Issuu on Google+


АРХЕОЛОГИЯ

И III

Керчь, 1999

ИСТОРИЯ


ББК63.3(2Ук­4Крм) А 87 Издание выпущено по заказу Благотворительного Фонда "Деметра" при финансовой поддержке члена­корреспондента Российской Академии Наук Письменного В.Д. This publication was on the order of Beneficial Foundation "Demetra" and sponsored by Member Support of Russia Academy of Sciences Pismenny V.D.

Редактор­составитель: кандидат исторических наук Федосеев Η.Φ. Редакционная коллегия: Доктор исторических наук Айбабин А.И., кандидат исторических наук Зинько В.Н. (главный редактор), Зинько Е.А., Умрихина Т.В.

А87

Археология и история Боспора. Том Ш. Сборник научных статей / Ред.­ сост. Н.Ф.Федосеев. — Керчь, 1999. —272 с , илл.

ISBN 5­7780­0291­5 © Благотворительный фонд "Деметра", 1999.


OF BOSPORUS III

Kerch, 1999


ОТ РЕДАКТОРА Со времени выхода второго тома -«Археологии и истории Боспора» прошло около 37 лет. Первый вышел десятью годами раньше . Настоящее издание призвано продолжить эту серию. Став в начале XIX века родиной классической археологии в России, Керчь долгое время оставалась археологическим центром по изучению Боспорского царства. Позднее этот центр перемес­ тился в Москву и Санкт-Петербург, но вышедшие два тома •«Археологии и истории Боспора» показали, что Керчь, как науч­ ный источник по истории древней истории практически неисчер­ паем. Третий сборник собирался неоднократно, но многочисленные попытки издать его оканчивались неудачей. Собирая данный сборник, я преследовал цель представить различные стороны в археологии и истории Боспорского царства со времени основания первых греческих колоний до средневековья: архивные материа­ лы, аналитические статьи и публикации. Я надеюсь, что, наряду с многочисленными изданиями по истории Боспора, данный том займет свое особое место в этом ряду. Том открывает отрывок из книги профессора минералогии Кембриджа М.Е-Д.Кларка, совершивший путешествие по Рос­ сии, Татарии и Турции в 1800 году и относящийся к описанию европейской части Боспора. Мы преследовали цель довести до читателя интересные и в то же время редкие (судя по цитирова­ нию в литературе) записки М.Е-Д.Кларка, не лишенные, впро­ чем, доли субъективизма. Перевод сделан с французского изда­ ния, в дополнение к английскому содержит комментарии перево1

Археология и история Боспора. Том 1. Крымиздат, 1952. 254 с ; Том 2. Крымиздат, 1962. 360 с 1


2

дчика на французский язык. Первым годам деятельности Кер­ ченского музея посвящена статья И.В.Тункиной. Моя статья о переправе через Боспор Киммерийский основана на докладах, прочитанных 25 июля 1996 года в г.Керчи на конференции «Проблемы археологии и истории Боспора» и на конференции «Мир Ольвии», прошедшей 27­29 ноября 1996 года в Киеве. Там же, на конференции, поступило предложение опубликовать док­ лад в «Вестнике Древней Истории». Однако, редакция ВДИ опубликовала неполный текст , исключив к тому же наиболее важную, на мой взгляд, часть ­ описание древних боспор'ских городищ, следы которых практически исчезли. Это основная причина, послужившая поводом публикации здесь полного и до­ полненного текста доклада. Исследование Т.А.Матковской посвящено типологическому анализу декора боспорских надгробий. Свой вариант реконструк­ ции дорического храма в антах предлагает О.Г.Свиташева. Но­ вый анализ усадьбы, раскопанной В.Ф.Гайдукевичем вблизи Мирмекия, представлен в статье В.Н.Зинько. Эта работа позво­ ляет не только прояснить структуру комплекса усадеб, но устра­ нить путаницу в научной литературе о местонахождении их. На­ чиная с книги И.Т.Кругликовой [Кругликова И.Т. Сельское хо­ зяйство Боспора. М., 1975], повторенное ею же в АГСП [ Античные государства Северного Причерноморья. М., 1984. С. 74] ошибочное утверждение, что усадьба, раскопанная В.Ф.Гайдукевичем, находится у Солдатской слободки, повторяют и другие исследователи [Сапрыкин С Ю . Понтийское царство. М., 1996. С.270; Масленников А.А. Эллинская хора на краю Ойкумены. М., 1998. С.89; Русяева А.С., Зубарь В.М. Боспор Киммерийский λ история и культура. Николаев, 1998. С.56]. Ме­ жду тем, В.Ф.Гайдукевич однозначно указывает, что усадьба на­ 3

4

2

Перевод с французского выполнен Н.Иванкевич и Н.Бусаревой Проблемы археологии и истории Боспора. Тез. докл. конф. Керчь, 1996. С.38­39 Федосеев Н.Ф. Переправа через Боспор Киммерийский// ВДИ, №4. 1997. С. 100­110 3

4


холится у Карантинной слободки [Гайдукевич В.Ф. Боспорские города. (Уступчатые склепы. Эллинистическая усадьба. Илурат). Л., 1981. С.55]. Солдатская слободка расположена с другой сто­ роны от Пантикапея, чем Мирмекий, и у Солдатской слободке расположено другое поселение, в состав которого входила и усадьба - поселение -«Госпиталь» [Федосеев Н . Ф . Поселение "Госпиталь"// Проблемы археологии и истории Боспора. ТД конф. Керчь, 1991. С.29-31]. Посмертная публикация Н.С.Беловой трех надгробных стел представляет особый интерес, как и все, что имеет отношение к богатейшей коллекции керченского лапидария. Статья была в свое время сдана в сборник и хранилась в архиве Керченского музея. Публикация Ю.А.Виноградова обломка махайры из Мирмекия поднимает важные вопросы интерпретации находок грече­ ского и варварского оружия как на городищах, так и на некропо­ лях. Д.Е.Чистов знакомит с строительным комплексом второй четверти IV в. до Р.Х. из раскопок Мирмекия, материал из кото­ рого представляет интерес и для изучения его хронологии. В ста­ тье Н.Ф.Федосеева и О.Д.Чевелева публикуется не только на­ ходка фигурной прялки из слоновой кости с кольцом, но и при­ водится целый ряд аналогичных предметов, которые ранее не были идентифицированы как прялки. Турецкая керамика XVI - XVIII веков из Керчи публикуется в статье Е.В.Болонкиной. Фрагмент византийского блюда с хри­ стианской символикой описывается в статье О.А.Иваниной. Гон­ чарная керамика VIII-IX веков с сельской округи Боспора в цен­ тре внимания работы В.Н.Зинько и Л.Ю.Пономарева, которые пришли к интересным выводам о развитии окраин Восточного Крыма. Попытка собрать воедино и осмыслить керамику, проис­ ходящую из Северного Причерноморья, связанную с знаменитым праздником Панафиней, предприняла И.И.Вдовиченко. Хочется надеяться, что представленные с сборнике статьи и новые издания -«Археологии и истории Боспора» вызовут боль­ шой интерес среди читателей. Продолжение следует .·.. Федосеев

Николай


INTRODUKTION From the time of publishing of the second volume of "Archaeology and history of Bosporus" has passed about, 37 years. The first volume was published 10 years earlier than the second one . The present edition is to continue this series. Kerch became the motherland of classical archaeology in Russia in, the beginning of the 19th century. From that time, it was the archaeological centre on researching the historicity of Bosporan kingdom. Later the centre was transferred to Moscow and S t Petersburg. However, the abovementioned two volumes proved that Kerch, being a scientific source of ancient history, is practically inexhaustible. There were numerous attempts to compile the third volume, but they ended in failure. The editor's objective is to present the different pages of archaeology and history of Bosporan kingdom from the foundation of the first Greek colonies up to the Middle Ages. In the third volume are archival materials, analytical articles and publications. The editor hopes that alongside with numerous editions on history of Bosporus the given, volume will have the speqial place. The book begins with* a fragment from the hook of the Professor of mineralogy of Cambridge, M.E.-D.Clarke, who travelled across different countries in Europe, Asia and Africa in 1800. The fragment gives the description of the European part of Bosporus. So, the editor's purpose is to give to a reader some interesting and very rare (by quoting in literature) notes. However, it should be stressed that they are not deprived of some subjectivism. The translation from the French edition contains the comments of the French interpreter in addition to English publication . The article of I.V.Tunkina is dedicated to the first years of activity of Kerch museum of antiquities. The editor's article about a ferry the Cimmerian Bosporus is based on the reports which were made on July 25, 1996 in Kerch at 5

6

Archaeology and History of Bosporus. Vol.1. Krymizdat, 1952. 254 p.; Vol.2, Krymizdat, 1962. 360 p. The translation from French is made by N.Ivankevich and N.Busareva. 5

6


the conference "Problems of Archaeology and History of Bosporus" , and at the conference "The World of Olbia" which took place on November 27-29, 1996 in Kiev. There, on the conference in Kiev, it was suggested to publish the report in, "Journal of Ancient History". However, only part of the text was published . The most important part, from the point of view of the editor, that is - the description, of ancient Bosporan sites, which traces have practically disappeared, was excluded. And it is the maim, reason, for us to publish the complete and complemented text of the above mentioned report. The investigation made by T.A.Matkovskaya is dedicated to the typological analysis of the decoration of Bosporan gravestones. A variant of reconstruction of a Doric temple in Ants is given by O.G.Svitasheva. The new analysis of the estate which was dug out by V.F.Gaidukevich nearby Myrmekion, is presented in the article of V.N.Zinko. This article allows not only to make clear the structure of the estate complex, but to eliminate tangle in scientific literature about its location. The estate complex was first mentioned in I.T.Kruglikova's works [Kruglikova I.T. Agriculture on Bosporus. Moscow, 1975; Kruglikova I.T. Ancient States of Northern Regions of the Black Sea. Moscow, 1984. P.74]. Both works contained the wrong statement that the estate dug out by V.F.Gaidukevich , was located at Soldatskaya Slobodka settlement. The same statement was also given by other researchers [Saprykin S.Yu. The Pontic Kingdom. Moscow, 1996. P.270; Maslennikov A.A. Hellenic Chora on Oikumena margin. Moscow, 1998. P.89; Rusyaeva A.S., Zubar V.M. Cimmerian Bosporus: History and Culture. Nikolayev, 1998. P.56]. Meanwhile, Gaidukevich univalently specifies that the complex is at Karantinaya Slobodka settlement [Gaidukevich V.F. Bosporan Cities. Corbelled Crypts. Hellenic estate. Ilurat. Leningrad, 1981. P.55]. Soldatskaya Slobodka settlement is located on one side of Pantikapaion, while Myrmekion is on the other side of 7

8

The Problems of Archaeology and History of Bosporus. Theses, Kerch, 1996. P.38-39 Fedoseev N.F. A ferry-crossing over Cimmerian Bosporus// VDI, N4. 1997. P. 100-110 7

8


it. There is another settlement nearby Soldatskaya Slobodka which also includes estate ^Hospital* [Fedoseev N.F. Estate-settlement «Hospital». Problems of archaeology and History of Bosporus. The­ ses. Kerch, 1991. Р.29-31]. The posthumous publication of N.S.Belova about three grave­ stones is of great importance, as well as everything relating to the richest collection of Kerch lapidary. In its time the article was given to be published in the third volume of the book and was stored in the archive of Kerch museum. Yu.A.Vinogradov in his article about a fragment of mahaira from Myrmekion raises important questions about the interpretation of the fragments of Greek and barbarian weapon from the sites, as well as from the necropolises. D.Yu.Chistov acquaints with a building complex on Myrmekion dating from the second quarter of the fourth century ВС. The given materials is also of great interest for studying its chronology. In N.F.Fedoseev and O.D.Cheveiev's works not only the carved ivory spinning-wheel with a ring from Pantikapaion is published, but also a lot of similar objects which were not identified as spin­ ning-wheels earlier. The article of Y.V.Bolonkina is about Turkish ceramics of the XVI - XVIII centuries. The fragments of a byzantium dish with Christian symbolic is described in O.A.Ivanina's article. Ceramics pottery of the VIII - IX centuries from the rural set­ tlements of Bosporus is in the centre attention in V.N.Zinko and L.Y.Ponomarev's work. The scientists came to interesting conclu­ sions about the development of coastal areas of Eastern Crimea. The attempt to join together and to interpret ceramics connected with the famous holiday of Panathenaic, was made by I.I.Vdovichenko. We do hope that the articles presented in the third volume and new editions of «Archaeology and History of Bosporus* will call a great interest among the readers. To be continued ...

The editor-compiler

Nikolay

Fedoseev


VOYAGES EN RUSSIE, EN TARTARIE ET EN TURQUE par M.Edouard-Daniel CLARKE, d.ll.Professeur de Mineralogie a I'universite de Cambridge. Trauits de I'anglais vec plans et cartes go ographiques. Tome II. Chapitre XVIII.'A Paris chezfantin, librare, quai des augustins, N 55.1812

Μ.

Ε-Д.Кларк

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО РОССИИ, ТАТАРИИ И ТУРЦИИ ГЛАВА XVIII. ОТ БОСПОРА КИММЕРИЙСКОГО ДО КАФФЫ — Переправа через пролив

­

Мы отплыли из Тамани 12 июля. Расстояние до Еникале, на­ ходящемся на другом берегу, составляет всего восемнадцать рус­ ских верст, или двенадцать «английских миль ; при свежем ветре и спокойной погоде мы быстро оказались на полдороги между азиатским и европейским берегами; поскольку море тому благо­ приятствовало, я быстро зарисовал виды этих мест со стороны Меотиды [Азовского моря] и со стороны Эвксина [Черного мо­ ря]. Множество дельфинов играли вокруг нашего корабля; эти животные плавают парами: описание, которое дает по этому по­ воду Плиний, действительно чудесно . 1

2

1

См. Общую карту Крыма. Мы посчитали необходимым добавить к карте этого полуострова полностью полуостров Тамань, чтобы лучше видеть путь английского путешественника; это добавление было сделано в соответствии с картой европейской части России в ста четырех листах, составленной в департаменте карт Санкт­Петербурга в 1802 и после­ дующих годах, до 1810. Эта карта была представлена Его Величеству Императору Александру I господами Сухтелен и Опперман (Примечание переводчика французского текста). Pline, Hist. nat. lib. IX, c.8. 2


Путешествие

по России,

Татарии

и

Турции


- Еникале — Приплыв на противоположный берег, в Еникале , мы увидели флот из турецких торговых кораблей, который направлялся в Таганрог и в Константинополь. Вскоре, сойдя на землю, мы ос­ тановились в греческом доме, чистом и приятном; его хозяин вы­ ходец из Спарты, родился в Мизитре. Человек безупречной чест­ ности, он имел значительное состояние. Он женился на женщине из Пароса. Вся семья была с нами чрезвычайно гостеприимна и пребывание в этом доме было настолько приятно, что мы оста­ лись там несколько дней. С деревянного балкона, образующего крытую галерею, на которую выходила главная комната, откры­ вался вид на Боспор, позволяющий видеть все азиатское побере­ жье: мы видели многочисленные лодки, плывущие по морю во всех направлениях в это время. Наш хозяин принимал за своим столом любых иностранцев: так, почти каждый день, мы видели купцов из различных мест Греции и Малой Азии. Поскольку большей частью говорили по итальянски, мы могли участвовать в их разговорах, часто весьма любопытных; Уроженцы Сефалонии, крепкие и атлетически сложенные, жители Морей, островов Архипелага, Кандии, жители с южных берегов Черного моря, из Требизонда [Трапезунта], Амасры [Амиса?], Константинополя, поочередно интересовали нас особенностью своих одежд и манер и своими разговорами. Дом Керьяки (так звали нашего хозяина) с некоторых пор стал местом, где все эти греки взяли за правило собираться раз в год, либо перед путешествием в Таганрог, либо по возвращению оттуда. Наш хозяин показал нам множество со­ временных греческих книг, изданных в Венеции. Мы нашли, что их шрифт совершенно похож на тот, каким пользуются наши из­ датели. Дети Керьяки вечерами читали своему отцу поэму Эротокрита, жизнеописание Александра с чудесными историями о его коне Буцефале и историю древних правителей Византии. Здешняя манера произношения греческого языка показалась нам 3

Еникале состоит из двух тюркских или татарских слов и обозначает "Новая крепость". 3


гораздо более мягкой, чем у нас, очень похоже на итальянское. Мои хозяева понимали меня, когда я старался читать на их ма­ нер. В их произношении буква б была как наша в, и можно по­ дозревать, что этот тип произношения более древний . Уроженцы Крыма до сих пор называют город Керчь Воспор и пролив "Воспор", хотя пишут "Боспор". Было бы интересно провести некоторые изыскания касательно традиций, которые служат ос­ новой очень популярной поэмы Эротокрита. Хотя, написанное в рифму, это произведение не могло принадлежать очень далеким временам. Традиции и истории, распространенные в этом эпичес­ ком сказании, общие для всей Греции. В конце концов, можно считать обычным источником вечерние сказки, которые слышишь путешествуя по античным частям поэтических вымыслов. Жители этой страны считают, что дворец Эротокрита виден еще в местно­ сти, называемой Кава-Колонна, возле Афин; они называют этим именем высокий мыс и храм Суниум . На стенах жилища Кериаки мы заметили несколько грубых гравюр: они представляли сюжеты греческой истории, и между прочим, Геркулеса в шлеме и кольчуге, сокрушающего гидру ; но мои хозяева не знали сына Алкмены, видя в этом изображении только портрет какого-то знаменитого героя. Они рассказали мне по этому случаю неверо­ ятные приключения, весьма похожие, однако, на те, которые вдохновляют наивные сказания, распространяемые античными писателями и дошедшие до наших дней. Головы молодых греков, юношей и девушек, заполнены этими абсурдными видениями; и 4

5

6

Профессор Порсон считал, что древние греки произносили б как мы произносим в; произношение звучало, по цитате Кратина: Ό δ ' ήλίπος ώσπερ πρόβατον βή λέγων βαδίζει. Пишется Каво­Колонна, как сегодня произносят греки, или Капо­ Колонне, как говорят итальянцы, что означает на языке последних "мыс Колонн"; это современное слово обозначает высокий мыс, ранее назы­ вавшийся Суниум (Современное название знаменитого мыса старое ­ Суниум ­ Ред.). Возможно, что это произведение, в котором путешественник увидел одну из побед Геркулеса, не что иное, как изображение Св. Георгия, которому греческая легенда приписывает такую же Славу и такие же атрибуты (Примечание переводчика). 4

5

6


Μ.Е­Л.Кларк

поскольку этот народ очень любит длинные сказания, эти сказки составляют сюжет их песен и всех их разговоров. На островах Архипелага часто встречаются группы бродяг и импровизаторов: похоже на Гомера, они бродят по городам и деревням, собирая милостыню и излагая, в песнях или рассказах, традиции страны.

­ Современные греки ­ Если мы можем судить о греках вообще по тем грекам, кото­ рых мы встретили на этом побережье, то можно сказать, что они любят чистоту, благопристойность и порядок в своих домах. Женщины, по нашему мнению, являются самыми искусными хо­ зяйками на'земле. Для домашних работ они пользуются рабами; кухня их простая и здоровая; мы никогда не видели, чтобы они были пугливы; у них нет никакого желания выходить из дома; как только домашние хлопоты позволяют им присесть, они тут же начинают прясть или сматывать хлопок. Еникале почти пол­ ностью заселена греками. Большая часть мужчин занята торговыми спекуляциями; женщины нежные, гуманные, любезные и достойные наивысшего уважения. Крепость Еникале, по имени которой называется сейчас вся эта местность, построена на нескольких крутых скалах; родник течет между башнями, и источник, откуда он выходит питает внешний водосток. Водопровод, помощью акведуков, берет на­ чало в четырех милях от этого места и впадает у подножья баш­ ни в беломраморный саркофаг, о котором мы рассказывали в предыдущей главе . 7

7

Путешествия Л а Монтрэ.


8

— Мраморный сорос — Этот сорос представляет собой блок весом две­три тонны и служит в этом городе емкостью для общественной, стирки. От греков Еникале я узнал подробности, которые уже изложил о находке этого блока в одном из могильников острова Тамань. Этот мрамор, вероятно, является крышкой гробницы, о которой рассказывает Ла Мотрэ в описании своего путешествия из Тамани в Темрюк . Поскольку он был перевернут, я не смог прочитать надпись, которая на нем должна была быть выгравирована, и я безуспешно потратил усилия, чтобы ее получить. Жители Еника­ ле убеждали нас в том, что при раскопках, производимых в Та­ мани для получения материала, необходимого для строительства крепости, количество терракотовых ваз и других античных пред­ метов, которые первыми нашли солдаты, было действительно невероятно. Видели, ­ говорили нам, ­ как русские вытаскивали из склепов привязанные веревками по двадцать ­ тридцать ан­ тичных ваз за один раз; но с тех пор все эти драгоценные пред­ меты были разбиты или рассеяны. Возможно, читатель посмот­ рит, как и я, на эту часть рассказа, как на нечто весьма преуве­ личенное. Наш хозяин, однако, показал мне одну из этих не­ больших терракотовых ваз, которую принес ему слуга. 9

— Интересная древняя гробница — Этот человек, как и многие другие, был нанят копать возле церкви, и они выкопали гробницу из целого блока, цилиндриче­ ской формы, обтесанную как колодец и покрытую мраморной плитой. В этом цилиндре находилось что­то вроде пасты оваль­ ной формы, сверху покрытой слоем белого цемента, похожего на известковый раствор. Когда убрали эту верхнюю корку, увидели небольшую * терракотовую вазу, о которой я рассказывал. Она 8

Слово образовано от глагола σορέγω и означало кучу камней соб­ ранных над могилой ­ Ред. См.: путешествия Ла Монтрэ в предыдущей главе. 9


была наполнена пеплом и закрыта головой Медузы, сделанной из материала, похожего на первый слой, покрывающий вазу . Уси­ лия, приложенные чтобы тщательно очистить вазу, почти полно­ стью стерли следы многочисленных черных фигур, украшавших ее. Особенности, которые я только что отметил и которые свиде­ тельствуют об обычаях, отличных от обычаев греков в различные эпохи их истории и от обычаев других народов, делают невоз­ можным определение степени древности этих предметов. Когда думаешь, что более четырнадцати столетий до нашей эры в этих краях уже велась торговля, воображение может потеряться в предположениях, весьма интересных для диссертации эрудита. Но маловероятно ожидать найти эти многочисленные детали в труде, предназначенном скорее осветить, чем затуманить страни­ цы истории. - Маяк Митр адата 10

Приблизительно в четырех милях от Еникале в сторону Меотиды, в море, можно увидеть место, где раньше находился маяк. Греки называют это место Фанари, а русские - Фанарь, название, которое в обеих идиомах обозначает фонарь или сиг­ нальный огонь. Еще можно увидеть древний фундамент, соору­ жение которого традиция приписывает веку Митрадата. Большая часть современных греков называет его Фанари Митридати. Это сооружение, хотя и заброшенное с давних пор, должно было быть весьма значительным, потому что корабли, которые пересе­ кают этот пролив, вынуждены прижиматься к крымскому побе­ режью из-за недостаточной глубины в центре прохода и у проти­ воположного берега. Здесь часто происходят аварии. Во время нашего пребывания большое турецкое торговое судно село на мель в нижнем течении южной оконечности Боспора; русский фрегат оказался не намного счастливее: было видно из Еникале, как он три раза коснулся мели, проходя через пролив. Это обстоятельство изучено в "Заметке о мраморах Кэмбриджа" (приложение, стр.77), где читатель найдет краткое описание этого инте­ ресного символа и его связь с политеической религией. 10


— Монеты Боспора

11

Европейские коллекции очень редко имеют монеты Боспора; мы их много нашли в Еникале. Среди тех, которые несомненно принадлежат боспорским царям, мы достали одну Перисада, очень маленькую бронзовую; одну Савромата I, бронзовую сред­ них размеров; две Рескупорида I, маленькие бронзовые; одну Митридата II очень большую бронзовую, и другие, тип которых трудно было бы определить, если бы Сестини не пролил уже свет на этот предмет . Мы достали также бронзовую медаль очень маленького размера; на лицевой стороне изображен бык, отвора­ чивающий голову, а на обратной стороне ­ лампа или фонарь с буквами Π API. Сравнения, сделанные с коллекцией Эйнсли, с большой долей вероятности свидетельствуют, что эта медаль должна принадлежать Парию (Parium), хотя ее легко можно принять и за монету острова Парос. Мы достали также другие различные бронзовые монеты, пришедшие, очевидно, из одной и той же колонии Мизии, а именно: медаль императора Гальбы, две Юстиниана, одна Лициния, очень редкая колониальная ла­ тинская медаль, с головой римского императора на лицевой сто­ роне и амфорой, окруженной буквами D.D., decreto decorionum, на обратной стороне. Эта последняя медаль была бы для меня совершенно необъяснимой без наблюдений ученого Сестини о памятнике того же рода . Что касается прекрасного тетрадрахма Митрадата Великого и небольшой серебряной монеты Полемона I, я должен сказать, что эти монеты ни в коем случае не были отчеканены на Боспоре, и что их там никогда не находят. Я на­ шел их на базаре Константинополя, но их красота, величайшая редкость и связь с другими боспорскими медалями требуют, что­ бы я упомянул их в этой главе; Мои заметки обо всех этих ну­ мизматических предметах будут краткими; я сведу их даже к од­ ной: размышления об этих медалях могут занять целый том. Чи­ 12

13

11

Очевидно, что под медалями автор имеет ввиду монеты ­Ред. Lettere е dissert, numism. sorpa alcune medaglie rare collect. Ainslie. Tav.I, torn III, e lett. IV, pag.18. Там же, стр. 22. 12

13


тате ль, который захочет подробно ознакомиться с этой темой, найдет многочисленное сведения в истории Боспора Киммерий­ ского, написанного Кэри ; в посмертном произведении Вайла­ на ; в диссертации Сусье ; и особенно во втором томе сочине­ ний Дж.Экхеля , которые если не компенсируют, то по меньшей мере уменьшают сожаления, которые причиняет всем нумизматам полное уничтожение памяти произведения действительно приподняли для нас вуаль, закрывающую боспор­ ских династов . 14

15

16

17

18

14

Сагу. Histoire des rois du Bosphore C immerien. Paris, 1752, in­4 (История царей Боспора Киммерийского. Париж, 1752). Vailant. Achaemenidarum imperium, sive regum Ponti Bospori. Hst. ad fid. numism. accoram. Souciet. Hist, chronol. des rois Bosphore C mmerien. Paris, 1736 (Сусье. Хронологическая история царей Боспора Киммерийского, Па­ риж, 1736). Eckhel. Doctrina nummorum veterum. pras 1, Voll.II, 1736. pg.360. Vindobon, 1794. Все монеты принцев из семьи Митридатов, которые царствовали в Понте до подчинения Боспора римлянами, а также монеты преемников Митрадата Великого пишут свои имена как Ш0РАДАТЙ2, а не ΜΙΘΡΙΔΑΤΗΣ. Невероятно, что эрудиты, чьи работы я неоднократно цитировал, имея перед глазами такой факт, продолжают еще пользо­ ваться неправильной орфографией и все пишут Митридат, пользуясь термином не только ошибочным, но и несовместимым со своей истинной этимологией. Не только монеты являются документами, имеющими дос­ таточный вес, чтобы писать Митрадат; все надписи на греческих мра­ морных плитах имеют такое же написание. Это злоупотребление нача­ лось с римлян и продолжается до сих пор. Тот же народ, который пи­ сал Massilia вместо ΜΑΣΣΑΛΙΑ и Massinisa вместо ΜΑΣΣΝΑΣΣΑ, кото­ рый выводил Agrigentum из ΑΚΡΑΓΑΣ, должен был писать Mithridates вместо ΜΙΘΡΑΔΑΤΗΣ. За исключением портрета Александра, никакие другие надписи, выгравированные на монетах, не представляют такого интереса, как Митридат. Вир, как и Веллеиус, прекрасно выразил это в отрывке, процитированном Экхелем: neque silendus, neque decendus sine cura, bello accerrimus, virtute eximius, aliquando fortuna, semper animo maximus, consilus dux, miles manu, odio in Romanos Hannibal. Регулярное наследование царей Боспора начинается с этого правите­ ля; то есть хронологический порядок государей этой страны к этому времени освобождается от путаницы, в которой с давних пор находи­ 15

16

17

18


­ Руины — Во время короткого пути из Еникале до Керчи, составляющего немного более одиннадцати верст или семи английских миль, мы увидели на крутых скалах, поднимающихся над Боспором, мно­ гочисленные остатки древних строений; а большое количество лись последовательно первая и вторая династия. Действительно, смена правителей (либо Архенактидов, начинающаяся с римского 267­го года и заканчивающаяся в 309 г., либо ближайших предшественников Мит­ радата, от Спартака до Перисада) не может быть определена. Митрадат начал царствовать на Боспоре, который уступил ему Перисад, в рим­ ский год 639­й, то есть за сто пятнадцать лет до новой эры. Боспорская эра начинается в римский год 457­й, то есть за двести девяносто семь лет до новой эры, и заканчивается Константином Великим; так что эта монархия существовала по меньшей мере восемь столетий. Надо отме­ тить, что на многих боспорских монетах выбита дата на обратной сторо­ не. Фракийские имеют ту же особенность, но легко отличить фракий­ скую монету от боспорской. На фракийской монете омега выгравирова­ на Ω, а сигма Σ; на боспорских омега выгравирована ω, а сигма с. Об­ ращая внимание на это различие, можно избежать множества ошибок. Полемон I вступил на трон Боспора за двенадцать ­ тринадцать лет до Р.Х. Монеты этого царя очень редки: серебряная монета, которую я нашел, очень хорошо сохранилась. Головы Марка­Антония и Августа, которым правитель был обязан своим царствованием, в основном выби­ ты на обратной стороне. Он был священником храма в Риме, посвящен­ ного Августу, как говорит надпись, донесенная до нас Кэри (Ист. царей Боспора, стр. 4 0 . Полемону наследовал Савромат, на медалях которого изображены интересные регалии, посланные из Рима для его корона­ ции. Буквы МН в лавровой гирлянде или венке до сих пор никак не были объяснены. Монеты этого царя, серебряные или бронзовые, доста­ точно редки, чтобы можно было рассматривать эту, как единственную (см. Eckhel, Doct. num. vet. Vol. II, pag.370). Савромат, так же как и его преемник Рескупорид I, взял имя Тиберий Юлий; к этому принцу относится надпись в Тамани. Пеллерин сохранил надпись на этой моне­ те: ΤΙ. ΙΟΥΛΙΟΥ ВАС1ЛЕОС CAYPOMATOY. Савромат и Рескупорид бы­ ли царями только Боспора. Рескупорид царствовал во времена Тиберия и высек эту надпись на монете, описанной Кэри и Экхелем (Doct. num. vet. Vol. II, pag.375) TTBEPIOC IOYAIOC BAC IAEYC PHC KOYIIOPIC . Полемон II наследовал Рескупору в тридцать восьмом году н. э., после него, в 42, пришел Митрадат II.


курганов, видимых по сторонам, невольно напомнило мне те ост­ рые верхушки, которые выходят из кожуры ананасов. Приблизительно на полпути, по правую сторону от дороги, мы заметили кучу известняковых камней, ��ебрежно уложенных полукружьем, так, что они представляли тем не менее площадку, стороны которой имели перпендикулярную высоту тридцати фу­ тов. В центре этой площадки мы обнаружили глубокий колодец, вырытый в крепкой скале. Окрестные татарские крестьяне счи­ тают, что это огромный мраморный цилиндр, закопанный в зем­ лю. Но эта яма, очевидно, открыта в скале, и необходимы значи­ тельные усилия для преодоления расстояние по меньшей мере пятидесяти футов, не считая дальнейшую глубину, которую мы не смогли определить. Татары с помощью кожаного ведра доста­ ют оттуда воду для своих баранов и коз.

- Керчь Город Керчь, построенный на месте древнего Пантикапея, приведен сегодня к крайней нищете и бедности. Но несколько лет назад его состояние было совершенно другим. По свидетельствам многих его жителей, русские разрушили в Керчи пять тысяч до­ мов. Но даже в руинах, место проживания боспорских монархов, древняя резиденция Митрадата, никогда не перестанет казаться историку и антиквару местом если не значительным, то по мень­ шей мере очень интересным. Войдя в Керчь, первым делом мы спросили о медалях у греков, которых мы встречали; они при­ несли нам многие монеты, большинство в таком плохом состоя­ нии, что они едва заслуживали какого - либо внимания. Я всетаки купил одну из бронзы, имеющую совершенно другое досто­ инство: она доставила мне огромное удовольствие. Поспешив ос­ вободить ее от грубой обертки, я отчетливо заметил слово ПАНТИКАПАИТОН. Каждая буква прекрасно сохранилась . 19

Экхель, том И, стр. 3, дает такую же надпись как найденную на медалях Пантикапея. 19


Нам сказали, что эту медаль нашли в Еникале. На лицевой сто­ роне изображена голова одного из боспорских царей, а на обрат­ ной — свободно скачущего коня, с надписью над ним. - Могила Митрадата

-

Традиции Керчи открыто противоречат истории. По народным преданиям, Митрадат не только умер в этом городе, но и похо­ ронен недалеко. Греки считают, что могут еще показать его моги­ л у ; возможно, этот памятник является всего лишь милезийским сооружением. Впрочем, высота и форма этого погребального кур­ гана настолько поразительны, что с трудом осмеливаешься при­ писать возведение такого сооружения рукам человеческим. Ко всему прочему, греческие жители Керчи называют этот курган могилой Митрадата; но русские не довольствуются показом мо­ гилы этого царя; они открыли также его дворец и, чтобы пока­ зать его иностранцам, ведут их на вершину, которая возвышается над городом . Они настолько ввели в заблуждение генерала Су­ ворова по время его посещения Керчи, что придя к месту захоро­ нения этого знаменитого монарха, старый ветеран преклонил ко­ лени и пролил слезы . 20

21

22

По Аппиану, Митрадат был похоронен по приказу Помпея в Синопе, в гробнице своих предков. На карте этот дворец фигурирует под названием цитадели Пантикапея (Примечание переводчика). Историки, описывавшие смерть Митридата, дают разные описания средств, которые использовал знаменитый монарх дабы закончить свои дни. Те же самые писатели очень мало совпадают друг с другом в опи­ сании основных событий его царствования. Страх, который имя Митри­ дата наводило в Италии, способствовал тому, что долгое время римляне описывали его как существо удивительное; посему не стоит ли с некото­ рой сдержанностью читать то, что о нем Писали Плутарх и Плиний. Последний рассказывает, что Помпей нашел в бумагах Митридата сек­ рет верного средства от самых опасных ядов (Плиний, I. 23). Он гово­ рит также об одной очень интересной траве, свойства которой первым открыл этот царь (Плиний, I. 25, с.6, 27). По Плинию и Квинтиллиану, Митридат понимал все языки, на которых говорили в его государстве, 20

21

22


Мы посетили этот курган, ставший знаменитым благодаря са­ монадеянной уверенности жителей этого города; он находится в четырех верстах от Керчи возле дороги на Каффу. Татары назы­ вают его Алтын-оба. По очень древней традиции, сокровище, ох­ раняемое девственницей, все ночи которой проходят в слезах , заключено во тьме этой могилы, которая возвышается над самой высокой частью этой границы Тавриды. Этот удивительный холм виден с расстояния нескольких миль; его примечательное место­ положение склоняет нас подтвердить мнение, что эта необычай­ ная возвышенность сделана руками человека. Она расположена точно на валу, образующем крайнюю границу боспорской импе­ р и и . Поскольку это сооружение полностью сохранилось, можно четко заметить различные движения окружающих земель. Ров, прорытый напротив этого сооружения, пересекает эту часть по­ луострова в северном направлении от Алтын к Азовскому морю. Другие похожие возвышенности огромных размеров окружают этот курган; однако, он возвышается надо всеми, а равнины вни­ зу покрыты другими, меньшими курганами. К западу от грани­ цы, однако, не заметно никаких курганов; вместо многочислен­ ных возвышенностей такого типа, которые идут по всему восточ­ ному берегу, то есть по боспорской территории, их видишь очень редко по всей дороге до Каффы, а еще до прибытия в этот город они совершенно исчезают. Однако в направлении к Старому Крыму эти удивительные холмы начинают опять появляться. Форма Алтын-оба не настолько коническая, как у большинства древних курганов; она представляет собой полусферу. Ее сторо23

24

25

хотя там употребляли более двадцати двух различных наречий. (Квинтиллиан, I. И. с.2, 50; Плиний, 1.7.) (Примечание переводчика). См. Паллас, том II. Паллас, не находя возможности совместить этот удивительный курган ни с одним историческим условием похорон Митрадата, ни со своим собственным мнением о возможности построе­ ния подобного сооружения руками человека, приписывает его образова­ ние природе. Описывает <Тиритакский вал* - ред. "Вероятно, говорит Паллас, древний Киммерий" (Путешествия по югу России). Но очень мало веских предпосылок для этого утвержде­ ния. 2 3

24

2 5


ны имеют удивительную и неупорядоченную кладку стен Тирин­ са, что возле Аргоса, в Морее, где большие блоки необработанно­ го камня произвольного размера укладываются друг на друга без цемента. Западная часть этого кургана сохранилась полностью, но другие с давнего времени в руинах. Щели, трещины, ямы, сделанные на его вершине, позволили нам понять, что, как и карны в Шотландии, это сооружение составлено из наваленных камней, хотя его верхняя оболочка представляет собой более тщательное строение, и мы увидели даже камни очень больших размеров. Обычай века, в котором смогли воздвигнуть такие гру­ ды камней, состоял, вероятно, в том, что со всех концов земли привозили камни или землю на могилу умершего государя или его близкого родственника . 26

26

Мы думаем, что наилучший способ воздать должное таланту и знаниям г. Эд. Кларка ­ это принять в основном просвещенные сужде­ ния о его путешествиях по России, Татарии и т.д. ученых авторов Жур­ нала Эдинбурга (№32, 18 август). Добавим, однако, что этот остроум­ ный наблюдатель внушал бы более доверия большей части своих заме­ ток и наблюдений, даже литературных, если бы он не хотел постоянно сделать их применение слишком абсолютным и универсальным. Позво­ лено будет предложить ему, по поводу возведения погребальных курга­ нов, которые существуют, в частности, в большом количестве а север­ ных районах Европы, мнение ученого Рагузе, глубокие знания и редкую мудрость которого трудно оспорить: это уважаемое свидетельство не противоречит полностью основным идеям г. Кларка по вопросу проис­ хождения курганов, но объясняет, с большей степенью вероятности, как множество этих искусственных возвышений часто располагаются в од­ ном месте. "В этот день мы увидели по левую руку большое возвыше­ ние, сделанное руками человека, на вершину которого можно подняться двумя путями, которые кружат по его склону. Оно называется Μurat tepessi, то есть гора Амюрата: оно было сделано по приказу Амюрата 2, когда этот монарх победил принца Сербии. Этот холм, круглый у осно­ вания, который возвышается как сахарная голова. В предыдущие дни мы находим похожие, но меньших размеров. Во многих местах можно увидеть большое количество таких холмов в 4>орме полушара: большей частью их возводили в память военных лагерей. Этот был гораздо выше прочих ­ у него не было большого купола. Журнал путешествия из Константинополя в Польшу. Р.П.Жозеф Боскович. в 1762. Лозанна, 1771. с.41 и 42. (Примечание переводчика).


Положить камень на могилу считалось тогда жестом благочестия и верности; и народное выражение, употребляемое еще на севере Шотландии, напоминает об этом удивительном обычае: "Я брошу камень на твой карн". Груда камней, уложенная таким образом в окрестностях Керчи, состоит из самых однородных веществ, из гранита и известковых камней, из фрагментов вулканических пород, морской и речной гальки, перемешанных и часто покры­ тых землей. Для этих сооружений земле в основном предпочита­ ли камень: его транспортировка была более легкой и он придавал сооружению гораздо большую прочность. В местности, по кото­ рой мы путешествовали, и где не так уж легко добыть камни, искусство, направленное на предохранение могил от разрушения, достойно отдельного замечания: прежде всего, видишь что-то вроде массивного свода, выполненного в гигантских пропорциях; слой морских трав или коры деревьев предохраняет его от влаж­ ности; затем огромная груда всякого рода материалов укрепляет строение и делает его не разрушаемым. Камни, использованные для сооружения Алтын обо, все одинаковой структуры и кажутся вынутыми из той же почвы. В западной его части видна расще­ лина, сделанная, возможно, для входа-внутрь этой огромной мас­ сы. Тщетно татары пытались много раз сделать там проход; кам­ ни, падавшие на них по мере того, как они углублялись, делали все их усилия бесполезными. Однако они не потеряли веру в то, что существует вход в этот памятник. По их мнению, внутренняя часть представляет собой изумительную камеру, свод которой сделан из огромных каменных квадратов, угрожающих зрителю ужасной и внезапной смертью. Нужно заметить, что татары употребляют выражение, означающее на их языке свод; этот тип конструкции в действительности тот, который можно наблюдать внутри других курганов, расположенных на азиатском побережье Боспора: увидим ли некоторый намек на истину в этой традиции, или надо всего лишь приписать ее первому впечатлению, произ­ веденному тем, что прежде всего открылось глазам татар в дру­ гих могильниках, которые они открыли и куда они смогли про­ никнуть?


Вид на Киммерийский пролив Вид, которым наслаждаешься с вершины Алтын обо, безус­ ловно, один самых красивых в Крыму. Возвышенности, в основ­ ном одинакового уровня, описывают огромную линию начиная с этого кургана до самой Керчи. Взгляд достигает высокой горы, древнего расположения крепости боспорцев, на самом краю той ужасной пропасти, откуда Митридат бросил в море тело своего сына Ксифареса. Никакая другая вершина в окрестностях Пантикапея не соотносится с текстом Аппиана: он положительно ут­ верждает, что убийство было совершено на глазах матери Кси­ фареса, которая находилась тогда на другом берегу пролива. Весьма вероятно также, что Митрадат жил в крепости, фунда­ мент которой еще можно видеть возле небольшого полукруглого углубления, сделанного в скале, также очень древнего. Мы с особой тщательностью обследовали один из тех курганов, кото­ рые возвышаются на одной линии и о которых я говорил выше. Хотя и меньший, чем тот, в котором татары помещали пепел Митридата, он нам показался весьма интересным; никакой дру­ гой не стоит так близко к дороге. Так называемая гробница Мит­ ридата, или Алтын-оба, напротив, располагается крайней к запа­ ду, а точнее в крайней точке, за которой эти сооружения уже не видны. Круглая стена из камней, уложенных ровно, но безо вся­ кого цемента окружает курган, о котором идет речь; часть ее еще цела; возможно, купол, основу которому служила эта стена, за­ щищал когда-то это сооружение, поскольку совершенно похожая конструкция венчала вершину кургана, часто называемого моги­ лой Ахилла на равнине Трои. Помимо этой линии и этих могил, взгляд окидывает все пространство Боспора Киммерийского, бух­ ту Пантикапея, противоположный берег Фанагории, Prekla volcano, и бесконечное разнообразие различных предметов, среди которых наш взгляд, пробегая по этому широкому пространству, различил с особым интересом всевозможные торговые суда пор­ тов Черного моря, Архипелага и Средиземного моря. На всех обрывистых восточных берегах, на всех равнинах, простирав-


шихся внизу, везде, куда достигал взгляд, исключая, однако, земли за боспорской границей, везде были видны эти древние курганы, так часто описанные. На этих искусственных возвыше­ ниях, как и на холмах, росло большое количество тимьяна; но мы видели, как его скрывали целые облака саранчи. Земля, ка­ залось, была покрыта чем-то вроде жаб, описанных Палласом, которых он называет Rana variablis; они ползали тысячами на самых высоких местах. Это ужасное животное имеет кожу более нежную, чем обычная жаба; оно меньше, более подвижное; а яр­ кие круглые точки на его коже уменьшали ужас, который мы испытывали при виде этих отвратительных, противных живот­ ных, ползающих в огромном количестве и загрязняющих такую прекрасную землю . 27

- Древности Керчи Ни в каком другом месте Крыма путешественник не встретит, вероятно, такого количества древностей, как в Керчи. Крестьяне продают за несколько копеек древние монеты этих краев. Стены города покрыты мраморными плитами, целыми и разбитыми, с барельефами и надписями, оставленными без внимания или раз­ рушенными. Эти мраморные плиты используют для ступеней пе­ ред дверьми домов или, как в Еникале, они используются для строительства вперемешку с самыми грубыми материалами. Некоторые жители украсили свои двери греческими барелье­ фами, понятия не имея об их действительной ценности и не об­ ращая ни малейшего внимания на расположение фигур. Эти пли­ ты устанавливаются во всех направлениях, зачастую наискось или в совершенно перевернутом положении. Множество этих бесценных остатков должны были навсегда исчезнуть в тот мо­ мент, когда мы приехали. Их собрали, чтобы использовать для ремонта церкви. Я купил три очень интересных античных мра­ морных квадрата, с целью передать их в Кембридж; но поднялся спор меж их владельцами по поводу дележа денег от этой сделки; В этой части Крыма часто встречается также Rana ristoria.


соглашение было разорвано и мрамор остался у них. Позже Пал­ лас ознакомился с ними; они были описаны в его Описании юж­ ной России: там можно увидеть их тщательные зарисовки . Г.Тведделл, из колледжа Троицы в Кембридже, недавно посе­ тил эти края и оставил профессору Папласу ученые заметки о надписях, найденных в этом городе; этот профессор издал упо­ мянутый документ, но не добавил к нему комментарии. Ученый мир должен оплакивать безвременную кончину г. Тведделла, и одновременно утерю Маршрута его путешествия в Константино­ поль в 1799 г. Он содержал большое количество наблюдений, которые изысканный талант этого писателя сделал весьма цен­ ными. Интересное изображение всадника, за которым следует юно­ ша, так часто встречается на барельефах Боспора, что невозмож­ но о нем не упомянуть. Если до сих пор этот привычный сюжет композиции не был объяснен, возможно, это удастся, проци?!­. ровав строки из Геродота. По мнению отца истории, скифы уби­ вали своих рабов и своих самых прекрасных коней и, вынув внутренности, наполняли их соломой, затем воодружали эти ужасные чучела в качестве конных статуй в честь своих царей . Ученый Бартелеми направил в Пантикапей, для путешествия в разных краях Греции, своего воображаемого Анахарсиса; в Пантикапее долгое время существовал храм Эскулапа, где хра­ нилась бронзовая ваза, внезапно лопнувшая от жестокого мороза, пережитого Боспором, по сообщению Антологии . Если какой­ нибудь путешественник подумает, что современная церковь Кер­ 28

29

30

31

28

См. том И. Один из этих мраморов датируется очень отдаленной эпохой истории Боспора, до Митрадата Великого. На нем следующая надпись: ΒΑΣΙΛΕΥΟΝΤΟΣ ΠΑΤΡΙΣΑΔΟΥ ΤΟΥ ΣΠΑΡΤΟΚΟΥ ΛΕΩΣΤΡΑΤΟΣ. (КБН №23 ­ Ред.). Другая надпись на барельефе, может читаться как: ΠΑΠΑΙΥ ΥΙΕ ΚΟΣΣΑ ΧΑΙ ..ΉΟΠΛΓΥΚΟΣΣΑ ХАГРЕ. (КБН №496 - Ред.), но разночтение, хотя очевидно идущее из cippius или обычной могилы, не очень ясно. Один из этих барельефов находится среди мраморов Кембриджа. См. состояние этих мраморов, 1808. стр. 4 и 5. Геродот, Мельп. 72. Anthologia Brunck. II. р.234. 29

3 0

3 1


чи построена на месте древнего храма, я не думаю, что он намно­ го удалится от истины. При введении христианства, особенно в странах, где новые торжественные церемонии полностью замени­ ли древние суеверия, почти всегда языческие храмы стали пред­ назначены для проведения церемоний религии Иисуса Христа.

- Подробности об иностранце, умершем в этих краях Один греческий торговец из Керчи предложил мне купить книги и рукописи путешественника, умершего от истощения в этом городе несколько лет тому назад и который, говорил он, был воспитан в Англии. Он описал мне его как человека, кото­ рый употребил последние мгновения своей жизни на описание состояния древностей Крыма. Он мало говорил и полностью от­ давался избранной им науке. Он умер от нужды, добавил торго­ вец, так никогда и не сообщив о горестном своем положении. Мы посетили хижину, где хранились вещи этого путешественника; возле окна мы увидели только старый том Ариосто, единственная книга, которую, нам показалось, он имел при себе в последние свои мгновения; он сам тщательно сложил остальные свои вещи незадолго до смерти. В углу этого жалкого жилища стоял анг­ лийский сундук, повернутый замком к стене; старуха - хозяйка боялась его трогать; мы сами развернули этот сундук: он был опечатан, а поперек замка была привязана бумага с длинной надписью на новогреческом, где было сказано, что этот сундук, не открывая, следует отправить брату чужеземца, проживающему в Константинополе. Мы сразу же приняли меры для исполнения этой последней воли. Заканчивалась надпись угрозами отмщения со стороны всех святых и дьяволов тому злодею, который осме­ лится вскрыть печать и посмотреть содержимое сундука.


— Крепость — Мы вошли в крепость, пребывающую сегодня в руинах, и пе­ ред во��отами заметили прекрасный мраморный фонтан, турецкой работы, как сказали местные жители. Для него использовали множество старинных надписей: мы видели на некоторых мра­ морных плитах турецкие буквы, на других - очень древние гре­ ческие надписи. У входа мы увидели также одного из этих мра­ морных львов, похожих на скульптуры, о которых я говорил: знаменитый герб республик Венеции и Генуи; возле них много­ численные мраморные колонны, лежащие вперемешку с осколка­ ми мрамора, разбросанными повсюду, как на земле, так и среди груд камней, предназначенных для строительства.

— Церковь — Мы захотели посмотреть церковь крепости, небольшое, очень древнее строение: картины, повешенные на стенах, должны быть поставлены в ряду первых произведений искусства, привнесенно­ го иностранцами в Российскую империю; они, безусловно, отно­ сятся к эпохе обращения русских в христианство. Четыре мра­ морные колонны коринфского ордена поддерживают крышу этой готической церкви. Судя по надписи, выгравированной на одной из этих колонн, это здание было построено в 6265 году от Адама, что соответствует 757 году н . э . Существование здания, служа­ щего с тех давних пор церемониям христианского культа, пока­ зывает, насколько эта религия была распространена с тех пор в этих краях. Две очень маленькие колонны такого же типа распо32

Христианская эра начинается, по самым знаменитым хронологам, в 4004 году с сотворения мира, по другим - с 4007 года; как же год 6265 от Адама может соответствовать 757 году нашей эры! В 1812 году мы имеем только 5816 год от сотворения мира; год 757 нашей эры соот­ ветствует только 4761 году от Адама. (Примечание переводчика) 3 2


ложены над надписью. Священники этой церкви показали мне экземпляр святого Евангелия, на тонком пергаменте, написанного большими буквами, очень, древнее и совершенно почерневшее от времени и использования. Уже давно оно не служит надобностям культа, и печатная версия заняла его место. Священники охотно продали бы мне эту книгу, а я так же охотно ее бы купил; но как только русская полиция узнала о моем намерении, она запретила перемещать этот том, хотя его разрушение в месте, где он нахо­ дился, было неизбежным; возможно, в тот момент, когда я пишу эти строки, эта ценнейшая книга более не существует.

- Разрушения,

произведенные русскими —

Разрушения, которые перенесли все крымские города во вре­ мя различных революций, театром которых они были, и частое обновление жителей этого полуострова, разбросали или уничто­ жили все памятники, способные пролить свет на первые времена его истории. Но из всех народов, опустошавших эту несчастную землю, никто так, как русские не показал себя врагом литерату­ ры и искусств. Я не осмеливаюсь назвать высокопоставленного человека, который рассказал мне об этой черте их национального характера в тот момент, когда я писал эту часть моего журнала. Достаточно сказать, что человек, который их хорошо знает, ут­ верждал, что нет ничего более примечательного в русском харак­ тере, чем Жестокое удовольствие уничтожать все то, что чтут просвещенные нации. В Керчи, разрушив пять тысяч домов, они оставили около тридцати бедных хижин среди развалин; и они не прекращают каждодневно обманывать несчастных жителей. Лжи­ вые как в государственных обязательствах, так и в частных сдел­ ках, они издали указ, приглашающий греческих купцов обосно­ ваться в этом городе; и как только эти обманутые эмигранты приехали туда со своими семьями, солдаты разрушили керчен­ ские дома у них перед глазами; они угрозой принудили новых


переселенцев уплатить чрезмерные пошлины, от которых были освобождены русские, которые, впрочем, нисколько не пользова­ лись льготами, предоставленными Правительством иностранцам. Оскорбленные и ограбленные таким бессовестным образом, греки потребовали возможности уехать с полуострова; им было в этом отказано. Вероятно, можно найти мотивы, которые противостоят тому, чтобы яркий свет выявил постыдный характер этого веро­ ломного народа. Ответ прост: никогда ни в какой стране огласка не предупреждалась так тщательно. Екатерина использовала по­ стоянные ухищрения, чтобы хранить в секрете истинную историю своего народа и плачевное состояние своей империи. Это видно из ее переписки с Вольтером, из ее инструкций министрам, из ослепительной фальши, без конца публикуемой писателями, бывшими на ее содержании. Усилия, употребляемые с таким по­ стоянством для того, чтобы скрыть характер и наклонности рус­ ского гения, проявляются, в частности, в произведении, состав, ленном самой принцессой вместе с некоторыми ее придворными, в ответ на записки аббата Шаппа. Группа ее ученых получила приказ сопровождать ее в путешествии по Волге; будучи на ко­ рабле, Екатерина прочитала произведение французского писателя и потребовала тотчас, чтобы каждый из присутствующих предос­ тавил ей суровую критику или замечания против высказываний астронома, приказав его дискредитировать. Из замечаний, соб­ ранных таким образом, знаменитый Мусин-Пушкин составил впоследствии книгу, названную Антидот (противоядие). Я знаю эту историю от человека, сопровождавшего тогда императрицу, и который должен был и сам преподнести нелепую дань, потребо­ ванную государыней . Нет ничего более обманчивого, чем взгляд 33

Люди, более образованные нежели мы, хорошо знают труды и имена сегодняшних академиков Санкт-Петербурга и оценят значимость критики и упреков, высказанных г. Эд. Кларком, если когда-нибудь русский двор представит его путешествие их цензуре. Аристархи этой страны дали бы, безусловно, доказательство большой независимости мнений или редкой бесчувственности, если бы они не поспешили от­ толкнуть едкой критикой эту цензуру обычаев и характеров русского общества. Что до нас, то достаточно заметить, что произведение г. 33


на двор Петербурга в царствование Екатерины. Помпезные пла­ ны усовершенствования составляли предмет всех переговоров; эти проекты ловко распространялись в зарубежных странах, но ни один из них никогда не был осуществлен. Они существуют Кларка является хорошим и удовлетворяющим подтверждением аббата Шаппа, и было бы самой прекрасной данью его памяти, если бы она нуждалась в отмщении. Возможно, здесь были бы уместны некоторые подробности об этом ученом. Господин аббат Шапп д Отрош, которому королевская академия наук поручила отправиться в Сибирь для наблюдения прохождения Ве­ неры 6 июня 1761 г., заслужил своими работами в области астрономии уважение ученых обществ Европы. Но, выполняя это поручение, он пожелал заслужить одобрение всех классов читателей моральными и политическими наблюдениями, которые в основном были хорошо при­ няты; что в то же время навлекло на него суровую критику и ненависть Екатерины. Эта надменная принцесса не могла простить аббату Шаппу, что он пролил некоторый свет на варварство ее подданных и ее учреж­ дения. Она выказала более страсти против этого астронома и хорошего писателя, чем Ришелье-поэт против лавров Сида; так что это менее по­ служило успеху ее намерений и ее славе. Французская академия, желая понравиться кардиналу королю, не задела правил хорошего тона; а кри­ тика льстецов русской императрицы оскорбили и вкус, и истину; н кон­ це концов, самым нелепым в этом абсурдном споре были усилия, про­ явленные самой Екатериной, чтобы провозгласить, от своего имени и своим приказом, славу московской цивилизации. Этот трофей, неверо­ ятный плод раздумий ученых Санкт-Петербурга, был распространен по всей Европе, и оставил в просвещенных умах впечатление, отличное от того, которое хотели произвести. Аббат Шапп имел, однако, достаточно здравого смысла, чтобы пока­ зать свое безразличие к этим тщетным репрессиям смертельно раненного тщеславия; он пренебрег чтением переписки Кайо Дюваль, Антидота Мусина-Пушкина и ста других пасквилей; он уехал в Калифорнию, где второй раз пожертвовал своими днями во имя науки и славы француз­ ского имени. Императорская академия Санкт-Петербурга со дня своего основания состояла в основном из иностранных ученых и русских гонораров; бес­ пристрастность заставляет нас заметить, что большинство писателей, путешествующих на паруснике с Екатериной, по рождению принадле­ жали другим странам. Истинная академия наук была и будет, наверное, еще долго учреждением экзотическим в России. (Примечание перево­ дчика) .


только на бумаге, так же, как и войска, проверку которых Рос­ сия часто назначает на своих границах, или как эти гарнизоны или многочисленные губернии, имена которых служат заполне­ нию пустых пространств на ее бесплодной территории.

- Причина неясностей в древней топографии Крыма — Если бы было возможно найти русского, увлеченного литера­ турой, который соединял бы знания татарского наречия с совре­ менным греческим (а многие русские легко объясняются на этих двух языках), Крым не оставался бы так долго в глубокой тьме, окружающей его древнюю топографию. К несчастью, все люди, которым Екатерина поручила объехать широкие просторы для прогресса наук, либо занимались исключительно естественной историей, либо служили более по��итическим целям: обратить в прекрасное статистическое состояние описание самых нищих про­ винций . Большая часть этих ученых не уделяла много времени широким исследованиям. Первым и любимым занятием Палласа была зоология; затем минералогия, ботаника и энтомология..Ко­ гда он приехал жить в Крым, его преклонный возраст и слабое здоровье не позволили ему предаться другим исследованиям; без этих причин, о которых невозможно слишком сожалеть, такой известный ученый смог бы многое добавить к нашим заметкам. Действительно, все, что до сих пор было опубликовано о геогра34

Профессор Паллас, как и многие другие, стал жертвой слишком благоприятных описаний, сделанных им о русских провинциях. После выхода его труда "Картины Тавриды", изданного в Петербурге в 1796 г., где он описал Крым как земной рай (или, пользуясь терминами его по­ священия Зубову, "эта прекрасная Таврида, эта провинция, так счаст­ ливо расположенная для всякой культуры, которой недостает еще Рос­ сийской империи"), императрица дала ему приказ поселиться на землях в Крыму, которые она ему в то же время подарила. Как он нам сам признался, он очутился в смрадном месте, обманутый жертвой, прине­ сенной истине в пользу своей государыни. 3 4


фии и древностях Крыма, исходило от людей, которые сами не знали этих краев. Те, которые проезжали по ним, не были, к не­ счастью, ни антикварами, ни географами.

- Отъезд из Керчи — Докинув Керчь, мы отправились в путь на Каффу;

- Древняя граница этого государства

-

После второй остановки мы пересекли другую границу, или гладит, подобную той, что мы описали ранее: здесь можно разли­ чить развалины башенок, построенных некогда (в былые време­ на) вдоль этого второго ограждения Босфора. По всей дороге мы не видели других жилищ, кроме татарских хижин; двери этих домов так низки, что мы едва могли входить в них, не становясь на четвереньки. Почтовая служба осуществляется здесь значи­ тельно хуже, чем в какой-либо другой части империи: лошади, которых мы нанимали у крестьян, показались нам, однако, силь­ ными, легкими и столь же красивыми, как арабские скакуны. Стрижи (род ласточек) строят свои гнезда в маленьких комнат­ ках татар: во всем Крыму, даже в самых богатых домах, им охотно позволяют лепить там свои гнезда; эти птицы не дают му­ хам становиться слишком непереносимыми. Дожди сделали не­ проходимыми для нашего экипажа дороги, отменные в сухую пору. Степной дерн отрывался от земли широкими полосами и налипал на колеса такими тяжелыми массами, что зачастую они им были полностью покрыты; чтобы двигаться вперед, мы были вынуждены постоянно очищать их. 1


- Асандрова граница — При последней остановке на пути из Керчи в Каффу мы пере­ секли внешнюю границу, или предел, боспорцев, отделявший прежде их край от страны Тавров. Ее развалины, как и развали­ ны башен, построенных, без сомнения, для ее защиты, все еще очень легко различимы. Стена эта тянется от Азовского моря; она начинается на востоке от места, называемого ныне Арабат и за­ канчивается в горах за Каффой. Страбон говорит о ней, ссылаясь на Гипсикрата; если верить его свидетельству, Асандр построил ее на протяженности трехсот шестидесяти стадий, с башней на каждой стадии . Описание это полностью соответствует ее тепе­ решнему состоянию: расстояние от Азовского моря не так велико; но косое направление стены делает ее протяженность равной той, что дал ей Страбон . Константин Порфиродный более точно знакомит с пределами боспорцев . Согласно этому автору, сар­ маты, владея боспорской территорией, повели против херсониситов войну за границы их империи; эти последние повергли в бег­ ство своих врагов у Каффы и, по договору, заключенному на поле битвы, было условлено, что боспорская империя не будет простираться дальше Каффы. При другом вожде сарматы оспо­ рили эту границу и дали сражение херсониситам, которые вновь разбили сарматов. Фарнак, царь херсониситов, еще более огра­ ничил побежденных; он установил границу двух государств в 35

36

37

Страбон, кн. VII, стр. 450, изд. Оксон. 1807. Если приравнять восемнадцать стадий к одной английской миле, расстояние равнялось бы сорока пяти милям. «Victorique existens Maeotidis quidera populum dimisti, Bosporianos Chersonitas statuit, quadraginta tantura milliarium terram ipsis relinquens; manentque isti limites in hodiernum usque diem, cum priores illi, quos dixi, in Capha sint. Paucis veroBosporianorum apud se retentis, agriculturae causa, Pharnacus reliquos omnes misericordia ductus ad sua redire permisit; qui reversi pro beneficio tali benevelentiaque statuam ei in Bosporo posuerunt. Atque ex eo tempore in posterum Sarmatae Bospori imperium amiserunt* (Constant. De admin. Imp., p.213; ed Meurs. Lugd. Bat. 1611). 3 5

3 6

3 7


Киберникусе, оставив сарматам лишь сорок миль территории"* : эти границы, замечает автор, продолжают существовать еще и по сей день. С тех пор Боспор был потерян для сарматов. Фарнак использовал некоторых из них при обработке земли, других же отослал в их страну. Эти последние, признательные за столь бла­ городное милосердие, посвятили ему статую, которая, быть мо­ жет, все еще существует где-то в развалинах Керчи. 8

- Прибытие в Каффу

-

Мы наконец прибыли в эту великолепную бухту Каффы, го­ рода, о котором предполагают, что он был Феодосией. Каффа как бы покрывает собой южную часть залива; со своими много­ численными мечетями и минаретами, она возвышалась широким амфитеатром и всеми высотами, окружающими эту своеобразную экспозицию. Несколько кораблей стояли в это время на якоре вблизи от города, и несмотря на разрушение большей части его зданий, учиненное в столь короткое время русскими, Каффа еще подарила нам интересное зрелище. В былые времена этот город получил и заслужил прозвище маленького Константинополя; его стены заключали тогда тридцать шесть тысяч домов, а его окре­ стности - сорок пять тысяч.

Это та же территория, описание которой читатель найдет в первой части нашего путешествия в Керчь. 3 8


М.-E.D.Clarke TRAVELS IN VARIOUS COUNTRIES OF EUROPE, ASIA AND AFRICA. Chapter XVIII. From Cimmerian Bosporus to Kaffa. The fragment from the book of the professor of mineralogy of Cambridge is dedicated to ancient monuments to Kerch. Not de­ prived of subjectivism, the description of Clarke is of certain inter­ est.


И.В.Тункина ПЕРВЫЕ ГОДЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КЕРЧЕНСКОГО МУЗЕЯ ДРЕВНОСТЕЙ 1

В первой трети XIX в. археология в России переживала про­ цесс самосознания как самостоятельной научной дисциплины. Формирование подлинно научного подхода к археологическим памятникам, первые правительственные мероприятия по охране древностей Новороссии (1805, 1822 гг.) привели к созданию в начале второй четверти века ряда государственных археологиче­ ских собраний в Николаеве (1803 г.), Харькове (1805 г.), Фео­ досии (1811 г.), Одессе (1825 г.) и Керчи (1826 г.). Керченский музей древностей стал одним из первых специализированных музеев на юге России, отразивших тенденцию организации ар­ хеологических хранилищ вблизи районов раскопок. У истоков музейного дела стояли неформальные объединения археологов-любителей - археологические кружки в Одессе и Керчи, сложившиеся в 1810-х - начале 1830-х гг., члены кото­ рых зачастую имели собственные коллекции древностей. В кер­ ченский кружок входили Р.А.Скасси, П.Дюбрюкс, А.Дигби, И.А.Стемпковский, А.Б.Ашик, Д.В.Карейша и И.П.Бларамберг (последний лишь наездами жил в Крыму). Внимание дилетантов привлекли надписи, монеты, остатки древних построек, нахо­ дившиеся на поверхности земли. Воспитанные на идеалах клас­ сицизма, в традициях преклонения перед антиками, они стали проводить раскопки и обследования археологических памятников как Европейского, так и Азиатского Боспора. Лишь немногие из них (П.Дюбрюкс, И.А.Стемпковский, И.П.Бларамберг), ставя во главу угла не художественно-эстетическую, а историкоархеологическую интерпретацию памятников, осознали необхо­ димость составления полевой документации в ходе исследований. Очевидно, что дилетантизм был неизбежен ввиду отсутствия еще Исследование проведено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, код проекта 96-01-00236.


только формировавшихся собственно научных знаний и методов, так как в ходе первоначального накопления и систематизации вещевого материала эмпирически определялись специфические задачи и приемы археологического исследования. В среде провинциальных любителей археологии Одессы и Керчи была выработана первая исследовательская программа классической археологии Северного Причерноморья, сформули­ рованная полковником И.А.Стемпковским в записке "Мысли относительно изыскания древностей в Новороссийском крае"^. Здесь впервые были названы стратегические и тактические зада­ чи развития науки, в том числе составление сводов известий древних авторов по истории и географии Причерноморья, пол­ ных корпусов эпиграфических, нумизматических и археологиче­ ских источников, тотальная фиксация и изучение всех без ис­ ключения памятников, главным образом городищ, проведение раскопок с научными целями, принятие мер по консервации, реставрации и охране древностей, составление специальных карт, планов и обмерных чертежей архитектурноархеологических остатков. В организационном плане важнейшей и ближайшей целью И.А.Стемпковский считал создание научно­ го общества и археологических музеев на юге России. 7 мая 1823 г. указом Александра I граф М.С.Воронцов был назначен генерал-губернатором Новороссийского края и полно­ мочным наместником Бессарабской области [Тункина, 1993]. Уже в августе того же года И.А.Стемпковский представил М.С.Воронцову свою записку на французском языке. Ее под­ линник обнаружен мною среди материалов дела Канцелярии Новороссийского генерал-губернатора "Об учреждении в Одессе и Керчи музеев для сохранения памятников древности Новорос­ сийского края" (1825-1831 гг.) [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.1-4]. Записка И.А.Стемпковского впервые была опубликована авто­ ром на русском языке в расширенном виде в журнале П.П.Свиньина "Отечественные записки" [Стемпковский, 1827.

1

Даты приводятся по старому стилю.


С.40-72], а на французском, по архивному подлиннику, А.А.Скальковским [Скальковский, 1838. С.334-338]. В том же деле хранится другой интереснейший, но никогда не публиковавшийся документ, непосредственно связанный с нашей темой. Это записка попечителя керченской торговли с абазинца­ ми и черкесами Рафаила Скасси "Древности керченского полу­ острова". В известных мемуарах Ф.Ф.Вигеля, бывшего одно время Керчь-Еникальским градоначальником, и в письмах М.С.Воронцова ему дана очень нелестная характеристика авантюрист, шарлатан, контрабандист, много лет обманывавший правительство России ради собственной коммерческой выгоды [Фалалеева, 1995. С.60]. Об авторе записки известно немного, лишь то, что Р.Скасси, генуэзец по происхождению, попал в Одессу, где сблизился с ее градоначальником (с 1803 г.) и гене­ рал-губернатором Новороссийского края (1805-1815 гг.), герцо­ гом И.Э.Ришелье, который стал использовать его для тайных поручений, чтобы получать информацию о горцах Кавказа. По­ сле отъезда герцога во Францию Скасси, заручившись рекомен­ дательными письмами, в конце 1816 г. приехал в Петербург и был назначен комиссаром по торговле с абазинцами при Ино­ странной коллегии. Местом его жительства была назначена Керчь. Известно, что именно Скасси убедил преемника Ришелье на посту Новороссийского генерал-губернатора графа А.Ф.Ланжерона в необходимости учреждения в Керчи порта и градоначальства (1821 г.). В штате сотрудников попечительства по торговле с горцами с 1822 по 1829 гг. состоял и далматинец А.Б.Ашик, которого Скасси, вместе с сестрой и матерью, привез из Рагузы [Вигель, 1892. С. 157]. По роду службы Р.Скасси часто разъезжал по различным районам Новороссии и не мог не обратить внимание на археоло­ гические памятники различных исторических эпох. На его гла­ зах проходили раскопки П.Дюбрюкса, многочисленные случай­ ные находки древностей. Записка Скасси, к сожалению, не да­ тирована, но вероятнее всего, она была поднесена М.С.Воронцову не ранее августа 1823 г. и не позднее апреля 1825 г. Основная цель записки - убедить нового генерал -


губернатора в необходимости планомерных археологических раскопок и создания музея в Керчи для сохранения и изучения древностей Боспора Киммерийского, причем с коммерческой вы­ годой для тех частных лиц, кто будет предоставлять деньги на раскопки. Ввиду важности документа ниже публикую его текст целиком в переводе с французского на русский язык по архив­ ному подлиннику. "Скасси" Древности Керченского полуострова Еще не прошло и полвека с тех пор, когда Крым был присое­ динен к Российской империи, но уже этот благородный край, благодаря неустанному вниманию отечественного правительства, обретает свое былое великолепие. Сельское хозяйство, торговля, промышленность, недвижимые основы всякой цивилизованной нации, вновь оживают; поднимаются новые города, возводятся новые военные и торговые порты; древние города, кажется, вос­ стают из пепелищ. Пантикапей, древняя столица великого Митридата, в скором времени очистится от обломков, под которыми она была погребена в результате нашествий херсонеситов, ски­ фов и татар. Вскоре этот город вновь займет место, уготованное ему самой природой, как один из самых процветающих городов Европы. Одинаково интересны также памятники искусства этого горо­ да, бывшего в былые времена столицей мощной империи. Окре­ стности г. Керчи, сооруженного на руинах Пантикапея, остров Тамань (Тмутаракань), берега Кубанского лимана, в общем вся территория, омываемая водами Боспора Киммерийского, на ка­ ждом шагу открывает ценнейшие исторические древности. Мож­ но с полным основанием утверждать, что более, чем любая дру­ гая местность, открытая любопытным взорам любителей древно­ сти и нумизматам, эта территория дает богатый урожай монет, не имеющих аналогий надписей и ценных обломков. Эти мощ­ ные сооружения, огромные размеры которых говорят о гигант­ ском труде их создателей, которые до сих пор сопротивляются


разрушительному воздействию веков, позволяют наконец узнать историю этой стороны, покрытую еще вуалью, полную неясно­ стей вследствие многочисленных потрясений, жертвой которых являлась эта местность. Сокровища, которые будут найдены при раскопках циклопических сооружений и бесчисленных курганов, рассыпанных в окрестностях Керчи, классифицированные, соб­ ранные воедино и опубликованные, станут достоянием ученого мира, и просвещенная публика сможет любоваться ими и изу­ чать их. После вторжения татары, верные своим привычкам, опусто­ шили, разрушили храмы, где еще виднелись какие-то остатки, изуродовали статуи, используя эти ценные обломки при строи­ тельстве своих крепостей и мечетей. С тех пор как Крым стал владением России, путешественники и любители древностей, то­ ропливо проезжавшие по этой щедрой на памятники местности, собрали здесь значительное число ваз, статуй, монет, надписей, и таким образом они оказались потерянными для истории, став собственностью частных владельцев. Бдительному правительству, к счастью, стало. известно об этом, и чтобы прекратить [расхищение древностей], его сиятель­ ство граф Ришелье, Херсонский военный губернатор, распоря­ дился проводить изыскания и раскопки и основать в Керчи хра­ нилище всех предметов Искусства, обнаруженных на этой древ­ ней земле. Политические события, отозвавшие графа на родину, приостановили воплощение этого плана^. Герцог А.Э.Ришелье, Херсонский военный губернатор в 1805-1814 гг., еще в 1805 г. предписал Таврическому губернатору Д.Б Мертваго, "дабы никому из частных путешественников, Новороссийские губернии посещающих, не дозволяемо было собирать могущих находиться там древних редкостей". [См.: Стевен, 1891. С.35]. Ришелье содействовал формированию коллекций первых музеев на юге России с комплексным составом экспонатов - Кабинета редкостей Черноморского депо карт (1803 г.) в г. Николаеве, Минц-кабинета и Кабинета редкостей Харь­ ковского университета (1805 г.), Феодосийского музея древностей (1811 г.). О создании и деятельности этих музеев [см.: Тункина, 1991. С.9-24; Тункина, 1994. С.147-152]. л


Его сиятельство граф Ланжерон также содействовал росту славы этих мест, начав мероприятие за собственный счет и пору­ чив руководство работами титулярному советнику Дюбрюксу, служащему Керченский соляных копий . По методике, предло­ женной графом Потоцким**, были раскопаны многочисленные курганы. Поиски открыли этрусские вазы чрезвычайно тонкой работы** и прекрасно к тому же сохранившиеся, золотые и брон­ зовые статуэтки, монеты, скифские стрелы, дротики, доспехи. К сожалению, эти ценные предметы были рассредоточены, так как не нашлось определенного места для их хранения. Усилия и по­ жертвования просвещенного покровителя искусств (его сиятель­ ства графа Румянцева), употребившего свое состояние на это благороднейшее дело, не увенчались большим успехом, не имея 4

необходимой поддержки^. Граф А.Ф.Ланжерон, генерал-губернатор Новороссии в 1815-1823 гг., увлекался археологией Причерноморья: морально и материально поддерживал раскопки И.П.Бларамберга в Ольвии и П.Дюбрюкса в окрестностях Керчи. [См.: Латышев, 1889. С. 136; Археологические открытия в Полуденной России// Сын Отечества. 1818. 4.44. №8. С.80-82]. Увлечение герцога античной историей юга России нашло от­ ражение в названии массонской ложи в Одессе - "Понт Ёвксинский", гроссмейстером которой он являлся. [См.: НА ОАМ. № 59335. Л.5]. * Имеется в виду граф Иван (Ян) Осипович Потоцкий (1761-1815 гг.), знаменитый археолог своего времени, писатель, автор романа <Рукопись, найденная в Сарагосе». Он неоднократно объезжал юг Рос­ сии, Крым, Кавказ с историческими и археологическими целями в по­ исках следов древнейших славян. Именно у него П.Дюбрюкс заимство­ вал идею сноса насыпи кургана до материка, что как правило гаранти­ ровало находку погребений [см.: АГЭ. Ф.1. Оп.1. 1831. Д. 19. Л.93 об.]. Под влиянием предшественников и на основании собственного полевого опыта эту методику впоследствии воспринял и А.Б.Ашик. " В XVIII - первой половине XIX вв. античную расписную и чернолаковую керамику зачастую называли "этрусскими вазами", т.к. пер­ вые ее находки были сделаны в Италии. ' Государственный канцлер граф Н.П.Румянцев в марте 1820 г. по­ лучил у А.Ф.Ланжерона разрешение на производство раскопок П.Дюбрюксом на территории от подножия горы Митридат до АлтынОбы, длиной 5 верст и шириной полверсты, с единоличным правом 4


Хотелось бы пожелать, чтобы исследования получили даль­ нейшее развитие и предложить организовать в Керчи музей, ко­ торый собрал бы воедино результаты раскопок, среди которых была бы масса представляющих ч��езвычайный интерес находок, если, как предполагается, поиски распространятся на остров Та­ мань, берега Боспора и Кубани. Если наши просвещенные правители и члены августейшей фамилии удостоят чести поощрить это предприятие, это даст мощный импульс и все знатные люди империи поспешат ему со­ действовать, что принесет успех. Истинные патриоты России, стремящиеся увидеть свою родину во всем блеске славы, должны объединиться для этого полезного дела, которое без сомнения будет находиться под покровительством правительства, не остав­ ляющего равнодушным ни одного предприятия, полезного наро­ ду. Антиквару, истинному любителю древностей и богатому по­ кровителю следует объединить свои силы, чтобы способствовать продолжению и дальнейшему развитию исследований, которые с лихвой окупят их скромные пожертвования. Затем мы увидим ученых, иноземных любителей, которые приедут, со Страбоном в руке, посетить эти земли, навестить руины Акры, Нимфея и Мирмекия, Киммерика и Фанагории, отдохнуть на кресле, сидя на котором Митридат обозревал свои войска и любовался с вершины Боспорским царством, прости­ равшимся у его ног; приблизиться, наконец, к героям тех дале­ ких времен не только мысленно, но еще и созерцанием памятни­ ков искусства, которые соберет новый Керченский музей. Подписка Сооружение музея, призванного собрать в Керчи древности, найденные при раскопках, которые предполагается провести в окрестностях этого города, и классифицировать их, является собственности на найденные вещи. [См.: Попруженко, 1902. C .3­5J. Опись находок, отправленных П.Дюбрюксом Η.Π Румянцеву, опубли­ кована: [Филимонов, 1882. С. 194­195].


абсолютно необходимым и будет организовываться на добро­ вольные пожертвования граждан. Чтобы окупить расходы на раскопки содержателя музея каж­ дая подписка будет по рублей ассигнациями^. Эта сумма оп­ лачивается заранее 1 января каждого года. Для того, чтобы гарантировать подписчику употребление средств и для руководства предприятием будет создан комитет, в состав которого входят: 1. Генерал-губернатор, живущий в Одессе; 2. Директор музея; 3. Три знатных жителя города. Первоначально каждые полгода, а затем, когда раскопки бу­ дут в самом разгаре, каждые три месяца будет издаваться жур­ нал с описанием и литографическими изображениями предметов, найденных за это время. Журнал будут получать только члены императорской семьи, министры и подписчики. Любители древ­ ности, пожелавшие приобрести журнал, смогут купить его по установленной цене. Список учредителей (подписчиков) будет печататься в каж­ дом номере" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.6-10 об.]. Однако не все идеи Р.Скасси нашли поддержку М.С.Воронцова. Так, остались без внимания предложение о соз­ дании специального комитета, руководящего археологическими раскопками в окрестностях Керчи, о финансировании их через подписку частных лиц, об издании специального журнала с от­ четами о раскопках и рисунками древностей. В записке Р.Скасси обойден молчанием вопрос о составлении инструкции по произ­ водству раскопок, о правовом регламентировании работ на ка­ зенных и частных землях и т.п. Однако сам факт подобной за­ писки, составленной не специалистом, а просто любителем древ­ ностей, примечателен сам по себе. На основании предложений И.А.Стемпковского и Р.А.Скасси М.С.Воронцов, сам понимавший важность и необходимость орРазмер суммы в документе не указан.


ганизации планомерных археологических исследований и охраны памятников Новороссии, стал добиваться создания музеев в Одессе и Керчи. 1 апреля 1825 г. генерал-губернатор Новорос­ сии представил Александру I доклад с предложением создать музеи древностей в Новороссии по территориальному принципу - в Одессе, Симферополе или Керчи, поручив И.П.Бларамбергу руководство над ними, а также проведение «систематического и основанного на известных в Европе правилах вскрытия и обо­ зрения курганов, развалин и других мест, где могут быть найде­ ны редкости". В Симферопольском или Керченском музее пред­ полагалось хранить памятники из Херсонеса, окрестностей Кер­ чи, с берегов Боспорского (Керченского) пролива, Тамани и Крыма вообще, в Одесском - из районов Северо-Западного Причерноморья [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.11-12 об.]. Доклад М.С.Воронцова встретил поддержку правительства и был утвержден императором. Немедленно были направлены предписания Феодосийскому, Керчь-Еникальскому, Таганрог­ скому градоначальникам, Таврическому губернатору, атаманам Войска Донского и Черноморского казачьего войска, в котором генерал-губернатор требовал сообщать в Одессу "о качестве, ко­ личестве и местонахождении" древностей; предложить частным лицам пожертвовать древности в организованные музеи, указав при этом, что "значительные пожертвования будут доводиться до сведения высшего начальства, а имена лиц записываться в на­ рочно установленную для сего книгу»; наблюдать, чтобы на ка­ зенных и общественных землях никто не проводил грабитель­ ских раскопок. При случайных находках основная задача адми­ нистрации на местах - препятствовать присвоению памятников частными лицами и присылать их "под надзором... и с возмож­ ной бережливостью сохраняя" градоначальнику или губернатору, уведомив о находке самого М.С.Воронцова [ИР ЦНБ. V, 1224— 1516. Л.26-27, 51-51 об.]. Однако эти правила, как все преды­ дущие и последующие, не распространялись на земли частных владельцев. В письме М.С.Воронцова от 31 марта 1826 г. к вновь назна­ ченному директору одесского и керченского музеев


И.П.Бларамбергу ему предписывается выехать в Керчь для от­ крытия музея и "для занятий систематическими разрытиями од­ ного или двух курганов в окрестностях Керчи" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л. 112]. 2 июня 1826 г. музей был официально от­ крыт. "Дом нанял я для помещения музея по необходимости, докладывал И.П.Бларамберг Воронцову, - и до дальнейшего повеления Вашего Сиятельства, на два месяца у господина Пав­ ла Дюбрюкса, за 400 рублей в год, с тем уговором, чтобы все нужные поправки и исправления зала сделаны были на счет его" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.127-127 об., 131-131 об.]. И.П.Бларамберг сразу же развернул активную деятельность по созданию фондов музея. У частных лиц были "собраны" мра­ морные статуи, надгробия и другие "камни с барельефами и надписями", большое количество амфор. В предпринятых рас­ копках пяти курганов принимали участие П. Дюбрюкс, сын И.П.Бларамберга Михаил, "практикованный гробокопатель" Дмитрий Семенов [ГАОО. Ф. 93. On. 1. Д. 20. Л.23]. Бедный характер находок в первых открытых погребениях с лихвой "окупили" золотые вещи из четырех погребений семейной усы­ пальницы пантикапейской семьи конца I в. до Р.Х. - начала I в. н.э., обнаруженной при раскопках "одного из курганов средней величины", расположенного слева от дороги, ведущей в Феодо­ сию [ИР ЦНБ. V, 1026. Л.2 об.]. По свидетельству Ф.Дюбуа де Монпере, курган находился у городских ворот, правда швейцар­ ский путешественник сообщил неверную дату работ - 1824 г. Десять лет спустя Дюбуа изучил в Керченском музее каталог находок, но план Бларамберга с положением его раскопок" уче­ ный увидеть не смог [Montpereux, 1843. С. 139]. Более подроб­ ные сведения об этих раскопках имеются в рапорте директора музея М.С.Воронцову и в неизданной статье Бларамберга, к со­ жалению, лишенной иллюстраций, дошедшей до нас в трех ре­ дакциях [Montpereux, 1843. С.2-10; ИР ЦНБ. V, 1024; 1025]. Известно, что рукописи двух из них были отправлены автором М.С.Воронцову в Лондон при письме от 2 декабря 1826 г. [РСА СПбФ ИРИ. Ф. 36. Оп. 2. Д.253. Л.1]. ч,


К отчету Бларамберга прилагались чертежи, планы и рисунки всех найденных вещей, которые, к сожалению, не обнаружены. В рапорте директор пишет, что из-за нехватки времени раскоп­ щики "не имели возможности воспользоваться стальным реше­ том" для просеивания земли, что привело по всей видимости к потере части вещей, скрытых в комьях земли. По просьбе И.П.Бларамберга М.С.Воронцов просил керченского городского архитектора Александра Дигби [Михайлова, 1980, С.80-88] снять планы и "фасады" двух "подземных сводов" в раскопан­ ных курганах близ Алтын-Обы и по дороге в Еникале. 25 сен­ тября 1826 г. А.Дигби представил генерал-губернатору "планы и фасады с профилями" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л. 176 об., 187]. Древности из первых раскопок И.П.Бларамберга также по­ ступили в музей. Но директор очень беспокоился за сохранность памятников: "... Как воровство здесь дошло до такой степени, что полицмейстер уверял меня, будто в ночное время вломились к нему в дом и успели его самого обокрасть, то полагаю хране­ ние сих вещей небезопасным, ежели не. благоугодно будет Ваше­ му Сиятельству сделать распоряжение о учреждении военного поста пред домом музея...; до получения на сей счет разрешения, я означенные вещи отдал для хранения в Керченскую карантин­ ную контору" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л. 134 об., 176]. М.С.Воронцов немедленно приказал исполняющему должность градоначальника поставить караул перед домом П.Дюбрюкса "ежели за недостатком войск военного корпуса иметь нельзя, то предпишите полиции хранить те вещи под собственную ее ответ­ ственность" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.176]. Так как И.П.Бларамберг постоянно жил в Одессе и лишь на­ ездами посещал Керчь для проведения археологических раско­ пок и разведок, а также для проверок состояния музея, то ключи от дверей хранилища, по рекомендации Р.Скасси, он оставлял у канцеляриста Дзюбинского, а ключи от ящика с древностями отдавал коллежскому секретарю А.Б.Ашику, служившему в то время при попечителе Керченской и Бугазской торговли [ И Р ЦНБ. V, 1224-1516. Л.134 об. 135].


Среди первых дарителей вещей документы сохранили имена жены генерал-майора Насакиной (надпись на мраморе), керчен­ ского жителя Триполитова и П.Дюбрюкса. В благодарственных письмах М.С.Воронцова выражается пожелание, чтобы "прочие жители Керчи подражали вам, стараясь о пользе и выгоде горо­ да, в котором вы живете. Всякий подобный поступок будет при­ нят с признательностью и доведен до сведения высшего прави­ тельства" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.144, 175-175 об.]. П.Дюбрюкса граф просил "по охоте и сведениям вашим в архео­ логии вперед, если можно, помогать нам в обогащений [рождающегося] ныне заведения" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.147, 175-175 об.]. В марте 1828 г. И.А.Стемпковский был назначен КерчьЕникальским градоначальником, и с переездом в Керчь фактиче­ ски возглавил деятельность Керченского археологического кружка, всемерно содействуя археологическим разведкам и рас­ копкам П.А.Дюбрюкса, И. П. Бларамберга, Р.А.Скасси. Это очень благоприятно отразилось на деятельности Керченского му­ зея древностей. Судя по документам, И.П.Бларамберг оставался директором номинально. Вся переписка по работе музея шла между И.А.Стемпковским, на которого легла забота о пополне­ нии фондов, и М.С.Воронцовым. Если до приезда Стемпковского в музее хранилось лишь три надписи, то через четыре года их было уже двенадцать, а коллекция монет увеличилась до двух­ сот экземпляров [Дюбрюкс, 1858. С.27-28]. В марте 1829 г. городской архитектор Керчи А.Дигби и одес­ ский купец 1-й гильдии С.Томазини передали в музей древности, случайно открытые при добыче глины близ Замостского кордо­ на, - 10 терракотовых статуэток, 5 ваз разной величины, множе­ ство мелких предметов из кости, стекла и перламутра, большей частью женских украшений [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.305]. Через месяц близ того же места "обвалившаяся земля открыла следы стены, построенной из больших камней, и ясно означив­ шей существование вблизи древней гробницы". Узнав об этом, И.А.Стемпковский строго запретил подходить к развалинам, но из-за удаленности от города обеспечить надлежащую охрану па-


мятника градоначальник не смог. Через некоторое время обна­ ружили, что ночью кто-то пытался проникнуть в гробницу часть больших камней, которых нельзя было приподнять, оказа^ лась разрублена топором. Чтобы предупредить расхищение па­ мятника, И.А.Стемпковский приказал немедленно провести рас­ копки, вероятно, под надзором Дюбрюкса [Montpereux, 1843. С.150-151; Марши, 1926. С.55]. В результате оказалась открыта "большая древняя гробница, из огромных тесаных камней, кото­ рая была наполнена водой...". Среди погребального инвентаря имелось небольшое ожерелье, а также две "прекрасные" глиня­ ные вазы - краснофигурная ойнохойя и арибаллический лекиф "с выпуклыми фигурами, лепной работы, представляющими по­ следние минуты царя Приама, по взятии Трои, и пленение Геку­ бы". В рапорте И.А.Стемпковского наличие костяков не отмече­ но. Судя по документу и рисункам ваз, опубликованных А.Б.Ашиком, был открыт склеп первой половины IV в. до Р.Х. [Ашик, 1848-1849. 4.2, С.41, Ч.З, рис. 4,5; ИР ЦНБ. V, 12241516. Л.318-318 об.; Montpereux, 1843 С.160-161]. В 1829 г. начали ломать сооружения старой керченской кре­ пости, а камень продавать жителям города. В стенах укреплений были "видны во многих местах куски древних мраморов". Не­ смотря на предупреждение полиции, невежественные рабочие совершенно не обращали внимания на древности, "в глазах их никакой цены не имеющие", и, как писал И.А.Стемпковский М.С.Воронцову, "недавно случилось, что обломок с надписью едва не был обращен в новую постройку". Чтобы предотвратить утрату памятников, И.А.Стемпковский нанял специального че­ ловека, надсмотрщика, который "безотлучно находился при раз­ ломке стен старых строений, осматривая все добываемые из оных камни, и наблюдая о сбережении и обращении в музей тех, кои окажутся с изображениями, надписями и проч.". В результа­ те в музей поступили несколько мраморных и известняковых "украшений древней архитектуры", хорошо сохранившийся кар­ низ "с вырезками", "прекрасный фриз", украшенный ветвями оливы, обломки надписей [КБН, N17, 37, 41] и т. д. [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.306-307, 319].


По инициативе градоначальника у одной "недостаточной вдо­ вы" за 20 руб. купили древнегреческий надгробный барельеф с надписью, а у какого-то жителя всего за 30 руб. ассигнациями приобрели несколько фрагментов глиняных и мраморных "фигур", небольшие вазы и светильники, кусок мрамора, "на ко­ ем виден отрывок надписи, означающий 499 г. по понтийскому летоисчислению (что довольно редко на памятниках сего рода)"^ [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.307-307 об.]. В "Описи приобретенным в течение 1829 г. древностям для Керченского музея..." перечислено более 50 номеров, в каждом из которых учтено несколько однородных памятников - 9 мра­ моров с надписями, 6 барельефов, около 80 фрагментов мрамор­ ных статуй и архитектурных деталей, большое число ваз и тер­ ракот, несколько вещей из алебастра, монеты и т. п. [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.385-386 об.]. В следующем году И.А.Стемпковский в специальной записке М.С.Воронцову пытался доказать необходимость поступления в музей всех древностей, найденных на Таманском полуострове, как "принадлежащих" Боспорскому царству и имеющих нераз­ рывную связь с керченскими. "Ученые и любопытные путешест­ венники, - писал градоначальник, — извлекли бы более пользы, находя все предметы в одном месте, и сличая оные один с дру­ гим..." [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.349-349 об., 410]. Генералгубернатор обратился к командующему Черноморским казачьим войском Эмануэлю с просьбой передать в музей несколько "мраморов с важными историческими надписями", хранящихся в галерее при входе Покровской церкви в ст. Тамань. Однако пе­ редачу древностей удалось осуществить только в 1833 г., когда наказной атаман Н.С.Заводовский разрешил передать в музей "древние памятники и прочие вещи, кроме четырех колонн без надписей" [АВ СПбФ ИВ. Ф. 52. On. 1. Д. 82. Л.4].

В действительности же, датировка по понтийской эре, которая совпадала с боспорской эрой, на боспорских надписях встречается очень часто - Ред. у


Открытие богатейших погребений в кургане Куль-Оба прико­ вало внимание правительства к памятникам Керченского полу­ острова и оказало огромное влияние на судьбы русской археоло­ гии. Из многочисленного погребального инвентаря Куль-Обы правительственные чиновники разрешили оставить на хранении в Керчи лишь два больших медных котла, две поврежденные чаши, обломки железного оружия и деревянных предметов [АГЭ. Ф . 1 . Оп. 1-1831. Д. 19. Л.2]. Изделия из драгоценных ме­ таллов, расписная керамика и другие эффектные находки из раскопок с тех пор регулярно стали отправляться в Петербург, а менее ценные в художественном отношении памятники помеща­ лись в местном музее. Министр внутренних дел Д.Н.Блудов так оценивал назначение провинциальных музеев Новороссийского края: "Цель учреждения Одесского и Керченского музеумов без сомнения есть та, чтобы сохранить те вещи, открытые на месте, кои по огромности не могут быть доставлены в С.-Петербург или коим здесь уже много подобных, или наконец такие, кои лишь по местным отношениям и воспоминаниям любопытны и достой­ ны замечания" [РА ИИМК. Ф.б. On. 1. Д.18. Л.16-16 об.]. На­ чало подобной печальной практики разъединения вещей из од­ них археологических комплексов было положено еще в 1828 г., когда Николай I повелел "из всех приобретаемых для музеев в Одессе и Керчи медалей, которые вдвойне находиться будут, доставлять по одному экземпляру к министру Императорского Двора" [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.283]. В 1831 г. И.А.Стемпковский отправил в Петербург для пред­ ставления Николаю I куль-обских древностей помощника на­ чальника своей канцелярии Дамиана (Демьяна) Васильевича Карейшу, выпускника Ришельевского лицея в Одессе, который в апреле 1830 г. был назначен на должность в Керчь [РА ИИМК. Ф.63. On. 1. Д.18. Л.16об. 17]. По свидетельствам современни­ ков, Д.В.Карейша "бойко владел языком" и, обстоятельно оха­ рактеризовав царю условия находки, произвел выгодное впечат­ ление о себе, за что и получил в награду бриллиантовый пер­ стень и задание продолжить раскопки в окрестностях Керчи на средства правительства, под контролем И.А.Стемпковского.


Изучение памятников Куль-Обы Николай I поручил храните­ лю Эрмитажа, академику Е.Е.Келеру. Уязвленный президент Академии художеств А.Н.Оленин, независимо от Келера, взялся за описание древностей. По его просьбе художнику Ф.Г.Солнцеву разрешили сделать их рисунки. В архиве А.Н.Оленина хранится рукопись в нескольких редакциях "Керченские греко-скифские древности, или краткий разбор ве­ щей, найденных в 1830 г. в древней гробнице близ Керчи". Ав­ тор намеревался издать свое исследование в 4-х тетрадях, с 27 литографированными рисунками, но этим замыслам не суждено было сбыться. По мнению А.Н.Оленина, многочисленные драго­ ценные вещи, найденные в гробнице, говорят о ее принадлежно­ сти каким-то скифским, парфянским (sic!) или понтийским вла­ детелям. Сами куль-обские древности, согласно Оленину, безус­ ловно греческие "лучших времен искусства". А.Н.Оленин оши­ бочно датировал находки царствованием "Митридата Евпатора или Дионисия, т. е. за век и более до Р.Х." [РА ИИМК. Ф.7. On. 1. Д. 10. Л.25 об., 64-64 об.; Тункина, 1995. С.20, 21]. Для специалистов необходимость планомерных, систематиче­ ских раскопок на Керченском полуострове была очевидна давно. Но решить этот вопрос долгие годы не удавалось из-за отсутст­ вия постоянного источника финансирования. Как одну из воз­ можных мер И.А.Стемпковский предлагал даже начать продажу любителям древностей части многочисленных дублетных золо­ тых бляшек Куль-Обы, чтобы на вырученные деньги продол­ жить полевые работы [ИР ЦНБ. V, 1224-1^16. Л.447 об.]. А.Н.Оленин просил высказаться по этому поводу А.И.Левшина, в то время Одесского градоначальника. Левшин предложил ру­ ководство работами возложить на И.А.Стемпковского, ежегодно в течение 10 лет ассигновать на эти цели по 2 тыс. руб., послать в Керчь выпускника Академии художеств Для зарисовки вещей [Тункина, 1995. С.22; РА ИИМК. Ф.7. Оп.1. Д.11. Л.10-11; Латышев, 1889. С.86-87]. При письме А.И.Левшина к А.Н.Оленину от 30 апреля 1831 г. приложена записка И.А.Стемпковского, к тому времени став­ шего членом-корреспондентом Парижской Академии надписей и


изящной словесности и Азиатского общества в Париже, действи­ тельным членом Общества истории и древностей при Москов­ ском университете [Тункина, 1994. С. 160-162], с предложениями о переименовании городов Керчи и Еникале на древнегреческие [ОР РНБ. Ф.542. Оп.1. Д.238. Л.1]. Вспоминая эпоху Екатери­ ны II, Стемпковский сетует, что лишь один уголок Тавриды "остался забытым среди обломков древнего своего величия... Одно название Митридата, которое каким-то неведомым случаем предание сохранило..., отзывалось и отзывается доныне среди варварских звуков Керчи, Еникале, Карабуруна, заменивших прославленные в истории веков названия Пантикапеи, Ираклии, Нимфеи и других... Город Керчь... должен... воскреснуть и име­ нем, которое напоминая древнюю славу здешних мест, более бы говорило уму и воображению, нежели носимое им теперь вар­ варское название... Посему желательно, чтобы КерчьЕникальское градоначальство, лежащее по обоим берегам Боспо­ ра, получило название Боспорского градоначальства, городу Керчи было возвращено имя Пантикапеи, на развалинах коей он построен; а город и крепость Еникале, в замену сего турецкого названия, были наименованы Ираклиею, по лежавшему непода­ леку оттуда в древности храму Иракла, или Геркулеса. Учреж­ дения, принадлежащие вообще городам Керчи и Еникале, могут при сем случае быть названы Воспорскими, подобно как во вре­ мена блаженные памяти государыни императрицы Екатерины II, здешний магистрат носил уже название Боспорского магистра­ та ^, а учреждения, собственно каждому городу принадлежащие, могут называться пантикапейскими или ираклийскими" [РА ИИМК. Ф.7. Оп.1. Д.11. Л.15-16 об.]. После смерти И.П.Бларамберга (1831 г.) и И.А.Стемпковского (1832 г.) музей некоторое время находился, вероятно, под присмотром П.Дюбрюкса, в доме которого он помещался. 1

В 1784 г. вместо Керчи и Еникале предполагалось построить на месте Павловской батареи большую крепость под названием Боспор. [См.: Скфлъковский А.А. Хронологическое обозрение истории Новорос­ сийского края, 1730-1823. Одесса, 1838. Т. 2: 1796-1823. С.169-170]. 1 и


Лишь 28 мая 1833 г. по распоряжению М.С.Воронцова директо­ ром с окладом 1500 руб. в год был утвержден А.Б.Ашик, быв­ ший в то время при Керчь-Еникальском градоначальнике князе З.С.Херхеулидзеве чиновником "по сношениям с закубанцами" [Латышев, 1889. Л. 105 об.-106]. В том же году музей переехал в построенный для гауптвахты дом, охраняемый караульным. Первая мебель - шкаф и стол - сделана была из древних "гробовых досточек мозжевело-кипарисового дерева", найденных А.Б.Ашиком при раскопках в керченских склепах [Марти, 1926. С. 17], что, на наш взгляд, красноречиво характеризует уровень научной компетентности нового директора. С назначением А.Б.Ашика встал вопрос о финансировании музея. Во времена И.П.Бларамберга для производства раскопок и покупок древностей М.С.Воронцовым была выделена опреде­ ленная сумма из средств на охрану памятников Новороссии, ас­ сигнованная Александром I в 1822 г. На все археологические работы в Причерноморье, в том числе на содержание Одесского и Керченского музеев, выделялась сумма, не превышавшая по­ лутора тысяч рублей в год [РСА СПбФ ИРИ. Ф. 36. Оп. 2. Д. 253. Л.5 об.]. Так, в 1826 г. на Керченский музей было отпуще­ но 541 руб.ЗО коп., в 1827 г. - 1000 руб., в 1829 г. - 457 руб. 25 коп. на раскопки и 500 руб. на покупки вещей, в 1830 г. - 500 руб. на покупки и т. п. [ИР ЦНБ. V, 1224-1516. Л.186, 212, 309, 341, 401]. К началу 1833 г. 10 тыс. рублей, в счет которых приобрета­ лись древности и для Одесского музея, производились раскопки и поездки И.П.Бларамберга, В.Г.Теплякова и др., были почти полностью израсходованы. Поэтому М.С.Воронцов обратился в Министерство внутренних дел с предложением - "в случае оты­ скания в Керчи или в другом каком-нибудь месте Новороссий­ ского края древностей, которые будут потребованы и отправле­ ны в Петербург, Кабинет Его Императорского Величества высы­ лал бы в вознаграждение сего сумму, равняющуюся ценности металла отправленных вещей, и чтобы также на счет того же кабинета или других каких-либо сумм, присылать в музеи Ново­ российского края модели и слитки отсылаемых вещей...". Первое


предложение М.С.Воронцова было отвергнуто императором, а на второе последовала оговорка - слепки делать "по возможно­ сти", за счет Кабинета, что фактически никогда не исполнялось [РА ИИМК. Ф.6. On. 1. Д.18. Л.2-2 об., 7]. Министр внутренних дел Д.Н.Блудов поручил М.С.Ворон­ цову составить "устав... для действий в собрании и хранении редкостей" Керченского музея, а генерал-губернатор перепору­ чил его Керчь-Еникальскому градоначальнику. В итоге были составлены правила, в которых подчеркивалась необходимость: проводить археологические раскопки "постоянно и постепенно, по мере преподаваемых к тому способов", начать строительство нового здания музея, включить в штат сторожа, директору док­ ладывать о новых открытиях Новороссийскому генералгубернатору, все "дорогие и заслуживающие особенного внима­ ния древности" отправлять в императорский Кабинет, Д.В.Карейше представлять отчет о расходовании сумм, а остатки передавать в распоряжение директора, ежегодно отпускать 3000 руб. из татарского сбора Таврической губернии на раскопки и развитие музея. В 1834 г. император утвердил правила, за ис­ ключением пунктов, касающихся работ Д.В.Карейши, который оставался подотчетен лишь Министерству имп. Двора [РА ИИМК. Ф.6. On. 1. Д.18. Л.32-35, 53 об., 67-68]. Приход А.Б.Ашика на место директора Керченского музея древностей знаменует собой новый этап в его истории, связан­ ный с проведением широкомасштабных археологических иссле­ дований на Керченском полуострове, Тамани и в Херсонесе. Но этот период выходит за рамки настоящей статьи. К началу 1830х гг. музей в Керчи стал богатейшим собранием античных па­ мятников Северного Причерноморья. Созданный бескорыстными усилиями увлеченных древностью дилетантов (П.Дюбрюкс, И.А.Стемп-ковский, И.П.Бларамберг), поддерживаемых вель­ можными меценатами (А.Э.Ришелье, А.Ф.Ланжерон, Н.П.Румянцев, М.С.Воронцов), Керченский музей древностей уже в первой трети XIX в. стал одним из первых исследователь­ ских центров классической археологии на юге России.


ЛИТЕРАТУРА Ашик А.Б. Воспорское царство с его палеографическими и над­ гробными памятниками, расписными вазами, планами, карта­ ми и видами. В 3-х тт. Одесса, 1848-1849. Вигель Ф.Ф. Записки/ Издание "Русского архива". М., 1892. 4.7 Дюбрюкс П. Описание развалин и следов древних городов и ук­ реплений, некогда существовавших на европейском берегу Босфора Киммерийского, от входа в пролив близ Еникальского маяка до горы Опук включительно, при Черном мо­ р е / / ЗООИД. 1858. Т.4. Отд. 1. Латышев В.В. К истории археологических исследований в Юж­ ной Р о с с и и / / ЗООИД. 1889. Т. 15. Отд.1. Марти Ю.Ю. Сто лет Керченского музея: Исторический очерк. Керчь, 1926. Михайлова М.Б. Архитектор Дигби - зодчий классицизма на юге Р о с с и и / / Архитектурное наследство. 1980. №28. Попруженко М.Г. К отыскиванию древностей в Новороссийском к р а е / / ЗООИД. 1902. Т.24. Отд.З. С.3-5. Скальковский А.А. Хронологическое обозрение истории Ново­ российского края, 1730-1823. Одесса, 1838. Т. 2: 1796-1823. Стевен А.Х. Дела архива Таврического губернского правления, относящиеся до разыскания, описания и сохранения памятни­ ков старины в пределах Таврической г у б е р н и и / / ИТУАК. 1891. №13. Стемпковский И.А. Мысли относительно изыскания древностей в Новороссийском к р а е / / О З . 1827. Ч. 29. Кн. 81.


Тункина И В . Кабинет редкостей Черноморского депо к а р т / / Очерки истории русской и советской археологии. М., 1991. С.9-24. Тункина И.В. Формирование исследовательских программ в классической археологии Северного Причерноморья (XVIIIсередина XIX в в . ) / / Проблемы истории отечественной ар­ хеологии: Тезисы докладов конференции (11-13 декабря 1990г.). СПб., 1993. С.53-55. Тункина И.В. Член-корреспондент Парижской Академии надпи­ сей И.А.Стемпковский и ученые Петербургской Академии на­ у к / / Петербургские чтения: Тезисы докладов научной кон­ ференции, посвященной 291-летию Санкт-Петербурга (23-27 мая 1994 г.). СПб., 1994. Тункина И.В. Античные памятники в собраниях Харьковского университета (1805-1835)// Древнее Причерноморье: КСОАО. Одесса, 1994. С. 147-152. Тункина И.В. А.Н.Оленин и древности Южной Р о с с и и / / Санкт-Петербург и отечественная археология: Историографи­ ческие очерки. СПб., 1995. Фалалеева М.В. Переписка министра внутренних дел Россий­ ской империи А.А.Закревского с графом М.С.Воронцовым ( 1 8 2 8 - 1 8 2 9 ) / / Река времен. М., 1995. Кн. 1. Филимонов Г.Д. Граф Н.П.Румянцев как археологс о б и р а т е л ь / / Сборник материалов для истории Румянцевского музея. М., 1882. Вып. 1. С. 194-195. Dubois de Montpereux F. Voyage autour du Caucase chez les Tcherkesse et les Abhases, en Colchide, en Georgie, en Armenie et en Crimee. Paris, 1843. T. 5.


I. V. Tunkina FIRST YEARS OF ACTIVITY OF THE KERCH MUSEUM OF ANTIQUITIES In the article is abaout the first years of activity of the Kerch Museum of Antiquities. By the beginning of 1830 the Kerch Museum bacame the richest place of collection of antique monuments from the North Black See coast. Created by disinterested efforts of the amateurs impressed by antiquity (P.Dubrux, I.A.Stempkovsky, I.P.Blaramberg), and supported by the patrons of Art (A.Rishelie, A.Lansheron, N.P.Rumjantsev, M.S.Vorontsov), the museum became one of the first research centres classical archeaologie in the south of Russia in the first quarter of the XlXth century.


Η.

Ф.Федосеев

ЕЩЕ РАЗ О ПЕРЕПРАВЕ ЧЕРЕЗ БОСПОР КИММЕРИЙСКИЙ Существование в Северном Причерноморье государства Бос­ пор Киммерийский, в названии которого заложено слово "переправа", не вызывает сомнений, как и то, что именно здесь существовал переход между европейской и азиатской его частью. Однако, современное состояние Керченского пролива с его четы­ рехкилометровой шириной и глубинами невольно ставит вопрос в каком месте конкретно осуществлялись эти переправы. В совре­ менной исторической науке устоялось мнение, что одно из мест переправы в древности существовало в районе современного по­ селка Жуковка на окраине Керчи и оконечности косы Чушка на Таманском полуострове. В этом месте существует современная паромная переправа. Здесь же короткое время до разрушения дрейфом льдов из Азовского моря в 1945 г. был временный же­ лезнодорожный мост через пролив. Недалеко отсюда, в 1950 году, на городище, расположенном между поселками Жуковка и Опасное, на продолговатом холме длиной около 400 м, главный инженер строящейся тогда переправы В.В.Веселов локализовал античное поселение Порфмий [Веселое, 1952. С.227]. Собственно слово Πορθμός означает ­«переправа», что и послужило основа­ нием для локализации здесь переправы через Боспор, Порфмию приписывалась функция охраны переправы с европейского Бос­ пора на азиатский [Шургая, 1984. С.69­70]. Исследователи, рас­ капывавшие это городище ­ Е.Г.Кастанаян [Кастанаян, 1972. С.77­82; Кастанаян, 1983. Р. 162­168] и М.Ю.Вахтина ­ приня­ ли эту локализацию. О распространении этого мнения в научной литературе свидетельствует эта же локализация в справочнике античных городов Северного Причерноморья [Качарава, Квир­ келия, 1991]. Основываясь на расположении на этом месте Пор­


фмия, геологи сделали вывод о существовании косы Чушка в античный период [Болдырев, 1961. С.68]. Между тем, локализация Порфмия в этом месте противоречит сообщению Псевдо­Арриана, что Порфмий находится в самом узком месте пролива, на самой оконечности Керченского полу­ острова [Болдырев, 1961. С.68]. Именно в самом узком месте пролива, в районе мыса Фонарь, недалеко от Еникальского мая­ ка^ описывал развалины П.Дюбрюкс [Дюбрюкс, 1858. С.3­84.]. Находка граффити [...]ξ Παρθενω[ι...] из раскопок последних лет на городище у поселка Жуковка заставляет усомниться в традиционной локализации Порфмия [Тохтасьев, 1993. С.74­75] и вполне ясно указывает, что исследуемое городище ­ Парфений. Городище, приписываемое ранее Парфению, расположено за­ паднее, на плато площадью 150x85 м на северной окраине пос. Опасное. Оно было открыто 1949 году В.В.Веселовым и в том же году экспедицией ЛОИА АН СССР был заложен шурф, ь котором был зафиксирован материал с VI века до Р.Х. по II н.э. [Кастанаян, 1958. С.254­265]. С тех пор никаких археологиче­ ских исследований этого памятника не проводилось. В настоящее время городище застроено современными постройками и о его характере мы можем судить лишь предположительно. Все это заставило меня вновь обратиться к вопросу локализации Пор­ фмия и местонахождения переправы через Боспор Киммерий­ ский. Прежде всего, следует установить локализацию Порфмия. Данные Псевдо­Арриана прямо указывают, на самую северную часть Керченского полуострова. Этот участок находится значи­ тельно севернее городища у поселка Жуковка ­ в створе мыса Фонарь (на крымской стороне) и места причленения косы Чушки к коренному берегу (мыс Ахиллеон) или даже несколько запад­ нее последнего, поскольку берег здесь в прошлом занимал более выдвинутое положение [Болдырев, 1961. С.68] (рис.1). Палео­ чушка не могла быть выдвинута далеко в пролив, а должна была занимать положение, близкое к одной из первых стадий нараста­ ния современной косы, так как выступ коренного таманского берега (от которого нарастает коса) занимал тогда более выдви­


нутое к западу положение [Болдырев, 1961. 1961. С.78]. М.Е.­ Д.Кларк писал, что "приблизительно в четырех милях от Еника­ ле в сторону Меотиды, в море (! - Н.Ф.), можно увидеть место, где раньше находился маяк. Греки называют это место Фанари, а русские - Фанарь, название, которое в обеих идиомах обозначает фонарь или сигнальный огонь. Еще можно увидеть древний фун­ дамент, сооружение которого традиция приписывает веку Митридата. Большая часть современных греков называет его Фанари Митридати. Это сооружение, хотя и заброшенное с давних пор, должно было быть весьма значительным, потому что корабли, которые пересекают этот пролив, вынуждены прижиматься к крымскому побережью из-за недостаточной глубины в центре прохода и у противоположного берега." [Clarke, 1812. Р.9]. О возможной локализации Порфмия в районе Еникальского маяка писал К.Э.Гриневич [Гриневич, 1927. С.47-52]. Что же помешало современным исследователям искать следы Порфмия здесь? И.Т.Кругликова помещала на этом месте посе­ ление "Глейки" (по названию близлежащей деревни), где отмеча­ ла находки эллинистического времени - фрагменты амфор Фасоса, Синопы, черепицы [Кругликова, 1975. Рис.100.1]. Е.А.Кислый шурфовал это поселение и зафиксировал находки бронзового века совместно с античным материалом. Еще К.Э.Гриневич отмечал, что «местность обезображена, производившейся здесь ломкой камня» [Гриневич, 1927]. Во время осмотра в июне 1996 г. мной места, где локализуется Парфенион П.Дюбрюкса (рис. 2), выяснилось, что в бухте, у берега четко видны следы большого карьера. Помимо стихийной выбор­ ки камня, в начале 1950-х годов здесь в больших количествах брали камень и перерабатывали на щебень для строительства портов «Крым» и «Кавказ». В настоящее время лишь в некото­ рых местах можно проследить культурный слой. Восточнее, про­ ходящей в бухту грунтовой дороги, виден ров, упоминаемый П.Дюбрюксом, засыпанный материалом эллинистического време­ ни. Наличие в слое фрагментов боспорских и синопских соленов позволяет датировать его IV веком до Р.Х. Одновременно, при­ ходится признать, что античный Порфмий, развалины которого


наблюдал П.Дюбрюкс, практически уничтожен антропогенной деятельностью в XIX веке и в 1950-е годы.

Рис. 2. Вид на «Парфенион» Дюбрюкса с юга. Судя по плану П.Дюбрюкса (см.: приложение), поселение имело две линии обороны: первая проходила по хребтам холмов и за­ щищала площадь включая бухту около 25 га, внутри второй, где зафиксированы развалины жилищ, площадь собственно поселе ния составляет 3 га. Именно здесь и находилось одно из мест переправы через Боспор Киммерийский. Важным показателем существования пе­ реправы в этом месте служит локализация на противоположном берегу местечка «Ахиллион» . По мнению В.Ф.Гайдукевича наи­ более вероятными остатками Ахиллия не без основания следует 1

<Затем 20 стадий до Ахиллова селения, в котором есть святилище Ахилла. Здесь самое узкое место в устье Меотиды, шириною около 20 стадий или несколько более; на противоположном берегу лежит селение Мирмекий (вблизи Ираклия) и Парфений» [Strabo, XI.2.6]. 1


считать большое городище, расположенное у основания косы [Гайдукевич, 1949. С.205]. И.Бларамберг, описывая в начале XIX века этот район Таманского полуострова, отмечал что берег активно размывается. Весь прилегающий к косе участок коренно­ го берега вплоть до 40­х годов нашего столетия интенсивно раз­ мывался и отступал со скоростью 2 м в год. Таманские берега сильно изменили свои очертания со времени античности, вдоль всего побережья интенсивно абрадируются и выравниваются. Замедление этого процесса вызвано как естественными причина­ ми, так и постройкой гидротехнических сооружений [Болдырев, 1961. С.78]. Еще одно свидетельство существования переправы в этом мес­ те ­ древние дороги. Сегодня уже можно считать доказанным, что вдоль древних дорог располагались курганы [Цветаева, 1957. С.229]. Эта методика с блеском была опробована на рекон­ струкции древних дорог в степи [Болтрик, 1987. С.40­48; Бол­ трик, 199Q. С­30­31]. На картах Керченского полуострова нача­ ла XIX, где городская застройка еще в незначительной мере ис­ казила ландшафт, достаточно четко фиксируются цепочки курга­ нов, которые можно связать с древними дорогами. Одна из таких цепочек тянется из района Темир­горы к мысу Фонарь и двумя распадающимися цепочками ведет в бухту Парфениона Дюбрюк­ са. Характерно, что древние дороги Таманского полуострова на карте Я.М.Паромова подходят к тому месту, где располагался Ахиллион [Абрамов, Паромов, 1993. С.25­98; Паромов, 1994, 1998. Рис.2] (рис.3). Небольшое расстояние между Порфмионом П.Дюбрюкса и новой локализацией Парфения, а также отсутствие других круп­ ных античных памятников между ними., вполне согласуется с данными античных авторов, в частности Стефана Византийско­ го . Расположение Порфмия на мысе Фонарь, на берегу моря, рядом с удобной бухтой более соответствует определению Πορθμό' ς ­ «переправа», а Парфений (Παρθένιον), означающее 2

2

«Πορθμία και Πορθμίον, κώμη επί τώ στόματι της Μαιώτιδος λίμης.» [SC., I, с.264].

2


«место изобилующие цветами», вполне подходит к местонахож­ дению на окраине поселка Жуковка. Вплотную к этой теме примыкает и локализация Гераклия. Местонахождение Гераклия, по всей видимости, следует искать на месте современной крепости Еникале. Расположение Еникале вполне отвечает критериям древних основания поселений. Един­ ственный недостаток поселения на месте Еникале [Веселое, 1952. С.235] ­ отсутствие воды ­ возмещался многокилометровым древним водопроводом с горы Хрони, просуществовавшего до Нового времени. Вместо приемника воды татары в XIX веке ис­ пользовали античный мраморный саркофаг. Обширнейший нек­ рополь античного времени к северо­западу от Еникале так же свидетельствует об существовании на месте крепости античного поселения. Наконец, во время охранных раскопок в крепости Еникале зафиксированы находки античного времени . Вполне вероятно, что будущие исследования позволят выявить слои ан­ тичного поселения на месте крепости Еникале. Район косы Чушка не единственное место в проливе удобное для переправы. Дорога, отмеченная цепочкой курганов Юз­ Обинской гряды, тянется из степи к мысу Ак­Бурун. В этом мес­ те П.Дюбрюкс описывал развалины античного «Нимфеума» [Дюбрюкс, 1858. С.34­49; См. приложение],. В комментарии к публикации рукописи П.Дюбрюкса сообщается, что подробного «плана Нимфея не отыскано», но в архиве И И М К хранится копия этого плана, составленная Н.Сусловым в 1895 году (рис. 10). По замечанию И.П.Бларамберга «частые остатки.башен, рвов, стен, множество могильных холмов свидетельствовали о сущест­ вовании древнего и довольно значительного поселения» у Пав­ ловской батареи [Бларамберг, 1850. С И ] . И.П.Бларамберг так­ же отмечает, что часть берега уже обрушилась в море. «Нет со­ мнения, что плиты почти в сажень длиною, которые находят 3

4

3

ЛОРКИАМ, запись от 18 ноября 1973 года­Архив Керченского музея Опись 2, ед. хр.1038. Л.38. Архив ИИМК. Ρ­Ι, №1215, л.5 4


здесь под водою вдоль берега, составляет часть какого­нибудь укрепления, принадлежавшего к этому порту». О разрушении берега после сильных дождей известно из сообщения сотрудников Керченского музея . В апреле 1958 года сотрудники Керченского музея описывали это место как поселение Ак­Бурун, где зафик­ сировали на пахоте развалы бутовых камней, обломки боспор­ ской черепицы, фрагменты амфор, рыбного блюда, чернолаковой керамики и «мегарок» (рис.4). Известны многочисленные на­ ходки из моря напротив Павловской батареи. В настоящее время на мысу зафиксировано три поселения: Ак­Бурун I, Ак­Бурун II и Ак­Бурун III . С Нимфеем П.Дюбрюкс идентифицировал городище Ак­Бурун И. С.А.Шеста­ ков локализует на этом месте упомянутый автором I в. н.э. Пом­ понием Мелой [Mela, И . З ] и Плинием Старшим [Plin.IV.87] 5

6

7

8

9

5

ЛОРКИАМ, 1960 r.­Архив Керченского музея. Опись 2, ед. хр.420. Л.44. ЛОРКИАМ, 8 ноября 1959 г.­Архив Керченского музея. Опись 2, ед. хр.420. Л.27. Находки сделаны в точке 45° 18*8 с.ш., 36°ЗГ в.д. См.: Бессонова С.С. Дневник археологических обследований и разведок №1­ Архив Керченского музея. Опись 2, ед. хр. 352. С.6; Кроме того, в одной из частных коллекций г. Керчи хранится весьма многочисленный материал V­III вв. до Р.Х. вымываемый из моря и собранный военными, часть которых дислоцирована на мысе Ак­Бурун; о сделанных находках под водой в районе мыса Ак­Бурун сообщил А.Н.Шамрай. Шестаков С.А. Отчет о разведках на Керченском полуострове в 1988 г . / / Архив Керченского музея. Опись 2, ед. χ ран. 1084. «obliqua tunc ad Bosphorum plaga excures Ponto ac Maeotide includitur. in Paludem vergentia Satarchae tenent, in Bosphorum Cimmerica oppida Murmecion, Panticapaeon, Theodosia, Hermisium, in Euxenium mare Taurici. super eos sinus portuosus et ideo C alos limen appelatus promunturiis duobus includitur. alterum C rimetopon vocant, Carambico quod in Asia diximus par advesum, Parthenion alterum. oppidium adiacet C herronessus, a Diana si creditur, conditum, et numphaeo specu quod in arce eius nymphis sacratum est maxjme in lustre* (Затем косая полоса земли, спускающаяся к Боспору, ограничивается Понтом и Меотидою. Сторону, обращенную к болоту, занимают Сатар­ хи, со стороны Боспора лежат Киммерийские города Мирмекий, Панти­ капеи, Феодосия, Гермисий, со стороны Евксинского моря живут Тав­ 6

7

8

9


боспорский город Гермисий [Шестаков, 1991. С.37-38]. Созна­ вая всю гипотетичность этой локализации я должен отметить, что предположение С.А.Шестакова весьма правдоподобно. Основани­ ем для этого служит сообщение Плиния Старшего: "Длина Бос­ фора Киммерийского 12.500 шагов; здесь лежат города Гермисий и Мирмекий, а внутри остров Алопека" [Plin.IV.87]. Действи­ тельно, на карте пролива Мирмекий и Ак-Бурун, где локализует­ ся Гермисий, крайние точки залива и их упоминание вполне уме­ стны.

Рис. 4. Находки с поселения Ак-Бурун: / - венчик амфоры, 2 - закраина синопского лутерия, 3 - фрагмент чернолакового канфара. В настоящее время городище занимает площадь 150x100 м. По его западной и северной границам проходит оборонительный вал с проходами для въезда. Ак-бурунский земляной вал общей дли­ ной более 3 км, охватывает все три городища. Культурный слой рики. Выше их залив с удобными гавани, называемый поэтому Пре­ красным портом, ограничивается двумя мысами: один из них, прямо противоположный упомянутый нами Карамбийскому в Азии, зовут Ба­ раньим лбом, другой-Парфением. Вблизи лежит город Херсонис, осно­ ванный, по преданию, Дианою и славящийся особенно нимфейскою пещерою, которая посвящена нимфам в его кремле» (перевод В.В.Латышева)


на поселении мощностью до 3 м. Обнаруженный материал дати­ руется с V до Р.Х. по IV век н . э . . К востоку от городища нахо­ дится некрополь [Шестаков, 1995. С.38]. Одним из свидетельств, что вдоль Юз-обы проходила антич­ ная дорога, может служить существование у Второго Змеиного кургана поселения, которое, по моему мнению, несло функции сторожевого поста. Это поселение, расположенное в 200 м к вос­ току от кургана исследовалось Н.П.Кивокурцевым в 1938 году. По информации Ю.Ю.Марти, Кивокурцев обнаружил здесь по­ гребения I в. н.э. и жилища относящиеся к этому же времени. Однако интерпретация находок -«очевидно здесь жили рабыкаменоломщики ... у подошвы Юз-обы брали камень для сводча­ тых построек кургана» [Марты, 1939. С. 133] - результат явного недоразумения, поскольку датировки материала не соответствуют времени захоронения в курганах Юз-обы. К.Э.Гриневич считал его поселком каменотесов и погребальщиков [Гриневич, 1952. С. 146]. К сожалению, сам исследователь и материалы раскопок погибли во время Второй Мировой Войны. Сохранилась лишь найдена Н.П.Кивокурцевым мраморная плита с надписью I в. н.э. В 50-х - начале 60-х гг. поселение неоднократно обследо­ валось сотрудниками музея С.А.Семеновым и В.Э.Куниным, которые на основе подъемного материала сделали вывод, что его следует датировать более поздним временем, чем погребения Юзобы (IV- начала III вв. до Р.Х.), а именно II в. до Р.Х. - I в. н.э. В марте 1971 года, в связи с разрушением поселения карье­ ром, С.С.Бессонова на окраине поселения заложила шурф в зольном слое. Исследовались лишь рубеж э р . Обнаруженные мной в фондах Керченского музея несколько керамических 10

11

12

10

Шестаков СЛ. Ук. соч. С.38

Керченский лапидарий №1074; КБН №519; См. также: Марты Ю.Ю. Ук. соч. С. 133 Бессонова С.С. Дневник археологических обследований и разве­ док №2-Архив Керченского музея. Опись 2, ед. хр. 354. С. 15-20 11


клейм с этого поселения свидетельствуют, что нижняя граница поселения должны быть несколько ниже - начало III века до Р.Х. Таким образом, поселение датируется значительно поздним временем, чем сооружение погребальных комплексов Юз-Обы с III в. до Р.Х. по I в. н.э. и, соответственно, не может быть по­ селком строителей курганов. 13

Рис. 5. Находки из шурфа поселения на Юз-Обе: 1-5 амфорные венчики, € - ручка двухствольной амфоры, 7, 18 - фрагменты миски с полосами бурого лака, 8 - ручка краснолакового сосуда, 9 - закраина миски, 10 - венчик сосуда, // - горло краснолако­ вого сосуда, 12-13 - венчики тонкостенных сосудов, 15 - закраина кастрюли, 16 - буролаковый кубок с орнаментом белой краской, 14, 17 - фрагменты краснолаковой миски, 19 - фрагмент светиль­ ника, 20 - костяная поделка. Ц..В фондах КГИКЗ обнаружено 2 синопских клейма: (12.05.1963) магистрат Эсхин, эмблема «палица», (14.02.1962), ККК 6011/кп 94157-легенда не ясна. Дата находок-рубеж IV-III вв. до Р.Х.


Скорее всего, это поселение несло охранные функции и сущест­ вовало, когда некрополь на гряде Юз-Оба уже перестал сущест­ вовать. Именно в этом месте Юз-Обу пересекает тиритакский вал и проходящая по его хребту древняя дорога должна была иметь сторожевой пункт, чем и является это поселение. Аналогичные функции выполняло поселение, раскопан��ое А.А.Масленниковым на Узунларском валу [Масленников, 1994. С. 183]. На плане Дюбрюкса (рис.10) дорога, отмеченная цепочкой курганов тянет­ ся по мысу Ак-Бурун. Цепь курганов Юз-Обы продолжается на берегу Таманского полуострова Васюринской горой и особенно от Ту злы до Тамани. Эти курганы имеют много общего с курганами Юз-Обы по спосо­ бу погребения и по конструкции могильных склепов [Гриневич, 1952. С. 131]. Вполне вероятно, что эти курганы входили в один общий некрополь расположенный вдоль дороги. О принадлежно­ сти этого некрополя к верхушке боспорского царства писал еще П.Дюбрюкс [Дюбрюкс, 1858. С.54]. Вполне возможно, что для выбора места для некрополя боспорской знати избрала именно самую главную дорогу Боспора, а такой дорогой, несомненно, являлся путь, соединяющий Европейский берег с Азиатским. К сожалению, материал некрополя Юз-Обы до сих пор опублико­ ван не полностью, но анализ имеющихся данных и мои собствен­ ные наблюдения позволяют сделать вывод, что захоронения на Юз-Обе производились не хаотично, а последовательно. Дорога на Тамани ведет еще к одному локализуемого в этом месте боспорскому городу - Корокондаме, откуда дорога вела к Фанагории [Абрамов, Паромов, 1993]. Корокондаму исследова­ тели традиционно располагают у мыса Ту зла, к югу от которого на высоком обрывистом берегу был исследован богатый некро­ поль [Сорокина, 1957]. Город площадью около 12 га оказался под водой в результате абразии берега. Подводные исследования выявили здесь культурный слой, остатки стены и какого-то зда­ ния [Шилик, 1991. С.427-434]. Интересно упоминание К.Герцом шести колонн храма Ахилла в Динском заливе у оконечности косы Чушка [Герц, 1870. С.39]. Корокондама была разрушена не


только войною и временем, значительная часть этого места, где существовало поселение, была унесена морем. Место в 10 верстах от Бугаза, где находился этот город, сохранилось в преданиях местных жителей. Развалины в этом месте видел и Дюбрюкс [Дюбрюкс, 1858. С. 13]. Еще одна, третья возможность переправы, локализуется в районе Камыш-Буру некой косы, у основания которой находились античные поселения Тиритака и Нимфей. Цепочка курганов, отмечающая направление древней дороги, отходит от южной час­ ти юз-обинской гряды в сторону Тиритаки (см. рис. 6). Эта же направление фиксируется на карте полковника Бетева 1837 года и на карте 1775 г . В.П.Толстиков считает, что пе-реправы в зимние время были возможны на участке акватории от южного входа в пролив (мыс Кара-бурун - мыс Панагия) до северного входа (мыс Хрони - мыс Ахиллеон) [Толстиков, 1984. С.41], причем нимфейским плацдармом пользовались скифы. Е.И.Невесский показал, что в эпоху античности существовали две активно растущие навстречу друг другу песчаные косыстрелки: Пра-Камышбурунская и Пра-Тузла [Невесский, 1958. С.23-29]. Камыш-Бурунская коса, растущая от крымского берега навстречу косе Ту зла, по мере размыва постепенно смещалась к северу от своего первоначального положения, пока не оказалась полностью срезанной морем [Болдырев, 1958. С.87] (рис.1). Тем самым, намечены пункты соединяющие оба берега проли­ ва. Но насколько Керченский пролив был доступен для перепра­ вы? В настоящее время пролив достигает длины в 41 км при ши­ рине от 4 до 15 км. В древности он в значительной мере отличал­ ся от современных очертаний [Куликов, 1995. С.100], но "Керченский пролив никогда не был непреодолимой преградой" [Бахтина, Виноградов, Рогов, 1980. С. 157]. Геология Керчен14

15

«Карта топографическая полковника Бетева 1837 года»-Архив Керченского музея (КМТИ-2574) Карта с показанием границы, отведенной к г.Еникале и Керчи и с лежащей в оной границе ситуацией. 1775 г.-ЦГВИА СССР, ф.349, оп. 18, №10. 15


ского пролива изучена достаточно хорошо, выявлены основные этапы геологической истории Керченского пролива [См.: Шнюков, Алешин, Путь, Науменко, Иноземцев, Скиба, 1981 ] . С точки зрения геологии в настоящее время все аккумулятивные формы Керченского пролива, кроме косы Чушка, отмирают, что обусловлено сокращением объема поступающих наносов [Болдырев, 1958; 1961]. Идет интенсивное опускание Керченско­ го пролива от 0,5-1,5 м м / г о д [Куликов, 1995. С. 100] до 7 мм/ год [Панов, 1965. С.677]. Словесная попытка реконструкции древних берегов представлена в работе Ф.В.Шелова-Коведяева [Шелов-Коведяев, 1985. §2]. Существование косы Тузла (Средняя) не отмечено у Страбона. Наиболее узким местом пролива является район косы Чушка. Д.Я.Беренбейм считает самым узким район Парфения, где от оконечности Церковной банок, до косы Чушки 3,5 км [Беренбейм, 1959. С.51]. Проникновение итальянцев в районы Черного моря сопровождалось составлением лоций и морских карт. Первой морской картой Керченского пролива является кар­ та П.Весконте (P.Vesconte) датируемая 1318 годом . С этого времени карты пролива служат материалом для анализа геологи­ ческого формирования пролива (рис. 7). Посещавшие в середине XIX века Керченский пролив исследователи П.Беккер [Беккер, 1853], Шестаков (1847г.) и К.Герц (1859г.) фиксируют неустой­ чивое равновесие и развитие косы Тузла, то выступающее как единое целое, то распадающейся на острова [Визе, 1927. С. 129167]. В.Ю.Визе рассмотрел геологическую историю кос Тузла и Чушка, где показал постепенную эволюцию косы Тузла от не­ большого лродолговатого острова в XIV веке до системы остро­ вов до крупной косы, спорадически меняющей свои очертания. 1 6

17

Я признателен А.В.Куликову за указание на литературу по этому вопросу Подробно история геологического изучения Керченского пролива изложена в книге: [Шнюков и др. 1981] 16

17


Рис. 7. Средневековые карты Керченского пролива [Шнюков и др., 1981. С.9]: а - по карте Крюйса (1699 г.), б - по кар­ те Шхонбека (1701 г.), в - на плане Нестерова (1703г.), г по карте 1771 г., д - коса Тузла по карте 1779г., е - пролив и коса Тузла по карте Биллингса (1797г.).


Характерно, что на рукописной «карте Литвиненко» Тузла показана островом, вскоре Тузла - уже коса. Известно сообще­ ние о появлении в 1880-х годах в Керченском проливе небольшо­ го островка, который недели через две исчез [Зенкевич, 1894. С. 162]. В настоящее время коса Тузла - остров, образовавшийся в результате прорыва ее 29 ноября 1925 года при сильном штор­ ме. По мнению геологов косы Тузла в античный период не суще­ ствовало [Невесский, 1958; см. также Куликов, 1995. С. 101]. Несмотря на то, можно отметить наличие в этом месте отмелей, наиболее удобно позволяющих переправиться в этом месте. О ширине Боспорского пролива пишет Гай Плиний Секунд: «По середине этого изгиба Понт соединяется с устьем Меотийского озера. Это устье называется Киммерийским Воспором и в ширину имеет 2500 шагов» (Перевод В.В.Латышева). [Plin. Sec. Naturalis Historia. II. 4 , б ] , что соответствует расстоянию около 2 км. Далее Плиний сообщает: «от города Киммерия, лежащего на другой стороне пролива, как сказано, на 2500 шагов. Столь незначительное пространство отделяет здесь Азию от Европы, да и оно по большей части может быть пройдено пешком, когда замерзает пролив. Длина Боспора Киммерийского - 12500 шагов; здесь лежат города Ермисий и Мирмекий, а внутри (пролива) остров Алопека» (перевод В.В.Латышева). Полибий отмечает, что Меотида представляет пресноводное и заболоченное озеро. Меотида на картах Птоломея удивительно близко совпадает с очертаниями, восстанавливаемыми по изуче­ нию рельефа дна Азовского моря [Панов, 1965. С.679]. 18

19

20

«Топографическая карта окрестностей Керчи, снятая в 1835 году с обозначением древних курганов»-Архив Керченского музея (КМТИ2475). «Medio flexu iungitur ostio Maeotii lacus. Cimmerius Bosporus id os vocatur, II quingentos passus latitudine* «a Cimmerio vero oppido trans fretum sito MMD, ut diximus, passus. Haec ibi latitudo Asiam ab Europa separat, eaque ipsa pedibus plerumque pervia glaciato freto. Bospori Cimmerii longitudo XII D passuum. oppida habet Hermissium, Mirraecium et intus insulam Alopecen.» 18

19

2 0


Ценные сведения о Керченском проливе и переправе через не­ го содержатся в сообщении Страбона. «Устье Меотиды называет­ ся Киммерийским Боспором. В начале устье более широко - око­ ло 70 стадий; здесь переправляются из окрестностей Пантикапея в ближайший азиатский город Фанагорию; оканчивается устье гораздо более узким проливом. Этот пролив и река Танаис, те­ кущая прямо с севера в озеро и его устье, отделяет Европу от Азии. Река Танаис впадает в озеро двумя устьями, которые нахо­ дятся в 60 стадиях друг от друга. [...] При входе в Киммерий­ ский Боспор налево лежит городок Мирмекий, в 20 стадиях от Пантикапея. Вдвое дальше от Мирмекия лежит селение Парфений; здесь самый узкий вход - около 20 стадий; напротив этого селения в Азии расположено селение под названием Ахиллей.» [Strabo, VII, 4.5]. В описании древних авторов Керченский пролив упоминается как «болото» [Mela. I] с небольшими глубинами, с островами, который зимой замерзает, что свидетельствует о небольших глу­ бинах и более низкой солености вод Керченского пролива. В замечаниях о климате северного побережья Понта Страбон отме­ чает, что виноград на Боспоре мелкий и на зиму окапывается землею. «Ледяной покров же там, в устье Меотийского озера, столь крепок, что в какой-то местности, зимой полководец Митридата одержал в конном строю победу над варварами...» В пантикапейском храме хранилась бронзовая гидрия, лопнувшая от мороза [Strabo, II,Г, 16]. «Суровость холодов лучше всего обна­ руживается в связи с тем, что происходит в устье Меотиды. Морской путь из Пантикапея в Фанагорию становится доступ­ ным для повозок, так что это не только морское путешествие, но и сухопутное." [Strabo, VII,3,18]. Турецкий путешественник XVII века Эвлия Челеби, описывая Керченский пролив, сообща­ ет, что он имеет две неполные мили длины. Со стороны Таман­ ского полуострова располагается мель шириной в милю, глуби­ ной в рост человека или только на аршин [Эвлия Челеби, 1996. С. 168]. Интересно и сообщение К.К.Герца: "По утверждению 21

Перевод Г.А.Стратановского.


таманских старожилов, во времена татар последние переезжали с северной косы в Керчь на верблюдах" [Герц, 1870. С. 15]. По мнению А.В.Куликова в античный период глубины в Кер­ ченском проливе колебались до 2 м [Куликов, 1995], что делало переправу возможным практически в любом месте от мыса Фо­ нарь до Нимфея. В этом случае определяющую роль для пере правы играли дороги и удобство спуска на берег. В зимний пери­ од, по сведениям Страбона, лед в проливе доходит до линии Ак­ ра - Корокондама [Stabo, XI. 2.8], что делает возможным пере­ праву в зимний период в любом месте. По сообщению Геродота пролив замерзает и скифы по льду с повозками переправляются на другую сторону [Herod. IV. 28] [Подробнее см.: Бахтина, Виноградов, Рогов, 1985]. Сомнения в достоверности описанной Геродотом ситуации высказал Ю.А.Виноградов, предположив, что в первые века освоения греками данного района колонисты столкнулись с более суровыми, чем сейчас условиями [Виноградов, 1996. С.83. Тут же приведена сводка литературы по климатическим условиям района]. Не оспаривая вывод Ю.А.Виноградова о снижения температу­ ры на 2° климата в скио)ккую эпоху, замечу, что автор не учи­ тывает меньшие глубины и большую опресненность вод пролива в значительной степени влияющие на ледяной режим Керченско­ го пролива. Показательны в связи с этим свидетельства древних авторов о переходе гуннов через пролив: Зосим пишет, что они смогли пе­ рейти его по занесенному илу (льду? - Н.Ф.) из реки Танаис [Zos. 1,20 SC, I, с.342], а другие авторы выражались более неопределенно «перешли каким-то образом» [Agath. sv, V, 11]. В 1068 году князь Глеб мерил по ль#у Керченского пролива рас­ стояние от Тмутаракани до Корчева - событие зафиксированное на знаменитом тмутараканском камне. О переходе татар из Тама­ ни в Керчь в 1667 году сообщает Евдия Челеби, [Эвлия Челеби, 1996. С. 165-166]. Еще более поздние сообщения о переправе по льду содержится в отчетах Керчь-еникальского градоначальника: в 1856 году «При замерзании Керченского рейда и Еникольского пролива - временная переправа действует от Павловского мыса к


косе Тузла» , в 1881 году существовал «два перевоза - 1. между Еникале и косой Ческе, 2. между Керчью и Таманью, а когда пролив замерзает между Старым Карантином (Павловский мыс Н . Ф ) и косой Тузла» . По свидетельству Х.Зенкевича Керчен­ ский порт в суровые зимы закрывается для навигации [Зенкевич, 1894. С.48]. Существуют и совершенно недавние факты, еще не 22

2 3

Рис. 8. Реконструкция переправы через Боспор Киммерийский. зафиксированные в литературе, когда жители, живущие по обе стороны Керченского пролива, переходили по льду на другую ЦГИА (РГИА), Ф.1281, Т.6, л.93 ЦГИА (РГИА), Ф.1284, Т.70, л.452


сторону. Это свидетельствует, что и в более поздние времена Керченский пролив замерзал на значительные расстояния и пе­ реход по льду с повозками в скифскую эпоху был вполне возмо­ жен. Таким образом, доступная переправа через Боспор Киммерий­ ский существовала не только в зимнее время, но и в летний пе­ риод. Достоверно переправа может локализоваться минимум в трех местах: Порфмий (Парфенион П.Дюбрюкса) на мысе Фо­ нарь - Ахиллий, Ак-Бурун (Нимфея П.Дюбрюкса) - Корокондама, Тиритака, Нимфей - Корокондама (рис. 8). В реальности, могли существовать и другие места переправы в мелководном проливе. В зимний период переправа через пролив была доступ­ на практически везде. М.В.Скржинская на основе анализа текста Геродота [Herod. IV, 45] полагает, что говоря об переправах, Геродот имел ввиду весь Керченский прошв[Скржинская, 1988. С.6]. Доступность переправы через пролив делает сомнительным вывод В.П.Толстикова, о том что первоначально существовала только северная переправа, а затем стала действовать южная переправа в районе Нимфея [Толстиков, 1984. С.42; ср.: Скржинская, 1988. С.7]. Вывод о существовании косы Чушка значительной длины на протяжении2500 лет [Болдырев, 1958. С.84], опирающийся в основном на локализацию Порфмия, те­ перь представляется не столь убедительным. Таковы общие представления о переправе через Боспор Ким­ мерийский. В заключение хочу подчеркнуть, что для дальнейше­ го изучения темы переправы необходим не только анализ собран­ ного материала, но и новые полевые исследования.


ПРИЛОЖЕНИЕ

24

Описание поселения, отождествляемое П.Дюбрюксом с «Парфенионом* приведено в его дневниках [Дюбрюкс, 1858], однако в публикации отсутствует карта, которая без описания опубликована ранее в приложении к статье И.П.Бларамберга [Бларамберг, 1850. Табл.1, № 4 ] . В тексте также отсутствует расшифровка условных обозначений. Поскольку данные П.Дюбрюкса на сегодняшний день единственный источник об этих двух городах, считаю необходимым дать текст П.Дюбрюкса с небольшими сокращениями и указанием обозначений на плане (рис. 9 ) . 2 5

НОВЫЙ МАЯК, ПАРФЕНИОН «Я начинаю мои исследования с Маяка, как главного места, откуда весьма легко найти следы Парфениона. Этот маяк, по­ строенный в 1821 году, состоит из круглой башни 15 м в вышину и 6,4 м в диаметре; он лежит в 4,2 км на север от Еникале, на мысе, самом возвышенном месте горы, в 0,5 км от берега Азов­ ского моря. Страбон говорит о Парфенионе с такой точностью, что невоз­ можно искать его в другом месте: во 1-х, он лежал при самом входе в пролив, во 2-х, напротив развалин Ахиллеона, и в 3-х между этим местом и Мирмикием (Новым Карантином), следуя морскому берегу, нет никаких следов древних стен. Одно проти­ воречит Страбону: это именно то, что это место пролива не есть самое узкое: здесь переезд равняется 5,9 км; против же крепости Еникале он не менее 4,2 км. Впрочем расстояния на суше совер­ шенно верны; он говорит, что от Пантикапея, до Мирмикий 20 стадий и от последнего до Порфмия 40 стадий; действительно от первого моста по дороге из Керчи в Еникале, который можно Авторская орфография исправлена в соответствии с современными правилами, а устаревшие меры длины пересчитаны в метрической сис­ теме Архив ИИМК. Ф.7, №11. Л.43 24

25


считать вратами Пантикапея, до развалин находящихся на месте, называемом в простонародии Змеинным Городком, близ коего построен Новый Карантин, около 4 км; От этого же места до Маяка ­ 8 с небольшим км. [...] Чтобы открыть следы этого укрепления, надобно от Мая­ ка (А) (Табл. Ι.Ν4, D) отправиться к востоку по направлению гребня горы, который приведет к первым развалинам стены (1) в 425 м и к остаткам башни (2), построенной на скале и имевшей в диаметре до 12,8 м; продолжая идти тем же путем (В), можно видеть кой­где большие камни, лежащие еще на месте и указы­ вающие на существование здесь большой стены. На всем этом пути Азовское море остается в лево на 213 и 320 м; поверхность этой узкой полосы земли вся в крутых холмах и глубоких бал­ ках, идущих до самого моря, берега коего в этом месте утесисты; небольшие мыски, лежащие здесь, все остроконечны; высота обрывов над бухтами от 2­х до 4­х м. От башни (2), о которой было говорено выше, шла стена (3) в 2,8 м толщины; основание этой стены образовывало лестницу, по местам еще уцелевшею; эта лестница отступала от стены на 2,8 м. Стена (3) была защи­ щена двумя башнями и шла извилисто, следуя направлению ска­ лы, на которой была построена (см. А). Она упиралась в мыс (4), довольно возвышенный и составляющий последнюю оконеч­ ность Азовского моря; здесь стена, поворачивая в право, оканчи­ валась у моря, где на берегу до ныне виден фундамент и значи­ тельная часть развалин. Стена прикрывала небольшую долину лежавшую между горою, которая была в этом месте весьма кру­ та, и морем, образующим напротив залив, открытый северо­ западным ветрам. В самой же долине видны следы жилищ (5) подобных тем, какие встречаются на горе Митридат в Керчи . 26

2 6

"В 1817 году я открыл на горе Митридат 4 подобных жилища, ко­ торые суть ничто иное, как хижины: на 0,35 м под землею начиналась стена в 0,7 м вышины и 1 м ширины, по средине большой плоский ка­ мень, внизу такой же, на этом устраивался очаг; эти убежища полны обломков простых глиняных горшков, в каждом из них я находил зна­ чительное количество монет последних Савроматов и Рискупориса "


Подымаясь около башни (2), вы встречаете на углу развалины менее заметные другой стены (6), которая направлялась к юговостоку и примыкала к небольшому холму (7), на котором, веро­ ятно, была башня, по тому что он покрыт обломками камней и вершина его совершенно плоская. От этого холма на восток к Азовскому морю на расстоянии 100 м тянется главный вал (8) в 4,2 м ширины и 1,5 м высоты, который, образуя два полукруга, упирается в небольшой бугор (9) очень крутой в 4,2 м вышины. На расстоянии 17 м или 21 м к югу от первого главного вала лежит другой, на котором в различных местах видны следы фун­ дамента стены (11); по средине этой стены видно место ворот (10) или входа в 6,4 м ширины; от этих ворот шла очень крутая дорога (12) ко входу в самую долину. Этот вт��рой вал упирался, подобно первому, в бугор, о котором я говорил выше. На углу (13) с западной стороны этого вала видны следы стены (14), несколько округленной к западу и простиравшейся на расстоянии 53 м до фундамента новой стены (15), имеющей 27 м длины и оканчивавшейся кругообразно против огромной обтесанной скалы (16), лежащей по правую сторону на краю дороги, ведущей в долину (17). От угла фундамента этой стены до обтесанной ска­ лы, расстояния 30 м от башни (2) до угла, образуемого остатка­ ми стен, находится большое количество огромных камней (18), лежащих на линии несколько закругленной, и которых можно также считать остатками стены. От обтесанной скалы (16), о которой я только что говорил, начинается фундамент еще одной стены (19), идущей диагональ­ но прямо к югу на протяжении 64 м и которая, округляясь кон­ цом внутрь, соединяется посредством другой стены (20) в 19 м длины с утесом (21), обтесанным отвесно и защищавшим всю эту сторону до самого моря. От основания стены (19), начинающейся по средине долины, идет ров (22), в начале довольно широкий и постепенно суживающийся до 15 м, где он и оканчивается. На вершине гласиса (Contrescarpe) и в самом рву находится значительное количество камней, которыми был обложен ров, камни все обтесаны. На верху того места, где оканчивается ров,


виден фундамент стены (23), которая проходила через ров и продолжалась на 42 м к западу. Те места, где кончается скала (21), линия, заключающая эту скалу, продолжается главным валом (24) на протяжении 53 м, этот вал с помощью другого соединяется со стеною (25) и обра­ зует с нею длинный прямоугольник. Долина (17) с севера сжата скалами и горою (26) почти отвесную; с юга же небольшим хол­ мом (27) незначительной высоты, лежащим от запада к востоку между скалою (16) и мысом (28). На холме лежит площадка (29)( представляющая следы жилищ подобных тем, которые вид­ ны внизу в небольшой долине на северо-востоке. Возле отвесных скал на севере видны фундаменты четырех зданий: одного продолговатого (30) и трех почти квадратных (31). В стороне от скалы (21), защищавшей южную сторону, лежит довольно обширная долина (F) и небольшая гавань (G); южный мыс (11), прикрывавший эту гавань с права, и который я назвал мысом Сирен (см.Т.1, В), по тому что с боку он очень похож на группу этих фантастических земноводных, этот мыс вдается в море почти на 85 м. Эта гавань вдвое обширнее той, которая лежит в конце долины, длина коей до 105 м; но послед­ няя более удобна для нагрузки и выгрузки судов; берега её не так круты и возвышены как у первой, где они почти отвесны и имеют до 6,3 м высоты. С западной стороны мыса Сирен на расстоянии 423 м виден фундамент стены (32), идущей прямо на запад; на 27 м от того места откуда следы этой стены начинают быть заметными, лежат развалины башни (33), имевшей почти 12,6 м в диаметре; 63,4 м далее по тому же направлению видны следы другой башни, имевшей в диаметре до 8,5 м. Здесь же начинается фундамент стены в 2,8 м толщиной; эта стена шла на 32 м в том же направ­ лении как и предыдущая; далее, уклоняется влево на такое же расстояние, она восходит на возвышение в роде вала, основанием которому служит природная скала; в основании этот вал имел в толщину от 25 м до 32 м, в вышину же от 6,3 до 8,4 м, стена продолжается по валу, следуя извилинам скалы. На 100 м от нижней башни (34) лежала полубашня (35), диаметр коей имел


6,3 м; 38 м далее лежит голая отвесная скала от природы круг­ лая, выдававшаяся в поле от вала на 10,5 м. Эта скала, судя по некоторым остаткам, служила основанием башни. В этом месте оградный вал поворачивает в право почти к северу, фундамент стены остается видным; после 21м вал поворачивается еще более в право, образуя с первым направлением угол; продолжаясь в этом направлении 63,4 м, он понижается к полю и упирается в фундамент башни (36) 15 м в диаметре; фундамент же стены поворачивает здесь несколько в лево и продолжается еще на 42,2 м и оканчивается у развалин башни (37), имевшей 6,3 м в диа­ метре. В 6 или 8 шагах от этой башни, назад к Маяку, видны разва­ лины большой стены (К); они идут до самого дома смотрителя в 25 шагах от Маяка т.е. на пространстве 228 м; огромные камни, встречающиеся на всем пространстве находятся на одной линии, и вероятно суть остатки стены (В) видной на хребте горы между Маяком и первою башнею (2); часть этих камней была употреб­ лена на постройку Маяка. Что Парфенион был небольшим и мало населенным местом, в этом, убеждает небольшое число Над­ гробных насыпей встречающихся здесь; всего 7 или 10 за валом; два из них разрыты, в них найдены надгробные камни, очень красивые терракоты и золотая цепь, отличной работы; может быть в них находились и другие драгоценные вещи, но они мне неизвестны. Между насыпями (курганами) замечательна одна (L) почти у подножия вала, вся почти из камня; небольшая с верху она увеличивается по мере приближения к земле. Из вер­ шины вынули камней почти на 20 м в глубину, но я предпола­ гаю, что надобно опуститься еще по крайней мере на столько же, чтобы открыть гробницу или пещеру. [...]


ПАВЛОВСКАЯ БАТАРЕЯ, РАЗВАЛИНЫ НИМФЕИ (рис. 10) По выходе из города через старое адмиралтейство в 1,6 км дорога разветвляется на 2 части: одна, идущая по берегу моря, ведет прямо к Павловской батарее, другая же, удаляющаяся не­ сколько в сторону, вскоре приводит к крутому косогору; взойдя на косогор, тотчас показывается хутор на право от дороги; сле­ дуя далее тем же путем легко заметить колодезь; камни, лежащие впереди колодезя, равно как и те, которые разбросаны по косо­ гору и даже по краям дороги до стены, показывают, что эта стена соединялась с малым акрополем и что колодезь находился в ог­ раде, у подножия самой стены. Часть выдающаяся несколько в перед, составляла бок башни, далее фундамент продолжает идти к югу на 32 сажен до другой выдающейся части за тем стена в том же направлении тянется еще на 50 м до полукруглой башни несколько выступавшей в перед и имевшей в окружности 32 м. Далее стена идет в том же направлении, склоняясь несколько к западу, на 36,3 до выдающейся части которая равно как и 4-я часть, отступала от стены на 10,5 м. От этого места стена про­ должается на юг еще на 98 м до большой квадратной башни, по средине эта стена несколько закруглялась и по тому упиралась в 1-ю большую стену, сложенную из огромных тесанных камней на очень крутом скате, почти в 4,2 м высоты. От этой стены уцелело довольно значительное количество огромных камней лежащих еще на месте, большая же часть их свалилась в перед; в некото­ рых местах еще виден фундамент, при соединении же с главным корпусом (corps de la place) стена защищалась полуовальною башнею имевшею в окружности 25,6 м, за тем она продолжалась далее к северу на 27;7 м. За башнею главная стена продолжалась к востоку на 235 м, за тем поворачивала под прямым углом к северу и шла в этом направлении 36,2 м до небольшой квадрат­ ной башенки имевшей 6,4 м с 6с?ку и столько же в окружности. Здесь стена принимает прежнее свое направление, уклоняясь несколько к югу, и идет 245 м до двери; за дверью, имевшую 6,4 м ширины, стена идет к востоку на 85 м и поворачивает затем к


югу. склоняясь все таки к востоку, на пространстве 42,6 или 53,34 м. Далее следы исчезают, впрочем очень вероятно, что эта стена соединялась со стеною, о которой я буду говорить ниже, а теперь возвращаюсь снова к Нимфее. От квадратной башни имевшей 27,7 м с лицевой стороны 12,8 м и 17 м с боков, стена продолжалась на 102,4 м к югу и упира­ лась в поперечную стену под прямым углом. Первая стена еще почти на 70 см поднимается над поверхностью земли, хотя на всем протяжении по холму завалена остатками и обломками; ширина этой стены везде 2,3 м. Вторая стена идет к востоку и западу; в этом последнем направлении она продолжается на 8,5 м до места ворот в 8,5 м шириною'; за этою дверью фундамент ос­ тается еще видным около 12,6 м, за тем совершенно исчезает; остается только небольшое возвышение покатое на обе стороны (elevation en do апе) покрытое щебнем, которым обыкновенно набивалась середина циклопических стен. Следуя по направле­ нию этого возвышения, на 213 м встречаются развалины башни; за башнею то же возвышения, те же признаки стены идут, под прямым углом к первому направлению, к северу, склоняясь не­ сколько к западу и через 106 м приводят к остаткам стены, кото­ рая пройдя 10,6 м, упиралась в скалу; И, образуя здесь тупой входящий угол (un angle obtus rentrant), направлялась к западу и через 17 м образовывала бок квадратной полубашни имевшей 21 м с лицевой стороны; далее стена шла к северу на 50 м. Ос­ татки стены равно как и скала, в которую упиралась эта стена, лежит у подножия очень крутого косогора в 10 или 13 м высоты. За башнею стена, несколько закругленная, поднималась до вершины площадки. От стены до остатков другой находится пус­ тое пространство в 106 м лежавшее на покатости крутого косого­ ра; этот промежуток наполнен огромными камнями, которые, конечно, принадлежали стене, здесь существовавшей; я даже думаю, что многие из них и теперь лежат на прежних местах, хотя этого предположения я не успел проверить на опыте. Остат­ ки этой стены, образовавшей по видимому лицевую сторону и бока башни, шли на 12,8 м к западу и на 15 м к северо-западу. От конца этого направления снова пустое пространство в 94 м до


стены, шедшей к северо-востоку на 57,8 м. Пространство между стенами наполнено камнями, из которых некогда была сложена стена, соединявшая эти две стены. От угла фундамент поворачи­ вает прямо к северу и продолжается в этом направлении 17 м; после чего он направляется к северо-востоку на 38,4 м, далее идет опять на 12,8 м к северу, склоняясь немного к западу. От конца этой стены до остатков другой по направлению к северу находится третий промежуток в 32; за ним на пространстве 27,7 м идет к востоку стена, несколько закругленная и склоняющаяся немного к северу. Повыше лежат фундаменты 4-х круглых зда­ ний и одного продолговатого имевшего 21 м в длину и 17 в ши­ рину. От места до башни расстояния 45 м; боковые стороны башни были в 10,6 м а внутренняя окружность 21,3 м. За этой башней сохранились еще 17 м стены доходившей до небольшой круглой башни, за нею снова виден промежуток на 75 м. Стена между 4-мя круглыми зданиями и небольшою башнею имела 2,Ъ~ м толщиной. В этом промежутке, покрытом камнями и остатками стены, бывшей здесь, должна была находиться дверь; по крайней мере это самое удобное место для устройства входа, за исключе­ нием южной стороны, где действительно существовали ворота. Так как пространство между акрополем и косогором было са­ мым слабым, по этому необходимо было укрепить эти места, тем более, что те же укрепления могли защищать вход в самый акро­ поль. Впереди всего находилась овальная полубашня, далее две квадратные, защищавшие две двери, из коих одна с восточной стороны вела в наружное укрепление, имевшее также квадратную башню, обращенную к цитадели, на углу коей находилась не­ большая башня округленная внутрь. Другая дверь служила вхо­ дом в стены, идущая до дверей акрополя. Западная стена защи­ щалась большою круглою полубашнею, имевшую в окружности 17 м, западный бок цитадели был образован скалою обтесанную отвесно, на которой находилась стена, остатки коей еще сохрани­ лись в разных местах; при конце скалы находилась другая стена несколько закругленная, остатки её видны еще на пространстве 20 м. Здесь снова промежуток в 8,5 м до куртины. Эта часть акрополя похожа на круглую башню 42,67м в диаметре. На пло-


щадке этой части акрополя лежали две обтесанные скалы, из коих одна очень похожа на скалу, называемую в Керчи Митридатовым креслом, хотя последняя более разрушена. Куртина имела 12,8 м с лицевой стороны и соединялась с боковою стеною; за тем промежуток (lacune), в 12,8 м, с остатками стены; далее опять стена идущая под тупым углом, которая через 17 м упира­ лась в скалу прекрасно обтесанную в виде круглой полубашни, имевшей в объеме 10,6 м. Отсюда стена с начала следовала по гребню, потом опускалась на 42 м и упиралась в башню закруг­ ленную к западу. По средине этого последнего пространства на­ ходилась небольшая полукруглая башня. Бок башни имел 21,3 м; очень вероятно, что в эту же башню упиралась и большая стена. На скате крутого косогора с восточной стороны видны следы огромной стены на протяжении которой во многих еще местах лежат большие камни на прежних своих местах; в состав этой стены вошло множество обтесанных скал; эта стена соединялась с боковою, имевшею 21,3 м длины и продолжавшейся до куртины также в 21,3 м; за тем находилась башня имевшая 10,6 м и 12,8 м с боков, а с лицевой стороны - сажен. Куртина следовавшая за башнею имела до дверей 27,7 м. От угла последней куртины до небольшой башни лежат остатки стены. К северо-западу впереди упомянутой башни лежала скала обтесанная с двух сторон в виде стены; ее разобрали в нынешнем году на известь. Эта скала от­ делялась глубоким рвом от стен акрополя обращенного лицевою стороною к западу. На право и на лево от двери внутри ограды видны фундаменты двух зданий; одно простиралось с севера на юг на 11,7 м при 7,46 м ширины, а другое - с востока на запад, имело 10,6 м длины и 8,5 м ширины. [...] Повыше каменных зданий находится значительное количество жилищ подобных тем, которые встречаются на горе Митридат и Парфенионе. На площадке выше стен, лежат остатки большого здания, имевшего длины 32 м и ширины - 17 м. Это здание на юго-западе округлялось, а на юго-восток видны следы небольшой комнаты и части башни, несколько выше к северо-западу на вер­ шине видны фундаменты небольших 4-х круглых зданий. К се­ веру остатки какой-то постройки и к северо-западу развалины


круглого здания имевшего в диаметре 12,8 м. Все стены этих развалин имеют 1,4 м толщины. Для удобного и более правильного описания я возвращаюсь к стене которая шла к востоку на протяжении 300 м, уклоняясь несколько к северу, она достигала рва доходившего до обрыви­ стого берега моря. Этот обрывистый крутой и высокий берег тя­ нется от остатков рва по всему Белому мысу (Ак-бурун) до само­ го керченского порта, лежащего на северо-запад от мыса. Стена имела трое дверей и защищалась небольшою круглою башнею находившеюся на конце стены у самого рва, между этою башнею лежали 3 полубашни; диаметр башни равно как и внутренняя окружность трех полубашен равнялся 6,4 м. Первая и вторая дверь имели по 4,2 м ширины, а последняя обращенная к западу - 6,4 м. За первою дверью лежали две полу башни, равно как и по обеим сторонам второй двери - две небольшие полубашни, все одних размеров. За второю дверью находились также две полу­ башни подобные предъидущим, а возле третьей выходившей на север, выступал на 1 м от стены продолговатый треугольник. Фундамент стены был совершенно цел до 1821 года; только с этого времени начали разбирать с этих мест камни, которые на­ ходились на поверхности земли и были покрыты мусором, пред­ ставляя таким образом возвышение в 0,7 м покатое на обе сторо­ ны. Башни и полу башни были самой простой работы и находи­ лись в переду стены для её защиты. Стена от этого места, где главная ограда упиралась в нее, продолжалась к востоку на 363 м. Она имела два выступа (deux saillants) в 10,6 м каждый, обращенные к северу; две круглые полу башни: первая имела в объеме 17 м, а вторая - 30 м и на конце стены лежали небольшая круглая башня 15 м в диаметре. В 25,6 м от этой башни лежали две другие также круглые и того же диаметра; они соединялись между собою посредством стены (le mur rentant), за тем видно место двери или ворот; далее стена продолжает идти в том же направлении т.е. к востоку, но через несколько саженей следы её совершенно исчезают. Стены все идут к северу т.е. к Пантикапее.


Другая огромная стена, более уцелевшая, находилась на са­ мой возвышенной части горы и шла от запада к востоку; она защищала город с южной стороны. Следы этой стены начинаются от 2-х курганов; один из них, на западной стороне, очень высок, и, думаю, находится на месте башни. Стена имела 2,8 м толщины и сохранилась в целости до самой дороги из Камыш-буруна в Керчь на пространстве 213 м и, думаю, по тому что камни, из которых она сложена, по величине своей с большим трудом мо­ гут быть сдвинуты с своих мест; по местам в этой стене встреча­ ются целые скалы обтесанные в виде стены. Возле кургана лежит боковая стена башни; далее круглая башня, имевшая с лицевой стороны 34,1 м и небольшая круглая башня. От кургана до большой башни шел вал в 3,2 вышины и 8,5 м толщины; он находится дюзади большой стены, от коей уцелел еще ряд огромных обтесанных камней. Этот вал, понижаясь ма­ ло-помалу, оканчивался у небольшой башни. Здесь находилась дверь и ограда с башенкою для защиты этой двери. От дороги стена, имея один уступ, продолжается до маленькой крепостцы, имевшую круглую полубашню с западной стороны, другую с восточной и одну с продолговатым основанием. Следы стен озна­ ченные мною на плане в таком виде, как они существуют теперь, показывают что эта крепостца имела длины от севера к югу 106 м, а ширины - 96 м сажен. От угла большой иолу башни стена продолжается к югу на 106 м круглого возвышения, где, вероят­ но, была башня. От середины этой стены направлявшейся к югу, главная стена продолжает идти по прямой линии на пространстве 309 м и упирается в другую стену, которая посредством полу­ круглой башни соединялась с огромною скалою прекрасно обте­ санною и сохранившеюся почти в целости. Эта скала, занимаю­ щая ныне середину кургана, имела с западной стороны квадрат­ ную башню и соединялась с другою посредством стены довольно хорошо сохранившейся. Скала также обтесана в 4-х башен, из них западная разрушена, а 3 другие сохранились почти в цело­ сти. Впереди, к востоку, лежит обломок обтесанной скалы, и к югу, на расстоянии 25,6 м, находится также скала обтесанная в виде квадратной башни. От места, где главная стена соединялась


с поперечною, эта последняя продолжалась к югу на 32 м, а сте­ на снова принимала направление к востоку и шла по этому на­ правлению 330 м, далее поворачивала несколько к северу на про­ странстве 18 сажен, за тем шла к северо-западу на таком же рас­ стоянии до циклопического здания, имевшего вид башни, упи­ равшейся в скалу обтесанную со всех сторон. На северо-востоке эта скала имела дверь или вход; за тем лежало небольшое укреп­ ление. Циклопическая стена, лежащая впереди, 5,3 м высоты, почти цела, в ней была дверь, образованная двумя обломками скал прекрасно обтесанных. На востоке от башни, что на углу крепостцы, лежит курган соединявшийся с башнею посредством толстой стены, имеющей еще 0,7 м высоты но уже разобранной с обоих концов. В том же направлении находится другой курган, очень высокий, у подножия коего проходила стена; расстояние кургана от башни крепостцы - 42,6 м. Пониже между этим двумя курганами лежит фундамент в 2 м толщины, огромного здания почти квадратного имевшего 42,6 м и 44,8 м с боков. Это здание соединялось с укреплением и башнею стенами, та­ кой же толщины как и стены самого здания. От этой самой баш­ ни шли две стены: одна направлялась к юго-востоку на 10,6 м и за тем образовывала большую полубашню, на которой была по­ строена другая гораздо меньшая; отсюда стена тянулась на юг до ворот. Почти от середины большой полубашни другая стена шла к северо-востоку и на пространстве 17 м соединялась с двумя не­ большими башнями; между собою эти башни также соединялись стеною. От небольшой башни на восточной стороне, шла большая стена, развалины коей, пересекая дорогу, идут до трех насыпей или башен также соединявшихся между собою стенами, из них две еще уцелели. Следы стены идущие от башни показывают, что эта стена доходила также до башни. Одна из сторон ворот обра­ зовывалась круглою башнею, за которую стена продолжалась до рва вырытого в скале, на которой находилась стена, остатки коей видны или на скале или во рву. Эта стена сложена была из пре­ красных обтесанных камней различной величины от 1,42 м до OJ53 м. Эта была внутренняя относительно батареи. Во рву нахо-


дится два здания в роде башен но войти в них не мог по причине множества змей и крутизне краев рва. По окончания скалы с обоих концов ров шел по земле в тех же размерах т.е. в 5,3 м ширины. На расстоянии 38,4 м от этого рва находится другой внутри коего находилось здание такое же, как и в первом; стена шедшая здесь, была также внутренняя относительно Павловской батареи. Впереди угла большой стены лежит обтесанная скала и небольшая башня, служившая к защите этой стороны. Впереди главной стены возле дороги, идущей из Керчи в Ампелаки нахо­ дится ров вырытый здесь нарочно; также видны фундамент сте­ ны, и на вершине косогора, идущего к северо-востоку, видны остатки другой стены; возле рва находится три грота или пещеры высеченные в скале, к ним вели 3 ступени. Место годное для вылазок находилось между последним рвом и частью первого, которая упиралась в прибрежье моря; с восточной стороны в море, впереди батареи, находится множество огромных камней, падающих мысль предполагать, что здесь некогда был мол . Этот мол продолжался, вероятно, до буйка (якорный поплавок) лежавшего против мола для указания пути судам, проходившим с правой стороны его. Вне всякого сомнения, что мель была неко­ гда поднята выше поверхности моря, еще и теперь вытаскивают из воды прекрасные гладкие камни в 2,13 и 2,84 м толщиною. Быть может кроме мола продолжавшегося до буйка на восточной стороне здесь был еще и другой делавший порт Нимфеи очень удобным и надежным, хотя и не обширным. [...] Поверяя в последний раз мои планы развалины Нимфеи и ог­ ромных стен, я в то же время старался открыть следы оборони­ тельных укреплений, которые должны были соединиться с глав­ ною стеною. Для этого я принял направление несколько в право от хутора г.Кистеня, оставляя при этом в 100 шагах к северу от хутора на левой стороне бугор довольно возвышенный. Против этого бугра я открыл прекрасно сохранившийся фундамент баш­ ни, имевшей 21 м в диаметре; к ней примыкала стена, возвы27

27

П.Дюбрюкс отмечает, что порт у Павловской батареи был закрыт

от западных ветров [Дюбрюкс, 1858. С.46]


шающая еще над землею почти на 70 см; её направление 36,2 м, а отсюда поворачивает к югу. Следы фундамента шедшего до угла на расстоянии 32 м поворачивали под прямым углом к запа­ ду и шли в этом направлении 25,6 м, далее поворачивали к югу на 8,5 м за тем снова к западу на 21,3 м, потом к северу 4,2 м и наконец к востоку на 8,5 м. Все эти стены вместе с круглою, которая шла от башни, образовывали огромное неправильное здание; возле этого здания, впереди башни на юг, лежало огром­ ное неправильное здание; возле этого здания, впереди башни на юг, лежало другое имевшее 62 м в основании, 91 м с западной стороны и возле башни 12,8 м. Остатки наружных стен образуют различные углы, как я и означил их на плане, равно как и внут­ ренние перегородки; в этом составляет исключение стена окру­ жавшая башню и еще стена, обе они имели 2,8 м толщины, меж­ ду тем как стены зданий имели только 0,75 м. От угла большой стены ряд камней лежащих еще на этом месте и продолжающий­ ся до обтесанной скалы, бывшей впереди акрополя, показывает, что эти места составляли также часть города; в этом еще более убеждает другой ряд огромных камней идущий от башни к югу и соединяющийся со стеною города 4-х небольших круглых зданий. Все перерывы между этими различными стенами наполнены ос­ татками фундаментов, срываемых с 1816 года до этих пор; все ямы этих мест были квадратные и продолговатые. [...] Взглянем теперь во внутренность города. Самый высокий бу­ гор на восточной стороне был окружен циклопическою стеною, следы которой еще до сих пор очень видны; внутренность этой ограды была наполнена зданиями; к северу от берега лежала башня и стела, эта последняя по её положению, должна была соединяться с оградою бугра. Так как главною целью моих разысканий было открытие сле­ дов стены соединявшей стену с укреплениями города, то я и об­ ратился к покатости на западной стороне, где без труда нашел остатки большой циклопической стены, не замеченной мною пре­ жде, потому что всегда проходил выше этого места. Эта стена шла от наружной ограды города до подошвы горы; пересекала дорогу и соединялась со скалою обтесанную конусообразно; от-


сюда поворачивала к югу, в след за тем к востоку и наконец, поворачивая снова к югу, упиралась в башню; эта башня соеди­ нялась с 1-м курганом посредством стены в сажен длины. Я не мог поместить этих последних развалин вполне на моем плане, по тому что он был уже окончен, когда я делал мои последние рас­ копки; впрочем я прибавил к плану начала их и назначил башню на листе к которому приложен план. В заключение следует ска­ зать, что и здесь, как и в Пантикапее, гору населяли остатки древних обитателей, а жилище греков были внизу. В этом убеж­ дает значительное количество остатков зданий квадратных и про­ долговатых, встречающихся между башнею и 4-мя небольшими круглыми зданиями. [...} Литература Абрамов А.П., Паромов Я.М. Раннеантичные поселения Таман­ ского п о л у о с т р о в а / / Боспорский сборник 2. М., 1993. С.2598. Беккер П. Керчь и Тамань в июле месяце 1852 г . / / Пропилеи. III. М., 1853. С.349-382. Бларамберг И.П. Замечания на некоторые места древней геогра­ фии Тавриды/ / З О О И Д . II. 1850. С.1-19. Болдырев В.Л. Процессы отмирания аккумулятивных береговых форм на примере Керченского п р о л и в а / / Труды института океанологии АН СССР. 1958. Т.28. Болдырев В.Л. История развития и современная динамика косы Ч у ш к а / / Труды института океанологии АН СССР. 1961. Т.48. Болтрик Ю.В. Сухопутные коммуникации С к и ф и и / / СА №4. 1990. С.30-31. Болтрик Ю.В., Фиалко Е.Е. К вопросу о локализации гавани К р е м н ы / / Скифы Северного Причерноморья. Киев, 1987. С.40-48. Бахтина М.Ю., Виноградов Ю.А., Рогов Е.Я. Об одном из маршрутов военных и сезонных миграций кочевых с к и ф о в / / ВДИ, 1980. №4. С.155-161.


Веселое В.В. Древние городища в районе Синягино (к вопросу о местоположении Парфения и П о р ф м и я ) / / Археология и ис­ тория Боспора. I. Симферополь, 1952. С.227-237. Визе В.Ю. Историческое прошлое наносных образований в Кер­ ченском проливе, в особенности косы Т у з л ы / / Известия Центрального гидрометеорологического бюро. 1927, Вып. 7. С.129-167. Виноградов Ю.А. Природный фактор 'в развитии Боспора в скифскую эпоху (VI-IV вв. до н . э . ) / / ВДИ, 1996. № 3 . С.7788. Гайдукевич В.Ф. Боспорское царство. М-Л., 1949. 624 с. Герц К. Археологическая топография Таманского полуострова. М., 1870. 128 с. Гриневич К.Э. Археологические разведки в северо-восточной части Керченского полуострова/ / ИТОИАЭ. 1. 1927. С.47-52. Гриневич К.Э. Юз-Оба (Боспорский могильник IV века до н . э . ) / / Археология и история Боспора. 1. Симферополь, 1952. С.129-147. Дюбрюкс П. Описание развалин и следов городов и укреплений, некогда существовавших на европейском берегу Босфора Киммерийского, от входа в пролив близ Еникальского маяка до горы Опук включительно, при Черном м о р е / / ЗООИД, IV. 1858. С.3-84. Зенкевич X. Керчь в прошедшем и настоящем. Керчь, 1894. 162 с. Кастанаян Е.Г. Раскопки Порфмия в 1968 г . / / КСИА.130. 1972. С.77-82. Кастанаян Е.Г. П о р ф м и й / / Etudes et Travaux. XIII. 1983. Р.162-168. Кастанаян Е.Г. Археологическая разведка на городище Парфений в 1949 г . / / МИА №85. М-Л., 1958. С.254-265. Качарава Д.Д., Квиркелия Г.Т. Города и поселения Причерно­ морья античной эпохи. Тбилиси, 1991. 656 с. Кругликова И.Т. Сельское хозяйство Боспора. М., 1975. 300 с. Куликов А. В. К реконструкции природных условий Керченскотаманского района в античную э п о х у / / Проблемы истории, филологии, культуры. Вып. II. Москва-Магнитогорск, 1995.


Марты Ю.Ю. Научно-исследовательская работа керченского Историко-археологического музея им. А.С.Пушкина в 19371938 г г . / / ВДИ, 1939. №2. С.129-134. Масленников А.А. Раскопки на Узунларском валу (Восточный К р ы м ) / / РА, №4. 1994. С.176-184. Невесский Е.Н. К вопросу о новейшей Черноморской трансгрес­ с и и / / Труды института океанологии АН СССР. Т.28. 1958. С.23-29. Панов Д.Г. История развития Азовского моря в г о л о ц е н е / / Океанология. 1965. Вып.4. Паромов Я.М. Основные этапы освоения Таманского полуостро­ ва в античную э п о х у / / Автореферат дисс. канд. ист. наук. Спб, 1994. 25 с. Паромов Я.М. Главные дороги Таманского полуострова в антич­ ное время//Древности Боспора. Т.1. М., 1998. С.216-225. Скржинская М.В. Происхождение киммерийской топонимики в Северном Причерноморье/ / Античные древности Северного Причерноморья. Киев, 1988. Сорокина Н.П. Тузлинский некрополь. М., 1957. Толстиков В.П. К проблеме образования Боспорского государст­ ва// ВДИ, 1984, № 3 . Тохтасьев С Р . Посвятительное граффито из П о р ф м и я / / Древнее Причерноморье. Краткие сообщения Одесского Ар­ хеологического Общества. Одесса, 1993. С.74-75. Цветаева Г.А. Курганный некрополь П а н т и к а п е я / / Пантика­ пеи. МИА №56. М., 1957. Шелов-Коведяев Ф.В. История Боспора в VI-IV вв. до н . э . / / Древнейшие государства на территории СССР. М., 1985. Шестаков С.А. О локализации Боспорского города Г е р м е с и я / / Проблемы археологии и истории Боспора. Тез. докл. конф. Керчь, 1991. С.37-38. Шилик К.К. Обнаружение двух античных городов на дне Кер­ ченского п р о л и в а / / Тракия Понтика IV. София, 1991. С.427-434. Шнюков

Е.Ф., Алешин

В.М., Путь

А.Л., Науменко

П.И.,

Ино­

земцев Ю.И., Скиба С И . Керченский пролив. Киев, 1981.


Шургая И Т . П о р ф м и й / / Античные государства Северного Причерноморья. Археология СССР. М., 1984. С.69-70. Челеби Эвлия. Книга путешествий Эвлии Челеби. Походы с та­ тарами и путешествия по Крыму (1641-1677 гг.). Симферо­ поль, 1996. Clarke M.E.-D. Voyages en Russie, en Tartarie et en Turquie. T.2. Paris, 1812.

Fedoseev

N.F.

ONCE AGAIN ABOUT A CROSSINGS OVER THE CIMMERIAN BOSPORUS The article provides data for a new localization of Par-thenium on the Fonar promontory on the extremity of the Kerch peninsula. The fortified city on the outskirts of the village of Zhukovka is Parthenium. Heraclea should be localized on the site of the fortress of Yenikale. The crossings over the Cimmerian Bosporus could be localized with some certainty at least in three places: Parthenium on the Fonar promontory Achilleum Ak-Burun (P.O. Nymphaeum) Korokondama, Tiritake, Nymphaeum Korokondama. The existence of crossings there is borne out by the ancient roads on both sides of the Straits. Actually, other crossings may have existed in the shal­ low waters of the Straits. In winter time the Straits could have been crossed practically everywhere. The conclusion about the exis­ tence of the long Chushka spit for 2500 years, based primarily on the localization of Parthenium does not seem convincing in view of the data described. The settlement on the Yuz-Oba ridge previously regarded as "a settlement of stonemasons and gravediggers" is dated to a later pe­ riod than the burials in Yuz-Oba, and in all probability it carried out defense functions at the crossroads to Yuz-Oba and the Tiritake rampart.


С. Л. Шестаков К ВОПРОСУ О ЛОКАЛИЗАЦИИ БОСПОРСКОГО ГОРОДА ГЕРМИСИЯ 1

В исторической географии Боспора существует достаточно много нерешенных вопросов. Таковым является вопрос о некото­ рых населенных пунктах, упомянутых античными авторам и не получивших пока сколько-нибудь определенной локализации. К их числу относится город Гермисий. Он упомянут Помпонием Мелой: "Со стороны Босфора Киммерийского лежат города: Мирмекий, Пантикапей, Феодосия, Гермисий..." [Mela, II.1] и Плинием Старшим: "Длина Босфора Киммерийского 12.500 ша­ гов; здесь лежат города Гермисий и Мирмекий, а внутри пролива остров Алопека" [Plin., IV,87]. Информация об этом городе, весьма лаконичная и как будто не содержит точного указания о его местонахождении. Видимо это обстоятельство, а также - не­ достаточная информация о древних поселениях на Керченском полуострове затруднили в прошлом определение местонахожде­ ния города. В.В.Латышев предположительно помещал Гермисий на Юж­ ном берегу озера Тобечик, а в другом случае - за Пантикапеем, ближе к Меотиде (Азовскому морю), в обоих случаях без какойлибо аргументации [Латышев, 1909. С.61]. Относительно лока­ лизации Гермисия интересные замечания содержатся в коммента­ риях к переводу «Skythica et Caucasica* В.В.Латышева, поме­ щенном в журнале "Вестник древней истории". Так отмечено, что упомянутый Мелой Гермисий называет также Плиний между Пантикапеем и Мирмекием. При этом сделано его отождествле­ ние с пунктом Ratyra [Anon. Rav. 173], якобы локализованном Текст доклада, прочитанного на конференции 16 октября 1991 года в г.Керчи. См.: [Шестаков С.А. О локализации Боспорского города Гермесия/ / Проблемы археологии и истории Боспора. Тез. докл. конф. Керчь, 1991. С.37-38]. 1


на месте современной Керчи [Латышев, 1949. С.278, прим. 10]. В комментарии к переводу соответствующего пассажа из Плиния указано: Гермисий "должен быть локализован на месте современ­ ного города Керчи, где­либо в северо­восточной его части» [Латышев, 1949. С.282, прим.9]. Более определенно о локализа­ ции Гермисия выразил свою точку зрения В.Ф.Гайдукевич. Не отождествив этот город ни с одним городищем, но не соглашаясь с предположением Латышева о местонахождении к югу от озера Тобечик, он заметил: "... видно, что Гермисий, о котором говорит Плиний, был где­то в районе Мирмекия, в той части восточной оконечности Керченского полуострова, где пролив имеет наи­ меньшую ширину" [Гайдукевич, 1959. С.213]. Таким образом, Гермисий локализовался в двух противопо­ ложных местах: к югу и северо­востоку от г. Керчи, и не был соотнесен с каким­нибудь античным городищем. Проведенные автором в 1987­1990 гг. археологические обсле­ дования в Восточной части Керченского полуострова и, в частно­ сти, на мысе Ак­Бурун в Керчи дают, как нам кажется, возмож­ ность более точной локализации Гермисия. Обследование На мысе Ак­Бурун проведено, главным образом, с целью выявления ар­ хеологических памятников, открытых в ΧΙΧ­ΧΧ вв., местонахо­ ждение которых оказалось со временем забытым. Мыс Ак­Бурун глубоко вдается в Керченский пролив, отделяя Керченскую и Кымыш­бурунекую бухты, в глубине которых на­ ходились соответственно Пантикапеи и Тиритака. восточная око­ нечность мыса раздваивается Павловской бухтой, образуя к севе­ ру от нее собственно мыс Ак­Бурун, а к югу ­ мыс Павловский. Сюда со стороны Таманского полуострова подходит коса Тузла, имевшая теперь с 1925, когда образовалась Тузлинская промоина [Беренбейм, 1955. С. 175], вид острова. Очень высокие берега мыса только в районе Павловской бухты понижены и пригодны для морской деятельности. Сравнительно небольшая территория мыса имеет изрезанный рельеф, плодородную почву и несколько источников воды. Такие условия были несомненно благоприятны для заселения этой местности в древности, что подтверждается археологическими находками.


Мыс Ак-Бурун и его археологические памятники привлекали внимание ученых еще со времен П.Палласа. Однако первые об­ стоятельные исследования были проведены П.Дюбрюксом [Дюбрюкс, 1858. С.3-5]. В 1823-1827 гг. было обнаружено крупное городище, обнесенное валами и стенами с многочисленными баш­ нями. Это городище П.Дюбрюкс ошибочно принимал за Нимфей. В последующем открытое Дюбрюксом городище выпало вообще из поля зрения археологов, считавших, что оно уничтожено в результате беллигеративного изменения ландшафта. Последую­ щие исследования на Ак-Буруне производились А.Е.Люценко и связаны исключительно с раскопками курганов [Ростовцев, 1925. С.256]. Им же впервые обследован случайно открытый иудей­ ский некрополь [КБН, №746] в 1867 году, исследование которого продолжал В.В.Шкорпил [Шкорпил, 1900. С. 107] в 1899 году и Ю.Ю.Марти [КБН, №743] в 1912 году. В 1877 году был открыт некрополь у нового госпиталя и склепы у хутора Соколова. В северной части территории мыса Ак-Бурун примыкает некрополь на Цементной слободке, исследованный В.В.Шкорпилом в 1901 1912 гг. [Шкорпил, 1903. С.82-85; Шкорпил, 1916. С. 17]. В 1958 г. сотрудники Керченского музея С.А.Семенов и В.Э.Кунин от­ крыли поселение эллинистического времени вблизи оконечности м. Ак-Бурун [Семенов, Кунин, 1962. С.257], которое ими обсле­ довалось вплоть до 1963 года. Нашими работами 1987-1990 гг. на мысе Ак-Бурун вновь вы­ явлено поселение эллинистического времени, открытое С.А.Семеновым и В.Э.Куниным, а также обнаружено еще два поселения Ак-Бурун II и Ак-Бурун III, и оборонительный вал, под защитой которого эти поселения находились (рис. 1, А). Причем оказалось, что все три поселения в свое время уже были разведаны П.Дюбрюксом и обозначены на его плане [Дюбрюкс, 1858. Табл.1] (рис. 1, Б). Выявлены также некрополи: на Це­ ментной слободке, у бывшего хутора Соколова и иудейский.


Рис.1. Кроме»того, собраны отдельные находки других периодов: от эпохи бронзы до позднего средневековья. Анализируя комплекс археологических памятников на АкБурун, мы считаем, что историческое функционирование терри­ тории характеризуется тремя взаимосвязанными факторами: на-


личием переправы через Боспор Киммерийский на азиатскую сторону Боспора, существованием поселений эллинистического времени, связанных с сельским хозяйством; расположением здесь же курганного некрополя. О существовании переправ через Бос­ пор Киммерийский писал еще Геродот [Herod., IV, 12; IV, 45] говоря о них во множественном числе. Наличие переправы у го­ рода Порфмий наиболее узкой части пролива теперь общеприня­ то [Кастанаян, 1983. С. 162]. Второе еще более узкое место в проливе, находится южнее между мысом Ак-Бурун и косой Тузла, о чем уже упоминалось выше, Несомненно, что в этом месте также существовала пере­ права причем, ее гидрологические условия были более выгодны, чем у северной переправы. Видимо, с целью укрепления подхо­ дов к переправе был сооружен оборонительный вал, снабженный множеством башен, зафиксированных П.Дюбрюксом. Централь­ ным пунктом этой оборонительной системы было городище АкБурун II, которое Дюрб��юкс и считал Нимфеем. В бутовом ос­ новании вала на участке сопредельном с поселением Ак-Бурун II, выявлена керамика конца VI - начале V вв. до Р.Х. (амфорные ножки), что дает terminus post quern сооружения вала. Поселение просуществовало до конца IV в. н. э. Два других поселения: АкБурун I, Ак-Бурун II эллинистического времени в более поздний период не существовали. На плане Дюбрюкса они тоже включе­ ны в систему обороны. Нам представляется, что эти земли нахо­ дилось в царской хоре [Дюрюкс, 1858. С.47]. По этой же причи­ не здесь находились; курганы Ак-бурунской группы; несомненно, что курганы устраивались боспорянами в зависимости от их со­ словного положения в пределах соответствующей хоры или на личных землях. После попытки Дюбрюкса разместить на Ак-Буруне Нимфей и законных возражений против этого И.П.Бларамберга [Дюбрюкс, 1858. С.47], никто более не пытался идентифицировать это горо­ дище с каким-либо из названий, упомянутых античными автора­ ми, оставшихся нелокализованными. Между тем, возможность идентификации городища на мысе Ак-Бурун с Гермисием, упо­ мянутых Мелой или Плинием, существуют. Из сообщения Мелы,


безусловно, понятно, что Гермисий лежал на европейской стороне Боспора. Более определенно говорит о положении этого города Плиний. Обозначенная им длина пролива 12 500 (pasus), равная 18,5 км, составляет лишь часть длины пролива. Полная же длина Керченского пролива по современным представлениям между траверсами: мыс Такиль - мыс Панагия и мыс Фонарь - мыс Ахеллион составляет 42 км (рис. 2). Так же длина определялась и в античное время. Об этом с абсолютной ясностью пишет Страбон: Корокондама «является концом так называемого Киммерий­ ского Боспора» Так называется узкий пролив у входа в Меотиду: он тянется от теснин между Ахиллеем и Мирмекием вплоть до Корокондамы и маленького селения по имени Акра, лежащего напротив в области пантикапейцев» [Strabo., XI,И. 8]. Отсюда нетрудно заметить, что показанная Плинием часть пролива за­ ключена между древними переправами: северной - Порфмий Ахиллий через косу Чушку, и южной - между мысом Ак-Бурун и косой Тузла . Город Гермисий и Мирмекий находились в Пре­ делах той части пролива, которая показана Плинием, и как бы отмечает в его пассаже концы указанной длины пролива. Однако Мирмекий находится на довольно значительном рас­ стоянии от северной переправы и не укладывается в длину 12 500 шагов, равных 18,5 км. Это вероятно, должно означать, что ко времени Страбона Порфмий уже не существовал, и для обозна­ чения места северной переправы применялось название близле­ жащего города Мирмекия. На втором конце указанной длины находился город Гермисий. Местонахождение его приходится на мыс Ак-Бурун, где он должен быть отождествлен с поселением Ак-Бурун И. Труднее дело обстоит с идентификацией острова Алопека, на­ ходящегося по Плинию внутри пролива. С этим островом в рав­ ной мере по указанному принципу могут быть отождествлены обе ныне существующие косы Чушка и Тузла. Однако, при отожде­ ствлении их с островом Алопека следует отдать предпочтение 2

О переправе через Боспор Киммерийский Н.Ф.Федосеева в настоящем сборнике. 2

смотри

статью


Рис.2

109


южной косе — Тузле, поскольку о ней имеются достаточно проч­ ные данные о том, что она периодически принимала поочередно вид острова и косы, соединенной с Таманским полуостровом [Беренбейм, 1955. С. 176]. Таких данных о северной косе нет, и потому к ней применить понятие острова было бы невозможным. С.А.Жебелев отмечал, что известная часть боспорских топони­ мов, восходит к греческому языку, уходит в область "мифологии". В его перечислении таковых упомянут и Гермисий. Действительно, трудно не усмотреть в названии этого города эпоним^ связь с греческим божеством. В таком случае для этого названия мог бы быть наиболее подходящим город на переправе, связанный с разного рода путешествиями и торговлей. Можно также допустить происхождение названия Гермисий и от слова ερμα, имеющего значение ­ защита, охрана. В нашем случае это бы обозначало защиту переправы через пролив. Нужно заметить, что такая же функция признана за Порфмием на северной пере­ праве [Кастанян, 1983. С. 168]. Возможно и то, что название Гермисий могло иметь в представлении боспорян двойную семан­ тику. Что касается названия острова Алопека, следует думать, что оно возникло вследствие просопопеи, так как коса Тузла Jlo своему виду и гидрогеологическим свойствам напоминает форму и поведение морской лисицы ­ αλωπεκίας (Raja clavata) [Ильин, 1949. С.36]. По этой причине остров Алопека, лежащий внутри Керченско­ го пролива, не имеет никакого отношения к Страбонову острову Фанагора, ни, тем более, к танаидскому соименному острову. Предлагая идентификацию Гермисия с городищем на мысе Ак­ Бурун и острова Алопека с косой Тузла, автор надеется, что дальнейшие археологические исследования на мысе Ак­Бурун позволят подтвердить сделанные здесь выводы.


ЛИТЕРАТУРА Беренбейм Д.Я. Тузлинская промоина и проблема рыболовства в Керченском проливе / / Известия Всесоюзного географическо­ го общества. Т.87. М., 1955. С.175­179. Гайдукевич В.Ф. Некрополи некоторых боспорских городов (по материалам раскопок 1930­х г г . ) / / М И А , 69. 1959. С.154­238 Дюбрюкс П. Описание развалин и следов городов и укреплений, некогда существовавших на европейском берегу Босфора Киммерийского, от входа в пролив близ Еникальского маяка до горы Опук включительно, при Черном м о р е / / З О О И Д , IV. 1858": С.3­84. Ильин Б.A. Raia c l a v a t a / / Промысловые рыбы СССР. М., 1949. 787 с. Кастанаян Е.Г. П о р ф м и й / / Etude et travaux. XIII. 1983. P.161­168. Латышев В.В. Краткий очерк истории Воспорского ц а р с т в а / / Латышев В.В. Ποντικά. СПб, 1909. С.60­128. Ростовцев М.И. Скифия и Боспор. Критическое обозрение па­ мятников литературных и эпиграфических. Л., 1925. 621 с. Семенов С.Α., Кунин В.Э. Разведки на Керченском полуос­ т р о в е / / Археология и история Боспора. Т.П. Симферополь, 1962. С.257­262. Шкорпил В.В. Надгробные надписи, приобретенные Мелек­ чесменским музеем в 1899 г о д у / / З О О И Д , 22. 1900. С.58­65 Шкорпил В.В. Отчет об археологических раскопках гробниц в городе Керчи и его окрестностях в 1901 г о д у / / ИАК, 7. 1903. С.74­93. Шкорпил В.В. Отчет о раскопках в г. Керчи, на Таманском по­ луострове и в Алуште в 1912 г . / / ИАК, 60. 1914. С.7­35.


S.A.Shestakov ONCE AGAIN ABOUT THE QUESTION OF LOCALIZATION OF THE BOSPORANIAN CITY GERMISIOS On the base of revision of written sources and new archeological data, the article presents a new variant of localization of bosporanian city Germisios and the island Alopeka. Both of them mentioned by Pomponium Mela and Plinium the Eldest is offered. Germisios is identified with the settlement Ak-Burun II, and the island Alopeka - with the spit Tuzla in the Kerch Strait.


Т. А. Матпковская КОМПОЗИЦИОННОЕ ПРИМЕНЕНИЕ АРХИТЕКТУРНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ И РАСТИТЕЛЬНОГО ДЕКОРА В НАДГРОБИЯХ ЕВРОПЕЙСКОГО БОСПОРА (II в. до Р.Х. - II в. н.э.) В каждом центре античного мира памятники, в том числе и надгробия, имеют свои оригинальные отличительные черты. Не являются исключением и стелы Европейского Боспора. Обраща­ ют на себя внимание архитектурные детали, обилие образцов растительного декора, составляющих обрамление главного рель­ ефа — фигурной сцены, помещенной в эдикулу. Применяя те или иные декоративные элементы, мастера создавали определен­ ный зрительный эффект строгости или помпезности памятника. Надо отметить, что каждый мастер предпочитал свой набор и характерный рисунок украшений. Это диктует необходимость учитывать их при определении мастерских надгробных стел. Блоки для надгробий заготавливали в местных каменоломнях, отдавая предпочтение плотному известняку желто-серого цвета, его еще называют дикарь-камень. Блокам придавали форму па­ раллелепипеда, который едва заметно (на 2-3 см) расширялся книзу и заканчивался шипом для постамента. Отдельные немно­ гочисленные детали выносились на узкие боковые грани. Приблизительно в центре плоскости, в одной, реже в двухтрех нишах, разворачивались фигурные сцены. Ниже следовала надпись. Ниша имела форму квадрата или прямоугольника. Вен­ цом композиции был фронтон или арка. Благодаря этому ниша приобретала вид эдикулы. На стелах можно выделить эдикулы трех типов, которые от­ личаются навершиями. 1. Наиболее распространенной была эдикула, увенчанная фронтом. Здесь можно отметить несколько вариантов, отличаю­ щихся в деталях: а. Эдикула с плоским фронтоном и тремя акротериями- цен­ тральным и боковым. Ниша с боков либо не имела обрамления


(рис. 1, / ) , либо это пилястры с обозначенными капителями и базами (рис. 1,2); б. Эдикула приобретала более нарядный вид, когда под фрон­ тоном помещался ряд розетт (рис. 1, 3). Во всех перечисленных случаях фронтон был плоским.

Рис. 1. Типы надгробий


Встречаются эдикулы с высоким фронтоном без центрального акротерия, при этом высота боковых увеличивалась, (рис. 1, 4). Фронтон чаще всего высекался на плоскости блока в низком рельефе (рис. 1, 1-4), но в отдельных случаях его вырезали по контуру, в результате чего блок стелы терял форму параллеле­ пипеда, надгробие приобретало треугольное завершение, а эдикула становилась более объемной (рис. 1, 5). 2. Арочная эдикула была не столь распространенной. В боль­ шинстве случаев на стелах воспроизводился тип триумфальной арки (рис. 1, 6). Аттик украшали розетки, а в некоторых стелах из капителей пилонов разворачивались веерные петельчатые пальметты (рис. 1, 9). Ино��да в арочных эдикулах пилоны не выделялись, арка с боков, включая архивольт, обводилась широ­ кой гладкой лентой (рис. 1, 7). Редкий образец представляет стела Феофилиска, сына Феофила, где нет аттика [КБН, № 611]. Арка завершается архивольтом, обозначенным широкой гладкой полосой с пальметтой в центре. Пяты арки также укра­ шены пальметами (рис. 1, 8). На стелах Соэста Мастариона, Некифора, сыновей Пагана [КБН, №907], и Диза, сына Бифия [КБН, №666], пяты арок опираются не на импостные капители пилонов, а на полочки, выступающие из стволов пилонов, таким образом, архивольт, как будто, висит в воздухе. На стеле сыно­ вей Пагана над аркой нависает массивный аттик, украшенный тяжелыми антропоморфными акротериями и двумя четырехлепестковыми розетками. 3. На некоторых памятниках присутствуют оба типа наверший: арка и фронтон. Фигурная сцена непосредственно обрамле­ на аркой, а над ней возвышается фронтон либо высеченный в рельефе (рис. 1, / / ) , либо свободно стоящий, вырезанный по контуру (рис. 1, 12). Все вышеупомянутые типы эдикул в большей или меньшей степени тиражировались боспорскими мастерами. Однако из этой массы выделяются нетипичные образцы. На стеле Агафа, Никарион, Агафа и Филокла [КБН, №327] эдикула имеет некоторые детали ионического ордера: капители колон с волютами, архи­ травную балку и тремя фасциями фронтон с тремя акротериями в виде пальметт. Оригинально оформлена арочная эдикула на стелах Апполония, Мегисты, Хреста [КБН, №442, 995] и Коли-


дона, Ханики, Деметрия [КБН, №442]. Она имеет вид беседки: над архивольтом, причудливо извиваясь, плетутся гибкие стебли растений, вырастающие из капителей пилястр. На стеле Маса, сына Маэя [КБН, №623], навершие состоит из широкого гладко­ го карниза, служащего постаментом для двух боковых антропо­ морфных акротериев и двух чашевидных розетт. В оформлении эдикул композиция строилась на основе симметрии и равновесия масс. Акротерии Их в основном было три: центральный и боковые. Наиболее распространенными были акротерии в виде пальметт, но значи­ тельная часть имела антропоморфные очертание и гладкую по­ верхность. Веерные петельчатые пальметты состоят из опреде­ ленного набора растительных мотивов, куда входят веер паль­ метты в качестве венца, а в основании - волюты изогнутые из стеблей. Центральный акротерии представляет собой симметрич­ ную композицию из указанных мотивов, а боковые - это полови­ ны центрального. Существует несколько типов петельчатых пальметт: - пальметты состоящие только из веера листьев, загнутых на концах под прямым углом (рис. 2, / ) ; - тот же тип, но с жестким стеблем в центре, к которому с двух сторон склоняются листья пальметты (рис. 2, 2); - пальметты с конфигурацией листа в виде крючка (рис. 2,3); - пальметты с S-образными волютами у основания, располо­ женными горизонтально. Они имеют две разновидности: когда веер пальметты расположен компактно в виде короны (рис. 2, 4) или веер широко раскинут, смыкается с нижними волютами (рис. 2, 5); - пальметты с лепестками, закрученными на концах кольцами (рис. 2, 6); - пальметты с нижними листьями, загнутыми вниз в виде во­ лют (рис. 2, 7); - пламенеющей можно назвать пальметту, у которой лепестки, плавно изгибаясь, устремлены вверх. Они напоминают языки пламени (рис. 2, 8);


Рис.2. Акротерии На боспорских стелах часто встречаются и кустистые пальмет­ ты. В центре их симметричной композиции помещен стерженьствол, вокруг которого формируется "крона" из жестких, загну­ тых кверху, ветвей (рис. 2, 10). У некоторых акротериев крона по очертаниям напоминает ель (рис. 2, / / ) . На стелах Стратоники, дочери Дама [КБН, №319] и Аммии, дочери Психариона


[КБН, №300], вокруг ромбовидного листа извиваются гибкие стебли (рис. 2, 9). Дубовый лист, разрезанный пополам, напоми­ нает акротерии на стеле Стефана, сына Стефана [КБН, №514] (рис. 2, 12). Акротерии антропоморфного очертания. Их гладкая поверх­ ность, очевидно служила фоном для росписи. Это был, скорее всего, растительный орнамент. Такое предположение позволяет сделать коронообразные пальметты, силуэт которых имеет антро­ поморфное очертание (рис. 2, 4). Также следует назвать анторопоморфные акротерии, которые имеют несколько разновидностей: - с большой приплюснутой головой и раскидистыми плечами (рис. 2, 13); - с круглой яйцевидной головой и узкими плечами (рис.2, 14); - с яйцевидной головой, раскидистыми плечами и шипами на­ верху (рис. 2, 15); - с трапецевидной головой, узкими плечами и стреловидным стержнем в центре (рис. 2, 16). С таким же стержнем встреча­ ются и пальметты, исполненные в рельефе (рис. 2, 3), что тоже указывает на растительный характер орнамента антропоморфных акротериев; - со сплюснутой головой, узкими плечами и дополнительными боковыми выступами (рис. 2, 17). Розетки Розетки обычно располагались над фронтоном, между акроте­ риями, реже выносились на боковые грани и под фронтон. Са­ мым простым типом розетки является чашевидная напоминающая фиалу. Она имела полусферическую форму. Лепестки расписы­ вались красками (рис. 3, / ) . При помощи радиальных врезов на полусферической поверхности чаши намечали трапецевидные ле­ пестки. Таким образом, получались 4, 5, 6, 8 лепестковые розет­ ки (рис. 3, 2-5). Наиболее распространенный была четырехлепестковая розетка. Чтобы "оживить" цветок гладкая поверхность трапецевидного лепестка покрывалась неглубокими радиальны­ ми насечками, Т-образными врезами, а также делалось трапеце­ видное углубление такой же конфигурации, что и лист.


Рис. 3. Типы розеток Помимо чашевидных розетт встречаются "звездчатые", с ромбовидной формой лепестка (рис. 3, 6, 7) с одним или двумя рядами листьев. Бывают и крестовидные розетки: на диск чашевидной ро­ зетки накладывается четыре ромбовидных лепестка в виде равно­ конечного креста (рис. 3, 8). Часто на одном памятнике можно встретить разные типы розетт: чашеобразные, четырех лепестковые или звездчатые — над фронтоном, двухрядные махровые — под фронтоном [Kieseritsky, Watzinger, 1909. N634. Tabl.XLIV; N529. Tabl.XXXVI]. Забота боспорских мастеров о своей оригинальности предо­ пределяла выбор эдикулы определенной формы; своеобразного рисунка акротериев и розетт, чтобы тем самым привлечь заказ­ чиков. Следует учитывать, что все рельефы были полихромными. Росписью завершалась работа над памятником, а рельефный фон деталей делал их более выразительным. ЛИТЕРАТУРА Корпус боспорских надписей. (Под редакцией В.В. Струве). М.Л., 1965. 952 с. Kieseritsky D., Watzinger С. Griechische Grabreliefs aus Sudrussland. Berlin, 1909


T.A.Matkovskaya Composition use of Architectural Elements and of Vegetable Decoration in the European Bosporus Epitaphs (И с. ВС - II с. AD) The Bosporus epitaphs have their own original features that can be seen in the main relief's setting with a figured scene. The action shows itself in a by in educulus. Three their types are distinguished: edicules crowned with a pediment or with an arcus or has both a pediment and an arcus. There were as a rule three akroterions on the pediment: a central pediment and side ones. The main types of akroterions have appear­ ance of a palmette and of an anthropomorphous outline (head and schoulders). There are also rosettes in epitaph's decoration. They were located above the pediment and in the tympanon. There are eight types of rosettes in all. Every stone-cutter workshop had got its own decorations' set and their distinctive drawings.


О. Г. Свиташева ДОРИЧЕСКИЙ ХРАМ В АНТАХ IV В. ДО Р.Х. И З ПАНТИКАПЕЯ (вариант реконструкций) Архитектура Боспора не дошла до наших дней в том величии и органичности с окружающей средой как прежде. Мы можем рассматривать лишь открытые раскопками руины и фрагментар­ ные останки зданий и сооружений. Современный уровень зданий и представленный позволяет по отдельным частям остова воссоздать конструктивную основу от­ дельного здания и крайне редко-основные кульминационные мес­ та целого ансамбля. Много внимания было уделено истории Бос­ пора с VI по IV вв. до Р.Х., особенно его наиболее ярким памят­ ником, которые позволили создать надежное обоснование рекон­ струкции отдельного здания, представить облик священного уча­ стка или города в целом, как свидетельства об уровне художест­ венно-культурной жизни Боспора. В ходе многочисленных археологических экспедиций на Боепоре были открыты целые общественные и архитектурнокультурные комплексы, остатки монументальных сооружений и их отдельные фрагменты. Эти конкретные данные в сопоставле­ нии с дошедшими до нас письменными источниками древности (сообщений античных авторов и эпиграфических источников), позволяют говорить о том, что самые величественные и грандиоз­ ные здания и сооружения на Боспоре были воздвигнуты в его столице — Пантикапее. А его акрополь был самым значительным архитектурным комплексом на Боспоре. За последние годы было много выдвинуто предложений по реконструкции пантикапейских храмов и алтарей. Они уточняют­ ся и конкретизируются в ходе получения новых археологических данных. Это работы по реконструкции храма Аполлона [Блаватский, 1957. С.28-33; Пичикян, 1984. С.156-170, С.259-260], дорическо-


го храма в антах в Пантикапее [Пичикян 1984. С. 174-176, 261], дорического храма в Мирмекий [Ковалевская, 1958. С.317-329; Пичикян, 1984. С. 191-193], пританея [Марченко, 1967. С. 140146], простительного храма ионического ордера [Пичикян, 1984. С.231-238], дорического храма в антах [Толстиков, 1986. С. 1822]. Облик Пантикапея в IV-II вв. до Р.Х. его центральных со­ оружений на акрополе и опускающихся эспланадами городскими кварталами представляются достаточно отчетливо благодаря ар­ хеологическим раскопкам города. Вершиной архитектурного ан­ самбля был храм Аполлона, доминирующий над городом. Монументальный ионический периптер, окруженный скульп­ турными изображениями и посвятительными дарами, был виден со всех точек города и с подплывающих к Пантикапею кораблей. Помимо центрального храма на акрополе и вне его находились храмы и другие крупные общественные сооружения, возведенные в ордере, о котором говорят античные авторы. Тесная жилая за­ стройка вырисовывались над линиями подпорных террас, опоя­ сывающих город. Официальная архитектура Пантикапея представлена основ­ ными видами канонических ордерных зданий, присущих всему греческому миру. По своим эстетическим и архитектурным нор­ мам она была на уровне провинциальных средиземноморских и понтийских стандартов. В 1985 году В.П.Толстиковым при раскопках на Пантикапее был открыт полностью сохранившийся фундамент античного храма и обнаружена недалеко от него фрагмёнтированная плита дорического ордера (карниз). Размеры плана фундамента 7,45x10,2 м. Размеры плиты карниза: длина — 0,85 м, ширина — 0,74 м, толщина 0,275 - 0,28 м. Длина мутул — 0,22 м, шири­ на промежутков между ними — 0,075 - 0,080 м, ширина мутул — 0,46 м. Тщательное исследование участка, где был расположен храм, а также найденные его останки, позволили В.П.Толстикову с достаточно высокой точностью определить тип храма и его раз­ меры в плане.


Рис. 1 Пантикапейский храм — антовая постройка IV в. до Р.Х., до­ рического ордера, т.е. наиболее ранняя и простая форма храма. Расположенный с восточной стороны по правилам эллинской храмовой архитектуры фасада был обрамлен двумя антами, меж­ ду которыми располагались две колонны, оформлявшие вход в


целлу храма. На антах и колоннах покоился антаблемент, состо­ явший из архитрава, триглифо-метопного фриза и карниза, над которыми возвышался фронтон. В.П.Толстиковым был предложен вариант реконструкции храма. Задача данной работы — уточнить предшествующий ва­ риант реконструкции храма, исходя из анализа дорических хра­ мов Греции и Боспора и предложить свой вариант. В качестве аналогов пантикапейскому храму был взят ряд па­ мятников дорического ордера второй половины IV - первой поло­ вины III в. до Р.Х. Греции, островов Эгейского моря, Малой Азии и Боспора.

Рис.2. Представленные в таблице 1 сооружения по своим размерам весьма различны. Отношения, то есть пропорции между отдель­ ными частями разных сооружений более постоянны. Такая сис­ тема архитектурного построения, заключавшаяся в строгом со­ блюдении отношений вертикальных частей и соразмерных им


горизонтальных перекрытий характерна для всех видов антично­ го монументального искусства. Эти пропорции, изменяясь на протяжении тысячелетий, сохраняли приверженность к канону. Выработка ордера — художественной системы наиболее сораз­ мерных пропорций стоечно-балочных конструкций, применяемых при сооружении общественно-культовых построек — достижение эллинского архитектурного творчества. Благодаря ей по отдель­ ным деталям возможно воспроизвести ордер, реконструируемого сооружения, а в некоторых случаях ордерную постройку в це­ лом. Для расчетов по восстановлению частей и храма в целом были взяты средние значения отношений по памятникам, вклю­ ченным в таблицу.


За исходный модуль принята ширина мутулы — 0,46 м, что соответствует в дорических храмах.ширине триглифа. Тогда из таблицы по ширине триглифа (0,46) и среднего зна­ чения отношения высоты триглифа к его ширине (1,54) опреде­ ляем высоту триглифа или иначе высоту фриза:0,46x1,54=0,71 м. Высоту архитрава определяем по отношению высоты фриза (0,71) к среднему отношению высоты фриза к высоте архитрава (1,050):0,70х1,05 = 0,68 м. Высота антаблемента определяется из полученной высоты архитрава (0,68) и среднего отношения вы­ соты антаблемента к высоте архитрава (2,50):0,68x2,50=1,70 м. По среднему отношению ширины метопы к ширине триглифа (1,47) и ширине триглифа (0,46) определяем ширину метопы: 0,46x1,47 = 0,68 м. Исходя из габаритов фундамента храма, в межколонном пространстве может быть размещено по одному триглифу. Тогда ширина храма будет получена из расчета длины триглифно-метопного фриза над колоннами (6 метоп - 0,68x6 4,08 м, и 7 триглифов - 0,46x7=3,22): 4,08 + 3,22 = 7,30 м. Исследованные Ю.Фоминым планы сокровищниц типа храма в антах убедительно свидетельствуют о том, что в планировке этого типа зданий заложена геометрическая основа построения. Так соотношение ширины сокровищницы афинян в Дельфах к глубине есть повторение соотношения ширины триглифов к ши­ рине метоп как 2 : 3 (длина храма 9,69 м, ширина 6,62 м). Тогда длину пантикапейского храма, исходя из выше сказан­ ного и из соотношения габаритов фундамента (ширина фунда­ мента (7,5 м) относится к длине (10,2) как 2 : 3 ) , определяем по найденной ширине храма (7,3). Приблизительно она равна (7,30x3) : 2 = 10,20 м. По найденной фрагментированной плите были определены ширина свеса карниза (0,315) и боковой угол наклона фронтона (15"). Такие боковые углы наклона в 15" ха­ рактерны для памятников античного ордера раннего эллинизма. Высоту фронтона определим по формуле, предложенной И.Р.Пичикяном. Она всегда равна половине основания, помно­ женной на тангенс бокового угла. В нашем случае (7,3 + 0,630): 2 )х0,2679 = 1,062 м.


В результате анализа пропорций античных храмов в антах до­ рического ордера было выяснено, что геометрическое построение фасада таких храмов основывается на правиле "золотого сече­ ния", то есть меньшая часть ордера (высота антаблемента плюс фронтон) так относятся к большей части (высоте колон), как эта последняя (высота колон) (к сумме обеих) высоте здания. Это отношение приблизительно равно 1:1,616. Зная значение высоты антаблемента и фронтона можно определить высоту колонн, она равна: (1,062 + 1,7)х1,616 = 4,85 м. Высота всего сооружения будет: 4,85 + 2,762 = 7,64 м, что приблизительно близко по зна­ чению к ширине этого храма. Это характерно для пропорций храмов такого типа, как пантикапейский, где геометрической ос­ новой построения композиции фасада является квадрат, вписан­ ный круг, что дает высоту от стилобата до конька фронтона, равную максимальной ширине храма по внешним сторонам ант. Зная высоту колонн рассматриваемого храма (4,85 м) можно определить высоту капители по среднему отношению высоты ка­ пители к высоте колонны (0,064 м) : 4,85x0,064 = 0,31 м. Ниж­ ний диаметр колонн определим по отношению высоты колонны к нижнему диаметру (5,97) : 4,85 : 5,97 = 0,81 м. Верхний диаметр колонн определим по высоте капители (0,31) и среднему отноше­ нию верхнего диаметра к высоте капители (2,01): 0,31x2,01 = 0,62 м. Подобная реконструкция, в том числе и предложенная попыт­ ка восстановить облик одного из сооружений на Пантикапее, приближает нас к пониманию характера храмовой и гражданской архитектуры столицы Боспора. Конечный результат предложенной попытки реконструкции пантикапейского храма в антах дорического ордера сходен в об­ щих габаритах с предшествующим вариантом реконструкции это­ го храма В.П.Толстиковым. Отличие данной работы — незначи­ тельные отклонения в значениях высот антаблемента и ширины здания. Довольно близкую по размерам и пропорциям в плане анало­ гию пантикапейскому храму представляет план храма в" антах Афродиты в Кепах — на Боспоре и план сокровищницы афинян


в Дельфах — Греции. Анализируемый материал показал, что мо­ нументальной архитектуре Пантикапея были свойственны обще­ греческие черты и что в ней представлены основные виды кано­ нических ордерных зданий, присущих всему греческому миру. ЛИТЕРАТУРА Блаватский В.Д. Строительное дело Пантикапея по данным рас­ копок 1945­1949 и 1952­1953 гг./ / Пантикапей. МИА. №56. М.­Л., 1957. С.5­95. Витрувий. Десять книг об архитектуре. М., 1936. Кн. 3 гл.1­У, с. 65­76, кн.4 гл. ΙΙΙ­ΙΧ, с.82­106 Всеобщая история архитектуры. М., 1973. Т.2, С.23, 24, 33­37, 70­73, 347, 363­381. Ковалевская Л.Е. Из истории архитектуры Мирмекия. (Опыт реконструкции здания дорического ордера по архитектурным ф р а г м е н т а м ) / / Боспорские города. МИА. №85. II, М­Л. 1958. С.317­329. Марченко И.Д. Из истории архитектуры П а н т и к а п е я / / Куль­ тура античного мира. М., 1966. С. 140­146. Мессель Э. Пропорции в античности и в средние века. М., 1936. С.11­62, 134­160. Пичикян И.Р. Малая Азия и Северное Причерноморье. М., 1984. 294 с. Сокольский Н.И. Таманский Толос и резиденция Хрисалика. М., 1976. Сокольский Н.И. Деревообрабатывающее ремесло в античных государствах Северного Причерноморья. М., 1971. 289 с. Сорокина Н.П., Усачева О.Н. К е п ы / / Античные государства Северного Причерноморья. Археология СССР. М., 1984. С П . Гл.5. С.84­86, С142. Толстиков В.П. Отчет о раскопках на Пантикапее в 1985 г . / Архив КГИКЗ, опись N 2, ед. хр. 885. Лист 23­27. Толстиков В.П. Отчет о раскопках на Пантикапее в 1986 г . / Архив КГИКЗ, опись N 2, ед. хр. 931. Лист 18­22. Федоров Б.И. О дорической архитектуре греческого Херсонеса / / Проблемы развития зарубежного искусства. Вып. IV. Л., 1974. С.22­30. Косн W. Maly Lexikon architektury. Bratislava, 1975. S.170 Parnicki­Pudelko S. Architektura Starosythey C recji. Warszawa, 1975. S.116­118.


|

IV-III

III в. 260 г

350 г.

290 г.

350 г.

Дата до Р.Х.

Место нахождения

Эпидавр Храм Артемиды Пергам Храм Афины Никефоры Дворец (Македония) Палатица Храм A j Самофракия 1 Самофракия Мраморный храм Мирмекий I Xpa>i в Антах

i

Наименовали с сооружения

,

0.45

0,35

0.16

2,98

0.858 1.09

1.43

2.04 2,40 j

| \

0,33 0.408 |

0.67 0.84

j |

4,67 7.10

2.91

0.34

0.95

0,72

1

0.295

0,60

0.75

5,26 5.22

2.367

0.28

расстояние между колонами 1.54 нысота капители

0,512

верхний диаметр

0,66

нижний диаметр

4.25

высота

|


I

I 1 1

1

высота карниза

высота фриза

высота архитрава

0,41 j 0,24 1 0.48 1 1.13 0.478 1 1.224 1 0.208 1 0,538 1 0,21 1 0.63 I 0,63 1 1.47 0,62 I 1.476 I 0.232 I 0,624 I 0.76 1 0,64 ] 1.616 I 0,215 1 0,32 ] 0,77 1 0,18 1 0,77 1 Среднее отношение по.всем памятникам:

общая высота

0.32 0,312 0.39 0.41 0,48 0,18

ширина триглифа

РАЗМЕРЫ А Н Т А М Б Л Е М Е Н Т

1 1 I ι | 1 0,46 0.472 0.5 0.60 0,72 0.279

ширина метопы

|

I

1 I

1 1

2

ι

1 2 2 1 .

количество триглифов

1

верхнего диаметра

КОЛОНА верхний высоты к диаметр к нижнему диаметру высоте капители нижнему 1.83 6,44 | 0.78 1 2.00 | 2.03 0.80 1 5.50 | 2.12 0.76 | 2,03 5.44 | 0,78 | 6,50 | 2.05 0.77 | 2.12 6.65 | 0.78 ] 5.97 | 2.01 0,78 j

ОТНОШЕНИЯ

| |

|

1

| |

I


0.066 0,056

0.063 0.070 0.058

0.054 0,064

1 I 1

1 I

κ

высота канители к высоте колон

! 1

I

1

| 1

1 | |

1 |

2.34 3.16 3.07 2.38 2.20 3.17 2.49

| | Ί I | | |

3.76 4.28 3,55 3.16 4.40 3.87 3.71

О Л 0 Η A расстоян высота ие между колоны к осями высоте колон к антаблем диаметру ента

| | |

I

|

1

|

I

0.21 0.17 0.14 0.16 0.13 0,23 0.16

высота карнизов к высоте антаблем сита

| |

ι

| | | |

f

ОТНОШЕНИЯ 1 А Н Т / к Б Л Ε Μ Ε Η Τ 1 высота ширина ширина высота высота высота фриза κ метопы к метопы к антаблем фриза к триглифа ширине ее высоте еита к высоте χ его триглифа высоте высоте карниза архитра­ ширине архитра­ ва ва 2.0 | 1.02 | 0,96 | 1.50 1 2.76 1 1.43 1 0.87 | 2.58 1 1.53 | 2.60 1 1.12 1 1.40 | 2.33 | 1.00 1 1.61 ι _._U9 1 0.92 I 3.00 1 2.40 | 2.07 | 1.46 | 0.96 | 1.56 j 1.01 1 2.54 | 1.50 | 1.18 | | 1.58 1 0.95 1 3.53 1.77 | 1.02 | 2.85 | 1.50 | 1.56 | 1.18 1 1.47 | 2.50 | 0.95 1 2 65 | i.os ι 1.54


О. G. S vitasheva A DORIC TEMPLE IN ANTS OF THE IV CENTURY ВС FROM ΡΑΝΉΚΑΡΑΙΟΝ (Variant of reconstruction) The author offers the variant of reconstruction of a Doric temple, uncovered on a Mitridate Mount in 1985. A Doric temple of the IV century ВС is the earliest and the most simple form in the construction of temples. Rather similar to it in their plans are: the temple of Aphrodite in Kepy on Bosporus and the treasury of the inhabitants Athens in Delphi, Greece. The author's variant of reconstruction shows that monumental architecture in Pantikapaion has reculiar Greek features, and all the basic types of canonical order buildings typical for Greek construction, are presented in it.


В.

Η.Зинько

АНТИЧНОЕ СЕЛЬСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ БЛИЗ МИРМЕКИЯ В 1950 году в 2 км северо­западу от городища Мирмекий бы­ ли обнаружены следы античного сельского поселения. Раскопки, проведенные в 1951­1956 гг. Боспорской экспедицией под руко­ водством В.Ф.Гайдукевича, вскрыли на площади 1700 кв.м об­ ширный архитектурный комплекс, состоящий из построек раз­ личного назначения и примыкающих к ним мощенных дворов (рис.1, / ) . По предположению В.Ф.Гайдукевича, весь комплекс, занимающий достаточно большую площадь, с запада на восток около 55 метров и примерно столько же с севера на юг — пред­ ставлял собой большую загородную сельскую усадьбу [Гайдукевич, 1981. С.56]. К сожалению, материалы раскопок этого памятника в дальнейшем использовались без должного ана­ лиза. Подчас исследователи даже неправильно определяют ее местоположение [Сапрыкин, 1996. С.270]. Поэтому я обратился вновь к полевой документации, хранящейся в архиве ИИМК РАН. Тщательный анализ планов и разрезов комплекса, изуче­ ние полевой документации дает основание по новому рассмотреть этот широко известный комплекс [Зинько, 1991. С.29­31]. Раскопанный комплекс в целом представлял собой однослой­ ный памятник [Гайдукевич, 1981. С.58]. Изменение планировки, перестройки происходили на протяжении всего периода функ­ ционирования без изменения горизонта вымосток дворов. Доста­ точно стабильными были и уровни полов в помещениях. Наблю­ дения, сделанные В.Ф.Гайдукевичем в процессе раскопок, а так­ же вещественный материал свидетельствует о том, что строитель­ ство комплекса в его максимальных размерах не превышает не­ сколько десятилетий и охватывает время от рубежа IV­ΠΙ вв. до середины III века до Р.Х. Постройки просуществовали до первой половины I в. до Р.Х., при этом, по предположению В.Ф.Гайдукевича, если первоначально комплекс расширялся и 1

1

Фонд №70 « В. Ф. Гайдукевич» №85­91, 51 \ 14, 51 \ 15, 5 2 \ 1 3 , 7 4 \ 5 , 8 3 \ 1 2 , 7 5 \ 9 ; Ф.35, № 9 2 ­ 9 3 / Архив ИИМК.


процветал, так со второй половины II в. до Р.Х. он постепенно деградировал и разрушался. Причем, общая планировка и функ­ циональное назначение построек существенно меняется в конце III - начале II вв. до Р.Х. Керамический материал и монеты оп­ ределяют время существования поселения с рубежа IV-III вв. по вторую четверть I века до Р.Х. Судя по отсутствию веществен­ ных находок, которые датируются серединой - второй половиной III в. до Р.Х., комплекс в это время переживает период запусте­ ния. Поэтом можно выделить два хронологических периода: пер­ вый — рубеж IV-III вв.- середина III в. до Р.Х. и второй — ко­ нец III - первая половина I в. до Р.Х. В рамках этой статьи я проанализирую жилищно-хозяйственные комплексы первого пе­ риода. При всей фрагментарности комплекса, однако вполне можно ре­ конструировать его планировку для первого периода. Еще в ходе раскопок В.Ф.Гайдукевичем было установлено, что первоначаль­ но, на рубеже IV-III вв. до Р.Х. возводится постройка в западной части комплекса [Гайдукевич, 1981. С.57]. Эта сельская усадьба №1 (рис.1, 2), ориентированная сторонами по странам света, была почти квадратная в плане (18x24 м) с типичной для грече­ ских сельских усадеб замкнутой планировкой и хозяйственным двором в центре. Группа основных помещений занимает северную часть усадебного комплекса, что является характерной особенно­ стью жилых блоков сельских усадеб [Крыжицкий, 1982. С.55]. Помещения, которых первоначально было 4, группировались в один ряд длиною 18 м. Сохранились два ряда северо-восточных помещений В и Г. Первоначально размеры помещения В — 3.2x6.2 м. Помещение Г, вход в которое вероятно был с южной стороны, значительно больше по размерам, его длина 6.2 м, ши­ рина 4.2 м. Судя по большому количе ству обломков расписной штукатурки, окрашенной в желтый, красный и белый цвета, най­ денных близ стен, помещение Г было украшено полихромной росписью. Остальные помещения северного ряда были уничто­ жены при возведении на их месте большой винодельни VI во втором периоде. Южнее северного ряда помещений располагался мощеный двор площадью 87.5 кв. м. Центральную часть двора занимала вымостка (2а, За), состоящая из крупных плит. С северной и за-


падной сторон вымостка ограничена поставленными в один ряд продолговатыми плитами, образующими ступенчатый переход к более высокой части двора [Гайдукевич, 1981. С.58. Рис.2]. На отдельных плитах, как это явствует из архивных чертежей [Ф.35. оп.1, Nb92, Л.1], были крупные углубления, предназна­ ченные для укрепления деревянных (или каменных) опор навеса. Вероятно вдоль всего северного ряда помещений располагалась крытая черепицей пастада шириной более 2 м. С западной сторо­ ны навес примыкал непосредственно к внешней стене усадьбы, так как каких­либо остатков помещений здесь не выявлено. Воз­ можно, аналогичная пастада находилась и в южной части двора, однако в связи с дальнейшими перестройками и очень плохой сохранностью .этого участка усадьбы, точно установить это не­ возможно. Для отвода дождевой воды со двора в западной стене усадьбы №1 был устроен водосток [Гайдукевич, 1981. С.59. Рис.3]. Позднее не территории двора сооружаются помещения А и ΑΙ, примыкающие к восточной ограде усадьбы № 1. Южная часть усадьбы №1 сохранилась очень плохо и поэто­ му, хотя и открыты отдельные участки внешней южной стены усадьбы №1 и помещения Б, возведенные несколько позднее и бывшее по предположению В.Ф.Гайдукевича баней, планировка этой части усадьбы остается не выясненной. Вход в усадьбу, ве­ роятнее всего, располагался с южной стороны. Подобное распо­ ложение входа традиционно имели греческие дома и сельские усадьбы [Гайдукевич, 1981. Рис.12], такие как сельские усадьбы Аттики, Дема и Вари. К тому же, усадьба Вари, которая датиру­ ется концом IV в. до Р.Х., в планировке имеет много общего [Jones, Graham, Sackett, 1973]. Эти аттические усадьбы имели и одинаковую ориентировку на местности. В северной части усадь­ бы Вари располагался аналогичный, состоящий из 4 комнат ряд жилых помещений, длиной 17 м (рис.2.2). Перед ними распола­ галась пастада шириной около 2 м с пятью равностоящими коло­ нами. Все постройки усадьбы №1 были одноэтажными и имели че­ репичные крыши, судя по дневникам раскопок [Ф.70. Д.87] и инвентарными описям находок [Ф.70. Д . 5 2 / 1 3 , д . 5 1 / 1 4 , д.51­ а / 1 5 ] именно отсюда происходит основная масса боспорских че­ репичных клейм. Клейма с именем Сатирион В.Ф.Гайдукевич


относит ко времени Спартока III [Гайдукевич, 1958. С. 125], то есть к концу IV - первому десятилетию III вв. до Р.Х.


Несколько позднее, вероятно в пределах первой четверти III в. до Р.Х., к усадьбе №1 с востока пристраивается новая усадьба — усадьба №2 (рис.1, 2). К сожалению траншея 1950 года раз­ рушила непосредственную связь центральной усадьбы с усадьбой № 1 . Однако, судя по характеру выкладки плитовых вымосток дворов, а также по более строгой ориентировки по линии запад­ восток пристроенных к северному ряду помещений усадьбы, по­ мещений Д и Ε (усадьба № 2 ) , которые к тому несколько уже аналогичных комнат западной усадьбы, можно предполагать на­ личие новой постройки. Судя по тому, что сооружения обеих усадеб лежат на материке, разница во времени их сооружений вряд ли превышает одно десятилетие. Северный ряд помещений центральной усадьбы №2 состоял из двух комнат — помещений Д и Е. Судя по найденным в юго­ восточном углу фрагментам штукатурки помещение Д, стены бы­ ли оштукатурены. В помещении Ε уцелело только две стены ­ западная и южная с широким (1.3 м) дверным про��мом, слу­ жившим входом со стороны двора. С южной стороны к помеще­ ния Ε прилегает вымостка 10а, которая является частью внутрен­ него двора. Центральную часть двора занимает вымостка 11а, состоящая из крупных известняковых плит. Край вымостки 10а специально обрамлены продолговатыми плитами, образующих ступенчатый переход к более низкой вымостке 11а. По предпо­ ложению В.Ф.Гайдукевича, эта вымостка является центральной частью перистильного двора площадью 54 кв. м [Гайдукевич, 1981. С.67]. На одной из плит, ограничивающих вымостку 11а с северной стороны, имеется четырехугольный шип, который был предназначен, по­видимому для укрепления одной из колон. Это служит косвенным доказательством существования перистиля. К тому же, на вымостке были обнаружены две капители прямо­ угольные формы [Гайдукевич, 1981. С.68]. К юго­западной части двора примыкает помещение 3 (внутренние размеры 2.75x3.28 м). В результате сильных разрушений сейчас трудно сказать, были ли здесь еще помещения, но, судя по некоторым призна­ кам, можно предположить, что рядом было еще два помещения. К югу от этого ряда помещений расположен двор, который зани­ мал обширную площадь, доходя до стен ограды усадьбы №2 с юга. После прекращения жизни усадьбы, когда ее постройки


разрушались, значительные участки вымостки были разобраны, тогда же были уничтожены и следы построек, которые здесь не­ сомненно находились. На вымостке сохранился лишь угол како­ го­то строения, возведенного во второй период. Итак, усадьба №2 была прямоугольной в плане и имела раз­ меры 13x24 м. В северной части усадьбы находился комплекс одноэтажных жилых построек крытых черепицей; в южной ­ большой мощенный двор, где, вероятно, располагались хозяйст­ венные постройки. Южная внешняя стена усадьбы №2 находилась на одном уровне со стеной усадьбы № 1 . Вход в усадьбу №2 также, веро­ ятно с южной стороны. В середине III в. до Р.Х. к усадьбе №2 с восточной стороны пристраивается новая усадьба (рис. 1,11). Это наиболее поздняя постройка всего комплекса, так как в отличии от первых двух, усадьба № 3 , и в частности вымостка двора и помещения Μ и Η сооружены на тонком культурном слое. В слое среди незначи­ тельных фрагментов чернолаковой керамики, которые суммарно можно датировать первой половиной III в. до Р.Х., обломков г«­ раклейских и синопских амфор, найдено синопское клеймо нача­ ла III в. до Р.Х. Лишь о северной и западной частях этого здания можно говорить с какой­то долей достоверности. Границы усадь­ бы увеличивается в северном направлении на 2 м, но по сравне­ нию №1 и №2. К восточной внешней стене усадьбы № 2 при­ страивается помещение "И" с монументальной северной стороны, которая вдвое толще обычных стен помещений усадьбы (1.48 м), система кладки этой стены также отличается от кладок всех про­ чих стен. В юго­западном углу усадьбы № 3 сохранились остатки помещения, стены которого сложены аналогичным способом и имели такую же ширину (1.35 м). Стены этого помещения нахо­ дятся на одном уровне со стенами помещения!"И". Вероятно, они также входили в комплекс построек усадьбы Jsfe3. Помещение "И" имело богатую внутреннюю отделку, что подтверждается огром­ ным количеством фрагментов расписной штукатурки, которая дала возможность Е.Г.Кастанаян восстановить общую систему росписи стен [Кастанян, 1969]. С юга к помещению "И" примыкало два небольших помеще­ ния "Ж" и "К". Сохранность стен помещения "Ж" очень плохая и


поэтому нельзя установить сообщались ли между собой помеще­ ния "Ж" и "И". Восточнее находилось другое помещение -"К", смежное с помещением "Ж", но это помещение настолько разру­ шено, что его план не поддается восстановлению, так как нельзя установить, где проходила его граница с восточной стороны. По­ скольку стена, ограничивающее помещение "Ж" с запада, про­ должается на протяжении около 2 м к югу за его пределами, можно предположить, что с юга к помещениям "Ж" и "К" при­ мыкало еще какое-то помещение. Еще далее на юг находится вы­ мощенная плитами площадка 57, занимающая пространство 3.4x4.5 м, которая является полом несохранившегося помещения. Возможно, что вдоль всей западной стены усадьбы № 3 распола­ гался ряд помещений, который с севера и юга замыкался по­ стройками с мощными внешними стенами. С восточной стороны здания усадьбы № 3 находился двор с большой, выполненной очень тщательно вымосткой 66 и помещениями "М" и "Н". В се­ верной части двора открыты остатки помещения "М". Сохрани­ лись основания южной, частично западной и восточной стен. Внутри помещения глинобитный пол был завален большим коли­ чеством битой черепицы, в основном боспорской. Среди незначи­ тельного количества синопской черепицы (около 10%) имеются клейменные экземпляры, которые датируются серединой III в. до Р.Х. Чуть восточнее помещения "М" открыта стена 78, сохранив­ шаяся на протяжении 4.3 м, которая, вероятно, является камен­ ной оградой-забором усадьбы № 3 . С юго-восточной стороны к вымостке 66 примыкало помещение "Н", от которого сохранился только незначительные фрагменты в виде двух параллельных стен северной и южной. Усадьба № 3 по своим реконструируемым размером (20x25 м) является самой большой во всем комплексе. В то же время она имела и наиболее богато украшенное росписью помещение. В ка­ ждой из трех усадеб четко выделяется жилая группа помещений, которая располагается традиционно в северной части комплекса построек. Одно из помещений жилого блока является централь­ ным, выделяется наличием стен, покрытых полихромной штука2

2

Определение Н.Ф.Федосеева, которому я очень признателен.


туркой — помещение Г усадьбы МИ, помещение "И" усадьбы № 3 и было, вероятно, ойкосом, соединяющим в себе парадный зал, столовую и помещение для мужчин [Щеглов, 1976. С.233]. <Во второй половине III - начале II вв. до Р.Х. на месте, преж­ ние усадеб строятся винодельческие комплексы, изменяется пла­ нировка помещений и дворов. В заключении следует отметить, что в непосредственной бли­ зости от комплекса усадеб находились и другие сельские усадьбы (рис.1, / / / ) . Это следует из подробного отчета об обследовании данною района в связи с распашкой, составленного сотрудника­ ми Керченского историко-археологического музея С.А.Семено­ вым и В.Э.Куниным в апреле 1958 г. [Ф.70, оп.36]. На пахот­ ным поле обнаружены развалы бутовых камней, значительное количество обломков античной керамики и фрагментов черепиц. Среди находок следует отметить 4 синопских амфорных клейма и 1 херсонесское . Здесь же были обнаружены несколько тща­ тельно обработанных квадр, мраморные детали и капители иони­ ческой колоны, изготовленной из известняка . В 150 метрах се­ вернее северо-западного угла усадьба №1 была прослежена на расстоянии более 30 м ограда земельного надела. Судя по отчету С.А.Семенова и В.Э.Кунина постройки находились западнее и южнее исследованного В.Ф.Гайдукевичем комплекса. К востоку от раскопа уже через несколько десятков метров лежит район, на котором не видно камней и фрагментов керамики. В настоящее время вся эта территория античного поселения занята садовыми участками и постройками. К югу от поселения располагается курганно-грунтовой некрополь, который частично исследовался мною в 1989-1991 гг. Выявленные погребальные комплексы да­ тируются IV-III вв. до Р.Х. [Зинько, 1991. С. 17]. 3

4

5

Клейма определены Н.Ф.Федосеевым. Два клейма относятся к 260250 гг. до Р.Х., одно клеймо к 250 г. до Р.Х. и одно клеймо около 230 года до Р.Х. Клеймо датируется 270 г. до Р.Х. определение В.И.Каца. Хранится в КГИКЗ, №К-9496/1. 3

4

5


ЛИТЕРАТУРА Гайдукевич В.Ф. Новые эпиграфические данные о боспорских черепичных э р г а с т е р и я х / / СА М«28. 1958. С. 123­135. Гайдукевич В.Ф. Загородная сельская усадьба эллинистической эпохи в районе М и р м е к и й / / Боспорские города. Л.. 1981. С.55­75. Зинько В.Н. Охранные археологические исследования Керчен­ ского заповедника. (Итоги и п е р с п е к т и в ы ) / / Проблемы ар­ хеологии и истории Боспора. Тезисы докладов конференции. Керчь, 1991. С. 16­17. Зинько В.Н. Сельские поселения и могильники Боспора и Херсо­ неса I V ­ I I I вв. до н. э. (опыт сравнительного анализа)/ Дисс. на соиск. уч. степени канд. ист. наук. Л., 1991. 132 с. Кастанаян Е.Г. Стенная роспись сельской усадьбы эллинистиче­ ского времени близ П а н т и к а п е я / / КСИА 116. 1969. С.45­48 Крыжицикий С.Д. Жилые дома античных городов Северного Причерноморья. К., 1982. 165 с. Сапрыкин С Ю . Понтийское царство. М., 1996. 350 с. Щеглов А Н . Жилой дом эллинистического Калос Л имена (опыт реконструкции)// Художественная культура и археология античного мира. М., 1976. С.232­238. Jones J.Ε., Sackett L.H., Graham A.J. The Dema House in A t i c a / / The Annual of the Britisch School at Athen. N57. 1962. P.89­112. Pl.31­34. Jones J.E., Graham A.J., Sackett L.H. An Attic country House Belon the cave of Pan at V a r i / / The Annual of the Britisch School at Athen. N68. 1973. P.355­443. Pl.63­86.

V.N.Zinko TOE ANTIQUE VILLAG E SETTLEMENT NEAR MYRMEKION In the article on new materials of excavation «of country manor* V.F.Gajdukevich are considered. In HI ВС is a complex from three village manors of the closed lay­out and economic court yard at center. In 1958 near to a complex some more constructions and rest of fencing allotment are revealed. The borrow­earth ne­ cropolis placed to the south from a settlement, with is investigated in 1989­1991.


Н.С.Белова ТРИ НЕИЗДАННЫХ НАДГРОБИЯ И З КЕРЧИ

1

В 1966-1968 гг. в лапидарий Керченского историкоар^еологического музея поступили три надгробия с древнегрече­ скими надписями, случайно найденные в Керчи. 1. 15 ноября 1966 года при углуб��ении русла р. Мелек-Чесме, в 80-ти м к западу от пересечения с ул. Кирова (на территории так называемого Глинища), в срезе берега, была обнаружена.сте­ ла желтоватого известняка с выступом для вставки в постамент; следов погребения при этом замечено не было . Высота стелы 2

Белова Наталья Сергеевна. (8.11.1917, Вятка —15.08.1993, Ле­ нинград — филолог-классик, эпиграфист и археолог. Образование по­ лучила на филологическом факультете Ленинградского университета После окончания Тбилисского артилерийского училища участвовала в боях за Керчь. В 1950 году закончила исторический факультет Ленин­ градского педагогического институт им. А.И.Герцена. Работала в ЛОИИ АН СССР. Кандидатская диссертация (1954 г.) посвящена рассмотрению вопросов политического положения боспорских городов в IV в. до Р.Х Принимала участие в работах Боспорской, Нижедонской и Ольвийской археологических экспедиций; некоторое время руководила отрядом на раскопках загородной усадьбы близ Керчи, провела разведочные работы на городище Китей. При создании Корпуса боспорских надписей (1965 г.) ее выполнен осмотр и идентификация эпиграфических памятников, хранящихся в Керчи, и часть из них под­ готовила к изданию. Позднее издала ряд новых боспорских надписей. Ее эпиграфические работы отличают основательность, изящный анализ надписей, умение в лапидарных текстах выявлять определенные ис­ торические явления; содержат гонкие наблюдения и важные выводы. В последние годы жизни Н.С.Белова готовила к изданию нескольких эпи­ графических памятников, которые остались в рукописях 1

(С. А.

Шестаков).

Дневник археологических обследований и разведок Керченского музея С.С. Бессоновой. № 1, 1965 г., стр. 13 - Архив КГИКЗ. 2


1,09 м, ширина 0,49 м, толщина 0,17 м (Рис. 1). Стела увенчана рельефным фронтоном с двумя угловыми акротериями в форме пальметок и розеткой в тимпане. Над фронтоном помещены еще две розетки: слева — шести лепестковая, справа — пятилепес(гко­ вая. Под фронтоном, в прямоугольной нише рельефное изофа­ жение стоящих женщин (слева) и мужчины (справа). Они/по­ жимают друг другу руки. Женщина одета в хитон и плащ, нг ки­ нутый на голову поверх калафа. Мужчина в подпоясанном каф­ тане, плотно облегающих штанах, низких сапогах и в плаще, за­ брошенном за спину и свисающем углом вперед через левое пле­ чо. Слева возле женщины фигурка служанки, держащей цилинд­ рический сосуд с крышкой, возле мужчины, так же слева — слу­ га. Лица фигур сбиты. На фронтоне и по левому краю ниши имеются повреждения. Слева от выступа низ стелы сколот спере­ ди и сзади под острым углом. Под рельефом, поверх более ран­ ней, уничтоженной надписи следы которой остались, вырезана новая, в четыре строки, по прочерченным линейкам; строки сближены так, что нижняя линейка одной строки одновременно является верхней линейкой другой. Следы краски в буквах — красной, на фронтоне и в розетках — розовой, еще были видны в 1966 г. Теперь исчезли. Высота букв ­ 2,8 см. Инв. № К­11029.

Καλούς Δαμοφίλου, Χρυ σι (ν) Καλού, χαίρετε Калу с, сын Дамофила, Хрисин (=Хрисион - КБН), Калуса, прощайте.

дочь

Небрежность работы резчика затрудняет датировку надписи, вероятнее всего, судя по общему характеру письма, она относится к первой половине II в. н.э.


Стк 3. Из­за угла скола мастер сузил и сблизил буквы, про­ пустил при этом ню в Χρύσι(ν) , но возможен и звательный па­ деж Χρύσι. Χρύσιν = Χρυσιον, замена окончания женских имен на ­ιον на ­ιν, как известно, наблюдается в боспорских лапидар­ ных надписях первых вв. н.э. Написание Χρύσιν уже засвиде­ тельствовано надгробием первой половины II в. н.э. из Тиритаки [КБН, №909], хотя в остальных случаях употреблена форма Χρυσιον . Сравни также Χρύσειν вместо Χρυσιον, в эпитафии первых десятилетий II в. н.э., с Таманского полуострова [КБН, №1224]. Имя Καλούς с родительным падежом Καλού широко распространено на Боспоре . Имя Δαμόφιλος встречается еще в двух пантикапейских памятниках ­ Дамофил, сын Дамы, первой половины II в. н.э. [КБН. №665] и Гастион, дочери Калуса и жены Дамофила, I в., может быть, первой половины II в. н.э. [КБН. № 592]. Поскольку эти надгробия близки по времени публикуемому, можно предполагать, что все три памятника принадлежали одной семье. Впрочем, суммарное указание места находки надписи [КБН. №665] — "на Глинище" и отсутствие паспорта надгробия [КБН. № 592] не позволяет на этом настаивать. 3

4

5

2. Фрагмент стелы из белого мелкозернистого известняка, найден 2 июля 1967 г. на южном склоне Пирамидального холма горы Митридат при прокладывании траншей под лесопосадки. Подъемный материал в этом месте почти отсутствовал . Высота фрагмента 0,42 м, ширина — 0,59 м, толщина — 0,16 м (рис. 2). 6

3

У края скола перед σι можно рассмотреть букву φ от сбитой надпи­ си. Очевидно, низ стелы был сколот после выполнения первой надписи, но до вторичного использования памятника и начертания публикуемой См. указатель имен КБН. Встречается и родительный падеж Κ α λ ο ΰ ν ο ς [КБН, №495]. Суф­ фикс ­ους в именах собственных особенно распространен на Боспоре [Zgusta, 1955. S.389, №1046]. Дневник С.С.Бессоновой, стр.28. 4

5

6


Рис.2.

Уцелела нижняя часть рельефа в прямоугольной нише, с изо­ бражением загробной трапезы: в центре частично сохранилась фигура мужчины, возлежащего на ложе с точеными ножками, покрытом покрывалом. Мужчина опирается на согнутую в локте левую руку, в правой держит какой­то округлый предмет. Перед ложем столик на трех ножках, выточенных в виде йог копытного животного. Справа фигурка слуги, который протягивает возле­ жащему какой­то сосуд. Головы фигур, руки слуги π средняя ножка столика сбиты; стела окатана, выветрена и сильно повре­ ждена сколами и выбоинами, уничтожившими и несколько букв надписи, вырезанной под рельефом. Тем не менее, надпись чита­ ется хорошо, выполнена она четкими буквами, в три строки, по прочерченным линейкам. Высота букв 2,8 см. Инв. № К­11030.


Δα[λ]άσι υιέ Φα[ρν]άκου, χαίρίε] Даласий, сын Фарнака,

прощай.

Аккуратные буквы размещены по строкам свободно и широко, постоянны в размерах, правильны по форме, концы некоторых из них украшены апексами, эпсилон и сигма лунарные. По об­ щему характеру письма надпись относится ко II в. н. э. Стк. 1. Δα[λ]άσι — звательный падеж, возможно, по аналогии с латинским звательный падеж личных имен на ­ιυσ. Ср. Δημήτρι [КБН. №383] наряду с Δημήτριε [КБН. №442]. Имя Δαλάσιος, по­видимому, фракийского происхождения, с. греческим суффиксом [Zgusta, 1955. S.280, N559­560] упомянуто в надгробии I ­ начала II вв., из Пантикапея, в качестве патро­ нимика умершего Аполлония [КБН. №578]. Возможно, что Аполлоний, сын Даласия, и Даласий, сын Фарнака, публикуемой надписи были родственниками. Имя Φαρνάκης, иранского проис­ хождения [Zgusta, 1955. S. 157­160, N236], широко распростране­ но на Боспоре послемитридатовского периода в первые века.

3. Стела желтоватого известняка с выступом для вставки в по­ стамент. Найдена в октябре 1968 года в Новокарантинной сло­ бодке (слева от дороги, ведущей на завод им. Войкова) при вскапывании огорода . Судя по месту находки, памятник проис­ ходит из некрополя Мирмекия. Высота стелы 0,85 м, ширина — 0,37 м, толщина вверху ­ 0,13 м, внизу 0,12 м. Задняя сто­ рона обработана суммарно, на правой боковой грани — прямо­ угольный паз длиной 8 см, высотой 7 см, глубиной 3,2 см, выре­ занный, очевидно, позднее с какими­либо строительными целями (рис.3). 7

7

Никитенко М. Дневник археологических обследований и разве­ док/ Архив КГИКЗ. С. 1­2.


Надгробие увенчано карнизом и рельефным фронтоном с тре­ мя акротериями и щитком в тимпане. Над фронтоном по сторо­ нам среднего акротетерия — две четырех лепестковые розетки. Под фронтоном, в прямоугольной нише, в невысоком рельефе — фигура стоящего бородатого мужчины слегка выдвинутой вперед правой ногой. Он закутан в плащ, спускающийся до низких са­ пог, правой рукой придерживает на груди край плаща, левая опущена вниз. Лицо сбито; вся стела окатана, боковые грани по­ вреждены острым инструментом. Под нишей — двухстрочная надпись, выполненная несколько небрежно, без видимых линеек. Высота букв 2 см. В буквах сохранились следы красной краски. Инвентарный №К­11032. Βάχις Βαχίου, χαίρε Бахий (=Бакхий ­ КБН),

сын Бахия (=Бакхия ­ КБН),

прощай.

По общему характеру письма надпись относится к I в. н.э. В боспорских лапидарных надписях неоднократно встречается имя Βάκχιος с родительным падежом Βακχίου. Написание Βάχις и Βαχίου в нашей надписи появляется впервые. Как видно, в этой форме имен отразились известные на Боспоре языковые яв­ ления — ассимиляция каппы с последующим хи и передача двойного согласного одной буквой . Во всяком случае, форма Βάχχιος засвидетельствована двумя памятниками: из Пантикапея, 8

9

8

Надпись из Горгиппии первой половины III в. до Ρ X. [КБН. №1137 Б, 1. 16 и Б, 2,38] и из Пантикапея I в. до Р.Х ­ начала II в. н. э. 1КБН. №79а, 272, 364, 365, 381, 394, 588]. Например: "Αμιν (ΙΙ­Ι вв. до Р.Х. [КБН. №266] наряду С ' А Ц Ц Ю У (того же времени [КБН. №265]), "Ανειν (II в. н.э. 1КБН. №892]) и "Αννειν (Ι­ΙΙ вв. н. э. 1КБН. №891]), Κοτίων и Κοττίωνος в одной и той же надписи первой половины II в. н.э. [КБН. №653], написание Καλίστη [КБН. №388], Άπολώνιε [КБН №352] наряду с остальными случаями употребления этих имен с двойной λ и другими [КБН. С.810, §7.1,3]. 9


II в. н.э. [КБН. № 680] и из Ахиллия, I в. до Р.Х. [КБН. № 1023]. Таким образом, Βάχις = Βάκχις и Βαχίου = Βακχίου. Сре­ ди греческих имен с основой βακχ — известно и имя Βάκχιος с родительным падежом Βακχίου (распространенное на Боспоре, как только что было отмечено) и имя Βάκχις с родительным па­ дежом Βάκχιδος, [Р­В. H.I, S.194] (пока не встречавшееся в Се­ верном Причерноморье), то есть, и Бакхий (Бахий) и Бакхид (Бахид). Не исключено, что имя погребенного, вырезанное на публикуемом памятнике, следует читать Бахид, а имя его отца — Бахий и что и отец и сын носили однокоренные имена [IOSPE, II. N85. Комментарий: КБН. С.817, §8,3]. Однако, вероятнее другое: в боспорской лапидарной эпиграфике первых веков на­ блюдаются случаи, когда некоторые мужские имена на ­ιος в именительном падеже получают сокращенное окончание ­ις, со­ храняя при этом в родительном падеже ­ίου. Так, в надгробии из Керчи, II в. н.э. Μήνις υ!ός Μηνίου, [КБН. № 695], где Μήνις = Μήνιος и в надписи, найденной на Темир­горе, также II в. н. э.: Μακάρης = Μακάρις [IOSPE, II. N85. Комментарий: КБН. С.817, §8,3] вместо Μακάριος в стк.2 — Μακαρίου [КБН. № 963]. Как видно, и в рассматриваемой надписи Βάχις (Βάκχις) < Βάχιος (Βάκχιος), в этом случае можно предполагать, что и сын и отец носили одно и тоже имя Бахий (Бакхий). Сюжеты рельефов публикуемых надгробий — сцена проща­ ния, загробная трапеза и стоящая мужская фигура в гиматии как и общее архитектурное оформление этих стел являются обычны­ ми и весьма распространенными на Боспоре в первые вв. н.э. Рассматриваемые памятники и по исполнению не отличаются 10

11

10

Примеры этому как на Боспоре, так и в других частях эллинского мира хорошо известны ­ смотри, например, надпись из Пантикапея второй половины IV в до Р.Х. [КБН. С.817, §8,3]. Сцены прощания: [K ieseritsky, Watzinger, 1909; Tabl. XXIII, 335; ТаЫ. XXV, 361, 362, 371, Tabl. XXVI, 374] и другие; загробная трапеза: [Kieseritsky, Watzinger, 1909. ТаЫ.I, 696, 703, 713; Tabl.II, 718; ТаЫ.Ill, 726; ТаЫ. IV, 730] и другие; мужчина в гиматии: [K ieseritsky, Watzinger, 1909 Tabl.XXXlII, 464, 460, 468; ТаЫ.XXXIV, 486; Tabl XXXVI, 505, 520]. 11


особыми художественными достоинствами , но, являясь рядо­ выми боспорскими надгробиями, они, именно как рядовые, пред­ ставляют значительный интерес для изучения истории и особен­ ностей языка жителей Боспорского государства. 12

ЛИТЕРАТУРА Kieseritsky D., Watzinger С. Griechische Grabreliets aus Sbdrussland. Berlin, 1909. Zgusta L. Die Personennamen griechischer Stadte der nordlichen Schwarzmeerkbste. Prag, 1955.

N.S.Belova THREE UNPUBLISHED GRAVESTONE FROM KERCH The plots of decoration of the described gravestone are: the scene of parting; beyond the grave meal and a male's figure in gimatios, standing on his feet. As well as general architectural decoration, these plots are very simply, usual and widespread on Bosporos in the first centuries AD. The monuments do not have any special artistic merits and peculiarities. But being ordinary bosporanian gravestone, they are of great interest for studying the history and peculiarities of language of the inhabitants Bosporan Kingdom.

Пожалуй, лучшей работой, в том числе мастера-резчика надписи, выделяется надгробие №2. 12


Ю.Л.Виноградов ОБЛОМОК МАХАЙРЫ И З МИРМЕКИЯ Известно, насколько редки находки античного оружия на па­ мятниках как греческой метрополии, так и в колониях, в том числе и в колониях Северного Причерноморья. В отношении бос­ порских мечей Н.И.Сокольский справедливо писал, что о мечах греческих городов VI и начала V в. до Р.Х. мы с абсолютной уверенностью ничего сказать не можем, так как до нас не дошло ни единого экземпляра [Сокольский, 1954. С. 126]. Приведенное высказывание сохранило значение до настоящего времени, по этой причине любая находка античного оружия или иных пред­ метов вооружения представляет немалый научный интерес. В 1984 г. при раскопках городища Мирмекий был обнаружен крупный обломок греческого меча (рис. 1), который в отечест­ венной литературе именуется махайрой, а в западной - махайрой или кописом [Oakenshott, 1960. Р.49; Snodgrass, 1964. Р. 100; Roux, 1964. Р.63]. Находка происходит из заполнения полузем­ лянки VI (участок "Р"), которая была засыпана в конце VI - на­ чале V вв. до Р.Х. Соответственно, фрагмент меча может быть датирован, скорей всего, последней четвертью VI в. до Р.Х. Клинок сравнительно слабо коррозирован; длина обломка 28 см, наибольшая ширина - 5,5 ом. По направлению к острию и рукояти ширина клинка уменьшается, в месте излома она состав­ ляет 4,6 си. В поперечном разрезе лезвие имеет форму сильно вытянутого равнобедренного треугольника. Ширина спинки - 0,6 см. В правильности интерпретации данной находки как обломка махайры нас убеждает сравнение ее с изображениями махайр на аттических расписных вазах (рис. 2), произведениях торевтики [Comolly, 1981], а также с образцами, происходящими из архео­ логических раскопок [A Guide..., 1929. Р.94, Fig. 94.С; Remouchamps, 1926. С.60-63]. Известные в Древней Греции большие ножи-секачи, используемые при разделке туш и т.н... имели несколько другую форму - более широкое массивное лез-


вие, прямую спинку и т.д. [Remouchamps, 1926. S.63-64; Cultura ..., 1977. P.390, 319, ус.50]. По существу, они представляют со­ бой увеличенные экземпляры обычных ножей [Гайдукевич, 1952. С.215. Рис.140; Robinson, 1941, Р.335; CI, N1595. Р.337, CI, N1600]. Эти большие ножи не имели типичного для махайр изги­ ба спинки, а также большего или меньшего, но всегда присутст­ вующего сужения лезвия к рукояти. Правда, в литературе выска­ зывалось мнение, то подобные ножи могли использоваться как хозяйственный инструмент и как боевое оружие [Petr\e, 1917.Р.22],однако, этот вопрос уже не имеет отношения собст­ венно к махайрам.

Рис.1. Рассматриваемый тип однолезвийного рубящего меча появился в Древней Греции, как принято считать, в конце VI или в начале V вв. до Р.Х. [Roux, 1964. Р.63; Remouchamps, 1926. S.60; Hoffmeyer, 1972. P.31]. Наибольшей популярностью махайра пользовалась, очевидно, в первой половине V в. до Р.Х., но из­ вестны и более поздние образцы [Remouchamps, 1926. S.62]. На­ помним, что публикуемый обломок может быть датирован даже несколько более ранним временем - последней четвертью VI в. до Р.Х. Любопытно, что приблизительно к тому же самому времени относится находка обломка клинка махайры из Ольвии [Руслева, Черненко, 1980. С. 102. Рис.4]. Он происходит из зем­ лянки, которая датируется рубежом третьей и последней четвер­ тей VI в. до Р.Х. [Русяева, Черненко, 1980. С.100], а значит безусловно является весьма ранним, если даже не самым ранним в античном мире. По своим параметрам ольвийский обломок ма-


хайры почти не отличается от находки из Мирмекия. наибольшая ширина - 5 см, ширина спинки - 0,9 см. А.С.Русяева и Ж.В.Черненко, публикуя обломок клинка из Ольвии, с полным основанием назвала его уникальным [Руслева, Черненко, 1980. С. 102]. С появлением второй практически столь же ранней на­ ходки в Мирмекии ольвийский образец, конечно, остается уни­ кальным, но теперь уже только для своего района.

Рис.2. В связи с изложенным можно напомнить, что Н.И.Сокольский считал махайру наиболее распространенным типом меча на Бос­ поре [Сокольский, 1954. С. 134, 136]. Однако, это не совсем вер­ но. Возможно, частью рукояти махайры является железный бога­ то украшенный предмет в виде головки грифона из третьего Семибратнего кургана [Артамонов, 1966. С.38, табл.137; Черненко, 1973. С.70-71. Рис.4]. Более поздний, но бесспорный образец такого меча происходит из гробницы, открытой А.Б.Ашиком а 1834 г. около дороги на Карантин под Керчью [Сокольский, 1954. С. 131. Табл. 1.7]. Все остальные находки мечей, которые в


литературе иногда относились к махайрам [Сокольский, 1954. С. 134], как справедливо отмечают А.С.Русяева и Ж.В.Черненко, таковыми не являются [Русяева, Черненко, 1980. С. 102]. Если судить по возросшим синхронным находкам мечей на Боспоре, можно признать преобладание не махайры и даже вообще не ме­ чей греческих типов, а местных, типологически близких мечам варварского населения Северного Причерноморья и Прикубанья. В этом отношении чрезвычайно привлекательно выглядит ги­ потеза Б.В.Черненко о значительном скифском влиянии на воен­ ное дело и вооружение греческих государств Северного Причер­ номорья. Это влияние выразилось, в частности, в принятии скифских образцов оружия и вооружения уже на самых ранних этапах развития греческих апонкий [Черненко,\979. С. 185]. Без­ условная специфичность северо-причерноморских условий, ко­ нечно, угла привести к весьма кардинальными и сравнительно быстрым изменениям в военном деле местных античных госу­ дарств. Вместе с тем, эти изменения все-таки нельзя рассматри­ вать как абсолютные и всеохватывающие. Археологические мате­ риалы в плане затронутой проблемы рисуют очень своеобразную картину. Обратим внимание лишь на одну особенность - распределение находок мечей на античных памятниках VI-V вв. до Р.Х. в Се­ верном Причерноморье по условиям их обнаружения. Па горо­ дище Ольвия найден обломок махайры [Русяева, Черненко, 1980. С. 102, рис.4) и несколько обломков ножен ксифосов [Черненко, 1977. С. 120 сл.; Черненко 1984. С. 174 сл.], а в ольвийском некрополе безусловно доминируют находки мечей скиф­ ских типов [Козуб, 1974. С.110 сл.; Скудпова, 1960]. На горо­ дище Мирмекий обнаружен публикуемый фрагмент махайры, а в могиле первой четверти V в. до Р.Х. - меч местного облика [Гайдукевич, 1952. С.214 сл. Рис.140]. В отличии от приведен­ ных памятников в Фанагории в слое пожара V в. до Р.Х. наряду с прочими предметами вооружения найдены обломки мечей мест­ ных типов, но этот факт находит логичное объяснение в военных столкновениях между греками и варварами, которые имели место в это время [Кобылина, 1983. С.53]. Некрополи азиатских горо-


дов Боспора опять же демонстрируют практически абсолютное преобладание мечей местных типов [Г��йдукевич, 1959. С. 160. Рис.4,1,2; Коровина, 1987. С.9. Рис.6; Алексеева, 1990. С.22. Рис.2,4,6\°]. Исходя из сказанного можно сделать предварительное заклю­ чение о преобладании в некрополях античных городов VI-V вв. до Р.Х. форм мечей близких скифским акинакам, а среди немно­ гочисленных находок на городищах — греческих мечей. Если эти наблюдения верны, то они, на наш взгляд, заслуживают самого пристального внимания. Конечно, нельзя исключать того, что некоторые находки негреческого оружия на городищах плохо фиксируются, не упоминаются в публикациях и т.п. Однако, та­ кое предположение, как представляется, маловероятно - наход­ кам оружия, по понятным причинам, археологи всегда уделяют особое внимание. В таком случае при интерпретации данного факта возникает серия весьма и весьма трудноразрешимых во­ просов. Во-первых, можно предположить, что греки Северного При­ черноморья в основном сохранили привязанность к своему отече­ ственному оружию, и находки античных мечей на городищах, как будто, это подтверждают. Обычай класть в могилу оружие, как известно, совершенно чуждо, для греческого погребального обряда рассматриваемого времени метрополии [Boardman, Kurtz, 1971. P.75]. Возможно, он не изменился и в Северном Причер­ номорье. Но в таком случае, все погребения с оружием в некро­ полях античных городов следует автоматически признать варвар­ скими. Понятно, что при такой интерпретации гипотеза Е.В.Черненко в значительной степени лишается фактологической базы. Действительно, если акинаками вооружались не греки, а выходцы из местной среды, то об особом скифском влиянии на военное дело греческих колоний в этом аспекте вряд ли уместно говорить. Правда, при таком понимании возникаем один непро­ стой вопрос, - если выходцы из варварской среды постоянно проживали в греческих городах, то почему находки мечей мест­ ных типов, в общем, не характерны для античных городищ.


Обозначенное противоречие частично снимается при второй возможной интерпретации. Возможно, греками использовались и греческие, и местные типы мечей, но и последние они к тому же предпочитали класть в могилы воинов. Если рассматривать появ­ ление этого обычая, как результат варварского влияния на куль­ туру античных центров Северного Причерноморья, то совсем не исключено, что именно варварское оружие рассматривалось гре­ ками как наиболее приемлемое в этом отношении. Это могло быть трофейное оружие или оружие, изготовленное в греческих городах по .местным образцам. Считается, что такое производство было налажено очень быстро [Черненко, 1979. С. 186; Марченко, 1971]. Наконец, допустим и третий подход. С.Венкл не без основа­ ния считает, что в могилы попадало оружие, которое можно на звать наиболее употребимым в данном обществе, тогда как на поселениях встречается весьма редкие, узкоспециализированные типы [Vend, 1984. Р. 126]. При таком понимании следую при­ знать, что в античных государствах Северного Причерноморья, в основном применялись мечи местных типов, а греческие кспфосы и махайры использовались в меньшей степени, возможно, даже эпизодически. Каждая из предложенных интерпретаций предпочтительней, с абсолютной точностью сказать невозможно. Реальная ситуация в античных государствах северного берега Понта, конечно, была гораздо более сложной, что определялось, в частности, неодно­ родностью их этнического состава. В небольшой публикации, в значительной степени абстрагируясь от сложнейшей проблемы, разумеется, нельзя претендовать на решение затронутых вопро­ сов. Более того - не представляется возможным даже их поста­ новка в полном объеме. В отношении изложенного хотелось бы привлечь внимание к изучению оружия, вооружения и вообще военного дела в античных государствах Северного Причерномо­ рья, отметить не разработанность многих важнейших аспектов этой отрасли знания, а также аспектов прямо или косвенно с ней связанных.


ЛИТЕРАТУРА Алексеева Ж . М . Раннее поселение на месте А н а п ы / / КСИА 197. 1990. Артамонов М.И. Сокровища скифских курганов. ПрагаЛенинград, 1966. Гайдукевич В.Ф. Раскопки Мирмекия в 1935-1938 г г . / / МИА 25. 1952. Гайдукевич В.Ф. Некрополи некоторых боспорских г о р о д о в / / МИА 69. 1959. Кобылина М.М. Страницы ранней истории Ф а н а г о р и и / / СА. 1983. №2. Козуб ЮЛ. Некрополь Ольви V-IV ст. до н.е. Кшв, 1974. Коровина А.К. Раскопки некрополя Т и р а м б ы / / Сообщения ГМИИ. Вып.8. 1987. Марченко И.Д. Позднеархаическая мастерская оружейника в П а н т и к а п е е / / СА. №2. 1971. Русяева А . С , Черненко Е.В. Новые находки оружия из Ольв и и / / Исследования по античной археологии Северного Причерноморья. К., 1980. Скуднова В.М. Погребения с оружием из археологического нек­ рополя О л ь в и и / / ЗОАО. 1960. 1(34). Сокольский Н.И. Боспорские мечи/ / МИА 33. 1954. Черненко Е.В. Оружие из Семибратних к у р г а н о в / / Скифские древности. Киев, 1973. Черненко Е.В. Ножны греческого меча из О л ь в и и / / Скифы и сарматы. Киев, 1977. Черненко Е.В. О влиянии военного дела скифов на военное дело античных колоний Северного П р и ч е р н о м о р ь я / / Проблемы греческой колонизации Северного и Восточного Причерномо­ рья. Тбилиси, 1979. Черненко Е.В. Ножны греческого меча из Ольвии / / Скифы и сарматы. Киев, 1977. Черненко Е.В. Деталь ножен ксифоса из О л ь в и и / / Античная культура Северного Причерноморья. Киев, 1984. Boardman J., Kurtz D.C. Greek Burial Customs. Jhames and Hud­ son, 1971. Comolly P. Greece and Rome at War. Macdonald Phoebus Ltd. 1981. Hoffmeyer A.B. Arms and Armour in Spain. Vol. I. Madrid, 1972. Kultura materialna starozytnej Grecji. Т.П. Wrozlaw-WarscawaKrakow-Gdafisk, 1977


Oakeshott R.E. The Archaeology of weapon. Arms and Armour from Prehistory to the Age of Chivalry. London, 1960. Petrie F.W.M. Tools and Weapons. London, 1917. Robinson D.M. Excavation at Olynthus. Part X. Metal and Minor Miscellaneous Finds. Baltimore, 1941. Remouchamps A.E. Griechische Dolch- und Schwetformen. Beitrag zur Chronologic der europaischen Bronzezeit./ / Oudheidkundige Mededee Lingen. VII. 1926. Roux G. Meutre dans Sanctuare sur L'amphore de Panaguriste / / Antike Kunst. VII. 1964. Snodgrass A. Early Greek Armour and Weapon. Edinburgh, 1964 Vend SI. War and Warfare in Archaeology// Journal of Anthro­ pological Archaeology. Vol. 3,2. 1984.

Yu.A.

Vinogradov

A FRAGMENT O F MAHAIRA FROM MIRMEKION In 1984 during the excavations on the ancient site Mirmekion a large fragment of a Greek sword was discovered. In our literature it is called «mahaira». However, judging by increased synchronous finds of sword's on Bosporus, it should be recognised the predomi­ nance of local swords which typologically resemble the swords of barbarian population of the North Black See coast. So, it is possible to make the preliminary conclusion about the predominance of the swords of Scythian «akinak»-type in necropolises of antique cities, and Greek swords of «mahaira»-type on the sites and settlements in the VI-V centuries ВС.


Д.Е.Чистов СТРОИТЕЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ IV В. ДО Р.Х. ИЗ РАСКОПОК МИРМЕКИЯ Во время раскопок Мирмекийского городища в 1994 году Мирмекийским отрядом Боспорской экспедиции Института Ис­ тории Материальной Культуры Российской Академии Наук (начальник отряда - Ю.А.Виноградов) на раскопе "С" был от­ крыт сырцово-каменный строительный комплекс IV в. до Р.Х. (помещение XXVI, см. рис. 1), представляющий определенный интерес как своим богатым вещевым материалом, так и с точки зрения изучения истории Мирмекия . Также была обнаружена хронологически синхронная комплексу яма №142, материалы из которой можно рассматривать вместе с материалами строительно­ го комплекса, который, представлял собой наземную каменносырцовую постройку, примыкавшую в восточной части к скаль­ ному выходу. Время гибели комплекса относится ко второй четверти IV в. до Р.Х. в результате крупного пожара. Обнаружен каменный цоколь северной стены строительного комплекса XXVI (стена №70), длиной 5.6 м, шириной 0.6 м, и высотой до 0.4 м. С запа­ да комплекс был разрушен в результате обвала, южная же е г о часть так и осталась не доследованной. Следы пожара были на­ столько мощными, что крупное зольное пятно фиксировалось еще на высоте примерно 1.2 м от пола помещения. Помещение XXVI было разделено на две части сырцово-каменной стеной, сильно расплывшейся и также несущей на себе следы огня. Эта стена была сложена из сырцовых кирпичей (наиболее хорошо сохранившиеся имеют размеры примерно 20x15x5 см) вперемеш­ ку с мелкими известняковыми камнями. При расчистке на уровне пола в восточной части прирезки, были обнаружены следы ещё одной, сильно расплывшейся сырцовой стенки, перпендикулярной' первой. Заполнение комплекса — серый суглинок с большим ко1

Автор благодарит начальника Мирмекийского отряда Боспорской Экспедиции ИИМК РАН Ю.А.Виноградова за любезно предоставлен­ ные материалы. 1

4


о

S

о.


личеством золы, встречались» прослойки черной гари и древесного угля. В заполнении присутствовало довольно большое количество обработанных камней и обгоревших сырцовых кирпичей, а также большое количество обломков кровельной черепицы от рухнув­ шей крыши. Яма 142 находится в северо-восточной части раскопа. По форме в вертикальном сечении она приближается к цилиндриче­ ской, с подбоем в северо-восточном направлении (диаметр ямы 1,75 м, глубина 1,8 м). Грубо обработанный камень известняка на дне около южного борта, возможно, служил ступенькой или основанием деревянной лестницы; у северного борта находились две целые клейменые гераклейские амфоры в вертикальном положении(рис. 2: 1, 2). Вероятно, она служила погребом для хра­ нения продуктов. Заполнение ямы представляло собой серый, рыхлый грунт с золой и скоплениями плотного желтоватого суг­ линка - возможно, заплывами рухнувших сырцовых стен. Керамический материал из заполнения комплекса и ямы 142 весьма богат. К нему относятся как материалы с уровня основа­ ния стен помещения, так и материалы из желто-глинистого слоя, перекрывающего комплекс, а также большую часть материалов, обнаруженных при разборке развалов стен и прокопе пола. Всегоч в заполнении помещения было обнаружено 3454 фрагментов раз­ личных керамических сосудов, 128 обломков кровельной черепи­ цы и 148 костей животных. Заполнение ямы также представило весьма богатый керамический материал (3442 фрагмента), по своему составу идентичный материалам помещения XXVI. Наибольший процент составляли довольно крупные обломки амфор IV в. до Р.Х. (в заполнении помещения XXVI — 81%, в заполнении ямы №142 — 77,7% всего керамического комплекса). АМФОРНАЯ ТАРА Значительная часть амфор, фрагменты которых были обна­ ружены в помещении XXVI и яме 142, принадлежат к сосудам гераклейского производства. В материалах заполнения помеще­ ния и заполнения ямы 142 представлена довольно большая серия разнообразных амфорных клейм, в основном гераклейских (29 шт.). Сам по себе этрт комплекс клейм представляет немалый интерес для исследователя, т.к., большая их часть относится к


весьма узкому хронологическому отрезку, в пределах одногодвух десятилетий, и принадлежит к нескольким партиям товаров в амфорах, прибывших на Мирмекий во второй четверти IV в. до Р.Х. Представление о примерном количестве амфор различных центров, находившихся в помещении на момент пожара, можно получить на основе сопоставления подсчета по амфорным нож­ кам, по верхним и нижним прилепам ручек и горлам. Подсчеты показывают, что амфорные фрагменты принадлежат к четырнадцати-пятнадцати гераклейских амфорам и четырёх-пяти хиос­ ским. Фрагменты фасосских амфор представлены одним целым горлом и рядом фрагментов от разных сосудов. Профилирован­ ные фрагменты амфор Херсонеса, Синопы и неизвестных цен­ тров очень немногочисленны. По-видимому, помещение XXVI в комплексе с ямой 142 представляли собой небольшой амфорный склад. Амфорные материалы из заполнения строительного ком­ плекса и ямы 142 представлены в большей части, амфорами Гераклеи Понтийской. Две целые клеймёные амфоры этого центра, обнаруженные в яме 142 (рис.2, /, 2) относятся к разным стан­ дартам. Эти сосуды были измерены водой: их объемы составляют соответственно 9 и чуть менее 13 литров. Первая соответствует стандарту гераклейской амфорной тары, определенному как 1 марис, равный 9.7 или 9 л [Брашинский, 1984. С. 109], объём второй амфоры представляется близким к полуторному от основного стандарта. Амфорные клейма из наших комплексов относятся по классифи­ кации И.Б.Брашинского [Брашинский, 1984; 1984 а] к первой (3 экз.), второй и третьей группам, что ещё раз доказывает положе­ ние, что, гю крайней мере, клейма второй и третьей групп на протяжении какого-то времени сосуществовали. Этим два наших комплекса напоминают яму из "Святилища Кабиров" в Нимфее [Скуднова, 1956], на основе материалов ко­ торой Б.А.Василенко предложил свою классификацию гераклей­ ских клейм [Василенко, 1974. С.3-29]. На обнаруженных клей­ мах имена магистратов Аристона, Дионисия, Молосса, Дейномаха, Стюфона, и, возможно, Амфистрата. Фабриканты: Еварх, Молосс, Дамофонт, Носе, Сатир (или Сатирион), Формион,


Люкон, Коас. Упомянем отдельно серию из пяти оттисков одного клейма Дионисий/Арист(он) ромбовидной формы. Три оттиска представлены фрагментами, один оттиск смазан. Подобное клей­ мо уже было обнаружено в Мирмекии [Пругло, 1972] известны и другие находки этого клейма на Боспоре [Придик, 1917. С. 123, №91]. В наших комплексах присутствуют 6 клейм, имя магистрата на которых предваряется предлогом ΕΠΙ, причём в двух экземп­ лярах содержится имя магистрата Молосса, именем которого, но без предлога, помечено также три других клейма. Магистрат Стюфон считается одним из наиболее поздних во II группе ­ всё это позволяет предположить, что почти все клейма из комплекса относятся к узкому временному отрезку, предшествовавшему по­ жару. Время пожара, видимо, соответствует времени появления предлога ΕΠΙ на гераклейских клеймах, и может быть примерно датировано шестидесятыми годами IV в. до Р.Х. (дата, близкая к моменту захвата власти в Гераклее Клеархом в 364 г. до Р.Х.) [Павличенко, 1992. С.144] . В составе амфорного керамического комплекса следует также упомянуть присутствие амфор Фасоса и круга Фасоса. В запол­ нении помещения обнаружено горло фасосской. амфоры с клей­ мом на ручке в виде монограммы (см. рис.2, 4). Еще один оттиск того же самого клейма" на обломке ручки обнаружен здесь же. Присутствуют также профилированные фрагменты керамической тары Хиоса (горло хиосской амфоры IV в. см. рис.2, 3), Синопы ­и Херсонеса. 2

2 В своё время, И.Б. Брашинский отнёс время появления предлога ΕΠΙ на Гераклейских клеймах к 330 г. до Р.Х. [Брашинский, 1965], однако, последующие исследователи убедительно удревнили эту дати­ ровку [Василенко, 1974; Павличенко, 1992]. Из новых работ см.: Кац В. И. Хронология Клейм Гераклеи Понтийской (состояние и перспек­ тивы изучения)// Никоний и античный мир Северного Причерномо­ рья. Одесса, 1977. С. 212­217; Он же. Основные закономерности рас­ пределения амфорных клейм Гераклеи Понтийской в Северном При­ черноморье// Античная цивилизация и варварский мир. (Материалы 6­го археологического семинара. Часть 1). Краснодар, 1998. С. 6­14. ­ Ред.


ЧЕРНОЛАКОВАЯ И РАСПИСНАЯ КЕРАМИКА Одна из наиболее ярких находок в заполнении комплекса — часть краснофигурного аттического рыбного блюда со следами ремонта (рис.3, / ) . Характерно, что один из фрагментов этого блюда был обнаружен в районе горловины ямы 142, тогда как остальные - в заполнении помещения XXVI. Прямой аналогией нашему блюду являются несколько фраг­ ментов рыбных блюд, найденных при раскопках Пантикапея в XIX века, из собрания Эрмитажа [Циммерман, 1979], практиче­ ски идентичные нашему фрагменту по рисунку, и несомненно вышедшие из одной и той же мастерской. Тот факт, что находки аттических расписных рыбных блюд, которые возможно датиро­ вать временем позднее середины IV в. до Р.Х., не известны [Циммерман, 1979. С.88], также позволяет нам отнести верхнюю границу датировки пожара ко времени не позднее, чем середина IV в. до Р.Х. Фрагмент нашего рыбного блюда принадлежит ру­ ке т.н. "мастера блюда из Упсалы" [см: McPhee, Trendall, 1987] и может быть датирован концом 1-й четверти IV в. до Р.Х. Сле­ дует также обратить внимание на чернолаковые солонки (рис.4, /, 2) и обломок стенки кратера (рис.3, / ) .


В заключение хотелось бы отметить, что в 1986 году, непода­ леку от публикуемого комплекса, на раскопе "С" были обнару­ жены остатки еще одного крупного здания с каменно­сырцовыми стенами, очевидно, погибшего в результате пожара примерно в то же время [Виноградов, 1992]. На полах помещения, под слоем рухнувшей черепичной крыши, был обнаружен керамический комплекс, относящийся ко второй четверти IV в. до Р.Х., пред­ ставленный большим количеством фрагментов чернолаковой ке­ рамики и керамической тары (в том числе, большая серия герак­ лейских амфорных клейм). Здание имело полы с плотной из­ вестняковой промазкой, и, возможно, сырцовые стены на камен­ ном основании. Также были обнаружены остатки помещения VII, которое, по всей видимости, представляло собой часть здания, возведенного в середине IV в. до Р.Х. на месте руин помещения VI непосредственно после гибели последнего. По всей видимости, все постройки на этом участке городища погибли в одном пожа­ ре, охватившем эту часть Мирмекия во второй четверти IV в до Р.Х; вскоре после пожара жизнь в этой части городища возоб­ новляется, и на месте сгоревших домов возводятся новые. На данный момент не представляется возможным утверждать: являлся ли он результатом несчастного случая, стихийного бедст­ вия, или каким­то образом был связан с политическими события­ ми на Керченском полуострове во второй четверти IV в. до Р.Х.

ПРИЛОЖЕНИЕ АМФОРНЫЕ КЛЕЙМА ГЕРАКЛЕИ ПОНТИЙСКОЙ ИЗ СТРОИТЕЛЬНОГО КОМПЛЕКСА XXVI Клейма первой группы (по И.Б. Брашинскому) .. [I]ATYPOC КЕ >. ΔАМО "палица 'ΦΩΝ

Однострочное


Клейма второй группы *. ΧΙΑ....ΔΕΙΝΟ ,. ΔΥΟΝΙΣΙΟΆΡΙΣ.

Ромоовидное клеймо, 5 экз., один из них смазан. Обломок фигурного клейма

г: ΝΥΟ ΤΑΣΙ точки .".ON .. А Ю ΜΟΓΛΟΣΣΟΣ1 ΟΡΩΔΟΚ Υ А..'. ON ... ΙΠΠΟΣΓΉ1ΝΟΣ ,,. ΕΥ ΑΡΧΟ ΑΡΙΣΤΟΝ

Клейма третьей группы .ι. ΔΥΟΝΥΣΙΟΪΕΠΙΙΛΥΓΚΙΩΓΝΟΣΙ ... ΠΡΟΔΟΡΟΈ1ΠΑΓ...1ΝΡΤΑ ... А :ПАГЛ1КГЕТА1 » ΑςΕΠΙ:: ΩΝΕΠΓ МО] ΛΟΣΣΟ

Фрагменты п. к о

::

I

1

КЛЕЙМА ИЗ ЯМЫ 142 Вторая группа .. Λ ΥΓ ΚΩΝΟΣ1 MOAOf ΣΣΟΣ1 г. ΓΑΜΦΙςΊΊΡΑΤΟς:: з. ΙΟΠΥΡΟΣΤΥΦΟΝ 4 Ος: Ος

ΣΙΑΚ10ΛΟΣΣΟΣ

5

.. ΝΟΣΣΟΔΕΙΝΟ

Третья группа 7. Φ Ο Ρ Μ Ι Ω Ν Ε Ι Π Ι ] Μ Ο Λ Ο Σ Σ Ο

I Буквы Ρ и N ­ ретрогр. Фрагмент

ΝΙΜΟΔΟ."

Ι

Ι


ЛИТЕРАТУРА Брашинский И.Б. Керамические клейма Гераклеи Понтийской// НЭ, V. 1965. С. 10­30. Брашинский И.Б. Вопросы хронологии керамических клейм и типоло­ гического развития амфор Гераклеи Понтийской// НЭ. XIV. 1984. С. 3­22. Брашинский И.Б. Методы исследования античной торговли Л., 1984 а. 248 с. Василенко Б.А. Заметки о гераклейских клеймах// СА, 1970. М» 3. С.219­224. Василенко Б.А. О характере клеймения гераклейских амфор в первой половине IV в. до н.Э. / / Н Э , XI. 1974. С.3­28. Виноградов Ю.А. Мирмекий/ / Очерки археологии и истории Боспора. М., 1992. С.99­120. Павличенко НА. К вопросу о времени бытования предлога ΕΠΙ в гер­ калейских клеймах// Греческие амфоры. Саратов, 1992. С. 138­146. Придик Е.М. Инвентарный каталог клейм на амфорных ручках и гор­ лышках и на черепицах эрмитажного собрания. Птг. 1917. Пругло В.И. Энглифические клейма Гераклеи Понтийской из Мирме­ к и я / / КСИА № 130, 1972. Скуднова В.М. Комплекс находок из раскопок святилища Кабиров в Нимфее// КСИИМК. Вып. 63, 1956. С. 128­133. Циммерман К. Фрагменты аттических рыбных блюд в Эрмитаже/ / Из истории Северного Причерноморья в античную эпоху. Л., 1979. С.59­92. McPhee, Trendall. Greek red­figured fish­plates. Basel: Vereinig der Freunde antiker Kunst, 1987. Архивные материалы Виноградов Ю.А. Отчёт о работе Мирмекийского отряда Боспорской Экспедиции ИИМК РАН в 1994 г. СПб, 1995. Виноградов Ю.А Отчёт о работе Мирмекийского отряда Боспорской Экспедиции Л ОНА АН СССР в 1987 г. Ленинград, 1988. Виноградов Ю.А Отчёт о работе Мирмекийского отряда Боспорской Экспедиции ЛОИА АН СССР в 1988 г. Ленинград, 1989.


D.E.Chistov BUILDING COMPLEX OF THE SECOND QUARTER OF THE IV CENTURY ВС FROM THE EXCAVATION ON MYRMEKION During the examination of the Myrmekion site in the 1994 at the section *C » an adobe­stone building dated by the I V century ВС was discovered, (building XXVI). This complex could be of certain interest both for the rich ceramic material, and from the point of view of study of the Myrmekion history of the specified period. This complex, probably, represents a ground adobe­stone con­ struction that borders in its eastern part with a city acropolis rock. It was destroyed in the second quarter of the IV™ century ВС in fire. The numerous ceramical materials, found under the remains of the fallen tiled roof, represents the large quantity of the storage of amphorae fragments, produced in the various centers, such as Hera­ clea, C hios, Thasos, Khersonesus, Sinope and so on. Most of these vessels had been produced in Heraclea. Two stamped Heraclean amphorae of the similar period were found in the pithole №142 to the east from building XVII. The heraclean amphorae stamps from the complex, according to the classification of I.B. Brashinsky, be­ long to the first (3 ex), but mostly ­ to the second and the third groups. The time of the fire probably corresponds to the time of occurrence of a pretext ΕΠΙ on the Heraclean amphorae stamps, and can be approximately dated to the sixtieth years of the IV th century ВС. Tnis date could be proved by the other groups of ce­ ramics, found on the floor level of the building XXVI. We should point out, that in the 1986 at the same section «C », the other house, destroyed in fire in the first half of the I V cen­ tury, was found. It seems, that all buildings in this part of the site were demolished in large fire in the second quarter or the century. Today we can not be sure, whether the lire was the result of an accident and natural disaster, or it was connected with the political events on the Kerch peninsula in the second quarter of the I V cen­ tury ВС. th

th

th


Η. Φ. Федосееву

О.Д.

Чевелев

ПРЯЛКИ С КОЛЬЦОМ ИЗ ПАНТИКАПЕЯ* Весной 1991 года в Комсомольском парке г. Керчи, в 2­х км к северо­востоку от Пантикапея, рядом с Ново­Карантинном шоссе, в 200 м западнее от исследованных в 1984 году склепов первых веков экспедицией Керченского музея был исследован монумен­ тальный каменный склеп (рис.1) . Он оказался ограбленным и частично был разобран в новое время. Сооружение склепа отно­ сится к периоду не ранее II века н. э., однако он существовал до первой половины V века. За это время останки ранее погребен­ ных и часть инвентаря перезахоронили внутри камеры. При этом пол камеры был углублен. Склеп состоял из дромоса (вход с юга), большой погребаль­ ной камеры с лежанкой. Насколько нам известно, в каменных склепах Боспора лежанки ранее не были зафиксированы. Откры­ того типа дромос сложен из больших плит (0.76x0.80x0.25 м) и находился на одном уровне со стенами склепа. С камерой он со­ единен входом шириной 1.04 м, с порогом 0.48 и высотой 0.22 м. Камера прямоугольной формы окружена стенами, которые слегка расширяются. Ширина камеры у противоположной от входа сте­ ны 3.88 м, а длина 4.58 м. Пол камеры — материк (глина светло­ коричневого цвета). Стены камеры были покрыты плохо сохра­ нившейся штукатуркой серо­голубого цвета. Засыпь склепа — грунт темно­коричневого цвета, фрагменты блоков с остатками штукатурки и щебенки. При зачистке пола на глубине 2.40­2.50 м 1

2

Анализ контекста находки выполнен О.Д.Чевелевым, атрибуция памятника ­ Н.Ф.Федосеевым; авторы благодарны сотрудникам Немец­ кого Археологического Института (DAI) д­ру А.Круг и д­ру Г.Йоренсу за указание на существующую литературу по этому вопросу. Чевелев О Д . Отчет керченской археологической экспедиции за 1984 год. Рукопись. Керчь, 1985 г . / Архив КГИКЗ. Чевелев О Д . Отчет керченской археологической экспедиции за 1991 год. Рукопись. Керчь, 1992 г . / Архив КГИКЗ. 1

2


выяснилось, что пол находился на уровне подошвы блоков (здесь заканчивается штукатурка со следами поворота на пол). Через некоторое время был устроен новый пол на 0.10­0.15 м ниже предыдущего. Лежанка длиной 2.55 м, шириной 2.40 м. возвы­ шается над полом камеры на 0.56 м. Восточная стена лежанки была покрыта штукатуркой серо­голубого цвета, а западная — розовой цемянкой. Пол лежанки — материковая глина. Среди немногочисленных находок (светильник из боспорской глины, фрагментированный стеклянный бальзамарий, бронзовый футляр­игольник, железная игла, поясная пряжка и т.д.) в цен­ тре камеры, была обнаружена втоптанная в пол костяная поделка из слоновой кости, относящаяся, скорее всего, к инвентарю по­ гребения первого периода существования склепа и датирующаяся II­V вв. Нет сомнения, что этот публикуемый предмет служил прялкой (рис. 2), которые получили в литературе название "прялки Венеры" (Venuskuneln). Она относится к 4­му типу из 4 по А.Вонсович [Wsowicz, 1987], и называются «прялка с коль­ цом» (Fingerkunkel) [K onig, *1987]. О редкости этой находки свидетельствует уже то, что прялки этого типа отсутствуют в мо­ нографии, посвященной косторезном делу в Северном Причерно­ морье [Петере, 1986]. Так, прялки, в отличии от веретен и пряслиц, отсутствуют в отечественных работах, посвященных прядению [см. напр.: РадзРвсъка, 1979; Гаврилюк, 1989; Фиал­ ко, 1987] и даже в недавно изданном " Словнике­довщнике з ар­ хеологи" . В археологической литературе долгое время их счита­ ли головными шпильками [Иванова, 1955. С.432] или туалетны­ ми палочками [Сокольский, 1971. С.220]. Описавший находки костяных аналогичных прялок из Херсонеса В.И.Кадеев [Кадеев, 1996; 1984. С.263; Косцюшко­Валюжинич, 1905. С.49. Рис.8] называет их "жезлами", которые использовались в домаш­ них культах Афродиты, а их находки в погребениях он связыва­ ет с Афродитой хтонической [Кадеев, 1996. С. 193]. Порой отно­ сили их к группе веретен, о неправомерности такой атрибуции 3

4

3 4

Хранится в Керченском музее, № КО 1494, КП 121118. Словник­довцшик з археологи. ΚΗΪΒ, 1996.


писала А.Вансович [W'sowicz, 1988], отмечая, что веретено С άτρακτος) служило для натяжения ссучиваемой нити, а прялка ('ηλακάτη) предназначалась для укрепления пряжи на ней из пучка волокон, из которых вырабатывалась новая нить.

Рис.2. Прялка с кольцом Публикуемый предмет из склепа в Комсомольском парке сде­ лан их слоновой кости, поверхность отполирована, наблюдаются небольшие продольные трещины. Часть кольца в нижней части не сохранилась, ручка была переломлена и впоследствии склеена. В верхней части изображена полуобнаженная женщина с ребен­ ком. Ее пышные волосы доходят до плеч, волосы украшены диа­ демой. Лицо полное. То, что это кормящая мать, подчеркнуто выделением правой груди (со стороны головы младенца), тогда как левая почти не выделена. На бедрах — покрывало, закры­ вающее сзади ноги богини. Рукоять изделия заканчивается коль­


цом. Вся длина — 19,6 см, высота женской фигуры — 8,8 см, ширина — 2,3 см, рукоять — 10,8см. Наиболее близкая по композиции прялка с изображением женщины с поясным покрывалом, диадемой на волосах и ребен­ ком на руках происходит из Мадита (Madytos) в Египте [Сгетег, 1996. Abb.4] и датируется IV веком. По стилистическим особенностям передачи изображения наиболее близкой следует также признать прялку из* частного, собрания, происходящую из западной части Малой Азии [Сгетег, 1996. Abb.2а, 2Ь] (рис. 3). Трактовка волос, форма тела, изображение младенца с поднятой правой рукой - все это находит аналогии с пантикапейской на­ ходкой. Различия состоят в том, что малоазийская фигура полно­ стью обнажена и у левой ноги вырезана колонна, характерная для первоисточника - мраморной скульптуры. Вполне возможно, что обе прялки вышли из одной мастерской. Дата публикуемой прялки, по аналогии с упомянутыми выше — IV век. За 400 год век "прялки с Венерой" не выходят. Мотив сидящей Афродиты со стоящим Эротом хорошо извес­ тен в античном искусстве [LIMC, II.2. 1984. S.86. Aphrodite 874], однако кормящая грудью Эрота Афродита до сих пор была неизвестна. Находка "прялки с Венерой" в Египте позволил М.Кремер выдвинуть гипотезу, что основой для этого изображе­ ния послужила Исида Лактания [Сгетег, 1996. S.142, прим.49 с литературой; LIMC V. 2. 1990. S.514, Isis 228], что совпало и с нашим предположением. В раннехристианское время это изобра­ жение послужило прототипом для Мадонны с младенцем. В рим­ ской империи Исида имела синкретический характер [Dunand, 1973. Р.330]. Изображения обнаженной Афродиты-Исиды полно­ стью соответствует египетской иконографии, однако в отличие от Исиды Лактинии, богиня на прялках держит младенца Гарпократа-Эрота в правой, а не в левой руке. Если египетское происхож­ дение публикуемой прялки неоспоримо, то это еще одно свиде­ тельство связей Египта с Северным Причерноморьем. Ведущая роль в контактах с эллинистическим Египтом среди причерно­ морских центров принадлежала Ольвии [Шургая, 1977. С.206].


Рис. 3. [Сгетег, 1996. Abb.2a.2b]

Рис. 4. Древности Боспора Киммерийского. Табл.ХХХ1.11-11а

Между тем, это не единственная костяная "прялка с Вене­ рой", найденная на территории Керчи: в "Древностях Боспора Киммерийского", изданных в 1854 году [Стефани, 1854. I С.214. Табл.XXX.11-11а], приведено изображение Афродиты из кости, доставленное в Эрмитаж в 1853 году, интерпретируемое издателями как ручка зеркала (рис.4). Эта иллюстрация и ин­ терпретация была повторена А.С.Русяевой [Русяева, 1992. Рис.30.5]. Богин�� изображена обнаженной, поддерживающая правой рукой левую грудь. Сомнений, что и данный предмет яв-


лялся прялкой, нет, поскольку существует целый ряд аналогий, из которых­ наиболее близкой является прялка из раскопок рим­ ских слоев в Пессинии (Pessinus) в Турции [Devreker, Vermeulen, 1992. Fig.4]. (рис.5). Правда в последнем случае бо­ гиня поддерживает на уровне бедер покрывало. Это реплика со статуи Афродиты Родосской, которая была выполнена в Ш­П вв. до Р.Х. на Родосе или в каком­то малоазиатском центре [LIMC II, 1. 1984. S.82, s.v. Aphrodite 737]. Прялки с изображением Венеры были обнаружены в Египте, Австрии и Румынии [Кбпгд, 1987. Fig.118], причем прялка из Египта явно выделяется по ма­ нере исполнения и более стилизована. Есть и другие находки прялок на территории Керчи, которые обычно интерпретировали как "туалетные палочки". Н.И.Сокольский упоминает "деревянную палочку с кольцом" из Лувра среди керченских находок (Лувр, S4009) (рис. 6) [Pineli, Wsowicz. 1986. P. 180, N97] и костяную палочку из коллекции Керченского музея [Сокольский, 1971. С.220. Табл.XXXIII.7­8] (рис.6). В 1909 году Одесский музей купил у знаменитого про­ давца древностей Л.Гохмана деревянную прялку с кольцом хо­ рошей работы, найденную в районе Керчи [Сокольский, 1971. С.220. Табл.XXXIII.9] (рис. 6). Интересно, что ее длина, как и первой из описываемых прялок — 19,6 см. Аналогичная прялка, хранящаяся в Эрмитаже , из Пантикапея, была приобретена в 1886 году у керченского коллекционера Кирьякова [Сокольский, 1971. С.220. Табл.XXXIII. 10] (рис.6). Костяной предмет «неизвестного назначения» был обнаружен при исследовании склепа 19/7 некрополя поселения «Сиреневая бухта» [Масленников, 1997. С.35. Рис.44.8] (рис.7). Автор публикации отмечает, что это не могла быть ручка ложки или иного изделия, поскольку следов излома нет. Датировка могильника ­ с конца III ­ по начало VII вв. Прялка сильна фрагментирована и неясно, какая фигура украшала ее, но наличие выступов у кольца сбли­ жает ее с публикуемыми прялками. 5

6

5 6

№ Ε 2900. ВКАЭ 1995, №442.


Рис.5. [Devreker, Vermeulen. 1992. Fig- ! 4

Рис.6. [Сокольский, 1971. Табл.ХХХШ.7-9]

рис.7. [Масленников, 1997. Рис.44.8]

Характерно, что на надгробиях Фригии и Вифинии прялки с кольцом изображены не с фигурой Венеры, а с каким-либо ук­ рашением (шайба, шишка) [Сгетег, 1996; Konig, 1987]. М.Кремер полагает, что "прялки с Венерой" не были функцио­ нальным предметом и принадлежали женщинам из высших слоев общества, а включение их в погребальный инвентарь должно бы­ ло свидетельствовать об этой стратификации [Сгетег, 1996.


S.144]. Причерноморские материалы подтверждают это предпо­ ложение. В Эрмитаже хранится так же предмет из кости, обозна­ ченный как "туалетная палочка" [Обновленская, 1980. С.81. №345], "увенчанная женским бюстом, с кольцом в нижней части (нижней части кольца не достает)". Предмет датирован III в. и определен, как происходящий из Восточного Средиземноморья. Поступил в 1938 году из собрания Н.П.Лихачева. Хронологии прялок с VI века до Р.Х. по римский период включительно посвятила свои статьи А.Вонсович [ Wsowicz, 1987, 1988]. По ее мнению, все прялки изготовлены в греческих мастерских, а предметы из кости могли быть привезены из Сре­ диземноморья. М.Кремер считает, что самые древние известные прялки с Венерой датируются II веком [Сгетег, 1996. S. 140].. Большинство рассматриваемых предметов выполнено из кос­ ти, размеры 30-48 см. Предметы более 30 см веретенами быть не могут, т.к. это непрактично. Преобладающее большинство прялок были найдены в могильниках. Частое распространение этого орудия в инвентаре гробниц и на надгробных стелах эллинистического и римского периодов А.Вонсович объясняет распространением мифа о трех Мойрах, прядущих и перерезающих нить человеческой судьбы. Прялки (это роскошные и дорогие предметы) на территории «Barbaricum» найдены в богатых погребениях IV века и эллини­ стических гробницах, позволяют выдвинуть предположения отно­ сительно социального положения погребенных, и играли, повидимому, роль показателя положения и престижа умершей. "Прялки с Венерой" помимо Боспора, были найдены в Египте, Диногетии, Истрии [Suceveanu, 1967. Fig.6.3-5] (Румыния), в Монтане [Александров, 1981], Бононии, Чаталка близ Старой Загоры (Болгария), Торд (Венгрия), Турции, Лавриакия (Австрия), Аквилея (Италия), Цурцах (Швейцария) и Бавайя (Бельгия), то есть ареал их распространения совпадает террито­ рией Римской империи. Один из центров их изготовления нахо­ дился недалеко от города Радомир [Любенова, 1986. С.89-90]. Датировка этих прялок укладывается в период II-IV веков.


Чем же объяснить, что в обоих типах публикуемых прялок с Венерой с младенцем и без, встречаются как обнаженные, так и полуодетые фигуры? Вполне вероятно, что эта разница объясня­ ется изготовлением их различными мастерскими, но мы допуска­ ем и другое объяснение: в практике древних было украшать свои скульптуры настоящими одеждами и возможно, прототипом слу­ жили как обнаженная, так и полуодетая фигура. Также, не слу­ чаен и выбор для изображения на прялках обнаженной и полу­ обнаженной фигуры Венеры. Прялка, как предмет для изготов­ ления нити, которая в процессе прядения закрывала как раз верхнюю часть обнаженной фигуры. Идентификация публикуемых и изданных ранее находок по­ зволяет определить назначение и роль этой группы археологиче­ ского материала.

ЛИТЕРАТУРА Александров Г. Монтана. София, 1981. Гаврилюк Н.А. Домашнее производство и быт степных скифов. Киев, 1989. 112 с. Кадеев В.И. Раскопки в портовом районе Херсонеса// АО 1982 года. М.,1984. С.263-265. Кадеев В.И. Херсонес Таврический (Быт и культура). Харьков, 1996. 208 с. Косцюшко-Валюжинич К.К. Отчет о раскопках в Херсонесе Тав­ рическом в 1903 г . / / ИАК. Вып.16. Спб, 1905. С.37-110. Любенова В. Античный производственный и торговый центр близ г . Р а д о м и р / / Acta centri historiae. Terra antiqua Balcanica. I. Trinovi, 1986. Масленников А.А. Семейные склепы сельского населения позднеантичного Боспора. М., 1997. 108 с. Николов Д., Буюклиев Хр. Разкопки на могилен некропол при Чаталка през 1967 г . / / Археология (София), XII, 1970. С.52-63. Обновленская Н.Г.(ред.) Художественное ремесло эпохи рим­ ской империи. Каталог выставки. Л., 1980.


Петере Б.Г. Косторезное дело в античных государствах Северно­ го Причерноморья. Москва, 1986. 202 с. Русяева А.С. Религия и культура античной Ольвии. Киев, 1992. 256 с. Сокольскцй Н.И. Деревообрабатывающее ремесло в античных государствах Северного Причерноморья. Москва, 1971. 287 с. Стефани Л. Древности Босфора Киммерийского, хранящиеся в императорском музее Эрмитажа. СПб., 1854 (в двух томах). Фиалко Е.Е. Костяные изделия из кургана О г у з / / Скифы Се­ верного Причерноморья. Киев, 1987. С. 130­140. Шургая И.Г. О греко­египетском культе в Северо­западном При­ черноморье// История и культура античного мира. Москва, 1977. С.206­210. Сгетег М. Venuskunkeln aus K l e i n a s i e n / / ArchSologischer Anzeiger. 1996, N1. S. 135­144. Devreker J., Vermeulen F. Pessins (Pessinononte) 1.991: Preliminary R e p o r t / / Kazi Sonuslari Toplantisi. II. Ankara, 1992. P.261­271. Dunand F. Le culte d'lsis dans le bassin oriental de la Mediterrann ёе. 1. Le culte d'lsis et les Ptolemees. 3. Le culte d'lsis en Asie Mineure. 1973. Konig G.G. Die Fingerkunkel aus Grab 1 5 6 / / Roth­Rubi K., Senhauser H.R. ROmische Strasse und Greber. Vermunster Zurzach. I . Zurich, 1987. S. 129­141. Lexicon Iconographicum Mythologiae Classicae (LIMC) Pinelli P., W'sowicz A. C ataloque des bois et stucs et romains provenant de Kertch. Paris, 1986. Suceveanu A. Statuete romane de terracota de la H i s t r i a / / SC IV. 1967. W'sowicz A. Une quenoille atique d'un type m e c o n n u / / Revue du Louvre, 1987. N4, p.268­273. W'sowicz A. BERLO C ZY PR££LIC A? Przyzcynek do poznania zwyczaiow seplkralnych naczarnomorxa w s t a r o z y t o s c i / / Archeologia XXXVIII. 1988. S.37­60. W sowicz A. La «Dame au fuseau» de l'Artemision d'Ephese: sur la s t a t u e t t e / / Etudes et Travaux. Tome 30. XV. P. 442­449. 1


N.F.Fedoseev, O .D.Chevelev A SPINNING ­WHEEL'S WITH A RING FROM ΡΑΝΉΚΑΡΑΙΟΝ In spring, 1991 in Komsomolsky park of Kerch, 2 km to north­ east from Pantikapaion a monumental stone crypt was uncovered. There a carved ivory subject with a ring was discovered. Although in Russian literature there are no precise definitions of the discovered subject, the authors of the article identify in as a spinning wheel (Fingerkunkel) dating from the IV century. On it is the figure Isida with Gor in her hands. The similar finds from the North regions of Black See C oast allow to identify the whole group of an archaeological material.


В. Η. Зинько, Л.Ю.

Пономарев

ГОНЧАРНАЯ КЕРАМИКА VIII­IX ВЕКОВ С СЕЛЬСКОЙ ОКРУГИ БОСПОРА За последние несколько десятилетий на Керченском полуост­ рове открыты и исследованы многочисленные раннесредневеко­ вые поселения, оставленные народами, носителями салтово­ маяцкой культуры: тюрко­болгарами, аланами и возможно хаза­ рами [Артамонов,^ 1962. С.235­239; Якобсон, 1970. С. 183­193; 1973. С. 131­138] и датируемые исследователями VII­IX вв. [Баранов, 1990. С.З]. Культурные слои и строительные остатки этого же времени обнаружены на большинстве античных городищ Европейского Боспора: Пантикапее [Макарова, 1965. С.70­77; 1991. С.121­146], Мирмекии [Гайдукевич, 1940 а. С.304­305; 19526. С.177­178; Виноградов, 1991. С.13], Тиритаки [Гайдукевич, 1940 6. С.204­205; 1952 а. С.49­52, 103, 127­130], Киммерике [Марти, 1928. С.103, 110; Голенко, 1994 а. С.77­79; Голенко, 1994 б. С. 139­140] и в окрестностях Акры [Куликов, 1997. С. 160]. Однако несмотря на то, что в процессе исследова­ ний памятников средневекового времени был получен многочис­ ленный материал, издавался он неполно и крайне редко. Среди таких работ следует упомянуть публикации результатов раскопок средневековых слоев античных городов Боспора: Мирмекия, Ти­ ритаки и Илурата [Марти, 1941. С.25­36; Гайдукевич, 1952 а. С.49­52, 60­61, 100­103, 120­130; 1952 б. С.170­180; 1958. С.134­ 136], но все же основное внимание в этих работах уделялось ан­ тичным слоям. Лишь в нескольких статьях непосредственно рас­ сматриваются средневековые памятники Керченского полуострова [Шелов, 1957. С.98­103; Гадло, 1968 а. С.78­84; 1969. С.160­ 168]. В своих обобщающих работах А.Л.Якобсон, одна их кото­ рых посвящена восточным регионам Таврики в средние века [Якобсон, 1958], а другая ­ керамике и керамическому производ­ ству в средневековом Крыму, как и предыдущие авторы, харак­


теризует керамические комплексы с средневековых поселений Керченского полуострова лишь в общих чертах. Эта ситуация характерна для изучения всего средневекового Боспора [Талис, 1974. С.89] и объясняется прежде всего приоритетным внимани­ ем исследователей к античным памятникам [Якобсон, 1964. С.36; Кутайсов, Мыц, 1997. С.286]. Рассматривая средневековую керамику VIII-X веков с поселе­ ний Юго-Восточного Крыма и Керченского полуострова, иссле­ дователи раньше выделяли лишь несколько основных категорий и типов: пифосы гладкостенные и желобчатые, амфоры причер­ номорские, высокогорлые кувшины, ойнохои баклинского типа и керамику салтово-маяцкого круга. Причем были опубликованы преимущественно целые или хорошо реконструированные сосу­ ды, датировки которых опирались на исследования А.Л.Якобсона [Якобсон, 1951; 1966; 1979]. В последнее время на основе массо­ вого керамического материала, полученного в ходе раскопок средневекового Херсона была разработана классификация тарной и частично столовой керамики, а также существенно пересмотре­ ны их датировки [Седикова, 1995 а. С. 170-77; Романчук, Саза­ нов, Седикова, 1995]. Для боспорских средневековых керамиче­ ских комплексов, несколько более раннего периода (IV-VII вв.) подобная работа была проведена А.В.Сазановым [Сазанов, 1989 а; 1989 б]. Однако комплексы VIII-X веков с Керченского полу­ острова целиком еще не рассматривались, хотя еще Т.И.Макарова отмечала разнообразие амфор в пределах одного типа, но крайняя фрагментарность сосудов не позволила ей вы­ делить эти варианты и сузить хронологические рамки отдельных типов амфор [Макарова, 1991. С. 127]. С 1991 года Боспорская археологическая экспедиция ведет ис­ следования сельской округи античного Нимфея в юго-восточной части Керченского полуострова. Наряду с античными был обна­ ружен ряд памятников средневекового времени: Героевка-2, Героевка-3, Героевка-6, зольники на античном курганном некрополе Челядиново-Восточное и др. [Зинько, 1994. С. 18-20; Зинько, Со­ ловьев, 1994. С. 159-160; Зинько, 1997. С.40-41]. Общая площадь раскопов составила 0,32 га, где были обнаружены жилищно-


хозяйственные комплексы, представляющие собой двухкамерные дома "пятистенки", характерные для построек VIII-IX веков средневековой Таврики [Баранов, 1990. С.40, 44. Рис.12, 15]. Кладка цоколей стен постелистая, двухлицевая в "елочку" с забу­ товкой из плохо обработанных камней, сохранилась на высоту 13 камня. Сами стены были сооружены из сырца. Общая стратиграфия поселений выглядит следующим обра­ зом: 1 слой - гумусный, толщиной 0,25-035 м, содержащий немно­ гочисленные фрагменты античной и средневековой керамики. 2 слой - темно-гумусный с включением частиц золы, толщиной 0,40-0,45 м подразделяется на 3 уровня. Нижний уровень, на ко­ тором лежат фундаменты стен, отражает время формирования поселений. Средний уровень, мощностью 0,10-0,15 м фиксирует время существования жилищных комплексов и содержит много­ численные фрагменты средневековой керамики. Изредка, встре­ чается античная керамика. Верхний уровень, содержащий боль­ шое количество мелкого средних размеров камня, отражает время запустения жилищ. 3 слой - глинисто-золистый, желтоватого цвета, формировался в античный период и содержит немногочисленные фрагменты керамики, преимущественно IV века до Р.Х. 4 слой - материковый суглинок светло-желтого цвета. Подавляющее большинство находок содержалось во втором слое. Проведенный анализ позволил выявить ряд типов средне­ вековых амфор и столовой посуды, интенсивность их использо­ вания, а также типовой набор керамических изделий, используе­ мый жителями, проследить пути доставки импортных изделий. В целом, набор керамических изделий состоит из пифосов, амфор, высокогорлых кувшинов, фляг, кувшинов и кастрюль с пальце­ вым вдавлением на месте верхнего крепления ручки, кувшинов с отверстиями на ручках для их подвешивания и белоглиняной по­ ливной посуды византийского производства.


Таблица 1 Памятник

Пифо­ сы

амфо­ ры

выскогорлые кувшины

фляги

столовая посуда

салтовомаяцкая керамика

Героевка-2

0,1%

62,2%

0,1%

0,6%

3%

35,5%

-

74,3%

0,05%

-

1%

24,6%

0,1%

77,3%

-

-

2,5%

21,1%

0,1%

83.4%

0,1%

0,1%

4,2%

12,1%

. Героевка-3 Героевка-6 ЧелядиновоВосточное

Пифосы. Среди немногочисленных фрагментов пифосов можно выде­ лить 3 типа: 1. Пифосы с яйцеобразным, гладким ту ловом. Черепок плот­ ный, светло-коричневого цвета, реже бледно-оранжевого. Тулово в верхней части завершается сильно отогнутым венчиком с плос­ ко срезанным краем. Подобные пифосы появились еще в позднеантичный период и существовали до VIII-IX веков [Якобсон, 1979. С.33-34] и обнаружены на многих поселениях ЮгоЗападного Крыма и Южнобережья [Якобсон, 1979. С.352, 36]. 2. Пифосы по форме и составу напоминающие тип 1, но отли­ чаются слабо отогнутым, подтреугольным в сечении венчиком с плоско срезанным краем (рис.2,28). 3. Пифосы яйцеобразной формы, имеющие желобчатое туло­ во. Черепок плотный, темно-красного, реже бурого цвета. Эти сосуды часто встречаются на поселениях VII-IX веков средневе­ ковой Таврики [Якобсон, 1979. С.33-34. Рис.15, /; Паршина, 1991. С.74. Рис.5; Фронджуло, 1975. С.481 Рис.119, 9]. На вен­ чике одного из пифосов типа 1 обнаружено V-образное граффито (рис.2, 28). Подобные знаки появляются в первых веках' и за­ фиксированы на сосудах VIII-IX веках, что является одной из характерных особенностей этой группы керамики [Якобсон, 1979. С.36-37].


Культурные слои поселений, расположенных к югу от села Героевка, насыщены обломками сильно фрагментированных ам­ фор. Целые или хорошо реконструируемые экземпляры встреча­ ются довольно редко и, как правило, в закрытых комплексах. Это объясняется тем, что поселения были покинуты, а не унич­ тожены. Обнаруженные раздавленные амфоры указывают на по­ спешность сборов и бегство жителей. Среди находок следует упомянуть амфору с известняковой крышкой, стоящей в углу здания на поселении Героевка­б (рис. 1,6) и две амфоры, лежа­ щие, на полу хозяйственной ямы поселения Героевка­2 (рис.1.2,3). Амфоры. Амфорный комплекс разделяется на несколько типов и вари­ антов. Тип 1. Небольшие амфоры с бороздчатым туловом, завео­ шающиеся внизу сферическим дном с небольшой выпуклостьн посередине. Высота сосудов не превышает 40­45 см (рис.1, 1,3,4,5,6). Короткое, слаборифленое, слегк£ суживающееся горло образует полукруглый, плохо выраженный венчик, диаметром 7­ 8 см. Ручки овальные в сечении, профилированы одной или дву­ мя бороздками. Иногда на верхней плоскости ручки и на ее боко­ вых гранях расположены заостренные ребра. В зависимости от состава теста и расположения ручек под венчиком можно выде­ лить несколько вариантов. Эти амфоры довольно распростране­ ны на поселениях и городах Северного Причерноморья и особен­ но в Крыму [Бабенчиков, 1958. С. 128­132. Рис.21.5; Якобсон, 1970. С.64­72, 88­90, 97­103; Антонова и др., 1971. С.90, тип X; Романчук и др., 1995. Класс 36, табл.23, №128, 129; Паршина, 1991. С.77] (рис.1,5). Значительно реже они встречаются на сал­ тово­маяцких памятниках Подонья [Плетнева, 1967. С. 129­133. Рис.34; 1994. С.329. Рис.59,1]. Гончарные центры находились в восточном Крыму, в Херсонесе и на Южном берегу Крыма [Якобсон, 1979. С.39­51; 1954 б. С. 164­172; Паршина, 1974. С.59; Борисова, 1960. С.42­46; Седикова, 1994 б. С.434­435. Рис. 1,5]. Подобные амфоры являются наиболее массовым видом тары на поселениях Юго­Восточного Крыма и Керченского полу­ острова [Якобсон, 1958. С.473. Рис.2,1; 1971. С.303; 1979.


Рис.13, 2\ Гадло, 1968 а. Рис.19 6; Шелов, 1957. С.100-101; Гай­ дукевич, 1940 6. С.204. Рис.14]. На поселениях южнее села Героевка амфоры этого типа составили 71,8% от общего количества тары. Часть этих амфор, судя по форме и составу теста была доставлена из гончарных центров Юго-Восточного Крыма, их отличает черепок красного цвета с незначительным включением мелких известняковых частиц. Анализ других, менее многочис­ ленных фрагментов, сближает их с позднеантичными керамиче­ скими изделиями из боспорской глины, иссине-розоватого оттен­ ка. Это позволяет предположить существование гончарных мас­ терских на Боспоре. Преемственность позднеантичных реберчатых амфор-корчажек боспорского производства и бороздчатых раннесредневековых амфор отмечалось некоторыми исследователями [Бабенчиков, 1958. С.32; Макарова, 1982. С.99]. Но наиболее дискуссионным является вопрос датировки этих амфор. Ранее они датировались в пределах VIII-IX веков [Якобсон, 1951. С.333; 1979. С.31]. Датировку Якобсон/а поддержало большинство исследователей [Антонова и др., | 9 7 1 . С.90; Паршина, 1974. С.59], однако в последнее время хронологические рамки существования этих ам­ фор были значительно изменены. Л.В.Седикова, используя дан­ ные засыпи колодцу в портовом районе и водохранилища в Херсонесе, датировала, их появление второй половиной IX века [Седикова, 1994 а\ С.64-65]. В.Е.Науменко, проанализировав данные археологических источников, немого удревнил их, опре­ деляя нижний пределхих бытования этого типа первой половиной - серединой IX века [Нщменко, 1997. С.334-335]. Наиболее час­ то амфоры типа 1 встречаются в слоях второй половины IX - се­ редины X веков, но к концу этого периода они постепенно вытес­ няются амфорами, характерны��и для X-XI веков ("воротннчковыми" и византийского производства). К сожале­ нию, решить проблему точной датировки этого типа амфор, осо­ бенно ее верхней границы, пока не удается [Науменко, 1997. С.335]. Эта датировка, на наш взгляд, отражает ситуацию, ха­ рактерную для Херсона и его сопредельных регионов в ЮгоЗападном Крыму. Для восточных регионов Крыма нижняя гра­ ница появления амфор 1 типа вторая половина - конец VIII века. На поселениях Керченского полуострова и юго-восточного Крыма


этот тип амфор является преобладающим и составляет самую значительную часть находок [Якобсон, 1971. С.303]. Причем эти сосуды содержатся во всех слоях салтовских поселений, пример­ но в одинаковом количестве. Исследователи датируют появление многочисленных поселений Восточного Крыма второй половиной VIII века и связывают этот процесс со второй волной миграции тюрко-болгар в Крым, после разгрома арабами дагестанских сте­ пей [Плетнева, 1962. С. 100]. Т.И.Макарова также отметила присутствие этих амфор в слоях конца VII- начала IX века пор­ товой части Боспора [Макарова, 1991. С. 125]. Таким образом, можно предположить восточно-крымское происхождение борозд­ чатых амфор, появившихся здесь во второй половине - конце VIII века, в связи с огромным спросом на тару у оседавших на землю кочевников тюрко-болгар. Слабые экономические связи Боспора того времени с греко-византийским миром и утрата Хер­ соном значения межрегионального торгово-экономического центра [Романчук, Седикова, 1991. С.44] не позволяли ввозить сюд? большое количество дешевой импортной тары. Постепенно ареал распространения бороздчатых амфор перемещается на Запад и в середине IX века достигает Херсона, где появляются гончарные мастерские, обнаруженные в окрестностях города и датированные второй половиной IX века [Седикова, 1994 б. С.434-435]. Вариант 1. Амфоры, ручки которых расположены сразу под венчиком или на одном уровне с ним. Тесто темно-красного, реже иссине-лилового цвета, рыхлое с включениями известковых час­ тиц, шамота и железистых минералов. Вариант 2. Амфоры, ручки которых расположены на 1-2 см ниже венчика. Тесто плотное, светло-красного и оранжевого цве­ та, с редкими включениями мелких частиц известняка и шамота. Вариант 3. Амфоры, отличающиеся более плотным тестом с редкими включениями известняковых частиц красного цвета. Внешняя поверхность покрывалась светлым ангобом. Подобные амфоры обнаружены в гончарной печи в Песочной бухте, в окре­ стностях Херсона, датируемой второй половиной IX века [Борисова, 1960. С.45. Рис.3; Седикова, 1994 б. С.435] и на по­ селениях Юго-Западного Крыма [Науменко, 1997. С.333. Тип 4, вар.2]. На поселении Героевка-2 обнаружен один фрагмент по­ добной амфоры, что косвенно подтверждает ее импортное проис-


хождение, такого рода находки могут свидетельствовать о нали­ чии, хотя и редких, торговых связей Боспора с Херсоном. Тип 2. Амфора, имеющая гладкий корпус с плохо выражен­ ными бороздками в верхней и и нижней части (рис. 1,2). Тулово завершается сферическим дном. Короткое, плохо выраженное горло с уступом на внутренней стороне завершается полукруглым венчиком Наибольшие, овальные в сечении ручки крепятся сразу под венчиком и под прямым углом опускаются на плечики. Сосуд сформован из плотной глины светло-коричневого цвета с незна­ чительными включениями известковых частиц. Единственный экземпляр этой амфоры обнаружена на полу хозяйственной ямы поселения Героевка-2. В этой же яме находилась бороздчатая амфора типа 1, что свидетельствует об их одновременном исполь­ зовании. На средневековых памятниках Крыма подобные амфо­ ры нам неизвестны, однако они встречаются на поселениях VIIIIX веков правобережной Кубани [Тарабанов, 1993. С. 120. Тип 4, рис.9 г]. Тип 3. Амфоры с яйцевидным, гладким ту ловом и сфериче­ ским дном (рис.2, 1-18) имеют слабо рифленое, высокое горло, завершающееся плоско срезанным, реже округлым венчиком, диаметром от 7 до 9 см. Ручки овальные в сечении, имеют про­ дольное ребро на верхней плоскости. Нередко ребра встречаются на боковых гранях. Отличительной особенностью этого типа ам­ фор являются зоны неглубокого горизонтального рифления, рас­ положенные в верхней части ту лова и нанесенные многозубчатым (обычно 5-6 рядным) гребенчатым штампом. Для изготовления этого типа сосудов обычно использовалось плотное, хорошо от­ мученное глиняное тесто с незначительным включением известко­ вых частиц, шамота и железистых минералов. Цвет глины варьи­ руется от светло-желтого, с зеленоватым оттенком до интенсивно красного. Нередко внешняя поверхность амфор покрывалась ан­ гобом. В зависимости от формы венчика можно выделить не­ сколько вариантов. Указанные сосуды были широко распростра­ нены в средневековой Таврике [Паршина, 1974. С.59; Антонова и др., 1971. С.89, тип XIV; Якобсон, 1979. С.32. Рис. 13,5-8; Паршина, 1991. С.74-77; Кутайсов, 1990. С.27. Рис.5,1,3,5]. Известны гончарные центры по их производству [Фронджуло,


1968. С.140. Рис.7; Паршина, 1974. С 59; Рыжова, 1982. С.151­ 152, рис.2]. На поселениях Керченского полуострова этот тип амфор со­ ставляет довольно незначительную часть тарной керамики, но на Боспоре он встречались часто в слоях середины ΙΧ­Χ веков [Макарова, 1965. С.74; Макарова, 1991. С. 125]. По всей види­ мости, они являлись предметом импорта и ввозились из Юго­ Восточного и Западного Крыма. На поселениях южнее села Ге­ роевка амфоры 3 типа составляют 28% от общего количества та­ ры. Ряд исследователей датировали эти амфоры VIII­IX веками [Паршина, 1974. С.59; Баранов, 1990. С.64]. А.Л.Якобсон сузил время их бытования до IX века [Якобсон, 1951. С.334; 1979. С.32]. Данные раскопок средневекового Херсона позволили да­ тировать время их появления первой половиной IX века, однако верхняя граница бытования амфор 3 типа размыта. Археологи отмечают их присутствие в слоях второй половины ΙΧ­ΧΙ веков [Антонова и др., 1971. С.89; Макарова, 1991. С. 129]. В.Е.Науменко полагает, что они существовали до XI ­ начала XII веков, отмечая, что как массовый материал они встречаются в слоях IX ­ первой половины X веков [Науменко, 1997. С.332]. На материалах поселениях Керченского полуострова проследить верхнюю границу бытования этих амфор невозможно, из­за от­ сутствии слоев X ­ XI веков. Вариант 1. Амфоры с сильно отогнутым, плоско срезанным вен­ чиком, диметром 8 см (рис.2,1) представлены на поселении Геро­ евка­2 несколькими экземплярами. Подобные амфоры часто встречаются в комплексах первой половины IX века Херсона [Седикова, 1995 а. С.170­171, тип 1] и производились как в юго­ восточном Крыму, так и в Херсоне и на южнобережье [Якобсон, 1979. С.31­32; Паршина, 1974. С.59; Рыжова, 1982. С. 153]. Вариант 2. Амфоры, с завершающиеся венчиком в виде полу­ валика, диаметром 8­10 см. На горле в средней части располага­ ется ребро (рис.23). Единственный фрагмент обнаружен в верх­ них слоях поселения Героевка­2. Подобные амфоры обнаружены во время раскопок водохранилища в Херсоне, засыпь которого датируется первой половиной IX века [Седикова, 1995 а. С.171, тип 3]. 1


Вариант 3. Амфоры, горло у которых завершается плоским, подтреугольным в сечении венчиком. Глина большинства из них имеет светло-бежевый цвет, а внешняя поверхность сосудов по­ крыта ангобом (рис. 2, 2; 4, 9). Вариант 4 . Амёрора сформована из плотного теста светлобежевого цвета, покрыта ангобом. Характерным признаком явля­ ется вогнутое дно (рис.2, 18). Представлена единственным эк­ земпляром на поселении Героевка-2. Подобные амфоры, хотя и крайне редко встречаются в Херсоне и поселениях ЮгоЗападного Крыма [Романчук и др., 1995. С.50, класс 24. Табл.20-22; Белый, 1993. С.326. Рис.5]. Определить причины такой необычной формовки к сожалению пока не представляется возможным. Тип 4 . Амфоры яйцевидной формы, завершающиеся в верхней части широким горлом и венчиком, диаметром 12 см. Тесто рых­ лое, с включениями крупных известковых частиц и редких вклю­ чений шамота. Отличительной особенностью этих амфор являет­ ся орнамент, расположенный в верхней части тулова, в виде го­ ризонтальных и волнообразных линий, нанесенных многозубча­ тым штампом. Эти сосуды относятся достаточно редким типам амфор, но ареал их распространения достаточно широк. Подоб­ ные сосуды были обнаружены в Херсоне, Партените, близ Ялты, и на поселениях Юго-Западного Крыма [Антонова, 1971. С.8990. Тип XV; Паршина, 1974. С.61. Рис.4,4; 1991. С.76. рис.6; Романчук, Седикова, 1991. С.39-40, 42. Рис.4,6; Седикова, 1995 а. С. 171. Рис.5,5]. Орнамент на этих амфорах нанесен белым ангобом. Ранее эти амфоры датировались VIII - IX веками [Антонова, 1971. С.90]. Большинство находок было сделано во время раскопок водохранилища в Херсоне первой половины IX в. [Седикова, 1995 а. С. 171; Романчук и др., 1995. С.56-58. Класс 31-35, вариант 3]. Малочисленность находок этого типа амфор не позволяет четко определить их хронологические рамки.


Высокогорлые кувшины. Этот тип сосудов, встречающихся на многих поселениях VIII ­ IX веков Боспора [Шелов, 1957. С. 102. Рис.39,4; Макарова, 1965. С.72; Гайдукевич, 1952 6. С.51. Рис.57,/; Гайдукевич, 1987. С. 148] вслед за многими исследователями мы относим к группе тарной керамики. На сельских поселениях, за исключени­ ем Боспора, где они представлены в массовом количестве в слоях второй половины IX ­ XI веков [Макарова, 1991. С. 127], высо­ когорлые кувшины составляют незначительную часть от общего числа керамики (таб��.1) (рис.3,>5). На поселениях Героевка­2 и Героевка­3 обнаружено несколько фрагментов кувшинов, горло которых завершается двухчастным валиком­венчиком, диаметром 10 см [Романчук и др., 1995. С.63­65. Класс 41, тип 1, вариант 1, №135­139]. Уплощенные, овальные ручки достигают ширины 4­7 см. Глина в подавляющем большинстве имеет темно­красный, реже оранжевый цвет. На внутренней стороне стенок сохранился слой водоупорной смолистой обмазки черного и темно­ коричневого цвета, что является одной из отличительной особен­ ностью этого вида тары. На одной из ручек кувшина прочерчено Т­образное граффити (рис.2, 27). Высокогорлые кувшины были широко распространены в Северном Причерноморье и датируют­ ся серединой IX ­ началом XII веков [Плетнева, 1981. С.74; Са­ занов, 1994. С.47]. Малочисленность этих находок на поселениях южнее села Героевки, как и на других поселениях Керченского полуострова, косвенно подтверждает время их гибели на рубеже ΙΧ­Χ веков, когда высокогорлые кувшины еще не успели войти в массовое употребление. Завершая обзор тары, следует упомянуть немногочисленные фрагменты фляг, часто встречающихся на поселениях средневе­ ковой Таврики [Якобсон, 1979. С.39. Рис.\9,1­3; Бабенчиков, 1958. С. 134­136. Рис.24,3]. В Восточном, Юго­Западном Крыму и на Южном Берегу открыты мастерские по их производству [Паршина, 1974. С.60. Рис.3,9; Якобсон, 1954. С.168; Бабенчи­ ков, 1960. С.278. Рис.8]. В этих печах одновременно изготовля­ лись амфоры бороздчатые и с мелко зональным рифлением, что


Рис. 3. 1-2 Амфоры, поднятые со дня моря, южнее Нимфея, 3-5 -.кувшины, 6-8 — фрагменты дна фляги с памятников южнее Нимфея.


позволило датировать фляги VIII-IX веками [Якобсон, 1979. С.39]. В одном из зольников VIII-X веков, впущенных в антич­ ный курган могильника Челядиново-Восточный обнаружено фрагментированное дно фляги, на котором был прочерчен слож­ ный, многозубчатый орнамент (рис.3,6-8), хотя обычно на фляги орнамент наносился белым или красным ангобом. Здесь, как и в случае с орнаментацией амфоры 4 типа с поселения Героевка-2, мастер заменил привычную технику нанесения орнамента анго­ бом на многозубчатый штамп. Этот прием возможно является одной из особенностью украшения керамики, характерной для этого региона. Находки фляг на средневековых поселениях Кер­ ченского полуострова до последнего времени не были зафиксиро­ ваны. Единственная аналогичная фляга была обнаружена в 1993 году на средневековом поселении у села Осовины, к северу от Керчи. Обычно тару использовали для перевозки и хранения жидких и сыпучих продуктов. Крупные фрагменты разбитых амфор применяли в качестве переносных жаровен (рис.2,25)," более мелкие черепки для нивелировки стен и пола помещений. Неко­ торые фрагменты стенок служили крышками сосудов. В качестве пробок, как правило, применяли ножки хиосских амфор антич­ ного времени. На стенках амфор нередко встречены граффити, прочерчен­ ные по сырой глине или процарапанные после обжига, в виде геометрических фигур (рис.2, 20-26, 29-30) и отдельных букв греческого алфавита (рис.2, 27). К сожалению, большинство из них сохранилось фрагментарно и понять рисунок иногда невоз­ можно. Среди наиболее интересных граффити следует упомянуть изображение пятиконечной звезды (рис.2, 25), трезубца (рис.2, 20), косого креста (рис.2, 21), двухлапого якоря (рис.2, 19). Наибольший интерес представляют изображения двух граффити, прочерченных на тулове бороздчатой амфоры (тип 1, вариант 1). Одно из них в виде сложной геометрической фигуры, другое представляет собой два косых креста и следующей за ними на­ клонной линии, причем все три знака заведены в прямоугольник с округленными углами. По видимому, первый знак представляет собой закодированное имя владельца сосуда или вид товара (рис.2, 31). Другое, расположенное ниже, скорее всего обознача-


ет объем сосуда (рис.2, 30). Похожий знак был обнаружен на поселении Героевка­2 и представлял собой один косой крест, расположенный внутри прямоугольника. Практически все пред­ ставленные граффити имеют широкий круг аналогий на памят­ никах VIII­XI веков средневековой Таврики [Паршина, 1974. С.61]. Буквы греческого алфавита А и Τ встречаются в Херсоне­ се, Эски­Кермене, Мангупе [Якобсон, 1959. Табл.9, 131, 132, 134; 20, 54, 55; 11, 18; 1964. С.47, 65­66. Рис.142; Паршина, 1991. С.72. Рис.4; 1974. С.82. Рис.20, 21­27; Герцен, 1991. С.253. Рис.18, 20]. Граффити в виде трезубца широко распро­ странены с 1­х веков в южных степях Причерноморья и встреча­ ются на керамических изделиях VIII­XI веков. Смысл этих зна­ ков до сих пор остается предметом дискуссий и единого мнения по поводу их назначения еще нет [Паршина, 1974. С.62]. Столовая посуда провинциально­византийского типа. Этот вид керамики составляет самую немногочисленную группу находок (см. табл.1), что объясняется прежде всего попу­ лярностью у местного населения изделий салтово­маяцкого типа, которую в массовом количестве изготовляли на месте. Эту куль­ турно­этническую особенность региона подчеркивает тот факт, что на поселениях Юго­Западного Крыма, Южного Берега, Хер­ сона этот тип посуды составляет абсолютное большинство среди столовой керамики, а в отдельных регионах (Южный берег Крыма) достигает 95% [Баранов, 1990. С.98]. Столовая, красноглиняная посуда, сделанная на ручном или ножном гончарном круге, на поселениях южнее села Героевки представлена следующими типами: кувшины, ойнохои, кастрюли, горшки. Все они объединены общим признаком — пальцевым вдавлением на месте верхнего крепления ручки и кувшины со сквозным отверстием на ручках. Малочисленность и крайняя фрагментарность сосудов не позволяет выделить другие типы изделий. Наиболее часто встречаются фрагменты кувшинов, имеющих воронкообразное горло с плоско срезанным веником. Уплощен­ ная ручка, слегка профилирована несколькими неглубокими бо­ роздками, на месте верхнего прилепа имеет пальцевое вдавление


(рис.4, 1­6). Сосуды сформованы из плотного теста, причем цвет глины варьируется от светло­бежевого до интенсивно красного. Нередко внешняя поверхность покрывалась светлым ангобом, поверх которого наносился орнамент в виде горизонтальных ли­ ний, проведенных светлым ангобом. Эти кувшины нередко встре­ чаются на поселениях и могильниках средневековой Таврики [Седикова, 1995а. С.172­173. Рис.7; 1993. С.384. Рис.1, 7­14; 1995 6. С.123. Рис.2, 11­13: Белый, 1993. С.327. Рис.9; Макаро­ ва, 1991. С.129] и датируется VII ­ X веками [Веймарн, Айба­ бин, 1993. С.191]. Кастрюли и горшки с пальцевыми вдавлениями представлены, в основном, фрагментами закраин диаметром 12­14 см (рис.4, 7­ 8). Они сформованы из плотного теста бежевого или желтого цвета, без включений. Аналогичные сосуды обнаружены в ком­ плексах первой и второй половины IX века Херсона [Седикова, 1995 а. С.172. Рис.б; 1995 6. С.123. Рис. 1­3; Романчук, Седико­ ва, 1991. Рис.6, 8­9]. К числу редких находок относятся кувшины с цилиндриче­ ским, ойнохоевидным горлом и сквозным отверстием круглой формы на ручке для подвешивания. Подобные кувшины встре­ чаются на поселениях Юго­Западного Крыма [Белый, 1993. С.338. Рис.9, 3­4; Науменко, 1997. С.338. Рис.4, 7,8). Кувшин обнаруженный на поселении Героевка­2 сформован из плотного теста красного цвета, в то время как аналогичные сосуды имеют коричневый оттенок. Поливная, белоглиняная керамика посуда византийского про­ изводства для поселений Керченского полуострова не характерна. А.В.Гадло, проводя впервые раскопки средневекового поселения у села Героевка, обнаружил несколько фрагментов сосудов, по­ крытых пятнисто­зеленой и желтой поливой отмечал малочис­ ленность такого рода находок [Гадло, 1962. С.32]. Несколько фрагментов стенок белоглиняных поливных мисок, покрытых светло­коричневой поливой, были обнаружены на поселении Ге­ роевка­6. Подобные сосуды встречается в слоях второй половины ΙΧ­Χ веков Боспора, Саркела, Тмутаракани, Херсона [Макарова, 1967. С.9. Табл. 1,9,/δ. Вид 2; Талис, 1960. С.136. Рис.2, / / , 15]. По всей видимости, дорогая импортная посуда была большой


редкостью на небольших провинциальных поселениях или, воз­ можно, еще не успела войти в употребление. Суммируя все выше сказанное, можно подвести . некоторые итоги: некоторая часть тарной и столовой керамики изготовля­ лась на месте, о чем свидетельствует характерный состав и цвет глины бороздчатых амфор, а также специфическая техника нане­ сения орнамента (замена ангоба на врезной орнамент). Основная масса тарной и столовой посуды доставлялась из других регионов Крыма и прежде всего из гончарных центров Восточной Таврики (район Судака). А.Л.Якобсон, исследуя гончарные печи у села Морское, Канакской балки отметил, что продукция печей пред­ назначалась для поселений Восточного Крыма от Судака до Кер­ чи, так как заселенность юго-восточного побережья Крыма была незначительной [Якобсон, 1954. С. 171]. Немногочисленность и фрагментарность импортных изделий, а также неразработанность вопроса о внутренних торговых связей между регионами Крыма, не позволяет еще точно наметить в рамках формирующегося еди­ ного этноса средневековой Таврики, характеризующегося общей материальной культурой, уровень экономических взаимосвязей [Богданова, 1991. С.37]. Отдельные, хотя и немногочисленные находки позволяют предполагать наличие спорадических связей Боспора и его сель­ ской округи с форпостом Византийской империи в Крыму — Херсоном. Импортная гончарная продукция поступала на посе­ ления Керченского полуострова через порт Боспор, в основном морскими путями. Ряд письменных и археологических источни­ ков свидетельствуют о существовании морских транзитных, кабо­ тажных путей, пролегающих вдоль черноморского побережья Крыма [Романчук, 1996. С. 134]. Один из них проходил через Керченский пролив, о чем свидетельствуют данные палеогеогра­ фии и находки амфор на дне пролива и акватории черноморского побережья Керченского полуострова [Атавин, 1987. С.33; Якоб­ сон, 1979. С.73. Рис.43,6] (рис.3, 1-2). Прямого морского пути между центральными районами империи и Боспором повидимому не существовало. Корабли, идущие из Константинопо­ ля, направлялись сначала к Херсону и только после этого това­ ры, на специальных судах каботажного плавания, отправлялись вдоль северного побережья Черного моря к Боспору и дальше.


Этот сложный процесс транспортировки товаров подтверждается данными письменных источников [Багрянородный Константин, 1989. Гл.42. С.178; Васильевский, 1912. С.268]. Согласно трак­ товки К.Цукермана, "карабин", курсировавшие вдоль Крымского побережья, представляли собой гребные суда [Цукерман, 1997. С.315]. Такие корабли, имевшие небольшую осадку, могли спо­ койно плавать в условиях мелководья и по рекам. Время бытования керамического комплекса с поселений юж­ нее села Героевка не выходит за пределы VIII ­ рубежа ΙΧ­Χ ве­ ков [Зинько, Пономарев, 1997. С.42­43]. Учитывая типологиче­ ское единообразие и относительно одинаковое соотношение кера­ мических изделий, можно признать время существования поселе­ ний единовременным. Период расцвета поселений приходится на IX век. Возникшие во второй половине VIII века, поселения бы­ ли оставлены жителями где­то рубеже ΙΧ­Χ веков [Зинько, По­ номарев, 1997. С.42]. Ранее процесс гибели Восточного Крыма исследователи связывали с проникновением в конце IX века пе­ ченегов [Гадло, 1968 б. С.64; Якобсон, 1954 а. С. 159; Айбабин, 1991. С.2; Айбабин, Герцен, Храпунов, 1993. С.217], однако письменные и археологические источники не подтверждают этой гипотезы. Критически рассмотрев сообщения Константина Багря­ нородного, касающиеся взаимоотношений хазар и венгров, иссле­ дователи пришли к выводу, что они были отнюдь не мирными [Цукерман, 1997 а. С.91; 1997 б. С.320; Айбабин, 1997. С.7]. По их мнению походы венгров в Крым способствовали потере Ха­ зарским каганатом своих крымских владений. А.И.Айбабин свя­ зывает слои пожарищ и гибель хазарской цитадели на Боспоре с вторжением венгров [Айбабин, 1997. С.7]. Многочисленные находки торговой и хозяйственной тары ил­ люстрируют процесс завершения седентаризации племен тюрко­ болгар и их интеграцию в систему торгово­экономических отно­ шений между провинциально византийским и кочевническим ми­ ром [Плетнева, 1991. С. 102]. Развитию торговли на восточных окраинах Таврики, как неоднократно упоминалось выше, способ­ ствовала близость и влияние крупного торгового порта Боспор. Несмотря на то, что он практически выпадает из сферы полити­


ческого влияния Византийской империи, его экономическое и торговые связи сохранились и не были полностью разорваны. Хазарам, не занимавшимся мореплаванием и морской торговлей, было выгодно сохранение крупного торгового центра. На Черном море господствовали византийские торговцы, недаром арабские источники называют Черное море "румским" [Гаркави, 1870. С.25, 49]. Учитывая это, хазары сооружают на Боспоре крепость [Макарова, 1991. С. 129, 144], хотя только этим и присутствие хазар на Боспоре и было ограничено. Подчинив и контролируя всю сельскую округу, самому городу они представили некоторую автономию, сохранив местную администрацию [Чичуров, 1980. С.62­63]. Подтверждает эту гипотезу и тот факт, что оправляя карательную экспедицию в Крым, Юстиниан II решил наказать жителей Херсона, климатов и Боспора [Липшиц, 1950. С.368; Чичуров, 1980. С. 164]. Если бы Боспор полностью находился под властью хазар, то этот прецедент привел бы к вооруженному конфликту между двумя государствами, а, как известно, Визан­ тия сохраняла в то время мирные отношения с каганом. Более того, опальный император породнился с каганатом, женившись на его дочери. Таким образом, сохраняя статус крупного порта и транзитной перевалочной базы для товаров, Боспор контролиро­ вался как хазарами, так и имперской администрацией. На Боспо­ ре проживала крупная греческая, христианская диаспора ремес­ ленников и торговцев. Этот факт подтверждается наличием от­ дельных греческих кварталов [Айбабин, 1997. С.6], большого христианского плитового некрополя на северных склонах горы Митридат, где совершали захоронения на протяжении всего средневековья, вплоть до X века [Блаватский, 1955. С.85­87; 1962. С.33­37; Айбабин, 1993. С.22]. В списках вселенских собо­ ров VII­IX веков постоянно упоминается Боспорская епископия [Кропоткин, 1958. С.203. Табл.1]. В конце VIII­ начале IX веков источники упоминают на Боспоре большой, действующий хри­ стианский храм [Васильевский, 1912. С.268]. В конце ΙΧ­Χ веков пристань "Карх" (Боспор) упоминается в арабских источниках, где мадьяры в обмен на рабов покупают "румские товары" [Хвольсон, 1869. С.27]. Таким образом, можно предположить,


что Боспор в VII - IX веках, номинально входя в состав Хазар­ ского каганата, продолжал по духу оставаться имперским горо­ дом, чему способствовало проживающее здесь греческое, христи­ анское население. Хазары, учитывая эту ситуацию., сохранили по-видимому местную администрацию [Айбабин, 1991 б. С.46] и ограничили свое здесь присутствие только гарнизоном крепости. Боспор, сохранив функции торгового и ремесленного центра, способствовал развитию экономики края и сохранения торговых отношений между осевшими племенами болгар, заселивших дальнюю и ближнюю округу города, и греческим миром. Анализ керамического комплекса поселений южнее села Героевка, под­ твердил вывод о включении сельской округи в торговоэкономические отношения с Боспором. Население многочислен­ ных поселений занималось земледелием, скотоводством и воз­ можно рыболовством. Об этом свидетельствуют многочисленные находки зерен ржи, пшеницы, ручных жерновов, массового ос­ теологического материала, известняковых рыболовецких грузил для сетей. Особенно хочется отметить находку большого метал­ лического колокольчика с бронзовым боталом для подвешивания на шею крупного рогатого скота. Сельскохозяйственная продук­ ция продавалась или обменивалась на продукцию городских ре­ месленников. К сожалению, следует отметить отсутствие нумиз­ матического материала, за исключением одной византийской мо­ неты VI века [Зинько, 1996. С. 19], что не позволяет проследить характер денежного обращения. Монеты VIII-IX веков встреча­ ются крайне редко и в крупных городских центрах, что было связано с общим упадком и аграризацией византийского города [Каждан, 1954. С.167-173; Гилевич, 1960. С.61]. Таким образом, торговые взаимоотношения города и нату­ рально-хозяйственной периферии носили в основном меновой характер. Анализ керамического комплекса показал, что окраине, пограничные регионы Восточного Крыма развивались достаточно самостоятельно. Хазарский каганат и Византийская империя не имели здесь всеподавляющего политического и экономического влияния и поэтому сотрудничали на правах экономического, тор­ гового и, возможно, политического паритета.


ЛИТЕРАТУРА Айбабин А.И. Печенеги и половцы в К р ы м у / / Проблемы исто­ рии ^Крыма. Тез. докл. конф. Симферополь, 1991 а. Вып.1. Айбабин А.И. Основные этапы истории городища Эски­ К е о м е н / / МАИЭТ 2. 1991 б. С.43­52. Айбабин А.И. О хронологии раннесредкевекового некрополя Б о с п о р а / / МАИЭТ 3. 1993. С.7­9. Айбабин А.И., Герцен А.Г., Храпунов И.Н. Основные проблемы этнической истории К р ы м а / / МАИЭТ 3. 1993. С.211­222. Айбабин А.И. Крым под властью Хазарского к а г а н а т а / / Меж­ дународная конференция "Византия и Крым". Тез. докл. конф. Симферополь, 1997. С.5­9. Антонова И.Α., Даниленко В.Н., Ивашута Л.П., Кадеев В.И., Романчук А.И. Средневековые амфоры Х е р с о н е с а / / АДСВ 7. 1971. С.81­101. Артамонов М.И. История хазар. Ленинград, 1962. 521 с. Атавин А.Г. Влияние природных факторов на жизнь поселений Таманского полуострова (на примере Ф а н а г о р и и ) / / Методы естественных наук в археологии. М., 1987. С.29­35. Бабенчиков В.П. Итоги исследования средневекового поселения на холме Т е п с е н ь / / ИАСК. М., 1958. С.88­146. Бабенчиков В.П. Раннесредневековая гончарная печь в Мисхо­ р е / / ЗОАО. I960. Т.1(34). С.275­281. Багрянородный Константин. Об управлении империей. М., 1989.496 с. Баранов И.А. Таврика в эпоху раннего средневековья. Киев. 1990. 168 с. Белый А.В. Раскопки усадьбы на городище Кыз­Кермен. По­ стройка № 2 / / История и археология Юго­Западного Крыма. Симферополь, 1993. С.49­58. Блаватский В. Д. Раскопки Пантикапея в 1952 г о д у / / КСИИМК. 1955. Вып.58. С.73­87. Блаватский В.Д. Отчет о раскопках Пантикапея в 1945­1949, 1952 и 1953 г г . / / МИА №103. 1962. С.6­85. Богданова Н.М. Херсон в X­XV вв. Проблемы истории визан­ тийского г о р о д а / / Причерноморье в средние века. М., 1991. С.8­173. Борисова В.В. Средневековая гончарная п е ч ь / / СХМ 1. 1960. С.42­46. Васильевский В.Г. Хождения апостола А н д р е я / / Труды. 1912. Т.2. С.213­295. Веймарн Е.В., Айбабин А.И. Скалистинский могильник. Ки��в, 1993. 204 с.


Виноградов Ю.А. Археологические исследования около акрополя М и р м е к и я / / Проблемы археологии и истории Боспора. Тез. докл. конф. Керчь, 1991. С. 13-14. Гадло А.В. Отчет о работах Приазовской экспедиции 1962 го­ д а / / Архив ИА АН УССР. - 163/32. Гадло А.В. Раннесредневековые селища на берегу Керченского пролива (по материалам раскопок 1963 г о д а ) / / КСИА 113. 1§68 а. С.78-84. Гадло А.В. Проблема Приазовской Руси и современные археоло­ гические данные о южном Приазовье в VIII-IX в в . / / Вестник ЛГУ. 1968 6. №14. С.55-65. Гадло А.В. Раскопки раннесредневекового селища в деревне Героевка в 1964 г о д у / / СА, 1969. № 1 . С. 160-168. Гайдукевич В.Ф. Раскопки Мирмекия и Тиритаки. Археологиче­ ские разведки на Керченском полуострове в 1937-1939 г г . / / ВДИ, 1940 а. №3-4. С.300-317. Гайдукевич В.Ф. Памятники раннего средневековья в Тиритак е / / СА 1940 б. Т.6. С.190-205. Гайдукевич В.Ф. Раскопки Мирмекия в 1935-1938 гг. / / МИА, 1952 а. №25. С. 135-205. Гайдукевич В.Ф. Раскопки Тиритаки в 1935-1940 г г . / / МИА, 1952 б. №25. С.15-134. Гайдукевич В.Ф. Илурат (Итоги археологических исследований 1948-1953 гг.// МИА, 1958. №85. С.149-219. Гайдукевич В.Ф. Античные города Боспора. Мирмекий. Ленин­ град, 1987. 184 с. Гаркави А.П. Сказания мусульманских писателей о славянах и усских (с половины VII - до конца X в. по Р.Х.). СПб, 1870. 08 с. Герцен А.Г. Крепостной ансамбль М а н г у п а / / МАИЭТ 1. 1990. С.87-166. Гилевич В.Ф. Нумизматическое собрание м у з е я / / СХМ, 1960. Вып.1. С.57-62. Голенко В.К. Работы Южно-Боспорской археологической экспе­ д и ц и и / / Археологические исследования в Крыму 1993 году. Симферополь, 1994 а. С.74-80. Голенко В.К. Исследования Южно-Боспорской археологической экспедиции в 1993 г о д у / / Крымский музей. 1994 6. № 1 . С.139-141. Грач Н.Л. Нимфейская археологическая экспедиция (основные итоги исследований за 1973-1987 г г . ) / / Итоги работ археоло­ гический экспедиций Государственного Эрмитажа. Ленинград. 1989. С.61-80. Зинько В.Н. Раннесредневековые жилищно-хозяйственные ком­ плексы на поселениях Героевка-2 и Героевка-6// Византия и народы Причерноморья и Средиземноморья в раннее средне-

Р


вековье (IV­IX вв.). Тез. докл. конф. Симферополь, 1994. С.18­20. Зинько В.Н., Соловьев С Л . Раскопки на поселении Героевка­2 в 1992 г о д у / / Боспорский сборник №4. 1994. С. 159­164 . Зинько В.Н. Некоторые итоги изучения сельской округи антич­ ного Н и м ф е я / / МАИЭТ 5. 1996. С.12­21. Зинько В.Н. Новые раннесредневековые памятники Восточного К р ы м а / / Международная конференция "Византия и Крым". Тез. докл. конф. Симферополь, 1997. С.40­41. Зинько В.Н., Пономарев Л.Ю. Керамика салтово­маяцкого типа с раннесредневековых памятников в окрестностях Н и м ф е я / / Международная конференция "Византия и Крым". Тез. докл. Симферополь, 1997. С.42­43. Зинько В.Н., Пономарев Л.Ю. Керамика салтово­маяцкого типа с сельской округи Нимфея, (в печати). Каждан А.П. Византийские города в ΙΧ­ΧΙ в в . / / СА, 1954. Т.21. С.164­188. Кропоткин В.В. Из истории средневекового Крыма (Чуфут­Кале к вопросу о локализации г . Ф у л л ы ) / / СА, 1958. Т.28. С.198­ 219. Куликов А.В. Археологические разведки на городище А к р а / / Археологические исследования в Крыму в 1994 году. Симфе­ рополь, 1997. С.160­162. Кутайсов В.А. Античный город Керкинитида VI­II вв. до н.э. Киев, 1990. 176 с. Кутайсов В.Α., Мыц В.Л. Актуальные исследования полевой археологии К р ы м а / / Археологические исследования в 1994 году. Симферополь, 1997. С.286­287. Липшиц Е.А. Никифора Патриарха Константинопольского крат­ кая история со времени после царствования Маврикия/ / ВВ, 1950. № 3 . С.349­387. Макарова Т.И. Средневековый Корчев (по раскопкам 1963 г. в К е р ч и ) / / КСИА 104. 1965. С.70­77. Макарова Т.И. Поливная к е р а м и к а / / САИ. 1967. Вып. ΕΙ­38. •128с. Макарова Т.И. Археологические данные для датировки церкви Иоанна П р е д т е ч и / / СА, 1982. №4. С.91­107. Макарова Т.И. Боспор­Корчев по археологическим д а н н ы м / / Византийская Таврика. Киев, 1991. С.121­147. Марти Ю.Ю. Городища Боспоркого царства к югу от Керчи. Киммерик, Китей, А к р а / / ЙТОИАЭ. 1928. Т.2(59). С.103­ 126. Марти Ю.Ю. Разведочные раскопки вне городских стен Тирита­ к и / / М И А 4 . 1941. С.25­36. Науменко В.Е. Раскопки раннесредневекового поселения у под­ ножия Мангупа// Бахчисарайский историко­ археологический сборник 1. Симферополь, 1997. С.324­340.


Паршина Е.А. Средневековая керамика Южной Таврики (по ма­ териалам оаскопок и разведок 1965-1969 г г . ) / / Феодальная Таврика. Киев, 1974. С.56-94. Паршина Е.А. Торжище в П а р т е н и т а х / / Византийская Таврика. Киев, 1991. С.64-101. Плетнева С.А. Средневековая керамика Таманского городи­ щ а / / КСТ. М , 1963. С.5-72. Плетнева С.А. От кочевий к г о р о д а м / / МИА 142. 1967. 196 с. Плетнева С. А. Салтово-маяцкая к у л ь т у р а / / Археология СССР. Степи Евразии в эпоху раннего средневековья. М., 1981. С.62-75. Плетнева С.А. Кочевники средневековья. Поиски исторических закономерностей. М., 1982. 188 с. Плетнева С.А. Отношения восточноевропейских кочевников с Византией и археологические и с т о ч н и к и / / СА. 1991.№3. С.98-108. Плетнева С. А. Правобережное Цимлянское городище// МАИЭТ 4. 1994. С.271-3§7. Романчук А.И., Седикова Л.В. "Темные века" и Херсон. Про­ блемы репрезентативности источников// Византийская Тав­ рика. Киев 1991. С.30-46. Романчук А.И., Сазанов А.В., Седикова Л.В. Амфоры из ком­ плексов византийского Х е р с о н а / / Средневековый Херсон: история, стратиграфия, находки. Екатеринбург, 1995. 170 с. Романчук А.И. Средневековый Херсон. Отражение в источниках основных функций г о р о д а / / Херсонесский сборник 7. 1996. С. 133-143. Рыжова Л.А. Гончарная печь VIII-IX вв. вблизи Херсона (в рай­ оне Р а д и о г о р к и ) / / Византия и ее провинции. Свердловск, 1982. С. 149-196. Сазанов А.В., Иващенко Ю.Ф. К вопросу о датировках позднеантичных слоев горда Б о с п о р а / / СА, 1989 а. № 1 . С.84-102 Сазанов А.В. О хронологии Боспора ранневизантийского време­ н и / / СА, 1989 6. №4. С.41-60. Сазанов А.В. К хронологии цитадели Баклинского городища IXXI в в . / / Проблемы истории и археологии Крыма. Симферо­ поль, 1994. С.42-57. Седикова Л.В. Столовая посуда первой половины IX в. из засыпи водохранилища в Х е р с о н е с е / / МАИЭТ 3. 1993. С. 134137. Седикова Л.В. Керамическое производство в Херсонесе в IX в . / / Византия и народы Причерноморья и Средиземноморья в раннее средневековье (IV-IX вв.) Тез. докл. конф. Симфе­ рополь, 19§4 а. С.64-65. Седикова Л.В. Керамические печи в IX в. в Х е р с о н е с е / / МАИЭТ 4. 1994 б. С.434-441.


Седикова Л.В. Керамический комплекс первой половины IX в. из раскопок водохранилища в Х е р с о н е с е / / РА, 1995 а. №2. С.170­177. ' ' Седикова Л.В. Керамический комплекс второй половины IX в. из цитадели в Х е р с о н е с е / / Проблемы археологии .древнего и средневекового Крыма. Симферополь, 1У95 б. СЛ 23­135. Талис Д.Л. К характеристике византийской керамики ΙΧ­ΧΙ вв. из Херсонеса/У Труды ГИМ. 1960. Вып.37. С.125­140. Талис Д.Л. Оборонительные сооружения Юго­Западной Таври­ ки как исторический источник/ / Археологические исследова­ ния на юге Восточной Европы. М., 1974. С.89­114. Тарабанов В.А. Поселения болгар на правобережной К у б а н и / / Древности Кубани и Черноморья. Краснодар, 1993. СТ. 115­122. Фронджуло М.А. О раннесредневековом ремесленном производ­ стве в Юго­Восточном К р ы м у / / ДИСК. Киев, 1968. С133­ 154. Фронджуло М.А. Пам'ятки твденно­схщного К р и м у / / Архео­ л о п я Т Р С Р . К т в , 1975. С.476­484. Хвольсон Д. Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и русских Абу Али Ахмед Бен Омара Ибн Даста, арабского писателя начала X в . / / Ж М Н П . 1869. С.657­771. Цукерман К. Венгры в К р ы м у / / Международная конференция "Византия и Крым". Тез. докл. Симферополь, 1994 а. С.91. Цукерман К. К вопросу о ранней истории фемы Х е р с о н а / / Бахчисарайский историко­археологический сборник. Симфер­ поль, 1997. Вып. 1. С.312­323. Шелов Д.Б. Раскопки средневекового поселения в Восточной К р ы м у / / КСИИМК 68. 1957. С.98­103. Якобсон А.Л. Средневековые амфоры Северного Причерномо­ р ь я / / СА, 1951. Т.15. С.325­344. Якобсон А.Л. Византия в истории раннесредневековой Таври­ к и / / СА, 1954 а. Т.21. С.148­163. Якобсон А.Л. Раннесредневековые гончарные печи в Восточном К р ы м у / / КСИИМК 54. 1954 б. С.164­172. Якобсон А.Л. Средневековые гончарные печи в районе Суда­ к а / / КСИИМК 60. 1955. С.102­109. Якобсон А.Л. Раннесредневековые поселения Восточного Кры­ м а / / МИА 85. 1958. С.458­501. Якобсон А.Л. Средневековый Крым. М.­Л., 1964. 232 с. Якобсон А.Л. Раннесредневековые сельские поселения Юго­ Западной Т а в р и к и / / МИА 168. 1970. 224 с. Якобсон А.Л. [Рецензия на книгу "Археологические исследова­ ния средневекового К р ы м а ] / / СА, 1971. №3. С.298­306. Якобсон А.Л. Культура и этнос раннесредневековых селищ Тав­ р и к и / / АДСВ 10. 1973. С.131­138.


V.N.Zinko,

L.Yu.Ponomaryov

CERAMICS POTTERY OF THE VHI-IXth OF CENTURIES FROM RURAL SETTLEMENTS OF BOSPORUS The article is about a complex of early medieval ceramics of VHI-IXth centuries. It was discovered during the excavations on Saltovo-Majazkij settlements in south-eastern part of Kerch peninsula. Careful analysis of the ceramics allows reconstruct some aspects of economic and political history of Bosporus and its countryside in VHI-IXth centuries.


О.А.Иванина ВИЗАНТИЙСКОЕ БЛЮДО И З КЕРЧИ В 1990 г. в Керчи по Кооперативному переулку на территории будущей АТС проводились охранные раскопки совместной экспе­ дицией Симферопольского госуниверситета и Керченского исто­ рико-культурного заповедника. Участок застройки был разбит на два раскопа. Во втором квадрате 1 раскопа на глубине 1,90 2,10 м было найдено фрагментированное красноглиняное полив­ ное блюдо, представляющее интерес для изучения средневековой истории города. Было обнаружено девять фрагментов, которые собираются почти в одну вторую часть небольшого блюда. Блюдо тонкостен­ ное, плоское, со слегка выпуклыми вертик��льными стенками и прямым венчиком [Макарова, 1963]. С внешней стороны дно , слегка вогнуто, контур подчеркнут небольшим рельефным обод­ ком. Внешняя сторона блюда покрыта белой поливой. Внутрен­ няя сторона орнаментирована рисунком, выполненным очень тонкой врезной линией, под кроющей жидкой бледно-желтой по­ ливой. Оформление рисунка традиционно для византийских блюд: в центре медальон (d-7,7 см), который заполнен изобра­ жением птицы, повернутой вправо (голова частично утрачена). Тулово короткое с округлой грудкой. Крыло каплевидной формы вытянуто почти горизонтально, край крыла выходит за пределы медальона. Тулово переходит в широкий, слегка расширяющийся к низу хвост, конец хвоста обрезан краем медальона. Лапы полу­ согнуты, изображены двумя параллельными линиями в фазе ша­ га. Все свободное пространство от изображения в медальоне за­ полнено завитками. Так как хвост и крыло птицы выходят за пределы медальона, то есть птица помещена не в центре медаль­ она, это позволяет предположить, что изображение было сюжет ным, скорее всего птица была изображена со змеей, как на тмутараканских аналогах [Айбабин, Ачкинази, Сазанов, Холодков, 1

Я благодарю начальника экспедиции А.И.Айбабина ную возможность публикации этого блюда. 1

за предоставлен­


1991. С.83­84. Рис.3,4,4] или как на херсонесском блюде, птица изображалась в райских кущах [Якобсон, 1979. С. 132. Рис.82,4]. Медальон окаймляют два пояска шириной 0,3 см: пер­ вый без Орнамента, второй орнаментирован полуовалами (овами). За медальоном с поя­ сками следует два широких пояска, разряженных между собой и медальоном свобод­ ным пространством, тем са­ мым подчеркивая и увеличи­ вая значимость центра и при­ давая нарядность блюду. Пер­ вый поясок шириной 1 см ор­ наментирован волнистой лини­ ей с завитками между волна­ ми, второй шириной 1,5 см — двойными дугами (остроконечным изгибом к центру) с отдельными завит­ ками между ними. Весь рисунок выполнен тонкой врезной линией очень аккуратно. Глина . хорошего качества, темно­коричневая с вкраплением ракушек. Толщина черепка 0,2 см,0,8 см, D блюда — 20,5 см, Η борта — 2,5 см. Целый ряд признаков резко выделяет наше блюдо среди ос­ тальной керамики, найденной в Керчи. Во первых, рисунок вы­ полнен тонкой резной линией, подражая гравировке по металлу, что свидетельствует о высоком мастерстве ремесленника. Во­ вторых, концентрические пояски, заполняющие пространство во­ круг медальона, аналогичны по орнаменту керамике, найденной в Коринфе, являющемся одним из центров византийской культуры.


Аналогичные орнаменты находим у Ч.Моргана [Morgan, 1973. Р.ЗЗ, fig.22 ( Ε, F, К, L)]. Изящное, утонченное изображение птицы, выполненное рукой опытного мастера, тонкий черепок, хорошее качество глины ­ все это говорит о том, что изделие это не местного производства, а привозное, скорее всего, из византийской столицы Константино­ поля.

Рис.2. В этом же году в первом квадрате второго раскопа был найден небольшой фрагмент красноглиняного поливного блюда [Айбабин, Ачкинази, Сазанов, Холодков, 1991. Л.Ю, к. оп. №61]. Блюдо на невысоком кольцевом поддоне. Внешняя сторо­ на покрыта белой поливой, внутренняя жидкой бледно­желтой поливой с рисунком, выполненным тонкой врезной линией. Фрагмент очень мал, поэтому выявить сюжет рисунка сложно. Техника рисунка, полива, глина аналогичны нашему блюду. Скорее всего, оба блюда вышли из одной мастерской. Возможно, они были сделаны на заказ и привезены сюда из Византии. На блюде, которому посвящена данная публикация, имеются восемь отверстий для скрепы. Факт говорит о том, что блюдо ремонтировалось, значит им дорожили. Хотя культурный слой в месте находки нарушен (блюдо было найдено в слое перекопа при разборке фундамента подвала XIX века), но некоторые стратиграфические характеристики позволя­ ют думать, что данное блюдо не древнее XIII в. Такой вывод ар­ гументируется находками в этом районе остатков пифоса и трех амфор XIII в. [Айбабин, Ачкинази, Сазанов, Холодков, 1991. Л.48, к.оп. №274]. Амфоры и пифос были найдены in situ, у пифоса срезана бы­ ла верхняя половина ту лова, у амфор ­ горло с ручками, нижняя


часть тары находилась в земле. Факт этот говорит о том, что, очевидно, площадка расчищалась, готовилась для какого­то строительства, в результате чего и была посуда была поврежде­ на. Все вещи были найдены в одном слое. Четкая датировка тар­ ной посуды заставляют искать верхнюю дату блюда около XIII в. Блюда с изображением птиц были найдены практически во всех местностях, испытавших влияние византийской культуры. А.Л.Якобсон херсонесские блюда считает привозными из Кон­ стантинополя и датирует их ΧΙ­ΧΙΙ вв. [Якобсон, 1950. С. 195]. Тмутараканские блюда с изображением птиц датируются Т.И.Макаровой также ΧΙ­ΧΙΙ в.в. [Макарова, 1963. С.82]. В.Антонова болгарскую керамику этого же типа датирует XII­ XIV вв. [Антонова, 1977. Табл.XXIV; XXV; XXVI]. В керамике Закавказья также были популярны изображения пернатых. Но в керамике Азербайджана, в частности — из раскопок Шарбана, поливные блюда с изображением птиц полихромны. Т.М.Достиев датирует их ΧΙ­ΧΙΙΙ вв. [Достиев, 1989. С.202, 204]. Алисой Франте датирует поливное блюдо из Афин с изображением пти­ цы ΧΙ­ΧΙΙΙ вв. [Fronts, 1938. А74. Fig. 14]. В Керчи было найдено два фрагмента с изображением птиц. Первый найден был В.Ф.Гайдукевичем в 1935­1938 г. при рас­ копках Мирмекия и был датирован им XIV в. [Гайдукевич, 1952. С. 181, 183. Рис.87]. Второй — случайная находка, предположи­ тельно датируемый XII в. [Якобсон, 1979]. Наше блюдо отлича­ ется от вышеупомянутой керамики иконографически: в предше­ ствующих находках блюд керченских, херсонских, болгарских, тмутараканских и закавказских аналогах тулово птицы заштри­ ховано, в нашем случае заштриховано поле медальона, а изобра­ жение птицы оставлено гладким. Отличается наше блюдо тонким черепком и формой поддона. По форме поддона оно приближает­ ся к блюдам с так называемым "мраморовидным" орнаментом, которое Франте датирует XVII­XVIII вв. [Frants, 1942. Р.3­4]. Все эти исследования позволяют предположить датировку данного блюда в рамках XIII­XV в.в.


ЛИТЕРАТУРА Айбабин А.И., Ачкинази И.В., Сазанов А.В., Холодков В.Н. Отчет об охранных археологических исследованиях в г. Кер­ ч и / Симферополь, 1991. Архив КГИКЗ. 104 л. Антонова В. Трапезна глазирана керамика със сграфито у краса (XII­XIV в.) от средневековья Ш у м е н / / Годишник на музеи­ те от северна Българияю. Кн.III. Варна, 1977. С.38­64. Гайдукевич В.Ф. Раскопки Мирмекия в 1935­38 г г . / / МИА, №25. 1952. С. 135­220. Достиев Т.М. Поливная керамика средневекового города Шаб­ рана (ΧΙ­ΧΙΙΙ в в . ) / / СА, № 3 , 1989. С.193­206. Макарова Т.И. Поливная керамика Таманского г о р о д и щ а / / Керамика и стекло древней Тмутаракани. М., 1963. С.73­101. Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес (XII­XIV в в . ) / / МИА, №17, М.­Л., 1950. 256 с. Якобсон А.Л. Керамика и керамическое производство средневе­ ковой Таврики, Л., 1979. 163 с. Morgan C h.H. The Bysantine P o t t e r y / / C orinth, V, XI. Princeton­ New Jersei, 1942. Fronts Alison M. Middle Bysantine Pottery in A t h e n / / Hesperia, VII,3. 1938. Fronts Alison M. Tyrkish Pottery from the A g o r a / / Herperia, XI, 1942.

O.A.Ivanina A BYZANTINE DISH FROM KERCH Nine fragments which are almost the half of a small dish, were uncovered on a C ooperativniy side­street in Kerch in 1990. In the very centre of the dish is a bird with its head to the right (the head is preserved only partially). The similar dishes with the depiction of the birds ware found practically in all regions, which were under the influence of Byzantine culture. The uncovered dish is dating XIII­XV centuries. th


Ε.

В.Болонкина

ТУРЕЦКАЯ КЕРАМИКА XVI ­ XVIII ВЕКОВ И З КЕРЧИ Во время охранных раскопок в Керчи, проводимых возле церкви Иоанна Предтечи в 1988 г., среди многочисленных нахо­ док была выделена группа белоглиняной турецкой керамики XVI ­ XVIII веков. До этого находки подобного типа керамики в Керчи были единичны. Отдельные фрагменты посуды 18 века из Кютахьи (раскопки в крепости Еникале) и блюдце XVII­XVI веков, най­ денное в 1963 году, дают весьма слабое представление о бытова­ нии турецкой керамики в Керчи [Зеест, Якобсон, 1965. С.66]. В данном случае привлекает не только сравнительно большое количество, но и широкий хронологический диапазон, а также типологическое многообразие находок. Они представляют собой почти все известные группы турецкой белоглиняной керамики, начиная с изникской (XVI­XVII веков) и кончая кютахийской (XVIII век). Керамику из Изника можно условно: по типу росписи и вре­ менным рамкам разделить на две большие группы, взяв за основу классификацию Э.К.Кверфельда [Кверфельд, 1947. С.113]. Это дамасская группа с синей гаммой тонов (роспись синей кобальто­ вой или бирюзовой краской по белому фону под прозрачной гла­ зурью и темной краской нежных линий контура) и группа "Родос " — красочный эффект которой строится на кораллово­красном тоне болюсового ангоба, имеющего легкий рельеф, и ярко­ зеленом и небесно­голубом тоне подглазурной росписи. Термины "Дамаск" и "Родос" условны и не определяют места происхожде­ ния изделий. К дамасской группе изделий можно отнести блюдо с неболь­ шим плоскоотогнутым бортом (фрагмент дна с бортовой частью), блюдо с прямым невысоким бортом, на низком кольцевом поддо­ не ( 1 / 4 часть блюда), блюдо на высоком кольцевом поддоне (фрагмент дна) и чашу на низком кольцевом поддоне (часть дна и


Рис.1 стенки чаши, склеена из двух фрагментов) [Зеест, 1965] (рис.1, 2,5; 2, 1,5).

Якобсон,


Хронологически эта посуда из Изника относится к концу XV середине XVI века. Отличительной чертой керамики дамасского круга является использование синей цветовой гаммы тонов, при­ чем более темный цвет применялся для контура. Глина пористая, хрупкая, бледно-розового или кремового цвета. Изделия покры­ ты белым ангобом по которому производились роспись, а сверху нанесен слой бесцветной ровной глазури. Роспись изящная в сдержанной цветовой гамме, сочетает арабесковый мотив с расти­ тельным орнаментом. Декор блюд подчинен строгому расположе­ нию в соответствии с цэормой предмета: разбита на центральную часть (в круге дна) и бортовую. Внешняя сторона блюд или во­ все не орнаментирована, либо украшена довольно скупо — в тра­ диционной для блюд первой половину XVI века манере подра­ жания китайскому фарфору: между бортом и дном равномерно расположены круглые цветы и листья. Этот прием орнаментации внешней стороны сосуда можно проследить на двух из рассматриваемых изделий: блюдо с пря­ мым невысоким бортом (фрагмент, 1/4 часть блюда) и чаше на низком кольцевом поддоне (фрагмент д н а ) . Блюдо покрыто подглазурной монохромной росписью в виде темно-синего растительного орнамента по белому ангобу. Рисунок выделен кобальтовым контуром. По краю блюда - орнамент в виде синих тупых уголков в три ряда. Поясок с орнаментом вы­ делен двумя темно-синими линиями. На дне роспись в виде крупных цветочных бутонов, окруженных листьями, разделяют их мелкие одиночные цветки. В центре геометрический орнамент, заключенный в фистончатый круг. На внешней стороне равно­ мерно располагаются круглые цветы с листьями (рис. 2,5). Чаша расписана синей кобальтовой краской/с использованием приема "резерв", который был широко распространен в керами­ ческих изделиях Изника в конце XV начале XV века. На внут­ ренней стороне чаши растительный орнамент заключен в медаль­ он, от которого отходят кипарисовые ветки и закрученные ли­ стья. В медальоне резервом дано изображение зубчатого листа — 1

' Фонды КИКЗ: КМАК-11353; КМАК-11351.


рис.2 белого на синем фоне (рис. 1,2). Перечисленные выше отличи­ тельные черты в орнаментации, цветовой композиции как и ис­ пользование приема "резерв" при изготовлении, позволяют отне­ сти данный материал к концу XV- первой половине XVI ве-


ка.Второй половиной XVI-XVII вв. датируется следующая груп­ па находок в Керчи, условно обозначенная как "родосская". Она представлена четырьмя фрагментами блюд с плоскоотогнутым бортом, фрагментом стенки чаши, частью горла кувшина и фраг­ ментом дна блюда на невысоком кольцевом поддоне [Кверфельд, 1947]. Этот керамический материал позволяет проследить переход к полной цветовой гамме с использованием красных и зеленых то­ нов. Красочный декор изделий этого периода достигалась за счет более насыщенных и блестящих цветов — синего, красного и би­ рюзового на белом фоне и черного контура. Узоры, выполненные красным ангобом (так называемый "армянский болюс" — особая силикатная глина, богатая окислами железа), рельефно выделя­ лись на поверхности изделия и являлись доминирующими в ор­ наментах на посуде Изника второй половины XVI-XVII веков. Кроме того, применение красного ангоба является определенным датирующим моментом: впервые красный цвет появляется на из­ разцах стамбульской мечети Сулеймание (1558 г.) [Миллер, 1972, С.54]. В остальном формы орнамента этого периода почти не изме­ нились: по-прежнему основное место в орнаментальных схемах занимают растительные мотивы. Почти во всех фрагментах в уб­ ранстве изделий доминируют большие зубчатые листья со впи­ санными в них мелкими цветами на высоких стеблях (рис.1,/). Полихромной росписью в виде чешуйчатого узора на кобаль­ товом и зеленовато-бирюзовом фоне украшен кувшин с частью горла (фрагмент) (рис. 1,6) Роспись чешуйчатым орнаментом характерна для изделий Изника второй половины XVI века, но встречается редко. Аналогичные фрагменты были найдены на территории Кавказа (Северная Осетия) и в Румынии [Миллер, 1972. С.143, 145, рис.1]. Два блюда с плоско-отогнутым бортом (фрагменты) и фраг­ мент дна блюда на невысоком кольцевом поддоне отличаются от остального керамического материала этого периода несколько 2

2

КМАК-11352.


небрежным исполнением (рис.2,2,4) . Композиция упрощена, менее тщательно выписаны цветы и листья, рисунок смазан, об­ веден грубым черным контуром. Черепок пористый и более рых­ лый в изломе, глазурь с пузырьками, нанесена на поверхность неровным слоем. В монохромной росписи блюд наблюдается воз­ врат к колориту раннего периода растительный орнамент синих и бирюзовых тонов на белом ангобированном фоне. Низкое качест­ во росписи и слабая техника видна и на фрагменте блюда разно­ цветных ромбов со вписанными в них резервом стилизованными цветами лотоса и точками красного ангоба . Ярко-красный болюс приобрел в результате неправильного обжига коричневый отте­ нок (рис.2, 3). Оскудение композиций, возврат к колориту раннего периода, ухудшение техники и качества росписи позволяет датировать этот материал второй половиной XVII века. В это время наблюдается постепенный упадок керамического производства в Изнике. В XVIII веке центром керамического производства в Осман­ ской империи становится Кутахья — небольшой город, располо женный к юго-востоку от Стамбула. Главным отличительным признаками керамики этого центра является изготовление пред­ метов утвари в основном небольших размеров, с одним или дву­ мя тонкими концентрическими кругами на внутренней стороне дна, введение в цветовую гамму желтого тона. Изделия выпол­ нялись из очень светлой глины с плотным, но тонким черепком почти белого цвета без ангобированного покрытия, с высоким качеством глазури. Эти особенности позволяют в отдельную группу и датировать 18 веком следующие находки: пять фрагментов тонкостенных чашечек, фрагмент узкогорлого кувшинчика (ароматника) и крышку от кувшина [Миллер, 1972] (рис.1, 4). Посуда орнаментирована растительным орнаментом с исполь­ зованием мелкого цветочного узора и традиционных для Кютахьи медальонов с зубчатыми краями. Роспись полихромная в не3

4

зКМАК-11357; КМАК-11354. ЦИП88, б \ № . 4


сколько грубоватой технике, отличной от изящных узоров ранне­ го Изника. Впечатление небрежности усиливает не совсем удач­ ные цветовые соотношения (введение желтого тона росписи). Одним из основных отличий керамики Кютахьи от других цен­ тров является подглазурная рельефная резьба, часть которой видна в кофейной чашке (Фрагмент края с частью стенки: рис.2,б) . Чашка украшена полихромной подглазурной росписью в виде орнамента из зубчатых медальонов с голубыми зубцами и желтой сердцевиной. По борту и стенке нанесены точки красным ангобом. В пояске по краю, ограниченному синими полосами, заключен растительный орнамент в виде голубых листьев на чер­ ных ветках и мелких желтых цветов. С внутренней стороны в двух синих концентрических полосах узор из двойных диагона­ левых бирюзовых полосок. Рисунок выделен черным контуром. У края фрагмента с двух сторон видна часть рельефной ромбо­ видной резьбы. Интересна чашка на низком кольцевом поддоне (часть дна, склеена из двух фрагментов; рис.1,.?) . Украшена монохромной росписью в виде крупного синего цветка на дне, чашечку кото­ рого венчают спиральные завитки черного цвета. Донце цветка отделено от стебля плетенкой, обведенной узкой голубой поло­ сой. По внешней стороне чашки узор в виде гирлянд крупных и мелких голубых листьев и цветов. На выступающей части (умбоне) по внешней стороне дна нанесен знак или марка в виде звездочки, выполненной несколькими тонкими черточками черно­ го цвета. Звездочка была наиболее употребительной маркой кютахийских изделий, Ю.Миллер зафиксировал ее на пяти образцах из собрания Эрмитажа [Миллер, 1972. С. 169]. Такие знаки стали появляются на керамике из мастерских Кютахьи в начале XVIII века. Этим временем и датируется чашка. Отмеченные выше характерные особенности всего комплекса находок показывают длительность и систематичность ввоза кера5

6

5 6

КМАК-11355. КМАК-11349.


мики из Турции, но предположить примерный объем ввоза за­ труднительно. Его ранняя граница, очевидно, начало XVI века.

ЛИТЕРАТУРА Зеест И.Б., Якобсон А.Я. Раскопки в Керчи в 1963 τ.II КСИА, №104, 1965. С.62­70. Кверфельд Э.К. Керамика Ближнего Востока. Руководство к распознанию и определению керамических изделий. Л., 1947. Миллер 3. Ю. Художественная керамика Турции. Л., 1972.

Е. TURKISH CERAMICS OF THE XVI ­ XVIII FROM KERCH

th

V.Bolonkina CENTURIES

During preservative excavation near the building of John the Baptist's C hurch in Kerch, in 1988, among the "numerous finds the group of white­clay turkish ceramics of the XVI ­ XVIII centuries was discovered. Before, the finds of the similar type of ceramics in Kerch were not in groups, but in single samples. They described group of Turkish ceramics represents almost all know groups of white­clay Turkish beginning from Isnik (XVI­ XVII centuries) and finishing with Kytachja (XVIII century). All these facts point to the long period of time and systematic character of importation of ceramics from Turkey. But it seems to be difficult to estimate its approximate volume. The importation, possibly, began in the early X V I century. th

t h

t h

t h


И. И.

Вдовиченко

ΠΑΝΑΘΗΝΑΪΚΑ ΠΑΝΤΙΚΑΠΑΙΟΝ Тема Панафиней на протяжении уже более века привлекает внимание исследователей. Она многогранна, поскольку охватыва­ ет многие явления экономической, общественной и политической жизни не только Афин, но и других регионов античного мира. В последнее время обсуждается вопрос о причинах и путях появле­ ния на окраинах античного мира ваз, связанных с панафиней­ скими празднествами и шире — с культом Афины [Виноградов, 1993; Бахтина, 1997; Скржинская, 1998; Neils, 1996. Р.3­8]. Известно, что в праздновании Панафиней принимали участие не только жители Афин, но и всех городов­союзников, которые посылали в дар жертвенных животных и оружие. Состязания, за исключением соревнований апобатов и военных игр, были откры­ ты для всех участников. Это поддерживало репутацию Афин, как открытого города, панэллинского центра и поднимало уровень и престиж Панафинейских игр. Дженифер Нейл считает, что мно­ гочисленные находки панафинейских амфор в Этрурии и других районах античного мира, найденные в погребениях ­ это не толь­ ко призы, положенные в могилу победителя, но престижные со­ суды [Neils, 1992. Р.49], которые приобретались ценителями во время распродажи их на рынке. Источниками зафиксировано несколько случаев продажи панафинейских призов с аукциона [Neils, 1992. Р.50]. Однако, для того, чтобы внести полную яс­ ность в этот вопрос, необходимо выяснить численный состав, хронологическое распределение сосудов и обстоятельства их на­ ходки в разных районах античного мира. Известны тесные культурно­экономические связи Афин и Се­ верного Причерноморья в VI­IV вв. до Р.Х. [Брашинский, 1963. С. 117­152]. В этом регионе обнаружено несколько категорий со­ судов, связанных с Панафинеями и с культом Афины. Это, во­ первых, панафинейские призовые амфоры. Сейчас их известно одинадцать. Во­вторых, так называемые псевдопанафинейские амфоры ­ их три. В третьих, миниатюрные амфориски (опубликовано шесть и обнаружено новых две). В литературе


упоминаются многочисленные находки скифосов с изображением совы, но они, к сожалению, не систематизированы, но по в кол­ лекциях музеев и по публикациям удалось найти десять. Кроме того, встречаются и другие типы ваз, на которых изображены сцены связанные с Панафинейскими праздниками [Скржипская, 1998. С.1(Ю. Рис.2]. Углубленное изучение коллекций музеев в последнее время, появление новых публикаций расписной керамики из Эрмитажа, Музея изобразительных искусств [Горбунова, 1983; 1984; Пере­ дольская, 1967], провинциальных музеев России и Украины в значительной степени изменяет наши представления о присутст­ вии сосудов, связанных с Панафинеями в Северном Причерно­ морье - во многих случаях уточнены обстоятельства и место на­ ходки ваз, сюжеты росписи, увеличилось общее количество из­ вестных сосудов. Необходимо, поэтому, зафиксировать новую ситуацию, ввести в научный оборот неизвестные ранее вазы, вне­ сти необходимые уточнения в сведения об уже опубликованных вазах. Этим проблемам и посвящена настоящая статья. Из двухсот известных панафинейских амфор большинство найдено в Аттике, Этрурии, однако известны находки в других районах Греции, Средиземноморья. Находки панафинейских ам­ фор в Северном Причерноморье в конце XIX начале XX в. вы­ звали повышенный интерес исследователей, поскольку неорди­ нарными были как сами вазы, так и обстоятельства их находки. Сами сосуды были сразу же опубликованы в Отчетах и Извести­ ях Императорской археологической Комиссии, что дало возмож­ ность использовать их при составлении каталогов и работ, ка­ сающихся различных вопросов античной культуры. Среди таких подробнейших "штудий", рассматривающих различные аспекты как исторические, так и чисто искусствоведческие, касающихся стилистических особенностей росписи ваз можно назвать статью Н.Радлова, в которой он публикует призовую и псевдопанафинейскую амфоры с изображениеми музыкального агона (каталог №2, 12) [Радлов, 1912. Табл.У, VI]. Большое внимание он уде­ лил подписной панафинейской амфоре с редким сюжетом - со­ ревнованием кифаредов, которую он датирует "позже второй по­ ловины V в. до Р.Х." Вопрос о сюжете решается им в общих чер­ тах как еще одно подтверждение того факта, что в какой-то из


периодов V в. победителей мусических соревнований награждали священным маслом в панафинейских амфорах. Этот вопрос впо­ следствии довольно активно обсуждался в литературе. Р.Гамильтон отмечает, что известно всего 5 амфор с изображени­ ем соревнований кифаредов в том числе одна из Эрмитажа . Он связывает это с кризисом афинской демократии в 403 г. до Р.Х., когда был затруднен доступ к золотым рудникам, поэтому призы музыкантам приходилось выдавать также священным маслом [Hamilton, 1966. Р. 138]. Дж.Дэвидсон относит эти события к Архидамовой войне (430, 426, 422 гг. до Р.Х.) [Davidson, 1958. Р.38]. Г.фон Браухич в своей небольшой монографии "Die Panathenaischen Preisamphoren", вышедшей в свет в 1910 г., сде­ лал первую попытку собрать и атрибутировать известные в то время панафинейские амфоры. Среди них была и одна ваза из раскопок в Северном Причерноморье — амфора из Эрмитажа, происходящая из воинского погребения в кургане на мысе АкБурун под Керчью (№ кат.5) [Brauchitsch, 1911. Р.61, N94]. В 1934 г. Карл Шефолд сделал повторную, после сообщения Б.В.Фармаковского в Archaologische Anzeiger [АА 1913. S.181, abb.6,7] и более подробную публикацию и определение псевдопанафинейской краснофигурной амфоры из Зеленского кургана на Тамани (№ кат. 14), отнеся ее к числу работ мастера Свадеб­ ного шествия (Maler des Hochzeitugs) [Schefold, 1934. S.3, 4, 63, 134,150; Taf.30, 31,2]. В 1936 г. вышла работа А. Сметса, в которую вошли 5 амфор из Северного Причерноморья (№ кат. 1,2,3,5,6) [Smets, 1936. PI.36, 37; 37,2; 38, 39-40]. Нужно отметить огромное значение для изучения панафинейских амфор из Северного Причерномо­ рья работ Дж. Бизли. Призовые панафинейские амфоры из этого региона вошли в его большую статью, в которой они были атри­ бутированы и датированы [Beazley, 1943. Р.445, 453, 460]. Позднее все эти вазы были включены в его большой каталог чернофигурных аттических ваз [Beazley, 1956. N406, 410, 411, 416]. Однако не все данные Дж. Бизли нужно воспринимать как бесспорную истину - некоторые из них требуют уточнения и 1

1

инв. №17295


проверки. Так для №1 нашего каталога — амфоры из Эрмитажа Бизли приводит данные о ее происхождении из собрания Мордвинова [Beazley, 1956. N406], однако в последней работе К.Горбуновой дается уточнение — это сосуд из коллекции В.Г.Черткова, который собирал древности с Юга России. Место находки другой амфоры из Эрмитажа у Дж. Бизли указано со ссылкой на издания начала века ­ из Танаиса [Beazley, 1956. N410]. Однако, известно, что Танаисом в то время называли и Елизаветовское городище на Дону. Сосуд же происходит из рас­ копок Елизаветовского некрополя А.А.Миллера в 1911 г. [Радлов, 1912. С.83. рис.6]. Относительно фрагмента амфоры, хранящейся в. Эрмитаже и найденной во время раскопок В.В.Шкорпила Зеленского кургана на Тамани в 1912 г., Дж. Бизли сообщает, что на нем сохранилась часть надписи, содер­ жащей имя архонта Неахма. (ONNEAIX) [Beazley, 1943. Р.459], в то время как в публикации В.В.Шкорпила [Шкорпил, 1914. С.32­33, рис.26,б] и в статье М.И. Максимовой, хранителя этой группы коллекций в Эрмитаже [Максимова, 1961. С. 17] указы­ вается, что на фрагменте уцелели всего три буквы ...ХМО..., хо­ рошо заметные на приведенной Шкорпилом фотографии. Восста­ новленное В.В.Шкорпилом имя афинского архонта имя афинско­ го архонта Неахма датируется 320/319 гг. до Р.Х. Это восста­ новление оспаривает М.И.Максимова, считавшая что на амфоре стояло другое имя Δημόγενης или Δημόκλειδης и что ее следует датировать 3 2 0 / 3 1 5 гг. до Р.Х. [Максимова, 1961. С.17]. Эта ошибка Д ж. Бизли перекочевала затем в работы И. Φ ре ля [Frel, 1972. Р.289] и Н.Эшбаха [Eschbach, 1986. S.153]. В то же время, о другом фрагменте панафинейской амфоры, происходящем с горы Митридат в Керчи, на котором, по мнению Дж.Бизли есть следы буквы "X" [Beazley, 1943. Р.462], В.В.Шкорпил в той же публикации [Шкорпил, 1914. С.35, рис.27] сообщает, что надпись сохранилась в таком виде: ...NNEAIX..., что также прекрасно читается на приведенной в издании фотографии. 2

3

4

2 инв. №4262 зинв. №17295, № кат.2 инв. №17685, № кат.6 4


Дж. Бизли включил в свой каталог и атрибутировал еще две псевдопанафинейские амфоры из Северного Причерноморья [Beazley, 1956. N396, 604] (№ каталога 12­13). Чернофигурная амфора с изображением музыкальных состязаний (№12) отнесе­ на им к числу работ мастера Эвхарида [Beazley, 1956. N396], краснофигурная, с изображением священной процессии (№13) ­ расписана мастером Ниобид [Beazley, 1956. N604]. Не был обойден вниманием Дж. Бизли и третий вид панафи­ нейских амфор ­ миниатюрные панафинейские амфориски. В ста­ тье "Miniature Panathenaics " он собрал все известные к тому времени по изданиям амфориски ­ среди них и три, хранящихся в собрании Эрмитажа [Beazley, 1946. Р.10, И ] . Имеются, одна­ ко, некоторые разногласия с описаниями К.С.Горбуновой, храни­ тельницы Эрмитажа, одного из крупнейших специалистов в об­ ласти изучения чернофигурной аттической керамики, которая опубликовала эту группу сосудов [Горбунова, 1984, С.113­118]. К.С.Горбунова объясняет это тем, что Дж.Бизли не имел четких фотографий некоторых сосудов. Тем не менее работа Дж. Бизли установила как хронологические рамки существования этой груп­ пы ваз ­ от конца V в. до Р.Х. до 348 г. так и происхождение их из одной мастерской, в которой они расписывались и изготавли­ вались различными мастерами — в пользу этого свидетельствует идентичность формы, небольшие колебания размеров. Дж. Бизли отметил также, что форма амфорисков повторяет форму и осо­ бенности росписи современных им панафинейских амфор — бо­ лее поздние ��меют вытянутую форму и изображение Афины, по­ вернутое влево (по современным данным появление этой особен­ ности датируется не 359­348 гг. как считал Дж.Биздли [Beazley, 1946. Р . И ] , а 3 6 0 / 3 6 9 гг. до Р.Х. {см.: Βαλαβάνης, 1991. Σ.79­84J. Дж.Бизли дал название этой группе ваз по имени польского исследователя Казимира Буласа, занимавшегося изу­ чением миниатюрных сосудов — группа Булас [Bulas, 1932. Р.388­3981. После Дж.Бизли изучение панафинейских амфор,и других групп сосудов, связанных с знаменитым фестивалем в Афинах продолжалось по различным частным направлениям. Среди пуб­ ликаций ваз из Северного Причерноморья, несомненно, нужно упомянуть работы К.Горбуновой и А.Передольской, которые 6ы­


ли хранителями эрмитажных коллекций, имели непосредствен­ ный доступ к материалу и очень много сделали для самого тща­ тельного и подробного выяснения происхождения ваз и их атри­ буции. В 1967 году вышел каталог краснофигурных ваз из Эрми­ тажа, в котором было дано подробное описание и атрибуция псевдопанафинейской краснофигурной амфоры мастера Ниобид [Передольская, 1967. С.54­155. Табл.СХГХ.] (№ кат.13) В 1983 и 1984 годах вышли две работы А.Передольской — каталог чернофигурных аттических ваз в Эрмитаже и статья об миниатюрных панафинейских амфор. В первой из них были опубликованы описания и уточненные данные о происхождении панафинейской амфоры из собрания Черткова (№ кат. 1) и че­ тырех миниатюрных панафинейских амфорисков (№ кат. 19·, 15, 16, 17) [Горбунова, 1983. С. 129­130, 211­213] В небольшой статье, посвященной панафинейским амфори­ скам из Эрмитажа, она выявила все несоответствия между описа­ ниями Дж.Бизли и реальными сосудами, хранящимися в коллек­ ции музея, произвела тщательный стилистический анализ роспи­ си сосудов (№ кат.19, 13­17) [Горбунова, 1984. С.113­118]. Среди других публикаций, в которых упоминались панафи­ нейские амфоры из Северного Причерноморья — книга Н.Эшбаха в которой проанализированы изображения скульптур Афродиты, Эрота и Ники на сосудах из Эрмитажа — амфоре из кургана на мысе Ак­Бурун (№ кат.5) и фрагменте "из Тамани (№ кат.6) [Eschbach, 1986, S.153, Таг.ЗЭДЗ; 40,/,2]. В 1991 г. была опубликована книга Паноса Валаваниса, где одно из крупнейших археологических открытий XX века — на­ ходка 20 новых панафинейских амфор середины ­ третьей чет­ верти IV в. до Р.Х. получило достойное воплощение. Тщательно анализируя материал, П.Валаванис привлекает широкий круг аналогий, в том числе и вазы из Северного Причерноморья. Сре­ ди них краснофигурная псевдопанафинейская амфора из Зелен­ ского кургана на Тамани (№ кат. 14). П.Валаванис. считает, что она расписана тем же вазописцем, что и пелика из Эретрии КЗ, Мастером Свадебного шествия [Βαλαβάνης, 1991. Σ.292­294 j . 5

5

232

инв. №4262


Некоторые общие вопросы, исключительно важные для изуче­ ния проблемы торговли и использования этих сосудов в древно­ сти, а также значение изображений на щите Афины рассмотрены в работах Михаила Тивериуса [Τιβέριος, 1977. Σ.141­155; Tiverios, 1996. P. 163­174]. Последняя статья опубликована в сборнике под редакцией Дж.Нейла "Worshipping Athena. Panathenaia and Parthenon", который представляет собой послед­ нее слово в науке по широкому кругу вопросов, связанных с Па­ нафинейскими празднествами, с изготовлением, символикой изо­ бражений на панафинейских амфорах, с их предназначением. Среди других статей выделяется работа Р.Гамильтона, в которой автор привлекает для выявления видов состязаний и возрастных групп, которые в них участвовали в различные периоды сущест­ вования Панафинейских игр с VI по конец IV в. до Р.Х. и амфо­ ры из Северного Причерноморья [Hamilton, 1996. Р. 136, 148, 152]. В последнее время живо обсуждается вопрос о характере ис­ пользования панафинейских амфор в Северном Причерноморье, о причинах частого нахождения в могилах варварской знати: Г.Цецхладзе [Tsetskladze, 1998. Р.57­58] полагает, как и М.Ю.Бахтина [Бахтина, 1997. С.62­65], что эти амфоры исполь­ зовались спросом у местной знати как престижные привозные сосуды. Ю.А.Виноградов даже считает, что изображение Афины могло ассоциироваться с какой­то местной богиней, вписывалось в систему религиозных представлений местного населения [Виноградов, 1993. С.44], что, очевидно, повышало ценность этих ваз в глазах варварской знати. Сейчас трудно судить об этом, равно как и о том, попадали ли панафинейские амфоры в Север­ ное Причерноморье сразу как товар [Максимова, 1961. С.57] или они привозились греческим населением Пантикапеем как призы или сувениры с Панафиней, а лишь затем перепродавались в ру­ ки варварского населения [Пиотровский, 1924. С.111], однако довольно значительное количество сосудов, связанных с Панафи­ неями и культом Афины в Северном Причерноморье свидетель­ ствует об информированности местного населения и устойчивом спросе на эти товары на протяжении длительного периода време­ ни ­ с конца VI до конца IV в. до Р.Х.


Среди типов ваз, имеющих роспись, связанных по сюжету с панафинейскими соревнованиями и с культом Афины ­ скифосы с совой — один из популярнейших типов сосудов. Эта категория ваз изучена Ф.П.Джонсоном [Johnson, 1955. Р. 119­124]. В Се­ верном Причерноморье эти вазы практически не учтены и почти не опубликованы. В каталоге приведены и сосуды, которые уда­ лось обнаружить в литературе. Панафинейские игры как часть большого праздника, посвя­ щенного главному божеству­покровительнице города Афине По­ лин окончательно оформились в 566 г. до Р.Х. при тиране Писи­ страте. Тогда утверждена была программа праздника: процессия к храму Афины на Акрополе, где статуя богини получала новый пеплос, вытканный знатными женщинами города, вечером того же дня — бег с факелами (λαμπαδοδρομία) и жертвоприноше­ ния, общественная трапеза и праздник всю ночь (παννυχής), ко­ торый включал в себя музыкальные состязания и танцы. Собст­ венно спортивные состязания начинались на следующий день Па­ нафиней и включали в себя гимнастические и атлетические уп­ ражнения, конный спорт (скачки, соревнования в беге на колес­ ницах), военные упражнения, регату, проводимую в гавани Пи­ рея. Победители из трех возрастных категорий (мальчики, юно­ ши и мужчины) получали различные награды — золотой венок, щиты, деньги и т.д. Одним из главных призов для победителей Панафинейских состязаний была чернофигурные амфоры, наполненные оливко­ вым маслом со священных деревьев, посвященных Афине. Са­ мый большой приз составлял 140 амфор — около 5 тонн масла [Τιβέριος, 1976. Σ. 150]. Вместимость такого сосуда была 1 метрет (приблизительно 37 литров), высота ­ 60­70 см. Они производи­ лись в большом количестве каждые четыре года, поскольку во время праздника победителям вручалось 1200 амфор­призов, расписанных лучшими афинскими вазописцами. Самая старая панафинейская амфора ­ Бургонская датируется временем око­ ло 560 г. до Р.Х. [Beazley, 1956. Р.396]. Тип изображения на ней не вполне каноничен ­ на горле сосуда "сова", на лицевой стороне — архаическая Афина и надпись с добавлением " είμαι" (я есть). Окончательно тип декора панафинейских амфор складывается в 530 г. до Р.Х. — на горле — растительный орнамент, на лице­


вой стороне — Афина со щитом и копьем в руках, по обеим сто­ ронам ее — дорические колонны, увенчанные фигурками петухов (как символ боевого духа соревнования), у левой колонны над­ пись: ΤΩΝ ΑΘΗΝΗΘΕΝ ΑΘΛΩΝ (награда из Афин), на оборотной — изображение вида соревнований в котором участвовал победи­ тель [Воагатпап, 1974. Р. 167]. Каждый элемент декора вазы — значащий, он нес определенную информацию, не разгаданную еще до конца. Так, рисунок на щите Афины, по мнению некото­ рых исследователей, означал фирменное клеймо вазописца [Beazley, 1986. Р.86] или гончара [Eschbach, 1986. Р. 165]. По мнению М. Тивериуса [Tiverius, 1996. Р. 168­170] в VI и V вв. до Р.Х. это был символ одного из знатных афинских родов, на земле которого росли священные оливковые деревья, и кото­ рому в этот год была предоставлена честь собрать масло для по­ бедителей Панафиней. Около 400 г. до Р.Х. произошли первые изменения в оформлении лицевой стороны ваз — петухов на ко­ лоннах сменили скульптуры, что явилось следствием в изменении способа сбора священного масла — им стали заниматься эпоним­ ные жрецы, на амфорах появились символы, выбранные этими жрецами (изображения скульптур на колоннах), а затем и над­ писи, называющие архонта этого года (у правой колонны), а изображение на щите перестало иметь значение (щит стали изо­ бражать в профиль). В IV в. до Р.Х. амфоры становятся более стройными, изящ­ ными, фигура Афины приобретает неестественно вытянутый, маньеристический вид, в то время как изображение атлетов ста­ новится все более реалистическим. В промежутке между 360 ­358 гг. Афина на лицевой стороне поворачивается направо [Βαλαβάνης, 1991. Р.63­64]. На оборотной стороне появляется изображение тренеров и Ники или божества — персонификации Олимпийских игр. Позднейшая датированная амфора — относит­ ся к 312­311 г. до Р.Х., но Панафинейские игры продолжались. В эллинистическое время и в римское время, производились и панафинейские амфоры, но на них помещались имена уже дру­ гих городских магистратов: казначея (ταμίας) или управляющего играми (αγονοθέτες). Одна такая эллинистическая панафиней­ ская амфора найдена была при раскопках Ольвии [Блаватский, 1953. С.276; Edwards, 1957. Р.321].


Виды соревнований, победители которых получали в качестве приза амфоры со священным маслом в общем уже определен, хотя он, конечно, менялся со временем. В этот список, опреде­ ленный по надписи IV в. до Р.Х., сведениям, содержащимся у Аристотеля [Boegehold, 1996. Р.96-97], а также по сюжетам рос­ писи на оборотной стороне панафинейских призовых амфор, входили: бег (один из самых ранних видов атлетических состяза­ ний на Панафинеях), пентатлон (включал пять видов атлетиче­ ских соревнований — бег, борьба , прыжки в длину с использо­ ванием веса, метание диска, метание копья), борьба, бокс и панкратион, конный спорт, включавший скачки и соревнования апобатов — гонки на колесницах в сочетании с военными упражне­ ниями гоплитов (в этих соревнованиях участвовали только граж­ дане Афин), бег гоплитов в шлемах, поножах со щитами в руках, бег с факелами (в нем участвовали только жители Афин — чле­ ны племенных групп — фил). Музыкальные состязания появля­ ются в этом перечне только в конце V в. до Р.Х., очевидно, в связи с определенными политическими и экономическими причи­ нами, вызвавшими финансовые затруднения и сделавшими не­ возможным вручение прежних наград — золотых венков и де­ нежных призов. Одна из пяти амфор, с изображением музыкаль­ ных состязаний найдена на территории Боспора — при раскоп­ ках Елизаветовского городища на Дону (№2 по каталогу). Кроме панафинейских призовых амфор часто встречаются так называемые псевдо-панафинейские амфоры. Это амфоры панафинейского типа, однако размер и объем их обычно значительно меньше — 38-44 см. На них, как и на призовых амфорах часто изображается Афина, иногда колонны по сторонам от нее, атле­ тические и музыкальные состязания. Однако, рисунок не так строго канонизирован как на призовых сосудах — часто опуска­ лось изображение колонн, вместо петухов изображали львов, сов, диски и др. С начала V в. до Р.Х. они часто расписывались в краснофигурной технике. Предполагается, что это мемориальные памятные сосуды-сувениры — в них держали вино во время об­ щественного банкета в честь победителей соревнований. Сущест6

Эти два вида соревнований существовали в» программе и как от­ дельные виды состязаний. 6


вует также предположение, что именно эти амфоры и были транспортными афинскими амфорами, в которых продавалась оливковое масло со знаменитых священных рощ, посвященных Афине, известных в древности как "мориа" [Neils, 1992. Р. 145]. Как экспортный товар они попадали в большом количестве на внешний рынок. В Северном Причерноморье, на территории Боспора известны три такие амфоры (№12-14 каталога). В конце V в. до Р.Х. появились миниатюрные панафинейские амфоры высотой 7-9 см с изображением Афины и атлетических соревнований на обеих сторонах. Роспись их значительно более небрежна чем на больших сосудах, также, как и на псевдопанафинейских амфорах, часто отступает от канона. Исследователи полагают, что это сувенирные сосудики, в которых продавалось знаменитое косметическое средство, называемое "панафениакон", которое изготовлялась из масла, полученного в награду победи­ телями на Великих Панафинеях и было известно вплоть до пер­ вых веков нашей эры. Такое толкование назначения этих сосудов было признано Дж.Бизли и Д.М.Робинзоном [Beazley, 1946. Р. 10-21; Robinson, 1950. Р.57). Существуют однако и мнение о том, что эти миниатюрные вазы были своеобразными сувенирами или даже игрушечными призовыми сосудам [Noble, 1965. Р. 14; Frel, 1973. Р. 18; Boardman, 1974. Р. 170] Скифосы с совой, связанных с панафинейскими соревнова­ ниями - один из популярнейших типов сосудов. Когда в конце V - начале IV в. до Р.Х. керамическое производство в Афинах пришло в упадок, их начали делать в Апулии. На них всегда изображена на обеих сторонах сосуда сова с оливковой ветвью, но встречаются и нестандартные изображения — так на сосуде из Лувра изображена сова со щитом и с копьем, одетая в мантию — шутливая реминисценция Афины Промахос Фидия. Производство этих сосудов началось в начале V в. до Р.Х. Лучшие экземпляры расписаны около 490 г. до Р.Х. К числу та­ ких ваз относится и скифос из станицы Варенинковской (№ кат.32). Основное число наших скифосов относится к III группе классификации Ф.П.Джонсона [Johnson, 1953, P.96-105; 1955. P.119-124]. Довольно часто различные виды панафинейских состязаний изображались и на других типах сосудов — киликах, пеликах,


кратерах. В Крыму при раскопках Керкинитиды [Кутайсов, 1992. С. 127] найден фрагмент кратера с изображением скачек (всадники и флейтистка) — возможно'эта сцена имеет, отношение к шествию Панафинейской процессии — во всяком случае она имеет полную аналогию со сценой, изображенной на северном фризе Парфенона [Brouskari, 1997. Fig.86, 87]. Такие же вазы — с изображением различных видов состязаний, происходивших во время Панафинейских праздников имеются и в коллекции Эрмитажа [Горбунова, 1983. С.47, 158, 160, 176-180]. Хотя количество сосудов (39), которое удалось выявить на настоящий момент не так значительно, чтобы делать какие-либо окончательные выводы, все-таки можно сказать, что в Северном Причерноморье особенно на территории Боспора с VI в. до Р.Х. и вплоть до римского времени поступали сосуды, связанные по своему предназначению и по сюжетам росписи с Панафинеями. Жители этого региона не только имели информацию о праздни­ ке, но и возможно принимали непосредственное участие в сорев­ нованиях. Из И целых и фрагментированных. призовых амфор лишь на 6 удалось определить за какой вид соревнований полу­ чен приз. Бег - 2 амфоры с изображением мужчин и 1 — с изо­ бражением бега юношей. Пентатлон - 1, музыкальные состязания (кифареды) - 1, боксеры (взрослые) - 1. Кроме того, на одной псевдопанафинейской амфоре изображено другое музыкальное состязание - флейтистов. На вазах конца VI - начала V в. до Р.Х., найденных при рас­ копках в Северном Причерноморье довольно часто встречается изображение различных соревнований, входивших в программу Панафинейских игр - соревнование колесниц, бег, состязание кулачных бойцов и т.д. Наибольшее количество панафинейских амфор и других сосу­ дов, связанных с Панафинеями (20 из 39), найдено на террито­ рии Боспорского царства. Это неудивительно, если принимать во внимание ту значительную политическую и экономическую роль, которую играло это государство в Северном Причерноморье и его тесные торговые, связи с Афинами. На территории Ольвии най­ дено два сосуда (позднеэллинистическая амфора и лекиф №39), на острове Березань — один (№36), в Херсонесе — один (№31), в Керкинитиде — два (№27, 33), в Тире — один (№30). Место-


нахождение остальных четко определить не возможно. Хроноло­ гически сосуды распределяются крайне неравномерно —самые анние сосуды, в том числе одна призовая и одна псевдопанфиейские амфоры датируются концом VI в. до Р.Х. ( № 1 , 9, 34, 36). Еще одна ваза — исевдопанафинейская амфора датируется около 460 г. до Р.Х. (№13). Один из скифосов с изображением совы датируется около 490 г. до Р.Х., остальные — временем от середины до конца V в. до Р.Х. (№20-29). Концом V в. до Р.Х. (с 430 года до конца столетия) датируются три призовые панафинейские амфоры, происходящие с территории Боспора (№35). Это вполне объяснимо в свете того интереса, который испы­ тывают в это время Афины к этому региону, стремясь вовлечь его в сферу своего влияния. Концом V - началом IV вв. до Р.Х. датируются 9 миниатюрных панафинейских амфорисков. Затем следует большой временной перерыв и лишь в 20-е годы IV века до Р.Х. снова наблюдается появление панафинейских сосудов три призовые амфоры, расписанные Никомахом, причем две от­ носятся к архонству Неахма ( 3 2 0 \ 3 1 9 г. до Р.Х.). Трудно ска­ зать с какими причинами (политическими или экономическими) связано такое распределения материала, однако он в общем отве­ чает основным тенденциям политических отношений между Аттикой и Боспором — интерес к Боспору, проявленный Афинским государством в последней трети V в. и в конце IV в. до Р.Х. воз­ можно привел к более активному участию боспорцев, проводи­ мых в Афинах. Я полагаю, что сейчас трудно определить как те или иные сосуды попадали в Пантикапей и другие северопричер­ номорские центры - являлись ли они призами или памятными сувенирами, приобретенные в Афинах во время праздника или они были -привезены купцами, знавшими, что на местном рынке такие сосуды имеют спрос, а сюжеты их изображений вызывают понимание и интерес. Другая сторона этого вопроса - кто был покупателем этих сосудов в Северном Причерноморье? Сейчас этот вопрос обсуждается довольно оживленно [Tsetskhladze, 1998. Р.57-58; Бахтина, 1997. С.62-65; Виноградов, 1993. С.44]. Значительная часть панафинейских амфор и псевдопанафинейских ваз были найдены в варварских погребениях. Несомненно, они являются не призами, а товаром, который по мнению Г.Р.Цецхладзе и M.IO.Бахтиной пользовались у варварской зна-


ти большим спросом как престижные привозные сосуды. Ю.А.Виноградов считает, что изображенная на амфоре Афина в полном вооружении была близка образу какой­то местной боги­ ни­воительницы и, таким образом, вливалась в систему религиоз­ но­мифологических представлений местного населения. В то же время М.Скржинская считает, что жители Северного Причерноморье и особенно Боспорского царства, на территории которого найдено наибольшее количество этих ваз, не только по­ лучали призы за участие в различных агонах, но и присутствова­ ли на Панафинеях в качестве послов союзных или дружествен­ ных государств и лиц, оказавших особые услуги афинскому по­ лису [Скржинская, 1998. С. 104]. Заключая свой небольшой очерк о Панафинаике в Северном Причерноморье я хочу отметить, что это лишь один из первых шагов в изучении данной темы. КАТАЛОГ 1. Амфора. Эрмитаж, инв. №4262. Поступила в 1928 г. из соб­ рания В.Г.Черткова Высота сосуда ­ 45 см. Диаметр вен. 15 см, диаметр поддона ­ 11,8 см. Роспись чернофи­ гурная. Сторона Л, Афина влево, по сто­ ронам от нее 2 колонны с петухами. Сторона Б, состязания в беге. Изображены две пары бородатых бегунов. Детали переданы пурпуром (ободок щита Афины, хвосты пету­ хов, бороды бегунов), резьбой и бе­ лой краской. Подписана ΤΟΝΑΘΕΝΕΘΕΝΑΘΛΟΝ. "The Group of Vatican G.23". Дата — около 500 г. до Р.Х. . Дж.Бизли [Beazley, 1943. р.444­ 445] отмечает, что все 4 известные вазы этой группы имеют роспись плохого качества.


Публикации:

Beazley,

1956

Р. 106; ИАК 3, табл.­ί в :

1936, pi.36: Пиотровский

1924. С.97 сл. Табл 1.

шры.. 1980. С 19. №79: Hamilton. 1996 Р. 146.

Горбунова.

1983.

Stners.

Олимпийские

С 1 2 9 ! 30,

№95;

2 Амфора Эрмитаж. №17295. Раскопки Λ.Д. Миллера и 191!ι на некрополе Елизаветинского городища на Лону. Высота сосуда ­ .54.5 см. Диаметр ту лова · 35 см. Реставриро­ вана. Роспись чернофигурная с процарапанными линиями. Для обозначения деталей использовалась белая накладная краска и пурпур Под венчиком цветы лотоса и лепестки, ниже плеч полоса черных язычков.

№2а №26 Сторона А. Афина между двумя колонами с петухами на них К о п т я идет влево, держа в правой подмятой руке копье, н левой мхи г с изображением лаврового пенка. Сторона В. Три фигуры" в центре к н ф а р е д в лавровом :·.ι.·ϋкс О н входит на подмостки с гремя с ι упенвкамп. Стена \ с • в длинной о д е ж д е с высокой палкой υ левой руке, t права


юноша с венком на голове, сидящий в кресле с высокой спинкой. Подписана: ΤΟΝΑ(Θ)ΕΝΕΘΕΝΑΘΛΟΝ. "The Robinson group". Дата 430­425 гг. до Р.Х. Публикации: Радлов, 1912. С.83. Рис.6; Farmakowsky, 1912. S.374. АЬЬ.66­67; Beazley, 1956. Р.410; Smets, 1936. PI.37; Бра­ шинский, 1976. С.102, рис.3; Брашинский, 1980. С. 123, №145. Табл.XII. 3. Амфора из Эрмитажа инв. №17553. Найдена во время рас­ копок 1913 г. проф. Н.И.Веселовского в кургане у станицы Ели­ заветинская на Кубани . Сторона А. Афина, Сторона В, боксеры (юноши). Роспись чернофигурная. Подписана: ΤΩΝ ΑΘΗΝΗΘΕΝ ΑΘΛΩΝ. "The Kuban group". Дата ­ конец V в. до Р.Х. [Beazley, 1943. Р.454] Публикации: Beazley, 1956. Р.411; OAK 1913­1915, 5; Farmakowsky, 1914. S.287. Fig. 108­109; ИАК.З рис.3; Smets, 1936, pl.37,2; Hamilton, 1996, p. 152. 4. Фрагмент амфоры из Южной России. Оксфорд, в коллек­ ции Д. Бизли [Beazley, 1943. Р.453]. Высота фрагмента 3,5 см. Роспись чёрнофИгурная. Сторона А. Афина (часть щита, эгиды и рукава). Край эгиды очерчен двумя парами врезных линий с белыми полосками на­ кладной краски между ними Рукав был орнаментирован белым. Близко к "The Kuban group". Дата ­­ конец V в. до Р.Х. Публикации: Beazley, 1956. Р.411; Beazley, 1943. Р.453. 5. Амфора из Эрмитажа. Найдена в кургане на мысе Ак­ Бурун в Керчи, в погребении знатного воина. Роспись чернофи­ гурная. Сторона А — Афина, на колоннах, стоящих по бокам от бо­ гини — Ника и Эрот. Сторона В ­ состязания в беге. Подписана. ΑΡΧΩ[Ν ....] ΤΩΝ ΑΘΗΝΗΘΕΝ ΑΘΛΩΝ Имя архонта утеряно. "The Nikomachos Group". Дата — 320­ 319 гг. до Р.Х. [Beazley, 1943. Р.462]. К.Шефолд датировал ее 320­ми годами до Р.Х. [Schefold, 1934. Р. 109]. Публикации: Beazley, 1956. Р.416; Стефани, 1879, pi. 1,1­3; Gardiner, 1910. Р.283; Smets, 1936. Р.39­40; Bezley, 1943. Р.460­ 462; Неверов, 1981. С. 109.


6. Фрагменты амфоры из Эрмитажа №17685. Найдены во время раскопок на Тамани В.В.Шкорпила в 1912 (курган уряд­ ника Зеленского). Роспись чернофигурная. Сторона А. Афина со щитом и копьем, идущая влево. На ко­ лонне, стоящей рядом с богиней — Афродита с летящим Эротом. На другом фрагменте сохранилась часть надписи — имя архонта ...ХМО... "The Nikomachos Group". Относится обычно к архонтству Не­ ахма­ 3 2 0 / 3 1 9 гг. до Р.Х. М.И.Максимова предлагала другое восстановление имени архонта — Δημόγενης или Δημόκλειδης, которые датируются 320/315 гг. до Р.Х. Публикации: Шкорпил, 1914. С.32, 35, рис.26,б; Beazley, 1943. Р 4 5 9 ; Beazley, 1956. Р.416; Farmakowsky, 1913. P.189; Smets, 1936, PI.38; Максимова, 1961. С. 17; Frel, 1972. P.289; Eschbach, 1986. S.153, taf.40. 7.Фрагмент амфоры, Эрмитаж, найден в декабре 1912 г. на восточном склоне горы Митридат (Керчь), недалеко от здания бывшего музея. На поверхности фрагмента сохранилась часть надписи, хорошо заметная в публикации В.Шкорпила: ... NNEAIX.... . "The Nikomachos Group", архонт Неахм, дата ­ 320/319 гг. до Р.Х. Публикации: Шкорпил, 1914. С.35, рис.27; Farmakowsky, 1913, Р. 189; Beazley, 1943. Р.462. 8. Фрагмент стенки панафинейской амфоры. ГМИИ, №М­85 С 84. П.50. Найдено на Центральном раскопе г.Митридат (Пантикапей), 1967. Размеры: 32,8x16,5 см. Глина светло­ коричневая с мелкими белыми включениями, лак черный, пур­ пур, накладная белая краска. Сторона А. Сохранилась нижняя часть тулова амсроры с изо­ бражением ноги Афины (покрыто белой накладной краской) и слева от нее часть колоны с вертикально расположенными бук­ вами: ...TON... Роспись чернофигурная. Поздний VI в. до Р.Х. (Датировка Н.Сидоровой) Публикации: C VA (Russia). F.I. ТаЫ.7,3. Р. 13 9. Фрагмент стенки панафинейской амфоры ( ? ) . ГМИИ, № G M P ­М­1259. Найдена, возможно в Керчи (Пантикапее), в 1966 г. Размеры: 8,4x4,2 см. Края отбиты, поверхность поцара­ пана. Оранжево­коричневая глина, лак черный.


Сторона Б. Обнаженный мужской торс в профиль, наклонен­ ный слегка вперед. Руки вытянуты вперед, руки подняты вверх. Перед ним часть удлиненного предмета, возможно мешочка, сви­ сающего с его рук. Мастер Ахелос. Дата ­ последняя четверть VI в. до Р.Х. (Дата и атрибуция Н.Сидоровой) Публикация: C VA (Russia). F.l. Tabl.7,4. P. 13­14. Сидорова, 1984. Рис.5 а. 10. Панафинейская амфора.Государственный музей искусства народов Востока. №ГМИНВ б­Kp.TV. Аул Уляп, курган 4, ско­ пление 4. Раскопки 1982 г. Высота 68 см, диаметр 39 см. лак черный, пурпур, белая на­ кладная краска, резьба. Сторона А. Афина со щитом и копьем влево. С двух сторон τ колоны с петухами (рисунок слева поврежден). У левой колоны вертикально надпись: (ΤΩΝ) ΑΘΗΝΗΘΕΝ (ΑΘ)ΛΩΝ Сторона Б ­ Судья в гиматии (изображения остальных фи­ гур, видимо, не сохранилось). Мастер Ахилла. Дата ­ середина ­ начало третьей четверти V в. до Р.Х. (Атрибуция автора). Ближайшая аналогия стороны А вазы ­ амфора из Неаполя, №86333 [C VA, Italia, Museo Nationale di Napolo. Fasc.5.] Публикация: Лесков, Лапушнян, 1987. С. 108. Рис. на с.Н. И . Панафинейская амфора. Государственный музей искусства народов Востока. №ГМИНВ 9l­Kp.­IV. Аул Уляп, курган 4, скопление 4. Раскопки 1982 г. Высота сосуда 65,2 см, диаметр 37,5 см. Лак черный, пурпур, белая накладная краска, резьба. Сосуд реставрирован не кор­ ректно, многие детали утеряны или восстановлены не совсем верно. Авторы не упоминают надписи, поэтому трудно утвер­ ждать была ли эта амфора призовой. Роспись чернофигурная. Сторона А ­ Афина со щитом и копьем влево. Сторона Б ­ Бегуны (два вправо, один влево). Мастер Ахилла. Дата ­ середина ­ начало третьей четверти V в. до Р.Х. (Атрибуция автора). Ближайшая аналогия оборотной стороны вазы ­ амфора из Болоньи [ABV, 409,1; CVA, Italia, Bologna Museum.11. Pl.3] Публикация: Лесков, Лапушкин, 1987. С. 108. Рис. на с. 13


12. Амфора панафинейского типа. Эрмитаж. Поступила из Керчи (раскопки В.В.Шкорпила). Высота сосуда 48 см, ширина горла - 16 см, ширина ножки - 13,5 см. Под венчиком — орна­ мент из цветов и листьев лотоса, ниже — ряд язычков, окайм­ ленных черными полосками, у ножки вазы - венец из стилизо­ ванных листьев, исполненных лаком по светлому нолю. Рисунок чернофигурный, контуры и детали в рисунке сделаны резцом.

№12а №126 Сторона А. Афина, идущая влево, в. левой руке — щит с изображением Пегаса, в поднятой правой — копье. На голове Афины — шлем с очень высоким гребнем. Направо и налево от Афины — две колонны с дорическими сплющенными капителями На колоннах стоят петухи. Сторона В. Изображены три фигуры. Посредине на черном ступенчатом пьедестале стоит обращенный вправо флейтист мужчина со слабо намеченной бородой в длинной белой одежде. Голова его повязана-пурпурной лентой. Он держит в руках двой-


ную флейту, поддерживаемую у рта повязкой. По сторонам флейтиста — две фигуры судей, одетых в плащи. Они опираются на палки, поставленные на пьедестал музыканта. Мастер Эвхарида. Дата — конец VI в. до н.э. Публикации: Радлов, 1912. С.76-83; Beazley, 1956. Р.396. 13. Амфора панафинейского типа, Эрмитаж, инв.№Б 2227. Поступила в 1900 г. из собрания А.В.Новикова. По его словам найдена в Эльтигене (близ Керчи) — древнем Нимфее. Высота 46,3 см, диаметр подставки - 12,7 см. Роспись красносригурная. Венчик гладкий, расширяющийся кверху. Толстые, круглые в сечении ручки. Подставка с выпуклым гладким краем. Между горлом и ту ловом — толстый валик, фрагментирована, склеена из кусков. На горле цветы лотоса и пальметки, чередующиеся между собой, на плечиках, у основания ручек — палочный орна­ мент. Под рисунком , на сторонах А и Б - полоса меандра, пре­ рываемого через три оборота косым крестом, вписанным в пря­ моугольник. Контуры лиц и орнамент на горле исполнены рель­ ефной линией. Следы предварительного рисунка сохранились на обеих сторонах. Разбавленным золотистым лаком переданы мус­ кулы на шее, руках и ногах юноши на стороне А, на шее обеих сторон на стороне Б, на правой руке мужчина на стороне Б, реб­ ра и мускулы на его животе; тонкая цепочка с амулетом на шее Афины; золотистым лаком — локоны юноши на стороне А.


Сторона А. Юноша-воин в коротком хитоне и чешуйчатом на груди панцире, опираясь на обоюдоострое копье, со шлемом в руке стоит перед Афиной, приветствующей его жестом правой руки. Кудрявые волосы юноши, перехваченные повязкой (в цвете глины), образуют надо лбом валик и спадают мягкими прядями вдоль щек. Богиня изображена стоящей в фас, но голова ее по­ вернута к юноше. Она одета в подпоясанный иеплос с длинным отворотом, на груди чешуйчатая эгида, на голове шлем аттиче­ ской формы с высоким гребнем, в левой руке обоюдоострое ко­ пье, к ногам прислонен большой круглый щит, изображенный в профиль, без всякой эмблемы. В ушах Афины серьги в виде пи­ рамидки, обращенной вершиной вниз, на правой руке браслет. Пеплос богини по нижнему краю отворота и подолу украшен ши­ рокой черной полосой. Пояс — широкий и черный. Сторона Б, юноша и мужчина — участники панафинейской процессии - идут друг за другом, первый с канфаром и ойнохоей в руках, второй с веткой маслины и тростью. Оба увенчаны ши­ рокими праздничными повязками, украшенными тремя стоящими листиками маслины и одеты в плащи, перекинутые через плечо и закрывающие их фигуры немного ниже колен. Композиция явно связана с сценой на стороне А, так как участники ее идут в на­ правлении к Афине, приветствующей воина, священная процес­ сия (человек с ветвью в руке и двое юношей — с ойнохоей и канфаром) "Мастер Ниобид". Дата — около 460 г. до Р.Х. Публикации:

Webster,

1935. Tabl. 10,а;

Передольская,

1963

С.154-155, табл. СХ1Х; Горбунова, Передольская, 1961. С.77. Рис.37; Hoppin, 1919. Р.244, №39; Beazley, 1918. P.148,15; Beazley, 1925. P.340,40. 14. Амфора панафинейского типа. Эрмитаж, инв.№.26.1.1913. N8. Найдена во время раскопок В.В.Шкорпила в 1912 г. на Та­ мани (курган Зеленского) — то есть в том же кургане, что и фрагменты панафинейской амфоры с именем архонта Неахма (№ 6 каталога). Роспись краснофигурная. Стороны А и Б: Амазономахия. Изображения на обеих сторо­ нах вазы представляют собой единую композицию, представляю­ щую битву греков с амазонками, которая распадается на не­ сколько отдельных сцен: амазонка против грека в аттическом шлеме и со щитом в руках, грек с копьем в руке сражается с конной амазонкой, у ног — павшая амазонка, грек коротким ме-


чом-ксифосом поражает амазонку, над ними присевшая амазонка со щитом, группа наступающих слева греков с копьями и мечами.

№14а

№146

Мастер Свадебного шествия (Maler des H ochzeitugs), около 320 г. до Р.Х. Публикации: Βαλάβανις, 1991. Σ.294; Schefold, 1934. S.3, 4, 134. Taf.30, 31,2; Farmakowsky, 1913. P.181, Tabl.6,7; Rostowzcw, 1991. P.260=Ростовцев, 1925. С.292.


№14 (фрагменты). 15. Миниатюрная панафинейская амфора. Санкт-Петербург, Эрмитаж, инв. №П. 1873.160. Найдена в Керчи, на горе Митри­ дат, в одной из 16 гробниц (от №68 до № 83) в 1873 году. Высо-


та - 7,9 см. Не достает части ножки, выбоины на ту лове, отбит край венчика. Рисунок силуэтный, используется белая накладная краска. На горле пальметка, нанесенная белой краской, на пле­ чиках - палочный орнамент из лака и белой краски.

Сторона А: атлет, бегущий вправо. На голове повязка; Сторона Б: атлет, сидящий на сложенных на возвышении (на скале?) одеждах. "Группа Булас", дата — начало IV в. до Р.Х. Публикации: Стефани, 1879, табл.1, 6; Beazley, 1946. Р. 10, примечание 6; Beazley, 1956. Р.661, примечание 16; Горбунова, 1984. С. 112, 114, рис.1-2.


16. Миниатюрная панафинейская амфора. Хранится в Крако­ ве, №1263. Из Южной России. Роспись чернофигурная. Сторона А: Афина. Сторона Б: атлет, бегущий с факелом (лампадодромия). "Группа Булас", "Мастер амфориска из Коринфа", дата начало IV в. до P. X. Публикации: Beazley, 1956. Р.661, примечание 9; CVA, Pologne, pl.6,5. 17. Миниатюрная панафинейская амфора, Эрмитаж, инв.№Б.2215. Поступила в 1900 г. из коллекции А.В.Новикова. Найдена на горе Митридат в Керчи. Высота - 8,4 см. На горле пальметка, нанесенная белой краской; на плечиках палочный ор­ намент из лака и белой краски. Под ручками вертикальные по­ лоски белой краски и лака. Реставрирована. Белая краска сохра­ нилась плохо. Рисунок силуэтный с небольшим применением резьбы (сторона А — глаз, профиль, линия ноги) и белой краски (стороны А и Б — повязки). Роспись чернофигурная.


Сторона А: атлет­победитель стоит в трехчетвертном повороте влево с посохом в руке и с повязкой на голове. Сторона Б: бегущий (вправо) атлет с посохом в руке, с по­ вязкой на голове. "Группа Булас", дата — начало IV в. до Р.Х. Публикации: Горбунова, 1983. С.213; Горбунова, 1984. С.112, 114, рис.5­6. Дж. Бизли приводит сосуд с этим же номером из Эрмитажа [Beazley, 1956. Р.661, note 15; Beazley, 1946. P. 10, note 136), однако изображения, на нем не вполне совпадают с тем, что име­ ется сейчас в коллекции музея. У Дж.Бизли упомянута лишь од­ на сторона, на которой изображен бегущий атлет с факелом в руке. К.С.Горбунова предполагала, что Бизли имел нечеткую зотографию или видел другой сосуд из собрания Новикова Горбунова, 1984. Р . И З ] . По мнению К.С.Горбуновой расписан тем же мастером, что и амфориски из Эрмитажа ­ № Б. 9201 (№ 17 каталога) и из Коринфа [Shoe, 1932. Ρ 86, fig. 27 (MP 109)].

?

18. Миниатюрная панафинейская амфора. Эрмитаж, инв. №П.1853. 38. Найдена в Керчи, на горе Митридат, у Татарской слободы, в насыпи детской гробницы в 1853 г. Высота 9 см. Склеена из кусков, недостает частей ту лова (щит Афины, часть руки и одежды юноши на стороне В). На плечиках ­ палочный узор из лака, обведенный белой краской. В рисунке использова­ ны врезная линия и накладная белая краска. Сторона А: Афина. Сторона Б: танцующий юноша (движется вправо). На голове повязка. "Группа Булас", дата — начало IV в. до Р.Х. Публикации: Стефани, 1879. табл. 1,4,5; Beazley, 1946. р. 10, note 14; Beazley, 1956. Р.661, note 15;. Горбунова ,1984. С.112, 114, рис.3­4.


19. Миниатюрная панафинейская амфора. Эрмитаж, №Б.2614. Время и способ поступления неизвестны. Высота - 7,2 см. Одна ручка и часть ножки отбиты, венчик и другая ручка склеены из кусков. Выбоины на тулове внизу. На горле пальмет­ ка, на плечиках палочный орнамент из лака и белой краски. Ри­ сунок силуэтный с добавлением белой краски (сторона А — по­ вязки, скала. Сторона Б — края шлема и щита). Роспись чернофигурная. Сторона Л: юноша-победитель, увенчанный белыми тениями, сидящий вправо на сложенной на скале одежде; Сторона Б: гоплитодром в шлеме, со щитом. "Группа Булас", дата — начало IV в. до Р.Х.


Публикации: Горбунова, 1983. С.211-212. №190; Горбунова, 1984. С.113, 115, рис. 7-8. К.С.Горбунова считает, что этот сосуд расписан тем же масте­ ром, что и амфориски из Нью-Йорка (Музей Метрополитен №41.162.52 и 4 1 . 162.53 [CVA, USA, Fasc. 12, PI. 580,4,6] (сторона А); сторона Б по типу и стилю изображения близка амфориску из частной коллекции Нобеля [Noble, 1965. Fig. 1 J.

20. Миниатюрная панафинейская амфора. Эрмитаж, инв.№Б.7014. Поступила в 1931 г. из ГАИМк — коллекция А.А.Бобринского (Керчь?). Высота - 7,5 см. На горле пальметка, нанесенная белой крас­ кой, на плечиках палочный орнамент из лака с обводкой белой краской, под ручками вертикальные полоски белой краски и ла-


ка. Детали даны резьбой и белой краской (сторона А: тело Афи­ ны, копье, край щита и его эмблема розетка, орнамент на одежде; сторона Б: головной убор, пламя). Поверхность сосуда слегка потерта. Роспись чернофигурная.

Сторона А: Афина, идущая влево. Сторона IS: бегун с факелом. На голове бегуна — трехлепеетковый убор. "Группа Булас", дата начало IV н. до Р.Х. Публикации: Горбунова. С. 113. № 9,10; Олимпийские

1983. С.213, №193; Горбунова, игры, с. 19, №87

1984.


21. Миниатюрная панафинейская амфора. Эрмитаж, №В.9201. Поступила н 1955 г. из Государственного музея этно­ графии Высота 7,6 см. Поверхность сосуда потерта. На горле пальметка, нанесенная белой краской, под ручками вертикальные по тоски белой краски и лака. Роспись чернофигурная.

Сторона роте влево, Сторона "Группа

А: атлет-победитель стоит в трех четвертном разво­ в руке изогнутый посох, на голове повязка; Б: атлет, бегущий вправо. Вулас", дата - начало IV в. до Р.Х.

Публикации:

Горбунова,

1983. С.212. №190; Горбунова,

С. 113, 115 (№ 12 - сторона В).

1984.


22. Миниатюрная панафинейская амфора. Ялтинсий краевед­ ческий музей, №КП 596. Из коллекции Великого князя А.М.Романова (обычный ис­ точник поступления Керчь, торговец древностями Е.Запорожский. Венчик утерян. Глина розовая, хорошо отмучен­ ная, лак графитового цвета, тусклый, жидкий. В изображении использованы врезные линии и белая накладная краска (орнамент на плечиках, корона бегуна и пламя факела). Роспись чернофигурная.

Сторона Л: Афина влево; Сторона Б: бегущий атлет с факелом. "Группа Булас", дата - начало IV в. до Р.Х. Публикации: Блаватский, 1953. С. 151. Аналог: амфориск из Эрмитажа №Б.7014 [Горбунова, С.113, рис.10).

1984.


23. Скифос. Ялтинский краеведческий музей, №КП­501.Из коллекции Великого князя А.М.Романова (обычный источник поступления ­ Керчь, торговец древностями Е.Запорожский). Сова между двух масличных ветвей. Роспись краснофигурная. Тип В, группа III [Johnson, 1955. Р. 12]. Дата — середина ­ третья четверть V в. до Р.Х. Не

опубликован.

.24. Фрагмент скифоса. Керченский музей, №КМАК­9658. Раскопки А.А.Масленникова на мысе Зюк в 1987 г. Ветвь оливы (сова не сохранилась). Размеры фрагмента 4,1x2,5 см. Роспись краснофигурная. Тип В, группа III [Johnson, 1955. Р. 12]. Дата — середина ­ третья^четверть V в. до Р.Х. Не

опубликован.

25. Фрагмент скифоса. Керченский музей. №КМАК­8969. Раскопки А.А.Масленникова на мысе Зюк в 1982 г. Размеры фрагмента 3,3x2,1 см. Роспись краснофигурная. Сова. Тип В, группа III [Johnson, 1955. Р. 12]. Дата — сере­ дина ­ третья четверть V в. до Р.Х. Не

опубликован.

26. Фрагмент скифоса. Керченский музей, №10655. Раскопки А.А.Масленникова на мысе Зюк в 1981 г. Размеры фрагмента 2,9 χ 2,8 см. Роспись краснофигурная. Сова. Не

опубликован.

27. Фрагмент скифоса. Евпаторийский краеведческий музей. №Е­ 8 2 / 9 0 0 . Раскопки В.А. Кутайсова на городище Керкинити­ ды в 1982 г. Размеры фрагмента 4,0x4,4 см. Глина аттическая, хорошо отмученная с мелкими слюдяными блестками, Лак чер­ ный, густой. Роспись краснофигурная. Сова влево. Дата­ третья четверть V в. до Р.Х. Аналогия ­ №23 каталога. Не

опубликован.


28. Скифос. Утерян. Из раскопок Елизаветовского могильни­ ка. Курган 6, 1911 года. Высота 9,6, диаметр 11,4, подставка 7,2. Модуль 0,842. Роспись краснофигурная. Сова вправо между двух масличных ветвей. Дата - Третья четверть V в. до Р.Х.

Публикации: Миллер, 1914. С.229, рис.21; Брашинский, 1976. С.102, Рис.4; Брашинский, 1980, с.129, №174. Табл. XV. 29. Фрагмент скифоса. Феодосийский музей. Без №. Городи­ ще Феодосии (Карантин, сборы А.Лойко в 1993 г.). Сова с мас­ личной ветвью. Роспись краснофигурная. Не опубликован. 30. Фрагмент скифоса. Белгород-Днестровский музей. №А801. Тира. Из старых поступлений. Сова с масличной ветвью. Не опубликован. 31. Фрагмент скифоса. Херсонес. №2788/13. Раскопки Р.Х Лепера в 1913 г. между соборной и монастырской оградой Херсонеса. Размеры фрагмента 6,1x5,8 см Сова и масличная ветвь. Роспись краснофигурная. Не опубликован. 32. Фрагмент скифоса. Краснодарский музей. №3819/615. Станица Варениковская, раскопки Анфимова в 1952 г. Размеры фрагмента 4,3x2,8 см. Роспись краснофигурная.


Сова вправо. Аналогия — скифос с Акрополя [Johnson, 1955. Р.120. Р1.37]. Тип А. Дата - 490 г. до Р.Х. 33. Кратер типа «б coionette*. Высота - 27 см, диаметр устья 30 см. Найден в 1953 г. в Керчи (Пантикапеи) на ВосточноЭспланадном раскопе, дом 1. Реставрирован. Сторона А. Гигантомахия - Афина сражается с гигантом. Композицию обрамляют фигруы двух стоящих юношей в пла­ щах. Сторона Б. Два кулачных бойца и два мужчины в гиматиях. Круг вазописца Лидоса. Около середины VI в. до Р.Х. 34. Фрагмент колоколовидного краснофигурного кратера. Ев­ паторийский музей. N&E-82/440. Керкинитида. Раскопки В.А.Кутайсова 1982 г. Роспись краснофигурная. Часть Панафинейской процессии — два всадника и флейтист­ ка. Конец третьей четверти IV в. до Р.Х. Группа G. Публикации: Кутайсов, 1992. С. 127. #


35. Чернофигурный лекиф. Эрмитаж, № Б 4490, из собрания М.Б.Боткина. Роспись чернофигурная. Бег апобата. Мастер Хаймона. Дата — вторая четверть V в. до Р.Х. Публикации: Горбунова, 1983. С. 158, №130. 36. Лекиф. Эрмитаж. №Б.3187. Куплен в 1903 г. в Ольвии. Роспись чернофигурная. Колесница, запряженная четверкой лошадей и бегущий рядом воин (апобат). Мастер Хаймона. Дата — вторая четверть V в. до Р.Х. Публикации: Горбунова, 1983. С. 160 37. Миниатюрный скифос. Эрмитаж. №Б.2477. Найден на о.Березань. Роспись чернофигурная. Сторона А: Всадник. Сторона Б: Две фигуры. "Мастер Хаймона". Дата — вторая четверть V в. до Р.Х. Публикации: Горбунова, 1983. С. 176-180 38. Скифос Гермогеновского типа. Эрмитаж. №Б.8631. Куп­ лен у Ивановой-Пет (Скорее всего происходит из Северного Причерноморья). Роспись чернофигурная. Стороны А и Б: Кулачные борцы и судьи (фигуры в пла­ щах). Дата — около 500 г. до Р.Х. Публикации: Горбунова,\983. С.47. 39. Лекиф. Эрмитаж. №Б.6742. Роспись чернофигурная. Из собрания А.А.Бобринского. Бегущий атлет и два судьи в плащах. "Группа Ватикан G52". Дата - 520-510 гг. до Р.Х. Публикации: Горбунова, 1983. С. 133.


ЛИТЕРАТУРА Η. В. Древнее золото Кубани. Краснодар, 1987. В.Д. История античной расписной керамики. М., 1953. 301 с. Брашинский И.Б. Греческий керамический импорт на Нижнем Дону в V­III вв. до н.э. Л., 1980. 268 с. Брашинский И.Б. Аттическая расписная и чернолаковая керами­ ка V века до н.э. из Елизаветовского могильника// ТГЭ, XVII. 1976. С.98­111 Бахтина М.Ю. К вопросу о находках панафинейских амфор в варварских погребениях Северного Причерноморья// Stratum + ПАВ. St.Peterburg­Кишинев, 1997. Р.62­65 Виноградов Ю.А. Курган Ак­Бурун (1875 г . ) / / Скифия и Бос­ пор. Новочеркасск, 1993. С.38­51 Горбунова К.С. Миниатюрные панафинейские а м ф о р ы / / Etudes et Travaux, XIII. Warszawa, 1984. P.113­118 Горбунова К. С Чернофигурные аттические вазы из Эрмитажа. Каталог. Ленинград, 1983. 221 с. Кутайсов В.А. Керкинитида. Симферополь, 1992. 193 с. Анфимов Блаватский

Лесков

A.M., Лапушкин

В.П. Шедевры древнего искусства Ку­

бани. Каталог выставки. М., 1987. 187 с. Неверов О.Я. Культура и искусство античного мира. Каталог. Л., 1981. 185 с. Олимпийские игры в искусстве Древней Греции. Каталог вре­ менной выставки. Л., 1980. 32 с. Передольская А. Аттические краснофигурные вазы в Эрмитаже, Л., 1963. 403 с. Пиотровский А. Панафинейские амфоры Елизаветинского кур­ г а н а / / ИРАИМК 1924. Т.9. Радлов Н.Э. Две панафинейские амфоры, найденные в Южной России в 1911 г . / / ИАК, №45. 1912. С.76­91 Ростовцев М.И. Скифия и Боспор. Критическое обозрение па­ мятников литературных и археологических. М., 1925. 621 с. Сидорова Н.А. Чернофигурная керамика из раскопок Пантика­ пея 1945­1958 г о д о в / / СГМИИ 7. 1984. Скржинская М.В. Сведения греков Северного Причерноморья в Панафинейских празднествах VI­IV в. до н . э . / / Записки ис­ торико­филолопчного товариства Андр1я Бшецького. Киев, 1998. С.99­116


Стефани Л. Объяснение некоторых художественных произведе­ ний, открытых в Южной России в 1875 г./ / OAK за 1876 г Спб, 1879. С.5-225 Шкорпил В.В. Отчет о раскопках в г: Керчи, на Таманском по­ луострове и в Алуште в 1912 г . / / ИАК, №60. 191.4. С.7-35 Beazley J.D. Attic Red-figured Vases in American Museums. Cambridge, Massachusatts, 1918. 336 p. 118 fig. Beazley J.D. Attische Vasenmaler des Rotfiguren Stils. Tubingen, 1925. 612 s. Beazley J.D. Miniature P a n a t h e n a i c s / / BSA 41, 1946. P. 11-21, pl.3-4 Beazley J.D. P a n a t h e n a i c a / / AJA, 47. 1943. P.441-465 Beazley J.D. The Development of Attic Black-figure. 1964. 127 p. 49 pi. Boardman J. Athenian Black Figure Vases. A Hand-book. London, 1974. 252 p. Boegehold A.L. Group and Single Competition at the Panathenaia// Worshipping Athena. Panathenaia and Parthenon. Wisconsin, 1996. P.95-105. Bulas K. Etude sur une classe de vases a decor en forme de reseau ou d ' e c a i l l e s / / BCH 1932. P.388-398 Brauchitsch G. Die Panathenaischen Preisamphoren. Leipzig, Berlin. 1910. 180 s. Brouskari M. The Monuments of the Akropolis. Athens, 1997. 250p. Davison J.A. Addenda to Notes on the P a n a t h e n a i c a / / JHS 82. 1962. P.141-142 Davison J.A. Notes on the Panathenaica/ / JHS 78. 1958. P.23-42 Dow S. Panathenaic Amphorae from the Hellenistic P e r i o d / / Hesperia 5, 1936. P.50-58 Edwards G.R. Panathenaics of Hellenistic and Roman T i m e s / / Hesperia 26, 1957. P.320- 349, pl.76-78. Eschbach N. Statuen auf Panathenaischen Preisammphoren des 4. Jhs. v. Chr. Mainz am Rhein, 1986. 182 s. 43 taf. Frel J. Quelques Noms D'Archontes sur les Amphores P a n a t h e n a i q u e s / / Revue Archeologique. 1972. Fasc.l. P.285290 Gardiner E.R. Athletics of the Ancient World. Oxford, 1930. P.179-193 Gardiner E.R. Panathenaic A m p h o r a e / / JHS, 32. 1912. P.179-193 Hamilton R. Panathenaic Amphoras. The other Side// Worshipping Athena. Panathenaia and Parthenon. Edited by J.Neils. The University of Wisconsin Press, 1996. P.137-162


J. A H and-Book of Attic Red-figured Vases, Signed by or Attributed to the Varions Masters of the Sixth and Fifth Centuries ВС. Cambridge, Massachusetts, 1919. 600 p. Johnson F.R. A note on Owl S k y p h o i / / AJA 59, 1955. P.l 19-124, pl.35-38. Johnson F.R. Anowl S k y t h o s / / Studies, presented to David Moore Robinson. Sant Lois, Missouri. 1953. V.2. P.96-105 Kyle D.G. Gift and Glory* Panathenaic and Other Greek Athletic P r i c e / / Worshipping Athena. Panathenaia and Parthenon. Edited by J.Neils. The University of Wisconsin Press, 1996. P.106-136. Kyle D.G., The Panathenaic Games: Sacred and Civic A t h l e t i c s / / Goddess and Pofis. The Panathenaic Festival in Ancient Athens. New Jersy, 1992. 227 p. Metzger H . Les Representation dans la ceramique attique du IV-e siecle. Paris, 1951. 469 p. 48 Tabl. Noble J.V. The Techniques of Painted Attic Pottery, London, 1988. 216 p. ΒαλαβανηςΥΙ. Δ. Παναθηναϊκοί άμφορες απο την Ερέτρια. Αθήνα, 1991. 354 ρ, 167 ρΐ. Robinson D.M. Excavation at Olynthus. Part XIII. Baltimore, 1950. 463 p., 267 pi. Schefold K. Kertscher Vasen. Berlin, 1930. 22 s., 24 taf. Schefold K. Untersuchungen zu den Kertscher Vasen. Berlin, 1934. 162 s. 50 pi. Shoe L.T. A Box of Antiquities from Corinth/ / H esperia I, 1932. P.56-89 Smets A. Groupes chronologiques des amphores Panathenaiques i n s c r i t e s / / L'Antiquite Classique. 5. 1936 Τφέριος Μ. ΠΑΝΑΘΗΝΑΪΚΑ// ΑΡΧΑΙΟΛΟΓΙΚΟΝ ΔΕΛΤΙΟΝ. ΤΟΜΟΣ ΜΕΡΟΣ Α. МЕЛЕТ ΑΙ. ΑΘΗΝΑΙ, 1977. σ. 143-153 Tiverios Μ. Shield Devices and Column - Mounted Statues on Panathenaic Amphoras. Some remarks on Iconography// Wopshipping Athena. Panathenaia and Parthenon. Edited by J.Neils. The University of Wisconsin Press, 1996. P.163-174 Tsetskhladze G.R. Greek colonisation of the Black Sea Area: Stages, Models and Native P o p u l a t i o n / / The Greek Colonisation of the Black Sea Area. Stuttgart, 1998. P. 1-68 Hoppin

Webster

T. Der Niobidenmaler. Lepzig, 1935. 24 s. 24 pi.

L. Pauluys Real Encyclopadie der klassischen altertums wissenschaft. Stuttgart, 1949. S.457.

Zeihen


l.l.

Vdovichenko

PANATHENAIC VASES IN THE NORTH BLACK SEA COAST. Subject of Panathenaia came into notice of researchers more than age ago. It covers many phenomena of economic, public and political lives of Athens, as well as other regions of the antique world. Investigators are discussing the appearance of vases, connected with Panathenaic celebrations and with the* cult of Athens in the different regions of ancient world. It is known that there were close-fitting cultural-economic relationships between Athens and North Black Sea Coast in the 6-4 cent. ВС. Several categories of Panathenaics vases were discovered in this region. The first of them were panathenaic prize amphorae, the second one - so called pseudopanathenaic amphorae, the third one panathenaic amphoriskos, the fourth one - an Owl skythoses. Sometimes we meet other types of vases, which have image, connecting with Panathenaic festival. There were studding and publishing many collections of museums (Hermitage, Museum of arts (Moscow), provincial museums of Russia and Ukraine) during the last period of time. It had changed our notions about the presence such vases in the Black Sea Coast. D.Beazley knew 13 Panathenaic vases here, we know 37. So possible say, that its inhabitants of this not only had information on holiday, but took direct participation in competitions. The most amount of Panathenaic amphorae and other vessels in accordance with Panathenaia, is found on the territory of Bosporan kingdom (24 from 39). This non strangely, if take into consideration significant political and economic role, which played this state played in North Black Sea Coast Region and its closefitting business relations with Athens. On the territory of Olbia found 2 vases are, on the island Berezan - 1, in Chersonesos 2, in Kerkinitida - 2, in the Tira - 1. The sites of the rest are not localised. The most earliest vases (3 prize panathenaic and 1 pseudopanathenaic) are dated by the end of the 6th cent. Owl


skyphos from Varenikovskaja is dated 490 ВС. One pseudo­ panathenaic amphorae is date 460 ВС. 2 panathenaic amphorae from Ulap barrow are dated middle - early third quarter of 5th century, other 3 vases - by the end of 5th century. By end of the 5th - the begin of the 4th century are dated 9 miniature Panathenaic amphorae. Then follows a big time break-up in time and only in 20th years of 4th. cent. ВС. - is once again observed the appearance of Panathenaic vases - 3 prize amphorae and 1 pseudo-panathenaic amphorae. 1 amphorae from Olbia is dated back to 2th century ВС. The most of panathenaic vases were found in the tombs of barbarian aristocracy. Some investigators (Vinogradov, Vahtina) suppose that image of Athena was approached by meothes and sarmathians to the local war-goddess. Other types of vases were found in the Greek semetery and settlements. So, in the 6th and 5th century in the Black Sea Region were entered quite regularly the most types of the Panathenaic vases. It signified , that inhabitants of this region not only had information about this festival, but, possibly, took participation in it. The quantity of the Panathenaic vases depended on the political and economic relations between Athens and local states.


СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АВ СПбФ ИВ — Архив востоковедов Санкт-Петербургского фи­ лиала Института востоковедения РАН. АГЭ — Архив Государственного Эрмитажа (г. Санкт-Петербург). АДСВ — Античная древность и средние века (г. Свердловск). АИСК — Археологические исследования средневекового Крыма ВВ — Византийский временник (г. Москва). ВДИ — Вестник Древней истории (г. Москва). ГАОО — Государственный архив Одесской области. Ж М Н П — Журнал Министерства народного просвещения. ИАСК — История и археология средневекового Крыма. ИТОИАЭ — Известия Таврического общества истории, археоло­ гии и этнографии (г. Симферополь). З О О И Д — Записки Одесского Общества Истории и Древностей (г. Одесса). ИАК - Известия Императорской Археологической Комиссии. ИИМК — Институт Истории Материальной Культуры (г.СанктПетербург). И Р ЦНБ — Институт рукописей Центральной научной библиоте­ ки Национальной Академии наук Украины (Киев). ИТОИАЭ — Известия таврического общества истории, археоло­ гии и этнографии (г. Симферополь). ИТУАК - Известия таврической ученой архивной комиссии (г. Симферополь). КБН Корпус Боспорских Надписей. М.-Л., 1956. КИАМ — Керченский историко-археологический музей. КГИКЗ — Керченский государственный историко-культурный заповедник. КСИА — Краткие сообщения Института археологии АН СССР К С И И М К — Краткие сообщения Института Истории Матери­ альной Культуры (г. Москва). КСОАО - Краткие сообщения Одесского археологического об­ щества (г. Одесса). КСТ — Керамика и стекло древней Тмутаракани.


ЛОИА АН — Ленинградское отделение Института Археологии Академии наук. ЛОРКИАМ — Летопись охранных раскопок, разведок и важ­ нейших случайных находок Керченского историкоархеологического Музея. МАИЭТ — Материалы по археологии, истории и этнографии Таврики (г. Симферополь). МИА — Материалы по истории и археологии СССР. НА ОАМ — Научный архив Одесского археологического музея Национальной Академии наук Украины. НЭ — Нумизматика и Эпиграфика (г. Москва). О З — Отечественные записки, (г. СПб). О Р РНБ — Отдел рукописей Российской национальной библио­ теки. РА — Российская археология (г. Москва). РА ИИМК — Рукописный архив Института истории материаль­ ной культуры РАН. РАН — Российская Академия наук. РГИА — Российский государственный исторический архив. РСА СПбФ ИРИ — Русская секция Архива Санктпетербургского филиала Института российской исто­ рии РАН. СА — Советская археология (г. Москва). САИ — Свод археологических источников. СХМ — Сообщения Херсонесского музея (г. Севастополь). Хсб — Херсонесский сборник (г. Севастополь). ЦГВИА — Центральный государственный военно-исторический архив. ЦГИА — Центральный государственный исторический архив.


СОДЕРЖАНИЕ

От редактора 5 М.Е­Д. Путешествие по России, Татарии и Турции. Глава XVIII. От Боспора Киммерийского до Каффы 11 Тункина И. В. (Санкт-Петербург). Первые годы деятельности Керченского музея древностей 39 Федосеев Н . Ф . (Керчь). Еще раз о переправе через Боспор Киммерийский 61

Кларк,

Шестаков

С.А. (Керчь).

К вопросу о локализации боспорского

города Гермисия 103 Матковская Т.А. (Керчь). Композиционное применение архи­ тектурных элементов и растительного декора в надгробиях Европейского Боспора (II в. до Р.Х.­ II в. н.э.) ИЗ Свиташева О.Г. (Керчь). Дорический храм в антах IV в. до Р.Х. из Пантикапея (вариант реконструкции) 121 Зинько В.Н. (Керчь) Античное сельское поселение близ Мирме­ кия 133 Белова Н.С. (Москва). Три неизданных надгробия из Керчи ... 143 Виноградов Ю.А. (Санкт-Петербург). Обломок махайры из Мирмекия 153 Чистов Д.Е. (Санкт-Петербург). Строительный комплекс вто­ рой четверти IV в. до Р.Х. из раскопок Мирмекия 161 Федосеев

Н.Ф.,

Чевелев

О.Д. (Керчь).

Прялки с кольцом из

Пантикапея Зинько

В.Н.,

Пономарев

173 Л.Ю.

(Керчь).

Гончарная керамика

VIII­IX веков с сельской округи Боспора

185

Иванина О. А. (Керчь). Византийское блюдо из Керчи 213 Болонкина Е.В. (Керчь). Турецкая керамика XVI — XVIII веков

из Керчи Вдовиченко

И.И. (Симферополь).

Список сокращений

219 ΠΑΝΑΘΗΝΑΪΚΑ ΠΑ>ΓΠΚΑΠΑΙΟΝ.227

267


Contens Introduction 5 Clarke E.D. Travels in Various C ountries of Europe, Asia and Af­ rica 11 Tunkina I.V. (St.­Petersburg). First Years of Activity of the Kerch Museum of Antiquities 39 Fedoseev N.F. (K erch). Once Again about a Grossings over the Cimmerian Bosporus 61 Shestakov S.A. (K erch). Once again about the question of Local­ ization of the Bosporan C ity Germisios 103 Matkovskaya T.A. (K erch) C omposition use of Architectural Ele­ ments and of Vegetable Decoration in the European Bosporus Epitaphs (II с. ВС ­ II с. AD) 113 Svitasheva O.G. (K erch) A Doric Temple in Ants of the IV C en­ tury ВС from Pantikapaion 121 Zinko V.N. (K erch) The Antique Village Settlement Near Myrme­ kion 133 Belova N.S. (Moskow). Three Unpublished Gravestones from Kerch 143 Vinogradov Yu.A. (St.­Petersburg). A Fragment of Mahaira from Myrmekion 153 Chistov D.E. (St.­Petersburg). Building C omplex of the Second Quarter of the IV C entury ВС from the Excavation on Myr­ mekion 161 Fedoseev N.F., Chevelev O.D. (K erch). A Spinning Wheel with a Ring from Pantikapaion 173 Zinko V.N., Ponomaryov L.Yu. (K erch). C eramics Pottery of the V I I M X C enturies from Rural Settlements of Bosporus ..185 Ivanina O.K . (K erch). A Byzantium Dish from Kerch 213 Bolonkina Ε. V. (K erch). Turkish C eramics of the XVI­XVIII C en­ turies from Kerch 219 Vdovichenko I.I. (Simpheropol). ΠΑΝΑΘΗΝΑΪΚΑΓΊΑΝΠΚΑΠΑΙΟΝ... 227 The List of Reductions 267 th


Благотворительный фонд

«ДЕМЕТРА»


Благотворительный фонд «ДЕМЕТРА»

Фоне) « / Ϊ Γ . ι Μ Κ Τ ί ' Λ » готпи

лргс/осшакаπιι·

S разнообразные туристичес­ кие маршруты;

·/стпЗырс в санаториях и. пан­ гипштал": ^ э л и т н ы й туризм; ^ историко­зкологические мо­ юЛежнчс !·.;­;ι:ρ·ί; ^археологические практики и научны е экс к урс ии ; ^ разнообразные с уцени ры и литературу; этнографические праздни­ ки и национальную кухню.

Украина, К е р ь , ул. Бунина, 7 Тел/факс: (06561) 5­71­79 Тел.: (06561) 5­19­67 Γ,­πιαίί: demctra@critttea.com

Благотворительный фонд «Деметра» создан в 1996 г. Целью деятельности фон­ да является сохранение и популяриза­ ция исторического и культурного насле­ дия города Керчи и Восточного Крыма. Фонд является инициатором большой франко­украинской программы по спа­ сению Склепа Деметры ­ памятника ар­ хеологии I века н.э.; занимается науч­ но­исследовательской работой; популяри­ зацией уникальной истории города Керчь, научным туризмом, археологической практикой, издательской деятельностью, созданием музея­школы­мастерской им. Р.В. Сердюка, проведением городских национально­культурных праздников, Международных фестивалей античной драмы «Боспорские агоны». В самом центре города у подножия памятника архитектуры XIX века ­ Боль­ шой Митридатской лестницы ­ фондом создан выставочный комплекс «Древняя Керчь» с технологической моделью Скле­ па Деметры, открыт музей, в котором представлены архивные документы о древней истории города, знакомящие го­ стей с 26­тью веками Керчи. В музее широко представлены работы керченс­ ких мастеров­керамистов. Поэтому совершенно естественной выглядит работа Фонда по созданию школы­мастерской для маленьких кер­ ченских талантов и подмастерьев, одни из которых вырастут в настоящих мас­ теров, а другие станут образованными людьми, постигшими тайны нашей исто­ рии. При поддержке Фонда работает Бос­


порская международная школа архео­ логии, направленная на обучение сту­ дентов, старших школьников, а также на развитие научно­исследовательских и учебно­методических контактов на базе изучения археологических памят­ ников Керчи. Уникальной в своем роде является издаваемая Фондом и Керченской ти­ пографией серия научно­популярных книг «Древности Керчи». Она охваты­ вает периоды ранней и поздней антич­ ности, средневековья, рассказывает о са­ мых ярких событиях, памятниках и на­ ходках. Ряд из этих книг изданы на ан­ глийском языке. Замечателен по своему замыслу со­ вместный проект Фонда «Деметра» и фирмы «Консоль» ­ «Старый город». Это ­ историко­культурный центр с подмостками античного театра и гре­ ческой стоей, а в будущем ­ с парком С е р ь г а . Паититпей. античных скульптур. Уже сегодня театральные праздники 3 5 0 г . до н . э . в «Старом городе» знакомят гостей и жителей с традициями классического античного театра, рассказывают о при­ ключениях героев мифов Древней Гре­ ции. 1999 год знаменателен проведением Π1/те шест в у й т е в древнейшем городе Украины первого фестиваля античной драмы «Боспорские и познавайте агоны», аналогов которому нет в нашей стране. Возрожденные состязания древ­ Крым вместе негреческих актеров всколыхнули город с нами! и покорили его вечностью проблем и цен­ ностей в человеческом обществе. «Без прошлого ­ нет будущего!» ­ таков девиз Фестиваля, такова концеп­ ция деятельности Благотворительного фонда «Деметра».


СОХРАНИМ УНИКАЛЬНЫЕ ПАМЯТНИКИ КЕРЧИ Наряду с египетскими пирамидами, афинс­ ким акрополем, римским Колизеем, боспорские городища и курганы, которые находятся на территории Керчи, относятся к известнейшим памятникам мировой цивилизации. Керчь - один из древнейших городов Украины, который рас­ положен в восточной части Крымского полуос­ трова. Его вполне можно назвать вечным горо­ дом. Уже в эпоху мезолита тут жили люди. С античных времен Керчь была центром могучего Боспорского государства. С тех пор на терри­ тории города сохранились руины древнегречес­ ких городов - Пантикапея, Нимфея, Тиритаки, Мирмекия, Порфмия и около полутора тысяч курганов, а также несколько десятков древних поселений и могильников. В центральной части города глубина культурных слоев достигает де­ сяти метров. Толчком к изучению керченских древностей стало открытие в 1830 году богатого погребения в кургане Куль-Оба. Множество золотых и сереб­ ряных украшений, бронзы и оружия вызвали ог­ ромный интерес. Особое место среди керченских археологических памятников занимают боспор­ ские склепы, украшенные фресками. Среди них всемирно известный склеп Деметры, датирован­ ный 1 веком нашей эры. Для его фресок характер­ на


но соединение греческих и местных традиций живописи. Большую работу по спасению этого уникального памятника проводит благотвори­ тельный фонд «Деметра». Ежегодно в Керчи и на ее окраинах проводят раскопки археологические экспедиции Украины, Польши, Германии, Франции и др. стран. Матери­ алы о результатах этих исследований публику­ ются в отечественных и зарубежных изданиях, а находки пополняют огромные археологические коллекции Керченского музея.


ОБРАЩЕНИЕ К МИРОВОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ Мы обращаемся с воззванием о помощи ко всем прогрессивным людям нашей планеты. Гибнет уникальный памятник 1 в. н.э. (Склеп Деметры), являющийся единственным в своем роде, входящий в первую десятку исторического мирово­ го наследия!!! Памятник находится в древнейшем городе Ук­ раины Керчи, городе с 26-вековой историей, волею судеб превратившегося из Центра Мировой циви­ лизации (в античные времена Пантикапей, столица Боспорского царства) в тупик цивилизации, отде­ ленной таможенными, государственными и бюрок­ ратическими барьерами XX века. Пришедшая в упадок экономика Украины не­ способна предотвратить разрушение великолепной фресковой живописи с ликом древнегреческой бо­ гини плодородия Деметры - ровесницы Христа. Глаза богини, без которой не зрел колос, не плодоносила природа, не рождались дети, глядят с неимоверной тоской из глубины двух тысячелетий и взывают о помощи ради наших детей и внуков, ради будущего. И еще раз приходит осознание истины: «без про­ шлого нет будущего». Не хлебом единым жив чело­ век. И хотя в мире не хватает и хлеба насущного, если мы не передадим нашим детям оставшиеся на Земле крохи мирового исторического наследия, то некому будет спасать и хранить не только памятни-


ки, но и заботиться о стариках и детях. Уйдет из мира Доброта и историческая память. Люди, спасем себя! P . S . Керчане при всей сложности ситуации смогли выполнить факсимиле Склепа Деметры. Французская Академия наук готова помочь в рес­ таврации фрески. Но необходимо выполнение инженерных работ для осушения территории вокруг Склепа Деметры. Благотворительный Фонд «Деметра» обращается ко всем, кому не безразлична судьба уникального па­ мятника археологии 1 в. н.э., направлять свои пред­ ложения по адресу: Украина, Крым 98300, г. Керчь, ул.Бувина, 7 БФ «Деметра» тел/факс: (06561) 5-71-79 e-mail: demetra@cfimea.com Р/с: Μ 26000259156001 в КФ КБ «Приватбанк» МФО 324731, код ОКПО 23661448 Валютный счет: 26009259156002

Благотворительный Фонд «Деметра» Городской голова г. Керчи (Крым, Украина) Керченский историко­культурный заповедник Керченская региональная инспекция по охране памят­ ников


APPEAL

TO INTERNATIONAL COMMUNITY

W e appeal for help to all progressive men on Earth. The unique monument of the 1 century A..D., the crypt of Demeter, which is on the list of the ten major historical monuments of world heritage, is in great danger! The monument is in the ancient Ucrainian town Kerch, which by the will of destiny turned from the Centre of World civilization (in ancient times Pantycapaion, capital of the Bosporus Kindom) into a hinterland of civilization isolated with customs houses, state and bureaucratic barriers of the 2 0 century. The declined economy of Ukraine is unable to prevent from runation the marvelous fresco paintings with the image of the Greek goddess of fertility Demeter who is a contemporary of Jesus Christ. Today, the eyes of the goddess look incredibly wistfully from the depth of two millenniums, pleading for help for the sake of our children and grandchildren, and the future. We once again become aware of the truth: there's no future without the past. If we are unable to pass over to our children the remnants of world historical legacy, then there will be no-one to save and preserve not only the monuments but also to care about old people and children. Kindness and historical memory st

th


will disappear from the world. People, let us save ourselves! P . S . Despite the complicated situation the local specialists managed to execute the facsimile of the crypt of Demeter, and the French Academy of Sciences agreed to help in restoring the frescoes. Also engineering works are required to drain the area around the crypt of Demeter. The D e m e t r a Charitable Fund appeals to all who are not indifferent to the fate of this unique archeological monument of the 1 century A..D. to forward their proposals to the address: st

7 Buvina str., 98300 Kerch, Ukraine Crimea Demetra Charitable Fund tel/fax: (06561) 5-71-79. E-mail: demetra@crimea.com Account: No. 26000259156001 at the Privatbank bank (Crimean affilialie) MFO 324731, code OKPO 23661448 Currency account: 26009259156002 Charitable Fund Demetra

Demetra Charitable Fund Kerch Historico-Cultural Preserve Town Mayor of Kerch Kerch Regional Inspectorate on the protection of

commercial

monuments


в. н.

зинько

Археологические ПРОГУЛКИ

πα

янтнчнаИ КЕРЧИ

По вопросам приобретения книги обращаться в Благотворительный Фонд «ДЕМЕТРА»


Керченский Фонд

Благотворительный «ДЕМЕТРА» совместно

с

городской начал

Керченской

типографией

выпуск

книг

серии

«ДРЕВНОСТИ КЕРЧИ».

УЖЕ

ВЫШЛИ

ИЗ

ПЕЧАТИ: «Археологические

прогулки по античной К е р ч и » , «Средневековая Керчь», «Склеп

Книги на

печатаются

русском

и

английском

языках.

Деметры».


Tomasz Scboll and Victor Zin'ko Archaeological Map of Nymphaion (Crimea)

Archaeological M a p of Nymphaion (Crimea) (Bibliotheca Antique, vol. XXIII) Warsaw 1999

126 pp, 197 illustrations in the text plates, 3 maps. Size 29,7 Ď&#x2021; 21 cm.

PL ISBN 83-85463-82-8 PL ISSN 0208-5631

Institute of Archaeology and Ethnology Polish Academy of Sciences Warsaw 1999


Archaeological Map of Nymphaion (Crimea) is one of the results of a five-year-long (1993-1997) Institute of Archaeology and Ethnology Polish Academy of Sciences

Polish- R ussian-TJ к ra iniao coope rat ion. The map was made on the basis of a systematic field survey. More than 60 settlements

Archaeological Map of Nymphaion (Crimea)

and 20 necropolises. 6 pathways. 5 areas with plot boundaries, and other remains dating between the prehistoric times and the nineteenth century were recorded

Tomasz S c h o l l and Victor Z i n k o with contributions by

in the neighbourhood of Nymphaion. It was also possible to establish the preasumable limits and structure

I. A£kinazi. M. Bcdnarz. N. Fedoseev. R. Karasiewicz-Szczypiorski, M. Mazzuchclli. K. Meyza. E. Zin'ko

of the Nymphaion chora for the times when it was a Greek colony (the sixih century B.C. — — the first centuries A.D.). The book presents original documentation

edited by Alck sandra Wqsowk z

in the form of a catalogue of the discovered sites and artefacts. 197 figures, 8 coloured and 45 black-and-white photographs,

Bibliothcca Antiqua vol. XXIII

and 3 maps. It is the first of its kind scientific description (based on a systematic field survey) made for the Black Sea littoral and it marks an important stage in the studies of Creek colonisation.


Археология и история Боспора Том III Сборник научных статей

Набор, компьютерная верстка Федосеева Н.Ф. Перевод на английский язык Новиковой Н.Ю.

Благотворительный фонд «Деметра» 334500, г.Керчь, ул.Бувина, 7. Т е л . / ф а к с . (06561) 571 79 E-mail: demetra@crimea.com


• плакаты, афиши • буклеты • рекламные проспекты • каталоги, приглашения 9 этикетки • визитные карточки

КЕРЧЕНСКАЯ ГОРОДСКАЯ ТИПОГРАФИЯ изготавливает печатной

различные продукции:

НАШ АДРЕС: г. Керчь, ул. Ktipoaa, • бухгалтерские бланки всех видов • книги бухгалтерские • газеты • брошюры

виош

13

• блокноты • записные книжки с алфавитом • альбомы для фотографий • папки фирменные • папки поздравительные • тетради т дневники


ООО

«K t'pчспекая типография»

городская

С11 е ц и а л и з и ρ о в а н н ы й м а ι · а з и и

Вы всегда найдете н Оо./ыиом ассортименте:

·· б у х г а л т е р с к и е б л а н к и всех в и д о в ; ­ блокноты, записные книжки; ­тетради ученические, тетради общие; ­альбомы для фотографий и для рисования; ­ школьные журналы и дневники; ­ бумагу различных форматов; ­ разнообразные канцелярские товары престижных фирм м и р а . Предлагаем

услуги

по:

­ компьютерному оформлению документов; ксерокопий; ­ламинированию.

^ и з г о т о в л е н и ю

Производим продажу комплектующих и расходных материалов для компьютерного оборудования и офисной техники г. Керчь, ул. Кирова,

13

Справки по телефонам: 2­14­01, 2­04­45


Археология

и история

Боспора

Том III Сборник научных

статей

Подписано в печать 14.10.99 г. Формат 6 0 χ 8 4 1/16. Печать офсетная. Усл. печ. л. 16,74. Заказ 4 7 5 3 . Тираж 1000. Цена договорная.

ООО «Керченская городская типография» 98300, г. Керчь, ул. Кирова, 13


Архитектура и история Боспора. Том III