Kurskaya wall

Page 1

Курская стена Олег Кузнецов

Kurskaya wall Oleg Kuznetsov


В мае 2015-го года Олег Кузнецов, надев оранжевую жилетку рабочего, самовольно пополнил отряд коммунальных служб и начал «очищать город» от «вульгарных» надписей и «хулиганских» граффити. Стена у Курского вокзала стала местом наиболее продолжительного процесса и весьма неожиданного результата. Фотографии стены представлены в хронологическом порядке: сверху — непредсказуемая эстетика (вмешательство третьих лиц), снизу — бафф (закрашивание граффити) от автора. Для наглядности добавлены крупные планы. С субкультурной точки зрения, удаление граффити неавторизованным «работником» также выглядит как провокация — особенно, если учесть, что действие выполняется бывшим граффити-райтером. Ответ на популярный вопрос «Зачем?» неоднозначен, как и сам вопрос. Если надписи не закрашены с «художественным» намерением, то они всё равно будут закрашены. В этом смысле, уместным окажется ответ: «Почему бы и нет?». Здесь возникает парадокс. С одной стороны, «художественный» бафф помогает городу очистить пространство от «визуального мусора», исполняя функции надзора и удаления. С другой стороны, этот бафф сам по себе становится визуальным мусором (но более необычным), а само действие является незаконным, что относится к традициям того же граффити. Единственным критерием отличия «Курской стены» от классического баффа является предельное несоответствие и разнообразие цветов. Эта отличительная особенность часто вызывала подозрение у прохожих, которые неоднократно документировали процесс закрашивания граффити на камеры своих смартфонов.


In May 2015, Oleg Kuznetsov commenced a programme of work that sought to erase graffiti in public space — without a permit. Equipped with a high visibility worker’s vest he started “cleaning the city” from “vulgar” inscriptions and “hooligan” graffiti. The Moscow wall at the Kursky train station has become a site of the longest process and quite unpredictable result. The photographs of the wall are presented in chronological order: above — unpredictable aesthetics (intervention of third parties), from below — a buff (graffiti removal) by the author. Close-up images have been added for clarity. The removal of graffiti by an unauthorized “employee” seems like a provocation, especially as this work is produced by a former graffiti writer. The answer to the question “Why?” is also ambiguous, like the question itself. If the inscriptions are not buffed with an “artistic” intention, they will still be painted over. Perhaps the answer to the question is, then, “Why not?” A paradox arises here. On the one hand, the “artistic” buff helps the city to clean the space from the “visual garbage”, fulfilling the function of workers. On the other hand, the action itself is illegal, which refers to the traditions of the same graffiti. The only criteria for recognition of the work as mark making with artistic intent is the colour of the paint used, which does not match the colour of the wall. This distinctive feature often aroused suspicion among passersby, who repeatedly documented graffiti removing process on the cameras of their smartphones.


21/05/2015




23/05/2015


28/05/2015




04/06/2015


09/06/2015




01/11/2015


тираж 51 экземпляр

Invalid Books 2019