизни. Чаще всего это случается на рубеже нового десятилетия — в 20 лет, 30 лет, 40 лет. И всякий раз, оказываясь на перепутье, мы задаемся вопросом, как жить дальше, а иногда – жить ли вообще. Первый, самый ранний, кризис приходится на подростковый период — на канун вступления во взрослую жизнь. Удивительно, как мало внимания и заботы проявляют к детям в этом возрасте учителя, психологи, даже родители. А ведь именно в этот

№27 | 2009

«Наивно. Супер». Эрленд Лу1

29


т е м а ден, болезненно переживающий этот кризис, мечтает встать на краю, чтобы уберечь детей от падения: «Понимаешь, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи… А я стою на самом краю скалы над пропастью, понимаешь? И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть»2. Второй кризисный период в жизни, кризис тридцатилетних, — самый странный и плохо изученный из всех. Это кризис пресыщенности, кризис реализованных фантазий. С одной стороны, к этому возрасту человек достигает самого расцвета, все ему под силу. С другой стороны, все, о чем он мечтал и к чему стремился в юности, испробовано, прожито, а часто и лежит в осколках. Позади несколько историй любви, иногда и разводов, разбитых иллюзий. Позади профессиональные начинания, успехи, многое достигнуто, но зато и определились

решение

№27 | 2009

Возможно ли так тесно в молитве связать себя с Источником жизни, чтобы кожа никогда не ороговела, чтобы глаза не ослепли, а уши не закрылись к звучанию этого мира?

30

границы притязаний. Увлечения юности прожиты и пережиты, высоты взяты, глубины покорены, все дороги пройдены, а лучшие книги прочитаны. Кажется, весь мир еще впереди, только непонятно, ради чего жить и к чему еще стремиться. Подобный кризис переживал лермонтовский Печорин, современные герои Евгения Гришковца, Фредерика Бегбедера и Эрленда Лу. Они редко осознают, что с ними происходит, трудно ведь признать, что тебе худо от добра. Для них кризис проявляется в том, что они начинают неосознанно разрушать свою жизнь, прячась от себя в алкоголе, случайных связях, бессмысленных конфликтах с окружающими, так как в первую очередь им становится тяжело жить с самими собой. Третий, тот самый пресловутый кризис среднего возраста, приходится на 40 лет. Его еще называют кризисом половины жизни, хотя правильнее было бы определить этот период как точку невозврата, как начало конца, именно так он и воспринимается переживающими его людьми. В этом возрасте человек впервые осознает, что времени жить осталось не так много и ничего уже не изменишь. Мы ведь с детства не приучены ценить моменты бытия, мы растрачиваем жизнь впустую, не задумываясь о том, насколько качественно прожили дарованные нам годы. В 40 лет наступает момент расплаты — мы понимаем, что ни сил, ни времени на то, чтобы что-то

исправить и все начать сначала, уже нет. А что если жизнь не удалась? Вспоминаются строчки из Данте: «Земную жизнь пройдя до половины, Я очутился в сумрачном лесу, Утратив правый путь во тьме долины»3. Я хорошо помню свой юношеский кризис, помню, как рухнул мир вокруг, как исчезли четкие контуры черного и белого, делавшие жизнь ясной и предсказуемой, а вместо них соткалось сумеречное пространство, в котором невозможно было понять, что хорошо, а что плохо, кто друг, кто враг. Было очень страшно и больно, но именно тот шок заставил меня впервые задуматься о смысле жизни и начать духовный поиск, который привел к Богу. Ведь любой кризис — это одновременно и конец, и начало, но в духовном смысле это в первую очередь возможность возрождения души. Человеку свойственно стремиться к стабильности: составив свою картину бытия, он становится консерватором, он не готов воспринимать информацию, которая расходится с его представлениями. Но мир невозможно свести к нескольким формулам, любая картина мира ошибочна, потому что она не может охватить ни его многообразия, ни его изменчивости. Кризис в этой ситуации неизбежен, он лишь отражает конфликт между мертвой иллюзией, с одной стороны, и живой реальностью — с другой. Для верующего человека в этой ситуации кризис необходим, так как он возвращает ему возможность услышать сердцебиение мира, возвращает его к живому началу — Творцу. И все же возможен и иной путь. Когда я переживала тот первый свой кризис, у меня было ощущение, что с меня сняли кожу, как будто между мной и тканью бытия осталась лишь тонкая розовая пленочка, как у новорожденного. Как бы больно это ни было, еще больше в этом было радости открытия, проникновения в ранее неведомые тайны сущего. И тогда же я задумалась: возможно ли не обрастать снова панцирем? Возможно ли навсегда сохранить восприятие новорожденного? Возможно ли так тесно в молитве связать себя с Источником жизни, чтобы кожа никогда не ороговела, чтобы глаза не ослепли, а уши не закрылись к звучанию этого мира? С тех пор прошло много лет, достаточно для того, чтобы мои сверстники пережили поздние кризисы: когда им было тридцать, они мучались от тоски и беспросветности, в сорок они жалеют о прожитом, не ценят настоящее. Мне же в двадцать Господь дал надежду на будущее, силу превозмочь страх, веру в людей, и главное — Себя, навсегда избавив меня от одиночества. В тридцать Он открыл мне новые горизонты и новые мечты, в сорок подарил мне прошлое, с которым радостно жить, настоящее, от которого не хочется бежать, и будущее, в котором есть свет. Есть два пути: можно блуждать в сумрачных лесах, спускаться в темные долины, чтобы потом в муках находить свет, а можно обрести Спутника, и Он проведет вас дорогой, которая никогда не бывает в тени.


т е м а

В

чем

Бог

видит

смысл человеческой

Автор Андрей Черняк фото сергей бессмертный

Его о творении в этом, собственно, и есть. Важно то, что Его жизнь — жизнь вечная — неразрывно связана с Его сущностью, которая описана в Библии словом «любовь». И поэтому наше вхождение в Его существование означает вхождение в Его жизнь по любви. В любви нет отношений главенствования. В любви не я главный, а другой — главный. Любовь — это отдача, действие для другого. И поэтому в описании замысла Господня, о котором мы читаем во второй главе Бытия, говорится о сотворении человека, которого Бог поселяет в саду, насаженном Им для того, чтобы человек его возделывал и сохранял, то есть для того, чтобы человек мог соучаствовать с Богом в развитии, в преображении Его творения. Если Бог Сам настолько любовь, что Он — Творец, то для нас, человеков, разделить с Ним Его жизнь в Его любви означает тоже участвовать в творении. Поэтому замысел Божий о нас заключается в том, чтобы мы, во-первых, были с Ним и принимали от Него полноту жизни, и, во-вторых, чтобы

мы разделяли с Ним Его способ жизни. Этот способ жизни называется любовью, это — отдача, это — творчество, это такая жизнь, когда другой главнее меня. Понятно, что мы сами по себе такой способностью жить не обладаем, но мы можем ее принимать от Бога. Именно поэтому св. Серафим Саровский говорит о смысле человеческой жизни, о смысле жизни христианина как о стяжании Святого Духа. Наша задача — принимать от Бога то, что Он нам дает. Но то, что Бог дает, не может в нас просто накапливаться. Оно обладает все тем же самым свойством — изливаться. Все, что мы принимаем от Бога, — это любовь, любовь — изливается. Это и есть стяжание Святого Духа, который есть дыхание, который есть поток. Мы принимаем поток, идущий от Бога, и отдаем его тем, кто рядом, — в природу, в творение. В этом и есть задача жизни человека — принимая, отдавать. И Бог по Своему собственному опыту знает, что выше этого счастья нет ничего, и к этому счастью Он нас предназначил.

решение

Р

азмышляя над тем, в чем Бог видит смысл человеческой жизни, нужно исходить из того, что мы сотворены Богом. Потому что если это не так — если, наоборот, мы сотворили Бога, — тогда о смысле Его существования нужно говорить уже нам. А если Он нас сотворил, то смысл нам все-таки придает Он. Так что же стоит за фактом творения? Во-первых, то, что Божия жизнь настолько великолепна, что Он хочет ею поделиться, то есть сотворение нас — это акт Его любви. Эта любовь изливается из Него не потому, что Ему что-то нужно, не потому, что Он нуждается в нас, а потому, что Он хочет поделиться Своей любовью с нами. Он творит не от недостатка, но от избытка. С Его точки зрения, Он сотворяет этот мир для того, чтобы мир мог войти в полноту Его бытия, и смысл нашего существования в том, чтобы мы могли разделить с Ним эту полноту — полноту блаженства, полноту благодати, полноту счастья, если уж пользоваться нашим низким человеческим словом. Замысел

№27 | 2009

жизни?

31


с в я з ь

в р е м е н

В

тварный мир вошел Христос. И миру предстояло постигнуть и узаконить новое отношение к смыслу и цели истории, ее трансцендентную перспективу. В лекции, прочитанной накануне своей гибели, отец Александр Мень сказал: «Христианство только начинается», давая трезвую оценку скорбным плодам двухтысячелетней христианской истории. Естественно, что у самых ее истоков Церковь искала убеждающе зримое отражение на земле Радостной Вести с неба. Языческий мир должен был, по слову Иоанна Дамаскина, «увидеть человеческое лицо Бога», запечатлеть Его, оставить потомкам Его образ. Сюжет Рождества в мировом искусстве имеет свое развитие, свою глубинную динамику. На протяжении двадцати веков мир чувствовал, догадывался, верил или знал, что произошло что-то такое, что должно его преобразить. Должно. Как принял и осмыслил мир мистерию Рождества? Великие художники, выражая свою веру на протяжении веков, преображали мир силой своего

Неизвестный среднерейнский художник. «Поклонение волхвов» (фрагмент) (Ок. 1420 года)

Сюжет Рождества решение

№27 | 2009

в европейском изобразительном искусстве

32

искусства. Древние образцы искусства соединяли истину и красоту, духовное и эстетическое в рамках канона. Но уже новое искусство, начиная с «интернациональной готики» (XIII век), отказывается от аскетического языка символов. Вырабатывается Автор Татьяна Макарова иллюстрации предоставлены автором

новый язык, совмещающий духовные ценности и художественно эффектную форму, сокровенное с эстетическими вкусами эпохи, а в более позднее время — с личными вкусами и индивидуальностью художника. Происходило не обмирщение христианства, а укоре-

нение его на земле, соединение с воплощенным Богом — здесь и теперь. Встреча с Христом вдохновляла художников. Нидерландец Гертген тот Синт-Янс (XV век) повествует о рождении Христа, осветившем «сидящих во тьме»;


Мария — идеальный образ женщины того времени, воплощение наивысших духовных и нравственных качеств, аристократической простоты повседневную жизнь; француз Гоген (XIX век) перенес Рождество в таитянскую семью; «библейские эскизы» Александра Иванова неподражаемо реалистичны. Неизвестный среднерейнский художник. «Поклонение волхвов» В европейском обществе конца XIV века появилось стремление к религиозной жизни, уединенной и камерной. Для домашних богослужений создаются картины-алтари. Есть мнение, что художественное коллекционирование в Европе началось с обычая феодальных меценатов заказывать, приобретать и дарить друг другу маленькие домашние алтари. Вифлеемская хижина Ортенбергского алтаря лепится к скале, у подножия которой возвышается замок. В символическом архитектурном пространстве происходит священнодействие. Радующая глаз красота соответствует рыцарскому идеалу эпохи: выражать духовные ценности в художественно эффектной форме, сокровенное — в ярком, броском. Волхвы, похожие на странствующих рыцарей короля Артура, нашли наконец Божество и в религиозном экстазе целуют Спасителя. Умиляет это спонтанное движение человеческой души: в куртуазном антураже один из волхвов благоговейно припадает к ножке Младенца.

Вопреки царящей на картине декоративности ее эмоциональный центр, невольно притягивающий внимание, — скала. Скала в средневековой живописи — поэтическая метафора, символизирующая особенное положение Девы Марии в мире, ее несокрушимое заступничество. Дева Мария, хрупкая, грациозная, подобна героине поэзии трубадуров. Она одета по моде того времени — одежда ложится у ног живописными складками так называемой мягкой готики. Мария нежно держит Младенца и одновременно подталкивает Его от себя к нам. А над головкой Христа висит корзина с хлебом — знак таинства Евхаристии. Гертген тот Синт-Янс. «Рождество Христово» Ослепительна вера художника, умершего совсем молодым. Густой мрак полуразрушенного хлева вытесняется исходящим от Младенца сиянием. Он — пульсирующий сгусток света, омывающий мощным потоком дивное лицо девы Марии, «очеловечивающий» морды животных, низводящий на землю благоговейно внимающих ангелов. Средневековый мастер, искусный в изображении деталей, мощный колорист, смиряется до аскетизма, воссоздавая чудо. Тихая ночь. Святая ночь. Кстати, это первое изображение ночи в нидерландском искусстве:

Он спал весь сияющий в яслях из дуба, Как месяца луч в углубленье дупла. Ему заменяли овчинную шубу Ослиные губы и ноздри вола  (Б. Пастернак). Питер Пауэл Рубенс. «Поклонение волхвов» В искусстве Рубенса барочный темперамент эпохи соединился с пламенным фламандским духом художника, щедро одаренного природой. Он мастер росписи величественных соборов и роскошных алтарей. Для одного из таких алтарей и было написано «Поклонение волхвов». …Мощным органным звучанием вливается праздничное шествие под крышу убогого жилища. Вол, встревоженный шумом,

Гертген тот Синт-Янс. «Рождество Христово» (Конец XV в.)

замер над яслями с соломой. Из них Мария только что взяла прелестного Младенца, теплого со сна. Поток людей шумит, движется, волнуется, жестикулирует, но это грандиозное шествие свободно от суеты и являет собой поистине триумфальное зрелище. И словно затихает этот бурный поток в фигуре склонившегося волхва. Младенец доверчиво тянется к миру, маленький

№27 | 2009

Рыцарский культ дамы сердца сближался с культом Девы Марии. Она — идеальный образ женщины того времени, воплощение наивысших духовных и нравственных качеств, аристократической простоты.

решение

фламандец Рубенс (XVII век) — о триумфальном вхождении Бога в мир, что справедливо в свете библейской истории; у голландца Рембрандта (XVII век) рождение Младенца, умаление (кенозис) Бога возносит и одухотворяет

33


с в я з ь

решение

№27 | 2009

Питер Пауэл Рубенс. «Поклонение волхвов» (1624)

34

П

в р е м е н

и незащищенный. А к Нему, к Божественному Свету, тянутся все народы, расы, сословия, люди различных занятий и возрастов. К Божественному Свету тянется все живое, верблюд косит глазом в сторону Младенца. Кисть художника безупречно тонко и точно пишет бархат, шелк, мех, дерево, мрамор, паутину, сено, облака. Все — и драгоценное, и простое, и сверкающее, и грубое, — все многообразие материи одухотворено. Что означает полифония красок и фактур, как не пылкую любовь к Христу — источнику всех благ? Девизом Рубенса было латинское изречение «Diu noctugue incubando» («Вынашивая днем и ночью»). Замыслы картин зрели в художнике незаметно, как плоды на дереве. «Поклонение волхвов», как отражение всепоглощающей любви к Богу, зрело долгие годы и было написано за тринадцать дней. Рембрандт ван Рейн. «Святое семейство» Конфликт бытия и быта — главная коллизия в искусстве Рем-

Рембрандт ван Рейн. «Святое семейство» (1645)

брандта. В пору своего семейного счастья художник часто писал свою жену Саскию. Иногда будто вызванную из мрака небытия — чтобы одухотворить этот мир. В 1642 году она, мать его сына Титуса и постоянная любимая модель, умерла. Потеря жены, разрыв отношений с ее знатными родственниками, растущее недружелюбие общества лишь узаконили разрыв между внешним миром и миром художника. Скорбный перелом жизни сделал очевидным одинокий путь гения. С этого времени центральной темой в его искусстве становится Священное Писание. Голландия с ее долгой зимой и скудным светом родила художника, который пристрастился к свету и его эффектам; свет стал навязчивой идеей его живописи, и Рембрандт придал этой идее сокровенный смысл. Французский писательискусствовед Эжен Фромантен, особенно любивший Рембрандта — этого, по его словам, «расточителя света», заметил, что не столько художник владел светом, сколько свет управлял им.

В «Святом семействе» свет предельно интенсивен. Он выхватывает из тьмы Марию, им наполнена колыбель с Младенцем, ангелы несут свет — небесное благословение. Свет на картинах Рембрандта информативен. Нам нетрудно догадаться, какую Книгу держит в руках Мария: ее лицо, ангелы, Младенец и Книга высвечены этим светом. Потаенный свет одушевляет скромную, почти нищенскую обстановку в доме Святого семейства. Сын мельника, простолюдин по происхождению, эту обстановку художник знает с детства. Теперь, лишившись внешних опор жизни, он открывает в этой внешней простоте новое содержание — полноту и самодостаточность, богатство нищеты. Добродетельная жизнь, спокойный каждодневный труд, святость повседневности — вот лоно, в котором рождается и не может умереть Христос. «Народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет» (Мф 4:16).


Поэзия поэзия

Александр Зорин

РОЖДЕСТВО Что у Господа один миг, то у нас — две тысячи лет. К восхищенной земле приник отдаленный нездешний свет. Долы девственные осенил. Потому и родился Сын света — семя звездных высот, чтобы в нас завязался плод. Не оставит всхода зерно, если не распадется в прах. Потому и упало оно в бездны горя, в бесплодный страх. Миг тот, тысячелетия для, нам себя дано превозмочь. Понесет или нет земля, как ее Пречистая Дочь?..

решение

№27 | 2009

Нет, еще не взошел посев. Побивает то град, то навет. Что у Господа девять месяцев, то у нас — девять тысяч лет.

фото итар-тасс

35


с л о в о

Неизменные

решение

№27 | 2009

правила жизни*

36

Желаю, братия, чтобы вы знали, что обстоятельства мои послужили к большему успеху благовествования, так что узы мои о Христе сделались известными всей претории и всем прочим, и большая часть из братьев в Господе, ободрившись узами моими, начали с большею смелостью, безбоязненно проповедывать слово Божие. Некоторые, правда, по зависти и любопрению, а другие с добрым расположением проповедуют Христа. Одни по любопрению проповедуют Христа не чисто, думая увеличить тяжесть уз моих; а другие — из любви, зная, что я поставлен защищать благовествование. Но что до того? Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться, ибо знаю, что это послужит мне во спасение по вашей молитве и содействием Духа Иисуса Христа, при уверенности и надежде моей, что я ни в чем посрамлен не буду, но при всяком дерзновении, и ныне, как и всегда, возвеличится Христос в теле моем, жизнью ли то, или смертью (Флп 1:12–20). Авторы Франклин Грэм, росс роадз фото fotobank.com, из архива центра «возрождение»


*Печатается

Господи, укрепи нас в стремлении всецело предаться Твоей воле. Просвещай нас Твоим словом, даруй жить во свете славы Твоего Сына, дабы сердца наши были непорочны «во святыне пред Богом и Отцем нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его» (1 Фес 3:13). Просим Тебя во имя Его. Аминь.

по: Грэм Франклин, Роадз Росс. Да святится Имя Твое. — М: Христианский центр «Возрождение», 2007. — С. 125–130.

№27 | 2009

о цели, и в конечном счете, идя у них на поводу, мы забываем о вечном, неизбежно перестаем взрослеть в вере. Но что такое вечное? Ответ один: вечны лишь наши отношения с Богом. Это лучше, чем кто бы то ни было, понимал апостол Павел. Что бы он ни выбирал, что бы ни делал, он искал только Христа, или, говоря его языком, стремился «к почести высшего звания», преодолевал немыслимые препятствия ради того, чтобы Христос был все во всем (см.: 1 Кор 9:24–27). Задумаемся: а что же мы? Ведома ли нам та безусловная целеустремленность, которая побуждает искать во всем «первенства Христова», жить ради того, чтобы Его весть распространилась по всему миру? Что нами движет? Каковы наши жизненные цели? Есть ли среди них те, что уводят от Христа? Второе правило гласит: последователям Христовым мало знать, что они спасены, ибо Господь призвал нас к освящению. Но что это значит? Само слово восходит к древнееврейскому корню со значением «отделить от всего, что нечисто, недостойно». Иначе говоря, не участвуя в делах мира сего, мы отделяем себя от его растленного влияния, чтобы сделать следующий шаг — возрастать в святости. Это значит всецело вверить себя Богу и искать Его воли. Дело не в том, чтобы с этой минуты добиваться безупречности во всем, необходимо лишь честно взглянуть на самого себя и нелицеприятно спросить: что мешает мне поступать по правде и следовать за Христом? Освящение входит во всеохватный замысел Божий о мире: «...Бог от начала, через освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению…» (2 Фес 2:13). Можно сказать, что оно — плод искупления (см.: Тит 2:14) и вместе с тем — источник жизненной силы. «В чем эта сила проявляется?» — спросите вы. В том, что мы навсегда отвращается от греха и начинаем искать животворящей благодати Божьей. Пребывает она в Его Слове (см.: Ин 17:17), в дарованном Им мире (см.: 1 Фес 5:23), в целомудренной, непорочной жизни (см.: 1 Фес 4:3–4), в полной покорности Его воле (см.: Рим 12:1–2), в доброй совести (см.: 1 Пет 3:15–16), в стремлении к святости (см.: Евр 12:14). Загляните в себя, испытайте свою совесть, чтобы узнать, в чем вы духовно несостоятельны. А увидев правду о себе, попросите у Бога благодатной помощи, чтобы «исполниться Духом» (Еф 5:18) и познать радость чистых сердцем (см.: Мф 5:8).

решение

С

редоточие христианского бытия — Христос; во всем, что мы делаем, «Ему подобает первенство», хотя иногда так и тянет отвести Спасителю лишь почетное место. Как известно, вера не «приложение к жизни», а ее сущность. Между тем наши размышления о Библии нередко сводятся к поиску подсказок или полезных советов о том, как справиться с очередной житейской неудачей. Впрочем, в этом мы не оригинальны: человечество во все времена пыталось подогнать Слово Божие под собственные цели. А в результате вместо того, чтобы открывать в библейском слове Бога и Его замысел о нас, мы превратили Книгу поклонения и хвалы в «инструкцию по благочестивой жизни». Однако, как явствует из Послания к филиппийцам, от нас требуется совсем иное. «Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение… — пишет апостол Павел. — Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего… Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп 1:21; 3:8; 4:13). Иначе говоря, во всех обстоятельствах он умел видеть основание для надежды, любые злоключения с готовностью принимал «ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего»: умру — что ж, буду со Христом, выживу — с Ним останусь. Но что бы ни происходило, живу я лишь для того, чтобы возвеличился «Христос в теле моем, жизнью ли то, или смертью» (Флп 1:20). Откуда у Павла эта стойкость? Он сам признается, что она не дается ни крепостью тела, ни уверенностью в себе. Воспитание, ученость, наследственность тоже здесь ни при чем. Все это тщета; на самом деле важно другое — стремимся ли мы услышать Христа, соучаствовать в Его страдании, познать «силу воскресения» (Флп 3:10). Можно быть сколь угодно крепким по естеству, но хорошее зачастую, как известно, враг лучшего. Итак, Павлова сила, «сокрытый двигатель» его деяний — это Христос, живущий и царствующий: «… уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал 2:20). Христианину недостаточно добросовестно выполнять правила, он призван к большему — познавать и славить Спасителя. Что же касается правил, они нужны лишь как путеводитель или карта, чтобы не сбиться с пути. Два из них неизменны и во все времена помогали сохранить мир в душе. Первое правило состоит в том, чтобы не довольствоваться сиюминутным в ущерб вечному. Сильнее всего искушает нас все то, чего хочется сейчас и сразу. Сиюминутные потребности понуждают отложить действительно важные дела ради якобы неотложных. Они сбивают с пути, заставляют забыть

37


т е м а

Время

решение

№27 | 2009

Н

38

едавно знакомый писатель рассказал мне об одной своей поездке. Приехал он в небольшой курортный городок. Вокруг — озера, леса. Полный творческих планов, мой знакомый решил на красоты времени не тратить (он уже бывал здесь прежде), а сесть за ноутбук и отметить приезд ударным трудом. Но работа не ладилась. Знакомый постоянно цеплялся за всевозможные углы, дверные ручки и прочие выступы в квартире, что привело его душу в некоторое смущение. Вдобавок на него напали блохи, обитавшие на лестничной площадке в диване, выставленном туда предусмотрительным соседом. Творческий гений и злодейство мелких тварей — вещи несовместимые. Мой знакомый начал по-настоящему нервничать и уже был готов сорваться на весь белый свет, но, к счастью, знание принципов программы «Двенадцать шагов»1 помогло ему вовремя заметить ухудшение душевного состояния и справиться с ним. В этой истории очевидны два момента. Первый состоит в том, что человек — существо неоднородное и состоит из тела (материи) и души (жизни), второй — в том, что более низкий, телесный, уровень питает человеческий состав более высокого по отноше-

Автор Екатерина Гуляева фото елизавета астрецова

с

Богом

нию к нему уровня — душевного. Почему так? Попробуем разобраться. Согласно Библии, Всевышний сотворил человека из праха земного, вдунул в него дыхание жизни, «и стал человек душею живою» (Быт 2:7). Но кроме материального тела и жизни (души) человек по замыслу Творца должен был также иметь и духовную сущность — как созданный по образу Божию, который есть Дух. Духовность должна была стать в человеке доминирующим качеством жизни: питаясь от Духа Божия (древа жизни), человек соблюдает душевный мир и мудро управляет своим телом, а также хранит (не портит) и возделывает (преобразует) землю. Человек должен был стать связующим звеном между миром материальным и миром духовным. Так было задумано Всевышним вначале. Но человек поставил себя, свои интересы превыше отношений со своим Творцом и отказался черпать из живоначального Источника. В итоге мы имеем разорванную связь с Всевышним, утрату иерархии своего устройства, да и связующим звеном между материей и Духом мы так и не стали. Теперь душа-жизнь человека не получает питания сверху, от Бога, и вынуждена искать пищи и удовлетворения снизу — в материальном уровне бытия2. То есть

парадоксальным образом более тонкий и высокий состав человека, его душа, теперь зависима от более низкого по отношению к ней тела. Такая зависимая душа даже получила имя «эго», «я». Мессия, Христос, Сын Божий, две тысячи лет назад стал человеком и показал нам, что Всевышний не где-то далеко, а близок к нам. Он здесь, рядом с нами, Он видит наши проблемы, страдания, смерть, Он сочувствует нам и любит нас. Сын Божий, Творец мира, вошел в смерть, приняв ее от Своего творения, и показал нам путь, о котором мы не знали: «Иисус же… сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф 20:25–28; см. также: Мк 10:43–45). Сын Божий даровал нам возможность восстановить утраченную нами духовность и вновь начать питаться от Древа Жизни, от своего Творца. Тот, кто встретился с Христом, начинает жить


я подевался?” Напрасно он все искал да искал, себя найти он не мог. Так и с нами бывает»3, — заключает ребе. Эта остроумная притча поворачивает нас внутрь себя, чтобы где-то глубоко в сердце мы могли встретиться с самими собой, с такими, как есть, а не с такими, какими мы хотим выглядеть (позитивными, занятыми важным делом и т. д.), ведь Богу нужны подлинные отношения. Надо сказать, что суетный образ жизни вовсе не способствует укреплению нашей молитвенной связи с Всевышним. Поэтому для молчаливых встреч с Ним нужно выделить время, а может быть, даже найти тихий уголок в своем доме или саду. Тогда, если связь с Всевышним установлена и не прерывается, мы питаемся от Духа Божия, и наши душа и тело могут наконец подчиниться Ему; и все в человеке начинает выстраиваться в соответствии с первоначальным замыслом о нем Творца. Потому-то так необходима человеку молитва. По привычке или повторяя за кем-то, а скорее, из-за того, что однажды человечество выбрало ошибочный путь жизни, молитву мы часто понимаем как непрерывную просьбу, обращенную к Богу: дай мне то или это. Но молитва не стол заказов, а также

не книга жалоб и предложений. В этом общении не мы диктуем Творцу, что Ему надо для нас сделать, но Он наполняет нас Своим Духом. А мы лишь стремимся к Нему. Обретенную нами во Христе способность жить по духу питает также чтение Священного Писания, Библии. Если совместить уединенную молитву, чтение Писания и размышление над ним и прибегать к этому духовному деланию регулярно, мы постепенно начинем прозревать и видеть вокруг вместо обыденной повседневности красоту, любовь, добро, милость Господню, начинаем сострадать людям в их нуждах. Мы все больше начинем просить Господа о других, о мире, расширяя свое сердце. Возвращаясь к началу статьи, хочу сказать, что мой знакомый справился тогда со своим опасным душевным дисбалансом и экзистенциальной тоской именно с помощью молитвы, размышления и чтения Писания. Вначале такое время с Богом может длиться для нас недолго — 10–15 минут в день, но постепенно мы начнем замечать, как такая бескорыстная молитва занимает все больше места. В конце концов молитвой может стать вся наша жизнь. В такой молитве — наивысшее блаженство для человека.

1Программа Общества анонимных алкоголиков. 2См.: Ин 4:31–34: «Между тем ученики просили Его, говоря: Равви! ешь. Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. …Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его». Люди не имеют связи с Богом, и Дух не питает их и не управляет ими ныне. 3Бубер Мартин. Путь человека по хасидскому учению. — СПб.: Высшая религиозно-философская школа, 1995. – С. 32–33.

решение

иначе, чем жил до этого. Однако наши привычки, которые формировались в нас и формировали нас многие годы, не меняются так быстро, как нам бы хотелось. И какими бы светлыми ни были наши устремления, мы порой не в силах разорвать оболочку своего хитроумного эго, сочиняющего для нас «плодотворные» программы жизни, чтобы мы по-прежнему подпитывались в основном снизу, от телесных своих впечатлений, от нашей, возможно, очень даже позитивной деятельности, привычек, взглядов. И наше истинное «я» часто остается похороненным этими программами, упрятанным в надежную скорлупу эго. Мартин Бубер в своей книге пересказывает притчу ребе Ханоха о простаке: по утрам, когда тот «просыпался, ему стоило такого труда найти свою одежду, что вечерами, вспоминая об этом, он боялся ложиться спать. Наконец однажды вечером он собрался с духом, взял карандаш и бумагу и, раздеваясь перед сном, записал, какую часть одежды куда положил. Утром он радостно вынул записку и стал читать. “Шапка — вот она”, — он тут же нахлобучил ее. “Штаны — вот они”, — он натянул и их и т. д., пока не надел на себя все. “Ну а сам-то я где? — в смущении спросил он. — Куда же сам-то

№27 | 2009

Сын Божий даровал нам возможность вновь начать питаться от Древа Жизни

39


к н и ж н а я

п о л к а

«СНЕГ НАПОМНИЛ МНЕ О БОГЕ»

(о романе Орхана Памука)

Е

решение

№27 | 2009

сть книги, которые нужно прочитать обязательно, и есть книги, которые откликаются в душе, «проглатываются» как знакомая и желанная духовная пища. Мне кажется, что книгу Орхана Памука «Снег» (СПб.: Амфора, 2007) можно без натяжек отнести к обеим этим категориям. Прочтение ее доставляет редкое удовольствие, ты сопереживаешь герою, который в армянско-русско-турецком Кар-

40

Автор Михаил Черенков фото итар-тасс

се размышлял о тех отнюдь не локальных, а вечных и глобальных вопросах, о которых не может не размышлять любой религиозный или пострелигиозный человек, исламист или убежденный европеец, славянофил или западник. Орхан Памук родился в Стамбуле в богатой семье, получил разностороннее образование, жил на Западе. В 2006 году получил Нобелевскую премию по литературе за то, что «в поисках мелан-

холичной души родного города нашел новые символы для столкновения и переплетения культур». Памук решился заговорить о запретной теме геноцида армян и курдов, за что был обречен на гнев государства и всенародную ненависть. Не только творческой, но и своей гражданской позицией он смело выразил неизбежные для новых поколений вопросы о свободе, демократии, правах человека.


принадлежать к сильной религии, находить в ней прибежище от социальной несправедливости и одиночества. Христианство кажется слабым, потому что предполагает свободу человека и неустранимость его вольного выбора веры. Для тех людей, которые не знают индивидуальной свободы, ислам дает коллективную идентичность, чувство общины, духовную опеку наставников. Но что делать тем, кто испытал бремя свободы и уже не может отказаться от проснувшейся личности? Очевидно, что в христианстве есть место и для таких. Есть ли место в исламе для экзистенциальных вопросов? Ка находит в себе атеиста, но при этом на краю экзистенциальной пропасти его удерживает смутная вера: «Даже в те дни, когда я был больше всего уверен, что я атеист, я всерьез никогда не думал о самоубийстве». Каждый человек боится, и этот страх метафизичен, но ищущий настоящей веры также боится того, что именно боязнь сделает его набожным, а не свободное и искреннее чувство. Ипек хорошо понимает суть предложения шейха для потерянных людей: «Чувствуя себя таким жалким и несчастным, ты бу-

Такого опыта слишком много (и его действительно лучше забыть!) и у приверженцев христианской традиции, опыта, который ожесточает сердце против Бога и церкви, вызывает реакцию отторжения и религиозного бунта. Может быть, поэтому Ка предпочитает смотреть на снег. Снег напоминает о Боге больше, чем религия и ее ревнители: «Снег напомнил мне о Боге. Снег напомнил мне, как прекрасен и загадочен этот мир и что жизнь на самом деле — счастье». Снег отстраняет от человеческой суеты и вводит в светлое пространство небесного движения. «Что я делаю в этом мире? — подумал Ка. — Какими жалкими кажутся снежинки издалека, какая жалкая моя жизнь. Человек живет, изнашивается, исчезает». Задаваясь вопросами о своей судьбе, о своем пути в мире, Ка услышал небесный зов, и у него внутри родился настоящий стих, а с этим пришло и чувство наполненности счастьем. Судьба героя не вышла банально удачной, но в своих вопросах он прикоснулся к вечному. Если он понял снег и через это почувствовал любовь и Бога, то традиции и политика утратили свою магиче-

дешь думать, что спасет тебя только Аллах. Постепенно ты станешь на путь, указанный тебе шейхом, и окажется, что только с его помощью ты сможешь выстоять в этом мире. Таким образом, в конце концов ты поверишь своему шейху, а затем поверишь и в ислам». Но Ка смело говорит, что привести его к Богу может не религия, а любовь. У него уже был опыт приобщения к религии: «Я зазубривал все молитвы, чтобы понравиться учителю, который заставлял нас учить фатиху, давая нам пощечины, и, держа за волосы, бил нас головой о “религиозную” книгу, лежавшую открытой на парте. Я выучил все, чему учат в школе об исламе, но все забыл».

скую власть. Слова Ка, сказанные шейху, могут повторить многие из современных искателей Бога, кому довелось жить на разломах конфликтующих цивилизаций: «Я хочу Бога, перед которым мне не надо снимать обувь, не надо вставать на колени и целовать кому-то руку. Бога, который поймет мое одиночество. Я хочу верить в Бога, который заставляет падать этот прекрасный снег. Есть Бог, который сделает людей более цивилизованными, более деликатными, который внимательно наблюдает за скрытой симметрией мира. Но этот Бог не здесь, не среди вас. Он снаружи, в снеге, который падает в сердце пустой темной ночи на одиноких скитальцев».

№27 | 2009

Есть Бог, который сделает людей более цивилизованными, более деликатными

решение

«Снег» провоцирует читателя на медитацию о жизни, религии, политике, любви. Поразительно, как Памук смог связать все это вместе. Или это сделал снег? Снег дарит герою новые чувства, вдохновение к творчеству, откровения о себе. Снег напоминает о Боге, хотя главный герой Ка и не уверен в характере этой связи, поэтому и не отвечает на вопрос исламистов, обязательно ли должен быть Бог, если идет такой снег. Универсальная связь всех вещей, вопросов, людей открывается через снег как символ вечного движения, небесной реальности, сверхличностного характера жизни. Трудно сказать, о чем именно книга Памука, — обо всем сразу, о метафизике и лирике, политике и культуре в их нераздельности. История нераздельна. Карс хранит следы пребывания разных народов, опыт их размежевания всякий раз оказывался трагичным. В политике исламизм и европейская интеграция соприсутствуют, уравновешиваются. В вопросах веры тоже нет однозначности — обостренное личностное сознание атеиста соседствует с глубокой религиозной тоской. Сюжет построен по-детективно­ му просто и по-постмодернистски сложно. Эмигрантский поэт Ка возвращается в Турцию, чтобы вспомнить себя и примириться с прошлым. Но попадает в переплет политических и религиозных дискуссий, нежеланно оказывается в центре резонансных общественных событий. Все, что нужно Ка, связано с любимой Ипек (или с ее образом?), которую он хочет увезти в Германию, создав тихий и скромный семейный рай. Но простой сюжет проваливается в бездонную глубину вечных вопросов. Герои неожиданно начинают философствовать о вере. Глухая провинция превращается в передний край столкновения цивилизаций. Ислам и христианство, их разные образы разделяют людей и вооружают друг против друга. Ислам представляется сильным, потому что не допускает либерального отношения к традиции, скепсиса и критики. Людям нравится

41


Откуда

«О

ткуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?» — написано на одной из картин Поля Гогена. Это огромное полотно около, 1,5 метра в высоту и более 3,5 метра в длину, было создано художником на Таити, куда он уехал в поисках счастья, покоя, свободы творчества (ныне оно находится в Музее изящных искусств в Бостоне, Массачусетс, США). Но после нескольких лет, казалось бы, безмятежной жизни вдали от городской, ненавистной ему, цивилизации Гоген попытался покончить с собой. Он написал картину и принял большую дозу мышьяка. К счастью, попытка суицида не удалась, художник не умер. Бог сохранил ему жизнь. Ведь Божественный Художник не желает, чтобы Его творение бессмысленно погибло. Возможно, Бог хотел, чтобы Гоген в конце концов ответил на поставленные им самим вопросы? А может быть, нашел Того, Кто знает на них ответ? Гоген не был атеистом, он по-своему

Автор Ирина Языкова фото итар-тасс

мы пришли искал Бога. Путем его богопознания было искусство. «Я любил Бога, — писал он, — не ведая Его, не пытаясь определить, не понимая… Непостижимая тайна останется такой, какой была всегда, есть и будет, — непостижимой. Бог не принадлежит ни ученым, ни логикам. Он принадлежит поэтам, миру Грезы. Он символ Красоты, сама Красота». Но почему же Красоту, которую Гоген видел в искусстве, он не нашел в жизни? Мне вспоминается средневековая притча. Один маленький мальчик любил сидеть у ног матери, когда она вышивала. Он заворожено смотрел, как ее руки ловко летали над полотном, цветные нити мелькали, переплетаясь между собой, и мальчик ждал, что же получится в конце концов. Но чем больше он смотрел, тем больше росло недоумение ребенка. Однажды, когда работа приблизилась к концу, мальчик спросил: «Мама, а почему твоя вышивка такая некрасивая?» Мать улыбнулась и ответила сыну: «Дорогой мой, ты смотришь на вышивку

снизу и видишь лишь ее изнанку, где только узелки и спутанные нити, тогда как на лицевой стороне — красивый рисунок». Она повернула вышивку лицевой стороной, и мальчик увидел прекрасные узоры — цветы, травы, бабочек и птиц, вышитых его матерью. Так и мы — видим мир с изнанки, а подлинную картину видит сверху Бог, Художник и Творец. И эта картина поистине прекрасна. Многие философы, поэты, художники, музыканты за перепутанными нитями человеческих судеб, мировых катастроф, личных трагедий и драм пытались разглядеть тот рисунок, который выводит поверх всего этого десница Божья. Да, нам трудно увидеть всю картину целиком, но мы можем хотя бы попытаться понять замысел Творца. Или поверить в то, что узелки и спутанные нити, которые нам видны, не бессмыслица и безобразие, а лишь изнанка божественной гармонии Красоты, Любви и Истины, в переплетении которых и есть смысл Бытия.

Журнал «Решение» №27  
Журнал «Решение» №27  

Тема номера: смысл жизни

Advertisement