Issuu on Google+

5(13), 2012

Экономическое приложение к журналу “Переправа” (печатный орган Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова)

В.Ю. Катасонов

О.Н. Четверикова

С. 2

Наиболее глубокие исследователи «европейской интеграции» указывают, что она ведёт к такой серьёзной перекройке европейского пространства, которую можно назвать настоящей геополитической революцией. Истинной целью её является демонтаж национально-государственных образований и устранение политических границ для обеспечения свободного перемещения транснационального капитала и закрепления контроля с его стороны за ключевыми зонами континента. Однако эта геополитическая революция сопровождается не менее глубокой революцией в сфере демографии, которую учёные называют демографической катастрофой. С. 17

С.Ф. ШАРАПОВ: ВЗГЛЯД СЛАВЯНОФИЛА НА ЭКОНОМИКУ И ЭКОНОМИЧЕСКУЮ НАУКУ Г.Н. Москалёв

ПРОТОКОЛ ВТО В ДЕЙСТВИИ, ИЛИ БОРЬБА ЗА «ЦИВИЛИЗОВАННУЮ ТОРГОВЛЮ»

Не успела Государственная дума подписать протокол ВТО, а президент федеральный закон о его ратификации, как по мановению ока через неделю в Москве стали закрываться строительные рынки. Основным предлогом закрытия рынков явилось стремление руководства города ввести торговлю строительными материалами, инструментом и сопутствующими товарами в цивилизованное русло. Что чудно: что до этого 20 лет никого не беспокоила эта не цивилизованная торговля, а сейчас московская власть озаботилась о своих жителях.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ЕВРОПЕ: МИГРАЦИЯ КАК ОРУДИЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

С. 10

Г.М. Шиманов

ЗДОРОВАЯ СЕМЬЯ КАК УСЛОВИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

От состояния русской семьи зависит – быть или не быть России. А почему? По той причине, что больная семья рождает больных детей. Больных как в нравственном, так и в физическом отношении. Больная семья рождает детей, не способных вырасти в полноценных граждан России, её созидателей и защитников. Более того: больная семья малоплодна. Она является главной причиной демографической катастрофы русского народа. С. 23 Н.В. Сомин

СТЯЖАНИЕ И СЛУЖЕНИЕ

В.Г. Иванов

РЕФОРМА ПРАВОСУДИЯ

О судебной реформе в России заговорили ещё при Горбачёве, и с тех пор дискуссии не превращаются. Было достаточно много дельных предложений, но, к сожалению, из них было реализовано ничтожно малое количество. В данной статье делается попытка сформулировать основные «просчёты», допущенные «реформаторами». Изложена личная точка зрения автора. С. 12

Про русский национальный менталитет написана масса статей, сказано много умных слов. Но сейчас мы на грани гибели. И спастись мы можем только став самими собой. И потому глубинная суть русского менталитета должна быть наконец-то выяснена просто и ясно. Настоящая статья – попытка это сформулировать. С. 27

О НЕПРАВЕДНОМ БОГАТСТВЕ С. 31


Наше экономическое наследие В.Ю. Катасонов, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, проф., д.э.н.

С.Ф. ШАРАПОВ: ВЗГЛЯД СЛАВЯНОФИЛА НА ЭКОНОМИКУ И ЭКОНОМИЧЕСКУЮ НАУКУ Прололжение. (Начало см. в предыдущих номерах). 10. Российские финансовые реформы: беспечность, продажность и невежество Причин того, что Россия в части, касающейся её финансов, живёт чужим умом, по мнению Шарапова, несколько. Первая причина. В России к середине XIX века не сложилось необходимого понимания того, как должна выглядеть финансовая система страны. Отсутствие в России собственной финансовой теории привело к пагубным последствиям, дорогим ошибкам, за которые, как говорил Шарапов, «нам ещё долго расплачиваться»: «Если бы существовала истинная финансовая наука, если бы государям, начиная с Александра II, не приходилось доверяться искусству выдвинутых общественным мнением или случаем лиц, призванных к заведованию государственным хозяйством, можно было бы смело быть уверенным, что такая же мудрая настороженность (выше автор говорил о той настороженности, которую проявляли русские самодержцы, когда предлагалось выпускать дополнительное количество бумажных денежных знаков. – В.К.) была проявлена и в остальных отраслях финансового дела. Не было бы произведено бесполезной ломки старых кредитных учреждений, были бы найдены иные финансовые основания для великой реформы 1861 года, иначе были бы выстроены русские железные дороги, не было бы сделано столько угнетающих 2

Россию внешних и внутренних займов. Но финансовой науки не было, были теоретики-доктринёры, рядившиеся в западную учёность» («Бумажный рубль»). В момент, когда была написана книга «Бумажный рубль», Россия была на пороге новой реформы – перехода к золотому рублю. А убедительного научного обоснования этой реформы не было. Здравый смысл говорил против этой реформы. Но в России привыкли верить в теории, а не в здравый смысл. Шарапов считал, что для противостояния готовящейся денежной реформе тогдашнего министра финансов С.Ю. Витте нужно было здравый смысл облечь в привычные для чиновников одежды «научной теории»: «Господствовали западные теории, которые к настоящему времени показали свою полную несостоятельность. Необходимо создавать собственную финансовую науку. Актуальность этого возрастает в связи с тем, что власти готовятся переводить денежную систему России на золотой рубль. Альтернативой золотому рублю являются абсолютные деньги». Книга С.Ф. Шарапова «Бумажный рубль», изданная в 1895 году, призвана была убедительно показать научную альтернативу золотому рублю в виде абсолютных (бумажных) денег. Это было необходимым, но недостаточным условием успеха в борьбе с Витте и его сторонниками по поводу золотого рубля. Вторая причина: продажность и беспринципность русской «учёной публики», готовой одобрить и обосновать всё,

что необходимо политической и особенно денежной власти. О ней Шарапов пишет не в «Бумажных деньгах», в своём романе «Иванов 16-й и Соколов 18-й (политическая фантазия, продолжение романа «Диктатор»)»: «Значительное число учёных прямо продалось бирже и проповедует то, что ей на руку. Этим, между прочим, мастерски воспользовался Витте. В его время чуть ли не все европейские знаменитости были на содержании у кредитной канцелярии. Из наших он тоже навербовал немало. Вспомните, например, покойного Миклашевского. До Витте дал чудесные работы по бумажным деньгам, затем поговорил с Сергеем Юльевичем – и начал воспевать золото. Также были завербованы Чупров, Постников, Янжул, Озеров и др., я таких знаю человек десять из наших профессоров. Европейцы тоже. Знаете ли вы, что последняя статья Леруа Болье в «Neue Freie Presse», наделавшая столько шуму, была написана в кабинете у Витте? Зачем в Париже сидит Рафалович? Почему ни одна русская газета не напечатает против золотой валюты?» (эти слова произносит герой романа по фамилии Соколов). Впрочем, была ещё одна причина быстрого продвижения разрушительных для России теорий и реформ – невежество высшей власти, которая не понимала сущности предстоящих преобразований. Невежество сосуществовало рядом со слепой, почти религиозной верой в истинность западных финансовых теорий и вытекающих из них реформ:


«Верховная власть волей-неволей санкционировала на веру ряд мероприятий, объёма и сущности коих не понимали даже сами их авторы, один за другим сходившие со сцены, натворя бед России», – писал Шарапов. Кстати, на «собственное недомыслие» как причину наших экономических и финансовых провалов обращал внимание Василий Кокорев: «Финансовая война против России настойчиво ведётся Европою с начала 30-х годов; мы потерпели от европейских злоухищрений и собственного недомыслия (курсив мой. – В.К.) полное поражение нашей финансовой силы»1. Шарапов государственную бюрократию, которая начала финансовые реформы в России, называл «молодыми финансистами». А Василий Кокорев назвал их фирмой «они», подчёркивая, что реформаторы предпочитали действовать анонимно, по крайней мере без лишней огласки2. В своей книге «Экономические провалы» он перечисляет «заслуги» перед Россией этой таинственной фирмы «они»: 1. «Либеральные нововведения, уничтожив для помещиков кредит, лишили десятки тысяч помещичьих семейств возможности жить в своих имениях. На почве этого бедствия вырос нигилизм». 2. «Затем фирме «они» принадлежит распространение пьянства посредством безграничного количества кабаков, разрушение сельского хозяйства от уничтожения мелких винокурен». 3. «…вовлечение России в заграничные займы, вследствие недопущения русского народа кредитовать правительство своим трудом с получением за этот труд беспроцентных бумаг». Общее следствие: «Совокупность этих зол, конечно, гораздо более причинила вреда России, чем 1812 год, Севастополь, холера и все другие

пережитые нами бедствия»3. Всё, сказанное ещё в XIX веке В. Кокоревым и С. Шараповым, в полной мере относится к нашим современным «реформам» и их «научному» обоснованию. Это «научное» обоснование, в котором участвовали такие украшенные академическими и учёными титулами «умы», как А. Яковлев, Г. Явлинский, Е. Гайдар, Е. Ясин, Г. Попов и др., представляет собой адскую смесь, замешанную на невежестве, продажности и беспечности. Выше мы сказали о продажности и беспринципности «учёной публики» в России, которая была готова оправдать и обосновать любое решение, любую политику, любой проект, которые были необходимы государственной власти. Но продажность «учёной публики» была социально-политическим следствием более глубокой причины: её продажность была производна от продажности «верхов». Как говорят: «Рыба начала тухнуть с головы». Мы будем в следующей главе говорить об этой серьёзнейшей проблеме России, которая в полной мере проявилась после прихода к власти Александра II и «молодых финансистов», когда страна встала на путь капитализма4. Приведём лишь два фрагмента из наблюдений известнейших в русской истории людей, которые (наблюдения) дают самое общее представление о той нравственно-духовной атмосфере, в которой существовали «верхи» и принимали экономические решения. Имена этих людей – обер-прокурор Святейшего синода К.П. Победоносцев и цесаревич Александр, будущий российский император Александр III. Размышления К. Победоносцева касаются оценки результатов четвертьвекового царствования Александра II и его реформ. Оценки эти звучат жёстким, но справедливым приговором: «А это 25-ле-

тие роковое, и человек его роковой – l`home du destin для несчастной России. Бог с ним. Бог рассудит, виноват ли он или нет, только в руках у него рассыпалась и опозорилась власть, врученная ему Богом, и царство его, может быть и не по вине его, было царством лжи и мамоны, а не правды»5. В словах «царство лжи и мамоны» заключено основное содержание эпохи Александра II: мамона поработила большую часть «верхов», а «учёная публика» облекала поклонение мамоне в красивые обёртки «научной» лжи. А вот дневниковая запись наследника престола Александра Александровича, сделанная им после того, как он побывал на заседании Совета министров 18 декабря 1868 года. На заседании обсуждался вопрос о передаче в концессию Николаевской железной дороги, являющейся собственностью казны, Главному обществу российских железных дорог – акционерному обществу, созданному банкирами и биржевиками Лондона, Парижа и Петербурга. Даже непрофессионалу было видно, что готовится жульническая сделка, которая позволит иностранным дельцам нажиться за счёт казны6. Цесаревич, находясь под сильным впечатлением от увиденного и услышанного, писал: «Начал, конечно, болван Рейтерн (министр финансов. – В.К.) с доклада, а потом прочие говорили и делали возражения. – Известно, что Министерство Финансов во что бы то ни стало желает и почти что решило передать Николаевскую железную дорогу Главному Обществу. – Поэтому почти все были против Министра Финансов и говорили в пользу русского общества купцов и фабрикантов… Это дело грязное со стороны Рейтерна, его компании и Министерства; конечно, дядя Костя (великий князь Константин Николаевич, родной брат Александра II. – В.К.) с ним за3


одно, так как Рейтерн его креатура. – Посмотрим, что будет ещё, но на этот раз, к счастию, не решили это дело. – Я постараюсь что-нибудь сделать в пользу Русского общества и если Бог поможет, то это будет большой шаг к лучшему…»7. Свой протест против коррупции, царившей в Министерстве финансов, цесаревич пытался донести до отца. Он писал царю: «…я остаюсь при своём убеждении и ещё раз повторю, что в этом Министерстве делаются дела нечистые. – Я не сочиняю и не позволил бы себе говорить так смело, если бы не было всё это так видно и гадко…»8. Александр II выпустил из бутылки джинн «духа капитализма» и «мамоны». Александр III, заступив на престол, пытался бороться с этим «джинном». Императору удалось добиться некоторых успехов в этой борьбе. Однако они были сведены на нет после смерти императора и начала бурной «реформаторской» деятельности С. Витте по строительству «русского капитализма». 11. Незатейливое финансовое правило, или Удушение России на «научной» основе Денежные власти России из всей западной финансовой науки выучили только одно незатейливое правило: самое опасное для денежного обращения и экономики – избыток денег. Это правило было ими заучено как религиозный догмат, как «символ веры» религии под названием «экономический либерализм». Поэтому власти для себя выработали ещё одно правило: пусть лучше денег будет меньше, чем больше необходимого. Кстати, Шарапов обращает внимание, что религия «экономического либерализма» не могла дать внятного ответа на вопрос: сколько же денег необходимо экономике? Много их в обращении в данный момент или 4

мало? И сегодня проповедники «экономического либерализма» (например, представители экономической теории монетаризма) путаются в ответах на этот вопрос. На вполне «научной основе» денежные власти России в течение полувека (с момента реформы начала 1860-х годов до Первой мировой войны и революции 1917 года) «сжимали денежную массу», т.е. душили российскую экономику на радость врагам нашей страны и западным ростовщикам. В середине XIX века на одного жителя России приходилось в среднем около 30 рублей, что было эквивалентно 120 французским франкам. К 1914 году эта сумма сократилась до 10 рублей, или 25 франков9. Вот краткий итог четырёх десятилетий (1857–1906) финансовых реформ, направленных на «денежное удушение» русского народного хозяйства, который сделан самим Шараповым в его работе «Земля и воля… без денег»: «К 1 января 1857 года, по официальным сведениям, в народном обращении находилось… 2 048 297,000 р. Государственный бюджет в 1857 г. был 255 м. р., жителей в империи было 65 миллионов человек. На 1 января 1906 года согласно балансам Государственного Банка находилось в обращении… 2 260 800,000 р. – всего на 212 ? миллионов рублей, или едва на 10% более против 1857 года, в то время как государственный бюджет вырос на 700%, перейдя за 2 миллиарда рублей; число жителей возросло в 2 ? раза, достигнув 145 миллионов душ, причём сельское хозяйство, промышленность и торговля, да и всё население, сполна перешедшее с натурального хозяйства на денежное, нуждаются в значительно больших оборотных средствах, чем в 1857 году»10. Русский народ прекрасно понимал, что экономическое неустройство, бедность, разо-

рение хозяйств, низкая конкурентоспособность отечественного товаропроизводителя на мировом рынке порождается нехваткой денег, а нехватка денег подавляет трудовую энергию и желание трудиться. Наиболее грамотные представители народа пытались достучаться до «верхов», объяснить столичному начальству, что надо выпустить дополнительное количество денег в обращение. Вот, например, ростовский купец Г. Паршин направил в 1885 году письмо тогдашнему министру финансов Бунге. Отметив затруднительное положение промышленности и торговли, вызванное сокращением денег в обращении (дефляцией), Паршин предлагает выход из сложившейся ситуации: «…единственное средство… – это нужно, например, выпустить, примером, на 200 миллионов кредитных ассигнаций и на них начать в разных пунктах России государственные работы за счёт казны… А что наш рубль будет стоить дёшево на заморском рынке, потому что будет выпущено много, но зато в родной земле будет идти за полную монету, и этим достигнется меньший вывоз наших товаров за границу, а всё будем покупать в родной земле…а если наш рубль будет идти на заморском рынке полной монетой, то тогда совсем прекратятся фабрикации в России и будет бедствие народа, а при вышесказанном мнении всё нужное для построек и нашей обыденной жизни будет работаться на наших фабриках и наш же народ будет зарабатывать… Этим достигнется полная конкуренция России с заграницей»11. К сожалению, столичные власти оставляли без ответов и внимания подобного рода призывы русских людей с мест, предпочитая обращаться к финансовым авторитетам на Западе. Русский народ как мог, сопротивлялся подобного рода


дефляционным экспериментам, проводимым финансовыми властями. Создавал кредитные кооперативы и общества взаимного кредитования. Купцы и предприниматели где могли замещали деньги векселями или бартером. А некоторые наиболее энергичные предприниматели даже создавали свои деньги. Наиболее яркий пример – деньги С.И. Мальцева. Мальцев (правильно – Мальцов) Сергей Иванович (1810 – декабрь 1893) – русский промышленник, кавалергард, генерал-майор в отставке, почётный член Общества содействия русской торговли и промышленности. Выдающийся представитель дворянского и промышленного рода Мальцовых. Сергей Иванович создавал и использовал собственные деньги в своём достаточно автономном хозяйстве, которое раскинулось в нескольких губерниях и включало несколько десятков фабрик, заводов и иных предприятий. Эти местные деньги назывались «денежными расписками» Мальцовского заводского округа и ходили в этом округе наряду с законными кредитными билетами12. Шарапов восхищается энергией и предпринимательским талантом С.И. Мальцова, который свидетельствует об энергии и предприимчивости русского человека вообще: «А что мы можем работать, что мы умеем вести дело, этому доказательства могут спрашивать только господа, с деловою Россиею незнакомые. Мы так привыкли к поклонению всему иностранному и оплёвыванию всего «отечественного» (самое слово-то – ирония), что вовсе не замечаем множества превосходно поставленных у нас дел, не только не уступающих «Европе», но и перещеголявших её, что особенно важно при тех трудностях, которые окружают русского промышленника. Возьмите, например, покойного С.И. Мальцева. По объ-

ёму им сделанного, по духу дела и по той великой инициативе, которая здесь развернулась, другого такого дела вы мне не укажете ни в Европе, ни в Америке»13. Однако знаменитый заводской округ Мальцевых с десятками предприятий и десятками тысяч работников в конце XIX века стал постепенно приходить в упадок. И дело не в каких-то ошибках С.И. Мальцева или даже болезнях, которые его стали одолевать. Дело в том, что власти не могли допустить, чтобы на обширной территории обращались какие-то деньги, не «вписывающиеся» в финансовую теорию (да ещё в условиях, когда Министерство финансов готовилось всех «осчастливить» «золотым рублём»). Шарапов с горечью констатирует: «Отчего же это дело погибло? Оттого единственно, что Мальцеву круто было воспрещено печатать свои деньги (деньги, всегда ходившие al pari и не знавшие злоупотреблений), а государственных в виде нужного кредита не было дано. Из живого организма была выпущена кровь, но организм был рождён такой могучий, что дышит до сих пор, хотя – увы! – пока это калека и заправиться не может»14. Недостаток денег, как отмечает Шарапов, угнетает и обесценивает труд: «Политическая экономия определяет капитал как концентрированный прошлый труд, являющийся орудием новому труду. Недостаток денежных знаков, возвышая плату за наём капитала, отделяет, отрезывает его от труда будущего, обесценивает, парализует этот труд, отдаёт его в кабалу и ставит элементы праздные – в положение, господствующее в стране, элементы трудовые – в рабство им». Как это положение актуально для понимания нынешней политики денежных властей РФ, «борющихся с инфляцией» путём сжатия денежной массы! Создание

дефицита денег выгодно тем, кто торгует деньгами, т.е. ростовщикам, угнетает главный экономический ресурс общества – труд. Шарапов прямо говорит, что при сложившейся финансовой системе в России произошла лишь замена форм крепостного права, причём новая форма крепостного права оказалась ещё более тяжёлой: «Примеряя эти соображения к жизни, легко понять, что это не про Америку говорится, а про матушку Россию, где только благодаря западной финансовой доктрине, отводившей глаза русскому финансовому ведомству за последнюю четверть века, вместо старого добродушного крепостного права юридического создалось новое, в тысячу раз тягчайшее, – крепостное право экономическое. Господа: биржевики, дисконтёры, спекулянты, рантьеры, чиновники. Рабы: землевладельцы, земледельцы, промышленники, рабочие. Вот прямые последствия недостатка денежных знаков и вместе с тем его точные признаки». Хочу обратить ваше внимание на то, что среди «рабов» оказываются и рабочие, и промышленники! Это противоречит догматам марксизма! (Желающим понять, почему промышленники оказываются в компании «рабов», рекомендую посмотреть мою критику марксизма в книге «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном».) Также любопытно: в одной компании «господ» у Шарапова оказываются финансисты (биржевики, дисконтёры, спекулянты) и чиновники. Мы сегодня видим этот «брак по расчёту» между банкирами и чиновниками – как в России, так и во всём мире. В России недостаток денег в обращении способствовал тому, что на смену юридическому крепостному праву пришло экономи5


ческое крепостное право. Как точно! Нынешний строй следует называть не «рыночной экономикой» и даже не «капитализмом», а «экономическим крепостным правом»! 12. Уроки финансовых реформ: предупреждение С. Шарапова нынешней России Шарапов постоянно сравнивает две финансовые системы России: ту, которая существовала без малого век до прихода к рулю власти «молодых финансистов»15, и ту, которая была создана этими «молодыми финансистами»: «Как ни странно, но мы сами, собственными руками разломали и растоптали очень верную научно, очень удобную практически систему. Накануне самого освобождения крестьян, когда предстояла вопиющая необходимость обновить нашу старую финансовую систему, оживить, расширить кредит, удвоить или утроить количество денежных знаков соответственно ожидаемому увеличению сделок и потребности в деньгах при вольнонаёмном труде, пришла группа «молодых финансистов» с Евгением Ивановичем Ламанским и Владимиром Павловичем Безобразовым в качестве дельфийских оракулов и главных инициаторов реформ во главе, захватила руководство российскими финансами, в несколько лет изломала и исковеркала всё и, после тридцатилетнего владычества, сдала Россию в ужасном виде, в котором она теперь находится»16. Шарапов приводит перечень печальных результатов использования западной финансовой науки и проводимых на её основе реформ денежнокредитного хозяйства страны: «Всё это (реформирование финансовой системы. – В.К.) совершалось самым добросовестным образом, согласно последнему слову западной 6

финансовой науки. В результате оказалось: Четыре миллиарда бесполезного долга, в том числе около половины на золото. Огромные бюджетные назначения на уплату процентов. Широко развитая за наш счёт германская железная промышленность и машиностроение. Огромный ввоз иностранных товаров в Россию. Сеть железных дорог, обременённая неоплатным почти долгом иностранцам и не вырабатывающая процентов. Разорение поместного и земледельческого классов. Биржевая игра русскими фондами. Ограбление и истощение земли и сведение лесов по нужде ради самосохранения. Уничтожение труда, торжество всякой наживы, спекуляции и хищничества. Понижение нравственного уровня. Отчаяние безвыходности, бесплодие честности и высоких нравственных доблестей. Нигилизм. Анархисты… Всё это дало нам тридцатилетнее господство чужих финансовых доктрин…». Перечитывая Шарапова, забываешь, что речь идёт о событиях в России более чем вековой давности. Мы в России уже пережили двадцать лет господства чужих финансовых доктрин. Промежуточные итоги такого господства видны невооружённым глазом и не отягощённым западными экономическими теориями умом. Но это, как говорится, «ещё не вечер». Чем всё это может кончиться, можно узнать из работ Шарапова. Хотя он не дожил не до Первой мировой войны, не до революций 1917 года и последующих событий, он многое предвидел. Многие его экономические и политические прозрения исполнились. Будем надеяться, что трагическая история первых десятилетий прошлого века не повторится. Хотя бы

потому, что у нас есть С.Ф. Шарапов. Шарапов, который нас предупредил. Шарапов, который подсказал нам, что делать. С.Ф. Шарапов для нас важнее и нужнее, чем вся нынешняя Академия наук, занимающаяся «пережёвыванием» западных лженаучных теорий экономики и финансов. 13. О западных «семенах» экономического «просвещения» в России Хотелось бы ещё раз вернуться к вопросу: почему западные финансовые и экономические теории и науки приобрели такую популярность в дореволюционной России? Самая главная причина такой неразборчивости и некритического отношения к иноземным учениям – духовное оскудение русского народа, отход от церковной жизни и православия, заражение части народа (его аристократической верхушки, а затем и «образованных» слоёв) агностицизмом17, атеизмом, материализмом. В сфере познавательной деятельности человека это неизбежно ведёт к разъединению и последующему противопоставлению науки и религии. Меняются цели познавательной деятельности: вместо познания Истины – Бога отягощённые материализмом учёные начинают заниматься частными вопросами, часто попадая в различные интеллектуальные тупики. Кроме того, центр тяжести перемещается на решение практических, сиюминутных задач; исследователь занимается «узким» вопросом и не в состоянии видеть мир в его целостности со всеми его сложными взаимосвязями между материальной и духовной сферами. Поражённый духом материализма исследователь добровольно отказывается от накопленного человечеством интеллектуального наследия на том основании, что оно создавалось «тёмными» и «невежественными» монахами и церковниками (заметим, что


в так называемые Средние века научная жизнь в основном была сосредоточена в монастырях). Русский человек в своём отступлении от Бога отставал от европейца. Европейцы ещё со времён Реформации и Просвещения стали создавать свою безбожную «науку». К моменту, когда русский человек стал превращаться в материалиста и атеиста, Запад уже успел создать громадное количество разных теорий и «наук». Поэтому русские «образованные» люди с жадностью набросились на всю кучу этого накопленного с XVI–XVII веков хлама, который они по своей духовной слепоте приняли за истину. Роясь в куче этого хлама, они нашли разные непонятные теории, касающиеся устройства общественной жизни, экономики, финансов. Не понимая по крайней мере двух простых истин. Во-первых, те теории, которые создавались на Западе, могли оказаться совершенно непригодными для России. Различия были более чем очевидны: разная вера, разная культура, разный климат, разные природные условия и т.д. Недаром ��удрые люди в России говорили: «Что русскому человеку хорошо – то немцу смерть. И наоборот». Во-вторых, те теории, которые приходили к нам с Запада, вообще не имели никакого отношения к науке. Потому что они призваны были не объяснять мир, а обосновывать и оправдывать политику тех, кто эти теории заказывал. Да, да! Эти теории не были результатом свободного творческого поиска истины. Они представляли собой инструмент идеологии определённых групп интересов, которые рвались к власти или уже находились у руля власти. Особенно это касалось общественных «наук». Та же самая английская классическая политическая экономия находилась под сильным влиянием Ост-Индской ком-

пании. Давид Рикардо, один из представителей английской политэкономии, сам был биржевым спекулянтом и был близок к Натану Ротшильду (тому самому, с которого началось возвышение клана Ротшильдов). Да и Карла Маркса трудно назвать «независимым учёным»: слишком очевидно лукавство его «Капитала», который был на руку банкирамростовщикам. Из романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин» мы узнаём, что дворянская молодёжь уже в начале XIX века активно интересовалась английской политической экономией. Строки о Е. Онегине: «…бранил Гомера, Феокрита; / Зато читал Адама Смита / И был глубокий эконом. / То есть умел судить о том, / Чем государство богатеет, / И чем живёт, и почему / Не нужно золота ему, / Когда простой продукт имеет». Другой герой этого романа – Владимир Ленский – получил образование в Германии, откуда привёз «учёности плоды»: «Он из Германии туманной / Привёз учёности плоды: / Вольнолюбивые мечты, / Дух пылкий и довольно странный, / Всегда восторженную речь / И кудри чёрные до плеч». Ленский учился в Гёттингенском университете – одном из самых либеральных в Европе – и поклонялся Канту, чья философия в официальных кругах России считалась опасной и вредной, враждебной христианству. Ленский многозначительно охарактеризован как «поклонник славы и свободы», его отличает благородное «волненье бурных дум», ему свойственно «негодованье, сожаленье, ко благу пылкая любовь». Всё это – иносказательное обозначение гражданских настроений, о которых в черновой редакции романа говорилось более откровенно: «Крикун, мятежник и поэт». Наконец, вспомним Татьяну Ларину, которая зачитывалась французскими романами

(хотя из всех героев романа Татьяна по своему душевному устройству была ближе к русской культуре и народу, чем Онегин и Ленский). При всех различиях в характерах, привычках, образовании Онегина и Ленского они типичные представители великосветского дворянства своего времени, которые чужды русской культуре, православию, народу и которых объединяет преклонение перед западными теориями и науками, западной культурой и литературой, французским языком (который они знали лучше русского). Постепенно «профессиональная наука» стала появляться и в России – в основном на базе университетов. Но это в подавляющем числе случаев было слепое и беспомощное подражание западной «науке». Были, конечно, в России самобытные мыслители (прежде всего славянофилы), но они были не в почёте. Их голоса были слабо слышны на фоне голосов официальных профессоров. Голоса таких «учёных» материализовались в «научной» литературе, которая расходилась по России миллионными тиражами и пропагандировала западные идеи материализма и либерализма. Конечно, наибольшим эпигонством отличались науки общественные и гуманитарные. Все они базировались на материализме и представлении о человеке как эгоистическом существе, homo economicus («человек экономический»), абстрагировались от наличия в человеке души и совести. В 1802–1806 годах был сделан перевод книги Адама Смита «Исследование природы и причин богатства народов». После этого в «СанктПетербургском журнале» (официальном органе Министерства внутренних дел) появилось несколько статей, пропагандировавших произведение Смита. С 1815 года либеральные идеи англий7


ской политической экономии стал активно пропагандировать еженедельный журнал «Дух журналов». На основе труда А. Смита стали писаться учебники работавших в России профессоров. В основном это были профессора иностранного происхождения, которым идеи англичанина были ближе, чем русскому человеку. Тогда на слуху у всех были имена Хр. Шлецера18, Г. Шторха19, А. Гакстгаузена20. Под влиянием заграничных экономических идей оказались писатели и с чисто русскими фамилиями и именами. Например, Николай Тургенев, написавший в 1819 году «Опыт теории налогов», где пропагандировались идеи введения в России либерального таможенного тарифа21. Полагаю, что увлечение Н. Тургенева западными экономическими либеральными идеями сыграло не последнюю роль в том, что он оказался в рядах декабристов. Ряд других декабристов, как свидетельствуют их биографии, также были воспитаны на идеях английской политической экономии22. 14. «Наука» вместо Бога На ущербность западной науки обратил внимание русский писатель представитель раннего славянофильства В.Ф. Одоевский: «В нынешней старой Европе мы видим… горькое и странное зрелище! Мнение против мнения, власть против власти, престол против престола, и вокруг сего раздора – убийственное, насмешливое равнодушие! Науки, вместо того чтобы стремиться к тому единству, которое одно может возвратить им их мощную силу, науки раздробились в прах летучий, общая связь их потерялась, нет в них органической жизни; старый Запад, как младенец, видит одни части, одни признаки – общее для него непостижимо и невозможно; частные факты, наблюдения, второстепенные причины – скопляются в без8

мерном количестве; для чего? с какою целию? – узнать их, не только изучить, не только проверить, было невозможностию уже во времена Лейбница; что ж ныне, – когда скоро изучение незаметного насекомого завладеет названием науки, когда скоро и на неё человек посвятит жизнь свою, забывая всё подлунное; учёные отказались от всесоединяющей силы ума человеческого; они ещё не наскучили наблюдать, следить за природою, но верят лишь случаю, – от случая ожидают они вдохновения истины, – они молятся случаю. Eventus magister stultorum. (Случай – учитель неразумного (лат.). Уже в том видят возвышение науки, когда она обращается в ремесло!.. и слово язычника: «Мы ничего не знаем!» глубоко напечатлелось на всех творениях нашего века!.. наука погибает»23. В яркой художественной форме (роман «Русские ночи», публиковавшийся в 1840-х годах) Одоевский выразил суть трагедии западной науки – отход от целостного понимания и восприятия окружающего мира, его дробление на кусочки, бесконечное дробление некогда единой науки на различные мелкие и частные «науки», возведение между ними непреодолимых стен, превращение учёного в ремесленника с узким, ущербным мировоззрением. Фактически Одоевский констатировал умирание западной науки24. И эту умирающую и заражающую своей мертвенностью науку русский «образованный» класс брал на вооружение, вытесняя из своей жизни животворящую веру в Бога и отказываясь от постижения Истины. На эпигонство так называемой науки, которая буйным цветом расцвела на Русской земле, обращали внимание почти все последующие славянофилы, ряд русских писателей, подвижники Церкви. Взять, к примеру, одного из основоположников славянофильства И.В. Киреевского.

Вот что он писал в 1852 году по поводу пришедшей в Россию диковинной науки под названием «политическая экономия», ориентированной на западного человека, но малопонятной русскому человеку: «Западный человек искал развитием внешних средств облегчить тяжесть внутренних недостатков. Русский человек стремится внутренним возвышением над внешними потребностями избегнуть тяжести внешних нужд. Если бы наука о политической экономии существовала тогда, то, без всякого сомнения, она не была бы понятна русскому. Он не мог бы согласить с цельностию своего воззрения на жизнь особой науки о богатстве. Он не мог бы понять, как можно с намерением раздражать чувствительность людей к внешним потребностям только для того, чтобы умножить их усилия к вещественной производительности. Он знал, что развитие богатства есть одно из второстепенных условий жизни общественной и должно поэтому находиться не только в тесной связи с другими высшими условиями, но и в совершенной им подчинённости»25. Выдающийся славянофил обращает внимание на то, что западная политическая экономия всю энергию человека ориентирует на преобразование внешнего мира, в том время как русский человек в первую очередь был ориентирован на внутреннюю работу, борьбу со страстями, духовное совершенство. У русского человека была своя иерархия ценностей: духовные были выше материальных. В политической экономии оставались лишь материальные, духовные вообще не брались в расчёт. Киреевский один из первых среди русских мыслителей обратил внимание на то, что политическая экономия ориентировала человека на то, чтобы «раздражать чувствительность людей к внешним потребностям». В пере-


воде на современный язык это означает стимулирование человека к потреблению. Во времена молодости Шарапова «наука» стала превращаться для молодёжи в религию, к��торая постепенно вытесняла веру в Бога. Сергей Фёдорович вспоминает: «При переходе в высшие школы мы были сплошь материалистами по верованиям… «Наука» была нашею религиею, и, если бы можно было петь ей молебны и ставить свечи, мы бы их ставили; если бы нужно было идти за неё на муки, мы бы шли»26. Кроме того, Шарапов подметил особый интерес молодёжи к таким новоиспечённым «наукам», как «социология» и «политическая экономия». Что касается второй «науки», то это

уже была политическая экономия не Адама Смита, а Карла Маркса: «…большинство (студентов. – В.К.) набросилось на политическую экономию и социологию. Трудно поверить, с каким прилежанием одолевали люди дубовый «Капитал» Маркса, да ещё по-немецки. Свежие головы просто трещали от невообразимой путаницы в изложении этого столпа социальной науки, даже и не подозревая, что венцом его трудов будет нечаянное признание самого Маркса, что он «меньше всего марксист сам». За Марксом следовали более толковый и страстный Лассаль, Огюст Конт, Милль, Спенсер. Этими последними зачитывались»27. Неудивительно, что после постижения

Платонов. Русская экономика без глобализма. – С. 328. В этой связи вспоминается книга доктора И. Ландовского “Красная симфония (откровения троцкиста Раковского)”. Она первоначально издана была за рубежом на испанском языке, у нас вышла на русском языке в 1996 году в издательстве “Вестник”. Эта книга представляет собой подробное изложение протоколов допросов в Москве во второй половине 1930-х годов известного партийного и государственного деятеля Х. Раковского, обвинённого в связях с троцкистами и мировой “закулисой”. Раковский на допросах рассказал много интересного о своих личных связях и связях других троцкистов с мировой “закулисой”, представляющей собой всемирную финансовую олигархию. Примечательно, что Раковский предпочитал для обозначения представителей мировой масонской и финансовой элиты использовать слово “они”. 3 Кокорев В. Экономические провалы. – С. 28. 4 См.: Гл. 2. “С.Ф. Шарапов: программа выхода России из кризиса” // Раздел “Коррупция и казнокрадство – вирус государственного разложения”. 5 Тайный правитель России: К.П. Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки. 1866–1895. – М., 2001. – С. 513. 6 Подробнее об этой сделке см.: Гл. 2. “С.Ф. Шарапов: программа выхода России из кризиса” // Раздел “Коррупция и казнокрадство – вирус государственного разложения”. 7 Цит. по: Миронов И. Роковая сделка: как продавали Аляску. – М.: Алгоритм, 2007. – С. 228. 8 Цит. по: Миронов И. Указ. соч. – С. 228. 9 Для сравнения аналогичный показатель по странам Запада был равен: в Германии – 115; США – 125; Англии – 140; Франции – 140 франков (Антонов М. Экономическое учение славянофилов. – С. 299). 10 “Земля и воля… без денег. Публичная лекция, прочитанная в апреле 1907 года в Тамбове, Саратове и Смоленске, и доклад, сделанный Чрезвычайному Смоленскому Губернскому Дворянскому Собранию 1 июня 1907 года Сергеем Шараповым”. – М.: Тип. “Русский голос”, 1907. – С. 16. 11 Цит. по: Власенко В.Е. Денежная реформа в России 1895 – 1898 гг. – Киев, 1949. – С. 134–135. Текст приведённого письма приведён в соответствие с современными правилами русского языка. – В.К. 12 См.: Парамонов О.В. Денежные знаки Мальцовского заводского округа в XIX веке. “Записки” Его Превосходительства С.И. Мальцова”. – М., 2001. 13 Шарапов С. Иностранные капиталы и наша финансовая политика / Шарапов С. Россия будущего. – С. 193. 14 Там же. – С. 193. 15 В качестве точки отсчёта первого периода Шарапов берёт 1769 год, когда согласно указу Екатерины Второй были выпущены первые бумажные деньги – ассигнации. 16 Подробное описание финансовых реформ 1856–1864 годов дано в работе С. Шарапова “Деревенские мысли о нашем государственном хозяйстве” (глава “Как разоряются государства”). К сожалению, данная работа в представляемом однотомном собрании работ С. Шарапова “Россия будущего” отсутствует. 1 2

таких «наук» молодые люди становились космополитами, у них любовь к России сменилась на неприязнь и даже ненависть ко всему русскому, университетская молодёжь пополняла ряды анархистов, социалистов и других революционеров, боровшихся с «режимом»: «В молодёжи неведомо откуда появилась злая струя, нам совершенно чуждая. Мы были розовые космополиты, но на всю Россию смотрели снисходительно; здесь вдруг появилась яркая ненависть ко всему русскому. Мы мечтали о конституции и кричали «ура» Александру II, а из этой молодёжи анархисты вербовали динамитчиков»28. (Продолжение следует)

17 Агностицизм (от древнегреч. – непознаваемый, непознанный) – позиция, существующая в философии, теории познания и теологии, полагающая принципиально возможным познание только через опыт (познание объективной действительности), и невозможным познание любых предельных и абсолютных оснований реальности. Также отрицается возможность доказательства или опровержения идей и утверждений, основанных полностью на субъективных посылках. Применительно к вопросам религиозным агностицизм представляет собой позицию, согласно которой невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть существование Бога. Такая позиция неизбежно ведёт к безразличию человека к вопросам веры и религиозной жизни. 18 В 1805 году он выпустил книгу “Начальные основания государственного хозяйства” в духе основных идей А. Смита. 19 Генрих Фридрих (на русской службе Андрей Карлович) фон Шторх читал лекции по политической экономии будущему императору Николаю Первому и его младшему брату Михаилу. 20 Справедливости ради следует отметить, что А. Гакстгаузен в своих работах достаточно далеко отошёл от Адама Смита. Этот немец отдавал предпочтение русскому хозяйственному строю перед западноевропейским и ратовал не за свободную торговлю, а за активное использование протекционизма. А. Гакстгаузен оказал заметное влияние на Е.Ф. Канкрина, который был при Николае Первом министром финансов и последовательно проводил политику протекционизма. 21 Не без влияния Н. Тургенева в 1819 году был введён либеральный таможенный тариф. Противником свободной торговли был знаменитый государственный деятель адмирал Мордвинов. В 1822 году он добился перехода к протекционистским тарифам. 22 Среди них особенно выделяются П.И. Пестель и М.В. Орлов. 23 Одоевский В.Ф. Русские ночи. – М.: Наука, 1975. 24 Кстати, Одоевский был одним из первых, кто высказал мысль о “смерти” Запада (ещё за много десятилетий до того, как в 1918– 1920 годах вышла известная книга Шпенглера “Закат Европы”). Одоевский говорил о том, что на Западе происходит умирание не только науки, но также искусства и религиозной веры. 25 Киреевский И.В. О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России (письмо к графу Е.Е. Комаровскому) / Киреевский И.В. Разум на пути к истине. – М.: Правило веры, 2002. – С. 151–213. 26 Шарапов С. Молодёжь прежде и теперь / Шарапов С. Россия будущего. – С. 592. 27 Там же. – С. 593. Лассаль Фердинанд (1825–1864) – немецкий философ, юрист, социолог, деятель немецкого рабочего движения. Конт Исидор Мари Огюст Франсуа Ксавье (1798–1857) – французский философ и социолог; основатель позитивизма и социологии как самостоятельной науки. Милль Джон Стюарт (1806– 1873) – английский философ-позитивист, экономист, общественный деятель. Спенсер Гербер (1820–1903) – английский философ и социолог, идеолог социал-дарвинизма. 28 Там же. – С. 601.

9


Дискуссии. Комментарии Г.Н. Москалёв, публицист

Протокол ВТО в действии, или Борьба за «цивилизованную торговлю» Не успела Государственная дума подписать протокол ВТО, а президент – федеральный закон о его ратификации, как по мановению ока через неделю в Москве стали закрываться строительные рынки. Основным предлогом закрытия рынков явилось стремление руководства города ввести торговлю строительными материалами, инструментом и сопутствующими товарами в цивилизованное русло. Что чудно, что до этого 20 лет никого не беспокоила эта нецивилизованная торговля, а сейчас московская власть озаботилась о своих жителях. Справедливости ради следует заметить, что заявления о закрытии рынков от чиновников Москвы начали поступать ещё с 2011 года, но эти заявления напоминают приём подготовки общественного мнения как один из элементов управления массовым сознанием при проведении определённых непопулярных решений. Основания делать такие утверждения даёт определённый опыт, примеры которого в избытке дают информационные войны, устраиваемые за границей, перед началом агрессии на то или иное суверенное государство. Действительно ли так на самом деле, что забота власти о гражданах столицы является главной в данном вопросе? Думаю, что нет. Всё это похоже на исполнение одного из пунктов того неохватного 10

множества специфических обязательств, принятых по Протоколу вступления в ВТО на себя руководством России. Среди тех мелких индивидуальных предпринимателей ходят непроверенные слухи, что этому поспособствовала известная компания «Леруа Мерлен». Можно предположить, что у этой компании теперь имеются законные основания после подписания Протокола ВТО не только рекомендовать, но и требовать организации «цивилизованной торговли» от властей столицы. Оно и понятно, кто же откажется от т��кого куска пирога прибыли, которая худо ли бедно ли, но доставалась местным предпринимателям, оставалась в России, и предпринимателям из ближнего зарубежья. Рассудите сами. За девять месяцев 2010 года оборот розничной торговли в Москве составил 2 трлн рублей, пятую часть этой суммы покупатели расходовали на рынках и ярмарках. Если даже предположить, что на строительных рынках населением расходовалось 10%, то и это приближение даёт огромную сумму в 40 млрд руб. Но это ещё не всё. Закрывая рынок, было бы логичным предложить предпринимателям перейти на новое место, но крытых и удобных в первую очередь для простых граждан площадей для рыночной торговли сейчас просто нет, а перерыва в ра-

боте предприятия малого бизнеса пережить не смогут. Безработица не уменьшится и доброго настроения к власти не прибавится. И те цивилизованные магазины строительных материалов и сопутствующих товаров, которые, конечно, появятся в мизерном количестве, не смогут конкурировать с иностранными гигантами и цены в них уже никогда не сравняются с теми, что были доступны на ликвидируемых рынках. И это подорожание товаров опять ляжет дополнительным бременем на бюджеты семей простых граждан Москвы и Подмосковья. * * * Прошло десять дней, после того как была подготовлена эта заметка, и автор надеялся, что увидит, как уже будут снесены нецивилизованные рынки, но прошло сорок дней, как рынок возле метро «Тимирязевская» закрыли, и всё. Палатки и ангары как стояли, так и стоят, но конкурентной борьбы в них уже не происходит. Простые граждане, кляня власть, тратят своё свободное время на поиски магазинов для покупки какой-нибудь простой, но необходимой вещи для мелкого ремонта, которая, как показывает печальный личный опыт, не всегда найдётся в отдельно взятом магазине. А как же конкурентная среда, о которой нам талдычили и талдычат апологеты ВТО?


дом, интерьер, строительные материалы, ремонт, сад. Лучшая реклама для «Леруа Мерлен» – довольный покупатель, который смог реализовать свои проекты в рамках намеченного бюджета. Когда основатель компании Адольф Леруа открывал своё дело, ему было всего 22 года. На протяжении последних 5 лет Leroy Merlin является компанией номер один на рынке DIY во Франции, Италии, Испании и Бразилии.

Вот образчик словоблудия защитника ВТО единоросса Е. Фёдорова. По мнению парламентария, «вступление России в ВТО позитивно скажется на благосостоянии граждан, поскольку это будет большой тренд на снижение цен в силу развития конкурентной среды». Как развивается конкурентная среда и какими методами, мы уже видим воочию, ну а о ценах судите сами. Остаётся один вопрос к властям столицы. Кто выиграл от закрытия строительных рынков? Граждане? – Нет. ИП? – Нет. Как будет видно из нижеприведённой справки, в выигрыше окажутся компания «Леруа Мерлен» и, видимо, те лица, которые лоббировали принятие данного решения. Захочется закончить на «бодрой» ноте. О сколько нам открытий чудных готовят обязательства по Протоколу ВТО. Всё это пока мелкие цветочки, вот когда созреют ягодки, будет не до иронии. Справка. Так пишет о себе самой компания «Леруа Мерлен». «Леруа Мерлен» – международная компания-ритейлер (ри-

тейлер–розничная торговля), специализирующаяся на продаже товаров для строительства, отделки и обустройства дома, дачи и сада. «Леруа Мерлен» помогает людям во всём мире благоустроить жильё и улучшить качество жизни. В 2006 году группа «Леруа Мерлен» становится GROUPE ADEO. Под этим брендом объединились девять марок сектора D.I.Y. (Do-It-Yourself) четырёх профессиональных категорий: GROUPE ADEO занимает 2-е место в Европе и 4-е место в мире по объёмам продаж, включает в себя 472 магазина DIY различных форматов (гипермаркеты, средние и малые магазины, дискаунтеры) в Греции, Бразилии, Франции, Италии, Польше, Португалии, Испании, России, Китае, Турции, Румынии и Украине. «Леруа Мерлен» – это 285 магазинов во всём мире. «Леруа Мерлен» предлагает своим клиентам большой выбор качественных товаров, доступные большинству покупателей цены и высокий уровень обслуживания. Во всех магазинах представлен широкий ассортимент товаров по пяти основным направлениям:

«Леруа Мерлен» в Красногорске (Московская область) занимает 1-е место в мире среди всех магазинов GROUPE ADEO по товарообороту и численности покупателей. До 40 000 наименований – от электрических розеток до садовых инструментов – представлено в каждом магазине компании. 700 поставщиков в России являются партнёрами «Леруа Мерлен». Товарный поток в России – это100 000 паллет в 2009 году. 11 000 посетителей в день в каждом магазине в Москве, 6000 посетителей в день в каждом магазине в регионах. 42 миллиона жителей России смогли сделать свой дом более красивым, удобным и надёжным вместе с «Леруа Мерлен» с момента открытия первого магазина. 70% покупателей посещают магазины «Леруа Мерлен» из-за широкого выбора товаров. Более 50% клиентов «Леруа Мерлен» привлекают низкие цены в наших магазинах. (Это утверждение не всегда соответствует действительности в сравнении с ценами на ликвидированных строительных рынках. – Прим. автора.)

11


Актуальная тема В.Г. Иванов, адвокат

Реформа правосудия О судебной реформе в России заговорили ещё при Горбачёве, и с тех пор дискуссии не прекращаются. Было достаточно много дельных предложений, но, к сожалению, из них было реализовано ничтожно малое количество. В данной статье делается попытка сформулировать основные «просчёты», допущенные «реформаторами». Изложена личная точка зрения автора. К определению понятия «правосудие» в разных идеологических системах разные подходы. Вот определение понятия из Википедии, которого придерживаются либералы: Правосу́дие – вид правоохранительной и правоприменительной государственной деятельности, в результате которой реализуется (проявляется) судебная власть. У либералов любое решение, любой приговор суда – для «россиян» уже заведомо справедливый и законный, каким бы он ни был. У них термин «правосудие» имеет чисто техническое значение и отделено от его первоначального настоящего смысла. Придав ему технический смысл, этот термин был сохранён. Из других понятий: совесть, честность, порядочность, справедливость – первоначального смысла выхолостить не получилось, поэтому их просто вынесли за границы судебной системы и объявили объектами личностных представлений, не имеющих отношения к отправлению правосудия. 12

У русских другое представление, и его можно сформулировать так. Правосудие – это рассмотрение дела судьями по совести и вынесение справедливого решения или приговора. Правосудие – это положительный результат деятельности судебной системы. Следует понимать, что «правосудие» и «судебная система» – это совершенно разные вещи. Правосудие можно свершить и без судебной системы, а наличие судебной системы вовсе не гарантирует правосудия. Из подхода либералов к этому вопросу мы видим, что судебную систему можно реформировать бесконечно, и это может ни к каким положительным результатам не привести. Отправной точкой в реформировании судебной системы может быть только содержание правосудия – порядочные, честные судьи и справедливость, основанная на народных традициях и представлениях. Основа всякого правосудия – мораль и нравственность. В свою очередь, мораль и нравственность формируются в рамках определённых религиозных представлений – идеологии. Получается, что без идеологии нет правосудия. В соответствии со ст. 13 Конституции РФ: 1. В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Официально заявляется, что судебная система в России не основана на идеологии. Следовательно, самой Конституцией отрицается правосудие в судебной системе. Но и судебная система не может быть, как в сказке А.С. Пушкина: «…и ступа с бабою ягой идёт – бредёт сама собой». Судебная система сводится к системе судов. А это государственные органы. Там работают обыкновенные люди. Чтобы всё заработало, нужны вектор движения (ведущая и направляющая сила) и политическая воля. Всё это возможно исключительно в рамках идеологии. Вопрос – какой? Реформу правосудия в России следует начинать с отказа от принципа разделения властей В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. Изобретателями данного принципа были масоны в период так называемых буржуазных революций в Европе, имевшего целью разрушение традиционной национальной вертикали власти в государствах. Использование принципа разделения властей подразумевает обязательное наличие другой власти, стоящей над государством и осуществляющей управление страной и


обществом внеструктурными методами. Именно эта надгосударственная власть и обеспечивает необходимое взаимодействие трёх элементов одной власти, решая следующие задачи: – создаёт видимость демократии, оставляя решение всех стратегических и концептуальных вопросов ��а собой; – делает систему управления государством более-менее стабильной и устойчивой, передавая все второстепенные и малозначительные вопросы на разрешение законодателей, администрации и судей. Сама идея и осуществление на практике принципа разделения властей противоречит здравому смыслу и законам формальной логики, наделяя законодателей, судей и администраторов какимито сверхъестественными качествами – возможностью оставаться вне политики, экономики и идеологии во время исполнения своих государственных обязанностей. То есть разделение властей – это миф. На самом деле «независимых» ветвей власти не существует и не может существовать в принципе. К такому логическому выводу рано или поздно придёт любой здравомыслящий человек. Потому что на деле такая схема управления государством нежизнеспособна. Ещё не было ни одного случая, когда бы в каком-нибудь государстве законодательные, исполнительные и судебные органы власти вдруг сами по себе начали нормально работать: по закону, по здравому смыслу, без управления извне как минимум исполнительной власти этих государств. Таким образом, необходимо весь цикл осуществления властных полномочий выстроить в естественную традиционную схему управ-

ления, существовавшую в России до февраля 1917 года. А именно. Высший исполнительный орган государственной власти формирует органы судебной власти, которые ему непосредственно подчиняются и подотчётны, организуют и обеспечивают деятельность судов по отправлению правосудия, по осуществлению судебного контроля за соблюдением законодательства и выполнением принятых законодательных актов, относящихся к деятельности судебной системы и правосудия. Вернуть в правовую систему такое понятие, как СПРАВЕДЛИВОСТЬ Есть понятие «дух и буква закона». Текст – это формулировка закона, его буква. Дух закона – это те нравственные нормы, идеи, заложенные в закон. А через правоприменение закона нравственность должна закладываться в сознание общества. Нравственность, о которой идёт речь, – это и есть справедливость. Важна не буква канонов и правил, а важно постижение духа, стоящего за этими буквами. Для понимания проблемы будет полезным знать позицию Церкви по данному вопросу. «Важна не буква Писания или Св. Отцов, канонов и правил Вселенских соборов, а важно постижение духа, стоящего за этими буквами. Ведь Христос за это и укорял законников, – что они, уцепившись за букву, не постигали духа Закона и по этой причине применяли его не к месту и не ко времени». Писано о событиях двухтысячелетней давности, а как будто о нас. Всё то же самое происходит и сейчас. Справедливость – понятие, которое должно стать

высшим критерием законности и в таком значении должно быть включено в Конституцию России. Раньше во всех национальных правовых системах это понятие существовало и являлось мерилом, критерием легитимности принимаемых верховной властью законов и критерием законности судебных решений и приговоров. То есть существовала вполне конкретная иерархия моральных и духовных ценностей, основанных на житейском опыте, мудрости предшествующих поколений. Либерализация права привела к переориентации основных ценностей. Дух права был подменён формой права. Дух, основная идея национального законодательства, был подменён формой. Право всегда имеет формальную сторону и без неё существовать не может. В праве существует своеобразная иерархия: основа (содержание) – это дух, а форма – это способ его конкретной материализации. И то значение, которое принадлежит духу, не может быть подменено формой, получается право без духа. У русской нации и народов, исторически населяющих территорию России – бывшего СССР, представление о справедливости одинаковое. И всегда находится в полном соответствии со здравым смыслом и законами формальной логики. Понятие «справедливость» не должно подменять закон, но закон не может противоречить понятию справедливости. Судебный прецедент В современном российском правосудии после известных событий 1991 года стали в массовом порядке возникать странные ситуации, когда при рассмотрении одинаковых по сути дел суда13


ми выносятся различные решения вплоть до противоположных. В Конституции РФ действительно ничего не говорится об одном из основополагающих принципов любой без исключения правовой системы – об единообразном применении закона на всей территории страны. Это дало судам возможность при аналогичных обстоятельствах дела выносить противоположные по смыслу решения. Такое стало возможно потому, что у судов в стране отсутствует практика единообразного применения закона. В то время как единообразие в применении закона один из основополагающих принципов правосудия. Судьи ссылаются на то, что при вынесении решений они руководствуются законом и собственными убеждениями, однако отказываются даже обсуждать вопросы явного противоречия в разных решениях по одинаковым обстоятельствам дел. Получается, что, несмотря на перманентные судебные реформы вот уже на протяжении двух десятилетий, удалось создать только судебную систему: это суды, судьи, мантии, помощники, секретари, канцелярии, непомерные оклады, льготы, судебные приставы с дубинками… А вот системы правосудия до сих пор в России создать не удалось. Самая большая опасность в том, что отсутствие в Конституции основополагающего принципа – единообразного применения закона – проявляется в виде бюрократического произвола и коррупции. Верховный суд пытался исправить положение. Им были изданы Разъяснения «О роли и значении постановлений Пленума Верховного суда Российской Федерации» (Бюллетень Верховного суда РФ № 3 за 1998 год). 14

В Разъяснениях указывалось, что разъяснения и рекомендации Верховного суда РФ обязательны для судов и что эти разъяснения можно расценить как своего рода судебные прецеденты. Однако замечательные идеи, заложенные в этих Разъяснениях, не были внедрены в судебную практику. В связи с этим необходимо: 1. В Конституции РФ и процессуальном законодательстве (УПК, ГПК, АПК, в других кодексах) прописать о требовании единообразного применения закона на всей территории России. 2. В качестве источника права признать наравне с законами и судебный прецедент, придав ему особый статус, оговорив, что он действует только в случаях: – отсутствия закона, – противоречий в законодательстве и

– при явной сложности в толковании закона. 3. Статус судебного прецедента должен присваиваться в ходе особой процедуры и утверждаться Пленумом Верховного суда РФ: – по собственной инициативе Верховного суда, – по обращениям нижестоящих судов, государственных органов, юридических лиц и общественных организаций граждан. Независимость судей Законодательно сделать судью независимым невозможно. Невозможно сделать судью независимым, назначив большую зарплату и осыпав привилегиями и различными материальными выгодами. Именно по этому пути и шли власти. Руководствуясь представлениями, чем больше су-


дью обеспечить материально, тем он будет порядочнее и более независим. Дело в том, что вообще нет никакой связи между уровнем доходов судьи и такими личными качествами, как порядочность, честность, добросовестность, справедливость. А именно перечисленные человеческие качества и определяют качество работы судьи, его реальную независимость. Из опыта жизни мы видим, что судья может быть независимым только по одному критерию – есть у него совесть или нет. Степень его независимости определяется исключительно степенью развития или отсутствия нравственных качеств. Если исходить из реального положения вещей, то можно всего лишь (более или менее) минимизировать отрицательные факторы зависимости. В нашей сегодняшней правовой системе независимость судей обеспечивается такими принципами, как: – высокая зарплата и материальные выгоды, – несменяемость и – суд присяжных заседателей. Несменяемость приобрела яркий характер безответственности и кастовости. Почему-то президентов демократических стран нужно менять для гарантий независимости исполнительной власти, а судий нет. Явное противоречие налицо. Ликвидировать суды присяжных Суды присяжных (не только в России, но и во всём мире) – это имитация правосудия. Нам их преподносят как высшую степень судебного совершенства, но реально они существуют только в некоторых европейских странах и в некоторых штатах США.

Почему такое недоверие к судам присяжных во всём мире? Да потому, что присяжные запятнали себя всеми самыми худшими пороками, какие только можно найти в судебной системе. Это злоупотребление правом, освобождение виновных лиц от наказания, безнравственность, необъективность, предвзятость, дискриминация подсудимых, клановость, вопиющая безграмотность до уровня идиотизма и т.д. и т.п. Суды присяжных очень удобное средство для оказания давления на власть, её дискредитации и манипулирования настроениями общества. Взять классический пример. В январе 1878 года Засулич пришла на приём к градоначальнику Санкт-Петербурга генералу Ф.Ф. Трепову и дважды выстрелила ему в грудь, тяжело ранив. (Кстати, Вера Засулич просла��илась ещё и тем, что через неё резидент японской разведки полковник Акаси устанавливает связь с Лениным.) Суд присяжных 31 марта 1878 года полностью оправдал Засулич. Что произошло? Заседатели продемонстрировали: – свою вопиющую безнравственность, оправдав фактически убийцу, – вопиющую безответственность, променяв высшие интересы Отечества на дешёвую судебную интрижку, – злоупотребление правом и так далее. В России появилась своеобразная мода на безнаказанность политических преступников. Дело Засулич такого рода не единственное. Вот как описывает эту ситуацию Александр Гронский в своей книге «Русские революционеры начала ХХ в.: попытка психологического портрета». «…Тем не менее в Российской империи сложилась си-

туация, когда активная часть общества в своём подавляющем большинстве сочувствовала революционерам. Именно поэтому провальным оказался судебный процесс над В.И. Засулич, адвокат которой впервые объявил, что её покушение явилось защитой человеческого достоинства, что оказалось неожиданным даже для самой В.И. Засулич. После этого процесса «защитой человеческого достоинства» (современный аналог – «права человека». – Ред.) революционеры начали оправдывать свой террор. Эсеры, например, придумали очень хорошую систему: идеология для внутреннего партийного потребления – жёсткий радикализм, а для наружной рекламы партии – стремление к диалогу. На судебных процессах все видели только внешнюю сторону, что делало революционеров «безвинными жертвами жестокого самодержавия». Сложилась достаточно выгодная для революционной работы ситуация, когда общественное мнение в любой попытке государства защитить себя от политических преступников видело насилие над «благородными революционерами». В других странах дело обстояло не лучше. В США завалы дел, когда: – присяжные негры оправдывали негра-преступника или, наоборот, засуживали невиновного белого, – аналогичная картина с белыми, только наоборот, – присяжные феминистки засуживали невиновного мужчину и так далее. Практика показала, что при клановой структуре общества, национальной и конфессиональной разобщённости судебный механизм присяжных заседателей вообще не действует. Он также не действует, если в обществе много других форм разделения. 15


А точнее сказать, превращается в свою противоположность, действует не как система правосудия, а как инструмент демонстративного беззакония и произвола когото над кем-то в зависимости от случая. Вернуть в уголовный процесс понятия всесторонности, полноты и объективности исследования всех материалов дела Эти же понятия утвердить и в гражданском судопроизводстве. Необходимость этих положений Верховным судом РФ мотивировалась следующим: Вопреки требованиям закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела суды ограничиваются проверкой материалов расследования, содержащих лишь данные, уличающие обвиняемого и отягчающие его ответственность. В то же время остаются невыявленными обстоятельства, оправдывающие его и смягчающие ответственность. Это создаёт условия для различных нарушений прав и законных интересов граждан, вынесения необоснованных и несправедливых судебных решений, а иногда и обвинительных приговоров в отношении невиновных лиц. В некоторых судах не соблюдается должным образом предусмотренный ст. 245 УПК РСФСР принцип равенства прав участников судебного разбирательства по представлению доказательств, участию в исследовании и заявлению ходатайств, что приводит не только к ущемлению их прав, но и к одностороннему и неполному выяснению обстоятельств, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора. 16

То есть мотивы отмены этого положения закона понятны: снижение требовательности к качеству дознания и предварительного следствия, а также к качеству рассмотрения уголовных дел судами и выносимых приговоров. Раньше, до принятия нового УПК РФ, невосполнимая в судебном заседании неполнота дознания или предварительного следствия обязательно приводили к возврату дела на дополнительное расследование. В новом УПК РФ такая правовая норма вообще отсутствует. Требования Верховного суда РФ к качеству рассмотрения судами дел и принятия решений были следующими: «…Обратить внимание судов на особое значение стадии судебного разбирательства в выполнении требований ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Судом должны быть приняты все предусмотренные законом меры к непосредственному, тщательному и активному исследованию доказательств в судебном заседании, в том числе проверке полноты и всесторонности проведённого расследования, выявлению и устранению его пробелов. Необходимо исключить случаи некритического отношения суда к представленным материалам расследования, к выводам, содержащимся в обвинительном заключении, а также к дополнительным материалам, полученным в судебном заседании. Если представленные материалы не содержат данных, необходимых для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела судом и эта неполнота дознания или предварительного следствия не может быть восполнена в судебном заседании, дело согласно тре-

В. Засулич

бованиям ст. 232 УПК РСФСР подлежит направлению для дополнительного расследования из стадии назначения судебного заседания». Теперь, при сегодня действующем УПК РФ, такие требования к качеству рассмотрения дел и вынесению приговоров к судам предъявить невозможно. В гражданском судопроизводстве можно внедрять принципы всесторонности, полноты и объективности исследования всех материалов дела по следующим категориям дел: – обжалование незаконных действий (бездействий) должностных лиц государственных и муниципальных органов, руководителей организаций, предприятий и учреждений, – обжалование налоговых органов, – по защите прав потребителей, – по пенсионным делам и делам, вытекающим из социального обеспечения граждан, – трудовым делам.


Зарубежье О.Н. Четверикова, к.и.н.

Демографическая революция в Европе: миграция как орудие

глобализации

Будущая евразийсконегроидная раса, внешне похожая на древнеегипетскую, заменит разнообразие народов разнообразием личностей Р.Н. Куденхове-Калерги Наиболее глубокие исследователи «европейской интеграции» указывают, что она ведёт к такой серьёзной перекройке европейского пространства, которую можно назвать настоящей геополитической революцией. Истинной целью её является демонтаж национально-государственных образований и устранение политических границ для обеспечения свободного перемещения транснационального капитала и закрепления контроля с его стороны за ключевыми зонами континента. Однако эта геополитическая революция сопровождается не менее глубокой революцией в сфере демографии, которую учёные называют «демографической катастрофой». В последнее время относительное падение демографического веса Европы в мире стало превращаться уже в абсолютное. Регион прекратил воспроизведение своего населения вследствие крайне низкого уровня рождаемости1. Его средний показатель составляет в настоящее время 1,5, тогда как для сохранения текущей численности населения требуется уровень как

минимум 2,1. Как указывают демографы, это не просто нулевой прирост населения (НПН), это уже нулевое население (НН). А. Рар, директор отдела России и СНГ Германского совета внешней политики, высказался по этому поводу совершенно определённо: «Мы на перепутье, и трудно сказать, куда это приведёт… Да, можно сказать, что «белая раса» вымирает… В открытую вести такие обсуждения пока сложно, потому что есть электорат». По данным Комиссии по демографии Совета Европы, если в 1960 году люди европейского происхождения составляли 25% мирового населения, в 2000 году – 17%, то через 40 лет они будут составлять не более 10%. В 2000 году население Европы насчитывало 728 млн, к 2050 году при сохранении текуще-

го уровня рождаемости и без учёта иммиграции оно будет насчитывать 600 млн. Европа потеряет к этому времени столько жителей, сколько населяет Германию, Польшу, Данию, Норвегию, Швецию и Финляндию, вместе взятые. В последний раз столь значительное сокращение европейского населения наблюдалось только во время эпидемии чумы в 1347–1352 годах.2 Особенно серьёзная ситуация в Германии, где к 2050 году население может сократиться с 82 до 59 млн человек. Соответственно, меняется и возрастная структура населения. С 2003 по 2011 год произошло значительное ускорение старения населения. Через 40 лет число детей до 15 лет сократится на 40%, а треть населения будут со-

17


ставлять люди старше 60 лет (в наиболее развитых странах каждому десятому будет за 80). Соотношение молодых людей и людей среднего возраста к пожилым будет 2:13. Происходящие перемены уже сейчас бросают серьёзный вызов способности ЕС сохранить сложившуюся социальную цельность. Поскольку число детей сокращается быстрее, чем число трудоспособного населения, рабочих рук будет катастрофически не хватать, что поставит под вопрос само сохранение системы социального обе��печения. Пока в Европе ещё работают те многочисленные поколения, которые были рождены на демографическом буме после Второй мировой войны, и это делает возможным поддержание высоких социальных стандартов. Но когда они уйдут на пенсию, ситуация коренным образом изменится, так как сокращение работоспособного населения станет катастрофическим. Поэтому судорожные действия европейских политиков, направленные на повышение пенсионного возраста и пересмотр схем поддержки инвалидов и пенсионеров, связаны с попыткой задержать на максимально возможный срок падение высокого уровня стандартов и потребления, за которым неизбежно последует его быстрый обвал. В этих условиях важнейшим фактором предупреждения такого обвала становится постоянный приток иммигрантов. Как указывал пресссекретарь Международной организации по миграции Жан-Филипп Шози, «без легальных иммигрантов европейцам придётся удлинить свой рабочий день, уходить на пенсию в более солидном возрасте и, возможно, лишиться части государственной пенсии и оплаченных медицинских услуг, а всё потому, что меньшее число работ18

ников будет платить налоги и поддерживать социальную систему»4. В одном из секретных докладов французского правительства ещё в начале 2000-х годов, например, указывалось, что у Европейского союза нет альтернативы призванию 75 млн мигрантов5. При этом французские эксперты признавали, какие это породит проблемы в создаваемом расовом обществегибриде. Миграционная ситуация в Европе приняла крайне острый характер в силу того, что на неё наложился религиозный фактор. В итоге миграция и ислам слились здесь в единую проблему, которая назревала подспудно. Наиболее мощный поток мигрантов хлынул в Европу в конце 80-х – начале 90-х годов, будучи обусловлен общемировыми геополитическими переменами, дестабилизацией мирового рынка труда и переходом бизнеса к неолиберальной стратегии. Миграционные потоки приобрели стихийный характер, а самих мигрантов стали рассматривать как беженцев. В настоящее время на европейском континенте ежегодно официально ищут убежище около 400 тыс. человек, а через различные нелегальные каналы сюда выезжает более 500 тыс. мигрантов6. Общая численность нелегальных мигрантов в Европе, по разным оценкам, составляет от 5 до 7 млн человек. Это приблизительные оценки, так как официальной европейской статистики о численности нелегалов не существует. Наибольшее число незаконных иммигрантов сосредоточено во Франции, Германии, Италии, Испании, в каждой из которых их насчитывается до 1–1,5 млн, а ежегодно число возрастает на 100 тысяч. Основной поток их шёл и продолжает идти из Северной Африки через Марокко и Гибралтар в Испанию, а от-

туда – в другие страны вплоть до Нидерландов. Другой поток направляется из Турции и Курдистана через Грецию и Албанию в Италию. Так что Италия и Испания являются главным «перевалочным пунктом». Рекордным для Европейского союза в этом плане стал 2011 год, год «арабских революций», когда только за первые девять месяцев было зафиксировано почти 113 тысяч незаконных пересечений границ ЕС7. В итоге общая численность мигрантов-мусульман в Европе уже к 2000 году резко возросла, и, хотя точно определить её невозможно (в официальных опросах во многих европейских странах религиозная принадлежность не учитывается), по данным различных организаций, их от 15 до 25 млн человек. Наибольшее число их во Франции (до 8 млн человек, 9% населения), в Германии (от 3 до 3,5 млн, 4%), в Великобритании (3,3 млн, 4%), в Нидерландах (1 млн, 5%). Но как бы ни расходились данные, речь идёт об интенсивном процессе превращения мигрантов-мусульман в важнейший элемент европейского общества, начавшего работать на его дезинтеграцию. Поскольку плодовитость мусульман в два-три раза превышает плодовитость европейцев, численность их через 20–30 лет удвоится, что крайне обострит этнодемографические проблемы. Очень характерна в этом отношении ситуация в Великобритании. Численность мусульман – выходцев из Пакистана, Индии и Бангладеш – оценивается здесь в 2 млн человек, причём численность родившихся уже в самой Англии составляет не менее 50% этого числа. По данным демографов, средняя семья из Индостана имеет 5 членов против 2,4 у британцев, и в настоящее время


азиатское население здесь насчитывает больше людей моложе 16 лет, чем белое население, так что в скором времени оно должно удвоить свою численность. Для любого демографа является аксиомой, что, если миграция продолжается в больших масштабах в стране, где коренное население не воспроизводится, это ведёт к глубокой модификации этнической структуры и может поставить под сомнение национальную идентичность страны. Уже сейчас в Европе происходит глубокая этнокультурная перестройка, ведущая к крайнему обострению социальных противоречий и межнациональных проблем, поляризующих общественное мнение. Как указывал ещё в начале 2000 года уже цитируемый нами А. Рар, Европа «всё больше и больше будет похожа на melting pot, на котёл. Этим процессом управлять невозможно… Полагаю, что европейцам будет достаточно сложно удержать то, что есть. Мы видим, как социальные системы Европы начинают трескаться по швам. Не исключено, что нас ждёт крупная катастрофа, когда в двух-трёх европейских странах рухнут социальные системы, что может привести потом к разрушению какихто экономических систем… Справится ли Европа как целое с этими проблемами лучше, чем отдельные страны в одиночку, сказать трудно»8. Однако, несмотря на крайне негативные последствия миграционной политики в странах Запада, их правящие круги никогда не пойдут на какое-либо серьёзное изменение ситуации. Они будут делать красивые и смелые заявления (о «провале политики мультикультурализма»), совершать показательные антииммигрантские акции (изгнание цыган из Франции), вводить определённые ограничения

на миграцию, обусловливая легализацию изучением местного языка и культуры, и т.д. Но ключевое направление будет сохранено, так как ставка на мигрантов – это стратегическая линия транснационального класса, отвечающая его коренным интересам. В связи с этим можно выделить следующие «выгоды» этого явления. 1. С о ц и а л ь н о - э к о н о мическая. Всеобщая либерализация, распространяемая на сферу производства, торговли и финансов, привела в крайне подвижное состояние и мировой рынок дешёвой рабочей силы. Общеизвестно, что современную эпоху, начиная с последней четверти ХХ века, называют «эрой миграции». Кардинальные изменения в масштабах и структуре мировых миграционных потоков вследствие глобализации и крайнего обострения неравенства экономических возможностей привели к формированию принципиально новой миграционной ситуации, при которой можно говорить уже о своеобразной «нации мигрантов», или «новых кочевниках». Характерными чертами этого процесса стали усиление роли диаспор в развитии и отправляющих, и принимающих стран, формирование «миграционных сетей», определяющее значение экономической миграции, внутри которой неуклонно растёт нелегальная, вынужденная миграция, увеличение значимости миграции в демографическом развитии и, наконец, двойственный характер миграционной политики на всех уровнях. В результате мигранты начинают занимать целые экономические ниши и отрасли национальной экономики принимающих стран. Вместе с тем всё большую роль играет внутренний рынок труда транснациональ-

ных компаний, который характеризуется частым перемещением работников между странами. Так, менеджмент компаний превратился уже в чисто транснациональный класс. Таким образом, по всему миру рабочая сила движется к местам её наиболее выгодного использования, а капитал – к районам сосредоточения дешёвого труда. В итоге миграция в реальности превращается в орудие построения «цивилизации кочевников». По данным Международной организации труда, из 175 млн мигрантов мира 56 млн живут в Европе, из них 27,5 млн осуществляют здесь экономическую деятельность. В некоторых странах Европы, например в Люксембурге и Швейцарии, доля иностранцев в общем количестве рабочей силы достигает 25%9. В основном они занимают рабочие места, не пользующиеся спросом местных работников. Это грязная, тяжёлая работа, не требующая квалификации (во Франции 25% их заняты в строительстве, 1/3 – в автомобилестроении на конвейерной сборке, в Бельгии 50% работают в угольных шахтах), работа низкой и средней квалификации в сфере услуг, работа по уходу и обслуживанию в частной сфере, наконец, сезонные работы в хозяйстве и сфере туризма. При этом они явно дискриминированы по сравнению с местными рабочими (низкая зарплата, более продолжительная рабочая неделя и пр.). И хотя в последние годы во многих странах уже появляется слой достаточно состоятельных образованных мусульман, который называют средним классом, для большинства условия социального развития остаются крайне трудными, что выражается в первую очередь в высоком уровне безработицы и неполной занятости (особенно среди молодёжи), в от19


сутствии социальной инфраструктуры и т.д. Естественно, общественное положение определяет и политический выбор, и социальную позицию, поэтому так популярны среди молодёжи фундаменталистские течения, придающие проблеме бедности не столько социальный, сколько религиозный характер. Многочисленный и практически неконтролируемый сегмент мирового рынка труда образуют нелегальные мигранты, которые, по данным Международной организации труда, составляют около трети всех международных мигрантов. Они заняты преимущественно в мелком или

да, Франция и Германия (от 14,9% до 16,3%)10. Особенно быстро теневой сектор стал расти после кризиса 2008 года. Наиболее значимый сегмент этой нелегальной экономики Европы представляет наркоторговля, главной перевалочной базой которой является «независимое» Косово, где правят марионетки албанской мафии. Уже в начале 90-х годов албанские преступные структуры, действовавшие под покровительством немецких и американских спецслужб, контролировали около 70% рынка героина в Германии и Швейцарии11. Сегодня их по-

в которую вовлечены косовские албанцы, болгарская и турецкая мафии, чешские курьеры, английские дилеры и мафия Италии, включая Соsa Nostra12. Но все они являются лишь низшим звеном наркомафии, представляющим собой влиятельную общеевропейскую межгосударственную структуру, имеющую крепкую опору в спецслужбах и выполняющую роль «невидимого менеджера» в правительствах европейских стран, активно воздействующего на их геополитику. И нелегальная миграция представляет в этом отношении для неё незаменимый ресурс, из ко-

теневом секторе экономики, масштаб которого растёт во всех странах. Так, по официальным оценкам Еврокомиссии, он достигает в отдельных европейских странах от 8 до 30 % ВВП, а в целом по Европе – 20%. Если не учитывать Восточную Европу, то к странам с наибольшим теневым сектором относятся Греция (30–35%), Италия (27,8%), Испания (23,4%) и Бельгия (23,4%). Среднее положение занимают Ирландия, Кана-

зиции крепки как никогда. Наркотики идут из Юго-Восточной Азии (Афганистана и Пакистана), перерабатываются в Турции, а затем через так называемый Балканский маршрут (бывшая Югославия – Косово) и Чехию направляются в другие страны Европы. Через порты канала Ла-Манш, контролируемые албанцами, наркотики поступают в Великобританию. Таким образом, наркоторговля охватывает крайне разветвлённую сеть,

торой в теневую армию перевозчиков рекрутируются всё новые члены, поставленные фактически в безвыходное положение. 2. Ц и в и л и з а ц и о н н а я «выгода». Дело в том, что, хотя ислам и представляют как религию, глубоко противоположную современным западным ценностям, в своих ключевых установках он хорошо согласуется с нормами общества потребления, что делает его удобным союз-

20


ником транснациональных элит в их борьбе против христианства. По сравнению с последним ислам имеет низкий порог того, что считается грехом, и в нём отсутствует дисциплина покаяния. Это «религия комфорта», которая позволяет, с одной стороны, жить по своим похотям, а с другой – оставаться в мире с Богом. Поэтому когда мусульманин оказывается в западном мире, в котором потребительские ценности доминируют над всем остальным, он приспосабливается к этой реальности без особых психологических травм. Начиная с конца 90-х годов подспудно среди широких кругов европеизированных мусульман вырабатываются новые компромиссы с западными моделями. Происходит активное обуржуазивание ислама, в результате которого складывается новая религиозная конфигурация, названная французским исследователем П. Хэнни «рыночным исламом»13. Наиболее яркими проявлениями его стали следующие. Во-первых, формируется индивидуалистическая религиозность, которая крупным коллективистским проектам предпочитает достижение личных целей. Стремление к возрождению халифата, к применению шариата, к политическим завоеваниям и социальным реформам перестают быть приоритетными ценностями, их заменяет забота об индивидуальном уважении религиозной нормы, которое не противоречит идее материального благополучия. В итоге вместо поиска цивилизационной альтернативы рыночный ислам поощряет установку на достижение личного благополучия, самореализации и экономического успеха. В результате этого формируется «позитивно мыслящий» мусульманин с гедонистическим поведением, открытый новым веяниям

модной синкретической духовности (с включением элементов Нью-эйдж и др.). Во-вторых, если раньше процесс исламизации характеризовался тесным взаимодействием религиозного и политического начал, то сегодня религиозное начало всё больше смещается в экономическую сферу. Этот процесс меняет менталитет мусульман, порождая новые категории мышления, позволяющие включать в исламскую этику элементы этики протестантской. Таким образом, закладываются основы своеобразной исламской «теологии процветания», которая обосновывает возможность завоевать западный мир не с помощью оружия или показной набожности, а с помощью эффективности и конкуренции. В-третьих, в результате этого происходит утверждение на религиозной почве предпринимательского духа, в котором доминирующей ценностью становится успех. Для молодого поколения мусульман, «обработанных» современными теориями менеджмента, ислам из воинствующей религии превращается в идеологию денег. Изучаемые этим поколением концепции управления эффективностью производства формируют у него новые идеалы буржуазного индивидуализма и богатства, которые призваны заменить прежние политические идеалы, оказавшиеся неэффективными для победы над западным миром14. Наконец, в-четвёртых, происходит уже не радикальная, а неолиберальная политизация ислама, которая крайне выгодна транснациональным элитам. Дело в том, что рыночный ислам подготавливает не установление исламского государства или шариата, а ту самую приватизацию государства, которая полностью демонтирует «государство благосостояния». Целью нового ислама

является не восстановление халифата, а создание мощной сети гражданских общин, модель отношений которых с государством очень напоминает проект американских фундаменталистов, предусматривающий передачу полномочий государственных служб частным религиозным институтам. Таким образом, в тени изобретённой англо-американцами концепции «столкновения цивилизаций», позволяющей в геополитических терминах описывать ислам как «ось зла», скрывается совсем другой процесс – поощрение и использование транснациональными элитами рыночного ислама для полного демонтажа социального государства в европейских странах. Если классические исламисты связывали свою судьбу с построением государства-нации (порождения ХIХ века), то нынешние «новые мусульмане» утверждают ценности «религии денег», работая на дезинтеграцию европейского общества. 3. Геополитическая «выгода». Для транснациональных элит крайне важно, чтобы в Европе существовали постоянные очаги напряжённости, которые можно разжигать в любой момент, когда какое-либо из правительств захочет выйти за чётко очерченные им рамки действий и попытаться осуществлять такой политический курс, который согласуется с национальными интересами. Запуская в Европу огромные массы мусульман, корпоратократия получила в свои руки удобное оружие для контроля за политической и социальной ситуацией, которое действует тем эффективнее, что в европейские умы начиная с 90-х годов последовательно вбивают мысль о неизбежном «столкновении цивилизаций». Идея «столкновения цивилизаций», автором которой считается С. Хантингтон, в действительности была «изо21


бретена» английским востоковедом Бернардом Льюисом (Bernard Lewis). В годы Второй мировой войны он служил в военной разведке Великобритании, в 60-е годы стал экспертом Королевского института международных отношений, а в начале 70-х годов переехал в США и, став профессором Принстонского университета, сотрудничал с З. Бжезинским, бывшим тогда советником по национальной безопасности в администрации Дж. Картера. Впервые он употребил данное выражение ещё в 1957 году после Суэцкого кризиса, пытаясь представить ближневосточную проблему как конфликт не между государствами, а между цивилизациями. Затем эта идея была развита в его статье 1990 года «Корни мусульманской злобы», в которой ислам был описан как реакционная, не поддающаяся модернизации религия, питающая ненависть к Запа-

ду, ценности которого выражены иудеохристианством. Таким образом, объединив христианство и иудаизм в единое целое, Льюис дал научное обоснование союзу Запада и Израиля против ислама, хотя за всем этим стояли геостратегические интересы США. Вместе с тем, применив понятие «иудеохристианство», Льюис точно охарактеризовал современный западный мир (и неслучайно позже в одной из своих статей он уточнил, что врагом ислама является не западная цивилизация, но западная демократия). Под «иудеохристианством» надо понимать не традиционное западное христианство, но тот особый путь развития, по которому пошёл Запад, восприняв ценности иудейской денежной цивилизации. С конца 90-х годов выражение «иудеохристианская традиция» стало всё шире применяться сначала в науч-

ных, а затем и политических кругах Европы в качестве лозунга для культурной мобилизации европейцев и для обеспечения их поддержки Израиля. Учитывая мощь еврейского капитала и влияние произраильского лобби на европейскую политику, можно утверждать, что с помощью мигрантов-мусульман здесь фактически воспроизводится модель противостояния «сионизм–исламизм», существующая на Ближнем Востоке. Неслучайно и национальнопатриотическая тематика, присутствующая в Европе, развивается преимущественно в поле противостояния с исламом и исламизмом как главной «угрозой европейской идентичности». В этих условиях националистический лагерь солидаризируется с европейским сионизмом, что приводит к складыванию нового национализма протестантско-сионистского образца, ярким символом которого стал Брейвик. Понятно, что это способствует значительному обострению противостояния и создаёт благоприятные условия для развязывания столкновения радикального ислама с националистами в любой момент, когда это понадобится истинным хозяевам Европы. Нельзя забывать, что обе стравливаемые силы являются в реальности продуктом западных спецслужб, и жертвой этого столкновения станут все – и евреи, и иммигранты с Востока, и европейцы.

1 http://demoscope.ru/weekly/2009/0359/barom03.php 2 http://crisis-blog.ru/documents/1287.html 3 http://rusmir.in.ua/rus/2476-vymiranie-evropy.html 4 Цит. по: Зубкова. Нелегальные иммигранты – благо для Европы // Иностранец. – 2002. – 21 мая. – № 17 // http://www.inostranets.ru/ cgi-bin/materials.cgi?id=11299&chapter=10 5 Уткин А. Полюс богатства против полюса населения // НГ. – 2003. – 26 марта. – № 59 (2896). 6 На авансцене – иммиграция // Европа: Электронный журнал Европейского союза. – 2002. – Июнь // www.eur.ru/em/23/eeu02-07. htm 7 http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1321686240 8 Рар А. Германский совет по внешней политике: Европу ждёт катастрофа // Эксперт-Forum index // www.expert.ru/forums 9 Косенко О.И. Иностранцы на рынке труда // Стратегия России. – № 10. – ноябрь 2010. //http://sr.fondedin.ru/new/fullnews_arch_to.p hp?subaction=showfull&id=1290498889&archive=1290499075&start_from=&ucat=14& 10 Теневая экономика и экономическая преступность // http://polbu.ru/shadow_economy/ch02_all.html 11 Сенченко Н.И. Албанская и афганская наркоторговля при участии спецслужб США // Русский мир. – 20.01.2011. 12 Овчинский В. Война миров. “Независимость” Косово в зеркале теневой политики // http://www.contrtv.ru/common/2651/ 13 Haenni P. L’islam de march?. L’autre r?volution conservatrice. – P.: ?ditions du Seuil, 2005. – P. 8–9. 14 Как выразился бывший руководитель Независимой ассоциации промышленников и предпринимателей Турции Ерол Ярар, “мы должны стать богатыми, мы должны ещё больше работать, чтобы стать ещё более богатыми, чтобы быть сильнее неверных”.

22


О наболевшем Г.М. Шиманов, публицист

ЗДОРОВАЯ СЕМЬЯ КАК УСЛОВИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ От состояния русской семьи зависит, быть или не быть России. А почему? По той причине, что больная семья рождает больных детей. Больных как в нравственном, так и в физическом отношении. Больная семья рождает детей, не способных вырасти в полноценных граждан России, её созидателей и защитников. Более того: больная семья малоплодна. Она является главной причиной демографической катастрофы русского народа. Да и не только русского. Сегодня едва ли не все европейские народы вынуждены уступать свою национальную территорию переселенцам из Азии и Африки, без привлечения которых в свою хозяйственную жизнь уже не могут обходиться. Не могут обходиться потому, что рождаемость у европейских народов низкая и продолжает сокращаться, а в результате не хватает собственных рабочих рук, для того чтобы обеспечивать привычный уровень жизни пенсионеров. А от соседства с гастарбайтерами коренные жители страдают чем дальше, тем больше. Страдают потому, что переселенцы образуют на их территориях свои национальные общины, являющиеся, по существу, государствами в государстве. Переселенцы захватывают постепенно всё более важные позиции в странах их проживания и

терроризируют разрозненное местное население. Впереди, если так будет продолжаться и дальше, десятки новых Косово на территориях России и других государств Европы. Вот что такое больная семья. Это главная причина катастрофы европейских народов. Или, во всяком случае, одна из главнейших. У нас пишут в газетах о разгуле преступности в России, о небывалой ещё продажности представителей власти. О миллионах не родившихся детей, убиваемых ежегодно русскими женщинами в их утробах. Пишут об армии беспризорных детей, об армии русских проституток, заполонивших просторы Европы и Ближнего Востока. У нас пишут о бегстве из нашей страны учёных, и не только учёных. Но почему-то никто не связывает эти (и многие другие) позорные явления с их глубинной причиной – с расстройством русской семьи в самих её основах. Причину несостоятельности нашей семьи видят обычно в её нищете, хотя на самом деле это далеко не так. Главная причина нашей беды в нашей бедности духовной. В непонимании тех духовных основ, на которых только и может строиться здоровая семья. В странах Запада, где материальный уровень жизни достаточно высок, семья фактически так же малоплодна, как и в русском народе. Хуже того: сам институт семьи там

начал уже отмирать. Как, впрочем, и у нас. С каждым десятилетием всё больше людей, способных к брачно-семейной жизни, отказывается от неё, предпочитая свободные половые связи. Не обязывающие партнёров ни к чему. И это неудивительно: перспектива подвергнуться пыткам, на которые обрекает человека современная семейная жизнь, отпугивает людей. Больная семья калечит не только детей, она калечит самих супругов. Это одна из главных причин мужского пьянства и стремления жён вырваться из семьи на работу вне дома. Ниже я попробую изобразить главные устои здоровой семьи и объяснить, почему без них семья обречена на разрушение. ПЕРВЫМ КРАЕУГОЛЬНЫМ КАМНЕМ ЗДОРОВОЙ СЕМЬИ является общая вера её членов во всемогущего и праведного Бога. Эта вера есть сила духоподъёмная. Она спасает человека от опускания на четвереньки в нравственном отношении, в каковом состоянии он становится уже не способным на брак. Но эта общая вера членов семьи в праведного Бога не только поднимает их в нравственном отношении. Она, кроме того, даёт им основу для общего понимания ими смысла их жизни и правильного её строя. То есть основу для их взаимопонимания. 23


Общая вера в Бога творит духовное единство семьи, без которого семья перестаёт радовать её членов и превращается в унылую прозу и обузу. Нет духовного единства в семье – и её члены замыкаются каждый в себе или ищут сомысленников на стороне. Вот почему на полноценный брак способны далеко не все, а только праведно верующие в праведного Бога. А остальные строят правильно свои брачно-семейные отношения лишь в той мере, в какой бессознательно приближаются к этому правильному духовному строю. Согласно православному вероучению, Бога надо любить больше, чем своего мужа или свою жену. Больше, чем любят родители своих детей, а дети родителей. В этом случае брачная любовь не увядает, но питается благой силой Бога. И в неё не проползает червь измены. В этом случае и любовь родительская, а также сыновняя и дочерняя будут любовью в Боге, неиссякаемой и недоступной для проникновения в неё ни родительского эгоизма, ни сыновнего и дочернего равнодушия. ВТОРОЙ КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ ЗДОРОВОЙ СЕМЬИ – это отчётливое понимание супругами иерархической природы брака. Это понимание разрушено в наше время почти полностью. Согласно православному вероучению, жена сотворена Богом равной мужу по своей человеческой ценности, но не равной ему по своей роли в общей их жизни. Она создана помощницей и советницей своего мужа, но не равной ему по власти в семье. И только при таком сочетании равенства и неравенства между супругами возможны лад и любовь. Иерархия является условием семьи как единого целого. Условием высших отношений 24

между супругами, когда жена

чальном, который оказывает-

Образцовая семья последнего императора России

отдаёт себя мужу, а он сознаёт свою власть над нею сопряжённой с его ответственностью перед Богом и перед женою. В этом случае жена тоже ответственна перед Богом и мужем за правильный строй общей их жизни. Но эта её ответственность, соединённая с её сознательным подчинением мужу, увеличивает его ответственность, а не сокращает её, как это происходит в безблагодатном двуначальном браке, где каждая сторона тянет в свою сторону и порождает тем самым непонимание и раздражение другой стороны. Равноправие супругов провоцирует скрытную или явную их борьбу за торжество их собственного понимания той или иной вещи. Или даже за торжество их личного интереса. В этой борьбе увядают лучшие их чувства и надежды, с которыми они вступали в брак. Увядают и исчезают с большей или меньшей скоростью, а то и сменяются откровенной взаимной враждою, завершающейся разводом. А вот в единоначальном браке, если он строится правильно, происходит нечто противоположное тому, что происходит в браке двуна-

ся браком, по существу, безначальным. В иерархическом браке происходит стягивание и соединение супругов в одно целое при сохранении ими своих лиц. Более того. В иерархическом браке сами лица мужа и жены приобретают высокие черты, потому что в отношениях между ними совершается нечто высшее и благодатное. Отдавая себя мужу, жена приобретает себя из его рук в лучшем виде, чем была до этого. А он, получая от неё этот подарок, оказывается в вечном долгу перед нею. И, владея ею, старается благодарить её всем лучшим, что только в нём есть. В таком браке происходит и дарение себя, и благодарение за это. И всё это под знаком вечности. А любовь только тогда любовь, когда она совершается под знаком вечности. Праведная жена для праведного мужа – это благодать Божия. Такая жена связывает своего господина изнутри, не лишая его при этом ни свободы, ни власти. И это чудо любви. Здесь самая большая свобода супругов сопрягается с самой большой их ответственностью. Но это чудо возможно только в том случае, если


супруги праведны. Или, по меньшей мере, стремятся к праведности. А если этого нет, то иерархический брак оказывается фикцией и трагедией, главным образом для жены. Ибо власть мужа над женою без его ответственности перед Богом и перед нею – это безумие. Это не власть, а самодурство. И подчинение жены такому самодуру – это тоже безумие и трагедия её жизни. Однако и для мужа обладание неправедной женою есть тоже трагедия для него, потому что такое обладание фиктивно. Вот почему так велика роль религии и религиозного воспитания для возрождения русской семьи. Без помощи Бога и без опоры на Него, без ответственности перед Ним семья обречена на разруху и последующее исчезновение из народа. А вслед за нею обречён на исчезновение и сам народ. Отмечу ещё, что борьба между супругами калечит не только их самих, но и в не меньшей степени их детей. Дети страдают, когда обнаруживают разлад между своими родителями. А затем к этим страданиям добавляется ещё и нравственная порча детей. Разногласия между родителями разрушают их авторитет в глазах детей и приучают их вести себя в семье так же независимо от общих её интересов, как ведут себя их родители. Обратим внимание и на такое ещё обстоятельство. В праведном браке ни воля, ни разум жены в её зависимом от мужа положении не отмирают, а, наоборот, развиваются в полную силу. Это подобно тому, как детский умок в зависимом от родительского ума состоянии не ослабевает, но, наоборот, питаемый силой ума родителей, развивается правильно, а предоставленный самому себе – дичает.

И точно так же дичает женский ум, если он отрывается от, как правило, более организованного по своей природе ума мужского. Мне могут возразить, сказав, что женский ум по своей природе не отличается от ума мужского; а если и отличается в настоящее время меньшей развитостью, то лишь по причине закрепощения женщин в прошлом. Да и не только в прошлом. Это возражение подкрепляется ещё тем обстоятельством, что за последние десятилетия женщины в т.н. развитых странах приобретают всё больше мужские психические черты, а мужчины, наоборот, их утрачивают. И это размывание характерных черт двух полов усиливает позиции сторонников полного равенства мужчин и женщин. Однако если мы свяжем ослабление характерных черт двух полов с общим состоянием народа, в котором такое ослабление происходит, то увидим, что народ, допускающий это ослабление, начинает вырождаться не только нравственно, но и физически. Равенство женщин с мужчинами разрушает народ и расчеловечивает как мужчин, так и женщин. Вот какой ценой достигается успех по этой части. В ходе всё большего исчезновения духовных половых особенностей мужчины утрачивают свои высшие мужские черты, среди которых одна из главнейших – сознание своей ответственности за состояние своей семьи и за состояние общества. Мужчины превращаются в безмозглых обывателей, попускающих преступникам хозяйничать в обществе. И даже в своей собственной семье они становятся неспособными наводить должный порядок. Сегодня мужчины в лучшем случае только добытчики, хотя и по этой части они всё чаще отстают от своих жён.

А вслед за мужчинами утрачивают свои высшие женские качества и женщины. В погоне за своим личным успехом они приобретают низшие или средние мужские черты, связанные с работой вне дома. Работая вне дома, они оказываются, как правило, в зависимости опять-таки от мужчин, но уже не от своих мужей, а от посторонних мужчин-руководителей. Что вынуждает их нередко уступать их сексуальным домогательствам, а то и сознательно делать карьеру в постели с начальством. И чем сильнее конкуренция за выгодные служебные места, тем чаще это происходит. Но если даже дело не доходит до этого, то сама зависимость женщин от руководителей-мужчин и сама их физическая и психическая близость с другими мужчинами, неизбежная при общей работе с ними вне дома, есть обстоятельство, отчуждающее их от семьи и разрушающее доверие к ним со стороны их мужей. При этом женщина может вести себя безупречно в своём рабочем коллективе, и сам коллектив может быть безупречным в нравственном отношении. Однако для мужа он есть нечто закрытое для него, а потому и нечто сомнительное. И точно так же для жены работа мужа в закрытом для неё коллективе, где он находится в течение рабочего дня вместе с неизвестными ей женщинами, есть обстоятельство, порождающее у неё подозрительность и далеко не всегда неоправданную ревность. У нас не принято обращать внимания на подобные «мелочи», порождаемые так называемым женским освобождением, которое потянуло за собою молодёжное и даже детское «освобождение». Сегодня в США, как рассказывала мне одна американка, 25


действует закон, согласно которому мама не имеет права заставить свою дочь вымыть, например, посуду. А если она её заставляет, то дочь берёт телефонную трубку и звонит в соответствующую службу, которая предупреждает родительницу, что её будут судить, если она не откажется от насилия над своим ребёнком. Телефонные номера этой службы сообщают всем детям в школах, где их учат не бояться отстаивать свои права перед родителями. Логика разрушителей семьи понятна: сначала лишить семью духовной её основы, которая возвышает членов семьи нравственно и объединяет их идейно в одно целое. Затем лишить силы и авторитета мужа, этого коренника семьи. Затем лишить силы и авторитета мать. После чего лепить из детей, как из мягкого воска, всё более откровенных эгоистов, управлять которыми сильным мира сего намного легче, чем управлять людьми, заботящимися об обществе. Ибо эгоисты продажны, их легко противопоставлять друг другу, ими легко манипулировать. Итак, женское равноправие – это вторая, после безбожия, причина разрушения русской семьи. И, наконец, ТРЕТИЙ КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ ЗДОРОВОЙ СЕМЬИ. Это её настроенность на созидание вокруг себя духовно родственной ей среды. Дело в том, что здоровая семья невозможна в больном обществе. Она заражается его ядами и тоже заболевает. А современное общество – это больное общество, насыщенное эгоизмом и жаждой всё большего материального успеха. Это общество, не сознающее, в какую нравственную бездну этот господствующий в нём дух его затягивает. Вот почему здоровая семья, если она хочет сохра26

нить своё здоровье, должна наращивать вокруг себя здоровую среду, защищающую её от ядов больного общества. И не просто здоровую в нравственном отношении, а среду, родственную ей в религиозном и национальном отношении. Если эта родственная семье среда будет аморфной, то она будет слабой, и польза от неё будет невелика. Поэтому семья нуждается не просто в родственной ей среде, а в среде эффективно организованной. И чем лучше будет организована эта среда, тем больше она приблизится к правильно организованной национальной общине. Национальная община есть наилучшая среда для жизни и совершенствования семьи. Национальная община – это своего рода большая семья, состоящая из множества малых семей. Сила национальной общины в правильной духовной ориентации её членов и в практической их взаимопомощи. Чем сильнее община, тем сильнее каждый её член. Здесь уместно ещё заметить, что главенство мужа в семье невозможно без, с одной стороны, поддержки этого главенства авторитетом и всей силой национальной общины и, с другой стороны, без контроля за мужем, осуществляемым за ним всей общиной. Как дети должны подчиняться родителям, как жена должна подчиняться мужу, так и муж должен подчиняться нормам жизни своей национальной общины и её воле. Самодурство мужа должно наказываться, и наказываться эффективно. По мере количественного роста национальных общин должны возникать их объединения районного, областного и краевого масштабов, усиливающие каждую отдельную общину. А далее – объединение их в общенациональном масштабе.

Как всякое живое тело состоит не непосредственно из атомов, а из их объединений в молекулы, клетки и разные органы, так и народ. Если народ находится в атомизированном состоянии или близком к нему, то это не высшее его состояние, а самое низшее. Это предсмертное его состояние. Поэтому все нравственно живые его представители, сознающие описанные выше зависимости, должны искать ещё живых в нравственном отношении соплеменников, чтобы вместе с ними возрождать правильный строй своего народа. И не просто возрождать, но создавать его во многом заново в более совершенном виде, потому что прежняя его орга��изация оказалась не способной сохранить его от разрушения. Итак, повторю всё сказанное кратко: Больная семья порождает больных людей, не способных ни созидать Россию, ни защищать её от её врагов. Условиями здоровой семьи являются: праведная вера её членов в праведного Бога, правильная иерархия в организации семьи при полном равенстве всех её членов по их человеческой ценности и общая их настроенность на созидание своей национальной общины и всего своего народа. Все эти три темы нуждаются в дальнейшем раскрытии, особенно тема национальной общины в современных условиях. Но думается, что и сказанного достаточно, для того чтобы понять, что национальная безопасность России зависит от того, возродится ли русская семья духовно. Ибо без духовного возрождения русской семьи не возродится русский народ, а без возрождения русского народа, этой основы России, Российское государство обречено на катастрофу. И никакие внешние его успехи, если даже они будут достигнуты, его не спасут.


Духовное измерение экономики Н.В. Сомин, к. физ.-мат. н.

Стяжание и служение Про русский национальный менталитет написана масса статей, сказано много умных слов. Но сейчас мы на грани гибели. И спастись мы можем только став самими собой. И потому глубинная суть русского менталитета должна быть наконец-то выяснена просто и ясно. Настоящая статья – попытка это сформулировать. I. Есть две различные жизненные установки, так сказать, два модуса социального бытия. Первый: личность, её свобода и независимость ставятся на первое место; общество – лишь некая среда обитания, должная обеспечивать личности максимальную свободу. Второй: личность, индивид чувствует себя частью, клеточкой общественного организма; обществу как целому даётся приоритет перед составляющими его индивидами. Собственно, этими модусами всё разнообразие и исчерпывается. Хотя можно мыслить множество промежуточных, смешанных форм, но как «идеальные типы» Вебера социальных жизненных установок только две. И потому перед русским человеком встаёт проблема выбора, а не придумывания чего-то третьего. II. А теперь попробуем разобраться в сути этих установок. Первая, личностная, установка – это кредо индивидуалистичного сознания. А индивидуализм, как известно, легко переходит в

эгоизм, в желание как можно больше получать, приобретать. Для такой личности стяжание начинает играть роль смысла жизни – сначала стяжание материальных благ, а потом – власти. Поэтому общество, исповедующее личностную установку, неизбежно приходит к обществу-рынку, на поле которого совершается развитие всех людских эгоизмов. Вторая, общественная, установка свойственна коллективистскому сознанию. Нельзя сказать, что у коллективистов нет личности. Скорее наоборот, это личности, но в более высоком смысле – личности, которые сознательно, по любви к другим жертвуют своими хотениями. Коллективистами прежде всего движет идея служения – Богу, людям, обществу, стране, нации, общине. И именно в этом они находят свою самореализацию. Нас прежде всего будет интересовать моральная сторона обеих модусов поведения. А точнее – их нравственная оценка со стороны христианства. Зачастую богословы любят говорить о том, что нет ничего важнее человеческой личности, что она является микрокосмом, как бы вмещает в себя весь мир, что ради спасения каждой личности Сам Господь пришёл на землю и отдал Свою жизнь. И всё это верно. Но нисколько не доказывает, что индивидуалистическая установка – христианская. Ибо мы, христиане, должны следовать Христу. А Христос как раз пожертвовал Собой – в полном соответствии с установкой

на служение. Индивидуалистическая же установка, наоборот, является следствием падшести человеческой, его отхода от Бога. Но Христос призывает нас преодолеть эту падшесть. И не только призывает, но и даёт для этого средство – Церковь. «Но индивидуалистская установка даёт такую прекрасную вещь, как свободу!» – восклицают её апологеты. Но в том-то и дело, что Господь даёт человеку свободу для того, чтобы он использовал её для служения Богу и ближнему. Человек как бы должен как бы конвертировать данную ему свободу в служение. Но падший человек упорно желает ресурс свободы использовать для себя любимого. И естественно, чем больше свободы, тем больше её можно конвертировать в свои удовольствия. Ясно, что в этом случае большая свобода вредна. «Но разве не сказал апостол Павел: «К свободе призваны вы, братия» (Гал., 5:13)»? – возражают нам. Но что подразумевает апостол Павел под свободой? Свободу от греха. А вовсе не свободу поступать как хочешь. Наоборот, Павел считал, что человек должен реализовать данную ему Богом свободу, отдать её на служение ближним. Вот его замечательное высказывание: «Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобресть: для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобресть Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобресть подзаконных; для чуждых закона – как чуждый зако27


на, – не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, – чтобы приобресть чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобресть немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его» (1 Кор., 9:19–23). Пожертвовать своей свободой ради ближнего, послужить ему – вот о чём говорит апостол Павел, вот каков подлинный путь следования за Христом! Однако, несмотря ни на какие доводы, индивидуалистическая установка оказывается столь желанной, что даже в христианской литературе стали появляться работы, оправдывающие её (пусть пока несмело). Самому индивидуализму придают благородную цель – максимально полное развитие личности. Однако такая цель – не христианская. Цель жизни христианина другая – служение Богу. И если она действительно соблюдается, то Господь по своей великой милости жалует своим людям благодать, дающую в том числе и гармоническое развитие личности. Самочинное же стяжание «гармонии» – путь опасный, чреватый уклонением в тёмную духовность. Таким образом, несомненно, что путь служения и путь либерал-стяжания – нравственные антиподы. Первый – спасителен, а второй – гибелен. III. Люди на разные лады всё время исполняют два лейтмотива – стяжание и служение. Они предстают как две категории бытия, как два полюса социальной жизни. Впрочем, они могут, и даже очень часто, сосуществовать и в одном индивиде. «Широк человек. Я бы сузил», – сказал Достоевский. И в полной мере проблема выбора одной 28

Стяжание

из альтернатив относится к русскому народу. Кто мы? Европейцы или азиаты? Ни те и ни другие: мы – особая русская цивилизация, которую Господь призывает реализовать не только храмовое христианство, но и христианство в масштабах социума. И для этого Он поставил наш народ в столь тяжёлые природные и геополитические условия, чтобы в нас в максимальной степени проявилась идея служения. И в самом деле, по формулировке нашего замечательного историка Л.В. Милова, русский социум – общество «с минимальным объёмом совокупного прибавочного продукта». И поэтому рыночная экономика у нас не привива-

лась – рынок растёт из торговли «прибавочным продуктом», излишками, а у нас их не было. Да и враги окружали нас со всех сторон. И для того чтобы выжить, русский человек шёл служить – Государю и Отечеству. Ибо хорошо понимал, что без России будет конец и ему, и его семье. И одновременно устраивал не рыночную, а «раздаточную» экономику – экономику служения. Однако Господь не оставил наш народ без искушения – мы слишком близко расположены к Европе и всё время огладываемся на неё. А на Западе господствует идея стяжания. И, соответственно, – свободы предпринимательства. Там идея служения


Служение

если и уважалась когда-то в Средневековье, то ныне давно сдана в архив и покоится только в музеях. Запад – другая цивилизация, хоть и мозговитая, но насквозь индивидуалистичная, злобная, безжалостная. Западники если и объединяются, то в волчью стаю. Стяжательство там – модус вивенди, образ существования. За счёт грабежа (ныне замаскированно-цивилизованного) они не только выживают, но и господствуют, эксплуатируя другие нации. И иначе просто не могут. В нас же, по законам падшести человеческой, тоже всё время возникает желание устроиться как на Западе, завести демократию и рынок. Вот и получается, что мы –

хоть и особая цивилизация, но здорово испорченная Европой. И никак мы не можем себе уяснить, что, когда мы живём в модусе служения, мы двигаемся вперёд, выигрываем. Когда же, соблазнившись западным образом жизни, начинаем заниматься либералстяжанием, то проигрываем, терпим поражение. И подвергаемся Божиему наказанию. IV. Чтобы это стало ясным, давайте пройдёмся по нашей истории. Во времена Киевской Руси народ наш активно занимался торговлей. И мамона, увы, стал постепенно затмевать Христа. Даже поверхностного взгляда на «Правду Ярос-

лава» (свод законов XI века) достаточно, чтобы увидеть негожее – там любое преступление, даже убийство, измеряется деньгами. Так что, имея рубли, можно всегда откупиться. И что же? А то, что народ перестал быть единым, разбрё��ся по своим углам – княжествам, и татары по частям разбили русские дружины и обложили нас тяжёлой данью. Но, слава Богу, мы одумались и стали руководствоваться идеей служения Богу, Руси и её великому князю. Причём не только в ратном смысле, но и в экономическом: Великий князь, а затем царь раздавал земли под службу, на чём и держалась наша экономика. В результате мы освободились от татарского ига, образовали огромное единое государство от Балтийского моря до Тихого океана, стали грозой Европы. Правда, и тогда мы много раз пытались собезьянничать «прогрессивному» Западу. Но такие устремления поддержал не народ, а элита, вследствие чего образовалась двойная культура – самобытная народная и подражательная дворянская. Такое раздвоение вечно продолжаться не могло, и в 1861 году мы решили всецело повернуть в западную колею, начав быстрыми темпами строить капитализм. Тут, казалось бы, налицо очевидные успехи: рост промышленности, создание современных армии и флота. Но опять в ментальность русского человека, причём уже практически каждого, властно влез рубль. Вспомним хотя бы Достоевского: все его романы (после каторги) пропитаны деньгами, причём не трудовыми, а какими-то фантомноспекулятивными – они вдруг, неизвестно откуда, огромными суммами появляются, корёжат судьбы людей и кудато исчезают. Да и сам Фёдор Михайлович был долгое вре29


мя погружён в денежную кутерьму – кредиторы, векселя, поиски сумм, чтобы хоть както расплатиться. В результате капитализации Россия оказалась опутана займами, чуть ли не третью промышленности владели иностранцы, а финансовый сектор, от которого зависело уже всё наше хозяйство, контролировался ими почти полностью. А долги Западу – это кабальная зависимость от него. И кончилось это всё плохо – Россия была вынуждена вступить в мировую войну на стороне Антанты. Что и привело к катастрофам 1917 года – февральской и октябрьской. Но огромными жертвами мы сумели снова выйти на путь служения – уже в СССР. Снова народ стал служить Отечеству, снова была выстроена раздаточная экономика, где каждый должен был служить и за службу получал вознаграждение, дифференцированное по количеству и качеству этого служения. И что же? Мы создали великую Державу, вторую в мире, победили в страшной, тяжелейшей войне с гитлеризмом. Причём победили прежде всего благодаря народному единению. Мы первыми полетели в космос, создали лучшую в мире науку, систему образования, построили уникальный социум, где справедливость сочеталась с социальной защищённостью. И снова падшесть пересилила. Народ (и верхи, и низы) решил, что мало получает – будем жить как на Западе и тогда завалимся деньгами и барахлом. И поверили предателям, которые сломали СССР, всё разворовали, затащили в вытягивающую из нас все соки глобальную рыночную экономику. Всё это происходило на наших глазах и потому не требует пояснений. И вот теперь мы летим в пропасть. Сколько ещё будем лететь – неизвестно. Но когда-нибудь ударимся о землю, 30

и катастрофа эта будет страшнее всех, пережитых Россией. V. Уроки очевидны: главное – не изменять «русской идее», не изменять тому высшему замыслу, с которым Спаситель создал русский народ. Всё дело в том, сумеем ли мы стать самими собой, сумеем ли мы отбросить стяжание и снова подчиниться святой идее служения. Служить Богу, Отечеству, народу, своему предприятию, своей семье – вот в чём наше спасение как нации. Наши националисты-теоретики отмечают у русских наличие многих замечательных качеств: смирения перед судьбой, терпения, стремления к справедливости, доброты, толерантности к чужому образу жизни, сметливости, деловитости, удали, отсутствия агрессивности, стремления к высшему, богобоязненности и проч. Да, всё это так. Но следует заметить, что Господь дал все эти черты ради того, чтобы мы достойным образом реализовали идею служения. Но если возобладает установка на стяжание, эти хорошие черты остаются втуне – как только мы изменяем идее служения, мы становимся отвратительными эгоистами-стяжателями без стыда и совести, просто смердяковыми. Тут важен следующий вопрос. Да, нам заповедано служение, но насколько прочно вкоренена идея служения в наш русский менталитет? Является ли она неотъемлемым глубинным свойством русского народа, или это нравственная заповедь, которую народ может отбросить? Думается, что последнее ближе к истине. Наш национальный менталитет – не навсегда; он под воздействием информационной пропаганды может измениться. А как же иначе – ведь человек, и русский в том числе, – существо падшее,

подверженное воздействию тёмных сил. И эти силы упорно делают из нас европейцев. Только пока новые русские получаются плохими, уродливыми европейцами, которые всё никак не могут заглотать западные ценности. Пока... Боюсь, сменится ещё одно поколение, и уже «совсем новые русские» начисто забудут о том, чему поклонялись наши предки. Поэтому времени мало – мы должны во что бы то ни стало изменить ситуацию уже сейчас. По крайней мере начать эти изменения. Сможем ли? Ох, в какую глубокую яму мы свалились! Как крепко держит нас Запад за горло! Настолько крепко, что мы даже не можем понять, кем является президент – западником, уничтожающим медленно, но верно Россию, или патриотом, который делает, что возможно, но зажат настолько, что на одно его дело к спасению приходится 10 дел к погибели? Вот и сейчас мы вступаем в ВТО – очевидную мышеловку, из которой уже обратно выхода не будет. Это что – вынужденное под дулом пистолета решение или добровольное и давно чаемое? Кошмар в том, что завеса настолько непроницаемая, что народ находится в полном недоумении. И потому одни идут на Болотную (там не только либерал-предатели, но и много хороших, искренних людей) против Путина, а другие за него проголосовали и ждут, когда он освободит их от удавки. Вот как нас заморочили. Всё внушают, что дела наши настолько неважнецкие, что вылезти из ямы уже не сможем. Но это верно, если смотреть по человеческому рассуждению. Ну а если поБожьему – то кто знает! И потому остаётся делать на своём месте то, что можем, уповая на милость Божию. И ещё – горячо молиться за Россию.


Крупицы истины

О НЕПРАВЕДНОМ БОГАТСТВЕ ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, какбы на день заклания. (Иак., 5:1–5) Горе тому, кто жаждет неправедных приобретений для дома своего, чтоб устроить гнездо свое на высоте и тем обезопасить себя от руки несчастия! Бесславие измыслил ты для твоего дома, истребляя многие народы, и согрешил против души твоей. (Авв., 2:9–10) Не доставляют пользы сокровища неправедные, правда же избавляет от смерти. Не допустит Господь терпеть голод душе праведного, стяжание же нечестивых исторгнет. (Притч. ,10:2–3)

Свт. Иоанн Златоуст

...лихоимцы... Царства Божия не наследуют. (1 Кор., 6:10) Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих (на вас). Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля

...в Писании предрек Дух Святый устами Давида об Иуде, бывшем вожде тех, которые взяли Иисуса; он был сопричислен к нам и получил жребий служения сего; но приобрел землю неправедною мздою, и, когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его. (Деян., 1:16–18) Куропатка садится на яйца, которых не несла; таков приобретающий богатство неправдою: он оставит его на половине дней своих, и глупцом останется при конце своем. (Иер., 17:11) Быть лицеприятным – нехорошо: такой человек и за кусок хлеба сделает неправду. (Притч., 28:21)

Кто обкрадывает отца своего и мать свою и говорит: «это не грех», тот — сообщник грабителям. (Притч., 28:24) Богатство заключает в себе ещё то зло, что неправедно приобретший его, совершая грехи безнаказанно, никогда не перестаёт совершать их, получает раны неисцельные, и никто не налагает на него узды. Cвт. Иоанн Златоуст Если же надмевает тебя неправедно собранное богатство, то оно скоро изблюется тобой, потому что по природе своей течёт и не постоит на месте. А ты возбудишь великий смех, прилепившись к преходящему, как к чему-то постоянному. Прп. Исидор Пелусиот И хуже всего то, что ты грабишь и лихоимствуешь не потому, чтобы тебя угнетала нищета и понуждал голод, но для того, чтобы больше вызолотить узду у коня, кровлю на доме. Свт. Иоанн Златоуст Кто у другого отнимает деньги и ввергает его в нищету, тот себя предаёт смерти; другого в этом мире изнуряет нищетой, а себе приготовляет вечное наказание. Свт. Иоанн Златоуст Нет ничего опаснее любостяжания; хотя бы ты к своим хранилищам приделывал цепи и запоры, напрасно будешь делать всё, если заключил внутри любостяжание, этого злейшего разбойника, который может отнять у тебя всё. Как же, скажешь, 31


многие любостяжатели не подвергаются этому? Непременно подвергнутся, хотя и не вдруг; а если избегнут теперь, то тем страшнее будет тогда; они соблюдаются для большего наказания. Притом, если они сами избегнут, т�� наследники их испытают заслуженное ими. Но, скажешь, справедливо ли это? Письма справедливо. Получивший наследство, приобретённое неправедно, хотя сам и не похищал, но владеет чужой собственностью, знает это хорошо и потому справедливо может пострадать. Ибо, если бы ты взял что-нибудь от грабителя, а потом ограбленный пришёл бы к тебе и стал требовать своё обратно, то мог ли бы ты оправдываться тем, что не ты ограбил его? Отнюдь нет. Что отвечал бы ты, скажи мне, против обвинения? Что другой отнял? Но ты владеешь. Что другой ограбил? Но ты пользуешься. Это известно и из законов внешних, которые, не касаясь похитителей и грабителей, повелевают взыскивать с тех,

у кого кто найдёт свою собственность. Итак, если ты знаешь обиженных, то вознагради их и сделай так, как сделал Закхей, с великим избытком; а если не знаешь, то я укажу тебе другой путь и не лишу тебя врачевства: раздай всё бедным и таким образом исправишь зло. Если же иные передали такое имущество детям и внукам, то они испытали вместо одного другое зло. От имущества все будут одинаково обнажены, но одни из людей будут покрыты грехами, нажитыми с имуществом. Что мы сделаем в тот день, когда обнажённый и лишившийся всей собственности предстанет перед страшным судилищем, и никто не будет защищать нас? Что ты скажешь Судии? Теперь ты можешь обмануть суд человеческий, а тогда человеческого суда уже не будет; или лучше, не можешь и теперь, ибо и теперь тот суд – в своей силе. Свт. Василий Великий Любостяжатель – вор и разбойник, даже хуже, пото-

му что бесчеловечнее. Вор не настолько, по крайней мере, дерзок, он таится и налагает руку ночью, как бы стыдясь и боясь греха, напротив, любостяжатель, поправ всякий стыд, с открытым лицом среди площади грабит всех, будучи в одно и то же время и вором, и мучителем. Он не подкапывает стен, не гасит светильника, не открывает сундука, не разламывает печатей. Но что? Он поступает более дерзко, нежели те: на глазах обижаемых он выкидывает всё вон, с дерзостью открывает всё и заставляет их самих выкладывать своё имущество. Это верх насилия! Он тем гнуснее, чем бесстыднее и бесчеловечнее. Потерявший что-нибудь вследствие обмана хотя и скорбит, но нимало утешается тем, что обидевший его, по крайней мере, боится его самого; а тот не только претерпел зло, но ещё подвергся презрению, не имея возможности противиться наглости, так как возбудил бы только больший смех. Свт. Иоанн Златоуст

ПОПЕЧИТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ НОТИН Александр Иванович (председатель) – президент автономной некоммерческой организации “Переправа”, к.и.н. МОРОЗОВ Павел Анатольевич – председатель фонда “Крестьянская слобода” ­­НИКИТИН Александр Анатольевич – президент компании “Альфапро” ХУРИ М.М. – руководитель инвестиционной группы

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ КАТАСОНОВ Валентин Юрьевич (главный редактор) – д.э.н., профессор кафедры международных финансов Московского государственного института международных отношений (университет) МИД РФ, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова АНТОНОВ Валерий Александрович – к.э.н., доктор экономики индустрии Германии, профессор Государственного университета управления ЗАМОСТЬЯНОВ Арсений Александрович – к.ф.н, литератор, заместитель главного редактора журнала “Переправа” СОМИН Николай Владимирович – кандидат физ.- мат. наук КУРКИН Борис Александрович – д.ю.н., профессор Московского государственного индустриального университета РЕШЕТНИКОВ Леонид Петрович – к.и.н., директор федерального государственного научного бюджетного учреждения “Российский институт стратегических исследований” ХОДАНОВ Михаил Алексеевич – главный редактор журнала “Переправа” (печатный орган АНО “Переправа”), член Союза писателей России, протоиерей ЧЕТВЕРИКОВА Ольга Николаевна – к.и.н., доцент кафедры истории стран Европы и Северной Америки МГИМО (У) МИД РФ; товарищ (заместитель председателя Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова) Редакция не берёт на себя ответственность за публикацию присылаемых материалов в полном объёме. В несокращённом виде материалы помещаются на сайт www.pereprava.org

Дизайн, вёрстка – А.Ю. Молодцов Корректор – Ю.В. Познахирко

Адрес редакции: Москва, Донская пл., д. 3; e-mail: info@pereprava.org Отпечатано в ИП “Пушкарёв”, 127550, г. Москва, ул. Прянишникова, д. 8А. Тираж 1000 экз.

32


Журнал "Наше дело" №13. 2012