Медиа мастерские 2016 - Газета "Ми є"

Page 1

МУРАЛ, ПРИСВЯЧЕНИЙ ВИМУШЕНИМ ПЕРЕСЕЛЕНЦЯМ,

З’ЯВИВСЯ В ДНІПРІ У ВЕРЕСНІ 2016-ГО НА СТІНІ ОДНЄЇ ЗІ СТАРОВИННИХ БУДІВЕЛЬ У ЦЕНТРАЛЬНІЙ ЧАСТИНІ МІСТА. ДІВЧИНКА-ПЕРЕСЕЛЕНКА, ЗАНЕДБАНИЙ ЛЯЛЬКОВИЙ БУДИНОЧОК, ЦИТАТА НІМЕЦЬКОГО ПИСЬМЕННИКА КРІСТІАНА МОРҐЕНШТЕРНА ПРО РІДНУ ДОМІВКУ… ЕСКІЗ АБСОЛЮТНО БЕЗКОШТОВНО РОЗРОБИВ І ВТІЛИВ У ЖИТТЯ ВІДОМИЙ ДНІПРОВСЬКИЙ МАЙСТЕР СТРІТ-АРТУ ZDESROY – ВАЛЕРІЙ КОЛОР. КОШТИ НА ФАРБИ ВИДІЛИЛО УПРАВЛІННЯ ВЕРХОВНОГО КОМІСАРА ООН У СПРАВАХ БІЖЕНЦІВ. МУРАЛ НА 15-МЕТРОВІЙ СТІНІ БУВ СТВОРЕНИЙ ЗА ТРИ ДНІ. ДЛЯ ЦЬОГО ЗНАДОБИВСЯ ВЕЛИКИЙ КРАН. У ДНІПРІ СЬОГОДНІ ЖИВЕ ПОНАД 36 ТИСЯЧ ВИМУШЕНИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦІВ. ДІВЧИНКА, ЯКА СИДИТЬ НА БУДИНОЧКУ, – ЇХ ЗБІРНИЙ ОБРАЗ. текст і фото Марини ЛАГУТІНОЇ


ГАЗЕТА ”МИ Є” –

результат медіатренінгів, що відбулися в рамках проекту ”Чужа батьківщина: біженець у рідній країні”. Його організувала міжнародна мережа журналістів n-ost у співпраці з ifa – Інститутом міжнародних відносин.

N-OST, БЕРЛІН, НІМЕЧЧИНА Ця міжнародна мережа журналістів і медіа-ініціатив із ЄС і Східної Європи. Виступає за незалежну міжнародну журналістику, плюралізм думок і вільний доступ до інформації. n-ost також проводить медіатренінги. www.n-ost.org

”ЧУЖА БАТЬКІВЩИНА: БІЖЕНЕЦЬ У РІДНІЙ КРАЇНІ”

IFA, ШТУТҐАРТ, НІМЕЧЧИНА Інститут міжнародних відносин – ifa – активно діє по всьому світу, підтримує мирне співіснування та взаємозбагачення людей і культур. Сфери зацікавлень ifa – поєднання теорії та практики громадянського суспільства, культура, мистецтво, політика, засоби масової інформації й наука. www.ifa.de

ВИДАВЕЦЬ n-ost Netzwerk f ür OsteuropaBerichterstattung Alexandrinenstraße 2–3 D-10969 Berlin Tel. +49-30-259 32 83 0 www.n-ost.org КЕРІВНИК ПРОЕКТУ Саломе АСТ ГОЛОВНИЙ РЕДАКТОР Богдан ЗАВІТІЙ РЕДАКТОРИ Ульріке БУТМАЛОЮ Мар’яна ВЕРБОВСЬКА Романія ГОРБАЧ ДИЗАЙН, ВЕРСТКА Й ОПРАЦЮВАННЯ ФОТО Володимир ОНОПРІЙЧУК Світлана ПЕЧУРОВА ІНФОГРАФІКА Назар ТУЗЯК ДРУК ”Софія-А”, Київ Замовлення № 1512 Наклад 6000 примірників

ОСОБЛИВА ПОДЯКА Вікторії БАБІЙ Тетяні БЕРЕЖНІЙ Мирославі ІВАНИК Марії ІВАНИЦЬКІЙ Наталії МАЖАРОВІЙ Андрієві ПАВЛИШИНУ Юлії ПИМЕНОВІЙ Галині ТОМКІВ Людмилі ЧЕРЕДАРИК Олені ШУНЬКІНІЙ

ПРОЕКТ ФІНАНСУЄ Міністерство закордонних справ Німеччини

Думки авторів газети представляють тільки їхню точку зору й можуть не відображати позицію чи політику Федерального МЗС Німеччини

У МЕДІА-ТРЕНІНГАХ ПРОЕКТУ ”ЧУЖА БАТЬКІВЩИНА: БІЖЕНЕЦЬ У РІДНІЙ КРАЇНІ” БРАЛИ УЧАСТЬ:

2

медіа-ремесла. Під час навчання вони мають нагоду побувати в незвичному для них амплуа – стати на якийсь час журналістами. Чому незвичному? Бо доти ніхто досвіду такої роботи не мав.

ДІМ ДЛЯ КОЖНОЇ ЛЮДИНИ – РІЧ ДУЖЕ ВАЖЛИВА Й ДУЖЕ ІНТИМНА. А ЯКЩО ТИ ЙОГО ВТРАЧАЄШ? Як швидко можеш

знайти заміну? А взагалі – це можливо? Із цими непростими запитаннями за останні майже три роки стикнулися сотні тисяч українців. Покинувши все, їм довелося втікати з дому з охопленого війною Донбасу й окупованого Криму. Вони стали ВПО – внутрішньо переміщеними особами, як називає їх суха мова офіційних документів. МИ, УЧАСНИКИ ПРОЕКТУ ”ЧУЖА БАТЬКІВЩИНА: БІЖЕНЕЦЬ У РІДНІЙ КРАЇНІ”, намагалися дізнатися

в переселенців, що сьогодні для них означає поняття рідного дому. Дізнатися – й донести вам, читачам. Ось уже другий рік поспіль у рамках цього проекту група молодих людей з усіх куточків України опановують основи

У МИНУЛОМУ ВИПУСКУ ГАЗЕТИ ”МИ Є” УЧАСНИКИ ПРОЕКТУ ЗОСЕРЕДИЛИСЯ НА ТЕМІ ”ЩО ТАКЕ БУТИ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕМ?”. Цьогоріч ключова

ідея видання змінилася, адже перед ВПО постають уже інші, нові, виклики. Сьогодні для багатьох із них важливий уже не стільки сам факт вимушеної зміни місця проживання, як процес адаптації до нового середовища – до людей, регіону, міста чи села, де вони осіли.

МИ ВІДВІДАЛИ П’ЯТЬ МІСТ УКРАЇНИ:

Харків, Одесу, Чернівці, Львів і Київ. У кожному з них під час тренінгів і поза ними знайомилися з цікавими людьми, заряджалися їхніми історіями й новими ідеями. Газета ”Ми є”, яку Ви тримаєте в руках, – результат тих наших зустрічей і бесід, наших тривалих зусиль. ДЯКУЄМО ВСІМ, ХТО ВЕСЬ ЦЕЙ ЧАС БУВ З НАМИ. УСІ ТЕКСТИ Й ІЛЮСТРАЦІЇ – СПІЛЬНА РОБОТА. Так, ми не є професійними

вчителі, підприємці, студенти. Ми або самі переселенці, або в своїй діяльності так чи інакше допомагаємо ВПО. Багатьом із нас також довелося залишити свої домівки, друзів, роботу й почати все з нуля. Це ще одна причина, чому тема втраченого дому й віднайдення нового стала провідною в цьогорічному випуску газети.

журналістами, однак за час проекту зуміли опанувати основи медіамайстерності, знайшли свої теми, своїх героїв. І виклали все в ось цій газеті. Для всіх нас вона – перший досвід створення медіа-продукту. На її сторінках Ви прочитаєте про рани, які не хочуть гоїтися, про минуле, яке не відпускає, про віру та сподівання, які дають переселенцям наснаги будувати своє нове життя, мирне та щасливе. Про те, як війна змінює життя простих людей, їхній світогляд, мрії та цінності. Тут віддзеркалені історії десятків тисяч людських доль.

ПРОТЯГОМ ЧОТИРЬОХ МІСЯЦІВ – ІЗ СЕРПНЯ ПО ЛИСТОПАД 2016-ГО –

СПОДІВАЄМОСЯ, ЦЯ ГАЗЕТА БУДЕ ДЛЯ ВАС ЦІКАВОЮ ТА КОРИСНОЮ.

ХТО НАША КОМАНДА? 20 МОЛОДИХ ЛЮДЕЙ. Серед нас – громадські діячі,

Туда уже давно не ходят поезда 25 ИЮНЯ 2016 ГОДА. Я, СТУДЕНТКА ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА КИЕВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Т. ШЕВЧЕНКО, ЕДУ ДОМОЙ – В МОЛОДОГВАРДЕЙСК КРАСНОДОНСКОГО Р-НА ЛУГАНСКОЙ ОБЛ. ТАМ, ПО ТУ СТОРОНУ ЛИНИИ РАЗГРАНИЧЕНИЯ, У МЕНЯ РОДИТЕЛИ. БЫВАЮ У НИХ ДВА РАЗА В ГОД, ПОСЛЕ СЕССИИ. ВОТ КАК СЕЙЧАС. ИЗ КИЕВА ДОЕХАЛА ДО ЛИСИЧАНСКА. ДАЛЬШЕ ПОЕЗД НЕ ИДЕТ. ЗДЕСЬ ПРИШЛОСЬ ЗАНОЧЕВАТЬ У ЗНАКОМЫХ. СЕГОДНЯ С УТРА ПОРАНЬШЕ НАДО НА МАРШРУТКУ ДО СТАНИЦЫ ЛУГАНСКОЙ.

05.00. ХОЛОДНЫЙ РАССВЕТ И МЕЛКИЙ НЕПРИЯТНЫЙ ДОЖДЬ. Когда же наконец я буду

дома? 30 часов уже в дороге. Ловлю себя на мысли: а где же теперь мой дом? Общежитие, где в комнате нас живет четверо? Сложнее все же не здесь, а возвращаться туда, где ты родился и вырос. Потому что там страшно и ты не понимаешь многих вещей. Да и можно ли назвать домом место, где бываешь три недели в году? Так где же этот мой дом? 06.00. ПЕРВЫЙ БЛОКПОСТ УКРАИНСКОЙ АРМИИ – СРАЗУ ЗА ВЫЕЗДОМ ИЗ ЛИСИЧАНСКА.

Собирают паспорта. ”Куда едем?” – спрашивает военный. ”Домой”, – отвечаю. Больше ни к кому из восьми пассажиров маршрутки вопросов нет, только

Саломе АСТ,

Ульріке БУТМАЛОЮ,

Берлін, Німеччина, керівниця проекту в неурядовій організації n-ost

Берлін, Німеччина, медіа-тренерка та журналістка, кандидат комунікаційних наук

ко мне. Ничего удивительного: остальные – пенсионеры. Ездили на украинскую сторону снять пенсию, скупиться. 07.00. СЛЕДУЮЩИЙ БЛОКПОСТ, ВОЗЛЕ СЧАСТЬЯ. До линии разграничения километров 60, если по прямой. Разбитые дороги, грязная ТЭС. Картинка апокалиптическая. На ее сером фоне одиноко развивается украинский флаг. Здесь ничего не проверяют. Едем дальше. 08.00. БЛОКПОСТ НА БАХМУТОВКЕ. Одна из самых опасных зон. Боевики и украинская армия здесь постоянно вели бои за трассу, которая ведет к ТЭС. Весной 2015 года по этой дороге мы с классом ехали в Новоайдар, на подконтрольную Украине территорию, на тести-

Мар’яна ВЕРБОВСЬКА , Львів, журналістка, пише про довкілля та переселенців в Україні

рование по украинскому языку. Нас, 20 человек в маршрутке, три бойца Национальной гвардии и две бронированные машины сопровождения. – Если начнется обстрел, падайте вниз, а потом выползайте за дорогу, – проинструктировал нас перед поездкой майор. 08.30. ЧЕРЕЗ 40 КМ, НА ВЪЕЗДЕ В СТАНИЧНО-ЛУГАНСКИЙ РАЙОН, – НОВЫЙ БЛОКПОСТ.

Нас пропускают, даже не проверяя паспорта. Почему? Все решила стогривневая купюра от водителя. 09.00. ПОЛУРАЗРУШЕННАЯ СТАНИЦА ЛУГАНСКАЯ. ”Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны”. Глупость, конечно: сюда уже давно не ходят поезда. Просто мы уже приехали. Линия

Романія ГОРБАЧ , Київ, медіа-тренерка, журналістка, працює з переселенцями


На знімках – робочі моменти під час медіа-тренінгів ”Чужа батьківщина: біженець у рідній країні”. Фото Олени ШУНЬКІНОЇ

”Дуже важлива соціальна та культурна адаптація внутрішньо переміщених осіб. Тому раджу їм: не варіться лише в колі переселенців, а заводьте активні знайомства з місцевими, починайте розмовляти їхньою мовою, вивчайте звичаї та традиції краю, де ви тепер живете. Так скоріше відбудеться ваша соціалізація. І ви швидше відчуєте себе вдома” Олег КОЗЛОВСЬКИЙ, консультант у проектах для ВПО, під час зустрічі з учасниками проекту ”Чужа батьківщина: біженець у рідній країні” у Чернівцях 7 жовтня 2016 року. З вересня 2015-го до вересня 2016-го був радником Міністерства соціальної політики України з питань ВПО у Чернівецькій обл. Олег Козловський і сам переселенець – із Макіївки під Донецьком. До війни працював заступником директора Донецького центру з роботи з дітьми та молоддю, за фахом – історик. До Чернівців переїхав у липні 2014-го. Коли говорить про активну взаємодію місцевих із переселенцями, цитує кардинала Любомира Гузара: ”Допоможіть біженцям, і вони будуть апостолами єдності в Україні” записала Людмила ШЕВЧУК

Катерина БАРИЛО,

Юлія БЕЗЗУБКО,

блогерка, Чернівці – Львів

студентка, переїхала з Макіївки Донецької обл. до Харкова

ход приносит солдатам воду. – Слава Украине! – говорит при этом. Полтора километра пешком с десятикилограммовой сумкой в сторону взорванного моста. Родители не могут меня встретить здесь, чтобы помочь, – не успели пройти очередь с ”той” стороны.

разграничения, последний украинский блокпост. Через полтора километра, за взорванным мостом, – уже ”ЛНР”. Я в пути уже 34-й час. Очередь – человек 200. Для пенсионеров одна, для всех остальных – другая. Здесь все серьезно: никаких телефонных звонков, возмущений, проход только по пропускам. Номер моего парень в пропускном пункте даже не вбивает в базу: на первой странице паспорта у меня значится, что я местная. Никаких проблем. На пункте пропуска надпись ”Путін вбивця”. Бабушка из очереди на вы-

Вікторія БОРОДАТОВА, громадська активістка, переїхала з Донецька до Ізюма Харківської обл.

09.30. ОЧЕРЕДЬ НА ”ТУ” СТОРОНУ ВСЕГО ОДНА. Условий никаких: негде сесть, нет воды, вокруг мусор. Просто стоишь посреди моста. Старики и маленькие дети – все равны. В толпе недовольство. Та же бабушка, что приносила украинским солдатам воду, жалуется проверяющим, как ”бандерлоги” заставляли ее кричать ”Слава Украине”. Час назад эти ”бандерлоги” были ”рідними синками”. Через полчаса подходит моя очередь. ”Кто? Откуда? На кого учишься? Исторический?”, – расспрашивает ”ополченец”. Отправляет в еще одно окошко на дополнительную проверку. ”Пробивают” меня на сайте СБУ – там должны все зарегистрироваться, чтобы пройти с оккупированной территории и наоборот. Убедились: я – не снайпер, ”народное ополчение” может пропускать меня спокойно. Вижу нашу машину, родителей. – Привет, мам. Я наконец-то дома. София ОДИНЦОВА

Андрій ВИТЯГАНЕЦЬ, громадський активіст, Ірпінь Київської обл.

3


Олександр Сушинський (посередині, ззаду) серед учасників фотопроекту ”Все-Лєнін”, присвяченого декомунізації. Цю акцію влаштували галерея ”Sweet Арт”, де працює Саша, та мистецька група ЛКСС у Чернівцях. Сушинський переїхав сюди з Донецька. Фото Катерини Барило

Приїхати до Чернівців – і залишитися – ЧЕРНОВЦЫ – ЭТО ГОРОД, В КОТОРОМ БОТАНИЧЕСКИЙ САД СТАРШЕ, ЧЕМ ВЕСЬ ДОНЕЦК, – каже 49-річний

Карен Гамбарян. Він – переселенець із Макіївки під Донецьком. Працював у Театрі юного глядача – грав на сцені й був режисером. До Чернівців переїхав разом з дружиною в листопаді 2014-го. На початку 2015-го був призваний в АТО. Уже демобілізувався, влаштовує в Чернівцях мистецькі перформанси. Чернівці – невелике західноукраїнське місто з красивою європейською архітектурою та своїм шармом, що зберігся ще з часів, коли воно входило до Австро-Угорщини та Румунії. Люди тут завжди розмовляли кількома мовами – німецькою, на ідиші, українською, румунською, польською, а за Радянського Союзу з’явилися й російськомовні чернівчани. Багатокультурним і толерантним місто залишається й сьогодні. Можливо, тому багато переселенців із Донбасу та Криму дуже швидко відчувають себе тут своїми й одразу вливаються в тутешнє спокійно-розмірене життя. – У Чернівцях багато цікавих і талановитих людей. Тут можна робити великі й серйозні творчі проекти, – переконаний 51-річний Олександр Таламбуца, теж із Макіївки. Раніше займався бізнесом, а в Чернівцях озвучує іноземні фільми українською мовою.

4

Якось так сталося, що значна частина переселенців тут – люди творчих професій. Вони збагачують культурний простір міста. Своїм поглядом на світ, досвідом та історіями. І більшість із них уже залишиться тут назавжди. Катерина БАРИЛО

”Когда занимаешься своим делом, то нет никаких сложностей” – КТО-ТО ВООПЩЕ ЕЩЕ ЧИТАЕТ О ПЕРЕСЕЛЕНЦАХ? – дивується 32-річ-

ний Олександр Сушинський, коли домовляюся з ним про зустріч. Погоджується, але просить не називати його переселенцем. Хоча сам він із Донецька. 2014-го перебрався звідти до Львова, а згодом осів у Чернівцях. У Донецьку Саша був засновником арт-простору ”Da Sein”, влаштовував мистецькі заходи та перформанси. Зараз займається фактично тим самим у чернівецькій галереї ”Sweet Арт”. Приміром, нещодавно вони разом з мистецькою групою ЛКСС реалізували фотопроект ”Все-Лєнін”, присвячений декомунізації. Одного з учасників групи – він зовні схожий на більшовицького вождя – сфотографували в різних сучасних побутових ситуаціях. Ідея проекту – показати, що суть декомунізації насправді не стільки у поваленні пам’ятників Лєніну, як у змінах у головах людей. Бо ”совок” іще залишається

Анна ДЕРЕВ’ЯНКО,

Євген КАВУН,

працює в ”КримSOS”, переїхала з Донецька до Києва

громадський активіст, Бердянськ Запорізької обл.

в наших побутових звичках (як-от класти бутерброди на газету), способах мислення, стилі життя. У Чернівцях такого більше не робить ніхто. Усі свої заходи Саша веде російською. Запитую, чи не було якихось проблем чи непорозумінь через це. – Когда ты занимаешься своим делом и оно еще кому-то нужно, то нет никаких сложностей. Ни языковых, ни каких-либо других. Помешкання він винаймає в одного місцевого художника. Цікавлюся, чи не сумує за домом. – Скучаю ли я за Днецком? Нет. Так и напиши – ”Днецк”. Ностальгия – это чувство прошлого без будущего. Ты скучаешь за чем-то, если нечем это заменить. Тогда сидишь и ностальгируешь. Катерина БАРИЛО

”Я провела в городе два дня и нашла для себя все” ДО ЛЕТА 2014 ГОДА АННА ШЕВЧЕНКО ПРЕПОДАВАЛА В ЛУГАНСКОМ ОБЛАСТНОМ КОЛЛЕДЖЕ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ, РУКОВОДИЛА АМАТОРСКИМ ТЕАТРОМ ”АГАТ”. КОГДА В ЕЕ РОДНОЙ ГОРОД ПРИШЛА ВОЙНА, АННА ПЕРЕЕХАЛА В ЧЕРНОВЦЫ.

– Со мной была моя подруга. Она бывала в Черновцах раньше и предложила сюда переехать. Я провела в городе два дня и нашла для себя все. В пятни-

Єлизавета КОЛЕСНІКОВА, педагог, переїхала з Луганська до Львова

цу отнесла свое резюме в управление культуры, а в понедельник меня взяли в музыкальное училище. На работу приняли ”на честном слове”: с собой Анна не прихватила ни диплом, ни трудовую книжку, только личные вещи. Уже осенью бывший начальник в Луганске украл ее трудовую с прошлой работы и переслал в Черновцы. В училище Анна преподает на украинском языке, но объясняет на русском. Студенты не против. Так же она преподавала в Луганске. Весь репертуар там был на украинском. Ставили Хвылевого и Гоголя, публика хорошо воспринимала. – Это все раздутый факт, что в Луганске никто не говорит на украинском, – уверяет. – Державною мовою українська стала не вчора, не три роки і не п’ять років тому, это язык образования, политики и культуры. На базе черновицкого дома культуры ”Шепетовка” Анна организовала театральную студию ”Девятый замок”. Поначалу она была создана для людей, которые не желали выступать перед публикой, но хотели учиться театральному мастерству. Сейчас же все поменялось: театр-студия уже выступает со спектаклями и в Черновцах, и на всеукраинских фестивалях. Студия уже поставила драму-иллюзию ”Кто ты, Ева?” авторства Анны Шевченко, а также ”Лысую певицу” Эжена Ионеско. – Я верю в сказочный театр, не люблю, когда в театре пахнет борщом. Считаю, что функция театрального искусства – развлекать, а потом уже учить, давать информацию. Если зрителю скучно, значит это пло-

Юлія КРАМАРЄВА, Полтава, завідувачка відділу соціокультурної діяльності обласної бібліотеки


хой театр. Возмущение-восхищение, несогласие-согласие – нужные чувства. Анна также состоит в театральном объединении ”2А”. Это инициатива людей, у которых есть свои театры, ее коллег и бывших учеников. Объедение было создано еще до войны. Теперь все переселенцы, живут в разных городах. В этом году ”2А” отправило заявку в Санкт-Петербург на фестиваль ”Театр начинается”. Скоро едут туда с трагифарсом ”Ом”. Постановку подготовили еще в Луганске, до войны. – Да, это Питер, но фестиваль не российский, а международный, – уточняет Анна. – Считаю, что благодаря таким контактам возможно и прекратится это все. Искусство не имеет национальной окраски. Культура – имеет, а искусство нет. Искусство – это отражение реальности, которое смотрит в будущее, а культура – это то, что происходит здесь и сейчас. Екатерина БАРИЛО

”Однажды мне приснился сон, что я поймала золотую рыбку”

”Ответственность за свою жизнь появляется у человека тогда, когда он чувствует себя в безопасности. Управлять своими потребностями можно через контакт с другими людьми” Альона БАЖАН, психолог, під час зустрічі з учасниками проекту ”Чужа батьківщина: біженець у рідній країні” в Чернівцях 7 жовтня 2016 року

НАТАЛЬЯ МЕНЬШИКОВА ДО ВОЙНЫ РАБОТАЛА АКТРИСОЙ И РЕЖИССЕРОМ В ТЕАТРЕ СИМФЕРОПОЛЯ. ВО ЛЬВОВ ПРИЕХАЛА В АПРЕЛЕ 2014 ГОДА. НИ РОДНЫХ, НИ ЗНАКОМЫХ. Рядом только два сына:

один – студент, второй – школьник. С собой прихватили пару чемоданов и компьютер. На нормальное жилье денег не хватало, поэтому пришлось довольствоваться комнатой в общежитии. Поначалу мыла полы, чтобы заработать хоть какие-то деньги. Еще в 20 лет Наташа знала, что к 40 годам у нее будет свой театр. Во Львове случайно познакомилась с режиссером аматорского театра. В нем она играла почти 1,5 года. Но все время вынашивала идею – создать свой театр. И в один прекрасный день Наталья Меньшикова ушла с работы и полностью посвятила себя своему театру. Кроме энтузиазма не было ничего. Но ее поддержали близкие друзья и дети. – Когда ты действительно чего-то хочешь, то открываются все дороги, – говорит Наташа. – Многие приходят тебе на помощь, обстоятельства складываются так, что ты знакомишься с нужными людьми, которые могут тебе помочь. И вот, спустя 2,5 года после переезда во Львов, Наталья Меньшикова открыла свой театр ”Domus” – театр-дом. 9 октября состоялась премьера его спектакля ”Во сне и наяву”. Более 500 человек пришли на открытие. Зал был полон. – Спектакль создан по мотивам двух разных произведений – Габриэля Гарсии Маркеса и Аллы Соколовой, – рассказывает Наташа. – Оба они о любви. По-

записала Софія ОДІНЦОВА

Режиссер Наталья Меньшикова во время репетиции со своим театром ”Domus”. Она открыла его во Львове через 2,5 года после того, как переехала туда из Симферополя

тому что любовь – то единственное, что позволяет нам везде и всегда выживать, при любых обстоятельствах. Как тебе удалось соединить два разных произведения в одной постановке?

– Это два разных спектакля. Действие одного происходит во сне. Люди снятся друг другу. А наяву встретиться не могут. А во втором они находятся рядом, бок о бок, в одной клетке, на глазах у изумленной публики, изо дня в день, и путешествуют из одного города в другой. Они настолько часто находятся на виду, что для личного, интимного контакта у них просто не находится возможности. И она, как всякая женщина, рвется на свободу. Рвется настолько сильно, что в какой-то миг уже забывает, во имя чего это делает. Были ли проблемы с подбором актеров?

– С одной актрисой я познакомилась случайно во время какого-то тренинга. Она из Евпатории. Плакала и говорила, что ей не хватает театра. Теперь она ходит в театр каждый день. А актера я увидела в одном спектакле, он мне

запомнился. Стала о нем расспрашивать. Выяснилось, что его призвали в армию. И я ждала его ровно год и два месяца. Еще одна молодая актриса, которая в меня поверила, – львовянка. Все они – непрофессионалы. Недавно я участвовала в театральном проекте ”Игра в нас”. Я шла туда за людьми, искала себе актеров, которым был бы интересен мой театр. И надеюсь, что проект мне поможет реализоваться в дальнейшем, потому что если будут люди, которые захотят заниматься театральным искусством и впредь, активнее, то мы найдем пути. Цель моего театра – объединить переселенцев и львовян, взрослый театр и детский, аматоров и профессионалов. И дарить театральное искусство еженедельно. Сейчас труппа работает над следующими постановками.

золотую рыбку. И я стала загадывать ей желания. Первое звучало так: ”Хочу, чтоб у меня все было”. Второе: ”Очень хочется иметь великий дар”. Проснулась я во Львове и поняла: вот оно, сбылось. У меня уже все было. И все, что было, осталось в Крыму. Что касается второго желания, иметь великий дар, так у меня он есть. От Бога, от мамы. Я умею любить. Любить вообще. Природу, ночные вокзалы, музыку, зверей, пельмени, родину, даже людей. Кого-то любить легче – например, своих близких. Кого-то любить сложнее – например, тех, кто остался в Крыму. А кого-то вообще любить забавно. Может быть, это люди, которых ты встретишь только завтра. А о третьем желании я отвечу так: слава Богу, третьего не дано… Главное – я мечтала о театре. И мне это удалось.

О чем теперь мечтаешь?

– Я стала скромнее в желаниях после того, как у меня все было, – улыбается. – Как-то однажды мне приснился сон, что я поймала

То есть мечты сбываются? – Однозначно, только их нужно очень аккуратно формулировать. текст и фото Анны САМОЙЛЕНКО

Марина ЛАГУТІНА,

Софія ОДІНЦОВА,

Наталія ОМЕЛЬЧУК,

Ірина ОСТАФІЄВА,

підприємець, волонтерка, переїхала з Луганська до Дніпра

студентка, переїхала з Молодогвардійська Луганської обл. до Києва

педагог, переїхала з Молодогвардійська Луганської обл. до Києва

волонтерка, переїхала з Донецька до Києва

5


”Многие уже зарабатывают

на кашу с маслом” С волонтером Людмилой Хапотько я встретилась на четвертом этаже Благотворительного фонда ”Допомога Дніпра”. Он занимает когда-то заброшенное здание трамвайного депо, недалеко от вокзала. Как раз заканчивался мастер-класс по живописи для ребят-переселенцев. Рисовали маки. Потом пили чай с печеньем и конфетами. Вы занимаетесь переселенцами с самого начала их появления в городе летом 2014-го. Какие проблемы были тогда, а какие сейчас?

– В начале, мы думали, что время переселения не будет длительным, а значит, и потребности людей рассчитывали на короткое время – что поесть, что одеть сейчас, где переждать. А когда пришло понимание, что это на годы, десятилетия или вообще на всю жизнь – потребности изменились. В основном, сегодня переселенцы – это люди, которые уже живут обычными человеческими радостями и проблемами здесь, у нас. И у них обычные вопросы: где жить, как работать и зарабатывать, каким образом наладить свой бизнес, как обучиться самим и где учить детей. Да, многие уже зарабатывают на кашу с маслом, или хотя бы без масла. У них есть то, что необходимо сейчас. Не знают они только, когда вернутся домой и вернутся ли. И как организоваться, чтобы на 5–10 лет вперед стабильно и хорошо было. То есть основным вопросом остается жилье. А есть наоборот те, кто потребности в своем собственном жилье сейчас не имеет. Знаю ребят, которые переехали в Днепр, устроили свой бизнес, но у них настолько все перевернулось внутри, что они уже даже не хотят иметь свой дом или квартиру. Говорят: ”Я зарабатываю деньги, могу и буду путешествовать, буду учиться, учить ребенка, снимать жилье. Если решу, что я хочу жить в другом месте, то перееду. И точно так же буду путешествовать, обучаться и снимать жилье”. В феврале 2015 года в Днепропетровске и нескольких других городах области открыли пять модульных городков для переселенцев. После этого легче стало?

– Мы, волонтеры, не хотели эти городки. Это же быстрей всего и проще всего сделать ”гетто”. Отрезать людей от всего мира, поселить их в такие вот городки. Но нас никто не слушал. Немецкие партнеры денег на строительство выделили, наши построили.

Как переселенцам помогают прижиться в Сумах Центр поддержки и развития семьи ”Калинове ґроно” работает в Сумах и области более 20 лет. За это время он оказал поддержку сотням многодетных и кризисных семей. События в Крыму и на Донбассе внесли коррективы в деятельность этой общественной организации. В 2014 году Центр одним из первых в городе начал работу с внутренне перемещенными лицами. Об этом рассказывает руководитель ”Калинового ґрона” Нина Чернявская. – Мы занялись переселенцами неожиданно даже для себя. Как только в 2014-м начались военные действия, в Сумы переехала директор социальной службы со Славянска. Она была первой переселенкой, которая пришла в нашу организацию. Проработала у нас три месяца. Благодаря ей, мы многое узнали о проблемах переселенцев.

6

Людмила Хапотько из Благотворительного фонда ”Допомога Дніпра” занимается переселенцами уже третий год. Работала в инвест-бизнесе. Сейчас практически все свое свободное время она проводит в ”Допомоге”

Но ведь на первое время может быть и хорошо. Почему нет?

– Как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное – и эти городки получились не ”на первое время”. Переселенцы до сих пор там живут, это их постоянное жилье. Уже два года. Там свой мир, своя жизнь, и не всегда хорошая. И основную проблему – с адаптацией переселенцев и их интеграцией в местное сообщество – эти городки не решили. беседовала Марина ЛАГУТИНА, фото предоставила Людмила ХАПОТЬКО

Сначала мы выпустили для приезжающих информационные буклеты. Ведь люди, прибыв в Сумы, зачастую не знали в городе никого и ничего. Потом создали консалтинговый центр. Когда же переселенцы начали к нам приходить массово, стало понятно: советов ”куда идти” и ”что делать” уже недостаточно. Беженцы нуждались не только в материальной, но и в психологической помощи, ведь пережили много горя. Мы подключили к работе специалистов по выходу из кризисных ситуаций. Стали создавать группы взаимопомощи. Люди собирались вместе, проговаривали свои проблемы, и им становилось легче на душе. На свои мероприятия зовем всех – и переселенцев и АТОшников. Ведь и у тех, и у других есть проблемы. Если уж живем в одном городе и одной стране, то должны быть вместе. Эта встречи помогают взрослым и детям найти новых друзей, сплотиться. Переселенцы-пенсионеры зачастую оставались один на один со своими бедами. Для них мы создали ”Клуб выходного дня”. Сначала организовали экскурсии по городу, ведь, как оказалось, некоторые, кроме Управления соцзащиты, ничего не видели и не знали. Потом начали организовывать и другие подобные мероприятия, пусть и не масштабные, но очень душевные. Они помогают людям преклонного возраста перезнакомиться друг с другом, найти себе единомышленников. Каждое наше мероприятие направлено на то, чтобы переселенцы вливались в жизнь города. Люди, прожившие в Сумах больше двух лет, уже не переселенцы, а свои для города. Вероятнее всего, они никуда отсюда не уедут. Особенно, если у них растут дети. записала Ирина САВЧЕНКО

Вікторія ПРОНІНА,

Марія РИБАК,

Ірина САВЧЕНКО,

Анна САМОЙЛЕНКО,

психолог, переїхала з Донецька до Вінниці

переїхала з Донецька до Києва

Суми, журналістка

громадська активістка ГО ”Країна мрії”, переїхала з Донецька до Львова


”У нас даже занятия по йоге ведет переселенец” В областной библиотеке в Полтаве вот уже два года проходят занятия Школы полезного досуга ”Улей”, созданной инициативной группой организации ”Полтава Самопомощь”. Она занимается проблемами переселенцев и слабо защищенных жителей города. Координатор проекта – библиотекарь и волонтер Наталия Дида. В 2014-м она с семьей вынуждена была уехать из родного Луганска. Трудностей поначалу хватало, вспоминает Наталия. Жилье им предложили еще до переезда – не в областном центре, а в селе. Прожили там полтора года. С работой тоже не слаживалось. В центре занятости отмахивались: мол, ”вакансий библиотечных работников в Полтаве нет”. Помог счастливый случай и профес-

сиональный авторитет – ее приняли на работу в областную библиотеку. Теперь на попечении в ее организации – более 900 семей переселенцев. – Мы бросили все – дома и вещи, людей, которые нас окружали. Нужно было как-то объединяться, – говорит Наталия. – Когда рядом люди, которые пережили приблизительно то же, что ты, есть взаимопонимание. Ты знаешь, чем можно помочь, как надо действовать и чего добиваться. Изначально занялись поиском благотворителей, которые могут оказать помощь продуктами, одеждой, предметами быта. Со временем занялись организацией досуга переселенцев, устройством детей в школы и садики, оказанием помощи с учебой. – Принцип самопомощи сработал. И если вначале люди просто сидели в уголочке и ждали, когда им чего-то на блюдечке принесешь, то сейчас многие подключаются самостоятельно к работе в организации. У нас даже занятия по йоге ведет переселенец. Очень сильно хотим открыть свой центр по бытовому обслуживанию. Только тот, кто жил на съемной квартире, знает, как это: отсутствие техники, ручная стирка, старая мебель, на которой непонятно кто спал и от которой зачастую идет неприятный запах. Нам на организацию необходим хотя бы один нормальный моющий пылесос, который можно будет взять напрокат. Были моменты, когда хотелось все бросить. Они бывают у всех. Что удерживало? Что кроме меня этого никто не сделает. Людям нужна помощь здесь и сейчас. Юлия КРАМАРЕВА

”Поняла, что ”До войны все интегрировалась мы жили в своих в Харькове, когда на улице трехлитровых банках. стала встречать людей, Трехлитровая Галичина, с которыми можно трехлитровый Донбасс, поздороваться. Не кассиров трехлитровый Крым. из супермаркета, Сейчас же мы варимся а знакомых и друзей” в общей кастрюльке” Світлана ГУРЕНКО, переселенка з Луганська, журналістка ”Громадського радіо”, під час зустрічі з учасниками проекту ”Чужа батьківщина: біженець у рідній країні” в Харкові 23 серпня 2106 року

Володимир БЄГЛОВ, журналіст львівського радіо ”SKOVORODA”, під час зустрічі з учасниками проекту ”Чужа батьківщина: біженець у рідній країні” у Львові 12 жовтня 2016 року

записала Ірина САВЧЕНКО

записала Ірина ХАРЛАМОВА

”Я отримала те, чого не купиш за гроші” Вікторія Василевська – переселенка з Луганська. До Києва влітку 2014 року спершу виїхала сама з трьома дітьми. Чоловік приєднався згодом. До війни займалася бізнесом. У столиці ж стала одним із волонтерів фонду ”Свої”.

Вікторія Василевська (праворуч скраю) зі старшою донькою Анастасією (ліворуч скраю) та з подругою Катериною Зіборовою, теж переселенкою та волонтеркою, і її донькою Веронікою

– Усі друзі пороз’їжджалися по різних містах. У Києві я залишилася сам-на-сам зі своїми проблемами, – згадує Вікторія ті найважчі часи після переїзду. – Гроші майже закінчилися, і тут захворіли діти. Коли вкрай потребувала допомоги, мені підставила плече Леся Литвинова – куратор фонду ”Свої”. Тож сам Бог велів мені прийти сюди допомагати. От уже понад два роки, як волонтерю в цьому фонді. Перші шість місяців щоденно займалася прийомом і видачею гуманітарки. Потім стала координатором проекту ”Фролівська 9/11”. Паралельно увесь цей час є оператором гарячої лінії. З червня 2016-го я стала куратором напрямку ”Патронаж”. Працюю з важкохворими, найчастіше – дітьми, які приречені: у когось невиліковний діагноз, хтось проживе не більш як місяць. Я можу частково полегшити їм життя, але не врятувати. Ще в нас є п’ять родин похилого віку, якими більш нікому опікуватися. Щодня спілкуюся з людьми, з’ясовую їхні потреби, збираю необхідну допомогу. І взагалі – живу їхніми проблемами. Буває дуже важко, але знаю, що я на своєму місці. У фонді я отримала те, чого не купиш за гроші – справжніх друзів. Ми наче родина, де кожен піклується одне про одного. записала Ірина ОСТАФІЄВА, фото надала Вікторія ВАСИЛЕВСЬКА

Ірина ХАРЛАМОВА,

Марія ЧИЧИРКО,

Людмила ШЕВЧУК,

Євгеній ШЛЯХТІН,

громадська активістка в ”Карітас”, переїхала з Донецька до Кам’янського Дніпропетровської обл.

переїхала з Ясинуватої Донецької обл. до Павлограда Дніпропетровської обл.

завідувачка бібліотеки у Хмельницькому

громадський активіст, переїхав зі Стаханова (нині офіційно – Кадіївка) Луганської обл. до Одеси

7


Історія мого полону МЕНЕ ЗВІЛЬНИЛИ З ПОЛОНУ БОЙОВИКІВ 29 СЕРПНЯ 2014 РОКУ. ЦЯ ДАТА СТАЛА ДЛЯ МЕНЕ ДРУГИМ ДНЕМ НАРОДЖЕННЯ. НІКОЛИ НЕ ЗАБУДУ МИТЬ ВИХОДУ НА ВОЛЮ. Я та ще четверо в’язнів. Брудні, бородаті,

зсутулені, ми вже почали втрачати людську подобу. Кашляли й накульгували. Але були щасливі, як діти. Запах свободи. Я не міг надихатися. Ковток за ковтком. Ще і ще. На повні груди. Годі собі уявити. Живеш у своєму містечку Стаханові на Луганщині, працюєш в органах місцевого самоврядування. А тут вривається ”русская весна” – і ти стаєш ”бандерівцем”. Тільки за те, що ти – українець, і не криєшся з цим. Добре пам’ятаю, як прийшли за мною п’ять бойовиків з автоматами, як колеги ховали свої очі й нічого не могли вдіяти. Як виводили мене з робочого кабінету загорнутим у прапор України. Того, який чекав, щоб повернутися на будівлю Стахановського виконкому. Забрали й мого колегу Максима: за смс ”Слава Україні!”, якого він мені надіслав напередодні, – знайшли в моєму телефоні. ”Теплий прийом” у катівні в ”штабі” бойовиків, які

”З такою бородою я вийшов з полону”, – підписав це своє фото Євгеній Шляхтін у себе на фейсбук-сторінці. Знімок зроблено вже на волі

себе називали ”козаками”. На столі розкладені дубинки, плоскогубці, ножі та скальпелі. У кутку – закривавлений стілець із ланцюгом. Нічого мене не запитували. Просто знущалися й били. Коли я непритомнів й падав, обдавали відром холодної води й далі били. Потім посадили на залізний ланцюг і почали ним душити. Здавалося, очі вилізуть… ”Штаб” стахановських бойовиків був у будинку колишнього УБОЗу. Полонених утримували в залізному гаражі на його подвір’ї. Перші враження: бетонна підлога, лахміття, пилюка та сморід. Й обличчя літньої жінки, синьої від побоїв… – Зараз почнеться… – почали перемовлятися в’язні, які сиділи в гаражі довше.

І почалося. Після 22-ї до камери почали ввалюватися п’яні бойовики. Розважалися. Вели ”роз’яснювальні бесіди”: мовляв, вони захисники від ”хунти”, розповідали про ”розп’ятих” хлопчиків та іншу ”кисельовщину”. Погрожували – розстрілами, прогонами по мінних полях… А потім лупцювати дубинками. Навмисне били по голові. Тієї ночі мені зламали пальці… 30 діб пекла. Гараж набивали людьми так, що ніде було сісти. Кілька десятків людей. Нічим було дихати. Та коли мене виводили надвір, на серпневу 30-градусну спеку, я тремтів від холоду… Перевели до підвалів. Чотири камери. Знову і знову побиття. Удавані розстріли. 28 серпня 2014 року до нашої в’язниці прибув ”отаман” Павло Дрьомов (ватажок бойовиків, убитий у грудні 2015-го. – Ред.). Метушня, грюкіт дверей першої, другої та третьої камер, швидкі кроки полонених. В’язнів несподівано почали звільняти! Того вечора вийшли на свободу 30–40 осіб. Випустили й Максима. А наступного дня до кабінету ”слідчого” повели нас п’ятьох. Заводили по одному. Звеліли написати розписку, що не маю жодних скарг і повернули паспорт. Вийшов на спорожнілі вулиці рідного Стаханова. Містом їздили лиш автівки з автоматниками. Далі був виїзд із рідного дому... Я щасливий, що зараз живу в Одесі – прекрасному місті. У грудні 2014-го забрав до себе батьків, знайшов цікаву роботу. Але найголовніше – зустрів багато чудових людей, які допомагали облаштуватися на новому місці. Я вірю, що Україна здолає ворога! Євгеній ШЛЯХТІН

ровку, надо только на дорогу потратить пять часов. Плюс сама тренировка два часа. Дома все это у меня занимало два с половиной часа, максимум три. Когда тренировки каждый день, приходится очень тяжело. Но это моя работа. И она мне нравится. Как вы решили заняться спортом для инвалидов? – Я с детства занимался спортом. В школе остановился на футболе, а в вузе занимался баскетболом. Травму я получил на четвертом курсе, в 20 лет. И еще в больнице решил, что должен продолжить заниматься. Первый тренер сам меня нашел через протезный завод. Позвонил и пригласил в только что создающуюся в Донецке секцию волейбола сидя. Пришел – понравилось, сосредоточился на тренировках. Поставил себе цель, и не одну. И постепенно реализовал их.

Алексей Харламов участвовал в XV Паралимпийских играх в Рио-де-Жанейро в составе сборной Украины по волейболу сидя. Фото с сайта gorod.dp.ua

”Обществу необходимо понимать, что мы – его часть” 38-ЛЕТНИЙ АЛЕКСЕЙ ХАРЛАМОВ – КОРЕННОЙ ДОНЧАНИН. ЗАНИМАЕТСЯ СПОРТОМ ДЛЯ ИНВАЛИДОВ – ВОЛЕЙБОЛОМ СИДЯ. Был тренером

донецкой команды. Член сборной Украины, в этом году участвовал в XV Паралимпийских играх в Рио-де-Жанейро. Летом 2014-го уехал из Донецка на три недели – с двумя футболками и годовалым ребенком под мышкой. Сейчас живет в городе Каменское (бывшем Днепродзержинске) Днепропетровскй обл. И дальше занимается любимым делом.

8

– Изначально мы с семьей переехали к родственникам в Черкасскую область, – рассказывает Алексей. – Прошла неделя, вторая, третья, месяц, два. Тренироваться там у меня не было возможности – секции по волейболу сидя сейчас есть только в Днепре и Киеве. Решили ехать поближе к Днепру. Снимать квартиру в самом областном центре не можем себе позволить из-за высоких цен, а Каменское – город с развитой инфраструктурой и транспортным сообщением. Правда, чтобы съездить в Днепр на трени-

Какие цели у вас тогда были? – На тот момент главной целью было попасть в сборную Украины. Ее я достиг через полтора года занятий в донецкой секции. Когда вышел на определенный уровень, становились вопросы уже о завоевании медалей и участии в Паралимпийских играх. В Рио сборная Украины по волейболу сидя в общем медальном зачете впервые вошла в тройку лучших. На данный момент Чемпионат Украины по этому виду спорта невозможно провести, потому что осталось всего четыре команды, еще две базировались в Донецке. Нам нужны новые люди, новый толчок, новый этап. Сейчас как раз начинается олимпийский четырехгодичный цикл. Следующая Паралимпиада пройдет в Токио в 2020-м, и наша задача подготовить к ней спортсменов высокого уровня. В Днепре мы набираем людей с травмами опорно-двигательного аппарата для тренировок. Что посоветуете людям, которые недавно получили травму? – Не сидеть в четырех стенах, отстаивать свои права и считать себя полноценными людьми. Не бояться выходить на улицу, тогда и нас не будут бояться. Обществу необходимо понимать, что мы – его часть. Но никто, кроме нас, не сможет доказать этого. Как тренер, могу сказать, что спорт очень сильно помогает выйти из посттравматического кризиса. Но есть и другие сферы, где может пробовать себя человек, получивший травму. Ирина ХАРЛАМОВА


”Всегда можно

найти поддержку” Хирургу Павлу ТКАЧЕНКО пришлось покинуть родной Донецк, хорошую работу.

11-ЛЕТНЯЯ Наташа КУДЛАЕВА ВИРТУОЗНО ИГРАЕТ НА АККОРДЕОНЕ. Она живет в детском доме семейного типа. Лариса Васильевна Карпусь с мужем основали его в Макеевке под Донецком еще в 1989 году. С тех пор воспитали более 30 детей, из которых шесть родных. В настоящее время в семье 11 приемных детей. Все лето 2016-го Лариса Васильевна перевозила их на подконтрольную Украине территорию. Родители с приемными детьми временно обосновались на базе отдыха ”Парус” в городе Бердянске Запорожской обл. Так как зимой она не отапливается, на зиму пришлось переезжать на новое место жительства, в микрорайон Лиски. Их прежний дом в Макеевке остался пуст, и его пытаются отобрать у семьи. текст и фото Евгения КАВУНА

– В июне 2014 года мы выехали в Крым на отдых. По инерции, ведь каждый год там летом отдыхали, – рассказывает Павел. – Дома же тем временем обстановка только ухудшалась. Жена на восьмом месяце беременности. Что делать дальше? Остались еще на две недели. Шел уже девятый месяц. Мы хотели, чтоб наш ребенок родился гражданином Украины. Старшей дочери надо было готовиться к школе – она тогда шла в 10-й класс. Решили ехать не домой, а к моему брату в Павлоград Днепропетровской области. Когда мы уезжали из Донецка, я был в отпуске. В начале августа 2014-го больницу, в которой я работал, закрыли в святи с боевыми действиями. А 30 сентября этого года я окончательно уволился. В Павлограде работу нашел быстро – в поликлинике. Но и сфера другая, и зарплата в разы ниже, чем дома. Пришлось искать работу в других городах. Остановился на Мариуполе. Здесь работают такие же, как я, – переселенцы из Донецка, мои коллеги, начальство. Я всех знаю, все знают меня. Мне так значительно комфортнее. Да, сейчас я работаю в своей сфере, работа более высокооплачиваемая. Но цена этого высокая – нахожусь на расстоянии от своей семьи, жены и двоих детей. Можно было бы их забрать к себе в Мариуполь, но старшая дочь сейчас учится в выпускном классе, менять школу на третью было бы для нее очень тяжело. Вот ради своего ребенка и решили с женой пойти на такой шаг. Мечтаем вернуться в свою квартиру, видеть, как растет дочка в нашем доме, а не чужом. Хотим, чтобы в наш Донецк вернулись мир, порядок и украинская власть. Было и эмоционально, и физически непросто в эти два года вне дома. Но все же мы познакомились с новыми интересными и неравнодушными людьми. Я задумался о важности и ценности тех, кто рядом. И теперь знаю, что всегда можно найти поддержку, где бы ты ни был и что бы с тобой ни случилось. записала Мария ЧИЧИРКО

9


ВЕЩИ, КОТОРЫЕ ПАХНУТ ДОМОМ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ – ЛЮДИ, КОТОРЫХ ПОКИНУТЬ РОДНЫЕ ДОМА ВЫНУДИЛИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА. УЕЗЖАЯ, МНОГИЕ СТАРАЛИСЬ ВЗЯТЬ С СОБОЙ, КРОМЕ САМОГО НЕОБХОДИМОГО, И ТО, ЧТО ИМ НАИБОЛЕЕ ДОРОГО. ВЕЩИ, КОТОРЫЕ ПАХНУТ ДОМОМ. НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД – ОБЫЧНЫЕ, НО ОНИ СОГРЕВАЮТ ДУШУ И НАПОЛНЯЮТ ВОСПОМИНАНИЯМИ. К НИМ ОТНОСЯТСЯ С ОСОБЫМ ТРЕПЕТОМ И ВЕРЯТ, ЧТО ВСКОРЕ ОНИ ЗАЙМУТ МЕСТО НЕ ВО ВРЕМЕННОМ ДОМЕ, А В ПОСТОЯННОМ. ГДЕ БЫ ЭТО ДОМ НЕ НАХОДИЛСЯ…

Елена ДУБРОВА, 29 ЛЕТ, ИЗ СИМФЕРОПОЛЯ. СЕЙЧАС ЖИВЕТ ВО ЛЬВОВЕ. По образованию – преподаватель географии и экономики. Очень любит родной Крым и совсем не хотела его покидать. Думала, что волнения там быстро закончатся и все будет по-прежнему. Но время шло, а ситуация все ухудшалась. Прожив в оккупации полгода, девушка приняла решение уезжать. С собой взяла любимую лампу. – Эта лампа – мой персональный кусочек дома, – говорит Лена. – От нее веет уютом, спокойствием и умиротворением. Тогда, два года назад, Елена не знала никого во Львове. Сейчас же она – соучредительница общественной организации ”Промінь змін”, которая помогает переселенцам. Львов для нее стал вторым домом. Но все же Лена обязательно вернется в Крым, когда он снова станет украинским.

Кристина СТУЛЬКОВСКАЯ ПЕРЕЕХАЛА ВО ЛЬВОВ ИЗ ЯЛТЫ. В Крыму она работала в семейном бизнесе, а сейчас занимается общественной деятельностью, волонтер, фрилансер. Когда 12 лет назад Кристина впервые уезжала из родного дома в Киев, взяла с собой любимую чашку. И теперь не могла ее оставить. Чашка из детства напоминает ей о доме. А иконка Бахчисарайской Божьей Матери – подарок от мамы – главный талисман Кристины. Она тоже всегда путешествует с ней.

40-ЛЕТНИЙ Валерий КОЛЕСНИКОВ ДО ВОЙНЫ РАБОТАЛ В ЛУГАНСКОМ НАЦИОНАЛЬНОМ УНИВЕРСИТЕТЕ ИМЕНИ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО. Решился на отъезд после того, как попал под обстрел на собственной даче, когда собирал фрукты. Только чудом не пострадал. На следующий день купил билеты и с женой и дочкой уехал к родственникам в Галичину. Уезжая, в первую очередь взял с собой ноутбук. Именно на нем он теперь работает в университете дистанционно, пишет научные статьи и занимается фрилансом. Благодаря ноуту зарабатывает на аренду жилья и прочие расходы.

30-ЛЕТНЯЯ Юлия ЯРИГИНА – ИЗ КРАМАТОРСКА. Война в родном городе заставила ее собрать вещи и покинуть дом. Юля убеждена, что живопись всегда помогает выплеснуть эмоции на бумагу. И поэтому все необходимое для творчества при переезде было решено взять с собой. С двумя дочками Юля уже больше двух лет живет во Львове. Является соучредителем общественной организации ”Україна – шлях єдності”. Увлекается фотографией. До переезда, рассказывает, ее жизнь протекала в обычном русле – дом-работа-дом. Теперь все изменилось кардинально: Юля научилась писать проекты, выигрывает гранты, помогает людям, много обучается. Стала более сильной, решительной, уверенной и самостоятельной. – Донбасс и уголь – понятия неразделимые, – говорит Юля. – Теперь там война… В моем новом, ”временном” доме война нарисована угольками из родного города.

Веронике КОЛЕСНИКОВОЙ СЕЙЧАС 6 ЛЕТ, ОНА УЖЕ ПОШЛА В ШКОЛУ. А когда в июне 2014-го покидала с родителями родной Луганск, ей еще не исполнилось и четырех. Вероника тогда ходила в детский сад. Когда началась война, детей во время воздушной тревоги уводили в подвал. У каждого была бирка с информацией о родителях, с адресом и телефоном. Детям объясняли, мол, это такая игра, родители же тем временем места себе не находили. Уезжая во Львов, семья не могла взять с собой много вещей. Брали главным образом одежду. Но любимую игрушку Вероники – кошку Китти – не могли оставить. У оригинальной ”Hello Kittу” не предусмотрен рот. Вероника сама дорисовала ей улыбку фломастером – чтобы Китти не скучала по дому. текст и фото Елизаветы КОЛЕСНИКОВОЙ

10


М

В , Р И

Р О Т О К

Т М О

В Ы

А Д СЕГ

С А Н

Щ Я ТО

ЗАТ Й И И

ШО К, Я КИ ЙС

ТВО РЮ ЄШ

СОБ І СА М

ТАМ, ГДЕ МОЙ МУЖ И СЫН

ЛЮБИМОЕ ПОЛОТЕНЦЕ И ЛЮБИМАЯ ПОДУШКА ТАМ, ДЕ ТЕБЕ НЕ ДРАТУЮТЬ КОЛЬОРИ СТІН, ДЕ В СУСІДІВ МОЖНА ПОЗИЧИТИ ЦУКРУ, А КОНСЬЄРЖКУ ЗНАЄШ ПО ІМЕНІ МОЯ КОМНАТА С ПИАНИНО И КИТАЙСКОЙ РОЗОЙ НА ПОЛУ

МЕСТО, ГДЕ ХОЧЕТСЯ РИСОВАТЬ, ШИТЬ, ДЕЛАТЬ УКРАШЕНИЯ, РАСПИСЫВАТЬ НОВУЮ ФУТБОЛКУ

МЕСТО, КУДА ХОЧЕТСЯ ВОЗВРАЩАТЬСЯ

ТАМ, ГДЕ Я СЕГОДНЯ СПЛЮ МОЇ СПОГАДИ.

ПЕРШИЙ

РЕМОНТ,

ПЕРШИЙ ДИВАН,

НА ЯКОМУ ВСІЄЮ

РОДИНОЮ

СПАЛИ, ДОКИ

НЕ КУПИЛИ ВЕЛИКЕ

ЛІЖКО ДЛЯ ДІТЕЙ

ТАМ, ГДЕ ЧУВСТВУЕШЬ СЕБЯ

В БЕЗОПАСНОСТИ

УКРАЇНА.

ТАМ, ДЕ Я ПОЧУВАЮ СЕБЕ

ВІЛЬНИМ

ЗАПАХ КАВИ

ЗРАНКУ Й КІТ, ЯКИЙ ЧЕКАЄ

НА СВОЄ МОЛОКО

ПРОСТРАНСТВО, В КОТОРОМ

ТЫ МОЖЕШЬ ЗАКРЫТЬСЯ

ОТ ВСЕХ ИЛИ ВПУСТИТЬ

К СЕБЕ ВЕСЬ МИР

ТАМ, ОТКУДА

НЕ ХОЧЕТСЯ

БЕЖАТЬ

МОЇ УЛЮБЛЕНІ ШТОРИ, ЯКІ НЕ ВСТИГЛА З СОБОЮ ЗАБРАТИ. ЦЕ ГОРЩИК З-ПІД КВІТІВ, КОРИЧНЕВИЙ У БІЛУ СМУЖКУ, НА ПІДВІКОННІ В КУХНІ

ТАМ, ГДЕ Я БРОСИЛ КЕПКУ

МЕСТО, ОТ КОТОРОГО У МЕНЯ ЕСТЬ КЛЮЧ, А ВНУТРИ МОИ ТАПОЧКИ

ТАМ, ГДЕ Я ЗАСТИЛАЮ СВОЮ КЛЕТЧАТУЮ СКАТЕРТЬ, ГДЕ РАССТАВЛЕНЫ МОИ ЛЮБИМЫЕ КАСТРЮЛИ

МЕСТО, ГДЕ Я МОГУ БЕЗНАКАЗАННО РАЗВЕСТИ БАРДАК

ТО, ЧТО Я НОШУ ЗА СПИНОЙ

КНИЖКИ НА ПОЛИЦІ, ЯКУ ДО ВІЙНИ ЗМАЙСТРУВАВ ЧОЛОВІК. ЦЕ КРАН, ЯКИЙ МИ ТАК І НЕ ВСТИГЛИ ВІДРЕМОНТУВАТИ

ТАМ, ДЕ ПОВЗАЄ МОЯ ЧЕРЕПАХА, А НА ВІКНІ СТОЇТЬ МІЙ ФІКУС

ЭТО НЕ МЕСТО, ЭТО ЧУВСТВО

зібрала Марія РИБАК із коментарів вимушених переселенців під своїм постом у фейсбуку

11


ВТОРАЯ ”ИЗОЛЯ КАК ЗАБРОШЕННЫЙ ЗАВОД МОЖЕТ СТАТЬ КУЛЬТУРНЫМ ЦЕНТРОМ

МОЖНО ЛИ СОЗДАТЬ КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО НА ЗАБРОШЕННОМ ЗАВОДЕ В ВОСЕМЬ ГЕКТАРОВ? КАК ПОКАЗАТЬ САМОБЫТНОСТЬ ДОНЕЦКОГО КРАЯ С ПОМОЩЬЮ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА? А ВОЗМОЖНО ЛИ СДЕЛАТЬ ЭТО ИСКУССТВО ПОНЯТНЫМ ПРОСТЫМ ЛЮДЯМ? БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД И ПЛАТФОРМА КУЛЬТУРНЫХ ИНИЦИАТИВ "ИЗОЛЯЦИЯ" ВСЕ ЭТО УСПЕШНО СУМЕЛА. НО С ПОЯВЛЕНИЕМ САМОПРОВОЗГЛАШЕННОЙ ”ДНР” ВЫНУЖДЕНА БЫЛА ПОКИНУТЬ ДОНЕЦК И ПЕРЕЕХАТЬ В КИЕВ. ЭТО СТАЛО ПРОДОЛЖЕНИЕМ УСПЕХА.

8 ГЕКТАРОВ И БОМБОУБЕЖИЩЕ

В 2010 году предприниматель и известный в Донецке меценат Любовь Михайлова решила занять пустующую культурную нишу в городе и создать открытое пространство для встреч и творчества. Благотворительный фонд и платформу культурных инициатив открыли на месте разорившегося завода изоляционных материалов на ул. Светлого пути, 3 в Донецке. Отсюда и его название – ИЗОЛЯЦИЯ. Сам завод был выбран не случайно – на нем работал отец основательницы фонда. В свое время предприятие обслуживало все тепловые электростанции СССР, экспортировало свою продукцию за рубеж. На заводе работали и жили вблизи его свыше тысячи человек. Территория его была огромна: на 8 га размещались 32 промышленных и складских помещения, административные здания и даже бомбоубежище. О ПРОЕКТАХ В ДОНЕЦКЕ

За 4 года ИЗОЛЯЦИЯ реализовала в Донецке около 25 культурных проектов. Все – с учетом местной специфики и контекста. Одним из самых успешных стал проект ”Изоляция 2.0”. В город привозили группу из 10 художников-иностранцев, и они жили несколько недель в Донецке. С ними работали волонтеры: водили к своим друзьям, показывали город. Одного фотографа из Португалии и вовсе увезли в небольшой городок Донецкой области на местную свадьбу… Благодаря этому ”донецкие” работы

Один из проектов фонда ИЗОЛЯЦИЯ – огромную металлическую помаду на заводской дымоходной трубе – создал бельгийский художник Паскаль Мартин Таю в 2012 году в рамках проекта ”В Поисках Времени”. Эта инсталляция была посвящена женщинам Донбасса, их роли в послевоенном восстановлении региона. В июне 2014 года боевики эту ”Помаду” взорвали

14

этих художников получались понятными и близкими местным жителям. Это искусство было ”свое”, не привезенное из-за границы. Уникальный проект реализовал китайский художник Цай Гоцян ”1040 м под землей”. Он приезжал в Донецк в мае 2011 года. Изучал его историю, ездил на шахты, спускался под землю вместе с горняками. В итоге создал серию портретов шахтеров из… пороха. Картины были установлены на специальные рамы – на таких во время парадов китайские рабочие носили портреты коммунистических лидеров, держа их на собственных плечах. Картины были освещены шахтными фонарями, свисающими с потолка как звезды. В 2014 году планировали открыть ”Креативную деревню”. Ведь в ИЗОЛЯЦИИ было много свободного пространства. Пригласили к себе творческие организации, отдали им бесплатно одно из помещений под офисы. В ИЗОЛЯЦИИ мечтали, что люди будут не просто приходить туда на работу, а вместе креативить, придумывать что-то новое. В помещении сделали ремонт. Макеевские ребята из WE ARE ABLE, которые шьют рюкзаки и кошельки, планировали занять целый этаж… До открытия оставалась неделя. Но запустить не успели. ИЗОЛЯЦИЮ захватили боевики. ЗАХВАТ. КАК ЭТО БЫЛО

В самом начале весны 2014 года в Донецке стало было неспокойно. Была захвачена облгосадминистрация. Но ИЗОЛЯЦИЯ продолжала работать. В марте на фестиваль испанского кино пришло много людей старшего возраста. Раньше они не посещали мероприятия фонда. А теперь благодарили за возможность отвлечься от происходящих событий. Ради этого организаторы и решили продолжать работу. Но вскоре основательница фонда Любовь Михайлова начала получать угрозы со стороны боевиков. В июне 2014-го она приняла решение о переезде ИЗОЛЯЦИИ в Киев. Команда должна была собраться в столице для обсуждения планов. Но в вечер перед выездом им позвонили представители ”ДНР” и сказали, что здание фонда ”забирают”. 9 июня, в понедельник утром, на территорию ИЗОЛЯЦИИ пришли люди с оружием. Заявили, что помещения занимают для хранения гуманитарной помощи из России. В тот день работники ИЗОЛЯЦИИ смогли спасти часть произведений. Вывезли две машины с живописью и с фотографией. Но вскоре захватчики им это запретили: – У нас тут тоже есть ценители


ЖИЗНЬ ЦИИ” искусства, вы больше ни одной скрепки отсюда не заберете. А потом пришли люди с пилами. И то, что вчера было инсталляциями и скульптурами современных художников, резалось на металлолом. После этого никто больше из сотрудников ИЗОЛЯЦИИ туда не возвращался. Через полгода стало известно, что в одном из ее помещений держали в плену блогера Дмитрия Потехина. После освобождения он рассказал, как там все сейчас устроено, какие помещения используют под тюрьму, какие – как склады для награбленного… ДОНЕЦКАЯ ИЗОЛЯЦИЯ В КИЕВЕ

В столице ИЗОЛЯЦИЯ арендует четырехэтажное здание судостроительного завода. Первый этаж – для больших мероприятий, фестивалей, концертов, кинопоказов. Второй – для выставок, там же размещен кафетерий. Третий – коворкинг и офисы креативных организаций. Весь последний этаж занимает IZONE. Фактически – это переформатированный донецкий проект ”Креативная деревня”. Там работают творческие мастерские. Любой может прийти и напечатать рисунок на ткани в технике шелкографии, сделать театральные декорации, мебель, напечатать фигурки на 3D-принтере. Или просто посетить мастер-класс. Расписание всех мероприятий есть на сайте фонда. В столице ИЗОЛЯЦИЯ сменила ракурс работы. Проекты теперь больше связаны с вопросами публичного пространства и историческим культурным наследием. Например, соби-

рают фотографии советских мозаик. Многие из них рушатся, некоторые уничтожаются в связи с декоммунизацией. Чтобы сохранить память о них, решили их фотографировать и выкладывать на онлайн-платформе SOVIET MOSAICS IN UKRAINE. Есть проекты, которые пытаются показать важность уличного пространства и право каждого на него. Например, в июле 2016 года на Бессарабке в Киеве у постамента бывшего памятника Ленину выставили инсталляцию мексиканской художницы Синтии Гутьеррес: лестница, где каждый мог подняться вверх и посмотреть вниз с высоты бывшего монумента. В этом было скрыто много смыслов: и символ героя, и подъема и спуска… За неделю к лестнице пришло полторы тысячи человек. ПЛАНЫ

В новом году ИЗОЛЯЦИЯ планирует сделать прибыльным IZONE – тогда фонд сможет финансировать культурные проекты и не будет зависеть от доноров. Выставок будут проводить меньше, но делать их более продолжительными, а вместе с тем и проводить образовательные мероприятия. Представителей ИЗОЛЯЦИИ часто спрашивают: когда освободят Донецк, вернется ли фонд в город? На этот вопрос у них пока ответа нет. – Очень трудно представить, как можно работать в месте, где стреляли и пытали людей, – говорит представитель фонда Михаил Глубокий. – Может, в формате филиала и сможем. Поживем – увидим… Анна ДЕРЕВЯНКО, фото: izolyatsia.org

Металлического оленя – самый первый артефакт фонда – создал один из рабочих еще в 1955 году и водрузил на верхушку террикона вблизи завода, где позже обосновалась ИЗОЛЯЦИЯ. Вывезти оленя с Донецка не удалось

”Жизнь – это не только завод имени Ильича” Переехав в Киев, фонд ИЗОЛЯЦИЯ значительно расширил географию своих проектов. В том числе – за пределы Украины. Подробнее об этом рассказывает координатор проектов Михаил Глубокий: – И в Донецке, и в Киеве наша главная цель остается неизменной – развитие украинского гражданского общества посредством развития творческих процессов. С самого начнала идея была такова: все наши культурные проекты должны иметь образовательную ценность и создавать инфраструктуру вокруг себя, развиваться благодаря тому, что в обществе будет усиляться культурный акцент. Отчасти эта идея сработала, если учеть то количество людей, которые приходили на наши мероприятия в Донецке. Сейчас много проектов мы делаем в Мариуполе, и не только художественных. Это и школа журналистики, и лекции, как использовать знания, как

зарабатывать на жизнь, не опускать руки. Главным образом это проекты по активизации молодежи в сторону креативных индустрий. У них не должно быть ощущения, что жизнь – это только завод имени Ильича (крупнейшее предприятие в городе. – Ред.). В январе 2016 года мы открыли в Берлине выставку ”Культура и конфликт: ИЗОЛЯЦИЯ в изгнании”. Проект на примере событий на Донбассе исследует тему роли культуры во время войны. Выставка включает видеоинтервью с пленными, которых ”ДНР” содержала в помещениях ИЗОЛЯЦИИ в Донецке, с молодыми дончанами, а также видео с боевиками, занявшими территорию фонда. На ”Biennale Architettura 2016” в Венеции ИЗОЛЯЦИЯ представила проект ”Архитектура Украины – за линией фронта”. Его мы посвятили двум городам – Мариуполю и Донецку, которые находятся очень близко, но сейчас разделены

линией фронта. Смогли снять об этом фильм. В Мариуполе люди не стеснялись ни о чем общаться, а в Донецке никто не согласился говорить на камеру – боялись. Тогда мы сделали нарезки из сюжетов телеканалов ”ДНР”. Это очень хорошо демонтрирует иностранцам, что происходит на Донбассе на самом деле. Разница сразу видна – где открытое общество, где люди не боятся говорить, а где идет открытая пропаганда. В Донецке мы традиционно работали с местным бизнесом, нам помогали разные индустриальные компании. Но с Ахметовым принципиально не работали. Финансирование в Киеве – в основном европейские фонды и гранты. Руководство судостроительного завода очень хорошо к нам относится, идут на уступки, и арендная плата не такая уж страшная. записала Виктория БОРОДАТОВА

13


Академия-переселенка обзавелась новым домом С НАЧАЛОМ ВОЕННОГО КОНФЛИКТА НА ДОНБАССЕ ПЕРЕЕЗЖАЛИ НЕ ТОЛЬКО ЛЮДИ, НО И ВУЗЫ.

Сотрудники учебных заведений в регионе разделились на два лагеря: одни оставались под властью сепаратистов, другие – не имели возможности или желания жить в оккупации и уезжали на подконтрольную Украине территорию. Одной из последних в 2014-м переехала Донбасская национальная академия строительства и архитекту-

ры, которая расположена на границе Макеевки и Донецка. Преподаватели решили организовать инициативную группу по переезду академии в Краматорск. Возглавил ее кандидат экономических наук Игорь Точенов. Сейчас он – первый проректор по учебной и финансовой работе академии. – Была надежда, что за то лето военный конфликт будет разрешен, – вспоминает Игорь Викторович. – Теперь же я понимаю, что бывшее руковод-

ство академии решило стать на сторону сепаратистов. Вывезти не удалось ничего, все создавалось буквально на пустом месте. Машиностроительная академия в Краматорске выделила нам несколько аудиторий с партами и стульями, несколько мест для наших студентов и преподавателей в общежитии – и, пожалуй, все. Сейчас в академии приблизительно 100 преподавателей и 1000 студентов. До войны было в три раза больше, но многие перевелись в другие вузы Украины. В октябре 2016 года академия в Краматорске обзавелась своим собственным домом – новым трехэтажным учебным корпусом. Средства на ремонт выделило Чешское агентство развития (CzDA). Юлия БЕЗЗУБКО

ИЗ СВОИХ ЧУТЬ БОЛЬШЕ ПЯТИДЕСЯТИ ПЯТИ Михаил БОЛОТОВ 34 ГОДА ПРОРАБОТАЛ В АВИАЦИИ. Вместе с женой и своим 90-летним отцом живут в Донецке. Лишь изредка навещают дочь и маленького внука, которые переехали в Винницу. И то по очереди: раз Михаил остается дома со стариком, а жена едет к дочери, в следующий раз – наоборот. Михаил работал в Донецком аэропорту. В мае 2014-го был в отпуске. 30-го должен был выйти на работу. Но так и не вышел: 26 мая в аэропорту начались бои. – Как ушел в отпуск в начале мая, так и не вернулся, – говорит Михаил. – Хотел еще куртку теплую забрать постирать, но подумал: ладно, потом. А ”потом” так и не наступило. Сейчас Михаил числится метрологом в донецком гидроцентре. Их там всего четыре человека работает – директор, метролог на установке и еще один специалист, а Михаил ведет учет. К бумажной работе он, авиатехник по призванию, не привык, потому иногда делает ошибки. С самолетами же ошибок у него не было. Михаил может часами о них рассказывать. Перечисляет их, как старых знакомых: Як-42, Ту-154, Фалькон-20, Ан-24… Тот попроще, тот посложнее, тот с ”характером”… Во время приездов в Винницу – внук Костя его главный слушатель. И самолеты дед-авиатор ему мастерит из конструктора. Скучает Михаил по авиации. текст и фото Виктории ПРОНИНОЙ

”Микробизнес Как достичь успеха, снова начав должен все с нуля окупаться за шесть месяцев. Спонсорам нужно доказать, что их деньги не уходят в пустоту” – В ДОНЕЦКОЙ ОБЛАСТИ У НАС БЫЛ СОВСЕМ ДРУГОЙ БИЗНЕС, НЕ СВЯЗАННЫЙ С ОТЕЛЬНЫМ ДЕЛОМ. Когда же началась война,

Наталія ГРИГОР’ЄВА, переселенка з Донецька, живе в Одесі, отримала грант – 85 тис. грн – від фонду ”Відродження” на відкриття свого бізнесу – ТМ ”Злачно”, що виробляє пластівці-гранолу, під час зустрічі з учасниками проекту ”Чужа батьківщина: біженець у рідній країні” в Одесі 28 серпня 2016 року записала Людмила ШЕВЧУК

14

мы с семьей решили продать все свое имущество и переехать, – рассказывает 58-летний Сергей МИХАЙЛОВ. – В селе Рудня-Воробьевская Малинского района Житомирской области купили дом и начали создавать семейную базу отдыха ”Полесье”. Вложили в это дело все наши накопления. Зеленый туризм еще не очень развит в Украине. Да и бизнес в селе развивать сложнее, чем в городе. Благо, наша усадьба находится недалеко от Киево-Житомирской трассы, меньше километра. Рядом – река и озеро, осенью в окрестных лесах полно грибов. Учимся по ходу. Жена в молодости постоянно ходила

в туристические походы. Опыт организации отдыха есть. Дочь обучается по специальности ”менеджмент” в Киеве. Наша усадьба расположена на окраине села. Недавно мы приобрели еще несколько соток рядом. Построили там еще несколько домов. Местные жители очень талантливые работники. Но постояльцев усадьбы мы обслуживаем сами. На территории у нас много беседок. Своими силами обустроили большую детскую площадку, сделали волейбольное поле. Сейчас стали собирать старинные предметы быта – планируем создать музей. Для нас важно сохранить наследие нашей страны. Наши усилия не остались незамечеными – в мае 2016 года Всеукраинская ассоциация зеленого туризма признала усадьбу ”Полесье” лучшей в Житомирской области и внесла в сотню лучших в Украине. записал Андрей ВЫТЯГАНЕЦ


”Тут є майбутнє для наших дітей” РОДИНА ПИСАРЄВИХ – ІЗ ДОНЕЦЬКА, СЬОГОДНІ ЖИВУТЬ У ХМЕЛЬНИЦЬКОМУ. Їх шестеро: батько Сергій, мати Людмила і четверо дітей: 12-річні двійнята Поліна й Іван та 7-річні близнята Маша й Даша. Над їхнім домом літали снаряди, свистіли кулі, поруч гинули люди. Покидали свій дім на початку червня 2014 року лишень на два тижні, але не повернулися й досі. У Хмельницькому сім’я орендує маленьку квартиру. Їм тісно. Діти мріють перенести свій двоповерховий будинок, який тато звів у Донецьку, сюди. Бо тут вони вже обжилися та знайшли нових друзів. Сергій, який працював заступником директора на заводі, відкрив у Хмельницькому свою справу, а Людмила, бухгалтер за фахом, перетворила своє хобі – кулінарію – на заробіток. Її святкові торти мають неабиякий успіх у хмельничан. На День незалежності 2016-го вона спекла торт ”Вишиванка” та пригостила ним інших переселенців і друзів. Людмила також влаштовує кулінарні ярмарки. Виручені кошти йдуть на оздоровлення дітей. Організовує з дітками майстер-класи з виготовлення різних сувенірів до свят. Писарєви розмовляють українською, залюбки вдягають вишиванки. Родина відвідує клуб ”Разом”, що об’єднав переселенців з усіх регіонів України. Веде його у Хмельницькій обласній бібліотеці теж переселенка, з Луганська. Тут вони спілкуються, разом відзначають свята, а їхні діти вивчають англійську мову, українську культуру та традиції краю, де тепер живуть, ходять на екскурсії. Так, Писарєви часто згадують своє щасливе життя в довоєнному Донецьку, але ані на мить не сумніваються, що вчинили правильно, вибравшись із ”ДРН”. – Ми виїхали на свою Батьківщину – Україну, бо тут є майбутнє для наших дітей. текст і фото Людмили ШЕВЧУК

Троє дітей Писарєвих замаються балетним танцем. Іван має багато нагород. Свої перші медалі він здобув іще у 8 років, у Донецьку. Тепер часто їздить від школи танцю на змагання по різних містах України. Поліна (на верхньому фото праворуч) займається графіті

&


Вкус дома ПЕРВАЯ ЧАСТЬ НАШЕГО ПРОЕКТА ”ЧУЖАЯ РОДИНА: БЕЖЕНЕЦ В РОДНОЙ СТРАНЕ” ПРОХОДИЛА В ОДЕССЕ В ПОСЛЕДНИЕ ВЫХОДНЫЕ АВГУСТА. Конечно же, те из нас, кто с Донбасса, не могли не поздравить друг друга с ”нашим” праздником – Днем шахтера. Его – кто не знает – отмечают в последнее воскресенье августа. И, конечно же, мы вспомнили о главном лакомстве этого праздника – торте ”Шахтерский”. Для меня он – это детство, праздник, семейные традиции. ”Шахтерский” стоил дороже других тортов. Но я знала: каждый год в последнее воскресенье августа он украсит наш праздничный стол. Мама его обязательно купит. Этот торт невозможно порезать на одинаковые ломтики, а только расколоть – как кусок шоколада. Ведь это на самом деле и есть кусок шоколада, только с орехами, с изюмом или черносливом. И с красивым украшением сверху. ”Шахтерский” можно грызть и через неделю после праздника – если вдруг не смогли осилить. Хотя, честно говоря, такое редко бывало в нашей семье. Его можно было смело покупать в подарок – хоть у себя в городе, хоть в другой уголок Украины. И даже в другую страну. Как ”Киевский” из столицы. Только ”Шахтерский” вкуснее. Для меня, по крайней мере. Если же закажете торт ”Шахтерский” у кондитера в любом другом городе Украины, кроме Донбасса, – рискуете поставить его в тупик. Не можете купить? Так можете приготовить сами! Наталья ОМЕЛЬЧУК

О чем мечтают женщины с Донбасса Юлия ГОНЧАР, 34 года, Луганск Днепр, работник в IT-сфере:

– Мечтаю о том, чтобы изобрели лекарство от рака. Мне очень не хватает папы, и я очень злюсь, что его нет.

которую не видела более двух лет. Мечтаю о низкой арендной плате за жилье. О процветании моего маленького бизнеса. Мечтаю о том, чтобы ”панические атаки” для меня стали пустым звуком. Екатерина ВОЙТУСИК, 43 года, Донецк Днепр, администратор в ресторане дизайнер украшений, частный предприниматель:

– Мечтаю стать профессиональным дизайнером. Пошла учиться. Начала Алла МЕДВЕДЕВА, 32 года, Луганск Одесса, банковский работник швея, собственное ателье: рисовать, чего раньше вообще – Мечтаю вернуть два телефона, которые у меня вчера украли. Мечтаю не делала. В восторге от открывающихся о собственном жилье. Мечтаю о… перспектив. попугайчика очень хочу! Но на съемной квартире с этим сложно. Полина ВОЙТУСИК, 16 лет, Донецк Днепр, школьница студентка: Марина ЛАГУТИНА, 33 года, Луганск Днепр, частный предприниматель, психолог:

– Мечтаю о мире. Мечтаю увидеть младшую сестру,

– Мечтаю быть успешной и реализовать себя

в творчестве. Музыка – и горько в один миг стать ”бомжом” без это мое. Лера, 4 года, Луганск Днепр:

– Мечтаю жить в новом большом красивом доме! И чтобы в нем все было разноцветное! Татьяна КАЛАШНИКОВА, 41 год, Первомайск Луганской обл. Павлоград Днепропетровской обл., бывший работник банка:

– Мечтаю выйти замуж за миллионера. Без стеба! Правда, мечтаю!!! Зоя МИХАЙЛОВНА, 59 лет, Луганск Киев, в 2014-м в результате попадания снаряда полностью сгорел ее дом в Луганске, вместе со всем имуществом; пенсионерка, одинока:

– Мечтаю о своей квартире. Своей мебели. Своей посуде. Одежде… Это сложно

ничего за душой…

Юлия РАДЧЕНКО, 33 года, Алчевск Луганской обл. Южноукраинск Николаевской обл., в декрете:

– Самая главная мечта: уверенность в завтрашнем дне. Очень хочется знать и верить, что дальше все будет хорошо. Хочется свой угол – квартиру, а еще лучше – домик, стабильную и хорошую зарплату мужу. Хочется какой-то свой маленький магазинчик. Хочется, чтобы детки были счастливее и успешнее, чем мы. Хочется, чтобы эта долбаная война на Востоке закончилась, и тогда, в принципе, все мои желания станут реальностью. записала Марина ЛАГУТИНА