Issuu on Google+

0. н . Караваева АКТУАЛИЗАЦИЯ ЭТНИЧНОСТИ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ УДМУРТИИ НА РУБЕЖЕ XX - XXI ВВ.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

5

Глава I. Этнический фактор в современной региональной художественной культуре

19

Ы.Этничность и региональная культура: механизмы взаимодействия

19

1.2.Вдияние глобализации на формирование этнической специфики региональных культур

32

КЗ.Этничность и современность в постмодернистской художественной культуре

40

Глава II. Актуализация этничности в современной социокультурной и политической жизни Удмуртии

53

2.1.Основные тенденции социокультурной и политической жизни Удмуртии в конце XX - начале XXI века

53

2.2.Проблемы сохранения и возрождения этнической культуры в деятельности общественных объединений в Удмуртии в конце XX - начале XXI века

63

Глава Ш. Этническая тематика в литературе и изобразительном искусстве Удмуртии

96

3.1. Проблема «своего» стиля в литературе Удмуртии в конце XX - начале XXI века

96

3.2. Художественный язык реализма и этнофутуризма в изобразительном искусстве Удмуртии

116


Глава IV. Актуальность этнического в музыкальной культуре Удмуртии в конце XX - начале XXI века

127

4.1. Этнические мотивы в профессиональном творчестве композиторов Удмуртии

127

4.2. Фольклорный коллеюш как современная форма сохранения музыкальных традиций

135

4.3. Феномен этничности в музыкальном этнофутуризме Удмуртии

148

Заключение

158

Приложение

160


ГЛАВА I ЭТНИЧЕСКИЙ ФАКТОР В СОВРЕМЕННОЙ РЕГИНА.ШЬНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

1.1 Этничность и региональная культура: механизмы взаимодействия

Этничность - широко используемая в науке категория, обозна­ чающая существование культурно-отличительных (этнических) групп и форм идентичности. В российском обществознании в большей сте­ пени употребляется категория «этнос», когда говорят об этнических общностях (народах). Впервые термин «этничность» в мировой научной практике употребил Ллойд Уорнер и его коллеги в 40-е годы XX века, хотя тер­ мин «этничность» использовали австрийский политик Адольф Фишхоф и Людвиг Гумплович. Однако они исходили из различных его значений. В 1976 году два американских социолога из Гарвардского университета Н. Глейзер и Д. Мойнихен так определили этничность: «Следовательно, в некоторой степени правомочно утверждение, что те формы идентификации, которые основаны на различных социальных реалиях, таких, как религия, язык и национальное происхождение, имеют нечто общее (так, например, для ссылки на все эти понятия ис­ пользуется новый термин - «этничность»). Общим для нас всех явля­ ется то, что оно стало важным центром мобилизации групп на дости­ жение конкретных политических целей, оспаривая первенство такой мобилизации у класса, с одной стороны, и у нации - с другой» . В отечественной этнологии с самого начала употребления тер­ мина «этнос» за ним утвердилось значение «народ». Вместе с тем для обозначения различных форм этнических общностей и отношений в научной литературе употребляются и производные от этого слова тер1

1

Кокшаров Н. В. Этничность. Этнос. Нация. Национализм [Электронный ре­ сурс] // Credo-new: Теоретический журнал. 2002. № 4. URL: h1tp://credonew.narod.ru

19


ГЛАВА Ш ЭТНИЧЕСКАЯ ТЕМАТИКА В ЛИТЕРАТУРЕ И ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ УДМУРТИИ

ЗЛ.Проблема «своего» стиля в литературе Удмуртии в конце XX - начале XXI века

С началом демократизации российского общества обозначились новые тенденции в литературе Удмуртии. Изменился художественный подход к изображению действительности. У современных авторов появилось право создавать произведения в соответствии с собствен­ ными представлениями о художественном творчестве. Среди представителей русскоязычного направления этого пе­ риода стоит отметить творчество В. Емельянова. Он - автор несколь­ ких поэтических сборников. К концу XX века его стихи являются по­ пыткой философского осмысления жизни человека и связи поколений. Умение высоко мыслить, находить образы, метафоры вложено авто­ ром в одно из лучших его произведений - «Время выбора (поэма без героя)»: Приблизившись к третьему тысячелетью, Увы! - мы, как прежде, во мгле... Вновь стужа колотит всевластною плетью По мерзлой родимой земле. Ничто потеплей™ не обещает. Свыкаемся с вечной зимой. И душу, покрытую льдом, утешает Лишь «Слово» о славе былой. 1

Также В. Емельянов является автором философского романа «Савелий и Левиафан»( 1992) . Основными темами его прозаических

1

Емельянов В. И. Русская зима: Новая книга стихов. Ижевск: Удмуртия, 1998. С. 360. Емельянов В. И. Савелий и Левиафан. Ижевск: Удмуртия, 1992.

2

96


произведении являются, во-первых, проблема знания человеком исто­ рии и культуры своего народа, моральная ответственность за содеян­ ное, а, во-вторых, вклад каждого человека в повышение уров]4я духов­ ности людей. Среди других авторов Удмуртии рассматриваемого периода можно назвать В. Болтышева, известного по таким книгам, как «Сю­ жеты», «Многие другие», «Свои люди», «Тихий дол», «Город М», «Идиотская история». В. Болтышева-писателя отличает умение не только рассмо1реть личность «под микроскопом» - густо населенный дом в скрупулезном социально-психологическом разрезе («Многие другие»), но и «текущее» время с позиции прошлого и предполагаемо­ го в идеале будущего. Творческий метод В. Болтышева - регшистический. Продолжая традиции русской класшки, изобразительную худо­ жественную систему он пытается обогатить новыми красками. Даже в самых мрачных его рассказах в подтексте - светлая элегия, вера в нравственную силу человека, в любовь, преобразующую личность, в его разум Наиболее; характерным его произведением, написанным в по­ следнее десятилетие прошлого столетия, является повесть «Город М». Мир этого произведения, в который погружает нас В. Болтышев, об­ ладает рядом устойчивых признаков. Прежде всего, он живет по зако­ нам сна, поскольку многое в нем объясняется задним числом, потом, после того, как происходящее уже произошло. Именно так описано большинство значимых сюжетных линий в повести «Город М». С эс­ тетикой сна сближает и то, что многие эпизоды увидены им как бы сквозь плохо промытое стекло, невнятно и размыто. Герои В. Болты­ шева то раздваиваются, то творят, либо используют акты воскрешения покойников для переселения избранных душ (Егорушки Стукова или Кузьмо Рябыки). В последнем случае автор идет еще дальше, населяя город М невесть откуда взявшимися одноногами. Любимые герои В. Болтышева - добровольные либо вынужденные маргиналы, люди, отпавшие от социума, одинокие, бездомные, неприкаянные. Правда, их маргинальность для них спасительна, поскольку избавляет от необходимости быть как все и дает право «иначе пахнуть», как выражается Волк. Для этих героев обязательно еще одно свойство резкое различие между тем, чем они были, и тем, чем они стали в результате раздвоения-отпадения. При анализе данного произведения можно провести параллели между «Городом М» и «Историей одного города» М. Е. Салтыкова97


3.2.Художественный язык реализма и этнофутурюма в изобразительном искусстве Удмуртии

Об особом отношении к своим этническим традициям свиде­ тельствует и изобразительное искусство Удмуртии конца XX - начала XXI века. В органичном единстве этнического и общего художники стремятся к поиску путей воплощения национального характера и творческого осмысления черт удмуртского народного искусства. В этом направлении работает лауреат Госуда1рственной премии У АССР народный художник УАССР П. В. Ёлкин. С одной стороны, его рабо­ там присущи эмоциональность и лиризм («Сумерки», «Материнские думы», «Вечером»), с другой стороны, некоторые его работы не лише­ ны философского осмысления окружающей действительности («На­ путствие»). Также ему принадлежит целый ряд портретов представи­ телей национальной интеллигенции («Поэтесса Т. Чернова», «Писатель Г. Валишин», «Профессор В. В. Туганаев», «Народный пи­ сатель С. П. Широбоков» и др.). Одним из зачинателей и, соответственно, продолжателем нацио­ нальной темы является С. Н. Виноградов. Среди тематического мно­ жества его работ особо выделяется тема поэтики удмуртского фольк­ лора в его бытовом аспекте - народные праздники, обряды и быт. Одна из интересных его работ «Удмуртская свадьба» - посвящена се­ мейному быту народа. Здесь художник, с одной стороны, предстает как знаток жизни удмуртского народа, а с другой стороны, как человек с живым эмоциональным воображением. Народная тема также отражена и в творчестве другого художни­ ка - В. И. Михайлова. Но, в отличие от С. Н. Виноградова, этот ху­ дожник не придерживается скрупулезной точности изображения на­ родной жизни, а создает свой живописный вариант жизни удмуртского народа, используя для этого жанры пейзажа и натюрморта («Деревня», «Родные края», «Гроза», «Крестьянский», «Зангари»). Совершенно новую страницу в изобразительном искусстве Уд­ муртии открыл М. Гарипов, работавший, по мнению некоторых кри­ тиков, в стиле наивизм. «Художник не просто отображает картины природы, а раскрывает ее образ через обычаи и поверье удмуртских крестьян. Этот художник нашел свой изобразительный язык, отли­ чающийся неподражаемой световой палитрой, нестандартностью по116


стро��ния композиции, своеобразной стилистикой изображаемых эле­ ментов» . Именно с именем этого художника связано появление ново­ го направления в изобразительном искусстве, характеризующегося нереалистическим подходом в трактовке образов. Если доперестроеч­ ное изобразительное искусство Удмуртии определялось как сугубо реалистическое, то, начиная с конца 80-х годов XX века, можно гово­ рить о появлении авангардных форм в этом виде искусства. Воспитанный в крестьянской семье, в деревне, где сохранились языческие верования и ежегодно совершались языческие моления, М. Гарипов перенес все это на свои полотна. Сущность поиска новой выразительной формы отразилась в его работе «Русалки», написанной по мотивам народного фольклора. Обращение к народным сказаниям получило отражение в таких его офортах, как «Жертвенное дерево», «Молитва», «Жертвоприношение». В серии работ «Удмуртские на­ родные сказки» воплощены народные представления народа о разум­ ном и добром мире, в котором побеждают сила, трудолюбие, отвага. Особенностью его работ также является стремление показать нерас­ торжимую связь человека с природой, что характеризует традицион­ ную патриархальную финно-угорскую культуру. Как говорит Н. А. Розенберг «У финно-угорской культуры есть ценное качество — видеть человека в его растворении с природой, в духе нерасторжимо­ сти с миром, она видит его, прежде всего., как представителя этниче­ ского сообщества, а не как самодостаточную личность» . Именно по­ этому так естественны герои картин М. Гарипова на фоне родников, гор, полей или на фоне демонических пейзажей. Являясь выходцем из некрещеных удмуртов, художник демонстрирует нам свой языческий художественный мир. Причем язычество не рассматривается им как антитеза монотеистическим религиям, а исследуется как вполне само­ стоятельное религиозное мировосприятие. Творчество этого художника заметно повлияло на процессы эт­ нической самовдентификации в удмуртском искусстве. Если ранний период его творчества был связан с детской книгой, то в зрелые годы он становится мастером станкового офорта и живописцем, не оставляя работу в книге. В течение 1984-1989 годов он создает серии о вумуртах (водяных), нюлэсмуртах (лесовиках) и человеке; создает листы, 1

2

Золотухин А Народные мотивы в произведениях удмуртских художников // Вордскем кыл. 1999. № 10-11. С. 63. Пузанова Н. Кто мы такие? // Удмуртская правда. 2001. 7 декабря.

117


3. Лебедева. Онгон


3. Лебедева. Солнечная тропа


Актуализация этничности в художественной культуре Удмуртии на рубеже XX – XXI вв. : монография.