Page 1

Зачем Лебедев позвал Удальцова на встречу с Таргамадзе? До и после «Анатомии протеста-2»

страницы 10—11 —11

понедельник

среда

пятница

Сколько денег из выделенного миллиарда легли на дно при переезде Военно-морского музея в СанктПетербурге? страницы 17—18

№ 42 (2037) 17.04.2013 г.

Парашютисты

ЗДЕСЬ ВОПРОСЫ ЗАДАЕТ ЕЛЕНА МАСЮК Елена ПАНФИЛОВА:

«Это мы с вами считаем, что наказание — конфискация и посадка. А для них наказание — отлучение от кормушки»

Быть топ-менеджером госкомпании хорошо, а уволенным — еще лучше. Обзор рынка «золотых парашютов» России

Глава «Трансперенси Интернешнл Россия» — о чиновниках, коррупции и наезде на НКО страницы 12—13

ПРОДОЛЖАЕМ РАССЛЕДОВАНИЕ

Тайна перламутрового «Стечкина» Криминальный репортер Сергей КАНЕВ — о новых подробностях деятельности чеченских силовиков в Москве страницы 14—15

СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

В Кирове все столбы уже заняты Сегодня стартует процесс над Алексеем Навальным. Его сторонники и противники начали войну агитматериалов страница 3

Не мытьем, так кадилом Поправки в старую статью УК «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» столь же опасны, как и отклоненный законопроект об «оскорблении чувств» верующих страница 16

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

СЛЫШАЛ ЗВОН

страницы 7, 8—9


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

взрывная волна

EPA

2

За все ответит Обама

Теракт в Бостоне — серьезный вызов системе госбезопасности, созданной в США после 11 сентября 2001 года

Александр Панов специально для «Новой» удя по тому, что расследованием сразу же занялось ФБР, главная версия произошедшего — терроризм. Взрывы прогремели в непосредственной близости от финиша, через несколько часов после того, как забег закончили лидеры. Телевизионные кадры (камеры зафиксировали и момент взрыва, и поднявшуюся панику) облетели весь мир. Президент Обама из Белого дома обратился с кратким телевизионным посланием к нации, хоть и избегая слово «терроризм», но обещая непременно «наказать виновных», будь то отдельные заговорщики или преступные организации. В первые часы после взрывов повышенные меры безопасности были приняты в Вашингтоне, Нью-Йорке, других крупнейших городах. В Бостоне полиция провела тщательное обследование места взрывов, обыскивая в первую очередь контейнеры с мусором и уличные почтовые ящики. Искали новые взрывные устройства. В первые часы появились сообщения о найденных в Бостоне самодельных бомбах, а также об аресте гражданина Саудовской Аравии. Об аресте сообщили журналисты канала Fox — непримиримые критики Обамы. Позже официальные лица опровергли эту информацию. В то же время под усиленную охрану был взят один из пострадавших при взрыве, в настоящий момент находящийся в больнице — это некий мужчина, имеющий арабское происхождение. Как бывает в таких случаях, информации появилось много, но полиция и спецслужбы не спешат ее подтверждать. Сообщается, что бомбы были спрятаны в мусорных баках, установленных вдоль дистанции марафона. На месте взрывов не обнаружено следов взрывчатки промышленного производства. Значит, бомбы были самодельные. Предположительно их привели в действие с помощью мобильного телефона. The Wall Street Journal сообщила, что в окрестностях полиция обнаружила

По меньшей мере три человека, включая 8-летнего мальчика, погибли, свыше ста сорока получили ранения (из них 17 человек находятся в критическом состоянии и 25 — в тяжелом). Два взрыва прогремели на месте Бостонского марафона — одного из самых массовых и престижных спортивных состязаний в Америке. Он проводился в этом году в 117-й раз. В нем приняли участие более 24 тысяч спортсменов.

Reuters

С

еще пять не разорвавшихся взрывных устройств. Примерно через 40 минут после двойного взрыва мобильная связь в Бостоне была отключена, чтобы исключить срабатывание других взрывных устройств. К утру вторника появилась информация о тщательном обыске одной из квартир в пригороде Бостона — Ревир. Значит, в деле уже появились первые подозреваемые. Одна из камер на месте взрывов зафиксировала подозрительного мужчину с двумя сумками. Но он снят только со спины, и полиция ищет свидетелей. В первые часы никто не заявил об ответственности за проведение взрывов. Йеменские и пакистанские экстремистские организации поспешили объявить о своей непричастности. Пока существуют две неофициальные версии, кто может стоять за трагедией — крупнейшей после событий

11 сентября. Это могут быть исламские террористы. Другая версия — местные праворадикальные экстремисты. 15 апреля в штате Массачусетс отмечали День патриота, приуроченный к сражениям при Лексингтоне и Конкорде в ходе войны за независимость Америки. 15 апреля — также День подачи налоговых деклараций и протестов в этой связи. Протестуют против высоких налогов для обычных граждан и налоговых поблажек для корпораций. Однако в прошлом налоговые протесты всегда носили мирный характер. Тот факт, что разведка и спецслужбы пропустили удар, делает созданное после 11 сентября министерство внутренней безопасности и его шефа Джанет Наполитано главными мишенями критики. С момента создания контрольные органы постоянно находили в работе этого ведомства — третьего по численности

после Пентагона и министерства по делам ветеранов — примеры неэффективного использования денег налогоплательщиков и дублирования одних и тех же программ. Министерство отвечало за все — от охраны границ и аэропортов до киберзащиты. Административный монстр работал неэффективно, отмечалось на многочисленных слушаниях в конгрессе. Ответ на критику у министра Наполитано всегда был один: после 11 сентября новых терактов на американской территории зафиксировано не было. Теперь этот аргумент не работает, и политические оппоненты припомнят все: например, миллиарды долларов, потраченные на реализацию невыполнимых в принципе программ — таких как инструкция о стопроцентной проверке всех грузовых контейнеров, следующих в США, которые отнимают массу сил и средств, притом что все равно все проверить не удается. В прошлогоднем надзорном докладе главного бюджетно-контрольного управления конгресса отмечалось, что свыше 150 сотрудников министерства внутренней безопасности были арестованы за воровство в аэропортах, взятки в иммиграционной службе, сотрудничество с наркоторговцами. Только в пограничной службе открыто 1200 служебных расследований. Пророческими теперь выглядят слова и Матта Майера — автора доклада о деятельности министерства внутренней безопасности из консервативного фонда «Наследие»: «Потребуется всего один мощный удар террористов, и все эти проблемы вдруг всплывут на поверхность, а мы поймем, что успокоились слишком рано и абсолютно зря». 17 апреля министр внутренней безопасности Наполитано должна была появиться в конгрессе, чтобы выступить на слушаниях, посвященных иммиграционной реформе. На этой неделе проходят также слушания по бюджетному финансированию отдельных подразделений этого департамента в 2014 финансовом году. У законодателей возникли серьезнейшие вопросы. Главный — кто ответит за трагедию в Бостоне? От президента Обамы ждут поездки на место события. Президент отвечает за все в стране. И если Обама не признает свою ответственность за случившееся, его в Америке просто не поймут. Вашингтон Продолжение темы — страница 5


#

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

кировлес

3

Столбы и заборы уже заняты

Сегодня в Кирове стартует процесс над Навальным. Его сторонники и противники вышли на тропу войны агитматериалов

адо думать о Родине и о Навальном, а в голову назойливо лезет одессит из анекдота, потребовавший у бармена налить всем по коньячку, пока не началось. Начнется в среду, и неизвестно что. То ли старт чего-то, то ли финиш всему. Думай не думай — ничего не угадаешь. Одно ясно: на лесоповал Навального не отправят. Серьезные люди в мундирах, групповым способом расследовавшие дело «Кировлеса», считают, что к лесу Алексея и близко подпускать нельзя. Иду к Ленинскому районному суду по улице Горбачева (не того), сворачиваю на улицу Свободы (не той), выхожу на улицу Спасскую (еще недавно — Революционного матроса Дрелевского) и вспоминаю, как некий блогер предложил: «Если Навального посадят, после суда надо будет срочно переименовать Киров обратно в Вятку. Глядишь, и не пристанет к нему дурная слава». Вот уж дудки! Даже если и Навального переименовать в Кургиняна, ни в чем не повинный областной центр будут поминать именно в связи с этим судом. Вряд ли скоро отыщется другой повод, по которому сюда приедут сотни журналистов и гражданских активистов. Чем еще так привлечет внимание страны и мира город Киров, который недавно опустился в рейтинге привлекательности российских городов с 78-го места на 96-е? Ну разве что сюда, поближе к Северному Ледовитому океану, срочно перенесут из Сочи зимнюю Олимпиаду. Вроде бы настроился на мысли о Родине, но кому они нужны? Пусть Родина думает о себе сама. Зачем ей сажать Навального? Зачем держать в запасе другие уголовные дела на него? Зачем давать ему один срок, а потом, по другому делу, — второй? Кажется, это называется «не более двух сроков подряд»… Я тут мыслю на ходу и безответственно, а судья Блинов, наверное, в глубокой задумчивости утюжит мантию. В среду он станет героем новостных программ. Хотел бы кто-нибудь оказаться на месте этого судьи? На его предыдущем месте — это еще ничего. Еще в прошлом году, до декабря, сидел он себе спокойно в поселке Кумёны и этого лесного разбойника Навального, может, даже и по телевизору не видел. А теперь ему судить чуть ли не кандидата в президенты! Задумаешься тут и, чего доброго, поставишь пятно на мантию — утюгом пока. Какие дела рассматривал в райцентре Сергей Владимирович? Прямо скажем, негромкие. Ну вот одно из них. Гражданин такой-то «незаконно проник в дом через вход

Н

«

Еще в прошлом году, до декабря, сидел судья Блинов себе спокойно в поселке Кумёны и этого лесного разбойника Навального, может, даже и по телевизору не видел. А теперь ему судить чуть ли не кандидата в президенты!

«

в пристройку дома, дверь которого была не заперта. В комнате дома достал из холодильника следующие продукты питания: 5 кг свиного фарша, 1 кг свежемороженой сельди и 8 яиц, которые намеревался похитить». Однако действия злоумышленника были пресечены появившимися в доме двумя гражданами, которые выгнали его, и он «ушел из дома, оставив в доме продукты питания, которые намеревался похитить». Происшествие тем не менее дошло до суда. Дело рассматривалось в особом порядке, подсудимый заявил, что согласен с обвинением и вину признает

о судье, кроме того, что тот спокойный и грамотный. Понятно, особой состязательности сторон в тех процессах ждать не приходилось. А тут и сам Навальный — адвокат, и еще московские адвокаты при нем. Начнут задавать вопросы — уже в перерыве попросишься назад в Кумёны. В понедельник город Киров могли избавить от сомнительной славы и по ходатайству обвиняемых перенести рассмотрение дела в Москву. Однако областной суд ходатайство не удовлетворил. Причина убедительная: пришлось бы вызывать в Москву

ложения кировчан — тех, кто уже понял, что за события надвигаются на город. Вот кто-то готов пустить Аню на ночлег всего за 300 рублей. В гостинице за такие деньги только поздороваются, и вроде бы надо соглашаться, но Алексей с сочувствием смотрит на неимущую студентку и продолжает поиск в интернете. И довольно скоро находит бесплатный диванчик на окраине города. Предложения гостеприимных горожан, в основном бескорыстные, с каждым часом нарастают. Но вот кто-то пишет: «Готов возить приехавших на суд по городу». Алексей быстренько связыва-

Штаб ищет поддержку в социальных сетях

полностью. Суд принял к сведению, что злоумышленник «не судим, привлекался к административной ответственности, по месту жительства характеризуется отрицательно, проживает один, на учете у нарколога и психиатра не состоит, имеет заболевание «инфильтративный туберкулез в верхней доле правого легкого в фазе распада, обострение». После чего было отмечено: «Обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, суд не усматривает». И был вынесен приговор: шесть месяцев лишения свободы — условно. Я поговорил с адвокатом Владимиром Зверевым, участвовавшим не только в этом процессе, но и в других, которые рассматривал в Кумёнах судья Блинов. — Нормальный судья, — сказал Владимир Евгеньевич. — Спокоен. К доводам защиты прислушивается. Походил по адвокатским конторам Кирова, поискал адвоката, который знал бы судью Блинова по новой его работе — в областном центре. Никто не знает такого судью. Нашел, наконец, одного. Сырчин Владимир Иванович участвовал в одном процессе, который вел Блинов. И снова дело простое и бесспорное: некоего рецидивиста судили за ложный донос. Тот во всем признался и получил свои полгода. И снова адвокат ничего не может сказать

четыре десятка свидетелей, проживающих в Кирове и области. Но даже если такого аргумента и не нашлось бы, переносить суд в Москву не следовало: Москва бы его не перенесла. Начались бы непредсказуемые акции протеста, а Болотная площадь — это вам не вятские болота. В Кирове же, где мало кто знает Навального (а про суд многие вообще ничего не слышали), нашлась одна-единственная организация, подавшая заявку на митинг в поддержку Алексея. Это местное отделение партии «Народный альянс». Создали штаб, который к вечеру в понедельник заполнился не только местными активистами, но и приезжими. Двое рабочих парней, Кирилл и Дмитрий, приехали автостопом из Казани. Кирилл говорит, что вообще-то он фанат «Рубина» и прежде ездил по городам на футбольные матчи, а тут задела несправедливость, которую он видит в преследовании Навального. Готов помочь в организации митинга. Студентка Аня приехала на подмогу из Волгограда. Пьет чай с дороги, и тут подтверждается известная формула: так пить хочется, что переночевать негде. Ее ночлегом, а также устройством остальных приезжих занимается один из руководителей штаба, местный программист Алексей Анофриев. Он высматривает в социальных сетях пред-

ется с ним и слышит: «За 500 рублей». А говорили, что на Вятке плохо с предпринимательством. Принесли свежеотпечатанные наклейки и листовки: «Это вызов всем нам. Если сегодня промолчим, то завтра будут судить уже нас». Не успели отправиться на расклейку, выяснилось, что некоторые столбы и заборы уже заняты. Кто-то отпечатал и расклеил листовки противоположного содержания: «Что можно сделать на 16 000 000 рублей, украденных Алексеем Навальным?» И три фотографии с подписями: «Установить 20 детских городков», «Построить 30 хоккейных площадок», «Отремонтировать 5 км дорог». Что тут скажешь? Когда мой поезд подходил к Кирову, один из попутчиков, оказавшийся в этих краях впервые, посмотрел в окно и сказал: «Какой тут красивый лес». Я механически пошутил: «Это вы видите то, что осталось после махинаций Навального». Лес за окном, как поется в песнях, шумел сурово. Но вряд ли суровее, чем Следственный комитет.

Борис БРОНШТЕЙН, соб. корр. «Новой», Киров Фото автора


4

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

место

У кандидата венесуэльской оппозиции Энрике Каприлеса нет шансов на пересчет голосов

У преступников, организующих DDoS-атаки на наш сайт, огромные возможности

Революционеры выборы не проигрывают

Кибервойна против «Новой газеты»

Президентские выборы в Венесуэле завершились, а споры по поводу их результатов набирают обороты. Выдвиженца партии власти Николаса Мадуро, в распоряжении которого находилась вся мощь отлаженной государственной машины, поддержали 7 505 338 (50,66%) избирателей.

В минувший четверг, 11 апреля, редакция «Новой газеты» отправила заявления о совершенном киберпреступлении в Центр информационной безопасности ФСБ РФ в ГУВД города Москвы.

На грани уголовного преступления оказались сотрудники самарского департамента социальной поддержки и защиты населения

Заставь их богу молиться Губернатор Самарской области Николай Меркушкин поручил департаменту социальной поддержки и защиты населения создать особые списки многодетных семей, премировать каждого ребенка из этих больших, дружных семей полутора тысячами рублей

Эмиль ДАБАГЯН, историк

к светлому празднику Пасхи, в лучших русских и православных традициях.

М

ногодетные семьи, по соображениям губернатора, должны включать в себя более трех детей — при наличии обоих родителей, и более двух детей — если наличествует только мать. Или только отец. Работники департамента социальной поддержки и защиты населения с порученным заданием примерно справились. К всеобщему изумлению и даже панике, 90% больших и дружных семей, вошедших в особые списки, оказались мусульманскими. И вполне имеют право, получив полторы тысячи рублей к светлому празднику Пасхи, оскорбиться в своих чувствах верующих, что почти уже является уголовным преступлением в первом чтении. Наталья ФОМИНА, соб. корр. «Новой», Самара

В

них сообщалось о беспрецедентной по своей мощности хакерской атаке на сайт Novayagazeta. ru, начавшейся в ночь с 31 и продолжавшейся до 3 апреля. «Новая» потребовала провести проверку фактов, указанных в заявлении, и найти заказчиков преступления, лишившего пользователей доступа к сайту газеты и осложнившего передачу данных во всем Рунете. Однако ситуация выглядит серьезней, чем казалось на первый взгляд. Как следует из новой порции отчетов партнеров «Новой» — специалистов «Лаборатории Касперского», — прекращение атаки 3 апреля было явлением Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Е

го соперник Энрике Каприлес, представитель объединенной оппозиции, опиравшийся на блок самых разных организаций, получил 7 270 403 (49,07%) голосов. Разница между основными претендентами на высший пост микроскопическая, в пределах статистической погрешности. Каприлес, естественно, оспаривает итоги народного волеизъявления, требует пересчета голосов. Тибисай Лусена, председатель Национального избирательного совета, обещала рассмотреть жалобу. В это верится с трудом. Помнится, как в 2004 году известный венесуэльский аналитик, комментируя референдум о прекращении полномочий главы государства, произнес характерную фразу: «Революционеры выборы не проигрывают». А Мадуро — достойный последователь боливарианца Чавеса. В завершившейся кампании власть на полную катушку использовала административный ресурс, но не сумела добиться впечатляющего результата. Были мобилизованы губернаторы, подконтрольные средства массовой информации, обывателя запугивали тем, что приход оппозиции к власти обернется свертыванием социальных проектов, приватизацией образования, медицины, изъятием у индейцев общинных земель. Несмотря на это, степень поддержки официального кандидата по сравнению с аналогичной схваткой в октябре 2012 года заметно снизилась. У Мадуро нет харизмы предшественника. Кроме того, многие убедились, что он обманывал людей, утверждая, будто Чавес выздоравливает. Сам факт того, что оппозиционеру позволили добиться небывалого ранее успеха в условиях тотального контроля власти почти над всеми институтами, говорит о многом. Он свидетельствует о понимании правящими кругами серьезности положения, сложившегося к настоящему моменту, прежде всего ситуации в экономике. Не исключено, что это может рассматриваться как своеобразный сигнал готовности к кон-

тактам с оппозицией ради преодоления накопившихся проблем. Вступающему в должность «легитимному» президенту не позавидуешь. Ему придется нелегко, он получил в наследство ворох тяжелейших проблем. Среди них: разрушенное производство, галопирующая инфляция, самая высокая на континенте, чудовищная преступность, захлестнувшая города и веси, перебои с электроэнергией, безмерно разбухший бюрократический аппарат, коррупция, бегство капитала, эмиграция квалифицированных специалистов, дефицит продовольствия, которое приходится завозить в огромных количествах. Не случайно в ходе кампании Мадуро обещал в сжатые сроки покончить с преступностью, уносящей ежегодно десятки тысяч жизней и превратившейся в поистине национальное бедствие. Возникает вопрос, способен ли соратник Уго Чавеса в одночасье справиться с этой болезненной проблемой, если она не решалась в течение многих лет, а лишь обострялась и усугублялась? И подобных вопросов уйма. Ясно, что лозунгами, заклинаниями и гневными инвективами в адрес соперников, буржуазии и империализма дело не сдвинешь с мертвой точки. Эксперты сходятся во мнениях, что если в ближайшее время не будут сделаны минимальные шаги по преодолению кризиса, то страну ожидает экономический и социальный коллапс. Придется осуществить повторную девальвацию местной валюты, что уже однажды больно ударило по импортерам и рядовым гражданам. Тогда на улицы, как это уже было, выйдут разгневанные домохозяйки, организующие «кастрюльные бунты». К ним наверняка присоединятся студенты, традиционно влиятельная сила. Все это способно дестабилизировать ситуацию и спровоцировать армию на ответные действия. Оппозиция обладает правом инициировать проведение референдума по прекращению полномочий президента, который, согласно конституции, может созываться по истечении половины мандата, то есть 3 лет правления. Но это неблизкая перспектива. Выборы подтвердили тот факт, что общество раскололось пополам. Революционеры выборы не проигрывают. Зато может проиграть вся страна.

временным. Впоследствии атаки разного типа возобновлялись и шли на ресурс по нескольку раз в день. Пользователи этого почти не замечали: распределительные серверы «Касперского» их переваривали незаметно. В понедельник, 15 апреля, около 8.30 утра поступил сигнал о начале новой мощной DDoS-атаки на портал. Специалистам удавалось сдерживать ее около часа, наращивая защитные мощности. Но атакующие тоже разворачивали свои силы — достигнув серьезных показателей нагрузки: 7 Гигабит/с. Стало понятно, что повторяется первоапрельская «гонка вооружений», когда загрузка канала, связанного с сайтом «Новой газеты», доросла до 60 Гигабит/с и «подвесила» магистральных провайдеров Рунета. Уже зная, чем это кончится, партнерам «Новой» порекомендовали уйти в защищенный от мусорных запросов пул Московского узла обмена трафиком. Мы потеряли связь с большей частью аудитории, но выбрали жизнь в онлайне. Атака была преодолена около 18.00. С вечера понедельника и до момента подписания этого номера сайт регистрирует нормальный поток посещений. К. П. P.S. «Новая газета» напрямую связывает очередную кибератаку с материалами, опубликованными в газете. И требует расследования преступлений. Юристы уже готовят новую порцию запросов в ФСБ и ГУВД Москвы.

Итог акции «Новой»:

более 500 личных поручительств за каждого «узника Болотной»

В

конце марта на нашем сайте начался сбор подписей за то, чтобы арестованные по делу о беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года были отпущены до суда. Читателей честно предупредили: подпись под этой петицией означает готовность лично поручиться, что отпущенные под домашний арест или подписку о невыезде «узники Болотной» не скроются от следствия. Эта ответственность не испугала более восьми тысяч человек. Среди них — писатель Борис Акунин, поэт Лев Рубинштейн, журналисты Сергей Пархоменко и Юрий Сапрыкин, режиссеры Владимир Мирзоев и Олег Дорман, артисты Лия Ахеджакова и Евгений Редько… Если вы не успели поручиться у нас на сайте, это можно сделать 22 апреля во время публичных слушаний по итогам общественного расследования «болотного дела». Их проводят «Круглый стол 12 декабря», РПР-ПАРНАС и «Комитет 6 мая» в гостинице «Космос». Начало — в 19.00. Подписи из «Космоса» будут добавлены к восьми тысячам собранных на сайте, которые мы уже обрабатываем. Затем мы передадим список потенциальных поручителей адвокатам. Напомним, что арестованных — пятнадцать человек (в том числе инвалид II группы Михаил Косенко, суд над которым уже идет). Как могут помочь эти подписи «узникам Болотной»? По запросу адвокатов «Новая», имея на руках мобильные номера поручителей, сможет обратиться к ним с просьбой оформить поручительство по всем процессуальным правилам — лично и в письменном виде, а также явиться в суд. «Новая»


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

событий Адвокат Алексея Навального считает, что защита сумеет использовать показания свидетелей обвинения для доказательства невиновности обвиняемого

Юлия Латынина

обозреватель «Новой» В нормальной стране не раскрыть теракт практически невозможно. Другое дело, что очень часто теракт в принципе нельзя предотвратить

Защита готова к наступлению В Киров на процесс по обвинению Алексея Навального в хищениях средств «Кировлеса» прибыли его адвокаты Вадим Кобзев и Ольга Михайлова.

В

канун суда, который начинается сегодня, Вадим Кобзев пояснил «Новой газете», в чем особенность данного процесса. — Все факты, которые описаны в деле, были. Мы не говорим, что их не было. Был Опалев, был советник Навальный, был Офицеров (фигуранты дела. — Б. Б.). Деньги по безналу перечислялись. Все это было. Остается вопрос интерпретации фактов, которые есть. Мы ссылаемся на те же документы, что и обвинение. Они говорят: «Вот договор, подтверждающий, что они создали видимость правовых отношений…» Мы говорим: «Да, вот договор, подтверждающий, что все было законно, в рамках гражданских правоотношений». Для них договор — доказательство хищения, а для нас, наоборот, — доказательство того, что хищения не было. Кобзев полагает, что защита может воспользоваться показаниями всех свидетелей обвинения. Даже показания бывшего генерального директора «Кировлеса» Вячеслава Опалева, ранее согласившегося на сотрудничество со следствием и осужденного к 4 годам условного лишения свободы, можно интерпретировать по-разному, да он и сам свои действия по-разному интерпретирует. — Раньше ему говорили, что он — потерпевший, которого принуждали и заставляли, — поясняет адвокат Кобзев. — Потом его вызвали в Москву в Следственный комитет и сказали: «Тебя не принуждали, ты с ними в группе!» Он согласился: «Да, я с ними в группе, да, я преступник».

Особо смотрится в списке свидетелей обвинения губернатор Кировской области Никита Белых. Никита Юрьевич неоднократно заявлял, что Навальный не нанес области ущерба, но, как считает адвокат Вадим Кобзев, следователи взяли из показаний Белых только то, что, по их мнению, доказывает вину Навального. — Мы же зададим свидетелю Белых вопросы, доказывающие невиновность Навального, — говорит он. — Нам даже удобно, что Белых — свидетель обвинения, а не защиты. Государству легче обеспечить его явку в суд, нам это было бы гораздо труднее. На вопрос «Новой газеты»: «Не кажется ли вам, что правосудие торопится с приговором к 1 Мая, потому что в праздник не будут выходить газеты и люди отвлекутся на свои дела?» — Кобзев ответил: «Нет, не кажется. Поначалу торопились. В Генпрокуратуре дело прочитали за один день. Но Ленинский суд получил дело 3 апреля, а первое заседание назначил лишь на 17-е. Да если бы и гнали к 1 Мая, все равно не успели бы: 30 томов, 40 свидетелей… Что же касается отсутствия у судьи Сергея Блинова опыта рассмотрения сложных резонансных дел, то, по мнению адвоката Кобзева, это не важно. — Судья в России — это чиновник, который обычно является проводником чьей-то воли, — говорит адвокат. — Он может вежливо обращаться с участниками процесса, может хамить, может принимать во внимание ходатайства, может отказывать — эти различия есть. Но для результата это особого значения не имеет. Борис БРОНШТЕЙН, соб. корр. «Новой», Киров Репортаж из Кирова — на стр. 3.

Участник боевых действий в Чечне просит политического убежища в европейской стране

На Родину надежды нет Прапорщик Александр Простакишин и его семья готовят документы для обращения в ОБСЕ с просьбой о помощи в предоставлении им политического убежища. Они бы хотели получить его в Польше, а если не получится — в любой другой европейской стране.

О

б этом Простакишины проинформировали президента РФ в письме, отправленном 10 апреля полномочному представителю главы государства в Сибирском федеральном округе Виктору Толоконскому. В России жить им негде и не на что. О том, как участник боевых действий в Чечне, потомственный воин стал изгоем на родине, «Новая» рассказывала 1 октября 2012 года в публикации «Потусторонняя часть». На публикацию откликнулась Главная военная прокуратура. Из Москвы в Омск были командированы двое сотрудников ГВП. Проведенная ими проверка установила, что наш герой уволен был незаконно, в связи с чем прокурором Центрального военного округа был принесен протест на приказ командующего внутренними войсками СибВО, а первым замом главного военного прокурора внесено представление на имя главного командующего ВВ МВД РФ о привлечении виновных к ответс-

твенности. Согласно предписанию ГВП, руководство части должно было в течение месяца восстановить Простакишина в штате с выплатой заработной платы со дня незаконного увольнения и выдачей сертификата на жилье. Но, как оказалось, военные прокуроры внутренним войскам не указ: и представление, и протест были проигнорированы. В День защитника Отечества, 23 февраля, прапорщик и его супруга, а также их законный представитель — правозащитник Дмитрий Щекотов объявили бессрочную голодовку. В Омск вновь прибыли два прокурорских чина. В присутствии корреспондента «Новой» они заверили голодающих, что готовы отстаивать их права в судебном порядке. Офицеры также пообещали, что проведут проверку по фактам произвола командования в/ч 2662. Прошло полтора месяца. Никаких действий не предпринято. Что помешало? Возможно, фамилия бывшего командира части А. Бунина. Похоже, она имеет значение, которое трудно переоценить: человек с такой же фамилией — С. Бунин — занимает пост первого зама главнокомандующего внутренних войск МВД РФ, которому А. Бунин доводится племянником. Георгий БОРОДЯНСКИЙ, соб. корр. «Новой», Омск

5

Теракт в Бостоне будет раскрыт Потому что террористы — это простой вирус, паразитирующий на сложном организме ы пока не знаем, кто это сделал и почему», — заявил после теракта президент Барак Обама. То, что президент Обама сразу не указал подозреваемых, вполне понятно. Могу назвать по крайней мере один случай, когда правительство поспешило назвать виновников теракта и, оказавшись заложником собственных слов, потом давило на расследование и проиграло выборы. Это взрыв на мадридском вокзале Аточа 11 марта 2004 года, убивший 191 человека и ранивший 1800. Тогда премьер Хосе Мария Аснар поспешил объявить, что это дело рук баскских сепаратистов. На самом деле взрыв был делом рук радикальных мусульман — молодых марокканцев и пакистанцев, живших в Испании, которые — и это очень важно для контекста — считали себя ячейкой «Аль-Каиды», но организационно никак с «Аль-Каидой» были не связаны. Они только вдохновлялись висевшими в интернете текстами и рецептами бомб. Они взорвали вокзал, чтобы Испания вышла из войны в Ираке, — и новое правительство вышло из войны в Ираке. Террористы добились своей цели. Куда страннее, что президент Обама не использовал даже слово «теракт». Впрочем, это вполне естественно для правительства, которое даже после того, как в Бенгази в результате тщательно спланированной атаки убивают американского посла, политкорректно заявляет, что речь идет о спонтанном нападении оскорбленных в своих религиозных чувствах граждан. У меня нет сомнения, что этот теракт будет раскрыт. Он будет раскрыт потому, что хорошо работающий государственный механизм раскрывает все теракты, а государственный механизм США работает хорошо. Кроме того, устроители терактов обычно не отличаются глубоким интеллектом и не имеют больших денег. Это только в Голливуде они летают на частных самолетах, жонглируют миллиардами и обитают исключительно в семизвездочных отелях. На самом деле теракты отличаются дешевизной, а их устроители — простотой. В России, когда взрывали Волгодонск, например, то взрывчатку смешивали во дворе у знакомых, перегружали на автобазе у дяди одного из террористов, а везли на КамАЗе, принадлежавшем знакомому. И чтобы его не остановили, наняли приятеля-гаишника, который ехал впереди за мешок с сахаром. До такой степени клинического раздолбайства в США, конечно, опуститься

«М

трудно, но и там террористы звезд с неба не хватают. Файсал Шехзад, 30-летний пакистанец, который в мае 2010 года припарковал начиненный взрывчаткой автомобиль на Times Square, изготовил бомбу так плохо, что она взорвалась раньше времени. Террорист Ахмед Рессам, который планировал взорвать лос-анджелесский аэропорт на 1 января 2000 года, попался оттого, что вел себя нервно, когда к его начиненному взрывчаткой автомобилю приблизился скучающий таможенник на пароме. А когда «Аль-Каида» в рамках «взрывов тысячелетия» попыталась 3 января 2000 года взорвать американский военный корабль USS The Sullivans, то катер так набили взрывчаткой, что он затонул, не добравшись до судна. Тот же Бен Ладен хвастался, что весь теракт 11 сентября обошелся ему в 100 тысяч долларов. Террористы — это не сложный организм. Это простой вирус, паразитирующий на сложном организме. Так что в этом смысле в нормальной стране не раскрыть теракт практически невозможно. Другое дело, что очень часто теракт в принципе нельзя предотвратить. Можно предотвратить то, что является следствием заговора и планирования. Но как предотвратить теракт, совершаемый террористом-одиночкой, который собирает бомбу по рецептам в интернете, а ингредиенты ее покупает в хозмаге? За время, прошедшее с 11 сентября, выяснилось, что даже в нормальной стране полностью искоренить теракты нельзя. Зато, поразительным образом, выяснилось и другое. Одиночные — даже очень крупные теракты — никоим образом не влияют на экономику и социум нормальной страны. Другое дело — разваливающееся государство, failed state. Вот там — в Афганистане, Ираке, Пакистане, Сомали, на нашем Северном Кавказе — нарастающая волна терактов полностью дезорганизует общество, делает бессмысленной любую попытку нажить деньги хозяйственной деятельностью и рано или поздно сосредотачивает власть и богатство в руках тех, кто более всех успешен в насилии. Там террористы достигают своей цели, создавая модель общества, в котором наиболее выгодным является насилие и в котором те, кто является объектами насилия, почитают тех, кто насилие творит.


6

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

Завершается судебное рассмотрение уголовного дела о гибели саратовского призывника

Умер от побоев В Нижнем Новгороде подходит к концу судебный процесс в отношении младшего сержанта Али Расулова.

П

о мнению прокуратуры, военнослужащий в течение двух недель избивал и пытал 19-летнего Дмитрия Бочкарева, призванного из Саратовской области. Сторона обвинения просит назначить Расулову наказание в виде двенадцати лет колонии строгого режима. Дмитрий Бочкарев был призван из Саратова осенью 2011 года. Окончил кадетскую школу-интернат, во время учебы был заместителем командира взвода кадетов, в армию пошел охотно. Попал в войсковую часть 06709 в поселке Мулино Нижегородской области, получил звание младшего сержанта. Летом прошлого года саратовца направили на охрану так называемого «банана» — банно-прачечного комплекса. В паре с ним оказался младший сержант Али Расулов, призванный из Красноармейского района Саратовской области. 13 августа 2012 года представители саратовского военкомата сообщили матери Бочкарева о смерти сына. Как полагает следствие, Расулов отобрал у сослуживца мобильник, связал скотчем и запер в земляном погребе. В течение двух недель Расулов

место событий

избивал жертву и изощренно пытал, в частности, «вырезал маникюрными ножницами часть хрящевой ткани носа, неоднократно зашивал причиненные разрывы левого уха хозяйственной иглой и нитью». Молодой человек умер от побоев. По версии следствия, злоумышленник вынес тело в котельную, где его в то же утро обнаружил один из офицеров части. Расулова заключили в СИЗО. Вину он признал частично. После сообщения о возбуждении уголовного дела друзья Дмитрия распространили в социальных сетях обращение с просьбой выяснить все обстоятельства трагедии: «Хочется узнать, кто на самом деле и за что так расправился с Димой», — писали авторы. Друзья сомневались, что молодой человек, имевший военное образование и спортивную подготовку, мог стать жертвой преступника-одиночки. Также подозрительным им показалось то, что командиры части в течение двух недель не замечали происходящего в бане. Расулову предъявили обвинение по статье 111 УК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть» и статье 127 «Незаконное лишение свободы». Как выяснилось, Али Расулов был призван на службу незаконно: на самом деле он должен был отбывать уголовное наказание, но каким-то образом оказался в армии. Сторона обвинения просит назначить наказание в виде двенадцати лет колонии строгого режима. Потерпевшие заявили гражданские иски о возмещении морального и материального вреда на сумму более 3 миллионов рублей.

Надежда АНДРЕЕВА, соб. корр. «Новой» Саратов

Крупнейшая управляющая компания Самары грозится установить должникам заглушки в канализационные трубы

Молчание унитазов С новой инициативой выступила управляющая компания «ПТС-сервис», контролирующая 70% жилых домов в Самаре. Компания пообещала своим клиентам лишать их водоотведения.

В

середине апреля на подъездах домов четырех районов города появились объявления, стильно распечатанные на мутно-желтой бумаге. «ВНИМАНИЕ! В вашем доме в период март-апрель 2013 года будут осуществляться плановые работы по полному ограничению водоотведения (канализации) помещений, собственники (наниматели) которых на день установки заглушки имеют просроченную (свыше 3х месяцев) задолженность за коммунальные услуги, — говорится в объявлении. — Оплата за демонтаж ограничивающих устройств будет осуществляться за счет должника. Самовольное снятие бесполезно без специального оборудования». Устройство, которым угрожает «ПТС-сервис», представляет собой заглушку, спускаемую через фановую трубу и блокирующую слив фекальных вод. Мне повезло: 1) проживать в доме,

обслуживаемом этой компанией, и 2) дозвониться по телефону диспетчеру. «А что же это, — спросила я, — если заглушка, то вода и остальное содержимое унитаза будет изливаться наружу?» «Не сразу», — ответила диспетчер, немного подумав. Я положила трубку и вышла на улицу. Пошла по своему району, Самарскому. Это старейший район города. Ущербные дороги, вот тут под землю ушел автомобиль, и через квартал тоже; выщербленные тротуары, мусор перелетает, уносимый бризом, — река рядом. Древние дома, раскрошенные фасады из камня, черных досок, частный сектор, здесь селятся трудовые мигранты — снимают квартиры и оформляют регистрацию за деньги. Новостройки точечным манером, целые кварталы огорожены строительными заборами, на заборах краской телефоны: дурь, соль, курительная смесь, трава и все что угодно. Теперь еще и дерьмо будет под ногами хлюпать.

Наталья ФОМИНА, соб. корр. «Новой» Самара

Зоя Ерошок

обозреватель «Новой»

И сегодня, через десять лет после начала разгрома, юкосовцы все еще сидят в тюрьмах, и в эти дни их допрашивают, и в эти часы репрессии не утихают

У ЮКОСа много чего осталось Прежде всего люди, среди которых не нашлось предателей. А также — дети, которые были чужими, а стали родными билей. ЮКОСу — 20 лет. И 10 лет расправы с ним. В ЮКОСе считают: а все равно это праздник. И празднуют. Вот ровно в эти дни. Нефтяной компании «ЮКОС» в возлюбленном отечестве уже нет. А как сообщество людей юкосовцы остались. Сохранились, сплотились, поддерживают друг друга. Кто-то написал на сайте пресс-центра Михаила Ходорковского: ЮКОС — это были труд, кураж, талант. И — радость! А труд, кураж, талант и радость, в отличие от денег, нельзя себе присвоить. Труд, кураж, талант и радость — не бесплатное приложение и не бонус. Это — суть, сущность. То, что вырабатывается лично, собственным усилием. И ЮКОС остался не только как сообщество людей, но и как пример усилия. Заразительный — несмотря ни на что. Как сказал мне один олигарх о Ходорковском: «Для него деньги — это ответственность, а бизнес — открытие». Масштабное понимание денег и бизнеса, да? Что остается стране от ЮКОСа? Лицей для сирот «Подмосковный», который курируют родители Ходорковского — Борис Моисеевич и Марина Филипповна. Лицей был создан Ходорковским ровно за десять лет до ареста, и о нем почти никто не знал. Пока Михаил Борисович не сел в тюрьму. Лицей был задуман как спасение «детей побитых людей» — детей, чьи родители погибли в горячих точках. Там и дети, кто потерял мам и пап в «Норд-Осте», и при землетрясениях, и в разбитых самолетах, и кто сам пережил Беслан… После каждого нашего несчастья мне звонит Борис Моисеевич и говорит: «Мы готовы взять детей». И берут. 2 июля 2003 года был арестован Платон Леонидович Лебедев. 25 октября 2003 года — Михаил Борисович Ходорковский. Десять лет тюрем, лагерей. А Василий Георгиевич Алексанян потерял жизнь. Я помню, как преподаватель права в МГУ и адвокат Лена Лукъянова, с которой я познакомилась на «Радио «Свобода», когда мы с ней отстаивали там права заключенного Алексаняна, сказала мне о нем: «Знаешь, это был мой самый умный, талантливый и красивый студент. А потом он еще учился в Америке и стал там лучшим иностранным студентом». Тысячи следственных действий: обыски, выемки, допросы. Прессинг на самых обычных работников ЮКОСа — вплоть до секретарш и уборщиц — не поддается

Ю

описанию. Говорят, по объему и масштабам в современной России нет равных прецедентов. И сегодня, через десять лет после начала разгрома, юкосовцы все еще сидят в тюрьмах, и в эти дни их допрашивают, и в эти часы репрессии не утихают. Но при этом сами юкосовцы отмечают: по сути, в нашей компании не нашлось предателей, несмотря на чудовищное давление и прямые угрозы. Ну вот! А еще скептики говорят: «Какая сейчас у человека может быть гордость? Только сопротивляемость». Нет, и гордость может быть. И — достоинство. Светлана Бахмина с необычайной гордостью сказала на днях, что ее дети знают: «ЮКОС — это какая-то очень правильная компания, если мама посчитала возможным так отстаивать ее интересы». Вчера я долго разговаривала с Мариной Филипповной Ходорковской. Она сказала: «20 лет ЮКОСу… Да, очень обидно и жалко, что случилось то, что случилось. И дело не в том, что мой сын потерял деньги. Я считаю, что очень много проиграла наша страна. Я знаю, что бюджет России был бы более полным сейчас, если бы ЮКОС не разорили. Просветительские, образовательные проекты ЮКОСа делались для людей, для государства. И это опять же не только деньги. Это то, что называется интеллект нации. Это ценно во всем мире». Марина Филипповна и Борис Моисеевич Ходорковские только что вернулись из Карелии. Были на свидании с сыном. Добирались туда сутки. А потом четыре часа свидания — через стекло, по телефону. Ни обнять сына, ни поцеловать. «Это нарушение прав человека на семейное общение», — говорит Марина Филипповна. А когда ее спрашивают об освобождении сына, она отвечает: «Особенно отрадных вариантов нет». Помолчав, добавляет: «На этот вопрос нельзя ответить». …И все-таки в эту субботу мы поедем в Кораллово. В наш любимый лицей. К нашим родным и любимым Марине Филипповне и Борису Моисеевичу. К детям, учителям, директору лицея Евгению Николаевичу Травину. Будет очень много людей. Дети дадут классный концерт. Потом мы поднимем бокалы — за здоровье и за возвращение. Все будут улыбаться. А больше всех — Марина Филипповна и Борис Моисеевич.


7

Reuters

ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЫНОК

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

Уволен, не уволен — все равно

Почему Россия, в отличие от США и Европы, не борется с «золотыми парашютами»? Потому что их выдают за заслуги перед государством

осударство активно взялось за ревизию имущества, доходов и расходов государственных служащих. Но это далеко не единственная социальная группа, которая наловчилась извлекать сверхдоходы из своего привилегированного положения. Так что сейчас самое время вспомнить и о «золотых парашютах» — то есть многомиллионных выплатах топ-менеджерам крупных компаний, которые они получают при разрыве трудового контракта и некоторых схожих оказиях. «Золотой парашют» изобретен в США, а в Россию постепенно интегрирован вместе с другими издержками капитализма. Но на отечественной почве прижился весьма своеобразно. И в Штатах, и в Европе сейчас с «золотыми парашютами» активно борются, видя в них одну из причин

Г

Владимир СТРЖАЛКОВСКИЙ, экс-гендиректор «Норильского никеля» «Норильский никель» — крупнейшая российская горно-металлургическая компания. Среди ее акционеров: холдинги «Интеррос» Владимира Потанина и «Металлоинвест» Алишера Усманова, «Русал» Олега Дерипаски. В декабре 2012 года Владимир Стржалковский ушел с директорского поста «Норникеля», прихватив с собой беспрецедентный для истории России «платиновый парашют» — 100 млн долларов (50 млн — сразу, а остальную сумму — двумя траншами — в течение года). Уход топ-менеджера, который проработал на своей должности 4 года, был связан с многолетним корпоративным конфликтом между Дерипаской и Потаниным. Одним из условий соглашения о перемирии акционеров стала смена гендиректора компании. Стржалковский был назначен вице-президентом «Норникеля» (должность создали специально для него) сразу же на следующий день после того, как кресло руководителя компании занял Потанин.

глобального кризиса (подробности вы можете узнать, прочитав материалы наших собкоров). В России же власть не обращает на эту практику никакого внимания. Это вдвойне странно, потому что капитализм у нас — государственный, а значит, многомиллионные выплаты в большинстве своем — вовсе не причуда частников, вольных распоряжаться своими деньгами. Исследование «Новой», в котором мы обобщили самые громкие случаи выдачи «золотых парашютов», только подтверждает этот тезис. За редчайшими исключениями, речь шла о менеджерах, которые либо работают в компаниях, доля в которых прямо или косвенно принадлежит государству, либо получили высокий пост по протекции федерального правительства. Кроме того, постоянно наблюдается

Размер «золотого парашюта» Стржалковского вызвал негодование у бывшего директора (покинул пост гендиректора в 2007 году) «Норникеля» Михаила Прохорова. По его мнению, руководство должно было объяснить обществу свое решение — за какие заслуги перед компанией положены такие выплаты. До прихода в бизнес Стржалковский занимал кресло госчиновника. Он работал в Управлении КГБ СССР по Ленинграду и Ленинградской области вместе с Путиным, исполнял обязанности замминистра экономического развития и торговли, руководил Федеральным агентством по туризму.

Александр ПРОВОТОРОВ, экс-президент «Ростелекома» ОАО « Р о с т е л е ком» — российская телекоммуникационная компания. Среди ее крупнейших акционеров — «Связьинвест», которая по указу президента будет вскоре присоединена к «Ростелекому», а затем ликвидирована; Российская Федерация в лице Росимущества; Внешэкономбанк.

взаимный переток кадров из органов власти в квазичастный бизнес и обратно. И еще: очень часто топ-менеджеры выписывают мегабонусы сами себе, впоследствии доказывая — и успешно — законность таких действий в суде. Впрочем, в игнорировании парламентариями темы «золотных парашютов» может быть и практический смысл — они ведь сами на них подспудно рассчитывают. И не зря. Например, видный единоросс Владимир Пехтин, покинувший Госдуму после скандала с недвижимостью в Майами, вероятно, обретет хлебную должность в ОАО «Русгидро», а его эксколлега Алексей Кнышов, потеряв мандат, получил подряд на строительство силами афиллированных с ним компаний дороги Ростов — Азов (19 километров за 7,5 млрд руб.).

Карьера выпускника юрфака МГУ началась в «Газпром-медиа», куда он по окончании вуза был принят на должность начальника юридического управления. В 2009 году, имея за плечами опыт работы в двух инвестиционных компаниях, Проворотов пришел в «Связьинвест», а уже через год возглавил «Ростелеком». В тот же год Константин Малофеев, в инвесткомпании Marshall Capital которого Провоторов проработал несколько лет гендиректором, стал крупнейшим миноритарным акционером «Ростелекома». Позиции президента ослабли, когда Малофеев едва не продал часть акций другу Путина — бизнесмену Аркадию Роттенбергу. Контракт главы «Ростелекома» истекал в 2015 году, однако в конце марта этого года он был уволен. За досрочное прекращение полномочий Провоторов получил 229 млн рублей.

Андрей ВАГНЕР, экс-гендиректор ТГК-2 ТГК-2 — российская энергетическая компания, созданная в результате реф о р м ы РАО « Е Э С России». Основной ее акционер — группа

«Синтез», которая принадлежит сенатору от Чувашии Леониду Лебедеву. В октябре 2008 года совет директоров ТГК-2 досрочно прервал контракт с гендиректором компании Андреем Вагнером, который проработал на своем посту два года (договор истекал в 2011 году). Однако прежде чем покинуть занимаемую должность, топ-менеджер успел подписать заявления об увольнении с формулировкой «по соглашению сторон» своим шести заместителям. Они получили свыше 75,5 млн рублей «отступных», сам Вагнер — 33 млн рублей. История с «золотым парашютом» не обошлась без судебных разбирательств. Совет директоров компании признал решение Вагнера о выплате компенсаций своим замам неправомерным, так как они ушли из компании по собственному желанию. Однако Вагнеру удалось отстоять право на выходное пособие в суде. Сегодня бизнесмен, который всю свою жизнь последовательно продвигался по ступенькам энергетической карьеры, занимает пост операционного директора — первого вице-президента КЭС-Холдинга. Продолжение материала Дианы ХАЧАТРЯН — страница 8—9


8

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

парашютисты

страница 7

Михаил КУЗИЧЕВ, экс-гендиректор ОГК-2 ОГК-2 — крупнейшая генерирующая компания в России, созданная в результате реорганизации РАО «ЕЭС России». Среди ее акционеров «Центрэнергохолдинг» (дочерняя компания ОАО «Газпром») и «Газпром энергохолдинг». В 2007 году президент России присвоил Михаилу Кузичеву звание «Лучший энергетик России», а уже через год совет гендиректоров решил отправить его в отставку. Однако топ-менеджер в последний рабочий день успел подписать заявления об уходе «по соглашению сторон» 15 менеджерам (шесть его заместителей, главный бухгалтер, главный юрист и др). Они получили рекордные «отступные» за всю историю компании — 557 млн рублей, сам Кузичев — 62 млн рублей (двое из сотрудников потом вернули компании деньги). Право на «золотой парашют» экс-главе компании пришлось отстаивать в судах. Разбирательство дошло до Высшего арбитражного суда, где уволенный сотрудник одержал победу. Сразу же после увольнения Кузичева назначили вице-губернатором Красноярского края. Анатолий КОПСОВ, экс-гендиректор «Мосэнерго» «Мосэнерго» — самая крупная из региональных генерирующих компаний России. Ее основные акционеры: «Газпром энергохолдинг», Правительство Москвы и «Интер РАО ЕЭС» До прихода в энергетическую отрасль Анатолий Копсов занимался политической деятельностью: был председателем Совета министров Республики Башкортостан и членом Совета Федерации РФ. В 1994 году он перешел на работу в РАО «ЕЭС России», карьеру в которой начал с начальника по работе с территориальными акционерными обществами, продол-

Уволен, не уволен — все равно жил — заместителем и советником председателя правления Анатолия Чубайса и, наконец, закончил — гендиректором «Мосэнерго». Копсов возглавлял компанию с 2005 по 2008 г. Его досрочное увольнение связывают с «Газпромом», который получил контроль в энергокомпании в 2007 году. Газовый концерн потребовал отставки гендиректора «Мосэнерго», грозясь оставить заслуженного энергетика Республики Башкорстан без крупной компенсации — 50 млн рублей. В 2008 году Копсов возглавил ОГК-5, отработав полный контракт. А уже через три года он занял пост президента — руководителя направления газотурбинных технологий корпорации «ГазЭнергоСтрой Газотурбинные технологии».

Александр РОДНЯНСКИЙ, экс-гендиректор, президент и член совета директоров «СТС-Медиа» «СТС-Медиа» — российский медиахолдинг, основными акционерами которого являются шведская компания Modern Times

Group и «Национальная Медиа Группа» Юрия Ковальчука. Роднянский переехал в Москву из Украины в 2002 году, чтобы работать на канале СТС. Благодаря ему на базе телеканала был создан медиахолдинг «СТС-Медиа». Компания достигла пика капитализации (4,7 миллиарда долларов) в феврале 2008 года. Тогда же топменеджер решил покинуть занимаемый пост с выходным пособием в размере 800 млн рублей. Однако, отойдя от оперативного управления холдингом, он сохранил за собой позиции члена совета директоров. Позже руководство компании подало на экс-топа в суд, обвинив его в том, что он работает на конкурентов — «Национальную медиагруппу». К Роднянскому было подано два гражданских иска, но в итоге стороны подписали мировое соглашение. В 2010 году экс-главу компании, который отказался от трети прав на акции и трети опциона на акции, вывели из состава директоров. Тогда же он занял пост председателя Экспертного совета «Национальной Медиагруппы». В 2011 году компания Юрия Ковальчука выкупила у «СТС-Медиа» блокирующий пакет. Сегодня Роднянский входит в сотню богатейших людей Украины по

версии «Форбса» (54-е место) — 197 млн долларов.

Денис МОРОЗОВ, экс-гендиректор и президент «Уралкалия» «Уралкалий» — ведущий производитель калийных удобрений в мире. Крупнейший акционер компании — Сулейман Керимов, председатель совета директоров — Александр Волошин. В 2007 году Морозов сменил Прохорова на посту гендиректора «Норникеля». Через год после смены руководства он был вынужден покинуть компанию. Вместе с Морозовым из «Норникеля» ушли еще три менеджера. На четверых они получили 597 млн рублей «отступных». В 2010 году в связи со сменой акционеров (Дмитрий Рыболовлев продал контрольный пакет акции Сулейману Керимову и его партнерам) «Уралкалий» покинули сразу несколько топ-менеджеров. Среди них оказался Дмитрий Морозов, который совмещал пост гендиректора и президента всего 6 месяцев (с февраля по июль 2010 года). В качестве компенсации за досроч-

США. Капитализм пока сильнее, чем Капитолий «Золотые парашюты» — компенсации, выплачиваемые руководителям и особо ценным работникам крупных компаний в случае их отставки, стали одним из символов корпоративной Америки. И соответственно — одним из главных объектов ненависти участников массового движения «Оккупируй Уолл-стрит»: анархистов, либералов, престарелых хиппи и «прогрессивных» студентов. Руководители крупнейших банков и ипотечных фондов, ввергшие США (а с ними весь мир) в глобальный экономический кризис 2008—2009 гг., тем не менее свои «законные» «золотые парашюты» получили. Администрации Буша-мл. и Обамы вместе с Федеральной резервной системой оказали срочную и щедрую финансовую помощь крупнейшим банкам и фирмам — «слишком крупным, чтобы разориться» (too big to fail). Именно «золотые парашюты» стали одной из причин массового выхода людей на улицы и строительства палаточных лагерей от Калифорнии до Аляски: против засилия корпораций и за новый экономический порядок. тобы не допустить повторения рецессии, конгресс, где в начале первого президентского срока Обамы в обеих палатах демократы имели большинство, принял закон Додда—Франка, вводящий сотни новых мер и предписаний по контролю государства за финансовыми институтами. Одной из мишеней финансовой реформы стали «золотые парашюты». Термин «золотой парашют» возник в конце 70-х годов прошлого века. Одной из первых компаний, внедрившей эту практику, стала производящая бумагу Hammermill Paper. В контракты ее менеджеров высшего звена внесли пункт, обеспечивающий им выплату заработной платы в полном объеме за 3 года в случае продажи фирмы или перехода контроля над ней в чужие руки. К 1981 году 15% из 250 крупнейших компаний Америки ввели такую практику. Тогда же конгресс впервые забил тревогу. Законодатели представили себе, как руководству компаний становятся финансово выгодными продажи или передача контроля — в ущерб интересам акционеров. Конгресс попытался ограничить размеры «золотых парашютов». Возник термин «чрезмерная компенсация» (excess parachute payments). Ее обложи-

Ч

ли 20-процентным акцизным сбором. Корпорации, в свою очередь, немедленно увеличили размер «золотых парашютов» и к тому же ввели практику выплат акциза за «чрезмерную компенсацию» за счет компаний, а не менеджеров. Согласно исследованию консалтинговой фирмы GMI, накануне рецессии американской экономики 2008—2009 гг. 21 менеджмент корпораций, представляющих весь спектр американского бизнеса, получил, уходя в отставку, в общей сложности $4 млрд компенсаций. Лидирует экс-глава ExxonMobil Ли Рэймонд с «золотым парашютом» $320 599 861. Самый «скромный» в этом списке «парашют» Маргарет Уитман из eBay Inc. — всего 120 миллионов. «Золотые парашюты» стали одной из тем президентской кампании 1992 года, в которой Билл Клинтон, как всякий демократ, выступающий за их ограничение, уверенно победил Дж. Буша-старшего. В 1993 году конгресс внес очередные изменения в Налоговый кодекс, установив потолок компенсации главам компаний и наиболее высокооплачиваемым сотрудникам 1 млн долларов. Однако поправка предусматривала, что в случае

успешной деятельности компании и решения большинства акционеров потолок снимался. Исследование, проведенное Тодом Перри и Марком Зеннером, показало, что сразу же после введения ограничительной поправки 162 от 75 до 84% менеджеров, получавших в год менее 900 тыс. долларов, — подняли себе зарплату с учетом будущего ограничения компенсации. Корпорации немедленно ввели потолки зарплаты — 1 млн, разработав параллельно систему дополнительных бонусных выплат. Как показал доклад объединенного комитета по налогообложению (Joint Committee on Taxation), введение потолка «золотых парашютов» привело к сокращению доходов компаний и их акционеров, а вот менеджеры себя не обидели. И хотя конгресс в полной мере не добился поставленных целей, тем не менее компенсации CEO, превышающие 1 миллион, стали зависеть от голосования акционеров. Возросший госдолг, тяжелое восстановление Америки после рецессии потребовали от Белого дома показать пример экономии. Сократив себе на 5% президентскую зарплату (Обама получает $400 тыс. в год), хозяин Белого дома потребовал от глав корпораций, получивших помощь из бюджета, ввести ограничения своих зарплат в 500 тысяч долларов ежегодно. Но «парашюты» выдержали все атаки Белого дома и конгресса. Как сообщает Wall Street Journal, в 2011 году по меньшей мере 4 вышедших в отставку CEO получили свыше 50 млн долларов «золотых парашютов», еще 4 — по 30 млн, а число тех, кто получил в качестве компенсации свыше 10 млн, — трудно подсчитать. Александр ПАНОВ — специально для «Новой» Вашингтон


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

9

PhotoXPress

России». Он утвердил программу денежных компенсаций для руководителей оптовых и территориальных генерирующих компаний. В июне 2008 года гендиректор «ОГК6» Валентин Санько был снят с должности решением совета директоров. Он и его заместитель Алексей Селяков получили компенсацию в размере 132 миллионов рублей. Деньги были согласованы с руководством, конфликта с акционерами не было. До этого Санько 11 лет проработал в «Вологдаэнерго», потом в ее управляющей компании — СЭУК. Преуспел бизнесмен и на политическом поприще: он дважды избирался депутатом Заксобрания Вологодской области.

ное увольнение он получил 220 млн рублей. После отставки Морозов вернулся в Нью-Йорк, чтобы закончить обучение в Колумбийском университете, которое прервал в связи с работой в «Уралкалии». В марте 2011 года его назначили российским представителем в совете директоров Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР).

Дмитрий СКАРГА, экс-гендиректор «Совкомфлота» «Совкомфлот» — российская судоходная компания. 100% ее акций принадлежат государству. Восхождение по карьерной лестнице Дмитрий Скарга начал с должности ин-

женера по транспорту в нефтетрейдере «Кинэкс», принадлежащем Геннадию Тимченко. Из компании он ушел на госслужбу, проработав два месяца директором департамента в Минэкономики. В 2000 году Скарга возглавил «Совкомфлот», а уже через 4 года чиновники решили досрочно разорвать с директором контракт, посадив на его место экс-министра транспорта Сергея Франка. Скарга получил 1 млн долларов компенсаций и ушел в сенаторы от Волгоградской области. Претензии к нему у «Совкомфлота» появились через год после увольнения. Госкомпания обвинила Скаргу и двух других экс-руководителей в коррупции. Бывший гендиректор успел уехать в Англию до того, как прокуратура возбудила уголовное дело, а Басманный суд дал санкцию на арест. В марте 2013 года Высокий суд Лондона отклонил апелляционную жалобу Совкомфлота к бывшим

Будучи европейским парламентарием, он инициировал и написал законопроект об ограничении бонусов, или «золотых парашютов», для топ-менеджеров банков и крупных компаний. В конце февраля законопроект одобрил Совет министров финансов ЕС, а 20 марта утвердил Европарламент. С 2014 года бонусы могут быть не больше 100 процентов основного оклада или 200 процентов в исключительных случаях с одобрения акционеров. инистр финансов Великобритании Джордж Осборн оказался в одиночестве в Совете ЕС, пытаясь остановить законопроект. Во время кризиса, бюджетного аскетизма и спасения банков за счет налогоплательщиков мало кто из политиков решится защищать миллионные премии «жирным котам». Сам Ламбертс не считает себя борцом с капитализмом. Но, по его мнению, банки превратились в пожирателей ренты и пользуются тем, что они слишком важны, чтобы разоряться подобно обычным предприятиям. В Старом Свете астрономические премии руководителя, не связанные с результатами работы предприятия, вызывают оживленную политическую полемику. Сообщения прессы об абсурдных бонусах то и дело сотрясают социальный мир. Когда Ноэль Форжар в 2006 году уходил с поста руководителя европейской аэрокосмической корпорации EADS, его «золотой парашют» составил 8,5 миллиона евро, в то время как компания переживала глубокий кризис и средний размер годовой премии рядовых сотрудников был… 2,88 евро. Генеральный директор компании d’AlcatelLucent Патрисия Рюссо получила «золотой парашют» — 6 миллионов евро при годовом убытке компании 3,5 миллиарда евро. Управляющий франко-бельгийским банком Dexia Пьер Мариани, уходя в отставку, унес в качестве отступных 1,7 миллиона евро, в то время как из-за тяжелых потерь, понесенных банком в 2011

М

«топам». Теперь госкомпания рассматривает возможность обращения в Верховный суд Великобритании.

Валентин САНЬКО, экс-гендиректор «ОГК-6» «ОГК-6» — российская энергетическая компания, созданная в результате реформы РАО «ЕЭС России». Основной акционер — «Центрэнергохолдинг» (дочернее общество ООО «Газпром энергохолдинг»). 1 ноября 2011 года после поглощения ОАО «ОГК-2» компания перестала существовать как юридическое лицо. Моду на «золотые парашюты» ввел Анатолий Чубайс, который в 2007 году возглавил перед реорганизацией РАО «ЕЭС

Андрей ГУСЕВ, экс-исполнительный директор X5 Retail Group X5 Retail Group N.V. — ведущая продовольственная розничная компания в России. Владеет торговыми сетями «Пятерочка», «Карусель» и «Перекресток». Крупнейший пакет акций компании принадлежит совладельцам «Альфа-групп»: Михаилу Фридману, Герману Хану и Алексею Кузьмичеву. В июле 2012 года исполнительный директор крупнейшего по выручке российского ритейлера Андрей Гусев ушел из компании, которую возглавлял менее двух лет. Несмотря на то что X5 закончила год с чистым убытком, он получил в дополнение к зарплате за полгода ($770 тысяч) полный годовой оклад $1,35 млн и $300 тысяч за консультационные услуги. Зато Гусев не получил денежный бонус по итогам года, так как не достиг персональных целей эффективности работы. Отставку Гусева в X5 Retail Group объяснили тем, что он разошелся во взглядах на стратегию развития компании с наблюдательным советом. До работы в X5 в течение 10 лет Андрей Гусев работал в зарубежных компаниях. Диана ХАЧАТРЯН

Европа. Стропы уже подрезали и 2012 годах, акционеры вынуждены были снижать уставный капитал банка на полмиллиарда евро. И так далее… В большинстве стран ЕС принимались меры по ограничению «золотых парашютов». Федеральное правительство Германии еще в 2009 году провело закон о контроле над денежным вознаграждением членов советов директоров. По мнению правящей коалиции, чрезмерные выплаты и неоправданно высокие доходы подрывают доверие граждан к экономической системе страны. Во Франции «золотые парашюты» обложены высокими социальными налогами, установлен потолок зарплаты и бонуса для руководителей предприятий госсектора — 450 тысяч евро в год. В Голландии с 2009 года топ-менеджеры, зарабатывающие ежегодно более полумиллиона евро, должны платить с годовой премии налог 30 процентов, если она больше годовой зарплаты… Последним аргументом в пользу закона ЕС стал пример не входящей в Евросоюз Швейцарии. Ее граждане на референдуме 3 марта поддержали ограничивающий бонусы «закон Томаса Миндера». За него проголосовали 67,9 процента швейцарцев, хотя правительство и швейцарский экономический союз Economiesuisse призывали голосовать против, пугая, что страна потеряет привлекательность для крупных компаний и топ-менеджеров. Закон обязывает общие собрания акционеров швейцарских компаний, котируемых на бирже, ежегодно простым большинством устанавливать размеры вознаграждения для председателей и членов советов директоров. Запрещаются подъемные и отступные, а также бонусы при покупке или продаже предприятия. Нарушители рискуют получить 3 года тюрьмы и заплатить штраф в размере своей полугодовой зарплаты.

«Это прекрасный демократический опыт. Швейцарцы указывают нам путь», — заявил премьер-министр Франции Жан-Марк Эро. Ему вторил представитель правительства ФРГ, который предположил, что Германия может еще дальше пойти по пути контроля над бонусами в частном секторе. У швейцарского закона есть предыстория. В 2001 году национальная авиакомпания Swissair, стремясь поправить дела, пригласила топ-менеджером некоего Марио Конти из Nestle. В качестве «приветствия» ему дали 10 миллионов евро, а через шесть месяцев Swissair благополучно обанкротилась. Среди ее поставщиков, которые не получили по счетам, был производитель зубной пасты и косметики из Шаффхаузена Томас Миндер. Узнав о размере бонуса, который авиакомпания выплатила управляющему, он решил объявить войну «золотым парашютам». Миндер баллотировался в сенаторы, был избран и собрал 100 тысяч подписей для референдума. Шел 2008 год, и союз Economiesuisse, представляющий крупный бизнес, развернул кампанию стоимостью 8 миллионов евро, убеждая швейцарцев, что единственным результатом ограничений бонусов будет бегство предприятий и рабочих мест за границу. Но тут один из самых высокооплачиваемых менеджеров Швейцарии — Даниель Вазелла объявляет, что покидает пост директора фармацевтического гиганта Novartis с «золотым парашютом» — 72 миллиона евро. И это когда швейцарцев призывают затянуть пояса. Волна возмущения была настолько сильной, что Вазелла отказался от бонуса, а Миндер выиграл бой. Александр МИНЕЕВ, соб. корр. «Новой», Брюссель


10

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

громкое дело

«Анатомия протеста-2».

Что осталось за кадром? На прошлой неделе Генеральная прокуратура официально отчиталась о серьезном успехе в «болотном деле», точнее, в той его части, которая была вызвана к жизни демонстрацией фильма «Анатомия протеста-2». Один из трех обвиняемых, Константин Лебедев, полностью признал свою вину, и теперь его дело, выделенное в отдельное производство, будет рассмотрено судом в особом порядке — без исследования доказательств. Это плохая новость для всех, кто проходит и будет проходить по «делу 6 мая», но в особенности — для Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. ебедев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 212 УК РФ (организация массовых беспорядков) и ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 212 УК РФ (приготовление к организации массовых беспорядков). Подробности можно прочитать на сайте Генпрокуратуры: «Как полагает следствие, 6 мая 2012 года в г. Москве Лебедев совместно с Сергеем Удальцовым, Леонидом Развозжаевым и Гиви Таргамадзе в целях посягательства на основы безопасности и стабильности в обществе организовали массовые беспорядки на Болотной площади. После этого в течение 2012 года, продолжая свою противоправную деятельность, названные лица планировали дальнейшие акции по организации массовых беспорядков. Для этого соучастники на территории различных субъектов России, а также в Республике Литва организовывали т.н. тренировочные лагеря, вербовали участников планируемых беспорядков».

Л

Хронология «Анатомии» Это — юридически сухой пересказ сценария фильма «Анатомия протеста-2», который вышел 5 октября 2012 года на НТВ. Вскоре предполагаемых участников встречи с Таргамадзе — Удальцова, Развозжаева, Лебедева и Аймалетдинова — вызвали на допрос в Следственный комитет. У всех четверых адвокатом была Виолетта Волкова. «Перед допросом мы сидели все вместе, — вспоминает Волкова. — Лебедев сразу

сказал, что скрывать какие-то факты бессмысленно, потому что они и так известны. Решили говорить, как все было». По словам Волковой, Удальцов показал, что ездил на встречу вместе с Развозжаевым, Лебедевым и Аймалетдиновым, которого взял Лебедев. В Белоруссии Сергей провел несколько встреч «по своим делам», а потом Лебедев предложил поехать к его друзьям. Предполагали обсудить финансовые вопросы: мол, рано или поздно поставки грузинского вина в Россию разрешат, и можно будет наладить какой-то бизнес. Часа полтора гуляли на свежем воздухе, потом грузины предложили выпить вина. Много выпили — много смеялись, разговаривали в том числе и о политике, уже навеселе, а потом поехали домой. «Изначально все четверо дали такие показания не сговариваясь, — утверждает Волкова. — Я ходила со всеми четырьмя. Потому врать было негде». 17 октября у всех четверых прошли обыски, Виолетта Волкова была на обыске у Удальцова. Когда Юрия Аймалетдинова привезли в Следственный комитет на допрос, Волкову никто не уведомил, хотя ее ордер был в деле. В итоге показания Аймалетдинова оказались первыми. Он рассказал о встречах и поездках, в которых сопровождал Лебедева, — в том числе о февральском выезде в Литву, который фигурировал в «Анатомии». На вопрос, верно ли, что именно он, Аймалетдинов, всех и сдал с потрохами, Юрий ответил с улыбкой: «Ну, наверное, не с потрохами, а все-таки у меня были какие-то материалы. А что я — самый рыжий?»

ПОД ТЕКСТ тношение к фильму, который лег в основу уголовного дела, у разных сторон процесса полярное: сочувствующие Удальцову и компании считают его грубой фальшивкой, недостойной предметного изучения; следствие, напротив, настаивает на его полной аутентичности, отрицая наличие монтажа. Между тем внимательный просмотр «Анатомии протеста-2» позволяет сделать ряд важных выводов и предположений. Аудио- и видеодорожка были записаны независимо друг от друга. Даже если видеокамера, на которую велась съемка, и была оборудована микрофоном, звуковой ряд, использованный в фильме, в оригинале был записан на диктофон. Это я могу с уверенностью утверждать как человек, постоянно использующий главное оружие журналиста, в том числе и для скрытой записи. Все, кто хочет убедиться, могут отмотать «Анатомию» на отметку 8.20 — там отчетливо слышны предваряющие реплику Удальцова звуковые помехи,

О

Об уже исторической встрече с Таргамадзе «Новой» рассказали ее участники и их адвокаты Юрий остался свидетелем по этому делу. У него своя версия, почему он, единственный из всей четверки, не стал обвиняемым: «Неужели не понятно, чем я занимался в этих поездках? Спал, выпивал. Я, если надо, семинар самостоятельно проведу на 8 часов. Но у меня интерес-то был совсем другой — получил возможность поехать за границу, в Литву. Мне понравилось. Очень похоже на Подмосковье». Аймалетдинов говорит, что в феврале в Литве готовили наблюдателей на выборы, но он в них ни в каком качестве не участвовал. 18 октября в деле «Анатомии протеста-2» появился первый арестант — Константин Лебедев. Тогда в основу легли показания свидетеля Малкова, сотрудника НТВ. На выходе из подъезда к нему якобы подошел некий грузин и отдал диск, на котором содержалась видеозапись встречи в Минске и более качественная аудиозапись. 19 октября в Киеве похищают Леонида Развозжаева, который успел подать заявление на получение политического убежища по линии ООН. 21 октября Развозжаев появляется сначала в кабинете старшего следователя СК Габдулина, минуя пропускной пункт, с десятью листками бумаги, которые потом назовут «явкой с повинной». Несколько дней к Развозжаеву в камеру СИЗО «Лефортово» никто не может попасть, затем его посещают правозащитники, а 25 октября — адвокат Фейгин: «Выглядел Леонид плохо, он был нервный, я его успокаивал. Он написал два заявления: одно о своем похищении, второе — отказ от явки с повинной».

Признательные показания В конце октября, по словам Волковой, она встретилась со вторым адвокатом Лебедева — Лавровым, и тот сообщил, что Константин отказался от услуг Виолетты: «Я тогда спросила у Лаврова, то ли это, о чем я подумала, а он уклончиво ответил, что это адвокатская тайна. Я поняла, что Лебедев стал давать показания». В декабре Развозжаева этапировали в Иркутскую область, где он провел три месяца. Его гражданская жена, брат и мама до сих пор не получили ни одного свидания. Леонид подавлен, он похудел и поседел. В СИЗО «Лефортово» у него случился сердечный приступ, а 29 марта приступ повторился прямо в зале Басманного суда. В это же время Константин Лебедев изучал испанский в двухместной камере того же СИЗО «Лефортово», получил свидание со своей девушкой Полиной, а 13 февраля 2013-го вышел из СИЗО под домашний арест. О том, что именно рассказал Лебедев, ходит много слухов. Якобы он возил неоднократно от Таргамдзе в Россию деньги — от 10 до 30 тысяч долларов, — а еще «сдал» списки людей, которые собирались поехать в Литву, но не попали туда. Адвокат Лебедева Валерий Лавров ответил на вопросы, которые возникли у «Новой»: — Вы признали аудио, видео или сам фильм «Анатомия протеста-2»? — Содержание фильма я даже не помню, мы признали, что действительно есть аудиозапись с видеоизображением, и мы подтвердили, что смысл их не искажен.

Гиви — не Гиви которые возникают, если каким-то образом перемещать диктофон. Камера в этот момент статична. Кроме того, обратим внимание на рассадку. В торце стола сидит Удальцов, слева от него — Лебедев, правее, на диване, Развозжаев и значительно дальше — Таргамадзе. Вот и на аудиозаписи лучше всего слышны Лебедев и Удальцов, чуть хуже — Развозжаев и заметно хуже — Гиви. То есть можно предположить, что записывающее звук устройство находилось ближе к торцу стола, а вовсе не там, где располагалась камера. (Она, по данным «Новой», была в рюкзаке, лежавшем на банкетном столике.) Аудиозапись и видеосъемка, скорее всего, были не единственными источниками информации о встрече для тех, кто готовил фильм. Иначе как объяснить то, что в числе ее участников назван Аймалетдинов, хотя он не произносит ни одной реплики и появляется в кадре только два раза по

полторы секунды, да и то спиной — опознать его могут только хорошо знающие люди (кроме того, по комплекции он очень схож с Гиви — несложно было бы и перепутать). Фигурирующие в финальной части фильма переговоры между Удальцовым и Лебедевым, с одной стороны, и Таргамадзе — с другой шли не по телефону, а по мобильному скайпу (очевидно, это скайп Лебедева — «утечки» с него уже фигурировали в СМИ). Кроме того, собеседником россиян выступает не Гиви, а другой человек с ярко выраженным акцентом: его голос и манера речи сильно отличаются. Вывод прост и логичен: операция «Анатомия протеста-2», судя по всему, началась еще до визита Удальцова и Развозжаева в Белоруссию.


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

11

Взятка кабелем Провел Юра в колонию телевидение, есть на что посмотреть начальству…

М

В действительности голос за кадром с грузинским акцентом принадлежит другому человеку

— То есть даже такие спорные и сложные моменты, как, например, диверсия на Транссибирской магистрали? — Да. — Сейчас стали проверять тех, кто подавал заявки на поездку в Литву. Константин сам передал их список или его изъяли при обыске? — Ну они же все пересекали границу… — В итоге поехало гораздо меньше людей, чем было подано заявок. — Их допрашивали всех, и они, естественно, назвали друг друга. — Лебедев дал показания, что он неоднократно вывозил денежные суммы от 10 до 30 тысяч долларов? — Я под подпиской о неразглашении. — Правда ли, что Константина спровоцировали на сотрудничество со следствием показания Аймалетдинова и Развозжаева? — На момент, когда мы принимали решение, признавать или не признавать свою вину, о показаниях Аймалетдинова мы ничего не знали. Мы знали, что Развозжаев написал явку с повинной, видели по телевизору фрагмент допроса Удальцова, где он признает, что встречался с неким Георгием Васильевичем, знакомым Константина Лебедева. Проанализировав эти данные, мы пришли к выводу, что утаивать факт общения с Таргамадзе не имеет смысла. Нелогично получается: «позиция Удальцова» изначально была предложена самим Лебедевым, а Развозжаев 25 октября уже отказался от «явки с повинной». И Лавров, и его подзащитный не могли об этом не знать — Лебедев прессу получал регулярно, по словам того же адвоката.

Аймалетдинов и Лебедев Если Леонид Развозжаев с 2008 года был активистом «Левого фронта» и соратником Удальцова, то Аймалетдинов в течение многих лет был правой рукой Константина Лебедева в самых разных проектах — от «Идущих вместе» до майдана Незалежности. «Познакомились мы 12 лет назад в Российской коммунистической рабочей партии (РКРП), — вспоминает Аймалетдинов. — Я в свое время уходил на завод, потом работал в магазине мужской одежды. Костя же занимался всякими интересными делишками, связанными с общественной деятельностью». В «Идущих вместе» Лебедев быстро сделал карьеру, став руководителем прессслужбы. «Он много работал, а часто и ночевал в офисе: пальтишком накроется и спит под столом, прямо на газетах, чтобы помягче было, — рассказывает Аймалетдинов. —

есяц назад я рассказала в «Новой» историю об одной женщине, ее зовут Оля, она из Волгограда, ее муж Юра сидит в тюрьме (экономический). Он уже отсидел 6 лет 8 месяцев при сроке 7 лет 11 месяцев. Администрация любезно попросила его провести в зону кабельное телевидение, посулив содействие в получении УДО. Телевидение Юра провел, УДО, разумеется, не получил. Оля, когда писала письмо в газету, была беременна третьим ребенком. Их второй ребенок, мальчик Женя, болен — лейкоз. Оля прислала все медицинские и судебные документы, мы в газете записали видеообращение и попросили помощи. Народ откликнулся — причем писали, звонили и собирали помощь из многих стран мира, огромное всем спасибо. Откликнулась и прокуратура Волгограда, попросила сообщить подробности. Лично я к любой прокуратуре отношусь сугубо отрицательно — исходя из собственного опыта. Но прокурорское письмо без комментариев переслала Оле и Юре — и надо же, какой сюрприз: их мнение совпало с моим. А вот то, что было дальше, публикую в письмах. Пишет мне сначала Оля, она в марте родила мальчика Илюшу, а потом пишет одна великая женщина из Волгограда, которую я давно знаю и сильно уважаю за неравнодушие и реальную помощь, которую она совершенно бескорыстно, анонимно и эффективно оказывает таким, как Юра и Оля. Ее зовут Елена. Она очень помогала, например, физику Валентину Данилову, когда он был в заключении. Письмо первое, Оля — мне. «Олечка, здравствуйте. Нас недавно выписали из перинатального центра, и я спешу выразить глубокую благодарность за помощь, которая поступала и продолжает поступать. Я очень несчастна, Оля. Мой Илюшенька родился с патологиями (врожденный порок сердца — одна из них). И сегодня состоялся суд над моим мужем, где мы просили даже не об УДО (потому что это нереально), а об отсрочке исполнения наказания на 6 месяцев — для того чтобы папа временно нам помог. Я представила все документы о патологии своего сыночка из кардиоцентра, а также справку об инвалидности моего второго сына и справку об учебе моей дочери в университете. Я их умоляла отсрочить приговор. Но суд оказался непреклонен (а ведь судья была женщина), сославшись на нарушения 4-летней давности из СИЗО, и колония дала плохую характеристику, написав, что Юрий нестабилен в своем поведении (вот и провели кабельное ТВ — и получили). Сейчас я вам отсылаю ходатайство моего мужа начальнику колонии, которое он мне переслал, и просил не волноваться, и объявил голодовку. Он не против, чтобы вы осветили все в СМИ, если, конечно, Вам это интересно,

Я понял, что это была стандартная лотерея, где добрый царь только один раз выдал пряник — Паша Тараканов, руководивший «Идущими вместе» в Чечне, стал депутатом Госдумы. И Костя через некоторое время ушел в свободное плавание. Какое-то время он пролетарствовал, а потом начал шевелиться и с ребятишками связь налаживать, он к общественной деятельности подходит чисто технически». По словам Аймалетдинова, с Удальцовым у него личные счеты: «Он моего друга на «Дне гнева» угробил». В чем суть, не пояснил. В отличие от Лебедева и Генпрокуратуры Аймалетдинов видит в фильме «Анатомия протеста-2» признаки монтажа, при этом напоминает, что это был разговор пьяных людей: «Не стоит недооценивать возможности этого человека (Таргамадзе. — Ю. П.) говорить в состоянии алкогольного опьянения». Развозжаев, по его мнению, тоже слишком болтлив, но раз уж «попал», следует сотрудничать со следствием. В течение нашей встречи он трижды произнес фразу: «Покается Михалыч — скидка выйдет. А если не покается, сочувствую его жене и детям». К этим словам стоит отнестись серьезно, и вот почему. В течение нашей встречи Аймалетдинов постоянно делился своими впечатлениями о разных следователях, ведущих «болотное дело», в частности, о Габдулине, Грачеве, Плешивцеве. Это очень личные и очень точные наблюдения, недоступные стороннему наблюдателю. Юрий признал, что как-то раз «пил в СК кофе», когда протокол составляли, что у Габдулина на стене в кабинете висит амулет от сглаза, Плешивцев всегда в планшетнике ковыряется, а Грачев якобы «за квартиру в Москве работает». Побеседовав с Юрием, я могу предположить, каких показаний от Развозжаева ждет следствие. Аймалетдинов напирал на то, что все проекты «Левого фронта» были проплаченными: и участие в судьбе «Речника», и помощь Бабурину, и попытка создания легальной партии РОТ. С этой точки зрения показания Развозжаева были бы очень ценными: ведь он участвовал во всех этих проектах. Но я не думаю, что «Михалыч» готов покаяться таким образом. Юлия ПОЛУХИНА

P.S. Во вторник я связалась с находящимся сейчас в Литве Георгием Таргамадзе, и он заявил, что по-прежнему настаивает: он никогда не встречался с героями фильма «Анатомия протеста-2».

только просил не отвечать Волгоградской прокуратуре, это ничего не даст. Я ненавижу наши жестокие суды. Нам не сломать системы». Письмо Елены. «Олечка, еду к Оле и детям. Денег везу <…>. В письме вам ошиблась, указав меньшую сумму. Вчера Валентину Данилову написала, и он дал дельные советы Юрию: 1. Немедленно прекратить голодовку — зачтут за нарушение и ухудшат условия содержания, т.е. лишат передач и свиданий. 2. Не отпускают временно даже кормящих матерей, а уж про отцов и говорить нечего. 3. Надо подать ходатайство по ст. 80 УК РФ на изменение вида наказания — принудительный труд вне колонии. И еще намекнул, что очень похожи на вымогательство действия администрации». Еще бы. Согласна по всем пунктам. Физик Данилов — зэк опытный, и как умный и талантливый человек он умен и талантлив во всем. Я лично с ним знакома, чем дорожу, и его советы не без основания считаю весьма полезными, и не только я. Так считают многие уважаемые юристы. Письмо третье, Елена — мне. «Привет, Олечка! Была у Оли и детей, деньги (…здесь много подробностей) отдала. Оля такая милая. Живут очень скромно, если не сказать бедно. Я привезла пирог с ягодами, и оказалось, что сегодня Илюше 1 месяц. В самый раз. Поговорила с Женей, у которого лейкоз. Он меня встречал и провожал. Встречал, так как водитель маршрутки увез меня очень далеко. Выяснилось, что на двух трамваях проще и быстрее до них добираться. Он рассказал, что учится дистанционно. Ездил в медакадемию на день открытых дверей. Хочет быть врачом. Выяснилось, что мама Оли живет в Михайловке (Волгоградская область) и помочь не может, т.к. ухаживает за тяжело больной бабушкой. Даже документы в собесе, чтобы деньги получить за рождение ребенка — проблема. Но главное: Юра отказывается прекратить голодовку! Оля постарается переубедить. Про физика Данилова ребята ничего не знали, а Юрий ушел в себя, не ест и ни с кем говорить не хочет. Стресс у мужика. Пока на советы Данилова не реагирует. Женю надо усиленно кормить. Буду продолжать собирать деньги. Выйду на богатых москвичей. Младенец чудесный. Обнимаю. Лена». И вот что я вам скажу, дорогие мои. Фамилия Оли, Юры, Илюшеньки, Жени и старшей дочери, студентки университета Екатерины, — Хритовы. Такой семьей, такими матерями, такими детьми страна должна гордиться. И она будет ими гордиться, когда страна выздоровеет и придет в себя. И Еленой, и физиком Даниловым, и многими другими. А прокурорами и судьями она не будет гордиться никогда. Ни-ког-да. До тех пор, пока прокуроры и судьи не превратятся в людей.


12

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

В интервью одной из западных телекомпаний президент Путин сказал, что в России действуют 654 неправительственные организации, «получающие, как выяснилось, деньги из-за рубежа… Только за четыре месяца после принятия нами соответствующего закона на счета этих организаций из-за границы поступило… 28 миллиардов 300 миллионов рублей — это почти миллиард долларов. Это организации, которые занимаются внутриполитической деятельностью. Разве наше общество не должно знать, кто и на что получает деньги?» Больше 50 представителей российских НКО написали Путину открытое письмо с просьбой разъяснить, кто же стал счастливым обладателем почти миллиарда долларов. Ответа пока не последовало.

Елена МАСЮК обозреватель «Новой»

—П

утин назвал сумму иностранных поступлений российским НКО за четыре месяца — 28,3 млрд рублей. Вместе с тем Минюст за 2011 год насчитал 19 млрд. Эта цифра — 28,3 млрд — может быть реальной? — Мы с коллегами попытались прикинуть, с округлениями в очень увеличивающую сторону. Ну, положим, в связи с закрытием USAID (Агентство США по международному развитию) кому-то чуть больше перевели… но, хоть тресни, все равно не получается эта цифра — почти миллиард долларов… У нас получается гдето 100 млн долларов — это 3 млрд рублей. — В 2010 году у вашей организации бюджет был 12 млн рублей, в 2011-м — 14 млн, в 2012-м — … — …мы повысили — 23 млн рублей с небольшим. Это меньше миллиона долларов в год! Наше увеличение бюджета в прошлом году связано с увеличением деятельности. Самая наша важная часть и самая расходная — это приемные, куда граждане могут приходить и задавать вопросы про коррупцию, где мы оказываем правовую помощь. Абсолютно бесплатно. Сейчас у нас таких приемных пять: Москва, Владимир, Воронеж, Санкт-Петербург, Калининград, Великий Новгород. — А деньги на это откуда? — В 2011 году мы написали программу «Гражданская антикоррупционная инициатива», которая пользуется сейчас большой популярностью во многих странах. Что гражданское общество может делать помимо расследований а-ля Алексей Навальный? Это нормальная, хорошая деятельность, но еще есть много всего — образование, помощь гражданам, антикоррупционная экспертиза законодательства, мониторинг деклараций и закупок, измерение коррупции. И тот самый USAID предложил профинансировать всю эту программу сроком на четыре года. Я честно скажу: я в эту программу вложила сердце и душу. Я просто себе представила идеальный мир гражданской антикоррупции в стране и описала ее в действиях. Вот здесь мы граждан принимаем, здесь мы детям летнюю школу проводим, здесь мы

НКО кроме

Елена ПАНФИЛОВА:

«Путин хочет борьбы с коррупцией там, где ему это важно» Основатель и директор АНО «Трансперенси Интернешнл Россия» (Центр антикоррупционных исследований и инициатив) — о роли доллара и евро в госпрограмме по поиску врагов для бизнеса клуб устроим, где они могут свои секретики рассказывать… Это мой идеальный мир. И нам эту программу пообещали профинансировать. 3,5 млн долларов на четыре года. Это были зарубежные деньги, это были американские деньги. Но мы успели только один год от этого добра почувствовать. В 2012 году закончили — USAID запретили в России. И мы попали в ситуацию, которую можно описать так: «Не жили хорошо, нечего и начинать». — Но тем не менее это же агентство существует. Оно может и из-за рубежа вас финансировать? — Мы подали заявки в Москве, на Совет Европы, на Британский совет… Ждем ответов. Пока нам не удается решить этот вопрос. Сейчас мы живем на остатки… Мы принципиально не принимали российские деньги. У нас были очень серьезные претензии к прозрачности и конкурсности выделения всех этих президентских грантов на поддержку НКО (грант президента РФ в 2013 г. — 2 миллиарда 320 миллионов — получили 6 НКО. — Е. М.). И чтобы убедиться в этом, мы провели анализ «Прозрачность распределения средств российским НКО». Президентский грант распределяется крайне непрозрачно: не раскрывается состав комиссии, не раскрывается конфликт интересов комиссии… Это очень важные для нас вещи. Мы сами выступаем за прозрачность, за подотчетность. Мы не можем принимать участие в чем-то, что не совпадает с нашими принципами. — Вы не участвуете в нем? — В президентскую программу мы не пошли. А вот в Минэкономразвития, где в этом году очень резко увеличилось выделение средств на НКО (будут выделять 3,5 млрд рублей), мы попробуем. — Поскольку вы работаете в основном на иностранные деньги, вы пишете «агент»? — «Агент» не пишем. Но не потому, что у нас нет иностранных денег, а потому, что нам эта история с иностранными агентами принципиально кажется глупой, бессмысленной и вредной. — Но «агент» вы все равно обязаны писать? — Нет. Мы не занимаемся политической деятельностью. По закону, для того чтобы называться «иностранным агентом», должны совпасть два фактора — иностранные деньги и занятие политической деятельностью. Последние несколько недель это занятие политической деятельностью как-то выпало из контекста. И все говорят, что иностранный агент — это тот, кто получает иностранные деньги. Точка. Мы ничем политическим не занимаемся. У нас социально ориентированная НКО. У нас исследовательские, просветительские, социальные программы. Мы не боремся за власть!

Проверка — non stop — У вас закончилась плановая проверка 27 февраля. Ровно через месяц, 27 марта, к вам опять явились с проверкой. Что это может означать? Не нашли то, что искали? — Может, не знали. Пришли двое представителей прокуратуры, одна представительница налоговой и, самое ужасное (мне ее было дико жалко), представительница Минюста — пришла ровно та женщина, которая подписала нам акт 27 февраля. — А зачем пришла, если она подписала? — Им предписали. У них начальство есть. Это не она сама ножками пришла. — Я понимаю. Но она не в состоянии объяснить своему начальству? — Это комплексная проверка. Это указание Генеральной прокуратуры. Людей, обладающих уровнем смелости сказать Генпрокуратуре: «Вы мне приказываете, а я не пойду, потому что считаю это глупым, потому что я недавно написала…» — не так много в стране. Поэтому им сказали, составили группу — прокурорские, налоговые и Минюст. — А зачем вы тогда эту женщину жалеете, если она сама не в состоянии сказать, что это глупость. — Я ее не жалею, я просто видела, что ей дискомфортно. Она пришла, побыла немножко и ушла. Я ее спросила: «Вы же акт…» Она говорит: «Да…»

Искали экстремизм — нашли бактерии — Проверяющие в Москве не так злобствовали, как, скажем, в СанктПетербурге. Там была СЭС, там было МЧС, там был полный ад. — Но проверяют же на предмет экстремистской деятельности. При чем здесь СЭС? — В документе написано: на соответствие законодательству о некоммерческих организациях. Про экстремизм в постановлении ни слова не сказано. Это уже потом устно они начинают задавать вопросы. Например, сейчас наш партнер «Беллона» в Санкт-Петербурге получает предписание от СЭС. — Искали экстремизм, нашли бактерии? — Да, вы правы. Ничего более комичного… — Где нашли бактерии? — На столах. — Анализ брали? — Да. — На любом столе будут бактерии. — А вы знаете, что, согласно требованиям СЭС, на рабочих местах два раза в год должны брать бактериологические смывы, пробы воздуха, пыли и ионное

излучение замерять? Самое смешное, что это сделали с «Беллоной» — самой экологичной организацией, у которой биотуалет, у которой электричество включается только на движение… — А какие бактерии нашли? — Да никакие. Нашли не бактерии, не нашли акта о пробах. И знаете, какие штрафы? 640 тысяч! Для НКО — это очень большие деньги.

«Это Ленин едет — в опломбированном вагоне с наличными» — Во второй срок Путина приняли закон об экстремистской деятельности, и тогда же начались проверки НКО. Потом, на период Медведева, все стихло, а сейчас опять экстремизм, агенты… Как вы думаете, это все инициировано лично Путиным? — Наверное. Я вообще с трудом понимаю логику этих людей. Самая фундаментальная проблема заключается в том, что этот класс людей с правоохранительным прошлым не верит в свободу воли. Их как учили в академиях в курсе «История КПСС» про Ленина, приехавшего в опломбированном вагоне с наличными делать революцию, — они так и верят, что никакой общественной деятельности без внешнего указания и внешнего финансирования быть не может. И когда в стране начинается подъем общественного самосознания и общественной деятельности — от Болотной до пехтинга, — у них абсолютно искренняя уверенность в том, что это не граждане России сами собой, а это Ленин едет в опломбированном вагоне с наличными. Никак иначе. А дальше к этой базовой идее начинает подгоняться аргументация, то есть это не миллиард увидели и сделали вывод, а сначала сделали вывод — и потом к нему приделали миллиард. Цепочка событий какова? После выборов 2004 года ужесточение законодательства об НКО, шпионский камень Мамонтова, паранойя… Мы это пережили. У меня была в тот период самая глубокая за всю историю организации институциональная депрессия. У меня было ощущение, что мы вот-вот закроемся. Потому что вообще все было бессмысленно: людям не надо, властям — не надо. Тебя, извините, говном поливают день и ночь. Доноры перепугались насмерть и ушли. Мы с конца 2004-го до середины 2006 года вообще без денег жили. Мы скидывались правлением, чтобы содержать организацию. И я помню, выходила на лестницу, садилась, курила и думала: «В следующий понедельник объявить всем, что мы закрываемся, или еще потянуть…» — Но сейчас ощущение другое? — Абсолютно. Все повторяется. Но если тогда была реальная трагедия,


Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

во мне бушевали шекспировские страсти: зачем я это все делала, кому это нужно? А сейчас — фарс. Не работает эта история с иностранными агентами. Только если на какое-то совсем-совсем необразованное население… Я точно знаю, что в период Медведева была очень востребованной. Меня позвали в совет, я отбыла свой срок в Совете при президенте. Мы очень много успели сделать. Именно в силу того, что нам открыли окно. А сейчас власти по-прежнему ни фига наша деятельность не нужна; донорам, прямо скажем, тоже — как-то притихли. — Зарубежные? — Все, все притихли. И российские частные компании, которые когда-то помогали, все на всякий случай притихли: мало ли что?

«Агент» Вероника Крашенинникова — А кто придумал это — «иностранные агенты»? — Вероника Крашенинникова. Это новая звезда на общественном небосклоне. Это она инициировали закон об агентах. Организация, которую она представляет, называется «Институт внешнеполитических исследований и инициатив» (АНО «ИНВИССИН»). Институт возник в 2011 году. Причем первое, что они делают, — это в январе 2012 года выступают с инициативой разработки закона «О регистрации иностранных агентов», заявляя, что России нужен закон о регистрации иностранных агентов. Сидякин и компания инициируют его в апреле 2012 года. — То есть Сидякин, можно сказать, у них «своровал»? — Я думаю, что было не так. Она какая-то государственная дива из Питера, которая сидела в Штатах в представительстве Санкт-Петербурга в США. То есть лоббисты. Они и были зарегистрированы в Америке как иностранные агенты. — То есть она решила кальку сделать? — Да. Но только она была представителем госоргана (правительства С.Петербурга), который, конечно, должен

быть зарегистрирован как лоббист. Это подмена понятий. — А что она лоббировала? Что она в Америке делала? — Ну представитель правительства Санкт-Петербурга — коммерческие контракты, выставки, т.е. межправительственная культурно-экономическая деятельность. И вот Вероника Крашенинникова возвращается из Штатов и регистрирует этот самый институт, у которого на сайте написано, что есть правление, но состоит оно из одной Вероники Крашенинниковой. Институт является (как и мы) автономной некоммерческой организацией. Контактов — юридического, физического адреса — нет. Отчетов Минюсту за 2011 и 2012 год — нет. Ничего нет. В принципе ее закрыть должны: два года не вывешены отчеты. Не будь я такой доброй и вообще мегапорядочной, я бы уже настучала в Минюст на нее. Но чего-то мне совестно. — Вам ее жалко так же, как тетеньку из Минюста? — Нет, но как-то стучать западло. Вероника Крашенинникова — это человек-оркестр, институт в лице одного человека. Для одной цели — пропихивания и отстаивания закона об иностранных агентах. — А еще кроме этого закона она что-то пропихивает? — Нет. В марте президент Путин отдельным указом включил ее в члены Общественной палаты. Такого не бывает — отдельным указом. Вероника Крашенинникова — это специальное оружие массового поражения. Она с хорошим английским. И она вроде как общественник. С ней очень трудно спорить, она говорит: «Я сама была зарегистрирована в США иностранным агентом». Ей говорят: «Вероника, ну вы же были представителем Санкт-Петербурга, конечно, вы должны были быть зарегистрированы лоббистом, вы не были НКО». — «А это на всех распространяется», — отвечает она.

Гарант и коррупция — У меня очень важный вопрос. Вы занимались исследованием коррупции лично Путина?

— Нет. Как-то руки не дошли, а потом огромное количество людей стало заниматься этим помимо нас. Журналисты зарубежные исследуют собственность высших должностных лиц в России. Еще в 2008—2009-м, на заре его деятельности, мы встречались с Лешей Навальным. Он дал четко понять, что будет этим заниматься. Я вообще за разделение труда. — Но, по-моему, ничего доказательного относительно Путина нет? — Доказательного нет, поэтому все очень хорошо понимают возможные последствия любого иска о клевете, потому что показать с подписями, с фамилиями, с именами — нечего. — В госбюджете РФ на содержание и деятельность президента заложена огромная сумма денег (85 миллиардов рублей). Как контролируется расход этих денег? — Отличный вопрос. Администрация президента — очень специфический орган, который существует вне правовых рамок. Закона об администрации президента нет, прозрачности функционирования, подаудитной, подсчетнопалатной ни в управлении, ни в структуре администрации не существует. И юристы, и правозащитники ставят вопрос о том, что должен быть принят закон об администрации президента. Пока он функционирует в рамках описывающих его деятельность указов каждого нового президента: администрация состоит из таких-то и таких департаментов, таких-то заместителей… — Еще бесконечные строятся резиденции… — Это все Управление делами. Оно занимается управлением всей государственной недвижимости и собственности, связанной с реализацией властных полномочий в стране. — Путин едет в Сочи. К нему потом вереницами ездят министры отчитываться. Деньги они тратят чьи? Государственные. Почему он сидит в Сочи, почему он не в Кремле сидит? — Объясняю. Потому что отсутствует закон, который описывает, как это все должно быть устроено. Нет процедуры. — А кто может инициировать такой закон? — Парламент может для начала. Да кто угодно. В принципе прямо в точку ткнули. Нет. — А вы проводили исследования: какой из государственных органов власти самый коррупционноемкий? — Все, что связано с землей и собственностью… Например, Минсельхоз — там земля, лес. И сразу — ух! Минобороны — то же самое, собственная земля — ух, и возбухает. Минобразования — все говорят про поступление. А у них собственность есть — здания, помещения. И сразу вырастает. — А исследовали вы коррупцию в «Газпроме», «Роснефти»? — Мы посмотрели прозрачность закупок «Росатома» и посмотрели государственные корпорации транспортных монополистов. Ничего хорошего мы там не обнаружили. «Газпром» фигурировал в нашем глобальном исследовании: «Прозрачность компаний, работающих на рынке природных ресурсов». У нас там были «Газпром», «Роснефть» и ЛУКОЙЛ. Ничего хорошего с прозрачностью там тоже не обнаружилось.

Доминанта: своих не сдаем — В связи с кампанией по борьбе с коррупцией у «взяткобрателей» есть ощущение, что нужно схватить как можно больше и бежать, как крыса с корабля, или нет? — Нет у них этого ощущения. Потому что нет в стране ощущения неизбирательности, неизбежности правоприменения. И каждый думает, что он увернется, потому что за 13 лет сложилось целое поколение управленческих и связанных

13

с ними бизнес-элит, которые абсолютно уверены, что законы существуют не для них и что эти посадки (Сердюков и т.д.) случаются в качестве кости обществу и для того, чтобы приструнить каких-то особо зарвавшихся, но их это не коснется. Доминанта — родовой импринт — это своих не сдаем. — Это политика Путина — своих не сдаем. — Своих не сдаем — это советская бюрократическая политика, когда проштрафившегося переводили из одного ЦК в другой. — То есть сегодняшняя борьба с коррупцией — это кампанейщина? — Это да. Но до определенного уровня вполне серьезные люди потрясываются. Скажем, мэр, но мэр не областного центра. — А губернаторы, министры? — Замгубернатора может, министры — могут, губернаторы и мэры больших городов — реже. Это заменимый уровень, где можно Сидорова поменять на Петрова, и вертикаль не рухнет. Помимо вертикали власти существует вертикаль лояльности. Это как из домино домик строят — важно, чтобы он стоял. То есть если и заменять карточку, то надо заменять ее так, чтобы вся система не разрушилась. И плюс все построено на знании: я знаю, что ты знаешь, что я знаю. Это же как в большой деревне: все всё про всех знают. И если кто-то из крупных откроет рот на следствии… — А про Путина, как вы думаете, сколько знают? — Я просто не знаю, сколько человек входит в его близкий круг. После какого-то уровня незаконное обогащение перестает быть измеряемым. Это описывается хорошо в сказке: «А чьи поля?» — «Маркиза, маркиза, маркиза Карабаса». Где начинаются эти поля, где заканчиваются — фиг его знает. Ну вот они где-то тут. — Вы преподаете в Высшей школе экономики курс «Стратегия противодействия коррупции». У нынешних руководителей России есть стратегия противодействия коррупции? — Как ни странно, есть, но у всех разные стратегии. Кто-то считает, что борьба с коррупцией — это посадки; кто-то считает — долгосрочная профилактика; кто-то вообще под коррупцией понимает взяточничество и считает, что надо бороться со взятками. У нас же есть люди, которые свято уверены, что все эти откаты, политическая коррупция, о которой я люблю говорить, — конфликт интересов, семейный бизнес, аффилированные структуры — это вообще не коррупция. — А что это? — Иные злоупотребления. А коррупция — это взятка. Все понимают, что что-то надо делать, но каждый реализует свою стратегию. — А Путин тоже понимает, что надо с этим что-то делать? — Да, конечно. Я считаю, что он как раз лучше всех понимает. Он, по-моему, очень сильно шокирован, что его вот эта толпа полезла в те сферы, которые ему важны стратегически. Это ЖКХ, потому что это его избиратели. Это содержание военных. Он туда деньги сует и сует, а они все живут в холоде и недоедают. Потому что если тут взбунтуются, то это конец всему. Олимпиада — это тоже его. Он хочет борьбы с коррупцией только там, где ему это важно. И это его стратегия — бить по рукам там, где это может нанести ущерб стабильности. — Тем не менее Билалов, строивший трамплин в Сочи, смотался из страны, и ничего. — А они вот так наказание себе представляют. Это мы с вами считаем, что наказание — это конфискация и посадка. А для них наказание — это отлучение от кормушки.


14

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

расследование

Тайна перламутрового «Стечкина»

Продолжаем расследование деятельности чеченских силовиков в Москве Вкратце напомним историю, которую мы рассказали в нашумевшей статье «Москва-Юрт». К журналистам нашей газеты обратились офицеры центрального аппарата ФСБ, расследовавшие уголовное дело, фигурантами которого были сотрудники МВД Чечни, похитившие и пытавшие человека. Чекисты тогда заявили: «Мы с большим трудом собрали доказательную базу по обвиняемым, нам не раз поступали угрозы и предлагали многомиллионные взятки, а арестованных взяли и выпустили». Офицеры даже хотели объявить забастовку и отправили справку-меморандум на имя директора ФСБ. ечь вот о чем: 23 августа 2011 года в Москве, на Строгинском бульваре, сотрудниками МВД Чечни был избит и похищен бывший угонщик иномарок Ж. (в уголовном деле проходит под псевдонимом «Григорий»); его привезли в поселок Мещерский (район Солнцево) и в доме предпринимателя из Дагестана Наби М. потребовали с него 3 млн рублей или новый «Лексус». Похищенного били железной трубой и насиловали бильярдным кием, а когда «Григорий» потерял сознание, его вывезли в Строгино и бросили на автобусной остановке. К счастью, потерпевший выжил — и дал показания. В итоге были арестованы следующие оперативники МВД Чечни, имевшие на руках служебные удостоверения и командировочные предписания на охрану в Москве главы Чеченской Республики: Зелимхан Исраилов, Хож-Ахмед Исраилов, Адам Исраилов, Джамбулат Махматмурзиев, Мусхаджи Мусулаев, Юнус Расухаджиев, а также — бывший сотрудник УБОП ГУВД г. Москвы Ибрагим-Бек Тагиров, Асланбек Темиров, Муслим Кайгаров, Михаил Рабуев и Ахмед Дзамихов (торговец винно-водочными изделиями). Всем им предъявили обвинения в похищении человека, вымогательстве и нанесении тяжких телесных повреждений. По версии следствия, заказчиком похищения выступил Валерий Х. (Валера Осетин), который якобы хотел таким образом проучить «Григория», отказавшегося на него работать. Валера Осетин, по оперативным данным, является главарем банды угонщиков дорогих иномарок, которые затем перегоняют в Чечню, Южную Осетию и Дагестан. К примеру, только летом 2012 года, согласно сводкам, подручные Осетина угнали в столичном регионе 13 «Лексусов». Из всех арестованных-задержанных самым известным оказался Зелимхан Исраилов по прозвищу «Бес» (иногда использует документы на имя Бислана Хакимова). По столице он передвигался на «Мерседесе ML-500» с госномером Р *** КР 150 РУС и проживал либо в «Президент-Отеле», либо в квартире банкира Александра К. Этот персонаж уже не раз попадал в столичные криминальные сводки. Например, 5 января 2009 года в Москве Исраилов из служебного «Стечкина» расстрелял подрезавший его автобус и ранил водителя Поршнева. В ответ Поршнев ударил Беса монтировкой. История получила большой общественный резонанс, однако уголовное дело было закрыто Следственным управлением по ЗАО Москвы. (Обстоятельства других инцидентов — в «Новой газете», № 32 от 25.03.2013.) Казалось, что после похищения и пыток «Григория» виновные наконец-то

Р

Один из задержанных — Юнус Расухаджиев

понесут заслуженное наказание, однако 19 февраля 2013 года Следственное управление СК по ЦАО г. Москвы (руководитель — бывший начальник СО по г. Сочи Алексей Крамаренко) всех арестованных выпустило под подписку о невыезде. Первым же авиарейсом фигуранты вылетели в Чечню, и следы их затерялись. Этот материал «Новой газеты», краткий пересказ которого вы только что прочли, вызвал гигантский резонанс, вошел в топ федеральных новостей и был перепечатан многими зарубежными СМИ. С комментариями были вынуждены выступить и официальные лица. Например, пресс-секретарь президента ЧР Альви Каримов заявил журналистам «Дождя», что «Кадыров ходит по Москве без охраны», а представитель Следственного комитета Владимир

Наши источники в МВД честно признались, что им не известно, сколько всего чеченских полицейских занимаются в Москве физической подготовкой и сдают зачеты. Сказали лишь, что помимо Исраилова зафиксирован следующий постоянный состав: Мусхаджи Мусулаев, Руслан Исмаилов, Джамбулат Махматмурзиев, Юнус Расухаджиев, Артур Зулаев и Лом-Али Омаев. Плюс еще 10—15 оперативников приезжают в Москву на два-три месяца, а затем меняются. Еще недавно вся эта вооруженная тусовка базировалась в «ПрезидентОтеле», где расположен московский офис председателя правительства ЧР Одеса Байсултанова. Однако после жалоб постояльцев отеля на «вооруженных людей в трениках со «Стечкиными» часть това-

Дом в поселке Мещерский, где держали «Григория»

Маркин на официальном сайте СК сообщил, что основанием для освобождения из-под стражи арестованных полицейских стала аморальность самого потерпевшего, что же касается офицеров ФСБ, обратившихся в «Новую», то они — «выдумка».

Так «охранники» или нет? Арестованные, а затем отпущенные чеченские оперативники находились в столице на основании приказа № 470 л.с. от 21.02.2008 г. МВД Чечни «для обеспечения оперативного прикрытия и личной безопасности президента Чеченской Республики Р.А. Кадырова и членов его семьи». Согласно распоряжению министра МВД по ЧР Руслана Алханова № 509 от 01.04.2008 г., Исраилов З.И. (Бес) являлся руководителем откомандированных сотрудников, а во время отсутствия на территории Москвы главы ЧР и членов его семьи на него была «возложена обязанность проведения занятий по физической и служебной подготовке с командированными сотрудниками с принятием зачетов».

рищей переехала в кафе торгового центра «Времена года» на Кутузовском проспекте, а другая — в ресторан «Баку». — В основном к ним обращаются бизнесмены, чтобы им помогли выбить долги или «наехать» на конкурентов, — сообщили «Новой» оперативники из Главного управления уголовного розыска МВД РФ. — Просят помощи генералы и чиновники. В Москве и Питере они самые крутые «коллекторы», и результат практически — 100%. Подтвердить или опровергнуть информацию гууровцев рассказами пострадавших не удалось: один из потерпевших, у которого якобы выбивали 20 млн рублей, наотрез отказался общаться с журналистами и отключил телефон. Другая предпринимательница, с которой все же удалось встретиться, только начала вспоминать про «издевательства каких-то чеченцев с удостоверениями и пистолетами», как потеряла сознание (у нее вымогали 500 тыс. долл.) — пришлось вызвать «скорую». Более разговорчивой оказалась сутенерша Надежда Л. (фамилия редакции известна, не публикуем в целях ее безопасности):

— Три года назад какие-то чеченцы с автоматами забрали наших четырех девушек и сказали, что повезут в «ПрезидентОтель». Наташу и Лену мы больше не видели, а двух других отправили в Израиль на лечение — им все порвали. — В правоохранительные органы обращались? — Мы пожаловались нашей охране — а они сдрейфили, но сказали, что Наташу и Лену вроде бы закопали в лесу. Мы разыскали московского хирурга, отправившего изувеченных девушек на лечение в Израиль, но он заявил, что «ему еще жить хочется», и отказался сообщить подробности.

Валера Осетин и Наби М. Когда чеченские оперативники еще находились под стражей, в некоторых СМИ появились некие странные материалы — типа: «никакого похищения «Григория» не было, и коррумпированные сотрудники МВД и ФСБ держат в застенках невинных людей». Адвокаты задержанных даже ходатайствовали привлечь «Григория» к уголовной ответственности за лжесвидетельство. Мы обратились в службу безопасности торгового центра «Дарья» в Строгине, напротив которого как раз захватили заложника, и попросили видеозапись от 23 августа 2011 года. К счастью, видео сохранилось — на нем хорошо видно, как «невинные» чеченские оперативники проводили задержание. Достаточно посмотреть эти кадры, чтобы возбудить уголовное дело по статьям «превышение полномочий» и «нанесение побоев». Потом мы отправились в поселок Мещерский, где «Григория» держали в заложниках. Хозяин дома Наби М. ранее принимал участие в боях против федеральных сил в Чечне, а теперь торгует коньяком, строит гостиницы и жилые дома в Москве. Его соседи сообщили, что по вечерам к дому «подъезжают крутые иномарки и иногда выносят какие-то большие железные ящики». После нашей публикации Наби выставил особняк на продажу, но ночевать на вокзале ему не придется — у него в собственности еще три дома в Подмосковье и квартира в Кунцеве. Затем мы съездили в Можайский район, где в своем особняке проживает главарь банды угонщиков Валера Осетин, состоящий на криминальном спецучете в МВД и будто бы заказавший похищение «Григория» (странно, но Осетина даже не допрашивали в рамках уголовного дела). Вокруг «замка» установлены камеры видеонаблюдения, заборище, у входа прохаживался дворник. Местные жители сообщили, что практически каждую неделю к особняку подгоняют дорогие иномарки, причем за рулем некоторых автомобилей сидят люди в полицейской форме.


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

15

Тархан Курбанов на Кутузовском проспекте предъявляет удостоверение ФСБ

Прокурорское хамство Почему ведомство Чайки отпразновало труса, уклонившись от встречи с президентским советом а сайте Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека уже размещено заявление о том, что СПЧ «шокирован» хамством, которое по отношению к нему (а тем самым и к президенту) позволила себе Генеральная прокуратура. Заранее дав согласие представить основной доклад на заседании совета 15 апреля на тему «Проверки НКО: затраченные ресурсы и полученные результаты», за час до начала факсом № АН 323167 Генпрокуратура уведомила, что докладчик «задействован в проверочных мероприятиях», да и вообще все это обсуждение «нецелесообразно». Что ж тут делать вид, что мы не восприняли это как плевок. Однако обида — худой советчик. Лучше сказать прокуратуре спасибо за уже проделанную громадную работу. Как будет написано в отчете, в десятках субъектов Федерации проверены тысячи НКО, в проверках приняли участие сотни прокуроров и в десять раз больше сотрудников других ведомств, включая МЧС, Роспотребнадзор и др. Изучены миллионы листов всякой бумажной ерунды, ах да, ксерокопирование за счет самих утопающих. И никак не сказать, что результата нет, потому что его отсутствие — это тоже результат.

Н «Охранники Кадырова». Крайний слева — Тархан Курбанов

— Как только приезжает машина, из ворот выходит Валера и расплачивается на месте, — рассказал житель деревни. — Потом машину перегоняют в автосервис Осетина, что неподалеку отсюда, и она «отстаивается» пару недель. Иногда прямо здесь прикручивают новые номера, и какието мужики в форме гаишников садятся за руль. Куда мы только не писали жалобы, но все бесполезно. Сотрудники Управления собственной безопасности ГУ МВД по Московской области в неформальной беседе подтвердили нам, что «ряд инспекторов подмосковного ГИБДД помогали Валерию Х. перегонять иномарки и были уволены со службы». Что любопытно: большинство уволенных сотрудников оказались уроженцами Ставропольского края — как они ухитрились потеснить москвичей на этих востребованных должностях, остается только догадываться. Кроме того, мы выяснили, что к Осетину частенько наведывается брат — депутат Можайского района, имеющий отношение к фирме, которая с завидной регулярностью выигрывает тендеры на строительство дорог.

Ново-Переделкино, или Суперохрана Как выяснилось, помимо оперативников МВД с предписаниями на охрану Рамзана Кадырова в Москве существует еще одна группа секьюрити, которая базируется в Ново-Переделкине. Бойцы группы имеют на руках удостоверения, выданные УФСБ по Чеченской Республике. Кому эти чекисты непосредственно подчиняются, выяснить не удалось, тем более что свою принадлежность к ФСБ они предпочитают не афишировать — носят на спецодежде шевроны МВД. Хотя сами же в соцсетях заявляют, что охраняют не только Кадырова, но и депутатов Госдумы от Чечни и экс-сенатора Умара Джабраилова. Руководит секьюрити будто бы 28-летний Рустам Агаев, заочно закончивший в 2006 году Академию ФСБ. Эти бойцы вооружены пистолетами «Стечкина», «Гюрза», автоматическим оружием и передвигаются по столице на дорогих иномарках с госномерами серии МММ, ААА, ХХХ и цифровым набором «333» «444», «555», «888». Уж не знаем, как эти сотрудники учились в Академии ФСБ, но предмет «конспирация» они явно прогуливали. К примеру, из размещенной этими чекистами фотогалереи на одном из попу-

лярных сайтов можно узнать, где и когда они сопровождали Кадырова в Москве и в Арабских Эмиратах. Довольно занятно читать и переписку с земляками. Цитирую: Мага: «Рустам, где это ты сфоткался?» Рустам: «В резиденции Рамзана. Дай Аллах ему здоровья». Мага: «Какой красивый фонтан!» Рустам: «Этот фонтан стоит больше, чем твоя пятиэтажка». Ко всему прочему один из секьюрити из Ново-Переделкина уже успел крупно засветиться на ТВ. В июне прошлого года на Кутузовском проспекте столичные оперативники задержали 41-летнего криминального авторитета Адама Тарамова по прозвищу Плохиш (ранее владел футбольным клубом «Жемчужина»). По оперативной информации, Плохиш «наехал» на своего земляка, занимающегося в столице строительным бизнесом. Уже через несколько минут на выручку Плохишу прибыли уроженцы Чечни и своими иномарками частично блокировали движение по Кутузовскому проспекту. Руководил «акцией протеста» некий Тархан Курбанов, предъявивший репортерам РЕН ТВ удостоверение сотрудника ФСБ. За поясом у Курбанова торчал пистолет «Стечкина» с перламутровой рукояткой. История наделала много шума, ФСБ в ответ на запросы за подписью руководителя подразделения А. Комкова сообщила: «Курбанов никогда ранее в ФСБ не служил». Специально для господина А. Комкова докладываем: Тархан Курбанов все же окончил Академию ФСБ, ранее работал в охране Рамзана Кадырова, а теперь — личный телохранитель бизнесмена Умара Джабраилова (см. фото). Мы связались с пресс-службой Рамзана Кадырова и попросили дать комментарии по поводу сложившейся ситуации. Однако голос в трубке заявил, что «никаких комментариев не будет» (аудиозапись разговора имеется в редакции). Остается добавить, что в отношении «бунтующих» чекистов, встретившихся с журналистами «Новой газеты», никаких оргвыводов не последовало — очевидно, проблема глубоко затронула не только оперативных сотрудников.

Сергей КАНЕВ, криминальный репортер

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы по-прежнему ожидаем подробного ответа от Следственного комитета на отправленный официальный запрос. А также — суда над фигурантами этого уголовного дела, обещанного начальником пресс-службы СК генералом Маркиным. О результатах читателей проинформируем. А в журналистском расследовании пока ставим точку.

«

Интересно, какие именно НКО, «получившие миллиард долларов из-за рубежа», имел в виду Путин?

«

Что же удалось обнаружить, кроме (пример из отчета) «отсутствия приказа о дератизации офиса»? Прежде всего предсказуемо обнаружилась невозможность применения известного ФЗ «об иностранных агентах» из-за неясности признака участия оных в «политической деятельности». Подтвердилось предположение о том, что весь этот вызвавший много вопросов закон голосовался в Думе, в Совете Федерации и подписывался президентом только ради того, чтобы закрыть «ГОЛОС», координирующий работу наблюдателей на выборах. В реестре «агентов», который с неохотой открыли профессионалы из Минюста, таких организаций ноль, отказано в признании иностранным агентом (по его собственной инициативе) «Фонду императора Александра III», а 25 апреля в мировом суде будет предпринята попытка запихать туда «ГОЛОС», да как-то неуклюже, народ смеяться будет (уже смеется, потому что об этом все написано, и я не буду повторяться). Минюст, как теперь выяснилось, пошел по следующему пути: получил сведения о банковских проводках из Росфинмониторинга, а затем наложил на них сведения о тех НКО, которые как-то участвуют в выборах. Именно отсюда цифра, названная президентом: с декабря 2012-го по март 2013-го 654 НКО переведен почти миллиард долларов из-за рубежа. Чтоб мы так жили, где эти доллары?

Гражданское общество теперь предлагает Минюсту обратный путь: присмотреться к НКО, участвующим в выборах (например, путем агитациии, а не как наблюдатели из «ГОЛОСа»), а затем на эту карту наложить сведения Росфинмониторинга. Возможно, много интересного выяснилось бы и о саттелитах «Единой России», которая с такими победными воплями пролоббировала закон об «агентах». Третий вывод, изумивший правозащитников своей неожиданностью, возвращает нас к осени 1993 года, когда в ходе обсуждения проекта Конституции звучали предложения оставить за органами прокуратуры только функцию представления государства в суде, вовсе упразднив институт так называемого «общего надзора». В рамках проверок НКО, по их многочисленным свидетельствам, именно прокуроры вели себя как дармоеды, требующие от НКО выполнять за них прокурорскую работу, множить тонны бумаг и писать доносы на самих себя, потому что сами они в рамках «общего надзора» что-либо делать уже не умеют. Оказывается, даже закон от 26 декабря 2008 года «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» содержит изъятие в отношении органов прокуратуры — в отличие от проверок Минюста, финансовых и других органов, где все расписано по шагам, прокурорские проверки вообще никак не регламентированы: в отношении своих полномочий прокуратура узаконила полный произвол. Так, конечно, не может быть, к этому вопросу придется теперь так или иначе вернуться, и за это — тут трудно удержаться от цитаты из Высоцкого: «За ночи в тюрьмах, допросы в МУРе — спасибо нашей городской прокуратуре!» Очень правильно сказал В.В. Путин, выступая с президентским Посланием к Федеральному собранию 12 декабря 2012 года: «Особого внимания требует система контроля надзорных органов. В таких структурах у нас занято, по разным подсчетам, все равно около миллиона человек. Это практически столько же, сколько, допустим, у нас врачей или учителей… Контроль — это, безусловно, важнейшая функция государства. Но неприемлемо, когда показателем деятельности контрольных органов служит не результат, а просто число проверок, классическая «палочная» система. Необходимо ввести публичную отчетность контрольнонадзорных органов об итогах проверок, а также о затраченных на их проведение финансовых и людских ресурсах, и сразу будет видно, какая проверка чего стоит и вообще нужна ли она была». Проглотив и переварив обиду, мы, как члены Совета при Президенте (и тут я точно не одинок), обращаемся к нему, собственно, с советом. Русский народ любит власть, так привык. Он не прощает ей одного (что выяснится при любом честном подсчете голосов) — глупости. А глупость депутатов ГД и рвущихся исполнить их безумные утопии «силовых структур» пухнет как снежный ком. Леонид НИКИТИНСКИЙ, обозреватель «Новой», член СПЧ


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

Борис ВИШНЕВСКИЙ обозреватель «Новой»

148-Я

статья УК рассматривает как преступление «незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов». Это — точное юридическое понятие: гражданам мешают реализовать их право на свободу совести и вероисповеданий. Теперь же предлагается установить в ней весьма размытое определение состава преступления — «действия, направленные на оскорбление религиозных чувств верующих». За это будут наказывать штрафом до 300 тысяч рублей, принудительными работами до одного года или лишением свободы на тот же срок. А те же действия, совершенные в местах отправления религиозных обрядов и церемоний, будут наказываться штрафом до 500 тысяч рублей или исправительными работами, а также принудительными работами на три года или лишением свободы на срок до трех лет. Собственно, последнее — и есть единственное «послабление» по сравнению с законопроектом, принятым в первом чтении (в нем предлагалось сажать на срок до пяти лет). Все прочее — то же содержание под другим соусом. Причем даже более опасное. В принятой редакции несостоявшейся статьи УК предлагалось наказывать за «публичное оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан». А также — за «публичное оскорбление, унижение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний религиозных объединений, исповедующих религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Теперь все это заменяется на «действия, направленные на оскорбление религиозных чувств». То есть определение состава преступления стало еще более неопределенным и допускающим еще более вольные трактовки. Во-первых, юридически абсурдным является само понятие об «оскорблении чувств». А вовторых, теперь к этому добавляются еще и «действия, направленные на оскорбление». Кто будет определять, были те или иные действия на это «направлены»? Религиозные фанатики, готовые в любой момент по команде и без оной «ос-

/

политика задний ход

Усыпляющий маневр Поправки в старую статью УК столь же опасны, как и несостоявшийся проект новой статьи об «оскорблении чувств» верующих «Дума отказалась от введения статьи за оскорбление чувств верующих!» — радостно сообщили многие российские СМИ, цитируя главу парламентского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослава Нилова. Который доложил, что, мол, «понимаем и разделяем опасения критиков законопроекта» и потому «решили отказаться от введения новой статьи в Уголовный кодекс». Вместо этого парламентарии решили уточнить положения статьи 148 УК, назвав ее

РИА Новости

16

«Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» вместо «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий». Однако внимательное изучение «уточнений» (по словам Нилова, соответствующие поправки разработаны к второму чтению представителями всех фракций Госдумы) показывает, что они являются не более чем усыплением бдительности оппонентов этого весьма сомнительного закона (см. «Новую» от 12 апреля). корбиться» чем угодно? Конкретный полицейский в меру своего понимания основ конкретной религии? Судья, перед которым в условиях чрезвычайной расплывчатости правовой нормы открывается необычайный простор для вынесения произвольного и, по сути, неправосудного решения? Что считать таковыми «действиями»? Публичное обсуждение того, как представители Церкви занимаются коммерцией? Помещение в газете фотографии патриарха, выезжающего с мигалкой на «встречку»? Атеистическую передачу на телевидении? А если кто-то из православных заявит, что «оскорбительным действием» было празднование Сабантуя? А если кто-то из мусульман сочтет таковыми «действиями» крестный ход? Или кто-то из иудеев расценит как «действия», направленные на «оскорбление его религиозных чувств», работу общественного транспорта в субботу? Наконец, предположим «страшное»: атеист вышел на улицу с плакатом «Бога нет!». Значит ли это, что его привлекут и посадят? Можно (и нужно) наказывать за любые попытки помешать гражданам верить в то, во что они хотят, свободно объединяться в религиозные организации и отправлять соответствующие религиозные обряды. Можно (и нужно) наказывать за персональные оскорбления в адрес граждан — независимо от их вероисповедания или отсутствия такового. Но наказывать за то, что предлагают сейчас в Госдуме, — абсурдно и опасно. И это — не защита верующих, а медвежья услуга для них: принятие такого закона лишь усилит раздражение общества нарастающей в стране клерикализацией.


17

Михаил МАСЛЕННИКОВ

ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

здесь!

Вывоз капиталов Финансовые махинации на сотни миллионов рублей и порча ценнейших экспонатов — первые итоги еще не завершившегося переезда Центрального военно-морского музея (ЦВММ) в Петербурге. Оценивают их сегодня не музейщики, не военные, не моряки, а следователи Главного военного следственного управления (ГВСУ), военной прокуратуры и ФСБ.

очти 1 млрд рублей потратило Минобороны на перевоз экспонатов ЦВММ из старого здания Биржи (на стрелке Васильевского острова) в отреставрированные Крюковские казармы (на площади Труда). Расстояние между ними — 2 км. Но за два с половиной года переехать музей так и не успел. Зато деньги разошлись все и сразу. Их даже не хватило. Однако, как теперь выясняется, около 80% суммы, выделенной на переезд, — 758,8 из 986 млн рублей — израсходовали с нарушениями. Руководители ЦВММ не вели элементарного бухгалтерского учета при трате бюджетных средств, отмечают аудиторы. По результатам проверки Счетной палаты, 655,8 млн рублей перечислили, не оформляя никаких сопроводительных документов. Еще 102,9 млн рублей вообще выложили зря — за оборудование и работы, не предусмотренные госконтрактом. После визита в ЦВММ Счетной палаты Главное военное следственное управление возбудило уголовное дело по ст. 159 ч. 4 УК РФ «Мошенничество в особо крупных размерах». 11 апреля следователи ГВСУ и ФСБ нагрянули с обысками в Центральный военно-морской музей, в кабинет его директора Андрея Лялина и к нему на квартиру. Обыски одновременно шли и в Москве — в соответствующем департаменте Минобороны. Сыщики изъяли документацию и системные блоки. Лялина задержали в тот же день. В 10.30 утра 11 апреля Андрея Яковлевича последний раз видели на рабочем месте. Однако тем же числом он успел по-

П

При переезде Центрального военно-морского музея (ЦВММ) в Петербурге 70% от выделенного 1 миллиарда израсходовали с нарушениями

дать заявление об уходе с должности по собственному желанию. Допрашивали главного подозреваемого долго. Лишь в 3 часа ночи 12 апреля Лялина в наручниках увезли в СИЗО. В пятницу вечером суд арестовал директора музея до предъявления обвинения. В том, что оно будет предъявлено скоро, у следствия сомнений нет. Вопрос – в другом: кому еще, кроме руководителя ЦВММ? Источники «Новой» в следственных органах утверждают: Лялин явно не один провернул такую масштабную аферу. На финансовых документах, которые следователи признали фиктивными, стоят подписи статс-секретаря — заместителя министра обороны Николая Панкова и еще двоих его подчиненных из Управления МО по работе с личным составом. Версия об их причастности уже отрабатывается…

Угодить президенту Автор идеи перевода Центрального военно-морского музея на новую площадку — питерский экс-губернатор Валентина Матвиенко. Еще в 2006 году она предложила переселить учреждение из старого здания Биржи на стрелке Васильевского острова в Крюковские казармы. Говорят, хотела угодить президенту: Владимир Путин тогда задумал открыть в Петербурге товарно-сырьевую биржу. Расположить ее в историческом биржевом здании Валентине Ивановне показалось удачной мыслью. И Путин, и тогдашний министр обороны Сердюков градоначальницу поддержали. «За» высказался и директор ЦВММ Андрей Лялин. Доверительные отношения с городскими властями у Лялина сложились с тех пор, как он возглавил комитет по подготовке и празднованию 300-летия Петербурга. Против переезда ЦВММ выступали многие градозащитники и музейные работники. — С самого начала было понятно: перемещение такого огромного музея (730

тысяч экспонатов!) стоит немалых денег и грозит неминуемыми потерями и порчей раритетов, — объясняют хранители ЦВММ. — Кроме того, реконструкцию в казармах провели некачественно, осталось много недоработок. Из обещанных 30 000 квадратных метров экспозиционной площади разместиться можно только на 10 тысячах. В здании Биржи мы имели столько же. И все всех там устраивало. Достаточно было лишь отремонтировать здание. Вышло бы гораздо дешевле, и мы бы сберегли экспонаты. То, что городские власти выдавали за «возвращение зданию Биржи исторической функции», оказалось декларацией. Товарно-сырьевая биржа сюда так и не въехала. Сейчас на здание претендует Управление делами президента. Его руководитель Владимир Кожин уже объявил, что памятник будет отдан под Дворец правосудия после перевода в Питер Верховного и Высшего арбитражного судов.

«Надо выбрать красивую дату» На реконструкцию Крюковских казарм под музейные цели из городского бюджета не пожалели 3,6 млрд рублей. Переезд военно-морского музея, стоимостью 986 млн рублей, оплачивало Минобороны, которому он напрямую и подчинен. Генподрядчиком работ стала петербургская компания ООО «НЕВИСС-Комплекс», выигравшая закрытый конкурс при странных обстоятельствах. Девять других компаний, приглашенных к участию в тендере, заявки подавать отказались. В итоге вскрытие конверта единственного участника провели досрочно, а сам конкурс признали несостоявшимся, что позволило военному ведомству заключить контракт с «НЕВИСС-Комплексом» по стартовой цене. 6 декабря 2010 года он был подписан и полностью проавансирован —

Справка «Новой» Центральный военно-морской музей — один из старейших музеев России и один из крупнейших морских музеев мира. Он ведет свое начало от Модель-камеры — хранилища кораблестроительных моделей и чертежей, основанной Петром I в 1709 году. В 1908 году музею было присвоено имя его основателя — императора Петра Великого. История Российского флота представлена в 10 залах основной экспозиции. Кроме этого, у ЦВММ есть филиалы — крейсер «Аврора», подводная лодка «Д-2» «Народоволец» и музей «Дорога жизни». в размере 295 млн рублей. 7 декабря началась перевозка экспонатов из Биржи в Крюковские казармы. В течение года на основании актов приема-передачи оборудования и приемки оказанных услуг, подписанных Лялиным, государство перечислило коммерческой организации еще более 690 млн рублей. По версии следствия, значительная часть оплаты произведена на основании фиктивных отчетных документов. Поскольку на сегодняшний день ООО «НЕВИССКомплекс» так и не выполнило в полном объеме проектные, монтажные, упаковочно-транспортные, дизайнерскоизыскательские работы, а также недопоставило оборудование. Хотя госконтракт считается «исполненным». Акт приемки о сдаче музея «под ключ» подписан в декабре 2012 года Андреем Лялиным, Николаем Панковым и еще двумя должностными лицами Минобороны. По предварительным подсчетам ГВСУ, указанными действиями государству причинен прямой ущерб на сумму не менее 400 млн руб. Продолжение материала Нины ПЕТЛЯНОВОЙ — страница 18


18

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

/

люди махинации

страница 17

о условиям договора музей должен был переехать до 20 декабря 2011 года. Но затем сроки сдвигали не менее шести раз. Сам директор музея увещевал, что неспешность — это даже хорошо: — Задержка с переездом сыграла нам на руку, — настаивал Лялин 14 марта этого года на заседании межведомственной комиссии по морскому наследию. — В новом здании долгое время не были готовы системы охранной сигнализации, пожаротушения, вентиляции, обеспечивающие безопасность хранения экспонатов. Сроки переносились объективно. И перед нами, и перед генподрядчиком стояла беспрецедентная задача — перевезти огромное количество экспонатов в сжатые сроки и за минимальные деньги. Сейчас Военноморской музей практически завершил переезд и откроет свои двери, когда будут смонтированы экспозиции. Надо только выбрать какую-нибудь красивую дату для его открытия. Мы любим красивые даты. Я думаю, что самым удачным будет грядущий День ВМФ… (28.07.2013. — Н. П.).

П

Вывоз капиталов

Ад перемены мест Если сроки «играли на руку», то грузы явно валились из рук. Специалисты недоумевали, почему экспонаты ЦВММ Минобороны доверило фирме, не имеющей ни необходимого транспорта, ни приспособлений, ни опыта подобных перевозок. В России всего несколько компаний специализируются на транспортировке музейных ценностей. ООО «НЕВИСС-Комплекс» в этот перечень не входит. По мнению экспертов, демонтаж, перемещение и установка уникальных экспонатов производились с грубейшими нарушениями. Из-за чего при переезде сотрудники ООО «НЕВИСС-Комплекс» разбили вдребезги носовую фигуру корвета «Витязь» работы знаменитого скульптора Клодта, повредили прицел 45-мм пушки времен Великой Отечественной войны, едва не уничтожили, уронив, один из самых ценных и уникальных экспонатов — легендарный истребитель И-16, на котором воевал в Заполярье прославленный летчик-североморец дважды Герой Советского Союза подполковник Борис Сафонов. — В мае прошлого года в СМИ попали фотографии перевозки музейных ценностей, сильно напоминающие погрузку-разгрузку кирпича, — рассказывает депутат Госдумы Дмитрий Ушаков. — После чего ко мне обратилась инициативная группа петербуржцев, обеспокоенных тем, что при переезде военно-морского музея погибнут экспонаты. Я дважды обращался с запросами к министрам обороны (Анатолию Сердюкову. — Н.П.) и культуры (Александру Авдееву. — Н. П.) — безрезультатно. Тогда я направил запрос в Счетную палату РФ, чтобы та проверила, как проходит переезд… Что аудиторы и сделали, и в феврале 2013 года представили отчет в Госдуму, Главную военную прокуратуру и ФСБ.

Минус две трети сметы Счетная палата обнаружила финансовые нарушения при переезде ЦВММ на общую сумму 758,8 млн рублей. — Выявленные нарушения — это невыполнение работ, предусмотренных контрактом, либо выполнение работ, не предусмотренных контрактом, — комментирует аудитор Счетной палаты РФ Валерий Богомолов. — Отсутствовали или же были неправильно оформлены документы на 655,8 млн рублей, потраченных на общехозяйственные операции, — это абсолютное нарушение. — Такие документы обычно служат оправданием работ, — пояснили «Новой» источники в следственных органах. — На основании их ведется бухгалтерский учет. Сразу возникает вопрос: а были ли вообще

«

По заключению Счетной палаты, 102,9 млн рублей и вовсе потратили напрасно. Так, заказчики заплатили 23,25 млн рублей за невыполненные монтажные работы. Еще 55,9 млн рублей пустили на оборудование и упаковку, покупать которые не требовалось

«

проведены такие работы? И предусматривались ли они госконтрактом? По заключению Счетной палаты, 102,9 млн рублей и вовсе потратили напрасно. Так, заказчики заплатили 23,25 млн рублей за невыполненные монтажные работы. Еще 55,9 млн рублей пустили на оборудование и упаковку, покупать которые не требовалось. Около 23,8 млн рублей неэффективно израсходовали на приобретение оборудования для столовой и торгового помещения для продажи сувениров, завысив стоимость. Всего у контролирующего органа возникли претензии к расходованию 77% сметы. Кроме того, СП РФ сообщила, что на момент проведения аудита, весной 2012 года, фондохранилище переехало из старого здания в новое лишь на 67%, тогда как контракт был оплачен на все 100%. В мае 2012 года итоги проверки СП РФ направили в Главную военную прокуратуру для принятия процессуального решения. Военная прокуратура провела свою проверку и выявила новые нарушения. Как оказалось, для перевозки экспонатов в феврале-марте 2013 года в качестве рабочей силы привлекались военнослужащие ЛенВМБ. По информации проверяющих, высокопоставленные офицеры Западного

военного округа, ссылаясь на личное указание Николая Панкова, требовали у командования ЛенВМБ предоставить матросов. За то, что не могли отказать, должностные лица ЛенВМБ сегодня получили дисциплинарные взыскания.

Свои счеты Уголовное дело родилось в марте 2013 года. В те же дни, когда на заседании межведомственной комиссии по морскому наследию Лялин выбирал «красивую дату для открытия музея». Обвинения СП РФ отметал, уверяя, что даже не знает о данных аудита: — У меня такой информации нет, — заявил 14 марта «Новой газете» Андрей Лялин. — Я не имею никакого отношения к бюджетным растратам. Проект по переезду музейного комплекса курировал не я, а Министерство обороны. Переезд уже заканчивается, в конце лета мы будем открывать музей. После окончания работ мы также проведем аудит, и тогда можно будет с уверенностью сказать, как были потрачены средства. С уверенностью или нет, но теперь об этом директор ЦВММ рассказывает следователям (для комментариев Лялин недоступен: с 11 апреля его мобильный те-

лефон «вне зоны действия Сети». – Н.П.). А их интересует: на какие средства в 2011 году Андрей Яковлевич купил две большие квартиры в Петербурге, дом в Финляндии, BMW Х5? У следствия, кстати, накопились вопросы и к генеральному директору ООО «НЕВИСС-Комплекс» Александру Швирикасову. Случайно пал выбор Минобороны на этого подрядчика или нет — еще не ясно. А вот для Андрея Лялина многие руководители этой компании (создана в 1998 году) — по меньшей мере, хорошие знакомые. Почетными членами клуба друзей Военно-морского музея являются технический директор ООО «НЕВИССКомплекс» Михаил Клещев, главный архитектор Анна Колобова, руководитель проекта перемещения музея Анатолий Попов и непосредственно глава фирмы — Александр Швирикасов. В морских кругах Петербурга хорошо известно, что приятельские отношения связывают Андрея Яковлевича и Александра Валерьевича на протяжении уже нескольких лет. Поэтому Лялин, скорее всего, знал, что компания Швирикасова имеет массу проблем, хотя в прессе называл их «незначительными». 6 ноября 2012 года в ЕГРЮЛ были внесены сведения о принятии обеспечительных мер в виде запрета на осуществление регистрационных действий в отношении ООО «НЕВИСС-Комплекс» на основании определения арбитражного суда. Принадлежавшая компании дочерняя структура «НЕВИСС-Торг» в декабре 2012 года прекратила существование. В картотеке Высшего арбитражного суда с декабря 2010 года содержится около 150 дел, в большинстве из которых ООО «НЕВИССКомплекс» выступает ответчиком (в некоторых — истцом). Общая сумма исков превышает 500 млн рублей. Кроме того, уволившиеся менеджеры компании сейчас судятся со своим бывшим руководством по поводу невыплаты зарплаты. 12 апреля «Новой газете» удалось получить комментарий генерального директора ООО «НЕВИСС-Комплекс» Александра Швирикасова: — Да, я знаю о возбуждении уголовного дела, об идущем следствии и об аресте Лялина, но наша компания продолжает работу в музее. Работы проавансированы, поэтому они продолжаются. Да, не все работы были предусмотрены контрактом. Были сделаны дополнительные работы. Но, конечно, по согласованию с ЦВММ. Я не могу сейчас точно сказать: какие именно работы были выполнены и на какую сумму — их очень много. О финансовых претензиях к нам рассуждать пока рано: работы еще не выполнены. Планируем завершить их к августу 2013 года. Остался небольшой объем работ. — К вам вопросов у следствия нет? — Есть. Но это трудно комментировать. Специфика такая. Но мы пока работаем… Единственное, что смогли сказать «Новой» о последних событий в администрации ЦВММ: «Из-за череды проверок сроки открытия музея в новом здании сдвинутся теперь на неопределенное время». И еще напомнили о финансировании. Незадолго до ареста Лялин предупреждал, что не исключает возможности увеличения бюджета на переезд: — Не на саму перевозку экспозиций, — уточнял он. — Почти вся коллекция уже вывезена, но еще нужны деньги на оформление залов… Нина ПЕТЛЯНОВА, соб. корр. «Новой» Санкт-Петербург Фото Михаила МАСЛЕННИКОВА


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

/

начала статистика. При незначительном сокращении количества поступивших жалоб — 24 тысячи против 26 тысяч в 2011-м, возникло заметно больше, чем в прошлые годы, ситуаций, в которых уполномоченный по собственной инициативе принимал к рассмотрению информацию о массовых или грубых нарушениях прав и свобод граждан, не дожидаясь поступления жалоб, сообщает Лукин. Этот отчетливый признак гражданского пессимизма — эпоха письменных «криков о помощи» — уходит из активного арсенала страждущих, потерявших веру на отклик власти. Больше всего — 32,8% — жалоб поступило из Центрального федерального округа, меньше всего — 3,7% — из Дальневосточного федерального округа. На 100 тысяч человек населения страны пришлось в среднем 17,2 жалобы. 56,7% жалоб было посвящено нарушению личных (гражданских) прав и свобод. В этой группе увеличилась на 8% доля жалоб на нарушения права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство. На 5,3% выросла доля жалоб на нарушения права на достоинство. Подавляющее большинство таких жалоб было связано с унижающими человеческое достоинство условиями содержания в следственных изоляторах и исправительных учреждениях. Жалобы на нарушение социальных прав составили чуть более четверти от общего числа (26,2%). На 3,5% возросла доля жалоб, связанных с нарушениями права на благоприятную окружающую среду. Доля жалоб на нарушение политических прав и свобод в отчетном году составила 1,7% от общего количества жалоб, практически не изменившись с предыдущего года. На 6,9% выросла доля жалоб, связанных с нарушением права на участие в управлении делами государства. Практически все такие жалобы поданы на нарушение избирательных прав в ходе выборов в Государственную думу и выборов президента Российской Федерации. 26,9% поступивших жалоб были приняты к рассмотрению. Добиться полного восстановления прав заявителей удалось по 7,5% дел (в 2011 году — по 9,9% дел). Как оценивать такой незначительный процент выигранных по жалобам дел? Как неэффективность работы уполномоченного или как то, что его функцию власть считает декоративной? Сам Лукин в докладе дает ответ вполне предсказуемый: «Практика сугубо формального подхода к рассмотрению обращений и ходатайств уполномоченного, равно как и их безосновательного отклонения государственными органами, в отчетном году продолжилась. На такую переписку порой уходили долгие месяцы, проблемы, с которыми заявители обратились к уполномоченному, от этого не исчезали, а лишь усугублялись». В докладе уполномоченного, как в истории болезни, отчетливо видны и те диагнозы, которые много лет мучают страну, и те, что, как взорвавшийся перитонит, при промедлении грозят вылиться в сепсис. Вот некоторые из списка — и политически резонансные, и те, о которых не

С

«

Вместо того, чтобы помочь ребенку получить вовремя реабилитацию, государство дожидается его слабоумия

«

19

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

люди права

Содержательная часть 179-страничного доклада уполномоченного Лукина — это, если не акцентироваться на сухой стилистике отчета, рассказ о бесправной стране, живущей не по закону, а по понятиям. Собственно, множество нарушений,

которые анализировал уполномоченный, стали основанием для публикаций в «Новой». Однако самый гнетущий, хотя и предсказуемый вывод: иллюзии по поводу правового государства можно оставить при себе.

Ненормативная лексика государства Из ежегодного доклада уполномоченного по правам человека можно сделать вывод: у россиян нет таких прав, соблюдение которых было бы государственной нормой знает никто. Семь раз отказали жителю города Стрежевого Томской области в возбуждении уголовного дела о неоказании работниками центральной больницы медицинской помощи его дочери и ее новорожденному ребенку, повлекшем 25 ноября 2009 года их смерть. Семь раз местная прокуратура отменяла эти постановления как незаконные. После вмешательства уполномоченного дело возбудили. Доведут ли его до конца — вопрос открытый. В июле отчетного года по поручению уполномоченного его представители посетили полигон «Ашулук» в Астраханской области, где 18-летние военнослужащие невиданной доселе военной профессии «такелажник» переносили за смену по 2,5 тонны боеприпасов в ветхих ящиках. График работ и продолжительность смен, по сути дела, не были регламентированы. В 2011—2012 годах произошло 14 происшествий, в которых погибли 23 военнослужащих и были ранены 149. (Для сравнения: ровно столько же ЧП случилось за восемь предыдущих лет, в которых погибли 19 военнослужащих.) Минобороны на запрос уполномоченного ответило обещанием, что в нынешнем году утилизация боеприпасов будет проводиться промышленным способом, однако нормативных документов опубликовано не было. Как свободно трактуется правоохранителями право граждан на свободу и личную неприкосновенность, продемонстрировало резонансное дело панк-группы «Пусси Райот», устроившей акцию в храме Христа Спасителя. По мнению уполномоченного, некоторые из приведенных судом доводов не выдерживают критики, а другие, напротив, указывают на возможность применения к девушкам более мягкого, нежели заключение под стражу, наказания.

Право на социальное обеспечение, если обратиться к докладу, тоже реализуется весьма специфически. Показательна процедура установления инвалидности детям с синдромом Дауна. Синдром Дауна не включен в действующий Перечень заболеваний, дефектов, необратимых морфологических изменений, при которых группа инвалидности устанавливается детям бессрочно. В отчетном году уполномоченный обратился в Министерство труда, ведомство ответило, что сам по себе диагноз «синдром Дауна» права на получение инвалидности не дает. Большинство детей с синдромом Дауна получают инвалидность по сопутствующим заболеваниям, таким как приобретенное слабоумие. То есть вместо того, чтобы помочь ребенку получить вовремя реабилитацию, государство дожидается его слабоумия. Пытался добиться уполномоченный и реакции Минздрава на ситуацию с обезболивающими препаратами для онкобольных. В ответе министерства сообщалось, что нормы отпуска наркотических средств для неизлечимых онкологических и гематологических больных могут быть увеличены в два раза. Министерство сообщило и о создании специальной рабочей группы, впрочем, ничего не сказав о сроках решения проблемы. Еще одна типичная история, не попавшая в медийный топ-лист. К уполномоченному обратилась мать осужденного К. с просьбой помочь в его освобождении от дальнейшего отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью. Больного перевели в тюремную больницу, а дальше «нарисовался» типичный для ФСИН сценарий. Заключенный К. не мог явиться на заседание комиссии по освобождению из-за отсутствия гистологического подтверж-

дения его диагноза. Проведение же необходимого исследования было невозможно в условиях исправительного учреждения. В январе осужденный К. скончался. На протяжении последних двух лет по поручению уполномоченного сотрудники его аппарата осуществили проверку ряда домов-интернатов в Астраханской области, Москве и Московской области, в Санкт-Петербурге. Выяснилось, что детям, находящимся на постоянном постельном режиме, по сути, вообще отказано в праве на воспитание и образование, потому что в штатных расписаниях учреждений, где они живут, не хватает ставок воспитателей и педагогов. Так, в доме-интернате для детей с ограниченными возможностями здоровья «Березка» в Сергиевом Посаде (Московская область) на 74 воспитанника в штате предусмотрено 4 воспитателя. В Разночиновском детском доме-интернате (Астраханская область) в отделении интенсивного медицинского ухода на 98 воспитанников имелось 7 ставок медицинских работников и ни одной — для воспитателей или педагогов. Короче, детей обрекли на выживание. Или вот еще эпизод на детскую тему: безобразный случай в Кирове, где кондуктор рейсового автобуса вышвырнула из салона на лютый мороз ребенка. Поводом для расправы с десятилетним мальчиком стало отсутствие у него денег, чтобы заплатить за провоз школьного рюкзака, показавшегося кондуктору слишком тяжелым. В итоге ребенок долго ждал следующего автобуса, ехал домой с пересадками, простудился и тяжело заболел. В связи с этим отец пострадавшего А. обратился за защитой к своему участковому полиции. Однако ни защиты, ни справедливости не нашел. В возбуждении уголовного дела ему отказали, кондуктора искать не пожелали, посоветовав взыскать компенсацию вреда с автобусного парка в гражданском порядке. Хотите еще примеры? Поинтересуйтесь жизнью родственников, коллег и знакомых. Можно почти со 100-процентной вероятностью утверждать, что этих эпизодов найдется предостаточно. Не выписанный вовремя рецепт тяжелобольному, нереальная очередь для ребенка в детсад, льготное жилье, которое, по всем прогнозам, так и не получит при жизни ветеран… Очередной доклад уполномоченного по правам человека — это, если разобраться, рассказ о том, что выжить в этой стране можно, рассчитывая только на себя. Читала доклад обозреватель «Новой газеты» Наталья ЧЕРНОВА


20

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

В Уголовном кодексе России есть статья за укрывательство преступлений. Если житель нашей страны знает о нарушении закона и не сообщает об этом куда следует, его могут посадить на два года. Правда, работает эта статья не всегда. Точнее, не для всех. На Камчатке, например, очень многие люди знают человека, который еще в 2000 году совершил разбойное нападение и убийство. Эти люди — следователи, прокуроры, полицейские, судьи. Еще им известно, что вместо настоящего убийцы в колонии строгого режима уже 12 лет сидит невиновный мужчина. В поисках справедливости он обращается во все возможные инстанции. А инстанции делают вид, что его не замечают… онстантин Князев лишился свободы 5 января 2001 года. В этот день милиционеры пригласили его проехать на беседу. Домой он не вернулся. В отделении его сначала избили до полусмерти, а потом заставили подписать какие-то бумаги. Как выяснилось, это были признательные показания. Князев, работавший тогда шиномонтажником, взял на себя вину за организацию банды, которая ограбила в Петропавловске-Камчатском павильон «Мишка», убила охранника и продавщицу. На Князева оперативники вышли не случайно. В бандиты его записал знакомый — Алексей Лигачев (фамилия изменена). Пьяного Лигачева видели рядом с «Мишкой» за несколько часов до убийства. В милиции это посчитали уликой. Алексея затащили в пыточную первым. Не выдержав издевательств, он сознался в преступлении, которого не совершал. А чтобы облегчить свою участь, назвал главарем банды дальнего знакомого — Князева. Так громкое преступление было «раскрыто». Однако в 2008 году история о двойном убийстве получила неожиданное для камчатских стражей порядка продолжение. К ним в руки попал Сергей Кириченко (фамилия изменена). Допрашивать его стали с пристрастием, даже не объяснив — за что допрашивают. И Кириченко рассказал, как в ночь на 25 декабря 2000 года вместе с приятелем пошел грабить «Мишку». Сергей надел короткую кожаную куртку, приятель — темно-синий пуховик с белой эмблемой на спине. Охранник магазина попытался остановить нежданных гостей. Но сделать этого ему не удалось: у грабителей был обрез.

/

люди приговоры

Тайны следствия Убийца, которого знают судьи, следователи, прокуроры и полицейские, — разгуливает на свободе. А невиновный человек сидит вместо него за решеткой 13-й год

К

Сначала они застрелили охранника, чтобы не мешал, потом продавщицу, чтобы не оставлять свидетеля. Домой друзья вернулись под утро — возбужденные, пьяные, измазанные кровью. История, которую рассказал Кириченко, подтверждалась прямыми и косвенными доказательствами, свидетельствами его жены и знакомого. Придумать такое — невозможно. Этот случай стал известен на Камчатке благодаря публикациям в газетах. Местные силовики обещали провести новое расследование, освободить невиновных и покарать убийц. Но со временем их пыл угас. Сейчас об убийстве в «Мишке» они стараются не вспоминать. Давать подробные комментарии отказываются, ссылаясь на тайны следствия. Впрочем, секреты в деле об убийстве в «Мишке» действительно есть. И один из них мне, похоже, известен. Он заключается в том, что никакого следствия по большому счету не проводится. Во всяком случае, за четыре года вновь открывшихся обстоятельств никто из следователей не удосужился опросить одного из основных свидетелей — человека, который видел настоящих убийц. Его зовут Александр. Я встретился с ним, когда готовил этот материал. Дом, где жил свидетель, находится рядом с «Мишкой». В ночь, когда произошло убийство, Александр курил

у окна. Он услышал два выстрела. Затем увидел, как из магазина выбежали два (не четыре!) человека. На одном была короткая кожаная куртка, на другом — темно-синий пуховик со светлым пятном на спине… 12 лет назад Александр выступал на судебном процессе. Но судья больше прислушивался не к нему, а к другим людям. Главными свидетелями обвинения были опера. Те самые, которые выбивали показания из Князева с Лигачевым. Они рассказали, что подсудимые сознались в преступлении. Судью В. Кичу милицейские доводы убедили. Парни отправились на нары, а Кича — на почетную пенсию. Следователь Шахов, «раскрывший» резонансное преступление, вскоре был повышен в должности. Прокурор Константин Чайка, который поддерживал в суде гособвинение, и вовсе сделал себе головокружительную карьеру. Он дослужился до заместителя генпрокурора страны, потом работал замом руководителя в Федеральной таможенной службе. Сейчас Чайка — судья Суда Евразийского экономического сообщества от России… Об истории Константина Князева «Новая газета» уже сообщала (http://www. novayagazeta.ru/society/51872.html). На публикацию не последовало реакции — ни из следственного комитета, ни из прокуратуры, ни из суда. Это, впрочем, неудивительно. Сказать правоохраните-

лям, судя по всему, нечего. В деле, которое они совместными усилиями превратили в обвинительный приговор, нет ни одной улики. В нем есть только чистосердечные признания. Князев рассказал, как они добывались. — Меня четыре дня так лупили, что я готов был сознаться во всех преступлениях, которые происходили на земле, — вспоминал Константин. — Оперативники, или как их называют, — убойщики, на мне просто отрывались. Они тогда Новый год отмечали, пьяные были, веселые. Меня даже в ИВС (изолятор временного содержания. — В. Х.) не хотели принимать, настолько я был изувечен. Но в итоге всетаки приняли — за две бутылки водки и польские колбаски. 11 дней я пролежал в камере, где мне не давали ни хлеба, ни кипятка… Кто-то, возможно, возразит: зэки, мол, всегда рассказывают, будто осуждены незаконно, поэтому не стоит принимать на веру их слова. Но в нашем случае слова зэка подтверждают и официальные лица. О том, что Константин Князев стал жертвой судебной ошибки, подтвердил мне один из руководителей Камчатского краевого суда. С ним согласен и прокурор края. У него, кстати, тоже фамилия Князев. Только имя другое — Анатолий. «Такой факт имеет место, — прокомментировал ситуацию прокурор. — Я действительно считаю, что преступление совершили другие люди. Для этого есть достаточно серьезные данные. Поэтому мы будем добиваться окончательного разрешения вопроса». Со времени разговора с прокурором прошло два года. Вопрос так и не разрешился. У Константина Князева впереди — 10 лет за решеткой. Когда он лишился свободы, ему было 25. Выйдет он в 48. Мне удалось побывать у Князева. Константин, как выяснилось, живет теперь в одном бараке с Сергеем Кириченко — настоящим убийцей. Этого последнего посадили на 11 лет за какое-то другое преступление (не за «Мишку»). Приятель Кириченко, вместе с которым он убивал охранника и продавщицу, до сих пор на воле. Прокуроры и следователи знают о нем — и молчат. Если это не укрывательство преступления, то что? Еще одна тайна следствия…

Владимир ХИТРОВ — специально для «Новой» Петропавловск-Камчатский Фото автора


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

ИТАР-ТАСС

Автоликбез

Жизнь как «зебра»

Быть пешеходом стало смертельно опасно

Юрий ГЕЙКО пешеход, обозреватель «Новой» ет, меня не лишили прав: не дождутся! Просто пока власти Москвы борются с пробками своими способами, я — своими: все чаще в Москве я и спускаюсь в метро, и становлюсь пешеходом. Зверские снегопады этой зимы отобрали у меня мой автомобиль: я не мог со своим больным позвоночником откапывать гараж, долбить ломиком до асфальта лед. И вот что я вам скажу, братцы-пешеходы: очень опасная это штука, быть сейчас пешеходом — гораздо опаснее, чем во времена моей юности. Вот цифры «Союза защиты пешеходов», их мне прислал Владимир Соколов, председатель этого союза. Если за последние 8 лет количество сбитых, убитых и покалеченных автомобилями пешеходов по стране регулярно уменьшалось с почти 91 тысячи в 2004 году до 62 300 человек в прошлом году, т.е. почти на 32 процента, то количество сбитых именно на пешеходных переходах увеличилось за это время с 10 135 до 17 808 человек — почти в два раза! И эта цифра растет из года в год. Почему? Да все очень просто: потому что я, как пешеход, стал искать переходы, а не бегать зайцем поперек улиц. Быстро и сразу я поверил в действенность нашей власти: в то, что на переходах водители меня пропустят. А меня там стали интенсивнее, чем прежде, давить. И не потому, что водители сплошь озверели или пьяные, — они практически не виноваты! А виновата наша власть, которой надо годы чесаться, чтобы увидеть проблему, чтобы потом освоить казенные деньги для того, чтобы эти переходы оборудовать. Да и как оборудовать — не просто белые полосы освежить, а с умом, так, чтобы

Н

водители пешеходный переход не смогли не заметить. А водителям тоже нужно время, чтобы вдолбить в свою генную систему: увидел переход — тормози! Не сбавь скорость, не сбрось педаль газа, а — тормози! Но это — если увидел переход… И все это изначально происходит именно потому, что власть законодательная приказала водителям под страхом все увеличивающихся штрафов нас, пешеходов, пропускать. А власть исполнительная ничего не сделала для того, чтобы нас, пешеходов, защитить. Сотворить бумагу гораздо проще, чем позаботиться о людях по-настоящему. Это называется «цивилизация порусски»: я часто писал о том унижении, которое испытываешь, возвращаясь из цивилизованных стран в родное отечество, когда стоишь на переходе пять минут, десять, а то и пятнадцать — стоишь, стоишь, пока разрыв в стальном автопотоке не позволит тебе сигануть через дорогу, по «зебре» (!), словно зайцу. Как приятно и горделиво чувствуешь себя за границей, когда только ступил на тротуар — лакированные морды авто замирают, а ты идешь, чувствуя себя человеком!

И вот в Думе решили сделать Россию тоже цивилизованной. И что они там думают, что несколько бумажек для этого достаточно?! Став пешеходом, я вижу, что у 90 процентов «зебр» полосы на асфальте практически не видны, они стерты колесами. И стертые, и в снегу, и в грязи — да их просто с 10 метров водитель не видит! Хорошо еще, если там есть светофор с красным для водителя и с зеленым бегущим человечком для пешехода, а если светофора нет? Светофора нет, полосы «зебры» стерты, и о том, что ЗДЕСЬ пешеходный переход, вещают только старые знаки 5.16 — справа и слева на тротуарах: а именно идущий по палочкам человек, заметьте: на синем, информирующем, а не предписывающем фоне — если вы подошли к такому переходу, которых в России большинство, — что делать? Имейте в виду, что это — не переход вовсе, а смертельная ловушка для нас, пешеходов. Что же касается водителей, то такие, с позволения сказать, переходы — это и ловушки для них. Потому что водители, едущие потоком по городским улицам и шоссе даже

А В ЭТО ВРЕМЯ Из блока новостей от 13 апреля: Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев на заседании коллегии Министерства труда признал, что усилия властей по снижению смертности от ДТП не дают больших результатов. «Смертность от ДТП, к сожалению, вопреки тому, что происходило несколько лет подряд, в 2012 году выросла на 7,5%. За три месяца текущего года — еще на 6,5%, — констатировал Медведев. — Это плохие цифры, здесь регресс наблюдается. Причем он до конца даже не объясним». Объясним, Дмитрий Анатольевич! Во-первых, наша ГИБДД еще и не начинала борьбу за сохранение жизней на дорогах. Штрафы повышать научились отменно. А вот второй составляющей цивилизованной езды — неотвратимости наказания — как не было, так и нет. Инспекторов не видно ни у светофоров, ни у «зебр»: все они

21

с разрешенными скоростями, даже не в дождь и хмару, а при сияющем солнышке, просто не в состоянии такие переходы увидеть. И что делать? А ничего не надо придумывать и разрабатывать, не надо выделять десятки миллионов на исследования (как это было в предыдущей «Федеральной целевой программе 2006 — 2012 гг. по повышению безопасности…» и т.п., на которую вбухали 53 миллиарда и отрапортовали, что она почти выполнена, так как смертность на дорогах упала чуть ли не до планируемой цифры — 23 тысячи в год. А упала она на самом деле только из-за повышения штрафов в 2007 году. А когда «анестезия» штрафов кончилась — опять пошла вверх и сейчас почти вернулась к «допрограммным» цифрам). Все, господа, придумано до нас: надо направить силы и средства на то, чтобы ВСЕ пешеходные переходы страны сделать видимыми издалека. Как? На это есть специалисты: можно поднять на 4 см «зебры», можно и повесить не где-то сбоку, а НАД переходом и дорогой мигающий желтый, как это сделали в Белоруссии, или установить перед «зеброй» «лежачего полицейского» — да множество есть способов сохранения человеческих жизней. И последнее: кто у нас отвечает за человеческие жизни? Да все — Минздрав, ФСБ, МЧС, МВД, ГИБДД, Минтранс — все. А раз все, то НИКТО конкретно. Россия занимает катастрофически высокое место по смертям на дорогах среди цивилизованных стран. И для того чтобы переломить ситуацию, чтобы заставить ВСЕХ ответственных за жизнь людей работать по-настоящему, превратить все «Целевые федеральные программы по…» и т.п. в реальное и резкое снижение страшных цифр, — возглавить это дело должен кто-то один, конкретный человек, с которого можно и должно спрашивать. В Европе именно цифра погибших в ДТП — одна из главных в отчете и правительств, и правящих партий. Она гдето в тройке: ВВП, инфляция и снижение смертности на дорогах. Утверждают, что во многом благодаря тому, что министр внутренних дел Франции Саркози смог своими «камерами Саркози» (как их прозвали) снизить за сравнительно короткий срок смертность на дорогах республики почти на треть, — он и стал президентом. Вы можете представить 18 тысяч человек?! Это население небольшого города. И из них половина мертвецов, остальные — калеки. А через год их будет больше. Да тут надо срочно, сегодня же, Госсовет собирать и дать всем министерствам и ведомствам лишь одно указание: «Немедленно (!) изыскать средства для приведения всех пешеходных переходов России в надлежащее состояние! Срок исполнения — 3 месяца. Ответственный…»

отрабатывают — и успешно! — только самые «денежноемкие» нарушения: «встречка», промилле. А во-вторых — отрывок из недавно вышедшей книги Тома Вандербильта «Трафик. Психология поведения на дорогах». Книга была издана в 18 странах: «Статистика смертельных аварий, безусловно, зависит от благосостояния страны, но еще больше — от уровня коррупции. Исследования американских экономистов показали, что связь ДТП со смертельным исходом с уровнем коррупции более тесная, чем с уровнем дохода населения. Новая Зеландия, одна из пяти наименее коррумпированных стран в мире, имеет одни из самых безопасных дорог, хотя ее ВВП меньше, чем у Австрии и Испании. Россия считается более коррумпированной, чем страны такого же уровня развития, и это отражается на ее дорогах: в Москве на каждом углу стоят продажные полицейские, а сквозь пробки пробираются машины с мигалками (которые порой устанавливаются незаконно). На долю России приходится две трети всех аварий со смертельным исходом в Европе».


22

«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

/

культурный слой фестиваль Опера «Зигфрид» режиссера Ги Кассье

дя почти полтора километра вдоль Берлинской стены, не столько рассматриваешь граффити, сколько мучаешься мыслями, за что люди друг другу устраивают ад. С вышками, сторожевыми собаками, смертельными выстрелами. Будь то сталинские или нацистские концлагеря или раздел по живому семей, оказавшихся 13 августа 1961 года по разные стороны колючей проволоки. Музей «Чекпойнт Чарли», бывший КПП на Фридрихштрассе, — заведение частное, с густым собранием материальных свидетельств прорывов восточных берлинцев на «ту» сторону. Людей перевозили в чемоданах, протаскивали в люльках через подкопы; смельчаки перелетали на дельтапланах, переплывали в водолазных костюмах через каналы, замаскировавшись под лебедя… Был выходной день, народу в «Чекпойнт Чарли» битком. В основном из других городов Германии. Для подростков здешние экспонаты — скорее развлечение: это же в кино не придумаешь. Среднее поколение откровенно недоумевает; старшее разглядывает курьезные вещдоки с непроницаемыми лицами. Фактом падения Берлинской стены в ночь с 9 на 10 ноября 1989 года экспозиция не заканчивается. Напоминанием, что свобода не есть вещь сама собой разумеющаяся, служат залы, посвященные Ходорковскому и Лебедеву; Политковской, Маркелову, Бабуровой и Эстемировой. Довольно большой зал отведен Сергею Магнитскому — именно с личными предметами: школьный аттестат, свитер, шляпа, алюминиевая ложка, карандаш. Жутковатая картонная табличка на веревке: «Умер 007817». В музейных витринах то и дело встречается «Новая газета». Сказать, что восточные и западные берлинцы совершенно перемешались, никак не могу. Особенно это заметно на театральных премьерах. Берлинской Государственной оперой («Штаатсопер»), где меломаны бывшей ФРГ выглядят очень чопорно, с начала 90-х руководит легендарный Даниэль Баренбойм, одновременно с 2011 года главный дирижер «Ла Скала». Для людей, далеких от музыки, скажем, что Баренбойм за свои заслуги в укреплении мира был почетным знаменосцем олимпийского флага на открытии Олимпийских игр 2012 года в Лондоне. В мае — 200-летие Вагнера, и, несмотря на все кризисы, Баренбойм довел до конца свой проект: целиком поставить четыре оперы «Кольца нибелунга» — в копродукции с «Ла Скала». На одну из них — «Зигфрида» — «съезжалися к загсу» такие «трамваи», каких мы в Москве не видим. Публику определяют билеты от 100 с чемнибудь под 300 евро (цены по берлинским меркам кусаются, хотя в Москве уже и 20 тысяч рублей за билет — не предел). У входа в театр стоят гигантские живые букеты с орхидеями. Дамы в строгих вечерних платьях и черных лакированных туфлях, кавалеры благоухают. Статусное буржуазное мероприятие. Спектакли в Берлине начинаются тютелька в тютельку, гробовая тишина перед началом. Слушать Вагнера очень сложно («Зигфрид» — четыре часа), не сказать бы скучно. Но зал сидит не шелохнувшись. Возможно, это такая форма дисциплинированного сна. Постановка «Зигфрида» — в меру современная (режиссер Ги Кассье, художник Энрико Баньоли) и, очевидно, дорогая. Хотя на заднике проекция — будь это хоть озеро в лучах заката, хоть лес густой, где время от времени что-то едва меняется. На экране задника — вялотекущая лава, создающая причудливые очертания. Груда мертвецов? Или нет? Вот чье-то искаженное лицо… а тут запрокинутая в муках голова… Выискиваешь, как шизофреник на обоях. Судя по этой престижной постановке, в тренде также мелкие плазменные панели

staatsoper-berlin.de

И

Без истерики и экстаза

Олимпийский знаменосец Даниэль Баренбойм в «Кольце нибелунга» (в «Зигфриде» их было семь), где бушуют водные и огненные стихии. Лампы-трубки дневного потустороннего света. Модна кровь. Модно голое тело: выгородки из сломанных клинков в «Зигфриде» как-то чудесно подсвечиваются — и в них ломаным силуэтом будто бы вырисовываются обнаженные девушки… Или это только кажется? Почему перечисляю дотошно? Потому что через год-два все эти фишки со свистом перекочуют на наши сцены: Берлин же законодатель театральной моды. Поют очень эмоционально. Иначе трудно было бы поверить в значимость сказочных событий. Голоса не безуко-

«

главный в спектакле — артист! Это простое открытие приводит к выводу: увы, у нас певцы лишь обслуживают амбиции постановщиков. В гораздо более слабом спектакле «Парсифаль» в «Дойче Опер» постановщик Филипп Штёльцл (кинорежиссер) вообще избрал для себя путь живых картин, высвечиваемых в разных уголках сцены. Очень красиво. Жутко скучно. Но и здесь все — в первую очередь для певцов: деликатный оркестр, комфортные костюмы, удобные позы. «Парсифаль» — спектакль новый, но идет не первый раз, здесь много непафосной публики, даже и в кроссовках. Рядом

Через год-два все эти фишки со свистом перекочуют на наши сцены: Берлин же законодатель театральной моды

ризненные — но в Вагнере важно прежде всего, чтобы у артиста достало сил допеть до конца. Зигфрид (Ланс Райан) в кожаной куртке и штанах, с длинными волосами, чуть не двухметровый, — немного смущает бесцеремонностью, физической крепостью голоса и животной энергией. Но… какой же тенор переорет и другого тенора, и стук кузнечного молота, и весь оркестр! Недаром Райан уже расписан по юбилейным спектаклям всего мира. Баренбойм уверенно и, на мой взгляд, идеально играет Вагнера — без истерики, экстаза, не прерывая линий, нигде не мешая певцам. Пока мы в Москве ругаемся, кто главнее — дирижер или режиссер, во всех пяти увиденных мною берлинских музыкальных спектаклях разных театров (и «Зигфрид» был лучший) ясно одно:

«

со мной сидели два подростка-панка, с крашеными волосами, в пирсинге, бросив свои уличные куртки прямо на пол. Досидели до конца. А это пять с половиной часов! Есть в Берлине и театр «для народа» — это «Комише опер», «на стороне» бывшей ГДР. И не надо думать, что там сплошные оперетки. Премьера оперы Чайковского «Мазепа» заставила вспомнить о самых жгучих событиях в мире. Действие не самой веселой истории перебивается кадрами современной видеохроники — перевернутые машины, взрывы; гибель птиц в пятнах нефти, водоемы, затянутые мусором, издевательства над людьми во время войны, горы трупов, беженцы. Постановка знаменитого голландца Иво ванн Хове, конечно, осовременена.

Кочубей с автоматом Калашникова — такое запоминается. Но еще больше запомнилось, что спектакль шел на русском языке. А перед каждым зрителем на спинке кресла — экранчик с переводом на английский, немецкий, французский и турецкий. К концу оперы на титры почти никто не смотрит: так мощно побеждает музыка Чайковского в этой странной истории о любви, политике и предательствах. Причем молодой венгерский дирижер Хенрик Нанаши все свое искусство ставит на службу певцам, благодаря ему чувствующим себя уверенно в не самой популярной опере. Очень украсили спектакль Асмик Григорян (Мария) и Алексей Антонов (Кочубей). Другое весьма серьезное впечатление — от концерта великого пианиста Маурицио Поллини, проходившего в филармонии в рамках Пасхального фестиваля «Штаатсопер». Всегда оригинально мысливший, 70-летний Поллини свой клавирабенд из трех последних сонат Бетховена предварил музыкой из цикла «Карнавал» Сальваторе Шаррино. Этот современный композитор даже в буклете сфотографирован ударяющим один морской камушек о другой. Помните этот простой, но такой необычный звук? Так и все у Шаррино — звуки-намеки, звуки-шорохи, тихо дышащая флейта, подстанывающая виолончель. В исполнении участвовали изумительные молодые певцы Штутгартской оперы — не различишь, где инструменты, где голоса. После такого авангардного разогрева Бетховен звучит особенно. Поллини умен необычайно и точно знает, как безболезненно, но с интригой свести один век с другим. Выйдя из караяновской филармонии, слышу у входа «Я встретил вас» — виртуозно играет русский балалаечник, сидя на крохотном стульчике и поставив перед собой коробку для мелочи.

Наталья ЗИМЯНИНА


«Новая газета» среда. №42 17. 04. 2013

спорттовар Национальная сборная уже полгода живет без титульного спонсора. Не исключено, что им теперь окажется иностранец

rfs.ru

Приход Николая Толстых на пост президента РФС сулил незавидную участь многим «субъектам» футбола. В том, что пострадают интересы олигархата и присосавшихся «дельцов», были уверены практически все. Но наиболее компетентные предостерегали, что тяжелые времена наступят и для самого РФС. Бывший «якорный» спонсор федерации «Газпром» во всех его дочерних лицах отношения с РФС, мягко говоря, «подвесил». Потенциальный — Сбербанк конкретики в возможное партнерство не добавляет. Несмотря на это, главная сборная страны — в кои-то веки реальный фаворит своей отборочной группы, а долги РФС сократились практически на треть. С почти 800 миллионов рублей конца эпохи «Кодекса чести» до нынешних 550. О том, почему госкомпании не торопятся вкладывать деньги в российские футбольные сборные, какие усилия прилагаются для погашения долгов и возможно ли, что главным спонсором национальной команды станет иностранная компания, мы поговорили с заместителем генерального директора — генерального секретаря РФС Анатолием ВОРОБЬЕВЫМ.

23

Анатолий Воробьев

Нет оброка в своем отечестве —К

акова финансовая ситуация в РФС на данный момент? — Изначальная сумма долга в районе 800 миллионов рублей посредством «титанических» усилий, режима жесткой экономии и отказа от некоторых программ развития — снизилась до 550. Да, договор с многолетним титульным спонсором РФС «Газпромом» не пролонгирован, но и отказа от сотрудничества мы тоже не получали. Все-таки надеемся, что компания, которая собирается вложить 5 миллиардов евро за 5 лет в Объединенный чемпионат, вспомнит неоднократно произнесенные правильные слова о социальной ответственности. На мой взгляд и на взгляд многих моих коллег из регионов России, более уместно такие средства направить на поддержку российских программ, а не на заоблачные призовые (команда, занявшая последнее место в ОЧ, заработает больше, чем победитель Лиги Европы). — Но существует еще и дебиторская задолженность: по нашим сведениям, РФПЛ должна РФС около 2 миллионов долларов. Возможен ли судебный иск к данной организации? — Действительно, отдельные субъекты футбола в рамках действующих договоров не платят значительные суммы под разными предлогами. Но мы мирные люди, и бронепоезд на запасном пути у нас не стоит. Пытаемся решать все вопросы путем переговоров и не настроены на судебные разбирательства. Это крайний случай. В соответствии со всеми нормативными документами ФИФА и УЕФА и Законом РФ «О спорте» все права на проведение соревнований, в том числе и коммерческие, принадлежат РФС, который делегирует их в рамках соглашений лигам. В случае невыполнения условий не исключен вариант

Хотите классно выглядеть? Поможет стилист! Создание имиджа. Шопинг-сопровождение. Оплата за результат. Звоните! 8 495 920-44-02 Евгений

www.styleage.ru Прием рекламных объявлений 8 495 648-35-01 reklama@novayagazeta.ru

Реклама

Услуги стилиста по одежде

расторжения договора, наделяющего РФС единоличным распоряжением правами. — Влияют ли на ситуацию идеологические расхождения РФС и РФПЛ? — К сожалению, у нас идеология, финансы, а иногда и политика, связаны со спортом, несмотря на известные заявления. Любой самостоятельной структуре не нравится изменение порядка решения вопросов. Приход Николая Толстых и новой команды управления исключил возможность некоторых необдуманных реформ, таких, например, как лимит на легионеров или переход на систему «осень—весна». РФПЛ — организация, обладающая более широкими возможностями для генерирования денежных потоков, — она создает продаваемый продукт. А РФС — организация коммерчески привлекательная только с точки зрения бренда и доходов от первой сборной. Но помимо нее есть еще 20 команд, инфраструктурные проекты, поддержка региональных федераций. Я не исключаю, что некоторым руководителям кажется, что, если они финансово будут влиять на РФС, его руководители могут пойти на какие-то уступки в решении некоторых вопросов. — Тем не менее Евгений Гинер, один из идеологов создания Объединенного чемпионата, бывший президент РФПЛ, по решению последнего Исполкома занял должность председателя финансового комитета. — Я искренне считаю Евгения Ленноровича реальным, а не формальным лидером российского профессионального футбола. Ему удалось добиться в ЦСКА хорошей модели управления и результатов без тени подводных камней. После детального анализа озвученных цифр бюджета РФС на состоявшемся Исполкоме коллеги Евгения Гинера и предложили выдвинуть его кандидатуру на пост председателя финансового комитета. И мнение членов Исполкома, и мое собственное — что это решение позитивное. — А лично вы видите заинтересованность у компаний в финансировании российского футбола? — Боюсь, что в последние годы интерес к футболу значительно снизился, периодически возникали противоречия, скандалы, мнимые или действительные конфликты, что спровоцировало некую пассивность структур, сдерживающую процесс заключения соглашений. Компании хотят вкладывать деньги

в стабильные проекты без шлейфов прошлых долгов. Но мы продолжаем переговоры с рядом потенциальных спонсоров и надеемся на улучшение финансового положения. Было озвучено, что помимо «Газпрома» есть еще ряд компаний, которые могли бы стать нашими партнерами. В частности, Сбербанк, преимущество которого заключаются в неаффилированности с каким-то конкретным футбольным клубом. Мы меняем свою философию во взаимоотношениях со спонсорами, предлагаем новые продукты. Разрабатывая стратегию развития футбола до 2020 года, формулируются предложения по изменению нормативно-правовой базы, в частности, создание режима наибольшего благоприятствования для спонсоров по налогам на прибыль, на землю, НДС. Хочется, чтобы само законодательство стимулировало и мотивировало спонсоров, — что давно существует на Западе. — Не кажется ли вам, что возможных спонсоров РФС останавливают третьи лица? — Возможно, сейчас существует не то чтобы противодействие, скорее непонимание важности задачи, которая перед нами стоит. Безусловно, стоило решать возникшие проблемы на берегу — погашать долги до прихода нового руководства РФС. Но, поскольку нам доверили дела в таком состоянии, не мы одни должны выступать ассенизаторами. В этом деле РФС должны помогать и другие структуры. — Насколько привлекателен бренд сборной России, спортивные успехи которой сейчас высоко котируются? — Те успехи, которые демонстрируют сборные команды, не наблюдались в последнее десятилетие, что не перестает подчеркивать глава РФС. В спортивном плане все безупречно, и это тоже должно сыграть свою роль в привлечении спонсоров. — А им может стать иностранная компания? — Почему бы и нет. Не исключаем и такого варианта. Это будет даже в какомто смысле укором российским организациям, отказавшимся от сотрудничества. Вообще сборная России для большой части населения (будучи на чемпионате Европы, я своими глазами это наблюдал) является если не национальной идеей, то, во всяком случае, сплачивающим материалом для нации. И, безусловно, ее поддержка, обеспечение якорного

спонсора на данном этапе является задачей государства, а не только Николая Толстых и министра спорта Виталия Мутко, помогающего РФС. — ЦСКА по пятилетнему контракту с компанией «Россети» получит 4 миллиарда рублей, РЖД и ВТБ спонсируют «Локомотив» и «Динамо», «Газпром» фактически является владельцем «Зенита». Почему госкомпании охотно вкладывают деньги в клубы, но не стремятся сотрудничать с РФС? — Этот вопрос корректнее задать самим компаниям. На самом деле странно, что такие крупные государственные организации оккупировали клубный футбол, а сборная команда на протяжении полугода остается без титульного спонсора. Остается догадываться, что финансовый прессинг, экономическая блокада — средство давления на президента РФС. А его участники — stakeholders (агенты влияния в российском футболе. — Д. К.) — руководство лиг, клубы и их спонсоры. — Может, тратить деньги на сборную и РФС для них — как покупать игрушку, которой нельзя играть? — Все-таки игрушка — не совсем корректное определение, хотя и максимально отражающее действительность в некоторых ситуациях. И если в клубах хозяева могут действовать по принципу: что хочу, то и ворочу, то, безусловно, сейчас в сборной такое невозможно. Вмешательства в дела футбола ни Фабио Капелло, ни Николай Толстых не допустят. Возможно, для кого-то это серьезный барьер. — Что может заставить эти компании перевести свои взгляды с достижения сиюминутных клубных результатов на развитие детско-юношеского футбола и сборные России? — Не исключаю, что данная проблема должна быть рассмотрена на самом высоком уровне. В моменты кризисного положения «Томи» или «Крыльев Советов» их руководство добивалось совещаний у президента. Не без участия высших руководителей государства эти клубы были спасены. Думаю, что информация о ситуации в РФС, который оказался по вине или беде предыдущего руководства в непростых финансовых условиях, уже дошла до соответствующих эшелонов. Возможно, и здесь необходимо пойти на такой серьезный шаг.

Беседовала Дарья КОБЫЛКИНА


Игры с ящиком

Первый после Суркова

Слава ЩИНА ТАРОЩИНА

обозреватель еватель «Новой» ой»

Уровень бреда стремительно превышает уровень жизни организме Владимира Соловьева складируются гигантские запасы изобразительных средств. Повернется он вправо, где стоят Ганнушкина с Гозманом, — лицо каменеет. Повернется влево, где постоянно дежурят Железняк с Исаевым, — взор теплеет. Обратится к Генри Резнику — нижняя часть лица напоминает часового у Вечного огня, а глаза задорно улыбаются. И только когда в студию приходят те, на ком лежит отсвет Первого Лица, художественные изыски отходят на второй план, уступая место приторному рахат-лукуму. В последнее время опытному ведущему рахат-лукум потребовался в промышленных масштабах. Такое ощущение, будто накануне годовщины инаугурации Путин вступил в очередную предвыборную кампанию. Мало того что сферы его деятельности лихорадочно расширяются, вбирая в себя все вокруг — от утилизации мусорных отходов до КВН. Так еще чрезвычайно активизировались те, на ком лежит отсвет. Пока один из них движется к месту назначения, Соловьев выводит рулады с особым восторгом. Его гость собирает бабочки и драгоценные узорные буквицы. Он романтик и скептик. У него безмерный талант и жизнь как многоцветный лоскутный плащ. Зрители готовятся к встрече с восставшим из пепла Набоковым, а получают Проханова. Он не стал распространяться о своем даре (хотя подтвердил его наличие), зато охотно распространился о Путине. Его рейтинг самых интересных людей власти выглядит так: на первом месте Сурков, на втором — Путин. Впрочем, лукавство арифметики Александр Андреевич с лихвой компенсирует половодьем чувств. Сурков — всего лишь блистательный виртуоз. Путин — центральная фигура мирозданья, через которого «реализуется спасительная для России идея». Проханов вместе со своими узорными буквицами еще не успел удалиться, завернувшись в лоскутный плащ, как на подиум вышел Дмитрий Песков. Тут-то и начинается самое любопытное. Нет, я не о программных заявлениях пресс-секретаря президента, я о самом пресс-секретаре. Обычно пугливый Песков впервые выступил в роли самостоятельного политика: он трактовал не слова Путина, а его самого. Трактовал хорошо, уверенно, всеобъемлюще, Путину понравится. Вопрос только — зачем? Что происходит сегодня в отечестве такого, что требует столь мощной поддержки Владимира Владимировича?

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

В

Почему никто не возвышает свой голос в защиту Дмитрия Анатольевича, которого не только в КВН больше не зовут, но даже не доверяют заниматься мусорными отходами? Почему жизнь россиянам дана не в ощущениях, а в трактовках третьих лиц? Третьи лица (с отсветом Первого Лица) бывают двух типов: из числа идеологической обслуги; из числа друзей. И первые, и вторые словно специально выведены на общественную сцену для подтверждения максимы Василия Мельниченко: «Уровень бреда превысил уровень жизни». Похоже, фермер из Свердловской области, вмиг ставший героем интернета и ТВ, снайперски зафиксировал на экономическом форуме суть государственной жизни. Уровень бреда повышается с каждым новым телепроектом. Вот уже и Первый канал решил обзавестись актуальным ток-шоу «Политика» с Петром Толстым. В кустах (на случай полного провала Толстого) припрятан рояль в виде Александра Гордона, но даже такой рояль положение не спасает. Новый проект — калька прежних. Когда обсуждается проблема НКО и на одну Ганнушкину приходится десять Леонтьевых, результат ясен на старте. Следить можно только за колебаниями уровня бреда. Главный козырь Толстого таков: фонды, снабжающие НКО деньгами, возглавляют

бывшие сотрудники американских спецслужб. Соло в данной партии исполняет некая девушка Крашенинникова, слушая которую, я затосковала по исчезнувшей с экранов Нарочницкой. Та хотя бы пыталась придать мыслям подобие стройности, эта оперирует лишь лозунгами. Дама с внешностью экс-дивы эпохи губернского модерна и громкой должностью генерального директора Института внешнеполитических исследований теперь главный знаток всяческой заокеанской мерзости. Ее основной аргумент — «не приравнивайте Кремль к ЦРУ» (это она говорила не у Толстого, а у Соловьева, что одно и то же). Отчего же не приравнивать, если там выходцы спецслужб возглавляют всего лишь фонды, а у нас один выходец, зато какой — целую империю? Почему то, что хорошо для империи, плохо для благотворительных фондов? С политобслугой успешнейшим образом конкурируют друзья того, кто Первый после Суркова. Владимир Якунин дает интервью Сергею Брилеву. Два лощеных джентльмена вальсируют на месте отменно долго и скучно. Вдруг глава РЖД, почти утонувший в теме финансирования, многозначительно посмотрел на Брилева и молвил кардинальное: «На мой взгляд, бытие определяет сознание». Каков мыс-

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: А. Полухин, Н. Прусенкова

Наш адрес в интернете:

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Ольга БОБРОВА (обозреватель), Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (обозреватель), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ (зам главного редактора, редактор службы информации), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ (редактор пятничного выпуска), Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела «Общество»)

литель! Мало того что он с легкостью необыкновенной выдал формулу Маркса за свою, так ведь еще и все карты спутал. Якунин — председатель попечительского совета Фонда Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного. Фонд ратует за пробуждение в человеке духовных основ, а его вдохновитель исполняет гимн материализму. Выше Якунина прыгнул только еще один любезный путинскому сердцу господин Залдостанов, больше известный как Хирург. Это благодаря ему, главному байкеру страны, Владимира Владимировича по ошибке внесли в Финляндии в список потенциальных разыскиваемых преступников. Хирург тотчас стал героем недели, вследствие чего самумом пронесся по экрану. Первым делом он обвинил в случившемся голландских геев. Ведущий Такменев намекает: финны — не голландцы. Однако Хирурга уже неумолимо понесло на оперативные просторы патриотизма. Он резко отмахнулся от такменевской глупости: «Да все они там в одной организации. У нас совсем другой путь: патриотизм, дети, елки. Мы их научим родину любить». Кто бы сомневался? Эти — могут.

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Ольга БОБРОВА, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Владимир МОЗГОВОЙ, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Ирина ПЕТРОВСКАЯ, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Юлия ПОЛУХИНА, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА

Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет)

Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Юрий ГЕЙКО, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Андрей КОЛЕСНИКОВ (Мнения & Комментарии), Александр ЛЕБЕДЕВ, Александр ПОКРОВСКИЙ, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ

WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Сергей ЛИПСКИЙ, Евгений ШИРЯЕВ

Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба) Группа выпуска: Анна АРТЕМЬЕВА (фотокорреспондент), Анна ЖАВОРОНКОВА, Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Оксана МИСИРОВА,

Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Борис БРОНШТЕЙН (Казань), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТ-АДЖИЕВ (Самара), Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга МУСАФИРОВА (Украина), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск)

дирекция Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета»), Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Вера ИЛЬЕНКО (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал)

АДРЕС РЕДАКЦИИ: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990. Пресс-служба: 8 495 926-20-01 Отдел рекламы: 8 495 648-35-01, 621-57-76, 623-17-66, reklama@novayagazeta.ru Отдел распространения: 8 495 648-35-02, 623-54-75 Факс: 8 495 623-68-88. Электронная почта: 2013@novayagazeta.ru Подписка на электронную версию газеты: distrib@novayagazeta.ru Подписные индексы: 32120 (для частных лиц) 40923 (для организаций) Подписка на газеты и журналы по Москве через интернет: www.gazety.ru Газета печатается вo Владивостоке, Екатеринбурге, Краснодаре, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Рязани, Самаре, Санкт-Петербурге. Зарубежные выпуски: Германия, Израиль, Казахстан

Общий тираж — 273 700 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 11 019 452 просмотра за март 2013 г. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77-24833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990.

© АНО «РИД «Новая газета», 2013 г. Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

Срок подписания в печать по графику: 19.30, 16.04.2013 г. Номер подписан: 19.30, 16.04.2013 г. Отпечатано в ЗАО «Прайм Принт Москва». Адрес: 141700, МО, г. Долгопрудный, Лихачевский проезд, д.5В. Заказ № 1513. Тираж — 56100 экз. Общий тираж — суммарный тираж московских и региональных выпусков за неделю. Цена свободная.

«Новая газета» №042 (среда) от 17.04.2013  

Выпуск «Новой Газеты» от 17 апреля 2013 года

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you