Журнал "Шестое чувство" №5 2008

Page 1


Великая княгиня Елизавета Феодоровна. Портрет художника Фридриха Августа фон Каульбаха

«У каждого человека в жизни – свой собственный путь. Им он либо спасается, либо проживает жизнь себе в осуждение. В этом смысле богатство и нищета, до статок и бедность, обеспечен ность и нужда не являются сами по себе ни добродетелями, ни условиями спасения. Все зави сит от того, как именно распоря дится человек своими жизнен ными обстоятельствами... Елизавета Феодоровна роди лась в среде сильных и славных мира сего...» Стр. 50


ОТ РЕДАКТОРА ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ! Этот номер касается такой непростой темы, как духовный мир военного человека. Предлагаем вашему вниманию интервью журнала «Шестое чувство» с известным профессиональным раз ведчиком, полковником российских ВС Владимиром Квачковым, который был недавно освобожден из под стражи в связи с непри частностью к покушению на жизнь бывшего главы РАО ЕЭС А. Чу байса. Под следствием он, тем не менее, провел целых три года. Герой интервью рассказывает о своих духовных переживаниях и о тех личных выводах, к которым пришел в неволе. Другой, смежный материал – «Апология встряски: pro et con tra» – также посвящен теме религии и ее восприятию современ ным российским военным. С молодым офицером беседует дья кон московского храма Спаса Нерукотворного Образа на Сетуни, ветеран Великой Отечественной войны отец Николай Петрович Попович. Обе публикации поднимают исключительно важные во просы, связанные с возрождением традиционной духовности в ВС России. Читайте предположения об истоках формирования нашего Отечества в интервью «Старая Ла дога, или новая версия о начале Российской империи» с доктором исторических наук, заведую щим отделом Института истории материальной культуры РАН, академиком А.Н. Кирпичниковым. Данные его археологических раскопок представляют несомненный интерес для тех, кто изучает историю своей страны. Материал «На фабрике – отрава…» касается современной телепродукции, ее негативной це левой направленности и предлагает ей разумную альтернативу. «Тайна духовного руководства» – глубокая и актуальная статья, раскрывающая роль старчества в формировании личности выдающегося русского религиозного философа Константина Леонтьева. В связи с приближающимся юбилеем – 100 летием со дня основания (23 февраля 1909 года) Великой княгиней Елизаветой Феодоровной Романовой Марфо Мариинской обители милосер дия в Москве на Большой Ордынке, журнал начинает публиковать материалы о духовном подви ге алапаевской преподобномученицы (см. с. 50), не имевшей ни капли русской крови, но жерт венно полюбившей Россию и святое православие до самого конца, до страшной смерти на дне уральской шахты. Напоминаем читателям, что «Переправа» и ее печатный орган журнал «Шестое чувство» являются партнерами подворья Марфо Мариинской обители в селе Каменки Волоко ламского района Подмосковья. Важным разделом журнала стали рубрики «Крик души» и «Мир незримый». Они касаются та кой острой темы, как причина невинных страданий. Обратите особое внимание на рассказ «Шестое чувство». Он подарит вам, помимо интерес ной фабулы, эстетическое наслаждение своим высоким художественным стилем. Пишите ваши отзывы и пожелания на сайт pereprava.org. Будем рады общению с вами. Главный редактор журнала «Шестое чувство» протоиерей Михаил ХОДАНОВ


23 февраля 2009 года исполняется 100 лет со дня основания Марфо Мариинской обители милосердия на Большой Ордынке в Москве.

Павел Корин. Архангел Рафаил. Фрагмент росписи усыпальницы, приготовленной преподобномученицей Елизаветой Феодоровной Романовой для своего погребения в крипте Покровского храма Марфо Мариинской обители.


Духовно-светское культурно-просветительское издание

1. Обращение к читателям

Основан в январе 2007 года Выходит один раз в два месяца

Учредитель журнала – Александр Нотин Главный редактор протоиерей Михаил Ходанов Заместитель главного редактора Арсений Замостьянов

Переправа 4. Полковник Владимир Квачков: «Порознь нам не спастись!» Интервью записал Василий Ирзабеков 14. Апология встряски: pro et contra. Публикацию подготовил прот. Михаил Ходанов 24. Старая Ладога, или новая версия о начале Российской империи. Интервью с академиком А.Н. Кирпичниковым. Интервьюировал Александр Нотин 29. «Переправа» в мировой Сети. Беседа с управляющим порталом А.С. Мельковым. Беседу вел Арсений Замостьянов

Литературный редактор Василий Ирзабеков Дизайн и верстка Алексей Молодцов Корректура Тамара Андреева Редакционный совет: А. И. Нотин (председатель) – руководитель группы компаний «Монолит», кандидат исторических наук; К.М. Долгов – доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института философии РАН, заведующий кафедрой философии, политологии и культуры Дипломатической академии МИД РФ, заслуженный деятель науки РФ; А. А. Замостьянов – кандидат филологических наук, редактор журнала «Народное образование»; А. И. Зотов – Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ; В. А. Мальцев – ректор Волго Вятской академии государственной службы при Президенте РФ; игумен Петр (Пиголь) – первый проректор Российского православного института (РПИ) св. апостола Иоанна Богослова, декан философско богословского факультета; В. Г. Распутин – писатель; М. А. Ходанов – протоиерей, член Союза писателей России, старший преподаватель основного богословия РПИ св. апостола Иоанна Богослова; С. В. Ямщиков – председатель Ассоциации реставраторов России Адрес редакции: 117571, проспект Вернадского, 86Б, стр.1 Тел./факс: 8(495) 788–93–47, 788–93–48 e mail: info@pereprava.org Формат 60х88 1/8, объем 9,0 п. л. Отпечатано в ИП «Пушкарев» 127550,г. Москва, ул. Прянишникова, д.8А. Журнал «Шестое чувство» зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия 19 января 2007 года. ПИ № ФС77– 26929 При перепечатке материалов ссылка на журнал «Шестое чувство» обязательна. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Редакция не несет ответственности за представленную рекламу. Журнал издается на благотворительной и безгонорарной основе Взгляды, изложенные в некоторых публикациях, могут не совпадать с точкой зрения редакции журнала

© А.И. Нотин, 2008

Экология души 32. А. Нотин. Лиза Упертая 38. А. Замостьянов. «На фабрике – отрава...» 44. Игумен Петр (Пиголь). Тайна духовного руководства 50. Протоиерей Михаил Ходанов. Преподобномученица Елизавета Феодоровна Романова. Попытка неформального жизнеописания Крик души 54. Н. Текутова. За что, или Бога нет Мир незримый 56. Есть Бог! Есть утешение! 62. А.И. Прийди и виждь! Литературная страница 66. В. Пестерев. Шестое чувство 72. А. Коровин. Огни большого города . «…Движение «Переправа», ставящее целью постепенное подведение социально активных, но еще не верующих наших соотечественников к порогу духовного выбора и веры, является востребованным и актуальным… Желаю движению добиться успеха в воспитании у своих будущих слушателей осознанного и ответственного отношения к миру духовному. Надеюсь, что журнал «Шестое чувство» как орган «Переправы» станет связующим звеном между православной традицией России и деятельностью «Переправы», гарантом ее теоретической основательности и богоугодной направленности». Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Журнал «Шестое чувство» рекомендован к распространению на приходах Русской православной церкви Отделом религиозного образования и катехизации Московского патриархата


Переправа

ПОЛКОВНИК ВЛАДИМИР КВАЧКОВ:

«ПОРОЗНЬ

НАМ

НЕ СПАСТИСЬ!»

Предлагаем вниманию чи тателей интервью беседу с полковником Владимиром Васильевичем Квачковым, офицером Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, ка валером двух орденов Му жества, ордена Красной Звезды и многих других на град, видным русским раз ведчиком и ученым, ком бригом, участником спец операций в Афганистане, Азербайджане, Чечне, Тад жикистане и в других горя чих точках. Напомним, что с 2005 года в течение трех лет он и два других его товари ща спецназовца, А. Найде нов и Р. Яшин, находились под следствием по подо зрению в покушении на жизнь тогдашнего главы РАО ЕЭС А. Б. Чубайса. В.В.Квачков и другие офи церы были освобождены из под стражи в начале июня 2008 года по решению кол легии присяжных заседате лей, вынесшей им оправда тельный приговор о непри частности к упомянутому покушению. За все время нахождения под судом и следствием полковник Квачков поме щался в маленькие камеры и был практически обездви жен. В Матросской Тишине его соседом по камере в те чение двух месяцев был Хо дорковский, а в следствен ном изоляторе в Медведко во – отставной полковник израильской армии Гал Кляйн. В поддержку аресто ванных русских военных шли письма, устраивались демонстрации, пикеты, слу жились молебны и акафис

6

ты. Люди были уверены в том, что дело – сфабрикова но. Так или иначе, но после роспуска двух коллегий присяжных, склонявшихся к оправданию военных, была сформирована еще одна, уже третья коллегия, кото рая и оправдала их. Руководитель «Перепра вы» Александр Нотин и главный редактор журнала «Шестое чувство» протоие рей Михаил Ходанов встре тились с полковником Вла димиром Квачковым. Темой беседы стали духовные ас пекты возрождения России с точки зрения современно го русского офицера. *** Квачков. – Война, как из вестно, последнее средство для вразумления народов. Ме ня очень часто спрашивают о характере современной войны и геополитического противо борства в целом. И в недавнем моем интервью на «Эхе Моск

вы» ведущий также пытался обсудить со мной эту тему. Россия сегодня в результате проигрыша в третьей мировой – «холодной войне находится в духовной оккупации, которая порождает все другие формы национального и социального угнетения: информационную, финансовую, экономическую, политическую. Пока мы в этой оккупации – будем рабами. Ходанов. – Владимир Ва сильевич, прочитал в Интер нете ваше интервью, кото рое Александр Проханов брал у вас для газеты «Завт ра». Тогда вы находились под следствием. Такой от кровенности в определении того, что происходит в госу дарстве, мне в миру слы шать никогда не приходи лось. Вы говорите четким языком военного человека и называете вещи страшными именами. Скажите, ваш анализ нынешней ситуации в России остается прежним или же что то в ней измени


Переправа лось по сравнению с про шедшими годами? К. – Не изменилось. Враги, демоны, стали еще более хит рыми, более изворотливыми. Духовная оккупация – это до минанта, которая определяет все. Для точной оценки ситуа

цинская элита поняла, что нуж но срочно Ельцина убирать. Он сделал свое дело. Пришел новый президент, более уме ренный и государственный. Даже телевидение перешло на патриотическую риторику, на провозглашение каких то мо

ции надо сказать о том, где мы были и где находимся, и тогда станет понятно – где будем. Картину можно увидеть только в динамике. Ситуация, когда русская нация попала в пора бощение, не изменилась. Есть лишь внешняя трансформа ция. Просто враги Отечества и веры понимают, что открытое противодействие мироощу щению русского народа, пра вославию, общему русскому генотипу будет людьми оттор гаться. Ведь почему почти ни кто не смог нас после монго лов завоевать в открытую? По тому как видимый враг тут же вызывал протест в русском че ловеке. А это иго либераль ное – оно намного опаснее и сложнее. Вспомним конец 90 х годов. Если бы вместо Ельци на не встал Путин, Россия при шла бы к национальному вос станию или бунту. Омерзение, вызываемое Ельциным в мас се народной, было столь вели ко, что на него, простите, смо треть было противно. И ель

ральных ценностей, правда, без их реализации. Произош ло осознание того, что врать, согласно известному изрече нию, можно бесконечно долго только одному человеку, очень долго – огромной массе лю дей, но нельзя долго обманы вать всех. И сейчас россий ские либералы перешли к но вому этапу. С приходом Мед ведева они попытаются сгла дить авторитаризм Путина, ко торый был необходим для со хранения государства. В России назревают собы тия, называемые на языке на уки бифуркацией. Это когда система приобретает новое качество в движении при изменении своих параметров. Так вот состояние русской на ции приближается к точке раз деления на две возможные судьбы: духовное спасение и дальнейшее развитие или продолжение духовной дегра дации и смерть. В России в те чение пятнадцати лет обманы вали огромные массы народа,

но в народном сознании про изошла какая то подвижка. Он, народ, начинает понимать, что за последние 15–20 лет был сильно обманут. А потому русская нация приближается к акту духовного прозрения. Х. – Рядовой человек, несмотря на всю свою простоту, видит, что ны нешняя внутренняя идеоло гия как была, так и остается безнравственной развлека ловкой и массовым оболва ниванием человека через насаждения разврата, жес токости и пофигизма. Во всяком случае, эти тенден ции преобладают. В людях формируют такую психоло гию, при которой их не инте ресует ничего, кроме живо та и того, что ниже. Плюс не работающая экономика. Правда, кому то где то де лают оружие, но нам то, народу, это что дает? Все реалии от нас скрыты. Сель ское хозяйство, если отъе хать на 100 километров от столицы, представляет со бой плачевное зрелище. Бурьян и развалины бывших колхозов. Кто пользуется результатами продаж нефти и газа? Опять же узкая груп па лиц. Поэтому возникает масса вопросов. И первый – когда же начнет работать общественный инстинкт са мосохранения? Было когда то татаро монгольское иго. Историк Ключевский пишет, что русский мужчина боялся слова «татарин». Он начинал теряться, метаться. Ощу щал животный ужас. Но он нашел в себе силы – через покаяние и веру – восстать и идти искать врага в чистом поле, навалиться на него и похоронить его под своими костями. Вот такой сильный образ. Без покаяния народ ного, помимо гнева, дело с мертвой точки не сдвинет ся. А каяться есть в чем. К. – В чем же? Х. – А в соучастии в делах безбожия, в страхе, в мол

7


Переправа чании. В безволии, в безве рии, в колоссальном гре ховном падении. В том, что в свое время не просто до пустили революцию на кро ви, а убили достойнейших людей в лице царской се

мьи, штыками искололи де вочек, застрелили юного наследника… В том, что был уничтожен сонм других по настоящему достойных людей, цвет нации. И эта кровь лежит отчасти и на нас, на тех людях, кто рав нодушно относится к свое му прошлому и не делает правильных выводов. Окку пационный режим начался с семнадцатого года и пре дельно ясно проявил себя до начала сорок первого го да. И лишь потом началась переоценка ценностей, вой на, как бич Божий, застави ла общество обратиться к своим прежним утраченным ориентирам. И прежде все го покончить с оголтелым богоборчеством, возродить национальное достоинство через Победу, которую Гос подь даровал людям за то, что они все таки поверну лись к своим истокам. К. – Оценка событий, начи ная с семнадцатого года, час

8

то присутствует и в наших бе седах с соратниками. Но сей час не время споров о нашей истории. Сейчас время сбора всего русского народа, всей русской нации на борьбу за ос вобождение от духовного ига.

Виктория Цыганова

Х. – Как вы считаете, по чему вас все таки выпусти ли? Насколько я понял из прессы, коллегию присяж ных дважды распускали в связи с тем, что они склоня лись в вашу сторону. А тре тью распустить не удалось. Что это за показатель? Ка кие то изменения происхо дят в общественном созна нии, которые нельзя игнори ровать тем, кто пытался держать вас в заключении? К. – Знаете, оправдали бы и в первый раз, и во второй. Если же четко сформулиро вать вопрос, то почему люди сверху позволили третьей кол легии дойти до конца и при нять к исполнению оправда тельный приговор? Думаю, что здесь – несколько факторов. Первый – в том, что им стало ясно: они нас не сломают. Они нарвались, простите за не скромность, на трех верующих православных офицеров, ко торых они не сломят даже го


Переправа дами заключения – чем боль ше они стали бы держать нас в тюрьме, тем больше бы возни кал образ людей, которые сра жаются за веру. Х. – А ведь у нас здесь, на свободе, такое мнение, что там, в застенках, могут сде лать с человеком все, что угодно: сотрут в порошок, растопчут и не задумаются. Стало быть, есть факторы, действующие помимо их воли? К. – Совершенно верно. В 2005 году силами Татьяны Ле онидовны Мироновой и других соратников удалось зарегист рироваться в качестве канди дата в депутаты Государствен ной думы. Тогда в качестве до веренных лиц ко мне впервые допустили на свидание мою жену Надежду Михайловну и известную певицу, мою даль невосточную землячку Вику Цыганову. Вика явилась кра сивая, вызывающе нарядная, как на праздник! И они, тю ремщики, были шокированы. Этого никогда не было. Чтобы известная красивая певица запросто пришла на свидание к зэку?! Тюрьма была ошара шена. Это был вызов власти. Конечно, Вика много потеря ла. Ее не пускают на телевиде ние. Она понимала все это, но, тем не менее, все таки при шла. Так вот эта поддержка, в том числе и общественная, показала, что нас не сломать. Фигуры зазвучали, и теперь сгибать нас «по беспределу», запускать к уголовникам, в «шерстяную хату», было уже опасно. «Шерстяная камера», наверное, от слова «шер стить». Это место, куда заго няют уголовников, и они лома ют заключенных по заказу ад министрации. Сами менты ни чего не делают, это же не НКВД. Уголовникам при этом обещают скостить срок или облегчить условия содержа ния. Правда, когда мы нахо дились в Мосгорсуде, то нас помещали в очень тесные ка менные «стаканчики» – шесть

десят на восемьдесят санти метров, а высотой 5 метров, и лампочка сбоку, то есть в ко лодец. И ты сидишь там, а сте ны – в «шубе», в такой колю чей штукатурке, чтобы нельзя было ни прислониться, ни пи сать на ней. Стоишь и шагу сделать не можешь. Тебя при возят в 8 утра и увозят через 10–12 часов. Многочасовая полная обездвиженность на чинает давить на психику… Х. – И что делать? К. – 90 й псалом – «Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небесного водворится…» Нотин. – Когда вы при шли к вере? К. – Я крестился в сорок лет. Был уже командиром бри гады спецназа. Но раньше пришла к вере моя жена На дежда. Она всегда была ближе к вере, чем я. Не скажу, что я был воинствующим безбожни ком, скорее – ортодоксаль ным коммунистом. Я верил в справедливость советской власти, я воевал за нее. Был уверен, что счастье на земле – это построение коммунисти ческого общества. А когда на чал рушиться Советский Со юз, особенно после того, как в том же Узбекистане я услы шал, что они, мусульмане, должны жить так, как жили их предки, то задумался: а как же я тогда должен жить? То есть пошел от обратного. С ними – ясно, а я тогда кто? И в про цессе самоидентификации ус тановил: я – русский. Ну и что? А что это значит – русский? Служба в военной разведке приучила заниматься анали зом. Я начал читать религиоз ную литературу. Тут у меня ро дился младший сын, и мне стало ясно, что и я, и сыновья должны креститься. Правда, для меня это был просто об ряд. Тогда сущности Таинства я не понимал. Действовал по принципу: если вы кругом му сульмане, то я русский – пра вославный. Вот так. А вот по сле того, как произошло Таин ство Крещения, со мной стало

происходить то, что принято называть чудесным изменени ем, перевоплощением. Х. – Необыкновенные ду ховные вещи? К. – Совершенно верно. Начал читать, думать, искать правду в себе и в людях с дру гих, религиозных позиций. Пришло понимание одного, второго, третьего… Н. – Что произвело наи большее влияние на ваше духовное возрастание? К. – Евангелие от Иоанна. Помню, когда прочел первые четыре строчки, то думал над ними целую неделю. А еще Символ веры. С него началось все. До него я вообще не пони мал – что такое верить. Тогда я понял, что Он, Христос, был всегда и сейчас существует… и что это Богочеловек, который пришел к нам, а потом вернул ся к Богу Отцу… На это стало накладываться все Евангелие. Потом была какая то духовная пауза. Мне, честно говоря, не нравится, когда люди начина ют искать чудеса, видения, знамения. Не в этом смысл ве ры! Все эти годы со мной свя той равноапостольный Влади мир, эта иконка была со мной и в Чечне. Я был тогда пред ставителем Генштаба, а у гене рала Владимира Шаманова фактически стал его замести телем по спецоперациям. По мню, меня будят часа в три че тыре ночи, у нас еще не все отработано по возможной опе рации ликвидации прорыва, а он уже начался в районе села Комсомольское, которое на ходится прямо в предгорье. Резервов практически нет. Ну, думаю, придется самому са диться на вертушку, брать па рочку «двадцать четвертых». Я тогда сел в кунге, поставил пе ред собой иконку святого Вла димира, а молитва не идет. Не идет молитва, и все. Вот про сто сижу и сижу. А передо мной – Владимир. Я понимаю, что какие то процессы идут, но вот молитвы нет. В каком то безмыслии даже нахожусь.

9


Переправа Все, пора. Беру иконку, кладу в камуфляж… Так вот, поразив важные це ли и сорвав организованный прорыв боевиков сепаратистов в село, мы принесли только на несущем винте вертолета пять пробоин и две пробоины на хво стовом винте (!). И это при том, что даже одна пробоина на вин те может нарушить центровку лопастей, начинается тряска, и машина падает. Мы пришли и плюхнулись на аэродром в Урус Мартане. Одна «двадцать четверка», которая шла за на ми, пришла, еле села и больше взлететь не смогла. А вторую потом отремонтировали, и она улетела сама. Но не было ни од ного убитого, ни одного ране ного! Невероятно! Обычно вер толеты работали с высоты не менее тысячи метров, а мы шли по афганскому варианту на пя тидесяти. И при этом верну лись. И тогда ко мне пришло ду

Полковник Владимир Квачков с членами cвоей семьи

ховное ощущение, что мне свя той Владимир сказал тогда так: «Ты тут пока посиди, а я в это время на небесах кое что под настрою, потом уже полетишь». И вот пока я сидел пять или де сять минут перед ним, он устра ивал всю эту операцию сам. Вот такое ко мне тогда пришло ду ховное ощущение.

10

Второй случай произошел в тюрьме. Читаю чью то статью о том, что мать святого Владими ра якобы была еврейкой, кото рую Святослав взял в плен в ха зарском каганате. Я беру эту иконку, прижимаю к груди и мысленно прошу его ответить, так ли это. И вдруг слышу, как он надо мной хохочет. Представля

ете, я молитвенно к нему обра щаюсь, а в ответ явственно слышу его смех надо мной! И это в тюремной камере, пони маете? Какой смех в таком со стоянии?! А он смеется надо мной! И мне стало так хорошо на душе. Господи, подумал я тогда, как я мог этому поверить, когда есть проверенные житий ные тексты?! И, представьте, меня вскоре переводят в дру гую камеру. А там – книга о свя том Владимире, в которой я чи таю, что мать его Малуша и ее брат Добрыня были исконно русскими людьми. Однако я не хотел бы, что бы мой приход к вере был рас ценен как вызванный какими то явлениями. Они, наверное, случались именно тогда, когда мне требовалось подкрепле ние. Надо было укрепить мою душу в тюрьме. Чтобы я пони мал, что Он со мной, Он мне такие вещи и посылал. И я очень благодарен отцу Кон стантину, приходившему ко мне в тюрьму, которому я как то признался: когда молюсь, чувствую благоухание и очень


Переправа боюсь, чтобы это не стало ка кой то прелестью. Он спросил меня: «Как вы сами к этому от носитесь?». Я ответил: «Не знаю». И он сказал: «Не ждите, что последует нечто необык новенное. Как молились, так и молитесь. Более того, если Господь вам такое послал, то вас ждут очень серьезные ис пытания». Так и получилось. С этим ощущением я жил в тюрьме. Если Господь послал мне такие знаки, то Он, стало быть, говорит мне: «Я послал тебе это, раб Божий Влади мир, Я с тобой». Поэтому путь к вере у меня был непростой… На войне то все верующие, когда бой идет… очень хочется тогда верить, что Бог есть и что Он тебя не оставит. А бо лее глубокое осознание при шло, когда начал заниматься спецоперациями, когда начал вникать в их психологическую канву. Одно время даже хотел включить в свою докторскую диссертацию раздел о подры ве психики и веры человека. Но не взялся, отложил. Потому что понял, что я к этому не го тов. Это целый мир. Н. – Наше духовно свет ское сообщество «Перепра ва» активно работает с мо лодежью, и мы ощущаем, что русского человека хотят сделать как бы одноипос тасным. Лишить духа и ос тавить только материю. Как верующие люди, живущие в миру, мы понимаем, что идет зачистка духовного по ля России и духовно исто рических корней. Идет по пытка превратить народ в некую биомассу. Почему это происходит? Потому, что Россия остается единствен ным местом на земле, где менее всего повреждено святое православие. Наша история все время шла по ухабам, Господь не дает нам дремать и погружаться в по требительский сон. А как вы понимаете эти вопросы? Какова ваша точка зрения? Мы расходимся в этом во

просе с Александром Про хановым, потому как он де лает акцент преимущест венно на танках, ракетах и космосе, а мне кажется, что основное сейчас – работа в духовном поле. К. – Главный вопрос рус ской православной общест венности – где сейчас лежит тот ключ, которым мы можем отпереть двери нашей темни цы? Или наоборот – вход в дверь нашего дома? Нет ника кого сомнения в том, что этот ключ лежит в области духа. Но тут есть опасный духовный ла биринт, который ведет, на мой взгляд, в тупик. Мы сейчас го ворим о борьбе в сфере идео логической, но она, эта борь ба, является ведь сердцеви ной духовной области. А разве можно выиграть информаци онную борьбу при нынешнем соотношении сил? Существует мнение, что спасти свою душу может каждый человек, неза висимо от того, что делается вокруг него. Что есть личное спасение – пусть даже вокруг будет океан лжи и грязи: вот я православный человек, живу в соответствии с духовными ус тановками, не делаю того то и того то, и – все! Можно ли спа сти собственную душу? Воз можно. Но можно ли при этом остаться русским? Спасти ду шу русского народа? Нельзя. Нельзя! И еще раз нельзя! Мы, русские, как народ, все взаи мозависимы. Русский право славный человек не может ос таться русским вне своего на рода, вне нации, поэтому каж дому порознь не спастись. Мо жем ли мы сейчас сделать не что такое, чтобы с этого голу бого, во всех смыслах этого слова, экрана перестали лить ся потоки лжи, грязи, направ ленные на дегенерацию и де градацию нации? Не можем. И если кто то считает, что неки ми политическими технологи ями или религиозно право славными проповедями можно русский народ оторвать от этой мерзости, то он глубоко

ошибается. Нет таких приемов и способов. Пока останкин ская информационно нарко тическая игла находится во власти либералов, не будет у нас победы в духовной облас ти. Какой толк, что, возможно, спасутся некоторые, пере ставшие быть русскими еди ницы, а остальные? Мы, спаса ющие свою душу борьбой с врагами веры и Отечества, не можем быть безучастными к погибающим собратьям и ра доваться только собственным успехам. Призыв к личному спасению (в том смысле, что спасай, мол, только себя и ни во что больше не вникай) в ны нешних условиях – это призыв к духовной капитуляции, к пре дательству русского народа и к измене исторической рус ской нации. Полное ощуще ние, что мы имеем дело с ва риантом толстовства, которое пропагандировало непротив ление злу силой и также хитро уводило людей в сторону от необходимости коллективного сопротивления беззаконию. И – фактически расчищало ему дорогу. Чтобы спастись каждому, необходимо русское нацио нальное государство для всех. Идущую духовно информаци онную войну и в России, и в мире выиграть невозможно, пока у нас в стране не будет русской православной власти. Да, духовную борьбу ведет каждый и всегда. Главная цель духовной борьбы сейчас – это уничтожение в людях иска женного восприятия право славия как какого то слюняво сусального примирения со всеми и со всем, это – подго товка и воспитание православ ных воинов, готовых на жертву во имя освобождения Россий ского государства от духовно го беспредела. Это моя личная точка зрения, позиция русско го верующего офицера. Но стоит об этом начать говорить, как они сразу – вы же право славный человек, откуда такая агрессия?! А Пересвет и Осля

11


Переправа бя – кто были? А кем был Алек сандр Невский? А Федор Уша ков? А Александр Суворов? Кто будет сокрушать врагов веры и Отечества, как не мы? В нас целенаправленно воспи тывается ложное смирение, причем не перед Господом, а перед врагами России и рус ской нации. Поэтому у меня слово покаяние сразу вызыва ет чувство бдительной насто роженности. Вы ее почувство вали в начале беседы, когда мы затронули тему покаяния, не так ли? У меня в тюрьме ви села икона святых страсто терпцев – царя Николая и его семьи, хотя правильнее гово рить о них, как о святых муче никах. Так вот, в спорах и рас суждениях о покаянии перед ними я нашел свою личную форму: «Господи, прости грех невозбранения цареубийст ва». Вот в чем мы виноваты. А империя Романовых дол жна была погибнуть. Она не могла не погибнуть. Потому как уже после Петра герб россий ский остался двуглавым только номинально, а практически од ногорбым, или одноглавым, без церковной власти. Сохра нились внешние православные формы, которые, впрочем, ни чего особого не давали. И Рос сийская империя, при всех по ложительных моментах, в прежнем виде не имела ни пра ва, ни силы на существование и в конце концов рухнула. А по тому гражданская война – это не война между император ской Россией и советской вла стью – это война между февра лем и октябрем 17 года. Прав ды не было ни у красных, ни у белых. Борьба велась между масонами и большевиками. Вот и вся разница. Возвраще ние страны к здравому смыслу началось, на мой взгляд, в 32 году, пик этой борьбы пришел ся на 37–38 годы, когда Сталин задушил троцкистско сверд ловскую мафию. Завершение перелома – 43 год. Когда Ста лин ликвидирует Совет Народ ных Комиссаров и вводит Со

12

вет Министров, традиционную русскую форму, царские пого ны в армии, заменяет гимн «Интернационала» гимном Со ветского Союза. Х. – Каждый поставлен Господом на свое место, каждый призван делать ве ликое дело, когда подходит время и пробивает час. Ста рец архимандрит чернигов ский Лаврентий еще в 60 х годах говорил о том, что спасение России – от китай

цев. В том смысле, что они встряхнут наше российское самосознание. По его сло вам, они могут подойти чуть ли не к Воронежу. В резуль тате мы уменьшимся в гра ницах, но консолидируемся и изменимся. Но не будет ли это слишком поздно? К. – Что то не хочется тако го спасения для русского на рода. Более того, ожидание врага внешнего уводит от осо знания опасности врага внут реннего, который уже рядом, уже здесь. Это касается не только России, но и Украины. Наш русский народ триедин – великороссы, малороссы и бе лорусы. Более широкое поня тие – великая русская нация, которая включает в себя рус ских татар, русских башкир, русских якут, все те сто двад цать народов, что составляют собой русскую нацию. Таким образом, все мы спастись сами поодиночке не сможем. Мы должны иметь свою русскую национальную власть. А как можно вернуть себе власть? Берем существу ющие политические механиз мы. Мы можем выбрать до стойных людей в рамках суще ствующей избирательной сис темы? Для любого думающего человека ответ на этот во прос – однозначно отрица тельный. Существующая поли тическая система не позволя ет русскому народу избрать себе достойную знать (не люб лю слово «элита»), явить рус ский ум, русскую доблесть. Ре ферендум? Отбрасываем. Зю

ганов с этим повозился пово зился – и плюнул. Вот и ведущий «Эха Моск вы» Пархоменко (я там высту пил сразу же после своего ос вобождения, хотя некоторые и отговаривали меня от этого, но я офицер, разведчик, чего мне бояться – я привык хо дить в тыл врага) в течение всего эфира пытался спрово цировать меня на 280 статью «Публичные призывы к осуще ствлению экстремистской де ятельности». «Что вы трусите, что вы трусите, скажите!» Я отвечаю: «Вам нужно, вы и скажите!». Он с самого начала передачи повел свою тему: «Вы утверждаете о праве на родов на национальное вос стание?», и бросает мне на стол текст «Декларации прав человека» от 1948 года: пока жите, где это?» Представляе те, я в прямом эфире и писал об этом не менее 5–10 лет на зад, а секунда задержки все решит. Вот тут меня Господь сподобил: я беру этот текст и по диагонали, как Штирлиц, сканирую. И уложился в те не сколько секунд, что у меня бы ли на ответ. И говорю: давайте почитаем. В третьем абзаце преамбулы Всеобщей декла рации прав человека, приня той и провозглашенной резо люцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года, сказано: «…необхо димо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, что бы человек не был вынужден прибегать, в качестве послед него средства, к восстанию против тирании и угнетения». А он мне: «Здесь написано, что нельзя прибегать». А я: «Повторяю для журналистов «Эха Москвы». А он: «Да хоть сто раз повторяйте!». Потом читаю их гостевую книгу на сайте: «Как это так, полковник пришел и учил нашего журна листа тексты читать, как мож но было так опозориться? На до было Венедиктова пустить к полковнику или Бутмана…».


Переправа

Итак, народ имеет право на национальное восстание в ка честве последнего средства против угнетения. Более того, в Конституции США прямо сказано о праве народа США на восстание. Н. – Да, в «Декларации независимости» открыто записано, что это даже обя занность гражданина США – бороться против тирании и против угнетения. «Мы ис ходим из той самоочевид ной истины, что все люди созданы равными и наде лены их Творцом опреде ленными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются пра вительства, черпающие

свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая либо форма правительства ста новится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, ос нованное на таких принци пах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилуч шим образом обеспечат людям безопасность и сча стье. Разумеется, благора зумие требует, чтобы пра вительства, установленные с давних пор, не менялись бы под влиянием несуще ственных и быстротечных обстоятельств; соответст венно, весь опыт прошлого подтверждает, что люди

склонны скорее сносить по роки до тех пор, пока их можно терпеть, нежели ис пользовать свое право уп разднять правительствен ные формы, ставшие для них привычными. Но когда длинный ряд злоупотребле ний и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле выну дить народ смириться с не ограниченным деспотиз мом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасно сти на будущее становится правом и обязанностью на рода» (Соединенные Штаты Америки: Конституции и законодательство. Под ред. О.А. Жидкова. Пере вод О. А. Жидкова. М.: Про гресс, Универс, 1993 – прим. ред.). К. – Все правильно. Да вайте обратим внимание на американское конституцион ное требование: «свержение такого правительства и со здание новых гарантий безо пасности на будущее стано вится правом и обязанностью народа». Поэтому примени тельно к России борьба про тив духовной либеральной де спотии и угнетения является прямой обязанностью и пра вом русского православного человека. Скажу больше, что в советское время подготовка национальных восстаний и оказание помощи националь но освободительным движе ниям были одной из основных задач военной разведки и спецназа Вооруженных Сил. Н. – Мы прекрасно пони маем, что история – это цикл революций и смена различных форм власти. Этот процесс непрерывен. Но ни одна из них ни разу не привела к реальному улуч шению ситуации. Известно, кто есть отец всех револю ций. Ее задумывают идеа листы, осуществляют ро мантики, а плодами ее

13


Переправа пользуются негодяи. Про блема состоит в том, чтобы очередная смена власти, если она произойдет, не привела к таким последст виям. Махатма Ганди пока зал своим примером – есть путь духовного ополчения. Не в смысле того, что ду ховное сопротивление само может все сломить, а чтобы у этой смены была чистая основа (вспомните высоко нравственный националь ный бойкот индийцами бри танских колониалистов, прерывание всякого обще ния с ними). Без нее опять восторжествуют страсти. Они скрестятся и дадут но вые уродливые порожде ния. И возникнет со време нем новая тирания. А эта духовная основа, в случае с Россией, должна дости гаться оздоровлением и ук реплением христианского начала. «Переправа» и на правлена на то, что называ ется ликвидацией разрухи в головах. И особенно акцен тирована на молодежь. По тому как именно она явля ется основным объектом псевдодуховного наступле ния, ее хотят полностью де билизировать. И тем самым перекрыть молодым кисло род в будущее. К. – Не соглашусь с тем, что ни одна из революций не привела к реальным положи тельным изменениям. Да, ни одна революция не была абсо лютно нравственна и позитив на. Да, в любой из них вздыб ленный народ и взбаламучен ное общество зачастую виде ли наверху таких типов, место которым в обычной жизни на дне. Но революцию или наци ональное восстание нельзя придумать и изобрести. Они возможны только при наличии определенных объективных факторов и условий. Никакого «лимита на революции» не су ществует. Нынешнее положе ние в России нетерпимо для абсолютного большинства

14

русской нации. Будем мы из бавляться от навалившегося на нас ига революционным пу тем или передадим беду сво им детям и внукам для эволю ционного (или опять же рево люционного) пути, покажет бу дущее. Для того, чтобы под няться на борьбу с этой бесов ской властью безнравствен ности, которую я в молитвах называю властью лукавой, не обходимо опереться на духов ную православную основу. Без нее все выродится в но вый сатанизм. А потому я – христианский националист. В основе у меня лежит христи анство, то есть возвращение в России власти, которая будет стоять на заповедях Христо вых. Россия спасется только в том случае, если будет хрис тианским православным госу дарством. Идеологией буду щего Русского государства будет православие, с госу дарственным уважением ко всем традиционным религиям на территории России, как это и было всегда в нашей исто рии. Так вот, если мы говорим о том, что насилие неизбеж но, что выборами мы ничего не поменяем, – надо растить духовных борцов. В основе грядущего возвращения рус ской национальной власти, безусловно, лежит духовная, жертвенная православная со ставляющая. Н. – Причем православ ное сознание должно быть на порядок выше того, что было до революции. Ведь революция была вызвана обмирщением, протестан тизацией практически все го общества. И это склады вается из серьезной работы с молодежью. Потому что она пытливая. От нее спе циально отгораживают ду ховную сферу и скармлива ют ей суррогаты. Огромный блок экрана посвящен экс трасенсам, колдунам, ма гии. Для чего это вдалбли вается? Чтобы выдавить от туда все здоровое. И в ре

зультате получаем духовно больную молодежь. Но бо роться с этим надо. Потому что, если они отсекут от нас молодежь, нам вообще ни чего не светит. К. – На мой взгляд, абсо лютизация православной об рядовости и подмена показ ной воцерковленностью ис кренней личной веры стали одной из главных причин гибе ли империи в 1917 году. Если бы было иначе, то больше вистский комиссар не побе дил бы православного свя щенника в гражданской войне. И дело вовсе не в жадной и не грамотной крестьянской мас се. Те самые «гимназистки ру мяные», которых потом «вели в кабинет», таскали за пазухой революционные проклама ции. Уже до революции вера в Бога была подорвана изнутри внедрением веры в матери альную справедливость. Но одно без другого не существу ет. Советский период нашей истории – это не только нака зание, но и подсказка Господа о дальнейшем устройстве Русского государства. Что же касается молодежи, то она, как ни парадоксально, более прагматична и революционна, чем старшее поколение. Бе зусловно, многим удалось внушить мысль о необходимо сти вписаться в эту жизнь. Смысл современной войны в духовной области против молодежи может быть пере дан так: рабы и слуги не долж ны понимать, что они уже рабы и слуги. Эту категорию несмы шленышей для себя называю «SMS маугли», смысл жизни которых описывается рекла мой пива. Но думающая часть молодежи отчетливо понима ет, что ей не осталось места, кроме лакейского, холуйского в нынешнем устройстве обще ства. На нее и надежда. На дежда на пробуждение рус ского самосознания. Этому же учу и своих четверых детей и двух внуков. Старший сын Александр – в федеральном


Переправа розыске по делу о покушении на Чубайса. Дай Бог ему ду ховных сил в стоянии за прав ду. Младший сын Кирилл за кончил третий курс философ ского факультета: тоже ищет смысл жизни. Сложилось так, что оба сына родились на се веро востоке Германии, в земле Мекленбург. Внушаю им, что они родились на древ ней варяжской земле. Сам по явился на свет на Дальнем Востоке, после окончания Су воровского училища в Уссу рийске, четыре года учился в Киевском общевойсковом училище. Офицерскую службу начал на Псковской земле. Вспоминаю, как я приехал в этот славный город после окончания училища. Я тогда привык к тому, что вокруг ме ня – украинская речь. Я и сам то уже немного «размовлял на украинской мови». А тут выхо жу из поезда, подхожу к авто бусной станции и чувствую: что то не так. Вижу людей кре стьянского вида, простых, а они говорят на чистом рус ском языке. Это были мои первые ощущения своей рус скости на автобусном вокзале в Пскове (а мне было уже 22 года, я был лейтенантом, ком сомольцем, конечно). До это го я чувствовал себя только советским. Хотя всегда знал, что я русский. Отец, помню, гордился, что мы из донских казаков, которые были пере селены по Столыпинской ре форме в Сибирь. Но до этого я обо всем просто знал – не бо лее того. Так что осознание своего русского начала, при частности ко всей русской ис тории, к истории своих пред ков – наверное, главное в ра боте с молодежью. Х. – Когда вы получили освобождение? К. – Пятого июня, на Возне сение. Х. – Какие ваши прогно зы на будущее по реализа ции ваших идей? Кто станет во главе борьбы за возрож дение России?

К. – Свыше 750 писем при шло мне в тюрьму, и там часто звучал этот вопрос. Мое лич ное мнение такое: кто первый скажет «За мной за Веру и Отечество!», тот и возглавит. Кто почувствует в себе духов ную силу поднять русский на род, кому Господь скажет: по дымай, – тот и станет во главе. И если это будет крестьянка, как Жанна д'Арк, или мясной торговец, как Козьма Минин, или школьная учительница русского языка Марья Иванов на, я пойду за ними. Х. – Процесс сложный. И вместе с тем он обоюдный. Ведь и лидер формируется по мере формирования на родного настроения. Но и люди должны почувство вать, что дальше в таком разврате и в таком вертепе жить невозможно. Н. – Сейчас в мире много угроз: экологических, фи нансовых, продовольствен ных, террористических… К. – Да, где вспыхнет, неиз вестно. Она, вспышка, может быть и невооруженной, если на улицы выйдет огромная масса людей недовольных. Х. – В 93 году недоволь ных людей молотили опла ченные властью и подколо тые люди в униформе… К. – А вот поэтому – если народ выйдет на улицы – это потребует организации. И тут лучшим организатором явля ется, конечно, армейский, офицерский состав. Наши ве ликие предки Минин и Пожар ский пошли по линии органи зации военного ополчения и последующего похода на Москву. Как оно будет выгля деть? Важная роль будет при надлежать политическим пар тиям, общественным органи зациям, в том числе и Военно Державному Союзу России. Сейчас Кондопога может вспыхнуть в любом уголке Рос сии, пожалуй, кроме самой столицы. Кроме того, очевид но, что надвигается глобаль ный передел мира. Штаты не

выдержат финансовых про блем. Вся эта зеленая резаная бумага, их хваленая финансо вая система доживает свои дни или месяцы. Будет дефолт. Американцы сейчас потребля ют 40% мирового валового продукта, а производят только 20%. Если начнут жить по кар ману, то будут жить в два раза хуже. Сократи сейчас США ВВП в два раза, – и будет нане сен сильнейший удар по всем их программам. Н. – А 50 триллионов их долгов? К. – США, по честному, должны объявить себя банкро том. А это глобальный кризис. Вот он то и решит: станет ли Россия объектом или субъек том геополитики после этого дележа. Н. – Возможна военная оккупация? К. – Эту страшилку часто запускают для пресечения мыслей о национально осво бодительном восстании. От ветственно заявляю: как толь ко на территории России воз никнет хоть один взвод НАТО, у нас – слава Богу – появится зримый враг. Дальше уже дело техники. Надо только попро сить, чтобы натовские дивизии и бригады пришли с новым во оружением, особенно с новы ми средствами ведения раз ведки и связи, ведь у нас уже все устарело, надо менять. Было бы неплохо, чтобы лич ному составу войск НАТО вы дали денежное довольствие в евро за несколько месяцев вперед. А если без шуток, то ни один батальон НАТО вы в Россию палкой не загоните: там знают, что такое русский солдат. Тем более, что новое российское военно политиче ское руководство сумеет пра вильно распорядиться всем имеющимся арсеналом, в том числе ядерным, для защиты чести, свободы и независимо сти нашей Родины. Интервью записал Василий ИРЗАБЕКОВ

15


Переправа

АПОЛОГВИСЯТРЯСКИ: pro et contra

Наша нынешняя беседа посвящена духовности современного военного человека. Эту актуальную тему обсуждают с разных ракурсов дьякон московского храма Спаса Нерукотворного Образа на Сетуни, ветеран Великой Отечественной войны отец Николай Петрович Попович, а также молодой офицер, окончивший высшее военное училище, и литератор. Оба со беседника о. Николая пожелали остаться неназванными.

Дьякон Николай Попович

Офицер. – Батюшка, как выпускник военно го училища, я изучал историю России и хочу по нять, почему все таки произошла революция и исчезло великое государство. Мне кажется, что одна из причин состоит в том, что русские госу дари, будучи, безусловно, лично глубоко право славными людьми, были при этом людьми не русскими. Может, поэтому масса народа, не ис пытывая к ним чувства национального родства, в конечном итоге пошла за комиссарами в ко жаных тужурках? Попович. – А что, разве к комиссарам в ту журках у народа это национальное родство как то проявлялось? Там же был сплошной интерна ционал! Дело не в крови. Я хочу подарить вам очень хорошую книжечку святителя Николая Сербского, где нацисты допрашивают капитана сербской армии. Причем трибунал возглавляет

16

судья протестант, а в числе обвинителей – эсэ совец. Последний и спрашивает обвиняемого: «Ты кто?». Он отвечает: «Я христианин». «Ты это го еврея исповедуешь, Иисуса Христа?» Он го ворит: «Он еврей по крови, но Он Бог, он вне на ции». Он эфиоп? Эфиоп. Японец? Японец. Серб? Серб. Потому что Он – Сын Человеческий. Это мой ответ. Вот император Павел I – какой чудный государь был, а при этом какой имел замес по крови? Или Ее Императорское Высочество, свя тая мученица Елизавета Феодоровна Романо ва – англичанка по матери и немка по отцу! О. – Согласен. П. – Так что кровь тут ни при чем. Если пой дем по пути превозношения чьих либо «голу бых кровей», то непременно придем к Гитлеру. Возьмем нынешнюю жуткую трагедию с Украи ной. Почему Русь, при всей нынешней беде, в отличие от малороссов, все же едина? У нас нет нескольких Церквей, нет никакого желания пе рейти в Церковь римско католическую, или протестантизм, или под омофор Вселенского Патриарха. И пусть мы сегодня слабенькие, но мы единые, православные, и над нами – наш Святейший Патриарх. Русский человек отлича ется от малоросса не кровью, а тем, какова его история. Украина была то под поляками, то под литовцами, то под австрияками. Это и внесло страшное разложение в душу, а не в кровь, хотя это тот же славянский народ. Большевики сумели сыграть на соборности русского народа, на его коллективном желании всеобщего блага, на идее равенства и социаль ной справедливости. Народ полагал, что земля будет общая, фабрики будут общие, и в то же время он не понимал страшной богоборческой сути происходивших явлений. Литератор. – Какие еще причины револю ции вы бы назвали? П. – Одна из важных причин – проникнове ние светских идей просвещения в народ. Он сказал себе: господа то не веруют, а я мужик простой, умнее их, что ли? Вера перешла в ра зум. А умом Бога не постичь. Потому как вера идет впереди ума. О. – А почему вера перешла в разум? П. – Потому что, начиная с XV века, европей цы – особенно немецкая нация – через протес


Переправа тантизм и вольнодумство освободились от Церкви. Ведь что такое Церковь? Это запрет на произвол, это аскеза. Пусть и католическая, но это аскеза, это нравственное совершенствова ние. А человек освободил свое сердце от обя занностей жить чисто, честно, и вера перешла в разум. А наша аристократия всегда заискивала перед Западом. И – заразила этой болезнью собственный народ. О. – Протестантизм пришел к нам с Петром Первым?

было на Афоне в 1938 году. И что, спрашивает кардинал, много здесь таких? Много, отвечает, вся братия. Почему же, спрашивает он, имея такую духовную основу, Россия не создаст государство крепкое и во всех отношениях та кое же развитое, как Запад? Преподобный Силуан отвечает ему: мы привязаны не к зем ле, а к Небу. О. – Значит, пусть либералы сидят во влас ти? Простите, что перевожу разговор на ны нешнюю российскую конкретику.

П. – С Петром пришел даже не протестан тизм, а идея устроить великое государство – здесь и сейчас: флот, армию, мануфактуру. Луч ше жить! И Петр, увидев более высокий уровень жизни на Западе, успехи Европы в военном от ношении, сделал вывод, что Православная цер ковь сдерживает безграничное развитие этих производительных сил. О. – А почему сдерживает? П. – А потому, что если взять ортодоксаль ную православную точку зрения, то все мы – гости на земле, и, следовательно, материаль ные заботы хороши в меру. Великий наш свя той преподобный Силуан Афонский, бывший гвардеец, простой солдат, стяжал высокую благодать. Однажды он поразил своей духов ностью одного католического кардинала. Не образованностью, а именно духовностью. Это разные вещи. И тот сказал: я поражен. Дело

П. – Не в этом дело. Мир приходит к концу. Святитель Игнатий Брянчанинов, дворянин, бывший офицер и блестящий богослов, писал в начале ХIХ века с горечью: «Не тщись, человек, изменять судьбы Божии на земле. Думай о спа сении своей души». Почему он так сказал? Он предчувствовал грядущие глобальные ката клизмы, причина которых была одна – отход че ловечества от Бога. И он, этот отход, настолько глобален, что в этих условиях придумать что то очень сложно. В то же время, если вы станете на путь личного спасения, да еще на путь пра вославного подвижничества, то сразу же при влечете к себе очень много народа. Потому что таинственный свет христианства будет распро страняться от вас на других. Как сказал препо добный Серафим Саровский:,«стяжи дух мирен – и тысячи вокруг тебя спасены будут». Сейчас эту фразу затаскали, но она – основа основ, и

17


Переправа

достичь такого состояния очень трудно. Какую задачу ставит Христос перед человеком? «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Лучше не скажешь. Сегодня особенно легко по верить в Бога, потому что все «измы» размыты. Обессмыслилось все: и государственный про цесс, и строительство, и наука, и искусство. Кстати, возьмите восемнадцатый век: там бы ло все, к чему стремитесь вы сейчас: империя, гвардия, слава, честь, погоны, заслуги, имения, университеты. Россия была цела и по земному велика – а ради чего? При Екатерине Великой мы создали могучую державу, а в то же время монастыри она безжалостно уничтожала. А Гос подь так сказал ученикам: «Бойтесь закваски иродовой, саддукейской и фарисейской». Что это такое? Закваска иродова – это государство. Это тот государственный фетиш, идол, который воплощали Гитлер и Наполеон. Государство цветет. А за счет чего? За счет подавления духа. Саддукейская закваска – это архиереи, кото рые распяли Христа, это католические папы, которые исказили православие. Может, частич но и некоторые православные в разные време на. И, наконец, фарисейская закваска. Это – ду ховенство. Очень трудно следовать за Христом.

18

И нередко пастырь говорит правильно, но, увы, не живет в соответствии со своим словом. По тому как это – борьба с самим собой, а ее дале ко не каждый выносит. И все равно сегодня я оптимистичен. Мы получили миллионы мучени ков, вся русская земля полита их кровью. Кро ме того, историческим процессом руководит Господь, а не люди. И Он попускает напасти, рождаемые человеческой греховностью, чтобы люди вразумились и обратились к нему в поры ве покаяния и любви, в том числе и взаимной. Сегодня говорят о Ленине и Сталине. Так вот, если бы победила ленинская пози ция, то России пришел бы конец. Я далек от похвалы Сталину, потому что он уничто жил русское крестьянство, офицерство, принес много беды, но в то же время от лично понял, что принял господство над русским православным народом. Он уста новил «соборность» в виде коллективизма, почитание вождей партии, как «святых». И даже гимн воссоздал. Все было скопиро вано, и все до поры до времени действова ло, пока не обессмыслилось. Потому что царский православный запас христианства в душе народной стал иссякать. Далее, что сказать о формуле: «Нет власти, аще (если – прим. ред.) не от Бога»? От Бога ли была власть коммунизма? Нет, она попущена Богом. И сегодняшняя власть попущена Им. Хотя она ближе к Богу, чем коммунис тическая. Я вижу, как молится президент, как он подает икону. Мы же не знаем тай ных движений его души. И здесь не надо ставить поспешные клейма и штампы. На чиная с Александра Первого, весь Запад ненавидит Россию лютой ненавистью. И его цель – Россию уничтожить, забрать ее ресурсы. Поэтому самая главная задача сегодня – воцерковление русского народа и его вождей. О. – Как же воцерковить людей, если рус скому человеку с утра до ночи в течение 20 лет закладывают в душу сатанинство? Кто будет во церковляться? П. – Согласен. Мне были непонятны недав ние слова президента о том, что у нас лучшее телевидение. Л. – Может, это слова в кредит? Но где же здоровая критика в адрес ТВ, идеологически заменившего собой райкомы партии? П. – Я видел, как Медведев и Путин на Пасху стояли с женами, крестились, кланялись на ек тениях, на каждом прошении. Это все таки оп ределенная церковность, а человек – не схема. Я уже старый человек, многое видел, и я ценю в человеке всякий добрый импульс. А совершен ный публично и сверху, он, этот импульс, имеет резонанс по всей стране и западает в души. Бо лее того, он сообщает обществу определенные


Переправа установки, расценивается как руководство к действию, как знак того, что в церковь ходить и почетно и нужно. Нельзя этим пренебрегать. О. – Вы считаете, что крестообразные дви жения имеют отношение к вере? П. – Не судите, мы не знаем тайн человече ской души. Возьмите для сравнения «Очерки русской смуты» Антона Ивановича Деникина. Отец у него крестьянин, сам он человек не цер ковный, тоже царя сдал. Он пишет, что под Петербургом стоял запасной полк, несколько тысяч человек. И была в нем походная церковь. После масонской революции 17 года, по решению собрания советов полка поручик предложил в этой церкви сделать нужник. И солдаты ходили туда и мочились. Понимаете, в чем дело? Зараза безбожия, которая вошла в наш народ, до сих пор не изжита. О каком монархе или православном лидере сейчас можно говорить? Мы получили такого правите ля, какого заслужили. Крестится – и слава за это Богу! В храме стоит, а не где нибудь еще – и хорошо! А теперь о военных. Многие высшие воен ные чины были возмущены фильмом «Штраф бат». А я считаю его лучшим фильмом об Отече ственной войне. Потому что негодяй, майор КГБ фактически командовал всей дивизией. И боевой генерал боялся его! Особист – это бы ло все. У советского офицера руки были связа ны политруком и особистом. Сравните: во вре мя последнего покушения на Гитлера немецкий полковник прошел в ставку генштаба, в бункер Гитлера, где никто ни разу не проверил его портфель со взрывным устройством. Никто не смел его обыскать, ведь он – офицер! К Стали ну так не смог бы пройти даже Жуков. Наш офи цер был лишен чести и достоинства. Не случай но в русской дореволюционной армии не было ни одного случая предательства. А в советской армии – сплошные перебежчики. Потому что дух был уже другой. Неправославный. А вот как дух воспитать – вопрос другого порядка. Что касается личного спасения, о котором мы уже говорили, то нельзя его недооцени вать. Если монах христианин уходит в келью, кается и молится, то он постепенно становится светочем для всех. Это – компас духовный. Он молится за весь мир. Молитва у него, как «Ка тюша». И если человек творит сегодня крест ное знамение, исповедуется и причащается, целует икону, то я считаю, что он не полностью находится под властью сатаны. А вот большин ство офицеров и генералов царской армии, ко торые сдали православного государя, были формально людьми православными, а по де лам своим – безбожниками. И тоже требовали лучшей жизни, хотели социальной справедли вости, желали равенства, братства и счастья. И получили.

Теперь о другом. Никому и никогда не посы лается крест, который нельзя вынести. А потому я считаю, что все, что происходит с Россией по сле 90 х годов, – это еще одно испытание для нашего внутреннего очищения, которое необ ходимо выдержать. Не в смысле молчать, тер петь и потакать злу, но собирать духовные силы для сопротивления. Святой Иоанн Кронштадт ский также говорил о том, что Россию постиг нет страшное кораблекрушение, которое раз несет ее в щепы. Однако потом они, щепы, со берутся. Путин, когда еще был президентом, приезжал к покойному ныне старцу Иоанну (Крестьянкину). Зачем он приходил к нему и они беседовали целых два часа? Разве это не положительный момент? В любом случае пози тив был однозначно – президент пообщался со святым человеком и наверняка услышал от него то, что действительно было необходимо и ду шеполезно услышать. Л. – Во всяком случае, это нечто доселе не виданное. Попробовал бы Сталин сходить к Ма тронушке. Были слухи, что он якобы к ней хо дил, но они ничем не подтверждены. Его бы сразу убило партийное окружение. Вопрос ос тается следующий: какая форма преодоления

19


Переправа

существующей ситуации является наиболее эффективной и единственно возможной? Поня тие воцерковления нуждается в уточнении, многие не понимают, что это такое. П. – Начинать надо с самого главного: что такое человек, для чего он живет на земле, для чего родился, что такое смерть. Выше Христа человеческая история никого не знает. Даже Эйнштейн, иудей, сказал, что в Нем нет тени. Образец дан? Дан. Для кого? Для тебя, для ме ня, для него. Серьезное осмысление этих во просов поднимает человека на немалую духов ную высоту и помогает быть честным перед са мим собой и Богом. О. – А вопрос соотношения спасения и су ществующего нравственного беспредела? П. – Сегодня светское государство не лиша ет вас жизни, не расстреливает за малейшее слово протеста десятками тысяч, как это было в недавнем прошлом. Сегодня священник как ни когда свободен в своей проповеди. Даже до ре волюции такого не было. То же самое могу ска зать о христианине. Он в состоянии открыто благовествовать. Во всяком случае, может поз волить себе это попробовать. Было бы жела ние. И это – Божий промысел о нас, чтобы мы

20

укрепились духом. Не в пассивности, не в быто вой суете, а через формирование в себе хрис тианина, не приемлющего лжи. О. – И либералов батюшка на проповеди может обличить? Пофамильно? П. – Может. Но разве дело только в них? Кто противник Христа? Дьявол и его легион. Кто по бедил дьявола? Христос. Чем победил? Крес том. Любовью. Ненавидь не человека, а грех, живущий в нем. Либералы, может, для того и попущены Богом, чтобы испытать нас. А ты не поддавайся, проявляй силу духа. Без борьбы и победа не славна. О. – Почему же власть государственная не может быть изначально нормальной? П. – Человек везде одинаков. И на прези дентском кресле, и в келье, и в Генштабе. Себя надо изменять, тогда и власть станет че ловеческой. А без этого, как ни крути, а все ос танется по прежнему – кто бы эту власть ни за хватил. В истории было великое множество примеров, когда оппозиция брала власть в свои руки, становясь на место неугодных, а по том делалась точно такой же – тиранической и кровавой. Вспомните – благими намерениями выложена дорога в ад. Провозглашаем одно, а на практике получается совсем другое. Страсти то не изжиты! Православия во мно гих – кот наплакал! Религии еще совсем не знают, собственного духовного опыта никакого нет, а туда же, норовят вести за собой народ, свергать неугодных! Да такие самоуверенные люди, получив власть, озвереют в одночасье! И всех потянут за собой в преисподнюю! Страсти – это же не ерунда, не мелочь какая нибудь, это могучие силы, полностью порабо щающие и растаптывающие людей, парализу ющие их волю к добру. Так что в человеке все дело, а не во внешних обстоятельствах, которые все то и дело хотят менять, думая, что дело только в них. Какая ошибка! Власть предержащим, равно как и стремящимся к вла сти нужно быть ближе к святой Церкви. Она – великая тайна, в ней совершается спасе ние человеческой души. А власть сейчас та, ка кую мы заслужили. Возьмите 17 год. Как толь ко царь вынужденно отрекается от престола, сразу наступает самостийность. Сразу и по всеместно идет распад. А кто виноват? Генералитет. Все командующие фронтов по требовали отречения. Все! Большинство офи церов стояли под козырек: свобода! Вот и по лучили свободу. А потом уже формируется Белая армия. И если кто то пытался что то по править в этом отношении, так это Врангель Петр Николаевич, но уже все, было поздно. А казаки как повели себя? Пускай москали де рутся себе, а мы на Дон, к бабам. Хватит воевать! И два миллиона чикнули их. Все вино ваты, все согрешили в России против


Переправа Бога и царя, все – и гражданские, и военные. А когда Николая Второго арестовали, почему народ не восстал? О. – Почему? П. – А потому, что потеряли веру в Бога. По тому, что возлюбили материализм и вседозво ленность, воспротивились христианским запо ведям, христианскому царю, захотели власти и изобилия. А заодно и крови. Л. – И слухам верили, распускаемым о ца рице, что она немецкая шпионка. А это – чис тейшая семья. И о Распутине распускали лжи вые слухи, дискредитировавшие царя. П. – Я пережил эту неправду десятки раз. Бог судья всем отступникам и предателям. В основе их поведения лежит ненависть ко Христу и рав нодушие. Для меня, кстати, самый страшный че ловек – именно равнодушный. Таких людей, к со жалению, очень много. Они не задумываются над Истиной. Человек забывает, что здесь он очень кратковременный гость. Пришел и ушел. А Христос умер на кресте за каждого из нас, за каждого индивидуально! За эфиопа, за русского, за еврея, за казаха, за татарина, за малоросса. Это тоже великая тайна. Пострадал за всех нас, чтобы все мы вошли в жизнь вечную. Так что лю ди, которые хотят с налета насильственно что то менять, просто не знают христианства. И самое ужасное, даже не хотят его знать, ограничивают ся своими субъективными убеждениями. Л. – Давайте вернемся к нашей главной те ме. Преподобный Сергий Радонежский благо словляет воинов на брань. И сегодня военный человек – такой же, как и вчера и во все време на. Он любит определенность и четкость в отве те. Требует поставленной задачи. Вот точка ки пения дойдет однажды до 100 градусов, и тогда что делать? Как выходить из положения? Види мо, ответ в том, что людям верующим и ответ ственным надлежит быть более социальными, более гражданскими. О. – У митрополита Филарета сказано так: Люби Отечество, гнушайся его врагами. Значит, так и надо действовать. П. – Правильно. Но не забывайте одного: этот тезис далек от совершенства. Христос ска зал: «Любите врагов ваших». Каких? Всех. Он же говорит Петру: «Спрячь меч в ножны. Неуже ли ты думаешь, что я не смог бы упросить Отца, и Он послал бы мне двадцать легионов анге лов?». Он возлюбил врагов до конца. И это – наш идеал. Однако нынешняя несовершенная жизнь вносит коррективы в эту одну из самых высших Христовых заповедей. Мы постоянно живем по принципу выбора меньшего зла по сравнению со злом большим. О. – С вашего разрешения перейдем к сле дующему вопросу. Если мы, русские, имеем Богом избранную миссию на земле, то как же может народ Богоносец жить в этом вертепе?

Терпеть весь этот безнравственный произвол? П. – Всему есть свой предел. Скорее всего, он примет форму какого то катаклизма. Не слу чайно на земле попускаются трагедии и войны, чтобы ожесточившиеся и нравственно огрубев шие люди пришли в себя. Там, где царят алч ность и разврат, – там и разложение, потому что духовность оттуда уходит. То же и с режимами, где культивируется голая сила и мощь. Человек уходит от борьбы с собой, все сосредотачивает на внешнем. А это – трагедия. Л. – Ситуация, видимо, будет складываться по Божьему попущению, то есть спонтанно. В неких точках могут разгореться события вроде Кондопожских, которые всколыхнут общество. Но всему – свое время. У Высоцкого есть песня о человеке, который вышел из заключения на свободу, а он к ней не готов. И в песне есть та кие заключительные строчки: Лили на землю воду, Нет у колосьев чуда. Мне вчера дали свободу, Что я с ней делать буду? Вот мы сейчас тоже хотим свободы. А отчего до сих пор живем в рабстве? Какая причина? Не готовы к принятию Истины во Христе, нет к ней

21


Переправа

Барон П.Н. Врангель

должного жертвенного порыва. Преобладают неверие, эгоизм, страх и пассивность. А ведь когда евреи не приняли Христа и отверг ли Его, они подверглись рассеянию. Храм был разрушен, и государство стерто с лица земли, Иерусалим распахан под поле. Это было нака занием евреям за грех Богоубийства. Когда Россия отреклась от царя и православия, пред почла им ВКП(б), атеизм и материализм, все это остаточным валом докатилось до сегодняш него дня. И мы, возмущаясь тем, что подверга емся насилию и угнетению, не подозреваем, что над нами, как и над древними евреями, испол няются слова древнего пророка Исайи, который говорил: «Вол знает владетеля своего, и осел – ясли господина своего, а Израиль не знает Ме ня, народ Мой не разумеет. Увы, народ греш ный, народ, обремененный беззакониями, пле мя злодеев, сыны погибельные! Оставили Гос пода, презрели Святаго Израилева, – поверну лись назад. Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смяг

22

ченные елеем. Земля ваша опустошена, города ваши сожжены огнем, поля ваши в ваших глазах съедают чужие, все опустело... Омойтесь, очис титесь... научитесь делать добро...» (Ис. 1, 3–7, 16, 17). Пророк призывает евреев к покаянию. А покаяться – это значит вернуться к истокам, к Богу. И тогда уже действовать. Это и наш путь. В традициях славного дореволюционного про шлого. А сегодня хотят каких то крутых измене ний, но опять вне Бога. Должны быть правиль ные духовные установки. Да, надо, по идее, воз любить врагов. Но мы живем в страшном и жес током мире. И если мы бросим оружие, откры вая грудь мечу врагов и подставляя щеки, то на наших глазах они, смеясь, будут насиловать на ших детей, а нас с презрением убьют, наступив, как ацтеки древности, перед нашей смертью нам ногой на лицо. Сказано: «Не убий!». Пра вильно. Но была Великая Отечественная война. Был воин освободитель. Он убивал фашистов. Виноват он в грехе убийства так, как бандит, вы резавший беззащитную семью в какой нибудь горячей точке? Нет конечно. Так что все это нуж но учитывать. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). Или возьмите горячий пример с войной Грузии против Южной Осетии. Россия вступилась за беззащитных – и поступила правильно, по евангельски. Разве это, кстати, не достойный пример политики нынешнего президента? Мы преподали урок деятельной любви к ближнему, хотя он и имел вид жесткой военной силы в отношении агрессора. А что делать? Подчас только такой уровень жертвенной любви (а мы ведь рисковали сотнями жизней наших миротворцев) действу ет в этом несовершенном мире и хотя бы отчасти снимает борьбу противоположностей. Что же касается общей ситуации внутри нашего общества, то конкретную форму богоугодной жизни в нем покажет время. О. – С Осетией – понятно. Но внутри то нашего общества безнравственность и сатанизм при этом никуда не ущли. Что с этим прикажете делать? П. – Будьте честны, принципиальны. И дей ствуйте профессионально, как военный, сооб разно с этим. А Бог подскажет, как именно. С Осетией подсказал? Ну вот. Но там с самого начала все было предельно ясно. А есть ситуации посложнее. Кстати, неизвестно, как в дальнейшем на том же Кавказе положение будет складываться. Поэтому надо уметь слы шать Божию волю. Спросите – как? Через стя жание чистоты и святости. Да да! Это единст венный способ быть с Богом и правильно жить. А без Него хоть весь мир завоюйте и всех либе ралов положите на лопатки – никакой пользы. Сами точно такими же станете. Без Бога чело век рано или поздно делается зверем.


Переправа О. – Ну а бесы пусть сидят на ТВ, кружат над Кремлем, да? А я буду спасать себя! П. – Только меняя себя, вы делаетесь по$на$ стоящему полезным для других. Что тут непо нятного? Это – не мое мнение, а железная ду ховная логика Святых Отцов. Если вы погибаете во грехах, о каком коллективном спасении дру гих людей может идти речь? Слепой куда пове дет слепого? Например, если вы одержимы жаждой власти?.. Пожонглируете христианст вом, выхватив что то из его контекста, захвати те эту самую власть – и начнете всех вешать! А христианство моментально забудете, оно же к любви призывает, к прощению, к тому, чтобы быть всем слугой!.. Вот так. Поэтому надо сна чала утверждать веру в себе! А она начинается с личного покаяния. Именно оно открывает путь ко Христу. Сказано Иоанном Предтечей: «По кайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Это он говорил об условии прихода ко Христу. Так что без видения собственных грехов нет христианства. Воцерковись, смири свои страс ти – и только тогда сердце откроется Богу, и ты поймешь Его волю правильно, точно и наверня ка. Только так. Иначе что путного вы сделаете и кто из настоящих людей за вами пойдет? Даже в Византийской империи, где православие бы ло официальной религией – все ли спасались? Не думаю. Хотя внешние условия были налицо. Значит, не это главное. Но это я так, к слову. О. – Однако Минин и Пожарский подняли же людей! Почему подняли? Была Смута, преддве рие конца. А сейчас на Руси третья Смута. И что же – сидеть посиживать, лбы об пол расшибать? П. – Опять двадцать пять! Минин и Пожар ский были глубоко верующими людьми. И об щество, несмотря на Смуту, помнило в глубине своей Христа. Потому Смуту и преодолели. В этом смысле религиозная передовая важнее пушек. А сегодняшние военные только только приходят к вере, едва касаются ее, а думают, что уже все знают. Какое заблуждение! И пони мание молитвы как «расшибания лба» – грубо и невежественно. Так может говорить только че ловек, не имеющий никакого духовного опыта и не понимающий его. Молитва – это спаситель ное богообщение и испрашивание у Господа силы на благое изменение себя и мира вокруг. Поймите, духовная жизнь – искусство из ис кусств, и в ней есть свои непревзойденные спе циалисты, Святые Отцы. Не вставайте на их ме сто, не «поправляйте» православие в угоду по литическому моменту. Это все равно, если бы я сейчас пошел в Генштаб, оттолкнул генералов от схемы ракеты «земля земля» и начал что то менять в ее чертежах. Что тогда будет? Куда жахнет ракета? Так и вы – печатным шагом в сферу высшего богословия хотите войти и всех построить? Не надо. Пусть каждый профессио

Генерал А.И. Деникин

нально занимается своим делом. Усвойте эле ментарные духовные вещи – и довольно с вас. О. – Что ж, получается – я умру, а мои дети останутся при этой сатанинской вакханалии? Нет, пусть монахи молятся, а нам надо дело де лать. Иначе так ничего и не изменится. П. – Еще раз говорю: надо самому утверж даться в вере – и тогда, если нужно, и время за$ медлится, и цель верно определится, и практи$ ческие дела пойдут быстрее. Вне Бога и молит вы все обессмысливается. Жизнь вне молитвы приводит к тому же безбожию. А все безбожные революции в этом смысле представляли собой перемену мест слагаемых, сумма же, качество пришедших во власть оставалось прежним. Те же страсти. Сегодня в обществе, и в особенно сти у военных, преобладает поверхностное по нятие о вере и молитве. Жили то целых сто лет под атеизмом, вся духовная традиция отбита. Подлинная молитва – это самое главное дело на земле и в мире, это самый тяжкий и ответст венный труд, это богообщение, это изменение себя, это получение духовной силы и мудрости от Бога. Убийственно неправы те, кто рассуж дает о молитве и вере с налетом скептицизма,

23


Переправа

как о чем то никчемном. Не стоит. Молитва – это та сила, с которой нам никакой враг не страшен. Не медитировать, не закатывать глаза к небу по образцу кликуш, не вызывать у себя стигматы, как это проделывал над собой Фран циск Ассизский, не биться в экстазе, как Ката рина Сиенская, а со смирением и покаянием просить у Бога избавления от беды. И укреп ляться духом и разумом. Причем так должны молиться все. И военные в особенности. Чтобы Господь их вразумил и раскрыл глаза на истину, подсказал, как правильно поступать, вложил верные и спасительные планы в сердце. И здесь крайне важно качество мысли и ее духов ная составляющая. От нее зависит, куда снаряд полетит. По своим или по врагам. О. – Не беспокойтесь, нажмем куда надо. А насчет молитвы вы правы, простите. Но есть люди, которые к этому специально призваны. Я это имел в виду. Нельзя всем же только мо литься. Это все таки удел монашества. П. – Монах и молился и тысячи послушаний разных при этом выполнял. Корчевал лес, ко пал землю, сажал картошку, полол, строил, ухаживал за скотиной. Но с молитвой. То же пусть делает и военный в своей области. И врач. И учитель. Каждый. Мы все христиане, молитва должна быть для нас как воздух, и все мы призваны в Боге искать силу и мудрость. Только Он – надежный и спасительный ориен тир и на земле, и в вечности. В этом смысле во енный ничем не отличается от монаха. И тот же учитель. И врач. Мы все – во Христе. А верный

24

путь к Господу лежит только через молитву, об смеянную слепцами. А вот чтобы она заработа ла, нужно духовно трудиться, очищать сердце прямой жизнью, молитвенным правилом и по стом. Военный, соблюдая все это, будет с осо бым тщанием и ответственностью выполнять свой долг, защищать Родину и народ, идти в наступление и подавлять сопротивление про тивника, если тот пересек рубежи Отчизны или пытается сеять смуту внутри страны. А что ка сается России и ее возрождения, то посмотри те – сколько сейчас витает проектов по нацио нальной идее и так далее! Большинство из них – полный бред! Национальная идея в Рос сии была, есть и будет заключена в правосла вии. Кроме того, русский народ органически тяготеет к единовластию. Важно только ука зать правильный ориентир и самим быть его достойными. Вы в начале беседы спрашивали о причине революции. Вот вам ответ: еще за долго до революционной смуты наши русские патриоты восхотели строить великую Россию. И начался колоссальный, невиданный ранее экономический рост. Мы по всем параметрам догоняли самые развитые европейские стра ны, а по ряду показателей вообще были первы ми в мире. Но весь запал – обратите внимание – был брошен именно на экономику, политику и иные материальные аспекты. Быть первыми, выйти на новые рубежи, развить армию и флот по самым передовым технологиям – а в ре зультате наступил полный крах, ибо ослаб мо литвенный порыв к Богу, и небеса закрылись.


Переправа Захотели устроить жизнь без Творца, без нрав ственных заповедей и ограничений, без борь бы со своими страстями. Весь интерес обрати ли на внешнюю сторону, на успехи, на фанфа ры. Вот так. И свершилась чудовищная темная революция, порожденная повальным общест венным безбожием. Великая империя пала, так как все эти экономические скачки и рывки де лались за счет отступления от идеи Святой Ру си и богоугодной православной царской влас ти. Прогрессивному обществу они оказались ненужными. Россия вступила на путь сытый, процветающий и светский. А ей от Господа, как и древнему Израилю, была уготована совер шенно иная судьба – нести свет Христовой ис тины народам и защищать православие, пре ображать души человеческие (та же трагедия повторилась впоследствии и в СССР – те же ус тремления – пять в четыре, догоним и перего ним, будем везде первыми, повернем реки вспять, покажем всем кузькину мать, а также последнего попа и жулика,– и все вновь разва лилось, потому что строилось на зыбучем пес ке шапкозакидательства и безбожия!) Военные во время Февральской революции поч ти все были безбожниками. Выступали против православного царя и презирали Церковь. Мы – пе редовые! Монахи, церковники – тунеядцы, приспеш ники прогнившего самодержавия»! (те же речи от слепых прагматиков слышны о Церкви и сегодня: «набивают карманы», «обнимаются с глобалистами» и прочие лживые ярлыки, идущие от порочных обобщений!). А религиозного, главного смысла жиз ни себя тем самым лишили. Доразвивались до ледо кола «Ленин», до первой космической ракеты с чело веком на борту! А где теперь все это? Об экономике и говорить нечего. Вот вам и «поднять народ»! Куда, за чем? Определитесь, наконец! Без Бога – ни до поро га! Подумайте, отмерьте семь тысяч раз, воцеркови тесь, а потом уже только рубите! Но – во имя Святой Руси, а не ради очередной «великой России» без Бо га! Или где религия – лишь дымовая завеса!.. И без злого мщения, без чуждой христианам жажды крови, ибо ничто так не разделяет людей, как кровь. Иначе все повторится снова – очередное насилие, деспо тия, демагогия, стагнация и развал. Только в Боге ус покаивается человек. Сложнейшая и ответственней шая вещь – выбор духовной цели жизни для народа, который дезориентирован и измучен. Понятно, что вам, честным военным, ны нешний расклад не нравится. Но всякое изме нение начинается с души человека, с ее хрис тианского преображения. У лидера должен быть не сиюминутный запал – выбежал, паль нул, банк с телеграфом захватил и врагов к стенке поставил (вспомните для сравнения, как гуманно обходилась русская армия с плен ными французами) – а сильная и правильная духовность, деятельная и жертвенная любовь к людям, жизнь, основанная на соблюдении

заповедей Божиих. Для чего? Чтобы после этой первой победы, достигнутой на право славн патриотической волне, он не установил очередную тиранию и не начал рубить сплеча, объявив себя властителем душ. Чтобы щепки, щепки то опять не полетели! Чтобы жесто кость и кровь не одурманили мщением его сердце, еще далекое от Христа. Вспомните – после окончания Смуты Михаил Федорович Романов всех по православному простил, всех своих прежних врагов – и бояр перебеж чиков, и тушинских наймитов, и даже прямых изменников. Всех. Как сильный и милосерд ный царь. И эти измученные, в большинстве своем растерянные и запутавшиеся в обста новке люди с великой благодарностью вос приняли этот широкий царский жест – и пока ялись. И служили Романовым верой и правдой. Вот если будет у нас такой вождь, тогда каждое его слово отзовется в народе как на бат. И дело такого лидера станет благословен ным. И народ, услышав его, перестанет, нако нец, быть толпой и превратится в собор муже ственных людей, озаренных светом Христовой истины. И тогда каждый будет делать положен ное ему дело. И – активно менять ситуацию на Богом данном ему уровне, не дожидаясь попу щения беды. Но знайте, – без личного спасе ния,которое вы почему то ставите на второй план, никому из нас все равно не обойтись. Никому, слышите? Ведь это – спасение нашей собственной души. Нельзя же прицепиться, за драв ножки, к другому человеку и на нем в рай въехать! Не выйдет. Грехи то свои куда денем? А их у нас воз и маленькая тележка. И за каждый из них нам придется отвечать по пол ной программе. А элементарные условия, об легчающие людям путь спасения – здоровую нравственность, уважение к Церкви, семье, государству, патриотизм, ответственную и лю бящую народ власть,– все это, конечно, нужно создавать. И еще: известный московский священник, покойный отец Алексей Мечев, причисленный недавно к лику святых, говорил: «Страшна вера христианская без любви. Лучше вообще не ве ровать, чем веровать и не любить». Запомните эти слова. Надо разделять человека и грех, а это – искусство из искусств. И только любовь во Христе поможет сделать это. А многие сегодня грезят только танками и римской мощью, пре вращая – уже в который раз – христианство в политическую демагогию, в духовно понтон ную переправу для достижения своих амбици озных целей. Но вы, конечно, к таковым не от носитесь. Помогай вам Бог! Публикацию подготовил протоиерей Михаил ХОДАНОВ

25


Переправа

СТАРАЯЛАДОГА, СТАРАЯ ИЛИ НОВАЯ ВЕРСИЯ О НАЧАЛЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В Старой Ладоге, мимо которой неспеш но несет свои воды древний Волхов, чувст вуется необычайный покой. Это место на копило в себе особую силу и мощную энер гию многих поколений наших предков, бес прерывно живших здесь с VIII века от Рож дества Христова. Главный хранитель зна ний об этих местах – доктор исторических наук, заведующий отделом Института исто рии материальной культуры РАН, академик А. Н. Кирпичников. Он любезно согласился дать интервью руководителю АНО «Пере права» Александру Нотину, побывавшему у него в гостях на раскопках. Информация, которой поделился исследователь, возвра щает нас в глубь веков, к истокам формиро вания государства Российского, к особен ностям духовного уклада и быта наших предков, сообщает о ряде удивительных фактов, догадок и предположений. Акаде мик также продемонстрировал находки, свидетельствующие о необычной древней истории Старой Ладоги. *** – Анатолий Николаевич, скажите, пожа луйста, сколько предметов вы находите в течение одного года? – Порядка трех тысяч. – А сколько времени уже ведутся рас копки? – С 1972 года. Мы передали в музей около десяти тысяч одних только индивидуальных на ходок. – Музей находится здесь, в Ладоге? – Да. Но пока там выставлено лишь три про цента от всего переданного. – Расскажите, пожалуйста, о ваших находках. – Это предметы IX–X веков. Например, ло жечки – загадочные вещи. Их находят здесь до вольно часто, но предназначение их неизвест но. Есть мнение, что они использовались для причастия, но никакого причастия вплоть до XI века не было. По видимому, их использовали для каких то сыпучих тел. А вот эта ложечка – с византийским крестом.

26

– Ложка деревянная? – Из кости. А эти односторонние гребни – целое произведение. Куски вставляли, пропи ливали, потом клали в серединку зубья, скреп ляли двумя накладками вместе, затем бронзо выми заклепками и украшали все это еще орна ментом. Любопытно, что мода на эти гребни в IX–X веках была фантастической – от Урала до Фризии. Гребень носили в особом чехле, это был признак свободного человека, не то что ны нешняя пластиковая гребенка, которую можно потерять и не заметить. Вообще в жилищах ла дожан мы находим много признаков того, что они были одновременно и ремесленники, и торговцы. Это было сословие производителей, участвовавших в рыночных отношениях, что очень созвучно и нашей современной психоло гии. Я думаю, что они в значительной мере бы ли свободными людьми, хотя, конечно, платили какие то подати, и, стало быть, Ладога первых веков ее существования была, если выразиться современным языком, вольным городом. А ос нована она, по данным дендрохронологии, в 753 году нашей эры. В летописях этих данных нет, это наша дата. То есть Русь начиналась с коммерческой торговой демократии. – Слово «вольница» звучит лучше. Слово «демократия» сразу вызывает тошнотвор ное ощущение. – Обратите внимание, вот иностранная ва люта в «измятом» виде – арабский диргем. Тор говля велась на эти монеты, потому что своего серебра в Северной и Восточной Европе тогда не было, использовалось только привозное: из Ирана, Ирака, Средней Азии. Мешками его вез ли на Запад через Ладогу, но что то оставалось и здесь. Вес монетки – 2,5 грамма. Прибыль от торговли достигала здесь 1000%, отсюда везли финские меха, которые выменивались у насе ления на горшки и топоры. Ладога была циви лизованным, даже «цивилизаторским» центром в Приладожье. – А как сюда попадали иранцы? – Если идти с севера, то следующим обра зом: Северное море, Балтийское, Финский за лив, река Нева, Ладожское озеро, река Волхов, озеро Ильмень, дальше – развилка по ряду ре


Переправа чушек на Волгу и на Днепр. Вот так они попада ли речным путем сюда. Сухопутных путей не было. Торговля в основном шла по рекам, хотя была и морская жизнь. По некоторым сведени ям, перегрузка с морских кораблей на речные здесь, в Ладоге, и осуществлялась. Мы нахо дим, например, корабельные доски, которыми при вторичном использовании в жилищах усти лали полы. А вот бусы замечательные, цветное стекло, янтарь. – Они красили стекло? – Конечно. Вот золото стеклянные бусы. – А стекло плавили так же, использовали песок? – Совершенно верно. Необходимый кварце вый песок, кстати, добывается и здесь. Что то привозили из Средиземноморья, что то из Скандинавии, что то делали сами. Бисер жел тый и синий был в моде. Выглядит так, как буд то вы его вчера купили в магазине. Это, конеч но, торговая заготовка. Вообще женская бижу терия здесь была очень развита: делали бусы, украшения, застежки – не кустарным образом, а так, чтобы эта продукция была популярна в разных странах. Вот что это такое, по вашему? – Заколка, шпилька? – Нет. Это коромысло для весов. А вот брон зовые гирьки. Вес должен быть точным, потому что монеты и металл принимались на вес. – Это X век? – Да, это все X век. – Христианство? – Нет, пока еще язычество. Христианство – 988 год, а у нас в основном более ранние слои – первая половина и середина X века, язычес кий период. Попытки христианизации предпри нимались и раньше. Например, была крещена княгиня Ольга. А вот фибула – застежка на жен ский костюм, финноугорская вещь. Тут были финноугры, славяне, скандинавы, встречались и другие народы. Все оставляли здесь свой след. – А это уже предметы христианского периода? – Да, из XI–ХIII веков. Вот замечательная пе чать. Мы нашли их целых семьдесят пять, это сенсация. Вислые печати привешивались к гра мотам за шнур, как наши круглые печати. Как вам известно, только круглым печатям сейчас верят. А это оттиск из свинца – Василий Вели кий. Все печати у нас XI–XIII веков. Место, где мы их нашли, было не архивом, а делопроизво дительным центром, потому что мы нашли и за готовки. Может быть, в нем осуществлялась торговля. Например, на этой печати с одной стороны изображено Благовещение, а с дру гой – Дмитрий Солунский. – Как вы определяете принадлежность находки к тому или иному историческому периоду?

– Во первых, на некоторых печатях есть от тиснутые слова. Во вторых, ученые просто при шли к определенным выводам, ну скажем, князь Ярослав имел свое имя – Георгий, и это имя изображено на монете. Вот так догадыва ются, что эта монета принадлежит к определен ному периоду. – А предприниматели не проявляют ин тереса к изготовлению копий предметов для продажи? – Нет, всем интересны оригиналы, а с неза конными раскопками мы боремся. Нам солдата с калашниковым не надо. Когда мы консервиру

Слева направо: А.Н. Кирпичников и А.И. Нотин

ем место раскопок, добавляем туда гвоздей. Приходят люди с миноискателями, а у них – сплошной фон. А им то не хочется долго ко пать, им надо в этом месте сразу выкопать ка кую нибудь конкретную монету… – Вы упоминали о «гербе Российского государства». Нельзя ли на него взглянуть? – Вот, пожалуйста. Сохранилась только по ловина. Как вы думаете, что это: два крыла, ту ловище с перетяжкой? Это изображение соко ла, популярный скандинавский мотив, его мож но восстановить. Это государственная, импер ская эмблема, знак создаваемого первыми Рю риковичами государства. Специальная отлив ка, получалась бляха, которую, очевидно, носи ли как государственный символ. Несомненно, это хищная птица. Эта эмблема не вынималась из формы, и поэтому ее разбили. Я, честно го воря, обрадован. Конечно, это в порядке пред положения, но сокол был популярным в искус стве Скандинавии, и представьте себе, как ни странно, без моего участия герб Ладоги утвер дили с изображением атакующего сокола. В прошлом декабре утвердили герб, а я в июне нашел этому подтверждение. Потрясающе. Мистика. Но сокол на гербе Ладоги атакует, а этот – в геральдической позе. Конечно, в нем есть что то скандинавско германское. Сокол –

27


Переправа это вообще птица многозначная. В данном слу чае она – символ организации, символ власти, символ государственности. Знак Рюрикови чей – трезубец. Существует еще двузубец, бо лее ранний знак, а трезубец появился при Вла димире Красное Солнышко. Может быть, и у Рюрика двузубец был. Ученые считают, что дву зубец – это и есть сокол, тоже атакующий, эта кая схема падающего сокола. Раскрыть эмбле му, наверное, можно было именно так… А вот в этой форме – так называемой изложнице – от

ливали диски из серебра и латуни. Особен ность этой формы заключается в том, что она использовалась для изготовления молоточка Тора – скандинавского амулета. – Его носили? – Да. По объему это носильный молоток. Первые молоточки Тора были из железа. Вот этот розовый камень – шифер, волынский ши фер, обручский шифер, добывается только в одном месте на Украине. Возьмите его в руку, и вы почувствуете – этот камень теплый. Из этого камня делали саркофаги – княжеские, исполь зовали его для карнизов в архитектуре, потому что он давал пурпурный оттенок. А вот – гирьки с арабскими надписями, они плохо читаются, 60 грамм и 130 грамм. Вот эта фибула – III–IV век. Как она сюда попала? Не знаю. А это де сертный ножичек. – Больше на скальпель похож. – Возможно. Вот эти две жукообразные ве щи – вставки от перстней с арабскими надпися ми. Написано «во имя Аллаха», «именем Алла ха». Ими запечатывали товары. Это говорит о том, что здесь были восточные путешественни ки, славянин не мог понять этого письма. Вос точные купцы заезжали сюда, потому что тут был колоссальный рынок мехов. А вот перед ва ми мировой шедевр. Золотой перстень, пере

28

городчатая эмаль и скань с крестообразной фигурой. Новая вещь, нереставрированная. – Это тоже X век? – XI век, Византия. Маленькие золотые пе регородочки… Это тончайшая изысканная ра бота, обращенная ко всему человечеству. – Скажите, а Российская империя, на ваш взгляд, начиналась здесь? – Старая Ладога основана в 753 году и впервые упомянута в летописи в 862 году в связи с призванием сюда на княжение трех братьев: Рюрика, Синеуса и Трувора. Эти три брата, двое из которых сомнительны (Рюрик достоверен), пришли откуда то из Скандина вии. Сейчас идет спор, из какой именно стра ны: Швеции, Дании или откуда то еще. Суще ствуют упоминания о Рэрике Ютландском, воз можно, это одно и то же лицо. В сгоревшей ле тописи Татищева, Якимовской, упомянут Рю рик как внук Гостомысла, то есть он был полу славянин полускандинав. Наши патриоты счи тают, что хоть он и был пришлый викинг, но на самом деле там была и какая то славянская линия. Это породило норманнский вопрос, мы

его касаться не будем. Одни считали, что нор манны создали государство, а другие – что у нас у самих все было уже подготовлено. Пра вильно, за один день государство создать нельзя, все было готово к созданию этой ма шины и надо было только чиркнуть спичкой, чтобы в нужном месте в нужное время появил ся Рюрик, которого и позвали славяне, по ви димому, учитывая его полководческие способ


Переправа ности. Он явился основателем династии. Рю рик послал перед собой разведчиков – Асколь да и Дира, это в летописи записано. Потом, когда туда пришел Олег, он убил их как неза конных правителей, ибо они там начали осно вывать какое то свое государство. Мужей сво их Рюрик разослал в ареале северной и отчас ти центральной России – в Муром, Псков, Из борск, а стало быть, и в Ладогу тоже. Началось создание империи. Не бойтесь этого слова, потому что империя – это базовый

этнос, окруженный разными другими народа ми. В частности, из финноугорской группы в нее вошли многие, так сказать, подразделения этого народа – степняки, черные каблуки – в XII – XIII веках. Россия была всегда открыта Восто ку и Западу. И поэтому происходило постепен ное смешение славянской крови с соседними народами. Чего, например, до сих пор нет в Финляндии. Нет такого и в Норвегии – это кре стьянская страна, запертая в своих горах. А в России такое смешение есть, поскольку она от крыта самым контрастным, противоречивым концам света с разными народами. Как извест но, от таких смешанных браков рождаются та лантливые дети, и поэтому наш народ талант лив, но он талантлив не только в своих проектах и в труде, но и в своем разгильдяйстве. А в жи лах наших от этого смешения течет, в сущности говоря, имперская кровь.

– От этого народ сметлив и ленив. – Да, сметлив и ленив. История России ос нована на самых контрастных сочетаниях чело веческого духа, человеческого образа, более чем, может быть, у любого другого европейско го народа. Азии я в данном случае не касаюсь. – Чем же объяснить тогда смуты? Смуты, которые разделяют имперские периоды? – Да, смуты у нас бывают периодически. Это, очевидно, заложено в противоречивых ка чествах нашего народа. Мы же всегда впереди всех, мы в ХХ веке устроили кровавый экспери мент, которого история еще не знала. – Над собой. Но нам в этом еще и «помогли». – Сейчас помаленьку начинаем выравни ваться, но это, конечно, не страховка от каких то дальнейших проблем. Такова, по видимому, наша судьба. Итак, империя у нас началась, бы ла задумана еще в Ладоге. Она вырастала из скандинаво русского соединения. Почему в Ладоге? Она была первой столицей новой госу дарственной власти. Рюрик рассылал своих му жей в разные города. Столица через три года переехала в Новгород, которого еще не суще ствовало, – в Предновгород, Рюриково городи ще. Потом столицей в 820 году стал Киев, мать городов русских. Когда мы отстаивали празд нование юбилея в 2003 году, Ладоге было 1250 лет. Нам говорили: ну хорошо, вы доказали ден дрохронологически, по спилам дерева, что она основана в 753 году. А где написано слово «сто лица»? Покажите! Тогда все, указ президента будет… Вот я пишу книгу – она называется «Древняя столица Руси». В Москве очень рев ниво к этому отнеслись. Говорят, Ладога – всего лишь деревня… 1250 лет! Вы найдите в России еще такую деревню! – Изборск. – Он тоже рано упомянут. Нам говорят, мол, чудаки вы такие, столица у нас, извините, Моск ва, а никакая не Ладога. А четыре слова в летопи си доказывают обратное: «...и сиде старейший (то есть старший) Рюрик в Ладози»! Все! Четыре слова в летописи, и не надо больше ничего дока зывать. Мы на этом стоим. В 2003 м и 2004 годах сюда приезжал российский президент. Его вооб ще интересует начало русской истории. Он спро сил Валентина Лаврентьевича Янина, академика, заведующего кафедрой археологии историчес кого факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кото рый раскапывает Новгород: как он относится к мнению некоторых ученых, что столица была в Ладоге? Янин ему ответил: «Владимир Владими рович, если вы приехали в Новгород на несколь ко часов, так что, Новгород столица, что ли? Да, Рюрик приехал на Волхов, а там пороги были, дальше не смог ехать, остановился на некоторое время. Так что, это столица?». Но у нас есть рев ность, мы не отказываемся от своих убеждений.

29


Переправа Наши предки общались со всеми странами: с Венгрией, с Византией, поэтому уровень сла вянской цивилизованности до образования го сударственной машины был очень высок, и об разование этого государства охватило, прежде всего, славянские земли, после чего окраины стали расширяться. Существуют две функции государства: торговля и расширение террито рий. Эти планы были выполнены первыми Рю риковичами. Говорят – вот Рюриковичи! А что славяне то сами – недочеловеки? Пригласили

норманна! Что, своего нет? На самом деле в том то и состояла интеграция, что не было эт нических перегородок. Если он грамотный пол ководец, если он способный человек (а Рюрик на своем месте оказался, он заложил основы империи), то его и надо было позвать. Старей шины славянские собрались, пригласили, пото му что варяги выступали еще и как разбойники, они сюда стали ходить с разбойничьими похо дами, и нужен был грамотный полководец. И он, Рюрик, стал собирать государство. Самым великим его наследником оказался его прямой преемник – Вещий Олег, который объединил северную Русь, Ладожско Новгородскую и Ки ев. Как Карл Великий, он создал наше государ ство примерно в нынешних границах. Теперь – когда закончилась империя? У нас единое госу

30

дарство было примерно до второй четверти XII века, потом началась эпоха феодальной раз дробленности. Затем ее усугубило монголь ское нашествие, монголы очень поддерживали разногласия, чтобы ослабить наш народ. А в конце XV века возникло централизованное, уже не Киевское, а Московское государство. – При Иване Третьем? – Да. Начался следующий период – созда ние монархии. Смуты и войны не остановили прогресса. Кстати, до XIII века, до нашествия монголов, развитие России было не хуже, чем в Западной Европе. Мы шли теми же темпа ми, обогащенные евразийским опытом. Это был важный момент цивилизованной жизни огромной цивилизованной территории. Монго лы все сокрушили. Три четверти территории положили под нож. Это была колоссальная катастрофа в истории нашего народа. Прошло несколько столетий, прежде чем мы стали подниматься. – Какие группы сейчас работают на раскопках? – Группы из Эстонии, Латвии и Литвы. Это школа археологической экспедиции, которую организовало правительство Ленинградской области. Они слушают лекции в Петербурге и работают здесь две четыре недели на раскоп ках. Вторая группа – из Ленинградского госу дарственного областного университета им. Пушкина. Третья группа, которой сейчас нет, – школьники из Старой Ладоги и города Волхов. Еще здесь работает группа Центра националь ной славы России. Очень сожалею, что не было молодежных групп «Наших» и так далее, потому что, как вы сами видите, работы у нас много. – Есть что то, что облегчает вашу работу? – Здесь есть особенность – мокрый слой. Без доступа воздуха, в мокром слое прекрасно сохраняется дерево, ткань, веревка, войлок, деревянные изделия. Вот видите, какие бревна тут лежат? Мы их пилим, делаем спилы, отсы лаем в лабораторию для точной датировки. – А что это за дерево – дуб? – Нет, все это разные лиственные породы. Дело вот в чем: когда здание горело, разруша лось, то немедленно потом приходила новая строительная волна, разгребали пожарища, руины и снова строили. В Ладоге жизнь была беспрерывной начиная с VIII века до наших дней. Здесь никогда не было перерыва. Немцы тут то же не были, Ладога не была захвачена. Они были недалеко, рядом проходил Волховский фронт. – Ясно. И – последний вопрос. Более глубоко предполагаете копать? – Не в этом году. Тайн здесь много. Но глуб же пока залезать не хотим. Тут, наверное, еще метра полтора, где несколько слоев IX века, а может быть, и VIII века будет…


Переправа

«ПЕРЕПРАВА»

В МИРОВОЙ СЕТИ

На вопросы заместителя главного редактора журнала «Шестое чувство» Арсения Замостьянова отвечает управляющий порталом pereprava.org, Андрей Мельков. – Андрей Сергеевич, у Интернета слож ная репутация. Для одних он – мировая по мойка, средоточие порнографии, экстре мизма, своего рода наркотик для «интер нет зависимых». Другие относятся к Все мирной сети серьезнее, переносят туда редакторскую и издательскую активность. Если существует редакция, которая берет ответственность за публикацию, – это уже не помойка, а средство массовой инфор мации. А для чего вы пришли в Интернет? – Действительно, сегодня часто говорят о том, что современные информационные тех нологии, включая Интернет, представляют со бой воплощение зла и греха, что глобальная Сеть является инструментом развращения че ловеческих душ, завлекая их в бесчувственный мир цифровой виртуальной реальности. Эта тревога понятна и обоснована. Но давайте взглянем более широко на проблему. Нельзя бросаться в крайности, обрезать кабель антен ны, выбрасывать телевизор и компьютер из ок на, всеми силами души проклиная «бесовские изобретения развращенного разума». Испол няя завет апостола: «все испытывайте, хоро шего держитесь» (1 Фес. 5, 21), следует ис пользовать любые достижения цивилизации в сфере информационных технологий, но не во зло, а ради распространения благих и высших идей, ради спасения заблудших душ и настав ления жаждущих Истины. Для чего сообщество «Переправа» открыло и развивает свой интернет портал? Наша ор ганизация представляет собой культурно про светительское сообщество и комплексную ду ховно светскую оздоровительную программу на православной основе. А это значит, что мы должны протянуть руку помощи каждому, кто нуждается в поддержке, кто ищет ответы на сложные вопросы бытия, плоти и духа – будь то воцерковляющийся интеллигент, сомневаю щийся научный сотрудник или юный пользова тель Интернета. Многие русские православные люди в силу последствий исторической трагедии граждан

ской войны сегодня находятся в рассеянии, многие растворены в мировом океане глоба лизма и торжествующего воинствующего секу ляризма. Сегодняшний человек во многом яв ляется продуктом постиндустриальной циви лизации, поэтому ему легче найти ответы на волнующие его вопросы, обрести единомыш ленников, не утерять связь с Родиной именно через пространство Интернета, как наиболее доступного и удобного средства общения и оперативного получения свежей информации. Для людей рассеяния Интернет остается прак тически единственным источником получения новой, светлой, доброй информации. Мы видим наш портал «Переправа.org» как один из кораблей, путешествующих по бурным просторам «электронного моря» к светлым и тихим гаваням. Мы готовы взять на борт каждо го, приняв его в нашу команду, доверив ему от ветственное дело. – Расскажите о современном состоянии и перспективах православного архипелага

31


Переправа в океане Интернета. Миссионерская, про светительская функция – как они сущест вуют в Сети? – Православная миссия в сети Интернет сегодня активно ведется именно в русском сегменте, так называемом Рунете. Не секрет, что большая часть пользователей Всемирной сети – молодежь. Именно на нее и ориентиро вана просветительская составляющая право славно ориентированных электронных ресур сов. С целью более эффективного развития православного Интернета несколько лет назад было создано сообщество православных веб разработчиков, открыты различные каталоги сайтов с православной проблематикой, в по пулярном сервисе блогов «Живой журнал» свои дневники ведут священнослужители и многие миряне. Можно уверенно сказать, что по темпам развития православного Интернета лидирует именно Рунет. В других странах с глубокой пра вославной традицией (Сербия, Румыния, Гре ция и т.д.) количество православных веб ре сурсов значительно отстает от российских. Но, несмотря на очевидные успехи разви тия православной миссии в сети Интернет, остается множество нерешенных вопросов и проблем. В общей доле пользователей Сети достаточно мало посетителей православных сайтов, многие просто не знают об их сущест вовании либо не воспринимают достаточно серьезно. На мой взгляд, необходимо более активно доносить информацию о подобных ресурсах. Другая важная проблема – отрицательное или невнимательное отношение к миссии в Ин тернете со стороны некоторых священнослу жителей, православных журналистов и обще ственных деятелей. Даже в Москве до сих пор не каждый храм имеет свой сайт, многие со лидные церковные и просветительские журна лы и газеты не имеют собственной интернет версии, а влиятельные православно ориенти рованные организации уделяют мало внима ния развитию своих электронных порталов. В общем, задел есть, и неплохой, но работа предстоит еще очень большая и трудоемкая. – Чем интересуются наши посетители? Как сделать ресурс для них интереснее? – Портал «Переправа» существует уже це лый год. Изначально в концепции развития на шего ресурса лежал именно просветитель ский, культурологический вектор. Было важно найти нить, которая бы связала наших посети телей с самой «Переправой», чтобы установил ся контакт, развивался диалог. Удивительно, но сразу же обозначились ре альные контуры подобного взаимодействия. Мы стали получать многочисленные письма по электронной почте, самые разные люди, не

32

только жители России, но и Германии, США, Ук раины и других стран стали интересоваться деятельностью «Переправы», материалами журнала «Шестое чувство». Возникла необходимость более глубокого диалога. С этой целью мы открыли гостевые книги. Одну на сайте «Переправы», другую – на сайте журнала. Теперь пользователи имеют возможность оставлять свои комментарии и пожелания по конкретным материалам. Иногда завязываются споры – с авторами либо между самими читателями. Это показывает, что наши посетители – люди неравнодушные, стремя щиеся познать Истину, найти ответы на волну ющие их вопросы. Как показывает анализ статистики посеща емости портала, большой интерес у пользова телей вызывают материалы журнала «Шестое чувство». В силу ограниченности (финансовой и технической) распространения журнала сре ди населения, электронная версия просто не заменима. Электронный вариант каждого но мера прочитывают от 6 до 10 тысяч человек. Есть и еще одно достоинство электронной вер сии – она доступна в любом месте на земле, где есть компьютер. Благодаря этому наш жур нал читают не только в разных уголках России и ближнего зарубежья, но и в Европе, Америке, Азии, Австралии и даже в Африке. Мы постоянно совершенствуем наш пор тал, стремимся сделать его более привлека тельным и востребованным для посетителей. Что касается технической стороны вопроса, то в начале 2008 года портал был переведен на более качественный и надежный хостинг. Активно развиваются взаимоотношения с близкими по духу организациями и их элек тронными ресурсами. Ведь Интернет – это, прежде всего, система ссылок. За счет уста новления добрых, партнерских отношений, мы расширяем свою аудиторию, находим новых соратников и друзей. Среди наших партнеров и электронная версия газеты «Завтра», и сайт Исследовательского фонда МАМИФ, и портал «Православная книга России», и Кольцо патри отических ресурсов – всего более 15 различ ных организаций. – Есть ли возможность посвящать все большее количество людей в дела «Переправы»? – Да, предоставление такой возможности является важнейшим направлением деятель ности нашего портала. Ведь движение «Пере права» представляет собой сообщество, что предполагает взаимное общение всех заинте ресованных сторон. На страницах нашего эле ктронного ресурса посетитель не только имеет возможность узнать обо всех последних ини циативах и новостях «Переправы», но и может предложить через обратную связь свое виде


Переправа ние путей развития проектов и идей нашего со общества. Более того, некоторые наши посетители уже стали постоянными авторами журнала «Шестое чувство» именно благодаря Интерне ту и нашему порталу. Живет в США, в извест ном городе Лас Вегас наш соотечественник Виктор Орел, журналист международник. Ре гулярно читая статьи в электронной версии «Шестого чувства», Виктор решил предложить свои публикации на суд редакции. Теперь Вик тор Орел является постоянным автором жур нала, предлагая интересные и злободневные статьи широкому кругу читателей издания. За год наш портал посетило сто тысяч поль зователей из более чем 30 стран. Думаю, это неплохой показатель, он свидетельствует о важности миссии «Переправы» в сети Интер нет, о востребованности идей и методик сооб щества. Этот год показал, что мы имеем доста точно благоприятные перспективы дальнейше го развития как самого портала, так и сообще ства «Переправа» в целом. – Как возникла идея портала «Перепра ва»? Расскажите о рубриках портала. – Президент и идейный вдохновитель «Пере правы» Александр Иванович Нотин год назад предложил мне взяться за многотрудное дело – создание интернет сайта «Переправы» с посто янным его наполнением новыми материалами. Собственно изначально речь шла о создании электронной версии журнала «Шестое чувство». Но такая многогранная по характеру деятельно сти организация, как духовно просветительское сообщество «Переправа», нуждалась в более представительном и, главное, более практичном во всех отношениях электронном ресурсе. По этому мы решили не останавливаться на каком либо одном сегменте, а задумали сделать нечто большее, чем обычный информационный сайт, рассказывающий о работе организации. Так и стали постепенно появляться различ ные рубрики портала. Изначально были откры ты собственно сайт «Переправы» и раздел жур нала «Шестое чувство». С постепенным разви тием миссии «Переправы» в обществе у нас появились друзья и единомышленники, кото рые пожелали присоединиться к сообществу. Возникла необходимость информационной поддержки наших новых соратников. Тогда по явились сайты Национальной организации «Витязей» и Московского энергетического клу ба. В начале 2008 года стали активно разви ваться контакты с Олегом Михайловичем Се ниным – депутатом Тульской областной думы, катехизатором епархии. Олег Михайлович ве дет активную миссионерскую и просветитель скую работу в Тульском крае. С целью всесто ронней поддержки трудов нашего друга и со ратника на портале был создан сайт «Тульский

колокол» – официальная страничка депутата. Говоря собственно о рубриках портала, от мечу, что кроме традиционных для всякого электронного ресурса разделов, таких как но вости, контакты, фотогалерея, у нас есть и спе цифические – фильмотека, публикации, Холм Славы. На сайте журнала «Шестое чувство» возможно не только читать статьи через обо зреватель Интернета, но и загрузить версию в формате pdf, то есть получить возможность чи тать журнал «как он есть», это облегчает рабо ту при цитировании материалов издания и раз мещении его в электронных библиотеках. – Расскажите о ваших личных творчес ких и научных интересах. – Я имею базовое историческое образова ние, закончив исторический факультет Мос ковского педагогического государственного университета. Учебу в МПГУ совмещал с обучением в Коломенской духовной семина рии, В 2007 году закончил аспирантуру МПГУ по кафедре общего языкознания филологичес кого факультета и защитил диссертацию на со искание ученой степени кандидата филологи ческих наук. Мне очень повезло, что моим на учным руководителем стал профессор, доктор филологических наук Александр Михайлович Камчатнов. Именно он заразил меня изучени ем рукописей и лингвистикой в целом. Собст венно, и диссертация была посвящена вопро сам археографии и методике изучения руко писного наследия. Работа в «Переправе» мне очень близка и по идейным основаниям, и по общественной, гражданской позиции. Я стараюсь не оставать ся равнодушным к проблемам молодежи и об щества в целом. Будучи членом Молодежной общественной палаты, стремлюсь поддержи вать и развивать проекты, направленные на нравственное оздоровление и культурное обо гащение молодых. Сейчас в Палате мы разви ваем идею создания Молодежной ассамблеи православных народов. Идея Ассамблеи уже вызвала одобрение среди представителей го сударственной власти и в церковных кругах. Другим очень важным и необходимым на правлением своей деятельности считаю обра зование. Являюсь членом Общественного кон сультативного совета «Образование как меха низм формирования духовно нравственной культуры общества» при Департаменте обра зования города Москвы. Работа в Совете очень важная, нужная, интересная. Ведь от того, ка ким будет наше образование сегодня, во мно гом зависит, какими будут наши граждане зав тра. Ответственным церковным послушанием является и преподавание курса «Церковная ис тория» в Коломенской духовной семинарии. Ибо от воспитания православного юношества зависит будущее нашей Церкви.

33


Экология души Второе десятилетие XXI века. Крах «гламурной» цивилизации на Западе провоцирует начало гражданской смуты в России. В муках рождается эпоха, получившая название Великого Исхода. Суть ее – в стихийном разрушении старых и становлении качественно новых, основанных на приоритете духовного начала форм социальной жизни. Массы обездоленных людей покидают гибнущие «вавилоны», возвращаясь к своим ис токам – к земле матушке, земле кормилице. Эти драматические события самым непосредственным обра зом затрагивают судьбы небольшого села в псковской глубинке … (Рассказ продолжает литературный цикл «Исход», начало которого вышло во 2, 3 и 4 м номерах «Шестого чувства» за 2008 год под названием «Экскурсия в мегаполис»).

ЛИЗА УПЕРТАЯ

(Село Казачий Дюк, август 2018 года)

С

ерые, в подтеках, потемневшие – то ли от сырости, то ли от дыма старенькой бур жуйки – своды северного придела храма Иоанна Богослова притягивали к себе Лизу, как магнитом. Вот и сегодня с первыми звуками псалмов взгляд девочки устремился к плавным арочным изгибам. «Господу помолимся!..» – на распев завел старенький отец Артемий, и Лизе, шепотом вторившей его словам, вновь, в кото рый раз, показалось, что своды древней церкви ожили: они то приближались, то убегали ввысь, странные блики и тени творили живые узоры на бурой штукатурке, образовывая неясные лики. Лики были подвижны и живы, внимательны и участливы. Они вглядывались в нее, вслушива лись в ее горькие просьбы. В такие мгновенья время теряло свой бег, стены храма раздвига лись, и Лиза парила, не чуя под собой ног, от не ведомого счастья и покоя, свободная от боли, страха и гнета земной жизни. Как ждала она этих мгновений, как мечтала о них накануне каждого воскресенья, готовясь к причастию и вычитывая на пару с бабой Дашей положенные правила! Только здесь, под этими сводами, по настояще му отдыхала ее душа, наполняясь силой и тайной надеждой на чудо, почти утерянной после траги ческого исчезновения мамы. В свои пятнадцать лет, большая часть кото рых прошла в подмосковном Красногорске, умом она понимала, что игра теней под купо лом древнего храма, подвергшегося за столе тия своего существования и разрушениям, и поруганию, и частичным реставрациям, могла быть (и, скорее всего, была) плодом ее смятен ного воображения. Умом – не сердцем. Сердце не желало смиряться. Оно бунтовало, будило Лизу по ночам, влекло к иконе Спасителя, смут но мерцавшей в дальнем красном углу «залы» – так бабушка называла просторную комнату из бы пятистенки, служившую гостиной и спаль ней для всех членов семьи. Сердце отбрасыва ло «разумные» доводы рассудка, и Лиза падала на колени, произнося не обычные дневные мо

34

литвы, каких знала немало, а странные несвяз ные слезные слова, которые слетали с губ и та яли в гулкой тишине ночи, скрипе сверчка и по храпывании отчима и прабабки. От Лизиных всхлипываний баба Даша частенько просыпа лась – отчим ни разу, – но не одергивала прав нучку, не прерывала ее, а только в такт с ней са ма вздыхала и ворочалась; старенькая пружин ная кровать под грузным ее телом скрипела и тоже, казалось, вздыхала. Лиза не останавли валась, а лишь начинала молиться чуть тише, ощущая бабкино присутствие и сопережива ние. В эти ночные часы они, не говоря друг дру гу ни слова, были близки и родны как никогда. Днем же снова разъединялись и становились сами собой: грозная, сварливая девяностолет няя баба Даша и Лиза по прозвищу Упертая. Упертой ее впервые назвала мама. Лизе тог да было лет десять от роду. Отец был еще жив, еще не погиб «при исполнении», и они только только переехали из Тулы в новую квартиру в Красногорске. Девочка впервые увидела Москву и пошла в настоящую городскую школу. После непродолжительной адаптации в незнакомом школьном коллективе и «отборочной» драки на заднем дворе, Лизу признали, и у нее появились подруги. Одной из них – самой близкой, Наташ ке Синицыной, она и подарила замечательные сверкающие граненые пробочки, снятые с фла конов маминых духов. Вечером того же дня про пажа была обнаружена, и мама с папой, пригла сив дочку в гостиную, приступили к выяснению обстоятельств ЧП. Лиза молчала. Разговор про должался до глубокой ночи. Родители требова ли, а затем просили уже только одного – при знаться в содеянном, обещая, что никакого на казания не последует. Лиза и сама знала, что ни чего ей не будет, но какая то неодолимая сила противления, дремавшая в ней с раннего детст ва (едва родившись, она отказалась взять мате ринскую грудь), овладела ею с полной силой. Родители тогда отступились: отец озадаченно молчал, о чем то напряженно думал и даже не


Экология души смотрел в ее сторону, отчего ей было горько и тревожно; мать, уставшая и раздраженная, в сердцах бросила: «Ты всегда была упертая, упертая, упертая… Почему ты нас не любишь?!». А Лиза их любила, но по своему: скрытно и бескомпромиссно. Каждого по разному. Ма му – безоглядно и ревниво, потому столь часты и остры были их конфликты. Отца – тайно бого творила, по мальчишески во всем ему подра жала и считала своим рыцарем и лучшим дру гом, хранителем ее детских секретов и сокро венных мыслей. Он служил военным летчиком испытателем, часто и подолгу отсутствовал, а когда приезжал, все свободное время уделял дочке: таскал ее с собой за грибами и на рыбал ку, с детства приучал к походной жизни и спор ту, а главное, привил ей свою искреннюю веру в Бога, столь, казалось бы, не свойственную лю дям его круга. Читая по вечерам ей детскую Библию, он всегда дополнял ее своими мысля ми и рассуждениями, своим особым утончен ным пониманием сокровенной жизни души, приводя примеры из реальной жизни и не избе гая «взрослых тем». Лиза шла за ним в веру, как по лыжне в гору; иногда ей представлялось, будто она, как в детстве, сидит у него на шее, высоко высоко, сердечко замирает от страха, и оба нераздельным целым из тьмы вступают в дивное и светлое царство, именуемое Богом. – Знаешь, дочка, – он усаживал ее на колени и находил нужную страницу, – Господь нарисо ван здесь сидящим на небесах, видишь? На са мом деле Он везде – и в этой святой книге, и в каждой травинке, и в нашей кошке Люське, и в дальней звезде… – И во мне? – сердце Лизы замирало и начи нало биться сильнее, когда устами отца произ носилось ожидаемое «да». – Душа твоя, Лизонька, это что то вроде ра ции в моем самолете, только по рации можно связаться с людьми – что то сказать им или, наоборот, услышать, а душа настроена прямо на Бога…. – Как это, пап? Выходит, и я могу поговорить с Ним? – Лиза была не на шутку заинтригована. – Конечно… почему нет? Но, знаешь, если мы Его не слышим и не можем к Нему обратить ся, то проблема не в Нем, а в нас… – Как это, в нас? – Ну, представь, что я возьму свою рацию да и брошу в болото, и пролежит она там в тине и грязи год другой. Можно ли будет потом на ней работать? – Конечно, нет, пап, это же ясно. Она заржа веет, и вообще… – Вот видишь! А теперь вообрази, что и твоя душа, как приемник и передатчик сигналов к Богу, точно так же засоряется – дурными мыс лями, словами, делами. И в какой то момент она просто перестает работать. Понятно?

– У всех, у всех!? – Лиза крепче прижима лась к отцу и лукаво заглядывала ему в глаза. – А как ты думаешь? Вот скажи, бывают у те бя непрошеные мысли? – Еще бы, сколько угодно. Особенно по ве черам: вроде и спать хочется, а они не дают, крутятся в голове, лезут… – Вот именно. А что такое непрошеные мыс ли? Откуда они берутся в твоей головке, если они не твои и ты их в гости не приглашала? – Учительница говорит – из подсознания. Но я, если по правде, не понимаю, что это такое.

– Давай подумаем: подсознание то твое, не чужое ведь? Как же оно посылает мысли, не да ющие тебе спать, мучающие тебя? Оно что, враг тебе? Нет, доченька, здесь другое... Вот прикинь, сколько внимания мы уделяем своему телу, с утра до ночи его ублажаем. А душе? То то и оно! Не думаем мы о ней, бедняжке, сов сем не жалеем ее. От этого невнимания, незна ния и неумения за ней ухаживать (хотя бы как за телом) она слабеет, болеет, а иногда даже поч ти умирает… – И у меня тоже может почти умереть? – Нет, тебе это не грозит. Ты уже знаешь о ее существовании, помнишь о ней, заботишься,

35


Экология души как я тебя учил. Это очень важно, потому что ду ша стократ важнее тела и помогает тебе в твоих трудах, как бы идет тебе навстречу. Но это, по верь, не она идет, это Господь через нее откли кается на твой призыв, и чем чище твоя душа и твое тело, тем лучше ты слышишь, ощущаешь Его, а Он – тебя… С Ним ты не одинока… Од нажды не станет меня, мамы, и в какой то мо мент жизни ты останешься одна. Когда это про изойдет, никто не знает. Но помни, ты не одна, Он всегда с тобой – в той мере, в какой ты, толь ко не удивляйся! позволяешь Ему быть рядом: чистотой помыслов, молитвой, покаянием. Вечерние их разговоры затягивались порой далеко за полночь. Лизе нравилось, что, рас сказывая о Боге, отец не поучал ее в прямом смысле слова, а, скорее, по взрослому делил ся с нею своими мыслями, чувствами, сомнени ями и открытиями. Он передавал ей только то, что успел опытно постичь сам: навыки молитвы и дисциплины ума, наблюдения, рассуждения и внимания к «внутреннему человеку», безбояз ненного ежедневного покаяния как средства гигиены души. Он учил ее «хождению пред Бо гом», то есть ежеминутному равнению на Хрис та, Спасителя и Богочеловека, в образе которо го, как в зеркале, видны малейшие изъяны на шего духовного состояния. Благодаря этим бе седам, Лиза, не любившая, как и многие ее сверстники, читать, постепенно увлеклась Но вым Заветом и иногда задавала своему «учите лю» такие заковыристые вопросы, что тот толь ко озадаченно хмыкал и лез за разъяснением в труды Святых Отцов. Многого из того, что пере давал ей отец, девочка, естественно, не пони мала, да и не стремилась все понять – просто купалась в теплом потоке его искренней заботы и любви. Теперь, когда отца не стало, когда, будто бы в отместку за его нелепую гибель, вдребезги разбилась вся ее прежняя жизнь, Лиза, кажет ся, начала понимать, почему он так торопился. Получается, что он знал, предчувствовал, пред видел, что ждало их в ближайшем будущем, и спешил взрастить в дочери осознанную веру – единственное оружие, которое в любых, самых отчаянных обстоятельствах могло бы оградить ее от зла обезумевшего мира. Как полезны ока зались для нее те уроки! Как много, оказывает ся, он успел ей сообщить, и как это многое в итоге спасло ее, помогло выжить в страшные дни испытаний. Не оттого ли ей все время чуди лось, что он рядом, что он не умер?.. Лизе по прежнему снились эпизоды их бег ства из Москвы: страшные вопли женщин и де тей, зарево пожарищ, жадные руки, тянувшиеся из толпы к их «форду», цоканье шальных пуль по асфальту… Однажды в сарай, куда они с отчи мом укрылись на ночь, ворвались бандиты. Ро ман спал в сене под навесом, и его не замети

36

ли; Лиза же осталась внизу и, пока бородатые люди с автоматами обыскивали помещение, стояла онемевшая от ужаса, вжавшись в суко ватую стену сарая и непрестанно, как учил ее отец, творя Иисусову молитву. Секунды тяну лись как вечность. В какой то момент луч фона ря осветил и ее, и она увидела прямо перед со бой лицо огромного бородатого мужика в тулу пе и валенках. Равнодушно скользнув по ней взглядом – то ли не увидел, то ли сделал вид – она так и не поняла, – бородач пошел дальше, покрикивая на остальных… …В храме между тем допели «Символ ве ры», и горькие Лизины мысли вновь вернулись к маме. «Господи, верни ее, пожалуйста, Ты ведь Всемогущий, Ты же знаешь, где она, видишь ее сейчас. Она не погибла, правда ведь, Милень кий? Помоги ей, пожалуйста, спаси, сохрани. Укажи ей путь домой, я так по ней соскучи лась!..» Слезы ручьями текли по Лизиным ще кам, и она тайком, чтобы никто не видел, утира ла их, но жажда чуда вновь возносила ее на гре бень отчаяния, новая мольба о матери срыва лась с детских ее губ, и новые слезы омывали недетскую ее скорбь. – Ну ну, милая. Не горюй, все уладится, – баба Даша, стоявшая сразу за Лизой, осенила себя крестным знамением и тайно попросила Богородицу вернуть девочке мать, а ей – внучку Алену, без вести пропавшую два года назад в мятежной, бунтарской Москве. Повинуясь вне запному порыву, она положила тяжелую свою, кряжистую, изъеденную земляной работой и похожую на корневище старого дерева руку на девичье плечо, и Лиза, приняв этот знак учас тия, скоро перестала рыдать и затихла. Литургия подошла к концу. Обе исповедова лись и, причащенные, усталые, молча отправи лись домой. Деловой гомон сельской жизни за слонил и растворил общее для них утреннее пе реживание. Бабка начала строго поглядывать на Лизу, припоминая на время отставленные поручения и назидания; девочка, в свою оче редь, добавила шага, подтянулась и вновь ощу тила в себе знакомое желание противиться ста рухиной категоричности. Мосты, кратко соеди нившие их души в церкви, снова были разведе ны. Жизнь потекла дальше, диктуя свои повсед невные нужды. Августовский день набирал ход. От утренне го зябкого тумана не осталось и следа. Летнее солнце, выглянув из за кудрявых облаков, ото грело землю. Прихожане спешили по домам, чтобы отдать остаток единственного выходного дня приятным домашним хлопотам: обедам и баням, а под занавес – непременным посидел кам во дворе общинного клуба, с песнями, пля сками, двухведерным медным самоваром – гордостью Казачьего Дюка, самосадом и обя


Экология души зательной, по кругу, чаркой «первача». День обещал быть спокойным – а что могло быть важнее покоя после пережитого кошмара Исхо да? Тревога и страх, разумеется, никуда не де лись. Они давно уже стали неотъемлемой час тью жизни села: в окрестностях нет нет да и по являлись мародеры, уводили скот, нападали на дальние хутора и заимки, грабили обозы. Об щина отвечала жестко и быстро: где – силами собственного ополчения, а где – с помощью мобильных отрядов Армии обороны. Справля лись… и были всегда начеку. Опасность таилась повсюду, ею дышал каждый куст, овраг, косо гор, но в этот светлый день об этом как то не думалось, и все торопились насытиться умиро творяющей негой уходящего лета. – Здорова будь, Степанна! С причастьицем тебя! – Тощий, нескладный мужичонка, в кепке и помятом тесноватом пиджачке, жеваных брюках и тапках на босу ногу окликнул наших попутчиц, окончательно возвращая их к дейст вительности. Судя по неверной походке, он уже с утра успел «заправиться» и теперь ловко, как ему казалось, смещался влево, уступая до рогу «дамам». Галантность его, впрочем, оста лась без внимания. Старуху не зря на селе за глаза величали «грозной». Мгновенно оценив ситуацию, она скалой двинулась на незадачли вого кавалера. – Тьфу, Гришка, окаянный! С утра уже навеселе! – Ну и что с того, тебе то какая печаль? – А то, что здоровье свое гробишь и грех на душу берешь. Меры не знаешь, смотри у меня! Ишь, за старое взялся: чуть не каждый день от тебя разит. Как тебя еще только лошади такого терпят? Ребятишек бы своих пожалел, непуте вый, да и внучку мою: приятно ей сейчас на те бя любоваться? И где вы, интересно, спиртное по утрам берете? Баба Даша продолжала напирать на несча стного Гришку, требуя от него немедленного ответа. Вопрос то был не праздный: самогон в деревне, если и гнали, то только для медицин ских надобностей и календарных праздников, в домах заниматься этим строго запрещалось Уставом общины. Между тем Гришка был оче видно и вызывающе нетрезв, притом в неуроч ное время. Дело требовало разъяснения. – Ладно тебе, Степанна, ну, в выпил, с кем не б бывает. Чего пристала? – Со страху Гриш ка начал заикаться и отступать к калитке своего дома – благо та была рядом. Но зоркая старуха разгадала его нехитрый маневр и, ухватив за рукав пиджака, повторила вопрос: «Откуда?». Вмиг протрезвев и поняв, что дальнейшие переговоры с «дурной бабой» до добра не дове дут, Гришка признался, что водкой его давеча и нынче утром угостили городские туристы – симпатичные ребята, человек шесть семь, рас

положившиеся в палатках за балкой возле ста рого полигона. Откуда они и что делают в здеш них глухих местах, конюх не знал. Ни охотничь их ружей, ни рыболовных снастей при них не было. Интересовались незнакомцы, по словам конюха, в основном полигоном и Казачьим Дю ком: почему так названо село, сколько живет народа, много ли молодежи? Угощали настоя щей водкой – по мнению Гришки, одно это сни мало с него всякую вину – как устоять? Тем не менее, перспектива вечернего объяснения с сельским старшиной ему явно была не по душе, потому и последовала от него к уважаемой Сте панне «личная» просьба замять это пустое дельце «для ясности». Провожая незадачливого кавалера долгим задумчивым взглядом, баба Даша твердо ре шила сегодня же поговорить с главой сельсове та Ушаковым и о конюхе, и об этих странных ту ристах, которые готовы были транжирить дефи цитную по нынешним временам водку на про стых конюхов. «Чего это им понадобилось на полигоне и почему ни разу не показались в Ка зачьем Дюке?.. Вот и выпивку мужикам подно сят. Не к добру это!» – Баба Даша скорбно под жала губы, нахмурилась, дернула за рукав за глядевшуюся на стайку воробьев Лизу и засе менила к дому. Война пьянству, этой затяжной русской бе де, была объявлена в Казачьем Дюке года два назад. Коренные реформы начались после при соединения глухого умирающего села к Псков ско Великолукскому укрепрайону. Решение о вступлении в православное общинное содру жество принималось всем сходом – «за» голо совали даже не совсем понимавшие, что их ожидает, местные алкаши. Из «Подсолнухов» несколько раз приезжали «группы развития», обходили село, изучали состояние хозяйства (вернее, того, что от него осталось), так и сяк прикидывали объемы восстановительных ра бот и целесообразность присоединения Дюка к центральной усадьбе. Населению разъясня лись условия предстоящего объединения, ус тав общины, который всем, кроме малых детей, надлежало подписать лично, евангельские пра вила новой жизни. Главное внимание уделено было возрожде нию традиционной веры. Неверов, бытовых атеистов среди жителей Казачьего Дюка, почи тай, и не осталось. Слишком много люди вы несли и выстрадали, чтобы искать заступниче ства у кого нибудь, кроме самых близких и Бо га. Страдания – лучшая повитуха веры. Но и ве ра эта – начальная, интуитивная, наивная – у большинства была еще не глубока. Сельский храм, разоренный почти сто лет тому назад, стоял недостроенный: перекрыть его – пере крыли, даже отштукатурили наспех, но отопле ния провести не успели. Так и служил отец Ар

37


Экология души темий в одном единственном приделе, под треск (а иногда и дым) старенькой чугунной пе чурки. Он не жаловался, наоборот, в пропове дях частенько вспоминал духоносные времена древней катакомбной Церкви и подвиги ранних христиан Христа ради. «В пустыньке моей на задворках и служится как то иначе, – говаривал он, – тут по бедности легче дышится и Духа Святого больше». На первом же заседании вновь избранного сельского совета во главе с единственным в Дюке трезвым мужиком Ушаковым Иваном Де мидовичем было решено приступить к реконст рукции храма, создать приходскую воскресную школу и курсы катехизаторов, открыть «инкуба тор» для беженцев и местных алкашей. Под страхом штрафных работ и последующего от лучения от общины (что в лихие годы Исхода было равносильно смерти) запрещалось само гоноварение и распространение спиртного во всех видах и формах. Это означало не введение сухого закона, а установление общественно приемлемой нормы, времени и мест пития. В сельском клубе и по домам развернулась ши рокая антиалкогольная разъяснительная рабо та, которую, по своим методикам, вели прибыв шие из «Подсолнухов» священники и право славная молодежь. Мало кто тогда верил в эту затею, но время показало обратное. Живое слово о Боге как воздух было нужно людям. Им нужны были надежда, защита, смысл и цель. Прямая проповедь, обращенная к сердцу, про никнутая духом новизны, духом первопроход цев, помогла многим открыть для себя новое понимание веры Христовой для человека: не внешне формальное исполнение чинов и дог матов, а трепетное, покаянное очищение соб ственной души от коросты греха, взращивание в себе смирения и любви, и через духовный труд – принятие в себя Бога Живого. Не на сло вах – на деле подтверждалась правота Святых Отцов: русские люди первую мысль, первую си лу всегда отдают Богу и мало думают о земном. Однако наряду с этим, чем безбожнее власть и навязываемая народу общественная среда, тем сильнее среди него распространяется «протестное» пьянство, тем беззащитнее дела ется народ перед бесовским искушением зеле ного змия. Проблема эта на Руси существовала всегда (или почти всегда) не потому, что рус ский человек якобы генетически зависим от ал коголя, а потому, что на всем протяжении уха бистой русской истории в стране почти не было политической власти, которая бы не противо поставляла себя христианской Истине или не «заигрывала» с Ней, подчас в весьма изощрен ных формах. Правильное, умное приобщение даже зако ренелых пьяниц к вере (вкупе, конечно, с рядом медицинских, ограничительных и контрольных

38

мер) дало уже в первый год существования в Казачьем Дюке молодой православной общины поразительные результаты: десятками люди пробуждались к активной и здоровой жизни. Труд, духовное борение и молитва возвращали их в строй. За тот год многое изменилось: засветились лица людей, застучали топоры, запели пилы, на всех участках развернулись восстановитель ные работы. Словно где то начал работать не видимый реактор и свежая кровь влилась в ос тывшие жилы Казачьего Дюка. В ответ он встрепенулся, оторвался от векового сна, и древняя память, древний дух, сохранившиеся в нем, вопреки всем невзгодам и бурям, начали оживать, творя забытые формы. Когда то, больше века назад, это было силь ное и богатое – даже по меркам царской Рос сии – село с развитой хозяйственной инфраст руктурой полного цикла. Старожилы – сверст ники бабы Даши – от своих отцов и дедов слы шали, что в той, почти уже забытой мифической деревне были несколько действующих мельниц и пекарен, собственное кузнечное и кожевен ное производство, маслобойня. Процветали ремесла и бортничество. Разбитый на делянки общинный лес был чист и ухожен: каждая ветка подбиралась и шла на дрова. Большевистское раскулачивание до осно вания разрушило этот уникальный природно экономический комплекс. Крепкие хозяева сгинули: кто в лагерях и ссылках, а кто, как Ли зин прапрадед, бывший мельник Тарас Ивано вич, – в смертном запое, при собственной мельнице, «добровольно» переданной им на разорение колхозной голытьбе. Эйфория тридцатых, когда комиссары в кожанках нашли в лице деревенских «щукарей» бездельников верных попутчиков в «светлое завтра» и по мощников в деле «экспроприации экспроприа торов», быстро сошла на нет. К исходу красно го террора деревня лишилась многодетного крестьянина труженика, передававшего по на следству – от отца к сыну – не только знания и навыки тяжкого сельского труда, но и любовь к родной земле, веру, традиции, обряды, приме ты, песни, неписаные законы общинной жизни – словом, все то, что именовалось вековым ук ладом и на чем столетиями держалась русская земля. В прах рассыпались и земная, и духов ная оси крестьянской империи. И очень скоро «новые хозяева» убедились, что в беспамятст ве срубили сук, на котором собирались сидеть, верша судьбами мира. Россия без Бога, без деревни обратилась в тело без души: с виду живое, а жизни то, каковой является Дух Бо жий, в нем нет. Человек тоже сначала умирает не телом: его сердце и после смерти много дней еще сохраняет жизнеспособность. Чело век сначала исходит душой, духом, вселяемым


Экология души и призываемым из него Предвечным Творцом всего сущего. Это и есть смерть. «Щукари» не могли (да по правде говоря, ни кому и не обещали) взять на себя роль замучен ных и расстрелянных сельских тружеников. На спех, без ума и души сколоченные колхозы на чали деградировать, не успев даже толком ор ганизоваться. Нехватка рабочей силы воспол нена была инородным, в основном безразлич ным к судьбам русской деревни элементом: злоба, зависть и взаимное отчуждение очень скоро пришли на смену доверию, состраданию и общинной взаимовыручке. Никогда не запи равшиеся входные двери (в отсутствие хозяев они обычно просто подпирались снаружи) още тинились могучими замками, окна – решетка ми. Лес превратился в помойку, а в обожаемую детворой запруду потекли ручьи навоза из близлежащего коровника. Деревня начала гиб нуть, скудея людьми, порядком и трудом. – Ба, а что это за култышки такие торчат воз ле старого склада? – Лиза дернула Степановну за подол и рукой указала на странную конструк цию, напоминавшую огромные, расположенные уступами деревянные тазы разного диаметра. – Это не култышки, глупая, а такие специ альные дубовые емкости, установленные кас кадом – одна над другой. Их заполняла проточ ная ключевая вода. Нижняя емкость глубиной была около метра, а диаметром больше пяти. – А зачем они нужны? – Всей деревней зимой и летом в них храни ли масло, молоко, сметану, вообще все, что портилось. Холодильников тогда еще не было… А сейчас бы они ой как пригодились!. Лиза видела, что баба Даша не в себе: мо жет, устала от долгой службы, а может, ее расст роил непутевый Гришка. Удивительная все таки штука – жизнь. Когда то ведь и она была моло дой, как Лиза, бегала с крынками молока к этим дубовым бочкам, купалась в запруде, ходила за коровой… И на нее покрикивала ее бабушка. Девочка снизу вверх осторожно глянула на свою спутницу. Вообще то она недолюбливала прабабку за крутой нрав, излишнюю, как она считала, требовательность и строгость «к де тям», но сейчас, подумав о прошлом и о том, как безжалостно оно ко всем людям, а значит, и к ней, она вдруг ощутила щемящую жалость к ба бе Даше и… к себе. В душе возник какой то оз ноб – будто невзначай она притронулась к чему то таинственному, недозволенному и опасному. Приблизившись к дому, они услышали гул кий стук топора. Это отчим с утра упражнялся с огромной, столетней, в три обхвата ветлой, стоявшей перед их крыльцом. Который уже ме сяц каждое утро он подступался к дереву испо лину, высекая на нем глубокий круговой заруб, чтобы добраться до сердцевины. Заруб стано вился все больше, сердцевина – все тоньше, но

ветла стояла, как влитая. Бабка злилась на от чима, опасаясь, что дерево однажды рухнет на дом и кого нибудь, не дай Бог, придавит, но от чим был неумолим: срубить упрямую ветлу ста ло для него идеей фикс. Лизу совершенно не задевали эти взрослые споры и заботы. Тем более, если дело касалось отчима, которого она так до конца и не признала. Он прибился к ним через полтора года после смерти отца. Высокий, гладкий, «самовлюблен ный нарцисс», – так про себя определила его Ли за, – Роман служил охранником в том же Один цовском банке, где уборщицей вечерами подра батывала ее мать. Любил выпить и приврать, в подпитии частенько поднимал руку на свою «гражданскую половину». Однажды попытался точно так же «повоспитывать» и Лизу, но та, про шедшая к своим тринадцати годам лихую школу красногорских дворов, молча схватила со стола широкий кухонный нож и тихо произнесла: «От стань, убью. Тронешь еще мать пальцем – ночью зарежу. И ничего мне не будет – я несовершен нолетняя». Нож в тоненькой руке Лизы тускло по блескивал, вскинутое лицо ее было перемазано слезами и тушью, но стальные серые глаза де вочки были столь серьезны и решительны, что отчим счел за лучшее не испытывать судьбу. Ру коприкладство с того дня в их доме прекрати лось, а между отчимом и падчерицей установи лись классические отношения «ни войны, ни ми ра», сохранявшиеся до сих пор. К чести Романа, он не бросил Лизу после того злосчастного дня, когда Алена, ее мать, уехала в центр Москвы на поиски очередного приработка и не вернулась. Поиски тогда ни к чему не привели, да и как ис кать в самом пекле смуты, если пылали кварта лы, людей ежедневно убивали тысячами, а влас ти существовали только в теории. Когда волнения вплотную подступили к Красногорску, отчим молча покидал в тюк са мое необходимое, жестом велел Лизе набрать в дорогу питьевой воды и чего было из съестно го. Все это разместилось в багажнике его ста ренького «форда» вместе с канистрами чудом добытого бензина. Так начались их мытарства по разбитым тверским дорогам, ночевки в ле сах и на окраинах сгоревших деревень, стычки с такими же, как и они сами, беженцами, бегст во от бандитов и мародеров. В конце концов топливо иссякло, и «форд» пришлось бросить где то километрах в ста от цели. Оставшуюся часть пути до Казачьего Дюка добирались пеш ком – по партизански. Однако Лизе невзгоды «путешествия» пошли даже на пользу: с нее как рукой сняло накипь городской кичливости и ка призности, из под этой маски скоро явились подлинные черты ее характера – отвага, прямо та и… упертость. Александр НОТИН (Окончание следует)

39


Экология души

«НА

ФАБРИКЕ –

ОТРАВА...»

* * * Наиболее разрушительной и эффективной поп культура стала, когда ее жрецы (их уже и в России, к сожалению, стали называть иконами) принялись адресно обращаться сначала к моло дежи, а с восьмидесятых годов и вовсе к подро сткам. Поколения старшеклассников меняются быстро – пяти лет хватает, чтобы поменялись ха рактерные предпочтения, чтобы поменялся стиль. Существует общность юных и наиболее активных потребителей массовой культуры, в которую входят учащиеся от четырнадцати до двадцати лет. В эти годы становления личности молодые люди неизбежно бравируют духом противоречия, конфликтуют со взрослым офи циозом, отрицают устоявшиеся консерватив ные ценности. «Кто в юности не был бунтарем – у того нет сердца; кто остался бунтарем в зрело сти – у того нет головы», – многие подписались под этим справедливым афоризмом. Тем не ме нее, взрослые люди давно научились эффектив но воздействовать на молодежь, управлять юным радикализмом в своих интересах. Устоять перед массированной рекламой, перед пропа

40

Современная массовая культура бойка и навязчива – кому до отрыжки, кому и до привыкания. У многих из нас возникают вполне благонамеренные желания поста вить заслон «бурному потоку», в котором пробивают себе путь опасные бациллы – и наркотики, и социальная апатия, и уличная агрессия… Можно ли перешибить тенден цию обухом цензуры? Думаю, здесь дей ствуют сложные историко культурные процессы, и сопротивление должно быть изобретательным, хирургически осторож ным и точным. Пушкин смеялся над «бого мольной важной дурой, слишком чопор ной цензурой», смеялся над цензурными перегибами, которые идут во вред благо намеренным охранителям. Чтобы понять, как противостоять указанным тенденци ям, следует разобраться, что и как фабри куется на сегодняшних телевизионных фабриках. И потом уже принимать дейст венные законы. И разумные эффективные ограничения. гандой подчас не могут даже почти самостоя тельно мыслящие подростки. А уж большинст во – классические две трети – всегда готово ид ти за властителями дум, за броской упаковкой самых простых идей. Какое влияние испытывали «юноши, обду мывавшие житье», двадцать и пятьдесят лет на зад? «На идеологии мы не экономим», – гово рил в те годы М.А.Суслов. Не экономили и на комсомоле, формируя в молодых людях то ми ровоззрение, которое казалось пригодным для тогдашнего – советского – государства. Путь пропаганды не был усеян триумфальными ро зами. Все популярнее становилась западная молодежная массовая культура – начиная со стиляг 50 х и битломании 60 х. С молодежной революции 1968 года, которая зарождалась с антивоенных и антибуржуазных лозунгов, с борьбы за справедливость, а в итоге привела к новому витку коммерческого тиражирования порнографии и наркотиков. Рассерженные мо лодые люди хотели стать хозяевами мира, а в итоге, повзрослев и придя во власть, навязали обществу свои экстремальные эстетические вкусы (вместо джентльменской эстетики в мас совой культуре теперь доминирует подростко вая), но за гуж обязанностей даже не взялись! Нередко (хотя далеко не всегда) увлечение западной поп культурой воспитывало скепсис


Экология души по отношению к родным осинам. Еще недавно русская речь не знала иного смысла слова «фа нат», кроме негативного. Теперь так называют и футбольных болельщиков, и поклонников той или иной музыкальной группы. Произносят эту кальку с английского и даже не задумываются, что русский язык обнажает дурную природу «фабрики звезд», в которой нет ценителей му зыки, но торжествуют фанаты. Болезненный конфликт с соцдействительностью вызывало и приобщение к свидетельствам западной «сек суальной революции». Не случайно многие пуб лицисты нашего времени (например А. Митро фанов) говорят: «Битлз» и «Греческая смоков ница» сделали для разрушения СССР куда больше, чем все асы ЦРУ. Это, конечно, преуве личение, были победы и у ЦРУ, и у Старой пло щади – победы официальной пропаганды. В на ших людях сызмальства успешно воспитывали уважение к труду, к высокой, классической культуре, любознательность, корректное отно шение к представителям иных культур и на ций… Все это выгодно отличало русских и со ветских людей до самых последних лет. И если сегодня мы порой с гордостью говорим о высо ком уровне культуры русских людей, которые во многом выигрывают у ограниченных, склонных к примитивному схематизму американцев, то за это следует поблагодарить воспитательную стратегию недавнего прошлого. Одна из примет той стратегии – воспитание «активной жизненной позиции». Она необходи ма и ныне – во все времена молодые силы ищут выхода, приложения. Что же предлагает совре менному молодому человеку наша массовая культура, заполонившая телевидение, радио, Интернет, журналы в ярких обложках? Массовая культура – как замена фольклору и противоположность высокой, классической культуры, укрепилась еще в начале ХХ века, ког да началась индустриальная, «фабричная» штамповка звезд эстрады, кино, спорта, остро сюжетной литературы. После недавней инфор мационной революции она, в расчете на самую юную аудиторию, стала заметно примитивнее, но еще назойливее и агрессивнее в саморекла ме. Изобретательная реклама бьет в глаза, воз действует на подсознание, едва не порабощает. * * * С восьмидесятых годов радикализируется коммерческая молодежная субкультура. Для влиятельных корпораций оказалось эффектив ным, выгодным работать уже не с молодежной, а с подростковой аудиторией, которая с легко стью расстается с карманными деньгами – и с теми, что дают родители, и с первыми собст венными заработками. Тогда то и зародились в разных странах западного мира «поколения MТV». Установка на подростковые рефлексии

оказалась успешной: за две три недели насы щенной «раскрутки» удавалось зажечь новую поп звезду, которая быстро становилась само окупаемой и прибыльной. Юная публика вос приимчива к новым веяниям моды – и полки школьников «фанатов» нового властителя дум формируются удивительно быстро. В послед ние 15 лет с этой технологией столкнулась и российская аудитория. У нас уже давно имеет ся и свой канал MТV, и его отечественный «дже

нерик», канал МузТВ. О популярности этих те леканалов в школьной среде нечего и говорить. Звездам MТV подражают, перенимают их стиль поведения, юмор, сленг. Раньше молодежный сленг появлялся «снизу», как результат коллек тивного творчества нового поколения. А школа, радио, кинематограф, напротив, задавали тон правильной русской речи. То есть короли слен га имели возможность почувствовать себя в контексте классической культуры. Сегодня ин тонации и лексика подросткового сленга звучат из уст диджеев и виджеев, на радио и ТВ. Школьники теперь знакомятся с жаргоном не на улице, а на диване, перед телевизором.

41


Экология души

Таким образом исчезает творческий им пульс, исчезает столь важное ощущение куль турной иерархии. Но дело не ограничивается специализированными подростковыми и моло дежными телеканалами. Еще более популярны разрекламированные проекты самых влиятель ных центральных каналов, на них равняются с еще большим пылом. Пожалуй, наиболее ус пешным из таких проектов является «Фабрика звезд» на Первом канале. О популярности это го шоу можно судить хотя бы по количеству продолжений: в 2007 году перед зрителями плясали и пели питомцы уже седьмой (!) «фаб рики». В известной степени на этом проекте формируется феномен «новой русской мечты» – сценарий счастливой судьбы, на которую на деются миллионы зрителей подростков. Про ще всего было бы обвинить хозяев «фабрики» в оболванивании юной аудитории. На наш взгляд, ситуация сложнее. «Фабрика» – это лишь один из проектов в системе переформа тирования массовой психологии. Если раньше секретом одобряемого обще ством успеха была активность в профессии (при этом существовали, разумеется, и пред ставления об успехе криминальном, но его, по известным причинам, никогда не пропаганди ровали и не будут пропагандировать государст венные телеканалы), то теперь мерилом успеха считается публичность, мелькание на телеэкра нах, позиционирование себя в тусовке. Какими блеклыми, унылыми смотрятся на этом фоне непубличные профессии! Само слово «фабри ка» когда то обозначало индустриальное пред приятие, выдающее продукт. По словарю Оже

42

гова, «фабрика – промышленное предприятие с промышленным способом производства». Се годня это слово прежде всего ассоциируется с развлекательной передачей, с конвейером но вых звезд, на сезон другой входящих в моду. А промышленным способом пытаются произво дить новых властителей школьных дум – поп исполнителей, похожих друг на дружку, как пеп си кола на кока колу. Такое смещение смыслов как будто символизирует капитуляцию всего и вся перед индустрией развлечений. Человек труда давно перестал быть героем телеэкра нов. Теперь там царит его величество тусов щик – его «раскручивают» реалити шоу, на нем делают деньги, его внешне беззаботная и мате риально благополучная жизнь становится при мером для школьников, да каким привлека тельным! С конвейера телевизионной фабрики вы ходят люди нового стандарта – преданные, нередко – зомбированные потребители телевизионных зре лищ. Фабрика фабрикует своих приверженцев со всей мощью главного телеканала страны. Можно долго рассуждать, почему насажде ние подобной этики выгодно современной пра вящей элите. Очевидно, что рука об руку с инду стрией молодежной и подростковой моды все гда шли производители пива и крепких алко гольных напитков, наркоторговцы, владельцы казино, дискотек, всяческих развлекательных комплексов. Для них то и формируется рынок сбыта – молодые приверженцы тусовочного стиля жизни, которые легко расстаются с день гами и готовы плыть по течению моды. Это пер вый фактор – экономический. Но можно пред положить и существование второго. Принято считать советскую систему тоталитарной, но ведь ключевой признак тоталитаризма – фор мирование невежественной и управляемой че ловеческой массы, о которой Пушкин писал: «Бессмысленная чернь… мгновенному внуше нию послушна». В то же время в СССР поддер живался высокий уровень доступного образо вания, пропагандировалась классическая куль тура… Формировались люди мыслящие и со мневающиеся – многие из которых, собственно говоря, и стали критиками, а затем и удачливы ми противниками советской системы. Может быть, современная политическая элита, учиты вая оплошности своих советских предшествен ников, решила обезопасить себя от интеллекту ализма граждан и осознанно ведет дело к де градации масс? Наверное, безвольными люби телями развлечений легче управлять, чем граж данами со своими принципами и ценностями. Их легче купить яркой погремушкой, самовар ным золотом, их легче сделать послушными. Но успешной, передовой страны с таким общест вом не построишь. Королёвы и Гагарины (назо вем только эти две фамилии, символизирую щие технический прорыв нашей цивилизации)


Экология души появляются только тогда, когда открыта дорога для развития творческого потенциала широких масс. Не случайно просвещение в нашей стра не было важнейшей функцией, смыслом госу дарства и при Ярославе Мудром, и при Петре Великом, и при ЦК КПСС. Установка на просве щение органически присуща нашей государст венности. Много лет назад и, конечно, совсем по другому поводу Демьян Бедный написал: «На фабрике – отрава…». Оказалось, что теле визионная фабрика – самое вредное производ ство с огромным отравляющим воздействием на окружающую среду… * * * Разговор о политической изнанке событий требует небольшого исторического экскурса. «Над Россией сияет ореол спасителя чело вечества от фашизма. Этот ореол мы должны развеять. Мы заплатим немецким генералам десятки, сотни, тысячи долларов, и они созда дут нам мемуары по истории Второй мировой войны в нужном нам аспекте. Докажут, что не на Востоке, а в Африке, в Италии и на Тихом океа не ковалась победа, апофеозом которой стало открытие второго фронта... Надежда каждой нации – ее молодежь! Мы обязаны сделать так, чтобы эта надежда обманула большевиков. Мо лодежь склонна увлекаться, и это надо по мнить, подбирая ключи к ее умам. Отравляйте душу молодежи неверием в смысл жизни, про буждайте интерес к сексуальным проблемам, заманивайте такими приманками свободного мира, как модные танцы, красивые тряпки, спе циального характера пластинки, стихи, песни...

Дети всегда найдут, в чем упрекнуть родителей. Воспользуйтесь этим! Поссорьте молодых со старшим поколением...» Этот монолог американского генерала Дум брайта писатель Юрий Дольд Михайлик напи сал в 1963 году. А многие из нас помнят анало гичный набор тезисов по многочисленным га зетным публикациям последних лет – как «вы ступление Алена Даллеса», шефа и главного идеолога ЦРУ на первом и самом опасном эта пе холодной войны. А ведь этот монолог, не много переиначенный, попал и в роман Анато лия Иванова «Вечный зов» (и в телефильм, сня тый по мотивам романа) – там его произносит демонический контрразведчик Лахновский, бывший царский офицер, надевший гитлеров ские погоны. Тогда же, в начале восьмидесятых, академик Николай Яковлев в своих статьях и книгах о кознях ЦРУ опубликовал несколько ци тат «из Даллеса», напоминавших сочинения Дольд Михайлика и Иванова… История происхождения этого документа по прежнему туманна. Легче всего предполо

43


Экология души рье и ввозить не только импортную продукцию, но и идеи, технологию. Креативное иждивенче ство – явление постыдное. В обществе создана атмосфера снисходительного, а то и презри тельного отношения к людям труда с их серыми буднями. Среди них есть блестящие специали сты, профессионалы высокого класса, мастера своего дела – но они чужие на «празднике жиз ни», наши же старшеклассники относятся к ним как к неудачникам… Куда эффектнее смотрится светская жизнь, пустоту которой раскрывал Лев Толстой, но где нынче моралисты толстовского масштаба?.. Еще одна немаловажная особен ность глянцевого мира «фабрик» – его антиге роичность. В этой системе ценностей нет мес та патетике. А в 15 – 20 лет инъекции героики просто необходимы – и тут в дело включается романтика криминала. Наиболее популярные среди юношей отечественные кинокартины по следнего десятилетия – «Брат», «Бумер», «Жмурки». Бандитская героика на фоне розо

жить, что это – плод фантазии связанного со спецслужбами писателя и педагога Дольд Ми хайлика, а позднейшие авторы лишь перефра зировали оригинал. На мой взгляд, более веро ятна другая версия: существовал некий засе креченный англоязычный документ, добытый из недр ЦРУ либо намеренно, в провокационных целях, подсунутый нашим органам. И из Крем ля, со Старой площади или с соседней площа ди Дзержинского писателям предоставляли различные русскоязычные переводы этого до кумента. Вполне обоснованный, с точки зрения контрпропаганды, шаг. Впрочем, аналогичных признаний со стороны наших противников по холодной войне было немало и во вполне от крытых источниках – вплоть до речей президен тов США. Развращение общества, раздувание вражды между поколениями, уничтожение духа трудового энтузиазма и лояльности по отноше нию к государственной власти – все это было в арсенале противников нашей державы. Эпохи меняются, а некоторые приемы политической борьбы остаются неизменными со времен Одиссея и Приама. Мы были ленивы и нелюбо пытны, когда, обессилев от экономического кризиса, уступили напору зарубежной пропа ганды. Что же мы видим теперь? Контекст воспита ния подростков определяют созданные по об разу и подобию западных аналогов глянцевые журналы, телепередачи и целые телеканалы, также пришедшие к нам из за рубежа. Купить лицензию и сделать кальку с успешного на За паде проекта для хозяев российского ТВ выгод нее, чем рискованные эксперименты с собст венными творческими задумками. Мы привык ли жить заемным умом, привыкли вывозить сы

44


Экология души вых снов телевизионной «фабрики» выглядит выигрышно, привлекательно. А героика труда давно уже всерьез не интересует ни кинемато графистов, ни телевизионщиков. Попрыгунья стрекоза громко посмеивается над муравьем, весело и напоказ прожигая жизнь на тусовках и танцах. И кажется, не видно путей к поучитель ному финалу известной басни. * * * Учитель, да и родитель, который пытается читать нотации, как правило, имеет бледный вид. Ведь мы то и дело скатываемся в резонер ство, в ханжеские нравоучения, которые моло дые люди во все времена в лучшем случае про пускают мимо ушей. В прежние годы наши пе дагоги часто и резко атаковали молодежную мо ду с позиций советской морали. Тем же самым занимались педагоги и на Западе – только их почвой в те годы были остатки религиозного со знания и буржуазное пуританство. И те и другие проиграли. А в памяти осталась тщетная борьба то с узкими, то с широкими брюками, то с длин ными волосами, то с бритыми макушками. Вме шательства взрослых в молодежную моду со времен Цицерона пользы не приносили. Наверное, не создан еще тонкий скальпель, которым наставник мог бы снимать с души под ростка вредную накипь моды. Так, может быть, правы те, кто готов отпустить школьников в плаванье без руля и без ветрил, по воле волн, управляемых, как мы определили, финансовы ми и политическими интересами хозяев жизни? Кто умеет примиряться с действительностью – тому легче адаптироваться в меняющемся ми ре. Глупо противостоять такой мощной стихии, как ветер времени, – снова убедимся, что пле тью обуха не перешибешь. Глянцевый поток поп культуры все сметает со своего пути – и се годняшние старшеклассники, воспитанные на телевизионных «фабриках», неминуемо станут и учебный материал адаптировать под клише «мира развлечений». В новом духе будут вос приниматься и законы, например, физики («Сложноваты? Да кому они нужны! Достаточно немного покривляться, одеться поярче – и вся физика с геометрией будет у наших ног!»). * * * Есть период в юности, когда библейский по стулат «Не сотвори себе кумира» мы нарушаем легко. Во все времена многие девушки влюбля лись в цветные портреты из журналов, стара лись подражать киношным дивам. В юности нужно и бунтовать, и хулиганить – даже самые строгие учителя старой школы в глубине души с пониманием относились к этим возрастным проявлениям. И легкий жанр необходим, об этом даже и спорить глупо. Но тотальное на ступление коммерческой антикультуры, кото

рая пропагандирует бездумное, эйфорическое существование, – это вызов. И относиться к не му нужно серьезно. Слишком велик рекламный вал, воздействующий на школьника. Молодеж ное телевидение пропагандирует иллюзорные ценности, любуется дутыми авторитетами, пус тотой в яркой упаковке. Но существуют рубежи, которые нельзя пе реступать. За ними – деградация. А процесс просвещения не терпит отступлений, здесь возможно только поступательное движение вперед. Мы любим говорить о перегруженности школьников, об излишней научной сложности школьной программы. Но при этом мы снизили требования к развитию личности, к воспитанию и платить за это придется тройную цену. И по этому нужно пытаться противостоять потоку разлагающей массовой культуры, нужно искать инструменты для такого противостояния. За последние годы мы выслушали немало споров о целесообразности изучения в школе основ православной культуры – в той или иной форме. Появилось даже целое общественное движение против клерикализации образования – ученые, политики снова борются с религиоз ным сознанием, с влиянием РПЦ, которая у нас конституционно отделена и от государства, и от школы. А ведь высокая христианская этика мог ла бы стать для школы существенным подспорь ем в борьбе с теми самыми опасными проявле ниями современной коммерческой поп культу ры. Даже воинствующим атеистам стоит напом нить, что и в прочтении Маркса «опиум для наро да» часто бывал полезен. Но одними факульта тивными часами православной культуры дела не исправишь. Нужны и другие инструменты. В про граммах и гуманитарных, и технических дисцип лин должен содержаться впечатляющий эмоци ональный посыл о красоте науки, о том, что по знавать мир – это занятие не только пользитель ное, но и увлекательное. Нужно показывать, на примерах ярких биографий, как изучение химии, литературы, истории формировало людей высо кого полета, становилось фундаментом и смыс лом состоявшихся, успешных судеб. Если ви деть в этом основную задачу курса, тема будет преподноситься неформально и заинтересует многих школьников. Нужно противопоставлять «глянцевой мечте» – созидательную, основан ную на уважении к традиционной культуре, к профессионально состоявшимся людям труда. Впрочем, одного уважения мало, необходима более эмоциональная подача – вплоть до восхи щения!.. В последнее время мы стали стеснять ся патетики, а зря. Повод для обоснованного восторга, как и для осторожного оптимизма, всегда найдется, если глядеть на мир не пресы щенным, не равнодушным и не ехидным взором. Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ

45


Экология души

ТАЙНА ДУХОВНОГО РУКОВОДСТВА Влияние иеросхимонаха Иеронима (Соломенцова) на жизнь и учение Константина Леонтьева (монаха Климента)

О

Константине Николаевиче Леонтьеве в настоящее время говорят и пишут все чаще и больше. Его необыкновенная личность, своеобразное учение, уникальная судьба притягивали и притягивают умы и серд ца как единомышленников, так и противников. Многочисленны и тоже весьма необычны эпи теты, которые присвоили мыслителю совре менники его и наши. «Страшное дитя», «мистик на хищной подкладке», «фанатик фанариот», «разочарованный славянофил», «высокомер ный странник», «разбиватель стекол», «вольно любивый певец деспотизма», «философ реак

46

ционной романтики»… Изредка встречаются и верные, «положительные» характеристики: «эстети ческая личность», «самый свободный русский писа тель». Нужно ли вспоминать все эти определения? Наверное, нужно… Они характеризуют не столь ко личность и учение Леонтьева, сколько умо настроение и нравственно духовное состояние исследователей его жизни и творчества и даже всего мiра в целом, который, по словам Спаси теля, любит свое (см.: Ин. 15, 19), по апостоль скому высказыванию, лежит во зле (см.: 1 Ин. 5, 19), а по мнению Леонтьева, является «собира тельной бездарностью». «Во своя прииде, и свои его не прияша», как сказано в Евангелии (Ин. 12, 11). Не мирствующих с мiром людей, живущих и мыслящих по иному, по Божию, в христианстве называют славянским словом «иноки», греческим – «монахи». Монашество, иночество Леонтьев считал «высоким цветом христианства, естественным результатом раз вития и высшим плодом христианского обще ства». Именно иноком в прямом смысле и был Константин Леонтьев в последний, религиоз ный период своей жизни. В сорокалетнем воз расте он встал на путь отречения от мiра, аске тизма, борьбы с греховными страстями. Утвер диться на этом пути, приобрести правильное мировоззрение и верные святоотеческие ори ентиры и дойти, дорасти до монашеского пост рига помог ему великий афонский старец иеро схимонах Иероним (Соломенцов), духовник Русского Пантелеимонова монастыря, под чьим отеческим руководством Леонтьев начал духовную жизнь. Ниже мы впервые публикуем по автографу (ОР РГБ. Ф. 217, к. 17, ед. 16, л. 7–12) полный текст письма К. Н. Леонтьева к Л. А. Тихомиро ву от 18 октября 1891 года. В этом чрезвычайно важном документе, написанном мыслителем за три недели до своей кончины, в состоянии пол ной духовной зрелости, то есть в полной готов ности к загробной жизни, излагаются его прин ципиальные взгляды на вероучительство и старчество, на самоотвержение и послушание старцу духовнику. Именно в этом письме рас крывается то исключительное значение, кото


Экология души рое имели в судьбе Леонтьева личность, духов ное руководство и нравственное влияние отца Иеронима. Но сначала кратко расскажем о них, об их встрече и взаимоотношениях. Константин Леонтьев родился в 1831 году в старинной дворянской семье, приобрел хоро шее естественнонаучное, медицинское обра зование в Московском университете. Рано на чал писать беллетристические произведения, был известен в творческих кругах, публиковал ся. В годы Крымской войны в госпиталях про шел нелегкую врачебную практику, получив так же ценный житейский и нравственный опыт. Та ков был первый, так сказать, приготовительный период жизни Леонтьева. В 1863 году он, резко изменив род деятельности, поступил на дипло матическую службу и углубился в практическую политику на благо Российской империи. Волею всемогущего Промысла Божия консульская служба Леонтьева проходила на Востоке, в Тур ции, одной из областей которой была Святая Гора Афон. Второй период жизни Леонтьева – время безоглядного наслаждения цветущей эс тетикой, безупречных в художественном отно шении «восточных повестей» и блестящей ка рьеры – окончился внезапно для него летом 1871 года в Салониках (Солуне), турецко гре ческом городе близ Афона, входившего в сфе ру ответственности солунского российского консульства, которое возглавлял Леонтьев. Тяжело заболевший консул, неверующий медик и эстетик, «почти нигилист», определив у себя холеру, в ужасе от неизбежности скорой и «неизящной» смерти вдруг взмолился к иконе Божией Матери о выздоровлении и даже обе щал постричься в монахи… Через два часа он чудесным образом выздоровел, через три дня был на Афоне, у ног духовника Русского Панте леимонова монастыря иеросхимонаха Иеронима. Отец Иероним был уже старцем, умудрен ным жизнью (ему шел 65 й год) и еще более ве ликим опытом духовным. Он был известен на Афоне и даже в России даром духовного рас суждения, силой молитвы и прозорливостью. В течение 45 лет, с 1840 года до самой кончины в 1885 году, отец Иероним был наставником пан телеимоновской братии и многих келлиотов и пустынников. Многосторонняя деятельность старца (хозяйственная, книгоиздательская, благотворительная, строительство и благоук рашение храмов, открытие монастырских по дворий) стяжала ему славу возобновителя рус ского афонского иночества и возродителя Рус ского Пантелеимонова монастыря, который до появления там отца Иеронима в течение полу тора веков был русским только по названию, на деле же – греческим и, кроме того, испытывал во всем крайнюю нужду. Иоанн Соломенцов, будущий старец, при был на Афон еще в 1836 году, поселился в

скромной келлии, принадлежавшей греческому монастырю Ставрониките, и жил там в безмол вии и молитвенном подвиге, покуда по воле Бо жией не пришлось ему перейти на духовничест во в монашеское общежитие Пантелеимоновой обители. История выхода отца Иеронима из его пустыни кратко, но ярко описана Леонтьевым в «Панславизме на Афоне»: «Греческий монастырь св. Пантелеимона беден, разорился до того, что у монахов, нако нец, нет ни бобов, ни чечевицы, скоро не будет хлеба. Протат (центральный выборный орган управления афонскими монастырями – прим. ред.) официально объявляет его банкротом. Игумен вспоминает про одного сурового и умного иеродиакона, русского, из Старого Ос кола, который живет на Афоне у моря, в пустын ной келлии, и в безмолвии молится и разводит цветы. «Он принесет нам благословение», – го ворят греки. Зовут его. Он соглашается. Сам он не так богат; но он мужествен, ума необычайно го, он музыкант, он иконописец, он строитель, он богослов хороший, стал иеромонахом, он Церкви подвижник стал неутомимый, он испо ведник тонкости и опыта редких. Вслед за его поселением монастырь напол няется русскими, монастырь строится, богате ет, цветет; воздвигается собор в строгом грече ском вкусе, обрабатываются запущенные хуто ра в окрестностях, вырастают снова пышные, порубленные от бедности леса; люди просве щенного общества (русские, конечно, ибо про свещенные греки никогда не ездят на Афон) на ходят отраду в его беседе и уезжают с Афона примиренные с монашеством. Когда эти русские миряне чего нибудь не понимают на Афоне и осуждают что нибудь ви зантийское у греков, отец Иероним обличает их односторонность или слишком французское, модное понимание христианства, которое должно быть милостиво, но должно быть и грозно по духу самого Евангелия. Русский светский человек уезжает, поняв лучше афонских греков и ценя их древнюю су ровость». Российские консулы традиционно принад лежали к числу самых именитых гостей Панте леимонова монастыря. Торжественно, по чину встречали Леонтьева в главной порте столет ний игумен грек, русские духовники – старец иеросхимонах Иероним и архимандрит Мака рий, вынесли навстречу ему крест и святыни обители. Консул же, помышлявший о монаше стве, тяготился почестями и желал лишь бесе довать с отцом Иеронимом. Беседы старца со своим новообращенным учеником и духовным чадом (который прожил на Афоне год и два месяца) вскоре стали регу лярными и продолжительными. Бесценный би сер старческих наставлений рассыпан по стра

47


Экология души ницам многих леонтьевских статей и писем, в них дается также словесный портрет «неска занно чтимого» пастыря и главные черты его духовного и интеллектуального образа, подме ченные и раскрытые очень верно. Леонтьев, переживший недавно «ужас греха и ужас смерти», спрашивал старца о самом на сущном: как стать ему «настоящим православ ным», чающим спасения? Как утвердиться в ду ховном страхе Божием и приобрести веру в бессмертие души? Отец Иероним «как нельзя проще посоветовал повторять только трижды в день: «Господи, пошли мне веру в загробную жизнь и утверди ее в сердце моем»». Леонтьев с покорностью, хотя зачастую сухо и невнима тельно, стал выполнять старческую заповедь: «Я молился и уверовал. Уверовал слабо, недо стойно, но искренне». С тех пор он «от веры и страха Господня отказаться уже не мог, если бы даже и хотел». «Афон показал мне примеры высокого и да же страшного аскетизма, старцы Русика выучи ли меня послушанию, посту и молитве, заста вили понимать жития святых, раскрыли мне ис тинный дух Церкви», – свидетельствует Леонть ев. Отец Иероним объяснял ему правила внеш него поведения «истинно хорошего монаха», разбирал с ним самые тайные греховные дви жения души, с которыми «до гроба приходится бороться», – одним словом, был «и катехизато ром, и старцем» в одном лице, и впоследствии ни один российский духовник, даже отец Ам вросий Оптинский, так и не заменил его Леон тьеву полностью. Об этом идет речь в письме к Л. А. Тихомирову. 18 окт. 91. Серг[иев] Пос[ад] Вы напрасно беспокоитесь обо мне, доро гой Лев Ал чь; можно сказать, что кончина от. Амвросия не произвела на меня почти никакого впечатления. Я, видя давно его крайнее изне можение, еще лет 7 6 тому назад рассуждал с ним самим о том, как мне быть и к кому обра титься в случае его смерти… Не только мысль свою, но и чувство я давно приучил к этой ско рой неизбежности (ему было, кажется, 79 лет, и лет уже 30 он все слабел и все медленно угасал, управляя всем с своего диванчика). Не беспо койтесь обо мне (с этой стороны); я привык в течение 20 лет обращения с хорошими монаха ми понуждать себя к подчинению духовнику, да же и тогда, когда он не вполне удовлетворяет меня*; а вот в Вас то я вижу нечто такое (все с той же стороны, с религиозной), что меня за Вас тревожит. Боюсь – быть откровенным; и бо юсь оскорбить как нибудь; боюсь лишиться Ва шего доброго расположения. Но, в надежде на * И найду нового.

48

то, что Господь расположит сердце Ваше при нять слова мои так же искренно и просто, как я их говорю, буду откровенен. Вы на прекрасном пути; Вы ищете именно того, что нужно искать; но я замечаю в Вас какую то нерешительность и вредную медленность. В чем же? Да хоть бы и в том, напр., что Вы, вероятно, и могли бы по бывать в Оптиной и видеть от. Амвросия; – но откладывали и теперь жалеете. И еще: Вы чувствуете потребность найти ду ховника и говорите, что «страшно»? Почему же страшно? Во 1х, наши русские ду ховники и даже знаменитые старцы скорее слишком снисходительны, чем чересчур строги в своих требованиях. Или потому страшно, что вдруг он, духовник, не понравится; а менять – не хорошо? Так ли? Или еще что нибудь, чего я не при думал? Многое, многое можно по этому поводу Вам сказать! Но вот что: сделайте опыт послушания (т. е. против расположения, против воли и т. п.); послушайтесь для опыта меня, окаянного и многогрешного, только один раз, не по убежде$ нию практического разума, а по другому чувст ву: во едину от следующих суббот приезжайте ко мне без Ко, в 1/2 3 го что ли; ночуйте у меня; у меня теперь квартира просторная; расходов кроме вагона и извозчиков не будет; пробудьте у меня все воскресенье до последнего вечер него поезда, и поговорим. Часов около 12 в воскрес[енье] Вы съездите к отцу Варнаве; а то и я за ним могу коляску послать; он бодр и дея телен; приедет. Хотя, по правде сказать, я ду маю, что Вам пока нужнее катехизатор (учитель теории), чем старец (руководитель жизни са мой в ее частностях). В старцы я, разумеется, не гожусь и смешно даже мне и думать об этом! Но катехизатором, не лишенным пригодности, сам от. Амвросий удостаивал меня признавать. Для старчества нужна особая благодатная си ла; для проповеди и обучения теории – духов ного послушания – достаточно искренней соб ственной веры и некоторых умственных спо собностей. Иногда эти свойства соединяются в одном лице; иногда они раздельны (впрочем – и это смотря по свойствам и обстоятельствам лица воспринимающего)… Для меня, например, отец Иероним Афон ский был и катехизатор и старец (в 71 72 году); но в Оптиной (с 74 до 78) дело слагалось иначе. Мне нужно еще тогда было кой чему доучивать ся; но после Иеронима отец Амвросий ничуть не удовлетворял меня; слова его, всегда очень краткие, спешные, элементарные, на меня ма ло действовали; у него, вследствие жизни сре ди мира, а не в афон[ском] удалении, была и паства несравненно многолюднее, чем у Иеро нима; там были только монахи и двое трое ми рян за разом в течение целых полугодий и го


Экология души дов; здесь (в Оптиной), сверх своих монахов, всегда много приезжих монахинь и мирян вся кого сословия без конца; кроме того – он уже и в 74 году был гораздо слабее Иеронима; и, на конец – у него, видимо, не было вовсе тех фи лософских и богословских наклонностей, кото рые были в высшей степени сильны у Иерони ма… Иероним сам находил удовольствие по це лым часам спорить и рассуждать со мной о ве ре, монашестве, загробной жизни, о диаволе и т. п. Он и о своей молодости и прошлой жизни охотно рассказывал мне… От. Амвросий ничего не рассуждал, все то ропился; все просил говорить короче и уходить скорее, потому ли что он уставал, потому ли что «готовился» к Причащению и надо молиться; потому ли что другие давно ждут, ропщут, пла чут и т. д… К тому же я невольно видел разницу в размерах дарований, не духовных, эти могли быть равны; а природных. У Иеронима были оба ума, и теоретический и практический; он и рас суждал занимательно, и делал дело превосход но… И учил общему, и руководил частностями. В от. Амвросии я нашел только практический ум, только руководителя, а мне, повторяю, еще нужно было доучиваться тогда. К тому же, почти неожиданно обращенный незадолго до того Иеронимом к самому суще ственному – к «страху греха», которого до 72 го да у меня уже с юности не было; – влюбленный даже в него, как женщина; всюду преследуе мый его величественной, весьма суровой и обожаемой тенью, я беспрестанно и невольно сравнивал их, и все (увы!) к невыгоде моего но вого пастыря! Не к нравственной невыгоде! О нет! Они оба нравственно были очень высо ки; – оба жизнию святы; скорее уж к эстетичес кой, что ли, невыгоде. От. Иероним никогда не смеялся; улыбался по два три раза в год; ни когда не шутил; от. Амвросий – был всегда ве сел, часто шутил; любил разные поговорки и рифмы в народн[ом] вкусе; и мне вначале это ужасно не нравилось… От. Иероним способен был сказать о чувстве изящного так: «Да! Что делать! У кого это чувство сильно, тот от него не отделается. Надо стараться дать ему только безгрешное направление». От. Амвросий – ни$ чего такого мне не говорил. От. Иероним (само учка из старооскольских купцов 20–30 х го дов!!) читал с удовольствием Хомякова и Герце$ на и рассуждал со мною об них; от. Амвросий давно уже почти ничего не читал… И при всем этом эта краткость свиданий, вечная спешность бесед; эти требования – ни о чем «не распрост раняться»; невозможность свободных и полных «излияний». (А тогда – не то что теперь. О! Как тогда они мне были нужны и дороги!)… Все это, после афонских отношений, более раздражало, чем утешало, более охлаждало, чем поддержи вало… И если бы не Климент, – то не знаю, к че

му привели бы меня поездки в Оптину… Климент за отца Амвросия рассуждал со мной, спорил, учил, приучал постепенно к методу от. Амвросия – и к его характеру; был посредником между нами; и благодаря его посредничеству я мало помалу начинал верить, что и от. Амвро сий понимает меня и то, что мне нужно. Так про должалось 4 года; в 78 году Климент умер почти внезапно. Я тогда гораздо сильнее почувство вал эту потерю, чем теперь – чувствую новую… Это потому, что теперь я все таки могу несколь ко больше «самоуправляться», чем тогда; те перь я все это духовно до тонкости понимаю, и если буду дурно жить, то это будет уже не от не опытности, а прямо по вине моей греховности и глубокой порочности… А тогда я был еще «новоначальным». Близкие мне люди думали, что я после смер ти Климента не буду ездить в Оптину; но они ошиблись; во 1х, за эти 4 года Клим[ент] все таки приучил меня к от. Амвросию; да и я сам уже при вык постепенно к тому духовному понуждению, которого Вы неправильно боитесь и называете «ложью» (точно Л. Н. Толстой! Не знаю, г. г. умные люди, как вас избавить от Ваших чрезмерных от себя требований! Все хотите сейчас глубоко чув ствовать, а если суховато – то сейчас: «Это ложь!». А Спаситель сказал: «Нудящие себя вос хищают Царство Небесное». И в вере полезно по степенное понуждение). Я понудил себя обхо диться одной мистической силой от. Амвросия – без помощи более рациональной проповеди Климента. И Господь помог мне; ибо я молил Его о том, чтобы мне получать утешения от. Амвро сия, как получал на Афоне. Я даже помню все мелкие обстоятельства того дня, в который после подобной молитвы я в первый раз почувствовал, что слова этого человека начинают сильно на ме ня действовать. И вот с тех пор я лет 12–13 про жил под его руководством и видел от него столь ко добра (всякого! даже и вещественного), столько любви, столько тонкого даже понимания и сердца моего и потребностей моих, что и выра зить вам не могу!.. Я стал любить его не менее, чем любил от. Иеронима (а слушался я его и прежде – еще не любя так), и обоих их считаю мо ими благодетелями. Больше не буду об этом пи сать, и так письмо неожиданно разрослось. Жизнеописанием от. Амвросия заняться я могу, но прежде всего надо собрать матерьялы в Оптиной и Шамордине. И обдумать, и обду мать… Иначе это выйдет не «житие» его, а исто рия только моих к нему отношений, но это годно только в число посмертных моих воспоминаний; а не в печать. Через год или 1 1/2 – другое дело. А теперь пусть пишут другие, это кроме пользы ничего не принесет. Погожев немножко юн и пи шет по трафаретке; ну да и то хорошо. Не всякий разбирается, что трафаретка, а что нет; а «Моск[овские] вед[омости]» читают многие.

49


Экология души Ну, прощайте; помолитесь ка Богу, чтобы Он по милосердию Своему помог мне приучить Вас хотя бы к от. Варнаве* так, как меня Кли мент приучил к от. Амвросию. И главное не думайте, что нужны какие ни будь необычайные молитвы мои. А очень про сто: «Господи! Помози мне приобрести то то и то то! – Укажи мне путь Твой». И к любящему Вас К. Леонтьеву «Пределы класть равно трудно везде и при всех исследованиях, – замечает Леонтьев. – Пределы, границы, отличительные признаки, распределяющие что бы то ни было на классы, роды, эпохи и какие бы то ни было отделы, все гда более или менее искусственны. Естествен на всецелость, совокупность признаков. Надо из жизни извлечь теорию и в жизнь же ее обра тить». Эти слова взяты уже не из частного, для «внутреннего пользования» письма учителя к ученику – они заключены в «программных» ста тьях трактатах Леонтьева – «Византизме и сла вянстве» и «Культурном идеале и племенной политике» – и потому, можно сказать, предназ начены «для всех характеров, для всех натур, для всякого воспитания». Эти слова помогают лучше понять леонтьевский «метод действи тельной жизни» – действенный принцип цело жизненного, всеобъемлющего, органического учения мыслителя. Человеческой личности, наделенной от Бога великими творческими силами души, в любой сфере деятельности свойственно тяготеть к ор ганизации, к иерархически структурированно му единству, к упорядоченной системе ценнос тей и оценок. Системы, как и Леонтьев отмеча ет, могут быть искусственными или естествен ными, органическими; в их основе могут лежать стремления к ценностям ложным или истин ным; они могут строиться на горделивых логи ческих выводах рационалистического скепти цизма и атеизма или на свободном, со страхом, верою и любовью подчинении и следовании Божественным законам, Высшей логике Откровения. Органическое учение Леонтьева, целостное, хотя и разнообразное по темам и областям прак тического применения, вобрало в себя не только вопросы жизни и деятельности организмов лич ных и общественных, но «и все существующее в пространстве и времени». Учение Леонтьева вы строено на основе христианского мировоззре ния, полагающего целью спасение души. Все главные концепции сформировались у мыслите ля в 1871–1872 годах, во время жизни на Афоне, после «страстного обращения к личному право славию». Вера, как он отмечал, докончила в 40 лет его воспитание, а «приятием личной веры»

50

* Я его давно знаю и ценю; но для благословения, для решений; а не для рассуждений

он был полностью обязан афонским духовникам, наставлениям отца Иеронима, примеру его ас кетизма, беседам с ним и откровению помыс лов, старческим молитвам и постоянному по нуждению, даже принуждению, к спасительному житию. Обо всем этом сохранилось множество свидетельств в произведениях Леонтьева. Хотя Православие, как пишет мыслитель, «по назначению, по идее – всемирное, космополи тическое», Церковь всегда снисходила к свое образию, «подробностям» национально психо логическим, бытовым, культурно государствен ным, она не запрещала «разнообразия места и времени». Поэтому и святоотеческие творения и богословские системы, основанные на страхе Божием как начале христианской премудрости, на стремлении к единой цели и одинаковым ценностям, имели характерные особенности. Леонтьев был духовно близок к старцу Иерони му, воцерковился в афонской Пантелеимоновой обители, наряду с братией участвовал в ее внут ренней жизни, и не удивительно, что мысли Ле онтьева, их дух, содержание, форма выражения становятся ясны для нас только через постиже ние общего духа афонского монашества, и прежде всего тех «византийских», святоотечес ких правил и традиций, которые существовали в строгом общежитии Пантелеимонова монасты ря при отце Иерониме. Афон – это особое – «иное» – государство, во времена турецкого владычества и латинского нашествия стойко хранившее и доныне отстаи вающее духовные и бытовые традиции визан тийской культуры, живущее по особому време ни, под патриаршеско императорским грозным флагом (вспомним леонтьевский «во всей красе широко веющий стяг Православия»…). Если Афон таков сейчас, в эпоху обмирщения, то можно представить, каким он был при Леонтье ве, во времена старцев Иеронима и Макария, Паисия Ильинского, великих греческих Констан тинопольских патриархов фанариотов (фана риоты – собирательное название греческой элиты, управлявшей христианским (православ ным) миллетом (классом людей) в Османской империи – прим. ред.) Иоакима II и Иоакима III!.. Афон, Царьград, Россия духовно неразде лимы, и неудивительно, что «византийцами», «фанариотами» Леонтьев называл и афонских монахов, и митрополитов Филарета и Димитрия Ростовского, и преподобного Сергия, и право славный русский народ, и всех людей «старомо сковского духа». Церковь наша Православная именуется Греко Российской, и закономерно, что та система правильной, спасительной орга низации лично общественной жизни, которая выстраивается на основе веры в Бога и послу шания Церкви, названа мыслителем «византиз мом». Наша церковная культура по происхожде нию греко византийская, основное Предание


Экология души Церкви было выражено византийцами, на гре ческом языке, и вполне понятно, почему Леон тьев стоял на том же, на чем стояла Пантелеи монова обитель: на необходимости духовного союза с братьями греками – с греками «стары ми», не «демократически просвещенными». «Цветущая сложность» афонской жизни со всеми возможными родами подвижничества, с разноправием келлий, скитов, монастырей, ие рархических степеней, с национальным равно правием, с объединяющим принципом беспре кословного подчинения святоотеческим запове дям и власти духовного начальства – вот источ ник леонтьевских концепций «разнообразия в единстве», «деспотизма формы», «политики ре лигиозных основ», благотворности прочной со словной, корпоративной организации. Изучая хозяйственную жизнь святогорских монастырей – «собственников идеальных», чьи земли в пол ной мере принадлежат не им самим, а афонской Игумении – Божией Матери, Леонтьев выдвинул одну из своих самых, пожалуй, блестящих и важ ных идей – концепцию «охранительного социа лизма», «реального социализма» – экономичес кого строя общества, основанного на прочном общинном землевладении, на неотчуждаемости земли, возделывание которой становится по слушанием, «ношей государственной». Общины – религиозно просвещенные, сытые, богатые, сильные, отношения между членами которых от нюдь не либеральны, – похожи на афонские мо настыри и так же придерживаются принципа не утилитарного, а религиозного, евангельского: «Ищите прежде Царствия Божия, а все осталь ное приложится» (ср.: Мф. 6, 33). Обещание постричься в монахи, данное Бо жией Матери, Леонтьев выполнил в 1891 году, в России, за три месяца до кончины. Исследова тели обычно говорят, что так произошло, дес кать, потому, что он был не готов к принятию монашества на Афоне, недостоин, «слабо жил». Мне думается, что пора развеять этот «миф». «Мы всегда более или менее недостойны», – смиренно замечал Леонтьев. «Святым ведь сразу не сделаешь», – любил повторять его афонский наставник. Дело скорее в том, что не готовы были к такому решительному шагу Ле онтьева те правительственные структуры, к ко торым он был близок по службе и которые его столь ценили, возлагая на него свои надежды. Что делать!.. Отцу Иерониму, имея «на руках» 500 человек братии, нужно было проявлять по литическую мудрость, не раздражать россий ское высшее общество. Прозорливый старец, скорее всего, предвидел, что Леонтьев именно своей духовно светской деятельностью прине сет этому самому обществу большую пользу. В заключение нужно сказать, что мыслителю не привелось составить полного жизнеописа ния своего первого духовника – отца Иеронима,

так же как не успел он написать и житие старца Амвросия. «Заниматься мимоходом таким свя щенным для меня делом я не стану; описывать же его житие так, как того бы требовала важ ность предмета, я теперь, по многим причинам, не могу», – не без сокрушения сердечного отме тил Леонтьев в одной из своих статей, посвя щенных афонской жизни. Тем не менее, мысли телю принадлежит ряд очень ценных заметок о жизни и трудах старца Иеронима. Леонтьев пер вый и почти единственный, кто абсолютно пра вильно понял характер отношений друг к другу

двух великих русских афонцев – старца духов ника Иеронима и игумена Макария и значение их обоих в жизни Святой Горы и Православной Церкви в целом: «Отец Иероним был гений, а отец Макарий только дарование, несравненно меньшее. Отец Иероним был организатор, отец Макарий был только ученик и последователь его. Отец Иероним восстановил на Афоне рус ское иночество, он создал новую русскую общи ну и прославил ее. Отец Макарий только приум ножил его духовные насаждения. Самого отца Макария сформировал, утвердил и выучил отец Иероним, нередко и жестоким искусом». Никто из «маститых» посетителей Афона XIX – начала XX века об этом столь верно не написал. Таким образом, Леонтьев внес свой вклад и в агиогра фию и афоноведение. Игумен Петр (ПИГОЛЬ), первый проректор Российского православного института святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова

51


Экология луши

ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦА ЕЛИЗАВЕТА ФЕОДОРОВНА

РОМАНОВА Попытка неформального жизнеописания У каждого человека в жизни – свой собствен ный путь. Им он либо спасается, либо прожи вает жизнь себе в осуждение. В этом смысле богатство и нищета, достаток и бедность, обеспеченность и нужда не являются сами по себе ни добродетелями, ни условиями спасения. Все зависит от того, как именно распорядится человек своими жизненными обстоятельствами. Если во славу Божию, то и бедность с нищетой ему не помеха. И бо гатство со славою – не зазор. И хотя, как свидетельствует Священное Писание, весь ма трудно богатому войти в Царство Небес ное, но и бедному отнюдь не легче. Как легко нуждающемуся человеку впасть в озлобле ние и зависть, воспылать жаждой насилия и мести, искуситься желанием завладеть чу жим богатством. В свою очередь, исключи тельно тяжело и богатому не возгордиться, не надмиться, не испытать чувство превос ходства над «неудачниками» и «босяками»… Только жизнь во Христе полностью меняет человека – вне зависимости от его матери ального состояния и сословия, к которому он принадлежит. *** Елизавета Феодоровна родилась в среде сильных и славных мира сего. Она появилась на свет 1 ноября 1864 года в немецком городе Дармштадте, в доме на Вильгельминенштрас се. Ее мать Алиса была дочерью королевы Анг лии Виктории, а отец Теодор Людвиг IV – Вели ким герцогом Гессенским. Родители Эллы – этим уменьшительным именем звали когда то великую русскую святую – по характеру и обра зу жизни были деятельными и добрыми христи анами. Их подданные были вправе считать себя счастливыми людьми. Находясь под началом высоконравственных, глубоко верующих и поря дочных правителей, они имели все возможнос ти для развития собственной души. Это был тот самый случай, когда власть имущие благодатно воздействуют на нравы народа и выправляют все его общественные изъяны личным приме ром благочестия. Мать Эллы – Великая герцогиня Алиса после смерти воспринималась немцами как подлин

52

ная мать страны, как образец примерной се мейной жизни, как мать прекрасно воспитанных детей, как эталон добрых нравов и любви к про стому человеку. В лоне этой поистине благород ной семьи воспитывалась и Элла, будущая пре подобномученица земли Русской, и будущая императрица России – святая страстотерпица Александра Феодоровна, тогда еще Аликс, младшая сестра Эллы. У Великой герцогини Алисы, покинувшей Ан глию и поехавшей вслед за мужем в Германию, была благороднейшая особенность души, унас ледованная ею от матери – королевы Англии Виктории. Она всю свою жизнь делами утверж дала два главнейших для спасения души хрис тианских принципа – покаяние и милосердие. Герцогиня Алиса органически тяготела к благо творительности. В книге графини А. А. Олсуфьевой, фрейли ны Великой княгини («The Grand Duchess Elisabeth Feodorovna of Russia». Лондон, 1923), мы находим следующие характерные строчки: «Елизавета Феодоровна получила от матери раннее образование, которое подготовило ее к высокой судьбе. Эта мудрая и нежная мать вло жила в сознание детей с ранних лет главный принцип христианства – любовь к ближнему. Она сама, всегда в душе оставаясь англичанкой, глубоко полюбила свою новую страну; наделен ная тактом и рассудительностью, она много за нималась благотворительностью и в течение ко роткой жизни обеспечивала благосостояние не мецкого герцогства, как никто до нее… Великая княгиня Елизавета претворила материнский за вет о милосердии в жизнь – великодушием в по ступках и сдержанностью в речи. Она никогда не позволяла себе сурово критиковать кого либо и всегда находила мягкое оправдание человека, совершившего промах». Младший брат Эллы, Эрнст Людвиг, также отмечал в свое время, что Елизавета Феодоровна, посвятив себя нуждаю щимся и больным, доказала, что была «истин ной дочерью Великой герцогини Алисы». Живая любовь к страдающему человеку, на ряду с красотой и изысканностью великогер цогского стиля жизни, выдающиеся люди, бы вавшие в гостях у родителей – музыканты, ком позиторы, художники и поэты, – все это способ


Экология лдуши ствовало формированию в Элле исключительно нежной и тонкой души, восприимчивой ко все му возвышенному и доброму, а также способно сти неподдельного человеческого участия в судьбах нуждающихся и обездоленных, высо кой требовательности к себе и потрясающей личной скромности и смирения, бравших свой исток из неукоснительного соблюдения запове дей Христовых. Великолепный замок, в котором жила семья Эллы, был частично превращен ее отцом в му зей, куда собирались картины известных худож ников (среди них – Гольбейн младший), витра жи, редкие экспонаты флоры и фауны. Это со седство самым положительным образом влияло на развитие эстетического чувства у всех детей. Родители постоянно брали с собой детей в больницы и приюты, раскрывали им глаза на человеческую боль, учили сострадать чужому горю. Дети дарили пациентам цветы, обща лись с ними и располагали к себе сердца больных своей непосредственной искреннос тью и сердечностью. «Каждое утро по субботам, – вспоминал Эрнст Людвиг, – мы должны были относить буке ты цветов в (…) госпиталь на Мауэрштрассе и, поставив цветы в вазы, дарить их разным паци ентам. Таким образом мы преодолевали ро бость, часто свойственную детям… и станови лись друзьями со многими пациентами и безус ловно обучались иметь симпатию к другим. Здесь не было возрастных ограничений; даже самые юные среди нас должны были идти в больницу». Вот что писала шестилетняя Элла своему от цу: «Дармштадт, 29 декабря 1870. Мой любимый папа, я желаю тебе счастливого Нового года. Мама поставила твою фотографию в нашей комнате для школьных занятий. Мы были в мэ рии города, там бедные дети получили рождест венские подарки, а их папы – на войне. Прощай, любимый папа. Твоя послушная, любящая тебя дочь Элла». Тогда шла война между Пруссией и Франци ей, и практически весь великогерцогский дво рец был обращен в госпиталь для раненых. За ними ухаживали все знатные дамы Дарм штадта. Какая аналогия прослеживается здесь с Кремлевскими палатами и с будущим лазаре том Марфо Мариинской обители в Москве, где во время Первой мировой войны Елизавета Феодоровна и другие женщины из высшего света будут также ухаживать за ранеными, слать на фронт тюки с вещами, подарки и продовольствие!.. Отец Эллы Теодор Людвиг, как и его супруга Алиса, также помогал создавать в семье здоро вую христианскую атмосферу. Там не было ни чувства превозношения от своей принадлежно сти к знатному роду, ни барской надменности и

высокомерия в отношениях с подданными. Как уже было сказано выше, судьбы простых людей, страдающих и нуждающихся, были поставлены в семье Эллы во главу угла. Данная им от Бога власть и влияние воспринимались Великим герцогом Людвигом и его супругой Алисой ис ключительно как почетное бремя ответственно сти за устроение судеб тех, кто был вверен их попечению самим Богом. Кроме того, в личных отношениях Людвига и Алисы царили любовь и мир, сердечное тепло и

полное духовное родство. «Я надеюсь, что мой любимый Луи сегодня вечером будет снова со мной, – писала Алиса матери, королеве Викто рии, – это такой прекрасный повод для радости и благодарности. Когда он рядом со мной, все заботы растворяются в покое и счастье». Какое благостное влияние оказывали эти чуткие и за ботливые родительские взаимоотношения на детей!.. Добрый и уютный быт, беседы на возвы шенные темы, регулярное общение с детьми, забота об их духовном и физическом здоровье, частые выезды на природу и путешествия – все это благодарно запечатлевалось мягкой дет ской душой, придавало ее развитию нужное и спасительное направление.

53


Экология луши венно понимавшую, что без внутренней духов ной аскезы и строгого воздержания его никогда не достичь. Трагическая смерть младшего брата Эллы Фридриха и ранняя смерть ее матери, скончав шейся от дифтерии в тридцать пять лет, подвели черту под счастливым детством девочки и по ставили ее на следующую ступень духовного роста – христианского осмысления жизни как Креста, хранения чистоты юности и дальнейше го осуществления главной жизненной цели – спасения души через деятельную любовь к ближнему. Она самоотверженно помогала во всем отцу, стараясь облегчить его горе, ухажи вала за сестрами, вела хозяйство по дому. Мно го позже, незадолго до казни Елизаветы Феодо ровны в 1918 году под Алапаевском, ее больше вистская охрана искренне удивлялась, как эта дама из высшего света ловко, будто кухарка, орудует в заточении кастрюлями и чувствует се бя на садовых грядках как дома.

Великая герцогиня Алиса Гессенская серь езнейшим образом относилась к своему мате ринскому долгу, неотделимому от христианской веры. Именно в этом отношении, по мнению многих исследователей ее биографии, был со крыт один из основных источников будущего ду ховного процветания ее детей. Элла прекрасно рисовала, любила классиче скую музыку, сама музицировала, вышивала. Сегодня Красный зал воссозданного после Вто рой мировой войны Гессенского дворца хранит ее изумительные детские рисунки и шитье. Любимой святой Эллы была Елизавета Тю рингенская, дочь венгерского короля, ее даль няя родственница, жившая в первой половине XIII века. Выданная за ландграфа тюрингенско го, она рано овдовела и была изгнана из сво их владений. Елизавета долго скиталась, жила с нищими, перевязывала их раны, носила гру бую одежду, спала на голой земле, ходила босая и была образцом христианского смирения. Ее подвижнический образ жизни весьма привлекал Эллу, всегда стремившуюся к христианскому совершенству и уже в ранней юности прикро

54

ЗАМУЖЕСТВО ЕЛИЗАВЕТЫ ФЕОДОРОВНЫ. ПЕРЕЕЗД В РОССИЮ Со своим будущим мужем Великим князем Сергеем Александровичем Романовым Елиза вета Феодоровна познакомилась в детстве. Когда то он приезжал в Германию со своей ма терью, императрицей Марией Александровной, также происходившей из Гессенского дома (она была дочерью Великого герцога Гессенского, принцессой Максимилианой Вильгельминой Августой Софией Марией). В то время юная Элла считалась одной из самых красивых не вест Европы, и многие пытались добиться ее расположения. Тогда говорили, что во всей Ев ропе было только две настоящие красавицы: Елизавета Австрийская, жена императора Франца Иосифа, и Елизавета Феодоровна. Од нако мало кто знал, что Елизавета Феодоровна дала перед Богом обет девства. Причиной это му, насколько можно предполагать, послужила смерть ее матери и младшей сестры Мей от дифтерии, а также гибель маленького брата Фридриха, разбившегося насмерть при случай ном падении с балкона. Вид смерти и осозна ние того, что жизнь человеческая может в одно часье оборваться и разрушить все казавшееся столь прочным счастье и все надежды близких друг другу людей, произвели на Елизавету Фе одоровну неизгладимое впечатление. Краток век человека на земле – и нужно так многое ус петь сделать, утешая плачущих и облегчая страдания скорбящих… И женихи получали от каз. Однако к Сергею Александровичу она уже давно питала расположение. У них состоялся откровенный разговор, из которого Елизавета Феодоровна узнала, что Великий князь также дал тайный обет воздержания. Только после этого последовало ее согласие и было принято


Экология луши решение, что после свадьбы они будут жить как брат с сестрой. Вся большая семья Гессенов сопровождала Елизавету Феодоровну на свадьбу в далекую Россию. Примечательно, что именно в этот при езд двенадцатилетняя принцесса Аликс позна комилась с цесаревичем Николаем Александро вичем, будущим императором России, и полю била его. Таинство браковенчания состоялось в церк ви Спаса Нерукотворного Зимнего дворца в Санкт Петербурге. Затем последовало венча ние по протестантскому обряду в одном из его дворцовых залов. По вероисповеданию Елиза вета Феодоровна была протестанткой. Замуже ство за Великим князем не требовало от нее обязательного перехода в православие. Тем не менее, ее живое христианское сердце мучи тельно переживало этот диссонанс. По характе ру своему Великая княгиня была цельной нату рой, и в таких кардинально важных вопросах, как вероисповедание, она всей душой стреми лась достичь полного согласия с совестью. Сер гей Александрович, в свою очередь, ни на чем не настаивал, предоставив жене полную свобо ду духовного выбора. После свадьбы новобрачные некоторое вре мя жили в подмосковном имении Великого кня зя Ильинское. Это село было знаменитым. Там в разное время находились писатели С.Т. Акса ков, И. И. Лажечников, поэт Н. М. Языков и литератор П. В. Киреевский. Впоследствии село стало собственностью императора Александра II и его супруги Марии Александровны. Затем право на его обладание перешло к Великому князю Сергею Александровичу. В имении у супругов часто бывал Великий князь Константин Константинович, друг семьи, человек высокой духовной культуры, разносто ронних дарований и талантливый тонкий поэт. Он посвятил Елизавете Феодоровне строчки, которые по праву могут рассматриваться на уровне пушкинской лирики с точки зрения об разности и глубочайшего проникновения в суть женщины христианки и тайны ее необыкновен ной красоты как следствия ее внутренней чисто ты и духовности: Я на тебя гляжу, любуюсь ежечасно: Ты так невыразимо хороша! О, верно под такой наружностью прекрасной Такая же прекрасная душа! Какой$то кротости и грусти сокровенной В твоих глазах таится глубина; Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна; Как женщина, стыдлива и нежна. Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой Твою не запятнает чистоту, И всякий, увидав тебя, прославит Бога, Создавшего такую красоту.

Елизавета Феодоровна полюбила Россию, ее добрый и открытый народ, суровую, но такую прекрасную природу, неповторимую архитекту ру русских городов. Но особенно ей полюби лось русское православное богослужение и благолепие храмов. То самое благолепие, кото рое другие протестанты подчас ставили и до сих пор ставят православным в укор, утверж дая, что богатое убранство и драгоценности, которые люди жертвуют на храмы, можно было бы использовать на дела социального служения и оказания помощи бедным. Однако Елизавета Феодоровна правильно поняла суть церковного благолепия в России – она увидела в нем сви детельство искренней любви людей к Богу, ког да человек, в том числе и бедный, отдает доб ровольно, от всего сердца порой самое по следнее, что имел, дабы украсить святое место и внести свою лепту в традиционное общест венное богопочитание. Великая княгиня в совершенстве выучила русский язык и говорила на нем без всякого ак цента. Она посещала православные службы, долго размышляла об особенностях право славной веры и постепенно осознавала, что они становятся понятными только через личное опытное переживание. Как человек любозна тельный и искренний, она стремилась познать православие, которое было полнотой Истины для любимого ею человека. А он, Сергей Алек сандрович, оказывал на супругу поистине ог ромное духовное влияние. Не убеждениями, не словесными доводами, не богословскими спо рами, а исключительно чистым и возвышенным образом своей жизни. Это был тот самый случай, когда истинность веры не доказывается, а показывается через человека. Посмотри на его лицо – говорят тебе – и ты все увидишь и поймешь, и все тайное и сокровенное откроется тебе в должной мере. И действительно, когда ты, наконец, встречаешь ся с таким человеком и видишь его лик, то чет ко и до конца вдруг осознаёшь, что именно здесь, в нем присутствует настоящий Бог. Когда она стояла с мужем на службе и виде ла его одухотворенное лицо, когда она наблю дала за его преображением во время Святого причащения, то все больше и больше убежда лась в том, что все утверждения о «старомод ности» и «консервативности» православия есть не что иное, как обман, и что в нем, в правосла вии, заключена какая то великая истина, пол ная, никем не искаженная и необъятная, но вполне доступная и открытая каждому непред взято мыслящему верующему человеку. (Продолжение следует) Протоиерей Михаил ХОДАНОВ

55


Крик души

ЗАЧТО,ИЛИ

БОГА НЕТ

Я

стояла у окна, а слезы крупными кап лями катились из глаз и падали на по доконник. За что? За что? В который раз именно этот вопрос бил в моей голове, словно набат. Этот и только этот вопрос. Он постоянно в моей голове. Он днем и ночью, даже во сне. Он измучил меня. Но что мои моральные страдания по сравнению со стра даниями его – моего любимого человека?! А все начиналось прекрасно, словно в сказке… Мы, обреченные на мучения, «награж денные» Судьбой (Богом?) редкой и тяжкой болезнью, встретили друг друга. Ни я, ни он даже не мечтали о таком подарке судьбы (Бога?). Да, тогда, познакомившись с ним, я действительно еще верила в НЕГО. И от ду ши поблагодарила за то, что теперь у меня есть любимый, вторая половиночка, такой же, как и я. «Господи, спасибо тебе, что подарил его мне!» Я была счастлива. Мы были постоян но вместе, гуляли часами по городу, зеле ным аллеям, спускались к набережной, ка тались на теплоходе… счастье! Было такое счастье! Мы шутили, смеялись… И, каза лось нам, весь мир счастлив вместе с нами, радуется за нас и смеется вместе с нами. Все ушло… безвозвратно… навсегда… Наверное, Богу не понравилось наше счастье. Он решил исправить положение. Но за что? За что? Я молча плакала, глядя в окно, но этот немой вопрос рвался из моей души, раздирая ее в клочья. Больно… мне так больно… будто кто то или что то выди рает из меня сердце по маленьким час тям… постепенно… чтобы продлить удо вольствие и мои страдания. …Наше счастье вмиг прервалось. Дала о себе знать наша врожденная болезнь. Наша тяжкая, ужасная, редчайшая врожденная болезнь. Мы были настолько счастливы, что есть друг у друга, что не сразу обратили на беду внимание. А когда обратили… было слишком поздно. Вот врачи выносят вердикт – диагноз со страшным, непроизносимым простым чело веком названием. Словно гром среди ясного,

56

чисто голубого неба. Словно наказание за счастье. Наказание?! За счастье?! Разве сча стье ? это плохо? Любовь, счастье – это грех? За что такое суровое наказание? Чем же он, мой любимый, провинился? Тем, что он с детства терпит муки, боль, причем каждо дневную? Тем, что его родители каждый день смотрят на страдания, мучаются не меньше от бессилия и невозможности помочь? С диагнозом кончилось счастье. Нет, мы по прежнему любили друг друга, даже еще сильнее. Но счастья уже не было… его от няли и раздавили… неизвестно, почему и ЗА ЧТО? Начались слезы, страдания и постоян ные молитвы. Его мама практически ноче вала в церкви, она постоянно плакала и мо лила, молила ЕГО о спасении и помощи. А он в это время мучился от фототерапии, бо лезненного и изматывающего процесса, облучения и его передозировки. А я была далеко, за тысячу километров от него, и то же молилась и просила ЕГО помочь, поща дить и смилостивиться. Ведь мы и так стра даем этой проклятой болезнью всю жизнь, но терпим, радуемся жизни и ни разу (НИ РАЗУ!) мы не пожаловались, не возроптали, что мы не хотим жить, устали от боли или что то подобное. Я молилась… Днем и ночью. Я не спала и мучилась морально. Я и его мама, мы вери ли, что Бог обязательно нас услышит! Он не может поступить жестоко с и так обиженны ми судьбой людьми. Но ОН… не услышал. ОН не помог. ОН допустил беду. ЗА ЧТО!? ЗА ЧТО?! Моему любимому после долгих проце дур, изматывающих и очень болезненных… ампутировали ногу… Да. Вот так. И Бог не внял молитвам ма мы, моим молитвам. Он спокойно допустил такое. За все наши мучения, которые с на ми с самого нашего детства. За каждоднев ную боль, слезы, страдания – ОН взял… и добил окончательно. Мол, вот еще – а то мало вам! С того момента я не верю в НЕГО. ЕГО нет, и я знаю это точно! Если бы ОН сущест


Крик души вовал, Он бы никогда так не наказал ни в чем не повинного парня, который страдал и терпел боль и страшную болезнь всю свою жизнь. Я не верю, что Бог такой злой и бес сердечный, что вот ТАК решил наказать за какие то там грехи наших предков. Верую щие говорят, что мы терпим и мучаемся страшными и тяжелыми болезнями, потому что кто то там, когда то, в далеком преда леком прошлом согрешил! Совершил ужас

чтоб было у кого попросить. Чтоб просто было легче: вот я помолился, и ОН меня простил, у меня нет грехов. А вот я попро сил ЕГО, и исполнилось. Слава Богу! Боль шинству людей просто необходимо верить, необходим идол для поклонения, для этого и был выдуман Бог. С той беды, которая случилась с моим любимым, я не могу слышать о Боге. Мне становится плохо. И все у меня внутри про

ный грех и теперь мы (МЫ!) чуть ли не через семь поколений расплачиваемся за тот грех неизвестного нам мерзавца! Какой бред! Если бы существовал Бог, я уверена, он не стал бы наказывать так страшно и жесто ко ни в чем не повинных людей! Ведь ОН – великодушный и всепрощающий!!! Зачем же ОН ТАК поступает? ТАК наказывает? ЗА ЧТО??? ЗА ЧТО??? Разве недостаточно на казания одной нашей редкой и ужасной бо лезнью, которая с нами с рождения? Недо статочно болей, ежечасных, ежеминутных, от которых сердце замирает и сжимается в малюсенький болючий комочек? Недоста точно наших слез и слез наших близких? Недостаточно, что над нами всю жизнь из деваются, показывают пальцем и перешеп тываются? Недостаточно, что мы лишены почти всех радостей здоровых людей? ЭТОГО НЕДОСТАТОЧНО??? Когда моему любимому отняли ножку… мой мир рухнул, да и не только мой. Все из менилось. Вера исчезла, осталась лишь боль и негодование. И вечный, болезнен ный вопрос – ЗА ЧТО? Бога нет… ЕГО не существует. ОН не мо жет быть таким злым, если ОН есть. Его вы думали люди, чтоб замаливать свои грехи,

тестует и кричит: ЕГО нет! А был бы ? ОН ни когда бы не допустил ТАКОЕ! Потому что ОН – БОГ, а не дьявол! ОН – добрый и велико душный! Так ведь??? Именно таким его все представляют. Почему же ОН тогда делает такое зло??? Еще больше наказывает и без того несчастных, больных людей??? Да по тому, что ЕГО НЕТ! А болезни ? это изменения в генах, в ДНК человека. Все научно доказано и объясне но. И никакие это не наказания за грехи да леких предков. Просто – наука! Теперь мой парень не ходит. Все ушло и никогда не вернется! Счастье, смех, ра дость, душевное спокойствие – ничего уже не будет! НИКОГДА! Ужасное, страшное слово. Я стою у окна. Начался дождь, капли сте кают ручьем по стеклу. Также мои слезы те кут по щекам и капают на подоконник. При рода сочувствует мне. Она плачет со мной. На душе больно и тоскливо. Я вспоминаю дни, дни счастья, когда он ходил. Ходил со мной везде, радовался жизни и смеялся. А теперь… Бога нет… Наталья ТЕКУТОВА, Волгоградская область

57


Мир незримый

ЕСТЬ БОГ! ЕСТЬ УТЕШЕНИЕ! Автор опубликованного письма Наталья Текутова со всей остротой и искренностью подняла извечный во прос о причинах человеческих страданий. Причем речь идет не о мучениях отъявленных грешников, а о мо лодых людях, страдающих мучительной болезнью ДЦП. Вся жизнь их – боль и страшное непрекращающее ся напряжение. А они хотят счастья, а они мечтают стать здоровыми и полноценными… Они не совершали никаких преступлений, и даже большая часть человеческих грехов неведома им. Почему же Господь попус кает им страдать? За что? Что они такого сделали, что обречены на пожизненную скорбь – не только физи ческую, но и нравственную? И Наташа со всей юношеской решительностью и максимализмом отвечает: Бо га нет и быть не может. Если бы Он был, то как Всесовершенная Любовь и Абсолютное Добро никогда не до пустил бы страдания несчастных, но утешил бы их, обласкал и исцелил. Автор письма, талантливый журна лист с юридическим образованием, знает о жизни больных ДЦП не понаслышке. Она сама уже который год мужественно переносит этот мучительный недуг. Отвечая на ее вердикт, хочется сразу отметить, что говорить в защиту Бога мы будем в иной системе коор динат. Это – область веры и ее апологетики. Обещаем одно – быть предельно искренними. На доводы Натальи Текутовой и на ряд других смежных вопросов отвечает в своей публичной лекции на эту тему доктор богословия, профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов.

–К

ак понять невинные страдания: страдания праведников, страда ния детей и всех тех, кого никак нельзя обвинить в том, что они грешили? Причина того, что у меня цирроз печени, оказалась простая – много спирта выпил за свою жизнь. Пью, пью, пью и, наконец, цирроз печени. И говорю: ах, это Бог меня наказал. Разве Бог меня наказал? Нет, конечно! И это мы видим. Вот здесь у нас зрение восприни мает причину болезни – когда человек лжет, лукавит, лицемерит, обманывает, ворует, уж не говорю о том, что убивает. Я говорю о тех вещах, которые незримы для других. Осуждение, притворство, лукав ство – никто этого не видит, все происходит во мне, с внешней стороны я порядочный че ловек, все безукоризненно. А внутри что? Ладно, другие не видят, страшно, что я сам не вижу. И когда затем со мной происходит что то, именуемое скорбями, страданиями, я в изумлении возвожу свои очи к небу: Господи, за что же ты меня наказал?! Меня, такого чи стого и прекрасного!.. Эта «чистота и красота» великолепно была показана Федором Михайловичем Достоев ским, по моему, в «Униженных и оскорблен ных», устами князя, который произнес вели колепные слова, изображающие суть, которая находится в нас: «О если бы только открылось то, что в человеке, то, что в нем, не то даже, что он боится открыть другим, и даже не то, что он боится открыть своим самым близким

58

друзьям, и даже не то, что он самому себе бо ится открыть, о если бы это все открылось, то мир наполнился бы таким зловонием, что и жить было бы невозможно». Если бы мы внимательно отнеслись к сво ему духовному мирку, своим мыслям, чувст вам, настроениям, переживаниям, отноше нию к другим людям, обидам, зависти, тще славию, наверное, в этом случае нам не при шло бы и в голову: за что же Ты, Господи, нас наказываешь. Оказывается, как и в мире фи зическом, есть объективно существующий закон, нарушение которого влечет за собою соответствующие для нас бедствия. Причем в мире физическом, материальном, грубом, причины и следствия очевидны: человек пьет и у него то то, человек колется наркотиками – у него то то, человек прыгнул с большой вы соты – переломал себе руки ноги, это оче видно. Но когда мы касаемся мира духовного, здесь этой прямой зависимости нет. Причина – мы вступаем в мир духовный, то есть мир свободы. Если бы за дурную мысль, которая пришла мне в голову, я бы получил по макуш ке, да еще так, что взвыл бы, так вот, в следу ющий раз я бы в страхе думал, как бы мне не пришла на ум эта мысль. Я был бы рабом, а не человеком. Человек – образ Божий, и одной из сторон этого образа Божия является моя свобода в отношении к добру и к злу, как внешнему, так и внутреннему. Итак, свобода эта есть у меня, но я должен знать, что не Бога я оскорбляю своей дурной


Мир незримый мыслью, а закон, реальный, объективный, за кон моего бытия я нарушаю. А нарушение за кона природы, любого закона влечет за собой печальные последствия. Вот что происходит, вот откуда рождаются все скорби нашего ми ра. Надо же понять – откуда. Иногда эти скор би бывают очень странные: у человека все, ка жется, в порядке, а себе покоя не находит, ему скучно, ему грустно, он не находит себе мес та. Откуда все происходит? Все от того же. Когда много колючек вцепится в кожу, то всю ду у человека чешется, всюду ему не по себе. Итак, причина всех скорбей людей – наруше ние объективно существующего духовного за кона нашего бытия, и этим духовным зако ном, в конечном счете, является сам Бог. Не Бога мы оскорбляем, мы не можем его оскор бить своими грехами, иначе это было бы са мое оскорбленное существо, потому что все мы грешим. Не Бога мы оскорбляем, а себя раним всем тем, что называется грехом. Это очень важно, друзья мои… Итак, вопрос о невинных страданиях. Ну, хорошо, мы то ладно, страдаем, понят но почему, поделом. А младенцы? А правед ники? (сюда же подпадают и юные больные люди, еще сравнительно невинные – прим. ред.). Этот вопрос стоит перед многими и, естественно, смущает многих и подчас вызы вает протесты. И главная причина протеста и вопроса знаете в чем? За что он страдает? Обращаю ваше внимание на постановку во проса. Мы привыкли оценивать все с точки зрения причинно следственных отношений юридического порядка. То есть с точки зрения справедливости, если хотите. Справедливо или не справедливо. Его отправили в тюрьму – за что? Он же не виновен. Мы возмущаемся. Этого разбойника оставили на свободе, «бро сили щуку в реку» – почему? Он же негодяй. Все у нас с точки зрения права, справедливо сти. То есть хотим мы того или не хотим, но мы постоянно занижаем уровень, знаете чего? – самого бытия. Мы считаем, что все наше бы тие построено на принципе справедливости. И не удивляйтесь этому. Все дохристианское сознание и, увы, постхристианский мир, к со жалению, строит свои оценки именно на этой правовой, юридической почве. На самом деле не этот закон является первичным, не этот за кон является основным. Кстати, в иудаизме – ветхозаветной религии, в мусульманской ре лигии, я уж не говорю о религиях языческих, основной принцип отношений между Богом и человеком – это принцип какой? – справедли вости. Это высший принцип. И вот, с точки зрения этого принципа и вопрос ставится о страданиях праведников. Самая главная ошибка коренится здесь, в самой постановке вопроса. Какой основной принцип бытия? Ос

новной принцип, закон бытия открыло христи анство. Неведомую совершенно вещь. Никто никогда и не знал этого. Основной закон бы тия – любовь, а не правда. Исаак Сирин пи шет: «Там, где возмездие, там нет любви, а где любовь – там нет возмездия». Великолеп но сказано. Справедливость и любовь вещи, если хотите, даже несовместимые. Там, где правда – там нет любви. Вы не подумайте, что любовь нарушает правду или правда наруша ет любовь. Нет нет. Совсем в другом смысле. Мне часто приходится приводить такой пример, когда мать бросается в огненный дом, горящий дом, и погибает, спасая ребен ка. Справедливо она поступила, что погибла, или несправедливо? Все пожмут плечами и скажут: «Простите, что за постановка вопро са, при чем тут справедливо или несправед ливо она погибла, о какой справедливости идет речь? Вы что! С ума сошли, что ли. По любви она погибла». Она, не думая, пожерт вовала собой, спасая ребенка. При чем тут правда? Христос, Праведник, за неправедных пострадал. Целый ряд Святых Отцов повторя ет одну и ту же мысль: если бы только Бог по ступал с нами по правде, мы бы давным дав но уже превратились в прах и пепел или пре бывали в геенских мучениях. Если бы только поступал Он по правде… Не этот закон царствует в нашем мире. Вот с этой точки зрения мы уже можем понять и страдания праведников, и страдания невин ных, страдания детей. Как же это можно понять? Христианство открыло еще одну мысль, о которой человечество грезило. Христианство высказало поразительную вещь: оказывается, все мы, любим ли друг друга или не любим, нравимся или не нравимся – мы все пред ставляем собою один живой организм. И как бы мой глаз ни ненавидел мою руку, потому что она иногда слишком сильно чешет этот глаз, оказывается, и то и другое в организме нужно. И организму нельзя быть без того или другого, более того, тот же глаз и та же рука незримо заботятся друг о друге. Великая ис тина: Церковь есть тело Христово. Средото чием вселенского человеческого организма является организм Церкви. Как закваска, как самая суть, как самое святое, что есть в чело веке, как самое чистое. Под Церковью я в дан ном случае имею в виду не просто христиан, которые просто крестились. Здесь я понимаю единство в Духе Святом всех тех верующих, которые стремятся жить по Евангелию. Это не просто собрание верующих, нет нет, единст во тех верующих, живущих в Духе Святом, ко торые искренне стремятся жить по Еванге лию, тогда действительно их единство осуще ствляется в Духе Святом. Причастность каж

59


Мир незримый дого верующего Духу Святому, обусловлена степенью его ревности. Я не буду здесь рас пространяться, это вопрос отдельный, скажу только, что каждый христианин лишь постоль ку пребывает в теле церковном, в этом средо точии человечества, поскольку он причастен Духу Святому. Эта причастность может быть минимальна, ничтожна, вот «вошка», и непо нятно, осталось от нее что либо или нет, а мо жет быть бесконечно великого размаха, и тог да мы говорим: Антоний Великий, Арсений Великий. Причастность может быть разной. Так вот мы, христиане, в разной степени, но причастны этому Духу Святому, причастны в той степени, которая соответствует нашей ревности. Мы все, и не только христиане, представляем собой одно целое, единый все ленский организм. Все мы там являемся кле точками. И тут заметьте, у одних органов – од на совокупность клеточек, у других – другая, а некоторые клеточки находятся в непосредст венной близости друг с другом, и они особен но воздействуют друг на друга, особенно спо собны помогать друг другу. Вы же знаете эту фразу: семья есть малая церковь. Здесь люди особенно близки друг другу. Здесь они особенно способны сопере живать друг другу. Хотят они того или не хотят – они соединены. Даже чисто природным об разом – они соединены, никуда не денешься. Так вот, чисто наследственно все передается от родителей детям, и как много передается! Нити колоссальные связывают их между со бою. Надеюсь, теперь вам понятно, куда я клоню? Мы сопереживаем друг другу. Бывает сознательно, а можем и несознательно. В си лу вот этих связей, которые соединяют нас. Когда это происходит осознанно, то здесь уже дар духовный, когда мы сострадаем че ловеку, сочувствуем ему, сопереживаем ему. Если хотите, то что либо делаем, чтобы ума лить страдания другого человека. Это осо знанные переживания. Но мы, в силу этой связи, оказывается, можем и неосознанно сострадать друг другу. Причем тут есть еще очень важный один принцип. Принцип какого рода? Возьмите поход. Идет группа. Все не сут рюкзачки на себе. Ходили когда нибудь в поход? C рюкзачком, да еще по компасу. Пройдешь сто метров – ах, уже не туда пош ли. Давай опять. Вот так. Вдруг подвернулась у одного нога. Ну что делать? Распечатывай свой рюкзак, давай раскладывать вещи. Ты посильней – тебе побольше положим. Ты по слабей – ну ладно, тебе поменьше, кружку по несешь. И так далее. Мы все берем на себя ту ношу, которую он должен нести, а он идет там себе с палочкой, хромает… Вот так. Ребенок – это самое здоровое в духовном плане существо. Еще чистое, еще не запят

60

нанное, еще не искаженное духовными акта ми, которые мы называем грехами. Вы обра щали когда нибудь внимание, кто погибает за людей – герои, лучшие люди, кто говорит правду в глаза – царю там или кому нибудь еще. Это святые люди. Самые чистые. Всегда страдают, всегда рискуют собой, всегда жерт вуют собой лучшие люди. Лучшие – то есть в духовном плане самые здоровые. Потому де ти страдают, потому эти самые невинные страдания происходят, что у них еще самая чистая, детская, святая душа, которая спо собна понести на себе или взять на себя те страдания, которые естественно следуют за грехами их родителей, их близких, их родных. Они – способны. Почему? Потому, что они луч шие. Скажете: «Ну, верно. Но они же этого не осознают!» Вот тут мы с вами вступаем в сфе ру мировоззренческую. С точки зрения того, что человек живет на земле всего один раз – это утверждение верно. С точки зрения хрис тианской, мы прямо скажем – нет, ошибае тесь, надо на все смотреть с позиции вечной жизни. Тот же младенец, младенческая душа, которая вышла из тела, там, в вечности, она все осознает. И это осознание, что Бог дал ему возможность пострадать за любимых, это осознание даст бесконечное благо этой душе. Вы почитайте старые романы, как там иногда великолепно описывается настоящая любовь молодых людей, мужчины и женщины, как они готовы пожертвовать друг за друга, как идут на страдания за любимого. Вспомните «Аи ду», замуровывают их даже там. Вот какая си ла даже этой любви. Но все это было возмож но только в людях чистых, незапятнанных, не знающих этого отвратительного слова, кото рое мне и произносить то не хочется, кото рым сейчас поганят души наших детей – этот секс. Ужас какой! Как грязью омывают всех. Не знали этого раньше. Тогда были чистые ду ши, и они были готовы действительно постра дать до смерти, идти на муки даже, только бы быть с любимым человеком. Какую благодарность Богу воздают эти де ти, которые пострадали за родителей, близких и т.д. Ни одно страдание детское не проходит бесследно с точки зрения вечной жизни. Дети на себя берут эти страдания. Вы понимаете? Ведь что это такое, когда мы сострадаем? Мы действительно берем на себя часть страда ния. Обратите внимание, как много помогает больному подчас сострадание, когда он видит любовь окружающих. Это же факт! То есть сло во «невинные» страдания – неверное слово, глупое слово. Это ошибочное слово. Дело не в невинности, а в любви! Бог дает этим невин ным существам возможность осуществить эту любовь и затем всю вечность благодарить Бо га за эту возможность.


Мир незримый Кстати, не всем детям это дается, не всем, а только некоторым, не все, значит, способны перенести эти страдания с после дующей вечной благодарностью Богу. Мно гие неспособны. Не все, кстати, дети способ ны умереть детьми. Вы слышите? Тот факт, что мы с вами живем, уже свидетельствует о том, что, не пройдя этого пути земного, не пройдя пути познания себя, кто мы есть, мы не способны принять Царство Божие. Не способны, возгордимся. Нам тут, сейчас, чуть чуть дай – и вот уже нос прилип к потол ку. А когда там дадутся потрясающие блага, слава, величие, сила – вообще с ума сойдем. Превратимся в дьявола. Есть те, которые способны принять это, исходя из опыта дру гих людей, и не возгордиться. Это блажен ные дети. Вот кто способен, мы же с вами не способны. Нам, увы, надо поваляться кое в чем, увидеть, что мы валяемся в грязной лу же и встать никак не можем. Господи, помо ги! Познать себя, смириться, и тогда только, может быть, Бог даст, будем способны при нять без вреда для себя Царство Божие. Итак, нет невинных страданий. Они только в плоскости земной могут так оцениваться. С точки же зрения вечности – да, есть страда ния, только какого рода? – обусловленные любовью, жертвою, осознанной или неосо знанной. И последнее, что я по этому вопросу хочу сказать, с точки зрения христианской, с точки зрения принятия того, что основным законом бытия является любовь, что Бог есть Любовь. Даже если бы этих моих объяснений не было, а просто веря в то, что Бог есть Любовь, то, следовательно, даже те страдания, которые совершаются здесь, все они, какой характер носят? Характер необходимости, характер пользы. Они проистекают из любви. А если нет Бога? А если человек живет один раз? Что же тогда означают все эти скорби и страдания? Какой смысл в них, скажите? Откуда они про истекают? От злобы людей? От стечения об стоятельств? От дикого цунами? От случайно стей? Какая бессмыслица! Без Бога бессмыс лица наступает. И дикость и ужас. А если Бог есть Любовь, то все становится на место, все становится понятным. Мы понимаем, что наша жизнь здесь, на земле – миг. Подлинная наша жизнь – в вечности, и с точки зрения вечнос ти мы должны оценивать все происходящее в нашей жизни. – Мы говорим о том, что страдания де тей являются любовью и жертвой. А как быть с теми детьми, младенцами, кото рые не воспринимают, является ли их страдание любовью или жертвой? Это мо жно, конечно, осознавать в более старше м возрасте. А как быть с младенцами?

– Ну, я об этом же и сказал, что сейчас де ти могут не осознавать и не воспринимать происходящего. Сплошь и рядом могут не по нимать, просто страдают и все. Я же еще раз говорю, что с материалистической точки зре ния это просто бессмысленные страдания, страдания случайностей, жестокостей приро ды, наследственностей или от жестокости лю дей. С христианской точки зрения мы гово рим, что в области вечной жизни, в которую мы все отходим, ребенку открываются все причины его страданий. Что ему, оказывает ся, дана была возможность сострадать, пост радать за кого то. Вот в чем дело. То есть он не сейчас осознает это, а позже. И потом я должен вам сказать о простом факте, с кото рым все мы сталкивались. Очень многих ро дителей страдания детей приводят к вере. И это не какое то насилие, нет. Человек просто начинает задумываться о том, каков же смысл жизни. Вот родился человек, ребенок, а он уже больной, калека, урод. И уже начинает за думываться человек. Ведь мы никак не можем задуматься о смысле своей жизни. О чем угодно думаем, а вот зачем я живу – никак не возможно подумать. Вот эти скорби, болезни детей очень многих заставляют задуматься. И многие люди обращаются к Богу. Это еще один из очень многих важных моментов, свя занных со страданиями детей. И я думаю, что там эти дети также будут в высшей степени благодарны Богу, хотя здесь они еще ничего не понимают. – Кем из Отцов Церкви высказывалась данная точка зрения? – Вы знаете, есть у Ефрема Сирина очень хорошее высказывание о детях, которых он называет не только ангелами Божьими, но да же проводит такую мысль, что дети эти подчас оказываются выше подвижников, которых мы знаем. Вот так. – Приносят ли страдания детей пользу тем, за кого они страдают? Я имею в виду пользу своим родственникам. Здесь по пахивает неким юридизмом. Получается, что люди сами за себя не могли постра дать и за них страдают дети, которые приносят некое удовлетворение Богу за своих родных. – Я думаю, что на ваш вопрос можно отве тить так: когда требуется дать кровь постра давшему, мы даем эту кровь свою. Много ли здесь юридизма? Когда вдруг родитель отда ет одну почку своему ребенку… Есть ли здесь какой юридизм? Нет. Это жертва любви и только жертва. Ни о каком юридизме здесь просто даже и речи нет. Мы приносим челове ку пользу. Любовь, она всегда живет только одним – принести пользу человеку. Причем какую? Я привел образы из чисто земной жиз

61


Мир незримый ни, а на самом деле надо понять, что Бог все делает отнюдь не с точки зрения наших зем ных благ, а Он это все попускает с точки зре ния духовной пользы… Один из видов этой ду ховной пользы, который особо очевиден для всех, – подчас родители обращаются к вере, обращаются к Церкви, начинают жить по хри стиански. Вот уже один из таких очевидных признаков, знаков, если хотите, вот так. – Можно ли судить о невинной смерти детей по такому критерию, что Бог избав ляет этих детей от последующих их злых проступков, избавляет их от вечного наказания? – Нет, ни в коем случае нельзя так судить. Хотя эта точка зрения встречается многократ но в разных сочинениях, что Бог в предвиде нии того, что из этого человека может вырас ти злодей какой нибудь, забирает его в детст ве. В таком случае, почему он Иуду не забрал, скажите? Почему Каина не забрал? Пилата, Анну, Каиафу? «Несправедлив» Бог! Забрал бы их сразу младенцами, правда, какая красо та?! Иуды бы не было! Ничего подобного. Это неверная точка зрения, глубоко неверная. Тот младенец, который совсем не способен вос пользоваться опытом других людей для того, чтобы вечно потом жить в Боге и не возгор диться – нельзя дать ему умереть младенцем. Он возгордится там, и последнее будет горше первого. Умирают только те, которые способ ны на основании опыта других людей, приняв этот опыт, жить затем в вечной жизни. Только такие люди. У каждого – свои данные. Одни способны к этому, другие не способны… Да леко не каждый может умереть ребенком и та ким образом избавиться от злых поступков. Это неверная точка зрения. Она сразу загоня ет человека в тупик… – Почему страдают невинные и благо денствуют грешники? – Ага, насчет невинных, значит, мы все ре шили. Теперь насчет благоденствия грешни ков. Вопрос еще проще. Запомните простую вещь. Однажды, находясь в Америке, я был в гостях у одной миллионерши, которая, образ но выражаясь, заведовала «мертвым домом». Что это значит, «мертвым домом»? Это фир ма, в которой занимались украшением покой ников при погребении, ритуальными услугами и всем, что с этим связано. Но эти ритуальные услуги могли быть очень и очень разными. Ес ли вы дали тысячу долларов – вас хоронят в простом гробике. Дали пять тысяч – вам дали гроб из какого то дерева с дорогим материа лом. Там, где десять тысяч дадите, покойника так разукрасят, что даже родные и близкие во веки веков его узнать не смогут. Столько на нем разных красок! Все зависит от того, сколько вы заплатите.

62

Покойников украшают, а вот больных, но живых – лечат и даже режут. Быстро, немед ленно, на операционный стол!!! Вы представ ляете, как ужасны люди, берут острейший нож и раз! – разрезали живот, два! – отрезали что нибудь. Какой ужас, правда? Какие страда ния! Но его, говорят, спасли! Успели. Успели спасти, успели сделать операцию. А трупы ук рашают. Христос сказал: «Пусть мертвые по гребают своих мертвецов». Можно дойти до такого духовного состояния, когда возникнет полная нечувствительность, когда никакие бо лезни и скорби не обратят человека к истине. Представьте себе, что мы потеряли чувстви тельность. Я беру кружку кипятку и начинаю пить. Все в ужасе на меня смотрят. А через не которое время я погибаю. Оказывается, я все там себе сжег. И даже не почувствовал. Ока зывается, какое великое благо – чувствовать все то, что вредит мне. Боль, страдание, скор би – это знак чего? Знак того, что я кипятку выпил! Сел на что то раскаленное. Любая скорбь и страдание о чем говорят? Загляни быстрее в себя, быстрее загляни в себя. По смотри, что ты сделал такое. Говорят – ой, жи вот заболел! А что ты съел? Говори быстрее, что ты съел! Правда же? Вот, оказывается, о чем свидетельствуют страдания и скорби. И для разумного человека они означают – быст рее смотри, что ты проглотил, голубчик! Так вот почему некоторые благоденствуют. Трупы и украшают. Чем больше денег, тем больше украшений. Мертвые погребают сво их мертвецов. (http://azbyka.ru/vera i neverie/o prirode zla/nevinnie stradaniya all.shtml). *** P. S. Наталья! Давайте подведем итог. Страдания больных ДЦП и другими серь езными заболеваниями могут адекватно пониматься только в связи с волей Божи ей, допустившей всю эту внешнюю для че ловека несправедливость, чтобы через нее, через тяжкие жизни невинных стра дальцев смягчить покаянием огрубевшие души окружающих их людей – и ближних и дальних. То есть не только родных (кото рые могут быть причиной их болезни, а могут и не быть), но и вообще всех людей. Мы видим, что человечество погрузилось в очередной виток горделивого безбожия и глубочайшего разврата, который по ставлен на транснациональную индустри альную основу. В этих условиях жизнь че ловеческая полностью обессмысливает ся, а способность восприятия голоса со вести теряется, заменяясь равнодушным бесчувственным началом. Вернуть людей на путь покаяния и истины, на путь любви к


Мир незримый Богу и поддержки друг друга могут сего дня только встряска, только страдания, в том числе и «невинные». Последние име ют наибольшее нравственное воздейст вие на очерствелое общество. И вопрос «а почему Бог избрал именно нас?» – навсег да отпадает, поскольку пути Божии, хоть и неисследимы, но все они, при условии на шего добровольного принятия их, ведут человека к благу. Важно одно – смириться перед жертвенностью своей больной жиз ни и понять ее как спасительную волю Бо жию. И твердо знать, что никакое страда ние в этом случае не продолжится вечно, что каждая слезинка у Бога на счету и что все имеет начало и конец. И что больной человек – не придаток общества и не пол существа, висящего нахлебником на шее родственников, а человек Божий, поисти не посланник свыше, рожденный для того, чтобы помочь окружающим его людям вернуться через покаяние к Богу. Вспомните – многие святые подвижни ки православия (я уже не говорю о самом Спасителе мира, Господе Иисусе Христе, пострадавшем нашего ради спасения от рук убийц через жуткую смерть на кресте в цветущем возрасте – в тридцать три года), будучи совершенно здоровыми людьми, сами подвергали свою жизнь доброволь ным страданиям, лишали себя всяких мир ских радостей и молили Бога смирить их здоровье болезнями, чтобы не совлечься со всем своим здоровьем на пути греха и пагубы, как это сплошь и рядом происхо дит в миру. Посмотрите, сколько здоровых людей, особенно молодых, погибают сего дня на корню в тех или иных страшных и мерзких грехах! Какой им прок от их здо ровья?! И это – никакие не крайние явле ния, а, увы, вполне обычное состояние со временного человека – гробить Богом дан ные жизнь и здоровье на губительные страсти. А страдания, которые налагает на душу грех, поистине ужасны и многократ но превосходят физические. Нормальная жизнь – это всегда тягота и борьба. И жизнь больных людей будет ве ликим и спасительным подвигом лишь в том случае, если они сумеют в этих тесных обстоятельствах отвергнуть свой защит ный человеческий эгоизм, возлюбить Бога, склонить перед Ним голову и признать, что Он Премудр и Благ. И что Он дал им именно такой путь личного спасения, какой наибо лее полезен и нужен только для них. Но при этом нужно забыть о своем юридическом образовании и отбросить искусительные вопросы «за что?» и «для чего?». Как выте кает из сказанного профессором Осипо

вым, возможность пострадать за других ради исправления их жизненного пути да ется лишь избранным, тем, кто в состоянии понести на своих плечах этот жизненный Крест и подвиг Бога ради. Так что постарай тесь быть достойными этого высшего из брания и не роптать на «злую судьбу» и уж тем более не богохульствовать. Я знаю ху дожницу, которая родилась, как и вы, в не дуге и сейчас прикована к постели. У нее работают лишь одни руки. Ими она набира ет телефон и разговаривает с разными ор ганизациями, прося их обустроить судьбы проблемных детей (она уже давно занима ется вопросами детской беспризорности). Этими же руками она делает им игрушки и отсылает маленьким адресатам через доб рых людей. Ее жизнь заполнена до отказа. И каждый ее шаг ценится у Бога так, как сотни километров траекторий обычных здоровых людей. Она свято верует в Бога и не только тихо и безропотно терпит свое непростое состояние, но ежедневно прино сит конкретную пользу своей богоугодной жизнью. А то, что она делала для людей раньше, когда могла хоть как то ходить, во обще превосходит всякое воображение. Ее душа – многоценный алмаз. И только ве ра дала ей эти силы и помогла стать нужной в этой жизни для тех, кто был еще слабее и беззащитнее, чем она. И каждое утро она со слезами на глазах благодарит Бога за Его любовь к ней, за то, что Он да

ровал ей именно эту жизнь и выстраданную возможность быть полезной ближним. Она – как прекрасная андерсеновская ру салочка, каждый шаг которой причинял ей нестерпимую боль. Но эта боль, при вере в Бога, обращается в пронзительную ра дость бытия. Наша земная жизнь – не самоцель, но имеет главную причину – понять Божий замысел о нас. И – быть верными Ему до конца. И тогда нам откроется сокровен ный смысл слов апостола Павла: «…не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2, 9). И потом – кто много страдает, тот сильнее и самоотверженнее любит. А именно любовь есть высшее благо для человека, ибо в Ней – Бог. Она – залог вечной блаженной жизни, где уже никогда не будет никаких страданий. Вчитайтесь еще раз в слова уважаемого профессора. И поверьте: там нет ничего наносного и лишнего, но все верно и истинно. Протоиерей Михаил ХОДАНОВ

63


Мир незримый

ПРИЙДИ И К

огда главный редактор «Шестого чувст ва» предложил мне на страницах журна ла рассказать о своем пути к вере, я по началу усомнился. Стоит ли? Тема интимная. Потом решил – пожалуй, стоит… если мой опыт кому то будет полезен. Ведь при всех различи ях наших судеб, национальностей, статусов, профессий, нравов, интересов и убеждений в одном все мы очень схожи. И это одно – сокро$ венное состояние души. Приглашаю всех жела ющих познать эту таинственную сферу словами Евангелия: прийди и виждь. На внешнем, грубом, физическом плане все просто: тела и объекты материального мира разделены формами, пространством и време нем. Таково самое грубое, линейное и, увы, на иболее распространенное восприятие дейст вительности. Вот я, а вот остальной мир. Каж дый из нас обособлен. Я – песчинка в безбреж ной пустыне. Я трусь боками о себе подобных, толкаюсь, рвусь вперед, стараясь занять воз можно более выгодное положение среди дру гих песчинок конкурентов. Когда я умру – а это произойдет неизбежно (знаю, но предпочитаю об этом не думать), преимуществами моей по зиции воспользуются другие песчинки – лучше всего, если это будут мои дети или близкие родственники. Хотя, в сущности, какая разница: все равно я об этом ничего знать не буду. Недавно в очередной раз мне случилось по бывать в США. И понял я, что ожидает нас, увы, в ближайшем будущем. Средний американец до такой степени «упакован» в хлопоты по наи лучшему устроению своего быта – скидки, про центы, бонусы, социальные льготы, штрафы, счета, страховки, накопительные и образова тельные программы и так до бесконечности, что о душе ему и думать некогда. Просто не ос тается сил. Какая там душа?! Только успевай поворачиваться. Поистине, мир песчинок! Внутри нас все несравнимо сложнее. Здесь пространство особое – сокровенное. Море мыслей и эмоций, фантазий и переживаний – лишь малая их часть доступна внешнему на блюдению. Знаем ли мы эту стихию? Владеем ли ее законами? Или ощущаем себя в ней чужаками? Наверное, каждый в душе согласен с ут верждением, что человек мало изменился со времен Шекспира. Но возможно ли это? Ведь при Шекспире не было и тысячной доли тех бы товых удобств и технологических достижений,

64

ВИЖДЬ!

которые мы используем в быту и о которых зна ем доподлинно! Действительно мир изменил ся, но только лишь внешний мир, только наблю даемый нами калейдоскоп форм с его бесчис ленными узорами; сам же человек, как биопси хическая сущность, остался по сути прежним. Душа его, далекая от плотской пищи и утех, все так же радуется и страдает «по своему разуме нию». Она не стареет, как тленное тело, ранима и одинока, и чем сложнее и опаснее становится «льстивый и лукавый» внешний мир, тем силь нее замыкается она в капсуле своего затворни чества, в своем суверенном, никому (без при глашения) не доступном убежище. Выходит, главная беда наша состоит сего дня в том, что не знаем мы собственной души, не поддерживаем с нею живых, «рабочих» кон тактов, не посвящаем ей столько внимания и заботы, сколько надо бы посвящать, чтобы ощущать себя цельным и счастливым челове$ ком. Объектом всех наших устремлений и вож делений стал исключительно этот самый ковар ный внешний мир. Мы убеждены, что именно здесь – в его лабиринтах, в хитросплетениях его переменчивых форм притаилась искомая разгадка смысла жизни, та самая птица удачи, которая однажды (не сегодня, так завтра) осе нит своим крылом, и нужно только изловчиться и ухватить ее первым. Помните у Высоцкого: «А ну ка девушки, а ну ка парни, все рвутся в пер вые, с ума сойти!». Глубочайшее и досаднейшее заблуждение! Вот и получается, что, застревая на этом материальном уровне миропонимания, мы жи вем как бы неполноценно, точнее, не настолько полно, как могли бы. И еще: с точки зрения при оритетов, мы воспринимаем мир искаженно, по сути, шиворот навыворот. Образно говоря, жи вем, стоя на голове: а как иначе, если для меня ноги выше головы. Оттого то и мучаемся, и то скуем, и пугаемся всякой тени, и не видим ни какого смысла (где ж ему быть, если я – песчин ка и все мы – океан песка?), и в отчаянии даже готовы порой покончить с собой. Находясь в плену бытового атеизма, мы добровольно ли шаем себя величайшего знания, уверенности и, в конечном счете, счастья… Мир духа – одной, родственной с нашими душами природы. Физики точно установили – энергия неуничтожима. Если так, куда она де вается после смерти тела? С телом все ясно – в землю, и дальше, через червяков и пищевые


Мир незримый цепочки в круговорот веществ. А душа? Оче видно, что, отделяясь от своего тленного носи теля, от биокапсулы тела, она сливается с род ной для себя духовной стихией, которая прони зывает и обнимает весь наш бренный мир (как первоматерия она и есть этот мир) и от кото рой, в сущности, душа никогда не отрывается, даже временно находясь в физическом теле. Незримый, вездесущий и всепроникающий ду ховный эфир, или океан, в котором мы, люди, – капли воды. Иерархически он потому уже выше и могущественнее нашего зримого бытия, что вечен, первичен и ничем не ограничен. Именно духовный мир снабжает смертное, страстное и тленное тело той драгоценной духовной но шей – душой, ради которой оно, тело, только и существует. Три года тому назад я был типичным быто вым атеистом – с крестиком на шее и без Бога в душе. Считал себя, разумеется, православ ным, но о вере знал меньше первоклассника из воскресной школы. Походил (в этом смысле) на подавляющее большинство своих соотечест венников, вел стандартный умеренно грехов ный образ жизни средней руки бизнесмена, воспитывал, как мог, троих детей и не то чтобы сомневался, – даже и мысли не допускал, что в моей жизни что то неладно. Наоборот, было ощущение, что все у меня, как у людей, и даже лучше, чем у многих… И вот однажды это плавное скольжение ос тановилось. Последовал жесточайший удар, что то вроде лобового столкновения. Крах биз неса, неурядицы в семье и болезни детей спле лись в один кошмарный клубок. Жизнь, казав шаяся стабильной, понятной и гладкой, внезап но выпустила такие шипы, что впору было лезть в петлю. Должного опыта антикризисного уп равления у меня, бывшего дипломата, естест венно, не оказалось – ему просто неоткуда бы ло взяться. Романтическая фасадная види мость бизнеса в мгновенье ока обернулась его подлинною сутью – «крысиными бегами». Каждый, кто испытал подобные изломы судьбы со всей их «атрибутикой» – склоками, интригами, предательством, весьма волни тельными и болезненными «контактами» с кри минальными или правоохранительными струк турами (что в наше время почти одно и то же), – знает, какое это тяжкое потрясение и испыта ние. Особенно для неподготовленного, я бы сказал, неосознанного человека. Ты словно в тумане. Страх, растерянность, паника, недове рие ко всему и вся, страстное желание ухва титься за любую соломинку, которая, впрочем, легко может оказаться новой ловушкой. Болез ни, конечно, депрессии… Говорят, если Бог хо чет наказать предпринимателя, Он посылает ему десять лет безоблачной жизни. Это мой случай. Но не только. Лично знаю многих биз

несменов, которые (поразительно!) с той же пе риодичностью попадали в схожие ситуации – причем, как правило, неожиданно и вроде бы незаслуженно. Убежден, имей мы соответству ющую статистику цикличности подобных кризи сов, многих из моих коллег она заставила бы всерьез усомниться, так уж ли они случайны. Чем же в действительности вызваны эти кризисы? Что на самом деле происходит с людьми, попадающими в подобные переделки? Проще всего сказать: «Не повезло! Кто то ведь должен и проиграть!». Такой поверхност ный вердикт достоин лишь случайного наблю дателя за драмой под названием бизнес. Непо средственный участник этой драмы, если, ко нечно, ему удается выбраться из темной ямы страха, боли и суицидальных психозов и вер нуться к нормальной работе и жизни, со време нем оценивает все иначе. Это было наказание. Но не в смысле кары, а в смысле наказа, внуше ния, назидания, приходящего откуда то свыше. Опыт «исхода» из зловонной ямы кризиса всегда индивидуален и неповторим. Человек будто сбрасывает старую кожу. Вся его приро да сотрясается до основания. Она обнажается и преображается. Старые связи, привычки, смыслы – все, из чего состояла его прежняя личность, его «эго», обрушивается, как штука турка под ударами невидимого резца. Перед внутренним взором «страдальца» будто шторы раздвигаются, и он, присмиревший и дрожа щий, униженный и обессиленный, вдруг начи нает видеть что то, различать что то. С обыва тельской точки зрения, он становится «расте нием» – хорошо еще, если рядом окажутся близкие, неравнодушные люди. Но духовное измерение иное. В этой слабости, в этом вы нужденном смирении скрыта великая сила пре ображения! Помните в Евангелии: сердце со крушенно и смиренно Бог не уничижит. Свет. Все дело в свете. На самом дне ямы, в самом, казалось бы, отчаянном, безнадежном и унизительном положении человек последним усилием воли вдруг поднимает голову и взыва ет к небу: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного! Выбираться наверх очень трудно, но мир, который постепенно от крывается глазам «воскресшего» и нашедшего в себе силы для борьбы, вознаграждает любые его муки и труды. Он ярок и свеж. Он – другой. Как в детстве. Приходит опытное постижение истинности слов апостола о том, что человек воспринимает окружающий его земной мир «гадательно», как бы сквозь тусклое стекло. В этот момент происходит первый и важ$ нейший сдвиг в сознании бытового атеиста. Впервые за свою жизнь (возраст не имеет зна чения) он – не удивляйтесь! – теряет веру в не зыблемость и подлинность привычной для него картины мироздания. Вынужденно – по сути, на

65


Мир незримый сто восемьдесят градусов – он разворачивает фокус своего внимания к тому «немногому», что остается цельным и неизменным в момент кру шения устоев прежней его жизни и что продол жает верно, вопреки житейским бурям, ему служить – … к собственной душе. Конечно, на первых порах он еще робок и несведущ в зако нах «духовного делания», совершенно не ори ентируется в пространстве души, не умеет чер пать силы из этого божественного источника. Но главное все же свершилось! И душа его – а вернее сам Господь через оживающую эту ду шу – благодарно откликается на эту первую, неуверенную пока просьбу о помощи и начина ет Свое спасительное действие. Вера атеиста в незыблемость законов мате риального бытия, в случайность земного пути, окончательность и бесконечность неминуемой смерти здесь, на этом рубеже тает, как снег под весенним солнцем. Да да, я не оговорился – именно атеистическая вера – слепая и глупая вера в небытие Бога, которая не подкреплена (и не может быть подкреплена!) ни опытной на учной проверкой, ни надежным свидетельст вом. Рациональный, тренированный, пытливый ум матерого атеиста начинает все более на стойчиво и уверенно исследовать пространст во души – доселе ему неведомое. Даже это простое волевое усилие приносит долгождан ное облегчение. Поврежденная от природы и пораженная изъянами прожитой жизни челове ческая сущность начинает оживать. Это уже не соломинка. В кромешной тьме, на пороге физи ческой гибели человек, обращаясь к душе, на щупывает тот единственный спасительный путь, который не просто возвращает его к ста рому естеству, а наполняет новой божествен ной силой. Под страшным, сплющивающим давлением житейской трагедии материалист гибнет, и на свет рождается человек веры. Отец ему – Бог, повитуха – страдание. Почему то считается, что рационально уст роенный ум мешает обретению мистического знания и опыта. Я бы сказал иначе: и да, и нет. Да – в том смысле, что мозг компьютер совре менного человека действительно захламлен и перегружен огромным объемом отвлеченных, дробных, специальных, но в практической жиз ни почти бесполезных знаний, которые создают у их обладателя опаснейшую иллюзию всеве дения. Отсюда один шаг до гордыни – царицы страстей, парализующей жизнь души. Нет – потому, что мозг – превосходный, Бо гом данный инструмент, и чем он острее, со вершеннее, тем большего успеха его облада тель может добиться в решении той или иной задачи. Важно ее правильно поставить. На про тяжении своих блужданий между неверием и верой (в том числе и непродолжительных увле чений эзотерической литературой) я чувство

66

вал – и продолжаю чувствовать до сих пор – странную раздвоенность. С одной стороны, ра циональное начало, пропитанное материалис тическим научным мировоззрением – так уж воспитали и научили! – всеми силами тянет в «привычный вывих» атеизма. С другой – та же самая дисциплина ума, та же привычка подчи нять волю логике и факту, но только обращен ная теперь к серьезным философско богослов ским обобщениям смысла бытия, неодолимо убеждает бунтующий разум принять «Символ веры». Главное здесь не лениться и не прятать ся за расхожие стереотипы (например, нега тивное отношения к той же Церкви). И надо больше читать. Книжные лавки сегодня бук вально завалены несметным богатством – тру дами Святых Отцов православия, величайших мыслителей и знатоков человеческой природы. Загляните в них, а потом – в себя, и вам откро ется истина: мы не умнее, не лучше и не чище своих предков, и мы быстро духовно дегради руем, увязая в трясине рационализма. Кстати, бесценное наследие святых отцов пришло в Россию, увы, с запозданием – лишь в девятнад цатом веке, что, несомненно, сыграло на руку уже наступавшему с Запада нигилизму. Немного отвлекаясь, добавлю, что не мень шей иллюзией в наши дни является мнение, будто наша молодежь, особенно университет ская, отгорожена от веры чуть ли не бетонным забором современной жизни и современных знаний. Чепуха! В молодежной среде налицо огромный и, увы, пока не удовлетворенный спрос на здоровую духовную пищу. Это не их – молодых, а наша – православного сообщества вина, что соответствующие знания и навыки в нужном объеме сюда не поставляются. Многие современные юноши и девушки, с виду такие независимые и задиристые, на деле хроничес ки испытывают близкие к депрессивным нега тивные состояния. Внутренняя боль и неуве ренность достигают у них таких пороговых зна чений, что потребность в ответах на главные, смысловые вопросы бытия перевешивает даже инерционную предубежденность против веры и зачастую против Церкви. Новое знание и новый чувственный опыт – на фоне выхода из безнадежного, казалось бы, ту пика – завораживают и воодушевляют. Образно говоря, человек в это время встает с головы на ноги – заметим, это тоже не просто, если до это го ты пятьдесят лет жил, стоя на голове. Духов ное начало, как и положено, становится домини рующим, личность начинает приходить в Богом данную гармонию. Восстанавливается – в долж ной силе и мере – вторая, важнейшая, духовная ипостась человека, ответственная за его целост ность как «любимого чада Божьего», полноту жизни и причастность к Первоначалу. Однако не стоит слишком уж обольщаться: это не более,


Мир незримый чем первый шаг, всего лишь волевой выбор меж ду неверием и верой, точнее, между двумя вера ми – слепой и негативной, в вечную смерть, и опытной, позитивной – в вечную жизнь. Будут еще на этом пути открытия и провалы, восторги и моменты отчаяния. Все будет. Существо чело веческое в том виде, в каком его застает про буждение Истинной веры, долго еще адаптиру ется: содрогается и сопротивляется. Ничего нет удивительного: мы добровольно передаем себя и свою застарелую духовную немощь в руки Вра чевателя и поэтому должны быть готовы и к го речи «лекарств», и к боли «лечения». В моем случае прохождение этой стадии было относительно недолгим – всего несколько месяцев. Но должен признать, оглядываясь на зад, что это был весьма опасный отрезок на пу ти духовного развития. Восторг пробужденной чувственности, первые благодатные контакты с душой – в православии «внутренним челове ком», – жадное и неразборчивое поглощение, наряду с полезной, еще и «всякой» эзотеричес кой литературы могут завести новичка в новый, еще более глухой тупик. Незримый мир, с кото рым мы, открывая душу, начинаем соприка саться, содержит не одно только благо. Он не измеримо ярче, сложнее и опаснее земного. Наряду с магистральными путями, ведущими к высотам духа и требующими высочайшего на пряжения сил, есть тут и кривые темные тропы. Они ведут вниз и обильно засеяны соблазни тельного вида сорняками и суррогатами – про изводными от темного духа. Это и разного рода магии, и полтергейст, и НЛО с экстрасенсорны ми «чудесами», и знахарство, и всевозможные придуманные людьми (не Богом) вероучения и т.п. Несть числа этим подделкам, обещающим скорый и успешный «прорыв к совершенству». К сожалению, наш отечественный эфир предо ставляет этой «нечисти» широчайшие возмож ности открытой проповеди. Мне повезло: оптинский старец, с которым судьба свела меня в период подобных блужда ний и искушений, короткой фразой: «в право славии все есть!» – выдернул меня из трясины иллюзий и открыл дверь в мир чистой, строгой и честной веры. Православие не подлаживает ся под изъяны помраченного разума человека. Единственное в мире вероучение – оно утверж дает то, о чем стыдливо молчат все прочие ре лигии: «Человек, ты смертельно болен! Сам Бог пришел спасти тебя!». Чтобы в полной мере по нять эту истину, далеко ходить не надо. Доста точно честно заглянуть в свою собственную ду шу, измерить свои помыслы и дела меркой за поведей Христовых и… ужаснуться. Легко ли это сделать? Вот именно, труднее трудного! Но сделать надо! А потом задуматься: если чело век и человечество духовно здоровы, почему созданный нами мир так страшен и опасен. По

чему на наших глазах гибнет земля? Увы, мы слишком плохо знаем себя и слишком легко вступаем в сделки с собственной совестью. Покаяние, признание и начало преодоления в себе духовной немощи есть второй поворот$ ный этап духовного пробуждения и обновления человека. В трезвом, взвешенном взгляде на свою сущность (в конце концов, это дело лич ное) нет ничего постыдного, ничего, унижающе го достоинство. Исповедь, как чистая вода – промывает застарелые душевные раны и изле чивает их. На этом этапе постепенно отбрасы ваются – как негодные и вредные для духовного здоровья и здоровья вообще – почти все преж ние связи, взгляды, привычки, потребности, ценности и цели, с которыми неразлучно, каза лось бы, срослась и которыми жила прежняя на тура. Трудно и постепенно, «через не могу» на чинается жизнь по Богу. Мир души открывается шире, мир земной как бы отдаляется, истинная духовная сущность человека «отлепляется» от него и начинает видеть внешнее как сущее, но не первостепенное. Атрибутика внешнего мира становится чем то вроде «инструментария», предоставляемого человеку во временное пользование для выполнения некоего задания или миссии – притом каждому своей, сообразно дарованным (бесплатно, заметим!) способнос тям и талантам. Человек перестает быть щепкой в бурном океане бытия. Он становится, если хо тите, «порученцем» Бога. Сталкером, идущим по лесу жизни легкой походкой охотника. Он яс но осознает, что открывающейся его глазам картине, как и капризным узорам калейдоскопа, верить нельзя, что каждое мгновение его пути бесценно и ответственно, ибо смерть может за стигнуть в любой момент, и что правда, сила и счастье сокрыты только в душе – «Царство Бо жие внутрь вас есть». Вера, господа, это не что то абстрактное и магическое. Это прямой, правдивый и здравый взгляд на действительность. Если что и мешает нам установить эту истину и начать по настоя щему верить, так это только наша леность и на ше невежество. Ну и конечно, еще наша горде ливая, не известно, на чем основанная, убеж денность, что мы – изнеженные телом и духом дети бездушного века – есть вершина развития человека разумного. Слава Богу, не все потеря но даже для нас! Задавленный плодами собст венного безумия, стесненный стеклом и бето ном, изможденный невыносимыми психофизи ческими нагрузками человек третьего тысяче летия, похоже, готов, не дожидаясь постигшего меня и тысяч таких, как я, наказания во благо, взмолиться: «Господи, Иисусе Христе, помилуй меня, грешного!». А.И., бизнесмен

67


Литературная страница

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО рассказ (специально для журнала «Шестое чувство»)

Ш

естое чувство возникает не так уж и часто, в разные периоды нашей жиз ни. И если оглянуться назад, то… Тем более, что у нас есть возможность побы вать в гостях у прошлого, тайком, чтоб никто не видел и не догадывался. А прошлое – это старый дом, темный, потому что недавно был сильный ветер и оборвал провода. Обитатели этого дома сидят при свечах. Их всего двое – бабушка с вну ком. Бабушка тихим голосом читает Евангелие. Ее тень причудливо и контрастно, как на картине Жоржа де Латура, шевелится по стене… И читает она о том, как однажды Иисус Хрис$ тос вместе с учениками отправился в лодке на другой берег Генисаретского озера и поднялась сильная буря. Лодка стала покрываться волна$ ми. Иисус же в это время спал. Ученики испуга$

68

лись, разбудили Его и говорят: «Господи, спаси нас, погибаем!». Но Он сказал им укоризненно: «Что вы так боязливы, маловерные?», – встал и сказал: «Умолкни, перестань!» И буря сменилась великой тишиной. Все очень удивились и рас$ суждали между собой: «Кто же это, что и ветрам и воде повелевает, и они повинуются Ему?». А в другой раз ученики Иисуса Христа одни отправились в лодке через озеро Генисарет$ ское, которое называлось Галилейским, а еще, чуть позднее, Тивериадским, в честь римского императора Тиверия. Спаситель остался на бе$ регу молиться Богу. Наступила ночь, поднялся сильный ветер. Озеро волновалось, и лодка почти совсем остановилась. Иисус сжалился над ними и пошел к ним по воде, они же поду$ мали, что это – привидение, и от страха закри$ чали. Иисус Христос успокоил их словами: «Не бойтесь, это – Я». Петр воскликнул: «Господи, если это – Ты, то позволь мне идти к Тебе по во$ де!». Иисус сказал ему: «Иди!». Петр вышел из лодки и пошел по воде, но, видя сильное волне$ ние, испугался и стал тонуть. «Господи, спаси меня!» – закричал он. Иисус Христос взял его за руку и сказал: «Маловерный, зачем же ты усомнился?». Потом они вошли в лодку, и ветер утих. Бывшие в лодке поклонились Иисусу Хри$ сту и сказали: «Воистину Ты – Сын Божий!» Свеча тихо потрескивает, бабушка умолкает и долго сидит, задумавшись о чем то своем. – Иисус Христос? – вдруг спрашивает мальчик. – А почему Он называется Иисусом Христом? Бабушка улыбается. – Иисус в переводе на русский язык означа ет – Спаситель, а Христос – Помазанник… Помазанник… – повторяет она, точно для себя одной. У мальчика возникают другие вопросы, но он отчего то не решается их задавать. И вновь наступает тишина. – А знаешь, – ласково улыбается бабушка, – когда Иисус был в твоем возрасте, Он играл с соседским мальчишкой и лепил из глины голуб ков. Потом Он дунул на них, и голубки ожили и взлетели!.. – Как это Ему удалось? – в недоумении пе респрашивает мальчик. – Он же Сын Божий и Сам Бог, и Он все может… А ночью мальчику снится Иисус Христос, идущий по водам Генисаретского озера. Темно,


Литературная страница волны вздымаются и с шумом обрушиваются на берег. «Иди ко мне, – говорит Иисус мальчику и протягивает руку. – Иди, не бойся…» И мальчик бесстрашно идет Ему навстречу. Он видит светящуюся во тьме человеческую фигуру, решается посмотреть пристальнее… Ослепительный свет скрывает черты лица. Мальчик касается руки и чувствует благодат$ ную силу, побежавшую по его жилам и наполня$ ющую душу неизъяснимым восторгом. – Не бойся ничего, – говорит Господь и де$ лает плавный жест рукой, – люби все это, все, что видят глаза, все, что слышат твои уши. Все это создано Господом, все наполнено дыханием Его!… – И деревья тоже? – спрашивает мальчик доверчиво. – И озера, и реки, и моря, и цветы, и птицы? – Все живое!.. И мальчик просыпается, но долго не откры$ вает глаза, стараясь удержать в памяти чудес$ ный сон. Как описать все это?.. Время бежит, стучит механизмами часов, созданными в разные исторические эпохи; стрелки изгибаются вопросительными знака ми, потому что… Каждый временной отрезок ставит свои, неразрешимые вопросы. Кажется, это было ранней весной, когда на склонах гор появились подснежники, а на сол нечных полянах расцвели жемчужные ирисы. Правда, тренер и не думал об этом, он смотрел на мальчика и очень удивлялся. То, что расска зали ему о нем, не вмещалось в сознании. «Он переплыл Куру в том самом месте, – ду мал тренер, – в том самом месте, где река су жается и несет свои воды с бешеной скоро стью, это место славится… Кто из его учеников решится на это, интересно было бы проверить…» Мальчик был худеньким, в его лице не было ничего такого, что отличало бы его от сверстников… – Ну, прыгай в воду… – сказал тренер и по ощрительно кивнул головой. И мальчик прыгнул с бортика. Его узкое тело вошло в воду без всплеска и, гибко изогнув шись, оказалось на поверхности. Короткий взмах руки, потом другой… «Техники нет никакой, но в движениях врож денная естественность», – машинально отме тил про себя тренер. Вода охватила его со всех сторон, сжала нежным материнским объятием, и вытолкнула на поверхность. Подбадривая и подталкивая, она понесла его вперед. Он поплыл к противо$ положному бортику, вытягиваясь в струну, плавно работая ногами и руками. Вода, обтекая его тело, поддавалась и пружинисто сопротив$ лялась его гребкам…

– Хорошо, – сказал тренер, – хорошо, толь ко вот что… Потом он говорил бабушке, которая привела внука в бассейн: – У мальчика, об этом трудно говорить сей час с уверенностью, есть данные. Да да, опре деленно есть данные. И в нем есть очень важ ное: он не только не боится воды, он ее любит. Это чувствуется, и это очень важно… – Да да, он любит воду, – подтвердила она, вспомнив ужас, который пережила, когда узна ла, что мальчик переплыл Куру в очень опасном месте. – Я возьму его с собой на сборы, в Батуми. У нас своя база, там мы отдыхаем. Мальчик по общается со спортсменами, естественно, будет тренироваться. Не волнуйтесь, он будет под постоянным присмотром, у нас дисципли на, у нас… Бабушка пришла в недоумение. Не успела привести внука в бассейн, и вот тебе, пожалуйста. И мальчик впервые увидел море, огромное, необъятное. Как можно не любить его? Оно родное! Оно дышит, оно поистине живое и пах$ нет водорослями, выброшенными на берег, пахнет субтропическими растениями, пахнет… И как передать этот волнующий запах, не$ выразимый будничными человеческими слова$ ми. Оно манит, оно протягивает невидимые ру$ ки, стремясь заключить хрупкое человеческое тело в свои просторные объятия. Он осторожно ступил в воду, и вода ласково обхватила его лодыжки. Он сделал шаг вперед, потом не выдержал и бросился навстречу набе$ жавшей волне. Соленая вода на языке показа$ лась удивительно знакомой. Он уже переживал все это, в далекие неведомые времена. Он нырнул и широко открыл глаза. Под ним была зеленоватая глубина, в которой была жизнь, со$ зданная Божиим дыханием. Скользили тени рыб, колыхались водоросли. Он расслабленно нырнул навстречу незнакомой жизни, и она приняла его. Он, как и рыбы, скользил в глуби$ не, и его тень бежала, изгибаясь, вслед за ним. И, что самое замечательное, рыбы не пугались ее. Они деловито сновали в зарослях водорос$ лей, спешили по своим делам, не обращая на него никакого внимания. Он был «своим», он не представлял для них никакой угрозы. Потом он медленно вернулся на поверхность, и от яркого солнца на мгновение ослеп. Он поплыл навст$ речу набегающим на берег волнам. Они плавно поднимали его и опускали, скрывая горизонт, за которым было безграничное пространство голубой воды, прячущей в своих бездонных глу$ бинах скрытые от человеческого глаза Божест$ венные тайны. Он чувствовал это всем своим существом. Время остановилось. Он покачи$

69


Литературная страница вался на волнах, он не думал ни о чем, он слил$ ся с невыразимым потоком жизни. Над морем отрешенно плыли облака: во всем ощущалось вселенское дыхание, преисполненное глубоко$ го неземного смысла… Десять лет спустя мальчик, вернее, уже юноша… Поздним вечером в Батуми море штормило. Волны с грохотом обрушивались на берег, и их неумолчный гул был слышен во всем городе. Тренер спал в своей комнате, но неожидан ное ощущение тревоги разбудило его. «Неуже ли опять? – подумал он.– Нет, это какое то безумие…» Он торопливо оделся, вышел из уютного до мика спортивной базы и направился к бурляще му берегу. И подтвердились самые худшие по дозрения. Стройная фигура ученика угадыва лась на самом берегу, о который с яростью раз бивались волны. Юноша направился навстречу… – Нет, – крикнул тренер, – нет… – но его го лос потонул в грохоте прибоя. Казалось, что волны поднимаются до самых небес, в которых светили яркие, но бесстраст$ ные звезды. Луна вставала из$за горизонта ог$ ромная и безмолвная, освещая все вокруг хо$ лодным, равнодушным светом. «Не бойся ничего, люби все это…», – вспом$ нил юноша слова приснившегося Иисуса Хрис$ та, приблизился к самой кромке прибоя, и вол$ ны на мгновение замерли, а затем ласково об$ текли его колени и откатили назад, приглашая и заманивая. И он не удержался. Вода стреми$ тельно понесла его навстречу огромной волне. Он расслабленно скользнул под нее и оказался за пределом бурлящего наката; вода вынесла его за границу кипящего водоворота, вознесла к звездам, ласково, убаюкивая, отпустила, и он рухнул с «небывалой» высоты вниз, затем вновь подняла… Стихия бушевала вовсю, но вода очень бе$ режно держала хрупкое человеческое тело в своих ласковых объятиях. Время остановилось. Ему хотелось остаться навсегда в этих бушую$ щих волнах, которые раскачивали его, прибли$ жали к звездам и вновь удаляли от них: в этом был неведомый ему смысл существования, слияния с огромной массой воды, созданной вселенским дыханием, несущим глубокий смысл и неразрешимые загадки запредельно$ го Разума. Юноша чувствовал, как невероят$ ным образом становится невесомой, но очень ощутимой частицей непрерывного движения, происходящего в видимом и невидимом мире. На короткий миг он оказался на гребне огром$ ной волны и, оглянувшись на берег, увидел призрачную в свете луны, знакомую фигуру

70

тренера, но не воспринял ее как нечто реаль$ ное. Тренер размахивал руками и что$то кри$ чал, и это оказалось за пределами его созна$ ния. Он забыл язык, на котором говорил, забыл о прошлом, настоящем и совершенно не вос$ принимал будущего. И прошлое, и настоящее, и будущее смешалось, превратилось в один не$ прерывный поток вечности, в которой нет ни сегодня, ни вчера, ни завтра. Время исчезло, время потеряло свой смысл, время преврати$ лось в нечто бессмысленное. Может, это и на$ зывается шестым чувством? Кто осмелится это утверждать? И в то же самое время, в тот момент что$то подсказывало ему: надо возвращаться, но так не хотелось прерывать бездумного ощущения, ис$ пытанного в грохочущих волнах, на границе во$ ды и неба, земли и мирового пространства. И его не оставляло желание уплыть подальше, за темный горизонт, чтобы остаться там навсегда… Волны бережно вынесли его на берег, по$ крытый скользкими водорослями, выброшен$ ными сумасшедшим прибоем... – Ты опять за свое? – укоризненно прокри чал ему тренер. Юноша ничего не ответил. Лишь поднял полотенце, машинально вытер мокрое лицо и пошел в сторону домика, в кото ром отдыхали его друзья – спортсмены. – Зачем ты это делаешь? – спросил тре нер.– Зачем? Чтобы пощекотать всем нервы? Юноша покачал головой. – Это очень трудно объяснить, – наконец вымолвил он, – да и не надо, наверное, ничего объяснять… – А я требую объяснения… –Там хорошо… – указал он на бурлящие вол ны, – я там чувствую себя дома… Дома, в кото ром я давно не был и наконец вернулся… Тренер не удивился, он давно ожидал услы шать нечто подобное. – У тебя особенное отношение к воде, – про изнес он после недолгого молчания, – ты слов но боишься ее обидеть, оскорбить. Поэтому ты и не можешь… или не желаешь показать своего настоящего результата… Юноша сморщился. – Вода, – тихо произнес он, – вода – она жи вая, она все чувствует, и она не терпит борьбы и злости, присущих всякому соревнованию. Она замыкается, она перестает помогать… – Помогать? – переспросил тренер с неко торой иронией. – Помогать, и как ты это, скажи на милость, чувствуешь? – Не знаю, – обреченно покачал головой юноша, – не знаю. Возникает какое то шестое чувство… Неожиданно тренер нервно засмеялся и, на мгновение задумавшись, решился. Сейчас нет никаких соревнований, мы одни. В таких усло


Литературная страница

виях ты можешь проплыть в полную силу? Без свидетелей… только я и ты, и больше никого. Я и ты… – повторил он, не веря тому, что ему удастся уговорить. На лице юноши отразилось сомнение. – Хорошо, – наконец проговорил он. – Хоро шо, только никаких секундомеров. Иначе все потеряет смысл… Он встал на тумбочку, сделал несколько глу$ боких вздохов, что$то прошептал воде, застыв$ шей в тесном пространстве бассейна. Тренер незаметно нащупал секундомер, спрятанный в заднем кармане светлых парусиновых брюк. Короткий взмах рук, тело зависло над во$ дой, без всплеска вошло в нее, чтобы через мгновение оказаться на поверхности, почти по$ середине бассейна. Размашистые взмахи рук и… вода понесла его. Тренер, широко раскрыв глаза, смотрел на чудо. В какой$то момент ему показалось, что юноша, раз$ вивший невероятную скорость, расплющит свое гиб$ кое тело о противоположный борт бассейна, но оно, плавно изогнувшись, совершило кульбит и вновь скрылось под водой...

Тренер едва успел щелкнуть кнопкой секун$ домера. Он молчал, открывая и закрывая рот, он не мог ничего сказать, ничего подумать. По$ том он плюхнулся на жесткую скамейку, вытя$ нул ноги, спрятал пылающее лицо в ладонях. Юноша, держа в руках полотенце, опустил$ ся на скамейку и очень внимательно посмотрел на звезды. Потом стал спокойно вытирать лицо. Дышал он ровно, точно и не устал вовсе. – Пошли спать, – сказал тренер. Он ничего не сказал больше. Ему не терпе$ лось оказаться в своей комнате, включить свет и достать из кармана секундомер… И когда он оказался в ней, достал хронометр, посмотрел на секундные стрелки, стало очень тихо, и вдруг в открытые настежь окна ворвался тор$ жествующий, как ему показалось, рев моря. Потом затихло и повторилось опять… Ох ох ох, много лет минуло, как у Дюма: двадцать лет спустя… Но прошло тридцать лет, а может, и больше!.. Он гулял по Коломенскому, этому удиви тельному месту в Москве. Солнце садилось на западе, освещая неяркими лучами дубы, кото

71


Литературная страница рым по восемьсот лет. Городской шум остался где то в другом измерении, и народу было сов сем немного. Он обошел храм иконы Казанской Божией Матери, свернул вправо. Именно там росли древние дубы, которые многое видели, которые о многом могли бы поведать. Если бы могли… И тут он… Об этом очень трудно рассказать. Потому что не поверят, потому что смеяться бу дут, потому что… Около одного из дубов он увидел толпу жен щин, и что то в их сосредоточенных позах было необычным и настораживающим. Он услышал голос сотрудницы музейного комплекса, уви дел, как она решительно направляется к толпе, на ходу укоряя ее из за того, что топчется га зон, огороженный цепями и украшенный запре щающими табличками. Неожиданно сотрудни ца остановилась и упала на колени. Крайне за интригованный, он пошел к дубу, вокруг которо го собралась толпа, и тоже внезапно остано вился, поглядев в спутанное переплетение ду бовых ветвей. И среди ветвей, словно сотканный из золотых лучей заходящего солнца, четко прорисовывался Лик Пресвятой Богородицы. Лицо было живым. Глаза смотрели печально, сочувствующе… Он не стал падать на колени, хотя и был по$ трясен и не понимал, что с ним происходит. Смятение, недоумение, совершенно необъяс$ нимый страх перед вечностью, восторг – вот приблизительный перечень ощущений, кото$ рые он испытал в тот потрясающий душу момент… Он на мгновение отвлекся от созерцания Блаженного Образа, огляделся. Женщины, ок$ ружавшие его, исступленно молились, шептали что$то, шевеля губами, крестились. Некоторые били себя в грудь. Он вновь посмотрел вверх и опять увидел сострадающие глаза, которые старались что$ то внушить, подсказать сочувственно и сокру$ шенно. И он понял, в чем признался самому се$ бе позднее: ему не хватает знаний и преобра$ зующей душу веры, поэтому попятился, шес$ тым чувством осознав, что недостоин этого ви$ дения, оказался здесь совершенно случайно, ибо подобное является избранным, будь они грешниками или святыми. И, когда Образ окон$ чательно растворился в золотых лучах заходя$ щего солнца, он развернулся и зашагал сосре$ доточенно и целеустремленно, хотя и не отда$ вал себе отчета, куда и зачем он идет… А над ним изгибался бездонный небосвод, меняя очертания, струились деревья в дрожа$ щем вечернем воздухе. А в небе летали стрижи и ласточки, где$то, может быть за тысячи кило$ метров от них, грозно перекликаясь, реяли ор$ лы, искрились и плясали струи водопада. И где$

72

то, опять$таки очень далеко, в небо взвился жа$ воронок, и его переливистая песнь обрызгала все вокруг хрустальными каплями божествен$ ных звуков. Ни тогда, ни после он ни с кем не говорил об этом, чувствуя, что эта тайна ему не принадлежит. На следующий день, убедившись, что не сможет ничем заниматься, он опять отправился в Коломенское, чтобы проверить и, может быть, заново пережить… И, когда оказался на месте, не сразу осо знал, что же произошло, а когда подошел по ближе, обнаружил, что дерево безжалостным образом спилили. Он не верил своим глазам. Оно лежало на земле с обрубленными ветвями, которые, когда только успели, увезли куда то. Рядом с поваленным деревом стояла сотрудни ца музея, ее лицо не выражало ничего. – Зачем, зачем они это сделали? – спросил он, хотя вряд ли мог объяснить, кого имеет в виду. И женщина ответила, даже не повернув в его сторону головы: – Испугались… Испугались слухов, испуга лись паломничества… Она поглядела на него и подумала, что ска зала лишнее постороннему человеку, но по его сокрушенному виду догадалась, что он не по$ сторонний, и успокоилась. Женщина ушла, а он остался, присел на по верженное дерево, и его блуждающий взгляд успокоился на созерцании бездонного неба, в котором струилась и переливалась жизнь, на полненная Божественным дыханием. Огромная стая птиц парила высоко в небе, подготавливая птенцов к перелету в теплые края. Стая кружила над землей, чтобы, окунув$ шись в воздушный поток, медленно, не прила$ гая никаких усилий, вознестись в бездонную глубину сияющего пространства. Птицы стано$ вились невидимыми в лучах яркого солнца, но, достигнув определенного предела, складыва$ ли крылья и падали вниз, чтобы вновь кружить$ ся до тех пор, пока их не подхватит новый, стру$ ящийся воздушный поток. Его окружал прекрасный Мир, удивитель$ ный и неповторимый, созданный Дыханием Божиим; возьми большую лупу и пойди на луг и разглядывай через нее цветы. Допустим, все они носят одно и то же название, но попро$ буй найти одинаковые. И в море великое раз$ нообразие рыб и растений, в лесу то же, что в море… И, тем не менее, ему вдруг до боли захоте$ лось оттолкнуться от земли и воспарить к по$ верхности воздушного океана, чтобы достичь безвоздушного пространства и восхитительной


Литературная страница пустоты, где нет отвратительного атмосферно$ го давления и не менее отвратительного зем$ ного притяжения. Желания подобного рода он давным$давно воспринимал как реальные… На детской площадке возле своего дома он присел на креслице карусели, развернулся и увидел сидящего на лавочке тренера… Поста ревшего, но все еще стройного и по прежнему иронично улыбавшегося. Растерявшись и обра довавшись одновременно, он вскочил, отчего карусель поехала назад, бросился к скамейке. – Гостей принимаешь?.. Нервничая, он долго возился с замком. Оба оказались в тесном коридоре перед зерка лом, и оба невольно посмотрели на отражение другого. – М да, время… – протянул тренер. Они вошли в комнату, тренер беглым взгля дом осмотрел ее. На столе было много книг и среди них Библия. Тренер не удержался: – Это, наверное, связано с шестым чувст$ вом? – В какой$то мере, да… – Вопрос, который я хочу тебе задать, я об думываю уже много лет, и ответа не нахожу. Как ты обходишься без воды, живешь вдали от мо ря, с которым у тебя?.. – Мне хватает воды, которую я по утрам на бираю в ванну… Вода – она везде вода, – отве тил ученик после секундного молчания и усмех нулся, – ручьи впадают в реки, реки в моря, мо ря узкими проливами соединяются с Мировым океаном, так что… – А если серьезнее? – Мне вполне хватает людских водоворотов, они, кстати, возникают по тем же законам… Вечером они пили чай и молчали. Оба боя лись нарушить хрупкое взаимопонимание, вер нувшееся к ним после долгих лет. – Ты сегодня увидел что то для себя неожи данное? – спросил тренер, и в голосе его не бы ло иронии. – Дерево спилили. А небо… небо живет по тем же законам, что и море, Божественное дыха ние ощущается и там… – бесстрастно объявил ученик, но в голосе его не прозвучало горечи. Тренер не стал вдаваться в подробности, хо тя и не знал, о каком дереве идет речь. Но он чувствовал, что рано или поздно его ученик ему расскажет. Неожиданно он встал и вышел, а вернув шись, протянул ученику небольшой сверток. Тот, не спрашивая, стал его разворачивать. А развернув, удивленно вскинул глаза. – Да да, в тот вечер я пытался засечь время твоего заплыва. – И?.. – Как видишь, у меня ничего не вышло. В свертке оказался изуродованный секун домер с безобразно искореженными стрелка

ми. Ученик повертел хронометр в руках, акку ратно положил перед собой. – Я всю свою жизнь посвятил спорту, а в спор те время имеет главенствующее значение. Вре мя и результат. Но именно в ту ночь я понял, дога дался, что время не имеет того сакрального смысла, который мы привыкли ему придавать. И помогло мне понять все это нелепое обстоятель ство, случайность. Секундомер лежал в заднем кармане брюк, а я, совершенно забыв об этом, плюхнулся на жесткую скамейку. М да, шестое чувство», – произнес тренер и присел на краешек стула, как гость, который забежал на минутку. И оба замолчали. – Но почему, почему? – с недоумением в го лосе вымолвил после паузы тренер. – Почему оно оставляет такие неизгладимые следы на наших лицах! Я об этом подумал тогда, когда мы смотрели друг на друга в зеркале… Владимир ПЕСТЕРЕВ, село Половинка, Алтайский край

73


Литературная страница

ОГНИ БОЛЬШОГО ГОРОДА

Безвольно вязнуть в «Мерседесе» И сокрушаться, что опять За месяц так прибавил в весе, Что больно спину нагибать. Изрядно выпив за обедом, Прочесть бумаги в полусне. – Так день закончится. А следом Луна появится в окне... Скорее – в дверь, в пучину страсти! Где казино по вечерам Призывно открывают пасти В огнях неоновых реклам. Большого города соблазны. Духов порочный аромат. Спиной почувствовать бесстрастный Направленный прицельно взгляд. И в тесноте раскрепощенной, В сплетеньи полуголых тел Опомниться: «Так я крещеный!», Понять, что перейден предел. Неон струится темно синий. Забыться в парке на скамье, И притча о распутном сыне Нечаянно блеснет в уме... Под утро с просветленным взглядом Встать у церковного крыльца, И солнца луч, скользнувший рядом, Согреет, как любовь Отца. Алексей КОРОВИН

74


ГРУППА КОМПАНИЙ

«МОНОЛИT»

Группа компаний «МОНОЛИТ» существует на рынке недвижимости уже более шести лет. Она создавалась для оказания профессиональных услуг в области риелторской деятельности и ведения инвестиционных программ в сфере недвижимости. Компании принимали участие в реализации инвестиционных проектов совместно с такими компаниями, как ДСК 1, СУ 83, МФС 6, Центр «Поликварт», Мосэнерго, МОЭСК. В настоящее время тесно сотрудничают с крупнейшей строительной компанией Нижнего Новгорода – Волго Вятской строительной компанией. Основные направления деятельности компаний на сегодняшний день: – подбор и экспертная оценка эффективности инвестиционно строительных проектов; – профессиональный анализ рынка городского жилья и загородной недвижимости; – решение земельных вопросов; – инвестирование в строительство жилых объектов и зданий коммерческого назначения. Тел./факс (495) 788 9347, 788 9348, e mail: irg monolith@mail.ru

Читайте в следующем номере: Апология встряски Чья красота спасет мир? «Прекрасная душа мне дорога» Чудо исцеления


Покровский храм Марфо Мариинской обители

Марфо Мариинская Марфо Мариинская обитель обитель милосердия: милосердия: Юридический Юридический адрес: адрес: 119017, 119017, г. г. Москва, Москва, ул. ул. Большая Большая Ордынка, Ордынка, д. д. 34 34 Тел. Тел. 951–04–70 951–04–70 Р/с Р/с № № 40703810838250120610 40703810838250120610 вв Люблинском Люблинском ОСБ ОСБ 7977 7977 г. г. Москва, Москва, Сбербанк Сбербанк России России К/с К/с 30101810400000000225 30101810400000000225 БИК: БИК: 044525225. 044525225. ИНН: ИНН: 7706094941, 7706094941, КПП КПП 770601001 770601001 ОКПО ОКПО 40401849 40401849 ОКОНХ ОКОНХ 98700 98700 ОКВЭД ОКВЭД 91.31 91.31

Наш подписной индекс в каталоге Роспечати:

36726