Page 1

ХХI ВЕК

№ 1 (19) март - апрель 2010 4 / 18 / ДЕКАБРЬ / 2009

В НОМЕРЕ Светлана МЕДВЕДЕВА Бриллианты для диктатуры Кузбасс зажигает звезды Столица Европы


ХХI ВЕК

2005

2006

2007

2008

2009

С Днем Победы!

Никогда не думал шофер 847‑го стрелкового полка 303 дивизии Иван Красулько, что встретит на фронте своего малолетнего сына Леню. Случилось так, что ошиблась учетная служба и отправила жене похоронку, мол, погиб Иван в борьбе с фашистами. Не мог Леня смириться со смертью отца и рванул на фронт мстить фашистским захватчикам. Там они и нашли друг друга. Такая вот история. О других историях войн ХХ века читайте в материале Галины Калишевой «Наша судьба то гульба, то пальба».

email: kuzbassxxivek@mail.ru


В НОМЕРЕ И Л Л Ю С Т Р И Р О В А Н Н Ы Й

Ж У Р Н А Л

КУЗБАСС

ХХI ВЕК

№ 1 (19) март – апрель 2010

Главный редактор Юрий Сергеев Дизайнер Дмитрий Сергеев Авторы: Галина Калишева Наталья Рыбакова Ольга Фролова Валерий Плющев Лена Сурикова Юрий Светлаков Василий Попок Виктор Кладчихин Борис Синявский Владимир Сухацкий Марина Чертогова Андрей Шапран Александр Блотницкий Адрес редакции: 650099, г.Кемерово, ул. Весенняя, 13, e-mail: kuzbassxxivek@mail.ru

На краешке земли стр. 6-13

Бриллианты для диктатуры стр. 50-55

Впервые в истории женщины из семи стран Содружества наций (Брунея, Кипра, Индии, Новой Зеландии, Сингапура, Ямайки и Соединенного Королевства) преодолели расстояние в 900 км на лыжах от побережья Антарктики.

Самая популярная байка прежних времен – создание на территории Западной Сибири Урало-Кузнецкой (Кузбасской) Советской Социалистической Республики. Будто  бы Ленин хотел воплотить эту идею в жизнь.

Наша судьба то гульба, то пальба стр. 18-24

МАСТЕРСКАЯ стр. 56-61

Кажется, двадцатый век для России был особенно насыщен войнами. Как  будто Господь задался целью истребить как можно больше русских мужиков. Начало века было обозначено русскояпонской войной 1905  года, оставившей сиротами более трехсот детей в  Кузнецком и Мариинском уездах.

ЗАПИСКИ КИНООПЕРАТОРА стр. 36-39 Потомственный художник, Анатолий Чернов принадлежит первой в Кузбассе творческой династии. Выбирать профессию ему не пришлось – он мог стать только художником: художником был его отец Сергей Афанасьевич Чернов, художником был его дядя Павел Афанасьевич Чернов.

Учредитель ООО “Издательство Кузбасс XXI век” Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ№ФС12-0090 от 09.12.2004г. тираж 3000 экз. отпечатано в ОАО «Вояж» г. Новосибирск

Директор Нина Сергеева

Общественный редакционный совет: Сергей ЧЕРЕМНОВ руководитель управления по работе со СМИ АКО Марина ЧЕРТОГОВА искусствовед, член Союза художников России Владимир МАЗАЕВ писатель, член Союза писателей России

Век человека не бесконечен. К сожалению, многие мои герои передач цикла «Люди земли Кузнецкой» ушли из жизни. Их  не  переснимешь. Да  и  время другое. Сохранились лишь звуковые фонограммы некоторых передач. Расшифровку одной из  них предлагаю вашему вниманию. Разумеется, вы не  услышите музыки, шелеста листьев, вздохов героев, вы не  увидите мимику лиц, снятых на плёнку, – это всего лишь застывшие звуки в печатных словах.

ЗОЛОТОЙ КОФЕ стр. 40-49

Кузбасс зажигает звезды стр. 62-65

История Бельгии, как и  всей Европы, витиевата. Чего и кого там  только не  было. Сильно нравились эти земли Франции, потому они французами перманентно то  присоединялись, то  освобождались. Властвовали в  свое время там  даже испанцы, но  то  государственное образование, которое мы сегодня именуем Королевство Бельгия, возникло всего лишь в  1831  году. Тогда  же и  была принята первая бельгийская Конституция, а  на  трон возведен король Леопольд I. Но при этом Нидерланды, например, признали независимость Бельгии лишь в 1839 году.

НОСТАЛЬГИЯ стр. 80-81 Комсомольца, которого, говорят, не любили девушки из‑за  его пристрастия к зрелым мужикам, сильно смущало неординарное предложение от  товарища по  партии. Но  приходилось улыбаться и терпеть.

ЧУКОТСКИЕ ПОХОРОНЫ стр. 82-87

Дело всей жизни стр. 66-69 –  Многих в Кемерове, в Кузбассе продолжает волновать вопрос – почему Сергей Мяус уехал в Москву. Теперь есть возможность рассказать – как и почему? Какие обстоятельства способствовали тому, что выбрана была – для продолжения профессиональной карьеры – Москва, работа в Федерации хоккея с мячом. Наш корреспондент в Москве Евгений Арский встретился в столице с бывшим тренером команды «Кузбасс», а ныне вице-президентом Федерации хоккея с мячом Сергеем Мяусом и подготовил для нашего журнала интервью с ним.

Текстовые материалы обработаны скриптом sZam 5 (http://szam.adobescript.info)

СТОЛИЦА ЕВРОПЫ стр. 70-79

…Природа мудра. И люди, живущие в  тесной взаимосвязи с  нею, питаются этой мудростью. Иначе чем  можно объяснить забавную игру, что устраивают сородичи после сжигания умершего. Зрелище, как говорится, не для слабонервных.

КУЗБАСС ХХI ВЕК

1


Уже третий год в Кузбассе проводится массовый лыжный забег «Лыжня России». Это общероссийское событие, этапы которого проходят в каждом регионе. В нашей области заезд проходит на трассе в Лесной Поляне. 13 марта на старт вышли более трех тысяч участников. И именно в этот день сибирский мороз отступил, словно призывая кемеровчан выйти прокатиться на лыжах. По традиции всем участникам организаторы подарили на память шапочки с надписью «Лыжня России-2010».

2

КУЗБАСС ХХI ВЕК


Любителей зимнего спорта приветствовал заместитель председателя комитета по вопросам промышленной политики и  предпринимательской деятельности Совета народных депутатов Кемеровской области, заместитель Секретаря политсовета Кемеровского регионального отделения Партии «Единая Россия» Александр Курасов. Он подчеркнул, что  лыжи являются одним из  самых доступных видов спорта, и подтверждением является ежегодно увеличивающееся количество участников забега. Причем важно, по его мнению, чтобы на лыжню выходили все сибиряки от мала до велика. Он показал возможности сибиряков на личном примере. Дистанцию 2014 м вместе с ним преодолевал самый молодой участник забега годовалый Саша Курасов.

Участник праздника депутат Борис Горобцов отметил, что является искренним любителем лыжного спорта, а многолетнее регулярное катание на лыжах является для него и отдыхом, и способом поддержать своё здоровье. «Лыжня России – 2010» превратилась для участников забега в настоящий праздник спорта. Отлично подготовленная лыжня, музыкальное сопровождение, работа полевых кухонь и торговых точек питания усилили ощущение праздника. После того, как основная масса участников пересекла финишную черту, стало понятным, что главной наградой для всех участников самого массового спортивного праздника «Лыжня России – 2010» стали отличное настроение и незабываемые впечатления. КУЗБАСС ХХI ВЕК

3


4

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Юрий СЕРГЕЕВ (фото)


Ну вот,кажется, и закончилась эта длинная зима. Таких суровых продолжительных морозов давно не было в наших краях. В этом году досрочно закрыли сезон охоты - надо было сохранять животных, попавших в столь тяжелые условия. И любители снегоходного спорта почувствовали на себе все прелести экстремальной езды на тридцатиградусном морозце. Но вот отшумела масленица. Начало пригревать мартовское солнышко. Пройдет ледоход на Томи, и повсеместно зажурчат весенние ручьи. КУЗБАСС ХХI ВЕК

5


Тишина. Абсолютная, холодная, бесконечная. Полярный день. Солнце, которое ходит по кругу над головой. Низкие, необычной формы (некоторые похожи на НЛО) облака. Тут и не заметишь, как обморозишься.

6

КУЗБАСС ХХI ВЕК


экспедиция

КУЗБАСС ХХI ВЕК

7


экспедиция

В экспедиции, организованной лабораторией Касперского, принял участие наш земляк, фотокорреспондент журнала «Кузбасс XXI век» в Москве Александр БЛОТНИЦКИЙ. Предлагаем вам его отчет об этой уникальной командировке. 8

КУЗБАСС ХХI ВЕК


24-часового полярного дня в самых экстремальных условиях на планете, когда избавиться от слепящего сияния снега и льда можно только «ночью, в специальной палатке. 1 января 2010 г. Лыжницы достигли самой южной точки мира, финишировав на станции «Амундсен-Скотт». Эта уникальная антарктическая экспедиция стала возможной благодаря известной лаборатории Касперского, производителя систем компьютерной защиты. Сама экспедиция получила название Kaspersky Lab Commonwealth Antarctic Expedition. Экспедиция была приурочена к 60-летней годовщине основания Содружества (1950 год), которое объединяет Великобританию и бывших её доминионов. Для россиян эта экспедиция интересна еще и тем, что как раз в январе нынешнего года исполнилось 190 лет, когда русские мореходы Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев открыли «Континент холода». Только спустя более чем сто

Впервые в истории женщины из семи стран Содружества наций (Брунея, Кипра, Индии, Новой Зеландии, Сингапура, Ямайки и Соединенного Королевства) преодолели расстояние в 900 км на лыжах от побережья Антарктики. Стартовала экспедиция 19 ноября. Впереди были трудности

лет после этого открытия к Антарктиде подошли новые (норвежские) корабли. Если считать Северный полюс макушкой Земли, то Южный будет, ви-

димо, пяткой. Вот на эту «пяточку» нам и предстояло присесть. Девушки из экзотических стран шли своим ходом к полюсу, а наша экспедиция во главе с Евгением Касперским планировала прилететь туда самолетом, чтобы потом вывезти отважных женщин на Большую землю. Скажу сразу – туда и самолетом-то не каждому по силам добраться, а что уж говорить о тех, кто рискнул пройти этот путь на лыжах?! В сумме мы провели в воздухе около 30 часов! Путь до чилийского города Пунта-Аренас был хоть и долгим, но все же довольно обычным. Все необычное началось именно в этом городе, который находится на полуострове Брансуик, строго посередине Магелланова пролива. Этот город с населением в 100 тысяч человек, самый южный из находящихся на континенте. Его окружают горы, в которых размещено несколько популярных лыжных курортов. Через Магелланов пролив расположен принадлежащий Чили архипелаг Огненная Земля. Даже у тех, кто имел в школе по географии круглую двойку, не может не захватить дух от этих названий. Сразу пахнуло эпохой великих географических открытий. Но сам по себе Пунта-Аренас ничем особенным не отличается от городов Латинской Америки, но это для тех, кто часто бывает в этих краях. Человеку, впервые попавшему одновременно в Западное и Южное полушарие, интересно все – хотя бы совсем необычная картина звездного неба. Словно оказался на другой планете – ни одного знакомого созвездия. Поразило обилие граффиКУЗБАСС ХХI ВЕК

9


экспедиция ти, которыми расписаны едва ли не все стены города. Именно на граффити я все же в этой поездке увидел пингвинов. Правда, произошло это не в Пунта-Аренас, а в курортном городе Вальпараисо, где мы – уже после того, как побывали на Южном полюсе – останавливались на четырехдневный отдых. Главное, что увидел я их не в Антарктиде, где эти фотогеничные существа попасться на глаза нам никак не могли. Мы из Пунта-Аренас улетели на полярную базу. Пингвины же обитают на самом краю материка, там, где есть открытая вода, где есть пища. В Пунта-Аренас в самом разгаре было лето – плюс 18. Но на такое лето и зимы не надо. Дул пронзительный ветер. Холодно даже в куртках. А местные ходили в шортах. Тут уж кто к чему привык. В ПунтаАренас мы готовились к прыжку на «белый материк». В местном порту представлена, пожалуй, география всего мира. Не обошлось и без наших кораблей. Но огромные суда не пугают обитателей океана. В Антарктиду мы полетели российским военно-транспортным самолетом ИЛ-76. Собственно говоря, мы именно его и ждали. Этот борт делает один рейс в неделю. Глядя на этого «илюшина», сразу вспоминаешь строки Высоцкого: «Зато мы делаем ракеты и покоряем Енисей…» Такого транспортника нет ни в одной, самой продвинутой в самолетостроении стране. Машине, на которой мы летели, уже сорок лет, а она себе работает не в самых легких условиях. Поражаешься, как она садится в Антарктиде – по ледяной взлетно-посадочной полосе его

10

КУЗБАСС ХХI ВЕК

тормозной путь четыре километра. Можем, если захотим. Уже перед посадкой в самолет стало ясно, что Антарктида разительно отличается от всех остальных мест на земле. Благодаря тому, что расположена она, скажем мягко, не в самой благоприятной климатической зоне, к ее пристальному изучению приступили совсем недавно, когда стали злободневными такие понятия, как экологичность и политкорректность. Антарктида принадлежит всем и не принадлежит никому. Эта земля существует в основном для науки. Здесь бывают и туристы-экстремалы. Если запустите в интернете поиск – например «Клуб семь вершин мира», то получите предложение о восхождении на Винсон - самый высокий (4897 метров) горный массив Антарктиды. Стоит это удовольствие на одного человека 40 тысяч долларов. От желающих нет отбоя. Но любой человек, прибывающий на «белый материк», должен соблюдать строжайшие природоохранные нормы. И это не самое простое испытание в арктической экспедиции. В свое время мне не раз приходилось делать фоторепортажи из больших свиноводческих комплексов, куда никого не запускали без серьезной дезинфекции. Такую же процедуру мы все прошли при погрузке в полярный ИЛ-76. Даже мой фотоштатив подвергли специальной обработке. На самом материке все оказалось намного строже. На землю нельзя даже стряхнуть пепел сигареты – для этого есть специальные (с прорезью сбоку) пепельницы. Но это еще ладно. Отправление естественных человеческих потребностей в чем-то даже сложнее, чем на космической стан-


ции. В Антарктиде нельзя оставлять никакого мусора, все должно быть убрано. Девушки, которые шли 900 километров по холоду и снегу, тащили с собой специальные горшки, содержимое которых опорожняли в специальные емкости – и все это «добро» тащили за собой на санях. Все отходы тот же ИЛ-76 позже вывозит на Большую землю. Присутствие человека в Антарктиде должно оставить как можно меньше следов. Теперь представьте, как девушки мылись в дороге. Тем более, что члены группы – это граждане Брунея, Ганы, Ямайки, Кипра, где не знают, что такое отрицательные температуры. В их стра-

нах никогда не бывает снега. Правда, они перед тем, как отправиться на Южный полюс, прошли серьезную подготовку в Норвегии, но Норвегия все же не Антарктида. Ну вот и прилетели. Канадская база Пэтриот Хилз – Патриотические холмы. Патриотов особо не заметил, а холмов и на самом деле много. Даже можно сказать, что горы – выделяются коричнево-черным на ослепительно белом. Что поразило больше всего? Тишина. Абсолютная, холодная, бесконечная. Полярный день. Солнце, которое ходит по кругу над головой. Низкие, необычной формы (некото-

рые похожи на НЛО) облака. И не такая уж низкая температура – всего где-то минус десять. Мы все же прилетели туда летом. В Кемерове в это же время была зима, и стояли морозы за тридцать. Но в Антарктиде даже при минус десяти нельзя снимать специальные очки и перчатки. Видимо, всему виной тонкий озоновый слой, но стоит посмотреть минут десять на окрестности без очков, и начнет отслаиваться сетчатка глаза. Самого мороза не чувствуешь, но при этом кожа с незащищенных рук начинает сходить лоскутами. Поэтому и лицо защищается специальным кремом. Высокого-

КУЗБАСС ХХI ВЕК

11


экспедиция

рье – тут и не заметишь, как обморозишься. Там нельзя быстро ходить и вообще совершать резких движений. Если не соблюдать это правило, то тело под специальной одеждой покрывается потом и ты моментально промерзаешь. Там нельзя никуда ходить одному. Резкая смена погоды возможна буквально в десять минут. Нельзя отходить от лагеря без средств связи. Земля эта не была создана для живых существ, потому, когда сюда все же пришли люди, им пришлось выработать целый комплекс мероприятий, направленных на выживание. Тот, кто не подчинит-

12

КУЗБАСС ХХI ВЕК

В этих сверхнизких широтах оседает особый тип людей – только такие и могут не просто выживать, но еще и заниматься наукой. Полярники, одним словом.

ся этим правилам, будет выбракован, исключен из эволюционной цепочки. Про эволюцию я не случайно – в этих сверхнизких широтах оседает особый тип людей – только такие и могут не просто выживать, но еще и заниматься наукой. Полярники, одним словом. Потом мы (уже маленьким самолетом) полетели на полюс. Летели четыре часа, более тысячи километров. Так что Антарктида и на самом деле материк, расстояния там нешуточные. На полюсе расположена американская база Амундсен-Скотт. Нас там уже ждали пришедшие туда на лыжах героические девушки. Ну, полюс он и есть полюс. Он встретил


нас морозом в 40 градусов. Сфотографировались рядом с зеркальным шаром, который стоит на точке полюса. Сама эта точка «гуляет», потому есть еще один шар (вроде медный), который перетаскивают – по координатам, переданным со спутника. Не самая неприятная работа. Здесь же стоит и экологическая новогодняя елка. Собрана она из различных вышедших из употребления

металлических деталей. Вот вокруг этой железки и встречают и Рождество, и Новый год. Мы, как специально, прилетели на полюс в 12 часов ночи (с 31 декабря на 1 января) и сразу же отхороводились. Правда, мы не рассчитывали на случай и привезли с собой маленькую искусственную елку. Но и железную без внимания не оставили. За 18 часов до нас тут же топтались новозеландцы, а че-

рез шесть часов после нас – чилийцы. Полюс круглый, места хватило всем. На этом наша миссия была завершена. Мы забрали с собой участников экспедиции, потом на базе Пэтриот Хиллз пять дней ждали свой ИЛ-76. Дождались и отправились в обратный путь. Пунта-Аренас – Южный полюс (Пэтриот Хиллз – Амундсен-Скотт)

КУЗБАСС ХХI ВЕК

13


Самое активное участие в становлении пансиона воспитанниц Минобороны РФ принимали наши землячки. Первым начальником пансиона была Тамара Фральцова, бывший начальник департамента образования Кемеровской области. Сегодня руководит пансионом Лариса Максимова (работала в прес-службе Междуреченска). Ольга Рожкова много лет трудилась в прес­-службе нашей областной администрации. Среди воспитанниц пансиона есть и девочки из Кузбасса.

14

КУЗБАСС ХХI ВЕК


Супруга президента РФ Светлана Медведева пригласила ансамбль барабанщиц из пансиона воспитанниц Министерства обороны РФ на  открытие Русских вечеров во  французских Каннах. В  преддверии 8 Марта супруга президента РФ посетила это учебное заведение, где обучаются дочери военнослужащих, в  том числе и  те, чьи родители погибли, выполняя свой долг. В сопровождении министра обороны Анатолия Сердюкова Медведева прошла по помещениям пансиона, а  также посмотрела концерт, который подготовили его творческие коллективы. «Я  хочу пригласить отряд барабанщиц во  Францию. Нам предстоит открыть Русские вечера в  Каннах, я  думаю, что  вы будете достойно представлять Россию», сказала она. Этот год объявлен Годом России

во Франции и Годом Франции в России. Во время осмотра пансиона Светлана Медведева довольно долго задерживалась в  каждом классе. На  уроке художественной культуры одна из  учениц, Лада Казанцева, сделала доклад «Женщины­-матери в  русской культуре» на  примере иконы Владимирской Божией Матери. Светлана Медведева отметила, что  эта икона представлена на русской выставке в Париже, которую она на днях открыла. Супруга президента побывала также на уроке биологии, французского языка, этикета, на кулинарных занятиях. На  уроке психологии, где ученицы проходили тест, который должен был помочь им выбрать профессию в  соответствии с темпераментом, одна из воспитанниц сообщила ей, что  хочет пойти по стопам родителей и стать военным врачом.

«Я сама из  семьи военных. Мой дедушка, он слава богу, жив был военным врачом», сказала Медведева. Супруга президента РФ поинтересовалась, «встречаются  ли пансионерки со  своими сверстниками из  мужских кадетских корпусов». Начальник пансиона Лариса Максимова сообщила, что для девушек организуется посещение дискотек и  классические балы. По  ее словам, в  гардеробе каждой девушки 71 наименование одежды, в  том числе бальные платья. Воспитанницы пансиона подарили Медведевой множество подарков, сделанных своими руками, в том числе вышивки, несколько икон, выполненных в разной технике. В  свою очередь, супруга президента подарила пансиону книгу «Сказание о Русской Земле».

официоз Сама идея подобного воспитания была впервые реализована в России в 1764 году, когда открылось первое в России женское учебное заведение, положившее начало женскому образованию – Смольный институт благородных девиц. Основанное по инициативе И.И.Бецкого в соответствии с указом Екатерины II в Санкт­-Петербурге, это учебное заведение положило начало планомерного воспитания русской женщины, причем Россия в этом отношении опередила страны Западной Европы. Главным принципом первого института было воспитание в красоте и радости.

КУЗБАСС ХХI ВЕК

15


О выставках картин в «Кузбассэнерго» Живописные полотна взыскуют того, чтобы их  смотрело как  можно больше человеческих глаз. Трудно сказать почему, но  «насмотренные» картины приобретают какую‑то  дополнительную ауру, силу воздействия и влияния на зрителя – художники это хорошо знают. Может, картины при  просмотре напитываются дополнительной зрительской энергией, которая, сливаясь с энергией художника (мне демонстрировали в  мастерской художника отклонение на разные уровни магнитных рамок при поднесении их к разным картинам), выделяет эти творения из бесчисленного количества всех остальных. Недаром говорится, магия искусства! Посетите любую выставку и  сразу увидите, притягивают взор только несколько полотен, что‑то отталкивает – на это тратятся сильные чувства, а львиная доля остальных прохладно проскальзывается взглядами. Конечно, зритель тоже должен уметь отличать главное от второстепенного, в противном случае он вообще ничего не понимает в искусстве. И все‑таки посетителя необходимо учить смотреть, воспринимать живопись, лучше всего это начинать с детства. Во взрослом состоянии чаще всего продолжением такой учебы является самообразование, когда человек посещает выставки, размышляет над увиденным, рефлексирует вслед за  художником, читает нужные книги о  творчестве. Конечно, всё вышесказанное во  многом личностно, но то, что живопись должна находить своего зрителя – это бесспорно. Для  облегчения «художественного» воздействия творца на  аудиторию требуется, для начала, помещение с картинами, в котором зритель может побывать. Пусть иногда, даже и  не  планируя заранее просмотр какого‑то вернисажа, просто нечаянно увидеть качественные работы художников. И ещё: никакие альбомы самого высокого качества, никакие репродукции не дают в полной мере насладиться творчеством художника – нужны подлинники. Пока всё обстоит именно так, не знаю, что произойдет с творчеством при бешеном развитии электроники.

Это называлось эстетическим воспитанием… Партнеры и гости, посещающие исполнительный аппарат ОАО «Кузбассэнерго», с любопытством рассматривают полотна художников на  втором этаже главного офиса. А  сотрудники генерирующей компании уже привыкли: перед их глазами регулярно через два – три месяца меняются выставки художников Кузбасса. Большинство живописцев – профессионалы, но присутствуют и, как их часто называют, самодеятельные художники с достаточно качественными работами. В задумках охватить как можно больше мастеров

16

КУЗБАСС ХХI ВЕК

кисти нашего региона, показать их картины зрителям-энергетикам. Впрочем, показы эти не  ограничиваются исключительно художниками Кузбасса. …Всё начиналось три года назад, когда руководство компании загодя перед большим ремонтом в  главном здании озаботилось тем, чтобы все было сделано на самом высоком уровне для задумывавшихся выставок: удобная подсветка, красивые кронштейны для крепления полотен, приятный тон стен. Первым свои работы выставил известный в  регионе художник Рудольф Корягин, представивший в  основном пейзажные работы. Его «революцинные» художественные поиски, утверждающие новые тенденции искусства, остались за рамками этой выставки, и это, наверное, правильно. Зритель должен привыкнуть к новому, чтобы, поднимаясь по ступенькам, научиться и воспринимать, и понимать радикальное (в последующих выставках уже явились, как их иногда называют, «сложные» полотна). Затем пришел художник, арт-дизайнер, бард Сергей Пышненко. Перед самым закрытием выставки он сотоварищи просветил на брифинге журналистов о своих творческих поисках, участии в  различных фестивалях авторской песни, поделился творческими планами, исполнил под гитару несколько песен. Им было представлено 26 лучших работ, отражающих различные грани его творчества: от пейзажей до изображений самых разнообразных сказочных и мифологических существ-персонажей. Вообще‑то  с  самого начала так и  задумывалось, чтобы выставочные площади не пустовали: заканчивается вернисаж одного художника, следом представляется новое имя. Уже говорилось, что  обязательное участие в  профессиональном союзе не  является главным критерием для  организации показа. Тем  более, что  есть талантливые самодеятельные художники достаточно высокого уровня, регулярно участвующие в совместных выставках с  членами Союза художников, получающие самые разнообразные призы, отмечаемые любителями и  публикациями в  СМИ. Один из  таковых почетный энергетик Российской Федерации, ныне пенсионер, Алексей Максимович Хоменко. Инженергидростроитель, участник строительства Братской, Усть-Илимской, Богучанской ГЭС, Крапивинского гидроузла выставил 32 работы, написанные в  разные годы его творчества. Пейзажи, воспроизво-


сию. Огромная территория с разнообразным растительным миром и климатом, бесконечные горизонты будили мысль, наполняли образами сознание художника, стремившегося к  постижению, глубокому проникновению в  удивительный и  таинственный природный мир. Природа Кузбасса и  дикая, и  одухотворенная, отражающая воздействие на нее наших предков и современников, и очарованная, а то вдруг мятежная, получает самое разнообразное отражение в творчестве кузбасских художников. Это чудо, когда живописец передает в образах природы тончайшие оттенки чувств и переживаний. Такое же чудо охватывает и зрителей, умеющих видеть и чувствовать.

Польза выставок дящие живописные уголки Байкала, Алтая, Горной Шории, Салаира, Тисульского района, портреты современников, натюрморты – основные направления его художественного творчества. А ещё  энергетики отметили полотна самодеятельного художника Ивана Митрофановича Иванова, ветерана Великой Отечественной войны, неоднократного участника самых разных выставок, в  том числе и  персональных. Пейзажи его кисти, многие из  которых воспевают окрестности Салаира, находятся не только в Кузбассе, но и в Магадане, Иркутске, Черемхове, Оренбургской области, Свердловске, Москве, Санкт-Петербурге, Ставропольском крае, в Израиле. Он получил «Диплом лауреата» на областной выставке «Шахтёрский характер» в номинации живопись. Настоящее пиршество красок, экспрессии и  высокого уровня живописной техники продемонстрировал известный алтайский художник, член Международной Ассоциации изобразительных искусств АИАП ЮНЕСКО, член Союза художников России Пиргелди Широв. Знаменитый русский художник, наш современник Михаил Шемякин, рассуждая о  будущем изобразительного искусства, сказал, что  новые художественные техники уже в  скором будущем приведут к новому синтезу: наверное, кисть, компьютер, фотоаппарат будут использоваться художником при  создании изображения, которое может быть и голографическим, пространственным, да таковые уже и создаются и выставляются. Кстати, энергетикам за прошедшее «выставочное» время была предложена подборка интересных и чрезвычайно любопытных фотографий Гагика Мхитаряна из г. Березовского, и это, как говорится, только начало! Вспоминаются и другие выставки художников с ярким самобытным почерком, среди которых выделяется темой любви, восторга чувств, радости и счастья Марина Коломеец. В настоящее время проходит вернисаж Анатолия Чернова, члена Кемеровского отделения Союза художников России, неоднократного участника самых разнообразных выставок, в том числе в Москве. Он посвятил свое творчество сибирскому пейзажу и отмечен, в числе прочих, наградами Администрации Кемеровской области. Если же выделить что‑то общее на всех прошедших выставках, то следует отметить подавляющее количество представляемых пейзажей. Ничего исключительного в этом нет: природа всегда занимала исключительное положение в жизни народов, населяющих Рос-

Кто‑то изумленно скажет, неужели ещё  и  какая‑то  значительная польза от  этих выставок? Никто не  отрицает, что  это минивернисажи, хотя, если мерить количеством полотен, а  их  выставляется от двух с половиной до трех с половиной десятков, то такая персональная выставка является вполне репрезентативной для конкретного художника. Есть и эстетический результат для зрителей, в нашем случае – работников «Кузбассэнерго» (несколько раз ко мне обращались самые разные любители с просьбой провести через охрану на выставку, я всякий раз помогал). Да и печатные отклики в газетах, журналах – всегда польза для художника, как бы не откликались – положительно либо отрицательно. Стоит отметить, именно публикации в  СМИ о  выставках картин в главном офисе энергокомпании подтолкнули некоторых кузбасских художников предложить руководству ОАО «Кузбассэнерго» свои творческие работы для проведения новых экспозиций. Ну и, конечно, большую помощь в организации выставок, подборе картин оказывает Дом художников Кемеровской области. Его директор Оксана Соковина считает, что чем больше будет открытых площадок для продвижения творчества кузбасских художников, тем выше станет интерес общества к живописи и богаче наша культура. Немалый плюс всех прошедших вернисажей в  том, что  почти любое полотно (кроме совсем малого количества уже проданных, о чем указывается на сопроводительной табличке) можно приобрести прямо у его создателя. Не открою большой тайны, если скажу, что живописцы при продаже часто делают существенную скидку. …Нынешнее время – пиршество для  коллекционеров всех мастей, и  живописи в  первую очередь. За  относительно небольшие деньги можно по собственным художественным предпочтениям и индивидуальному плану составить отборное домашнее собрание живописи. Вот только надеяться на то, что это всё когда‑то будет стоить бешеных денег, не стоит: только избранные из избранных художники, работающие на  необъятной российской территории, называемой периферией, становятся известными широко в  стране и в мире. Пожалуй, удалось пролезть в игольное ушко всемирной славы за последние годы только одному художнику из Сибири – Андрею Поздееву из Красноярска. Между прочим, его творчество представлял кузбассовцам уже упоминавшийся Рудольф Корягин. Но это уже совсем другой разговор… КУЗБАСС ХХI ВЕК

17


й ы Велико т н о р ф а н сса ушло 165 человек. Из Кузба . 33 венной 3 ысяч кузбассовцев т с е ч е т О т более 100 Погибло Галина КАЛИШЕВА Зав. отделом истории Кемеровского областного краеведческого музея

Дмитрий

Сердюков

с товарищ

ами

Я вспоминаю о войне. Ее до смерти не забуду Она снится мне во сне. Была страшная война. Война моторов и народов… Ее жутко вспоминать. Был бы сразу я убитый – не смог бы вам о ней сказать. Сержант-минометчик Дмитрий Сердюков г. Калтан

18

КУЗБАСС ХХI ВЕК


о списанию числ По новому ра чинов паса нижних за з и х ы ем е ва призы нском уезде, гд и и р а М ом н о только в од и, должно был ст а ч е ы сн а п стояли за 07 человек. составить 2 3

Мой папа Симонов Павел Андреевич был призван на фронт в  первый год войны. Так случилось, что, едва выгрузившись из  вагонов, попало все их огромное соединение в фашистский котел. Толком не успев пострелять, отправились бедолаги в  качестве трофейной рабочей силы в самую глубь Германии. Знать бы, что я буду работать в музее и что «пепел Клааса» будет стучать в мое сердце, запомнила бы городишко и фамилию того фермера, где работал все четыре года мой плененный отец. Теперь спросить не у кого. Уж давно нет его на белом свете.

Фотографии из архива Кемеровского областного краеведческого музея

Он помнил все. До конца своих дней вспоминал друга москвича Костю, с которым однажды решились на безумное и бессмысленное предприятие- побег. Куда бежать в самом сердце вражеской страны? Их быстро изловили, и рыжеватый немец, потешаясь, назвал дураками и стрелять не стал. Унижения и  побои, хлеб с  опилками и  брюква из  рациона хозяйских свиней упоминались буднично, без надрыва. Отец, сибирский крестьянин, жадный до работы и, тем не менее, вечно живший впроголодь, был потрясен другим – уровнем ведения немецкого фермерского хозяйства: практически безотходным замкнутым циклом от  выращивания свиней до  банок с  бужениной. Есть чему позавидовать и  есть чему поучиться. Вот об  этом он рассказывал шепотом и  все предупреждал: смотри, не  ляпни где‑нибудь. Я, наивная комсомолка свободной и  счастливой страны, не понимала его страхов, но жалела и потому не ляпала. Теперь сказать можно. И еще, не только можно, но и нужно сказать то, что понял мой папа уже тогда, в самом начале германского плена: если мы победим такого хозяина, то наша победа будет дорогого стоить. Пройдут года, и вот из дали минувших лет мелькнет одно: как наши деды воевали давным-давно… Кажется, двадцатый век для  России был особенно насыщен войнами. Как  будто Господь задался целью истребить как  можно больше русских мужиков. Начало века было обозначено русско-японской войной 1905 года, оставившей сиротами более трехсот детей в Кузнецком и Мариинском уездах. Ряд событий способствовал обострению отношений между Россией

и Японией. И  пока дипломаты пытались сгладить конфликт, надеясь, что войны все‑таки не случится, правительство, тем не менее, кое‑какие меры предпринимало. Не  зря говорят: хочешь мира, готовься к  войне. В  1902  году император предупредил губернаторов, томского в  том числе, что надо провести подготовительные работы по  осуществлению нового порядка мобилизации. По  но-

КУЗБАСС ХХI ВЕК

19


20

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Русско-японская война изобилует фактами героизма сибирских стрелков, вынужденных сражаться с силами противника, во много раз их превосходящими. В  одном из  сражений – Тюренченском 9 тысяч наших противостояли 35 тысячам японцев. Потери были огромные. Не  осталось ни одного офицера, все погибли, и командование взял на  себя священник Щербаковский. Стояла задача вывести бойцов из окружения. То, что сделал Щербаковский, казалось сплошным авантюризмом. Он погрузил раненых на носилки, построил военный оркестр и  оставшихся в  живых бойцов, и колонна, ощетинившись штыками, пошла на  прорыв. Ошеломленные японцы пропустили русских, не выдержав их отчаянной и дерзкой штыковой атаки. В  ту войну еще  ценились воинская доблесть, самоотверженность и честь. Враги с обоюдным уважением относились к  проявлению воинского мужества и благородства. По  общему мнению, сибиряки ни  разу не  уронили себя в  той войне. Дрались «так, что  от  раскаленных стволов тлели винтовочные приклады». Эта слава сохранилась за сибиряками и в годы Отечественной войны. Сибирские дивизии, сформированные в  Кузбассе, в  Новосибирске в 1941‑42 годах были ударной силой советских армий. Одних Героев Советского Союза среди кузбассовцев больше двух сотен. Есть Герои России и  40 кавалеров ордена Славы трех степеней. Все потому, что сибиряк относился к военному делу без суеты и показного патриотизма. Воевал трезво и  расчетливо. Удаль свою попусту не демонстрировал и без нужды на рожон не лез. Когда нас берут за горло, Естественно – взяться за нож! «У  меня заняло несколько месяцев, чтобы понять простую фронтовую истину, что  война – это тяжелая, грязная и опасная для жизни работа, что никто не ждет от меня подвигов и  самопожертвования, а  надо только выполнять свою работу. Вся комиссарская пропаганда слишком крепко сидела в моем сознании. Помню, в одном из боев осенью 1943 года меня контузило и  осколком по  касательной срезало лоскут кожи с  головы. Голову забинтовали, кровь сочится через повязку. Командир диви-

зиона майор Качалов, лихой и опытный, приказал мне отправиться в санчасть. Я, заливаясь кровью, ответил: «Не  уйду с  боевого поста! Не  пойду в санчасть! Жизнь отдам за Родину!» - и кричал еще какие-то высокие и жалкие слова. Я помню изумленные глаза Качалова и его реакцию на мою глупую тираду: «Ты,  б…. будешь нас учить, как  Родину любить?! Лозунги здесь пихаешь?! Стукните его по  го-

Офицеры кузбасского полка 22‑й гвардейской добровольческой стрелковой дивизии

вому расписанию число призываемых из запаса нижних чинов только в одном Мариинском уезде, где стояли запасные части, должно было составить 2 307 человек. В фондах нашего музея – большая подборка писем периода русско-японской войны. Автор – штабс-капитан 17-го саперного батальона Николай Философов. Он состоял в  родстве с  Полянской – бывшим директором музея Кузнецкого металлургического комбината, происходившей из  дворянского рода. По письмам Н. Н. Философова можно изучать историю русскояпонской войны – столь подробно описывает он военные действия и их участников. «Бои ужасные. Каких вы там, в России, и представить не  можете. Слишком силен огонь, как  артиллерийский, так и  ружейный – получается сплошной ад. Вот вашему брату – пехоте достается здорово. Да, эти бои – Ляоян и Шахе останутся навсегда в памяти по  своим ужасам. На  Шахе мы понесли большие потери – до  60 тысяч». Речь идет о  сражении за  город Ляоян, где находился Главный штаб русской армии и были сосредоточены запасы продовольствия и  имущества. Было много раненых. В этих затяжных и  кровопролитных боях невероятную силу духа продемонстрировали солдаты восьмого Томского полка, награжденного боевым Георгиевским знаменем. Сегодня славяне с  большим пиететом относятся к  воинам востока. В  высокую степень возводится их  ловкость, самоотверженность и искусное владение приемами боя. А  в  начале ХХ века японцы были сражены мужеством наших солдат. Бесстрашием экипажей крейсера «Варяг», миноносцев «Стерегущий» и  «Страшный» восхитился сам японский адмирал Ямомото, о  чем  не  преминул высказаться в открытом письме. Среди матросов утонувших судов были и  наши земляки. Газета «Военная жизнь» писала о  том, что  в  Россию вернулся подросток- беспризорник, который в осажденном Порт-Артуре был подносчиком снарядов. Раненый, он попал в  японский плен. Мужество и  недетское чувство долга русского мальчика произвели огромное впечатление на японского генерала Бараки, наградившего его часами.

Участник русско-японской войны Федор Савельевич Корчуганов с женой Анной Андреевной

нили себя в о р у е н зу а р и ни ов ию, сибиряк от раскаленных ствол ен н м у ем щ б что лась По о ава сохрани ались «так, р сл Д а е. т н Э й о . в » ы й то клад овочные при ечественной войны. т н и в и ел л т От ми и в годы за сибиряка

лове и отнесите в  санчасть. Пока не  выздоровеешь, чтобы духу твоего на батарее не было! Не мешай работать!» Так до меня дошло, что на передовой надо работать, а не агитировать.


Накануне войны с Финляндией

А все эти лозунги и призывы мало чего стоят…» Это говорил в  одном из  интервью доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психиатрии Томского ГМИ Красик Евсей Давыдович. В  42‑м году во  время полевой практики в  Юрге он, студент новосибирского института военных инженеров транспорта и комсорг факультета, отказался от  брони и  был добровольно зачислен в  сибирскую дивизию. Пройдя учебу в ТАУ-1‑Томское артучилище, он был отправлен в 51‑ю артиллерийскую бригаду 20‑й артиллерийской дивизии, чтобы до конца войны заниматься невыносимо тяжкой и смертельно опасной военной работой. Первое, что делала на позиции батарея Филиппа Гавриловича Бахарева из  Кузедеево– окапывала пушку. «Случалось, только подготовишь орудие, а тут приказ: перейти на другую позицию. Ругнешься про  себя и снова – землю копать. Сколько ее было перелопачено! С  августа 42‑го

сплошной чередой шли бои. Страшные, тяжелые. Кажется, и передыху не было. Днем воюем, ночью переходим на новые позиции. Утром – сно-

Взвод разведки и связи. Нови Сад. Сербия

ловича илиппа Гаври Ф ея р а т ба о и ла на позици учалось, тольк л а С ел « д у. о к т ч уш е, п во а Пер . ывал ругую позицию узедеево– окап Бахарева из К а тут приказ: перейти на д ло ь. Сколько ее бы орудие, т а ь ш оп и к ов ю л т м го зе од п себя и снова перелопачено! Ругнешься про

ва в бой. Падали без сил. Но приказ «Вперед!» - и встаешь. Под Сталинградом был ад. Иначе не скажешь». Часто бывает, что в беседах с ветеранами после патриотических высказываний, рассказов о  боевом пути и  жалоб на  забвение и  невнимание государства наступает момент доверительного душевного общения. Не  со  всеми. Но  случается. Эти минуты самые дорогие, потому что открывают в человеке потаенное, что не дает ему покоя, снится ночами, о  чем  хочется поведать, да  не  всякому расскажешь: «Наступали. Ворвались в  немецкий блиндаж. Один раз это было. А у них кровати с сетками, белые простыни, подушки. А  мы – на голой земле под шинелькой. Голодные, холодные. Ночь в  болоте просидели. В  грязи и  тине по  самые помидоры. Черная злоба охватила. Ах, ты… Покрыл страшным матом и  пошел крушить. В  голове звон. Кровавая пелена глаза застит. Как  затмение какое. До рукопашной дошло. Тут уж нас, русских, не остановить. Боли не  чувствуешь. Одна дикая ненависть. Долго потом отходишь. И возбужденный и  усталый одновременно… Ходишь, как чумной. В такой драке немцы нас боялись. Откуда знаю? По глазам видел. Да нет, какие уж тут глаза… Нутром чуял. Немец ведь он что… Дисциплинированный. Инициативы в нем нет…» «О  чем  думал, когда в  бой шел? Думал, как  под  пулю не  попасть. Да и об этом не думал. Это в человеке в  подсознании лежит. Инстинкт. Кто  скажет, что, мол, во  время боя про  Родину думал, не  верь. Брех-

ня. В бою ни  о  чем  не  думаешь. Не  до  этого. Моя родина – сопливые пацаны, что в деревне остались. Про них после боя вспомнишь, если немец не  донимает. Еще  вспомнишь, как на крылечке вечерами сидел. День к  закату, от  реки белый парок поднимается. Травой пахнет и молоком. Вот и родина… Пожалуй что за это и воевал… Не мог не воевать. Я гордый. Когда в меня плюют, я бью в морду!» Скорняков Михаил Пантелеевич из  Калтана служил в  запасном полку в  Иркутске. Когда на  фронт попал, понял, что  в  условиях проживания и  материального обеспечения в  запасе и  на  фронте разницы нет. В Иркутске жили в землянках на 300 человек, нары в 2‑3 яруса. Спали на  голых досках без  матрацев, одеял и  подушек. Мерзли, недоедали. Дважды писал рапорт об  отправке на  фронт. В  феврале 42‑го просьбу удовлетворили. Когда из‑под  Старой Руссы отправили к Сталинграду, эшелон попал под  бомбежку. «Вагоны загорелись, и необстрелянное пополнение выскочило в одних штанах. Босиком, без  гимнастерок, без  вещмешков. Где голова была?! Теперь делись с  ними обмотками и  куском сала. И злились на них, и жалели». Это состояние жалости и  бессильной ярости возникало всегда, когда случались несостыковки, когда родная авиация бомбила своих, когда по вине бездарных командиров гибли бойцы. «Под  Сталинградом вымотал нас немец. Пришло пополнение из  Средней Азии. Эти бойцы КУЗБАСС ХХI ВЕК

21


На всю оставшуюся жизнь Нам хватит горя и печали Из  воспоминаний наших земляков: «Мы шли через станицы, а  женщины с  детьми выбегали на дорогу, плакали и на коленях просили нас не пускать врага. Не отступать, не  оставлять их  под  немцем. Уже ползли слухи о  зверствах фашистов». Иван Алексеевич Игловский из  Шушталепа вроде и  верил информации о  страшных деяниях фашистов, но все‑таки слегка сомневался. Он воевал с  германцем еще в первую мировую в 1915 году. Тогда солдат сражался с  солдатом. Стариков, ребятишек и  баб не  трогали, человечности не  теряли и  в  злобе и  ненависти не  утопали. Иван Игловский был убежден, что  простому народу, волею дурных политиков, оказавшихся в противостоянии, на  самом деле нет причин враждовать. Он помнил, как  не  хотели мужики идти на войну с армией Вильгельма. Был самый сезон полевых работ, когда в  1914  году объявили мобилизацию. Помнится, ее назвали «трезвой»: все кабаки закрыли, продажу спиртного запретили. Газета «Русское слово» писала, что все прошло на высоком уровне, никто не хулиганил, не пил. Может, где и было так. А только о погромах в Мариинске знали все. Уездный исправник Мариинска докладывал, что 18 июля в первый день мобили-

22

КУЗБАСС ХХI ВЕК

зации многие прибывшие из деревень запасные чины были пьяны, а  половина объявила себя больными. Недовольно шумели, подворовывали на  базаре алкоголь и  съестное, разгромили полицейский участок, даже портрет государя скинули со стены. Тем не менее, народу на войну собрали много. Только в Сибири – около миллиона, из них 55 % – из Западной Сибири. Всего  же набрали 114 дивизий. 94 отправились на  Германский и Австрийский фронты. Враг выставил 20 немецких и 46 австрийских, всего 66. Меньше, чем наших, но технически более мощных. К  1915  году российское воинство насчитывало более 6 миллионов человек, из  которых каждый пятый – сибирский крестьянин. Иван Алексеевич помнил, как зачитывали перед строем правила войны. Назывались они международные конвенции. Мирное население не трогать, удушающие газы, разрывные пули не  применять. Не  трогали, не  применяли. А  вот немцы, как  выяснилось, уже тогда, в первую мировую, были склонны к нарушению этих международных правил. Пользовались отравляющими газами, разрывными пулями. И жестоко обращались с пленными. По  рассказам тех, кому довелось воевать с  японцем и  побывать у  них в  плену (а  таких по  разным сведениям было 70 тысяч), Игловский знал, что  их  тоже по  головке не  гладили: били, пытали, издевались. Но  как  только солдат отправлялся в лагерь для пленных – ситуация менялась. Хорошо помогал Красный Крест: подкармливал, снабжал теплой одеждой, книгами. От  русских требовалось одно: дисциплина и  повиновение. Непорядка японцы не  терпели, и  непокорных ждала тюрьма. В  остальном хозяева были вполне гуманны: за  работу платили зарплату (из  которой, правда, 70 % шло в  госбюджет Японии), а выяснив, что  среди русских много безграмотных, устроили школу. Офицеры обучали солдат письму, чтению, арифметике. Хитрые японцы разрешили даже чтение революционной литературы, митинги с  требованием свержения самодержавия, издавали антивоенный журнал «Япония и Россия»..Провожая русских военнопленных домой, японцы выдавали довольствие и подарки. …Иван Алексеевич Игловский был призван на  фронт первой миро-

вой войны с самого ее начала. В бою получил тяжелое ранение. Очнулся в лазарете немецкого лагеря. После лечения и некоторого улучшения его переместили в какой‑то австрийский городок. Здесь в лазарете за молоденьким русским Ваней ухаживали две сестрички из  Красного Креста. Спасая мальчишку от  каменоломен, они перед каждой комиссией, отбирающей тех, кто в состоянии ра-

Победители

не то что стрелять, винтовку видели первый раз в  жизни. Кроме кетменя ничего в руках не держали. И порусски не  понимают. На  верную смерть прислали. … Все и полегли». «Особенно кровушку пролили в  первой половине 42‑го, когда наша дивизия со  второй ударной армией прорывалась на помощь осажденному Ленинграду и  попала в окружение под Любанью. Для тех немногих, кому удалось выйти живыми, эти бои останутся в  памяти навсегда. И нет для них места в мире страшнее, чем это. Из 120 тысяч воинов второй ударной армии осталось 10 тысяч. Больше 20 тысяч попали в плен. Остальные нашли свой последний приют в  новгородских болотах. В  нашей 92‑й стрелковой дивизии из  16 тысяч бойцов вышли из окружения 85 человек».

Все годы фотография австрийских спасительниц Ивана, как самая дорогая семейная реликвия, висела в доме на почетном месте. Австрия, 1915 г.

ло , что все прош а л са и п о» ов ое сл е пил. Газета «Русск е хулиганил, н н о т к и н е, н ов омах на высоком ур  только о погр А . к а т о л ы  б Может, где и али все. в Мариинске зн

ботать, искусственно раздражали его рану. Когда Иван окреп и скрывать его состояние стало труднее, девчонки, в  одну из  очередных врачебных комиссий, просто спрятали его, завалив матрацами. Как им удалось оставить парня при  лазарете в  качестве рабочего, Иван не  знал. Знал одно: если бы не они, вряд ли вернулся бы в свой родной Шушталеп.


Такими уходили на фронт мальчишки. Солдат из Усманки.

Прощались со слезами, девчонки подарили на  память фотографию, а  Ивану думалось: обязательно когда‑нибудь встретимся. Вот начнется мирная жизнь… Но  с  миром не  получалось. Началась революция. Потом гражданская война. Свои стали уничтожать своих. И  все никак не  могли остановиться. То  белых стреляли, то  кулаков, то  врагов народа. Так до самой финской во-

йны. С Финляндией воевали всего три коротких месяца, а крови пролили – немерено. 89 928 солдат погибли и пропали без вести. 203 582 бойца вернулись домой раненые и обмороженные. В  41‑м Иван Алексеевич с  сыновьями и  братьями опять ушел на войну. Сын Кирилл погиб в Польше, а его пули не тронули. Все годы фотография его австрийских спасительниц, как  самая дорогая семейная реликвия, висела в  доме на  почетном месте. Умирая, Иван Алексеевич наказал пяти дочерям: храните. Последняя дочь Ивана Алексеевича – Раиса Ивановна Горелова решила передать фотографию в областной краеведческий музей. Война с  фашизмом поразила Игловского своей бесчеловечной жестокостью. Он видел безумные лица

Офицерский состав медсанбата. Апрель 1945-го

что 18 июля , л ва ы д а л ок д ска ь вник Мариин вшие из деревен бы и р п е и Уездный испра ог н м ми. мобилизации ла себя больны ви ъя об а в первый день н и ов  пол были пьяны, а ы н и ч е ы сн а п за

освобожденных пленных, их пустые мертвые глаза, истерзанные трупы младенцев и  их  матерей, раздавленных танками стариков. Однажды, оглушенный и слепой от вздыбленной разрывами бомб земли, закрывшей солнце и  небо, он подумал, что  если случится еще одна война, она станет для человечества последней. Из Кузбасса ушло на фронты Великой Отечественной 333 165 человек. Погибло более 100 тысяч кузбассовцев. «Проверено цензурой» Одно за  другим читаю фронтовые письма. «Сейчас служу в гвардии и  называюсь гвардии младший лейтенант. Командую взводом. Да, вот что получилось из учителя естествознания за  13 месяцев войны. Чего я  не  перевидел, не  пережил на  полях войны. Но  зато, милые мои, никто не  посмеет ни  вам, ни  мне сказать упрека. Я русский человек и несу все тяжести войны наравне со всеми честными русскими людьми, не  увиливая в  сторону. И  вы имейте мужество русского человека перенести все тяготы войны и ждите. Ждите меня. Берегите сами себя, детей и воспитайте их так, как надо. Пусть они будут до конца честными русскими людьми – в  полном смысле этого слова. Я  влюблен в  свой народ – в  свою нацию. Не  знаю, поймете  ли вы меня, но это так. Я люблю и любил русскую поэзию, наши обычаи, наши нравы. Эх, да что об этом говорить!»… Еще не дочитала до конца – возникло ощущение навязчивости постоянных подчеркиваний: русский,

русские. Глянула на фамилию автора: Борис Троицкий. Подумалось: вот что получилось из учителя естествознания… Запуганные цензурой, зашуганные энкавэдэшниками солдаты вместо человеческих слов любви слали родным плакатные лозунговые тексты. Знали, корректура и  трибуналы работают бесперебойно… «Не  сомневаюсь, что  ты будешь очень примерным и  дисциплинированным, преданным делу Ленина-Сталина коммунистом. Думаю и не сомневаюсь, что по работе, особенно в  свете передовицы «Правды» за 18.03.42 г., ты полностью соответствуешь требованиям. Зная тебя как большую общественницу, преданную партии ЛенинаСталина и  социалистической Родине, могу заверить, что  имя коммуниста, находящегося в боевых рядах лицом с  лицом врага, не  опозорю. Буду уничтожать его всеми мерами и  способами так, как  требует этого НАШ ЛЮБИМЫЙ НАРКОМ ОБОРОНЫ СТАЛИН!»-это письмо адресовано не члену партячейки, а  жене и  любимой женщине Фаине Лещинской. И даже в нем, до последней запятой пронизанном преданностью «делу Ленина-Сталина», есть цензурные затушевки. Абрам Лещинский не мог писать иначе. Он был сильно виноват перед отечеством – он был еврей. Чтобы отвести беду от  себя, своей жены и  детей, он из письма в письмо большими четкими буквами клялся в любви Родине, Партии и Сталину. Письма Дмитрия Феодосиевича Коберника из  Кельбеса были проКУЗБАСС ХХI ВЕК

23


Жена ходила по поселку гордая. Теперь ей стыдиться нечего. Ее муж, вчерашний заключенный мариинского Сиблага – солдат, разведчик, кавалер двух орденов Славы и ордена Красной Звезды.

24

Болгария встречает освободителей

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Весна 1945-го в Берлине

ще. Лозунгами не пестрели. Он писал коротко, но  часто. Почти каждый день. Жена ходила по  поселку гордая. Теперь ей стыдиться нечего. Ее муж, вчерашний заключенный мариинского Сиблага – солдат, разведчик, кавалер двух орденов Славы и ордена Красной Звезды. Дмитрий Феодосиевич попал в Сиблаг в 37‑м году. Тогда до районных органов НКВД доводили разнарядку: выявить столько‑то  врагов советской власти. Коберник под  разнарядку подходил: грамотный, интеллигентный. И  жена не из простых. Вроде имеет отношение к дворянскому роду ЛазаренкоДедковских. Придумали статью – за  растрату государственных средств. Все‑таки директор школы. Знакомый человек из органов доверительно посоветовал права не  качать, а тихо согласиться с обвинением: «Отсидишь-выйдешь нормальным человеком». В 42‑м заключенный Сиблага Дмитрий Коберник написал заявление с  просьбой об  отправке на фронт. «…В  одном письме я  писал, что  следующее получишь из  Германии. Последние километры родной земли отшагал…» «…Все время идут наступательные бои. Гоняемся за  немцами по  городам и  селам Восточной Пруссии. Не раз и смерть проносилась мимо меня. Но  здоров и  цел. Много наше боевое подразделение захватило пленных: на каждого приходится 5 человек. Бывало, по  суткам не спали. Все шли вперед. Прошел немало городов и сел земли не-

мецкой. Видел киевлян, харьковчан, из Польши и других людей. Их много и много. А здесь и населения немецкого много осталось. Я  писал, что  церемониться не  приходится. Но  все‑таки мы великодушны. Уж детей и женщин не обидит никто. Ну, конечно, дома горят в  боевой зоне. И  очищаем эту зону от  всех жителей. А  сколько скота всякого оставили эти помещики. Сотни голов у  одного хозяина. А  таких немало. Все это бродит, ревет. Коровы недоенные. Много убитого скота. Дороги усеяны убитыми фрицами. Ну, хотели войны – пусть насы-

тятся до отказа. Много здесь поляков, белорусов и  украинцев, угнанных на фашистскую каторгу. Сейчас они дождались прихода нашего... Все это показывает величественный поход победителей». Минуло 65 лет с той кровавой войны. До сих пор люди приносят к нам в музей фронтовые письма и фотографии. И мы их храним. Чем еще мы можем выразить великую благодарность уходящему поколению победителей, заплативших собственной кровью за нашу возможность жить в мире и добре?


Солдат

Фото Юрия СЕРГЕЕВА

КУЗБАСС ХХI ВЕК

25


Штурмо О военном летчике, боевом командире 277-й штурмовой авиационной дивизии, 13-й (затем 1-й) воздушной армии рассказывает его сын, доктор медицинских наук, профессор кафедры глазных болезней Кемеровской медицинской академии Юрий Федорович Хатминский.

Федор Семенович Хатминский

26

КУЗБАСС ХХI ВЕК


овики На топкинские огороды

Старший военлет тов. Хатминский в сумерках окончательно потерял направление, снизился до бреющего, увидел огни железной дороги и стал придерживаться их. Бак отдал мотору последние капли как раз над станцией, и самой подходящей посадочной площадкой поневоле оказались огороды, что внизу. Самолет посреди поселка в 1936-м, это, пожалуй, покруче космического корабля сегодня. Мигом набежала ребятня, подтянулся народ. Где это он? –  В Топках, – пояснили местные. Каждый хотел поздороваться со сталинским соколом за руку, лично пощупать аэроплан, узнать, как там, в мировом масштабе, и не желает ли гость молочка… В мировом масштабе Испания победит, а здесь – как вы сказали? Топки? – не найдется ли в Топках бензинчику, извините за истоптанный огород, да и машину осмотреть бы! Самолет оказался в порядке, где‑то раздобыли горючего, и утром пилот уже прощался с хозяевами. Попросил разобрать парочку изгородей, взлетел, развернулся, помахал крыльями и взял курс на родной аэродром.

В степном Рутченкове (а с довоенных еще лет это уже Кировский район Донецка) Хатминские были шахтерами. Глава семьи Семен устроил и своего Федю к себе на тридцатую шахту. Управляющий парня принял. В поселке все на виду, и Федя – тоже: скор, ловок, поет красиво, всегда «до кучи», его и так звали: Федя-Веселый. А также грамотен, трехклассное церковноприходское училище окончил, а тут еще маслобойку «обчеству» восстановил. Мальчишка совсем, а тяга к механизмам как у взрослого. Теперь Федина задача – ремонтировать насосы, они откачивают воду и расставлены в глубь шахты через каждые семь метров. И вот однажды Федю с напарником спускают в шурф (а может, в ствол – теперь это уточнить некому) в люльке. Одна веревочная расчалка отцепляется, люлька набок, ребята – в ствол. –  Я, – рассказывал он потом, – руки-ноги подобрал, голову втянул, комком сделался… Мужики, что наверху у ворота, спустились, отыскали обоих, подняли на-гора, положили рядышком, перекрестились, накрыли рогожей, позвали родных – крики, плач… И среди всей этой беды один из двоих выбирается из‑под рогожи, морщится и начинает приходить в себя. Федя это, Федя-Веселый! Он пробил собой тонкий тесовый настил и камнем ушел в воду, а напарник упал плашмя… Жизнь его только начинается, а вот уже и второе воскрешение. Первое произошло незадолго до того, когда вокруг соседней Юзовки и других шахтерских городков шли жестокие битвы с белыми. Он записался в красноармейцы, отомстить за погибшего брата, но их эшелон остановили казаки. Тем уже было известно: в теплушках новобранцы из Рутченкова, их к себе не переманишь! Рутченково тем и знаменито, что там случилась самая-самая первая в Донбассе политическая забастовка. Казаки много раз разгоняли здесь стачки, секли шахтеров шомполами, ставили к стенке. Ту же судьбу они приготовили новобранцам, и пусть никакой стенки в степи нет, зато пулеметы наготове: – В одну шеренгу становись! Но еще в самом начале Федя с другом Богуславским (так, кажется) заприметили неподалеку ставок, заросший камышом: была не была… Рывок пригнувшись, сзади стрельба, но они

нашей победе - 65

Соломенка жизни

КУЗБАСС ХХI ВЕК

27


домчались, прыгнули в заросли. Друг надоумил через камышинку дышать, – так и просидели до ночи. Но и по темноте выбираться не спешили – вдруг засада? Когда вернулись домой, разузнали, что из эшелона уцелели только они с другом. Потом пришла победа, потом возраст подошел к призыву, и вот Федор Хатминский – боец роты обслуживания летной школы в знаменитой Каче. Комиссар приметил сообразительного и грамотного истопника, уговорил приемную комиссию. Арифметику-грамматику истопник сдал, с историей вышло посложней, но на экзамене он неожиданно запел! Это была боевая песня каких‑то английских повстанцев, и ошалевшая комиссия поставила что надо. Да и сам он, что ли, не ошалел от такого счастья? И все в школе пошло отлично, а однажды на бомбометаниях он так аккуратно уложил бортовой боекомплект в  наземные мишени, что  проверяющий перед строем вручил курсанту Хатминскому маузер, с серебряной монограммой! Юрий Семенович хранил его всю жизнь.

Не до ордена…

Красноярск. Окрестная тайга, лысая вершина горы над Енисеем, на ней У-2, у самого обрыва: в полете заглох мотор, пилот нашел эту полянку в самый последний момент. Выбравшись к реке, бедолага увидел в небе своих, «дал дым», его заметили, по Енисею примчался на глиссере командир эскадрильи товарищ Хатминский. Обстановка оказалась серьезной, поляна коротка, не  взлететь, хотя машина исправна. Разбирать ее, как  уже случалось, и  эвакуировать по  частям? А  если попробовать взлететь, как на планере в авиашколе? С горы же! Но взлететь не кому‑то, а самому! Комэск спешит к командованию, командование разрешает, наутро он прибывает на катере уже с красноармейцами. Расчистили полосу, оттащили самолет к старту, бойцы зацепили его веревками и ждут команды. Федор еще раз проверяет ветер, садится в кабину, гоняет мотор на режимах, прибавляет газу, и когда удерживать машину было уже совсем не под силу, дает рукой знак, ребята отбрасывают веревки. Самолет срывается с места, бежит к другому краю поляны и в известный только Федору момент отрывается от земли, взмывает в небо, едва не зацепив колесами вершины деревьев. Внизу тайга, в сторонке Енисей, сверху небо, жизнь прекрасна! В родной части митинг, командир объявляет о представлении умелого летчика к ордену Ленина, – его только учредили. Но с наградой не вышло. Пришел неожиданный приказ искать пропавший самолет отважного экипажа Гризодубовой, Осипенко и Расковой. Несмотря на дождь и вечер, все самолеты подняты в воздух, но упорные поиски ничего не дали, зато из‑за непогоды случилось много бед. Летчики в темноте теряли направление, садились кто где, произошли большие потери. Из 9 самолетов в эскадрилье Федора уцелело только две машины, включая самого комэска, так удачно переночевавшего в Топках. Какой уж тут орден!..

А если ножичком?

Финская война. Задание – забросить разведчика в тыл врага. Майор Хатминский садит его в свой самолет, они благополучно минуют линию фронта, выходят в заданный квадрат, и Федор Семенович выбирает подходящую опушку. Посадка. Но вдруг уже на снегу началась дикая вибрация – управление не удержать! Когда машина остановилась, он выключил мотор и сразу все понял. Одна лопасть воздушного винта короче другой. Обломлена! Оглянулся и разглядел пень: винт рубанул по нему, заснеженному, незаметному. Распрощался с пассажиром, тот растворился в лесу, а самому что делать? Выбираться к своим пешком? По вражеским тылам это гибель – думай, Федя! И он придумал. Вынул из кармана недавний подарок – складной ножичек и приступил к работе, – укорачивать другую лопасть. Кто слышал про дельта-древесину, знает, что это прессованное дерево, детали из нее – как железные. Сколько времени ушло, он не помнил, но помнил, что после укорачивания едва взлетел. Не потому что двигатель остыл, а потому что руки сбил в кровь и чуть не отморозил. Но прилетел!

Третье Парголово

Ленинград, аэродром Сиверская, лето 1941. Сынишку полковника Хатминского, второклассника Юру, перепуганная мать везет из Сестрорецкого пионерлагеря домой. Поезд обстрелян немецким самолетом, никого не задело, но на подъезде к Сиверской они наблюдают настоящую бомбежку, – Юрий Федорович до сих пор помнит, что бомбы, когда они от самолета отделяются, можно разглядеть с земли. Папин аэродром разбит… Но  самолет его цел, и  папа получает приказ на  переброску под  Череповец, на  тыловой аэродром, семьи летчиков грузятся в вагоны – и туда же следом. Там, в деревне Матурино, уже скопилось множество людей и техники с других разбитых аэродромов. –  Отец, участник финской войны, к тому же с орденом Красного Знамени, и, видимо, поэнергичней многих, просто принял командование на себя, – вспоминает Юрий Федорович.

28

КУЗБАСС ХХI ВЕК


Верочка

нашей победе - 65

– Он добился встречи с первым секретарем Вологодского обкома, выбил продовольствие, помещения. И  организовал внутреннюю службу, учебу, занятия, быт, дисциплину, фактически сформировал новую часть. Потом на «ишачке», истребителе И-16, с вынужденной посадкой на занятой врагом территории, долетел до Москвы. Там (как уж это у него получилось?) попал на прием лично к товарищу Сталину и вернулся командиром дивизии с приказом на доформирование, получение техники и возвращение в блокадный Ленинград. Так появилась 277‑я ШАД – штурмовая авиадивизия, вооруженная знаменитыми ИЛ-2, летающими танками. И вскоре мощным броском люди и техника по воздуху над Ладогой переброшены в осажденный город, в Третье Парголово, на окраине. –  Мы остались в Матурине, но отец месяца через три прилетел на «дугласе» – худой, мы его не узнали! Он загрузился запчастями и меня с собой в кабину посадил… –  Что запомнилось? –  На новом месте, в Ленинграде, первое время голодно было. Хотя и в Матурине сытно не было, но там – особенно. Однажды я набрел на брошенный огород, накопал репы, наелся, и – заворот кишок. Госпиталь! Резать, правда, не стали, обошлись клизмами… Запомнились летчики, это были молодые ребята, неопытные, необстрелянные, налет часов минимальный, а тут война. И отец ввел для них спецподготовку в таком объеме, что непонятно, когда они спали. И боевые вылеты никто не отменял, разумеется! Штурмовики, они же с наземными войсками, с танками во взаимодействии, полеты, в основном на бреющем, у самой земли. И парни гибли и гибли – дня не проходило без потерь. Хотя были случаи, возвращались. Однажды экипаж (командира запомнил – Дурнев) при возвращении был обстрелян, самолет ухнул в Чудское озеро, но хвост остался над водой. Летчик и стрелок-радист поднялись туда и огляделись через пробоины. Увидели моторную лодку – два немца от берега взяли курс к ним. Они притаились, а когда лодка причалила, дружно дали пистолетный залп. И быстренько домчали до другого берега, сумели связаться с партизанами, вернулись. Но, повторюсь, таких удач было мало. Помню, отец сказал однажды, что  к  снятию блокады дивизия у нас была уже третьего формирования. Трижды обновился состав! Мы с отцом жили в сельском доме, до линии фронта километров пять, в той стороне постоянно гремело, а по ночам небо светилось. Целый день он был на аэродроме, сам летал на задания, хотя командиру дивизии летать и бомбить было совсем необязательно, и даже, по‑моему, запрещалось. Но  он летал. А  по  вечерам у  нас собирались офицеры, не  кончались разговоры о пополнении, о ремонте, о завтрашней операции. Обходились без выпивки, может, потому что отец любителем не был. Комдиву полагался адъютант, это был офицер, помощник. И  еще  был ординарец, – дров раздобыть, с  кухни каши принести, разогреть, шинель отчистить, он за быт отвечал. Забыл имя, но мы с ним подружились, добрый был человек… Калечились, гибли и друзья-мальчишки, – находили патроны, снаряды и все прочее, начинали разбирать или в костер бросали… А во время налетов на наш аэродром приходилось прятаться не только от вражеских бомб, он и от осколков своих зениток. Осколок с высоты впивался глубоко в землю, меня самого однажды чуть не прибило. Прорыв блокады в январе 1944 запомнился тем, что дивизия совершала вылеты полным составом, всеми экипажами! Подавлять артиллерию, громить командные пункты и аэродромы, жечь склады горючего… А после прорыва состоялся парад защитников города, оркестры играли, и войска шли, бойцы практически все с лычками на груди за ранения. И были солдатыиностранцы, поляки и другие… Ничего про них больше не знаю, но албанцы запомнились, их было много! На  улицах появилось много инвалидов, раненых – продавали папиросы поштучно. Приехали мама с сестренкой. А дивизии отдыха не было, она была брошена в Таллиннскую операцию, освобождала Латвию, потом ее перевели на запад, я остался в Парголове, пошел в третий класс. Отец писал из Калинина, потом из Белоруссии, дивизия штурмовала Кенигсберг, Будапешт, войну закончила в Германии, и после победы ее вернули в Ленинград, на аэродром Кричевицы. Мы получили квартиру в Выборгском районе, в нормальном доме, – немцы бомбили в основном центр, а в других местах многое уцелело. Разбитые дома были закрыты декорированными щитами, с улицы развалин не было видно, пока после победы все не отстроили заново. Я закончил 123‑ю школу, поступил в медицинский институт им. Павлова, это на Петроградской стороне. И оттуда – последние впечатления о ленинградской жизни: рассказы институтских профессоров. Они в блокаду выжили тем, что ели зараженное, фенозное мясо, списанное на складах и подлежащее уничтожению. Они пропускали его через автоклавы… И еще. Институт, как и положено, получал материал для занятий, так вот покойники для анатомирования были не пригодны, это были люди, умершие от истощения, они еще живыми высохли… Лет через сорок я побывал в Парголове, домик наш отыскал, только многоэтажного дома рядом не было, сказали, что он позднее сгорел. А все остальное не изменилось.

« И вот Тамара в штабе дивизии. Ее встречает полковник Федор Хатминский. Тамаре нравится этот худощавый, подтянутый человек. И внешне красив – темноволосый, смуглый, с хорошей улыбкой. И внутренне справедливый, внимательный, добрый. Вся дивизия любит его и как человека, и как летчика. Вообще‑то командиру такого высокого ранга не только необязаКУЗБАСС ХХI ВЕК

29


нашей победе - 65

В Кузбассе врач Ю. Ф. Хатминский оказался очень просто. После аспирантуры в Челябинске Минздрав СССР в 1964‑м дал молодому кандидату наук направление в нашу область. Здесь он участвовал в окончательной и полной победе над болезнью глаз под названием трахома, они ее тогда победили, и теперь эту инфекционную заразу помнит только старшее поколение которое много чего помнит. Вот нам бы только уметь слушать это поколение, да почаще расспрашивать, чтоб память в каждой семье была такой же «многосерийной», как в семье Хатминских, соединяла бы поколения вне сроков времени. Ведь доктор медицины Юрий Федорович рассказы отца-летчика записал вместе со своими детскими воспоминаниями о войне. О судьбе этих записей деятельно заботится кандидат медицины его сын Николай Юрьевич, внук фронтовика. И в эти воспоминания уже осмысленно вникает студент Саша, сын Николая Юрьевича, правнук нашего героя. А раз так, то это уже традиция, это значит, про шахтерского парня Федю-Веселого будут помнить и дальше.

30

КУЗБАСС ХХI ВЕК

тельно ходить на боевые задания, но и не положено, а он ходит, откровенно предпочитает кабину штурмовика штабной обстановке». Это строки из  книги Н.  Штучкина «Над  горящей землей», издательство «Военная литература». Она о брате и сестре Володе и Тамаре Константиновых, ставших Героями Советского Союза. Глава так и называется: «Верочка», дело происходит уже в Калинине, комдив Хатминский пытается уговорить Тамару, отправить ее пятилетнюю Верочку в Ленинград, в свою семью, ей там будет хорошо. Тамара благодарна, но дочку в чужую семью не отдает и увозит к своей матери. Еще о боевых делах 277‑й штурмовой авиационной дивизии рассказывается в книге «Я «Береза», как  слышите?..» А.  Егоровой-Тимофеевой, в  мемуарах «Как  нестерпимое стерпеть?», «Под крылом – Ленинград», «Первый военный аэродром» и других. В годы Великой Отечественной войны приказы Верховного Главнокомандующего с благодарностями 277‑й штурмовой авиадивизии были объявлены 11 раз. Десятки летчиков стали Героями Советского Союза, многие награждены орденами и медалями, командир получил звание генерала, был удостоен ордена Ленина, полководческих орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского. К имевшемуся ордену Красного Знамени добавилось еще четыре таких же, получил он и много других наград.


Алена ВЛАДИМИРОВА Юрий СЕРГЕЕВ (фото)

Согласитесь, не часто сегодня в редакции газет и журналов приходят письма с благодарностью врачам. Гораздо чаще – жалобы на невнимательность, ошибочные диагнозы, нечуткое отношение к пациентам. Тем более ценным нам показалось письмо, которое прислал наш постоянный читатель, художник Валерий Кумпан. В нем рассказывалось о Сергее Павловиче Олиферчуке, заведующем отделением неврологии муниципальной клинической больницы № 2. О том, чем же доктор Олиферчук С. П. отличается от других, и о сегодняшнем дне муниципальной клинической больницы № 2 рассказывает главный врач, депутат Кемеровского горсовета Нэлла Анатольевна Чернобай.

–  Наша больница, как и  две другие крупные больницы города 2 раза в неделю несет круглосуточные дежурства по оказанию экстренной медицинской помощи при неотложных состояниях. Ежегодно к нам поступает около 93 % пациентов, требующих срочной и эффективной помощи, для чего в больнице продолжается внедрение и развитие новых медицинских технологий. В этом году на первом месте урологическое отделение нашей больницы: там внедрено несколько новых методик по лечению заболеваний мочеполовой системы. В травматологическом отделении успешно занимаются эндопротезированием суставов, в  ожоговом центре – применяются методики, ускоряющие заживление ожоговых ран. Все это стало возможным благодаря хорошо подготовленному квалифицированному кадровому составу. Да и вниманием власти мы не обделены: в реконструкцию больничных помещений и приобретение медоборудования вкладываются немалые средства. Сейчас мы с нетерпением ждем ремонта родильного дома и пищеблока. Но, как и во всем здравоохранении, существует и у нас проблема, которая нас больше всего беспокоит, – это воспроизводство кадров. Практически нет притока молодых врачей, а  специалистов, беззаветно преданных врачебной профессии, становится все меньше и  меньше. И  вот в  этом отношении отделение неврологии, которым руководит Сергей Павлович Олиферчук, находится в  очень выгодном положении: там работают исключительно молодые врачи, которым интересно то, чем они занимаются. Возможно, немаловажную роль здесь играет личность доктора Олиферчука  С. П., который является наставником молодых специалистов. Природа одарила Сергея Павловича такими качествами, которые выделяют его из  многих: умением понять чужую боль, милосердием, умением разговаривать, убеждать, вселять надежду, принимать решения. И в первую очередь все эти качества отметили наши пациенты.

КУЗБАСС ХХI ВЕК

31


Сергей Павлович Олиферчук родился на Украине, в  городе Камень-Каширский. В юности мечтал о карьере военного, но пошел учиться в  Тернопольский государственный медицинский институт, где понял, что быть врачом – его призвание. Практическую деятельность врача-невролога начал в Харькове. В 1989 году переехал в Кузбасс, вел нейрохирургический прием в  поликлинике кардиоцентра, а  затем был приглашен в МУЗ ГБ № 2 – заведовать неврологическим отделением, которое возглавляет уже более 20 лет. За это время успел пройти службу в  Закавказском военном округе и поработать в горячих точках начальником медицинской службы.

32

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Неврологическое отделение МУЗ ГКБ № 2 круглосуточно оказывает неотложную медицинскую помощь пациентам с различной неврологической патологией. Чаще всего это пациенты старше 60  лет с  нарушением мозгового кровообращения. Это трудная категория больных, но для каждого из них у Сергея Павловича находится нужное слово. –  Пожалуй, самое главное в нашей работе – это взаимное доверие. Без веры пациентов в наши силы мы бы не справились. Ведь врач и  пациент – единое звено, одно без другого не работает. Врач должен быть

еще и психологом, человеком, которому верит пациент. –  Есть такое выражение «врач от Бога». А откуда берутся они, такие «врачи от Бога»? –  Я думаю, что если каждый из нас будет помнить о том, что врач остается врачом всегда, многие проблемы исчезнут сами собой. Медицина – это все‑таки не совсем ремесло, а  «настоящий врач» – это диагноз. Нельзя перестать быть врачом по  окончании рабочего дня, это понятие круглосуточное. Поэтому необходимо копить зна-


ния. В любой профессии прикладные задачи не  разрешить без  академических знаний, и особенно в медицинской. Настоящий врач – это очень широкое понятие. Приходя на  прием, вы должны быть уверены, что  он готов вас выслушать, посочувствовать, успокоить. Ведь от  профессионализма, улыбки, внимания, умения вовремя прийти на  помощь зависит самое драгоценное – здоровье и жизнь человека. Наверное, кроме профессиональных знаний врач еще должен обладать терпимостью, выдержкой, способностью анализировать ситуацию без  лишних эмоций, зажать свое «я» в определенные рамки в общении с больным, быть мудрым… –  Что, по‑вашему, необходимо для того, чтобы состояться в профессии? –  Чтобы состояться в  профессии врача, надо быть добрым, честным, порядочным человеком и грамотным специалистом. Врач должен иметь, прежде всего, изначально хорошую подготовку, любознательность, он должен постоянно заниматься самообразованием и  самосовершенствованием, быть постоянно в курсе всего происходящего в медицине. А еще важно относиться к пациенту с большим уважением и вниманием. У нас прекрасный коллектив, современное оборудование и особое отношение к работе. Растущее число выздоравливающих пациентов окрыляет, заставляет еще  трепетнее относиться к своему труду. Сегодня в  отделении неврологии работают преимущественно молодые врачи, которым интересно узнавать новое, учиться профессии. Образование врача – один из  важнейших показателей его компетентности, любому специалисту необходима постоянная практика и обучение. Когда больной встает на ноги и уходит от нас здоровым человеком – это счастье. И  удовлетворение, которое получаешь от этого несравнимо ни с чем. –  Говорят, что  сегодня очень помолодели неврологические заболевания. Так  ли это? И что нужно знать, чтобы как‑то уберечь свой организм от этих неприятных болезней? –  К  сожалению, это справедливо: сегодня в России смертность от инсульта в абсолютных цифрах примерно на  четверть выше, чем в странах Евросоюза. Более того, часто после инсульта наступают необратимые изменения в  центральной нервной системе, которые приводят к стойкой инвалидности. Больной не  может самостоятельно передвигаться и  обслуживать себя, у  него парализованы конечности, нарушена речь, глотание, отсутствует чувствительность и многие другие функции. Но у тех, кто внимательно следит за своим здоровьем и самочувствием, шансов заболеть гораздо меньше. А уж если заболел – благоприятный исход более вероятен. К  каким сигналам организма надо прислушиваться, чтобы не  пропустить начало болезни? Прежде всего, это внезапное

ОЛИФЕРЧУК Сергей Павлович. Родился в 1961 году в г. КаменьКаширский. В 1984 г. Окончил лечебный факультет Тернопольского государственного медицинского института. С 1989 г. – заведующий неврологическим отделением МУЗ ГБ № 2 г. Кемерово. 1990-1991 гг. – служба в горячих точках: Нагорный Карабах, Баку. С 1998 года присвоена квалификация врачневролог высшей категории. В 2002 году – 1-е место в городском конкурсе на звание лучшего врачаневролога. В 2009 году – 1-е место в городском конкурсе на звание «Народный доктор». В 2009 году – победитель конкурса «Поколения вместе» в номинации «Мой доктор», за достижения в области медицинского обслуживания пожилых граждан. Неоднократно отмечался областными и городскими Почетными грамотами и благодарственными письмами. Женат, имеет двух дочерей. Награжден медалью «За достойное воспитание детей».

онемение половины лица, одной руки, ноги или всей половины тела; неожиданно возникшее затруднение артикуляции при  разговоре, сложность восприятия обращенной речи или текста; резкое ухудшение зрения на один или оба глаза; нарушение координации движений в конечностях, шаткость при ходьбе или стоянии; головная боль, головокружение, шум в ушах. При возникновении таких признаков необходимо немедленно обратиться к  врачу. Чем  раньше пациент попадает в  лечебное учреждение, чем  раньше начинаются специализированное лечение и  реабилитация – тем  больше вероятность успеха. Шансы больного на благополучный исход в этом случае значительно возрастают. Другой распространенной жалобой являются боли в  спине (на  шейном, грудном, поясничном, крестцовом уровне позвоночника). Особенно когда мы становимся старше. Причин болевого синдрома спины много, но  при  определенной схожести симптомов определить, какое заболевание вызывает болевой синдром и  как  эффективно его лечить, может только специалист. Большинство людей довольно часто самоуверенно считают, что могут самостоятельно справиться с болью в спине, хотя это категорически неправильно. Своевременно подобранные лечебные мероприятия, в том числе и  немедикаментозные методы лечения, позволяют сдерживать прогрессирование заболевания. Ну и конечно, не стоит забывать о профилактических мерах по  предупреждению болезней. Прежде всего – гимнастика: любой малоподвижный образ жизни ведет к  дискомфорту и  патологиям. Не  ленитесь делать элементарные кратковременные движения, избегайте длительных статических нагрузок на позвоночник, старайтесь не переохлаждаться. И, конечно, если дискомфорт в области позвоночника не проходит после продолжительного отдыха, необходимо обратиться к врачу. –  В  2009  году вы стали победителем конкурса «Народный доктор», в  котором оценку врачам давали пациенты. Как вы думаете, почему они выбрали именно вас? –  Моя награда была наградой всего нашего коллектива. И  моей семьи, которая всегда меня поддерживала и  была надежным тылом. Почему именно меня?.. Не  знаю. Я  думаю, надо просто помнить о  принципе «Не навреди!», чтобы получить ожидаемый эффект, а  не вызвать ухудшение состояния больного. Собственно лечебная работа мне нравится, прежде всего, потому, что  для  меня это – возможность общаться с  людьми, возможность действительно помочь человеку… А это очень важно в работе: оказать помощь конкретному, отдельно взятому человеку, а  не  заниматься чем‑то  абстрактным, неясным. Человек просто должен хорошо делать свою работу. Если это выполняется, признание придет само. КУЗБАСС ХХI ВЕК

33


Ученые утверждают, что около 90 % всей информации мы получаем с помощью зрения. К сожалению, связь между количеством получаемой информации и ухудшением зрения – прямая. Сегодня на близорукость жалуются уже первоклашки, а люди в солидном возрасте пользуются очками все, без исключения. Что только не придумывало человечество, чтобы как‑то компенсировать потерю зрения: от моноклей и увеличительных стекол мы пришли к почти невидимым линзам, которые одеваются на роговицу. Многие считают очки неотъемлемым имиджевым аксессуаром. Но, несмотря на все увеличивающееся количество оптических салонов в нашей стране, сам подход к решению проблемы коррекции зрения у нас в стране далек от идеала. Так считает коммерческий директор ООО «ОПТИКА-ЦЕНТР» Андрей Грищенко. –  Когда человеку необходимо подобрать очки, он идет к  врачуофтальмологу, и  тот путем несложных манипуляций определяет ту или иную степень коррекции. На самом деле, для того, чтобы степень коррекции вашего зрения приближалась к 100 %, а эффект от использования очков, как прибора коррекции, был бы максимальным, необходимо задействовать науку, которая называется оптометрия. Оптометрия (от греч. optos – «зрение» и metreo – «мера», «измерение») – медицинская специализация, формирующаяся на  пограничной полосе между офтальмологией и  оптикой как  разделом физики. То есть оптометрия – это область науки, объектом изучения которой является система «глаз – оптический прибор». Достижения современной оптометрии сегодня позволяют максимально скорректировать зрение для  пациентов любого возраста и  с  различными диагнозами. Поэтому специалист такого профиля должен обладать знаниями в области физики, в особенности оптики, математики, системотехники, физиологии человека и, в первую очередь, физиологии зрения, клинической офтальмологии, профессиональной патологии и ряда других дисциплин. У него должно быть не только базовое медицинское образование, но и знания в области новейших технологий. И вот тут возникает интересный феномен, характерный для российской реальности: получать эти знания, оказывается, негде. В бывшем Советском Союзе оптометрическая служба была создана в 1983 году, но  полноценного развития не  получила: в  Москве при  Институте глазных болезней им. Г. Гельмгольца были организованы трехмесяч-

34

КУЗБАСС ХХI ВЕК

ные курсы подготовки оптометристов на базе законченного среднего медицинского образования, но специальной подготовки для врачейофтальмологов не  было и  нет. Сегодня в  России существует только один колледж в Санкт-Петербурге, который готовит дипломированных специалистов. Парадоксальная ситуация: работа есть, а  самих специалистов фактически нет. У  врачей-офтальмологов нет знания оптометрии, а оптометрист имеет право принимать людей в специализированных салонах оптики только как помощник врача. Между тем, согласно статье в «U. S. News & World Report», в США профессия оптометриста попала в число 25 самых востребованных профессий. В Европе существует ряд учебных заведений, где готовят профессионалов, которые могут выявить и диагностировать с помощью специальной аппаратуры и набора специфических приемов характер изменений в  оптической системе глаза пациента и  обусловленных ими функциональных отклонений в  зрительном аппарате. Они выберут рациональную тактику устранения выявленных сдвигов, проведут оптимальную коррекцию оптических дефектов зрения и  лечение функциональных зрительных расстройств функциональными же методами. На Западе учёные находятся в постоянном поиске более совершенных технологий в области коррекции зрения, и европейские специалисты ставят перед собой задачу-максимум: 100 % коррекция зрения пациентов. Для эффективного осуществления такой работы необходима специальная подготовка, оборудование и специфические навыки. Ни того, ни другого в большинстве салонов опти-


За двенадцать лет работы «Оптика-Центр» оказал услуги по коррекции зрения 165 тысячам кузбассовцев, 18 процентов клиентов – дети и подростки. Среди наград фирмы – золотые медали с кузбасских и международных выставок. В 2005 году компания стала лауреатом конкурса «100 лучших товаров России» за работу по коррекции врожденной и возрастной патологии зрения с использованием прогрессивных очковых линз. В 2010 г. получен патент на изобретение «Оправа для коррегирующих очков». ки и распоряжении поликлинического врача-офтальмолога нет. Поэтому отечественная оптометрия от этих 100 %, мягко скажем, находится ещё очень далеко. –  Ну вот обходимся же мы в России без этой нужной профессии… Зачем вам‑то понадобились эти инновации? –  В общем‑то, главная задача оптика – создать такое средство коррекции зрения, будь то очки или контактные линзы, чтобы его применение было эффективным в любых жизненных ситуациях. Например, при занятиях спортом и других активных видах деятельности человеку необходимо, чтобы видимость приближалась к стопроцентной. Для спортивных очков характерна эргономическая прилегающая форма, в то время как дизайн современных корригирующих очковых линз основан на достаточно плоских поверхностях с небольшим радиусом кривизны, которые плохо сочетаются с  прилегающей формой оправ. Если обычные корригирующие линзы установить в прилегающую оправу, то в результате изменения их наклона в направлении взгляда пользователь очков обнаружит изменение оптической силы линзы, нежелательный астигматизм и призматический эффект. Сегодня появляются линзы, специально сконструированные для прилегающих оправ с точки зрения как кривизны, так и оптических характеристик. Но чтобы создать такие очки, важно знать не только количество диоптрий и  расстояние между зрачками, но  и  множество других параметров: например, вертексное расстояние (расстояние от точки роговицы до точки внутренней поверхности линзы), пантоскопический угол (угол наклона линзы к оптической оси глаза) и степень радиальной кривизны оправы. –  Расскажите немного об «Оптика-Центре». Что, по‑вашему, отличает его от других салонов оптики, которых немало в нашем городе? –  Особенность нашего бизнеса в том, что во всем мире это – семейный бизнес, как  у  ювелиров. Мы в  этом смысле не  отличаемся: генеральный директор «Оптика-Центра» – мой отец Валерий Николаевич Грищенко. Моя жена Инна, так же как и я, работает в «ОптикаЦентре». Все мы по  профессии врачи различных специальностей, но не офтальмологи. Отец – кардиолог, я – психиатр, а Инна – провизор. Так получилось, что  нас всех объединило желание сделать такие салоны оптики, которые соответствовали  бы самому высокому уровню за счет профессионализма, высоких технологий. Но сделать их такими, чтобы людям хотелось сюда вернуться. Поэтому изначально нашей задачей был не «захват» рынка, а реализация общей мечты о салонах оптики, сравнимых с европейскими. Мы всегда ставили себе высокие планки и  сегодня мы используем уникальные для  Кузбасса технологии изготовления очков с  прогрессивными линзами по  контрактам с  фирмами «Karl Zeiss», «Rodenstock» (Германия). Это было бы невозможно без современнейшего компьютерного диагностического оборудования и компьютерных станков по обработке линз, а также без высокопрофессионального персонала. –  А что такое прогрессивные линзы? –  Не секрет, что с возрастом хрусталик теряет свою эластичность: становится трудно вдеть нитку в иголку, разглядеть текст на ценниках и, со временем, видеть вдаль. Что мы обычно делаем? Чтобы видеть и вблизи и вдали, мы покупаем две пары очков. Но это неудобно - носить с собой два футляра, то и дело меняя очки. Кроме того, промежуточное или среднее расстояние очки для работы вблизи и для дали не охватывают. Так вот прогрессивные люди давно уже носят прогрессивные очковые линзы. Их  можно без  преувеличения назвать технологическим прорывом: все оптические зоны прогрессивных линз, объединенные в одно целое, позволяют без дополнительных усилий видеть на всех дистанциях – дальней, промежуточной и ближней. Они относятся к категории мультифокальных и  обеспечивают коррекцию на  всех расстоя-

ниях. Зоны соединены между собой так называемым коридором прогрессии, обеспечивающим плавный переход диоптрийной силы линзы от ее верхней точки к  нижней. Никаких визуально или  физически заметных переходов между зонами нет, что  обеспечивает естественное зрение. В  очках с  прогрессивными линзами вы сможете одинаково хорошо читать, работать на компьютере, водить автомобиль и рассматривать витрины магазинов. Существуют разные дизайны и конструкции прогрессивных линз, и, в случае адекватного подбора, пациент получает великолепный результат – превосходный баланс зрения на любом расстоянии и в любом направлении взгляда. –  Но подобные линзы предлагают и в других оптиках… –  Ну, в  нашем городе практически и  не  предлагают. С  прогрессивными линзами работает далеко не каждая оптика, поскольку даже при выборе оправы необходимы специальные знания и особая точность – а это доступно только высококвалифицированным консультантам. Но даже если и предлагают, то наше принципиальное отличие в том, что в сложных очках используем только марочную оптику, преимущественно немецкую («Karl Zeiss», «Rodenstock») с традиционной гарантией качества, многовековыми традициями. Эти компании работают с середины девятнадцатого века. Они являются мировыми лидерами по разработке дизайна прогрессивных линз и имеют огромное количество запатентованных продуктов и технологий, которые неоднократно отмечались международными наградами. –  Но иногда бывает так, что очки зрение вроде бы и улучшают, а вам как‑то неудобно… –  Проблема может заключаться в  установке линз в  оправу. Любые очки требуют при установке соблюдения индивидуального межзрачкового расстояния, а сложные линзы требуют еще и центрирования оправы и измерения некоторых дополнительных параметров, таких как вертексное расстояние, угол наклона оправы, которые характерны только для вас. Ведь линзы начинают работать для улучшения вашего зрения только в случае правильной установки их в оправу, а некоторые из них даже при изготовлении требуют учета ваших индивидуальных параметров. Получить наилучший результат от подбора у квалифицированного врача-офтальмолога до абсолютно точного центрирования линз в  оправе можно с  помощью уникального прибора для центрирования – Relax Vision Terminal известной немецкой компании «Karl Zeiss». Мы первыми за Уралом этот прибор приобрели, и теперь наши врачи не представляют, как можно работать по‑другому. При  традиционном способе подбора очков даже самый профессиональный оптик не видит, как они сидят и как будут расположены линзы по отношению к глазам. Поэтому могут возникнуть определенные проблемы во время ношения очков. В прогрессивных линзах необходимо правильно расположить все три зоны зрения относительно глаза. А для этого нужно правильное центрирование в  оправе: от  этого зависит расположение всех зон прогрессивной линзы и величина полей зрения в каждой зоне, и соответственно время адаптации к очкам. Для  того чтобы добиться идеального комфорта и  зрения, необходимо видеть, как сидит оправа, как расположены глаза по отношению к  оправе и  как  нужно установить линзу, чтобы она правильно располагалась относительно оптической оси глаза. Прибор фиксирует на снимках глаза пациента в выбранной оправе, делает разметку, и по ним мастер устанавливает линзы с идеальной точностью. –  То есть «Оптика-Центр» можно назвать салоном комфортного зрения? –  Хочется думать, что это так. Как вариант - «Центр точной оптики» или «Центр расслабленного зрения». На протяжении всего этого времени мы остаёмся верны нашей философии: важно приносить не только прибыль себе, но и пользу окружающим людям. Приятно осознавать, что мы работаем в таком бизнесе, который приносит людям радость, здоровье и неискаженное восприятие мира. КУЗБАСС ХХI ВЕК

35


юрий светлаков «Театр одного актёра»

Творенье может пережить творца. Творец уйдёт, природой побеждённый. Однако образ, им запечатлённый, Веками будет согревать сердца.

Микеланджело

Мне выпало счастье встречаться и беседовать с известными в своё время людьми Кузбасса: актёром, народным артистом РСФСР А. К. Бобровым; шахтёром, Героем Социалистического Труда В. С. Костиным; директором Беловской ГРЭС, Героем Социалистического Труда П. А. Друзем; строителем, Героем Социалистического Труда А. С. Пашкиным; футболистом, мастером спорта СССР В. А. Раздаевым; учёным, доктором исторических наук А. И. Мартыновым; учителем сельской школы, народным учителем СССР М. А. Авериным и многими другими. Все они рассказывали сами о себе. Каждый человек, что‑либо создавший в этом мире, оставляет после себя память в делах и словах. После пожара в студийной фильмотеке я нашёл среди обгоревших плёнок амбарную книгу, в которой регистрировались фильмы и передачи, подлежащие хранению. В ней были записи тридцати передач цикла «Люди земли Кузнецкой» (1986-1989). Из тридцати передач сохранилась лишь одна – о начальнике строительства Кемеровской ГРЭС Б. О. Норкине! Другие уничтожены. И уничтожил их не пожар, а «свой брат» – редактор. В журнале, напротив всех передач цикла «Люди земли Кузнецкой», стояла циничная надпись, выведенная чьей‑то равнодушной рукой: «Стереть, как не представляющую историческую ценность». Я-то знаю чьей, но не в имени дело. Можно спорить о художественном достоинстве этих передач, но если эти имена «не представляют исторической ценности», то какие «представляют»? Мне объяснили, что не было плёнки для записи других передач. Воистину, «что имеем – не храним, потерявши – плачем». Век человека не бесконечен. К сожалению, многие мои герои передач цикла «Люди земли Кузнецкой» ушли из жизни. Их не переснимешь. Да и время другое. Сохранились лишь звуковые фонограммы некоторых передач. Расшифровку одной из них предлагаю вашему вниманию. Разумеется, вы не услышите музыки, шелеста листьев, 36

КУЗБАСС ХХI ВЕК

вздохов героев, вы не увидите мимику лиц, снятых на плёнку, – это всего лишь застывшие звуки в печатных словах. Просматривая газеты в поисках каких‑либо сообщений о киносъёмках в Кузбассе, я, совершенно неожиданно, в газете «Ленинский шахтёр» наткнулся на заметку, в которой сообщалось о том, что житель города Ленинска-Кузнецкого Ваграмов во время подготовки фильма «Первая конная» встречался с Будённым. В этой же заметке ещё говорилось о том, что режиссёром этого фильма был Яков Блиох. Я уже знал о том, что Блиох в 30‑е годы приезжал в Кузбасс в составе Московской киноредакции и снимал фильм на площадке Кузнецкстроя. Надо неприметно встретиться с Ваграмовым, тем более что Ленинск-Кузнецкий не за горами и… встреча состоялась. Валентину Аполлоновичу в то время было 90 лет.


записки кинооператора

Светлаков: – Как Вы встретились с  Будённым? Ваграмов: – В  1928  году фабрика «Культурфильм» Совкино решила снять картину о  Первой конной армии. Съёмочную группу возглавлял я. Мне пришлось вместе с оператором выехать для отыскания мест съёмок. На  одной из  станций я  посмотрел в  окно вагона и  вижу товарища в  нательной рубашке, очень похожего на  Будённого. У  вагона меня остановили: –  Вы куда? –  Мне кажется, что  здесь Семён Михайлович. Мне к нему надо по личному вопросу. –  Я доложу. Пошёл, доложил и сейчас же вернулся и говорит: –  Семён Михайлович просит Вас зайти. Будённый любезно пригласил сесть и спрашивает: –  Ну, чем бы мог порадовать? –  Семён Михайлович, мы снимаем картину «Первая конная». –  Почему я этого не знаю? Почему не доложили? –  Для  съёмки картины нужны кавалеристы для боёв, примерно сабель четыреста. –  А где же я тебе возьму столько? Напротив сидит тот самый товарищ, который меня не пускал. Это оказался его адъютант. Будённый говорит ему: «Пиши!» Он стал писать: «Командирам кавалерийских частей. Прошу оказать помощь подателю сего тов. Ваграмову всё возможное содействие по съёмке картины «Первая конная армия». Член РВС СССР. Инспектор Кавалерии РКК Семён Будённый». Подписано 27 августа 1929 года. Пока адъютант писал записку, я  говорю: «Позвольте Вас заснять в такой домашней обстановке». Он говорит: «Конечно, пожалуйста». Знаете, Будённый очень любил сниматься. Опе-

ратор его снял, мы попрощались и ушли в  восторженном состоянии. –  Помогла Вам эта записочка? –  Ещё бы. Я тогда получил от дивизий, стоящих в Крыму, около 200 сабель. –  Картина снята была? Блиох всю картину снял? –  Нет. Он во  время съёмки атаки кавалерийской попал под лошадь. Его сразу отвезли в госпиталь. Вместо Блиоха остался оператор. –  Кто оператор был? –  Вначале был Лебедев Николай Александрович, а потом доснимал Евгений Славинский. –  В  прокате картина называлась «За  фронтом фронт, или Первая Конная». 6 частей. Союзкино. Московская фабрика Культур-фильм. Выпуск 20 февраля 1931  года. Сценарий и  режиссёр Блиох. Операторы Славинский и Лебедев. Между прочим, Евгений Иосифович Славинский работал у  нас в  Сибири на  новосибирской киностудии, снимал несколько фильмов. Случайно сохранились некоторые кадры из фильма «Первая Конная». –  Валентин Аполлонович, помимо организации съёмок «Первая Конная армия» Вы, я знаю, принимали участие в съёмках картин Преображенской «Бабы рязанские» – это был один из первых цветных фильмов. –  Я снимался ещё в картине Абрама Матвеевича Роома «Предатель». Абрам Матвеевич был моим «крёстным отцом». У  меня сохранилась характеристика, которую дал Роом. Он пишет: «Ваграмов снимался у меня в ряде картин. Всегда, как и в съёмке, так и в деле проявлял достаточную киноактёрскую способность и  усердие. Как  работник Моспосредрабеса всегда был в  высшей мере предупредителен, настойчив и  актёрские дела всегда выполнял охотно и умело». У  режиссёра Сергея Юткевича я  снимался в картине «Кружева». –  А ещё Вы работали в театре. Как Вы попали на сцену? КУЗБАСС ХХI ВЕК

37


юрий светлаков

38

КУЗБАСС ХХI ВЕК

–  Был такой театральный отдел, которым руководил Всеволод Эмильевич Мейерхольд. Под его руководством меня обязали из тысяч безработных актёров формировать театральные коллективы. На сцену попал очень интересно. Надо сказать, что я полтора года работал грузчиком в одесском порту. Я был тогда очень малокультурным человеком и очень малограмотным. Один из  грузчиков, упавший до  последней степени алкоголизма, стал меня обучать грамоте. По образованию он был адвокат, и причём очень хороший. Мы зарабатывали хорошо. Я  стал посещать театр. Короче говоря, мои хождения в  театр привели меня к  тому, что мне очень захотелось вот так же, как те актёры, которых я видел, также приносить пользу людям. В это время ко мне подходит капельдинер и говорит: «Слушай, молодой человек, у нас расклейщик афиш ушёл. Ты не  пойдёшь?» – «Пойду». Я  хотел избавиться от портовой обстановки потому, что этот «юрист», который меня обучал, он меня в один «прекрасный» день обворовал. Он вынес всю мою скудную обстановку. У меня был коврик, было бельё новое, был костюмчик один-единственный. –  А как на сцену‑то попали? –  На сцену я попал таким образом. В театр Серебрякова приехали братья Адельгейм. Им понадобился молодой человек, для того чтобы он сыграл в «Кручине» роль гимназиста. Выучил роль, наступил день спектакля. Помощник режиссёра почти вытолкнул меня на  сцену. Он настолько сильно толкнул, что я вылетел на сцену и попал в объятия самой Манечки. Что она со мной выделывала! Это страхолюдное дело! Во- первых, она посадила меня на колени, стала меня нацеловывать, стала меня нащипывать, стала меня наласкивать и всё такое прочее. Гомерический хохот стоял в зале. А у меня такое было состояние, что я слова не мог вымолвить. У меня полная прострация была. Потолок пошёл вниз, потом вверх. В зале я видел только чёрную дыру, больше ничего. Дали занавес, я  в  полном отчаянии. Через 2 минуты такой гром аплодисментов пошёл. 15 раз давали занавес. Это было 24 апреля 1908  года. После этого пришёл антрепренёр этого театра и  сказал мне, что я настолько понравился публике, что  кончай со  своими афишами, я  тебя переведу в  состав труппы и даю тебе 15 рублей. А расклейщиком афиш я получал шесть рублей. Я  даже с  Комиссаржевской играл в «Бесприданнице» в Одессе и Харькове. Потом война 1914  года. Ушёл на  войну. Революция. Воевал под  командованием Николая Подвойского. Потом организовывал театры в Луганске, в  Армавире, в  Липецке. –  Как  Вы оказались в Москве? –  В  Москву меня вызвал Анатолий Васильевич Луначарский. Ему Мейерхольд подсказал: «Давайте мы его в театральный отдел переведём». Организовывая актёров для  периферийных театров, не забыл про себя. Я стал организовывать, по предложению Ярославского, в Москве, на Тверской улице, театр «Безбожник». Первым спектаклем в  этом театре у  нас была пьеса «Праздник


записки кинооператора Святого Йоргена». В спектакле я играл с Михаилом Царёвым. Недавно получил от  него письмо, в  котором он пишет: «Валентин Аполлонович, посылаю Вам поздравления и напоминаю, что мы с Вами лицедействовали вместе 50 лет тому назад в «Празднике Святого Йоргена». Ещё он прислал мне свою книгу о Малом театре. –  Михаил Иванович Царев приезжал в  Ленинск-Кузнецкий. Зачем? –  Чтобы ответить на  этот вопрос, нужно сделать небольшое отступление. …Москва 1920‑х годов. Это было время, когда театр стал самым популярным и распространенным из  искусств. Театры возникали как грибы после дождя, везде и всюду: на фабриках и заводах, на транспорте, в частях Красной Армии. В  небольшом помещении дома на  углу Леонтьевского переулка и Мясницкой улицы (ныне улиц Станиславского и Кирова), где помещалось всего около трехсот зрителей, возник театр «Безбожник». Сегодняшний зритель считает, что театр – это учреждение, где за представление зрители платят деньги, а работающие там актеры получают зарплату. Тогда чаще всего было не  так. Представления давались бесплатно. Артисты где‑то на стороне зарабатывали на кусок хлеба, а здесь, в театре, им платой было признание зрителей. Таким был и «Безбожник», на сцене которого шел спектакль по роману датского писателя Раральда Бергстеда «Праздник Святого Йоргена». В спектакле показывался городок, куда должен, как заверяют служители церкви, прийти Святой Йорген, чтобы облегчить страдания верующих. Вместе с богомольцами на религиозный праздник попадают два жулика – знаменитый вор-рецидивист Мякаэль Коркис и его друг, карманник Франц Шульц. Коркис выдает себя за  святого, и, дабы все убедились, что он Святой Йорген, «исцеляет» едва двигавшегося на костылях хитреца Франца, который на глазах изумленной толпы отбрасывал костыли и пускался в пляс. –  Все это помнят по фильму Якова Протазанова «Праздник Святого Йоргена». –  Так вот одного из  героев спектакля, красавца Мякаэля, играл Михаил Царев, в  то  время молодой артист, только что  приехавший в  Москву из  Петрограда. Его партнером, изображавшим воришку Франца, был я. Тот самый Ваграмов, который живет нынче в ЛенинскеКузнецком. Вот почему сюда приезжал Михаил Иванович Царев. –  Чтобы навестить своего старого товарища по искусству. –  Последний раз мы виделись в 1938 году. –  У Вас очень редкое отчество – Аполлонович. Где Вы родились? –  Родился я в Италии. Там я, можно сказать, открыл глаза на мир. Мать пела в итальянской опере в театре Ла Скала, отец – итальянец, агроном. Отец был в  движении Гарибальди. Власти стали отца преследовать, и семья вынуждена была уехать в Россию. Так я восьми лет вместе с эмигрировавшими родителями попадаю в Россию… Пока Валентин Аполлонович рассказывал, я думал о том какие далеко не козырные карты выпали на его долю… В двенадцать лет его лишают родительского крова. Пастушонок, подмастерье, вор (кстати, он однажды сидел в  тюрьме вместе с Котовским). Потом портовый грузчик, расклейщик афиш, организатор кинопроизводства и, наконец, актёр. Встреча с Царёвым. И хотя недолго просуществовал тот театр «Безбожник» – где‑то  года два, и потом разошлись их пути, Михаил Иванович начал работать в Малом театре, а  Ваграмов вначале организовал театр в  городе Торжке Калининской области и  работал в  нём директором, режиссёром и  актёром. После этого работал в  Кировском ТЮЗе, в  Уржумском совхозно-колхозном театре, в  драматических театрах Вольска, Омска и Энгельса, а в 1949 году судьба привела его в наш край в город Анжеро-Судженск. –  А как Вы оказались в Кузбассе? –  Было такое постановление правительства «Об  укреплении театров Кузбасса». Я в то время был режиссёром и актёром в Вильнюсском республиканском театре. Не  нашли никого, кроме меня, двинуть в Сибирь. Я был вынужден строить театр Ленинского комсомола в Анжеро-Судженске. В 1950 году я ушёл на пенсию, потому что держался всегда такого мнения: «Лучше уйти раньше, чем тебя увезут».

Руководство области предложило любой клуб, Дворец культуры, чтобы работать в художественной самодеятельности. Я выбирал, выбирал и довыбирался до Ленинска-Кузнецкого. В этом городе сейчас живу и работаю руководителем общественного Дома народного творчества. –  Не подсчитывали, сколько ролей сыграли? Сколько спектаклей поставили? –  Я  одно время записывал. Получилось около 300 ролей в  120 спектаклях. Могу показать список ролей, исполненных артистом Ваграмовым с 1908 года по 1951 год. Это и Фамусов в «Горе от ума» Грибоедова, и Сатин во «Дне» Горького, и городничий в «Ревизоре» Гоголя, и Паратов в «Бесприданнице» Островского, и Протасов в «Живом трупе» Толстого, и Яго в «Отелло» Шекспира, и Лопахин в «Вишнёвом саду» Чехова, и так далее. –  Я желаю Вам в Ваши 90 с гаком лет не терять той удивительной энергии, которая была всё время с Вами. –  Спасибо. Напомню слова В. В. Стасова из его письма Л. Н. Толстому: «Какие счастливые будущие поколения – они будут видеть, слышать, знать, точно осязать глазами и слухом своих прежних великих людей – ведь это гигантское торжество над бессмыслием и враждебностью природы. Будущие Герцены, Гоголи и Грибоедовы будут перед глазами и воображением каждого и везде, – какое счастье, какое блаженство! Как  не  жить страстью, чтобы такое счастье началось уже и теперь, сейчас, нынче». Как жаль, что мы не умеем хранить для будущих времён даже то, что записано на плёнке. Прав, вероятно, А. С. Пушкин «Мы ленивы и нелюбопытны».

А теперь я должен объяснить, почему этот очерк назвал «Театр одного актёра». После той первой встречи дома у Ваграмова мы стали переписываться. Валентин Аполлонович не  пропускал ни  одной моей передачи цикла «Рассказы о Кузбассе». Его добрые слова и дельные замечания, особенно когда находишься в диком одиночестве, в стае недоброжелателей, были мне ой как нужны. Признаюсь, лучшего друга в те годы у меня не было. Несмотря на большую разницу в возрасте, и не знаю, кто из нас был более пацанестее. Однажды я приехал к нему в Верхотомский дом отдыха, где он был вместе с  женой – добрейшей Зинаидой Семёновной. Пока Зинаида Семёновна «носилась», по выражению Ваграмова, по лесу в поисках грибов, Валентин Аполлонович в течение трёх часов разыгрывал по ролям эпизоды своей жизни, сцены из спектаклей для единственного зрителя. Я жалел лишь об одном, что эту потрясающую игру не удалось снять на плёнку, не записать на магнитофон. Это был изумительный СПЕКТАКЛЬ ОДНОГО АКТЁРА для одного зрителя. Ощущение катарсиса незабываемо. Я видел и слышал то, что не видели и не слышали другие…

КУЗБАСС ХХI ВЕК

39


Самая брутальная и эпатажная персона кузбасского спорта. Самый креативный и эффективный топ-менеджер. Самый известный «хоккейный» лидер. И Самое откровенное интервью с президентом хоккейного клуба «Кузбасс». Встречайте, Андрей Сельский. 40

КУЗБАСС ХХI ВЕК


Наталья РЫБАКОВА: В этом интервью мы позволили себе расслабиться, отдохнуть и посмеяться «до слез». И это не потому что сегодня с нам пил кофе юморист. Просто наш собеседник - Андрей Сельский – человек-праздник, который может создать настроение другим и позволить пошутить над собой. Андрей Борисович однозначно харизматичный и яркий человек, настойчивый и красноречивый оратор, талантливый менеджер. В любое мероприятие вкладывает душу и делает из него незабываемое шоу. Сегодня мы вместе шутим и вспоминаем его школьное и комсомольское прошлое, говорим об его успехах настоящих и будущих. А ему, уж поверьте, есть что вспомнить. Я думаю, что скоро Андрей Сельский напишет книгу, снимется в кино или сыграет в театре, уж слишком многолик, оригинален его образ. Мне лишь хочется пожелать ему здоровья и молодости души. А вам, читатели, хорошего настроения и весны!!! Долой зимнюю депрессию!!!

Ольга ФРОЛОВА: В неделю я стараюсь прочесть хотя бы две книги. Обычно читаю перед сном. Читаю выборочно – художественную литературу, новинки и книги по саморазвитию. В месяц в книжном магазине оставляю 2-3 тысячи рублей. У нас в квартире книги уже некуда ставить. Муж даже подарил мне на день рождения электронную книгу, куда я уже «закачала» 15 произведений. Знаю, что Билл Клинтон прочитал более 300 книг во время своего короткого пребывания в Оксфордском университете. Некоторые исполнители высокого класса читают по одной книге. Ищите знания и информацию. Не зря же говорят, чем больше вы знаете, тем меньше у вас страха. И потом знания – они совершенствуют. А еще есть такая китайская пословица: «одна беседа с умным человеком стоит месячного изучения книг». Ищите мудрецов и учитесь у них. Они просто ждут мельчайшего проблеска интереса с вашей стороны, чтобы поделиться с вами всем, что знают. Суперинтересный разговор состоялся у нас с Андреем Борисовичем Сельским. Можно даже сказать, что в этом месяце я перевыполнила план по получению знаний. Надеюсь, что и для тебя, дорогой читатель, это интервью будет полезным.

КУЗБАСС ХХI ВЕК

41


«Парашюты» СЕЛЬСКОГО Ольга ФРОЛОВА: Андрей Борисович, нам нужна вся правда о вас. Андрей СЕЛЬСКИЙ: С чего начнем? С простого? Наталья РЫБАКОВА: Да! Андрей СЕЛЬСКИЙ: С улыбкой? Или откровенно? Ольга ФРОЛОВА (безапелляционно): Максимально откровенно. Андрей СЕЛЬСКИЙ: Родился я  здесь, в  Кемерове. Учился в первой школе, вначале, правда, учился в 41‑й, потом в первой. И в обеих был физоргом. Наталья РЫБАКОВА (улыбается): Это настоящее откровение! Ольга ФРОЛОВА: А  почему физоргом? Уже тогда любили хоккей? Или физкультуру? Или были хоккеистом? Андрей СЕЛЬСКИЙ: (смеётся): А  что,  я  похож? Физоргом, наверное, потому что был единственным человеком, который мог что‑то организовать, какие‑то  соревнования, устраивать шоу из этого, чтобы интересно было не только спортсменам, но  и  болельщикам. И  мне это нравилось. Ольга ФРОЛОВА: А  каким спортом в школе занимались? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Боксом. Около шести лет. А до этого – фехтованием, волейболом. У нас в школе достаточно сильно были развиты почти все виды спорта. Наталья РЫБАКОВА: А у вас было прозвище в школе? Андрей СЕЛЬСКИЙ: В  школе – Угрюмый, Селя. А на улице пацаны с другого района – с  Южного – называли меня Профессором. Ольга ФРОЛОВА: Почему? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Потому что  и  учился хорошо, и дрался, боксом занимался. Обычно было – либо учишься, значит, ботаник, либо дерешься – значит, хулиган. А  я  всё это удачно совмещал. У  меня друг такой же. Вадик Плешков. Он и в школе был отличником, и  боксом занимался (кстати, был чемпионом области по боксу), и в шахматы играл (кстати, тоже был чемпионом области и по шахматам). Считаю, что Вадик – один из самых талантливых людей моего поколения. Наталья РЫБАКОВА: Андрей Борисович, вы помните первые соревнования, которые вы организовали в школе? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Их  было настолько много… Комсомол – это вообще время идей и  креатива. Было весело, было здорово, мы всё время что‑то устраивали, что‑то проводили, без дела не сидели. Я помню то шоу,

42

КУЗБАСС ХХI ВЕК

которое мы устроили на школьных баскетбольных соревнованиях. Мы пришли играть в  «парашютах». В  больших семейных трусах вместо шорт. Физкультурник оценил это негативно. Наталья РЫБАКОВА: И что вам за это было? Андрей СЕЛЬСКИЙ: За  четверть по  физкультуре "тройку" поставили. На  мне это никак не  отразилось, туда, куда я  пошел учиться, «тройка» по  физкультуре не влияла ни на что. Я  поступил на  химико-технологический факультет нашего политехнического университета. Ольга ФРОЛОВА: С чем связан такой выбор? Андрей СЕЛЬСКИЙ: У  меня родители говорили, вначале надо «хлебную карточку» получить, а потом всё остальное. Наталья РЫБАКОВА: Вы последовали совету родителей, а сами куда хотели пойти учиться? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я  хотел поступить в  Новосибирский институт народного хозяйства. Ольга ФРОЛОВА: На кого? Андрей СЕЛЬСКИЙ: На торгаша. Ольга ФРОЛОВА: А это была не «хлебная карточка»? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Для родителей это что‑то дру-

гое было. Мама мне говорила: Андрюш, чем ты там занимаешься? Надо идти на завод работать. Я ей отвечал, что  туда я  всегда успею. Такова психология родителей, они считали, что работа на промышленном предприятии – это стабильно… Ольга ФРОЛОВА: Стабильно, почетно и  приносит деньги… Андрей СЕЛЬСКИЙ: Деньги‑то у меня всегда были. Я мог и рыбок разводить, и птичек разводить… Наталья РЫБАКОВА: …и продавать их? Андрей СЕЛЬСКИЙ: ...и марки… Наталья РЫБАКОВА: …спекулировали? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я не думаю, что это спекуляция…


Первая любовь СЕЛЬСКОГО Ольга ФРОЛОВА: Сколько вас было в семье? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Трое. Две старшие сестры. Одна старше на  11  лет. Другая – на  десять. Я  самый младший. Отец хотел сына. Ольга ФРОЛОВА: Младший брат двух сестер – это маменькин сынок. Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет. Не  маменькин сынок. Мать со мной особо не нянчилась, ей приходилось достаточно тяжело. Кроме того, что у нее было трое детей, она работала в три смены на механическом заводе. Наталья РЫБАКОВА: С какого момента детства вы себя хорошо помните? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Самые яркие впечатления, когда меня привезли в деревню. У меня мама под Смо-

ленском родилась. Я никогда не видел туалетов на улице. Меня это сильно удивило… Наталья РЫБАКОВА: Вас наказывали в детстве? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Особо – нет. Помню один раз, как меня мама валенком с набережной до нашего дома на  Ноградской колошматила за  то, что  я  задержался на улице. Ольга ФРОЛОВА: Ваша семья жила в достатке? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Да, батя всегда работал. Калымил. Он вырос безотцовщиной, поэтому старался, чтобы его дети ни в чем не знали недостатка. Всегда старался заработать. Наталья РЫБАКОВА: Андрей Борисович, а что у вас в трудовой книжке написано?

Андрей СЕЛЬСКИЙ: Инженер-механик – это первая запись, сейчас числюсь в универмаге… Я же не альфонс (смеется)… Ольга ФРОЛОВА: Знаете, мы недавно общались с Евгением Гришковцом, так вот у него вообще нет трудовой книжки. Точнее, она есть, но единственная запись там – монтер в театре «Ложа». Андрей СЕЛЬСКИЙ: Мне трудовая книжка тоже – постольку –поскольку.

Ольга ФРОЛОВА: Андрей Борисович, все ваши одноклассники состоялись? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Оль, я не могу сказать, состоялись или нет. Я не слежу за их судьбой. Но многие из тех, с кем общаюсь, состоялись. Ольга ФРОЛОВА: На «Одноклассниках»? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет, но  страничка там  моя есть. Мне мои сыновья сделали – Ваня и  Боря. Им по 11 лет. Они двойняшки. Но через «Школьники»… Наталья РЫБАКОВА: Через «Школьники»? Через «Одноклассники»! Андрей СЕЛЬСКИЙ: Да-да, через «Одноклассники». Так вот через «Одноклассники» я  ни  с  кем  не  общаюсь. Просто у  меня большой школьный фотоархив, друзья попросили выложить эти фото. Вот мне сыновья и сделали страничку. Но там я сам ничего и никому не пишу. Мне проще по телефону. Наталья РЫБАКОВА: Смс-ки писать умеете? Пишите? Андрей СЕЛЬСКИЙ (раздумывая, после небольшой паузы):…пишу-пишу. Наталья РЫБАКОВА: А первую любовь помните? Андрей СЕЛЬСКИЙ: В школе? Ольга ФРОЛОВА: А где у вас еще была? Наталья РЫБАКОВА: Наверное, много где. Такой видный парень. Организатор… Комсомолец! Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет, я был хулиганистый. Мне лет 15 было, когда я пацанам доказывал, что я настоящий мужик. Для  этого нужно было выпить стакан водки (!). КУЗБАСС ХХI ВЕК

43


Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я рано женился. Первый раз в  18  лет. Тогда я  не  сразу осознал себя отцом. Видимо, это ощущение сохранилось до сих пор. … Хотя я уже во второй раз женат. Я даже повенчан. Моя первая жена – красивая, умная, интересная. Но так сложилось… Ольга ФРОЛОВА: Кто выбирал имена детям? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Ваню и Борю я назвал в честь своего отца. Борис Иванович. Батя всегда хотел, чтобы у него был внук Иван. А тут двойняшки. Женьку – моего старшего сына от  первого брака назвали так, потому что теще такое имя нравилось, дочь Анна – в честь моей матери и бабушки моей второй супруги, Сашка – просто красивое имя. Наталья РЫБАКОВА: Да вы многодетный отец!!! Андрей СЕЛЬСКИЙ: Мы с моим другом Димой Сагарой соревнуемся, у  кого больше детей. У  него четверо, а у меня – пятеро!!! У него одна внучка, а у меня две внучки – Лиза и Лена и внук Андрей. Ольга ФРОЛОВА: ??? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Доказал. Закусил шоколадкой и пошел в оптику, маме за очками. Но пьяницей не был. У нас, кстати, весь класс был хулиганистым. К примеру, мой друг, перейдя в 9‑й класс, чуть не стал отцом. Ольга ФРОЛОВА: В  девятом классе? В  СССР? Там же «этого» не было?! Андрей СЕЛЬСКИЙ: Это был семидесятыйкакой‑то год. Его мама рассказывала потом – позвонили и сказали – «Машка беременна». Наталья РЫБАКОВА (чисто женский вопрос): Он на ней женился? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет, они по‑другому решили этот вопрос. Наталья РЫБАКОВА: Про  друга рассказали, а про себя? Вы, например, ухаживали за девушкой как? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я  уже не  помню. Ну, как  мы ухаживали? Потанцевали, поцеловались… Ольга ФРОЛОВА: Такая бурная юность! Не боитесь за младших сыновей? Им уже 11! Вдруг будут также хулиганить? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет, думаю, они уже готовы к другой жизни. Они всегда говорят – мы самостоятельные люди, родились в свободной стране. Наталья РЫБАКОВА: А они каким‑нибудь спортом занимаются? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Знаешь, Наташ, спорт у  них чисто физкультурный. Ваню мы называем нобелевским лауреатом. А про Борю мы с женой шутим, что он поедет учиться на повара, получит там «мишлен». Наталья РЫБАКОВА: На хоккей ходят? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет, они равнодушны к этому. Наталья РЫБАКОВА: С внуками водитесь? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет. Наталья РЫБАКОВА: Почему? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Дело не в том, что я их не люблю. Люблю. Очень. Просто, Наташ, я не ощущаю себя дедушкой. Я и с детьми своими не нянчился. Ольга ФРОЛОВА: Как?

44

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Мемуары СЕЛЬСКОГО Ольга ФРОЛОВА: Андрей Борисович, когда мы искали информацию о вас в Интернете, то нашли литературный сайт, где есть Андрей Сельский – автор стихов. Это вы? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я, конечно, могу стишки писать, но их нигде не публикуют, даже в Интернете. Наталья РЫБАКОВА: Может быть, это ваши дети втайне от вас поместили ваше творчество на литературный портал? Они  же вам создали страничку на  «Одноклассниках», решили дальше пойти, нет? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Дети, кстати, могут (смеется). Они могут даже мамину фотографию на сайт знакомств выложить. А если серьезно – то, наверно, это однофамилец. Кстати, в Красноярске есть Андрей Сельский.


Наталья РЫБАКОВА: Но стихи‑то пишете или нет? Прочитайте что‑нибудь из своего (улыбается)? Андрей СЕЛЬСКИЙ (смеется): Нет, это личное. У меня вообще по литературе «четверка» была. Ольга ФРОЛОВА: По  какому предмету – «пятерка»?

Андрей СЕЛЬСКИЙ: По труду. Я могу кашеварить, я  могу шить, я  могу вышивать. И  крестом. Нас учили. Я  и  вязал, меня мама научила. Если сейчас я  возьму спицы, то, думаю, руки вспомнят, как  надо, и  смогу что‑нибудь связать. Наталья РЫБАКОВА: Кто вы по гороскопу? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Рыбы. Наталья РЫБАКОВА: Даже и  не  подумаешь. Мне казалось, что Овен, Лев или Скорпион. Наталья РЫБАКОВА: На сколько себя ощущаете? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Как в комсомоле! На 20 лет! Наталья РЫБАКОВА: Вы себя ассоциируете с каким‑нибудь литературным персонажем? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Не  знаю, я  про  себя  бы сказал фразой из  песни «...крутится, вертится шар…». А  еще  мне близок герой Челентано в  фильме «Блеф». Как  мне пришлось блефовать!!! Перед чемпионатом мира, который проходил у нас в Кемерове. Еще не было точного решения о  его проведении, но  мы уже говори-

ли, что будет, будет!! Потому что мы этого очень хотели, я этого очень хотел!! И когда всё состоялось, у меня даже слезы выступили… … А  еще  про  персонажей, вот если  бы я  родился во Франции, например, я бы ассоциировал себя с Маркизом Карабасом (смеется). Это чья земля – Маркиза Карабаса, а это чья – Маркиза Карабаса, чей этот замок – Маркиза Карабаса… Ольга ФРОЛОВА: А вы бы хотели родиться во Франции? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет. Однозначно. Когда я получал первую в  своей жизни квартиру, у  меня был выбор – либо новостройка на  ФПК, либо «вторичка» и  на  первом этаже, но  в  центре Кемерова. И  я  выбрал центр. Я здесь родился, школа рядом. Стадион. Это всё мое родное. Близкое. Кемерово очень люблю. Я мог бы уже давно уехать отсюда, как многие, в Москву, Питер. Но  меня многое здесь держит, в  том числе и  нелюбовь жены к  Москве. Ирине, супруге, хочется работать, ей есть чем именно здесь заниматься, я не хочу ее дергать.

Мама меня здесь держит. Вот ее я в  Москву точно не перевезу, она не захочет, ей главное – огород. Маме 82 года. Ольга ФРОЛОВА: В театр часто ходите? Андрей СЕЛЬСКИЙ: В Москве очень часто. С местными актерами я в очень хороших отношениях, особенно в оперетте. Ольга ФРОЛОВА: Так может вам и  хоккейной команде в спектакле каком‑нибудь попробовать сыграть? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я думаю, что  смогу попробовать себя в качестве актера. Наталья РЫБАКОВА: И в чем тогда дело? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Ну, не дают роль, я бесплатно готов (смеется). Ольга ФРОЛОВА (улыбаясь): Может быть, это будет стенд-ап спектакль? Как у Гришковца? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Может быть. Я читал его, мне не  понравилось то, что  он написал о  Кемерове. Но  после того, как я прочел ваше интервью с Евгением ГришКУЗБАСС ХХI ВЕК

45


Я бросил бизнес, я бросил все, чтобы им заниматься. А  нельзя иначе. На  всё то, что  заработал до  этого, и живу. Наталья РЫБАКОВА: Акция «Девчонкичемпионки», которую вы проводите вместе с  СТСКузбасс – это ваш романтический настрой?

ковцом, я узнал его с другой стороны, понял, почему он так написал. Мне он близок в чем‑то по духу. Наталья РЫБАКОВА: Мемуары не хотите написать? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Если писать, то  только с  юмором. Многие, о  ком я  мог  бы написать, могут обидеться, что я не так написал, поэтому только с юмором.

«Торсида»* СЕЛЬСКОГО Наталья РЫБАКОВА: Вы романтик, Андрей Борисович? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Абсолютно. Не был бы романтиком, не занимался бы хоккеем. Я  чувствую себя двадцатилетним и  так живу… Мне сказали тут недавно, что пора жить по своему возрасту… Наталья РЫБАКОВА: Откуда любовь к хоккею? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я  всегда здесь жил, ходил на  хоккей, на  футбол, был заядлым болельщиком! Я в  Кузбассе возглавлял одно из  самых первых и  сильных фан-движений в стране. «Торсида» объединяла всех футбольных болельщиков. Потом «Торсида» переросла в общественную организацию болельщиков. В 95‑м или в 96‑м я пришел в хоккей с мячом. Просто появилась возможность помочь в  развитии этого вида спорта. И началось… В хоккей я пришел как организатор, как менеджер. В  хоккее на  тот момент была одиннадцатимесячная задержка зарплат. Шаг за шагом мы делали команду. Вместе с Сергеем Мяусом. Он как тренер, я как менеджер. Ольга ФРОЛОВА: Это было на  общественных началах? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Конечно! А  какие деньги? В  97‑м году депутаты горсовета мне и  мэру Кемерова задавали вопрос, почему я не получаю деньги за эту работу. Я говорю, а сколько вы мне будете платить? Один из ярых коммунистов ответил – ну, рубль хотя бы (!). На  что  я  сказал – на  рубль у  вас всегда и  ответственность была. А себе я знаю цену. Просто мне нравится это дело, мне нравится хоккей с мячом.

46

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я думаю, что  это романтический настрой Ольги Васильевны… Ольга (Васильевна) ФРОЛОВА: Давайте, Андрей Борисович, тогда уже – наш общий … Андрей СЕЛЬСКИЙ: Вообще это старая тема – женский хоккей. Девчонкам некуда пойти. Мы вместе с  СТС-Кузбасс объявили набор. Пришло очень много детей. Сейчас порядка 70 девчонок занимается. По  большому счету, это СУПЕРинтересно. Я  смотрел женский хоккей с  шайбой на  Олимпиаде и женский футбол в Германии. Так, как девушки играют, мужики не умеют играть. Настолько умно! Зрелищно! Наталья РЫБАКОВА: Агрессии много? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет, никакой агрессии, а если есть – то  это эмоции, когда что‑то  не  получается. Это не  агрессивность, это эмоциональность. Просто сейчас надо разобраться. Мы  же рассматривали «Девчонокчемпионок» как социальный проект. А нужно или не нужно – это государство должно решать. Мы сделали свое дело, раскрутили. А дальше – ребята давайте. Наталья РЫБАКОВА: В других городах есть подобное? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Подобное – не знаю, но жен-

«ТОРСИДА»* – большая группа фанатов. От португальского глагола «torcer», означает: «вывихнуть», «скручивать», «сгибать», «крутить», «запутывать», «заставлять кого‑либо менять направление или  курс», «отказываться от  заду‑ манного», «подчинять»… и еще целый ряд значений… Лишь на одном из последних мест в этом перечислении значит‑ ся: «спорт, болеть».


ские команды есть во многих городах. Хоккей с мячом достаточно развитый вид спорта. Ольга ФРОЛОВА: А почему он не олимпийский? Андрей СЕЛЬСКИЙ: По  одной причине – суперслабый менеджмент. Те люди, которые это должны продвигать, они должны быть и  с  деньгами и  с  фанатизмом. Надо делать мощные пиар-кампании, показывать, что это зрелищно, красиво, полезно. Наталья РЫБАКОВА: Может быть, больше чемпионатов мира по  хоккею с  мячом устраивать у  нас в стране? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Как  таковые чемпионаты мира неинтересны сегодня. Потому что  там  две-три игры, которые болельщиков привлекают. Это ШвецияФинляндия, Россия – Швеция…. Все остальное неинтересно. Года четыре назад мы с приятелем предложили другое – клубный вариант чемпионатов. Потому что сегодня есть сильные клубы, и игры между ними будут зрелищнее, интереснее и  болельщикам и  телевизионщикам. И такие чемпионаты проводить в Европе, потому что там лучше выход на ТВ. Там к спорту другой подход. Для  спорта там  целый национальный ТВканал. И  они все виды спорта показывают. Там и поддержка всем видам спорта. А у нас очень слабые организаторы в хоккее с мячом. То, что сейчас сложилось на Олимпиаде – это та же причина. Олимпийца готовят, деньги вкладывает регион, и только, а где спортивная федерация? Куда уходят деньги, которые выделяют в  федерацию на  эти цели? Тренерских кадров нет. Маленькая зарплата. То, что  сегодня сделано в  Кузбассе – это вложения только областных и  городских властей, а  где федерации?

«Победа» СЕЛЬСКОГО Наталья РЫБАКОВА: Андрей Борисович, на коньках катаетесь? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Стою. С недавнего времени. Ольга ФРОЛОВА: На телекастингах проекта «Девчонки-чемпионки» Андрей Борисович пообещал детям, что встанет на коньки. В финале проекта – встал! Андрей СЕЛЬСКИЙ: Сегодня, кстати, специально для интервью принес вам показать эксклюзивные коньки. Вот специальный ключик, закручивать их. Ольга ФРОЛОВА: Лет 100 им, наверное? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Это коньки 19‑го века. Вот

у меня тут целый уголок старинных коньков. У меня же страсть одна – я на «барахолках» в разных городах России и  Европы покупаю старые самовары, чайники, кофейники. Кстати, у меня одна из самых больших коллекций столовой утвари в городе. Вот часть я принес сюда в «Бенди-кафе», потому что меня уже из дома с этими самоварами выгоняют. Коньки собираю, раритетные лыжи недавно привез из Германии, горные. Из Мюнхена. Наталья РЫБАКОВА: С  ума сойти! Вы везли эти вещи через границу?! Специальную сумку для лыж, наверное, покупали?! Ольга ФРОЛОВА (смеется): Хорошо, что  вы не  авто раритеты собираете, а  то  представляю, как  через границу везти машину?! Андрей СЕЛЬСКИЙ: Старые машины я люблю!!! Лет пять назад я купил себе «Победу». Оранжевую! Наталья РЫБАКОВА: Да  вы что?! А почему мы вас на ней не видели? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я боюсь за руль этой машины садиться (смеется). Меня в свое время на военных сборах один офицер покатал на «Победе». Ощущения – будто в  танке сидишь. Я  долго думал, какую ретромашину себе купить. Вначале взял «уазик» английский Defender. На  нем лазил по  горным рекам, год назад мы его утопили. Ольга ФРОЛОВА: «Уазик» понятно для чего, а зачем «Победа»? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Для  коллекции. Я люблю ретро. Кстати, первую машину я мог себе купить в 10-м классе. Сам мог купить, без помощи родителей. «Волгу». Ольга ФРОЛОВА: На какие деньги? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Деньги у  меня всегда были. Мы все чем‑то занимались, жвачку продавали, сигареты. Перекупщики. КУЗБАСС ХХI ВЕК

47


Ольга ФРОЛОВА: На чем  все‑таки вы заработали в юности свои первые деньги на автомобиль? Андрей СЕЛЬСКИЙ (смеется): Ну, я и в «трясучку» играл… Наталья РЫБАКОВА: Что это? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Орел-решка-трясешь… Ольга ФРОЛОВА: И сколько выигрывали? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Рубля три мог выиграть. Наталья РЫБАКОВА: Что  на  эти деньги можно было купить? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Считайте сами, если булочка стоила пять копеек. Девушку можно было в ресторан сводить. А если серьезно, то конечно, многие тогда занимались тем, что что‑то перекупали, что‑то перепродавали. Джинсы те же. А на каникулах я работал на заводе. Наталья РЫБАКОВА: «Волгу» вы не купили, а какая была самая большая покупка на первые заработанные деньги? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Честно, не помню. Мог девушке золотое украшение подарить. Мог в Москву слетать на выходные. Ольга ФРОЛОВА (улыбаясь): То есть азы бизнеса познали еще в юности? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Можно и так сказать. Я занимался видеопрокатом, мы с другом ездили по близлежащим деревням. С «видиком» и телевизором. И показывали фильмы. По 50 рублей за сеанс собирали… Лет в 19 я работал вышибалой в «Гроте» – это раньше на Ноградской был такой бар.

48

КУЗБАСС ХХI ВЕК

И там видеопрокаты устраивали… Наталья РЫБАКОВА (подмигивает): Да  вы тусовщиком были, Андрей Борисович. Вас можно назвать метросексуалом? Андрей СЕЛЬСКИЙ (очень удивленно): Кем? Наталья РЫБАКОВА: Метросексуалом! На  маникюр ходите в салон? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Нет! Я  же Сельский! Я  сам себе стригу ногти. Ольга ФРОЛОВА: Брутальный и эпатажный. Водку любите? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Могу выпить, но  не  злоупотребляю. И то не водку, а шампанское, белое вино. Кстати, многие могут подумать, что  водку я  пью ведрами. На этом заблуждении мы однажды даже построили стратегию важного турнира. Девять лет назад, в мой юбилей – мне исполнилось сорок, у хоккейного клуба «Кузбасс» была игра с  «Водником». Все думали, что  мы отмечаем мой день рождения, заглядывает к нам Янко (он тогда главным тренером «Водника» был), а у нас там вино на  столах, он и  подумал, что  мы, грубо говоря, бухаем. Мы еще  этому подыграли – сделали вид, что  мы гуляем перед матчем, «Водник» вышел на лед, думали, наши пьяные, а наши взяли и выиграли первый Кубок России. Вот так они на «расслабуху» и попали.


Наталья РЫБАКОВА: С алкоголем понятно, а кофе? В постель? Жене приносите, или она вам? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Могу и  я  принести, может и жена. Наталья РЫБАКОВА: На каком иностранном языке говорите? Андрей СЕЛЬСКИЙ (смеется): На всех!! Особенно на матерном! Мы когда за границей, мои продвинутые дети начинают с  иностранцами объясняться, у  них хороший английский, но они это долго делают, а я быстро буквально на пальцах выясняю всё, что надо узнать. Кстати, мой сын Саша сдал международный тест на знание английского. Из 100 набрал 98 баллов. Наталья РЫБАКОВА: Детей будете отправлять учиться за границу? Андрей СЕЛЬСКИЙ: У  меня Саша учился в  Америке, сейчас дочь Аня учится, а  про  младших – Борю и Ваню – не знаю, при такой «еврейской» маме (улыбается) …. Не знаю, как она их отпустит. Наталья РЫБАКОВА: Вы часто прислушиваетесь к мнению жены? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Абсолютно. Она‑то  плохого не пожелает. Ольга ФРОЛОВА (улыбаясь): Кто  в  семье главный? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Я всегда говорю, что женщина рулит. Она пусть тихим сапом, но сделает по‑своему. Она сделает все. Наталья РЫБАКОВА: Грубо сказано, но вы не подкаблучник? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Если  б я  таким был, мне  бы было тяжко. При моем характере. Но знаете, что я скажу, умная женщина никогда не будет держать подкаблучника. Наталья РЫБАКОВА: Ложь в человеке чувствуете? Вообще в людях разбираетесь? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Сложно сказать. Я близко подпускаю к себе людей, а потом за это получаю. Но я всегда говорю – кто меня обидит, тот три дня не проживет. Ольга ФРОЛОВА: Андрей Борисович, вы можете сказать, у вас больше друзей или врагов? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Жена мне постоянно говорит: Андрей, у тебя аура какая‑то ненормальная, ты помогаешь людям, помогаешь им стать богатыми, успешными, счастливыми, а  они потом поворачиваются к  тебе спиной. Я проще к этому отношусь. Бог им судья. Наталья РЫБАКОВА: Депрессия бывает? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Не знаю. Если тяжело бывает, то всегда есть с кем посоветоваться, у меня есть близкие люди, которым я могу довериться. Недавно в Интернете прочел сообщение иркутских болельщиков: «Андрюха, держись! Ты всё правильно делаешь». Было приятно. Ольга ФРОЛОВА: Знаете, Андрей Борисович,

как говорит Дмитрий Быков, писатель, человек, у  которого нет врагов и  которому не  завидуют, скорее всего дурак и никому не интересен. Спорное утверждение. Но отчасти я с ним согласна. Наталья РЫБАКОВА: Андрей Борисович, что для вас счастье? Андрей СЕЛЬСКИЙ: Когда все близкие спокойны, здоровы. Я  чувствую, что  недообщался с  отцом. Я  похож на  него. Он много чего мне дал. И  мои дети больше с мамой общаются. Она в них душу вкладывает. Думаю, со мной бы они такими не выросли самостоятельными. Но думаю, придет время, и мы будем с ними намного больше общаться. Ольга ФРОЛОВА: И  напоследок, Андрей Борисович, всё‑таки надо писать мемуары. Андрей СЕЛЬСКИЙ (шутит): Не умею я этого. Ольга ФРОЛОВА: А мы вам поможем!!! Андрей СЕЛЬСКИЙ: Вот летом приезжайте ко мне в Туапсе, я там дом купил, когда младшие дети родились. Объездил всю Европу, все курорты и  только в  России на юге мне нравится. Орехи, виноград, персики. У меня там  друзья собираются. Шикарный климат. Приезжайте, сами всё поймете. Наталья РЫБАКОВА: Спасибо, Андрей Борисович, и за приглашение, и за интервью. Ольга ФРОЛОВА: Удачи вам!

КУЗБАСС ХХI ВЕК

49


Музей «Красная Горка» представляет:

50

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Владимир СУХАЦКИЙ


контрабанда

а н д ия, 1 9 9 0 г.

Делегаты Первого Конгресса Коммунистического Интернационала. Москва, март 1919 г. В центре – В. И. Ленин, в верхнем ряду десятый слева – С. Рутгерс. В нижнем ряду вторая слева – предположительно Анжелика Балабанова. Изображения четырех делегатов, которых в 30‑е годы заклеймили как «врагов народа», стерты. Фотография публикуется впервые.

Я н Рут

ге р с

усд

ре

хт

о лл ,Г

В советское время было модно подчеркивать, что  только благодаря стараниям Ленина Кузбасс стал индустриальным центром. Местные историки-краеведы и  журналисты доказывали, что  у  Ленина было некое особое и даже трепетное отношение к этому региону России. В  1970  году, когда весь советский народ праздновал 100‑летие со дня рождения основателя первого в мире социалистического государства, один из местных журналистов написал: «Возвращаясь из  шушенской ссылки, Ленин во время заправки паровоза вышел на перрон станции Тайга и подумал: «Какие колоссальные природные богатства хранит в себе Кузнецкая земля! Здесь мы создадим самый крупный в России промышленный центр!». История умалчивает, о  чем  думал молодой Ульянов (еще  не  Ленин) на  перроне станции Тайга, но  подобные байки довольно часто появлялись на страницах советских газет. Самая популярная байка прежних времен – создание на  территории Западной Сибири Урало-Кузнецкой (Кузбасской) Советской Социалистической Республики. Будто бы Ленин хотел воплотить эту идею в жизнь.

Впервые об УКССР люди узнали в 1924 году. Газета «Кузбасс» 14 июня поместила статью «Тов. Ленин о Кузнецком бассейне». «В 18 году, когда советская республика была в опасности и рабоче-крестьянской власти угрожала опасность быть раздавленной германским империализмом, – между тов. Лениным и  Троцким произошел разговор о  дальнейшей борьбе. –  А  если немцы будут все  же наступать? А если двинутся на Москву? – спросил товарищ Троцкий. –  Отступим дальше на восток, на Урал, заявляя о готовности подписать мир. Кузнецкий бассейн богат углем. Создадим Урало-Кузнецкую республику, опираясь на уральскую промышленность и на кузнецкий уголь, на уральский пролетариат и на ту часть московских и питерских рабочих, которых удастся увезти с собой. Будем держаться. В  случае нужды уйдем еще  дальше на восток, за Урал. До Камчатки дойдем, но будем держаться. Международная обстановка будет меняться десятки раз, и  мы из  пределов Урало-Кузнецкой республики снова расширимся и вернемся в Москву и Петербург. А если мы ввяжемся сейчас без  смысла в  революционную войну и дадим вырезать цвет рабочего класса и наКУЗБАСС ХХI ВЕК

51


контрабанда шей партии, тогда уж, конечно, никуда не вернемся». Подпись под  статьей сотрудник редакции не поставил, так как это был фрагмент из книги Льва Троцкого «О Ленине: материалы для  биографа». Кое-что  безымянный автор добавил и от себя. «В  тот период Урало-Кузнецкая республика занимала большое место в аргументации Ленина. Он иногда прямо‑таки огорошивал оппонентов вопросом: «А  вы знаете, что  в  Кузнецком бассейне у  нас огромные залежи угля?» Оппонент, не  всегда ясно себе представлявший, где находится Кузнецк и  какое отношение имеет тамошний уголь к  последовательному большевизму и  революционной войне, таращит глаза или смеется от неожиданности, полагая, что Ильич не то шутит, не то хитрит. А  на  самом деле Ленин нисколько не  шутил, а – верный себе – продумывал обстановку до ее крайних последствий и  наихудших практических выводов». Так появился очень популярный в  советские времена миф о  ленинском плане создания Урало-Кузнецкой ССР. На самом деле никакого плана у товарища Ленина в 1918 году не было. Он блефовал перед трусливыми соратниками, чтобы не допустить их бегства за границу. После заключения Брестского мира члены советского правительства потеряли веру в гениальность своего вождя и  были готовы отдать Москву немцам. Ленин и  сам не  очень верил в  то, что  большевики смогут удержать власть. Он понимал, что никакая УКССР им не поможет. Поэтому спасение он стал искать в Западной Европе. И  первым, кто  откликнулся на  ленинскую просьбу о  помощи, был голландский коммунист Себальд Юстинус Рутгерс.

Мы идем спасать революцию! Рассказ Яна Рутгерса

Я встречался с Яном, сыном С. Рутгерса, в  1990 и  1995  годах. Во  время второй встречи Ян любезно согласился дать мне интервью. Он жил в небольшом домике с камышовой крышей в маленькой голландской деревушке Лусдрехт на берегу озера. Этот девяностолетний сухопарый мужчина выглядел как  настоящий джентльмен. На  нем был клубный пиджак, брюки в  мелкую клеточку. Во рту он держал старую табачную трубку, которую иногда покуривал. Ян жил один, в обществе двух такс. Его жена Анни погибла в 1945 году под немецкими бомбами в Роттердаме. Она была балериной. В середине 20‑х годов она приезжала в Кемерово, где дала несколько хореографических представлений для шахтеров и химиков. Жениться второй раз Ян не захотел.

52

КУЗБАСС ХХI ВЕК

в Москве. К  тому  же ему стало известно, что  полиция хочет его арестовать и  отправить в тюрьму. В  1918  году мы перебрались в  Японию, а  оттуда во  Владивосток. И  тут выяснилось, что  добраться до  Москвы очень трудно. Значительную часть территории России контролировала Белая армия. В  некоторых районах власть захватили бандиты и анархисты. Мне было 14  лет, моему брату Виму – 12. Наша младшая сестренка Гертруда осталась у знакомых в Японии. Родители решили отправить нас с братом обратно в Иокогаму. Я очень не хотел жить без родителей на чужбине. Мне хватало ума, чтобы понять – родители могут погибнуть в России. Я слезно умолял не бросать нас или вообще отказаться от поездки. Но отец был непреклонен: «Мы едем туда не на экскурсию. Мы едем спасать революцию!». Так супруги Рутгерс оказались в Москве.

«Ленин в 1918 году»

Семья Рутгерс. Слева направо: Себальд, Вим, Ян, Барта. В центре – Гертруда. Амерсфорт, Голландия, 1920 г.

Рутгерс-младший встретил меня словами: «Как я должен к Вам обращаться: товарищ или господин?» Он немного изъяснялся на  русском языке, который выучил, работая в Кемерове в 1925 и 1927 годах. Правда, интервью он давал на английском. Вот его рассказ

«Мой отец Себальд Рутгерс был близким другом Ленина. После окончания Дельфтского университета он работал инженером на строительстве Роттердамского порта. Он рано увлекся идеями социализма и  был одним из  немногих людей на  планете, который прочитал «Капитал» Маркса от начала до конца. Он женился на Барте Меес. В 1912 году мы всей семьей отправились в Индонезию, где любой белый человек мог заработать целое состояние. Отец хотел заработать побольше денег, а потом посвятить всю жизнь пропаганде социализма. Первая мировая война помешала ему осуществить свой замысел. Мы перебрались в Америку, в Нью-Йорк. Отец открыл экспортно-импортную компанию и имел офис на Уолл-Стрит. Днем он занимался бизнесом, а ночью расклеивал на уличных столбах прокламации. В 1917 году отца задержала полиция. Он заплатил штраф, и его отпустили. Когда в России случилась революция, отец понял, что  его место в  центре мировых событий, то  есть

В 1918‑19  годах советская власть находилась на грани краха. На севере – британские, американские, французские войска. Юденич – под Петроградом, Колчак в Казани, Деникин – в Орле. В Москве и Петрограде царила паника. Члены советского правительства сидели на  чемоданах. Председатель ВЦИК Яков Свердлов на всякий случай держал в сейфе 14 заграничных паспортов на  разные фамилии, 108 525 золотых рублей царской чеканки и 705 ювелирных украшений с драгоценными камнями. В  такой ситуации Ленин ни  о  какой Урало-Кузнецкой республике даже не  помышлял. К  осени 1918  года почти вся Сибирь и Дальний Восток были в руках белочехов и  Колчака. Отправиться всем правительством во  вражеское логово, чтобы установить там  пролетарскую власть, могли только безумцы. Но  оставаться в  Москве тоже было опасно. Казачьи войска генерала Мамонтова находились всего в 300 километрах от столицы. Что сделали бы казаки с Советами, объяснять Ленину не требовалось. Понимая, что  власть диктатуры пролетариата висит на волоске, вождь Октябрьской революции стал готовиться к  отъезду правительства в одну из стран Западной Европы. Идеальным вариантом для  эмиграции представлялась Голландия, известная своей терпимостью к  инакомыслящим. А для того, чтобы отъезд руководства страны не выглядел бегством, Владимир Ильич предложил создать Амстердамское Бюро Коминтерна и провести в столице Нидерландов первый конгресс III Интернационала. «…т. Чичерин! Нам надо спешно… подготовить международную социалистическую кон-


ференцию для основания III Интернационала, – писал Ленин наркому иностранных дел Чичерину, – (В Берлине (открыто) или в Голландии (тайно), скажем, на 1. II. 1919) (вообще очень скоро)…» Появление в  Москве голландских подданных Себальда Рутгерса и  его супруги было как нельзя кстати.

Секретное партийное задание Рассказ Яна и Гертруды Рутгерс

«Родители прибыли в Москву 23 сентября 1918  года. Там  они встретили своего ньюйоркского друга коммуниста Розина, который был вхож в  Кремль. Розин организовал встречу моего отца с  членами ВЦИК. 30 сентября его пригласили на  заседание, чтобы отец прочитал доклад о  состоянии рабочего движения в Голландии, США и Японии. Ленин на этом заседании не присутствовал, – он еще не оправился от  ранения. Однако вождю доложили о  появлении в  Москве талантливого голландского инженера, бизнесмена и  коммуниста Себальда Рутгерса, который специально приехал в  Россию, чтобы помочь большевикам. Родители жили в гостинице «Метрополь». Прошло больше месяца с момента приезда родителей в  Москву. 8 ноября 1918  года в  дверь гостиничного номера постучал курьер, который сообщил, что товарища Рутгерса хочет видеть товарищ Ленин. Они понравились друг другу почти сразу, так как оба неистово верили в коммунистические идеи. Отец беседовал с Лениным несколько часов. Два интеллектуала никак не могли наговориться. В конце беседы отец сказал, что приехал в Москву с женой, Бартой, которая хотя и является родственницей богатых роттердамских банкиров, но  тоже верит в  коммунизм. На что Ленин ответил: «Это очень даже хорошо, что выходцы из буржуазных слоев общества понимают, что именно нам, большевикам, принадлежит будущее. В  эту тяжелую для  Советской республики минуту Ваша жена будет очень полезна. Передайте ей привет от меня!». (Девичья фамилия Барты – Меес; банк «Меес Пирсон» существует и  по  сей день. – Прим. автора). Через несколько недель моих родителей вызвали в Кремль. Их встретил партийный функционер Николай Бухарин, который сказал: «Товарищ Ленин попросил вас выполнить секретное партийное задание. Вы получите уникальные и очень дорогие ювелирные украшения, которые нужно доставить в Голландию. Лучше всего если это сделает ваша жена, товарищ Рутгерс. Она должна передать драгоценности нашим голландским братьям по оружию. На эти средства они создадут в  Амстердаме бюро Коминтерна, которое станет штаб-квартирой мировой революции». Мама благополучно пересекла границу с Восточной Пруссией, но  в  Голландии таможенники попросили заполнить декларацию. Мама

вынуждена была внести все ввозимые ей ювелирные украшения в эту опись: колье, браслеты с  драгоценными камнями, перстни, золотые кольца. Приехав в  Роттердам, она передала эти вещи голландским коммунистам и отправилась назад, в Россию». О том, что случилось дальше, рассказывает дочь Себальда – Гертруда. В 1967 году в  СССР вышла в  свет ее биографическая повесть об отце «Рутгерс». «На  границе неожи­данная задержка. Протесты Барты не  принимаются во  вни­мание, выезд из Голландии ей запрещен. –  Где ваши украшения? – упорно допытываются погра­ничные чиновники. Барта не может ни предъявить бывших у нее вещей, ни объяснить их  исчезновение. Ей приходится вернуться обратно… Отказав Барте в разрешении на выезд, власти не  успо­коились. Они предприняли розыск украшений. История попа­ла в  газеты. Когда через две недели в Амстердаме и Роттер­даме началась большая стачка рабочих гавани, буржуазные газеты вновь подняли шум вокруг исчезнувших драгоценно­стей, стоимость которых от  статьи к  статье росла с  головокружительной быстротой. Теперь уже писалось о «московских бриллиантах», привезенных агентом русских коммунистов Бартой Рутгерс для финансирования стачек, для  ниспровер­жения в  Голландии буржуазного строя».

«…И к вам придет, французы, красная правда большевиков» Итак, деньги на  жизнь в  эмиграции и  организацию пролетарских революций в  Европе у  советского правительства имелись. Судя по  цифрам, которые указала в  таможенной декларации Барта Рутгерс, она привезла в  Голландию драгоценности на  сумму, равную сегодняшним 25 миллионам долларов! Но  это была лишь маленькая толика денег, которая требовалась для  создания советских социалистических республик в Германии, Голландии, Венгрии, Финляндии. В  1918  году Ленин направил в  Стокгольм революционерку А.  Балабанову. Ее задача – принимать от  курьеров валюту, драгоценности и  направлять их  на  поддержку вооруженных выступлений, прежде всего в Германии, где в любой момент могла начаться гражданская война. В своих воспоминаниях Анжелика Балабанова писала: «Корабли прибывали в  Стокгольм каждую субботу. Они привозили мне огромное количество денег. Цель подобных денежных перемещений была мне непонятна… Я получила письмо от Ленина, в котором он писал: «Дорогой товарищ Балабанова. Отлично, отлично… Вы наш самый способный и достойный сотрудник. Но  я  умоляю Вас, не  экономьте. Тратьте миллионы, много миллионов». Мне

разъяснили, что я должна использовать деньги для поддержки левых организаций, подрыва оппозиционных групп, дискредитации конкретных лиц и т. д.». Щедрость вождя мирового пролетариата не  знала границ. Ленин готов был отдать все, даже последние запасы российского хлеба, лишь  бы революция в  Германии победила. «…Все умрем за  то, чтобы помочь немецким рабочим в деле движения вперед начавшейся в Германии революции. Вывод: 1) вдесятеро больше усилий на добычу хлеба (запасы все очистить и для нас и для немецких рабочих), 2) вдесятеро больше записи в войско. Армия в 3 миллиона должна быть у нас к весне для помощи международной рабочей революции». (Из письма Ленина Свердлову и Троцкому. 1 октября 1918 г.). Столь же щедр был Ленин и к финским коммунистам. Когда они попросили оказать компартии Финляндии материальную помощь на  сумму 10 миллионов финских марок, Ильич, ничтоже сумняшеся, согласился. Подобное мотовство вполне объяснимо. Ленин страстно мечтал о том, что вслед за Россией пламя революции перекинется на всю планету. Нужно только поддержать это пламя, и  тогда во  всех странах мира к власти придет диктатура пролетариата. Этот дух, эти чаяния российских большевиков прекрасно передал в  своих стихах Владимир Маяковский. «Ломая границ узы, шагая горами веков, и  к  вам придет, французы, красная правда большевиков. Все к  большевизму ведут пути, не  уйти из‑под  красного вала, Коммуне по  Англии неминуемо пройти, рабочие выйдут из  подвала. Что  для  правды волн ворох, что  ей верст мерка! В  Америку Коммуна придет. Как  порох, вспыхнет рабочая Америка.

Баварская Красная Армия Рассказ Яна Рутгерса

«Так как маму не  выпускали из  Голландии, доставкой валюты и драгоценностей за границу занялся отец. В 1919 году он делал это дважды. По словам отца это были ювелирные украшения из коллекции царской семьи. С задачей он справился блестяще. Когда он пересек границу с  Германией, немецким таможенникам и  в  голову не  пришло, что  доктор технических наук, инженер Рутгерс занимается контрабандой. Они воспринимали его как состоятельного бизнесмена, которому удалось удрать из  страны большевиков. Поэтому они даже не стали досматривать его багаж. Первоначально планировалось направить драгоценности в  Голландию. Но  когда отец добрался до  Берлина, немецкие коммунисты встретили его на вокзале и сказали, что ситуация изменилась и что Кремль приказал оставить золото и бриллианты в Германии. КУЗБАСС ХХI ВЕК

53


контрабанда Это была обычная практика. Другие способы кредитования советское правительство в те годы применяло редко. Но  читателя, конечно, интересует другое. А  как  же Рутгерс? Кто  он? Бескорыстный рыцарь революции, коммунистбессребреник, который не  брал «откаты» с  предоставленных валютных кредитов? Неужели не оставил «на память» ожерелье с  бриллиантами? Может быть, он «отмывал» деньги через банк родственников своей жены? Сегодня хорошо известно, что  многие кремлевские руководители сколотили целые состояния. Только в  1920  году на  счета В. И.  Ленина в  швейцарском банке поступило 75 миллионов швейцарских франков. На  счета Л. Д.  Троцкого – 11 миллионов долларов и 90 миллионов швейцарских франков. А  на  счета Ф. Э.  Дзержинского – 80 миллионов франков. Ну а Рутгерс?

Барта и Себальд Рутгерс в санатории. Голландия, 1940 г.

«Личное богатство – пошлость»

Отец так и поступил. Вероятно, эти деньги компартия Германии использовала на организацию революционного восстания в  Мюнхене в  апреле 1919  года и  на  создание Баварской Красной Армии. По  времени совпадает. Деньги были нужны не  только на  покупку оружия, но  и  на  продовольствие, на  содержание правительства Баварской Советской Республики. Не исключаю, что средства могли переправить в  Венгрию или  Словакию, где примерно в  это  же время была провозглашена советская власть. Выполнив свою миссию, отец вернулся в Россию. Но  спустя некоторое время его опять направили в Берлин с новой партией контрабанды. Правда, теперь он должен был передать драгоценности уже не коммунистам Германии. В Берлине отца ждал курьер из Швеции. Что потом стало с этими браслетами и колье – неизвестно. Голландским журналистам удалось выяснить, что  какое‑то  время драгоценности находились на территории Швеции, а затем бесследно исчезли».

Коммунист-бессребреник Итак, все надежды на спасение советской власти в России Ленин связывал с революционным движением в Европе. На  Кузбасс вождь мирового пролетариата обратил внимание несколько позже, в  1921  году, когда голландский коммунист Рутгерс и американские анархосиндикалисты Кальверт и  Хейвуд предложили советскому правительству проект создания иностранной колонии в Сибири. Планировалось, в  Кемерово приедут 6 ты-

54

КУЗБАСС ХХI ВЕК

сяч американских рабочих и инженеров, которые помогут молодой советской республике модернизировать угольную промышленность, а также внедрить западные технологии в другие отрасли народного хозяйства. Ленину эта идея не могла не понравиться. За  годы военного лихолетья и  революций Россия потеряла 11 миллионов человек. В  Поволжье свирепствовал голод. Участились случаи каннибализма. Заводы, фабрики, железнодорожный транспорт не работали, – не было угля. Ленин ухватился за идею создания американской колонии в Сибири, как за соломинку. Однако для  реализации проекта требовались деньги, и  прежде всего валюта. А  денежных средств у  советского правительства было мало. Тем  не  менее Владимир Ильич согласился открыть в  Кемерове крупное промышленное предприятие, где работали бы иностранные квалифицированные кадры. Ленин не только назначил голландского инженера директором Автономной Индустриальной Колонии «Кузбасс», но  и  предоставил предприятию многомиллионные кредиты, твердо зная, что к рукам Себальда ничего не прилипнет. Любопытно, что  свой первый кредит колония получила в виде ювелирных украшений. Члены Сибирского революционного комитета в  Новониколаевске (Новосибирске) пригласили одного из  товарищей Рутгерса к себе в управление, вывалили на  стол драгоценности из  двух мешков и сказали: «Выберите то, что сможете выгодно продать на  Западе. Но  не  больше, чем на 200 тысяч долларов».

Рассказ Яна Рутгерса

«Многие люди интересовались личным состоянием моих родителей. Прежде всего, финансовая полиция и, разумеется, пронырливые голландские журналисты, которые очень хотели уличить отца в махинациях. Как  только история с  московскими драгоценностями попала на  страницы газет, полиция установила за  родителями финансовую слежку, которая не прекращалась до самой смерти отца и  матери. Они скончались в  начале 60‑х годов. Властям непременно хотелось найти какой‑нибудь компромат, чтобы затем обвинить голландскую компартию в  подрыве государственных устоев. Но они ничего не нашли, потому что ничего и не было. Мои родители всегда жили очень скромно. Довольствовались малым. Вернувшись в Голландию в 1938 году, отец читал лекции и писал научные статьи. Он также получал небольшую пенсию от  советского правительства, поскольку почти 20 лет проработал в СССР. Отец был фанатично предан идеям коммунизма. Для  таких людей деньги не  имеют большого значения. Если  бы деньги для  него что‑то значили, он никогда не поехал бы в Россию. В  Нью-Йорке у  него был офис на  Уолл Стрит. А это говорит о многом! Занимаясь бизнесом в  Америке, отец зарабатывал кучу денег и если бы захотел, то очень быстро стал  бы миллионером. Но  он считал, что для настоящего коммуниста личное богатство – пошлость. Как и всякий идеалист, и просто нормальный человек, он думал не о собственном достатке, а о благосостоянии общества…»


Мемориальная выставка «Себальд Рутгерс»

Расположенная в мансардном этаже выставка, рассказывает о судьбе голландца, жизнь которого оказалась тесно связанной с Кемеровским рудником и Кузбассом. Голландский инженер Себальд Рутгерс был директором и Председателем Правления Автономной индустриальной колонии «Кузбасс». С 1922 по1926 год он жил в Доме приезжих, как тогда называли здание музея. Мансарда служила ему кабинетом. Недалеко от музея находится улица, названная его именем.

КУЗБАСС ХХI ВЕК

55


Марина ЧЕРТОГОВА, искусствовед

В феврале 2010 года кемеровскому художнику Анатолию Сергеевичу Чернову исполнилось шестьдесят пять лет. Свой юбилей он отмечает персональной выставкой, которая в начале апреля открывается в залах Кемеровского областного музея изобразительных искусств. На выставке будут представлены свыше ста работ, созданных автором за последние дватри года.

56

Потомственный художник, Анатолий Чернов принадлежит первой в Кузбассе творческой династии. Выбирать профессию ему не пришлось – он мог стать только художником: художником был его отец Сергей Афанасьевич Чернов, художником был его дядя Павел Афанасьевич Чернов. Братья Сергей и Павел Черновы – художники старшего поколения, которые стояли у самых истоков профессионального искусства Кузбасса. Их творческий путь начался в  1930‑е годы, когда в  угольном крае только появились первые изостудии. Правда, потом судьбы братьев сложились по‑разному. Тяжелые ранения, полученные во время войны, надолго прервали творчество старшего из них, Сергея Афанасьевича, так и оставшегося со студийной подготовкой. Павлу Афанасьевичу, наоборот, повезло: он прошел всю войну, окончил Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина и стал первым кузбасским художником, получившим высшее специальное образование. В дальнейшем одним из первых кузбассовцев был принят в члены Союза художников СССР, затем удостоен почетных званий: «Заслуженный художник РСФСР», «Народный художник Российской Федерации». Однако славная фамилия не только дает преимущество, помогает, но и обязывает. Она возлагает на  младших в  роду бремя ответственности: как  стать достойным своих отцов. Для  Анатолия Чернова такие опасения давно позади – испытание родством он выдержал с  честью. За  те четыре десятилетия,

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Таковы все выставки Анатолия Чернова, который проводит их часто, по разным поводам: то круглая дата, то известный праздник, то памятное событие… Для художника это действительно только поводы, чтоб показать написанные работы – всегда новые, которых никто не видел. Работоспособность Чернова поистине удивительна, особенно с учетом того, что с годами она не только не падает – возрастает, словно время над художником не властно. Признаться, даже не верится, что Анатолию Чернову уже шестьдесят пять. Он почти не меняется, остается таким же, как прежде: восторженным, заводным, ершистым… Еще недавно его называли Черновыммладшим.


что длится его творческий путь, у него – как у художника – появилось уже имя собственное, притом не менее известное в Кузбассе, чем имена Сергея и Павла Черновых. Наследуя их  традиции, он нашел свое место в  искусстве, свое творческое «я». Причем долгих и мучительных поисков самого себя у художника не было. Цельность и  прямота его натуры определили верность однажды найденному – лирическому пейзажу. Любовь к этому жанру с детства привил отец, писавший только природу, от него же передалось восхищение русскими пейзажистами: Иваном Шишкиным, Исааком Левитаном. Позже пришло увлечение импрессионизмом, и Анатолий открыл для себя Игоря Грабаря, Станислава Жуковского… Все это породило у  Чернова, коренного сибиряка, тягу к  российским местам, с которой у него связано многое. Он учился в художественном училище в Ярославле, а затем, совершенствуя мастерство, выезжал в Дома творчества, находящиеся в окрестностях Старой Ладоги, Вышнего Волочка… Для молодого художника эти намоленные места стали благодатной творческой почвой, здесь он укрепился верой в традицию русского искусства, проникся духом великих предшественников. Особенно полюбилась Академическая дача им. И. Е.  Репина, что  в  Тверской области, близ Вышнего Волочка. В советские годы туда съезжались ху-

КУЗБАСС ХХI ВЕК

57


дожники всей страны, «преимущественно те из них, кто  вслед за  Аркадием Пластовым продолжал пленэрную традицию. Среди них есть громкие имена. Еще громче имена тех, кто был их предшественниками: И. Левитан, М. Нестеров, И. Репин, Н. Рерих…»�. На Академической даче Чернов бывал неоднократно, причем как в советские времена, по линии Союза художников РСФСР, когда это не стоило ничего, так и в постсоветские, когда такие поездки предпринимались уже по личной инициативе и только за свой счет. Это не остановило художника, который в новом тысячелетии выезжает туда почти ежегодно, собирается и нынче, причем, как всегда, один. Никто из кузбасских художников не бывал на Академичке давным-давно, кроме него – неуемного и одержимого. А потом появилась главная тема, с которой связано, прежде всего, имя художника. Это Ивановка – сибирская деревенька, ставшая для  него творческой родиной. Там  он поселился в  1985  году, вслед за  многими кемеровскими коллегами, первым из которых был Виктор Сергеевич Зевакин – художник старшего поколения, живописец, мастер пейзажа. Именно его Анатолий Чернов почитает настоящим учителем. Правда, со временем их отношения изменились и перешли в стойкое соперничество художников-пейзажистов, несмотря на разницу в возрасте. Как два медведя в одной берлоге, Зевакин и Чернов никак не могли поделить Ивановку, отстаивая права на ее красоты, страстно и ревностно, порой до смешного. Так продолжалось до недавнего времени, пока не ушел патриарх, оставив наследника в одиночестве. Любовь к Ивановке у художника – безгранична. Он рвется туда душой, бывает там чаще, чем в городе, – с ранней весны и до поздней осени, а как за-

58

КУЗБАСС ХХI ВЕК

А потом появилась главная тема, с которой связано, прежде всего, имя художника. Это Ивановка – сибирская деревенька, ставшая для него творческой родиной. Там он поселился в 1985 году, вслед за многими кемеровскими коллегами, первым из которых был Виктор Сергеевич Зевакин – художник старшего поколения, живописец, мастер пейзажа.


КУЗБАСС ХХI ВЕК

59


скучает, то наведывается даже зимой. Это при том, что Ивановка от Кемерова – за тридевять земель, и добраться до нее можно лишь катером, который ходит далеко не всегда, а пока вода позволяет, да и то всего два раза в неделю, и дорога занимает полдня. Зимой добраться еще трудней: сначала попутным транспортом, а потом как придется – пешком и на санках. Так на протяжении многих лет, изо дня в день, наполненных бытом, рыбалкой и… творчеством. Удивительно, как художнику одной темы удается не пресытиться, не повториться, не исчерпать себя. Наоборот, его ивановские пейзажи неповторимы: «Половодье», «Осенняя пороша», «Вечерняя облепиха», «Ночь первого снега», «Предзимье», «Пора цветения калины»… Неповторимы даже названия работ, которые одновременно просты и образны, как будто являются для автора параллельным поэтическим творчеством. Мотивы черновских пейзажей настолько разнообразны, что  кажется – предпочтений нет и художника вдохновляет все, что его окружает: и широкие просторы и укромные уголки, и цветочные поля и заснеженные леса, и зимы и весны, и рассветы и закаты… Все это он пишет одинаково увлеченно, непрерывно и только с натуры, причем в любую погоду, несмотря ни на что. Пишет быстро, стараясь уловить преходящие состояния, которые, преображая природу, особенно привлекают его как живописца. «Когда пишу – все забываю», – признается Анатолий Сергеевич. Такая самозабвенность объясняет его ненасытную жажду творчества, которая с годами усиливается, как аппетит, что приходит во время еды. Действительно, ху-

60

КУЗБАСС ХХI ВЕК


В феврале 2010 года кемеровскому художнику Анатолию Сергеевичу Чернову исполнилось шестьдесят пять лет. Свой юбилей он отмечает персональной выставкой, которая в начале апреля открывается в залах Кемеровского областного музея изобразительных искусств. На выставке будут представлены свыше ста работ, созданных автором за последние два-три года. Таковы все выставки Анатолия Чернова, который проводит их часто, по разным поводам: то круглая дата, то известный праздник, то памятное событие… Для художника это действительно только поводы, чтоб показать написанные работы – всегда новые.

дожник вошел во вкус и работает с удовольствием, одержимо, даже азартно. Он словно соревнуется с самим собой, задаваясь все новыми задачами, и всякий раз они оказываются ему по плечу. Потому что накоплен богатый опыт, постепенно открывающий перед ним тайны природы и мастерства, позволяющий проникать в них все глубже, чувствовать тоньше. Это благодарность Чернову за его подвижнический труд, неиссякаемую энергию и детскую восторженность восприятия. Для художника, чуткого к миру природы и органичного ей, избранный путь кажется единственно правильным. Оттого он следует ему убежденно и преданно, не  зная сомнений. Помнится, не  свернул с  него даже в  смутные времена – перестроечные да постсоветские, когда под натиском «измов» реалистическое искусство воспринималось не иначе как архаичное. Даже тогда, не боясь показаться несовременным, Чернов остался самим собой: мастером реалистического пейзажа, пленэристом. Однако его традиционность не исключает творческого развития. Как истинный художник, Чернов не стоит на месте. Так, наряду с пейзажем в его творчестве все чаще и чаще встречаются натюрморты, а порой – натюрморты в пейзаже. Виды чистой природы уже нередко соседствуют с деревенскими видами, и настойчиво пробивается жанр. Мотивы стали нарядны, иные красивы сказочно, и появились излюбленные – те, что вроде визитной карточки автора: сорока да калина. Декоративное начало заметно проникает в пленэрное, порой подавляет его, и постепенно меняется живопись – она теперь ярче, мажорней, с открытым звучанием цвета. Наконец, все плотнее письмо, которое многослойно, и выразительнее фактура, которая изобретательна, рукотворна, ажурна. Все это свидетельствует об одном: о весомой поступательности творческого развития художника – о его стремлении к большему обобщению, о подступах к тематической картине, о его мастерстве живописца, который неустанным трудом раскрыл до  высокой степени свой колористический дар. Иными словами, Анатолий Чернов непрерывно совершенствуется и  своим творчеством подтверждает старую истину: традиция, освещенная вдохновением и талантом, всегда животворна и современна. КУЗБАСС ХХI ВЕК

61


Юрий СЕРГЕЕВ (фото)

В Кемерове состоялся грандиозный танцевальный праздник - Российский турнир по спортивным танцам «Кубок Губернатора Кемеровской области», посвященный 65-летию Великой Победы. Лучшие пары России боролись за звание победителей. Красота, грация, утонченная элегантность и жгучий темперамент, коктейль высокого искусства и спортивного азарта царили в эти дни на танцевальной арене.

62

КУЗБАСС ХХI ВЕК


Организаторами этого танцевального шоу выступили федерации танцевального спорта России и Кузбасса, департамент молодежной политики и спорта Кемеровской области, детско-юношеский центр бального и спортивного танца и «Областная комплексная специализированная детскоюношеская спортивная школа олимпийского резерва № 2».

Ольга Синицына, директор школы рассказала «Кузбассу ХХI век» об  особенностях проведения этого спортивного праздника, успехах школы, перспективах ее развития и  будущих чемпионах, прославящих Кузбасс на весь мир. –  Наша спортшкола достаточно молода, со  дня ее официального открытия прошло чуть более двух лет. Тем не менее за это время мы сумели добиться неплохих результатов. Только сегодня в  «Областной комплексной специализированной детскоюношеской спортивной школе олимпийского резерва № 2» занимаются порядка 460 детей. Культивируется пять видов спорта:

дзюдо, тхэквандо, тайский бокс, ушу и танцевальный спорт. Есть и  свои чемпионы. Так, в дни, когда в Кемерове проходил Российский турнир по спортивным танцам «Кубок Губернатора Кемеровской области», две наши спортсменки, кемеровчанка Сандра Константинова и  Екатерина Болько из  Юрги, представляли Кемеровскую область, Россию на  первенстве и  чемпионате Европы по  ушу. Кроме того, совсем недавно на  первенстве России по  дзюдо, проходившем в Нальчике, бронзовую медаль среди юношей и  девушек до  17  лет завоевала спортсменка из  Анжеро-Судженска Екатерина Иноземцева. С особой гордостью, хочется отметить наших танцоров. Они держат марку мастеров своего дела, демонстрируя высокий профессионализм и талант. Например, на  последних состязаниях Сибирского федерального округа серебряные медали за исполнение Европейской программы получила новокузнецкая пара Даниил Недопекин и Алена Холкина. –  Только сильные, профессиональные тренеры способны добиваться таких высоких результатов своих воспитанников. КУЗБАСС ХХI ВЕК

63


–  Да, действительно, тренерский состав очень, очень сильный и профессиональный. Только благодаря стараниям и  усилиям тренеров в школе уже 18 мастеров спорта, 30 кандидатов в мастера спорта и порядка 60 перворазрядников. Только представьте себе, Ирина Фандюшина – тренер высшей категории по  дзюдо, Алексей Дегтярев – тренер-преподаватель высшей категории по ушу, Павел Якимов – опять-таки тренер высшей категории по  танцевальному спорту, Василий Новицкий – тренер, президент федерации танцевального спорта Кузбасса, Руслан Рогожкин – помимо преподавательской деятельности является вице-президентом федерации танцевального спорта Кузбасса. А тренер высшей категории по  тхэквандо Алексей Лежанкин еще и лауреат премии «Молодость Кузбасса». Кроме того, преподаватель по  тайскому боксу Василий Жеребцов, один из самых молодых тренеров, сам действующий спортсмен, в этом году решением Олимпийского комитета России был награжден дипломом «Fair play» (в переводе чистая игра) за спасение человека во  время пожара. В  Кузбассе его наградили областной медалью

«За служение Кузбассу». Почетно и  очень приятно. Признаться, в шутку мы уже называем себя школой героев. –  Ольга Васильевна, школе чуть больше двух лет, дети каких возрастов тренируются сегодня на вашей базе? –  В  зависимости от  образовательных программ в  школе могут заниматься спортсмены начиная с 5 лет и до 21 года. Существуют разные группы: начальной подготовки, учебно-тренировочные для ребят разных годов обучения, группы спортивного совершенствования и  высшего спортивного мастерства. Всем ребятам мы присваиваем массовые разряды. –  Вы отметили, что  областная комплексная спортивная школа № 2 – это школа олимпийского резерва. Получается, у  действительно талантливых ребят есть возможность при  желании и  высоких результатах попасть в сборную России и представлять страну на Олимпийских играх? Это очень престижно и для области, и для самих спортсменов. –  Безусловно, есть талантливые ребята. Есть и  спортсмены, которые уже се-

64

КУЗБАСС ХХI ВЕК

годня входят в состав сборной страны. Так, в  основном составе сборной России дзюдоистка Елена Галкина, подрастает и  наша надежда – Екатерина Иноземцева. Кроме того, весьма успешны и  перспективны Татьяна Юркина, Владислав Дильман, Илья Санаров, Дарья Кулемзина – на  протяжении уже нескольких лет ребята являются победителями и  призерами Всероссийских соревнований по  тхэквандо. В  декабре 2009  года в  Первоуральске на  традиционном турнире среди юношей и  девушек 1995‑1997  годов рождения из  260 спортсменов, представляющих 22 субъекта РФ, названные спортсмены заняли все призовые места. Конечно  же, как  тренеры и  наставники мы надеемся, что наши ребята обязательно «выстрелят», добьются вершины спортивного олимпа и прославят Кузбасс. А мы им в этом поможем. Для чего тогда мы работаем? Чтобы наши ребята достойно представляли область, демонстрировали высокие результаты. Со своей стороны, все сотрудники спортшколы культивируют в  детях любовь к  спорту, здоровому образу жизни. И  это здорово, что  у  ребят есть цель, есть желание добиваться успеха, быть чемпионами. –  Я  знаю, вы регулярно проводите для своих воспитанников различные мастерклассы с именитыми, состоявшимися спортсменами. Чтобы на их примере и опыте ребята тянулись к  спорту, старались показывать еще более высокие результаты. –  Да, это так. И в 2009 году у нас была достаточно интересная, насыщенная программа. Благодаря поддержке областной администрации, департамента молодежной политики и  спорта Кемеровской области у  нас состоялось два самых ярчайших мастер-класса. С бронзовым призером Олимпиады в  Афинах 2004  года Дмитрием Носовым и чемпионом Олимпийских игр в Монреале 1976 года Сергеем Новиковым. Встречи были теплыми, яркими и очень запоминающимися. Мы уверены, уроки именитых спортсменов, прославленных чемпионов, всегда важное дополнение к стандартным тренировкам. Если  же рассматривать систему воспитания талантов в  целом, то  можно смело сказать: большой спорт начинается с малого. Поэтому большой упор мы делаем на  внутриклубные и  внутригородские соревнования, организаторами которых выступает непосредственно наша школа. Все эти состязания открытые, любой желающий спортсмен может принять в них участие. Такая система дает возможность выбирать лучших детей из, скажем, муниципальных школ, чтобы они продолжали свое обучение уже в областной школе. Причем занимаются они у нас совершенно бесплатно. –  Участвует  ли «Областная комплексная специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва № 2» в каких‑либо социальных программах и акциях? –  В канун 65‑летия Победы была объявлена интересная акция «Молодежь


и спорт в  помощь ветеранам». В  рамках этой акции спортсмены нашей школы взяли шефство над  некоторыми ветеранами, активно помогали им. Осенью убирали урожай с огородов, зимой чистили снег и т. д. В  планах – проведение специализированных мастер-классов для детей из детских домов и школ-интернатов. Даже на Российский турнир по спортивным танцам «Кубок Губернатора Кемеровской области», посвященный 65‑летию Великой Победы, мы пригласили 200 детей из детских домов, областных образовательных учреждений. –  Ольга Васильевна, расскажите

об особенностях прошедшего в  Кемерове масштабного танцевального турнира? –  Дело в  том, что  на  протяжении трех лет в  Кузбассе проходил Всероссийский турнир «Виват Кузбасс». Он получил довольно высокую оценку представителей не только Кузбасса, но и всей Сибири, России. И в этом году мы выступили с предложением организовать в области «Кубок Губернатора» по  спортивным танцам. Эту инициативу поддержал Губернатор Кузбасса Аман Тулеев, и вот впервые этот грандиозный турнир прошел в Кемерове. Участие в нем приняли более 600 пар из 20 городов России. Всего было представлено 19 возрастных групп, начиная от детей и заканчивая уже взрослыми спортсменами. В рамках этого турнира состоялось первенство Кемеровской области среди молодежи, а  также первенство Сибирского федерального округа среди юниоров. Подчеркивает высокий статус турнира и  тот факт, что его обслуживали пять судей международной категории. Главный судья соревнований – вице-президент Федерации танцевального спорта России Борис Калеев. Данный турнир, без ложной скромности, стал особым, значимым событием в  танцевальной жизни Кузбасса. Да  простят меня представители других видов спорта, но танцы совершенно уникальный спорт. Где удивительным образом сочетается грация, красота, искусство и бесконечный спортивный азарт, борьба, воля и стремление к победе. КУЗБАСС ХХI ВЕК

65


Наш корреспондент в Москве Евгений Арский встретился в столице с бывшим тренером команды «Кузбасс», а ныне вице-президентом Федерации хоккея с мячом Сергеем МЯУСОМ и подготовил для нашего журнала интервью с ним.

66 66

КУЗБАСС КУЗБАСС ХХI ХХI ВЕК ВЕК


–  Многих в Кемерове, в Кузбассе продолжает волновать вопрос – почему Сергей Мяус уехал в Москву. Теперь есть возможность рассказать – как и почему? Какие обстоятельства способствовали тому, что выбрана была – для продолжения профессиональной карьеры – Москва, работа в Федерации хоккея с мячом.

ровской командой. Все прожитые с той поры годы мне никогда не  было легко, но  всегда было интересно. Так что я вдруг оказался в некоем безвоздушном пространстве. Как  это ни  странно, но в этот период наиболее полезную нагрузку я получил в областной Общественной палате, членом которой являюсь до  сих пор. Удалось сделать немало действительно полезного. Действующий член Общественной палаты – это постоянный контакт с самыми разными людьми, принятие конкретных решений по  конкретным ситуациям. Словом, то, чего мне так не  хватало на  моей «гром-

–  Это решение для меня не было ни легким, ни спонтанным. После того, как закончилась моя деятельность тренером команды «Кузбасс», я продолжил работу в клубе в качестве спортивного директора. Но  оказалось, что  за  громким названием должности практически не  было никакого весомого содержания. Образно говоря, то  была должность без  должностных нагрузок. Некий фантом. Синекура. Да, можно было, конечно, изображать кипучую деятельность, надувать щеки, но  я  к  этому не  привык. Чувствовал душевную пустоту, профессиональный простой. Не  было той ежедневной, насыщенной, живой работы, к  которой я  привык практически с  детства – ведь я  еще  подростком связал свою судьбу с  русским хоккеем. С  кеме-

кой» должности. То, к чему я привык по всей своей жизни. Как  бы то  ни  было, но  мне надо было принимать для себя какое‑то решение. Надо было двигаться вперед. И вот мне представляется шанс. 16 июля прошлого года на  конференции Федерации хоккея с мячом меня избрали в состав исполкома. А на первом, организационном заседании исполкома выбрали на  штатную должность Вице-президента Федерации. Это, конечно, свидетельствовало о  том, что  уходящий на  почетную пенсию Президент Федерации Альберт Иванович Поморцев, новый Президент Борис Иванович Скрынник, члены исполкома доверяют мне, видят необходимый для этой работы потенциал. Такое отношение так просто не дается, и его надо ценить. К такому надо благодарно относиться. Это приятно, но, тем не менее, для меня такой разворот событий стал полной неожиданностью. Я  в  это время с  женой отдыхал на  Лазурном берегу Франции. Там  вообще живешь, как на другой планете, и вдруг шквал звонков. Кто‑то  поздравляет, кто‑то  интереКУЗБАСС ХХI ВЕК

67


Русская Православная Церковь берет под свое внимание детский хоккей, что бесспорно будет способствовать улучшению морального климата в коллективах.

реговоры надо было провести, надо было потом решить все вопросы, связанные с проведением соревнования высшего уровня. Нашей Федерации это по  плечу. И  мне очень интересно принимать участие в решении такого уровня вопросов. Организация чемпионата мира была на  самом высоком уровне, но, к сожалению, он не принес ожидаемого результата. Мы в финале проиграли шведам. Но это означает только одно – надо работать и работать. Поднимать уровень, как клубов, так и сборной. Этим занимаются все федерации игровых видов, этим ежедневно занимаемся и мы. Это нормально. Так что  нынешняя моя работа – очень насыщенная, интересная и  полезная. Масса встреч с замечательными людьми. Например, с Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом – Русская Православная Церковь берет под  свое внимание детский хоккей, что  бесспорно будет способствовать улучшению морального климата в  коллективах. Очень много приходится работать с  регионами. –  А  помимо работы, чем  еще  занимает Москва?

суется – что? как? почему? Звонили болельщики из Кемерова, коллеги из  регионов. Но  до  этого, конечно, был звонок из  Москвы, содержание которого можно передать так: «Не согласишься ли ты на рабочую «командировку» в столицу для развития русского хоккея?» Я  ответил согласием. Мне интересно было попробовать себя на  новом поприще. –  Прошло уже достаточно времени, чтобы понять – верным  ли было то  решение. Не  оказалось  ли новое место работы похожим на  предыдущее – громкое название должности без содержания? Чем приходится заниматься в Москве? –  Нет, в этом смысле моя теперешняя работа ничем не напоминает прежний мой статус. Здесь я отчетливо представляю круг своих обязанностей и  меру ответственности. А  круг этот – скажем так – с  большим диаметром. На мне лежит все, что связано с соревнованиями всех рангов, типов и  категорий. Это внутренний календарь, все международные соревнования, включая чемпионаты мира. Здесь и детский, юношеский хоккей. Кто  знаком с  профессиональным игровым спортом, тот понимает, насколько это объемная работа. Только составление календаря очередного чемпионата России – задача не из самых простых. Неизбежно – в рамках моих функций – возникают ситуации, по которым надо принимать немедленные, решительные меры. Так, чемпионат мира по хоккею с  мячом должен был проходить в  Финляндии, но эта страна отказалась из‑за кризиса. Потом – и по той же причине – отказалась Швеция. В спешном порядке Президент ФИБ (Международная Федерация хоккея с мячом) Борис Иванович Скрынник провел переговоры в  Московском правительстве, и  юбилейный, тридцатый чемпионат мира прошел в столице нашей Родины, на прекрасном льду Дворца спорта в Крылатском. Но ведь эти пе-

68

КУЗБАСС ХХI ВЕК

–  Так ведь это Москва! Тут есть чем занять себя. Новый офис нашей Федерации находится в историческом центре, рядом с Чистопрудным бульваром. Так что  репертуар театра «Современник» я теперь знаю почти наизусть. Тем  более, что  там  теперь служит наша талантливая землячка Елена Бабенко. Я видел ее в спектакле «Бог резни» – это просто гениально, скажу вам. В  Москве у  меня есть родственники, много друзей-земляков. Появляются новые друзья. Безусловно, бываю на  матчах. Частенько езжу в  Красногорск. Словом, здесь не заскучаешь. –  Часто людей, уехавших из какого‑либо областного города на  работу в  Москву, по-


прекают в том, что они тут же забывают о малой своей Родине. Становятся столичными снобами. Как с этим? –  Упрек такого рода не в мой адрес. Я не порывал и  не  собираюсь порывать ни  с  городом Кемерово, ни  с  Кузбассом в  целом. Начнем с того, что я сейчас живу в Москве, и на самом деле как в командировке – в смысле бытового устройства. Я не перевез сюда свою семью и пока не тороплюсь с этим. Живу на съемной квартире и при любой возможности приезжаю в Кемерово, к семье. Жена – насколько часто это у нее получается – приезжает ко мне. В Кемерове у меня – помимо жены – дочь, теща, родители. Со всем этим так просто не порвешь, да я и не собираюсь этого делать. Так, я  приезжал в  Кемерово на  новогодние каникулы. Правда, было очень морозно, но  все равно то  были очень радостные дни. Мы с  Ириной (женой) съездили на  Губернский комплекс Танай. Вот прекрасное подтверждение тому, что  не  надо искать чуда где‑то за морями-океанами. Часто оно прямо у тебя под носом. Танай – одно из таких чудес. Да я вообще дифирамбы Кемерову, Кузбассу могу петь бесконечно – нельзя не любить город, в  котором ты вырос, который дал тебе путевку в жизнь. Да, деловых контактов не  прекращаю. Помимо чисто профессиональной деятельности, я  все еще  продолжаю сотрудничать с Кузбасской Общественной палатой, членом которой остаюсь. Мы в  постоянном контакте с  ее руководителем Татьяной Олеговной Алексеевой. Она прекрасно понимает, что, находясь в Москве, я могу быть весьма полезным палате. Стараюсь не подвести. –  То есть это не просто вполне оправданная ностальгия по родным местам, но и устойчивое нежелание порывать с  Кузбассом? А  как  насчет того, чтобы когда‑нибудь вернуться назад? И если да, то в каком качестве? –  Никогда не  говори «никогда». Все возможно. Я  в  русском хоккее не  откажусь ни от чего, тем более, если будет какой‑либо вариант в  Кузбассе. У  меня теперь есть еще  и  опыт управленческой работы, так что  могу принести пользу большому спорту Кузбасса. Все  же функционер федерального масштаба – это багаж, который не  купишь. Он расширяет горизонты, позволяет видеть не только то, что у тебя под носом, но и заглядывать за горизонт. Весь сезон я  внимательно наблюдал за тем, как играет моя родная команда, и искренне радовался ее успехам. Понимая при  этом, что  все ее успехи тесно связаны с той многолетней кропотливой работой, которую клуб провел в тесной связи с руководством Кузбасса, которому хватило мудрости развивать инфраструктуру, детский спорт. Аман Гумирович Тулеев прекрасно понимал, что  подростки, пришедшие на  стадион «Химик», на матч «Кузбасса» не будут в это время нюхать клей в  подъезде либо срывать с  кого‑то  шапки. Ведь такого рода спорт – не  только зрелище, но  еще  и  воспитание. Я бы с удовольствием приложил свои усилия к  продолжению этой благородной миссии. Это дело всей моей жизни.

С женой Ириной

КУЗБАСС ХХI ВЕК

69


70

КУЗБАСС ХХI ВЕК


Борис СИНЯВСКИЙ фото автора

КУЗБАСС ХХI ВЕК

71


сегодня именуем Королевство Бельгия, возникло всего лишь в 1831 году. Тогда же и была принята первая бельгийская Конституция, а на трон возведен король Леопольд I. Но при этом Нидерланды, например, признали независимость Бельгии лишь в 1839 году. Очередной король – Леопольд II – заявил: «Страна, которая граничит с океаном, не может быть маленькой» – и немедленно приступил к расширению своих владений. Тем же путем, что и его соседи. Он направился в Африку и в 1881 году аннексировал Конго, чем и превратил свою небольшую страну в колониальную державу. Люди моего поколения еще помнят выражение – Бельгийское Конго. Но конец XIX века все же не лучшее время для колонизаторов. В 1908 году решением бельгийского правительства Леопольд II был смещен с трона. Это стало реакцией на международное осуждение того, что бельгийский король вытворял в Конго. Он не гнушался даже работорговлей. Леопольд II ушел, но его стране на какое‑то время осталось владение в Африке и на все времена потрясающая коллекция африканского народного искусства. Ей сейчас буквально нет цены. Вот мы и хотели уловить отголоски истории, не пропустив мимо и то, что сделало именно Бельгию столицей объединенной Европы. Не перестаю удивляться Европе. На таком маленьком пространстве не счесть языков, обычаев, верований, народов и народностей. В этом смысле весьма показательна Бельгия. Очень своеобразная страна, у которой нет конкретно своего языка – бельгийского, скажем, но есть разительные отличия от соседей, которые говорят вроде на тех же наречиях, что и Бельгия. В этом смысле она похожа на Швейцарию, у которой тоже нет швейцарского языка. Опросите наугад сто человек – вряд ли хоть один из них скажет, что именно в Бельгии он хочет побывать больше всего. В соседних Франции, Голландии, Германии, даже в Люксембурге – да, но почему‑то не в Бельгии. И это при том, что в страну эту едут и едут, но чаще всего транзитом – из той же Голландии в ту же Францию. Но мы решили поехать именно и специально в Бельгию. И не пожалели об этом. История Бельгии, как и всей Европы, витиевата. Чего и кого там только не было. Сильно нравились эти земли Франции, потому они французами перманентно то присоединялись, то освобождались. Властвовали в свое время там даже испанцы, но то государственное образование, которое мы 72

КУЗБАСС ХХI ВЕК


, ы т е в Цтан, фонолад шоки пиво

В любую столицу всегда легче добраться, чем  в  какой‑либо провинциальный город. В Брюссель (как когда‑то в Рим) ведут все европейские дороги, как  автомобильные, так и железные. Если говорить о  туристах, то  в  столицу Бельгии Брюссель их  влечет, пожалуй, четыре вещи. Знаменитый парад цветов, памятник-фонтан писающему мальчику, шоколад и пиво. Парад цветов проводится раз в два года – каждый четный год. В  августе. И  тогда на самом деле есть на что посмотреть. Для этого праздника выбрана Гран-Пляс – центральная площадь города. В  намеченные дни (какие именно, туристы загодя узнают с  помощью Интернета) площадь очищается от привычного вернисажа (подобен тому, что  в  Москве, на  Арбате) и  прямо на брусчатке выстилается огромный (110 на 68 метров) ковер из живых бегоний. Цветы тщательно отбираются в местных теплицах, потом высаживаются в  специальных горшках, что  позволяет создавать не  только поразительные по  изобретательности орнаменты, но  даже и  подвижные элементы. Позже открытки с  этим великолепием охотно раскупаются туристами. Есть даже те, кто коллекционирует карточки по годам и сравнивает – в каком году была выстроена самая замечательная композиция.

Сам праздник продолжается три дня – непременно включая выходные. В эти дни город заполонен приезжими, большинство из которых приезжает всего на один день – из  Парижа, Кёльна, Амстердама. По  сути, этого одного дня вполне хватает, чтобы сложить впечатление о  центральной части Брюсселя. Сама Гран-Пляс (целиком включенная ЮНЕСКО в список памятников всемирного культурного наследия) бесспорно одно из  самых красивых мест Европы. Это и есть то самое поразительное средневековье, которого осталось так мало и на которое никогда не  надоедает смотреть. Прежде всего, невероятной красоты готическое здание ратуши со  шпилем высотой 97 метров. В старину это была казенная площадь, на которой располагались – поближе к городскому руководству – так сказать, офисы ремесленников и  торговцев. Теперь эти дома называются просто и трогательно. Дом Пекарей. Дом Тачка. Дом Мешок. Дом Волчица. Дом Лиса. Дом Рожок. Дом Звезда. Дом Лебедь. Дом Голубь. Дом Золотое Дерево. Напротив ратуши – Дом Короля, в котором теперь городской музей. Все здания прекрасны. Каждое из  них можно рассматривать часами. В  самой непосредственной близости от  площади расположены и  прочие три достопримечательности, которые так привлекают в  Брюссель туристов. Например, фонтан-памятник «Писающий мальчик», установленный еще  в  1619  году. Расположен он от Гран-Пляс в трех минутах неспешной ходьбы. И сразу вспоминается анекдот. Спрашивают в Брюсселе:

туриста,

побывавшего

–  Ты фонтан «Писающий мальчик» видел? –  Видел. –  И как? –  Не фонтан… И  на  самом деле – трудно понять, чем  так прославился этот бронзовый озорной мальчишка. Сама фигурка малюсенькая и  теряется на  довольно большой серой раковине фона. В свое время не удосужились даже провести скрытно воду, и  теперь откровенно торчит непрезентабельный шланг, позволяющий мальчику «писать». Но  ведь прославился, да  еще  как! Мало того, что  вокруг этого скульптурного недоразумения народ толпится в  таком количестве, что  даже хранящаяся в  Лувре Джоконда Леонардо Да Винчи может позавидовать, так ведь еще и все важные гости Королевства Бельгии, прибывающие с официальными (и  не  очень) визитами, непременно привозят этому знаменитому шалуну подарки. Дошло до того, что в расположенном на  Гран-Пляс городском музее отведен целый этаж, где экспонируются такие подноКУЗБАСС ХХI ВЕК

73


Вокруг этого скульптурного недоразумения народ толпится в таком количестве, что даже хранящаяся в Лувре Джоконда Леонардо Да Винчи может позавидовать. шения. В основном, конечно, самая разнообразная одежда – более тысячи комплектов. В эти наряды фигурку мальчишки время от  времени обряжают. Когда и  в  какие именно наряды, можно прочитать в  специальном графике-объявлении, что  вывешивается каждый месяц на  решетке, отгораживающей фонтан от слишком уж ретивых поклонников. Не  поверите, но  существует даже городской закон, запрещающий снимать писающего мальчика на  видео. Фотографировать пока еще можно. Брюссель, как  выяснилось, город с  заметным урологическим уклоном. Так как  Европа недалеко ушла от  Америки в  смысле политкорректности, то  появление фонтана-памятника «Писающая девочка» было всего лишь вопросом времени. В  1985  году такой фонтан установлен. До  него от  Гран-Пляс тоже не  более пяти минут пешком. И здесь толпятся любопытные, но  куда как  меньше, чем  у  мальчика. Во-первых, этот фонтан не  так легко найти – он установлен в  маленьком тупичке. Во-вторых, зрелище не столь забавное. Фигурка присевшей в кустиках по нужде девоч-

74

КУЗБАСС ХХI ВЕК

ки вызывает неловкость. Создается впечатление, что ты подглядываешь за интимным, непозволительным. Девочка все же. В этом фонтане нет озорного хулиганства, которым, как мне кажется, прославился бронзовый мальчишка. Но все же, если окажетесь в Брюсселе, постарайтесь увидеть оба фонтана. Когда будете уточнять дорогу, то фонтан с  мальчиком называйте манекен пис, а с девочкой дженик пис. Но это не все. Есть в  Брюсселе еще  и  писающая собака. Тоже бронзовая, но уже не фонтан, а просто памятник псу, нахально задравшему в  центре города заднюю ногу. Туристы интересуются. Теперь о шоколаде. В Европе две страны, славящиеся своим шоколадом – Швейцария и Бельгия. Но в Швейцарии по большей части плиточный шоколад, тогда как в Бельгии -пралине. Этот вид конфет изобрели именно в  Брюсселе. Впервые пралине стали продавать в галерее Сен-Юбер, что расположена рядом с Гран-Пляс. Говорят, знаменитая певица Мадонна как‑то  сказала: «Лично я  предпочту сексу шоколад, но  при  условии, что  это будет бельгийский шоколад!» Видимо, она бывала на  Гран-


Пляс, заходила в музей шоколада и ела свежую землянику, прямо на ее глазах искупанную в шоколадной массе. Это удовольствие там доступно любому. Ну, а  если речь зашла о  пиве, то  надо просто закрыть глаза и  предаться воспоминаниям. Не  знаю, кто  и  почему называет пивными странами Чехию либо Германию. Истинно и единственно кто может претендовать на это высокое звание – Бельгия. Что и неудивительно, если вспомнить – какой памятник в  этой стране пользуется самой большой популярностью. Прежде всего, в  Бельгии такое разнообразие этого пенного напитка, что ни фантазии, ни времени, ни денег не хватит, чтобы со всем этим познакомиться за отпущенный туристу срок. Самое распространенное бельгийское пиво – Stella Artois – хорошо знают и у нас в России. Это совершенно традиционное пиво, но  весьма высокого качества. Оно сродни таким известным сортам, как Heineken, Tuborg, Carlsberg. Но в Бельгии есть и  совершенно уникальные сорта, за которыми охотятся знатоки. Есть так называемые траппистские сорта – их  в  свое время сварили монахитрапписты. Это даже и не пиво – в нашем понимании, а густой ароматный эль. Сортов этих всего пять – Chimay, Orval, Rochefort, Westmalle, Westvleteren. Такое пиво не  попробуешь на  розлив, его выпускают только в бутылках – как шампанское либо сидр. Такую бутылку и  открыть‑то  надо уметь. На бутылках с пивом Westvleteren даже нет этикеток. Знатоки сорта этого напитка определяются по цвету крышечки на горлышке. Помимо тех, что  сварили когда‑то  монахитрапписты, в  Бельгии есть еще  несколько сортов очень хорошего эля. Некоторые из них по плотности и крепости соперничают с вином.

КУЗБАСС ХХI ВЕК

75


Есть еще аббатские сорта. Они тоже сварены в монастырях, но имеют более широкую вкусовую палитру. Эти сорта могут быть и в бутылках, и разливными. Вот пара имен – Leffe, Corsendonk Pater Noster. Очень популярно пиво Lambic – его выдерживают в бочках от полугода до двух лет. Есть вишневое пиво Kriek. Если мне доведется еще  побывать в  Брюсселе, то  тут  же пойду в  уже знакомую мне пивнушку близ Гран-Пляс и тут же закажу себе бокал пива Kriek. Это пиво и на самом деле производится с  использованием ягод вишни. По  этому же типу делается пиво малиновое. Иногда используется клубника, черная смородина, ананас, банан, слива, но классическое пиво этого типа все же вишневое. Есть в Бельгии красное пиво Rodenbach. Оно обладает невероятно приятным кисловатым привкусом и на самом деле красноватого цвета. Есть и  белое пиво Hoegaarden – оно уже добралось до России. Во всяком случае, до баров Москвы. Но это о разнообразии сортов. Бельгия, в частности Брюссель, славится еще и культурой потребления пива. Нигде вы не встретите такого количества пивных, как в Бельгии. Именно пивных, а не закусочных, в которых подают еще и пиво. Каждый бельгийский бармен должен точно знать – в какую посуду, какой сорт пива следует наливать. А так как в его распоряжении около пяти десятков сортов, то ошибиться не так и сложно. Но нельзя. Подчеркну главные точки города. Самое очаровательное место в  Брюсселе – сквер Пти-Саблон с  церковью Нотр-Дамдю-Саблон и  антикварным рынком. Самый помпезный собор – Святого сердца. Самый красивый и  большой парк – ДюСэнкантенер. Самые красивые резные двери – у церкви Сен-Баптист-о-Бегинаж. Самый неожиданный аттракцион – Атомиум.

76

КУЗБАСС ХХI ВЕК


Во Фландрии проживает около пяти миллионов человек, но там через каждые 20 километров свое наречие. В этом трудно разобраться самим фламандцам, а уж тем более бедным валлонам, которые стараются ничем своих строптивых сожителей не обижать. Так, в Брюсселе все названия улиц указаны на двух языках – французском и фламандском. И  это при  том, что  в  стране три государственных языка. Помимо упомянутых выше еще и немецкий, но на нем говорит меньше процента населения и  никакой сепаратистской угрозы эти люди не  представляют. Чтобы понять различие Валлонии и Фландрии, надо из  Брюсселя непременно съездить в  Брюгге – главный город Фландрии. Именно там, рядом с  Брюгге, в  рыбацкой деревне Дамме родился национальный фламандский герой Тиль Уленшпигель. Произведение Шарля де Костера бельгийцы считают главным романом своей страны, тогда как фламандцы сквозь зубы уточняют – это наш и только наш роман.

Именно здесь масса китайских, тайских, вьетнамских ресторанов и даже супермаркетов.

Теперь о том, чего на разглядишь, приехав в Брюссель на день, чтобы полюбоваться цветочным ковром. Мы выбрали себе отель в  центре – ориентируясь по  карте. Неподалеку от  Гран-Пляс. Это и  на  самом деле центр, но не такой, как, скажем, в Париже, где выходцы из стран Юго-Восточной Азии, Северной Африки и  Карибского бассейна живут в основном на окраинах. В Брюсселе этот люд как раз облюбовал себе все, что  расположено вокруг Гран-Пляс. Именно здесь масса китайских, тайских, вьетнамских ресторанов и даже супермаркетов. Конкуренцию им составляют разве что греки, которые превратили улицы, вплотную прилегающие к Гран-Пляс, в сплошной ресторан. Мы поначалу даже напряглись немного, но  вскоре выяснилось, что  улыбчивые азиаты – лучшие соседи. И  кормят в их ресторанах недорого и вкусно. Но если вам захочется увидеть не  восточный базар, а  респектабельную Европу, то  придется отъехать от центра.

В ресторанах Брюгге общаться с официантами лучше не  на  французском, а  на  английском. Конечно, пиццу вам принесут, на каком бы языке вы ее ни заказали, но лучше, если это сделают с  добрым, приветливым лицом. И еще интересная деталь. Когда поезд отъезжает с вокзала в Брюсселе, идя на  Брюгге, то  все предстоящие остановки объявляют на двух языках, а когда из Брюгге в  Брюссель – только на  фламандском, и лишь когда поезд совсем близко подойдет к столице, включается еще и французский. Сам  же Брюгге безусловно стоит того, чтобы побывать в нем – и не раз, если получится. Удивительно, как в Европе, по которой веками туда-сюда катались самые

Я в  самом начале своего повествования сказал, что Бельгия своеобразная страна. И  это так. И  главное своеобразие заключается, видимо, в том, что став приветливым домом для  людей, приехавших сюда из самых различных уголков земли, она так и не сумела примирить исконных своих обитателей – валлонов и  фламандцев. В  Валлонии говорят по‑французски, а  во  Фландрии по‑фламандски. А так как столица государства находится в  Валлонии, то  фламандцы перманентно считают себя притесненными. Бельгия – единственная страна центральной Европы, которой нешуточно грозит разделение на два независимых государства. Это гораздо серьезнее, чем непрекращающиеся, но довольно вялые попытки Каталонии отделиться от Испании. КУЗБАСС ХХI ВЕК

77


разрушительные войны, мог остаться такой нетронуто старинный и безыскусно прекрасный город. В  Брюгге не  надо искать какие‑то  определенные достопримечательности (хотя их там немало), надо просто ходить по  его улицам, по  набережным каналов, по  площадям и  впитывать очарование города. Во  фламандских городах есть одна непременная деталь – башня Беффруа. Это не  колокольня, а  скорее дозорная высота. Расположена она всегда в  центре города, и с нее, как правило, открывается самый замечательный вид. В  Брюгге такая башня есть, и вид с ее вершины просто захватывает дух. Вот Фландрия, имея на  своей территории такой город, как Брюгге, да плюс к этому еще  алмазную столицу – Антверпен и  полагает, что  ей лучше всего отдалиться от остальной Бельгии и стать самостоятельной страной. Вполне возможно, что это так и будет.

78

КУЗБАСС ХХI ВЕК


В Валлонии говорят по‑французски, а во Фландрии по‑фламандски. А так как столица государства находится в Валлонии, то фламандцы перманентно считают себя притесненными.

Но Брюссель, не  разрешив еще  своих проблем, упорно несет на себе миссию столицы Европы. Именно в Брюсселе расположен парк Мини-Европа, где представлено более трехсот моделей самых замечательных архитектурных сооружений на территории стран, входящих в  Евросоюз. Но  только этих стран – там  нет и  не  может быть ни Зимнего дворца, ни собора Василия Блаженного. В  проспектах, что  раздают туристам при входе в этот парк, все, что вам там предстоит увидеть, расписано в таких слащавых тонах, с  таким сахарным восторгом по  поводу объединенной Европы, что  это очень уж  напоминает агитлистки, выпускаемые когда‑то в СССР. И даже зарождает сомнения – а  так  ли уж  монолитна и  крепка эта объединенная Европа.

Но пожелаю Европе единства и процветания. В заключение скажу лишь, куда – если вы приехали в Брюссель на несколько дней – из столицы Бельгии можно выехать на однодневную экскурсию. Про Брюгге и Антверпен уже сказал. Стоит побывать еще в валлонском Льеже и фламандском Генте. В Генте, кстати, тоже, как и в Брюсселе, проводятся замечательные цветочные праздники – флорарии. Но проходят они раз в пять лет, но зато цветами покрываются все центральные улицы города, а не одна только площадь. Из Брюсселя за час двадцать минут можно доехать до Парижа. За полчаса – до очень интересного французского города Лиля. За три часа можно добраться до Люксембурга. За два – до немецкого Кёльна.

КУЗБАСС ХХI ВЕК

79


Когда меня отчислили из Томского университета (о позорных деталях, уж простите, умолчу), некоторое время по протекции брата довелось поработать в районной газете, а как пришло время вступительных экзаменов – вновь поступать. На этот раз в Иркутский университет. Но, конечно, на тот же филологический. Томичи со мной активно переписывались. Тем более и их вскоре почти что  всех «попинали» на  заочное. Это случилось после «Дней поэзии Томского политехнического института». Точнее, после великого несанкционированного чтения стихов с трибуны на площади Революции. Я тоже принимал в этой забаве участие, приехав из родного городка, – он недалеко, каких‑то шесть часов езды по «железке». Пригласило ЛИТО – литературное объединение Томского университета, которым заправляли мои высокоталантливые друзья. Нам повязали на  шеи косыночки в  горошек и  втроём, Алик Михайлов, Коля Корсаков и я, мы пошли это дело отметить. Купили винца и устроились на площади Революции, на трибуне – самое укромное место, никому в голову не придёт искать. Это всё равно что нечто секретное спрятать на виду. Полы будут вскрывать, стены простукивать, а под носом ничего не увидят. Вскоре мы, однако, обнаружились. Стихами. Решили альтернативный день поэзии устроить. Вышли и стали читать. Без разбору. От римлянина Валерия Катулла до поляка Константы Галчиньского, от символиста Брюсова до обериута Заболоцкого и от вполне советского Евгения Евтушенко до антисоветчика Ивана Бунина. Свои опусы тоже преподносили. Сначала пёстрая девичья группа остановилась послушать. Потом ещё. Народу прибавлялось и  становилось гуще. Это ж были 1960‑е годы, поэтов тогда обожали. И  не  только в  Москве, в  большом зале Политехнического музея, но и в Томске. Да везде. Что‑то такое умеют наши поэты сказать – созвучное русскому сердцу. Скоро мы начали хрипнуть. Однако подтянулись помощники. А  слушатели просто‑таки запрудили площадь и  отчасти перекрыли движение по проспекту Ленина. Так продолжалось три вечера и не понравилось начальству. На третий вечер приехали милицейские машины. Вышли товарищи в погонах, стали слушать. Федя Гаспарян объявил: «Владимир Владимирович Маяковский!» Поэт знатный. «Лучший, талантливейший поэт нашей эпохи». Но стих был выбран эпатажный. Не «светить всегда», а «я люблю смотреть, как умирают дети». Пока это нараспев декламировал Гаспарян, в ментовских рядах обозначилось смятение. Посоветовавшись между собой, люди в форме стали продвигаться к трибуне. Студенческая толпа милицию не пускала, толпа жаждала стихов и зрелищ. Скоро ситуация усугубилась. На парапет вскочил Омельчук и провозгласил известное четверостишие Вийона: «Я Франсуа. Чему не рад.

80

КУЗБАСС ХХI ВЕК

Увы, ждёт смерть злодея. И сколько весит этот зад, – тут мой друг прихлопнул себя по ляжкам, – узнает скоро шея», – последовал жест, имитирующий затягивающуюся петлю, Омельчук даже на цыпочки встал. Толпа, само собой, сочувственно взревела. И спасла. Мы «слиняли» с «чёрной» стороны трибуны, попадав с четырёхметровой высоты в товарищеские руки. Было такое дело. Скоро всех участников вычислили. И пригласили «куда надо» побеседовать. Кроме меня. Я сел в поезд и ту-ту – смылся на родину. А ребят подвергли репрессиям. В частности, предложили перейти на заочное отделение. Инициативу по части изгнания с нормального обучения (в наше время это называлось – «стационар») проявили томские комсомольские чиновники. Догадываюсь, чтоб мои друганы Толя Омельчук, Алик Михайлов, Юрка Щербинин и  другие не  выглядели героями. А они, конечно, таковыми выглядели. Как и я сам, но исключительно в собственных глазах, не перед кем было красоваться. Щербинин уехал в Стрежевой. В газету. Михайлов с Омельчуком – в Молчаново. И Стрежевой, и Молчаново – Томской области. А я спокойно грыз нетрудный гранит филологической науки на берегу Ангары. Спокойно грыз два семестра. И домой. Каникулы прошли без забот, сплошь в  поцелуях и  обжиманиях с  прекрасными землячками. И вот ранним утром первого сентября поезд привёз второкурсного меня в Иркутск. Чемодан был заброшен в камеру хранения, а я налегке пошёл через мост, по набережной, вдоль сияющей реки к главному университетскому корпусу. Раным-рано ещё было, восемь с мелочью. На ступенях у корпуса щебетали нарядные и принципиально красивые филологички. Влюбленная в  меня Ирка Пестова (весь факультет об этом знал и переживал за неё, а я, дурак, только пыжился, не зная, что делать, не жениться же на первом курсе) подскочила, схватила за руку и огорошила: «К тебе друзья приехали! Из Томска! Двое! Они в общаге. Получили постель и спят!» Понятно, что спят. В Томске семь часов. Или даже шесть? Не помню. В  общежитии разулыбалась во  всю ширину лунообразного бурятского лика тётя Маша – вахтёрша. Мы с ней дружили. «Там они, в твоей старой комнате. Один в очках, другой без очков. Никто пока не приехал, только они». Понятное дело, лишь младшекурсники торопятся на учебную каторгу. «Старички» ещё дома чаи гоняют. Или чего покрепче. «В очках. Значит, либо Михайлов, либо Омельчук, – размышлял я. – А кто второй?» В  пустой комнате, на  единственной застеленной койке спали Алик Михайлов и Боб Москалёв. Москалёв – красноярец и историк, стихи не читал, но в стаканчики наливал, дабы голоса были звонче, и тоже попал под репрессии, стал заочником.


Москалёв храпел, вольно раскинувшись. Михайлов притулился у него под  мышкой. Под  столом зеленели две пустые бутылки из‑под «Варны». Третья, опустошённая наполовину, стояла на столе. Я налил в залапанный гранёный стакан толику винца, присел на табуретку. Прямо на дружеские штаны. Глотнул: «Со свиданьицем, Михайлов!» Алик встрепенулся, вскочил и кинулся обниматься. Потом приладил на нос очки и сказал: «Поехали на север, старик. Думаю, надо в Туру. Это Эвенкия. Или на Таймыр, в Дудинку». Будто гром грянул средь ясного неба. Процедура перевода на  заочное, прощание с  иркутскими однокурсниками, в том числе с зарёванной Иркой, прошли как в бреду. Скоро мы оказались в  Красноярске и, что  вполне естественно по тем временам, зашли в писательский дом, к Роману Солнцеву. Он по зиме бывал в Томске, и Михайлов его знал. Между делом – то есть между выпивками, разговорами и, само собой, стихами – получили работу. В Дудинке. Там было несколько вакансий на радио. Концом сентября мы «зайцами» (деньги – у меня, к примеру, стипендия за два летних месяца, целых семьдесят рублей – быстро кончились) выехали на теплоходе «Композитор Калинников» вниз по Енисею. Как нас поймал боцман и как мы выкручивались, умолчу. Главное, что в первых числах октября мы с Михайловым оказались в Таймырской редакции радио. Жаль, Москалёва потеряли по  дороге, его родители не  пустили. Зато подтянулся Толя Омельчук. А за ним Сергей Волков. Поработали мы недолго. Случился известный бунт таймырских радиожурналистов с  коллективным самоувольнением, мы разъехались. Михайлов попытался устроиться в  норильскую городскую газету. Не  взяли. Прозвонил разные другие северные радиоредакции, от Нарьян-Мара до Анадыря. Нигде не берут – нам выписали волчий билет. Тем временем у Алика в метель заблудился на охоте и погиб отец. Новоиспечённый глава семьи вернулся домой, на  Алтай, к  матери и сестре, стал учительствовать в вечерней школе. Я кантовался на случайных работах, то корреспондент, то грузчик, а Омельчук утвердился на другом северном полуострове, на Ямале. Вслед приехал Волков – этот с посёлка на мысе Косистом, где‑то около Тикси, во куда парня занесло. И вот ребята позвали меня за собой. Должность имелась только одна – диктор. Я прокашлялся и согласился – чем плохо: рот закрыл, и работа кончилась. Делали мы разные молодёжные передачи. Помню «Юность Ямала» и  «Бригантину». Редактором их  был Омельчук. Передачи, похоже, очень устраивали окружной комитет комсомола, и Толя был у них в почёте. Что, однако, не мешало ему популяризировать как бы шутку («как бы», потому что не совсем шутка, скорее горькая правда): «Ход мысли у тебя какой‑то комсомольский». В  радиоредакции у  нас было несколько лиц подходящего комсомольского возраста: двое бывших школьников – операторы студии, беременная на последних неделях заведующая фонотекой, женский голос – Мара Гилёва, машинистка Рая и другая машинистка, как звать, не припомню. Омельчука ввели в состав окружного комитета ВЛКСМ и, кстати, обязали создать первичную организацию на Ямало-Ненецком радио. На первое собрание я не пришёл. «Ты чо?» – удивился Омельчук. «Ну, старик, это называется – потерял связь. Билет где‑то в родительском доме. А где учётная карточка, не знаю. Может быть, в Томске осталась». «Мы тебя по‑новой примем!» – заявил родоначальник комсомола Ямальской радиоредакции. И меня без раздумий приняли, нарисовав положенные по уставу ВЛКСМ рекомендации. Тут же, значит, и важный плюс образовался – рост рядов. Первый раз меня принимали в  комсомол школьником. Волнующее событие. Тебе четырнадцать, а ты уже вровень с Павкой Корчагиным и молодогвардейцами. Порог взросления. Инициация. Тут же как бы «окрутили». Омельчук, впрочем, поздравил. На заседание городского комсомольского бюро, как положено сделать, я не хо-

дил – уже по‑новой уволился и летел в холодном «ЛИ-2» в Тюмень. Но  Толя сумел всех главных салехардских комсомольцев обаять и заговорить. В виде исключения меня утвердили. Билет выслали ценным письмом. Вскоре я снова «утратил связь», загремев в Советскую Армию. Солдатом я, однако, был хорошим. Только без  комсомольского значка. Сей непорядок заметил заместитель командира полка по строевой части майор Кузнецов. Мы с ним вроде как в знакомых ходили: ещё в «учебке» я хорошо отстрелялся из «Калашникова» и правильно ответил на вопрос «Кто научил?»: «Командиры, товарищ майор!» «Кто у вас командиры, товарищ солдат?» «Лейтенант Веретенников и младший сержант Серажетдинов, товарищ майор!» Про  меня тут  же написали в  «Боевом листке», командиров поощрили благодарностями, Кузнецову солдатский успех тоже пошёл в зачёт, короче, офицер меня запомнил. «Учебка» пришлась на ноябрь-декабрь, мы были в полушубках, никаких знаков отличия-различия не видать, а тут, вишь, лето прилетело, а у такого-сякого образцово-показательного солдата, к тому ж уже не «салаги», а «помазка» (следующая ступень «дедовщины») нет комсомольского значка на гимнастёрке. Кузнецов приказал найти и привести к нему батальонного комсорга. Тот прибыл пулей, прямо из столовой, «в усах капуста». Майор был немногословен: «Даю ему рекомендацию. Всё оформить. Завтра доложить». Так я в третий раз стал комсомольцем. И вновь без всяких бюрократических проволочек и  формальностей. Фотограф из  дивизионной газеты сделал снимок. Комсорг вручил билет и приколол на грудь значок: «Поздравляю». Все три билета сохранились. Наверное, зря мы так легкомысленно относились к комсомолу. Конечно, даже в наши молодые годы он был совсем другой, не как в героические времена «комиссаров в пыльных шлемах». Омельчук, помню, любил огорошить одного «комиссара»современника из окружкома, фамилия его была короткая, с ударением на первом слоге, такая «хореическая», вроде как Машкин или Пашкин, а может Сашкин. Омельчук заводил припев популярной у молодых идеологических работников песни: «Ты комсомолец? Машкин?» «Да», – с  достоинством отвечал субтильный и  подчёркнуто аккуратный – маленький отглаженный костюмчик, галстук с крошечным узелком, мальчиковые туфли – «комиссар». «Давай не расставаться никогда!» – с чувством произносил Омельчук. Комсомольца, которого, говорят, не  любили девушки из‑за  его пристрастия к зрелым мужикам, сильно смущало неординарное предложение от  товарища по  партии. Но  приходилось улыбаться и  терпеть. Невсерьёз же. Не руку и сердце предлагают, а так, шутят. Пускай и с подтекстом – содомитов мы ненавидели со всей своей пролетарской искренностью. Из  того  же ряда шуток «Радиостанция Бригантина». Её вела девушка из Прибалтики, сменившая ушедшую в декретный отпуск «фонотичку». Имя у неё было «нордическое». Вроде бы Бригитта. Плюс характерный акцент. «Хочу, чтоб было, как «Голос Америки», – заявлял Омельчук. То ли всерьёз. То ли заради хохмы. Или наш «капустник». Новогодняя передача для внутреннего употребления. Называлась «Похороны Омельчука». В конце душещипательная мизансцена: я  прихожу на  могилку друга «кудри наклонять и плакать». И выпиваю маленькую. И капельку отливаю на мёрзлые комья. И грущу, понимаете ли. «Вдруг земля зашевелилась», восстаёт из  гроба Толя: «Поняли, как я вас разыграл!» – и мы под ручку идём встречать Новый год. Так жили. Ирония и самоирония. Многоэтажные. …Под вёсну на севере быстро-быстро прибавляется день. Воздух чист. Выходишь из дома, и взгляд упирается в ледяные шапки Полярного Урала. А до него больше сотни километров. Что ж, в Сибири сто вёрст не расстояние, сто грамм – не водка и, наверное, полсотни без малого годов – не лета. КУЗБАСС ХХI ВЕК

81


фотопроект Андрея ШАПРАНА "Крайные земли" Я могу здесь стоять?  Можешь. Теперь ты ворон.  Кто?  Человек в виде птицы.  Что я должен делать? Никуда не уходить! И издавать звуки, которые издает ворон.  ­Но у меня вряд ли так получится…  Делай, как можешь. (разговор на чукотских похоронах) 

82

КУЗБАСС ХХI ВЕК


КУЗБАСС ХХI ВЕК

83


фотопроект Андрея ШАПРАНА "Крайные земли"

Умерла девушка — чукчанка — Оксана. Совсем молодая. Едва исполнилось 20 лет. Не своей смертью умерла - повесилась. У чукчей, как и у большинства народностей, самоубийство считается большим грехом. Таких хоронят без почестей, на скорую руку в тот же день. Но старейшины поселка, пришедшие в дом покойницы попрощаться, решили сделать девушке послабление. Есть у них такое право. Ее отец­ чукча был в свое время похоронен по всем правилам - сожжен на костре. И, чтобы их души могли встретиться в верхнем мире, девушку тоже сожгут, как делалось испокон веков на третий день после смерти.

84 84

КУЗБАСС ХХI ХХI ВЕК ВЕК КУЗБАСС


Этот древний способ захоронения пока еще сохранился на  северо-­восточном побережье Камчатки у  двух коренных народов – коряков и  чукчей. Но жизнь вносит свои коррективы и, как ни старайся в точности следовать обычаям предков, приходится в чем‑то отступать от давних традиций. В Корякии, например, практически не  осталось оленей. Разводят их  единицы. Поэтому становится все труднее соблюсти немаловажное условие: одевать умершего человека в  кухлянку, пошитую из  шкур собственных оленей. Кухлянка из чужих оленей может разлететься на куски, когда тело человека охватит пламя. Это означает, что в верхнем мире его не приняли. У  чукчей олени есть. Вот и  получается, что чукчи сегодня единственные, кто сохранил обряд погребения в  изначальном его виде. …С  раннего утра родственники обряжают покойника. Но сначала надо обезопасить себя. Мало  ли что. Это вчера он был один из  них. Сегодня  же находится вне времени и пространства их людского сообщества: уже не в земном мире и еще не в небесном. Родственники прилаживают себе на пояс и на руки травяные повязки. В рот-пучок пырея или мха. Теперь можно приступать к процедуре облачения умершего. Одевают кухлянку, рукавицы: на левую руку – правую, на правую – левую. Почему? Теперь уж никто не знает. Так деды наши делали… К поясу привязывают нож и в качестве огнива – камень. В мешочек кладут иголку или иголошницу, наперсток, расческу. Как в дальнюю дорогу собирают еду, привязывают кружку. Женщинам прокалывают уши, надевают бисерные сережки и делают посох. Мужчинам – копье. На ноги – торбаса – меховые сапоги. Снарядили… Срочно надо умыться и выплюнуть мох. Позже, на  погребальном костре будут сожжены травяные повязки. Чужой и  отстраненный с  лицом, закрытым капюшоном, умерший лежит в  центре обступивших его людей. Пришедшие попрощаться делают круг и, рыча как медведи, начинают двигаться по часовой стрелке. Перешагивая через ноги покойника, они трижды пинают его, отталкивая в  иной мир: уходи, пора… В  последний момент съедается мясо из  миски, что  стоит в  изголовье умершего. Нельзя отправлять его голодным. Гора, где проходит обряд сжигания, называется Шаманкой. У каждой чукотской семьи здесь есть свое родовое место для захоронения. На выбранном месте проводят специальный ритуал очищения от  злых духов – келе и оставляют сторожить человека-ворона. Кедрач для  костра собирают тут  же, на  горе. Эта работа для мужчин. Они обрубают топорами ветки и аккуратно складывают костровище, в основе которого – две параллельные ровные палки – полозья для нарт, что унесут в  небо душу сожженного. Раньше, говорят, сильного костра не  разводили. Так на  полозьях и сжигали. КУЗБАСС КУЗБАСС ХХI ХХI ВЕК ВЕК

85 85


Пожилые женщины, каждая из которых изображает, как  может, ворона, каркая и размахивая руками – крыльями, забираются на  кострище, достают из  ножен на  поясе покойника нож, открывают кухлянку и  разрезают живот и кишечник. Нож возвращается в ножны. Мужчины, окружающие кострище, с большим старанием разжигают огонь. Все напряженно наблюдают: полыхнет сразу – к долгой жизни. Едва затеплится – жди скорого конца. Ну, а если дождь польет – тут приметы не работают. Толпа провожающих умершего в  последний путь на  костер не  смотрит. Не  принято. За силой пламени и печальным зрелищем сгорания тела следит один человек. Он  же примечает: поднимется у  покойника левая рука – значит, есть в  толпе тот, кто  сглазил его своим злым языком. Поднимется правая – к чьей‑то близкой смерти. …Природа мудра. И люди, живущие в тесной взаимосвязи с нею, питаются этой мудростью. Иначе чем можно объяснить забавную игру, что  устраивают сородичи после сжигания умершего. Зрелище, как  говорится, не для слабонервных. Вот почему после того как пламя превратилось в угли, а тело в золу, сажей из соседнего костра, на котором кипятили чай, люди мажут друг другу носы и щеки. Не  хочешь быть измазанным – убегай, увернись, спрячься… Понемногу тягостная подавленность уходит, сменяя нервный надрыв тихой печалью. К людям возвращается душевное равновесие. Костер догорел. Его обкладывают кедровыми лапами, закрывая дорогу нечистому духу, и, не оглядываясь, возвращаются в поселок. По пути всех, кто был на погребении, обмахивают ольховыми ветками, зная их счастливое свойство-отгонять злых духов. Ольху нарубили заранее в  большом количестве. Она понадобится и в собственном доме: жилище окурят ее ароматным дымом, а над порогом повесят пучок жимолости, собранный на горе Шаманке за несколько минут до возвращения… А  над  входом в  дом покойного повесят окутанную травой рыбу, предварительно обрезав ей голову. Рыбу только что  провели по  кругу по  часовой стрелке и  оставили висеть над входом на три дня. На  следующий день на  Шаманку идут только родственники. Надо собрать прах. Сначала в следы от костра кидают камушек, предупреждая нечистого: мы пришли – убирайся. Потом втыкают ветку и набрасывают аркан. Через год состоятся поминки. …Девушку Оксану хоронили в августе. Народу было не очень много. Это плохо. По дедовским правилам похороны должны быть многолюдными. Но август – месяц неудачный для  похорон. В  это время большинство жителей поселка находятся на  своих рыбалках вдоль русла реки. Путина занимает совсем небольшой отрезок времени. Надо успеть заготовить достаточное количество рыбы. Насолить, навялить. Вяленую рыбу здесь называют юколой. Юколу готовят как для себя, так

86 86

КУЗБАСС ХХI ХХI ВЕК ВЕК КУЗБАСС


и для своих собак. Собачья юкола отличается только разделкой рыбы. Собак надо беречь. Всякий знает: когда душа человека попадает в рай, ее встречают в первую очередь собаки. Пришедший подает им рыбную косточку и  идет к  душам других людей. И  там  уже видит родственников. И  они спрашивают: что ты видел перед этой дорогой? Наверно, это означает: расскажи, как ты жизнь свою прожил? Как  живет наш народ? Что нового на нашей прекрасной земле?

…Девушку Оксану хоронили в августе. Народу было не очень много. Это плохо. По дедовским правилам похороны должны быть многолюдными. Но август – месяц неудачный для похорон. В это время большинство жителей поселка находятся на своих рыбалках вдоль русла реки.

фотопроект Андрея ШАПРАНА "Крайные земли"

КУЗБАСС КУЗБАСС ХХI ХХI ВЕК ВЕК

87 87


Угольный КУЗБАСС

Страницы истории

Дизайнерская группа Юрия и Дмитрия Сергеевых работает на рынке издательских услуг 20 лет. Производит полиграфическую продукцию практически для всех крупных промышленных предприятий Кузбасса, учреждений культуры, силовых ведомств, образования, здравоохранения, коммерческих структур. Работы дизайнеров фирмы неоднократно отмечались дипломами международных выставок-ярмарок. Так, например, многотомное издание «Всекузбасская Книга Памяти» признано лучшим в России по художественному и полиграфическому исполнению. Художественный редактор — лауреат премии Кузбасса Сергеев Юрий Васильевич.

88

КУЗБАСС ХХI ВЕК


Нашей Победе - 65! Великая благодарность уходящему поколению победителей, заплативших собственной кровью за нашу возможность жить в мире и добре. Коллегия адвокатов «РегионСервис»


Выпуск № 19