Page 1

В.Т. Демянчик

Выгонощи в Великой войне

Брест «Альтернатива» 2014


УДК 94(476.7)“1914/1918” ББК 63.3(4Беи)53 Д32 Рекомендовано к изданию решением учёного совета Полесского аграрно-экологического института НАН Беларуси № 3 от 07.03.2014 Рецензенты: кандидат биологических наук, А.Н. Тарасюк доктор политических наук, А.И. Лысюк Опубликовано в рамках проекта «Живая история моего края». Данный материал опубликован при поддержке Европейского Союза и dvv international (из средств Федерального министерства экономического сотрудничества и развития). Содержание публикации является предметом ответственности её авторов и не отражает точку зрения Европейского Союза и dvv international.

Д32

Демянчик В., Т. Выгонощи в Великой войне / В.Т. Демянчик – Брест : Альтернатива, 2014. – 200 с., [84] л. ил.

ISBN 978-985-521-438-1. В хронологическом порядке через калейдоскоп малоизвестных фактов и событий показана Первая мировая война 1914–1918 гг. в деревне Выгонощи и других местах Огинского канала. Мудрость полешуков и непонятливость швабов, зарождение и героизм русских штурмовиков (спецназа), господство русской артиллерии, ледовая дорога и озёрное минное поле, успехи русских авиаторов и технические шедевры немецкого ландштурма, настоящая «русская зима», доты и узкоколейки, появление татарских детей, «слепые снаряды», нападение волчьей стаи и болотная лихорадка, что такое «тихой сапой» и «Белорусский Верден» и многие другие малоизвестные события, которые были на Огинском канале, показаны в этой книге. Впервые сравнительно подробно рассматривается роль природы в стратегии, тактике боевых действий и фронтового быта Первой мировой войны в этой части Европы. Предпринята попытка понять причины истоков нацизма. Для краеведов, туристов, студентов и учащихся.

УДК 94(476.7)“1914/1918” ББК 63.3(4Беи)53

ISBN 978-985-521-438-1

© Демянчик В.Т., 2014 © Оформление. ЧПТУП «Издательство Альтернатива», 2014


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

3

Оглавление Введение............................................................................................................... 5 Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года................................... 9 1.1. Беженство...................................................................................................... 9 1.2. Конец отхода русской армии......................................................................... 19 1.3. Бои за Гортоль и Логишинская операция.................................................... 22 1.4. Ясельдинский бой и вылазка под Козиками................................................ 32 1.5. Становление линии фронта.......................................................................... 39 1.6. Выход из окружения и появление позиционных войск............................... 45 1.7. Полесская и швабская культура................................................................... 58 1.8. Рокитнянские болота и «болотные люди»................................................... 64 1.9. Обустройство оборонительных линий......................................................... 70 Глава 2. Фронтовые события 1916 года......................................................... 79 2.1. Положение весной 1916 года........................................................................ 79 2.2. П  ервая облава (карательная экспедиция) и болотная лихорадка............ 81 2.3. Сельхозработы и «экспорт».......................................................................... 84 2.4. Охота и рыболовство..................................................................................... 86 2.5. Постройка железных дорог........................................................................... 89 2.6. Положение летом 1916 г................................................................................ 92 2.7. Сражение под Твердовкой (Логишином)...................................................... 94 2.8. Участие в Барановичской битве, «Белорусский Верден».......................... 96 2.9. Передислокации на Огинском канале и визит кайзера.............................. 100 Глава 3. Фронтовые события 1917 года......................................................... 107 3.1. Усталость войны............................................................................................ 107 3.2. «Немецко-русская деревня»......................................................................... 109 3.3. Выгонощанский плацдарм и русская зима.................................................. 112 3.4. Кавалерийские сражения.............................................................................. 136 3.5. Июльский штурм и другие события в Выгонощах....................................... 138 Глава 4. Последняя фронтовая зима.............................................................. 143 4.1. Солдатский бартер и братание..................................................................... 143 4.2. Вооружение позиционных войск................................................................... 144 4.3. Связь, инженерно-техническое обеспечение.............................................. 146 4.4. Бытовое, социально-культурное обеспечение, наука................................. 148 Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие..........153 5.1. Выгонощанский край на поворотах истории................................................ 154 5.2. Выгонощанская фортеция и «Линия императоров»................................... 158 5.3. Выгонощанская фортеция: значение и каталог........................................... 164 Каталог................................................................................................................... 167 Литература............................................................................................................ 195 Иллюстрации........................................................................................................ 199


4

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Уважаемые друзья! Вы держите в руках книгу, посвященную фрагменту Первой мировой войны, которая сурово прошлась по судьбам людей нашего края. В 2014 году мы отметим столетие со времени начала Первой мировой, которая долгое время оставалась в тени других исторических событий. Это, по моему убеждению, несправедливо, поскольку мы не имеем права предать забвению как героизм, так и страдания людей, волею судьбы брошенных в водоворот мировой истории. Впечатляет тот настоящий водоворот событий, имен, фактов, который характеризует представленное вниманию читателя исследование. Уверен, что оно найдет своего читателя как на Брестчине, так и за ее пределами.

Заместитель председателя Брестского облисполкома

Л.А. Цуприк


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

5

Введение Началось с того, что однажды в одном из уголков северо-западного Полесья в д. Выгонощи на Огинском канале неравнодушные люди решили написать программное послание в будущее. Появилась «Стратегия устойчивого развития Выгонощанского сельсовета». Пожалуй, главным результатом составленной Стратегии, стало появление инициативной группы в составе не только местных жителей, но и специалистов из других мест Беларуси. Обозначились и небольшие результаты: к проблемам сельсовета было привлечено внимание мелиораторов, экологической науки, охраны природы, сельской общественности. Случилась и большая, но приятная, неожиданность: Выгонощанский сельсовет в 2012 году попал в орбиту проекта «Живая история моего края», который реализуется Представительством зарегистрированного общества «Deutscher Volkshochschul-Verband e.V.» (Федеративная Республика Германия) в Республике Беларусь (Представительство Немецкой ассоциации народных университетов) в сотрудничестве с местными государственными и негосударственными партнерами при поддержке Европейской Комиссии (направление Non-State Actors and Local Authorities). Выгонощи были включены в список 6 пилотных регионов Беларуси, которые реализуют проекты развития своих территорий, основываясь на изучении и использовании местной культуры, истории и природного ландшафта. После обсуждения возможностей и изучения целей, задач и компонентов проекта «Живая история моего края» в Выгонощах разработали проектную заявку «Выгонощанская фортеция» для мини-гранта на 6 тыс. евро. Мини-грант нацелен на повышение туристической привлекательности Выгонощанского края на основе акцентирования и вовлечения в экскурсионную практику материального наследия и воспоминаний Первой мировой войны и природного наследия (Огинский канал и лесоболотный массив). Предлагаемое издание является частью мини-проекта «Выгонощанская фортеция» и вносит вклад не только в сохранение истории Выгонощанского края, но и в целом истории Первой мировой войны. В Европе по-разному оценивается Первая мировая война, которая очень часто в первой половине ХХ века называлась Великая война. Но в каждой стране события тех времён так или иначе почитаются. Огинский канал – старейший в Беларуси судоходный канал, который никогда не утрачивал своего изначального назначения. Канал был построен в XXVIII веке с благородной созидательной целью: соединить реки Бал-


6

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

тийского и Черноморских бассейнов. А в начале ХХ века Огинский канал, наоборот, стал важной линией фронтового размежевания на Восточном театре военных действий Первой мировой войны 1914–1918 года. На нём почти 3 года шли боевые действия, результатом которых стало крушение крупнейших империй. Про Огинский канал знают или слышали многие люди. В интернет-пространстве стали доступны отдельные мемуары немецких офицеров, написанные сразу после той войны. Сложнее с русскими мемуарами. Их совсем мало. Николай Гумилев успел написать совсем немного и в 1921 году был расстрелян в Советской России. Не меньшую угрозу подобные попытки для потенциальных авторов представляли в те годы и в некоторых других странах. Ушли из жизни не только участники сражений, но и те, кто был в те грозовые годы детьми. А книг про «фронтовую биографию» Огинского канала нет до сих пор. В первое десятилетие после той войны под эгидой Международного Красного креста были упорядочены временные захоронения. Появились стандартные надмогильные кубы из бетона с указательными надписями. Где чаще всего стояла надпись «неизвестный солдат армии российской, немецкой, большевистской…». На военном кладбище в Выгонощах, кроме того, стоял базальтовый монумент неизвестному солдату. Память на местах сражений увековечена монументальными (мемориальными) объектами. В Бельгии, Франции, Галлиполи (Турция) в наши дни можно видеть восстановленные окопы с деревянной обшивкой и иные реконструированные объекты. Достойно увековечены те давние события на линии Мажино. В нашей стране проведены масштабные работы по созданию Линии Сталина, – аналога, но уже более поздней войны. Аутентичных ансамблей фронтовых действий Первой мировой войны в списке историко-культурных ценностей Беларуси пока нет. На Огинском канале от Выгонощ до реки Ясельда проходила не совсем обычная по топографии, тактике, напряжённости, вооружению и составу воюющих сторон Российской, Германской и Австро-Венгерской империй линия фронта Первой мировой войны. Здесь, на этой самой устойчивой линии фронта – «Линии императоров» появились незаурядные для батальных деяний результаты – экологические статьи, фотоальбомы, научные экспонаты. В отличие от привычного описания войны, события на Огинском канале 1915–1918 г. рассматриваются через призму природного своеобразия этой земли и этнографическую палитру местных людей. В книге есть данные, которые документально открывают первые признаки зарождения нацистской, фашистской доктрины. Показаны на местном ма-


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

7

териале некоторые причины и факты этнических и религиозно-национальных противоречий, охвативших Европу в первой половине ХХ века. Есть основания полагать, что опыт германской армии на Восточном театре той войны и на Огинском канале в особенности был использован в ключевых положениях военной стратегии Германии и в годы последней войны. В книге приводятся новые или неизвестные в русскоязычной литературе факты боевых действий на Огинском канале. Мудрость полешуков и непонятливость швабов, зарождение и героизм русских штурмовиков (спецназа), господство русской артиллерии, ледовая дорога и озёрное минное поле, успехи русских авиаторов и технические шедевры немецкого ландштурма, настоящая «русская зима» и первая неготовность к ней кайзеровской армии, солдатский бартер, «сухой закон» и братание, пионерские стройки и неприступные блиндажи, болотные доты и узкоколейки, появление татарских детей, «слепые снаряды», нападение волчьей стаи и болотная лихорадка, что такое «тихой сапой» и «Белорусский Верден» и многие другие малоизвестные события, которые были на Огинском канале, показаны в этой книге. С боями на барановичско-пинской линии фронта связаны биографические страницы жизни известных людей: поэтов А. Блока и Н. Гумилёва, военачальников С. Тимошенко, А. Брусилова и М. Тухачевского, сестры милосердия Р. Ивановой и других. Были здесь и два императора. Несколько большее внимание уделено северному Выгонощанскому участку фронта. Здесь до настоящего времени в относительно неплохом и компактном состоянии сохраняется материальное наследие той войны в наибольшей степени. Специально приводится полный перечень сохранившихся объектов «Выгонощанская фортеция» как потенциальной историкокультурной ценности Республики Беларусь. Содержание книги строится на воспоминаниях участников боевых действий и документах тех событий. С русской стороны – Н. Гумилёв, Е. Степанов и другие авторы. Немецкая сторона – мемуары первых послевоенных лет Д. Гросса и В. Фогеля и других. Изучена подшивка за 1916–1918 гг. наиболее популярной газеты на Огинском канале тех лет Kriegszeitung von Baranowitschi и другие источники [1-81]. Использованы многочисленные устные материалы: рассказы многих десятков местных жителей – очевидцев или их детей. За что автор выражает им глубокую признательность. Книга написана по результатам исследований, специально проведённым в зоне Огинского канала в 2000–2013 гг., а также – эпизодических наблюдений в 1967–1999 гг.


8

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

В сборе материальных артефактов, литературы, архивных сведений, подготовке иллюстраций, а также в уточнении спорной информации на местах участвовали: Мялик С.Я., Демянчик Т.Т., Полуянович В.Г., Саутин  В.К., Саутин  М.П., Рабчук  В.П., Демянчик  В.В., Смирнов  Д.В., Демчук И.А., Демянчик М.Г. В книге нашли отражение результаты исследований по Государственной программе научных исследований «Природно-ресурсный потенциал 2011–2015».


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

9

Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года События, о которых пойдёт речь, связаны с Огинским каналом. Огинский канал (Днепровско-Неманский канал) построен в 1767– 1783 гг., соединяет реки Ясельда (бассейн Припяти) и Щара (бассейн Немана), частью канала является озеро Выгонощанское и Вульковское. Длина Огинского канала около 55 км (в т. ч. 5 км по оз. Выгонощанское). Озеро Выгонощанское соединено с р. Щара коротким (2,5 км) прокопом. На канале было 2 пристани – Телеханы и Огинская. Первоначально канал назывался Телеханским. Находится на территории Ивацевичского, Ляховичского, Пинского районов Брестской области. Пересекает Главный европейский водораздел (рис. 1.1-1.2). За годы своего существования претерпел 4 радикальные реконструкции. В ходе 3-й реконструкции обустроен как часть укрепрайона. В своё время этот первый судоходный канал на территории Беларуси, как и война 1914–1918 гг., тоже назывался – Великий. В годы Первой мировой войны и до 1945 года рассматривался, использовался или планировался и по военному назначению. Современные функции: гидромелиоративная, транспортная, туристическая, рыбохозяйственная, охотхозяйственная. 1.1. Беженство Огинский и беженство. Понятия близкие. И вечные как музыка. И не только потому, что Первая мировая война пришла в долину Огинского канала с потоком беженцев из западных окраин Российской империи летом 1915 года. Очень многие люди легко отличают ля-минорную мелодию знаменитого полонеза Огинского «Прощание с Родиной». Этот полонез написан беженцем. Именно в вынужденной эмиграции после невесёлых событий (крушение Речи Посполитой и Великого Княжества Литовского в 18 – начале 19 вв.), охвативших этот край на переломе эпох вековой давности, М.К. Огинский (племянник строителя канала) и сотворил эту пронзительную и щемящую музыку. Ностальгия, страдания души, боль об утраченной Родине стали лейтмотивом известного во всём мире траурного марша Ф. Шопена. Тоже беженца этой земли. По той же причине. Радзивилы, Cапеги, Домейко, Костюшко, Мицкевич, Пусловские, тысячи простых людей, наконец последний король этой земли – Станислав Август Понятовский, прошли через судьбину беженства и навсегда остались вдали от полесской земли.


10

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Недавно по российскому телеканалу была передача о старообрядцах в Забайкалье, оказавшихся там ещё в XVIII веке. Насколько похож их диалект на телеханский! «Общий отход русской армии сопровождался бегством огромных масс населения, миллионы беженцев запрудили со своим скромным скарбом дороги. Основной поток пришёлся на дороги между Варшавой и Брест-Литовском. Генерал Гурко пишет: «Люди, воевавшие в нескольких войнах и участвовавшие во многих кровавых битвах, говорили мне, что никакой ужас битвы не может сравниться с ужасным зрелищем бесконечного исхода населения, не знающего ни цели своего движения, ни места, где они могут отдохнуть, найти еду и жилище. Находясь сами в ужасном положении, они увеличивали проблемы войск, особенно транспорта, который должен был двигаться по дорогам, заполняя все дезорганизованной человеческой волной... Только Бог знает, какие страдания претерпели они, сколько слез пролили, сколько человеческих жизней было принесено ненасытному Молоху войны». Число беженцев в 1915 г. достигло десяти миллионов человек (т. е. больше чем современное население всей Беларуси – прим. авт.). А на фронте в этом страшном году погиб миллион русских воинов и 750 тысяч были взяты в плен» [21]. Идея беженства 1915 г. понятна не совсем. С какого перепугу царь забеспокоился о судьбах своих поданных на западной окраине огромной империи? На втором году войны особенно. Если надеялся на скорое окончание войны (а на это тогда надеялись все правители империй  – главных политических игроков), то зачем загромождать десятком миллионов новоявленных иждивенцев и привносить хаос в хозяйственные центры и немногочисленные дороги и нести казенные (земские) затраты на хотя б элементарное обустройство людей на новых местах. Пусть бы оставались на местах. Вручить бы им агитационные брошюры насчет того, каких славных подвигов натворили «народные партизаны», как они отважно били и прогоняли французов-оккупантов в 1812 г. Можно было бы присовокупить Минина с Пожарским. Про это гулом гудела державная пропаганда, только что отметившая славный юбилей войны 1812 года. Особенно про… «Москва спалённая пожаром, французам отдана…». По словам старожилов, когда выгонощанские старики попробовали просить казачьего есаула русской 3-й армии не палить православное село, отдавая взамен весь урожай, тот приказал эскадрону оголить сабли. Это на тех, чьи сыновья подчистую были отмобилизованы под русский флаг. Пробовали откупиться по примеру некоторых соседних селений, да особенно нечем. Сопротивляться было бесполезно. Все помни-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

11

ли казнь через повешение царскими жандармами выгонощанского учителя 10 лет перед этим. Не за теракт или убийство – за вольнодумство и призывы к справедливости. Православное село православные казаки сожгли, оставили только одинокую деревенскую церковь в окружении старых берёз да величественного вяза. Так же сожгли Козики, многие хутора. Большинство малых сел в долине Огинского канала уцелело по случайности. Слишком быстро завертелись сражения. Думается, что причиной беженства и был тот 1812 год. Точнее – имперское недоверие к северо-западному краю со стороны Санкт-Петербурга. Император Наполеон успешно дошел до Москвы непобеждённым, вернулся и потерпел поражение далеко от России на обратном пути: в «битве народов» аж под Лейпцигом. Обращаю внимание: в битве народов, а не в битве против Наполеона. И тогда на обеих сторонах войны были наши земляки-уроженцы Минской и Гродненской губерний. Причина проста: Наполеон предложил замануху – после его победы – государственная самостоятельность в любых вариантах. Но такое, хоть нравилось и полякам, и литвинам-белорусам, не случилось. Императора Наполеона отправили в ссылку. Туда же и сепаратистов разной масти. Почти столетие Франция, Париж были политическим убежищем сепаратистов из бывшего Королевства Польского и Великого княжества Литовского. А Пруссия, распустившая имперские крылья, напротив, стала лучшим другом России. И на тебе – такая незадача. И дело не в том, что германец в одночасье стал супостатом, что Пруссия развязала войну. Здесь как раз наоборот, Российская империя первой объявила войну недавнему приятелю. Как только войска кайзера вступили в границы Российской империи, был пущен в ход наполеоновский прием: ребята не бойтесь, а скорей готовьтесь клепать автономные государства. Это – полякам, украинцам. Дескать, несу культуру и свободу. Выхода другого у кайзеровских пропагандистов не было: германцы раскорячились воевать на два фронта с очень сильными противниками. Третий поглядывал на все это дело из-за океана, дожидаясь удачного момента. «Большие дискуссии вызвала новая, продиктованная войной позиция России в польском вопросе. 13 августа 1914 г. император Николай решил даровать Польше широкую автономию. Запад приветствовал этот шаг, так как раздел Польши всегда был основой русско-германского сближения. Западные послы говорили Сазонову об укреплении сил России вследствие объединения двух славянских народов под ски-


12

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

петром Романовых. Расширение германизма на восток будет остановлено, все проблемы в Восточной Европе примут к выгоде славянства новый вид. Россия видела в этой инициативе надежду на примирение поляков и русских в лоне великой славянской семьи. Призыв царя, на который возлагали надежды в Петрограде, в Польше не дал особых результатов. Реалистический взгляд на вещи говорил об опасности присоединения западных польских территорий – оно означало изъятие германских земель. Эту угрозу Германия ощутила мгновенно. Немцы тотчас же обратились к католическим епископам Познани и других польских городов, расположенных внутри рейха, напомнили о преследовании царём католиков и потребовали от своих польских подданных исполнения долга перед фатерляндом. 16 августа 1914 г. австрийские власти стимулировали создание Йозефом Пилсудским польского легиона, руководимого Высшим национальным комитетом в Кракове, и приготовились к маршу на Варшаву. Уже в сентябре 1914  года русское Верховное Командование особо отметило участие поляков, живших на территории русской Польши, в боях на стороне австрийцев и немцев» [21]. Любые союзники Берлину требовались позарез. Посыпался золотой дождь кайзеровской казны в карманы разных партий, течений, авантюристов, направленных на любое ослабление противника. Выражаясь языком современности – для экспорта «оранжевых революций». Белорусам-полешукам пока ничего особенного не обещалось. Вся закавыка в том, что, как и любая империя, Прусская, совсем недавно прессовала, как могла, любые национальные меньшинства и сепаратистские замашки у себя дома. Тех же этнических поляков и эльзасцев. Желающим торговать и жить, где хотят, тоже была обещана свобода действий. Что сразу же вызвало интерес к оккупантам со стороны евреев, прозябавшим за чертой оседлости на западе империи до Могилёва и не далее. По некоторым версиям черту оседлости правительство царской России установило, чтоб дать возможность развиваться предпринимателям других этносов. Вроде подсчитали, что евреи составляли свыше 60 % купечества и около 1 % в общей численности населения империи. Объяснялась черта оседлости и намерением защитить евреев от погромов, что нередко было в больших городах. Тогда как понимать тогдашних проводников социального прогресса, что Телеханы и Логишин стали еврейскими местечками, а никакого процветания коммерции и предпринимательства этот край так и не дождался к 1913 году. Кончилось тем, что в ходе войны русского царя стыдили за неуважение свободных ценностей западные деловые круги и грозились бой-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

13

котировать финансовую поддержку и поставки недостающего вооружения. Черта оседлости была отменена. Наверно, здесь были бы уместны слова «кто к нам с обманом придет, тот от него и пропадет». Так случалось не раз и не два с судьбами имперских оккупантов белорусской земли. И здесь не исключение. В 1918 году войско 13-го кайзеровского полка подалось на дружественную подмогу новым друзьям – украинским гетманцам. И если свое фронтовое бытие на Огинском канале вспоминали чем-то почти как родным и романтичным, то от «друзей» еле ноги унесли, оказавшись обкраденными и побитыми. По пути еще получили нож в спину со стороны таких же новоявленных «друзей» – польских жолнежов. Остается удивляться, с чего это Гитлер так осерчал на своих восточных славянских соседей, напирая на их лживый характер и неполноценность. Но, будучи «новатором», запустил этот наполеоновский прием на оккупированных землях и наступил на те же грабли не сразу. Но с тем же концом. Немецкая пропаганда 1915 года своё дело сделала, и симпатии еврейского населения (и не только) в начале войны оказались на стороне немцев. В ходе осенних боёв 1915 г. под Телеханами обнаружились диверсии: перерезка телефонной связи и поджоги в расположении русских войск. Кто это делал? Или выходящие из хворощанских болот, спасающиеся от плена немецкие пехотинцы или кавалерийские разъезды ударной части этой же армии. Вряд ли кто-то из местных в те суматошные огненные дни осмелился бы заняться подрывной деятельностью. Неужто бородатый Хаим, кряхтя, с ножницами наперевес курсировал по крайской дороге, невзирая на шрапнель и конницу. Но русское полевое командование, не задумываясь, вынесло вердикт: это сделали евреи. Наверное, рассуждали по сюжету «Тарас Бульба» Николая Гоголя, где тоже в стан врагов и их пособников огулом ставились «ляхи да жидки». Короче, последовал приказ: безоговорочное выселение еврейского населения из прифронтовой полосы. То есть – депортация, о чем редко упоминают историки. Легко приказать. Телеханы да Логишин – крупнейшие селения этого края – почти наполовину составляли именно евреи. В малых селах они тоже были. «Будущий философ, а тогда рядовой австрийской армии Людвиг Витгенштейн пишет в дневнике о тридцати часах беспрерывного австрийского отступления осенью 1914 года. Первый Георгиевский крест был вручен царем рядовому – еврею русского происхождения Льву Оснасу. Как полагает английский историк Мартин Гилберт, своей отвагой Оснас «дал свободу евреям в России; он дал своей расе легальную возможность становиться офицерами в русской армии и военно-мор-


14

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ском флоте, прежде им не предоставлявшуюся. Он настолько восхитил русское правительство, что оно провозгласило право евреев во всей империи пользоваться всеми гражданскими правами». Напомним, что четверть миллиона евреев служило в русской армии. И разве неправда то, что в дни, когда германские войска молниеносно перемещались с фронта на фронт благодаря железным дорогам, русские войска месили грязь непролазных дорог. В это же время специальные составы доставляли из Крыма свежие цветы в будуар императрицы Александры Фёдоровны – и это тогда, когда каждый паровоз был на счету. Русские власти с большой энергией взялись искоренять западно-украинское униатство в дни, когда страна нуждалась в консолидации военных усилий. Гинденбург бросал свои войска на Лодзь, а из русского тыла слали пастырей. Именно в эти дни Николай Николаевич вскричал: «Я ожидаю грузовые поезда с боеприпасами, а они шлют мне поезда со священниками!» [21]. Так, царское правительство приказами и действиями своих полевых командиров показывало свой имперский характер, даже в критическое военное время 1915 года. В это время Франция (союзник России) сумела свести к минимуму внутренние социальные и религиозные разборки и предельно консолидировать нацию не только в своей стране, но и этнических французов даже из Кайзерской армии. На борьбу с врагом (Германией) на уровень национальной идеи. В 1917 году это, к досаде немцев, проявится в составе их 13-го полка на Огинском канале. Поэтому поток беженцев и депортируемых из сожженных Козик, Выгонощей и других полесских сел и местечек шел в невеселых мыслях. А задуматься было над чем. Царская Россия к 1913 г. по уровню экономического прогресса достигла небывалого расцвета. 1-е место в мире по валовому сбору ржи, 2-е место – по пшенице. По чугунному литью, металлопрокату, динамике роста промышленных предприятий, темпам роста валового внутреннего продукта и т. п. – один из лидеров в мировой экономике. Появились промышленные узлы в Поволжье, Сибири, Урале. И конечно – в центральных российских губерниях. А в центральноевропейской губернии  – Минской, ничего похожего. Жили достигнутым в прошлом: стекольный заводик в Телеханах, бровар в Поречье и еще пара-тройка «градообразующих предприятий» на сотни квадратных километров вокруг. Блеск и роскошь Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Самары, процветающие губернии Поволжья и много чего дивного в скором времени открыли для себя люди-беженцы Пинского уезда. Но не это главное. Земля. Извечная мечта, грезы, судьбы и мысли жителей малых сел


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

15

полесского края: столетиями до 1939 года. А она была прямо под лаптями в широкой полосе Огинского канала. И взять ее можно было через мелиорацию. За копейки в сопоставлении с казенными затратами на строительство полесской железной дороги, построенной несколько лет перед этим с интересной целью (об этом позже). Впрочем, и «мелиорацию» русский генерал провел в 1880-х годах. Но не тут-то было. Зарубежных инвесторов-мелиораторов под всякими предлогами не пускали, столичное и губернские (Минское и Гродненское) начальство уповало на «бедность казны». Как бы то ни было, в эпоху ошеломительного экономического прогресса богатейшей и величайшей державы мира для жителей малых сел Огинского канала не прибавилось ни одного гектара пашни на осушенных болотах. Это когда мелиорация в долинах аналогичных каналов и даже рек в Пруссии и некоторых центральных районах России уже была завершена. Зато добавлялось здесь поселенцев, которых переселяли сюда по политическим мотивам: в Вядо, Выгонощи. Не попади в полесские края Якуб Колас, может, и не узнал бы мир и поныне о реалиях полесской жизни в первом десятилетии XIX века по «Новой земле» и другим произведениям этого певца белорусской земли. Был имперский опыт и покруче. В Полесье в XIX веке заселяли целые сёла, соответственно выселяя бунтарей куда подальше (Колодное, Городная, Домачево и другие). Иногда под раздачу попадали селения и побольше. Несколько десятилетий жители католического местечка Логишин вместе с православной братией и иудейской общиной отстаивали (и отстояли) свои права на землю, отобранные властями с приходом Российской империи. Логишинский процесс А.И. Герцен назвал «стыдом Российской империи». Практически в одночасье в начале XIX  века с приходом Российской империи был стёрт с лица земли старинный веротерпимый город Брест с десятками храмов и монастырей под предлогом создания именно здесь крепости. Заодно камня на камне не оставили от храма, где была заключена в 1596 г. Брестская уния. Именно отсюда пошло униатство – новая религия, призванная консолидировать и католиков, и православных, и протестантов. По исторической инерции или просто так в 1940-е годы по распоряжению одного маршала со словами «взорвать к такой-то матери» было уничтожено никому не мешавшее здание в той же Брестской крепости, где был заключен в 1918 году Брестский мир, положивший конец Первой мировой войне на Восточном театре. Думается, что первый храм христианского единения (униатская церковь), и первый дом мира (Белый дворец) Великой войны рано или поздно будут реконструированы в том или ином виде, как белорусское достояние мировой истории. И «Линия последних импера-


16

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

торов» на Огинском канале. Как напоминание о бесплодности великодержавного шовинизма. А великодержавное давление с приходом Российской империи в Полесье было не слабым. Запрет статута Великого княжества Литовского и его языка. Запрет униатства и национального университета. С католичеством осторожничали, ссориться с Ватиканом и странами-апологетами этой веры было опасно. Форсировали православие, которое само по себе было популярной верой среди людей полесской земли. На расстоянии крестного хода одного дня были православные соборы, кафедральные костёлы и синагоги Жирович, Пинска, Несвижа. Причём господдержка шла исключительно в православном русле. И во вред это исконной вере. В Выгонощах в преддверии последней войны в 1939 году соседка, случайно забежавшая в хату православного священника, опешила. Тот, уминая жирную куриную ножку, в последний день предпасхального (!?) поста, по-свойски успокоил набожную молодицу – «Садис Манька, з’еж, бог милуе» (Воспоминание. 1970 г., Рак Марии Григорьевны 1916 г. р.) [23]. Давление царского правительства на национальные и религиозные чувства жителей малых сел и местечек Огинского канала в начале XX века не ослабело. Уже в 20-е годы того же века после крушения Российской империи сразу по возвращению беженцев в этой местности наступил (правда – ненадолго) ренессанс языка и веры. Костёлы, церкви, синагоги зажили тем же ритмом, как и столетия прежде. В Бобровичах действовала крупнейшая в повете униатская община с известным пастырем Пачопкой. Ментальная особенность людей в долине Огинского канала – многообразие веры, без проблем проявляется и в наши дни в ходе появления множества молитвенных домов, наряду с православными и католическими храмами. А тогда в 1915 году ментальное многообразие веры воспринималось в имперском дворе Санкт-Петербурга не что иное, как знак сепаратизма. С которым борется любое государство, даже маленькое и демократичное. Затея с беженцами совпала в самое тяжелое время войны: оккупанты на русской земле, поражения на всех главных направлениях, отход армии непонятно куда и до каких рубежей. Русская Ставка хорошо знала, что свой успех 1914 года немцы обеспечили благодаря маневру по железным дорогам и надежному тыловому обеспечению. А тут миллионные массы беженцев в преддверии осени. Правильно, гражданское население иногда добровольно выселялось и без каких-либо подсказок сверху (но с гарантиями от государства в части компенсации имуще-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

17

ства) во Франции и Бельгии с фронтовой полосы, т. е. с тех мест, где летают снаряды и свистят пули. Но здесь в Полесском крае, Минской, Гродненской и исконно польских губерниях на западе империи о фронте речи не было. Поэтому причиной беженства и депортации, если не главной, то далеко не последней, была ликвидация угрозы сепаратизма путем массового переселения. Опыт уже был. Но чего боялись, того не убоялись. И селения Огинского канала вступили в величайшую по эпохальности фазу – Великого переселения сёл, неслыханную ни до, ни после. А наши земляки оказались там, где даже поезда не доходили. Аж до Туркестана добрались. Вспоминает Горбач Е. К. (д. Выгонощи, запись 13.06.13 г.): «Это мне хорошо запомнилось со слов родителей. Когда немец с запада наступал, наших вывозили вглубь России. Людей выгоняли, потому что можно было погибнуть. Говорили, что нужно ехать. Отец запряг лошадь, брали подушки, брали продукты. Заехали до Ганцевич. Там – в поезда. Сказали нам выпрягайте лошадей, отец лошадь выпряг и сказал ей гулять. Даже коров гнали до Ганцевич. Отовсюду люди ехали и с Ивацевич, Ганцевич и на восток. Отпускали скотину, а сами в поезда. В Самархан (Туркменистан) народ повезли. В дороге народ гибнул тысячами. Правительство заботилось, эвакуировало беженцев. Родственница царя Татьяна направляла этот процесс. Приехали туда, а там продуктов – баранина, говядина! А наши люди привыкли к картошке. И на тех харчах стали болеть и просить начальство везти назад. Привезли нас, собрали пожитки и к морю (Каспийскому) – сажают в пароход. А люди плачут, голосят. Думали, что потонут. Никогда ж моря не знали. Привезли священника, отслужил он службу. И поехали, 2 недели ехали через море. Завезли в Ульяновск на Волге (Симбирск). Там их разгрузили. Распределили по хозяевам. Богатые жили в домах, а прислуга в домиках во дворе. Заселили. Кормили, когда резали теленка, вывесят мясо и зовут кушать. Очень хорошие люди были в России. Ездили на поля, земля глинистая, добрая. Потом загрузят хлеб в мешки и на пароходы. Пока не приехали беженцы, то местные не знали, что такое замки. Была там базарная площадь, на которой стояли типа амбарчика, там хлебом торговали, всякими крендельками. Если товар не продали за день, то на следующий день этот товар люди не покупают. Хорошо относились к беженцам. Маминого отца вывезли в Екатеринбург. 7 лет там прожили. Там никто не воровал, власти хорошо относились. Там добре было. Но после революции начался голод. Мамины 2 сестры работали там на заводе (резали брезентовые ленты).


18

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Отец мой в Первую мировую работал в Симбирске (у хозяина), а потом он и его 2 сестры пошли работать на патронный завод. Мать попала сразу в Екатеринбург. А еще был случай, когда привезли туда царскую семью в 1918 г. После революции поселили их в дом богатого человека Ипатьева (или чиновника или купца) и оградили дом 3-метровым забором. Дети побежали смотреть царскую семью. По периметру видели, как ходят военные и отгоняют детей. Недели 2 там царь был, потом их увезли. Мать моя закончила 7 классов. Ее там возили в обсерваторию. Там на какойто горе показывали через подзорную трубу, физическое тело (большой камень), которое может столкнуться с землей. Вернулись с беженцев. Села нет. Одни блиндажи. Блиндаж был у Савы дома. Он (блиндаж) уже под асфальтом. Когда мой отец приехал с России, то они жили в блиндаже. Стоит в поле, стены из бетона. Там на блиндаже молотили рожь. А когда поробили хатки, то там держали скотину. До 1-й Мировой войны село кончалось от нынешнего сельсовета до хатки деда Луки. А дальше были выгоны. Во время Первой мировой войны много попало беженцев с Выгонощ и Бобрович в Екатеринбург. Когда пришли немцы, они разрешали уехать или в Россию или в Германию. Были которые уехали в Германию (Серафимы Колесничковой мать – Елизавета, Горбач Емельян Елисеевич). В 1914 г. эвакуировали в Германию, там добре пережили, тогда немец не бил людей. До 1-й Мировой войны люди пользовались землей так. Тут были березнячки, соснячки, а посреди них была нивка, в лесу держали места для косьбы. Люди там пахали, сеяли (на Песчанице, Кичиловке). Была бацьковщина, все личное, т. е. болото можно было передавать от отца к сыну. На север Дорошанка, Нога, Погоня – панская земля. Если не хватает земле, то продаешь скотину, пожитки – берешь деньги и едешь на аукцион, и тянешь номерок. Под каким номером надел, то такая земля и достается. Родня наша вернулась в Выгонощи в 1921 году» [24]. Вспоминает Саутин Павел Трофимович (д. Выгонощи, запись 1975 года): «В Ганцевичах часть наших людей летом 1915 года, приехавших по хотеничской дороге, погрузили в железнодорожные вагоны и повезли в разные места России. А десять семей со своим скарбом на телегах подались своим ходом дальше. Когда они с обозом влились в большой поток беженцев и стали для отдыха в Старых Дорогах – над ними внезапно появился русский военный самолёт. Покружился и сел на поле.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

19

Лётчиком оказался выходец из Выгонощ Лукашевич Д.К., среди жителей, ехавших в обозе, он сверху узнал своего брата Василия. Он радостно поприветствовал родню и земляков и тут же улетел. Оказалось, что среди тысяч лошадей и телег лётчик сверху узнал по масти коня из хозяйства брата» [25,26]. Отметим, что перед началом той войны Россия имела всего 263 военных самолёта (СВЭ, т. 6) [27]. Вспоминает Рак Семён Андреевич (д. Выгонощи, запись 1970 год). «…С беженцов наша семья ехала многими поездами, с пересадками и ожиданиями. В Петрограде будучи шустрым хлопчиком, удалось протиснуться в огромной толпе народа и почти рядом слушать речь В.И.  Ленина. По дороге потерялся мой младший братик. Думали – навсегда. В последнюю войну как-то под вечер стучится кто-то в дверь землянки, где я уже жил с женой и детьми в спаленных Выгонощах. – Заходь, браток. – Так я ж и есть твой брат, Симон. Вот так через 25 лет разлуки и безвестья встретились два брата. Чтобы ещё через час расстаться навек. Младший брат пойдёт дальше фронтовой дорогой и будет убит на чужбине» [28]. С беженцами связаны радикальные потрясения людских судеб. Там рождались и жили. Учились и выходили замуж. Пережили неведомые болезни: тиф, холеру, грипп (испанку). Вступали в армию Колчака и в ряды кремлёвских курсантов Красной Армии. Служили в белогвардейских эскадронах и Чапаевской красноармейской дивизии. По возвращении с беженства некоторые сумели привезти и ботаническую экзотику. До сих пор в Выгонощах растут не только сибирские деревья (яблоня замечательная, яблоня сибирская), но и травы – очиток особой разновидности (двор Рака В.С.). Нам ни разу не приходилось слышать, чтобы простые русские или украинские люди плохо относились к беженцам. 1.2. Конец отхода русской армии Английский историк Г. Крейг пишет о начале войны: «Это была необычайная смесь нереализованного патриотизма, романтической радости по поводу возможности участия в великом приключении, наивного ожидания того, что тем или иным способом этот конфликт разрешит все прежние проблемы. Большинство немцев верило так же ревностно, как и большинство англичан и французов, что их страна стала жертвой брутального нападения; выражение «мы этого не хотели, но теперь мы должны защищать свое отечество» стало общей формулой и вело к впечатляющей национальной консолидации. Русская мобилизация разрешила сомнения тех, кто критически относился к довоенной политике Германии» [21].


20

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Середина августа 1915 г. – тяжелейший период для России, Русской армии и в этой войне. События тех дней, когда 3-я Русская армия в ходе отступления от Люблина и Ковеля добралась до Выгонощанских болот, описаны А.А. Керсновским в 1928 году: «13 августа генерал Алексеев предписал общий отход на линию Средний Неман – Гродно – Кобрин. 3-я армия, имевшая в первых числах августа упорнейшие бои у Влодавы, эвакуирована в Брест-Литовск. Всё Царство Польское было уже отдано врагу, и сейчас мы начинали уже терять Литву. У Влодавы особенно жаркие бои шли 3 августа во II Кавказском корпусе. В последовавших затем боях Кавказская Гренадерская дивизия прорвалась из окружения в гродненских лесах. Крепость Брест-Литовск являла картину полного запустения с кирпичными верками, заросшими травой и кустами. Она, по свидетельству генерала Б.В. Геруа (тогда командовавшего Лейб-Гвардии Измайловским полком), производила впечатление «заброшенной помещичьей усадьбы». 16 августа XI германская и Бугская армии обрушились на нашу 3-ю армию. Ковель и Владимир-Волынский были потеряны. 3-я армия была отброшена в Полесье, и ее отход повлёк за собой отступление остальных армий Западного фронта. 1-я армия эвакуировалась из Белостока, а 2-я – из Гродно после жестоких боев I армейского корпуса с 20 по 21 августа с VIII германской армией. Линия Немана – Буга пала. В результате всех этих неудач Ставка, по мнению А.А. Керсновского, потеряла дух. Растерявшись, она стала принимать решения, явно несообразные. Одно из них – непродуманная эвакуация населения западных областей вглубь России – стоило стране сотен тысяч жизней и превратило военную неудачу в сильнейшее народное бедствие. Ставка надеялась этим мероприятием «создать атмосферу 1812  года», но добилась как раз противоположных результатов. По дорогам Литвы и Полесья потянулись бесконечными вереницами таборы сорванных с насиженных мест, доведенных до отчаяния людей. Они загромождали и забивали редкие здесь дороги, смешивались с войсками, деморализуя их и внося беспорядок. Ставка не отдавала себе отчета в том, что, подняв всю эту четырехмиллионную массу женщин, детей и стариков, ей надлежит позаботиться и об их пропитании. Организации Красного Креста и земско-городские союзы спасли от верной голодной смерти сотни тысяч этих несчастных. Множество, особенно детей, погибло от холеры и тифа. Уцелевших, превращенных в деклассированный пролетариат, везли вглубь России. Один из источников пополнения будущей красной гвардии был готов.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

21

Прежнее упорство – «Ни шагу назад!» – сменилось как-то сразу другой крайностью – отступать куда глаза глядят. Великий князь не надеялся больше остановить врага западнее Днепра. Ставка предписывала сооружать позиции за Тулой и Курском. Аппарат Ставки начал давать перебои. В конце июля стало замечаться, а в середине августа и окончательно выяснилось, что она не в силах больше управлять событиями. В грандиозном отступлении чувствовалось отсутствие общей руководящей идеи. Войска были предоставлены самим себе. Они всё время несли огромные потери – особенно 3-я армия, и в значительной мере утратили стойкость. Разгромленные корпуса Западного фронта брели прямо перед собой. Врагу были оставлены важнейшие рокадные линии театра войны, первостепенные железнодорожные узлы: Ковель, Барановичи, Лида, Лунинец. Предел «моральной упругости» войск был достигнут и далеко перейдён. Удара по одной дивизии стало достаточно, чтобы вызвать отступление всей армии, а по откатившейся армии сейчас же равнялись остальные. Истощённые физически и морально бойцы, утратив веру в свои силы, начинали сдаваться десятками тысяч. Если июнь месяц был месяцем кровавых потерь, то август 1915 года можно назвать месяцем массовых сдач. «На Россию надвинулась военная катастрофа, но катастрофу эту предотвратил Царь. Император Николай Александрович принял решение стать во главе армии. Это было единственным выходом из создавшейся критической обстановки. Каждый час промедления грозил гибелью. Верховный главнокомандующий и его сотрудники не справлялись больше с положением – их надлежало срочно заменить. А за отсутствием в России полководца заменить Верховного мог только Государь. История часто видела монархов, становившихся во главе победоносных армий для лёгких лавров завершения победы. Но она никогда еще не встречала венценосца, берущего на себя крест возглавить армию, казалось, безнадежно разбитую, знающего заранее, что здесь его могут венчать не лавры, а только тернии. Государь не строил никаких иллюзий. Он отдавал себе отчёт в своей неподготовленности военной и ближайшим своим сотрудником и фактическим главнокомандующим пригласил наиболее выдающегося деятеля этой войны генерала Алексеева, только что благополучно выведшего восемь армий из угрожавшего им окружения. Главнокомандующим Западным фронтом вместо генерала Алексеева сделан командующий 4-й армией генерал Эверт. Уход великого князя и вступление Государя в верховное командо-


22

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

вание вызвали чрезвычайное возбуждение в политических кругах, не отдававших себе отчёта в причинах. Событие это хотели оценивать исключительно с точки зрения политических интриг. В нём желали видеть только победу ненавистной Императрицы и влияние Распутина, имя которого в ореоле гнуснейших и нелепейших легенд успело уже стать всероссийским «жупелом». Общество и общественность отнеслись к перемене не сочувственно. После кратковременного патриотического подъёма начала войны верх снова стали брать упадочные настроения, и внимание общественности всё больше стало переключаться с «внешнего» фронта на фронт «внутренний». Всецело поглощённая своим великим делом, армия отнеслась к смене Верховных скорее безучастно – без сожаления, но и без энтузиазма. Ставка была из Барановичей перенесена в Могилёв. 26 августа была отправлена первая директива новой Ставки, требовавшая прекращения отхода и запрещавшая спешку. Директива эта оказала самое благотворное влияние на войска, почувствовавшие, что ими, наконец, управляют» [15]. В начале сентября 1915 года на р. Вилейка и у озера Нарочь шло Виленское сражение. Этим сражением закончился маневренный период на Восточном театре Мировой войны. Истощив свои силы, обе стороны стали зарываться в землю. Шли бои местного значения. Наиболее значимые – три. В том числе у Миничей (Ляховичский р-н) и под Логишином (Пинский р-н). «В ночь на 8 октября 1-й армейский и 3-й Кавказский корпуса Русской армии имели удачные дела, потрепав бывшую Бугскую армию  – группу генерала Гронау. Было захвачено 85 офицеров, 3552 нижних чина, 1 орудие и 10 пулемётов» [15]. 1.3. Бои за Гортоль и Логишинская операция В августе 2-я кавалерийская дивизия Русской армии прикрывала отход 31-го Армейского корпуса 3-й Русской армии. Штаб дивизии расположился в Телеханах в просторном еврейском доме. Штабом был даже составлен акт на сумму 2700 рублей за ущерб, нанесённый во время военных действий. В скором времени здесь разместится штаб германских бригад и дивизий, сперва – кавалерийской, после – резервной пехотной. Это старейшее в округе деревянное здание сохранилось на берегу ручья по ул. 17 Сентября. В составе 2-й кавалерийской дивизии воевал и уланский полк, где служил Николай Гумилёв. События тех дней по российским архивам восстают в описании Е. Степанова (на основании российских архивов), а также «Записках


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

23

кавалериста» Н. Гумилёва [14]. Ниже приводятся материалы этих авторов, где нами сделаны небольшие комментарии и уточнения. «Утром 2 сентября корпус, к которому были прикомандированы уланы, благополучно отошел: «XXXI Армейский корпус отошел за Огинский канал. Дивизии приказано отойти тоже за канал. В 5 ч. утра батарея выступила и пошла на сборный пункт бригады в д. Святая Воля, откуда в 6 ч. утра бригада пошла на м. Логишин. Батарея шла в середине колонны за Лейб-Гвардии Уланским полком. Пройдя м. Логишин, батарея встала на бивак в д. Ковнятин. Задача дивизии – “наблюдать к западу от Огинского канала и охранять правый фланг XXXI армейского корпуса». В приказах по дивизии за этот день предписывалось: «Приказ № 4409 от 2 сентября (12 ч. 30 м. ночи, Телеханы). Приказано отойти на линию Рудня – Домашицы. Нашей дивизии занять главными силами Огинский канал, имея сильную разведку к западу, и сосредоточить на левом фланге большую часть дивизии. 1 бригаде – выступить из Святой Воли в 6 часов утра и двигаться на д. Турная – Омельная – Озаричи  – Логишин. Притянуть к бригаде разведывательные эскадроны, оставив в Козики, Вулька-Обровская и Оброво по сильному разъезду (в 12 ч. дня они будут заменены драгунами). Штабу дивизии перейти в госп. двор Ковнятин или Мокрую Дубраву. Приказ № 441З от 2 сентября (1 ч. 15 м. дня, Мокрая Дубрава). 1 бригаде выбрать позиции для обстрела переправ через канал восточнее Озаричи, участок канала между шлюзами 4 и 3 и район Ольшанка – Твердовка. Остальным частям, свободным от нарядов, оставаться в Логишине в полной готовности. 1 бригаде препятствовать всякой попытке перейти канал на фронте шлюз № 4 – р. Ясельда». Основной театр военных действий в течение нескольких последующих месяцев размещался в лесах, болотах, небольших деревнях, на берегах каналов, располагавшихся между относительно крупными населёнными пунктами – Телеханы и Логишин. В них периодически размещались штабы дивизии и других частей. Из Логишина велись наблюдения к западу от Огинского канала, и по дорогам Телеханы – Хотыничи и Выгонощи – Хотыничи. Противник, начиная с 3 сентября, предпринял ряд попыток форсировать Огинский канал, чтобы продолжить наступление. Этот рубеж немцам удалось сильно укрепить, и войска задержались здесь надолго. В приказе по дивизии (где служил Н. Гумилёв) от 3 сентября было объявлено: «Приказ № 4456, 7-45 вечера, Мокрая Дубрава. Приказано решительно, до последней крайности, оборонять позиции по р. Ясельда, не допуская переправы через канал. 1 бригаде: занять шлюз № 4  – 2-мя эскадронами с пулеметом, шлюз № 3 – 1-м эскадроном с пулеметом; в дер. Шпановка иметь 2 эскадрона в резерве; промежуток


24

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

№ 3 – № 4 – 1/2 эскадрона наблюдателей. Остальным частям 1 бригады оставаться на ночлег в районе Логишин с готовностью выступить по тревоге немедленно». Донесения от других частей за этот день: «Появилась неприятельская пехота. От шлюза № 4 к югу находится 1 бригада, к северу – драгуны». «Переход к Логишину, старый бивак. Содействие кавалерии». «Позиции у Мартыновки на Огинском канале. Были обстреляны и вернулись. Противник сбил охранение конно-гренадер. В 11 ч. дня вся батарея соединилась у выс. 79,2 и открыла огонь по шлюзу № 3. Германцы были рассеяны». 4 сентября столкновения с неприятелем продолжились. Из журнала боевых действий взаимодействующей с уланами 2-й батареи: «Позиции у Логишина (3 взвода – Тростянка). В 5 1/2 ч. дня пришло приказание дивизии наблюдать и оборонять дороги Телеханы – Хотыничи, Выгонощи – Хотыничи, для чего 3 эскадрона Л.-Гв. конно-гренадерского полка со 2-й батареей идти на Телеханы. Дойдя до Гуты – на бивак. Ввиду отхода гусар от Озарич, 3 взвод встал на позиции у д. Валище, куда тоже подошли 2 эскадрона улан, чтобы сдерживать наступление противника. В 9 ч. вечера гусары отошли за канал и были сменены батальоном 106 пехотного Уфимского полка. Взвод с 2-мя эскадронами улан пошел на присоединение батарее в Гутке, куда пришел в 5 ч. утра». От 5-й батареи: «Позиции у высоты 79,2 (шлюзы № 2 и № 3). В 9 ч. вечера получено приказание “перейти в Гортоль. Шли через Вульку-Лавскую  – ф. Буда, прошли 30 верст и пришли в 3-30 ночи. Дорога тяжелая – песок». К вечеру в штабе дивизии было получено донесение: «4 эскадрона улан, 2 1/2 эскадрона конно-гренадер и 2 взвода 5 батареи прибыли в Гортоль». С 5 по 9 сентября Уланский полк стоял в Рудне. 5 сентября от Гусарского полка пришло донесение: «Полк присоединился к дивизии в д. Гортоль». В журналах боевых действий 2-й и 5-й батарей появились записи: «XXXI Армейский корпус отошёл к востоку, так что правый фланг его был у д. Пучины. Ввиду появившихся разъездов противника у д. Вулька-Лавская бригада отошла к востоку. Батарея перешла в Речки, бивак в Липники. Дивизия была разделена на 2 отряда: отряд флигель-адъютанта полковника Джунковского, в состав которого вошли драгуны, 3 эскадрона конно-гренадер, 2 эскадрона гусар и 1 взвод 5 батареи. Остальные части дивизии (включая Уланский полк) вошли в состав отряда генерала Шевича». «2 взвода в районе Телехан; 1 – из Гортоля через Буду – Речки, в Рудню. Бивак в Липники (4 версты от Рудни). Простояли в Липниках 6-7 сентября». 6 сентября гусары сообщали: «Дивизия в районе Речки и Рудня. Разведка». Никаких боевых действий не происходило, в батареях была дневка до 7 сентября. 7 сентября, как


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

25

следует из донесений от гусар и конных батарей, возобновились бои: «Наступление немцев на Гортоль. Дивизия в Речки. Выслали улан на Гортоль, которые очистили эту деревню». «Отряду Шевича приказано возможно дальше продвинуться вперед, для чего Л.-Гв. Уланскому полку с взводом артиллерии приказано занять Гортоль. В 2 ч. ночи 1 взвод пошел на присоединение к полку в д. Речки. Взвод остался там, так как действовать в лесу артиллерии нельзя. Остался, чтобы принять на себя в случае неудачи Уланский полк. В 7 ч. вечера – на старый бивак». От Уланского полка пришло донесение в штаб дивизии: «Дер. Речки. Неприятельская кавалерия выбита из дер. Гортоль, которая занята уланами. Разведка на Хворосно и Заборощи производится с 3-мя полевыми эскадронами улан. Эскадрон улан, занимавший Гортоль, оттеснен противником, наступавшим на Телеханы. Отошли к Буде». 8 сентября началась упомянутая в официальном журнале «Логишинская операция» и произошел встречный бой у д. Речки. Противник с утра перешёл в наступление и занял д. Речки. Было приказано выбить его оттуда. К 6 ч. вечера отряд Шевича, поддержанный 2-й батареей, выбил противника из Речек. Однако в этот день дивизия понесла существенную потерю. Вот как события этого насыщенного дня, в которых участвовал, но которые не упомянул в «Записках кавалериста» Гумилев, описываются в воинских документах (в обработке Е. Степанова). Вначале – донесения от гусар: «Для наступления соединились в Речки. Для задержания приданная дивизии рота 107 Троицкого полка заняла позицию по опушке леса, что восточнее д. Речки. Правее ее – уланы, левее – лейб-гусары. Было решено принять бой на поляне восточнее д. Речки. На дороге Речки – Рудня окопалась рота 107 полка, правее пехоты – 2 уланских эскадрона». Донесение от 1-й бригады, в которую входил Уланский полк: «1 бригада занимала район дд. Речки, Рудня, имея сторожевое охранение по линии Краи – Гутка – Буда и около Вулька-Лавская. Штаб в Рудне. В 1-20 дня противник перешёл в наступление и, оттеснив сторожевое охранение, стремительным ударом выбил авангард из д. Речки. Авангард занял позицию восточнее Речки в 1 версте, по опушке леса. Бригада, подошедшая к авангарду, начала контратаку, и в 6 часов вечера, поддержанная огнем 2-х батарей, выбила противника из Речек, причем немцы бежали, бросив 2-х убитых офицеров и несколько нижних чинов. Противник, отойдя от Речек, занял позиции по линии х. Лозово – д. Краи. Вследствие темноты решено приостановить наступление». От 2-й батареи: «Перешли в Рудню. Противник с утра перешел в наступление и занял дер. Речки. Приказано их оттуда выбить. В 1 ч. дня батарея встала на позиции юго-западнее кладбища, что по дороге Рудня – Речки. Правее стояла 5 батарея. Ураганным огнем дивизиона выбили противника из Речек, ее заняла пехота. Бивак в Рудне».


26

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Но главное ЧП в этот день случилось в 5-й батарее – во время боя был убит командир батареи полковник Трепов. Об этом весьма подробно рассказано в журнале боевых действий батареи: «Позиции западнее Рудни. Утром пехота (2 роты 107 пехотного полка) заняла Речки; полевые караулы кавалерии западнее деревни. В 12 ч. дня было приказано выбить противника из леса по дороге д. Гуты и д. Буда. Пехота встретилась с превосходящими силами и отошла назад, заняв позиции восточнее Речек и Гуты. Здесь же находился наблюдательный пункт командира батареи. Ввиду возможного обстрела наблюдательного пункта, командир приказал вынести телефон на 100 шагов назад вглубь леса. В это время обнаружилось наступление противника на д. Речки из леса, что западнее деревни. Телефон не работал, и как оказалось, он был в 15 местах вырезан (вероятно, евреями-беженцами, бывшими в лесу). К началу наступления германцев удалось телефон исправить. В начале 3 часа дня противник стал выходить из леса, и командир батареи передал первую команду: «прицел 100, трубка 98», и для наблюдения стал выходить поближе к опушке леса. Телефонист л.-гв. гусарского полка младший ун.-оф. Пиотрух, обратясь к командиру батареи, сказал: «Ваше высокоблагородие, в штабе полка говорят, что немцы уже вошли в деревню». «А ну их к черту, я сам вижу», – ответил командир и передал следующую команду. Было 3 ч. 15 м. дня. Ружейная стрельба стала увеличиваться, пули густо ложились вокруг наблюдательного пункта. Немцы, по-видимому, заметили стоявшего полковника Трепова и подпоручика Звягинцева и открыли по ним огонь. Передавая третью команду, полковник Трепов со словами «прицел 100…» – упал, смертельно раненый в грудь навылет. Другая пуля царапнула нос. Несмотря на сильный ружейный огонь, младшие фейерверкеры Зарецкий и Черняков и 2 лейб-гусара телефониста бросились к телу полковника Трепова и вынесли его из огня. Подпоручик Звягинцев вызвал на наблюдательный пункт капитана Колзакова, до его прихода продолжая обстрел Речек. Из 10 орудий выбили немцев из Речек, подошла и 2 батарея. Бывшие против нас части Гвардейской германской кавалерийской дивизии с приданными ей 9 егерскими батальонами поспешно отошли в лес, бросив раненых и убитых офицеров и нижних чинов. Во время боя около 4-х ч. дня взвод немецкой артиллерии снялся непосредственно за деревней Речки и выпустил 20 патронов. Вслед за ушедшими германцами вошли в Речки наши разведчики и заняли ее. К вечеру послали разведку вглубь леса, и противник не обнаружен до 2-х вёрст вглубь леса. Вечер – бивак в Липниках. Тело убитого полковника Трепова было на подводе в сопровождении направлено в штаб дивизии в м. Хотыничи. Вечером отслужена панихида священником гусарского полка». В этот день были и другие потери, в том числе и в эскадроне Гумилёва.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

27

На следующий день, 9 сентября, наступление на занятые немцами позиции было продолжено, и активное участие в нем принял гумилёвский эскадрон: «Простояли в д. Речки до 12 ч. дня. Туда сосредоточился отряд Генерала Шевича, наш полк и уланский полк. К этому времени из штаба XXXI-го корпуса пришли сведения, что корпус очень удачно продвигается вперёд, немцы беспорядочно отступают. Генерал Шевич получил приказание энергично продвинуться вперёд на Вульку-Лавскую – Валище с целью действовать во фланг и тыл немцев у Логишина. С этой целью был выслан авангард под началом полковника Маслова в составе 1, 2, 4 гусарских эскадронов, 1-го и 4-го уланских эскадронов и с 2-мя орудиями 2-ой батареи. Вперед был выслан головной отряд под начальством штабс-ротмистра Толстого в составе 1-го и 4-го эскадронов гусарского полка. Главные силы авангарда остановились у дома лесника, не доходя 1 1/2 версты до дер. Вулька-Лавская. Со стороны Вульки-Лавской доносилась перестрелка, все усиливающаяся для того, чтобы ввести в заблуждение немцев относительно наших действительных сил. Немцы прекратили стрельбу и отошли к Хворосно, и начали лихорадочно окапываться. Пленный (немец) рассказал, что в этом районе у них был батальон пехоты, в бою участвуют 2 роты. В 11 часов вечера авангард отошел на бивак в д. Речки». Донесение от 2-й батареи: «XXXI Армейский корпус перешёл в наступление. Бригаде Шевича приказано наступать на его правом фланге. В 1 ч. дня выяснили, что противник очищает лес западнее д. Речки. Занять позиции западнее леса. Командир бригады приказал Уланскому полку с взводом артиллерии занять Вульку-Лавскую. Остальным взводам для содействия этого обстреливать Хворосно. В 4 ч. дня 3-й взвод с уланами пошел на Вульку-Лавскую и, не доходя 3-х верст до деревни, встал на позиции на поляне. Открыли огонь по Вульке и болоту, западнее ее. Батарея открыла огонь по Хворосно. Вулька была занята гусарами. Бивак – в Рудне». Донесения от отряда с Уланским полком: «Генерал Шевич докладывал: С утра мною приказано произвести усиленную разведку перед фронтом бригады. Ввиду двойственности задачи обеспечивать правый фланг 27 дивизии со стороны Телехан и Хворосно, а также действовать в тыл противника, разведку пришлось вести особо тщательно. К 3 ч. дня она выяснила, что возможно, оставив заслон в направлении на Телеханы, бригаде двинуться в тыл Логишина. Поэтому я решил атаковать противника из окрестностей Вульки-Лавской, выйти на Валище с целью захватить дорогу Логишин – Озаричи, дабы отрезать путь отступления немцев. Для выполнения этого мною было послано 5 эскадронов и взвод артиллерии. Спешенные эскадроны, поддержанные огнем 2-й батареи, атакой в штыки выбили противника из Вульки-Лавской в 6 ч. 30 м. вечера, причем были взяты в плен 2 нижних чина 272 германского пехотного полка здоровых и 6 раненых. В деревне были оставлены немцами 11 убитых. Пленные показали, что Вулька-Лавская была занята


28

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ротой пехоты 272 пехотного полка, остальные 3 роты этого батальона занимают Хворосно. Ночная разведка выяснила, что неприятель из ВулькиЛавской отошел на д. Хворосно. Дальнейшее движение считал невозможным, имея на фланге батальон неприятеля. В течение дня 9 сентября и ночью был сформирован заслонный полк Толя из 1 1/2 роты 107 пехотного полка и трех эскадронов с 5-й батареей и взводом пулеметной команды в направлении на Телеханы, который сдерживал попытки немецкого наступления из Гортоля на Краи – Гутка – Буда, и к вечеру прочно закрепились на этой линии. Поэтому, поставив задачей на следующий день с утра выбить противника из Хворосно, для дальнейшего движения решил закрепиться на выигранном пространстве». 5-я батарея, потерявшая накануне своего командира, в этих боях не участвовала: «Простояли в Речки до темноты. Днем тело полковника Трепова в сопровождении поручика Звягинцева, вахмистра Барышева и старшего фейерверкера Тиренина на автомобиле 41-го отряда отправили в Киев для погребения. На месте смерти сделан крест и повешена икона». Насыщен событиями был и следующий день, 10 сентября, описанный в заключительной, XVII главе «Записок кавалериста» Н. Гумилёва. 10 сентября наступление было продолжено, однако случилось и непредвиденное событие – гумилевский эскадрон попал под обстрел со стороны своей же артиллерии. Лишившаяся командира 5-я батарея в этот день продолжила боевые действия, однако служила лишь заслоном: «Батарея подчинена Толю (4 орудия + 2 эскадрона и 3 роты 107 пехотного полка). Задача – пройти Гортоль, служить заслоном. Батарея на позиции на западной окраине д. Речки, наблюдательный пункт – кладбище восточнее ф. Буда. Сторожевое охранение Гута – Буда – Край. Бивак в Речки». В журнале боевых действий 2-й батареи, случайно обстрелявшей эскадрон улан, сам этот факт отмечен лишь косвенно: «Батарея выступила с бивака в 6 ч. утра и соединилась в д. Рудня – пошли в д. Речки, где построена в резервную колонну. Позиция для обстрела Хворосно. Бригаде приказано было выйти на дорогу Логишин – Озаричи, для чего в 12 1/2 дня батарея снялась с позиции и пошла по дороге на д. Валище. В 3 ч. дня бригада подошла к хутору Осина (севернее д. Валище) и построилась в резервную колонну. В 6 1/4 час. вечера была замечена рота пехоты противника, проходившего в 3/4 версты юго-восточнее хутора Осина. Батарея выехала на позицию и открыла огонь, но в это время рота уже скрылась в лесу. В 7 ч. вечера батарея пошла на бивак в д. Хворосно, куда пришли в 8 ч. вечера». Донесение от отряда Шевича также мало проясняет случившееся, хотя в нем отмечается неожиданная встреча с противником: «10 сентября генерал Шевич сообщил: 10 сентября утром на хуторе Замостье (теперь южная


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

29

часть д. Вулька-Лавская), что южнее хутора Перечин, хуторе Осина, в д. Валище и далее на переправе Озаричи. В 11 ч., когда авангард уже прошел Вульку-Лавскую, получил Ваше приказание о движении на переправу Озаричи. Оттесняя мелкие части противника, занимавшие хутор Перечин, кон. Брод, выс. 73,7, продолжал двигаться по намеченному мною пути, причем было взято 4 пленных 271 и 272 пехотных полков. В 2 ч. 30 м. дня бригада заняла линию Валище – ур. Тростянка – большая дорога Логишин – Озаричи, выслав сильные разъезды на Логишин, д. Шпановка и на переправу Озаричи. В 3 ч. дня близ хутора Осина была обнаружена рота пехоты противника, выходящая из леса и шедшая от Логишина на северо-запад. Эта колонна была обстреляна, с близкой дистанции, 2-й батареей, после чего мною было послано 3 эскадрона для атаки в конном строю. Атаку не удалось довести до конца, так как противник рассыпался в лесу, заваленном срубленными деревьями, открыл огонь. В 7 вечера было получено от Вас приказание о занятии во что бы то ни стало переправы Озаричи, что было уже мною исполнено в 3 ч. 30 м. дня и донесено Вам за № 69. Встал биваком в Хворосно, оставив 2 эскадрона с пулеметами на переправе Озаричи». Наиболее полно события дня и происшествие изложено в журналах боевых действий Гусарского полка, наблюдавших событие как бы «со стороны»: «XXXI Армейский корпус удачно атаковал немцев, которые начали постепенно отступать. Утром были торжественные похороны погибших в славном бою. Похороны были произведены с большой помпой трубачами с депутациями от полков. Часов в 12 дня отряд Генерала Шевича выступил на Вульку-Лавскую, Валище для выполнения задачи. Не доходя 1 версты до д. Валище отряд неожиданно обнаружил около батальона немецкой пехоты, пробиравшегося лесом на запад. Их увидала группа начальников, выехавших вперед в тот момент, когда немцы переходили поляну. 2-я батарея моментально выехала на позицию и, как потом выяснилось, очень удачно обстреляла 2 эскадрона наших улан под начальством полковника князя Андронникова, уже успевших выйти на дорогу Логишин – Валище. 3 эскадрона (2-й, 4-й Гусарский и 4-й Уланский под начальством полковника Гревса) были посланы с целью атаковать этот батальон, но момент был упущен. Пройдя лесом по страшной чаще, полковник Гревс с эскадронами по горячим следам наткнулся на тыльную заставу немцев, обстрелявших головной взвод 4-го эскадрона прапорщика князя Оболенского. Страшная чаща не позволила произвести атаку, всем страстно желательную. Полковник Гревс присоединился к бригаде. Ввиду того, что дорога Логишин – Валище наблюдалась уланами, явилась надежда, что немцы сидят в коробке. От 2-го эскадрона был послан поручик князь Голицын с небольшим


30

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

разъездом организовать облаву. Идея была усилить наблюдение за дорогой пехотой, а две роты направить обшарить лес со стороны хутора Осина. Поручик князь Голицын с двумя ротами Саратовского полка и охотниками 2-го взвода часа 3-4 шарили по лесу. Выйдя в 11 часов вечера на дорогу, к огорчению своему увидели, что наблюдение вместо того, чтобы быть усиленным, совсем снято, и немцы беспрепятственно перешли дорогу и выскочили из верного мешка. Полк отошел на бивак в д. Хворосно» [19]. На этот раз мы отступали недолго. Неожиданно пришел приказ остановиться, и мы растрепали ружейным огнем не один зарвавшийся немецкий разъезд. Тем временем наша пехота, неуклонно продвигаясь, отрезала передовые немецкие части. Они спохватились слишком поздно. Одни выскочили, побросав орудия и пулеметы, другие сдались, а две роты, никем не замеченные, блуждали в лесу, мечтая хоть ночью поодиночке выбраться из нашего кольца. В сентябре продолжался поиск разбежавшегося противника, иногда приводивший к казусам; вот донесение от 2-й батареи: «В 2 дня пришло донесение, что в болоте Хворощанское ходят пешие части противника. Батарея стояла на готовности до 4 ч. дня, когда расседлалась и встала на бивак, так как выяснилось, что это были наши пешие части». Повторный обстрел своих войск, к счастью, не состоялся. От 5-й батареи: «Противник в лесу между д. Гортоль и ф. Буда. Было обстреляно сторожевое охранение». Донесение от Уланского полка: «С утра была выслана разведка в направлении на: 1) Озаричи – Соколовка 2) Озаричи – Телеханы и для выяснения обстановки впереди нашей позиции, и, кроме того, многие разъезды для очищения разбежавшегося противника в районе шлюз № 6 – Вулька-Лавская – хутор Перечин – л. Козловка; – м. Логишин – шлюз № 3. Разведка выяснила, что опушка леса западнее переправы Озаричи занята прочно окопавшимся за ночь противником. Поэтому разъезд в Соколовку не мог выполнить своей задачи. Разъезд же, посланный на Телеханы в пешем строю, выяснил, что шлюз № 5 и шлюз № 6 заняты спешенным противником. Ночевал в д. Хворосно». 12 сентября на фронте произошли последние активные боевые действия, в которых принял участие и Гумилев с пока еще своим Уланским полком. Из журнала боевых действий Гусарского полка: «Для наступления на Гортоль и усиления Лейб-Улан, оборонявших линию ф. Буда – д. Гутка – Краи, дивизия выступила из Хворосно и перешла через Вульку-Лавскую к хутору Лозово. На Гортоль наступала рота 107 Троицкого полка и Уланы. К 7 вечера Гортоль и Сомино заняты». От 2-й батареи: «Бригаде приказано занять д. Гортоль и Телеханы. Бригаде выступить в 8 ч. утра. Батарея шла за конно-гренадерами. В


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

31

11 3/4  ч. батарея подошла к хутору Лозова. В 2 ч. дня 2-й взвод с гусарами – к д. Край, оттуда на Сомино, которую полк занял. В это время рота 106 Уфимского полка выбила немцев из Гортоля. За поздним временем наступление остановлено. Бивак в Речки». Донесение от 5-й батареи: «Приказано прибыть на сборный пункт в Лозово. Батарея содействует атаке пехоты на Гортоль. Батарея заняла позиции восточнее ф. Буда у кладбища и обстреляла по карте Гортоль. За пехотой наступали Уланы. Подходя к Гортолю, наша пехота внезапно атаковала деревню. Занимавший ее 3-й Уланский гвардейский германский полк отступил, причем столь поспешно, что командир полка бросил в хате сумку с картами, полевую книжку и завтрак. На ночь – бивак в Речки». Донесение от командира 1-й бригады, куда входил Уланский полк: «Бригада подошла к 1 ч. дня из Хворосно к отряду полковника Толя, остававшегося в виде заслона с 10 ч. 11 сентября на линии Гутка – Буда – Краи, выяснив, что против нее стоят части неприятельской кавалерии. Я приказал наступать на Сомино, Гортоль с целью овладеть ими и отбросить противника на линию Вулька – м. Телеханы. Наступление было подготовлено огнем 5 батареи с позиции у ф. Буда. Наступление велось 3-мя колоннами. Правая – 4 эскадрона Лейб-Гусар со взводом пулеметов и взводом 2-й батареи; средняя – 2 эскадрона Конно-гренадер со взводом пулеметов по дороге Гутка – Гортоль для охвата его с севера; и левая – 2 роты 107 пехотного полка со взводом пулеметов и 3-мя эскадронами Улан по дороге Буда – Гортоль. В 3 час. 50 м. 3 роты 107 полка заняли опушку леса у д. Гортоль. В это время к правому флангу подошел 2-й эскадрон конно-гренадер, который, спешившись, стал на фланг пехоты. Неприятель развил сильный ружейный и пулеметный огонь. Левый фланг пехоты охранялся эскадроном Улан. 2 эскадрона улан были в резерве. В 5 ч. 10 м. дня пехота и конно-гренадеры бросились в штыки на д. Гортоль и выбили противника из деревни, прошли деревню, и, удостоверившись, что противник выбит из деревни, спешно и в беспорядке бежал к Телеханам. При атаке взят в плен 1 офицер фон Нассау и 7 нижних чинов 1-го и 3-го гвардейских уланских полков. Противником было оставлено в деревне около 30 убитых улан. Пленные препровождены в штаб нашей дивизии, а раненые в ближайший пехотный лазарет. Одновременно с этим правая колонна, обходя Сомино с юга и севера, заставила противника очистить Сомино и отойти к Вульке. Опрошенные в штабе бригады пленные показали следующее. В районе от озера Выгонощанское до Озарич действовала 1 гвардейская кавалерийская дивизия – без гусарской бригады, которая на отдыхе в д. Пески. Начальник дивизии генерал фон Шторк, Бригадный уланской бригады фон Чирский, штаб в Телеханах, командир 3-го гвардейского уланского


32

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

полка фон Артим. К 14 сентября они ждали подхода пехоты, после чего гвардейские кавалеристы должны были идти на отдых. В эскадронах по 100 коней. Благодаря большим потерям, понесенным за последнее время, 13 сентября пленных не было, какие части наступают – выяснить не удалось. Командир 1 бригады 2-й Гв. кавалерийской дивизии Свиты Его Величества Генерал-майор Шевич». На следующий день, 13 сентября, была контратака немцев: «Контратака противника на Гортоль и Сомино. Полк отошел от Гортоля на тыловую позицию Буда – Гутка – Краи. В 2 ч. дня полк занял свой участок. Левее нас – Лейб-Уланы. Донесения от 2-й и 5-й батарей: Позиции западнее Буды. В 12 ч. дня противник начал наступление на Гортоль и выбил оттуда части пехоты и кавалерии. Открыли огонь. Отошли на позиции западнее Речки, затем на бивак к Рудне. Батарея обстреливала Гортоль, потом, по приказу начальника участка полковника Маслова отошли на прежние позиции у Буда. Бивак в Рудне. Командиром батареи назначен штабс-капитан Чебышев» [19]. 1.4. Ясельдинский бой и вылазка под Козиками Ещё до сентябрьских боёв, показанных в предыдущем разделе, случились не менее значимые события. Заканчивалось лето 1915. В тот год оно было необычно сухое, жаркое. Прибывшие кавалеристы объявили армейский приказ о всеобщей эвакуации от немецких супостатов. Почти всё большое село Выгонощи на телегах с домашним скарбом двинулось в беженцы. Куда и насколько? Пока ясность была одна – на восток! Обозы пошли по единственной дороге на восток до Хотенич (так выгонощанцы старшего поколения и теперь именуют Хотыничи, очень известное в XIX– начале XX века село). Там начиналась очень прекрасная по тем временам дорога – Минский почтовый тракт – гордость российского дорожного строительства XIX-го века. Что-то вроде современной «олимпийки» (М 1) Брест  – Минск – Москва. В Хотыничах выгонощанцы влились в огромный поток беженцев, напоминавший библейский исход уже в Синявке. Очень скоро первые раскаты Великой войны услышали (а ночью и увидели) оставшиеся жители Выгонощ. Это был бой за переправы на Ясельде возле Пересудович и Здитово (Березовский р-н) 24-25 августа: Ясельдинский бой у д. Пересудовичи – наиболее значимый первый бой на Брестчине после Влодавского. С русской стороны вела его 2-я Гвардейская кавалерийская дивизия, которая прикрывала отход 3-й Русской армии. Штаб армии расположится в Ляховичах в последние дни августа. Задачи кавалерийских улан: разведка боем или патрулирование, разведка с переодеванием, атаки.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

33

Держать оборону, окопную либо иную – задача совсем других видов тогдашних войск. Неразбериха, растерянность верховного командования Русской ставки продолжались. До сих пор неясно было, до каких рубежей отступать. Зато кавалеристам ставилась задача уничтожать мосты и зажигать деревни. «У Здитово переправились по новому мосту через Ясельду. Уходя зажигали все деревни. Ночью было светло как днём» [14]. Подобная участь ждала и Выгонощи в последние дни. В эти же дни, когда горели Выгонощи, появился в кавалерийской дивизии и совсем уж курьезный приказ «Любопытный документ был зачитан в полках дивизии 28 августа: Было объявлено о наборе в партизанские отряды. Из Уланского полка передают, что охотников для поступления в партизанский отряд среди офицеров и нижних чинов не оказалось вследствие незнания предъявленной задачи» [14]. Ещё, видимо, стоял пропагандистский звон празднования войны 1812 года, где в доблесть ставились сожжения, партизанщина… Невдомёк было большим генералам и правителям, что подобное тогда обернулось горем и страданиями людей белорусской земли. До сих пор в Выгонощах остался с войны 1812 года хлёсткий эпитет – «пранцовач», означающий в коренной этимологии оккупанта, к тому же с «интересной» болезнью. Так обычно старушки обзывают корову или телушку, когда она залезает на грядку или и иное непозволенное место. Пока же кавалерийским уланам, оказавшимся «чернорабочими войны», а по отношению к местным деревням – и похуже, дан новый приказ. В окопы! Тактическая бездарность командования и одновременно  – безысходный героизм простых кавалеристов очевидны из «Записок кавалериста», знаменитого русского поэта (теперь), а тогда участника Ясельдинского боя 24-25 августа 1915 года улана – Николая Гумилёва. «Ночь была тревожная, – все время выстрелы, порою треск пулемёта. Часа в два меня вытащили из риги, где я спал, зарывшись в снопы, и сказали, что пора идти в окоп. В нашей смене было двенадцать человек под командой подпрапорщика. Окоп был расположен на нижнем склоне холма, спускавшегося к реке. Он был неплохо сделан, но зато никакого отхода, бежать приходилось в гору по открытой местности. Весь вопрос заключался в том, в эту или следующую ночь немцы пойдут в атаку. Встретившийся нам ротмистр посоветовал не принимать штыкового боя, но про себя мы решили обратное. Все равно уйти не представлялось возможности.


34

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Когда рассвело, мы уже сидели в окопе. От нас было прекрасно видно, как на том берегу немцы делали перебежку, но не наступали, а только окапывались. Мы стреляли, но довольно вяло, потому что они были очень далеко. Вдруг позади нас рявкнула пушка, – мы даже вздрогнули от неожиданности, – и снаряд, перелетев через наши головы, разорвался в самом неприятельском окопе. Немцы держались стойко. Только после десятого снаряда, пущенного с тою же меткостью, мы увидали серые фигуры, со всех ног бежавшие к ближнему лесу, и белые дымки шрапнелей над ними. Их было около сотни, но спаслось едва ли человек двадцать. За такими занятиями мы скоротали время до смены и уходили весело, рысью и по одному, потому что какой-то хитрый немец, очевидно отличный стрелок, забрался нам во фланг и, не видимый нами, стрелял, как только кто-нибудь выходил на открытое место. Одному прострелил накидку, другому поцарапал шею. «Ишь ловкий!» – без всякой злобы говорили о нём солдаты. А пожилой почтенный подпрапорщик на бегу приговаривал: «Ну и веселые немцы! Старичка и того расшевелили, бегать заставили». На ночь мы опять пошли в окопы. Немцы узнали, что здесь только кавалерия, и решили, во что бы то ни стало форсировать переправу до прихода нашей пехоты. Мы заняли каждый свое место и, в ожидании утренней атаки, задремали, кто стоя, кто присев на корточки» [14]. Это место успешного (возможно, первого на Брестчине) оборонительного боя Великой войны никак не обозначено в нашей исторической памяти. Правда, неподалеку возле шоссе на г. Берёза среди елей расположено ухоженное немецкое кладбище. Ясельдинский бой у деревни Пересудовичи в воспоминаниях Николая Гумилёва показывает и грозную русскую силу шрапнельной артиллерии. Аналог шрапнели применяется и поныне, например, в многострадальной Сербии в 1999 году (снаряды со стреловидными поражающими элементами). Через несколько дней шрапнельные снаряды будут разрываться над опустошенными Выгонощами и другими сёлами Огинского канала. А за годы той войны на какие-то 2 сотни гектаров обрушатся тысячи таких снарядов. В официальном журнале участия 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии значатся следующие записи. «Арьергардные бои по прикрытию отхода 3-ей Армии: - Бои в районе Козики – Великая Гать – Святая Воля – Бобровичи: – с 30 августа по 3 сентября. - Бои в районе Клетная – Глинная: – 3 сентября. - Расположение по Огинскому каналу и бои за переправы у Выгонощи – Телеханы – Краглевичи – Озаричи – Твардовка: – с 4 по 6 сентября.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

35

Логишинская операция: - Встречный бой у д. Речки: – 8 сентября. - Наступательный бой в районе Вулька-Лавская – Хворосно: – 9 сентября. - Бои в районе Тростянка – Шпановка: – с 10 по 11 сентября. - Бои у Гортоля: – с 12 по 13 сентября. Бои по прикрытию направлений от Выгонощи и Телеханы (к востоку от Огинского канала): - Расположение на фронте Роздяловичи – Край – Буда: – с 14 по 21 сентября. - Усиленная рекогносцировка у Гортоля: – 22 сентября. - Усиленная рекогносцировка в районе Сомино – Гортоль: – с 25 по 26 сентября. - Расположение на фронте Родзяновичи – Сомино – Гортоль: – с 27 сентября по 7 октября. - Бои у Выгонощи, Вулька и Телеханы и закрепление позиций на фронте восточнее окраины дер. Выгонощи – Вулька и западнее опушки Телеханского леса: – с 8 по 12 октября. - Расположение на фронте и закрепление позиции Выгонощи – Вулька – Телеханы: – 23 ноября. 30 августа командир Уланского полка Княжевич приказом № 117 был перемещён на должность командира 2-й бригады 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии. В этот же день в дивизии было «получено приказание перейти в район Святая Воля – Телеханы – Вулька для обеспечения правого фланга XXXI Армейского корпуса. Гусарский полк с 5-й батареей перешел в Телеханы (58 верст)». В журнале боевых действий взаимодействующей с Уланским полком 2-й батареи сказано: «Отход армии за Щару назначен на 31 августа. Дивизии приказано охранять правый фланг XXXI Армейского корпуса, в районе которого и приказано сосредоточиться дивизии. Батарея выступила в 11 ч. утра и с Драгунским полком пошла на Телеханы, не дойдя которых встали в районе 1-й  бригады в д. Малая Гать на бивак в 7 ч. вечера. Дневка до 1 сентября». 1 сентября эскадрон Гумилева был оставлен в д. Козики для прикрытия единственной в этой местности проходимой дороги. В приказе по дивизии за этот день сказано: «Приказ № 4395. 10 ч. утра. Телеханы. Противник занимает Любищицы – Яглевичи – Гичицы – Ходаки – Житлин. Приказываю: 1) 1 бригаде – не допустить противника в район Святая Воля, наблюдая за Козики, Бобровичи, Выгонощи и в направлении от Ходаки до Оброво. Отбивать отряды противника (они небольшие), населению приказывать уходить восточнее канала на Ганцевичи, не


36

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

оставляя никакого скота западнее канала. Торопить население необходимо всеми мерами. Разведать дорогу из Логишина на Мартыновку» [19]. Идущая через Козики, Великую Гать, Святую Волю, Телеханы, Озаричи, Логишин дорога пересекает леса и болота и в то время была единственной проходимой дорогой в этой местности, которая пересекает пинские леса и болота и связывает город Пинск с Брестским трактом. Прикомандированные к 31-му Армейскому корпусу уланы прошли Козики и остановились, как сказано в приказе, у дома лесника (в Млынке – прим. авт.). В этом месте и происходили описываемые в XVI главе «Записок кавалериста» события. Характер арьергардных боёв с наступающими немецкими и австрийскими войсками на подступах к Огинскому каналу показан в воспоминаниях Н. Гумилёва образно в стиле авантюрного романа. Например, вылазка в расположение немецкой передовой группы. Эта вылазка, точнее – разведка боем, проведена русскими кавалеристами на Писаревой канаве в Ивацевичском районе. Место – край леса (сохранился в прежнем контуре до наших дней) рядом с поворотом на Вульку Обровскую от шоссе Ивацевичи – Телеханы. В этом месте, кстати, растёт старейший в Ивацевичском районе экземпляр сосны веймутовой. Там стояли немцы, а уланский полк Н. Гумилёва – в Великой Гати и Святой Воле. «Корпус, к которому мы были прикомандированы, отходил. Наш полк отправили посмотреть, не хотят ли немцы перерезать дорогу, и если да, то помешать им в этом. Работа чисто кавалерийская. Мы на рысях пришли в деревушку (Козики – прим. авт.), расположенную на единственной проходимой в той местности дороге, и остановились, потому что головной разъезд обнаружил в лесу накапливающихся немцев. Наш эскадрон спешился и залег в канаве по обе стороны дороги. Вот из черневшего вдали леса выехало несколько всадников в касках. Мы решили подпустить их совсем близко, но наш секрет, выдвинутый вперед, первый открыл по ним пальбу, свалил одного человека с конем, другие ускакали. Опять стало тихо и спокойно, как бывает только в теплые дни ранней осени. Перед этим мы больше недели стояли в резерве, и неудивительно, что у нас играли косточки. Четыре унтер-офицера, – я в том числе, – выпросили у поручика разрешение зайти болотом, а потом опушкой леса во фланг германцам и, если удастся, немного их пугнуть. Получили предостережение не утонуть в болоте и отправились. С кочки на кочку, от куста к кусту, из канавы в канаву мы, наконец, не замеченные немцами, добрались до перелеска, шагах в пятидесяти от опушки. Дальше, как широкий светлый коридор, тянулась низко вы-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

37

кошенная поляна. По нашим соображениям, в перелеске непременно должны были стоять немецкие посты, но мы положились на воинское счастье и, согнувшись, по одному быстро перебежали поляну. Забравшись в самую чащу, передохнули и прислушались. Лес был полон неясных шорохов. Шумели листья, щебетали птицы, где-то лилась вода. Понемногу стали выделяться и другие звуки, стук копыта, роющего землю, звон шашки, человеческие голоса. Мы крались, как мальчишки, играющие в героев Майн Рида или Густава Эмара, друг за другом, на четвереньках, останавливаясь каждые десять шагов. Теперь мы были уже совсем в неприятельском расположении. Голоса слышались не только впереди, но и позади нас. Но мы еще никого не видели. Не скрою, что мне было страшно тем страхом, который лишь с трудом побеждается волей. Хуже всего было то, что я никак не мог представить себе германцев в их естественном виде. Мне казалось, что они то, как карлики, выглядывают из-под кустов злыми крысиными глазками, то огромные, как колокольни, и страшные, как полинезийские боги, неслышно раздвигают верхи деревьев и следят за нами с недоброй усмешкой. А в последний миг крикнут: «А, а, а!» – как взрослые, пугающие детей. Я с надеждой взглядывал на свой штык, как на талисман против колдовства, и думал, что сперва всажу его в карлика ли, в великана, а потом пусть будет что будет. Вдруг ползший передо мной остановился, и я с размаху ткнулся лицом в широкие и грязные подошвы его сапог. По его лихорадочным движениям я понял, что он высвобождает из ветвей свою винтовку. А за его плечом на небольшой темной поляне, шагах в пятнадцати, не дальше, я увидел немцев. Их было двое, очевидно случайно отошедших от своих: один – в мягкой шапочке, другой – в каске, покрытой суконным чехлом. Они рассматривали какую-то вещицу, монету или часы, держа её в руках. Тот, что в каске, стоял ко мне лицом, и я запомнил его рыжую бороду и морщинистое лицо прусского крестьянина. Другой стоял ко мне спиной, показывая сутуловатые плечи. Оба держали у плеча винтовки с примкнутыми штыками. Только на охоте за крупными зверьми, леопардами, буйволами, я испытал то же чувство, когда тревога за себя вдруг сменяется боязнью упустить великолепную добычу. Лёжа, я подтянул свою винтовку, отвел предохранитель, прицелился в самую середину туловища того, кто был в каске, и нажал спуск. Выстрел оглушительно пронесся по лесу. Немец опрокинулся на спину, как от сильного толчка в грудь, не крикнув, не взмахнув руками, а его товарищ, как будто только того и дожидался, сразу согнулся и, как кошка, бросился в лес. Над моим ухом раздались еще два выстрела, и он упал в кусты, так что видны были только его ноги.


38

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

(Ровно через 6 лет Николай Гумилёв, после Огинского канала и офицерской карьеры в объединённом штабе Антанты в Париже и будучи известным поэтом, будет расстрелян ВЧК из-за подозрения в контрреволюционном мятеже в Петрограде – прим. авт.) «А теперь айда!» – шепнул взводный с веселым и взволнованным лицом, и мы побежали. Лес вокруг нас ожил. Гремели выстрелы, скакали кони, слышалась команда на немецком языке. Мы добежали до опушки, но не в том месте, откуда пришли, а много ближе к врагу. Надо было перебежать к перелеску, где, по всей вероятности, стояли неприятельские посты. После короткого совещания было решено, что я пойду первым, и если буду ранен, то мои товарищи, которые бегали гораздо лучше меня, подхватят меня и унесут. Я наметил себе на полпути стог сена и добрался до него без помехи. Дальше приходилось идти прямо на предполагаемого врага. Я пошел, согнувшись и ожидая каждую минуту получить пулю вроде той, которую сам только что послал неудачливому немцу. И прямо перед собой в перелеске я увидел лисицу. Пушистый красновато-бурый зверь грациозно и неторопливо скользил между стволов. Не часто в жизни мне приходилось испытывать такую чистую, простую и сильную радость. Где есть лисица, там наверное нет людей. Путь к нашему отступлению свободен. Когда мы вернулись к своим, оказалось, что мы были в отсутствии не более двух часов. Летние дни длинны, и мы, отдохнув и рассказав о своих приключениях, решили пойти снять седло с убитой немецкой лошади. Она лежала на дороге перед самой опушкой. С нашей стороны к ней довольно близко подходили кусты. Таким образом, прикрытие было и у нас, и у неприятеля. Едва высунувшись из кустов, мы увидели немца, нагнувшегося над трупом лошади. Он уже почти отцепил седло, за которым мы пришли. Мы дали по нему залп, и он, бросив всё, поспешно скрылся в лесу. Оттуда тоже загремели выстрелы. Мы залегли и принялись обстреливать опушку. Если бы немцы ушли оттуда, седло и всё, что в кобурах при седле, дешёвые сигары и коньяк, всё было бы наше. Но немцы не уходили. Наоборот, они, очевидно, решили, что мы перешли в общее наступление, и стреляли без передышки. Мы пробовали зайти им во фланг, чтобы отвлечь их внимание от дороги, они послали туда резервы и продолжали палить. Я думаю, что, если бы они знали, что мы пришли только за седлом, они с радостью отдали бы нам его, чтобы не затевать такой истории. Наконец мы плюнули и ушли.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

39

Однако наше мальчишество оказалось очень для нас выгодным. На рассвете следующего дня, когда можно было ждать атаки и когда весь полк ушёл, оставив один наш взвод прикрывать общий отход, немцы не тронулись с места, может быть, ожидая нашего нападения, и мы перед самым их носом беспрепятственно подожгли деревню, домов в восемьдесят, по крайней мере. А потом весело отступали, поджигая деревни, стога сена и мосты, изредка перестреливаясь с наседавшими на нас врагами и гоня перед собою отбившийся от гуртов скот. В благословенной кавалерийской службе даже отступление может быть весёлым» [14]. Из этой военной хроники и биографического описания Николая Гумилёва видны неизвестные до недавнего времени первые бои возле Бобрович, Выгонощ и других сёл в долине Огинского канала. 1.5. Становление линии фронта В сентябре 1915 года открывается панорама образования самой стабильной линии фронта Великой войны, вдоль Огинского канала. Первое упоминание о фронте в журнале кавалерийской дивизии значится после боёв за переправы и сожжение Выгонощ 4-6 сентября, и дальнейшего отхода на восток. Но кавалеристы остались. Штаб русской кавалерийской дивизии до 3 сентября размещался в Телеханах (здание, где был штаб, сохранилось). После штаб дивизии переместился в д. Хотыничи. Кавалеристы при поддержке пехоты с трудом сдерживали напор немецких ударных частей. Немцам, бросившим сюда мощную силу с Франции, необходимо было закрепиться на Огинском канале, во что бы то ни стало. Кайзер планировал совместно с австрийцами вывести Россию из войны, или хоть ослабить. Под напором батарей и конницы 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии кайзеровской армии 1-3 сентября велись бои под Бобровичами, и Клетной. 4-6 сентября, как показано выше, шли бои уже по всему Огинскому каналу возле всех мостов-переправ в Выгонощах, Вульке, Телеханах, Краглевичах, Озаричах, Твердовке. Осенью 1915 года линия фронта образовалась не сразу (рис. 1.2–1.5). По приказу русские кавалеристы и пехотинцы наконец-то расположились на своей линии фронта 14 сентября. Появилась «линия фронта № 1». Эта первая линия фронта проходила по невероятно труднопроходимой местности сплошных болот и болотистых лесов: Раздяловичи  – Краи – Буда и далее на юг по Хворощанским болотам. Например, первый дождь тогда остановил всякие боевые действия. Спасала только исключительно сухая погода. Деревня Буда располагалась перед бо-


40

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

лотом, примерно в 1 км к югу от последних дворов д. Краи. В «польские часы» там ещё была лесничовка. Буда, как и восточная часть Выгонощ, почти месяц находились на линии фронтового огня и несколько раз переходили из рук в руки. Тяжелое положение германских войск во Франции и Бельгии на Западном фронте не позволило сконцентрировать необходимую мощь для выхода на рокадную железную дорогу Барановичи – Лунинец, до которой оставалось всего пару десятков километров. В Выгонощах немцы сразу поставили несколько артиллерийских батарей и при поддержке своей пехоты основательно закрепились на канале. По воспоминаниям русских казаков, здесь осенью 1915 г. были почему-то и австрийские части. Между тем, дорога Выгонощи – Раздяловичи в сентябре периодически становилась линией кавалерийских налётов с одной и другой стороны. Пользуясь относительно спокойной обстановкой в целом, после разведки русские войска придвинули в конце сентября свою линию фронта на 8 км к западу. Эта «линия фронта № 2» проходила с 27 сентября по 7 октября от Раздялович через ур. Вязовня на Сомино и Гортоль. Здесь была какаяникакая, но дорога. Появилось и два опорных пункта: в лесничовках Ветрила и Краснэ. Теперь здесь гравийная лесохозяйственная дорога через Новинское лесничество. За эту полуторанедельную линию русского фронта появились и другие опорные оборонительные пункты. В «польские часы» на этих «обжитых» фронтовиками суходольных островах возникли на дорожной линии протяженностью всего 10 км сразу 4 «стражи» (выгонощанское наречие). С севера на юг – лесничая осада Песчаница, гаёвка Ветрила, гаёвка Краснэ в ур. Вязовня (не путать с Красное), лесничая осада и двугаёвка Новины в ур. Горохове. Дорогу за годы войны русские войска основательно подремонтировали. К северу от Раздялович и «первая», и «вторая» линии фронта шли по единственной там дороге – гребле на Новосёлки в Ляховичский район. Закрепившись на этой линии и обеспечив полевые коммуникации со штабом дивизии в Хотыничах, русские кавалеристы в ходе разведывательных боёв активно прощупывают дорогу Выгонощи – Раздяловичи. И после удачных рейдов переносят свои передовые позиции на 10 км по раздяловичской дороге к западу. Передовые русские окопы появляются в двух километрах к востоку от тогдашних Выгонощ в ур. Замост и Баран. Эти окопы сохранились и по наши дни в ур. Замост. На южном фланге выгонощанского участка русско-немецкого фронта русская фронтовая линия продвинулась на запад не так внушительно, на 3-3,5  км и


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

41

остановилась на восточных окраинах Вульки и в телеханском лесу по дороге на Гортоль. Так получилась «линия фронта № 3», которая продержалась неделю и отстояла на восток от Огинского канала в зоне Выгонощ на 4 километра. Через месяц по этой линии фронта на протяжении всей долгой войны будет проходить по лесной просеке основная рокадная прифронтовая дорога русской армии. Накат – по-выгонощански. Любопытно, но немецкая рокадная дорога, как в зеркальном отображении, также прошла параллельно Огинскому каналу и там же в 4-х километрах от него. И эту немецкую дорогу (рис. 5.2, НР) в её болотистой части также называют накат (подробнее в разделе 3.3 и на рисунке в разделе 5). А в урочище Стрелово разместится основной гарнизон позиционных войск царской армии в выгонощанских лесах. В урочище Стрелово в бараках русских кавалеристов и пехотинцев будут жить в 1920-м году первые выгонощанцы, вернувшиеся с беженцев. А пока началась осенняя распутица 1915 года. Почти до конца (23.11.1915 г.) следующего месяца 2-я Гвардейская кавалерийская дивизия русской армии вела разведку и к 23 ноября выбила немцев с восточного песчаного плато и господствующей высоты 161,2 м н. у. м. – «горы» (по-выгонощански) на окраине Выгонощ. Эта гора была срыта в 1960-е годы в ходе карьерной разработки песка. Таким образом, образовалась «линия фронта № 4», которая отмечена в записи начальника штаба русской дивизии капитана Дурново «Расположение на фронте и закрепление позиции Выгонощи – Вулька – Телеханы: – 23 ноября 1915». Передовая линия русских окопов «линии фронта № 4» – самой стабильной за всю историю войн на белорусской земле (и не только 1-й  мировой войны) прошла с севера на юг необычной конфигурацией. Севернее Выгонощанского озера – на грудках очень живописного богатейшего в природном отношении леса Выгонощанского края почти на берегу уже тогда существовавшей Святицкой канавы в ур. Клетичное, окопы сохранились. В последнюю войну там базировался партизанский отряд им. Щорса и был создан Брестский областной штаб партизанского движения. Далее фронт шёл по речке Клетичная до озера. Фронт огибал озеро с востока по трясинистому сплавинному болоту через урочища Стасево, Глеи и Соболевку. Опорный оборонительный пункт русского фронта был создан на крайнем мысу восточного берега озера. По словам старожилов этот, необычный островок, диаметром примерно 10 м и высотой 1 м, был специально насыпан. А песок как будто носили сюда в сапогах пленные немцы и австрийцы аж за 5 километров по трясинистой «нетре» (выгонощанский диалект).


42

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

В любом случае акватория озера представляла собой одну из трёх на всём огромном фронте от Балтийского моря и до Чёрного моря крупнейших «водных нейтральных полос». Немцы базировались на противоположном (западном) берегу озера через 7 километров по воде. Далее на юг было сплошное верховое болото с опасными для жизни трясинистыми «тягами». Но на двух минеральных островах Лазоревике и Зелёном были созданы опорные пункты. Окопы там сохранились до сих пор. К Лазоревику от выгонощанской гряды (ур. Замост) была проложена гать. Она не сохранилась, под сокрушающей гнилостной силой болота и болотных проток-«тяг» вскоре исчезла. Превосходные позиции русской пехоты и позиционной артиллерии были на песчаной гряде. В том числе – «горе». Более возвышенной господствующей точки рельефа в радиусе более 10-ти километров в Выгонощанском краю не было. Русские окопы и насыпные оборонительные линии протянулись здесь от кладбища (теперь не существует, на его месте растут вековые липы) по хуторам ур. Милошино в ур. Снопище. Основные укрепления и передовые русские позиции расположились большим полукругом по краю леса и далее в Снопищах – по древнейшей дороге с Выгонощ на Телеханы. Почти все эти укрепления в разной степени узнаваемы на местности и в наши дни. Кое-где мы нашли фрагменты даже чудом уцелевших бревенчатых укреплений. Урочище Снопище было известно в Выгонощах прошлых столетий таинственными «шведскими могилами». Тогдашние жители были убеждены, что призраки и жуткие леденящие душу голоса пугали в отдельные времена года любого прохожего. Нам пока не удалось найти места этих курганов в болотистых лесах. Наверное, часть их (если не все?) исчезли под саперными лопатами фронтовых частей ноября 1915 года. Здесь до настоящего времени вдоль древней дороги сохранились 1-2 линии окопов и возвышаются остатки «болотных крепостей» блокгаузов. Оборонительные извилистые линии русской обороны обустраивались таким образом, чтобы на фронте были открытые болотца. Легко представить фронтовой быт той поры, когда глянешь на окопы среди болотного леса. Весной они все (круглый год – часть) под бруствер заполнены водой! И это в наши годы, когда вся местность основательно осушена мелиорацией. Наибольшим военно-инженерным достижением русского фронта на подступах к северной части Огинского канала была железнодорожная узкоколейка. Узкоколейка на немецких картах 1917 года показана от Люсино (станция на магистральной железной дороге Барановичи  –


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

43

Лунинец – Сарны). Далее она шла на Хотыничи и Раздяловичи. Заканчивалась в ур. Песчаница, где по большому кругу через ур. Крыжык закольцовывалась опять в Песчанице. Немецкий фронт от оз. Выгонощанское через Выгонощи и до Озарич сперва занимала 1-я гвардейская кавалерийская дивизия кайзеровской армии. 12 сентября в Гортоле в плен были захвачены 8 немецких кавалеристов. Пленные рассказали, что 14 сентября ожидается подход на Огинский канал пехотных частей. Так начинала складываться позиционная линия и немецкой армии. События этих дней показаны в материалах Е. Степанова, обработавшего архивные документы русского уланского полка: «Как в этот день, так и два последующих дня активных боевых действий не происходило: «Полк оставался в районе д. Речки. Там же и дивизия. Разведка – на Вулька и Телеханы». «Позиции у Речки, бивак в Рудне». «Позиции у Речки. Пришло приказание перейти завтра в Хотыничи». 15 сентября – «На старых позициях у Речки, бивак в Рудне». «Привал в Бобрин, в 11 ч. – Хотыничи (34 версты). 1 взвод в д. Раздяловичи с драгунами» [123]. 16-17 сентября во многих подразделениях дивизии была дневка [124]. В 5-й батарее «16 сентября была отслужена панихида по полковнику Трепову» (прошло 9 дней со дня его гибели). От 1-й бригады поступило донесение: «От Шевича: 2 эскадрона улан и 2 эскадрона конно-гренадер с 2-мя пулеметами выступили для производства усиленной рекогносцировки в районе Вулька – Телеханы. В сторожевом охранении 3 эскадрона. В дер. Речки 3 эскадрона улан и 3 эскадрона гусар». 17 сентября в приказах по 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии было объявлено: «Приказ № 4679. Рудня, 1 час дня. Противник занимает Огинский канал от Выгонощанского озера до р. Ясельда, укрепив западный берег и выдвинув окопы восточнее Выгонощи и восточнее Вулька – Телеханы. Нам надо удерживать направление Выгонощи – Телеханы и пути на Ганцевичи. На направлении на Телеханы находятся: 4 эскадрона Конно-гренадерского полка, 5 эскадронов Уланского полка и 6 эскадронов Гусарского полка, 2-я Гв. конная батарея. Разведка от ур. Красное до Вулька-Лавская (под моим начальством). Приказ №  4682. 5 ч. дня. Части на Телеханском направлении составляют Телеханский отряд. Занимать сторожевое охранение на линии Край, Гута, Буда, Бол. Хворощенское. Иметь по 1 передовому полуэскадрону. От Улан – в Гортоль. Разведка: для Улан – до линии у р. Бычек, отметка 69,0, шлюз № 6. Сборные пункты: для Улан – западнее окраины Речки, севернее дороги Речки – Буда. Все еврейское население восточнее Огинского канала должно быть по приказанию Командования насильственно уда-


44

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

лено и направлено в Слуцк». От командира Уланского полка поступило донесение: «От Маслова: Ежедневный наряд от командуемого мною полка: в сторожевое охранение в Гуту – 1 эскадрон; при 27  пехотной дивизии  – 1 эскадрон; в разведке на Гортоль – 1/2 эскадрона. Итого 2  1/2 эскадрона. Участок позиции полка в д. Гута (искл.) и севернее от нее 1 1/2 версты до соединения с гусарами». 18 сентября произошли переназначения командования и переформирование частей: «Дневка. Свиты ЕВ Г.-м. Шевич назначен командующим 2 бригады 2 Гв. кавалерийской дивизии; командующий 2 бригадой 1-й Гв. кавалерийской дивизии генерал Княжевич назначен командующим 1-й бригады 2 Гв. кавалерийской дивизии. Дивизии придан 106 пехотный Уфимский полк и пехотные Черниговская и Волынская дружины. Дивизия с приданными ей частями разделена на 2 отряда. Отряд Свиты генерала Шевича: 1 батальон 106 пехотного Уфимского полка, 640 Волынских дружинников, Драгунский полк, 2 пулемета и 5-я батарея. Телеханский отряд под личным командованием начальника дивизии: уланы; конно-гренадеры; Гусары; 1 батальон 106 пехотного Уфимского полка; 527 Черниговских дружинников; 2-я батарея; 6 пулеметов». Следующий день, 19 сентября, был последним днем пребывания Николая Гумилёва в Лейб-Гвардии Уланском полку. В этот день в приказе по дивизии было сказано: «Приказ № 4722 от 19 сентября. Рудня, 10 ч. 15 м. вечера. Приказываю Л.-Гвардии Уланскому полку и 2-й Конной Артиллерийской батарее занять д. Речки. Сменить эскадрон Улан, находящихся в районе Вулька-Лавская (в распоряжении 27 пехотной дивизии). Командиру 1 бригады Княжевичу поднять все части на позиции Край – Бол. Хворощенское и в Речки и Рудня. Штаб Улан – в Речки, дивизии – в Рудне». В этот день командование Уланским полком перешло к полковнику Маслову: «Приказ № 120 от 19 сентября. Княжевич прибыл 19  сентября. Княжевичу сдать – Маслову принять полк». В приказе по Уланскому полку предписывалось: «Приказ № 430 от 19 сентября. Дер.  Речки. §3. С сего числа числить командированным в Гвардейский запасной кавалерийский полк: штабс-ротмистра Мешетича для приема 6-го маршевого эскадрона и поручика Чичагова для обучения новобранцев». Видимо, вместе с Михаилом Михайловичем Чичаговым, командиром его взвода, Гумилев и отправился в Петроград, в школу прапорщиков. Об этом было объявлено приказом по Уланскому полку 22 сентября: «Приказ №  433 от 22 сентября. Дер. Рудня. §3. Командированного в школу прапорщиков унтер-офицера из охотников эскадрона Ея Величества Николая Гумилёва исключить с приварочного и провиантского довольствия с 20 сего сентября и с денежного с 1 октября сего года». То есть, так как с довольствия Гумилёв был снят с 20 сентября, следовательно, из полка он отбыл накануне, 19 сентября, скорее всего, за компанию с Чичаговым.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

45

20 сентября в Уланском полку был зачитан трогательный приказ бывшего командира полка Княжевича: «Приказ № 431 от 20 сентября. Рудня. §2. 26 декабря 1913 года я имел счастье получить наш славный полк. На мою долю выпало повести полк на войну. С глубокой грустью принужден я теперь сдать полк, к моему утешению я назначен вашим бригадным командиром, а потому имею возможность продолжать быть вблизи вас. Сердечно рад, что сдал полк в верные руки нашему старшему товарищу улану, глубокоуважаемому Михаилу Евгеньевичу Маслову. §3. Высочайшим приказом в 9 день августа сего года я назначен командиром 2 бригады 1 Гвардейской кавалерийской дивизии». До конца 1915 года Лейб-Гвардии Уланский полк оставался на позициях вдоль Огинского канала. В течение сентября продолжались периодические столкновения с неприятелем, и было понятно, что дивизия задерживается в местных краях надолго – об этом сохранилось любопытное распоряжение от 23 сентября: «Дивизии прикрывать Выгонощанское и Телеханское направления. Ввиду того, что по обстановке дивизия может оставаться здесь надолго, и из-за ненастного времени года, приступить к укреплению позиций, осуществляя непрерывное соприкосновение с неприятелем и оборону (засеки, проволока, землянки, шалаши, навесы, блокгаузы – оборудовать их отоплением и верной пищей)» (архивные материалы в обработке Е.Степанова). 1.6. Выход из окружения и появление позиционных войск Выход русского эскадрона из окружения Осенью 1915 года на Огинском канале установился фронт, но до зимы и даже позднее из окружения поодиночке или группами выходили русские подразделения. Об одном таком выходе, больше представляющем прифронтовой рейд, вспоминает В.Пальман. Заметим, что в годы Великой отечественной войны кавалерийские рейды в прифронтовой полосе неприятеля практиковались и в Красной Армии. Позже самое крупное партизанское соединение Ковпака (побывавшее и в этих местах) почти исключительно следовало именно такой практике. Выход из окружения казачьего эскадрона проходил в октябре 1915  года через Бобровичи, Выгонощи и далее через Огинский канал в ур. Новина. В рассказе упоминается о разгроме австро-венгерского полубатальона пехоты и германских артиллерийских батарей. «К концу третьего дня довольно быстрого хода по безлюдным местам наш передовой отряд обнаружил впереди оживленное движение противника. Вероятно, мы подошли к тылам еще не устоявшегося фронта. Теперь самое главное – разведка.


46

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Сошлись на том, чтобы послать этой же ночью пять-шесть разведчиков, конечно пеших, через фронт и договориться со своими об отвлекающем маневре где-нибудь на фланге прорыва, о времени и месте атаки. Пошли молодые, отчаянные хлопцы. Повел их сам Андросов, для которого этот хлюпающий край был домом родным. Оказалось, что семья его живет – или жила? – именно здесь, на южном, более высоком берегу Бобровицкого озера, восточная сторона которого, по слухам, еще оставалась в наших руках. Ранние сумерки накрыли тихое Полесье. Сотня укрылась в густой сосновой роще на бугре среди вересковых куртин. Казаки почистили коней, помылись сами в холодном ручье, надели чистое бельё. До возвращения разведчиков оставались сутки или двое; за это время другие дозоры взялись осмотреть всю местность вокруг лагеря, чтобы не наскочить на нежданного неприятеля. Первыми вернулись разведчики с юга. Они привели двух совершенно скисших немцев – артиллеристов. «Языки» бормотали о пощаде и на вопросы отвечали, как школьники заученный урок. Сказали, что первые окопы только еще роют вдоль Огинского канала, но одно селение, Телеханы, на этом берегу канала у русских, у казаков. Их побаиваются, против селения выставлена, но еще не укреплена шестиорудийная батарея крупповских пушек в конных упряжках. – Девять лошадей, девять, герр офицер, – с готовностью повторяли пленные, и все мы подумали: что же это за пушки, если на каждую девять коней? Для прикрытия батареи пришёл батальон пехоты, но он почему-то начал укрепляться севернее. Немцы в этом районе такие же новички, как и мы. Фронт еще не зарылся в землю. От нас до батареи было верст семь по сухому и лесистому месту, тогда как северная группа разведчиков, вернувшись, доложила, что болота за озером явно непроходимые. Значит, путь к фронту лежал южнее. Еще одна наша группа, не замеченная противником, вышла к едва заметной тыловой дороге вдоль фронта и понаблюдала за ней. Немцы передвигались по дороге только днем, ночью не рисковали, опасаясь заблудиться среди болот. Разведчики перешли эту дорогу и подобрались сажен на сто ещё к одной батарее. Пушки стояли в мелко отрытой позиции, дозоры охраняли пушкарей, не рискуя отходить дальше сотни шагов. Подходящее дело: мы могли в конном строю достать их, а потом и прорваться к каналу, за которым наши. Под утро вернулись Андросов и один из казаков. Трое остались для связи у наших. Командир знакомого Тенгинского конного полка, занимавшего местечко Телеханы, писал мне, что они могут сделать вылазку в четырех верстах южнее места прорыва и тем отвлекут немцев. Мы же


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

47

берегом озера, через батарею должны прорываться к деревне Выгонощи, на ту сторону канала. Против нас, кроме батарейцев, – полубатальон австрийцев в наспех отрытых окопах. Тут уж кто кого… – Родных нашел? – спросил я у Андросова. –  Из деревни, видать, всех выгнали, подались куда-то. К Пинску, наверное. А в хатах немцы, много офицеров, штаб какой-то. Но вид у них не боевой, ходят лениво, видать, очень ухайдакались в болотах, пока наступали. Этой же ночью сотня подтянулась по проверенной тропе к самой дороге и укрылась среди рослой ольхи. Один взвод подошел едва ли не вплотную к деревеньке из семи черных от времени хат (хутора в Порослях, возле Выгонощ – прим. авт.). Едва стало светать, как справа донеслась редкая, а потом и непрерывная стрельба. Деревня ожила, к позициям батареи побежали немцы. Раздалась команда, короткие стволы пушек повернулись на юг. К высокой сосне подбежали два наблюдателя, полезли. Там у них чернел помост: наблюдательный пункт. Но они успели передать только предварительную наводку. Грохнул один пристрелочный выстрел, и тут же наблюдатели попрощались с жизнью. Хлопцы сняли их, как глухарей, с близкого расстояния. Взвод ворвался в деревню, минут двадцать молча хозяйничал там, уничтожил телефонистов, орудийную смену, штабных. В это время мы всеми силами навалились на орудия. И тоже успешно. Как жалели, что среди нас не было пушкарей! Такие пушечки! Оставалось только сбить замки и взорвать боезапас. Впереди нас ждали изогнутые окопы. Солдаты из них выскакивали, метались, не понимая, что такое происходит за их спиной. Это смятение и погубило их. Они не успели повернуть в нашу сторону пулеметы. Черные бешметы, оскаленные лошадиные морды заполнили луг, казаки прыгали с коней в окопы, завязывали рукопашную, тогда как наши три пулемета уже хлестали вдоль луга и по флангам окопов, по землянкам и бегущим солдатам. Все-таки это получился бой жестокий, трудный для нас и губительный для австрийцев и немцев. Более половины их, без оружия, казаки погнали к каналу (Огинскому – прим. авт.), заставили плыть на тот берег, сами на конях бросились в ленивую коричневую воду. Под треск винтовок с нашего берега, отрезавшего огнем левый фланг противника, мокрые, облепленные тиной, страшные, с шашками в руках, мы выбирались на глинистый вересковый берег и падали от усталости и напряжения. Вскоре я докладывал штабному капитану о прорыве сотни. Прискакал есаул от тенгинских земляков, поздравил с успехом. У них обо-


48

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

шлось без потерь. У нас хуже… Девятнадцать раненых. Восемь убитых. И среди них урядник Павлов, наш славный станичник, самый опытный пулеметчик. Достала его все-таки вражеская пуля…» [17]. Ландштурм и ландвер на Огинском канале в Телеханской зоне 20 октября русская армия после тяжелого сражения оставила Выгонощи. Но уже 24 и 25 октября разгорелись сильные бои возле Вульки, Телехан и Выгонощ [4]. После этого три немецких полка из 35-й Резервной дивизии Бескидского корпуса обосновались на линии Огинского канала от Логишина до Десятого шлюза на Щаре (по прямой 36 км). Для их подкрепления и формирования линии фронта сюда прибыл полк, который останется в долине Огинского канала до самого конца войны в 1918 г. Первый Вюртембурский ландштурмовой пехотный полк № 13. Полк с несчастливым номером, напротив, вышел с той войны совсем с небольшими потерями. Бывали дни, когда на головы ландштурмистов русская артиллерия обрушивала до тысячи снарядов в день. Были и отчаянные атаки русских пехотинцев. Личный состав полка во время дислокации в Колонске и Выгонощах состоял из 84 офицеров, 271 унтер-офицеров и 2945 солдат. Хватало раненых, в 1917 г. – 91. «Убиты за всю войну в этом полку всего 22 человека» [4]. Но, скорее всего, число убитых занижено. А вот в результате болезней потери составили 52 умерших. Явно не подходил здешний климат и природное окружение этим оккупантам. Полк после Варшавы и личного напутствия кайзера Вильгельма 9 декабря 1915 г. поездами прибыл в Коссово-Полесский (совр. станция). Второй батальон поехал дальше на станцию Лесная. Остальные 2 батальона после разгрузки подались в Ивацевичи в штаб 35 дивизии. После ночевки в д. Елки пешком два батальона прибыли на следующий день в Святую Волю. К этому времени передовую линию фронта на Огинском канале занимали с немецкой стороны части этой же 35-й резервной дивизии, входившей в состав Бескидского корпуса Армии Войрша. Здесь уже полтора месяца как окопались три полка ландвера той же 35-й дивизии: № 107, 9, 2. Далее 1-й батальон 13 полка расположился в Колонске и Глинной (там же был и штаб батальона) позади 9 полка. 3-й батальон остался в Святой Воле и Турной в тылу 2 полка. Далее поротно стали обживаться. Третья рота вынуждена была появляться из укрытий и обустраиваться только ночью: днем русские вели обстрел. Каждодневно эта рота по 2,5 часа тратила на марш, рискуя попасть под ружейный обстрел со стороны нынешнего валищенского моста через Огинский канал. К 10 января 1916 г. эта рота устроила подальше от опасной полосы лесной лагерь Мюллерслюфт в 1 км север-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

49

нее Озарич в сосновом лесу рядом с дорогой на Краглевичи. Как вспоминал комбат 1 батальона, более-менее подходящие жилища были уже заняты другими. Это своеобразный полк. С декабря 1915 г. до ноября 1916 г., т. е. почти год находившийся в телеханской зоне, он оставался в составе подвижного резерва. За этот год ландштурмисты побывали и в Барановичской битве («Белорусском Вердене»), и в Логишинских боях, топли в болотах на постройке укреплений и передавали опыт постройки отсечных позиций в Выгонощах и т. п. Только в начале следующей зимы (в декабре 1916 г.) они заняли постоянные фронтовые позиции. Штаб полка перебрался в имение Фёдорово возле Омельной. Поздняя осень для ландштурмистов 13-го полка выдалась сравнительно бедной на сражения, но исключительно богатой на… «тяготы и лишения» [4]. Кстати, это немецкое словосочетание в последующем прочно закрепилось и в русском языке. В том числе и солдатской присяге СССР. Тринадцатый полк до этого прошел всю территорию современной Польши и большую часть Брестчины. После, уже в 1918 году, полк побывал на волне «хлебного мира» в достаточно развитом в экономическом и социальном отношениях (боевых действий там не было) украинском регионе нынешней Киевской области. Немцы позже отмечали, что люди в телеханской зоне жили намного богаче и сытнее, чем украинцы. Но условия жизни на первой дислокации в Телеханской зоне их шокировали. И особенно в 1915 году. Как они отмечают в мемуарах «К условиям никудышного расквартирования наступила битва за минимальный быт и битва с природой этих болот». Собственно, удивляться тут нечему. Обширная зона от Ивацевич через Выгонощи на восток до Минщины по современным меркам обозначена как самая большая в Беларуси территория, исторически незаселенная людьми по природным причинам. А на то время с августа до ноября 1915 года через телеханскую зону прошли и задерживались на 2-3 дня не сотни и тысячи, а десятки тысяч отступающих и наступающих кавалеристов и пехотинцев со своим обозным скарбом. Никогда еще, ни до, ни после, этот край не знал столь грандиозного скопления воинства. Причем эти стремительные маневры проходили в суматохе. А для русской армии еще и на фоне неопределенности: отступать ли дальше или закрепляться? Жара, антисанитария, неубранные трупы, всевозможные отбросы определяли тогдашнюю среду малых сел, мгновенно превратившихся в военные походные лагеря. Поток беженцев тоже не улучшил санитарию. В зоне 35-й немецкой дивизии почти все население ушло на восток, почему-то за исключением нескольких владельцев имений. К тому же,


50

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

дома местных жителей, которые получше, были уже заняты ландвером. Поэтому поселился полк «тринадцатка» в самых никудышных домах и хлевах. Поначалу они полагали, что хлевы-клуни – это не вотчина скотины и фуража, а жилье людей. Майор Гросс пишет о колонских буднях «В щелях стен, кое-как заткнутых мхом, расквартировались целые колонии клопов, на подлогах бодро шествовали блохи, а со стрех сыпались вши. Кроме того, у дверей гудели мухи, которых летом здесь были бессчётные миллиарды» [4]. Новые жильцы кинулись в битву за санитарию. Щели замывались известью или замазывались глиной, всё опрыскивалось или замывалось энзолом (бактерицидным раствором) и тщательно посыпалось инсектицидным порошком. Это, по их заверению, спасало от всевозможных напастей и эпидемических болезней, которые к тому времени стали нередким явлением и на Западном, и на Восточном театрах. «Мыши зверствовали днем и ночью, беспощадно выедая конские и солдатские припасы. Но как только с помощью котов и мышеловок был близок день победы над мышами, в наступление шли… крысы» [4]. В качестве признака большого дискомфорта немцы оценивали и полумрак (даже днем) в тогдашних домах, где небольшие пятифрагментные окна едва пропускали свет. Армейцам свечей выдавалось мало, а керосин – только для штабных домов. Отметим, что как раз такой тип жилья во многом был если уж не идеален, то вполне адекватен тогдашнему климату, жизненному укладу жителей и ротационному принципу домостроения: когда хата планировалась не на века, а всего на 2-3 поколения. Хотя бы и потому, что вышеперечисленный арсенал инсектицидных и дезинфекционных средств только-только входил в практику. А до этого любая деревянная хата через 40-50 лет неизбежно становилась сама по себе рассадником всевозможных паразитов и болезней (подробнее в разделах 1.7–1.8). Более того, вплоть до 1980-х годов обычный формат досуга женской половины семейства в ненастье и мороз – многочасовое сиденье не в блоге «Одноклассники», а «шуканне вошэй». Для профилактики и по назначению. Это реликтовое и забытое «массажно-профилактическое» занятие было распространено не только здесь в телеханской зоне, но и на всем огромном пространстве и Российской, и Прусской, и Австро-Венгерской империй. Постройка небольшой, недолговечной и низко посаженной хаты имела большой санитарно-экологический смысл. Посыпались подвалины – строилась новая хатка из свежего смолистого дерева или лиственного кругляка, один аромат которого на долгие годы обеспечивал и оздоровительные и дезинфекционные эффекты. Выбиралась пора (се-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

51

зон) и для заготовки дерева и для монтажа сруба и подбора утеплителя (сфагновый мох). Любители больших и просторных домов были редки и рано или поздно оказывались в проигрыше: непомерные хлопоты по отоплению, спасению от зимней сырости и наконец – отделявшиеся домочадцы жили своими хлопотами в новых домах. А престарелые хозяева, оказавшись в беспомощном положении, могли оказаться и в «сцебке», потому что на просторные дома в первую очередь ложили глаз всевозможные наследники и квартирьеры для разного рода постоев. Даже в предвоенное время. Но, по мнению немцев, хаты были «неправильные». Исключением были некоторые еврейские хаты в Телеханах и Святой Воле [4]. Культовая и экологичная выстилка подлог (полов) несколько раз в год аиром, хвоей, ситником, соломой, а также гелио- и криопрофилактика подушек (просушка на солнце, вымораживание на ветру), обязательная смена постельных принадлежностей (радюжек и мешков) обеспечивали достаточный санитарный стандарт жизни людей телеханской зоны. Деревьев среди застройки было сравнительно мало. Слишком дефицитна была суходольная земля (сугерки). Потому что небольшие лапики грядок овощной культуры не переносили затенения, а стрехи из соломы – сырость. Застройка дворов и сельской улицы тоже была компактная, похожая на современные агрогородки, или таунхаузы. Сказывались не только заболоченность, но и традиции общины. После 1861 года далеко не сразу пошел сравнительно быстрый рост числа лесных хуторов, к середине 1930-х годов достигший своего апогея и в 1939 году резко прекратившийся. Но и к 1915 году по лесам уже было много больших хуторов и небольших сёл, на месте которых теперь почти забытые урочища. После Великой Отечественной войны люди пробовали селиться на уничтоженных огнём дальних хуторах и сёлах. Но… несмотря на жертвы новая власть ввела категорический запрет. Бывшая вольница расселения в порядке редкого исключения допускалась советской властью очень редко: уцелевшим фронтовикам. Тогда требовалась колхозная концентрация. И ходить, к примеру, колхозному бригадиру «одказваць на поле» на далекие хутора было накладно. Были и политические решения после войны: свести к минимуму число хуторов. Так и не могли уцелевшие жители Тулошина, Вядо, Тупичицы вернуться на родные пепелища. Впрочем, в начале 2010-х годов в Полесье опять проявилась тенденция свободы расселения, как и сто лет назад. Традиционная архитектура на первый взгляд была проста. Но это только внешне. Например, мастерством вязания и монтажа соломен-


52

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ной или «чэротовой» стрехи до 1970-х владел почти каждый хозяин. А в наши годы состоятельные владельцы для подобной крыши нанимают специальные зарубежные фирмы. А по стоимости современная «чэротовая» крыша намного опережает металлочерепицу и т. п. Интересные исключительно рациональные регламенты, отточенные столетиями бытовали и в практике пожарной безопасности, отопление жилья, зимнего утепления, строений. Очень жаль, но экологического прогресса и практичности полесского коммунального хозяйства тогдашние немцы не заметили, а приняли за отсталость. Долго не могли разобраться немцы в назначении клунь, сцебок, варывней и прочей архитектурной инфраструктуры типичного озаричского или колонского подворья, для чего изобрели собирательный термин «древесная буда». Поэтому, ландшурмисты, оказавшись незваными гостями, вверглись в «битву за выживание». Интересно, что местных жителей немцы нередко называли уважительно «панове», «пани», то есть еще в шляхетских традициях Великого княжества Литовского, что к тому моменту ушло в небытие еще 120 лет до этого. Теплолюбивые швабы кинулись утеплять и обкладывать продуваемые всеми ветрами и вовремя неутеплённые жилища землёй, навозом, мхом. Устраивались двойные двери. И смех, и грех получился с печками. Чему в немецких мемуарах посвящались целые разделы. Немцев удивили размеры «гигантских семейных печей в здешних хатах». Заметим, что печи нередко служили и банями и саунами для местных жителей. Отдельные бани для этой части Полесья были не характерны. Поначалу в изобилии имелись дрова. На радостях «мы паковали чудовищно много топлива в огнедышащие пасти печей» [4]. Да так, что от жара растрескивались и сами печи, и их дымоходы. А ночью воспламенялись стены и стрехи. Пожары были столь частым явлением, что пришлось издавать целую серию приказов и инструкций, как правильно протапливать «панские» печи. Тридцать пятая дивизия умудрилась спалить консервный заводик, казино и т. д. и, наконец, воинский склад с новенькими брандспойтами и прочим противопожарным оснащением в Ивацевичах и Святой Воле. Мастерство отопления освоили после того, как за шнапс были наняты местные панове. За эту же плату поставлялись и дрова. К Ивацевичам и Святой Воле немецкие санитары повезли целыми пачками угорелых постояльцев, согласно приказу они должны были пройти курс госпитализации. Это уже результаты неумелого (не вовремя) закрывания комина (дымо-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

53

хода) после сгорания дров. Для борьбы с «чадом» тоже последовала серия инструкций. Возле каждой хаты организовывали противопожарный комплекс: посуда с песком и водой, лестница, багор. Создавались пожарные команды. Вспыхнувший дом тушить запрещалось, а нужно было согласно инструкции спасать соседние дома. Горящие хаты – характерные картинки в тогдашних немецких альбомах. Находились среди бравого воинства «умельцы печного дела». К новоявленному «шедевру» печного искусства приходили целые экскурсии зевак-однополчан. Восхищались, делали памятные фото. А то, что печки после запуска почти немедленно растрескивались, никого не смущало. Печные неудачи списывались… на плохое качество местной глины. Отметим, что причина здесь – неправильный замес. Правда, та же участь постигла позже и поставляемые в 1917/18 гг. бетонные печки заводского изготовления из Германии. Утешало кайзеровцев зрелище дымов от пожаров по ту сторону канала из Гортоля и Валищ, где подобные «печные бедствия» постигали и царских солдатиков на русских дислокациях 27-й пехотной дивизии. Спасали и тех, и других маленькие окопные печки, позже известные как «буржуйки». Которые, впрочем, нещадно дымили от сырых дров или быстро закоксовывались в узких трубках-дымоходах первых модификаций. С пожарами было покончено только в следующем году в полевых лагерях, выстроенных в лесах, где крыши бараков покрывались жердями, толем и песком. Лесному домостроению учились у 107 немецкого полка ландвера, который еще ранней осенью 1915 г. расположился в полностью сожженных русскими кавалеристами Выгонощах. Следы этого военного городка – Саксонского лагеря – видны на местности до сих пор – на лесной опушке в 3-х километрах от Выгонощ на запад рядом с мостом через сбросной канал в ур. Поросли. Интересно, что и в последующем это место манило военных. Здесь на маневрах какое-то время располагалась польская часть в 1930-е годы. В середине 1960-х – артиллерийский, а в средине 1970-х – ракетный дивизион Советской Армии. Холод и сырость первой (не слишком суровой) зимы на Восточном фронте стал притчей во языцех в немецкой историографии Великой войны. Интересно, что это никого и ничему не научило. Как в Первой, так и во Второй мировой войнах зимняя униформа германского солдата оставалась самой «отстойной» в европейских больших армиях. И вполне понятно, что коротенькие бушлаты кайзеровских ландштурмистов не могли конкурировать в зимней стуже с местными «кожухами» (тулупами  – русск.). Как атрибут отсталости людей телеханской зоны,


54

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

фото местных жителей в оборванных кожухах немцы с удовольствием помещали в свои фотоальбомы. И посылали домой: вот в какой дикий край попали. Да оказалось, что «не суди, да не судим будешь». Совсем скоро, кожухи стали огромной ценностью у немецких фронтовиков, правдами и неправдами находивших на покотах (чердаках – русск.) пустующих построек и еще невесть где. В кожухи обрядились не только немецкие часовые на Огинском канале, но и штабные офицеры форсили в «народном телеханском стиле». Несмотря на более чем неуставной вид. Куда более респектабельно (в прямом смысле этого слова) выглядели русские казаки 7 казачьего сибирского полка, прибывшие на линию восточнее Огинского канала почти одновременно с ландштурмистами 13 полка, в свою очередь осевшие на западе канала. Каракулевые папахи, подогнанные полушубки, надежные тулупы для любых морозов и ветров, более чем наглядно показывали готовность России к той войне на среднеевропейском театре военных действий. В военно-интендантском отношении русская армия той поры, пожалуй, была одной из первых (вместе с британской), которая отошла от внешнего глянца и блестящей мишуры воинской амуниции 18-19 веков. Русская гимнастёрка, которая была введена в униформу незадолго до войны, оказалась настолько практичной и удобной, что прослужила больше ста лет. Обычно романтизированное восприятие батальных событий былых, а то и современных времен ассоциируется с чем-нибудь железным. Винтовка-трехлинейка, танк Т-34, самолет-спитфайр, «калашников»… Но сколько жизней, благодаря защите от простуд, обязано изобретение куфаек (ватников – русск.) – практического и теплого бушлата русского артиллериста той войны. А ватные брюки, русские валенки. Как без них на двухчасовом посту или на орудийном лафете в 30-40-градусный мороз? Мало чем отличается форменный овчинный полушубок тогдашних русских офицеров 1915 года от знаменитых мотольских дублёнок, мода на которые в 1980-е охватила более чем 1/6 суши планеты (СССР и за его пределами). Долгополая суконная шинель русского солдата надёжно служила и одеждой, и кроватью, и одеялом и под крышей барака, и под осенними дождями в соминских лесах. И продолжает служить уже сотню лет. Кожанки военных техников русской армии – остаются постоянным атрибутом на многолетней волне гражданской моды.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

55

Высший офицерский состав Республики Беларусь в зимней форме и в XXI веке выделяют ставшие традицией каракулевые папахи. Именно эти папахи, замеченные кайзеровскими лётчиками поздней осенью 1915 года на раздяловичской дороге по направлению к Выгонощанскому плацдарму, вызвали большую тревогу кайзеровской армии. Похожий неслабый переполох, замеченные с воздуха чёрные казачьи папахи, вызвали у немецких стратегов и перед знаменитым Брусиловским прорывом. Чёрные папахи стали своеобразным пугалом и сбивали с толку немецких генералов, которые в ожидании закономерного (по их логике) наступления, предпринимали предельно возможные усилия по укреплению оборонительной линии особенно на плацдармах (где могла наступать конница). А для «убедительности», что «генеральное наступление» пойдет на Выгонощи, например, и далее наперерез железной дороги в Ивацевичах, русские трехдюймовки ежедневно обрушивали град шрапнели и гранат на немецкие головы именно по этому направлению. Т. е. «типа артподготовки». А вот с головами, точнее – на головах у кайзеровского воинства было не всё в порядке. Это подтвердилось очень скоро. Русская армия от рядового до верховного главнокомандующего носила практичные фуражки с козырьком, а все нижние чины кайзеровской армии довольствовались куцыми безкозырками. Чем-то опереточным смотрелись немецкие пикельхаубы (лёгкие каски «а-ля римлянин» из кожи), которые только на 3-й год войны были заменены, не без «напоминания» убийственной русской шрапнели, на «шлемы образца 1916 года». Немало мишуры блестело и на других предметах германского обмундирования, особенно в начале Великой войны. Когда её средства позволяли. Местная поговорка «Видно пана по халявам» привела в сильное замешательство логишинцев осенью 1939 года. Олехнович Елизавета Петровна вспоминала (1985 г.): «Молодёжь с большим интересом ожидала появления Красной Армии – освободительницы. И вот большая колонна усталых и запылённых бойцов втянулась на площадь (возле костёла и церкви). И тут… логишинская шляхта увидела 3-х красноармейцев, у которых одна нога – в ботинке, вторая – в лапте! Один местный энтузиаст выскочил на трибуну и от растерянности завопил. Вместо пролетарского приветствия «Да здравствует Советская власть!» активист по-старорежимному выпалил: «Ещё Польска не згинела!» Бойцы вскочили настороженно озираясь, а оратор – в бега! Только его и видели» [29]. Приход Красной Армии – освободительницы в сентябре 1939  года в Западную Беларусь в очень простенькой, совсем не блестящей форме удивил местных жителей. Некоторые аналитики столь странную ситуацию поясняют намерением И. Сталина обмануть Гитле-


56

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ра, что, мол, Красная Армия очень бедная и к серьёзной войне не готова. Потому и припозднилась с освободительным походом [30]. Среди больших армий того времени, только Россия смогла обуть почти 10-ти миллионную армию от солдата до генерала в добротные кожаные сапоги с высоким голенищем. Судя по многим фото, подобной роскоши в кайзеровской армии удостаивалось только высокое начальство. Подобного сапожного комфорта не знала солдатская нога великих армий ни до, ни после времен «лапотной России» (как тогда называли свою родину множество политиков). Достоинства кожаного подогнанного сапога в холод и слякоть, среди песка и глины, на болоте и в корчах вряд ли сопоставимы с другой обувкой. С того же 1915 года кожаный сапожек стал бессменным атрибутом и женской моды. И в наши годы людные места городов Восточной Европы можно с закрытыми глазами отличить от, скажем, той же Германии, Франции по задорному цокоту каблука женских сапожек. Полевые кухни, по некоторым данным, немцами были заимствованы у русских ещё со времён русско-японской войны. Но его величество фронтовой мороз внёс свои поправки. И гренадёры 3-й Русской армии на Хворощанских и Выгонощанских болотах в массе переобулись в русские валенки. Ничего подобного в германских войсках не было. Только на свой страх и риск, случайно раздобытые валенки появились на немецких постовых. Объективности ради отметим, что среди изобретений в части амуниции в современной германской армии (бундесвере) сохранился «шлем образца 1916 года». А в нынешней белорусской и российской армии и гражданском обиходе: шинель, папаха, сапоги и много чего ещё. Забегая вперёд, надо отметить, что неординарное для больших войн «солдатское братание» началось на Огинском канале (возможно, впервые в истории войн) почти одновременно со стабилизацией фронта. Причём, по сути его не будет ошибкой называть – «солдатский бартер». Во всяком случае, на первых порах, в неформальных контактах никакого политического подтекста или нарушения воинской присяги «назло эксплуататорам» не было и в помине. Будь-то фронтовые мемуары или воспоминания старожилов. Про колонский бартер «шнапсдрова» уже упоминалось. Подобное отвлечение в части обмундирования приходится приводить в качестве контраргументов в мемуары майора Гросса, где тот характеризует природу, деревенский быт телеханской зоны и своего неприятеля (русского солдата) по ту сторону канала далеко не лучшим образом.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

57

Как же в мемуарах перед глазами образованного баварца выглядел наш край 100 лет назад? Замечу, что мемуары 1920-х годов не только серьёзно воспринимались разработчиками военных доктрин, но и формировали (и продолжают формировать!) идеологическое восприятие нас и со стороны германцев – великого европейского народа. И простые немцы, к сожалению и в наши годы очень часто воспринимают белорусов, русских, украинцев не так, как нам самим бы этого хотелось. А истоки подобного там, в событиях вековой давности, когда десятки тысяч простых немцев (в массе вчерашних крестьян, но с другой природно-хозяйственной среды) оказались в здешних краях, мало чего понимая, кроме воинского устава. Вряд ли осмысливали авторы мемуаров, что живописуя отдельные мелочи, в т. ч. асоциального контекста, очень скоро они станут вольно или невольно идеологическими основателями фашистской теории в целом и, в особенности по части «неполноценности восточных славян». Во всяком случае, вчитываясь в готическую вязь мемуаров образованных немецких офицеров, почти три года проживших здесь, сложилось такое впечатление. Вроде как основное, главное отмечается объективно, базируется на какой-то реалистичности. А по фактам в итоге  – фарисейский надменный опус там, где описание касается местных людей, культуры, природы. Причина – совершенно поверхностное восприятие и непонимание местной действительности со стороны авторов немецких мемуаров. Экономически, социально активная часть местного населения ушла в беженство, так что давать какие-то этнографические оценки немцам приходилось по случайно оставшимся: больным, старикам, многодетным, да и просто убогим хозяевам. Когда-то Гитлер, начитавшись и наслушавшись военных людей, в том числе воевавших здесь, в плане Барбаросса строго наказал, забыть полесский вектор в наступательных доктринах. Более того, требовал сразу после победы (в его фантазиях) засадить Полесье крапивой. Когда на Нюрнбергском и других процессах бывших немецких карателей (простых эсэсовцев) допрашивали, зачем они жгли в Беларуси хаты простых людей, те простодушно ответствовали: «людям в деревянных хатах жить нельзя». Мины замедленного политического действия в германо-славянском конфликте были заведены тогда в «Рокитнянских болотах» на берегах Огинского канала. Первые из них взорвались в 1939 году. Что будет впереди, когда бушуют страсти и идет новое деление по социальной полноценности европейских народов уже в наши дни?


58

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

1.7. Полесская и швабская культура Культурный код северо-полесского, или водораздельно-полесского этноса заключается (сфокусирован) на болоте, в лучшем смысле этого слова. При этом нужно иметь в виду крайне важное обстоятельство. Полесье ни в этническом, ни в природном плане, никогда не было какой-то единой, безликой территорией. В границах Беларуси по лингвистическому и этнологическому принципам давно определилось условное деление на Западное и Восточное Полесье. Но на протяжении всей эпохи цивилизации в Полесье существуют две большие зоны с различными природными, а значит и агроэкологическими условиями. 1.Северная, или водораздельная. По условной линии от Пружан через Здитово – Ляховичи эта зона ограничивает Полесье с севера и охватывает массив пущ и болот через Ружаны – Телеханы – Ганцевичи. 2. Южная, или мухавецко-припятская. Располагалась на широкой полосе заливных пойм вдоль Мухавца, Пины, Припяти. В обоих зонах абсолютно преобладали переувлажнённые земли с небольшими суходольными островами. В жизнеобеспечении людей большое значение имел побочный биологический ресурс (рыба, ягоды, грибы, мёд, яйца диких птиц), которого или не было или было очень мало в соседних неполесских регионах. Но северную зону в целом отличало широкое распространение болот с плохими по качеству, но надёжными по календарной доступности (т. е. не было постоянного риска длительных, чуть ли не до августа, половодий) сенокосов, нормальными по влажности, но бедными по плодородию песчаными пашнями. Здесь широко распространены хвойные и смешанные леса с богатым ресурсом ягод и грибов. Типичны труднодоступные для пришельцев леса и лесные острова – превосходная природная предпосылка социально-политической безопасности, известная в письменных источниках со времён Геродота до настоящего времени. Широко распространены рыбные промыслы, но за исключением Белозёрского и Выгонощанского регионов, преобладали нетоварные группы (вьюн, золотой карась). Южная зона отличалась широким распространением не болот, а заливных пойм с превосходными по качеству, но фенологически ненадёжными до осени (как в 2013 г.) сенокосами; подтапливаемыми, но богатыми по плодородию пашнями. Обширные лиственные леса и луга этой зоны имеют крайне бедный грибной и ягодный потенциал. Типичные грудки среди ивняковых зарослей – удовлетворительная природная предпосылка социально-политической безопасности.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

59

В южной зоне рыбный ресурс выделялся исключительно большим разнообразием и обилием промыслово-товарной рыбы, включая многовековую рыбную элиту для всей Земли – осётров. До Великой войны 1914–1918 гг. в обоих зонах коренное население считало выше собственного достоинства заниматься промыслом для пищевых целей: раков, перловиц, улиток, яиц и птенцов скворцов и других мелких птиц, а также лягушек. Что считалось почему-то весьма цивилизованной нормой у западного потребителя. Северные полешуки выделялись различными лесными промыслами, у южных полешуков был сравнительно развит торговый оборот. Здесь жили люди, о которых гетман М.К. Огинский, будучи в зрелом возрасте, писал царю Александру I: «Часть Польши, присоединённая к Российской империи, составляла некогда особое самостоятельное владение – Литву… Жители его (предки современных белорусов – прим. авт.) исстари… заботились о своём праве и были верны своим монархам, отличались мужеством и любовью к отечеству. Гордые своим происхождением, литвины… сохранили свои обычаи, свой гражданский кодекс, местное управление, своё войско, верховный суд… и даже сейм (парламент по-нынешнему – прим. авт.), который собирался по очереди в Варшаве и Гродно». Современные публицисты (С. Законников, 2013) ту неспокойную эпоху 2-вековой давности оценивают так: «Царица Екатерина II пояснила, что Литва была в течение столетий главным врагом России, а поэтому её захват должен означать не принадлежность к империи, а ликвидацию как постоянной угрозы русским». Так и случилось. В XIX веке «Королевство Польское» хоть как-то существовало, ВКЛ – нет! Надо отметить, что завоеватели с востока – Иван Грозный, Пётр  I, казаки Наливайко и т. п. шли в Беларусь с лозунгом «За православную веру!». Особенно яростно истреблялось униатство, вера, родиной (в XVI веке) и главным форпостом которой было ВКЛ. Униатом был и М.К. Огинский. После 1830-х, когда официально униатство было запрещено, но приверженцы в Выгонощанском крае остались, и при первой же возможности униатство, как вера предков, восстало как феникс из пепла. После Великой войны в Бобровичах крупнейший униатский храм насчитывал более 1 тыс. прихожан. У северных и южных полешуков очень высок был уровень местного самоуправления и взаимовыручки, причём 3-х уровней. В этом плане интересен «реликтовый сейм», который с древности до наших дней сохраняется в Выгонощах. Основной вечевой формой был сход в историческом центре села, с XIX века и по наши дни сместившийся на мост Огинского канала. «До мосту» – незыблемая вековая традиция. Туда


60

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

собирались обычно только мужчины. Этот «сейм» решал, обсуждал, повышал эрудицию во всевозможных отраслях от большой политики до пришитой пуговицы на свите (парадная мужская куртка). Далее были «микрорайонные» сходы, и наконец – сходы по выгонам, группам дворов или «табунам». А тогда в 1915 году бравый майор Гросс увидел в телеханской зоне такой вот пейзаж: «Деревни располагаются вдоль дорог обычно на линии около километра длиной. Возле деревушек изредка попадаются господские имения, которые заметно возвышаются над убогими деревенскими избушками. Имениями владеют преимущественно польские хозяева. В больших селениях можно увидеть церкви. Они издалека заметны своими яркоокрашенными куполами-луковицами, над которыми блестят позолотой андреевские кресты. Кресты, как и высокие колокольни, производят впечатление. Но при близком рассмотрении оказывается, что они деревянные и покрашены белой краской. Внутри храмов изобилие пёстрых украшений и утвари, но всё это сделано из мишуры! Колокола (которых мы не видим, потому что русские их украли) устанавливаются в основном на деревянных колокольнях рядом с церковью. На небольших холмах (во избежание подтопления), поросших древесными рощами, возвышаются кладбища. Высокие кресты с двойными или тройными перекладинами и повязанные фартушками, придают местам упокоения мрачное подобие эшафотов (виселиц). Аисты в большом числе гнездятся на кладбищенских рощах, предпочитая эти места другим гнездовьям. Некоторое исключение в домостроении представляют Телеханы, а также Липск и Кривошин (Ляховичский р-н – прим. авт.). Там имеется немного добротных жилых домов, а в двух последних к тому же и каменные церкви» [4]. Майор Гросс по-своему воспринимает эстетику тогдашних православных и униатских храмов. И в противовес его мнению, по современным представлениям, деревянные храмы составляют особый и редкий стиль сакральной архитектуры – полесский, и претендуют на статус объектов ЮНЕСКО. В этом плане для региона особенно значимы церкви в Телеханах и Омельной. Стремление к колориту интерьера, симпатия к яркому и цветному  – нормальная ментальная черта местного этноса. По географическим причинам сезон цветения в природе всего 6 месяцев, а в Германии – 10 и более месяцев в году. А как продлить красоту в серую часть года? Декоративно-прикладным искусством, в т. ч. в части церковного интерьера! Причем в отношении покроя, композиции и колора, уже тогда


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

61

жители западных губерний России держали лидирующие позиции и намного опережали по декоративности одежды жителей некоторых соседних стран. Веками существовал здешний обычай встречать освободителей особым колокольным перезвоном, а вот незваное воинство – прятанием тех же колоколов под землю или в воду. Так что никто не занимался воровством или иным мародёрством. Были и военные причины специфического отношения к колоколам. Интересная мемуарная деталь по аистам на кладбищенских рощах к этому региону имеет особое отношение. К 2013 году, посещая множество мест Беларуси и других стран Европы, нигде не приходилось видеть, как на одном дубе среди маленького кладбища гнездятся сразу 9 пар белого аиста. Такое удалось лицезреть только в одном месте. Это – современный центр Вульки Обровской. Так что немцы неспроста полковые альбомы украшали фотографиями здешних аистов. Полесские сельские кладбища – особая тема. И внешний, весьма скромный и унылый, вид «моглиц» (до 1950-х годов – особенно), никак не определяет уровень погребальной культуры. Полесье в этом плане, напротив, оставалось до недавнего времени, одним из последних регионов Европы, где проводы и память покойника сопровождались голошением, многодневными памятными ритуалами. То есть доминантой была духовно-эмоциональная сфера в этой ипостаси. Высокая духовность, умение гармонично выстраивать отношения с соседями, уважение и даже превентивное почитание других этносов – только малая толика ментальных достоинств аборигенов этой земли. А вот и фашистская трактовка: «Здешние болотные островитяне – это белорусы, они в основном светловолосые и голубоглазые с широкими и тупыми славянскими лицами. Из-за своего безотрадного окружения они, конечно же, производят почти звериное впечатление, как людей стоящих на наинижайшей ступени духовного и психического развития. Никакого стремления к повышению культурного развития они не испытывают. Они довольствуются простейшими жилищами и орудиями земледелия, существуют за счёт жалкого дохода от своего хозяйства и всем скопом как кролики живут в одной комнате и где, как правило, единственной кроватью служит печь и скамья. Несколько кур, длинноногих свиней похожих на дикого кабана, маленькие в струпьях лошадки тарпановидного облика, иногда несколько голов мелкой скотины образуют их подворье, а в морозную зиму они и сотоварищи людей в жилой комнате. К шнапсу и сигаретам большое пристрастие испытывают и мужчины и женщины» [4].


62

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Есть над чем задуматься. Тут по полной программе и неполноценность, и свальный грех и бесхозяйственность... Но посмотрел бы господин Гросс на современный типаж жителей того же Берлина или Мюнхена. Тут тебе и монголоид, и араб, и цыган. Пришлось как-то в 1989 году встречать на телеханской земле культурного немца-саксонца. Нашего «Brieffreunde», кстати, внука саксонца, который в составе 107-го пока в Великую войну был в здешних краях. Наш гость огорошил компанию столь пикантным звуком, что не в книге будь сказано – атас! Это по нашему этикету – нонсенс, но не по саксонскому. Да, спали иногда наши предки на твёрдом (скамьях). Выбора большого не было. Везде, в Полесье, почти без исключений – плохая природная вода по содержанию железа в верхнем горизонте подземных вод. А болотная вода по этому показателю зашкаливает. Отсюда и хронические болезни опорно-двигательного аппарата и зубов. С возрастом остеохондрозы и прочие патологии вынуждали людей в профилактическом отношении предпочитать твёрдое ложе. Теперь это в порядке вещей и для сохранения осанки, и для лечения, и для профилактики. А здоровые люди довольствовались спальниками-мешками с душистым сеном. Это, кстати, стало данью и современной моды в части оздоровления. А в отношении половой культуры не только полешуки, но и все восточнославянские этносы отличаются исключительной чистоплотностью. Не было на русском фронте злачных мест, а у немцев – всяческих категорий, равно как и венерические недуги, цвели пышным цветом чуть ли не на передовой, включая телеханскую зону. В суровых природных условиях, 1-2-комнатные полесские дома – характерный тип жилья. Например, в начале ХХ века не только в Полесье, но и в альпийских местностях той же Германии или Австро-Венгрии, а в наши годы – в Таджикистане, Кыргызстане. И не было знака равенства между интимным и публичным. Умение выживать в суровой природной среде Гросс почему-то ставит на одну планку с низким духовным и физическим развитием. Тогда современных исследователей Антарктики или сибирских нефтяников тоже нужно прописать в подобную компанию. В любой архитектуре, интерьере, дизайне (см. раздел 1.7) есть свои плюсы и минусы. Но в данном случае, можно привести и такие примеры. В Выгонощах и многих других сёлах (во всяком случае, в подавляющем большинстве деревянных хат) Огинского канала до сих пор нет таких вездесущих в любом городе паразитов человеческого жилья, как постельный клоп, чёрный таракан, рыжий таракан-прусак. Последний, кстати, занесён именно из Пруссии. Можно привести и более глубокую по времени историческую и ультрасовременную параллель.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

63

Именно в плотной застройке полукаменных старинных фахверков англо-саксонских средневековых городов создавались поневоле рассадники чумы и других эпидемий, которые часто прокатывались именно по той части Европы. Современная африканская чума свиней периодически вспыхивает, прежде всего, на скученном поголовье свинарников. Ни тогда, ни в начале 20-го века в Полесье из-за особенностей домостроения практически не было условий для устойчивых очагов серой и чёрной крыс – главных трансляторов чумы и прочих опасных болезней. Гросс правильно отмечает, что полчища крыс прибыли на Огинский канал с воинскими обозами. Немцы в ту войну рассылали открытки с видами наших городов, по которым бегали свиньи. Дескать, вот оно бескультурье! И зря. Свиньи, бегающие по селу – характерный атрибут деревенского пейзажа не только в баснях К. Крапивы. Свиньи выполняли между тем крайне полезную функцию по утилизации разных растительных отбросов, не допуская появления стойких рассадников мух и бактериальных инфекций. Так что по экологичности культура полесская была по тем временам значительно прогрессивнее швабской. А породные линии местных лошадей, свиней, коров, это никак не отсталость, а как раз – селекционное достижение тогдашнего хозяйства. Проверенное на устойчивость многовековой практикой. И болезни, поражающие скот в масштабах массового падежа, в общем – тоже «импортные» плоды мировых войн. Бешенство, которое свирепствовало в этих краях сразу после Великой войны. Или сибирская язва, которая косила трофейный скот в конце Второй мировой войны. Ближайший скотомогильник возле Раздялович ещё несколько столетий будет представлять потенциальную опасность в бактериологическом отношении. Местные породы сельхозживотных всегда отличались высокой степенью устойчивости и к паразитарным и разного рода хроническим недугам. Когда по всей Беларуси и соседним странам в начале XXI века молочное поголовье скота поражал лейкоз, то только в Свислочском районе, этот коровий недуг обошёл стороной некоторые хозяйства, где ещё чудом оставался красный белорусский скот аборигенной породы. Полесские свиньи, особенно в зонах северных полешуков, тоже не совсем типичные. Необычны как дикие кабаны, так и домашние свиньи. До 2-й половины XX-го века практиковался лесной выпас свиней. Бытовала и такая практика. Весной свинка уходила в лес и возвращалась на подворье с первыми морозами по осени. И не сама, а с выводком поросят чёрной или чёрно-пёстрой масти. Основной инстинкт сближал фенотипы домашних хрюшек и их диких собратьев. И теперь в диком поголовье в лесах немало кабанов-метисов.


64

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Впрочем, современная стратегия животноводства ориентируется уже не на толстые, сальные, а главным образом беконные или мраморно-мясные породные линии сельхозживотных. И такой «элитной» продукцией, не очень обильной, но исключительно ценной в питательности, как раз и отличились упоминаемые Гроссом «длинноногие свиньи, похожие на дикого кабана». А по качеству это было не что иное как «мраморное мясо». По части вредных привычек. Вряд-ли табакокурению тогда предавалась женская половина общества, хотя бы и потому что это не стало массовой традицией даже в современных сёлах. Не говоря уже о набожной и высокоморальной сельской публике в начале XX-го века. Разве что у цыган подобное имело массовый характер. Майор Гросс не раз в своих мемуарах сетовал на солдатскую беспомощность по части истопного дела, когда кайзеровцы ухищрялись регулярно палить «собственные хаты» в Колонске, Святой Воле, Омельной. И тогда прибегали к консультациям у местных жителей. Ну, а те за «мастер-класс» в качестве «жидкой валюты» принимали то, что было в торговом ходу. Немецкая марка тогда не очень котировалась, в цене был бартер. Нужно напомнить, что в России тогда был «сухой закон», а торговым отношениям, как это не парадоксально, не мешала даже колючая проволока на разделительной линии фронта. Не случайно генерал Брусилов жаловался царю на русских солдат-мешочников, которые неведомо каким путем пробирались через фронтовые заграждения и вели бойкую торговлю в немецких зонах, например в Пинске. Затрагивает Гросс и традиционную торговлю. Почему-то совершенно не упоминает базарные традиции, которыми отличались Телеханы, Логишин. И до и после той войны по торговым надобностям пешком, например с Выгонощ люди ходили в Пинск и даже в Барановичи. В немецких мемуарах того времени явно сквозят политические симпатии. Тогда немецкие оккупанты подружились с местными евреями. «Товарооборот местных жителей обеспечивается только посредством мелких торговцев-евреев, которые в подходящее время года объезжают села и обеспечивают население мелким товаром путем обмена или продажи на продовольствие. И вообще хоть кто что-либо сделал для этой местности? Для немецкого исследователя внутренняя Африка, Австралия и Тибет были гораздо ближе, равно и немецким путешественником, которые достигали Петербург или Москву» [4]. 1.8. Рокитнянские болота и «болотные люди» Рокитнянские болота – первая несуразица, которая после 1915 года прочно вошла в историческую и географическую литературу.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

65

«Рокитнянские болота – огромная территория сплошных подтоплений, где на протяжении тысячелетий заболоченность определяла всё бытие. Название происходит от небольшого селения, что находится к западу от Брест-Литовска, и за которым на восток тянутся непроходимые болота. Местность в природном отношении следует назвать как дикий лес в худшем смысле этого слова. Местность также имеет название Полесье – что значит лесистая земля, и название – Припятские болота. Положение Рокитнянских болот можно очертить условным треугольником Брест – Барановичи – Могилев, включая Киев. Но нам пришлось закрепляться только в западной части этой болотной местности, среди пущ и болот по Огинскому каналу между Пинском и Барановичами. Этот отрезок, согласно географическому определителю относится «к одному гигантскому болоту, с 6-ю большими озерами, что простирается полосой в 70 километров от Пружан на восток» [4]. До сих пор остаётся загадкой, как умудрились тогдашние мемуаристы назвать этот крупнейший в равнинной части Европы болотнопойменный массив Рокитнянскими болотами. Вместо ходового тогда названия – Полесье. Символично, что в современной Ракитнице в Жабинковском районе, среди равнин и низменностей Западного Полесья, возвышается уже почти полвека самый долговечный и высокий «столп»  – вышка радиотелекоммуникаций. Название Рокитнянские болота надолго прижилось и в нашей научной литературе. И за этим «столпом», как и 100 лет назад, действительно простираются огромные болотные ландшафты. По современным экологическим понятиям в этом регионе находятся уникальные для современной Европы последние сохранившиеся в естественном виде 3 из 4-х открытых травяных болот, крупнейших в Европе. А на Огинском канале – столь же уникальный водораздельный природный массив. Теперь это ценность и символ законной гордости. Хотя бы и потому, что не осушили, а по-прежнему имеем исторически значимый природный ландшафт. Ну а тогда это воспринималось как беспросветная безысходность дикой суровой природы. Что, впрочем, можно понимать и как комплимент: не всякий сумеет выжить, а не то, что подолгу веками жить в единении с этой природой. Телеханский полешук – сумел. Далее мемуарист описывает наши дороги – известную и одну из двух «проблем» по определению Козьмы Пруткова. Что вполне закономерно, принимая во внимание огромные пространства России XIX века. Но именно в этой стране за какие-то 30 лет XIX века была проложена грандиозная по протяженности сеть магистральных железных дорог, непревзойденная по всем дорожным номинациям ни одной державой мира и через полтораста веков! Русское «железнодорожное чудо» те-


66

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

леханскую зону, правда, обошло стороной. Зато, по другим номинациям дорог, здесь есть шедевры коммуникаций. К чему имеют вполне конкретное отношение и армейские дорожники той Великой войны. Мемуарным словом и материальным делом. Историческую ценность составляет описание обычных наших дорог в телеханской зоне по состоянию на начало XX века. В царстве песков и болотных торфяников просто так найти хоть небольшой булыжник для гнета в бочку с заквашенной капустой было невозможно. А про мощёные проселки никто и не мечтал. Понятно, что швабским пришельцам  – выходцам из каменистой земли (ландштурму 13-полка) наши тогдашние дороги казались допотопной экзотикой. Впрочем, реликтовые участки древнейших в телеханской зоне дорог еще можно встретить и в наши дни, скорее всего в аутентичном состоянии, в некоторых местах по пути от Вяда на Вольку и Могилицы, от Святой Воли (Малой Гати) до Бобрович, возле Турной, от Выгонощ на Раздяловичи и еще может быть в немногих других местах. Где можно снимать кинофильмы про древность. Старинные проселочные дороги, никогда не знавшие грейдера и вообще колес моторной техники – теперь огромная редкость и уходящая ценность для природного разнообразия и туристического эксклюзива. «Человеческие поселения редки. Они словно островки в сплошном море болот и лесов, что соединяются узкими грунтовыми дорогами. В сухое время года дороги утопают в зыбучем песке и разбегаются в стороны до 100 метров. В сырое время они топкие, после долгих дождей и в пору снеготаяния они представляют собой сплошные водные штреки, недоступные неделями. Только зимой с морозом и снегом они становятся проходимыми для саней (но зимой 1915/1916 это наблюдалось в редких случаях) и служат путями сообщения не только между поселениями, но в лесах и даже можно было проехать на болота, хотя они никогда полностью не замерзали. Тогда жители на санях свозили свое сено, которое они летом косили и складывали в большие стога на досках среди воды. Дороги проходят через бесчисленные ямы и промоины. Где должно быть мостам, там находились жердяные мостики с гнилыми убогими настилами; разминуться из-за болота в большинстве случаев там не было никакой возможности» [4]. Итак, зыбучие пески дорог. Что там 1915 год. В 1960-е годы в телеханской зоне можно было наблюдать картинку: в глубокой колее на 1-й передаче медленно «плывет» грузовик ГАЗ-51, а рядом идет его водитель, не сильно беспокоясь, что автомобиль выскочит из песка. «Дорожная революция» в этот край пришла только в середине 1960-х на волне советской мелиорации, когда почти мгновенно появились сотни километров первоклассных для того времени гравийных дорог.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

67

В немецких мемуарах наше тогдашнее мостостроение определено лаконично и хлестко: «гнилые убогие настилы». Прочитаешь про эти мостики и невольно закомплексуешь. Все-таки немножко разбосячились наши предки той поры, неужто трудно было всем скопом поставить добротные мосты. Всем же на пользу? Эх, единоличники! Вот бы как, например, колхозники в заключительной сцене советского телесериала «Тени исчезают в полдень»: захотели, навалились, и вот тебе уже едут с песнями на машинах через 200-метровый, только что отстроенный мост. Опровергаю. Здесь все как раз наоборот. Мостки, дороги тогда и для тогдашнего транспорта у нас были вполне достойные. Равно как и традиции, и ум, и рационализм, и чувство общины. Последнее, кстати, в социально-психологическом плане принципиально отличало баварского бауэра и северного полешука. Не случайно в 1970-е годы самая читаемая газета СССР («Известия») назвала народное творчество мостостроения на Огинском канале ­– «Телеханская Венеция». Дороги. «Автобанами» выгонощанским или соминским лихачам той поры служили… путища (зимники – русск.). Вроде нехитрое дело проехать по болоту пару раз зимой на лёгких санях желательно с резвым конем. Но результат! Слегка пробитое полозом болото выпускает воду и замерзает, в результате получается зимник не на годы, а на десятилетия. Такие «ледовые дороги по болоту», были доступны в середине прошлого века даже для тракторов практически в любую (!) зиму везде до самых удаленных мест болот Погони, Красного, Угольника. И не только. Бронетанковая техника, не исключение. До настоящего времени на топографических военных картах с грифом «секретно» показаны все зимники на наших болотах. Немецкие солдатики за все время так и не оценили преимущества зимников, а предпочитали иные виды коммуникаций. Русские батарейцы таскали свои батареи по всему болоту, вынуждая противника выстраивать железобетонные дзоты почти на трясине. А немецкие ландштурмисты дожидались ночи, чтоб на саночках доставлять «по дороге жизни» – замерзшему Огинскому каналу припасы с Выгонощ за 12 километров на 10-шлюз. Поэтому довоенным полешукам выстраивать мосты, которые легко «рвались» при замерзании-размерзании или разваливались при весенних потоках воды, не было резона. Живой пример: прорванная половодьем в 2013 г. новая дорога с твердым покрытием, построенная по современным технологиям на Столинщине. А вот кладки на болотных «сцежках» полешуки делали регулярно, но не везде: в виде простых жердей в местах, где был риск провала по колено и выше. Причем добровольно, без команды или личного материального мотива.


68

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Часто такие кладки больше служили трассером-указателем. Хоть в болотах телеханской зоны для здорового мужчины смертельно опасных мест немного, но провалиться по пояс, а то и окунуться с головой на болоте в зоне «цяги» – хоть отбавляй. Болото, особенно дальнее, было общественным в полном смысле этого слова. При этом сохранялись древнейшие традиции «общинного» строя с неписанным принципом «от каждого по возможностям каждому по потребностям». Деление сенокосных болот на «сцежары» между косарями проходило без землемера или иного арбитра. Традиционно учитывалась многодетность, здоровье конкретного хозяина. Здоровый, подвижный хозяин считал зазорным устраивать сенокос близко к селу и составлять конкуренцию вдовам, калекам. Считалось нормой «выпалить болото» (т. е. подготовить общественный сенокос), выкопать колодец, еще с зимы оставить жердинку в замеченной промоине и сделать другие добрые приспособления. В телеханской зоне веками ставили стога в болоте, по немецкому определению – «на досках». Германцу было чудно такое видеть и тогда и теперь. Слишком отличаются в этом плане хозяйственно-климатические условия двух народов. Когда хозяин-полешук начинал согребать болотное сено, а это почти исключительно или вейник или мелкие виды осок, и на горизонте маячила дождевая туча, сосед считал нормой кинуться на коллективное «киданне» (стогование). Потому что даже под одним дождиком такое сено резко теряло свое качество. Нужно было выручать. Подобные нормы взаимовыручки (толока) сохранились до недавнего времени и шли с глубины веков и как реликтовые искорки социальной самоорганизации еще бытуют в угасающих малых селах телеханской, да и других зон полесской, белорусской земли. Теперь в Европе и Беларуси появились различные «проекты», «программы» и т. п., как оживить местную инициативу, разбудить желание местного самоуправления. Иногда люди на местах легко и почти сразу вычисляют в туманном потоке словесной абстракции элементарное… отмывание грантов, а не желание реально помочь. Время пришло такое. Время выбора в том числе и средств стратегии самовыживания малого села. «Только с приходом войны и ее длительным позиционным характером открылась для нас немцев замкнутость и удаленность этой таинственной болотной зоны, при этом некоторые наши позиции пришли в места, где еще не ступала нога человека. Россия к этому краю дикой природы проявляла только фрагментарный интерес» [4].


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

69

Далее автор описывает прогрессивную инициативу литовского аристократа Михаила Огинского по строительству канала. Но отмечает, что канал пригоден только для прохода лодок-плоскодонок. Любопытные факты приводит немецкий мемуарист дальше. Что-то похожее только недавно озвучивалось на одной из научных конференций в Украине, но в нашей открытой печати подобное не встречалось. «Только в 1874 году российское правительство опечалилось запущенностью этой местности. Оно послало с целью осушения и окультуривания в Рокитнянские болота генерала Жилинского. Тот провел ценное изучение в геологическом и географическом отношениях (Жилинский: Краткий доклад о колонизации Полесья. Петербург 1892. Отпечатано в февральском томе 1894 года в Nouvelles geographiques). После того  – чисто по стратегическим причинам – через Полесье были проложены железные дороги и предпринято осушение болот прямолинейными осушительными каналами по разным направлениям. Достигнута ли была их цель, остается вопросом: так как они полностью заросли кустарником, водной растительностью и обмелели. Что ж, каналы повсеместно можно считать примером напрасно выброшенных денег, как это часто происходит в России» [4]. Описание Гросса заслуживает внимание, в том плане, что это – одно из первых упоминаний по поводу назначения железной дороги Барановичи – Лунинец – Сарны, которая строилась, прежде всего, как рокадная магистраль для военных целей. И в этом отношении она вполне себя оправдала и служила главной коммуникацией на стыке Западного и ЮгоЗападного фронтов Русской армии в ту войну. Правда, в обстановке стратегической неопределенности в 1915 г. русскими был оставлен крупный железнодорожный узел Барановичи на этой рокадной дороге. Но как это нередко бывает, хотели одно, а получилось другое. Железная дорога на Лунинец и Сарны неожиданно оказалось значительно прибыльной, хотя по дороговизне и инженерно-геологической сложности строительства ее смело можно поставить в первый ряд дорожных шедевров. Так вот, редко упоминается, что железнодорожный треугольник Барановичи – Брест – Лунинец в полном смысле слова обанкротил старейший судоходный канал страны – Огинский в начале XX века. Крупнотоннажный сплав и грузовое сообщение по скорости и объему перевозок и по сезонной доступности на любом канале Европы так и не смогли конкурировать с железной дорогой. Да и чему удивляться. В начале XX  века мода на каналы прошла. Знаменитый Кильский канал, теми же немцами в ту пору строился, главным образом как военная коммуникация [27]. Последний грандиозный канал (Беломорский) строился тоже не с чисто экономической перспективой.


70

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

В отношении экспедиции генерала Жилинского, в той её части, что и осушение Полесья планировалось в соответствии с военными имперскими задачами стало известно только недавно и очевидно из названия основного труда того же Жилинского «Генеральный план осушения […] и в связи с возможным театром военных действий». Труда – на то время секретного. Недоверие со стороны царского правительства к аборигенам этого края – к литвинам, так называемым «полякам», было главным лозунгом братоубийственных войн со времен Брестской унии с конца XVI века и причиной иных конфликтов разного рода. Сопротивление императорскому режиму в Выгонощанско-Телеханском регионе всегда вспыхивало в знаковых исторических событиях XIX века: восстаниях и революциях. Имперские посягательства на извечную приверженность к традиционному (звычаевому) праву коренное население терпело до определенных пределов. После – скрытая оппозиция или бунт. Выгонощи – типичный пример, где до 1970-х годов, выражаясь языком современности – теракты (регулярные поджоги) колхозного имущества ещё имели место. Упоминаемая в цитате Гросса «колонизация» – вполне реальна в этом контексте. Другое дело, что с автором нельзя согласиться по поводу всех каналов, проложенных в этом крае. Прошли годы, почти полтора столетия. Те царские каналы в большинстве перекопаны либо польскими, либо советскими аналогами. Но часть царских каналов Жилинского – общей протяжённостью более 300 километров сохранилась на водоразделе – к северо-западу от Бобровичского и к юго-западу от Выгонощанского озёр. Они – в большинстве работают. Причина проста – эти каналы были проложены не по целине, а путем спрямления естественных временно пересыхающих проток, по-местному называемых тягами. А Огинский канал, после временного статуса бесхозного объекта, в 1915 году «поступил» на военную службу. Т. е. все гидротехнические сооружения (10 шлюзов) немцы первоначально стали эксплуатировать с целью подтопления противника. Но по весне подтопили и собственные позиции. И столь неблагодарную затею забросили. Поэтому название этой книги и символично, и конкретно. 1.9. Обустройство оборонительных линий После сентябрьских боёв оставалось в разных местах ещё немало окопов, но плановые оборонительные рубежи на фронте Огинского канала стали обустраиваться с конца сентября в немецкой полосе и несколько позже – в русской.


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

71

За пару месяцев осени 1915 г. немцы силами своих фронтовых частей и пионеров (стройбата) успели проложить несколько километров бревенчатой гати, построить несколько мостов и протянуть к Святой Воле узкоколейную железную дорогу. Признак глубоко эшелонированной обороны. Почему-то не удалось в немецких мемуарах найти чтолибо о рабском труде русских военнопленных. Хотя старожилы об этом говорили очень активно. Неловко было «противоречить» в публичной форме положениям Гаагским конвенциям о правилах ведения войн? Дороги были неважные. Первый и третий батальоны ландштурма хотели обустроить добротные дороги в собственных расположениях: Колонске, Глинной, Турной, Святой Воле. Но это почти не удавалось, так как в первоочередном порядке обустраивались 1-я и 2-я оборонительные линии немецкой обороны на Огинском канале и позади него. При этом вполне понятной была ориентация этих рубежей в Выгонощах. А вот в зоне южнее Долгой их конфигурация напоминала паутину. Строительные немецкие успехи 1915 года на передовом рубеже были неутешительными, «как только успевали что-либо сделать, град русской артиллерии поправлял постройки на свой лад». Т.е. – разрушал. Система оборонительных сооружений немцев на выгонощанско-озарическом участке фронта, занятом 35-й резервной дивизией, выглядела следующим образом. Согласно распоряжениям штаба дивизии (размещался в Ивацевичах) предусматривалось обустройство фронтальных оборонительных пунктов (Stützpunkte) (узлов обороны и опорных пунктов), на господствующих высотах и тактически значимых местах. Первая линия немецкой обороны шла почти везде по каналу от Щары до Ясельды. Исключения: оз. Выгонощанское (обход с запада); Телеханы и Вулька-Телеханская (обход с востока). Для фланкирования фронтальных оборонительных пунктов позади их строились фланговые оборонительные пункты (Zwischenstützpunkte) 2-й оборонительной линии. В отдельных случаях обустраивались и форпостные оборонительные пункты, выдвинутые вперед от сплошной линии обороны на водном или болотном рубеже до 0,3 км. Аналогичные объекты несколько позже оказались особенно эффективными в Барановичской битве в верховье Щары и получили уважительный титул – «форт». Оборонительные пункты 2-й линии строились от Святой Воли: через Бобровичи к центру Выгонощ; через Бобровичи и западную окраину Выгонощ к реке Щара (в устье Огинского канала); к Телеханам; к Краглевичам; к Озаричам. Эти коммуникации составляли основу 2-й резервной линии обороны, удалённой от первой на 1-25 км. Несколько позже, в 1916–1917 гг., оборонительные укрепления были пе-


72

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ределаны в прочные железобетонные сооружения различного назначения: огневые точки, защитные, связные, бомбоубежища, зенитные, наблюдательные, арсенальные. Тогда только что появилась эта категория объектов фортификации и назывались они здешними фронтовиками по-старому – блиндажи. А в местном наречии и по сей день их называют аналогично. Если крупный (на 40-50 человек) – блиндаж. Размером поменьше – блиндажик. С годами, особенно после 1940-х годов, большинство блиндажиков и немало блиндажей под кувалдами, взрывчаткой и иными путями исчезло на стройматериалы или с целью расчистки полей. Некоторые использовались по хозяйственно-складскому и иному назначению. После Великой войны эти объекты фортификации стали называть чаще всего – ДОТы, т. е. долговременные оборонительные точки. Наиболее разнообразные ДОТы сохранились до наших дней на бывшем Выгонощанском плацдарме кайзеровской армии, в центре и восточных окрестностях Выгонощ. Есть несколько таких компактно расположенных объектов в зоне бывшего Озаричского плацдарма. На основе актуального военного опыта в секретных наставлениях по немецкой фортификации 1916 года предписывалось не строить крупные объекты, а делать упор на железобетонные мелкие и небольшие [11, 31]. Которых должно быть много. Так оно и получилось на линии Огинского канала. Самый большой железобетонный дот находится на передовой: на правом фланге Выгонощанского плацдарма (площадь – 57 кв. м). Самый маленький – в устье Огинского канала возле Ясельды – 7 кв. м. В штабных дислокациях 47 и 81 дивизий Бескидского корпуса в Поречье (парк) и Кривошине (больница) построены и сохранились до наших дней крупные железобетонные бомбоубежища – по 120 кв. м. Они же и самые крупные фортификационные сооружения, построенные на фронте Первой мировой войны, что сохранились на Брестчине. Находятся они далековато от фронта, в десяти километрах от Огинского канала или Щары. Они строились, чтобы обезопасить штабы от русских аэропланов. Одно из крупнейших железобетонных сооружений из числа тех, что построены почти на берегу южной части Огинского канала, теперь разрушено. В полуразрушенном виде оно находится возле д. Твердовка и его назначение, по-видимому, универсальное: убежище, арсенальный объект, наблюдательный пункт дороги с Логишина. Согласно немецким приказам основная линия обороны должна быть после занятия позиций на второй день закрыта проволочными заграждениями. Линия проволочных заграждений против пехоты и кавалерии первоначально представляла собой аж 3 полосы по 10 рядов


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

73

в каждой. Такая 30-рядная полоса, возможно, где-то возле Краглевич выглядит весьма внушительно (рис. 1.18). Позже из соображений экономии перешли только на 4-5-ти рядную полосу колючей проволоки, дополнительно прикрытую засекой из сучьев. Получалась необычная комбинация древних и современных приемов фортификации. Несмотря на переход к экономическому варианту заграждений, колючей проволоки хватило с избытком. До настоящего времени, случайно уцелевшие от сборщиков металлического утиля, бухты колючей проволоки ещё лежат в Выгонощах, Бобровичах. И в этих и других сёлах можно видеть причудливый дизайн: заборы из панелей современного «Плабета» и колючей проволоки 100-летней давности. На местах сражений после войны местные жители находили множество специальных ножниц для резки колючей проволоки. Многие десятилетия позже заборы на межах между огородами, а то и между подворьями устраивались из проволоки военных лет. На этих межах во множестве плодились ежи и мелкие птицы, цвело разнотравье. Колючая проволока – самое стойкое и неприятное напоминание о той войне до наших дней. Ее обрывки, нити, сплетения валялись везде к досаде велосипедистов и мотоциклистов. Травмы, поражения детей и взрослых, домашней скотины – повсеместное явление совсем недавнего прошлого. В ходе обустройства фортификаций пришлось столкнуться с большой проблемой – высоким уровнем стояния грунтовых вод. Из-за просачивания грунтовых вод пришлось делать незаглубленные, а возвышенные укрепления. По этой причине, несмотря на типовые инструкции, немцам нигде не удалось в полосе канала построить двухъярусные защитные объекты. Не было подобных объектов и в русской полосе фронта: из-за ненадобности. На линии укреплений запрещалось вырубать кустарник: из-за дождя и ветра грунты легко перемещались. В Выгонощах западная часть села за пару лет войны превратилась в настоящую пустыню. Пески совершенно открытой дюнно-песчаной местности в результате суховеев надвинулись и на соседнее болото, покрыв его слоем песка в полосе шириной до 200 и более метров. Это своеобразная милитарная пустыня навеки засыпала и небольшие притерассные озерки. Их мы нашли случайно, в глубоком шурфе под песками. Так и сохранила здешняя земля неординарную двухслойную почву – порождение этой войны. Чудом уцелели под разрывами сотен снарядов 2 небольшие сосенки в центре той пустыни. Растут они и поныне – последние живые свидетели эпохальной человеческой трагедии. Возле них, после того, как не стало в Выгонощах табунов коров, пошла молодая поросль. И


74

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

стал подниматься мини-лесопарк. А в 2014 г., как и десятки лет до этого, тут прошли «очередные учения»: традиционные детские реконструкции (игры) в войну. На более возвышенных позициях в лесах, как вспоминали офицеры ландвера, строить оборонительные пункты было почти невозможно изза переплетения корней вековых деревьев. Летом, когда было сравнительно сухо, предполье (полоса обеспечения) впереди заграждений очищалась. Деревья и кустарник здесь вырубались, тростник выкашивался. Давало о себе знать и болото. В немецких мемуарах упоминается о «немалом числе случаев утоплений», особенно в ходе осенних боёв 1915 г. в выгонощанско-гортольско-хворощанских болотах. В 13-м полку утопленников не было, благодаря хорошей организации. Но некоторых, случайно угодивших в трясину, приходилось трелевать с помощью веревок и коня. Нередко и кони попадали в болотные передряги, бывало, что и тонули в болотной жиже. Первая фронтовая зима (1915/1916 г.) на Огинском канале выдалась сравнительно мягкой, но влажной (похожей на первую половину зимы 2013/2014). Морозных дней было сравнительно мало. Большой проблемой, как для русских, так и немецких позиций, оказался неустойчивый и часто меняющийся уровень грунтовых вод. Было весьма непросто выгадать наиболее подходящие по высоте места для постройки опорных пунктов. Непредсказуемая «игра» подземных и поверхностных вод в этой части Главного европейского водораздела остаётся проблемой и для современной мелиорации. «Едва закончив крышу уютного сухого опорного пункта, как вскоре мы с удивлением на его месте обнаруживали яму до края заполненную водой. Сырая погода, мокрая одежда и тяжелая работа скрашивалась длинными обеденными перерывами. За это время успевали обсушиться, побаловаться горячим кофейком и алкоголем. Поэтому заболеваемость ландштурма была сравнительно низкой. На первых порах, когда еще в достатке был фураж, неплохо чувствовали себя и кони» [4]. На берегу канала с первых дней фронтового положения не прекращалось обустройство свыше 60 оборонительных опорных пунктов в полосе 35-й немецкой дивизии. Перед которыми возводилась сплошная линия заграждений из колючей проволоки и засек. На что «требовалось бесчисленное количество колючей и гладкой проволоки, скоб и прочих материалов», по словам майора Гросса. Так оно и есть: по современной оценке, если бы одну только колючую проволоку (закрепленную и оставшуюся в бухтах), что доставили кайзеровцы на фронт Огинского канала размотать, то получится сплош-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

75

ной провод по меньшей мере от Выгонощ до Берлина. Можно посчитать это в пфенингах и экономически оценить «рентабельность этой линии» для кайзеровской армии и экономики. Эта 1-я линия немецкой обороны, несмотря на исключительно благоприятные тактические условия местности, тем не менее, кайзеровских стратегов беспокоила с самого начала. Хоть и начиналась зима, но русская армия слухами и делами имитировала подготовку к грандиозному наступлению с наступлением весны. Слухи шли из штабов и радиопереговоров. Нужно отметить, что шпионаж на Огинском канале процветал и в германской и русской армиях, и к разного рода «разведданным» обе контрразведки относились нередко «по-философски». Иное дело – реальные действия по подготовке крупного наступления, скрыть которые весьма сложно. И на этом участке германцев очень пугали дела, точнее… безделье русских. Как же иначе? Фронт стабилизировался, положено как можно надежнее укрепить позиции, обеспечить боевое охранение, связь, установить окопную артиллерию, варианты взаимодействия и т. п. Этим в поте лица, в осенней распутице собственно и занимались аж три немецких полка вместе с австрийцами от Выгонощ и до Озарич прямо на берегу канала. А на русской стороне фронта за эти и последующие месяцы: ни одного метра колючей проволоки, ни одного блокгауза. Зато там наблюдалось скопление войск, включая кавалерию, т. е. ударную силу. Попробуйте тут оставаться спокойным. Поэтому пригнали сюда и четвертый полк – 13-й ландштурма. 13-й полк создавал 2-ю линию обороны весьма замысловатую. И как показали последующие фронтовые события – бесполезную. Положение в Выгонощах и Телеханах в системе фронтовой обороны 3-х ландверных полков на канале было пугающим. Еще пару месяцев назад контрударами с восточной стороны эти селения сравнительно легко занимались русскими. А совсем недавно царская казачья сотня, выходящая из окружения через Бобровичи, в Выгонощах уничтожила немецкую батарею, перебила и взяла в плен полбатальона австрийцев в Выгонощах и с небольшими потерями форсировала канал, т. е. прорвала фронт (см. разд.1.6). 2-я линия обороны планировалась по сложному контуру со сплошной линией узкоколеек в ближнем тылу. На случай мощного удара царских войск предполагалось стоять насмерть, в западной части Выгонощ, Бобровичах, Крошанке (не существует), Святой Воле, Долгой, Краглевичах и Озаричах. Готовился и лесоболотный «мешок» для наступающих: между Выгонощами и Святой Волей на основной территории нынешнего Вульковского лесничества (наподобие такого же мешка в Восточной Пруссии в 1914 году). Там и без того никудышние дороги


76

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

повсеместно перекрывались засеками, перекрывались и на 2-х ручьях устраивались подпоры. «К планируемому весеннему наступлению русских 2-я линия обороны должна быть замкнута. А что русских болото не остановит, подтверждалось, до этого неоднократно, когда они по грудь в болотной воде предпринимали атаки. Они знали болотные тропинки, а когда на канале еще были дыры в заграждениях, совершали дерзкие и успешные налёты. На их стороне стояли опытные проводники из местных жителей, которые постоянно использовались в шпионских целях. Также и позади нашей линии оставалась значительная часть русских помощников, которые контактировали со своими земляками с помощью особых знаков, или ночью проползали через наши посты. Дивизии приходилось нелегко, но по божьей воле в целом все шло своим чередом. Пиломатериалы и скобы мы производили сами, вместо недостающей колючей применяли гладкую проволоку. Когда случались перебои с поставками материала для заграждений, то строили пути сообщений, необходимые в не меньшей степени» [4]. То есть проблем было немало. Интересно, что скуповатые на объективность в отношении неприятеля кайзеровцы отмечают и самоотверженность русского пехотинца, способного наступать и в болоте, что для них, немцев, было неприемлемо. Досаждала немецкому фронту и активная разведывательная работа со стороны местных жителей. Видна и работа русских диверсантов, тогда именуемых штурмовыми группами. Этот опыт немцы будут использовать на канале намного позже, а советская историография почему-то вообще «забудет» героизм русских штурмовиков-диверсантов 1916–1917 годов на канале, отдавая приоритет немцам [27]. «Гладкая проволока» в воспоминании Д. Гросса – деталь весьма симптоматичная. Корректно, или нет, но это – халтура. Натянутая гладкая проволока, не то что пехотинца, и зайца не остановит. Но вот местные жители очень высоко оценили строительные качества именно этой проволоки. До 1980-х годов из нее делались гвозди для заборов, дощатых конструкций и т. п. Первые слесарные навыки мальчики этого края в массе приобретали на изготовлении, выпрямлении, забивании именно таких метизов. Видимо, в недобрый час на карте в долине Огинского канала появился единственный новый населённый пункт в те тревожные годы. Появился по воле оккупантов, ими же и загублен со всеми жителями через четверть века. Именно пилорама с паровым двигателем и узловая железнодорожная станция, построенные немецкими специалистами 13-го полка и руками военнопленных в 1915–1917 гг. на окраине Над-


Глава 1. Гражданские и военные события 1915 года

77

ливской пущи, стали называться Красница (6 км к западу от Выгонощ). После того, как сюда с семьями переселились новые рабочие – жители Вядо и Тупичицы – соседних деревень на берегу Бобровичского озера. По доброй ли гастарбайтерской воле, или по принуждению прошло переселение, по-разному трактовали старожилы соседних сел. Топоним сохранился, а от самой Красницы, в 1942 году сожженной вместе с жителями, остался только небольшой монумент, маленькая лесная прогалина и несколько одичавших яблонь и груш. Но в то время пилорама стала главным «лесозаводом» для германского фронта на Огинском канале. В итоге крупномерного, да и любого иного товарного леса, в округе почти не осталось за считанные пару лет. И за исключением кряжистых дубов на островах среди болот (теперь там памятник природы «Надливская гряда»). И за исключением Baumwache (наблюдательных деревьев). Особенно высокие (30 м и выше) сосны сохранялись, в их кронах устраивались наблюдательные посты. Наблюдательная сосна в ур. Поросли, где в октябре 1915 г. был казацкий бой, уже упоминалась. Всю войну эта сосна служила наблюдательным пунктом в расположении саксонского немецкого полка. Сохранялась и в советское время до 1970 года, в качестве маточника. Засохла и упала от старости. А с прогнившего пня ещё долго сыпались застрявшие десятки лет назад пули. Наиболее величественная по возрасту и габитусу сосна, которая во всей красе сохранилась до наших дней в долине Огинского канала и окрестностях от Ляхович и до Пинска, тоже уцелела благодаря той войне. Она растет прямо на бывшей передовой 83-й пехотной дивизии русского фронта. В Новинском лесничестве этот «зеленый ветеран», отслуживший вахтовую службу для русских наблюдателей, в дальнейшем заботливо сберегался несколькими поколениями лесоводов в качестве эталона – плюсового насаждения. В последние годы это – памятник природы «Новинская хвоя», единственное в стране дерево, сохраняемое в статусе не только по ботаническим, но и – военно-историческим достоинствам. На берегу Огинского канала русских оборонительных объектов в позиционную войну с осени 1915 года не было. Со временем они появились на расстоянии 0,5-4 км восточнее канала. Таким образом, осенью 1915 года на Огинском канале начался этап позиционной войны. До конца войны общая конфигурация переднего края обороны, который служил и первым оборонительным рубежом, останется незыблемой. Между оборонительными рубежами противников останутся широкие, в отдельных местах – очень широкие полосы обеспечения и соответст-


78

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

венно – «нейтральная полоса». В немецкой полосе обороны практически неизменными останутся разграничительные линии между батальонами, полками, дивизиями. В русской полосе, напротив, в зоне Огинского канала разграничительные линии будут существенно меняться, вплоть до разграничительной линии высшего уровня – между Западным и Юго-Западным фронтами. В немецкой полосе глубина оперативного построения (боевой порядок) будет увеличена. В русской  – наоборот. Уже к середине войны, особенно в северной части Огинского канала, на линии фронта появился компактный «комплекс» оборонительных и вспомогательных сооружений. Сразу после той войны подобный комплекс будут называть – укрепрайон. В северной (выгонощанской) зоне подобный «комплекс» по типу долговременного укрепрайона (немецкая полоса обороны) и по типу полевого укрепрайона (русская полоса обороны) неплохо сохранился до настоящего времени.


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

79

Глава 2. Фронтовые события 1916 года 2.1. Положение весной 1916 года На русском фронте начало весны 1916 года знаменовалось большим оживлением. Прежде всего, были в полной мере обеспечены потребности фронтовых частей в стрелковом вооружении, полевой и окопной артиллерии. В достатке были снаряды для основного калибра пушек русской армии. Успехи были и в налаживании военно-стратегического взаимодействия с войсками стран-союзниц Антанты. Для улучшения взаимопонимания, в т. ч. для страховки от поползновения к заключению сепаратных соглашений (а такое почти всегда бывало в длительных или экономически напряженных войнах) активизировался военный обмен кадрами России и её союзников. Во Франции на Западном театре военных действий успешно воевал целый экспедиционный корпус русской армии. В составе этого элитного соединения воевали и уроженцы полесских болот (по определению майора Гросса «стоящие на нижайшей степени человеческого развития»). На русских позициях Огинского канала были замечены французские офицеры, прежде всего в артиллерийских батареях: осваивались усовершенствованные орудийные прицелы и системы управления огнём. Что, безусловно, очень беспокоило немцев на канале. И было от чего тревожиться. Севернее Баранович и южнее Припяти фронт обеспечивали австро-венгры. Это были хорошо вооруженные войска. Но уж слишком разнородные в национально-этническом отношении. Среди армий нескольких воюющих империй, австро-венгерской в наибольшей степени были характерны национально-освободительные брожения. Массовое непонимание солдатами и младшими офицерами смысла войны на чужой земле – типичная картина для австро-венгерской армии. В гротескной форме это показано на примере бравого солдата Швейка в произведениях Я. Гашека. Но когда надо, ох как умели они и консолидироваться, и воевать. Чехословацкий корпус (из недавних пленных) держал в напряге всю Сибирь во второй половине гражданской войны в России. В 1941 году одна австрийская дивизия сумела в Бресте и крепости одолеть намного превосходящие по числу, но разрозненные, красноармейские части. Это будет потом. Ну а пока самое многочисленное пленение за 1915 год на Огинском канале имело место, когда русские казаки разгромили и погнали (через линию фронта!) из Выгонощ полубатальон пленных австрийцев. А до этого, образно выражаясь, было величайшее в ту войну фиаско


80

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

1914 года, когда огромная австро-венгерская армия под ударами русских кавалеристов отдала Галицию, при этом массами сдаваясь в плен. От того удара эта империя уже не оправится никогда. Немецкое командование опасалось прорыва фронта русскими, где оборону как раз обеспечивали австрийцы: возле Баранович и Ковеля. Тогда катастрофа была бы неминуема. В руках русских оказались бы 2 единственных железнодорожных пути из Баранович и Пинска, и 7-8 германских и австро-венгерских корпусов – в окружении! А Бескидский германский корпус, стоявший в середине этой стратегической мышеловки, имел неосторожность оказаться среди бездорожья бескрайних болот на Огинском канале и реке Щара. Поэтому в глубокой тайне на 1916 год германцами планировалось отступление из очень вероятного «болотного мешка» на Огинском канале. Единственную дорогу на Ивацевичи планировалось перекопать, мосты и гати взорвать и сжечь. Взрывчатка и горючее размещались в особых секретных местах и должны быть приведены в действие после открытого выхода в эфир ключевого слова. В этих работах был задействован и 13-й полк 35 резервной дивизии Бескидского корпуса. В оперативном отношении 35 дивизия (16 тыс. человек) больше всего опасалась лобовых ударов русских войск через Выгонощи и Телеханы (единственные места, по которым в этой местности могла наступать кавалерия). Две роты 1-го батальона 13-го полка передислоцировались в Телеханы и Вульку в расположение передовых позиций нескольких рот 2-го и 84-го полков. Первый батальон с 20 марта приступил к строительству подъездного пути (защищенного сверху) к каналу и устройству отсечных позиций позади первой линии окопов. В начале весны Телеханы представляли собой, по немецким понятиям, наиболее угрожаемый сектор фронта на Огинском канале. Потому что и само селение, и подступы с востока со стороны русских позиций были относительно сухими в отличие от сопредельных секторов, где вовсю началось весеннее половодье и распутица. Телеханы к этому моменту стали чем-то вроде «деревянного Сталинграда». Необычна была фортификационная картина. Вдоль улиц были сооружены деревянные «баррикады»: особые стены из кругляка и бруса для противопульной защиты. Кроме того, во многих местах были сооружены крытые деревянные переходы, похожие на современные закрытые тротуары на городских стройках. Но, несмотря на это, ходить по Телеханам было опасно, потери у немцев не прекращались. Причина – регулярный ружейно-пулеметный огонь (нередко с укрытий на деревьях) со стороны русских позиций на гортольской дороге.


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

81

Телеханы и передовые укрепления на восточной окраине местечка русская артиллерия обрабатывала ежедневно. Но как-то избирательно, что еще больше беспокоило немцев. Как бы с намерением отбить обратно. Несколько обособленно, южнее Телехан, сохранялась группа уцелевших домов, в которых на ночлег стали прятаться солдаты из двух ландверных рот. 4 апреля «ночлежка» прицельным огнём 40 артиллерийских гранат была стерта с лица земли. Вообще немцы считали, что куда спокойнее жилось в окопах на передовой перед Гортолем, чем в тылу в Телеханах. 2.2. Первая облава (карательная экспедиция) и болотная лихорадка К северо-западу от Бобровичского озера с давних времён и по настоящее время простираются обширные болота и ивняки, болотные леса. Трудно или вообще непролазные. Среди которых неожиданно возвышаются узкие прерывистые гряды суходолов. Эти гряды, сформированные ураганными ветрами в ледниковое время, небольшие и похожие на искусственные дамбы. За всю историю, даже во времена острейшего земельного дефицита, они так и остались незаселенными. Одна из причин – тучи насекомых-кровососов. В конце весны и в наше время даже звери уходят с этих мест. Не говоря уже о домашней скотине. Но гряды-островки в остальное время года воспринимаются как райские уголки. Особенно после того, как до них доберёшься через трясины и ивняковые топи. В некоторых местах стрелку компаса «лихорадит»: здесь находится одна из сильнейших в стране зон магнитных колебаний (аномалий). Были случаи технических аварий из-за сбоев систем высокоточного наведения и современной военной техники. Случайный человек, оказавшийся в этих местах, сильно рискует. Заблудиться легко и еще проще потерять силу и пропасть в непролазных дебрях. Что иногда случается и в наше мирное время. Одним словом, край великого безлюдья и дикой природы. Но для опытных местных жителей из окрестных сёл в прошлом были известны сравнительно проходимые ориентиры – звериные тропы. С давних времён здесь прятались люди. Пережидали незваных пришельцев, скрывались от рекрутских наборов, да и по многим другим причинам не хотели возвращаться к людям и властям. Это совсем не значит, что на болотных островах было комфортно и безбедно в лихие времена. К примеру, в 1943 г. семья из Выгонощ поселилась в землянке на болотном острове в ур. Липа, спасаясь от оккупантов. Ненадолго отвлеклась, а тем временем, дикий кабан подкрался и вынес из землянки запеленатого младенца. Ребенка отбили, и теперь… Иван Кузьмич живет и здравствует на пенсии.


82

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Ночные подходы, куда более опасных, волков к временным прибежищам болотных беженцев – обычное явление и в те времена, и нынешние. К осени 1915 года здесь тоже скрывались редкие семьи. Появились и русские солдаты, выходившие из окружения. Некоторые с помощью местных проводников перебирались через фронт возле Выгонощанского озера. Иные не особенно спешили к своим: опять в окопы и под немецкие пулеметы. Здесь же базировались и русские разведчики, переходившие через фронт на канале. Жить за счёт чего-то надо. Потихоньку промышляли разными способами. В особенности по немецким тыловым складам. Пошли случаи вооруженных налётов и исчезновения немецких солдат. Т. е. началось не что иное, как партизанское движение. «Для ликвидации мелких банд, шпионов и сбежавших из плена русских, укрывающихся в болотных углах и совершающих дерзкие налёты и кражи, и очистить местность от разного рода опасностей был предпринят внезапный рейд-прочёсывание. Капитан Шпенгер 5 мая из состава 3-й и 4-й рот собрал 180 солдат-добровольцев и выступил для прочёсывания болотистой местности севернее линии Козики – Бобровичи до Щары. 8 и 9 мая тремя разрозненными колонами они возвратились с этого сурового марша. Доставили несколько подозрительных лиц и немножко добычи. И были чуть ли не до смерти изъедены комарами» [4]. Так закончилась эта первая оккупационная облава-экспедиция, накрепко ассоциированная с особой болезнью – болотной лихорадкой (малярией). Не случайно фашистские каратели в годы последней войны наиболее жестокие карательные экспедиции в Беларуси называли «Болотная лихорадка». Точно в этой же местности через 25 лет будет ещё одна облава. Результатом облавы 1942 года станет трагедия: будут сожжены 6 деревень, три из которых никогда не восстановятся, погибнет тысяча ни в чём не повинных людей. Судя по воспоминаниям, майская облава 1916 г. была первой и последней, что проводилось немцами в той войне. Так швабские солдатики, большинство из которых за свою жизнь в глаза не видели болота, внезапно столкнулись с коварной, но не самой страшной силой болот – кровососущим гнусом. Дело в том, что выгонощанские болота по климатическим и гидробиологическим причинам отличаются особенно обильными расплодами насекомых-кровососов. В отдельные годы, когда с весны устанавливается стабильно тёплая ночная погода с температурами выше 12ºС активность кровососов сохраняется до сентября (например, в последние 10 лет). В обычные годы (в т. ч. 1916–1917) к концу июня кровососы относительно пассивны.


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

83

Для нейтрализации этой напасти местное население выработало целую систему защиты: адаптированная одежда; герметичность окон и дверей; куродым комнатный; куродым уличный из особых трухлявых колод; табакокурение и т. д. Некоторые из этих способов пришлые германцы списали на недоразвитость местных людей. «Фронт нападения мошкары с большим трудом удавалось остановить с помощью дымовух, липучек и в особенности табакокурением, которым увлеклись даже сроду не курившие» [4]. Не только зуд и бессонница беспокоили германцев. «Только благодаря тому, что мы выселили цивильное население из непосредственной близости от собственного расположения, в первое лето нам удалось спастись от малярии. Но когда мы в 1917 г. держали передовую линию обороны, и наши окопы находились в лесу недалеко от русских, начались многократные случаи заболевания малярией» [4]. Не совсем правильно Гросс ассоциирует случаи малярии близостью русских. Да и не так близко они находились, чтоб принести заразу. Диспозиция составляла от 0,4 км в Снопищах (южнее Выгонощ) до 7-х км возле Выгонощанского озера. Причина в другом. Весна и лето 1917 года для батальонов ландштурма была особенно тяжела тем, что на передовых окопах (в боевом охранении) было не до дымовух и липучек. Здесь малейшее шевеление в немецких окопах вызывало винтовочный или орудийный обстрел со стороны русских позиций. Сложилось так, что «снарядно-пулевая дисциплина» вынудила передний край немцев перейти исключительно на ночной образ жизни. Не до комариных покусов, добежать бы до блиндажа. Вопрос для окопных наблюдателей стоял серьёзно: вовремя распознать по свисту направление выпущенной русской шрапнели и успеть юркнуть в «лисью нору» блиндажика, спасаясь от смертоносного града. В те времена малярия не была «визиткой» болотного Полесья, как раз, наоборот, вспышки малярии были типичны в основном для Южной Европы, уносящей тысячи жизней. Поэтому так активно проводилось осушение немногих болотистых участков в поймах тамошних ручейков и речек. Чуть позже, в местах облюбованных для отдыха советским сталинским правительством, в том числе и по «малярийной причине» осушат и Колхидскую низменность. По современным наблюдениям, в некоторых странах Средиземноморья сильный расплод малярийного комара наблюдается и теперь. Обычно в немногих, захламленных мусором и падалью, участках на краю селений человека. Там какая угодно зараза может находиться, не то что малярия. О каких-то особых массовых случаях заболевания человека малярией в телеханской зоне или соседних местах Полесья в последние полтораста лет слышать или читать не доводилось.


84

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Но увидеть довелось. Где-то в 1985 году в санатории «Сосновый бор» (Ивацевичский р-н) на носилках прямо с учения привезли солдата. Бьющийся в судорогах из-за укусов комаров, грузинский парень никогда раньше не знал, как выглядит комар. По мнению врачей – здесь были симптомы болотной лихорадки (малярии). Неудивительно, что малярией болели немецкие солдаты – уроженцы гористого и сухого Вюртембурга. И близость русских (мемуары Гросса) тут совсем не при делах. 2.3. Сельхозработы и «экспорт» Страдали от комариной напасти и кони ландвера. Немудрено. «Низкорослые в струпьях местные лошадки», которых так критиковал Гросс, не в пример были куда более выносливы, в результате извечной народной селекции, проводимой полешуками. Что совершенно не умаляет заслуги немецких коневодов или голландских скотоводов, которые, исходя из собственных природных условий, создали хорошие породы лошадей и коров. Но в наших комариных и сырых условиях они в одночасье теряли свои продуктивные качества. Это в полной мере осознали немцы еще в ту Великую войну, и в июне 1941 г. Трофейные команды немедленно за ударными частями захватчиков устремлялись именно в те селения, где имелось породистое поголовье местного скота или лошадей. И откуда только знали? «В апреле-мае наши боевые кони вынуждены были впрячься в сельхозработы. Еще осенью 1915 года в каждой дивизии была создана экономическая комиссия в составе дивизионного председателя и унтерофицера. Они разделяли пахотные угодья на сельхозрайоны и выдавали карты земель и кадастровые таблицы. Офицер-интендант каждого конкретного подразделения обязан был обеспечить обработку вверенной ему земли, в случае передислокации передать вновь прибывшей части хозяйство в полном порядке. В случае нехватки сельхозинвентаря на месте, направлялся запрос в штаб дивизии. Кроме того, каждое подразделение было обязано иметь и обрабатывать собственный огород. В интересах Родины полагалось извлечь из этой земли пользу по максимуму. Счастливым образом наши кони вскоре были спасены от подобной нагрузки. Потому что в мае прибыла инженерно-транспортная колонна» [4]. Таким образом, в восточной половине нынешнего Ивацевичского района до Огинского канала действовало «сельхозуправление» в составе 2-х человек и получилось около 30 «колхозов» в расположении подразделений, до рот включительно. Большого удовольствия фронтовые командиры от «колхозов» не испытали. Искали разные уловки. Писали рапорты. Хотя бы из-за того, что обстановка даже далеко поза-


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

85

ди канала была небезопасна. Например, 6 мая 1916 г. русская батарея из-под Гортоля с расстояния 13 км (!) прицельно обрушила на центр Колонска 3 гранаты и 2 шрапнели. Огонь корректировался с привязного аэростата. Как это делалось можно вообразить, посмотрев кинофильм «Бумбараш». В прифронтовом Колонске немцы часто проводили крупные парады, богослужения, смотры коней и вооружения. То есть артобстрел был с намеком, в частности на возможности русских орудий. Периодически налетали русские аэропланы и бросали бомбы. Поэтому тут и там сооружались бомбоубежища. По жаргону ландштурма – «погреба для героев». Почти все они позже были разбиты людьми на стройматериалы. Но план есть план. «Для улучшения продпайка в войска на каждую роту была передана 1 корова и 1 свинья на откорм. В случае сражения разрешалось свинью пускать на порции» [4]. Сколько было «сражений», а следовательно и «шкварок» для собственного потребления, в мемуарах не пишется. С учетом десятков рот, дислоцированных в зоне канала скотины, надо полагать, было немало. На болотистых лугах косилось и греблось сено, зимой оно вывозилось сенокосными командами. Согласно плановым заданиям выращивались картофель и корнеплоды. Старшее поколение еще помнит, как в былые времена повсеместно делались особые ледяные погреба. Под весну кололи и складировали лед и на лето закрывали его дерном, опилками и навозом. Ледяной холодильник промышленных масштабов в Выгонощах в рыбскладе существовал до 1970-х годов. Подобные «холодильники» были в массовом обиходе русского и немецкого фронтового быта по обе стороны канала. По мемуарным данным здешние урожаи были очень хорошие. Что надо оценивать как яркий комплемент высокой культуры земледелия наших предков. Избалованные благоприятным климатом и хорошей почвой на своей родине, вюртембуржцы знали меру урожайности. Нужно помнить, что пахотный полевой клин тогдашней земли в телеханской зоне составляли в основном пески, и чтобы поддерживать продуктивность таких земель, помимо внесения массы навоза, требовались и особые методы агротехники. К сожалению, многие из них уже забыты. В последние десятилетия эти «пашни» более чем наполовину были выведены из сельхозоборота и отданы под лес, застройку ферм и т. п. из-за утраченного плодородия. С пафосом немецкие офицеры в своих мемуарах отмечают об интересах собственной родины и империи и «что из захваченных областей


86

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

извлекалось всё, что только можно». Есть данные, к примеру, что с оккупированных украинских земель было вывезено больше миллиона тонн земли (чернозема). В телеханской зоне 35 дивизия занималась иным ресурсом. Здесь работало несколько особых смолокурных команд, каждая имела по несколько заводиков для переработки живицы на скипидар и мыло, а также производства березового дегтя. «Неслыханные лесные богатства» – по определению немцев стали сырьем для работы построенных в Ивацевичах и телеханской зоне лесопильных заводов, вагонных фабрик и целлюлозной фабрики. Работали цукатная и мармеладные фабрики на качественном по немецким меркам плодово-ягодном сырье. Лесная и кондитерская продукция вывозилась в Германию. Для собственных нужд и на вывоз проводилась заготовка лекарственных трав. Немцев удивляло разнообразие и обилие лесных ягод (малины, черники, брусники и т. п.). Что приятно выделяет телеханскую зону в этом отношении и по настоящее время. Большим спросом у немцев пользовались тогда желуди, из которых делался эрзац-кофе. «Большое удовольствие доставляло наблюдение огромного числа ужей, водных животных, бабочек стрекоз. Некоторых из них мы пускали по материальному назначению» [4]. То есть – кушали. Такая вот «цивилизация»: ели жёлуди и лягушек. Что ж, и вкус и цвет… у каждой нации свой. 2.4. Охота и рыболовство Увлекались и охотой. Как правило, это была бестолковая пальба и беготня. Проводились и организованные охоты с номерами и загоном. Но и тут каждый старался выделиться, путая все и вся. «Плачевные результаты» не заставляли себя ждать почти каждый раз, вспоминали бойцы ландштурма. Куда более результативной была охота скрадыванием. Интересную особенность подметили опытные охотники ландштурма ещё в те далекие времена. Дело в том, что западноевропейская и восточноевропейская дичь по поведению и угодья сильно отличаются и тогда и теперь. О чём иногда забывают современные охотустроители. И никак не могут взять в толк, почему это копытного зверя у нас так мало добывается. По сравнению с западноевропейскими охотугодьями. Не понимали и тогдашние охотники – связывая пугливость дичи только с войной. «Главная причина редкого выхода зверя на ружейный выстрел – постоянное беспокойство дичи из-за длительной войны» [4]. Причина здесь все же иная: ландшафтные различия. На освоенных равнинах Западной Европы леса и болота состоят обычно из неболь-


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

87

ших участков. Поэтому охотники легко и быстро находили и находят зверя (кабана, косулю), которому и деваться было некуда. Здесь же, в Полесье, обширные пространства лесов и болот обеспечивают копытному зверю возможность легко уходить на большие расстояния и рассеиваться при малейшей опасности. Кроме того, копытные здесь выработали особую поведенческую тактику, собираясь зимой в большие стада, способные противостоять нападению стаи волков. Переводя подобное поведение на милитарный язык: зверь использовал партизанскую тактику. Волка здесь много. К примеру, в зоне Огинского канала возле Выгонощ в конце 2012 года за одну облаву убито сразу 12 волков. Рекордный показатель. Волчьи коварные стаи – одно из тяжёлых последствий для Огинского канала именно 1-й Мировой войны. Ощущается это и теперь. В частности – сравнительно невысокое поголовье диких копытных на фоне очень хорошей кормовой базы. До той войны с волками в здешних краях велась серьёзная борьба. Особенно в охотничьих угодьях Радзивиллов, Пусловких, Потоцких. Не только сами эти магнаты, но и их многочисленные друзья и родня предавались этому виду охотничьей сферы. В цене были азарт, трофеи (рис. 2.6). Но главный стимул – хозяйственная причина. Урон домашнему скотоводству от волков был очень большим. Если бы не велась специальная борьба с этим хищником о животноводстве в зоне Огинского канала можно было бы забыть. К этому и шло. После мятежных событий 1860-х и 1904–05-х годов и строгого законодательства по охоте перед войной царские власти практически обезоружили опытных волчатников – простых крестьян. Нападения волков на взрослых людей стали очень редкими. Война, резкое падение уровня скотоводства, полное отсутствие организационной борьбы поменяли поведение этого хищника. «В Новинском лесничестве есть место, что называется Казак. Получилось так, что где-то зимой 1916 года по лесу ехал хорошо вооружённый казак-посыльный. Подступили волки. Конь по узкой дороге среди деревьев не побежит. Отбивался казак как мог своей саблей, до последних сил. После в кровавом месиве насчитали 12 изрубленных зверей…» (Воспоминание Саутина Михаила Павловича со слов отца, 2014 г.). В последние двадцать лет в этих местах ночью и в одиночку приходилось неожиданно (для меня) сталкиваться на расстоянии зрительного контакта с волчьими стаями три раза. Но это были уже не те зверилюдоеды.


88

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Сразу после ухода фронта с Огинского канала в непомерно разросшейся популяции волков появились страшные для человека гибриды (волко-собаки). А вскоре разразилось и бешенство. Возможности нарезного оружия в годы Первой мировой войны позволяли поражать зверя на большом расстоянии. Лоси и волки становились частой добычей немецких охотников, в Германии к тому времени эти охотничьи звери уже исчезли. На русской стороне канала практиковались охоты не только на крупных копытных и хищников, но и самого большого хищника Европы – бурого медведя. Охотились на него, надо сказать, не слабо. Знаменитые на всю Европу в конце XIX века медвежьи угодья Радзивиллов в зоне Хотыничи – Денисковичи за пару лет той войны были полностью опустошены. Были медведи и возле Выгонощ. В наши годы появляются они только изредка. Последний раз довелось наблюдать одиночного медведя на ягодниках возле Выгонощанского озера в 2012 г. Особенно много было диких уток, которые «заготавливались бочками». Зимой нередко добывались кабаны и лоси. А вот зайцев было очень мало: суходольных открытых угодий для этого вида тогда еще действительно было мало. В охоте, несмотря на фронтовое положение, был наведен порядок, во всяком случае – на немецкой стороне канала. Положено было иметь охотбилет, который выдавался в канцелярии дивизии в Ивацевичах. Правда, на практике ландвер взял на вооружение тогдашнюю поговорку местных браконьеров «Россия велика, а царь еще дальше» и… бесстыдно браконьерствовали. Дошло до того, что перетаскали подросших аистят с буслянок на хлевах. На мясо. Огинский канал, точнее его фарватер, проходит через два своеобразных озера. Выгонощанское – второе по величине в Полесье и самое большое на Брестчине. Вульковское – карстовое озеро, одно из наиболее глубоких на западе Беларуси. На немецкой стороне оставалось Бобровичское, на русской – Соминское, озёра тоже примечательные во многом. Промысловым рыболовством немцы занялись почти сразу по приходу. «Чтобы извлечь доход из богатых на рыбу озёр, а также для поддержания надлежащего порядка, были организованы рыболовные команды. Поставлялись линь, щука, окунь, плотва и другая рыба. В иной день улов доходил до 50 килограмм» [4]. Тут, конечно же, рыбаки ландвера несколько оконфузились. Имея неплохие рыболовные плавсредства (лодки, баркасы, неводы) и местных опытных рыбаков-инструкторов в зоне Бобровичского озера и… столь скромный улов. В 1960-е годы ежедневный улов на этих озёрах доходил до 5 тонн и больше. Разве что местные рыбаки саботажничали, прикидываясь неумехами. Но главная причина, скорее всего, в другом. Из-за прекращения


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

89

неводного лова зимой рыба выдыхала. Именно такой, один из грандиозных заморов был зимой 1941/42 годов, когда резко упала численность, а один вид рыб вымер навсегда. Выгонощанское озеро до войны по рыболовным угодьям делилось надвое: между помещиками Пусловским и Потоцким. Теперь передел определился линией фронта прямо по озеру, тоже – надвое. Рыболовные лодки, судя по фото тех лет, на Выгонощанском озере имелись и у русских и немецких фронтовиков. 2.5. Постройка железных дорог Железные дороги в телеханско-выгонощанских болотах? Какой смысл? Но немцы придавали именно этому транспорту очень большое значение. Ещё в начале войны осенью 1914 г. одна германская армия в Восточной Пруссии оказалась в клещах двух наступающих русских армий и начала панически отступать. До железной дороги. После чего, используя свободу и быстроту манёвра, за счёт железной дороги сумела не только выкрутиться, но по очереди сперва окружила одну русскую армию, а вторую вынудила отступить. После Горлицкого прорыва весной 1915 года, в течение месяца объединённые силы германцев и австровенгров добрались из-под Люблина аж до Телехан и Выгонощ. Столь стремительное наступление неприятелю удалось тоже за счёт железной дороги Влодава – Брест – Ивацевичи. Поэтому, почти сразу, осенью 1915 года 35 немецкая дивизия начала строить систему узкоколейных железных дорог (Divisionsfeldbahn). От Ивацевич до Святой Воли (узловая станция дивизии) узкоколейка длиной 32 км была завершена 15 февраля 1916 г. Далее узкоколейки были выстроены веером: 9 мая к Телеханам, 15 мая к Выгонощам, 1 и 2 мая к Колонску и Озаричам. Эти дороги построены в полосах сравнительно неплохих суходольных дорог, существовавших к тому времени. Во всяком случае, телегой проехать можно было большей частью года. Позже появились дополнительные ветки. Куда более проблемной была постройка рокадной узкоколейки из ур. Поросли (западнее Выгонощ) к Вульковскому озеру и далее до Телехан. Дорожным чудом можно назвать рокадную узкоколейку от ур. Поросли до ур. Дорошанка и далее вокруг Выгонощанского озера до Щары. Эта военная «стройка века» во времени неимоверно растянулась по фронтовым меркам. Строили 2 года, но протянули только наполовину плановой длины – на 8 км. Это «чудо наполовину» (по-местному – Накат) построено на топях торфяного болота с сапропелевой подстилкой, т. е. в исключительно сложных инженерно-геологических условиях.


90

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Именно часть этой дороги (дамба и ощутимые при ходьбе «шпалы») – наиболее полный сохранившийся фрагмент фронтовых путей сообщения Первой мировой войны в телеханской зоне. Всего в полосе 35-й немецкой дивизии было построено 110 км подъездной и рокадных узкоколеек и не менее 9 ж/д станций. Строительство вела специальная транспортная колонна (по немецким источникам) и большое число русских военнопленных (по словам старожилов). Столь развитой сети железных дорог другие фронтовые дивизии не имели: ни соседние немецкие и австро-венгерские, ни русские. Как это было, со слов более старших людей рассказывает старожил д. Выгонощи Омелящик Николай Степанович. Он хорошо помнит и узкоколейку, и многие другие события и объекты, которых уже нет. «Беженцев вывозили с Ганцевич. Нашу деревню вывозили в нынешний Куйбышев. Этим занимались наши. Успели. А Великую Гать занимали немцы. Доты тоже немцы строили (именно русские военнопленные)... Много их умерло. Их хоронили по колейцы на повороте. А колейка была по болоту и по лесу до Телехан. Одна узкоколейка во времена 1-й Мировой войны в Порослях поворачивала через Весло на Телеханы, а другая через болото на Погоню, до 10 шлюза. Между Бобровичами и между Святой Волей на полпути на повороте был фольварк Крошанка. Там был хутор из 2 хат и небольшое поле. Пленные жили за Бобровичами на повороте, под Великую Гать. Крошанка по другую сторону. Их аж с тех мест возили на работу в Выгонощи. Недалеко от Малой Гати они и жили. Там и кладбище, где их хоронили. А кладбище за Выгонощами возле моста через сбросный канал  – немецкое. И еще там неизвестные русские похоронены. Посчитать захоронения можно. Еще там хутор был раньше. А 2-я Горожа  – кладбище русских. Поляки пришли в двадцатые годы, мужиков всех собрали, заставили кости с русских кладбищ свозить в одно. На немецкое кладбище. Вдоль дороги на Бобровичи. Там 3 братские могилы русских. Грузили в ящики, и на это кладбище. Поляки похоронены вместе с немцами – тоже есть братская могила. После того как люди приехали с беженцев в 20-м году, тут, по рассказам, никого не было. Всё сгорело. Люди ходили по селах и просили зерна, сеяли. Только Телеханы не спалили. Эта сама центра была. Только Колеснички, работали у немцев (ловили рыбу по рассказам). Это дед Мелян и дед Митер оставались. Жили в лесу. Люди жили в землянках и бараках. Когда началась война – тут стоял фронт. Вся деревня была по каналу окутана проволокой. Вдоль канала стояли столбы и всё было в колючей сетке.


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

91

Много блиндажей разбили на фундамент, т. к. они были с плиток. На поле на блиндажике стояла пушка немецкая, а под низом лежали снаряды и сидели солдаты. Все евреи жили в Телеханах, в Выгонощах их не было. Большие стальные арки были на канале. Там был разводной мост, который разводился на 2 части. Потом его спалили, арки порезали. Есть еще железные арки в погребах, люди пользуются. А еще были в блиндажах немецких, покрытые бетоном. Люди разбивали, доставали, расправляли, делали ровно, и покрывали хату. У деда такой бляхой накрыта хата. В блиндажах ещё видно, где были отпечатки от этих арок. В Нозе, по слухам, есть камень разграничивающий. Это старая граница поветов. Я там не был, но слышал, камень там 1х1 м. Тут в селе стояла русская царская армия (одна артиллерийская бригада – конец ул. Новоселов), вторая – нынешний восточный конец улицы. А немецкая –1-ая блиндаж, вторая – за болотами. В Лазоревике есть окопы. Через болото был накат (от Гарачого в Лазоревики). Народ скотину по этому накату перегонял в Лазоревку. Возле Гарачого в болоте стояла русская конница. По Раздяловичской дороге стояли бараки русской армии» [35]. Линии и станции узкоколеек старались маскировать. Русские разведывательные аэропланы регулярно летали над немецкими позициями, но бомбежки на передовой были сравнительно редкими. Чаще всего русские аэропланы, пролетая вдоль железнодорожной линии от Бобрович или Телехан, высматривали поезда и бросали бомбы. Нередко с тяжелыми для немцев последствиями (рис. 2.9). Если же подходящей дорожной цели не встречалось, аэроплан долетал до узловой станции в Святой Воле и сбрасывал бомбы там. Над немецкой передовой русские аэропланы летали сравнительно безнаказанно по особым неписаным правилам (о чем далее в тексте). По узкоколейкам осуществлялась транспортировка стройматериалов, продовольствия, боеприпасов, фуража, личного состава. На обратном пути – лес в Ивацевичи и дальше – в Германию. Применялась и техническая новация той войны. Бронепоездов, правда, не было (узкоколейка не выдержала бы нагрузки), но в распоряжении 35-й дивизии было 2 специальных пулеметных поезда, готовых в случае наступления русских немедленно вступить в бой, или прикрыть отступление собственных войск. Наиболее приближенная к линии фронта конечная станция находилась всего в 1,2 км от передовой в Выгонощах. Она имела особо важное значение, потому как служила единственной коммуникацией для быстрой эвакуации 3-х батальонов (около 900 человек) с Выгонощанского плацдарма. В


92

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

случае вполне ожидаемого здесь мощного удара и прорыва фронта русскими полками. Прослужили узкоколейки долгое время и для последующих поколений. Окончательно разобраны узкоколейки были в 1970-е годы. В 19401950-е годы типичная картина: медленно идущий состав с дровами, на которых разноцветный люд из окрестных сёл едет в Ивацевичи. Остановки, точнее – замедление хода поезда – «по требованию». В русской части фронта дорожное строительство почти не велось, что нагоняло страху неприятелю. В основном силами татарского стройбата была построена среди заболоченных лесов грунтовая рокадная дорога для повозок. Этот русский накат протянулся от ур. Баран на Раздяловичской дороге через ур. Стрелово в сторону Соминского озера. Там, где Русский накат проложен по уже тогда существовавшей лесной просеке, в виде заметной насыпи он сохранился. По русскому, как и немецкому Накатам теперь проходят хорошо набитые, но узкие звериные тропы. Доступны они и для туриста-спортсмена. Интересно была выстроена плавающая, местами по трясине, гребля от места дислокации русского полка на раздяловичской дороге (ур. Другая горожа) до островов в ур. Лазоревик. Хоть паровозики по этой гребле не ходили, но это, пожалуй, единственный случай, как по трясине перемещалась батарея полевой артиллерии на несколько километров. Единственная узкоколейка в полосе русского фронта на Огинском канале была проложена от магистральной железной дороги Барановичи – Лунинец до Хотынич, Раздялович и далее до ур. Песчаница. Там же было устроено разворотное кольцо. От передовой в Выгонощах, Песчаница размещалась далековато – 7 км. В случае чего добежать с передовой русскому пехотинцу пришлось бы труднёхонько. Рокадной дорогой для русской армии служила и упомянутая железнодорожная магистраль с Ляхович на Ганцевичи, Лунинец. 2.6. Положение летом 1916 г. «Между штабами Западного и Юго-Западного фронтов и Ставкой Русской Армии велись напряженные переговоры. Генерал Эверт (командующий Западным фронтом) всё не решался наступать, прося отсрочку за отсрочкой: с 31 мая на 4 июня, с 4-го на 20-е… Генерал Брусилов (командующий Юго-Западным фронтом) жаловался на бездействие генерала Эверта, прося Ставку ускорить его наступление. Несчастный Алексеев (главнокомандующий Ставкой) соглашался то с одним, то с другим – в зависимости от того, с кем в данную минуту говорил. Упрашивая Эверта


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

93

торопиться, подчеркивая, что счет времени сейчас надо вести на минуты! он вслед за тем дарил ему восемнадцать драгоценных дней! Директивы генерала Алексеева были столь расплывчаты и неясны, что целая армия – 3-я генерала Леша (стояла на Огинском канале) – оказалась вне пространства и на нее претендовали одновременно и Западный, и Юго-Западный фронты. По духу директив Ставки (навязывание Брусилову Пинского района) она должна была войти в рамки Юго-Западного фронта – по букве их оставалась в составе Западного. Оба главнокомандующих обратились с запросом в Ставку. Алексеев сперва согласился с генералом Эвертом, а затем с генералом Брусиловым, которому в конце концов 10 июня и передал 3-ю армию. Однако генерал Эверт успел отобрать себе четыре корпуса из пяти, так что в распоряжение генерала Брусилова поступил только штаб армии и один XXXI армейский корпус. Генерал Брусилов передал в 3-ю армию крайний правый фланг 8-й армии – конный и армейский корпуса, намереваясь развить удар по обоим берегам Припяти. В бездонных трясинах Полесья без всякой пользы завязло семь превосходных кавалерийских дивизий. Их присутствие здесь вопияло к небу, но кавалерист Брусилов этого не замечал. V конный корпус оставлен был 8-й армии. В Полесье остался IV кавалерийский корпус генерала Гилленшмидта – 16-я кавалерийская, 2-я Сводно-казачья и 3-я Кавказская казачья дивизии. В 3-й армии, кроме того, находилось четыре конных дивизии – 3-я Кавказская, 5-я Донская, 1-я Кубанская и Забайкальская казачьи» [15]. В немецкой обороне забеспокоились. Еще в мае 1916 года на Огинский канал прибыла специальная военно-инженерная часть для строительства надежной технической системы обороны. Основу ее составил отдельный военно-строительный батальон № 79. Начались и передислокации. 18 мая часть 1-го батальона 13 полка ландштурма, натерпевшись страху из-за постоянного обстрела русскими, покинула Озаричи и перебралась в лесной лагерь Мюллерслюфт. По ночам часть домов из села была разобрана и перевезена в лес, остальные хаты были взорваны. Тревога нарастала. Повышенная боеготовность была объявлена не только на передовой по каналу, но и в ближнем немецком тылу. В первые две недели июня были сооружены новые или укреплены существующие оборонительные полосы вокруг всех деревень и лесных лагерей, где дислоцировались войска. Особенно тревожная обстановка прослеживалась на немецком фронте 81-й резервной дивизии (полки № 267 и 268) южнее Озарич вдоль канала. Путем радиоперехвата немцы дознались о прибытии к русским сильного подкрепления – частей Кавказского корпуса под Ло-


94

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

гишин. На Огинском канале немецкие штабы активно использовали и древнейший, характерный для всех больших войн, источник информации – донесения перебежчиков. «Перед каждым наступлением со стороны русских появлялись перебежчики» [4]. Отметим, что подобные случаи носили регулярный характер и в других армиях. Как только затевалась атака, и с той, и с другой стороны начинался челнок перебежчиков на всех фронтах, не только на Огинском. Атаке обычно предшествовала мощная артиллерийская обработка переднего края обороны противника. Замолкали пушки, в бой открытыми цепями или волнами цепей шли наступающие. Впереди – губительный огонь вражеских пулеметов! Хватало одного «Максима» или «Шварцлозе», чтобы остановить роту или даже батальон атакующих. Не говоря уже об убийственной силе окопной артиллерии и ручных гранат. Это после, в том числе и на Огинском, в 1917 году генералы научились беречь пехотинца и младшего офицера, используя тактику огневого вала и штурмовые группы. Перед атакой нервы выдерживали не у каждого. Перебежка к противнику оставляла шанс выжить где-нибудь в плену. 2.7. Сражение под Твердовкой (Логишином) С 16 июня немецкая передовая Огинского канала в зоне Озарич на широком участке фронта в 20 км на стыке 35-й и 81-й дивизий подвергалась сокрушительному артобстрелу. Не оставлены были без огневого внимания и участки к северу: Телеханы, Выгонощи. Все боеспособные силы 35-й и 81-й дивизий кинулись на передовую, к каналу. А это, собственно, и нужно было русским стратегам. Особенно сильный огонь русской артиллерии пришелся на участок канала от Твердовки на юге до Озарич на севере. Русскими было пущено химическое оружие – газовые снаряды (наверно – единственный случай газовых атак на канале). К 19 июня снарядный обстрел достиг максимальной силы и тут же сменился ружейно-пулеметным огнем русских пехотинцев. «19 июня огонь тяжелой артиллерии был направлен на участок 81-й резервной дивизии от Мартыновки (в 7 км от Логишина) до изгиба канала в 5 км севернее. После того, как огонь временами принимал характер подготовки, в 5 часов пополудни противник начал атаку густыми колоннами. Немцы отбили своим огнем атаки 75 русской дивизии к югу от дороги из Логишина и к изгибу канала, а также и 27-й дивизии к северу от этой дороги» [22]. Вечером 19 июня в штабы немецких батальонов прошли телефонограммы «Сильное русское наступление между 2-м и 4-м шлюзами (на-


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

95

против Логишина) захлебнулось в крови. Кто нападал, лежит мертв или ранен перед нашей линией. Наши потери невелики» [4]. Отметим, что потери были сравнительно большие для обоих сторон. Так, ценой большой крови 3-й русской Армии на канале обеспечивался основной наступательный порыв южнее Припяти, силой Юго-западного фронта. Вокруг этого сражения, особенно в фазе его подготовки, шли напряженные штабные дебаты на самом высоком уровне русской Ставки. В любом случае, оно закрепило успех наступления на юге (Брусиловский прорыв) и не позволило ударить в тылы русскому наступлению со стороны боеспособных дивизий кайзера с канала и Пинска. Брусиловский прорыв состоялся, стал яркой страницей истории восточно-славянского оружия, и уже в те дни возымел большой политический резонанс. Никому после начала позиционной войны с 1915 по 1917 гг. не удавалось за месяц проломить оборону противника на 160 км в глубину. Это случилось только в Брусиловском прорыве. С огромной тревогой следили немцы за ходом русского наступления южнее Припяти и были, кстати, готовы к полному своему и австровенгерскому поражению в войне с Россией. «… и весь мир смотрит на Волынь. Будет ли Брусилов наступать и через Ковель? Быть может, ценой победы русских, решится восточная война» [22]. Спешно восстанавливали немцы свои порушенные позиции на канале. В зоне Озарич – только по ночам. Особое внимание уделялось одному из наиболее угрожаемых участков в зоне нынешнего Валищенского моста. Тогда это место называлось Конский брод. Со стороны русских сюда вела единственная дорога через болото. Дорога эксклюзивна тем, что перед каналом на 1 км проезжей части приходилось целых 5 мостов со стороны д. Валище. Но болото к этому времени подсохло и высокая трава-некошь представляла хороший маскировочный барьер. Попытки немцев прокосить нейтральную полосу пресекались русскими стрелками или шрапнелью. Выстроить бетонированные пулеметные доты немцы здесь не смогли: торфяное болото и обстрел. Но в ночной темени сумели забетонировать основательные стрелковые окопы. Часть из которых (примерно 20 %) сохранилась около этого моста до наших дней. Эти бетонированные фортификации представляют интерес в том плане, что возводились они в боевых условиях прямой наводки русских пушек и активного стрелкового огня. Так появился Озаричский плацдарм. Но над немецким фронтом нависла новая угроза. Пока 35-я немецкая дивизия, приведя передний край обороны на канале в максимальную боеготовность и тайно готовясь к возможному бегству, вынуждена была отдавать свои резервы на подмогу своим северным соседям. Там с полной ясностью надвигалась катастрофа.


96

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

В русской ставке появились новые планы по Огинскому каналу. «Между тем, Алексеев 7 июля из Ставки телеграфировал главкоюзу и главкозападу о возможности наступления на Ковель через Камень-Каширский и Ратно, а также на необходимость действовать в тыл Пинска частями 3-й армии с севера и юга, причём для облегчения этой задачи, разрешение которой должно было отразиться самым благоприятным образом на положении Западного фронта, Алексеев предлагал последнему сменить части XXXI корпуса на Огинском канале от Выгонощанского озера до Логишина. На это главкозап ответит, что Логишин составляет центр целого узла сопротивления, а потому устанавливать раздельную линию через него нельзя, а надо взять границей Колонск-Речки. Брусилов сначала решительно отложил всякие действия в тыл Пинска, затем согласился на то, чтобы, пользуясь сокращением фронта XXXI корпуса (хотя бы до линии Колонск – Речки), выслать часть его в тыл Пинска с севера, причем первою задачей фронт ставил себе взятие Ковеля, а затем уже операции в тыл Пинска. В таком духе был составлен ответ Алексееву» [20]. 2.8. Участие в Барановичской битве, «Белорусский Верден» Барановичская битва летом 1916 года – особая веха в истории боевых действий на Восточном театре той войны. По своей кровопролитности, продолжительности, значению её с полной уверенностью можно определить, как «Белорусский Верден». В те же дни шло наиболее кровопролитное сражение в истории войн на Западном театре, и где на небольшом участке фронта за несколько месяцев в «Верденской мясорубке» погибло около 1 млн. человек. Барановичская битва 1916 года не имеет аналогов за всю военную историю Брестчины. В июне-начале июля 1916 г. жертвы обоих сторон (по разным источникам): убиты 40-70 тысяч человек, умершие от ран 30-50 тысяч человек. То есть не менее 0,1 миллиона безвозвратных потерь! За столь короткий срок. В Барановичской битве побывали и пехотные части, срочно переброшенные из резервных дислокаций с Огинского канала. Там воины ландвера и ландштурма, с боями прошедшие от Венгрии и Западной Польши до Выгонощ и Телехан, едва ли не впервые увидели в лицо отчаянный героизм русского солдата и взводного командира. Увидели во всей неприглядности жесткость той войны. Очень многие из них переосмыслили своё личное место в той войне, и через недолгий час целыми взводами продирались к русским позициям через болотные дебри… чтобы сдаться в плен. Было над чем задуматься и русском пехотинцу, прорвавшему фронт и остаться ни кем не поддержанным на скробовских высотах (под д. Скробово и д. Столовичи).


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

97

В монументально-историческом отношении Барановичская битва наложила сильный фортификационный оттиск на немецкую передовую Огинского канала. Убедившись собственными глазами, какую огромную цену имеют для спасения жизни и позиционной обороны бетонные укрепления, оборонцы канала с неимоверной быстротой стали возводить бетонированные доты, блиндажи, окопы. Многие из которых, особенно на Выгонощанском плацдарме, выдержали испытание массированного огня артиллерийских фугасов и просто – временем. И сохранились до наших дней. Для некоторых рот ландштурма, обживших тыловые позиции возле канала, даже косвенное участие в Барановичской битве (передислокация в пойму Щары за Выгонощанское озеро) стало школой выживания в царстве болот. В воспоминаниях русских и немецких генералов, опубликованных сразу после той войны, откровенно говорится, что немцы прозевали начало крупного наступления противника именно здесь под Барановичами. А русские, в свою очередь, постеснялись продолжить успешно начатый прорыв, не подозревая, как плохи были дела у противника в тот момент. Как только в верховьях Щары возле Баранович обозначилось русское наступление, часть 13-го немецкого полка из Телеханской зоны была переброшена под Барановичи. Фронтовые будни под Барановичами, хорошо описаны в мемуарах комбата 1-го батальона того немецкого полка. «К 15 июля штаб и две роты батальона через Ивацевичи были переброшены в лагерь Ново-Барановичи и оставались в резерве. Вечером предстояло выступить на передовую возле деревни Новики. Планировалось совершить ночной марш через деревни Антоново и Домашевичи. Прямой путь на передовую через Столовичи был невозможен из-за непрекращающегося артобстрела. Ночной марш сопровождался непогодой. Сперва грузли в сыпучих песках. После обрушился ливень, и пехотинцы завязли в грязи. Обессиленные, к утру забились в какие-то русские клуни. О фронтовых специальных убежищах речь не шла, они были битком забиты обороняющимися войсками. На всем фронте вовсю бушевало яростное наступление (русской армии – прим. авт.), особенно на участке к северу и югу от Колдычевского озера перед 51 и 64 полками. Несмотря на заключенное перемирие на 7 июля на погребения, на передовой оставалось лежать множество павших тел. Потому что со стороны русских стреляли по санитарам. Но так как воздух пропитался нестерпимой трупной вонью, ночами при-


98

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

шлось обильно распылять хлорную известь. Смрад был неимоверный. Один офицер, забывший противогаз, обезумев с паническими воплями «Русские пошли в газовую атаку» побежал прочь» [4]. Атмосфера сражений Барановичской битвы, самоотверженность русских гренадеров очевидна и в мемуарах немцев – участников тех событий, вовсе несклонных прославлять противника. Бой у Столовичей 13 июня 1916 г. Ситуация у форта «Гогенцолерн» и «Могилы русских»: двух высоток на террасных холмах левого берега Щары. Теперь это место в 1 км севернее д. Уласы Барановичского района. Немецкое описание. «В 7 часов вечера по всей линии немецкого фронта был открыт нами заградительный огонь. Вскоре после этого наступающий юго-зап. Уласы 7 грен. полк, понесший страшные потери, был остановлен и отхлынул на свою исходную линию атаки. Напрасна была и новая атака (5-6 волн). 6 рота быстро заняла форт Кронпринц двумя взводами, а один выдвинула на так называемую «могилу русских». Ротный командир их, поручик резерва Хэрман, волостной старшина из Броккоу в Силезии; подпоручик резерва Госс из Карлсруэ с 30 солдатами занял «могилу русских». При словах «они идут» подпоруч. Гоос с людьми покинул блиндажи и встретил атакующих убийственным огнем. Однако русские остановились только в десяти шагах ото рвов. Началась ожесточенная схватка ручными гранатами. Волна за волной бросается к «могиле русских». Маленький гарнизон отчаянно дерется - но держится. Противник был вдесятеро сильнее. Большое число его уже укрепилось в искусственных препятствиях. Вот уже раздается ругань русского ротного командира на немецком языке. Подпоруч. Гоос с несколькими солдатами бросился навстречу русским, которые хотели проникнуть через ход сообщения и, сраженный пулей русского офицера, пал смертью героя. Вместе с ним погибло и шесть храбрых простых людей силезского ландвера. Одиннадцать раненых лежало уже на земле, осталось всего 13 защитников. Командование принял вице-фельдфебель Зейдль из Пичкау в Силезии. С маленьким взводом бомбометчиков он бросился навстречу противнику и страшно изуродовал атакующих. Ругань русского ротного командира была прервана громким криком, когда пуля-мстительница его уложила. Неожиданно нас поддержал сам же противник. Русские гранаты попадали в их собственные ряды. Вице-фельдфебель Зейдль возобновил атаку. Противник отхлынул в беспорядке, преследуемый огнем полевых постов и огнем соседнего, почти разрушенного форта «Гогенцолерн». Свыше 200 трупов лежало перед «могилой рус-


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

99

ских». Далее к северу все атаки разбивались заградительным огнем. Не помогло и появление двух блиндированных, вооруженных пулеметами, автомобилей. …Оказывая должное своим частям, мы оказываем его и своему противнику. Русские атаки 13 июня свидетельствуют о явном изменении тактики пехоты противника. Русские офицеры лично вели своих солдат в атаку и своей личной храбростью, служили примером наступающей пехоте» [20]. От себя заметим, что не менее доблестной была и храбрость полевых командиров в русской кавалерии. Немецкий батальон с Огинского канала попал под Барановичи в то время, когда сражения здесь почти закончились. Его задачи: повышенная боеготовность днем, а ночью – усиленные работы по укреплению позиций под Новиками. Но здесь им досталось тоже. В наши дни, возле величественного храма в Столовичах мирный идиллический пейзаж. Но не 99 лет назад. «13 июля вечером 1-я рота совершила марш-бросок в Столовичи, которые находились в зоне обстрела русской артиллерии. Причем огонь управлялся с высоко парящего в небе привязного аэростата. Часть бойцов спряталась под оградой храма. И тут точный разрыв одной русской гранаты и 10 убитых на месте. В этой связи следует напомнить, что русские в отличие от своих союзников по Антанте, свои церкви щадили. Что им, конечно же, не мешало накрывать огнем окрестности церквей» [4]. Может это и мизантропия, но филигранной точностью русской артиллерии здесь трудно не восхищаться. Война есть война. Напомним и то, что немцы этого же батальона сакральную деликатность русских артиллеристов использовали по-своему. В Выгонощах они устроили пулеметный бетонный дот и бетонированную минометную позицию… на могилах под западной стеной чудом уцелевшей деревянной церкви. На немецкой карте 1917 г. эта церковь – единственное уцелевшее здание среди милитарной пустыни на месте недавнего села. Так и теперь, стоят они рядом: бетонная громадина дота и воссозданная церковь. Символы сакрального и милитарного, добра и зла. Натерпевшись страданий от русских аэропланов, свой госпиталь в Святой Воле немцы перебазировали тоже в церковь. Правила Гаагских конвенций о войне тогда как-то соблюдались. В этом плане штаб 9-го полка ландвера организовал в Телеханах «пропагандистский музей», где охотно демонстрировал рваные обломки креста, разбитого русской артиллерией на костёльном дворе (эти «экспонаты» случайно нами найдены).


100

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Первому батальону 13-го немецкого полка под Барановичами в общем повезло. Их держали в резерве, и целый июль они, после колонских и выгонощанских болот, наслаждались со стороны: зрелищем боёв и длительных воздушных поединков аэропланов. С удовольствием купались и ловили раков, коих было очень много в ручье Смолянка, что протекал через Новики. Было что наблюдать, Барановичская битва в условиях позиционной войны отличалась технологичностью. Здесь участвовали аэропланы (истребители и бомбардировщики), бронеавтомобили, тяжелая артиллерия и т. д. В июле перебежчики поведали кайзеровцам о предстоящем грандиозном наступлении царских войск по всему фронту, примерно с 28 июля. Как пишут в своих мемуарах фронтовики: «Это была на немецкой стороне неслыханная сортировка позади фронта». Туда-сюда, в лес и обратно гоняли и 1-й батальон. Наконец, погрузили в эшелон и отправили обратно. В Ивацевичах получили приказ двигаться в расположение саксонского 107-го полка в Выгонощи. 30 июля роты 1-го батальона 13-го полка приехали в расположение саксонского полка в ур. Поросли. Там 2 недели 1-й батальон помогал строить в Выгонощах отсечную позицию 2-й линии обороны под постоянным артиллерийским огнем русских орудий. Это время (июль) на канале в Выгонощах и Телеханах было относительно спокойное. Но севернее Вульки и в Телеханах были предприняты атаки со стороны русских войск, больше носившие демонстрационный характер. Еще 14 июля после русского авианалета (?) сгорело все расположение в 3-м батальоне 13-го немецкого полка в Святой Воле. Исчезло 10 домов, казарма бригады, аптека, кафе-столовая, железнодорожная станция и телефонная станция. «В тот же день 11-я рота в качестве «погорельцев» поплелась в Глинную» [4]. 2.9. Передислокации на Огинском канале и визит кайзера Летом 1916 года проходили очень активные перемещения русских войск по всей восточной долине Огинского канала. Особенно в июле-августе. Это было связано с подготовкой и проведением летнего наступления русской армии, главное направление которого пришлось на северное крыло юго-западного русского фронта. 3-я армия, дислоцировавшаяся на южном крыле Западного фронта в долине канала, тоже пришла в небывалое движение и частично стала входить в состав Юго-Западного фронта. Немецкая сторона о каком-либо наступлении в долине канала и не помышляла. С начала и до конца позиционной войны. Хватило проблем на юге. Брусиловский прорыв состоялся. Он мог бы иметь и намного больший успех.


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

101

«Блестящие возможности остались неиспользованными. У генерала Брусилова не было войск. Подкрепления подходили пачками и с большим опозданием по недостатку рокадных линий. Нагромоздив силы и средства на Западном фронте, Ставка никак не решалась направить сразу значительные силы генералу Брусилову. Лишь директивой 26 июня, увидев, что Эверт так никогда и не решится на серьезную наступательную операцию, она передала Юго-Западному фронту главный удар. Опоздание получилось на целый месяц – и это в то время, когда генерал Алексеев сам признавал, что счет надо вести на минуты! Раньше середины июля генерал Брусилов не смог возобновить своего наступления. Неприятелю было подарено три недели, драгоценные три недели, за которые он накопил силы, устроил войска, подтянул резервы и превратил долину Стохода и Ковельский район – и так трудно проходимый от природы – в неприступную крепость. Сорвавшимся наступлением Каледина за Стоход и победой Лечицкого при Коломее кончается Четвертая Галицийская битва – славное Брусиловское наступление. В последних числах мая были разгромлены австро-венгерские армии, и в двадцатых числах июня на полях Волыни были сокрушены отборные дивизии кайзера. За Луцком, Сапановом, Язловцем и Доброноуцом следовали Киселин, Затурцы и Коломыя. За тридцать семь дней боя в наших руках осталось 272000 пленных и 312 пушек. Каковы бы ни были его последовавшие заблуждения, вольные или невольные, Россия никогда не забудет Алексея Алексеевича Брусилова. Когда после несчастий пятнадцатого года самые мужественные пали духом, он один сохранил твердую веру в русского офицера и русского солдата, в славные русские войска. И войска отблагодарили полководца, навеки связав его имя с величайшей из своих побед» [15]. Фронтовая ситуация на июль-август 1916 года на Огинском канале в понимании немцев выглядела следующим образом. «Тем временем со дня на день усиливалось впечатление, что у русских идет подготовка нового большого наступления. В то время как перегруппировка частей указывала на их атаку со стороны фронта ландверного корпуса, были и другие данные, указывающие на возможность боев на южном фронте армии. Поступили донесения из 35 резервной дивизии о том, что, видимо, 33 дивизия (русских – прим. авт.) сменена 21-м корпусом, а прежде стоящая там 83 дивизия отодвинута 31 корпусом на юг; стоявшая до сего времени против левого фланга дивизии Бредова 112 русская дивизия, уход которой нами был замечен, видимо, также ушла на юг.


102

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Усиление огня противника в районе Телехан у 35 резервной дивизии Бескидского корпуса 18 июля подтвердила эти предположения. Лихорадочные окопные работы с обоих сторон Телехан и Выгонощ усилили впечатление, что противник действительно готовится к наступлению и в этом месте. Считаясь с этой возможностью, 121 пехотная дивизии из Брест-Литовска была передвинута в район в 25 километрах к югозападу от Барановичей. Наша воздушная разведка, работавшая с большим рвением и увлечением по сбору предельно исчерпывающих сведений о положении в районе противника, доставляла нашему командованию ценные дополнительные и подтверждающие ранее поступившие сведения. Перед фронтом Бескидского корпуса, вдоль лесов к востоку от Выгонощанского озера были замечены сборные пункты колонн, обширные биваки, а по дорогам двигались сплошной цепью обозы, направляясь на юг. И по дороге из Выгонощ на восток замечалось большое движение войск и повозок. По некоторым данным можно было заключить о присутствии в районе к юго-востоку от Выгонощан двух дивизий. Неутомимые летчики заметили присутствие казачьей дивизии к востоку от Выгонощанского озера и подтвердили, что к северо-востоку от Логишина прибыл 4 сибирский корпус. Итак, общее положение к 22 июля было следующее: Без сомнения, противник готовился к новому большому наступлению, которое, вероятно, предполагается начать после сосредоточения сил у Огинского канала против участка Гронау и далее к югу. Одновременно с атакой южного фланга отдельного отряда нужно было ждать и возобновления атаки на фронте ландверного корпуса. Противник, видимо, решился начать с атаки в лоб на Барановичском фронте, а атакой его правого фланга думал охватить этот фронт. Хотя дожди последних дней и затруднили бы движение на фронт Огинского канала, и казалось, что оно было невыполнимо на юго-восточной части фронта 47 резервной дивизии, все же местность перед фронтом 35 резервной дивизии в общем была еще проходима. Ввиду перегруппировки противника, переход в наступление на этом фронте был не только возможен, но вполне вероятен. Оставалось под сомнением: будет ли австрийский фронт целью новых атак? Во всяком случае, нужно было на протяжении всего фронта укрепить свои позиции, чтобы спокойно встретить неприятеля» [22]. Вот спокойствия у немцев в это время как раз то и не было. К концу июля немецкой разведкой по радиоперехвату был «рассекречен» приказ в русских частях «112-й дивизии несмотря на любые препятствия захватить Вульку». В срочном порядке 3-й батальон 13-го немецкого


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

103

полка кинулся на передовую для укрепления северного крыла 2-го полка 31 июля. Где и засел на берегу канала в ур. Новина. И действительно позиции немцев на Вульке и Телеханах стали подвергаться усиленному артобстрелу. Например, только 2 августа в 4-километровой полосе между Вулькой и Телеханами обрушилось около 50 гранат (орудийных). Но ожидаемые с часу на час атаки со стороны русских, так и не последовали. Скорее всего, сработала умело поставленная «деза» со стороны русской контрразведки. С Новин 5 сентября 10-я рота 1-го немецкого батальона переведена в Выгонощи для постройки новых укреплений. Прошли также сплошные передислокации почти всех остальных рот 13-го полка. С середины сентября до конца октября 1916 года русская артиллерия вела активный обстрел Телехан. Нередко выстрелы отличались большой точностью. К примеру, как только накрыли обеденный стол в штабе 3-го батальона, туда тут же влетела и разорвалась русская граната. «По случайности, в обеденном зале еще никого не было» [4]. В октябре в Телеханах стало спокойнее, но зато обстрел случался по ночам. Продолжалось строительство (точнее – бесконечный ремонт) укреплений, порушенных русской артиллерией. Кроме того, в ближнем тылу ландштурма проводились учебные стрельбы, тренировки по окопному бою и метанию ручных гранат, занятия по политучебе. Были организованы курсы пулемётчиков. С конца сентября роты 1-го батальона ландштурма были выдвинуты на передний край обороны, где сменили отдельные роты 9-го полка ландвера в Телеханах и на канале. Наряду с ежедневной вахтой в окопах и патрулированием нейтральной полосы, ландштурм помогал строить железобетонные пулеметные доты. С 30 сентября стали строить долгожданную банно-прачечную инфраструктуру в Колонске: банно-прачечный блок и санпропускник. До сих пор помывка имела эпизодический характер, в т. ч. – в прудах и канавах. Из-за того, что канал был сплошь перетянут колючей проволокой, водные процедуры для большинства рот переднего края были недоступны. Особенно неудобно было отпускникам – без специальной санобработки в поезда не пускали. В Святой Воле или Ивацевичах эти процедуры требовали много времени из-за ожидания в очередях. С расположением на передовой закончился бродячий образ жизни ландштурма, которого до этого постоянно бросали на разные участки в качестве мобильного резерва. Штаб 13-го полка размещался в Глинной. Ландштурм, прибывший в позиционные окопы и укрытия на передовой, неожиданно столкнулся с окопными реалиями. Позиционные роты ландвера (уже целый год сидевшие в окопах на канале) не отличались


104

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

гостеприимством. Особенно по отношению к прибывшим в окопы новичкам ландштурма. Неважная была у них дисциплина, начались антивоенные разговоры, огрызались и начальству. То есть уже с осени 1916 года немецкое командование столкнулось с проблемой усталости войны. Недовольство своих солдат на Огинском канале кайзеровские офицеры списывали на «затянувшуюся (2¼ года) войну, недостаток образования и воспитания, вредное влияние отпусков, женские слезливые письма из дома, недостаточно суровые меры дисциплины, так как исполнение наказания откладывалось» [4]. Но главным в начавшемся разложении стало ухудшение (с каждым днем) продовольствия и иного снабжения. Надо полагать, немецкие офицеры-авторы мемуаров продовольственные проблемы ощущали меньше всего. Когда-то в детстве, в начале 1970-х, пришлось вести мальчишеские раскопки в местах дислокации русского и немецкого полков в долине канала в поисках «цэляков» – целых патронов. В расположении 107-го, а после и 13-го немецких полков подобные раскопки пришлось прекратить… из-за огромного множества стекла от целых и битых бутылок от дорогостоящих напитков. Солдаты, сидевшие на передовой или обитающие в сырых полуподвальных бараках, подобную роскошь не знали. Особенно «проблемны» были фронтовики, позволявшие себе «дедовские» вольности и оставленные в окопах в качестве инструкторов по эксплуатации гранатометов, минометов и 57-мм русских окопных пушек (трофейных). Тем временем, неплохо работала русская разведка, включая организацию тотального прослушивания немецкой радиосвязи. Немцы были вынуждены перейти в радиопередачах на сложную систему кодов и шифров. Немецкая линия обороны вокруг Телехан и Вульки была укреплена основательно, но к досаде фронтовиков постоянно находилась в «движении»: из-за разрушений в ходе обстрелов или погодных условий. Наступила зима. Опоры заграждений колючей проволоки в сыром болотистом грунте расшатывались, требовалось постоянно их заглублять. Последовавшие снежные заносы тоже повлекли бесконечные работы по улучшению заграждений. Вдоль линии проволочных заграждений и окопов немцы установили систему мин контактного действия и регулярно проверяли их исправность. Постоянно требовалась расчистка от снега бревенчатых настилов вдоль линии укреплений, а также маскировка патрульных переходов. На немецких позициях была обустроена система сигнальной световой связи, на случай перерезки неприятелем телефонных проводов сразу во многих местах – подобные диверсии периодически совершались русскими разведчиками.


Глава 2. Фронтовые события 1916 года

105

Чтобы улучшить окопный быт, полевые немецкие кухни со временем были передвинуты непосредственно в укрытия на передовой. Ружейная стрельба с русских позиций начиналась обычно в случаях обнаружения немецких патрулей на нейтральной полосе или при усилении работ на брустверах. Русская артиллерия, напротив, работала регулярно. К тому же ночами русские минометы и гранатометы нередко обрушивали огонь на наиболее выдвинутые передовые позиции (чтоб мешать работам по укреплению линии обороны). Визит кайзера 5 декабря 1916 г. Наиболее тихий участок фронта в долине Огинского канала располагался на позициях восточнее Краглевич и южнее Телехан. Потому что к востоку от канала простирались обширные открытые болота. Местами – гиблые. Даже после мелиорации на заброшенных торфоразработках здесь в 1970-е годы были трагические случаи. Нейтральная полоса фронта вдоль канала здесь тоже была внушительной, шириной от 2 км и более. Стоящие там войска, фронтовой немецкий фольклор именовал не иначе как «сонное царство». А тут со своим визитом на Восточный фронт пожаловало его императорское высочество лично сам кайзер Вильгельм. Начальство групп армий Войрша и 35-й дивизии от греха подальше, конечно же лучшим маршрутом для императорского пребывания на фронте сочло именно «сонное царство». И вот: «Над болотами повеяло воздухом Родины, когда его императорское высочество с имения Фёдорово (на окраине Глинной) после почестей роты почетного караула и батальонной депутации, прибыл на передовую в расположение 11-й роты возле Краглевич. Кайзер внимательно осмотрел оборонительную линию, обстоятельно беседовал с составом полка, лично ему принадлежащему. После недолгого пребывания проследовал назад в Краглевичи по обильно посыпанной песком зимней дороге. По ходу кайзер сделал много снимков собственным фотоаппаратом. После торжественного обеда в полковом кафе в Глинной кайзер отбыл. Всё-таки 5-ти часовая поездка на узкоколейке целый день для высокочтимых особ была не мелочь. А мы все остались ему благодарны, что он не испугался лишений и почтил вниманием свой Ландштурм на этой бренной земле» [4]. Тайный и скоротечный приезд кайзера на фронт русские не заметили. Иначе, наверняка сделали бы «приветствие», как в Выгонощах по аналогичному поводу. Сохранились фото, как кайзер под защитой высокой стены из сложенных в штабель мешков с песком, обходит солдатские ряды на канале под Краглевичами. Надо отметить, что этот край


106

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

первые лица государства посещают нечасто и всегда по поводу какихлибо потрясений. Около 100 лет до этого здесь побывал король Речи Посполитой Станислав-Август, в особенности по рассмотрению жалобы в связи с проблемами Огинского канала. Еще почти через сотню лет эти места посетил Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко по поводу катастрофического урагана.


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

107

Глава 3. Фронтовые события 1917 года 3.1. Усталость войны Признаки разложения (падение дисциплины, недовольство пайком и т. п.) позиционных войск кайзеровской армии на канале не исчезли с наступлением зимы. В начале 1917 года на немецкой передовой Огинского канала началось дезертирство и уже вскоре приобрело устрашающие масштабы. Как отмечало начальство 13-го немецкого полка, вначале перебежчики, где бы они ни стояли, были исключительно русские. Напомним, что именно русский фронт предпринимал губительные и достаточно частые атаки, неся при этом большие потери. Немцы стояли в глухой позиционной обороне. А если бы стороны поменялись стратегиями? Нетрудно догадаться, кто бы куда бегал. Немцы бегали и без страха перед атакой. «В прусских частях перебежчиками к русским в особенности были поляки. В наших частях перебежчиками всё чаще становились эльзасцы. Особенно активно исчезали эльзасцы, как только узнавали, что их подразделение собираются перебросить опять на запад. В некоторых ротах – до 50 %. Некоторые не возвращались из отпуска, 10 человек из полка на глазах перебежало к русским» [4]. Причина – этнические противоречия. Большинство эльзасцев полагало, что немцы когда-то оккупировали их край. Труднее было полякам, которые воевали по обе стороны фронта. Особенно немцев раздосадовал польский легион Ю. Пилсудского, сперва усердно воевавший на стороне кайзера, а после – на стороне Антанты. Ещё оригинальнее смотрелась картина 1920 года. В этом регионе «встретились» 3 богатырские личности. Маршал Пилсудский, будущий маршал Шарль-деГолль (в качестве наблюдателя от Антанты на стороне Пилсудского), будущий маршал Тухачевский (красноармейский военачальник, 3 года назад спавший на соседних нарах с де-Голлем в кайзеровском плену). Так что национально-этнические противоречия боевых фронтовиков и начавшаяся голодуха в тылу одинаково разъедала силу и дух всех императорских армий. В особенности на многолетней линии противостояния последних европейских императоров – Огинском канале. Не исключением в этом плане оставалась и кайзеровская армия – сравнительно однородная этнически и одноязычная. Ещё в конце декабря 1916 г. немцы дознались и о положении в русских полках, стоящих на канале. Из первых уст. «Перебежчики рассказали, что взаимоотношения между солдатами стали недружелюбными, стало проявляться упрямство и перед началь-


108

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ством. Офицеры всё больше предавались дискуссиям, картёжным играм и выпивке и утрачивали былое доверие солдат. Пошла частая смена офицерского состава. Старшие офицеры обрушивали на солдатские головы сплошную ругань и гнев» [4]. Вполне закономерное явление. В русских, как и немецких, фронтовых частях тоже начались брожения. Кроме фронтовых причин, сказывалась и сложность политической обстановки тогдашней России, и резкое неприятие многими офицерами монархии. В открытую ходили разговоры о шпионах в русских штабах, аморальном поведении Распутина и царской семьи. К чести русской армии младшие офицеры (взводные и ротные) и солдаты имели нормальное взаимопонимание: шли в атаку и погибали они, как правило, вместе. Куда большую неприязнь к офицерам имели солдатские массы австро-венгерской и кайзеровской армии. Хотя бы и по причине разительных отличий солдатского и офицерского пайка. И главное, в атаку своих солдат офицеры этих армий вели лично далеко не всегда. Тем временем, в январе, на немецкую часть фронта обрушились вместе с русской артиллерией очередные бедствия. 18 и 19-го огнем были уничтожены два крупных убежища в лесном лагере Мюллерслюфт возле Озарич. Далее здесь сгорели баня, санпропускник, склады вещевого довольствия и другие объекты. «От множества зданий на пожарище осталась сиротливо висеть только вывеска «Добро пожаловать! Первый батальон 13 полка» [4]. Штаб 13-го немецкого полка из Глинной руководил возведением 2-й линии обороны, в которой около половины опорных пунктов должно быть забетонировано. Морозы и снежные заносы позволяли вести, разве что, подготовительные работы. Много времени занимала бесконечная расчистка от заносов полотна и станций железнодорожной узкоколейки. Солдат ландвера такие работы вполне устраивали, это было куда комфортнее, чем мёрзнуть на канале да ещё под огнём русской артиллерии. Но офицеры 13-го полка, тяготеющие нудной организацией хозработ, с удовольствием восприняли приказ о новой передислокации на передовую к каналу. Это было связано с серьёзными изменениями на фронте. 107-й саксонский полк ландвера, почти с самого начала становления фронта, бессменно держал оборону в Выгонощах. И держался там стойко. В феврале 1917 года из наиболее боеспособных частей стали формировать новую саксонскую дивизию для обороны наиболее опасного участка фронта под Ковелем. Австрийцам доверия было мало, поэтому объединённое командование германской и австро-венгерской армий сочло вполне справедливым закрыть щитом проверенного в


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

109

боях ландвера место наиболее грандиозного прорыва в позиционной войне прошлого 1916 года. Именно – Брусиловского прорыва. Немцы предполагали, что подобное наступление русских может случиться и в предстоящую весну и лето. А зря. Итак, три батальона 107-го саксонского полка ландвера для вхождения в новую дивизию и передислокации с Выгонощ, снялись. Им на смену пришли три батальона 13-го полка ландштурма, которые с этого момента останутся до конца войны на Выгонощанском плацдарме. Здесь этот полк и ещё несколько отдельных рот и батальонов задержатся надолго и оставят следы своего бытия на долгие десятилетия после. Но и сами тяпнут горя. 3.2. «Немецко-русская деревня» На всей линии Огинского канала и далеко за его пределами населённые пункты обычно занимали на фронте либо русские, либо – неприятель. Исключение – Выгонощи. Здесь с самого начала позиционной войны фронт разрезал территорию деревни надвое, с неширокой нейтральной полосой посередине. С севера на юг. Село и до этого природой было поделено надвое: северная часть относится к бассейну рек Балтийского моря, южная – Чёрного моря. Огинский канал в 18 веке разделил село второй раз. И вот третий – фронтовой раздел. В течение всего 15-18 столетий общая планировка Выгонощ (Wyhonieс) оставалась примерно одинаковой (рис.1.1). Сплошная погонная застройка тянулась вдоль северного склона эоловой гряды древнеаллювиальных песков с запада на восток на 2 километра. Общая площадь села веками и до начала XX века была почти незыблемой – 3 км2. Такая территориальная консервативность объясняется экологической (почвы и их увлажнение) и социально-экономической (общинное регулирование поля и выгонов) причинами. Бурное расселение Выгонощ началось после Столыпинской аграрной реформы. В те же годы Выгонощи в обозримой истории достигли демографического апогея – 2,2 тыс. человек. Выгонощанский край охватила «хуторская лихорадка». В короткий срок появились не менее 20 земельных наделов на расстоянии до 5-ти километров от центра села. В архивах и теперь сохраняются большие чертежи размером со стол, где каллиграфическим почерком расписаны новые земли выгонощанам. Толком успели освоить только часть этих наделов. Началась Великая война 1914–1918 годов. Водораздельная гряда резко возвышалась над болотистой обширной поймой Выгонощанского озера. Высшая точка – 161,2 м веками


110

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

доминировала за восточной окраиной села. До 1970-х годов там был маяк, теперь заболоченная котловина на месте карьера. Это была вторая (после такой же горы в ур. Остров на берегу Бобровичского озера) на огромном пространстве от Ивацевич до Ганцевич от Добромысля и Краглевич. Только на полметра уступала высота возле западных кладбищ (тоже ушла под карьер 1970-х гг.). И наконец, третья точка – «пик выгонощанской гряды» – 159 м, ещё сохранилась на южном крае сосновой круговины в 100 метрах от нынешней гравийки на Бобровичи. На востоке и западе выгонощанская гряда по обе стороны села из гребнеобразной полосы шириной 0,3  км расширялась до 0,4-0,5  км, образуя плато. Западное плато никогда не заселялось. Восточное плато заселялось как-то неосновательно, временно. Говорят, что в основном там селились погорельцы, или возвращенцы. Архитектурный типаж из очень скромных двориков и с невероятно маленькими хатками и теперь завершает крайний восток Выгонощ, в этом песочном осередке. И ещё один похожий архитектурный «реликт» с хаткой в 16 (!) м2 спрятан густым черносливом на восточном песчаном плато. Ширина главной улицы (теперь – ул. Центральная и Советская) диктовалась шириной эоловой гряды. На песчаных плато ширина улицы составляла до 300 метров, а в середине – 30 м. Именно по этому узкому горлышку (30 м) в XVII веке и прошла трасса знаменитого Огинского канала. Пришлось даже несколько изогнуть трассу канала, потому что из Выгонощанского в Вульковское озеро для прокладки канала по прямой пришлось бы в Выгонощах копать ров на глубину целых 10-15 метров. Из-под эоловой гряды в нескольких местах били родники с чистой ключевой водой. Последний родниковый ручей сочился ещё в 1950-е годы изпод церковной горки (до «артельной мелиорации» 1950-х годов). В XVIII веке на средства и по инициативе гетмана М.К. Огинского была построена (или всё же отремонтирована или перестроена) униатская деревянная церковь. Церковь стояла на красивом возвышении в 300-х метрах от канала в окружении коренастых вязов и берёз. Церковь с 1650 г. (по церковным источникам) сохранялась столетиями, уцелела на пепелище 1-й Мировой войны, когда всё вокруг было сожжено и изрыто тысячами снарядных и бомбометных разрывов. Случайно неразорвавшийся снаряд из той войны в 70 м от церкви был выкопан на огороде ещё в 2011 г. Церковь и вековые берёзы сгорели в сентябре 1942 г. вместе с отстроенными Выгонощами. Один из вязов (самое старое дерево в черте Выгонощ) простоял до 1990-х гг. и служил местным громоотводом. В его дупле прятались


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

111

школьники. Интересен был и тем, что весь был напичкан пулями (выковыривали ножиками). Выгонощанское озеро – болотный (можно назвать и – лесо-болотный) массив расположен на Главном европейском водоразделе, т. е. на разделительной черте между бассейнами рек Балтийского моря и рек Чёрного моря. Это своеобразный регион. Не только болота, но и огромные тучи кровососущего гнуса стали причиной того, что Выгонощанский массив и по настоящее время считается самым большим в Беларуси и крупнейшей (после горных стран) лесной зоне Европы территорией, населённой по природным причинам. Своеобразны здесь и люди, и их неповторимый диалект, на что сразу же обратили классики белорусской словесности Я. Брыль, А. Адамович и В. Калесник, побывавшие здесь в 1960-е годы. Первобытные люди здесь жили ещё 11 тыс. лет назад. Извечно эта земля была разделительной, пограничной. В бронзовом веке 3-5 тыс. лет назад проходит граница между 3-мя из 4-х культур Беларуси и сопредельных стран: шнуровой керамики Понемонья; полесской шнуровой керамики; среднеднепровской. В железном веке (2 тыс. лет назад) – границы уже 4-х из 7-ми культур: штриховой керамики; зарубинецкой; поморской; мироградской. Интересная запись в Ипатьевской летописи за 1253 г. по поводу столкновения галицко-волынских войск Данилы и Литвы: «…и послаша сторож Литва на озеро Зьято. И гнаша через болота реки Щары…». До XVII-го века оз. Бобровичское называлось» Вьято-Вьядо. А Выгонощанское: Съято-Святицо. Так что поселения этого края возможно косвенно упомянуты уже тогда. В Средневековье село назвалось Выгонец. Фамилии людей и тогда и теперь коренных родов в Выгощах сравнительно четко распадаются на три группы, с окончаниями на -ич, -ик, -о, т. е – «северно-восточные», «западные» и «южные». «Уличные» фамилии коренных родов в подавляющем большинстве происходят от какого-либо инструмента, орудия труда или зверя, или языческого божества мужского рода: Копильчык, Товкачык, Бердечко, Байдачок, Зайчык, Марэчко и т. д. Невероятно, но один угасающий род носит откровенно издевательскую «уличную» фамилию. Лексика и до сих пор отличается высокой насыщенностью дохристианских божеств или терминов: мара, засудомей, май, стежар и т. п. По воспоминаниям и сохранившимся реликтам выгонощанцы отличались крайностями: эмоциональность («гарачые») и флегматичностью («споволя»). Петь любили все, всегда и всюду. Мужские эмоции разряжались в особых словесных конкурсах по типу шоу. Кулачные массовые бои – типичная форма молодежного спорта, но со строгими регламен-


112

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

тами, держались долго. Кулачные бои, стенка на стенку традиционно проходили на Огинском канале. Разогнаны милицией и показательными судами только к 1970-м годам. Пьянство, охватывавшее всю российскую империю перед той войной и ставшее народным бедствием, здесь было неведомо. Мятежные настроения были характерны в течение всего XIX и начала XX веков. В августе 1915 село сгорело. 3.3. Выгонощанский плацдарм и русская зима Некоторые роты и батальоны 13-го немецкого полка в Бобровичах и Выгонощах до начала 1917 года бывали не раз: строили укрепления 2-й линии обороны, прифронтовые коммуникации, участвовали в облаве и прочих вспомогательных делах. Но вот позиционными войсками, причём в полном составе, этому полку предстояло стать только с февраля 1917 года. 12 февраля по заснеженной обледенелой узкоколейке и далее по болотным снегам 3-й батальон 13-го полка сменил 2-й батальон 107-го полка на позициях вдоль канала за Выгонощанским озером. 14 февраля 1-й батальон 13-го полка занял позиции 3-го батальона 107-го полка от центра Выгонощ до озера. И наконец, 16 февраля в полной темноте 2-й батальон 13-го полка прибыл на вокзал «Выгонощи» и пешим маршем – на канал от ур. Новина до центра Выгонощ, на смену 1-го батальона 107 полка. Таким образом, впервые после боёв под Варшавой летом 1915 года 107-й полк объединился и, кроме того, стал на передний край в 1917 году. В Выгонощах и окрестностях по каналу стали дислоцироваться сравнительно крупные силы кайзеровской армии, численностью около 3,5 тыс. человек. И это только на немецкой стороне деревни. Никогда за всю историю эта местность не имела столь высокую «плотность населения» в разрезе нескольких лет. Расположение 13-го полка протянулось на 16,5 км (если считать по прямой) вдоль канала, до его впадения в Выгонощанское озеро, огибало западный берег озера и далее опять по каналу шло до Щары. На западном берегу канала были построены позиционные укрепления. Только 3 объекта выступали на восток через канал в форме плацдарма на пути Выгонощи – Раздяловичи. Это современный центр Выгонощ. Деревня Выгонощи была полностью уничтожена. Шлюзы на канале сохранялись: № 9 (теперь это ур. Устье, шлюз до наших дней не сохранился), № 10 (северный берег озера, этот шлюз тоже разобран в 1930-е годы). Шлюзы регулировались, правда, бестолково, о чём горестно вспоминали и сами немцы. Но в любом случае, здесь имеет место факт фортификационной гидротехнии.


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

113

2-й батальон расположился по лесистому берегу Огинского канала от Новин к селу. Берег здесь был суходольный со старым сосновым лесом. Именно здесь в ур. Снопище, на линии около 0,6 км находился и самый узкий участок нейтральной полосы фронта, сперва 0,4  км, а после и 0,3  км. Т. е. на расстоянии голосовой доступности. Солдаты ландштурма с удовольствием слушали песни и митинги русских солдат в 1917 году именно здесь, потому что именно в такие революционные дни огонь с русских позиций прекращался. Постоянный риск близко расположенных неприятельских позиций и вода не позволяли в Снопищах построить основательные укрепления. Русская сторона ограничилась только постройкой высоких до 3-4-х метров над землёй блокгаузов из брёвен и земли, соединенных системой особых (насыпных) окопов. Строились они в темные ночи с соблюдением полной тишины. Земляные основы всех русских блокгаузов (и 2-х немецких укреплений) здесь сохранились до настоящего времени. Немцы сделали в этом месте оригинальные укрепления: выдвинутые через канал в сторону русских – сапы, в которых разместилось 7 унтер-офицерских постов. Старинные укрепления сапы чем-то напоминают гигантские ходы и кучки земли, сделанные кротом. Выражение «тихой сапой» идет, кстати, от этого типа фортификации. Немного позже (весной) зарвавшиеся унтеры сполна хлебнут здесь лиха, точнее – ледяной воды. Фрагмент 1-го унтер-офицерского поста (северной сапы) в виде длинного оврага и остатков железобетонного укрытия сохраняется на месте старой пилорамы и старой фермы (пилорама и ферма демонтированы недавно). Современный вид ландшафта в ур. Снопище пока остаётся примерно таким же. Представляет собой лесную опушку перед широким выгоном на южных окрестностях деревни. Однажды здесь прошёл ожесточённый бой, и остались в безвестных несколько десятков русских (и немецких) солдат. Как точно и как это было ещё предстоит выяснить. От урочища Снопище через восточную часть Выгонощ и далее к северу вдоль канала по болотистой пойме озера до Щары протянулась русская линия обороны, где дислоцировался в феврале 1917 г. 447 полк 112 пехотной дивизии 3-й Армии. А к северу от озера располагались части 2-й казачьей дивизии русских войск. От Выгонощ и до озера нейтральная полоса фронта была сравнительно широкой до 3-х км, что объясняется открытостью местности. Это уже после той войны, подолгу не прокашиваемые болота со временем покрылись порослью, а ещё позже – лесом. Но к западу от канала уже и тогда росли болотные берёзовые леса и мелколесья. Самая широкая нейтральная полоса, по-видимому, на всей линии фронта от Балтийского до Чёрного моря проходила по акватории Выго-


114

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

нощанского озера. Здесь позиции переднего края противников стояли друг напротив друга на расстоянии 8 км! За озером фронт опять сбегался. Немецкие позиции стояли строго на западном берегу канала, а русские в урочище Мох, поросшем сфагновым сосняком, изгибались и подходили к каналу на 0,4-0,5 км. Вокруг озера оборонительная линия у русских и немцев была однотипная: блокгаузы и блокпосты на деревянных настилах (за исключением двух немецких блокгаузов). Здесь не было и горсти минерального грунта, поэтому стройматериалом для укреплений служили: кругляк-тонкомер, торф, мох. В то же время, в русской полосе фронта были обжиты все немногочисленные минеральные острова в 1-4-х км от озера. На крайнем мысу топей восточного берега озера сохранился сравнительно высокий минеральный холм  – Золотой грудок. Это единственный фортификационный объект приозёрного типа, пусть и в виде фрагмента, но сохранившийся до сегодня. К 1918 году вокруг озера было выстроено около 80-ти блокгаузов, блокпостов и тротуарных настилов, в последующем исчезнувших навсегда, будучи сокрушёнными гнилостной силой болот в считанные послевоенные годы. На северном берегу озера, на старом 10-м шлюзу ещё до конца 1930-х годов стояла экзотичной стеной среди тростниково-водного массива бетонированная стрелковая позиция, а на болотной пойме озера остались два небольших блиндажика. На фронте от Снопищ и до озера на севере долина канала полностью находилась под русскими прицелами в полосе шириной около 1 км. 107-й немецкий полк ландштурма, занявший позиции в Выгонощах, был немало удивлён, что повсеместно начатые работы представляли собой печальное зрелище «фронтового долгостроя», затеянного их предшественниками. Но скоро им тоже стало не до стройки. Германское воинство столкнулось с «русской зимой». Иногда считают, что немцы узнали суровость восточноевропейского климата намного позднее, только в 1941 году. Но это не так. «В 1915/16 мы ещё не познакомились с настоящей русской зимой, но это представилось в 1916/17. Уже вторая половина января выдалась многоснежной с морозами до 29 градусов. Но настоящая зима по заверениям местных жителей была ещё впереди, и свой лютый оскал покажет в первой половине марта. Так и случилось. В феврале грянули морозы, которые 24 числа достигли -370C. Они упали только ко второй половине марта, но ещё 24 марта было 22 градуса мороза» [4]. К зиме 1916/17 поднаторевший в строительных буднях недавнего мирного прошлого 107-й полк в немецкой полосе фронта всё же проделал большую работу по прокладке просек через берёзовое мелколесье


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

115

к западу от канала. Просеки служили путями сообщения (для повозок и пешего хода) вдоль фронта и в поперечном направлении – к позициям на канале. На просеках частично были проложены бревенчатые настилы, правда, почти сгнившие всего через год. Ещё до войны, в хвойном массиве южнее Выгонощ было проведено лесоустройство. В огромном лесу были проложены прямолинейные просеки, установлены квартальные столбы. Любопытно, что проложенные немцами фронтовые просеки с геодезической точностью были совмещены с царскими просеками, т. е. сделаны по-хозяйски. Немецкие просеки сохранились и, поддержанные после, служат квартальными линиями нынешнего ЛОХ «Выгоновское» (рис.1.7). Новые просеки и соответственно пути-дороги получили воинственные или романтичные названия. Перекрестки-сопряжения просек стали называться «Большая звезда», «Малая звезда». Своеобразно выглядели и проложенные к концу 1917 года диагональные просеки (Quer-Schneise). На нейтральной полосе от современного урочища Кичиловка (вост. часть Выгонощ) прямо к озеру немцами пробита просека в березняке прямо к озеру, по оси старого путища (зимника). Она шла по нейтральной полосе. Отметим, что часть этой древнейшей болотной дороги в Выгонощах сохраняется и поныне к северу от насосной станции «Выгонощи-2». Аналогичная просека была проложена и вдоль второго путища в ур. Нога. От болотного пулемётного дота (сохранился) на канале прямо в направлении русских блокпостов тоже были проложены две просеки: к берегу озера и к островам в ур. Лазоревик на русские позиции. Назначение диагональных просек – контрольно-смотровое и чтоб не блудить в собственном расположении. Своеобразна просека к Лазоревику, которую по нейтральной полосе встречным курсом делали и русские, и немцы. Кроме единственного пути с Саксонского лагеря (ур. Поросли) до плацдарма (современный центр деревни), проходящего через песчаные дюны, все пути были сильно заболочены. Хуже всего обстояли дела с позициями 3-го немецкого батальона за озером на канале в зоне 10-го шлюза. Никаких суходольных путей с Выгонощ туда и тогда, и теперь не было. Подобный батальон саксонского полка до этого решал проблему коммуникаций в крайне сложных условиях. К 1917 году от Саксонского лагеря и аж до ур. Дорошанка через болотные дебри ур. Медведево была проложена прямая просека длиной 12 км. И наполовину своей длины – одамбирована. По дамбе провели узкоколейку длиной 8 км к концу 1916 г. Это было спасение. А зимой для саней вообще получился отличный путь. И получил название Веттин-коридор, в честь старинной королевской династии Вюртембурга. Этот коридор в виде слабо заметного настила (накат, по-местному)


116

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

частично сохранился в своей северной части на квартальной линии ЛОХ «Выгоновское» между кварталами 79 и 80, 86 и 87, 93 и 94. Южнее накат засыпан торфяной дамбой в 1970-е годы (возле кв. 98). Просматривается накат и на восточной окраине квартала 5 вульковского лесничества Телеханского лесхоза. Этот накат служил основной рокадной дорогой в этой зоне немецкой обороны на Огинском канале. До постройки Веттин-коридора саксонский батальон подвозил необходимые грузы (продовольствие, боеприпасы, материалы) сперва к плацдарму. После грузился на баржи и только под покровом ночи караван плыл по каналу и озеру 8-14 км к своей дислокации. Днём канал и озеро обстреливались русскими пехотинцами. Бедственный вид к 1917 году имели здесь и суходольные дороги. Первый батальон имел одну единственную дорогу вдоль укреплений по каналу. Дорога была опасной и днём, и ночью из-за постоянного обстрела с русских позиций, занимавших восточные господствующие высоты в зоне старого кладбища, на 10 метров возвышающиеся над каналом. Эти песчаные горы были разобраны на дорожное строительство в 1960–1970-е годы. На правое крыло этого батальона вела более-менее терпимая дорога, частично скрываемая перелесками (сохранялись до 1970-х годов). Не менее интересна и русская рокадная дорога. Она как в зеркальном отображении симметрично в зоне Выгонощ «повторяла» немецкую рокаду. На севере она проходила от ур. Гряды по берегу р. Клетичная (нынешний Ляховичский р-н). Далее шла в обход вдоль восточного берега Выгонощанского озера и от берега шла по болоту по просеке на юг (между нынешними кварталами ЛОХ «Выгоновское» 52 и 53, 56 и 57, 61 и 62, 66 и 67). Здесь были только лёгкие жердяные или фашинные гребли. От ур. Лазоревик на юго-восток гребля была более надёжной; по ней гоняли скот ещё несколько десятилетий. После линии водораздела русская рокада шла по прямой по заболоченному лесу по просеке на юг (между нынешними кварталами Новинского лесничества Телеханского лесхоза 10 и 4, 10 и 11, 18 и 19, 28 и 29, 42 и 43 и далее) на д. Краи и д. Речки. Вдоль рокадной дороги по Новинскому лесничеству располагались пункты дислокации казачьих и пехотных войск русской армии. Здесь, по информации лесоводов Полуяновича В.Г. и Цевана А.А. (2014 г.), до сих пор обнаруживаются в земле скопления военных предметов той поры [33, 34]. Своеобразным шедевром выглядела подъездная дорога от Саксонского немецкого лагеря к плацдарму. То был выкопанный вдоль северного склона дюнной гряды тоннель, вымощенный древесным настилом снизу и


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

117

частично закрытый крышей сверху. Подобные сооружения обычно называют – потерна. Этот тоннель с гордым названием Зумфхофвег, всю войну служивший «дорогой жизни» к плацдарму, был самой проблемной коммуникацией, возможно, за всю историю этой земли. Его длина – 1380 метров. Пересекал этот путь милитарную пустыню с подвижными барханными песками, на месте недавней деревни. Похожий ландшафт теперь можно увидеть в нашей стране, пожалуй, в одном месте – на месте бывших сёл Вядо и Тупичицы, уничтоженных в последнюю войну на западном берегу Бобровичского озера. Зумфхофвег регулярно заносило песком, снегом или оползнями после дождей. Но ещё регулярнее этот путь прицельным огнём сотрясала русская артиллерия. Это был настоящий турнир: ночью его немцы ремонтируют, днём русские – расстреливают. До наших дней сохранился оврагообразный фрагмент этого пути на северной окраине западного кладбища д. Выгонощи. И ещё подземный кабель в свинцовой изоляции, проложенный параллельно. К югу от Зумфхофвега с дистанцией в 100 м располагались в ряд вкопанные в землю блокпосты, накрытые металлическими арками, брёвнами, песком и дёрном. Они чаще всего служили казармами для постоянно меняющихся строительных подразделений. Каждый такой «блокпост-казарма» вмещал около отделения. Они были построены в качестве опорных пунктов для системы 2-й линии обороны. В Выгонощах по ландшафтно-природным причинам эта запасная линия обороны почти совпадала с действующей 1-й линией немецкой обороны. Овраги от бывших «блокпостов-казарм» сохранились в разной мере в 3-х местах в застройке и 3-х местах западных окрестностей Выгонощ. При этом в 0,8 км к западу от современного западного кладбища на месте крупных «блокпостов-казарм» остались неосвоенные участки среди поля – круговины. Бараки-полуземлянки площадью до 100 м2 числом около 20-ти располагались далее в Саксонском лагере и в ур. Надливо. Они были такого типа, как на рисунке 2.2. Учитывая важность Выгонощанского плацдарма в тактическом и оперативно-тактическом отношениях, с тыла на расстоянии всего около 1 км от передовой к концу 1916 года была проложена узкоколейка  – откаточный железнодорожный путь. Конечная станция располагалась на месте нынешнего водозабора в Выгонощах. Узкоколейка была замаскированной: проходила в полосе сравнительно густого ольса (елово-ольхового леса) рядом с «блокпостами-казармами». Эта узкоколейка располагалась в полосе обеспечения важнейшего узла немецкой обороны на плацдарме. Кроме того, к плацдарму вели и две пешеходные тропы. Одна – «Стрела Фемиды», длиной 1,2 км, была плоха и опасна. Вторая – «Ко-


118

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ленопреклонная», длиной 3 км (была настелена берёзовым кругляком, петляла в низкорослом березняке «и в полной мере оправдывала своё название в смысле ломать колени» [4]). Мемуаристы 13-го полка, как уже отмечалось ранее, здорово критиковали недоразвитость и отсталость местного населения. Не преминули они лягнуть и соотечественников – саксонцев 107 полка, которые больше года прозябали в выгонощанских окопах под неутихающим обстрелом. А ещё через полгода фронтовая судьба сделает гримасу высокомерным швабам 13-го полка, когда они только по чистой случайности смогли удержаться на Выгонощанском плацдарме, сверхукреплённом на всей фронтовой линии Огинского канала. Дорога вдоль канала и просеки, по мнению вюртембержцев 13-го полка, были в прескверном состоянии и нуждались в полной замене. «Сравнительно низкорослые саксонцы оставили для нас швабов низкие брустверы, кроме того, в мягком грунте из-за просадки бревенчатых стен они стали ещё ниже. Похожими были и укрытия по пути к плацдарму, и те из них, которые были вмонтированы в брустверы. Мы не могли в них стоять прямо, и везде, насколько это было возможным, стали подвышать брустверы. В самом лагере, открыто стоящие бараки лёгкой постройки были во власти всех ветров и ненастья. Они были нами утеплены, потому что никак не спасали от зимней стужи. Даже рядом с печкой замерзали, а чуть поодаль и вообще «получали свиные ножки1»» [4]. Нейтральная полоса регулярно патрулировалась и русскими, и немецкими группами. Севернее озера, в пойме Щары, редкое немецкое патрулирование напоминало землепроходческую экспедицию. Собиралось в одной группе до 50 человек, включая врачей, радистов, и брели по болотным топям. Южнее озера немецкое патрулирование велось более интенсивно, несмотря на глубокие снега и сплошное болото. Немцы особенно боялись обходного маневра и захвата с тыла Выгонощанского плацдарма. А то, что русские умеют лихо наступать по болоту, кайзеровцы увидели ещё в Барановичской битве год назад. Были и сражения на воде, своего рода «бой флотилий». Выгонощанское озеро хоть и было нейтральной полосой, но таило немало опасностей для обоих сторон. «В ходе одного из озёрных патрулирований особенно отличился фельдфебель Пфайфер, который добровольно снарядился в патрулирование и разрушил русские блокгаузы. В одном из патрульных рейдов на лодке он вступил в озёрное сражение с русскими. Он был награждён Железным крестом 1-го класса» [4]. 1 Замёрзнуть на холодец – жаргонное немецкое выражение тех времён.


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

119

Старожилы д. Выгонощи рассказывали, как русская штурмовая группа, незаметно добравшись по болоту на 9-й шлюз (ур. Устье), в пух и прах разнесла ручными гранатами весь опорный пункт немцев (блокгауз, блокпосты, узел связи и т. п.), прихватив с собой пленных. Нагрузка на немецкие патрули возросла, после того как был получен приказ таскать к русской линии газеты на русском языке. Там пропаганду развешивали на деревьях. Немцы сильно сокрушались, когда их «почтальоны-пропагандисты» оказывались в плену. Что, стоит упомянуть, русские проделывали с особыми ухищрениями и более остроумно, нежели неприятель. «Русские имели возможность наблюдать охоту на нашей стороне возле озера (Выгонощанское – прим. авт.). И поставили они как-то ночью чучело косули. К ногам бедного козла были натянуты проволоки. В двух гробообразных, замаскированных мхом ящиках спрятались 2 русских гренадёра. Потягивали проволоку, имитируя движения козла и дожидались, когда мы свалим его удачным выстрелом и побежим за добычей» [4]. Но чаще всего срабатывала хлебная приманка, которую русские оставляли там, где «почтальоны-немцы» вешали газеты. «Русские придерживались мнения, что мы голодаем, на патрульных маршрутах выкладывали хлеб и устраивали засады. Иногда это коварство им удавалось» [4]. Зиму 1917 года в Выгонощах 13-й немецкий полк, даже по мемуарам оптимистичного комбата, как видно, проводил не очень весело. «Постовая служба на канале, продуваемом ледяными ветрами, повлекла многочисленные обморожения рук и ног. Обувь обветшала и часто была изорвана до предела. Из-за дефицита кожи поставки заготовок с родины предельно сократились. Жира (основное профилактическое средство против обморожения – прим. авт.) было почти не достать, да и действие его было быстротечным» [4]. В начале апреля внезапно начавшаяся оттепель с дождями и ненастьем превратили выгонощанскую местность в сплошное болото. Немецкие укрытия, даже на сравнительно высокой местности плацдарма, на много дней были подтоплены. На правом крыле обороны, в выдвинутых через фронт сапах в ур. Снопище, все 8 постов были полностью затоплены. Потоп только через несколько дней удалось частично ликвидировать с помощью водяных электронасосов большой мощности (600 литров в минуту). Надолго ли? Немецкие мемуары об этом умалчивают. Но технический прогресс здесь очевиден. В русской системе обороны вдоль канала весенняя распутица 1917 года была в климатическом плане встречена более чем спокойно. Все бараки пехотного и казачьего полков стояли на возвышении. А око-


120

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

пы были особого типа – насыпные. Так что качать воду русским казакам было без надобности. Зато политическая обстановка в России была куда более напряжённой. Ещё в 1916 году «Барановичская военная газета» (орган печати кайзеровского корпуса Войрша) помещала карикатуры на совершенно немыслимые для западных стран политические страсти и правительственные раздоры в условиях военного времени (рис. 3.17). В марте 1917 года грянула Февральская русская революция, о которой немедленно узнал и немецкий ландштурм. На немецкие позиции Огинского канала посыпались листовки, специально для солдат на немецком языке. Вот текст самой первой из них. «К немецким и австрийским солдатам! В мировой истории имеется ли пример столь величественной и бескровной революции, Нет! Революция состоялась не для того, чтобы посеять в стране раздор, и тем более не для того, чтобы ослабить мощь нашей бесчисленной армии. Напротив, она состоялась для того, чтобы всех без исключения граждан русской земли от низа и до верху, от рядового и до генерала сплотить на принципах свободы, равенства и братства. Немецкие и австрийские солдаты! Берите пример с нас! Свергайте вашего кайзера и правительство! Разве вы не видите, что весь мир обрушился на истекающую кровью Германию, и немецкое имя везде стало ненавистным. Снимайте оковы ужасной войны, гоните вашего кайзера с фронта вместе с правительством, которое ему стало слепо подчиняться и бейте им морды! И так войне придёт скорый конец.» (листовка, Выгонощи, март, 1917) [4]. Немцы восприняли всплеск русской пропаганды на канале по-разному. Командование ландверного полка считало революционные призывы русских «умопомрачительным идиотизмом». В солдатской массе были другие настроения, пока сдерживаемые дисциплиной и прозябанием далеко от Родины. Что, в частности, проявлялось и в массовом бартере с цивильным населением. Гражданский бартер заключался в популярности листовой стали щитов пулемётов и миномётов (для плугов), пороха для охотничьих набоев, некоторых предметов посуды, предлагаемых бойцами ландштурма. По воспоминаниям выгонощан, окопные бойцы ландштурма нередко сами приносили «товар» в сомнительные лесные жилища или соседние деревушки. Почти исключи-


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

121

тельно «платой» было продовольствие. Разумеется, немецкие солдаты подобную коммерцию практиковали втихаря от начальства. Потерю проданных вещей «серо-зелёные» в отчётах для своих интендантов пояснили просто: дескать, вещи утопли в болоте при обстреле. Гражданских властей в Выгонощах не было. Но в Колонске, Омельной и других сёлах гражданскую администрацию представляли бургомистры. Весна и лето 1917 года стали кульминационной фазой строительства мощного оборонительного узла на Выгонощанском плацдарме. В конечном счёте, к началу 1918 года здесь, не только для выгонощанского участка, но и всей линии Огинского канала, образовался наиболее компактный и сложный фортификационный комплекс, сохранившийся до наших дней. Более того, других фортификационных аналогов на линии фронта Восточного театра Первой мировой войны нам пока найти не удалось. Объясняется это не только важным оперативно-техническим значением Выгонощанского плацдарма для немецкого фронта. В 1917 году сюда в качестве позиционных войск пришёл 13-й немецкий полк. К этому времени этот полк имел, пожалуй, самый большой фортификационный опыт в боевых условиях среди десятков полков Ландверного корпуса, к тому же побывавший на месте ожесточённой Барановичской битвы. И там они убедились в исключительной эффективности, для сохранения личного состава и активной обороны, бетонных укрытий – блиндажей и бетонных пулемётных дотов, и других добротно построенных объектов. Это были фронтовые инновации, фортификационные изобретения не только позиционной войны 1915–1916 года, но и в целом в военной истории. Для создания здешних укреплений немцы использовали все возможности. В 1917 году было и сравнительно продолжительное перемирие. Русские пушки молчали, но немецкие мастерки лепили бетон ещё усерднее. Подстёгивало строительство и крайне рискованное положение в Выгонощах именно немецких войск. Вокруг – сплошные болота с одной спасительной дорогой в тыл через Бобровичи. В случае вполне вероятного прорыва и быстрого прохода русских войск через крайне слабо укреплённый канал возле озера, немцы в Выгонощах моментально оказывались отрезанными от своих. Поэтому система укреплений была рассчитана и на круговую оборону. А случаи успешной круговой обороны даже в маленьких бетонных укреплениях летом 1916 года были в боях под Скробово (возле Баранович). Где стойко оборонялись небольшие группы как немецких, так и русских пехотинцев, которые в суматохе боя оказывались во вражеском кольце.


122

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Придавала напряжённости и февральская русская революция. Русские листовки весной 1917 года по своему содержанию были воинственны и пока не давали надежд на примирение. Что вскоре и подтвердилось в полной мере. Немецкий комбат 13-го полка, разместившийся с февраля 1917  года в Выгонощах, в эти дни писал: «Главным пунктом нашей дислокации был плацдарм в Выгонощах (8-я рота). С самого начала он был целью русской артиллерии, которая едва ли пропускала хоть один день, чтоб не выпалить несколько снарядов. Плацдарм, прозванный надёжной крепостью-замком (Scheitelturm), уже в первые месяцы, со временем не ослабевал, а только укреплялся. Кроме того, он постоянно подвергался миномётному, пулемётному и винтовочному обстрелу. Плацдарм стоял открыто, просматривался с высоких наблюдательных постов русских. Несмотря на максимально предпринятые меры маскировки, скрыть работы или перемещение было трудно. Кроме того, русские исправно проводили здесь разведывательную аэрофотосъёмку» [4]. Выгонощанский плацдарм Выгонощанский плацдарм представлял собой один из наиболее укреплённых участков немецкой полосы обороны не только на Огинском канале, но и всей фронтовой линии Восточного театра военных действий Первой мировой войны. Выгонощанский плацдарм располагался на стыке оборонительных позиций 2-х немецких батальонов и представлял, таким образом, совмещённый узел обороны на 1-й линии немецкой обороны Огинского канала. Командные пункты обоих батальонов – наиболее ранние постройки и первоначально они находились в одном железобетонном укрытии сравнительно небольших размеров. Позже, в 1917 году, после устройства 2 крупных пулемётных дотов в центре плацдарма, командные пункты этих батальонов были перенесены в отдельные доты. Боковые секторы предполья были благоприятны для отражения атаки, так как представляли плоскую, с лёгким наклоном в сторону противника, местность. Более проблемным был центральный сектор предполья, здесь рельеф, напротив повышался в сторону неприятеля. Поэтому на центральной оси плацдарма на 0,2 км к востоку от канала был сооружён форпостный пулемётный дот с несколькими бетонированными траншеями и миномётной батареей на флангах. В центре Выгонощ Огинский канал пересекает самую высокую местность на всём его створе – линию Главного европейского водораздела. В зоне плацдарма оставался высокий берег, до 6 метров над водой.


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

123

Поэтому восточный берег представлял собой своеобразный фортовый горж, внутри которого, как в горной скале, встраивались казематы-укрытия. А другой берег, напротив, получился более низким. Грунт здесь разбирался для обсыпки множества мелких фортификационных объектов, в том числе и позади канала. В результате появился своеобразный Восточный вал (что-то подобное будет на Днепре в 1943 году). В 1930  году Восточный вал Огинского канала в Выгонощах польская администрация оборудовала в качестве парадного проспекта. На телегах здесь ездить запрещалось. Такая «двойная» дорожная трасса сохранялась до 1980-х годов: сверху для автомобилей, снизу – для тракторов. Плацдарм представлял собой сравнительно небольшую треугольную территорию площадью всего около 4 гектаров. К концу 1917  года помимо системы из многих деревоземляных укреплений, имел 5 крупных железобетонных пулемётных (пулемётно-артиллерийских) дотов. 4 из них сохранились. Доты в боевом каземате имели амбразуры и приспособления для ведения огня из 57 мм орудий. Хотя основной тип вооружения этих дотов – по 3-4 станковых пулемёта в каждом. Два центральных дота обеспечивали фронтальный и фланговый огонь для прикрытия двух других, удалённых на 0,2 км дотов. Амбразуры дотов позволяли не только вести эффективный пулемётный огонь в секторе 180 градусов фронта, но и – круговую оборону. Между дотами были встроены 6 железобетонных убежищ-блиндажей для стрелков и миномётчиков, вместимостью не менее чем по 10 и 40 человек в каждом. Все блиндажи плацдарма сохранились. Наиболее старые постройки 1915 года – блиндажи (Unterirdische Unterkunftsräume) для пехоты на плацдарме. Эти железобетонные сооружения служили бомбоубежищами. Два таких блиндажа сохранились в центре плацдарма. Из-за сильного артобстрела в течение 2-х лет оба блиндажа смещены и слегка завалились набок. Продавлены их перекрытия, правда, по другой причине (в 1960–1970-е годы здесь загружались на трейлеры тяжёлые экскаваторы и тракторы). Боковые и верхние части этих блиндажей дополнительно и многократно бетонировались в условиях боевых действий. Были построены и 6 бетонированных траншей (за единственным исключением не сохранились, будучи сильно потрёпанными в ходе обстрелов, и после – разобранными на стройматериалы местными жителями). Часть из них была сделана из бетонных кубиков, что давало возможность сравнительно легко их демонтировать. Сохранилась также 1 бетонированная миномётная (бомбометная) позиция, рядом с передовым дотом на форпосте плацдарма.


124

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Плацдарм, или «крепость-замок», расположен в центре Выгонощ, фронтом направлен на восток и «контролировал» один из двух важнейших перекрёстков сухопутных путей сообщения на Огинском канале, доступные для кавалерии. Плацдарм представлял по топографии форму клина, в чем-то символизирующего средневековый тип тевтонского боевого построения. Высота и основание этого треугольника – 0,4 км. Вершины треугольника – пулемётные доты: форпостный и боковые. Восточный пулемётный дот и расположенная рядом бетонированная миномётная батарея составляли форпост плацдарма в сторону неприятельских позиций. От этого места на запад, к основным оборонительным объектам, тянулся крытый ход сообщения до берега канала. Остатки хода сообщения в виде рва, по которому бежал ручеёк из родника, были видны ещё в 1950-е годы. Любопытно отметить, что вместе со щебнем с южноевропейских гор сюда на север были случайно завезены и новые виды кустарников. К примеру – берест растёт возле дота в Выгонощах и в наши дни. Вдоль канала в обе стороны от крайних дотов плацдарм фланкировали две фланговые позиции. На этих позициях на расстоянии до 1 км от крайних боковых дотов плацдарма вдоль канала были обустроены многочисленные укрепления, усиленные 3-мя крупными железобетонными дотами для ружейно-пулемётной стрельбы. Один из которых, с легендарно-романтическим названием по руническим мотивам «Erdaus» (сохранились и дот и надпись), был приспособлен и для зенитной стрельбы. Надпись, возможно, читается как «Erbaus», т. е. с более простым смыслом. На этом же сооружении устанавливался и прожектор для контроля предполья. На фланговых позициях, кроме этого, сохранились 4 небольших железобетонных дота для ружейной стрельбы и связи, миномётно-стрелковая и стрелковая бетонированные траншеи. В обе стороны от фланговых позиций плацдарма далее вдоль канала располагались ротные опорные пункты обороны, на дистанции около 1 км. К югу на правом крыле перед опорными пунктами в ур. Снопище размещались передовые сапы унтер-офицерских постов (земляные основы частично сохранились). Это место теперь находится в 0,2-0,3 км восточнее канала от места старой фермы до нынешнего осередка «Мотоль» в д. Выгонощи. Ещё далее, ближе к ур. Новина, на западном берегу канала в центрах двух опорных пунктов построены 2 железобетонных блиндажных убежища, вместимостью в случае сильного артобстрела до 40 и 80 человек. Хотя, согласно фортификационному наставлению, эти блиндажи предназначены для проживания 9 и 18 бойцов [11].


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

125

Блиндажные убежища были замаскированы землёй (засыпаны песком и обложены дёрном). Эти объекты неплохо сохранились. Вдоль канала к северу от левой фланговой позиции плацдарма тоже имелись 2 опорных пункта, в центрах которых на торфяно-болотном грунте были выстроены 2 железобетонных убежища блиндажного типа. При постройке в качестве фундамента на зыбком торфяном грунте использовались толстые настилы из брёвен. Они стояли открыто, и ближний к плацдарму блиндаж был наполовину разбит русской артиллерий ещё в те годы. Его основа сохранилась. Второй блиндаж своеобразный. Согласно секретному наставлению 1916 года этот блиндаж предназначался для проживания гарнизона из 18 солдат. И должен быть заглублен и полностью замаскирован сверху землёй. Но высокая вода, торф и сапропель, а также специфика фронтового положения повлекли существенные отклонения в конструкции этого блиндажа. В виде двуглавого бетонного «шалаша» он теперь, как и почти 100 лет назад, стоит на своём месте, на западном берегу канала в 1,5 км от озера. Своеобразие этого болотного блиндажа-дота заключалась в его универсальном назначении. Он использовался и как наблюдательный пункт, и как убежище, и как жильё. При обстреле здесь могли втиснуться не менее 80 бойцов. Через небольшие амбразуры мог вестись ружейно-пулемётный огонь по совершенно открытому в те годы сенокосному болоту. В отличие от обычных пулемётных дотов сектор обстрела из этого объекта был небольшой. Болотный блиндаж-дот весом в десятки тонн за сто лет не покосился и не просел. На плацдарме, фланговых позициях и позициях опорных пунктов размещались особые укрытия для отделений, которые сами немцы в шутку нередко назвали «виллы». Всего их только по берегу канала было около 40. Эти укрытия для отделений, вместимостью по 9 человек (по числу спальных мест) строились на основе арки из волнистой стали, сверху покрывались брёвнами и засыпались землёй. Служили жильём и аварийным укрытием. И выдерживали прямое попадание 76-мм русской гранаты. Более крупнокалиберная артиллерия в русской полосе обороны на выгонощанском участке применялась только несколько раз. Арки в послевоенное время ещё долгие десятилетия использовались местными жителями для хозяйственных нужд: погребов, курников, шоп. Один такой погреб, очень похожий на фронтовой прототип «виллы», одиночно стоит и теперь на краю правой фланговой позиции Выгонощанского плацдарма. Вдоль Огинского канала было и немало более просторных жилищных убежищ, где применялись волнистые стальные


126

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

пластины и листовое железо. Часть этих элементов в бытовой архитектуре Выгонощ используется до настоящего времени. Западнее Выгонощанского плацдарма в 1 км от передового рубежа была обустроена достаточно мощная отсечная позиция. К настоящему времени в полном виде сохранились крупные железобетонные объекты: пулемётный дот; зенитно-командный блиндаж. Имеются также крупные фрагменты ещё 2-х железобетонных дотов, один из которых приспособлен под хлев. Железобетонные укрепления вдоль железнодорожной узкоколейки в Выгонощах были разбиты в 1950–1970-е годы. Сохранились только обломки одного из них, на месте бывшей узловой станции в ур. Поросли. Там же располагались бараки и другие сооружения полка. О значимости прифронтовой узкоколейки говорят и такие факты. Охранные железобетонные убежища немецкого фронта рядом с магистральной железной дорогой (возле Парохонска) и рядом с такой же сухопутной дорогой (юговосточные окрестности Пинска) тоже есть. Но они вдвое меньше, чем их аналоги возле узкоколеек в Бобровичах или Выгонощах. В 9 км к востоку на повороте узкоколейки (располагалась станция) в Бобровичах сохранился более крупный фрагмент, имевший значение и в качестве опорного пункта 2-й линии обороны в долине Огинского канала. Вдоль рокадной узкоколейки от ур. Медведево (на севере) через ур. Поросли, Журавель были построены деревянные блокпосты. По-видимому, небольшое железобетонное укрытие было и на конечной станции в ур. Медведево. Немецкие блокгаузы по западному обводу Выгонощанского озера, всего их было 12, прямо на берегу не строились. Они были в виде цепочки построены на удалении 0,3-0,8 км от берега вдоль тропы и зимника под прикрытием березняка или ольшаника в ур. Нога. Уникальными остаются два небольших бетонных убежища из «кубиков», встроенные в качестве основы блокгаузов на очень болотистой заливной пойме озера в ур. Кальница. Западный берег озера в те времена был полностью открыт, потому что регулярно прокашивался и до этого и после. В 1917 г. появились небольшие блокпосты деревянной конструкции и вдоль береговой тропы. Русская линия обороны напротив плацдарма была устроена гораздо проще. От ур. Новина и до ур. Снопище проходила одна линия окопов. Эта линия раздваивалась только в 3-х местах. В ур. Узначье была и вторая линия окопов. Уровень грунтовых вод здесь постоянно высокий. В отдельных местах даже в летнюю межень вода на болотцах стоит на поверхности. Грунты минеральные, песчаные или с тонким слоем торфа. Поэтому единственно рациональным здесь было устраивать окопы особого типа – насыпные. В 10-30 м позади окопа строились бревен-


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

127

чато-земляные блокгаузы, обсыпанные песком и обложенные дерном. Насыпные окопы в относительно удовлетворительном виде сохранились к югу от новой дороги с гравийным покрытием (в 70 кв. Новинского лесничества). Насыпной окоп представлял собой вал из земли высотой около 2-х метров. С внутренней стороны грунт закреплялся жердяной стенкой. Внешний обвод окопа составлял ров шириной около метра, во все сезоны года заполненный водой. Типовые окопы 1-й линии русской обороны (переднего края) на суходолах были только на территории села в полосе всего 0,3 км в зоне старого выгонощанского кладбища (теперь там растут старые липы). Далее через сплошное болото на север вдоль линии фронта на протяжении 16 км до Щары передовые окопы русских войск длиной по 40 и 100 м были только в 2-х местах: ур. Зеленый, Лазоревик. Здесь они сравнительно неплохо сохранились. По раздяловичской грунтовой дороге от Выгонощ до ур. Замостье (сразу за современным восточным кладбищем д. Выгонощи) от старого кладбища были ещё 4 линии окопов на месте сентябрьских боёв 1915 года. С 1916 года здесь проходил участок 2-й линии обороны русских войск. Эти, самые древние на выгонощанской земле, окопы ещё неплохо просматриваются в ур. Замостье (кв. 4 Новинского лесничества). К северу от Выгонощ и до Щары основной тип фортификации по обе стороны нейтральной полосы был одинаков – деревянно-торфяные блокгаузы и блокпосты. Наиболее выдвинутые на фронт русские блокпосты в виде цепочки, располагались от берега озера и на юг, в ур. Соболевка. Эти русские блокпосты дважды становились местом нападения немецких штурмовых групп. От Новин и к северу до Снопищ сохранились фрагменты (более 25 русских блокгаузов) (по-разному выраженные в рельефе) в виде четырехугольных холмов. Наиболее рельефные фрагменты 2-х русских блокгаузов находятся севернее дороги-гравийки в кв. 40 Новинского лесничества. Здесь был опушечный опорный пункт русских войск. В одном из них в 2013 году ещё были видны остатки деревянной стены и извлечены металлические детали. Эти два блокгауза находились в зоне максимального сближения с неприятельскими позициями. Впереди в 0,35 км находились немецкие сапы. Опушечный опорный пункт имел важное оборонительное значение. Он находился на старой телеханской дороге (существовавшей с древности). Здесь помимо стрелков располагалась миномётная позиция, которая ещё прослеживается на местности. Периодически на этом пункте располагалась также левофланговая пушечно-артиллерий-


128

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ская батарея. Южнее, из-за лесистости стационарных позиций русской пушечной артиллерии, по-видимому, не было почти до д. Сомино. Самая передовая позиция русских орудийных батарей (1-3-х) находилась всего в 0,9 км от немецкого дота на форпосте Выгонощанского плацдарма. Теперь это место – южная окраина ул. Новоселов в Выгонощах. Одна батарея проработала здесь почти всю войну. Выдвинуться ещё ближе к каналу не получалось: доставал навесной огонь немецких миномётов. Немецких пушек не боялись: их, за исключением очень редких эпизодов, здесь не было слышно со времён арьергардных боёв 1915 года. Стояли русские трёхдюймовки, гордо и независимо и на высокой позиции в ур. Гора. Как тогда, так и теперь, это – восточная окраина Выгонощ. Стояли в зоне недосягаемости винтовочно-пулемётного огня с немецких позиций. Работали русские пушкари на этой позиции спокойно и основательно. Иногда пускали к лафетам и зевак из местных жителей. Правда «киношные представления образцово-показательных стрельб» очень быстро разгоняло батарейное начальство. Куда более регулярными гостями у русских батарейцев были иностранные наблюдатели. Сперва  – только французские офицеры, а после и американские. Основные дислокации, где жили русские пехотинцы и казаки (и размещались их штабы) были удалены на 3 и более километров от передовой. Жильё у русских пехотинцев и казаков было относительно более комфортное, чем у немцев: утепленные из брёвен бараки на сравнительно сухих грудках (холмах) в ур. Стрелово, Замостье, Баран, Ветрила, Вязовня, Лазоревик, Песчаница, Другая Горожа. Такие бараки не имели погребной сырости, как немецкие блиндажи или полуземляные бараки. Бывшие места расположения русских, сразу после ухода фронта охотно заселили вернувшиеся из дальних и ближних мест, беженцывыгонощанцы. После в 1930-е годы там были лесничовки-осады, или сенокосы, или места «перепаса скотины». В последнюю войну здесь после 1942 прятались семьи выгонощан-погорельцев. Чуть позже эти новые поселения полностью были уничтожены оккупантами и коллаборационистами разных мастей. Как отмечалось ранее, попытки людей вновь поселиться на этих уже пустующих хуторах, как и на местах уничтоженных деревень Тулошин, Вядо, Тупичицы, послевоенными властями пресекалась. Нередко – неоправданно жёсткими мерами. Во всяком случае, на местах русских гарнизонных дислокаций теперь сплошной лес и только в двух местах остались по-прежнему открытые лесные прогалины. Но когда здесь ещё сохранялись открытые поляны, здесь


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

129

были настоящие «музеи под открытым небом»: настолько разнообразен здесь был животный и растительный мир. Но вернёмся назад в 1917 судьбоносный год, месседж которого серыми стенами уже целый век олицетворяет западный край Выгонощ. Как совершенно справедливо писали листовки-обращения к немецким солдатам, весной 1917 года: Германия попала в крайне тяжёлое положение. Личный состав 13-го полка в Выгонощах пополнился 141  новобранцем. Все они составляли – эрзац, т. е. больные, ценные специалисты, а также отцы, на иждивении которых было по 6 и более детей. Это был последний мобилизационный ресурс кайзера, причём на передовую. В те же дни русская армия имела огромные по численности запасные батальоны, где в тыловом безделии накопились страсти, далёкие от воинской дисциплины. Офицеров в запасных батальонах было очень мало, зато там без особых препон шурудили всевозможные агитаторы. Отметим, что в будущем, особенно в Советской Армии, комплектование личного состава будет по экстерриториальному принципу (никаких землячеств), солдат даже в мирные будни будет загружен до предела, чтоб неповадно было пускаться в праздные раздумья. Для того чтобы поддержать боевой дух своих союзников, проводился товарищеский обмен командирами германской и австро-венгерской армий. 12 марта 1917 года такой «товарищеский обмен» был и в Порослях. Основной причиной была всё же не дружба. А боязнь того, что разношерстное австро-венгерское воинство кинется в сепаратизм, как это сделала Румыния. Личный состав 13 немецкого полка составляли в основном немолодые, и в общем – хозяйственные мужики. В отличие от добровольцев штурмовых групп (рис. 3.5), в основной массе солдаты ландштурма меньше всего «грузились» думами о подвигах, чести и доблести. Надо было выживать, и тут без усердной работы по надёжной фортификации не обойтись. Главным лозунгом стало короткое слово «Выжить». В Выгонощах самым неспокойным и опасным местом весной 1917 года по-прежнему оставался плацдарм, где дислоцировался 2-й батальон немецкой обороны. Севернее плацдарма с каждым километром становилось всё тише, а озёрное побережье русской артиллерией обстреливалось в 1917 году вообще крайне редко. По воспоминаниям ландштурма, русская артиллерия всегда мстила за какие-либо неприятности. Например, за коварно подожжённый блокпост в ур. Соболёвка, 2 марта артиллерия в отместку выпустила 33 гранаты.


130

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

От артиллерии совершенно не страдали немецкие роты в зоне Десятого шлюза: мешали высокий лес и сильная заболоченность. Периодически их обстреливали русские миномёты. Куда более опасны были обстрелы, когда ночью русские пулемётчики по сосняку в ур. Куль подползали к каналу и били по блокпостам на канале. В феврале и марте русская огневая активность была относительно слабой. Но русские штурмовики сделали несколько нападений и ночных вылазок на блокпосты, в том числе – подожгли некоторые из них. 22 марта русская артиллерия обстреляла левую фланговую позицию плацдарма (45 гранат и шрапнелей). 29 марта в Порослях было торжество. 13-й полк посетила почётная делегация Вюртембурга, т. е. с германской земли, где и был сформирован этот ландверный полк в начале войны (рис. 3.11). «Вюртембургские отцы города и служащие совершали фронтовое путешествие на болото. Из-за нехватки времени они только ненадолго заехали в расположение. Русские в свою очередь тоже никоим образом не проигнорировали достопочтеннейший визит и открыли такую канонаду, что господа, ударившись наутёк, полностью пришли в себя от такого нашего мирного бытия аж в Варшаве» [4]. От себя добавим, что и в этом отношении русская разведка оказалась на высоте. С апреля 1917 года в Выгонощах начались не совсем понятные, во всяком случае, для нас, события. Огневая активность русских опять повысилась. Как полагали немцы: «Свободные революционные братья своими листовками не смогли нас победить, поэтому предприняли иные средства. Артиллерия планомерно открывала огонь по нескольким точкам, и после этого зона рассеянного обстрела постепенно смещалась на окружающую местность. При этом до 50 % снарядов было «слепыми», т. е. не разрывалось. Было слышно, как кричала на митингах русская пехота, по ночам постреливающая по нашим позициям. В середине апреля русские попробовали открыть с нами переговоры, которые со временем действительно привели к половинчатому состоянию войны. Мы отвечали стрельбой только в качестве ответа на русский огонь. Русские установили белые флаги на своих позициях, но беспощадно стреляли в любого, кто к ним приближался. Всё же русские своим поведением показывали верность союзникам по Антанте» [4]. Действительно, по фронту Огинского канала с апреля 1917 года русская артиллерия вела огонь, но предсказуемый и наполовину – безобидный. Снаряды не взрывались. Тысячи неразорвавшихся шрапнельных и гранатных снарядов буквально нашпиговали Выгонощи и всю


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

131

западную долину Огинского канала. Многие из них находятся в торфе и песке и поныне. Причём, эти «слепые снаряды» с блокированными перед стрельбой взрывателями, сохраняют своё убийственное свойство взрываться и теперь, через 100 лет (рис. 3.2). На Вульке, последний трагический случай (погибли 2 школьника) случился в 1958 году. Апрельское фронтовое перемирие в Выгонощах, инициированное русскими войсками, проявлялось необычно. Внешне всё оставалось в нормальном фронтовом режиме по-прежнему. Но жертв не стало. Митинги на русских позициях достигли передовых окопов. Артиллерия стреляла «своеобразно», видимо больше для утехи наблюдателей Антанты. Чтоб не сомневались: Россия верна союзническим обязательствам и войну ведёт по-прежнему. Как же иначе можно понимать стрельбу не активированными снарядами? В апреле над Выгонощами гордо взвился огромный привязной аэростат с русскими наблюдателями. Впервые в этом году. Немцы же, успокоенные затишьем, принялись хлопотать с небывалым усердием в части усиления обороны. Во-первых, помогали сапёрам снимать мины с Выгонощанского озера. Не морские, а вполне земные, но с электрической системой приведения в действие. Немцы сильно опасались русского наступления по замерзшему озеру. Поэтому от 10-го шлюза (старого) на севере к 9-му шлюзу (ур. Устье) на южном берегу озера устанавливалась полоса особого «ледяного минного поля». На 9-м шлюзу для бдительности был установлен мощный прожектор, следивший за ледяной и водной акваторией большого озера. Заодно он просвечивал и линию вдоль канала. Ещё в прошлом году на Выгонощанском плацдарме и его фланговых позициях были обустроены миномётные позиции. Их обслуживала 235 отдельная миномётная рота немецких войск. Трапециевидные железобетонные укрытия солдат этой роты неплохо сохранились в центре плацдарма около моста через канал в Выгонощах. Чтобы «миномётная республика» не скучала, их обязали организовать миномётные курсы для обычных пехотинцев 13 полка. На особо опасных участках заграждений в окрестностях Выгонощ немцами были протянуты провода высокого напряжения. В 1917 году здесь «по случайности и собственной неосмотрительности», как отмечали немцы, погиб 1 пехотинец русского патруля и не менее 2-х немецких пехотинцев. Продолжилось укрепление проволочных заграждений. Появилось новшество – проволочная сетка-рабица. Этой сеткой наряду с колючей проволокой необходимо было обгородить всю линию по Огинскому каналу. Не везде это удалось, но в Выгонощах некоторые заборы из этой


132

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

сетки, перемещённые на сельские подворья, сохранялись аж до 1970-х годов. Обновлялись тысячи кольев-опор проволочных заграждений. Для этого применялись специальные почвенные буры: винтовые буравы из стального прута. У некоторых местных хозяев они применялись до конца XX-го века. Особенно часто – для огораживания огородов-соток. В лесах и в наши дни можно порвать обувь на краю многих болотец-сенокосов, которые целыми десятилетиями обгораживались ещё по той фронтовой технологии. Надо полагать, что браконьерское орудие – проволочные петли – придумали ещё тогда. В секретной немецкой инструкции изложено, как и где устанавливать петли на супостата. И ставили петли на линии канала очень охотно пехотинцы обеих сторон. Потому как туда нередко попадался заяц или косуля (приварок к обеду). В конце апреля 8 немецких объектов на плацдарме Выгонощи, оказались полностью затопленными. Ругали «гидротехников», не умеющих регулировать шлюзы канала к югу от Выгонощ. Это после польские стратеги более умело будут использовать в своих намерениях фортификационную силу шлюзов в смысле тотального затопления окружающей местности. Огинский канал станет ключевым элементом польского укрепрайона «Полесье» и будет «готов» за сутки затопить десятки квадратных километров. С началом хорошей погоды в конце апреля 1917 г. начались масштабные бетонные работы. Результаты этих работ на местный ландшафт и архитектуру в особенности Выгонощ, наложили неизгладимый на многие десятилетия и века отпечаток. Природного камня в этой местности и в помине не было. Кругляки-камни в хозяйстве ценились и передавались по наследству и даже в качестве приданного. Пески и торф. Каменных строений в довоенных Выгонощах, где было 242 двора, тоже не имелось. Глину для печей, и ту приходилось доставлять телегами издалека. А тут разразился настоящий камнепад. В 1916–1917 гг. по фронтовой узкоколейке с далёких австро-венгерских каменоломен в Выгонощи немцами были доставлены сотни, если не тысячи, тонн щебня. Цемент шёл с более ближних краёв. На всю мощность работал, пущенный незадолго до войны (1914 г.), и теперь ставший немецким, специальный завод возле г. Волковыска в полтораста километрах от фронта. Поставлялись и сборные элементы – бетонные «кубики» и бутовый камень. Швеллера и рельсы-балки, судя по сохранившимся товарным знакам, доставлялись из Германии. Оттуда же шла и специальная фортификационная сталь: волнистая и плоская.


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

133

Согласно специальным наставлениям в апреле активно велась постройка малых бетонированных убежищ. Как их называли сами немцы «лисьих нор». Очень основательными получились железобетонные пулемётные доты с 2-4 казематами. В них устанавливалось вооружение, радиостанции, перископы и зеркальные наблюдательные приспособления. Напомним, что благодаря митингующей атмосфере на русских позициях и «двойственному перемирию» опытным фортификаторам ландштурма удалось привести в полный порядок ранее поврежденные и построить новые фундаментальные фортификации прямо на берегу канала. Нужно было спешить. Из-за занятости на бетонных работах затормозились дела с просеками. С 11 апреля по ним уже невозможно было ездить повозками. Открылась навигация. По ночам пошли по каналу и озеру специальные понтоны (были и такие плавсредства) с грузами в расположение 1-го батальона ландвера на 10-й шлюз. Несмотря на «перемирие» русские пехотинцы периодически обстреливали речной караван, добиваясь полного спокойствия по обе стороны фронта. Как и везде, в дислокациях ландверного корпуса Войрша началась посевная. Но хлебопашество пресекалось. При этом немецких пахарей нередко гоняли и русские аэропланы. Немецкие посевы тогда располагались в ур. Граня в 2,5 км от канала и 3,5 км от передовых русских батарей. Там и теперь сравнительно неплохая пашня. «С апреля поля созрели для пахоты. Благоприятную во многих отношениях пашню возле Выгонощ не удавалось освоить. Русские прицельной стрельбой отгоняли пахарей. Пришлось перейти на сумеречные и ночные работы» [4]. Отметим, что среди этого поля были сооружены небольшие железобетонные убежища – «лисьи норы», убранные с пашни только к 1970-м годам. Кроме собственного личного состава, 13-й полк ландштурма получил в Выгонощах немалую дополнительную силу. Наряду с упомянутой миномётной ротой, пионерными (сапёрными) подразделениями, весной 1917 года в Выгонощах работали подвижные мехколоны № 193 и № 210 (что-то вроде более поздних МТС или СМУ в советские времена), имевшие в числе прочего 85 повозок. К работам были привлечены и две роты ландверного пехотного полка № 20, а также 120 солдат стройбата. В распоряжении был пулемётный поезд и егерское подразделение. Т. е. в одночасье только в апреле 1917 года на немецких позициях в Выгонощах непосредственно работали около 4-х тыс. человек. Что неудивительно, оценивая масштаб выполненных работ, хотя бы по сохранившимся объектам.


134

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

В мае, обычно после напряжённого трудового дня, солдаты ландвера с умилением и успокоением слушали и смотрели празднества на русской стороне канала. Особенно сильные песни и крики раздавались по вечерам из русских укреплений в Снопищах. Кроме того «Русские так усердно палили праздничные костры, что мы почти ежедневно наблюдали и пылавшие в пожарах их же блокгаузы» [4]. В целом май 1917 года прошёл в Выгонощах спокойно: в поте трудовых будней на немецкой стороне и в вокальных сотрясениях митингов и песен на русской. В июне началось. Русские аэропланы почти ежедневно как по расписанию стали летать вдоль узкоколейки и нещадно бомбили станции, особенно доставалось узловой железнодорожной станции Святая Воля. 11 июня в Выгонощах случился серьёзный обстрел. Русская артиллерия разбила овчарню, разогнав овец в расположении 2-го немецкого батальона (~ 1,5 км к востоку от современной конторы Новинского лесничества). Обстреляли также Саксонский лагерь в Порослях и плацдарм. Всего было выпущено 40 гранат и 13 шрапнелей. Кроме того, 52 мины было обрушено на плацдарм и ближние окрестности. 12 и 13 июня был ещё более мощный артобстрел. А тут ещё с середины мая заедал гнус (мошка, комары и слепни). Так что в некоторые дни прекращались всякие работы на немецкой стороне: изза шрапнели и комаров. Июньская боевая активность русских позиций была не случайной. Над позициями немцев русские аэропланы рассеивали в Выгонощах не бомбы, а прокламации. В майских прокламациях немецким и австрийским солдатам объяснялось безвыходное положение их стран, деспотичная сущность их вождей. Листовки обычно заканчивались призывами типа: «Уходите с захваченной земли, возвращайтесь на Родину и освобождайтесь от своих тиранов Гогенцоллернов и Габсбургов, что принесли вам столько горя и бедствий. И в качестве свободной Германии и Австрии вы станете нашими братьями, где в семье свободных народов Европы будет заключён мир навеки. Солдаты России» (из листовки 15.5.1917 г.). Немецкое командование стало нервничать. Дело в том, что подобная антиимпериалистическая агитация с весны вовсю процветала и в самой Германии. Отпускники, уехавшие из родных мест привозили в Выгонощи целые ранцы газет, где в открытую писали примерно о том же, что и в русских прокламациях. Кайзер нашёл лекарство: «Отпуска запретить! Дисциплину в войсках усилить!»


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

135

В первые июльские дни 1917 года, кроме вялой перестрелки, наступила тишина. Как оказалось перед бурей. Сперва ничего плохого не предвещалось. Наоборот. Немцы по привычке понимали, что начавшееся русское наступление далеко на юге, здесь на канале аукнется разве что демонстрацией наступления. Не более. Радовали немецкий штаб в Порослях и русские перебежчики, которые рассказывали о ситуации на пехотных позициях 447 полка за Огинским каналом и вообще в русской армии: «Они сообщают, что основная часть солдат настаивает на немедленном заключении мира, что они с лихвой насытились войной и хотят домой. Только офицеры рвутся на продолжение войны и даже стреляют по несогласным. Процветает всеобщее падение дисциплины и дезертирство. Взводные командиры и унтер-офицеры стрелять запрещают… Фронтовики уклоняются от окопных работ. Что б хоть кое-что сделать на передовой, надо вызывать сапёрные команды. Очень плохо ведут себя солдаты католической конфессии. Они готовы перебежать в массе, но опасаются оказаться в немецком плену и далее – опять на фронте. Если мы нападаем, то они в массе сдадутся. Но перебежчики глубоко убеждены, что Германия не желает заключить почётный мир, а это их беспокоит. То что, война теперь идёт только в интересах Англии и Керенского пока им невдомек. Насколько же пропаганда Антанты сильнее, по сравнению с нашими простодушными листовками» – сокрушался майор В. Гросс в 1917 году [4]. Далее перебежчики сообщали о ситуации в русских окопах по ту сторону канала. Если в России стали обычными перебои с продовольствием и взвинтились цены, то питание здесь на фронте пока остаётся отличным. Русские перебежчики особо сокрушались, что пропал белый хлеб. Отметим, что в то время на германской полевой кухне полным ходом шли овощные субпродукты с добавкой из лебеды, крапивы и прочих сорняков. Так называемые «эрзац»… Об эрзац-кофе из желудей уже упоминалось. А тут у русской пехоты «беда» – куда-то подевался белый хлеб! Русские солдаты также жаловались, что недавно были случаи обморожений, и началась странная болезнь (опухают ноги и кровоточит нёбо), которая проходила сама по себе через месяц. Заметим, эта знакомая в болотах болезнь (скорее-недуг) была не такой уж и редкостью и в более поздние, мирные времена. Причина – длительное пребывание на сыром воздухе и недостаток растительных витаминов в пище. От неё, кстати, местные жители, надёжно излечивались дикорастущей черемшой (Allium ursinum), которая в обилии и тогда, и теперь растёт возле урочищ, где дислоцировались русские пехотные части по раздяловичской дороге.


136

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Вполне закономерным представляются и случаи обморожения конечностей у русских солдат в ту суровую зиму. Мороз и влажный болотный воздух представляют большую опасность для открытых частей тела. Даже при хорошей зимней амуниции русских казаков, стоявших по ту сторону канала. 3.4. Кавалерийские сражения В июле 1917 г. в Выгонощах, на Огинском канале, Западном и ЮгоЗападном фронтах прокатилась наступательная волна русской армии. То был последний порыв армии, повергнутой в водоворот политических и социальных потрясений России – крупнейшего государства на планете. Потрясений столь непростых, что и через 100 лет разобраться, что к чему, кто прав, кто виноват – столь же непросто. В этот самый жаркий месяц проводились и фронтовые наступательные операции на территории Беларуси с участием кавалерии. И это в условиях позиционной войны. Когда неприятель ощетинился мощными пулемётно-огневыми точками. На выгонощанском участке фронта стояли крупные кавалерийские силы русской армии долгое время. Из-за почти невозможного использования конницы в этой болотистой местности 6 января 1917 года 7-й Сибирский казачий полк передислоцировался с канала в резерв. Но так было не везде. 6-9 июля 1917 года кавалерийский корпус 10-й русской армии нанёс удар по 10-й немецкой армии из-под Молодечно в направлении Вильно. О подробностях кавалерийского сражения удалось узнать от участника тех боёв, уроженца д. Выгонощи Демянчика Павла Трофимовича [36]. Он заканчивал положенный срок службы в составе пограничной стражи на границе с Пруссией, когда разразилась 1-я Мировая война. После переформирования, будучи командиром взвода, прошёл с боями 1914 года в ходе успешной Галицийской операции до Венгрии. После недолгого стояния их часть перебросили опять на север, в Гвардейский кавалерийский корпус. Этот элитный корпус сравнительно долгое время на Западном фронте составлял неприкосновенный резерв русского императора. И вот 1917 год. Июль. Подготовка к наступлению в условиях брожений и начавшейся суматохи теперь уже не императорской, а республиканской армии. На тот момент применение кавалерии в первой наступательной линии на оборонительные укрепления немцев означало одно – неминуемая гибель конницы под пулемётным и миномётным огнём. Но почему-то случилось так, что к контратаке изготовилась и немецкая кавалерия. Хотя чему удивляться. Как немецкие, так и русские


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

137

оперативники располагали детальной информацией о противостоящем противнике, его составе и замыслах. Зная характер местности, несложно было заранее предугадать и тактическое построение кавалерийской атаки. Конь не пехотинец и не пойдёт через лес, болото, овраг. Ему нужно открытое поле. Далее со слов П.Т. Демянчика: «И загудело поле битвы на молодеченских холмах под копытами кавалерийских коней. Навстречу за тучей поднятой серой пыли гремела немецкая конница. Впереди лавины на корпус вперёд неслись лихие взводные. Как на рыцарском турнире первыми должны схлестнуться именно передовые командиры. Одетый в лёгкую летнюю униформу без каски атакующий лидер и русской, и немецкой кавалерии был экипирован примерно одинаково. И в чём-то – экзотично. Полным ходом на полях тех сражений шла «война моторов» (авиация, бронеавтомобили, танки…). А кавалерийский командир 1917 года в атаке нёс длинную деревянную пику, которую нужно было метнуть в противника. Только после этого, в ход пускалась сабля. А за спиной ещё был карабин, на поясе – револьвер, в левой руке – стёк. Далеко не у каждого хватало силы, выносливости и реакции. Управлять на бешеной скорости (до свиста в ушах) боевым конём, точно применить метательное оружие, виртуозно владеть рубящим и огнестрельным оружием в суматохе смешанного порядка. Да ещё следить за боевым порядком (сечей в полном смысле слова) кавалерийской схватки… Пика брошена. Рука рефлекторно выхватила саблю. Вздыбленные кони. Сабельный удар. Туманный призрак раздвоенного силуэта головы германского офицера. И всё. Похоронка на имя матери и молодой жены в далекое селение на Волге, где тогда в беженцах жили выгонощанцы, пришла быстро. Молоденькая Ефимия совсем не расстроилась. Она просто не поверила этой «бумажке» и по-прежнему молилась, каждодневно и истово. Прошёл почти год госпиталей в Петрограде и всевозможных запросов через беженские комитеты. Появлению бравого фронтового командира Павла на туманном волжском берегу Ефимия не удивлялась. Поиному и быть не должно. Её юный Павлюк, с которым она после венчания не виделась 9 лет, обязательно должен вернуться. И вернулся. А тогда в бою под Молодечно, командирский поединок шёл на глазах задней лавы русской кавалерии. Оба командира – кавалериста ударили саблям одновременно. Немецкий взводный после сабельного удара в голову был сражён на месте. Русский взводный (Демянчик П.Т.), рассечённый немецкой саблей от плеча до паха, был спасён санитарами совсем другого русского эскадрона. Они вовремя с обоих сторон на ходу выдернули с седла окровавленного раненого.


138

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Ну, а его боевой конь вернулся в своё расположение. Один. Однополчане, видевшие кровавый фонтан поединка, не могли и предполагать иного, кроме гибели. Поэтому и написали похоронку». А русский прорыв тогда удался. Но на следующий день мощной контратакой немцы вернули утраченные рубежи, потому что заполнить свежими силами удачный прорыв русские не смогли. Так и закончилось сражение под Молодечно 6-9 июля 1917 г. – одно из последних наступлений русской армии в Великой войне на белорусской земле: победоносным кавалерийским ударом русских и не менее успешной контратакой противника. 3.5. Июльский штурм и другие события в Выгонощах После активной прокламационной обработки немецких позиций, не дождавшись каких-либо встречных инициатив, в начале июля 1917 г. на Выгонощи русская артиллерия обрушила шквальный огонь. Обстрелу подвергались в основном плацдарм, подъездные пути и ближайшие к ним участки. Огневая атака с русских позиций началась в тот же день, что и сражение под Молодечно. Немцы по числу разрывов снарядов и мин, педантично записывали силу огня. 6 июля – 112 артиллерийских и 261 минных выстрелов по плацдарму и окрестностям со стороны русской артиллерии. 8 июля – 51 граната и 175 мин. 9 июля – 150 гранат и 70 мин. Так же, как и под Молодечно, в последующие дни стало тихо. Это была подготовка к массированной, беспрецедентной за всю историю земли вокруг Огинского канала, артиллерийской атаке. За которой последует героический штурм русских пехотинцев на самый укреплённый узел немецкой обороны Огинского канала – на Выгонощанский плацдарм. 19 июля на плацдарм обрушилось 720 снарядов и 7 мин. Кроме того 53 мины – на унтер-офицерские посты немцев в Снопищах. С 20 июля русский огонь достиг сокрушительной силы. В течение дня 20 и ночью 21 июля на плацдарм обрушено 940 гранатных снарядов и 128 мин. В ночной темени 21 июля штурмовые группы русских смельчаков выдвинулись в атаку для рукопашного сражения прямо на доты и блиндажи Выгонощанского плацдарма. Штурмовые группы шли в темноте, сквозь сильный ветер под прикрытием огневого вала собственной артиллерии. Прошли и через ловушки, минные заграждения, перерезав ряды колючей проволоки. Засевшие в укрытиях немцы кроме вспышек разрывов ничего не могли рассмотреть в свои


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

139

перископы. Терпеть артобстрел им было не впервой. Стена разрывов сместилась на запад. Русские передовые штурмовики уже были на брустверах и под стенами дотов. Впервые за всю историю позиционной войны на Огинском канале. И тут. «…Только благодаря тому, что русские слишком рано закричали своё громогласное «ура», удалось спастись от захвата врасплох. Мгновенно отважные оборонцы выскочили наверх и забросали русских штурмовиков ручными гранатами. Со слов тяжелораненого русского оказалось, что выносить раненых и убитых должны будут немецкие пленные» [4]. Кто были они, отчаянные русские штурмовики, почему потребовался лобовой удар, пока неизвестно. В атаке русские штурмовики шли за огневым валом на открытый рукопашный бой. Эта отчаянная смелая тактика немцами не применялась и была совершенно чужда по определению. Но и при таком раскладе, умение воевать по-новому, самоотверженность и воинский героизм русских бойцов в ночном бою 21 июля 1917 года в Выгонощах достойны особой памяти потомков. Этот Выгонощанский бой знаменателен и исключительно высокой огневой мощью за все время войны на Огинском канале. Получается, что за сутки только один пятачок нескольких гектаров выгонощанской земли принял 1068 артиллерийских разрывов. Стоял знойный июль. Начались лесные пожары. Лес горел и к востоку, и к западу от Выгонощ. Особенно сложная обстановка была у немцев, куда по узкоколейке прибыла специальная пожарная команда. С прежним рвением ландштурм после июльских атак укреплял плацдарм и другие позиции. К концу августа боевые действия возобновились. 28 августа русская артиллерия обстреляла плацдарм 459 гранатами. Немцы попытались начать в серьёзном смысле этого слова – битву за урожай: жатву на Гранях. В ответ посыпалась русская шрапнель. В конце августа немцы заподозрили русское наступление. Ночью был слышен грохот железнодорожных рельс. Фактически это продолжалось строительство русской узкоколейки (или демонтировалась одна ветка?). Случилось неординарное фронтовое происшествие. К немцам перешёл не простой солдат, а боевой офицер русской армии. Где-то севернее Выгонощанского озера. Приводим его рассказ, записанный Гроссом.


140

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

«В 1915 году призван в кадетское училище, 9 апреля 1916 г. произведён в подпоручики, а с 10 октября 1916 г. – поручик. Он поведал, что состояние войны поддерживается за счёт сильного иностранного давления. На боевых позициях теперь много французских офицеров. В Минск недавно прибыли 20 самолётов с французами. Отношения солдат и офицеров остаются скверными. Растёт неподчинение старшим по званию. Правительство неспособно навести хоть какой порядок в войсках. Солдаты остаются в недоумении, для чего вообще совершилась революция. Дурное влияние оказывают суровые солдатские комитеты. Россия вынуждена вести войну до победного конца, пока у неё на шее будут сидеть союзники. Строго запрещена игра в карты, за выпивку грозит 12 лет принудительных работ. Народ в нетерпении скорейшего мира. Офицерам предлагаются американские контракты в качестве инструкторов на пятилетний срок с оплатой 200 долларов ежемесячно. Наряду с этим есть опасения немецкого наступления. На всякий случай тыловые базы удалены от фронта на 25 километров. О продовольствии он высказывался похвально» [4]. Скорее всего, подобные пессимистические настроения среди русских командиров на линии Огинского канала были свойственны не только поручику-перебежчику. Чувствуется неприязнь полевых командиров к навязчивому вмешательству иностранцев. Между тем, снабжение русской армии, не в пример кайзеровской, хорошее. В немецких воспоминаниях по Огинскому каналу и Выгонощам очень часто и с уважением отмечаются достоинства русской фронтовой артиллерии. Ну, а собственная? О роли собственных пушкарей майор Гросс вспомнил только к осени 1917 года. Вот как это было в Выгонощах. «Для противоборства с русской артиллерией у нас тоже имелись сила: две лёгкие и одна тяжёлая батареи. Очень нежные и стеснительные. Сказывался недостаток снарядов, поэтому батарейцы накапливали скудную норму суточного расхода снарядов для особых случаев. И вот такой случай наступил. Как-то после шквального огня русской артиллерии огрызнулись и наши батарейцы. В ответ русские учинили бешеный огонь, что мы надолго зареклись от такой поддержки. А наши батарейцы так ловко спрятались в лесу, что их не то что видеть, но и засечь по выстрелам было невозможно. Гром русской артиллерии перетряс лес и окрестности, перемешав с землёй всё. Но только не наши батареи. Позже они без всякой пользы сновали в режиме кочующей батареи.


Глава 3. Фронтовые события 1917 года

141

Однажды, наша батарея произвела пару выстрелов с опушки леса возле Саксонского лагеря (в Порослях – прим. авт.). Едва снаряды вылетели из дул, русские открыли ураганный огонь не только по стрелкам, но и по всему лагерю. Мы тотчас наших стрелков прогнали» [4]. Нужно отметить, что хорошо пристрелянные русские орудия беспощадно громили укрепления на плацдарме и в других местах Выгонощ. Но не трогали Саксонский лагерь, т.е. бараки и прочую жилищную инфраструктуру немецкого полка. Кроме случаев «нарушения фронтовой этики». Например, осмелевшими немецкими батарейцами. Что, надо полагать, воспринималось русскими артиллеристами как нахальство и соответственно наказывалось. Выгонощанское небо лета 1917 года было весьма оживлённым. Каждодневно появлялись аэропланы с обоих сторон. Для зенитной стрельбы русские пехотинцы применяли обычные пушки-трёхдюймовки и пулемёты (рис. 4.9). Немцы в Выгонощах обстреливать неприятельские аэропланы воздерживались. Зенитное орудие, размещенное на крыше высокого дота (дот сохранился) гремело только при попытке русского аэроплана бросать бомбы на Саксонский лагерь. Впрочем, русских пилотов больше интересовала немецкая железная дорога. Быстро отличить аэроплан, свой или чужой, удавалось не всегда. На немецких обычно развевались вымпелы. Наступила осень. В сентябре последовала очередная огневая активность с русских позиций. Вопреки сложившейся неписаной этике на этот раз был сильно обстрелян и Саксонский лагерь. 8 сентября там сгорели корпуса бани и санпропускника. В отдельные дни сентября число снарядных разрывов превышало 100. Связано это было с очень серьёзной передислокацией русской обороны возле Выгонощ. На место 447 полка сюда прибыли новые войска части 709, 710, 711, 712 полков 178 пехотной дивизии. В ноябре 1917 г. полковая пестрорядица 178 пехотной дивизии русской обороны на выгонощанских позициях была заменена частями 75 и 129 пехотных дивизий, которые оставались здесь до конца войны. Октябрь прошел спокойно, за исключением миномётных и ружейных обстрелов немецких позиций. В ноябре на линии фронта Огинского канала установилось затишье. Свершилась социалистическая революция в России. Немцы восприняли её весьма оптимистично. Портрет В.И. Ленина «Барановичская военная газета» поместила в почётной рубрике, где обычно красовались портреты национальных героев: Гинденбурга, Войшра (рис. 3.12).


142

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Эта газета поместила и карту послевоенного государственного деления. Вовсю кипели коллаборационистские страсти. По обе стороны фронта на волне социалистической революции в России, национально-патриотические партии готовили государственный передел. По германским представлениям получалось, например, что западная часть Выгонощ будет в новой державе «Литуании», а восточная часть этого села  – в Белоруссии. А Огинский канал стал бы государственной границей. Да и то, зря что ли строили столько укреплений? (рис. 4.1)


Глава 4. Последняя фронтовая зима

143

Глава 4. Последняя фронтовая зима 4.1. Солдатский бартер и братание «То, что грядёт новое мироустройство на Огинском канале, фронтовики видели. Не дожидаясь генеральных приказов, с 29 ноября на канале от Выгонощанского озера до Телехан установилось перемирие. Официальное перемирие было подписано только 7 декабря» [4]. Начались массовые братания. Подпольный товарообмен между солдатами теперь даже официально не запрещался. Пошло настоящее паломничество. Нейтральная полоса между позициями на раздяловичской дороге в Выгонощах, к примеру, напоминала восточный базар. Германские приказы своим солдатам строго регламентировали ассортимент и масштабы торговли. Собственно, кроме шнапса, им и предложить-то было нечего. В самой Германии с весны начались голодные забастовки [21]. Куда больше коммерческой свободы было у русских солдат. Нарасхват шли продукты питания и тёплая нижняя одежда, предлагаемые солдатами республиканской армии. На торги выставлялись самые неожиданные «товары». «Они обменивали всё, что имело на их взгляд хоть какую товарную ценность: мыло, противогазы, пулемёты, лошадей и даже целую артиллерийскую батарею» [4]. Торговля, братания разрешались только в светлое время на нейтральной полосе. В ходу была гармошка. В плясках тон задавали русские солдаты. Теперь это вполне объяснимо. Новое правительство Советской России было крайне пёстрым. В отношении кадровой армии и военной политики там была полная чехарда. Запутались фронтовые офицеры и полковые комитеты. Солдаты рвались домой, делить землю и вообще. Это было чудо, как в такой обстановке сохранялась хоть какая боеспособность русской армии. «11 декабря один солдат 12-й роты заблудился в тумане по замёрзшему озеру (Выгонощанскому) забрёл в расположение русских, где был дружелюбно принят русскими и на следующий день благополучно доставлен назад» [4]. «17 декабря 1917 года в Брест-Литовске было заключено русскогерманское соглашение о 4-х недельном перемирии» [4]. А совсем скоро русские позиции опустели. Кроме немногочисленных любителей похозяйничать в чужом, никого не оставалось на русских дислокациях Огинского канала. 19 февраля 1918 года группы захвата ландштурма заняли участок железной дороги Барановичи – Лунинец. К концу февраля туда выдвину-


144

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

лась и ещё 2 рота 13-го немецкого полка. По пути им достались (без боя) богатые трофеи (оружие, боеприпасы, сапёрное оборудование). И главное  – долгожданное продовольствие. Вскоре они приступили к функциям охраны путей сообщения в Лунинце. 7–10 марта 1918 года с Выгонощ снялись и по узкоколейке поехали в Поречье (Пинский район) два батальона этого полка. 16 марта они были согласно договору «по хлебному миру» уже в Украине. Огинский канал теперь принадлежал новому государству. А 13-й немецкий полк ландштурма в качестве миротворцев заступил на охрану путей сообщения. Не за так, конечно. А за поставки продовольствия, сырья и золота в Германию и Австро-Венгрию. На Огинском канале война кончилась. Недоразумения, а вскоре и противодействия со стороны цивильного населения начались ещё в конце февраля. За озером, в Ляховичской зоне 1-й батальон 13 немецкого полка двинул на восток. «И принялся бесцеремонно заниматься реквизициями у местных крестьян» [4]. До этого здесь всю войну простояли самые разные русские войска и подобного не допускали. Местное население после первых дней немецкого беспредела, как только могло, стало прятаться. И не только. Вскоре взялось и за оружие. 4.2. Вооружение позиционных войск К началу 1918 года война на Огинском канале пошла на спад, продемонстрировав в полной мере, арсенальные возможности позиционных и мобильных сражений на этом фронтовом участке. Наиболее основательно на Огинском канале сперва закрепились немецкие части. В ходе наступления 1915 года в этой зоне, наступающий ландверный корпус и австрийцы использовали полевую артиллерию (пушки и гаубицы) среднего калибра. С ней столкнулись упоминаемые русские кавалеристы, выходя из окружения около Выгонощ осенью 1915 года. После авангардных боёв и закрепления на канале в немецкой линии обороны абсолютно преобладала окопная артиллерия: средние и лёгкие миномёты, бомбомёты, короткоствольные пушки. Окопная артиллерия имела дальность стрельбы до 0,8 км и была хороша в обороне. Особенно популярны были трофейные русские образцы калибра 57 и 37 мм. Самый крупный калибр имела зенитная пушка, позиция для которой была оборудована на крыше железобетонного дота в 1  км западнее канала в Выгонощах. В Выгонощах некоторое время использовались полевые орудия в режиме кочующих батарей и кочующих орудий. Была у немцев и достаточно грозная «бронеколёсная техника»  – пулемётные поезда. Которые, судя по всему, так ни разу и не


Глава 4. Последняя фронтовая зима

145

вступили в бой за всю войну. Штатное стрелковое вооружение немецкого пехотинца – карабин системы Маузера. В октябре 1916 года 13-й полк был полностью перевооружён с карабина 88 на карабин 98 этой системы. Исключительное значение имел пулемёт. Именно он совершил эпохальный переворот в истории войн. Когда его массовое применение стало одной из двух причин, превративших походно-маршевую войну в войну позиционную. Здесь немецкие и русские войска были похожи. Пулемёт системы Максим, одинакового калибра был на вооружении и тех и других. Различия заключались в основном в конструкции станка: колёсного, фортификационного, санного и т. п. Были и другие типы пулемётов. Русские кавалеристы удивили немцев неординарным изобретением «пулемётного коня». Что позволяло вести огонь в широком секторе и в вертикальной плоскости. Благодаря академикам-артиллеристам, артиллеристское дело на Западном фронте России по оценкам генералитета и фронтовиков было на высоте. На Огинском канале в позиционной войне безусловное огневое господство в целом и артиллеристское – в частности, было на стороне русской армии. Русская 76 мм полевая пушка образца 1902  года, любовно называемая «трёхдюймовкой», довершила «пулемётный переворот» военных стратегий. Сравнительно лёгкая для перемещения, безотказная в мороз и жару, простая в обслуживании она оставалась на вооружении всю войну. Дальность стрельбы 13 км. Дальность прямого выстрела – 800 м. С небольшой модификацией 1930 года (щит, колёса) эта пушка с боями прошла всю Великую Отечественную войну и пробивала броню всех немецких танков, кроме «Тигра» и «Пантеры». И с боями осенью 1945 года дошла во Второй мировой войне до Маньчжурии. Помогли десятки миллионов снарядов, запасы которых оставались ещё с Первой мировой, выпуска 1916–1917 гг. Как не хватало этих снарядов русским войскам в 1915 году! Эту модернизированную пушку в боевых условиях, правда, в качестве мишени на воинском полигоне в Столинском районе мы видели ещё в 2013 году. Снаряды отличались очень высокой эффективностью, особенно против пехоты. Использовались два основных типа. Шрапнель, которая взрываясь в воздухе, сверху обрушивала смертоносный град свинцовых круглых шариков-пуль. Но уже в 1916 году вместо бутафорских пикельхаубов из кожи, немцы поголовно переоделись в крепкие стальные шлемы, спасаясь, прежде всего от шрапнели. Граната, взрывалась при ударе о поверхность и крушила лёгкие защитные сооружения из дерева и бетона фугасным эффектом. Почти 95% боеприпасного металла, который обрушился на фронтовую полосу Огинского канала, составили осколки, пули, корпуса шрапнелей и гранат, выпущенных из стволов


146

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

русской трёхдюймовки. И по наше время подавляющее большинство металлических осколков всех войн за всю историю, земля в долине Огинского канала приняла именно от этой пушки. Причём, в земле остаются ещё десятки снарядов, сохраняющих свою смертоносную силу. Судя по очень крупным воронкам в местах артобстрела, на русских позициях применялась и крупнокалиберная артиллерия, вероятно 122-мм полевая гаубица. Как и в немецких окопах, на вооружении русской пехоты была разнообразная окопная артиллерия: миномёты и гранатомёты (бомбомёты). В войне на Огинском канале господство в воздухе тоже было на русской стороне. И как уже отмечалось раньше, немцы, имея противосамолётное вооружение, русские аэропланы обычно не трогали. Штатный пулемёт русских войск (пехотных и кавалерийских) на канале – 7,62 мм системы Максима. Кавалеристы были вооружены карабинами нескольких систем. Русские пехотинцы на канале были вооружены 7,62 мм винтовкой образца 1891 г. системы Мосина. Винтовка габаритная и тяжеловатая, но по убойной силе и дальности стрельбы среди стрелковых аналогов в Великой войне на канале ей не было равных. В 1973 году мы выкопали такую винтовку, пролежавшую в сырой земле 56 лет! Почистили. Тайком от взрослых, закрепили на столб и, привязав верёвку за спусковой крючок, из укрытия дёрнули. Бабахнула, но ствол раздуло. Знатоки после уверяли, что надо было хорошенько вычистить канал ствола. Но и то! И винтовка, и патрон этой «трёхлинейки» оказались боеспособными, несмотря на жуткие условия «хранения» и время. В Первую мировую войну возникли новые и совершенствовались старые виды оружия. Вместе с самолётами появился авиационный пулемёт 7,62-мм калибра. Появились и авиационные бомбы. Для борьбы с авиацией противника стали создавать зенитные орудия. Одним из первых зенитных орудий была русская 76-мм противосамолётная пушка образца 1915 года. В ходе войны германские войска первыми применили огнемёты и химическое оружие (хлор, фосген, иприт и ядовитые дымы). Эти новые виды оружия применялись и на Огинском канале. 4.3. Связь, инженерно-техническое обеспечение Как в русской, так и в германской армии в ходе позиционной войны на канале использовались самые современные технические достижения того времени. Работали специальные команды телефонистов и телеграфистов. Между узлами обороны и опорными пунктами в германской зоне была проложена кабельная подземная связь (частично сохранилась и по сегодня). В этой же зоне очень большое значение


Глава 4. Последняя фронтовая зима

147

придавалось обустройству систем оповещения и сигнальной связи. На каждом блокпосту висел корпус шрапнельного снаряда (от русских орудий) – эдакий колокол тревоги. Неспроста в выгонощанских болотных лесах появилась сеть абсолютно прямых просек, общей длиной около 50 км. На них устанавливались вышки световой семафорной связи, аналогичной как и на морских судах. Германия, объявившая неограниченную подводную войну Англии, с избытком производила перископы. Подобные чудеса оптики были в оснащении крупных железобетонных дотов, например на Выгонощанском плацдарме. Полевые наблюдательные посты германцев пользовались более простым «перископом»: два зеркальца прикрученных к палке. Воздушную разведку и наблюдения проводили аэропланы, а в русском расположении, кроме того – привязные аэростаты. Но ничто не заменит человека для обеспечения быстрой передачи особо важных, секретных данных. Посыльные, связные и не только. Должность и функции фельдъегерской связи никто не отменил и в наши дни. При делах были и животные-связисты. Ещё до войны функционировала голубиная военная почта русской армии. Ближайшая к каналу линия – Брест – Слоним. В германской зоне Огинского канала для обеспечения связи также использовались почтовые голуби. И собаки-связные. К тому времени уже бегали здесь немецкие овчарки. Эта выведенная в Германии порода пастушьих собак, впервые показала свои исключительные «военные» способности в годы той войны. С появлением газового оружия большое значение придавалось средствам противохимической защиты. В фазе позиционной войны на канале применение удушающих и слезоточивых газов было без особой надобности. Но по немецким источникам газы на канале были применены только однажды. Противогазы имели и немецкие, и русские войска. Были противогазы и для коней. Русская полоса фронта на Огинском канале в силу особой стратегии не имела долговременных оборонительных сооружений, например  – железобетонных. Зато германская в этом плане преуспела во всех отношениях. На каждом участке немецкой обороны был офицеринженер, руководивший бетонными работами и распределявший материалы. В каждой роте была команда бетонщиков. Для ротных и взводных командных пунктов предусматривались целые комплексы средств связи. Для их оборудования в Святой Воле, Барановичах и других местах были организованы всевозможные курсы. В возведении оборонительных сооружений и коммуникаций на обеих сторонах принимали участие специальные строительные подразделения.


148

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Русская армия использовала топографические карты местности. Карты были изготовлены ещё до начала боевых действий с применением геодезической основы и аэрофотосъёмки, отличаются очень высоким качеством. В масштабе 1 см – 1 км показана не только местность, но и обширная топонимика. Т. е. картографы работали с местными проводниками. Немцы использовали ворованные карты, которые они переиздали с учётом изменений по ходу войны. Эти же русские карты в последующие десятилетия в качестве основы использовали польские и советские картографы. Этим картам, до сих пор имеющим гриф секретности, нет равных по качеству. Военные топокарты 1-й Мировой войны: первые обзорно-топографические карты местности Огинского канала; незаменимые источники экологической, исторической информации; топонимические сборники прошлых столетий. Кроме того, на местности делались топографические планы в ходе войны. Где-то, возможно, ещё хранятся аэрофотоснимки тех лет. 4.4. Бытовое, социально-культурное обеспечение, наука Атмосфера беженства и боевые действия, пожары, огромные массы проходящих войск летом и осенью 1915 года привели в бедственное состояние большинство селений по Огинскому каналу. В лесах было не лучше. В этом легко убедиться и сегодня, когда после обеда сборщиков ягод (3-4 человека) в лесу ещё долго можно видеть мусор. А тут за пару месяцев – сотни тысяч людей и повозок! С началом позиционной войны гражданский и фронтовой быт стал принимать вполне благоустроенный вид. Непосредственно на канале закрепились части ландштурма и ландвера 35-й дивизии германского корпуса до Озарич включительно. К северу от озера Выгонощанское  – 47-й дивизии. Для электроснабжения в каждой дивизии в феврале 1916 года были построены районные электростанции. Для 35-й дивизии в д. Млынок (на телеханской дороге между Великой Гатью и Козиками, теперь не существует). А для 47-й дивизии – в д. Остров (Ляховичский р-н). Со временем электричество было подведено ко всем небольшим гарнизонам и узлам обороны. От электростанций подавался ток с высоким напряжением (6000 вольт). Далее через трансформаторные подстанции распределялся ток с обычным напряжением 220 вольт. Из-за дефицита меди провода воздушной связи были железные. Впрочем, про применение меди для подобных проводов забудет вся Европа после той войны. Слишком расточительно. На обслуживании немецких электросетей в зоне Огинского канала в конце августа 1916 года было


Глава 4. Последняя фронтовая зима

149

2500 энергопотребителей. В основном – электроламп на 10 свечей. Электричество положено было экономить. Жульничали. Картёжники, особенно из состава спецвойск «рубились» ночи напролёт, завинчивали лампы на 25 и даже 50 свечей. Выбивало свет по всей линии подстанции нередко. Но особенно часто – из-за молний в летнее время. Театр и кино оставались далековато от фронта – в Барановичах и других городах. За исключением кинотеатра в Выгонощах, где каждое воскресенье в Саксонском лагере крутили немое кино. Но тут на подмогу приходили полковые музыканты и на свой манер подыгрывали. С прессой на канале у немцев тоже был порядок. Охотно читали «Немецкую Варшавскую газету». Газеты из Германии, пресыщенные ура-патриотизмом, фронтовики не читали и почти сразу пускали на самокрутки или на туалетные нужды. Из газет того времени, наиболее популярной на германской стороне Огинского канала, была «Барановичская военная газета». Еженедельник издавался штабом ландверного корпуса. Там были рассказы о знакомых местах, ребусы. И вообще много полезного. «Барановичская военная газета», к примеру, пестрела рекламой и статьями о важности фронтового кролиководства. Судя по всему, разведению ушастых с упоением предавался и 13-полк ландштурма. Были и политические отклики (рис. 4.1). В представлении кайзеровской власти после «почётного мира» (в котором они не сомневались) Восточная Европа должна быть раскроена на много маленьких государств. А одна из государственных границ должна была пройти по Огинскому каналу с очень хорошим укрепрайоном. Разумеется, кайзеровские власти не собирались отдавать столь искусно выстроенные фортеции даром. А за золото, хлеб (как это им удавалось с гетманским или большевистским правительством несколько позже). Поэтому они так тщательно штукатурили и строили новые огромные блиндажи ещё в 1917 г., когда Германия стояла на грани голода из-за нехватки средств. Короче, геополитические амбиции рассыпались. Для гражданского населения выходила еженедельная газета «Белостокский листок» на немецком, польском и еврейском языках. В число дружелюбных кайзеру народов русско- и беларусскоязычное население, надо полагать, не входило. У немцев был налажен сбор вторсырья: макулатуры, металлолома, тряпок, старой посуды. Немного платили. Собирали и невзорвавшиеся русские снаряды и складывали в ямки. Один такой «склад» пару лет назад вывернул тракторный плуг на окраине д. Выгонощи. Но сбором снарядов усердно занимались выгонощанские подростки до недавнего времени. Считалось особым шиком заложить снаряд в Купальский


150

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

костёр. «Мирные взрывы» словно салют в честь боя июля 1917 года, грохотали в июле регулярно до 1980-х годов. Рыбалке предавались очень многие. Ловили на удочку и руками. Охотно ловили раков. Хоть в Огинском канале было тогда очень много раков, из-за колючей проволоки и обстрела здесь был явный «недолов». В террариумах у немцев содержались пойманные гадюки и медянки. Любители подолгу любовались аквариумами, где содержались всевозможные водные животные. Процветали любительская энтомология и гербаризация. Бабочками и травами обменивались и торговали. Солдатская кухня во фронтовых дислокациях русских и немцев была стационарной и подвижной (полевые кухни). Водоснабжение на фронте Огинского канала было проблемным. «Плохую» воду ругали все. Колодцев в селениях было немного и они быстро опустошались. Непосредственно на позициях везде были устроены колодцы. Но в очень многих из них вода имела стойкий болотный привкус. Немцы в качестве вкусовой добавки разбавляли воду шнапсом. В 1916 году в германские части стали поставляться водяные фильтры. К удивлению немцев, зимой колодцы утеплялись соломой и досками. Пили воду и с открытых источников. Нам не удалось найти во фронтовых воспоминаниях сведений о каких-либо болезнях от обруганной всеми плохой воды. Как раз наоборот, болотная вода, в отличие от открытой, в этих местах вполне благополучная в микробиологическом отношении. Купались солдаты везде, где только было можно. После Выгонощ по условиям «хлебного мира» немецкий полк побывал в Украине. «Пошли купаться на р.Тетерев. А там голые мужики и бабы без всякого стыда полощутся вперемешку. Для наведения порядка и приживления высокой немецкой культуры мы немедленно соорудили перегородку. Которую местное бескультурье ломало каждую ночь» [4]. На болотных позициях не было никаких возможностей для богослужений. На полковых дислокациях, русских и германских, устраивались временные каплицы. Германские солдаты с позиций на Щаре ходили в церкви Липска и Кривошина. В святые даты в полковые дислокации для больших богослужений прибывали капелланы (немецкие) или батюшки (русские). Погребение погибших и умерших. Захоронение погибших или умерших от ран проводились с воинскими почестями с полковой музыкой. «На немецких кладбищах с почестями хоронили и русских товарищей» [4]. Немецкие кладбища размещались обычно в местах постоянной дислокации полков или госпиталей. Таким же образом располагались


Глава 4. Последняя фронтовая зима

151

и русские кладбища. После войны польская администрация за счёт средств Международного красного креста и полумесяца провела благоустройство. Были установлены стандартные бетонные надгробия. На немецкие прифронтовые кладбища были перенесены останки русских бойцов. Такие кладбища есть возле Выгонощ, Телехан, Озарич, в Святой Воле. Сразу в ходе войны на немецких кладбищах среди деревянных крестов устанавливались монументы. Фрагменты аутентичного монумента ещё можно увидеть в д. Невель Пинского р-на. По своей архитектуре они напоминали монумент, установленный (по иному поводу) на кургане над немецким дотом в Выгонощах. Немало солдатских останков, особенно после осенних боёв 1915 года остались безвестными в лесах, в лучшем случае – на деревенских кладбищах. Погибших высоких чинов, от подполковника и выше, увозили в глубокий тыл. Подобная процессия имела место в случае гибели, известной уже в 1916 году на всю Россию, сестры милосердия Риммы Ивановой. После отпевания в церкви д. Доброславка Пинского района, торжественное захоронение прошло в Крыму. Фотохроника. Фотографирование на германских позициях вначале было полностью запрещено, а после разрешалось с ограничениями. Нам не удалось найти ни одного фотоснимка тех лет, например, пулемётного дота  – гордости германской фортификации. Очень популярны были фотооткрытки с видами на города, сёла, участки фронта. Сразу после войны, офицеры 13-го полка ландштурма собрали и опубликовали 5 фотоальбомов, в основном по событиям на Огинском канале. Гораздо меньше фотодокументов удалось найти на русской стороне канала. Наука и литература. Причём здесь, в суровых природных условиях и реальных фронтовых баталиях, столь далёкая от войны сфера? Но это так. Когда шли бои 1915 года, и далее установилась позиционная война в зоне Огинского канала – в военных шинелях оказалось немало образованного народа. На русской стороне – Николай Гумилёв, Александр Блок. По русской стороне кроме материалов военных архивов, по каналу в его северной части, не так уж и много осталось информации. Особенно – мемуаров. На немецкой стороне гуманитарный след той войны оставили в десятках научных публикаций фронтовые орнитологи О. Цедлиц, Д. Денлер, В. Грасман и другие. Немецкими авторами собран большой материал по составу, изменению численности, экологии многих видов птиц и


152

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

других животных [40-58]. Такие данные служат необходимой базой для сравнения многолетних и вековых изменений в природе этого края. А каким этот край тогда представлялся в глазах опытных исследователей европейской природы? В строгий контекст научного труда немецкого орнитолога, изучавшего природу Выгонощанского озера ещё в начале ушедшего столетия, прорвалась и такая эмоциональная фраза: «В этом тихом краю, мало затронутом цивилизацией, с неслыханно рыбными реками и бескрайними болотами, с вековыми лесами, божественная тишина которого в предвоенное время едва ли нарушалась человеком, только и смог сохраниться крупнейший орёл Европы – орлан-белохвост» [46]. Столь же прекрасен этот край и в 2014 г., сто лет спустя. Выгонощи сгорели в 1915 г. и возродились. Выгонощи сгорели в 1942 году и возродились. В 2014 году Выгонощи не стали агрогородком, «беженцем» в никуда стал бывший колхоз «Родина», то ли дезертировал, то ли перебрался в городской комфорт Телехан заказник «Выгонощанское»... И всё-таки Выгонощи выстоят и в третий раз на невидимом мировом фронте засасывания сельской глубинки городами на всём северном полушарии планеты. На то она и есть Выгонощанская фортеция.


Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие

153

Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие «Выгонощанская фортеция» – название планируемого объекта историко-культурной ценности. Это – фортификационный ансамбль укреплений, созданных и находящихся в условиях боевых действий 1915–1918 гг. на восточной линии фронта Первой мировой войны. Ансамбль включает несколько десятков сохранившихся (в относительно неплохом состоянии) объектов фронтовых фортификаций, коммуникаций и солдатских захоронений, доступных для обозрения за несколько часов (если есть велосипед), или за день (пешком). Выгонощанская фортеция – перспективный ансамбль для туристического использования в системе идеологической работы, а также школьном туризме и экскурсионно-краеведческой деятельности. Выгонощанская фортеция может быть использована по следующим тематическим направлениям: 1). Роль природных ландшафтов Беларуси в формировании фронтовых линий Первой мировой войны. 2). Восточный театр фронтовых событий времен Первой мировой войны. 3). Первая мировая война в судьбах людей и этносов Белорусского Полесья. 4). Позиционная война на территории Беларуси в 1915–1918 гг. 5). Достижения военной тактики и фортификации времен Первой мировой войны на территории Беларуси. 6). Война в «Пинских болотах». 7). Народная конверсия фронтовых фортификаций. 8). Природа Беларуси в научных работах фронтовиков времен Первой мировой войны. 9). Биологическое разнообразие и фронтовые укрепления. 10). Фронтовой плацдарм на «Линии Императоров». 11). Деревни, «опалённые» мировыми войнами. 12). Иные краеведческие направления. Сохранение и туристическое использование предполагает творческое использование опыта накопленного на похожих объектах: мемориального комплекса Брестская крепость-герой; линии Мажино (Франция); линии Сталина.


154

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

После проведения необходимой процедуры по включению ансамбля в перечень объектов историко-культурной ценности Республики Беларусь и опубликования специальной книги «Выгонощи в Великой войне», будут созданы необходимые материальные и информационнометодические предпосылки для проведения экскурсий. 5.1. Выгонощанский край на поворотах истории Выгонощанский край попадает в орбиту мировой истории с калейдоскопической сменой властей ещё с осени 1917 года. До 1 сентября 1917 года западная часть села – Германская империя, восточная – Российская империя. Со 2 сентября 1917 года восточная часть села – Российская республика. Линия фронта, колючая проволока, пулемётные фортеции и артиллерийские батареи по-прежнему делят село. Мирным путём в октябреноябре 1917 года в Ганцевичах и Лунинце и прилегающих зонах Российской республики устанавливается советская власть. Теперь западная часть Выгонощ – по-прежнему территория Германии, а восточная часть села – окраина сперва Российской восточной Республики, а с апреля 1918 года – Западной области (Западной коммуны) РСФСР. Холодной осенью 1917 года в Бресте (20 ноября) открываются советско-германские мирные переговоры. Но второй день в маленьком селении Солы под Ошмянами заключается фронтовое перемирие на Восточном фронте (советско-германском). А 2 декабря Советская Россия заключила в Бресте Всеобщее перемирие с Германией и другими странами Четвертичного союза. 21 ноября 1917 года – фактическое окончание Великой войны в Выгонощах, когда «братания» стали обычным явлением не только на Огинском канале, но и всем фронте от Балтики до Чёрного моря. Переговоры в Бресте продолжаются, они заканчиваются 3 марта 1918 года Брест-Литовским мирным договором. В результате этих переговоров новая советско-германская граница теоретически отодвигается на запад к Пружанам. Зато Выгонощи теперь становятся граничным пунктом 3-х держав: в точке старого 10-го шлюза (в 0,3 км к северу от Выгонощанского озера по Огинскому каналу). Ели судить по картам того периода, то Выгонощи относились к Гетманской Украине, урочище Стасево – Западной области РСФСР, а урочище Дорошанка – Германия [60]. Наверно, в те времена в урочище Погоня среди болота и появился большой камень – на северной границе «самостийной державы». Впрочем, это мог быть и ранее привезённый сюда межевой знак, про-


Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие

155

ходившей здесь границы воеводств в XVI-XVIII столетиях или губерний XIX столетия. Конец Великой войны (1-й Мировой войны), подписанный в далёком Компьенском лесу, для Выгонощанского края, как и для всей Пинщины, означал начало… сразу нескольких войн. 25 марта 1918 года в Минске объявлена независимая Белорусская народная республика. На местах, вплоть до линии Огинского канала появились органы местного самоуправления БНР. Летом 1918 г. в широкой полосе вдоль железной дороги Барановичи   – Лунинец – Сарны начались партизанские войны: «белорусско-кайзеровская», «белорусско-гетманская», «белорусско-петлюровская». В 1918 году южная полоса Беларуси до Пружан и Выгонощанского озера и Слуцка попадает в оккупационную зону «государственности» сателлитов Германии – Украины (март-декабрь) и «Польского королевства» (март-май). Немецкие войска тоже не сидели на месте. И подались не домой, а на восток! Обеспечивая своим сателлитам свободу действий. И вот почему. В ходе переговоров в Бресте, 9 февраля 1918 года между Германией и Свободным государством Украина был заключён сепаратный мир. «Хлебный мир», как его тогда называли германцы. Новые союзники пообещали истощенной войной Германии хлеба. А те взамен силой оружия – захватить новые земли на сотни километров к востоку. Чтоб народ не возмущался, агитаторы убеждали, что хлеб в Германию повезут для русских военнопленных. Художественный фильм «Хлеб пахнет порохом» – информация для размышления по поводу того странного мира. Вюртембургский полк в марте снимается с Огинского канала и Выгонощ и направляется на подмогу новоиспеченным союзникам. Почти немедленно в тылу нового продвижения германских войск вспыхивают очаги краснопартизанского сопротивления на современной территории Беларуси. При этом обозначились 4 крупнейших района краснопартизанского движения. Крупнейший из них – юго-западный, который простирался на сотни километров в виде условного треугольника: Выгонощанское озеро   – Червоное озеро (Гомельская область) – река Стырь (на Украине). Выгонощанский регион в годы последней войны (1941–1945 гг.) был крупнейшим активным регионом партизанского сопротивления, предельно удаленным к западу от штаба партизанского движения в Москве. Но вернёмся к чужеземным «миротворцам» 1918 года, для которых партизанское сопротивление было, как «снег на голову». Что, впрочем, в приключенческом жанре, описано почти всеми именитыми прозаи-


156

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ками довоенной белорусской литературы: М. Лыньковым, Я. Коласом, Я. Мавром. А вот «выгонощанские прозаики» эту пору в краткой полковой истории описывали следующим образом. Писарь лаконично характеризует боевой путь части (Вюртембургского пехотного-штурмового полка № 13): «С 8 декабря 1915 по 14 марта 1918 года: позиционная и патрульная служба в Рокитнянских (здесь  – выгонощанских, прим. автора) болотах на Огинском канале и Щаре между Пинском и Барановичами. С 18 марта по 11 ноября 1918 года: охрана дорог и служба порядка на Украине в зоне от Бердичева до Житомира. 12 ноября 1918 года получение приказа о выводе войск с Украины. В ноябре 1918 года полк разделился на множество мелких команд. После, эти мелкие разрозненные части разоруженные украинцами в декабре 1918 года устремились на родину, в основном через Ковель. Возвращение сопровождалось частыми остановками, где солдаты подвергались массовым грабежам и воровству со стороны украинских и польских войск. Что только иногда удавалось сдерживать подкупами или применением силы. Разрозненные команды между 22 декабря 1918 года и 30 января 1919 года достигали Эслингена на Некаре, где и были демобилизованы» [1]. Во всяком случае, доблестным выходом своих войск с Восточного фронта, сами германцы не считают. 8 ноября 1918 года в Люблине было создано первое польское правительство с намерением восстановить Польшу в границах бывшей Речи Посполитой. В ответ на военную угрозу со стороны Польши 1 января 1919 года провозглашена Белорусская Социалистическая Советская Республика, в т. ч. и на землях бывшей Минской губернии. По первому советскому территориальному делению Выгонощи отошли в Пинский подрайон Барановичского района. Началась советско-польская война. К середине февраля 1919 года части Красной армии вышли через Выгонощи, Логишин на линию Берёза-Куртузская – Иваново – Сарны. В начале марта 1919 г. легионеры Пилсудского в ходе наступления с запада заняли Пинск и Огинский канал. Выгонощи на полгода опять становятся фронтовым селом, но на этот раз линия польско-советского фронта от Баранович и до Городища (Пинского) проходит восточнее села в ур. Переделы и далее по р. Бобрик. До июля 1920 года здесь устанавливается польская власть. На пепелища начинают возвращаться жители Выгонощ с далёких беженских краёв.


Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие

157

В июле-августе 1919 года новая война, когда Красная армия стремительным наступлением через Огинский канал 23 июля ушла дальше на запад. На два месяца устанавливается власть Социалистической Советской Республики Белоруссии. Областей тогда не было, зато Выгонощи за всю историю оказались в самом обширном повете. Пинский повет простирался от современного урочища «10-й шлюз» до украинской Стыри на 180 километров. Зато незыблемой пограничной точкой (на этот раз со Слонимским поветом) оставался старый 10-й шлюз на северном берегу Выгонощанского озера. Но уже в августе польские войска с территории исконных польских земель при массовой поддержке населения перешли в контрнаступление. В сентябре 1920 года идёт наступление армии Пилсудского и на Брестчине. Захвачены крупные железнодорожные узлы Лида и Барановичи. Идут бои по Ясельде и на юге Огинского канала. Из оперативной сводки полевого штаба Реввоенсовета Республики «…В Пинском районе после боев у деревни Бусая (д. Бусса – В.Д.) наши части отходят к Огинскому каналу, на переправе у д. Моисеевичи (д. Масевичи) идёт бой». Микашевичское перемирие, Рижский мирный договор 18.3.1921 г. не сразу принесли спокойствие в Выгонощанский край. Разбитая бандитская армия Булак-Балаховича была резервом для диверсионной работы на советской территории из-за границы, к которой от Выгонощ пешком было полдня ходу. Альтернативой балаховцам были красные партизаны с той стороны границы, которые нанесли мощный удар по Телеханам. В Выгонощах на то время громить было попросту нечего. Но людям, укрывшимся в землянках и бараках, доставалось и от тех и других и третьих (попросту – бывших дезертиров, не прибившихся ни к какой стороне). По разным причинам, в т. ч. и – сохранившимся на болотных островах недавних опорных пунктов, гатей русской армии и безлюдья Выгонощанско-Чучевичский край оказался самым крупным из 4-х основных районов базирования красных партизанских формирований в 1922– 1925 гг. Отсюда в Ляховичи был нанесён рейдовый удар партизан ещё 24.12.1924 г. К этому времени старый 10-й шлюз стал граничным пунктом между Новогрудским и Брестским воеводствами. Так проявилась очередная, а в XX веке – первая, страница патриотического сопротивления. Страница единства жителей и природы. Беларусь – единственная на Земле страна, которая после войны названа «партизанской республикой». В истории опустошённых Выгонощ начался необычный период – народной конверсии.


158

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

В 1920-м году на месте цветущего большого села в 242 двора 1914 г. зияла милитарная пустыня... А ещё – три военных кладбища и десятки фортификационных объектов. 5.2. Выгонощанская фортеция и «Линия императоров» В огне Первой мировой войны прошло становление или зарождение почти всех технических средств и тактических приёмов принципиального характера, которые сохраняются и в современной милитарной практике. Разве что авианосец да парашютно-десантные подразделения – более поздние изобретения. Хотя спасательными ранцевыми парашютами в это время уже оснащались пилоты русского бомбардировщика «Илья Муромец». Среди новшеств позиционных сражений тех времён было создание и применение специальных групп, небольших по составу (меньше взвода) отборных бойцов с наиболее современным вооружением. В их задачу входило продвижение впереди цепи атакующих и быстрое подавление опорных оборонительных пунктов противника. Глубокая разведка во фронтовую полосу с внезапным нападением на блокпосты  – тоже их задача. Тогда они назывались штурмовые группы или пластуны. Теперь – рейдерские группы, командос, спецназ и т. д. Советская военная энциклопедия отмечает, что появились они впервые у немцев в 1916 г. в ходе Верденской битвы. Но в том же году штурмовые группы активно действовали и в Выгонощанских болотах. Работали они коварно по ничего не ожидающим русским блокпостам. Чаще всего дожидались ночи и вырезали спящих бойцов. Далее возвращались и рапортовали. Чтоб не было приписок, позже в состав штурмовой группы включали и умельца-фотографа. Один из таких снимков русского блокпоста возле Выгонощанского озера перед его гибелью показан в мемуарах В. Гросса. Нередко использовали и местных жителей, скорее всего втёмную, не открывая истинный замысел незадачливому проводнику, или напрямую использовали маргинала. Не оставалась в долгу и русская сторона. О том, как работали по похожей схеме пластуны описано в повести Ивана Шамякина. А как шли русские штурмовые группы на Выгонощанский плацдарм, тоже написано в мемуарах комбата немецкого 13-полка. Шли в полном смысле слова грудью на амбразуры немецких железобетонных дотов. Было это 22 июля 1917 года. В самую громобойную ночь за всю историю Выгонощанского края. Тогда на пятачок Выгонощанского плацдарма обрушились тысячи орудийных и миномётных разрывов. И русские штурмовики вырвались на немецкие брустверы. Шли в бой и с полным


Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие

159

пониманием того, что они – смертники. И за ними не пойдёт ни кавалерия, ни пехотная лава. Удар был демонстрационный, чтоб сковать, как и прежде, крупные силы неприятеля. И дезориентировать противника в ожидании направления главного удара. Это после 1918 года кайзеровские военачальники осознали этот приём, а 1941–1942 гг. успешно использовали в наступательных операциях. Во Второй мировой войне  – и советские военачальники с меньшей результативностью применяли этот приём. Именно серией демонстрационных ударов, командующим Западного и Юго-Западного русских фронтов удалось скрыть главное направление наступления и обеспечить знаменитый Брусиловский (Луцкий) прорыв на сто пятьдесят километров, с относительно небольшими потерями. В то время как на западе считалось огромным успехом продвижение на пару километров, причём ценой десятков тысяч человеческих жизней. В конечном счёте, англо-французские войска благодаря такой стратегии добились на Западном театре военных действий в 1917– 1918  гг. решающих побед, положивших конец войне. А зарождался Брусиловский прорыв демонстрацией большого наступления и под Барановичами, и под Выгонощами, и перед Логишином. После 1920 года про демонстрационные «несерьёзные» удары и перемещения русских немецкие мемуары гудели как пчёлы в улье. А тогда лучшие боеспособные дивизии были в полном неведении и зарылись в окопы и блиндажи севернее Ясельды. А когда спохватились и двинулись на юг на подмогу своим австро-венгерским союзникам – было уже поздно. Если бы Русская Ставка оказалась попроворнее, то восточный театр той войны из позиционного принял бы характер мобильной войны, а это – верный признак окончания любой войны. «Выгонощанская фортеция» в Брусиловском прорыве занимает достойное место в том плане, что удерживая противника, она не стала алтарём напрасных массовых жертв ни с той, ни с другой стороны. Когда на пулемётные доты напрасно бросали десятки и тысячи русских, немецких, французских, английских солдат их военачальники под Верденом или Барановичами. «Выгонощанская фортеция» – это сохранившийся на века памятник демонстрационной стратегии и интеллектуальной войны. «Выгонощанская фортеция» стала торнадной воронкой высасывания огромных средств на выпущенные снаряды, мины, пули, железобетон… Но не человеческих жизней. Но железо и бетон тоже чего-то стоят. Как бы не трактовали историки причины начала и конца, кого бы не называли победителями или побеждёнными в больших войнах, в ос-


160

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

нове  – кухонный стол маленькой семьи. Экономический фактор, в конечном счете, приводил в чувство любое общество, фанатизированное идеями будь-то национального достоинства, жизненного пространства, ностальгии царь-града. Это теперь горькая брюква именуется турнепсом и считается в чистом виде непригодной для кормления даже скотины. А в 1916 году в Ивацевичах работала на полную мощность цукатная фабрика с филиалом в Святой Воле: сушёные корнеплоды и фрукты транспортировались в фатэрлянд (родину – нем.) полным ходом. Кто ел брюкву (репу) знает, в чистом виде вызывает урчание в животе и икоту. Переход на брюквенную похлёбку берлинского бюргера побудил не только урчание живота, но и революцию. Чуть раньше похожее сотворил и простой работяга Путиловского завода, способный на одну зарплату содержать большую семью, включая жену-домохозяйку. Перебои в лавках с поставками белого хлеба (чёрный был в достатке) в Петербурге вызвали массовые волнения и две революции за 1 год. Кстати, какой хлеб приходилось иногда есть в Выгонощах в начале 1920 года  – помнят старожилы: из желудей [26]. И какой едой баловали себя русские солдатики там же в 1915 г. тоже показано. Так что не смогли идеи «с нами бог» или «за веру, царя, отечество» компенсировать даже незначительное снижение уровня жизни. «Выгонощанская фортеция» символизирует на то время ещё не осознанный, но позже, особенно во 2-й половине ХХ века эффективно используемый особый приём ведения войн – экономическое изматывание противника. Как показало время, материальное и трудовое вложение в создание и поддержание боеспособности немецкой обороны в Выгонощах было явно гипертрофированным. По современным оценкам её стоимость составляла миллиарды долларов, и в сопоставлении с современностью сопоставима по цене с белорусской атомной электростанцией (которая строится). Вероятность нападения русской кавалерии здесь исключалась, наступление крупных сил пехоты, возможно, было только в июле-сентябре из-за природных барьеров – болота и лесистости. «Выгонощанская фортеция» – пример высочайшего инженернотехнического мастерства кайзеровской армии в создании фронтовой обороны. Нигде на Восточном театре Первой мировой войны нет аналога создания столь эффективной, глубоко эшелонированной обороны в условиях изначально труднопроходимой местности и бездорожья. «Построенные в болотах многочисленные бетонные сооружения ещё долго будут напоминать о европейской кровопролитной войне» [4].


Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие

161

«Выгонощанская фортеция» – образец фортификационного строительства кайзеровской и царской армий в условиях фронтовой обстановки лесисто-болотного ландшафта, аналогов которой нет. «Выгонощанская фортеция» – образец стратегического мышления царской армии. Всю войну кайзеровский генштаб не исключал направление главного удара русской армии именно здесь, напрасно концентрируя крупные фронтовые и резервные силы. Но так и не дождался. Соответственно, «Выгонощанская фортеция» – яркий символ стратегических анахронизмов и провала в способности адекватно оценивать намерения противника со стороны генштаба кайзеровской армии. «Выгонощанская фортеция» – документальное подтверждение в необходимом деле реабилитации Западного фронта и 3-й Армии русских войск. До сих пор упрекают, что именно эта часть русских фронтов не поддержала наступление Юго-Западного фронта летом 1916 года и не обеспечила успех Брусиловского прорыва на всём восточном театре войны. Забывают, что на линии прорыва Юго-Западного фронта не было и 5% оборонительных сооружений, которыми к тому времени успел ощетиниться противник напротив русского западного фронта. И поддержка была. Чего стоит одна только Барановичская битва, где на маленьком десятикилометровом участке западного фронта за несколько дней полегло под пулемётным огнём немецких дотов сотни русских солдат. С учётом тактических природных сложений местности немецкая оборона на Выгонощанском плацдарме, под Телеханами или Логишином, для русской пехоты или кавалерии была непробиваема. Особенно в начале Брусиловского прорыва. Но и здесь со стороны 3-й Армии были демонстрационные удары отвлекающего характера не позволившие немцам немедленно кинуться по хорошей железной дороге на подмогу австро-венграм. Как это они успели под Барановичами. Как только немецкие сапёры, переброшенные в расположение австро-венгерского фронта, организовали возведение за несколько дней сплошной линии заграждений, защитных противоартиллерийских сооружений и огневых точек под Ковелем – остановился и Брусиловский прорыв. Пулемёты, доты, колючая проволока одинаково эффективно сводили на нет наступательный порыв и на восточном, и на западном театре войны. «Выгонощанская фортеция» примечательна своим стратегическим фронтовым расположением. Она находилась на острие своеобразного выступа в сторону русских, севернее похожего выступа возле Пинска, почти на середине гигантской по протяжённости линии фронта. Подобные выступы всегда беспокоят стратегов и с той, и с другой воюющих


162

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

сторон. Они коварны. Из них, как выпущенная стрела, противник может прорвать фронт. Или наоборот, противоположный противник такой выступ внезапными двумя сходящимися ударами может взять в клещи и срезать в свою пользу. Забрать назад в свои руки Пинск и Логишин, русские могли только охватными ударами с Выгонощ и Телехан. Но здесь диктатором стратегии выступил Огинский канал. И пока русская и немецкая кавалерии гоняли друг дружку по Раздяловичской и Руднянской дороге, да по хуторам возле Валищ и Логишина, 35-я резервная дивизия немцев окопалась в сентябре 1915 года на канале. Как оказалось надолго на линии очень необычного фронта. Уже в 1915 году между Балтийским (Рижский залив) и Чёрным (устье Дуная) морями установился «фронт времён и народов». Эта линия фронта, не имеющая себе равных в мировой истории ни до, ни после, отличалась по совокупности главных показателей ведения войны и её последствий. 1. П  родолжительность фронтового противостояния (1915–1918 годы). 2. С  табильность фронтовой линии (на Огинском канале 1915– 1918  годы). 3. П  ротяжённость сухопутной части фронта (2000 км). 4. С  овмещённость с фланговыми зонами активных боевых действий на море. 5. Большое число участвующих стран и народов. 6. Д  обровольное (беженство) и принудительное (депортация) перемещение большого количества гражданского населения на большие расстояния (до 4 тыс. км). 7. Появление статуса беженцев, временно перемещённых лиц. 8. П  олитическая, национальная и социальная разнородность интересов участников боевых действий и населения прифронтовой полосы. 9. У  частие и одновременное крушение 4-х крупнейших империй на карте мира. 10. Л  иния радикального государственно-территориального переустройства (после войны здесь вместо 3-х прежних появилось 7 государств, в т. ч. – 6 новых). 11. П  ривлечение наёмной рабочей силы из нейтральных стран для строительства оборонительных фронтовых сооружений («китайский стройбат» возле Огинского канала и др.). 12. В  озврат Европы к рабскому статусу и труду военнопленных в массовых масштабах. 13. М  ассовое проявление торгово-культурных взаимоотношений воюющих сторон на фронте (братание, товарообмен).


Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие

163

14. И  спользование практики замены уставного (командного) управления войсками на принципы демократического самоуправления в условиях боевых действий. 15. П  оявление большого числа военных кладбищ и интернациональных объектов воинской мемориализации. 16. Б  ольшое число погибших и военнопленных на единицу фронтовой площади. 17. П  оявление масштабных заболеваний людей (пандемий и эпидемий) от новой группы возбудителей – вирусов (грипп) и активизация ранее известных опасных заболеваний (малярия, сибирская язва). 18. И  спользование в составе наступательных войск женских боевых подразделений (под Молодечно). 19. В  ысокая плотность огня (по числу использованных боеприпасов на фронтовую полосу за весь период войны и на локальных участках). 20. Б  ольшое разнообразие новых боевых средств, применённых в ходе одной войны, включая оружие массового поражения (поражающее не только людей, но и животных). 21. И  спользование разнообразных видов артиллерии и способов ведения боя (кочующие батареи, стрельба не разрывающимися снарядами и т. д.). 22. Б  ольшое число новых и старинных средств связи (оптика, радиосвязь, голуби, собаки и др.). 23. И  спользование боевых и защитных средств древнего происхождения (пики у кавалеристов, металлические латы и шлемы у пехотинцев, петли, засеки из сучьев и кольев и др.) 24. П  оявление новых средств разведки и управления (аэрофотосъёмка, аэростаты, топографические карты на геодезической основе и др.). 25. П  оявление новых средств обороны (электропроволочные заграждения, электрические и контактные мины, ДОТы, бронепоезда, пулемётные поезда на узкоколейках и др.) 26. Б  ольшие площади и разнообразие видов фортификационных сооружений. 27. Б  ольшое число сохранившихся фортификационных сооружений, построенных в условиях боевых действий на фронтовой линии. 28. П  оявление новых видов и родов войск (противовоздушная и противохимическая оборона, новые классы кораблей и др.). 29. П  рименение новых приёмов атаки (штурмовые группы, ночные и дневные бомбардировки и др.) 30. П  оявление многих новых оперативно-тактических и стратегических способов планирования и управления войсками.


164

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Некоторые из этих показателей уникальны или пионерны для всемирной военной и политической истории. Почти все они имеют отношение и к фронту в Телеханской зоне, включая Выгонощанскую фортецию. Слово «почти» относится к танкам и военно-морским силам. Да и это в некоторой мере может относиться к Огинскому каналу и Выгонощанскому озеру. Караваны немецких лодок, под покровом ночи осенью 1915 года возившие провиант и боеприпасы на 10-й шлюз, оснащались противопульной бронёй. Эдакие прототипы «бронекатеров» – вынужденное изобретение для защиты от русских снайперов. Но спасла столь критическое положение болотная дорога жизни, после строительства наката, проходившего в 5 км к западу параллельно Огинскому каналу. В наиболее общем виде в контексте мировой истории сохранившиеся объекты фортификации по всей линии Огинского канала можно определить как часть «Линии последних императоров». Эта линия, подобно объекту мирового наследия Дуге Струве, кстати, совпадающая по расположению, знаменует собой эпохальный излом мировой истории и заслуживает материального сохранения и нового осмысления. Сам канал тоже представляет собой не только элементарную водную преграду в оборонительном отношении. В ходе предпоследней реконструкции в конце 1930-х гг. польский генштаб оборудовал на канале систему водорегулирующих сооружений, позволявших провести затопление огромной территории к востоку от его берегов. Сам канал был продлён на 15 км и одамбирован до Тухович, и стал основой укрепрайона «Полесье». Гитлер, в отчаянии отступления, давал запоздалые команды создать «Восточный вал» по линии Днепра в годы Второй мировой войны. 5.3. Выгонощанская фортеция: значение и каталог «Выгонощанская фортеция» – фортификационный ансамбль укреплений, созданных и находящихся в условиях активных военных действий 1915–1918 гг. на Восточной линии фронта Первой мировой войны. Расположен в д. Выгонощи и ближайших окрестностях Телеханского сельисполкома Ивацевичского района Брестской области Республики Беларусь на землях сельисполкома, Новинского лесничества Телеханского лесхоза, ЛОХ «Выгоновское», филиала КУП «Брестоблдорстрой» «Ивацевичское ДРСУ-178», СПК «Телеханы-Агро». Ансамбль включает 53 объекта в разной степени сохранности фронтовых фортификаций, коммуникаций и солдатских захоронений, расположенных в системе долговременного и полевого укрепрайонов. Основная часть – 80 % объектов, компактно расположена на одном участке площадью 1 км2. Географические координаты центрального пункта фортификационного ансамбля – 52037`с. ш. 25054`в. д


Глава 5. Выгонощанская фортеция и культурно-историческое наследие

165

Объекты построены и использовались в 1915–1918 гг. следующими подразделениями: В русской полосе обороны: 3-я Армия Западного и Юго-Западного фронта; конец 1915 и 1916: части 27 Пехотной дивизии (полки 105, 106, 107, 108); ноябрь 1916: 13 кавалерийская дивизия; февраль 1917: части 112 пехотной дивизии (полк 447); август 1917: части 178 пехотной дивизии (полки 709, 710, 711, 712); с ноября 1917: части 75 и 129 пехотной дивизии. В немецкой полосе обороны: Части 35 Пехотной дивизии (Бескидский корпус в составе групп армий Войрша и Принца Леопольда: полки 2, 107, 13, 438); миномётные роты, пионерные батальоны и другие отдельные подразделения. Ансамбль представляет собой сохранившиеся объекты переднего края и полосы обороны русской и немецкой (австро-венгерской) армий. В русской полосе обороны. Здесь сохранились выраженные в рельефе земляные фрагменты окопов, блокгаузов, блокпостов, артиллерийской (орудийной) и миномётной батареи, чугунный репер, мемориальное дерево, солдатские захоронения. В немецкой полосе обороны. Здесь сохранились железобетонные сооружения: пулемётных дотов, наблюдательных пунктов, убежищ и укрытий разных типов, зенитно-артиллерийских и прожекторных дотов, мемориальное дерево, солдатские захоронения. Значение фортификационного ансамбля −Я  вляется примером фортификационного искусства русской (в составе которой здесь воевали и белорусские национальные подразделения), германской и польской армий. −В  ыгонощанская фортеция расположена примерно на середине самой длинной и устойчивой по времени линии фронта за всю историю войн на территории Восточной Европы и Беларуси. −С  лужит образцом первых прототипов полевого и долговременного укрепрайонов. −П  редставляет собой элемент первого специально обустроенного (1930-е годы) на территории Беларуси транстерриториального (через всю территорию страны с севера на юг) укрепрайона. −С  формирована в редкой ситуации длительного фронтового разделения одного (небольшого) населённого пункта на две части. −С  остоит из большого числа сохранившихся в разной мере фортификационных и иных объектов в пределах сравнительно небольшой территории.


166

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

−П  редставляет собой комплекс объектов, построенных и находящихся в условиях постоянных боевых действий в течение длительного периода 1915–1918 годов. −Е  динственный на Восточноевропейском театре Первой мировой войны участок фронта, расположенный на канале. −Р  асположен на самом старинном судоходном канале на территории Беларуси. −М  атериально олицетворяет собой новейшие на тот период технические и организационные достижения военной науки. −С  формирован в максимально сложных природных условиях для Восточноевропейского театра Первой мировой войны. −В  ключает ряд оригинальных объектов (зенитно-пушечный блиндаж, крупнейший железобетонный огневой дот, болотные доты и т. п.). −С  имволизирует несостоявшиеся геополитические амбиции (планировалась госграница). −И  ллюстрирует знаковые военно-политические события той войны (товарообмен, братание, перемирие, пропагандистские акции и т. п.). −С  равнительно неплохо изучен, включая библиографию с 1917 года. −И  меет комплексное значение для идеологии, туризма, геодезии, краеведения, исторической и экологической наук. −В  озможный стимулирующий механизм для активизации депрессивного сельского региона.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

167

Каталог

Полоса обороны немецких войск Объект № 1 Командное убежище в опорном пункте роты, построенное в основании блокгауза на передовой позиции первой линии немецкой обороны около Выгонощанского озера. Железобетонное сооружение из монолитного армированного бетона. Форма прямоугольная, один вход. Размеры общие: 2,5×2,5 м. Высота наземной части – 1,0 м. Общая площадь – 6,25 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: 0,5 км южнее оз. Выгонощанское, в 2 км к западу от Огинского канала, в квартале 76 ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща». Землепользователь: ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща» (рис. 5.2, Н1). Необходимые меры охраны: поддержание в состоянии прогалины участка 0,02 га на месте убежища и прилегающего периметра; запрет на любые повреждения. Объект № 2 Командное убежище в опорном пункте роты, построенное в основании блокгауза на передовой позиции первой линии немецкой обороны около Выгонощанского озера. Железобетонное сооружение из монолитного армированного бетона. Форма прямоугольная, один вход. Размеры общие: 2,5×2,5 м. Высота наземной части – 1,0 м. Общая площадь – 6,25 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: 0,5 км южнее оз. Выгонощанское, в 2,2 км к западу от Огинского канала, в квартале 76 ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща» (рис. 5.2, Н2). Землепользователь: ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща». Необходимые меры охраны: поддержание в состоянии прогалины участка 0,02 га на месте убежища и прилегающего периметра; запрет на любые повреждения.


168

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Объект № 3 Наблюдательно-пулеметный дот, построенный по типу убежища для двух отделений, на опорном пункте роты на передовой позиции первой линии немецкой обороны. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из двух наблюдательно-арсенальных казематов, имеет две амбразуры и перископный люк, два входа. Форма прямоугольная с полукруглыми передними стенами. Свод дугообразный. Размеры общие: 7,0×4,5 м. Высота наземной части – 3,0 м. Общая площадь – 31,5 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 1,8 м. Внутренняя площадь – 11,75 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: в 3,3 км севернее д. Выгонощи, в 10 м к западу от Огинского канала в квартале 90 ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща» (рис. 5.2, 5.3, Н3; рис. 5.5, 5.6). Землепользователь: ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща». Необходимые меры охраны: поддержание в состоянии прогалины участка 0,02 га на месте дота и прилегающего периметра; нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов; удаление с прилегающей территории и со стороны Огинского канала древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения. Объект № 4 Фрагмент пулеметного дота, построенного по типу убежища для двух отделений, на опорном пункте роты на передовой позиции первой линии немецкой обороны. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из боевого и наблюдательно-арсенального казематов. Форма прямоугольная. Размеры общие: 6,0×4,0 м. Общая площадь – 24 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 20 % от первоначальной конструкции. Местоположение: в 2,8 км севернее д. Выгонощи, в 10 м к западу от Огинского канала в квартале 90 ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща» (рис. 5.2, 5.3, Н4).


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

169

Землепользователь: ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща». Необходимые меры охраны: освобождение от мусора внутренних казематов; удаление с прилегающей территории и со стороны Огинского канала древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 5 Пулеметный дот на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из боевого и наблюдательно-арсенального казематов. Форма прямоугольная. Размеры общие: 5,0×4,0 м. Общая площадь – 20 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: Утоплен в гавани в ходе реконструкции Огинского канала в 2012 г. (рис. 5.2, 5.3, Н5). Местоположение: в 0,4 км севернее д. Выгонощи, в 7 м к западу от Огинского канала. Землепользователь: ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща». Необходимые меры охраны: освобождение от мусора прилегающей территории Огинского канала. Объект № 6 Бетонированная позиция минометной батареи на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного армированного бетона. Состоит из двух боевых и одной наблюдательной секций. Форма прямоугольная. Размеры общие: 17,0×2,5 м. Высота наземной части – 1,0 м. Общая площадь – 42,5 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, северная часть, усадьба Страпко  И.С. и конюшенный двор ЛОХ «Выгоновское» по ул. Заречная, в 7 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н6; рис. 5.7, 5.8). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: освобождение от мусора; удаление с прилегающей территории чужеродной растительности; запрет на лю-


170

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

бые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 7 Командное убежище в опорном пункте роты на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из наблюдательно-арсенального каземата. Имеет один вход. Форма прямоугольная. Размеры общие: 5×4 м. Общая площадь – 20 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее, функционирует в качестве погреба. Местоположение: д. Выгонощи, северная часть, на усадьбе Кондратовича В.Г. по ул. Заречная, в 5 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н7). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 8 Фрагмент наблюдательного убежища в опорном пункте роты, построенного на передовой позиции первой линии немецкой обороны в д. Выгонощи. Железобетонное сооружение из монолитного армированного бетона. Форма прямоугольная. Размеры общие: 3×2 м. Высота наземной части – 1,0 м. Общая площадь – 6,0 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 45 % от первоначальной конструкции. Местоположение: д. Выгонощи, северная часть, усадьба Кармановича С.М. по ул. Набережная, в 30 м к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н8). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: освобождение от мусора внутреннего каземата и прилегающей территории; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 5 м.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

171

Объект № 9 Убежище батальонного наблюдательного пункта на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из наблюдательно-арсенального каземата, имеет две стрелковые бойницы, два перископных люка, два входа. Форма прямоугольная. Размеры общие: 6×4 м. Высота наземной части – 1,5 м. Общая площадь – 24 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 1,8 м. Внутренняя площадь – 10 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, северная часть, в 7 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н9; рис. 5.9, 5.10). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов; удаление с прилегающей территории древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Желательна установка решётчатой двери. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 10 Убежище в опорном пункте роты на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из наблюдательно-арсенального каземата. Имеет один вход. Форма прямоугольная. Размеры общие: 4×3 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее, функционирует в качестве погреба. Местоположение: д. Выгонощи, северная часть, усадьба Филютич Н.Г. по ул. Заречная, в 10 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н10). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 5 м.


172

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Объект № 11 Блиндаж-убежище на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из защитно-арсенального каземата. Форма прямоугольная. Размеры общие: 7,0×5,0 м. Высота наземной части – 1,5 м. Общая площадь – 35,0 м2. Имеет один вход. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее, частичное повреждение свода. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, усадьба Филютич Е.И. по ул. Заречная, в 10 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н11; рис. 5.11). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 12 Горжевое убежище на огневой позиции на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из двух защитно-арсенальных казематов, двух входов. Форма прямоугольная. Размеры общие: 6,0×4,0 м. Общая площадь – 24 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: частично засыпан землей (дамба дорожного покрытия дороги Н-698). Местоположение: д. Выгонощи по ул. Набережная, в 5 м к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н12; рис. 5.12). Землепользователь: филиал КУП «Брестоблдорстрой» «Ивацевичское ДРСУ-178». Необходимые меры охраны: частичное освобождение от земли; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 13 Пулеметный дот на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

173

Состоит из боевого и наблюдательно-арсенального казематов. Форма трапециевидная. Размеры общие: 5,0×4,0 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: засыпан землей (насыпан курган и установлен памятник советским солдатам). Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Заречная у моста на д. Бобровичи, в 30 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н13; рис. 5.13). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 14 Пулеметный дот в центре Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Крупнейший дот на линии Огинского канала. Состоит из боевого, наблюдательно-арсенального и дополнительного казематов, сквозника, имеет три амбразуры, наблюдательную щель, перископный люк, три стрелковых бойницы, два входа. Предусмотрена противохимическая защита и навесная защита из колючей проволоки. Форма трапециевидная. Имеет инвентарный номер, согласно нумерации польского укрепрайона «Полесье» – «15.*1./M.S.WOJSK./ VIII.34.». Размеры общие: 10,0×8,5 м. Высота наземной части – 2,5 м. Общая площадь – 85,0 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 2,0 м. Внутренняя площадь – 14,0 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Заречная у моста на д. Бобровичи, в 30 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н14; рис. 5.14–5.16). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Желательна установка решётчатой двери. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия.


174

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Объект № 15 Бомбоубежище в первой линии обороны на огневой позиции в центре Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного армированного бетона. Одно из первых фортификационных сооружений из железобетона на Огинском канале. При постройке использовалась бревенчатая конструкция свода. Состоит из защитно-арсенального каземата. Имеет один вход. Форма прямоугольная. Размеры общие: 10×7 м. Высота наземной части – 0,7 м. Общая высота – 2 м. Общая площадь – 70 м2. Год постройки: конец 1915 – начало 1916 гг. Состояние: хорошее. Частично повреждены свод и вход. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Заречная у моста на д. Бобровичи в 10 м западнее от Объекта № 11 (рис. 5.2, 5.3, Н15; рис. 5.17, 5.18). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: освобождение от мусора внутреннего каземата и прилегающей территории; нанесение инвентарного номера; удаление с прилегающей территории древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 16 Арсенальное убежище минометной роты на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона. Состоит из защитно-арсенального каземата, имеет перископный люк и один вход. Форма трапециевидная. Имеет надпись войсковой принадлежности немецкой роте – «MWK 235». Размеры общие: 7×3,5 м. Высота наземной части – 0,5 м. Общая площадь – 24,5 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Заречная у моста на д. Бобровичи в 10 м южнее от Объекта № 11 и 30 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н16; рис. 5.19). Землепользователь: Телеханский сельисполком.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

175

Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от земли внутреннего каземата; освобождение от мусора прилегающей территории; удаление с прилегающей территории древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 17 Арсенальное убежище минометной роты на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из защитно-арсенального каземата, имеет перископный люк и один вход. Форма трапециевидная. Размеры общие: 7×3,5 м. Высота наземной части – 0,5 м. Общая площадь – 24,5 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Заречная у моста на д. Бобровичи в 10 м южнее от Объекта № 13 и в 30 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н17; рис. 5.20). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от земли внутреннего каземата; освобождение от мусора прилегающей территории; удаление с прилегающей территории древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 18 Пулеметный дот на форпосте Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из боевого, наблюдательно-арсенального и дополнительного казематов, сквозника, имеет три амбразуры, перископный люк, три стрелковых бойницы, два входа.


176

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Форма трапециевидная. Имеет инвентарный номер, согласно нумерации польского укрепрайона «Полесье». Размеры общие: 8,0×6,5 м. Высота наземной части – 2,5 м. Общая площадь – 52,0 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 2,0 м. Внутренняя площадь – 15,75 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Советская в 30 м к западу от православной церкви (рис. 5.2, 5.3, Н18; рис. 5.21, 5.22). Расположен в историческом центре деревни. Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов; удаление с прилегающей территории чужеродной растительности и стройматериалов; стрижка кустарника (береста); запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Желательна установка решётчатой двери. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 19 Фрагмент бетонированной минометной позиции на форпосте Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона. Форма трапециевидная. Размеры общие: 4×2,5 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 15 % от первоначальной конструкции. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Советская в 30 м к западу от православной церкви (рис. 5.2, 5.3, Н19; рис. 5.23). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: освобождение от мусора; удаление с прилегающей территории чужеродной растительности и стройматериалов; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 20 Пулеметный дот на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Предусмотрена газохимическая защита.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

177

Состоит из боевого и наблюдательно-арсенального казематов, сквозника, имеет три амбразуры, перископный люк, три стрелковых бойницы, два входа. Форма трапециевидная. Размеры общие: 10,5×8,0 м. Высота наземной части – 2,5 м. Общая площадь – 84,0 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 2,0 м. Внутренняя площадь – 20,4 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Заречная в 150 м северо-западнее магазина «ТПС дер. Выгонощи», в 30 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н20; рис. 5.24, 5.25). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Желательна установка решётчатой двери. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 21 Бетонированная траншея на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Форма прямоугольная. Размеры общие: 4×3 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 75 % от первоначальной конструкции. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, по ул. Заречная в 10 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н21; рис. 5.26). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: удаление с прилегающей территории чужеродной растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 22 Бетонированная траншея на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона.


178

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Форма прямоугольная. Размеры общие: 4×1 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 15 % от первоначальной конструкции. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, напротив дома № 33 по ул. Заречная в 30 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н22; рис. 5.27). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: удаление с прилегающей территории чужеродной растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 23 Убежище командно-наблюдательного пункта на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из наблюдательно-арсенального и дополнительного казематов, имеет одну шахту для опускания прожектора, перископный люк, одну стрелковую бойницу, два входа. Форма прямоугольная. Имеет имя собственное «Erdaus 1917» согласно фронтовым традициям. Размеры общие: 6,0×3,0 м. Высота наземной части – 1,0 м. Общая площадь – 18,0 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 2,0 м. Внутренняя площадь – 6,6 м2. Год постройки: 1917 г. Состояние: сохранилось 90 % от первоначальной конструкции. Местоположение: д. Выгонощи, центральная часть, во дворе дома № 25 по ул. Заречная, в 30 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н23; рис. 5.28, 5.29). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности с сохранением примечательного экземпляра бересклета европейского Euonymus europaeus; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

179

Объект № 24 Сооружение минометной позиции на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из боевой и наблюдательной секций. Форма прямоугольная. Размеры общие: 4,0×3,5 м. Высота наземной части – 1,0 м. Общая площадь – 14,0 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 45 % от первоначальной конструкции. Местоположение: д. Выгонощи, южная часть, в 10 м к западу от Огинского канала, напротив дома № 20 по ул. Заречная (рис. 5.2, 5.3, Н24; рис. 5.30, 5.31). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: освобождение от мусора; удаление с прилегающей территории чужеродной растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 25 Командное убежище (блиндаж) на отсечной позиции Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из наблюдательно-арсенального каземата. Форма прямоугольная. Размеры общие: 6,0×3,0 м. Высота наземной части – 2,0 м. Общая площадь – 18,0 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 60 % от первоначальной конструкции, функционирует в качестве хозяйственной постройки. Местоположение: д. Выгонощи, южная часть, усадьба Макарской  Л.Д. по ул. Заречная, в 100 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н25; рис. 5.32). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м.


180

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Объект № 26 Убежище унтер-офицерской позиции на передовой сапе на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из защитно-арсенального каземата. Форма прямоугольная. Размеры общие: предположительно были 5×4 м. Общая площадь предположительно была 20 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 5 % от первоначальной конструкции. Местоположение: д. Выгонощи, в 0,35 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н26; рис. 5.33). Землепользователь: СПК «Телеханы-Агро». Необходимые меры охраны: освобождение от мусора прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древеснокустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 27 Пулеметный дот на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из боевого и наблюдательно-арсенального казематов, имеет две амбразуры, перископный люк, одну стрелковую бойницу, один вход. Форма прямоугольная с выпуклой боевой частью. Имеет инвентарный номер, согласно нумерации польского укрепрайона «Полесье». Имеет знак торговой марки на одном из швеллеров – «BOC***UM 1896». Размеры общие: 5,5×4,0 м. Высота наземной части – 2,5 м. Общая площадь – 20,0 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 1,8 м. Внутренняя площадь – 5,5 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, южная часть, по ул. Заречная в 30  м севернее моста через канал, в 15 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н27; рис. 5.34, 5.35). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

181

растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30  м. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 28 Горжевое убежище на огневой позиции на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Предусмотрена газохимическая защита. Состоит из двух защитно-арсенальных казематов, имеет одну амбразуру, два входа. Форма прямоугольная. Имеет инвентарный номер, согласно нумерации польского укрепрайона «Полесье» – «2*.**./M.S. Wojsk./VIII.34.». Размеры общие: 6,0×4,0 м. Общая площадь – 24 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 1,8 м. Внутренняя площадь – 16,5 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: частично засыпан землей (дамба дорожного покрытия дороги Н-698). Местоположение: д. Выгонощи, южная часть, по ул. Набережная в 3 м к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н 28; рис. 5.37, 5.38). Землепользователь: филиал КУП «Брестоблдорстрой» «Ивацевичское ДРСУ-178». Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от земли внутренних казематов; освобождение от мусора внутренних казематов и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 29 Укрытие для одного отделения на опорном пункте роты на передовой позиции первой линии немецкой обороны. Металлическое сооружение из стальной металлоконструкции и кирпича. Состоит из защитного каземата на основе арки из волнистой стали. Устроен погреб. Форма прямоугольная. Размеры общие: 4,0×2,0 м. Общая площадь – 8 м2. Высота внутреннего помещения (каземата) – 2,0 м. Внутренняя площадь – 7,8 м2.


182

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: д. Выгонощи, южная часть, по ул. Заречная в 10 м к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н29; рис. 5.39). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 30 Командное убежище в опорном пункте роты, построенное по типу укрытия для двух отделений на передовой позиции первой линии немецкой обороны. Железобетонное сооружение из монолитного армированного бетона. Состоит из двух наблюдательно-арсенальных казематов, имеет два перископных люка, два входа. Свод дугообразный. Форма прямоугольная. Размеры общие: 6,0×3,5 м. Высота наземной части – 1,5 м. Общая площадь – 21,0 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 1,9 м. Внутренняя площадь – 10,0 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 85 % от первоначальной конструкции. Местоположение: 0,4 км южнее д. Выгонощи, в 15 м к западу от Огинского канала, в квартале 39 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» (рис. 5.2, Н30; рис. 5.40, 5.41). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Допускается приспособление объектов по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 31 Командное убежище в опорном пункте роты, построенное по типу укрытия для одного отделения на передовой позиции первой линии немецкой обороны. Железобетонное сооружение из монолитного армированного бетона и стальных металлоконструкций волнистой стали.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

183

Состоит из наблюдательно-арсенального каземата, имеет один перископный люк, один вход. Свод дугообразный. Форма прямоугольная с полукруглой передней стеной. Размеры общие: 8,0×5,0 м. Высота наземной части – 1,0 м. Общая площадь – 40,0 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 2,5 м. Внутренняя площадь – 24,0 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Сохраняется «противоосколочный слой» из волнистой стали. Местоположение: 1,1 км южнее д. Выгонощи, в 20 м к западу от Огинского канала, в квартале 54 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» (рис. 5.2, Н31; рис. 5.42, 5.43). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутреннего каземата и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 32 Пулеметный дот, расположенный на отсечной позиции и второй линии обороны Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из боевого, наблюдательно-арсенального казематов и сквозника, имеет три амбразуры, один перископный люк, четыре стрелковые бойницы, два входа. Форма трапециевидная. Имеет инвентарный номер, согласно нумерации польского укрепрайона «Полесье» – «1*.**./M.S.WOJSK./VIII.34.». На бетоне внутри каземата имеется отпечаток торговой марки производителя одного из швеллеров – «MARTHAHUT.TE.NP.14.». Размеры общие: 7,5×5,0 м. Высота наземной части – 2,5 м. Общая площадь – 37,5 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 1,9 м. Внутренняя площадь – 7,5 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: удовлетворительное. Имеет вторичные (не связанные с боевыми действиями) нарушения конструкций. Отдельные элементы аварийно опасны. Местоположение: д. Выгонощи, западная часть, по ул. Центральная в 150 м северо-восточнее фермы, в 1,1 км к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н32; рис. 5.44, 5.45).


184

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Землепользователь: Телеханский сельисполком. Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м; запрет на посещение внутренних казематов и сквозника. Объект № 33 Наблюдательно-зенитный блиндаж, расположенный на отсечной позиции Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из двух наблюдательно-арсенальных казематов и боевой (артиллерийской) бетонной надстройки, имеет три стрелковые бойницы, перископный люк и люк подачи боеприпасов, отверстие для стока воды, два входа. Форма трапециевидная. Размеры общие: 7,5×5,0 м. Высота наземной части – 3,5 м. Общая площадь – 35,0 м2. Высота внутренних помещений (казематов) – 2 м. Внутренняя площадь – 18,5 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: хорошее. Местоположение: 0,3 км западнее д. Выгонощи, в 0,6 км к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н33; рис. 5.46, 5.47). Землепользователь: СПК «Телеханы-Агро». Необходимые меры охраны: нанесение инвентарного номера; освобождение от мусора внутренних казематов и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Допускается приспособление объекта по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 34 Бомбоубежище на отсечной позиции Выгонощанского плацдарма. Железобетонное сооружение из монолитного бетона и стальных металлоконструкций. Состоит из арсенального каземата. Форма прямоугольная. Размеры общие: 6×4 м. Общая площадь – 24 м2.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

185

Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 15 % от первоначальной конструкции. Местоположение: 0,3 км западнее д. Выгонощи, в 30 м южнее от Объекта № 30, в 0,6 км к западу от Огинского канала (рис. 5.2, 5.3, Н34; рис. 5.48). Землепользователь: СПК «Телеханы-Агро». Необходимые меры охраны: освобождение от мусора внутреннего каземата и прилегающей территории; удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка и прокладка новых подземных коммуникаций в радиусе 30 м. Объект № 35 Кладбище русских и немецких солдат, погибших в 1915–1918 гг. в ходе военных действий на Выгонощанском плацдарме во время Первой мировой войны. Место дислокации 2-х немецких полков. Размеры общие: 50×20 м (3 братских и 20-25 отдельных могил). Общая площадь – 0,1 га. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: неудовлетворительное. Местоположение: 3,5 км западнее д. Выгонощи, в 5 км к западу от Огинского канала (рис. 5.2, Н35). Землепользователь: кв. 37 Новинское лесничество ГЛХУ Телеханского лесхоза. Необходимые меры охраны: проведение сплошной рубки на площади 0,1 га; установка могильной плиты (хранится на частном подворье в д. Бобровичи); очистка могил от растительного опада; установка креста или иного мемориального знака. Объект № 36 Немецкая рокадная дорога. Представляет фрагмент насыпи и остатков бревенчатого настила бывшей узкоколейной железной дороги в кварталах 71-74, 79, 80, 86, 87 ЛОХ «Выгоновское». Состояние: просматриваются фрагменты среди болотного леса (рис. 5.2, НР).


186

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Полоса обороны русских войск Объект № 1 Земляные фрагменты окопов и наблюдательно-пулеметных блокгаузов на переднем крае русской обороны в квартале 55 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и 12 наблюдательно-пулеметных блокгаузов разной степени сохранности. Общая протяженность – 660 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 70 % от первоначальной конструкции линии окопов и 50 % от первоначальной конструкции блокгаузов. Местоположение: в квартале 55 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 1,5 км южнее д. Выгонощи, в 1,1 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р1; рис. 5.50, 5.52). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается новая застройка, прокладка новых подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Допускается приспособление объектов по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 2 Старовозрастной экземпляр сосны обыкновенной, на которой размещался наблюдательный пункт в полосе обороны русских войск. Имеет статус памятника природы «Новинская хвоя». Местоположение: в квартале 56 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 1,8 км южнее д. Выгонощи, в 1,4 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р2). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения дереву; запрещается проведение гидромелиоративных работ, провоцирующих снижение уровня грунтовых вод; запрещается разведение костров в радиусе 100 м от дерева, нарушение почвогрунтов. Объект № 3 Земляные фрагменты опорного пункта на переднем крае русской обороны в выделах 60, 61 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

187

Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и 6 наблюдательно-пулеметных блокгаузов и блиндажей разной степени сохранности. Общая протяженность – 130 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 90 % от первоначальной конструкции линии окопов и 60 % от первоначальной конструкции блокгаузов и блиндажей. Местоположение: в выделах 60, 61 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 1,0 км южнее д. Выгонощи, в 0,9 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р3; рис. 5.53, 5.54). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог; запрещается облесение блокгаузов. Допускается приспособление объектов по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 4 Земляные фрагменты опорного пункта на переднем крае русской обороны в центральной части выдела 44 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и 10 наблюдательно-пулеметных блокгаузов и блиндажей разной степени сохранности. Общая протяженность – 330 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 85 % от первоначальной конструкции линии окопов и 60 % от первоначальной конструкции блокгаузов и блиндажей. Местоположение: в центральной части выдела 44 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,9 км южнее д. Выгонощи, в 0,85 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р4; рис. 5.55). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кро-


188

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

ме участков сложившихся лесных дорог; запрещается облесение блокгаузов. Допускается приспособление объектов по историко-культурному назначению в соответствии с целями сохранения военно-исторического наследия. Объект № 5 Земляные фрагменты опорного пункта артиллерийской батареи на переднем крае русской обороны в северной части выдела 44 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов различного назначения и 5 наблюдательно-арсенальных блокгаузов разной степени сохранности. Общая протяженность – 100 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 80 % от первоначальной конструкции линии окопов и 60 % от первоначальной конструкции блокгаузов и блиндажей. Местоположение: в центральной части выдела 44 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,8 км южнее д. Выгонощи, в 0,9 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р5; рис. 5.56). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог; запрещается облесение блокгаузов. Объект № 6 Земляные фрагменты окопов и наблюдательно-пулеметных блокгаузов на переднем крае русской обороны в выделах 21, 22 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и 6 наблюдательно-пулеметных блокгаузов разной степени сохранности. Общая протяженность – 350 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 30 % от первоначальной конструкции линии окопов и 60 % от первоначальной конструкции блокгаузов. Местоположение: в выделах 21, 22 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,9 км юго-восточнее д. Выгонощи, в 0,9 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р6; рис. 5.57).


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

189

Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 7 Форпостный наблюдательный блокгауз линии русской обороны. Представляет собой земляные фрагменты опорного пункта. Форма прямоугольная. Размеры общие: 10,0×6,5 м. Высота наземной части – 1,5 м. Общая площадь – 65,0 м2. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 25 % от первоначальной конструкции. Местоположение: на западной границе выдела 35 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,5 км юго-восточнее д. Выгонощи, в 0,65 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р7; рис. 5.58). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: удаление с прилегающей территории поросли древесно-кустарниковой растительности; запрет на любые повреждения. Объект № 8 Земляные фрагменты опорного пункта на переднем крае русской обороны в выделах 3, 4, 5, 15 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и 5 наблюдательно-пулеметных блокгаузов и блиндажей разной степени сохранности. Общая протяженность – 350 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 30 % от первоначальной конструкции линии окопов и 20 % от первоначальной конструкции блокгаузов. Местоположение: в выделах 3, 4, 5, 15 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,6 км юго-восточнее д. Выгонощи, в 0,95 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р8). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз».


190

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 9 Земляные фрагменты окопов и наблюдательно-пулеметных блокгаузов на переднем крае русской обороны в выделе 40 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и 4 наблюдательно-пулеметных блокгаузов разной степени сохранности. Общая протяженность – 150 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 20 % от первоначальной конструкции линии окопов и 40 % от первоначальной конструкции блокгаузов. Местоположение: в выделе 40 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,5 км восточнее д. Выгонощи, в 1,0 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р9; рис. 5.59, 5.60). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 10 Земляные фрагменты окопов и наблюдательно-пулеметных блокгаузов на переднем крае русской обороны в выделах 4, 23 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и 14 наблюдательно-пулеметных блокгаузов разной степени сохранности. Общая протяженность – 650 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 50 % от первоначальной конструкции линии окопов и 50 % от первоначальной конструкции блокгаузов. Местоположение: в выделах 4, 23 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,5 км восточнее д. Выгонощи, в 1,0 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р10; рис. 5.61). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз».


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

191

Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 11 Земляные фрагменты опорного пункта на переднем крае русской обороны в выделах 1, 2, 3, 8, 14, и частично 4 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и ходов сообщения различного назначения и 20 наблюдательно-пулеметных блокгаузов и блиндажей разной степени сохранности. Общая протяженность – 590 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 60 % от первоначальной конструкции линии окопов и 60 % от первоначальной конструкции блокгаузов. Местоположение: в выделах 1, 2, 3, 8, 14, и частично 4 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,5 км восточнее д. Выгонощи, в 1,1 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р11; рис. 5.61). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 12 Земляные фрагменты окопов и наблюдательно-пулеметных блокгаузов на переднем крае русской обороны в выделах 29, 30, 32 квартала 17 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов и 14 наблюдательно-пулеметных блокгаузов разной степени сохранности. Общая протяженность – 130 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 10 % от первоначальной конструкции линии окопов и 50 % от первоначальной конструкции блокгаузов. Местоположение: в выделах 29, 30, 32 квартала 17 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 0,5 км восточнее д. Выгонощи, в 1,1 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р12; рис. 5.61).


192

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 13 Земляные фрагменты окопов (второй линии) русской обороны в выделах 8, 9 квартала 17 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов в плохой степени сохранности. Общая протяженность – 75 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 15 % от первоначальной конструкции линии окопов которые трудно угадываются на местности. Местоположение: в выделах 8, 9 квартала 17 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 1,2 км восточнее д. Выгонощи, в 2,1 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р13; рис. 5.62). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 14 Первые захоронения (русские солдаты) во время фронтовых боев сентября 1915 г. возле металлического репера. На территории современного восточного кладбища д. Выгонощи (возникло в 1915 году) (рис. 5.2, Р14). Землепользователь: Телеханский сельисполком. Объект № 15 Земляные фрагменты окопов 2-й и 3-й линии русской обороны в квартале 4 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов разной степени сохранности. Общая протяженность – 200 м.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

193

Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 75 % от первоначальной конструкции линии окопов. Местоположение: в квартале 4 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз» в 2,5 км северо-восточнее д. Выгонощи, в 4,3 км к востоку от Огинского канала (рис. 5.2, Р15). Землепользователь: Новинское лесничество ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка, прокладка подземных коммуникаций; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 16 Земляные фрагменты окопов в узле русской обороны в ур. Лазоревик в квартале 61 ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща». Представляет собой земляные фрагменты линии окопов разной степени сохранности. Общая протяженность – 200 м. Год постройки: 1916–1917 гг. Состояние: сохранилось 65 % от первоначальной конструкции линии окопов. Местоположение: в квартале 61 ЛОХ «Выгоновское» государственного природоохранного учреждения НП «Беловежская пуща» (рис. 5.2, Р16). Необходимые меры охраны: запрет на любые повреждения; запрещается застройка; запрещается выемка грунта и другие нарушения естественной геоморфологии, кроме участков сложившихся лесных дорог. Объект № 17 «Золотой грудок». Насыпной холм на опорном пункте русской обороны перед самой широкой нейтральной полосой фронта Первой мировой войны. Самый крупный фортификационный объект, сохранившийся среди заливных пойм и болот. Представляет собой холм диаметром 20 м высотой 1,2 м. Год постройки: 1916. Состояние: хорошее. Местоположение: восточный берег оз. Выгонощанское, кв. 37 ЛОХ «Выгонощанское» (рис. 5.2, Р17). Необходимые меры охраны: удаление древесно-кустарниковой растительности; обустройство причала для лодок.


194

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Объект № 18 Две уцелевших сосны на поле 2,5-летних непрерывных боев, д. Выгонощи, возле вышки сотовой связи. Местоположение: западная часть д. Выгонощи (рис. 5.2, 5.3, Р18; рис. 5.51). Состояние: хорошее. Объект № 19 Русская рокадная дорога. Представляет земляную насыпь грунтовой дороги в кварталах 4, 10. 11, 18, 19, 28, 29, 42, 43 Новинского лесничества ГЛУХ «Телеханский лесхоз» (рис. 5.2, РР). Помимо выше перечисленных объектов, в д. Выгонощи и окрестностях находится, по крайней мере, еще около 25 дополнительных объектов, которые не вошли в Каталог. Многие из них разрушены до основания под действием времени и хозяйственной деятельности человека, но еще просматриваются на местности. Например, земляная казарма, от которой сохранилась только часть вала высотой 1,2 м и яма 15×4 м, где были установлены перекрытия из волнистой стали (в общей сложности 3-5 % от первоначальной конструкции). Остаётся невыясненным точное расположение одного из первых солдатских захоронений на юго-восточной окраине деревни и т. п.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Литература

195

1. A  us den Rokitnosümpfen 1915-1918. Württ. Landsturm - Inf. - Rgt. 13 (Stuttgart  : E. Schreiber), 1918 – 50 s. 2. D  er Krieg .. in Wort und Bild (Periodical ‑ Berlin, Leipzig, Wien, Stuttgart: Bong 1915 –1918) [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://digi. landesbibliothek.at/viewer/metadata/AC09345259/1/36248757X.html. 3. Bialystoker Zeitung. 1916–1918. 4. G  roß, D.F.:  Das 1. Württ. Landsturm-Infanterie.Regiment Nr. 13 im Weltkrieg 1915–1918 – Stuttgart, Cr. Belsersche Verlagsbuchhandlung 1920. – 104 s. 5. Z  iegler H., Schaal A. Landstrum vor! Der mobile württembergische Landsturm im Weltkrieg 1914–1918. – Chr. Belser AG, Stuttgart, 1919. – 32 s. 6. H  istories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914–1918), compiled from records of Intelligence section of the General Staff, American Expeditionary Forces, at General Headquarters, Chaumont, France 1919 (1920). – 728 р. 7. In den Rokitno-Sümpfen pp. I.Bataillon Württembergisches Landsturm-InfanterieRegiment 13 in den Jahren 1916/17. München, Josef Müller, 1918. – 46 s. 8. In den Rokitno-Sumpfen pp.1. Bat. Ldst. Inf. Reg. 13 1915-16. München, Josef Müller, 1916. – 50 s. 9. P  ruski Zbignew. Bastion Polesie. – Przasnysz: Forteca, 2000. – 212c. 10. R  eichsarchiv ‑ Der Weltkrieg 1914 bis 1918 (Mittler & Sohn, 1925 ‑ 1930) [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://digi.landesbibliothek.at/viewer/ metadata/AC01858814/1/5864879H.html. 11. S  tellungsbau. Vortschriften fur den Stellungskrieg für alle Waffen. Teil1. Berlin. 1916. Heraus vom Kriegsministerium – 50 s. 12. W  ikipedia: 35 Reserve Division (Deutsches Kaiserreich) [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://de.wikipedia.org/wiki/35._Reserve-Division_ (Deutsches_Kaiserreich).html 13. W  ikipedia: Württembergisches Landsturm Infanterie Regiment Nr.13 [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://de.wikipedia.org/wiki/Württembergisches_ Landsturm-Infanterie-Regiment_Nr._13.html 14. Г  умилев, Н. Сочинения в трех томах / Н. Гумилёв. – Москва: Художественная литература, 1991. – 3 т. 15. К  ерсновский, А.А. История Русской Армии / А.А. Керсновский. Москва: Голос, 1992–1994. – Т. 3-4 16. P  ruski, Z. Bastion Polesie. Polskie fortyfikacje na Polesiu w latah 1920–1939 / Z. Pruski. – Przasnysz: Wydawnictwo «Forteca», 2000. – 284 s. 17. П  альман, В. По следам дикого зубра / В. Пальман – Москва: Детская литература, 1985. – 52 с. 18. Я  нсона, Ю. Пинск и его районы / Ю. Янсона – Санкт-Петербург, 1869. – 215 с. 19. С  тепанов, Е. Поэт на войне. Цитирование документов Российского военного архива / http://www.utoronto.ca/tsq/24/stepanov24.shtml 20. К  лембовский, В.Н. Стратегический очерк войны 1914–1918 гг. Ч. 5. Позиционная война и прорыв австрийцев юго-западным фронтом / В.Н. Клебовский. – Москва: Госуд. Типография, 1920. – 140 с.


196

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

21. У  ткин, А.И. Забытая трагедия. Россия в Первой мировой войне / А.И. Уткин.  – Смоленск: Русич, 2000. – 48 с. 22. Ф  огель В. Барановичи 1916. – 26 с. 23. Рак, М.Г. Устные воспоминания, в записи автора, 1970 г. 24. Горбач Е.К. Устные воспоминания, в записи Демянчика В.В., 2013 г. 25. Саутин, П.Т. Устные воспоминания, в записи автора, 1975 г. 26. Лукашевич, Г.К. Цыркунова, Т.Г. Пока мы живы… : мемуары / Г.К. Лукашевич, Т.Г. Цыркунова ; под ред. В.М. Цыркунова. – Минск : Мон Литера, 2010. – 544 с. 27. Советская военная энциклопедия в 8-ми томах / под ред. Гречко А.А. – Москва: Воениздат, 1976–1980. – 8 т. 28. Рак, С.А. Устное воспоминание, в записи автора, 1985 г. 29. О  лехнович, Е.П. Устное воспоминание, в записи автора, 1985 г. 30. Суворов, В. День «М» Когда началась Вторая мировая война? / В. Суворов.  – Москва : ООО «Издательство АСТ», 2000. – 432 с. 31. Wcheim Minenkrieg / Teil1. Berlin. 1916. Heraus vom Kriegsministerium – 22 s. 32. Саутин, М.П. Устные воспоминания, в записи автора, 2014 г. 33. Полуянович, В.Г. Устные воспоминания, в записи автора, 2014 г. 34. Цеван, А.А. Устные воспоминания, в записи автора, 2014 г. 35. Омелящик, Н.С. Устные воспоминания, в записи автора, 2013 г. 36. Демянчик, П.Т. Устные воспоминания, в записи автора, 1970 г. 37. Фотоархив автора. www.statehistory.ru/2191/Rossiyskie-plakaty-vremenPervoy-mirovoy Deutsche Kriegs-Zeitung von Baranowitschi. 1916–1918 38. G  rassman W. Der Frujahrszug 1916 in den Rokitno-Sumpfen // Orn. Monatschr.  – 1916. – Bd. 41. – S. 230-234. 39. Reichenow A. Zur Vogelfauna Westrusslands // Ornith. Monats- ber. – 1916. – Jg. 24, № 9. – S. 129–134. 40. Zedlitz O. Die Vogelfauna des Sumpfgebiets der Schara // Ornithol. Monatsber.  – 1916. – Jg. 24. – S. 164-168, 178-180. 41. Dennler D. Einige Feststellen über die Avifauna der Pripiet-Sumpfen // Falko. – 1917. – Jg. 13, № 1. – S. 2-4. 42. G  rassman W. Beitrag zum Studium der Vogelstimmen in den Rokitno-Sumpfen // Ornithol. Monatsschr. – 1917. – Bd. 42. – S. 78-82. 43. K  leinschmidt O. Uber die Kriegssammlung der Herren Bacmeister, Schlüter, Rudiger, Dennler u. A. // Falco. – 1917. – Jg. 13, № 2. – S. 20-24. 44. Rudiger W. Einige Notizen über Raubvogel in Pripjet-Sumpfen // Ornithol. Jahrb.  – 1917. – Jg. 24, H. 3/6. – S. 153-154. 45. Zedlitz O. Ein Jahr Feldornithologie am Rande der Pripjet-Sumpfe (Vortrag in Deutsch. Orn. Ges.) // Journ. Ornithol. – 1917. – Jg. 65, Bd. I, H. 2. – S. 104-105. 46. Zedlitz O. Liste der im Gebiete. der Schara beobachteten. Vogel // Journal Ornithol. – 1917. – Jg. 65, Bd. II. – S. 278–308. 47. Görnitz K. Beitrag zur Avifauna der Pripjet-Sumpfe // Ornithol. I Monatsber. – 1918. – Jg. 26, H. 11/12. – S. 129-134. 48. Grassman W. Zwei Jahre Feldornithologie in den Rokitno-Sumpfen // Journ. Ornithol. – 1918. – Jg. 66, H. 3. – S. 285-316. 49. Schlegel R. Ein Beitrag zur Ornis des Westlichen Rusland // Verh. Orn. Gec. in Bayern 13, 1918. – 1918. – H. 4. – S. 325-336.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

197

50. Zedlitz O. Beobachtungen an Raubenvögeln im westlichen Russland /, Ornithol. Monatsber. – 1918. – Jg. 26, H. 3/4, 5/6. – S. 33-39, 63-67. 51. Zedlitz O. Der Einfluss des russischen Winters auf die Vogelwelt. Biologische Beobachtungen aus dem Schara-Gebiet // Journ. Ornithol. – Jg. 66, H. 4. – S. 409-420. 52. Dennler D. Ornithologische Beobachtungen in den Pripjetsumpfen // Natur. – 1918/1919. – Jg. 10. – S. 44-49. 53. Grassman W. Einiges über den Herbstzug, nordisch Durchzügler und Wintergaste in den Rokitno-Sumpfen // Ornithol. Monatsschr – Bd. 44, H. 3. – S. 49-52. 54.  Grassman W. Vogelleben in den Pripjet-Sumpfen im Frühling / Ornithol. Monatsschr. – 1919. – Bd. 44, H. 3. – S. 72-74. 55. Z  edlitz O. Die Aviafauna des Westlichen Pripjet-Sumpfes im Lichte der Forschuhg Deutcsher Otnithologen in dem Jahren 1915-1918 // Journ. Ornithol. – Jg.68. – 1920. – H. 2. – S. 177-235, – H. 3/4. – S. 350-388. – Jg. 69. – 1921. – H. 2. – S. 50-90. – H. 3 – S. 269-406. 56.  Sachtlebenh Vogel // Beitrage zur Natur-und Kulturgeschichte Litauens und angrenzender Gebiete, Abchand. 1. – Munchen, 1921. – S. 9-232. 57. www.clubs.pl/ photo/4441433216/ litera_pNm467821.html 58. Нацыянальны атлас Беларусi. – Мінск, 2002. – 292 с. 59. Ф  отоархив Рабчука В.П. 60. Свод памятников истории и культуры Белоруссии. Брестская область/ АН БССР, Ин-т искусствоведения, этнографии и фольклора, Белорус. Сов. Энцикл.; Редкол.: С.В. Марцелев и др. – Мн.: БелСЭ, 1990. – 404 с. 61. Несцярчук, Л.М. Замкі, палацы, паркі Берасцейшчыны X-XX стагоддзяў (гісторыя, стан, перспектывы) / Л.М. Несцярчук. – Мінск : БЕЛТА, 2002. – 336 с. 62. Демянчик, В.Т. Природа Брестчины на рубежах столетий / В.Т. Демянчик, Н.В. Михальчук, В.П. Самусевич. – Брест : Издатель С.Б. Лавров, 2001. – 170 с. 63. Демянчик, В.Т. Стратегия устойчивого развития Выгонощанского сельского совета на период 2011–2025 гг./ В.Т. Демянчик, М.Г. Демянчик, А.И. Лысюк – Минск: Пропилеи, 2011. – 70 с. 64. Демянчик, В.Т. Памятники природы и туристические маршруты Припятского Полесья на Брестчине : путеводитель / В.Т. Демянчик, М.Г. Демянчик, В.П. Рабчук, И.А. Демчук, В.В. Демянчик. – Брест : Альтернатива, 2012. – 295 с. 65. Демянчик В.Т. Выгонощанское – природно-историческая уникальность Брестчины // Брестчина. От прошлого к будуцему. – Брест, 1995. – Ч. 2. – С. 22-24. 66. Охраняемые природные территории и памятники природы Белоруского Полесья / Под ред. Ю.М. Обуховского, Н.М. Боженовой, В.Т. Демянчика, М.Е. Никифорова. (навукова-папулярная кніга-атлас). – Мн.: СП “Клеменс Групп” ООО, 2002. – 19 с. 67. Демянчик В.Т., Демянчик М.Г. Современное состояние и проблемы сохранения экосистем болотно-водно-лесного комплекса «Выгонощанский» // Прыроднае асяроддзе Палесся: сучасны стан і яго змены: Тез. дакл. Міжнар. навук. канф. (Брэст, 20-21 чэрвеня 2002 г.). У 2 ч. – Частка II. – Брэст, 2002. С. 324-325.


198

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

68. Демянчик, В.Т. Заказник «Выгонощанское» / В.Т. Демянчик, М.Г. Демянчик. – Брест : Издательство Альтернатива, 2008. – 24 с. 69. Демянчик, В.Т. Актуальные объекты для охраны крупномерных деревьев в Телеханском лесхозе / Демянчик В.Т., Демянчик М.Г. // Рациональное использование и воспроизводство лесных ресурсов в системе устойчивого развития : Материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Гомель, 2007. – С. 248-250. 70. Демянчик, В.Т. Природный потенциал Брестчины и перспективы его использования в целях развития агроэкотуризма / Демянчик В.Т., Демянчик М.Г. // Системная трансформация общества: исторический опыт, современность и перспективы. Сбор. науч. трудов кафедр социально-гуманитарных наук. – Брест: издательство БрГТУ, 2008. – С. 201-209. 71. Демянчик, В.Т. Роль антропогенных факторов в трансформации ландшафтно-биологического разнообразия Выгонощанского водно-лесо-болотного массива / В.Т. Демянчик, В.В. Демянчик // Сборник научных статей БГПУ : под ред. Есовеева М.Г. [и др.] – Минск : БГПУ, 2010. – С. 114-116. 72. Демянчик, В.Т. Экологические проблемы Выгонощанского лесного массива и сопредельных территорий / В.Т. Демянчик, В.В. Демянчик, В.П. Рабчук  // Наука о лесе XXI века; м-лы междун., научно-практ. конф., посвящённой 80-летию Института леса НАН Беларуси, Гомель, 17-19 ноября 2010 г. – Гомель : Институт леса НАН Беларуси, 2010. – С. 420-423. 73. Р  едкие и исчезающие болотные экосистемы западной части Белорусского Полесья / В.Т. Демянчик // Навуковий вісник Волиньского національного університету імені Лесі Украінки, № 18. – Луцк, 2010. – С. 32-37. 74. w  ww.scarb.ru/photoalbum/sibirskie-kazaki.html 75. w  ww.novorossia.org/2011/03/15/17-j-donskoj-kazachij-polk-imeni-generala.html. 76. w  ww.linia-polnocna.internetdsl.pl/SGKP/litera_O.html. 77. w  ww.flickr.com/photos/drakegoodman/5593400675.html. 78. w  ww.foter.com/f/photo/3216444143.jpg. 79. w  ww.digi.landesbibliothek.at/viewer/image/AC09345259_164191417/1/#topDoc Anchor.html


Рис. 1.1. – Расположение д. Выгонощи (Wyhoniec) и Выгонощанского озера (Swiecica L.) на средневековой карте Европы ещё до появления в XVIII веке Огинского канала.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

199

Иллюстрации к главе 1


200

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

путь, который прошли кавалеристы арьергарда 3-й Армии, где служил Н. Гумилев места расположения бивуаков

места основных боев

даты основных событий

Рис. 1.2. – Боевые действия кавалерийского эскадрона-арьергарда 3-й Русской Армии в августе-сентябре 1915 года.


ИЛЛЮСТРАЦИИ

201

Положение русской линии обороны

- 23.08 – 26.08.1915 г. - 27.08 – 30.08.1915 г. - 31.08 – 03.09.1915 г. - 04.09 – 05.09.1915 г. - 06.09 – 07.09.1915 г.

Рис. 1.3. – Положение линии фронта в августе-сентябре 1915 года на территории современного Ивацевичского района и прилегающей зоны Огинского канала в Пинском районе.


202

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Положение русской линии обороны

- 08.09.1915 г. - 09.09.1915 г. - 10.09 – 11.09.1915 г.

- 12.09 – 21.09.1915 г.

Рис. 1.4. – Положение линии фронта 8-21 сентября 1915 года на территории современного Ивацевичского района и прилегающей зоны Огинского канала в Пинском районе.


ИЛЛЮСТРАЦИИ

203

Положение русской линии обороны

- 22.09 – 23.09.1915 г. - 24.09 – 26.09.1915 г. - 27.09 – 11.10.1915 г. - с 12.10.1915 г. и до конца войны.

Рис. 1.5. – Положение линии фронта в конце сентября–октябре 1915  года на территории современного Ивацевичского района и прилегающей зоны Огинского канала и до конца войны в 1918 году.


204

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 1.6. – Русско-немецкий фронт в северной и средней части Огинского канала в 1916–1917 гг.


ИЛЛЮСТРАЦИИ

205

Рис. 1.7. – Северная часть Огинского канала (фрагмент немецкой топографической карты 1916 г.).


206

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 1.8. – Дом в Телеханах, где в 1915–1918 гг. поочередно размещались дивизионные, полковые, батальонные штабы царской и кайзеровской армий. Общий вид 2013 г. [37].

Рис. 1.9. – Намерения кайзеровской авиации. Немецкий плакат, 1916 г. [79].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

207

Рис. 1.10. – Печальный, но типичный случай в ходе фронтовых действий в августе-сентябре 1915 г.: захоронение безвестного русского солдата [4].

Рис. 1.11. – Деревенская свадьба в д. Клетная, 1916 г., с участием гостей из 35-й немецкой дивизии [7].


208

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 1.12. – Бургомистр и его подданные в д. Клетная, 1916 г. С таким семейством в беженцы подаваться было почти нереально [7].

Рис. 1.13. – Господское имение на южном берегу оз. Бобровичское, 1915 г. Здания и их фрагменты сохранялись до 1980-х годов [7].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

209

Рис. 1.14. – Телеханский костел, 1915 г. Единственный из 5-ти телеханских храмов, сохранившихся в годы той войны [7].

Рис. 1.15. – Командир 1-го батальона 13 пехотного полка ландштурма, автор немецких мемуаров Д.Ф. Гросс (на фото слева) и обер-лейтенант Бюлер, д. Колонск, 1916 г. [7].


210

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 1.16. – Огинский канал в 1915 году. Начало строительства заградительной линии. На восточном берегу видно трехрядное проволочное заграждение и засека [4].

Рис. 1.17. – Плотина в устьевой зоне Огинского канала перед впадением в р. Щару (теперь там новый 10-й шлюз), 1916 г. [4].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

211

Рис. 1.18. – Часть стандартной системы заграждений в немецкой полосе укреплений в виде 30-рядной полосы колючей проволоки в долине Огинского канала, 1916 г. [4].

Рис. 1.19. – Немецкий блокгауз в пойме Выгонощанского озера, 1917 г. [4].


212

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 1.20. – Немецкий пост на Огинском канале в зоне 10-го шлюза, суровой зимой 1916/1917. На дальнем плане – русская фронтовая позиция [4].

Рис. 1.21. – Шлюз № 9 Огинского канала на южном берегу Выгонощанского озера, 1915 г. Теперь – ур. Устье. Здесь размещался электрогенератор, приводивший в действие электрические мины, расставленные на льду озера [4].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

213

Рис. 1.22. – Бетонированная траншея в немецкой линии обороны на берегу канала в зоне старого 10-го шлюза возле северного берега Выгонощанского озера, 1917 г. [4].

Рис. 1.23. – Дерево с наблюдательным пунктом возле Саксонского лагеря в 1917 году (эта сосна еще росла до 1970-х годов). Ур. Поросли [4].


214

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 1.24. – Русский блокпост возле Выгонощанского озера, 1916 г. Гдето в ур. Соболевка [4].

Рис. 1.25. – Опорный пункт роты 2-го пехотного полка ландвера, стоявшего с первых дней позиционной войны на Огинском канале в ур. Новина, 1916 год. На заднем плане справа укрытое грунтом железобетонное укрытие (сохранилось до наших дней) [78].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

215

Рис. 1.26. – Баварский пионер (инженер-сапер) обрядился в белорусский тулуп оригинально. Технический штаб и жилье, любовно названное «Villa Sibilla», обито листовым железом. Как ни странно, этот материал в деревнях Огинского канала сохраняется и по сей день: на крышах построек, в заборах [79].


216

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 1.27. – Вторая Отечественная война (1.8.1914–3.3.1918) Эту войну называют по-разному: Первая мировая война, Империалистическая война, Великая война. Но было и другое название, которое всеми силами пытались вычеркнуть из народной памяти – Вторая Отечественная война. Вторая Отечественная Война. Мировой пожар [38].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

217

Рис. 1.28. – Пулеметная команда 7-го Сибирского казачьего полка на укреплениях на песчаной дюне в 1917 г. Полк стоял на Огинском канале [76].

Рис. 1.29. – Типичный вид лесного лагеря русских кавалеристов в зоне Огинского канала [77].


218

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Иллюстрации к главе 2

Рис. 2.1. – Солдаты 107 пехотного полка ландвера, дислоцировавшегося на передовой Огинского канала в Выгонощах в 1915–1916 гг. [79].

Рис. 2.2. – Лесной лагерь «Мюллерслюфт» в немецкой линии обороны возле Озарич, 1916 г. В отличие от русских дислокаций немцам больше было свойственно строить «землянки-казармы», а не бараки [4].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

219

Рис. 2.3. – Рыболовная пристань на берегу оз. Бобровичское, 1915 г. Теперь, к сожалению, крупные парусные лодки здесь исчезли [7].

Рис. 2.4. – Стекольный завод в Телеханах после бомбардировки, 1916  г.  [7].


220

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 2.5. – Группа офицеров возле штаба 13-го пехотного полка ландвера в д. Глинная, 1916 г. [7].

Рис. 2.6. – Офицер с охотничьей собакой возле добытого матерого волка. Колонск, 3.05.1916 г. [7].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

221

Рис. 2.7. – Возвращение с работ на оборонительной линии и доклад при штабе полка в Саксонском лесном лагере возле д. Выгонощи, 1916 г. [4].

Рис. 2.8. – Жилые бараки 107-го пехотного полка ландвера в Саксонском лесном лагере возле д. Выгонощи были предметом архитектурной зависти для других полков. 1916 г. [4].


222

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 2.9. – Немецкая фронтовая узкоколейка после налета русского аэроплана, 1917 г. [7].

Рис. 2.10. – Железнодорожный вокзал «Выгонощи». На переднем плане  – легкораненый боец. 1916 г. [4].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

223

Рис. 2.11. – Приезд кайзера на фронт. Огинский канал возле Краглевич, 1916 г. [4].

Рис. 2.12. – Немецкий патруль на Щаре, 31.10.1917 г. [4].


224

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 2.13. – Рыболовная немецкая команда на Щаре, 1917 г. [4].

Рис. 2.14. – «Барановичская военная газета» зарапортовалась или призывает к севу озимых? Продовольствие – наиболее популярная тема, наряду с военной. Звучат призывы бойцам ландвера вступать в ряды кролиководов [39].


225

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Иллюстрации к главе 3

Рис. 3.1. – Уроженец д. Выгонощи, командир гвардейского кавалерийского взвода в боях под Молодечно летом 1917 г. Демянчик П.Т. [37].

Рис. 3.2. – Неразорвавшийся в 1917 году русский «слепой снаряд» (граната), найденный в 2014 г. [37].


226

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 3.3. – Строительство фортификаций на высоких дюнных холмах, 1916 г. [79].

Рис. 3.4. – Немецкий блокпост. Виден «перископ» из зеркалец, «набат» из корпуса русского снаряда, запас ручных гранат… и шапочка не для тридцатиградусного мороза [79].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

227

Рис. 3.5. – Разведгруппа из 13-го пехотного полка ландштурма. Выгонощи, май 1917. Даже «головорезы» в этом полку совсем не молодые люди. Но мудрые. Тот, что позади – натянул противогаз. Помогало от комаров, второй после шрапнели проблемы в этом месяце. Маузеры нового образца, ручные гранаты и шлемы образца 1916 года, но сапожки не для тех болот, явно [80].

Рис. 3.6. – Вне зоны артиллерийского обстрела немецкое укрытие не обязательно должно иметь уставной вид. Крыша тонкая из листов волнистой стали. В зоне Огинского канала к 2013 году этот кровельный материал мы уже не застали. Все проржавело [79].


228

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 3.7. – Отделение пехотного взвода в полном составе возле своего жилища-укрытия Untertreteraum на оборонительной линии. Это был самый распространенный тип солдатского жилья на передовой в немецкой полосе обороны. Их было сотни. Теперь на берегу канала сохранился, по-видимому, только один (используется как погреб, д. Выгонощи). Свод укрытия – арка волнистой стали, внутри 9 лежаков. Откосины входа укреплены сеткой-рабицей [79].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

229

Рис. 3.8. – Жилье – укрытие для воинского отделения на заболоченных местах 2-й линии обороны, 1917 г. [4].

Рис. 3.9. – Строительство железобетонного убежища («лисьей норы») на канале, 1916 г. [4].


230

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 3.10. – «Коленопреклонная тропа» – фронтовая коммуникация на северной окраине Выгонощ, 1915 г. Теперь там осушенная пашня [4].

Рис. 3.11. – Приезд «отцов города» Вюртембург на фронт. Саксонский лагерь в ур. Поросли возле д. Выгонощи, 1917 г. Теперь там такой же сосновый лес [4].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

231

Рис. 3.12. – Плацдарм Выгонощи (современный центр деревни, одно из горжевых убежищ и теперь можно увидеть), 1916 г. [4].

Рис. 3.13. – Строительство немецкого пулеметного дота на Огинском канале, 1917 г. [4].


232

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 3.14. – «Аллея кайзера Вильгельма» – построенная подъездная дорога к плацдарму (современная просека в Новинском лесничестве), 1916 г. [4].

Рис. 3.15. – Рокадная дорога в немецкой полосе обороны «Просека Фридриха Августа» (теперь квартальная просека в ЛОХ «Выгоновское»), 1916 г. [4].


Рис. 3.16. – Плакат «Геройский подвиг донского казака Козьмы Крючкова». Возглавляемый им казачий сторожевой дозор вступил в бой с группой немецких кавалеристов и, как записано в наградных документах, Кузьма Крючков в ходе кавалерийской схватки лично зарубил шашкой и заколол пикой 11 человек [38].

ИЛЛЮСТРАЦИИ

233


234

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 3.17. – «Барановичская военная газета» живо реагировала на важнейшие политические и социально-политические события. Раздоры русского общества и государства перед Февральской революцией (сверху номер от 21.02.1917) и крепнущая германо-еврейская дружба в Барановичах (снизу, номер от 6.06.1917) должны были поднимать боевой дух фронтовиков [39].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

235

Рис. 3.18. – Рисунки из «Барановичской военной газеты» за 1917 год. Сверху окоп и наблюдатель с «перископом». Окоп в песках укреплен лозовым плетнем. Снизу – изображение образцового блокгауза в лесисто-болотистой местности. Железобетонные доты в газете не рекламировались, так как были секретными [39].


236

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 3.19. – Барановичская военная газета от 28 ноября 1917 года доставила на Огинский канал свежие новости. И радостно сообщает, что не только весь флот и армия на стороне большевиков, но и много губерний, весь Урал и Сибирь. Некоторые чиновники саботируют. Главнокомандующий генерал Духонин схвачен [39].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

237

Иллюстрации к главе 4

Рис. 4.1. – Такой должна быть карта Восточной Европы согласно Брестскому миру. Граница между Литвой и Беларусью была запланирована по Огинскому каналу (Барановичская военная газета от 19.01.1918 г.) [39].


238

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 4.2. – Русские солдаты обучают немецкого военнопленного народным традициям [81].

Рис. 4.3. – Авиационные бомбы, применявшиеся на Огинском канале в 1915–1917 гг. [79].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

239

Рис. 4.4. – Один из полевых кинотеатров располагался в Саксонском лагере около д. Выгонощи, 1917 г. [81].

Рис. 4.5. – Строительство воздушной линии электропередач, 1916 г. [81].


240

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 4.6. – Немецкое кладбище в д. Святая Воля, 1917 г. Теперь это место возле новой церкви [7].

Рис. 4.7. – Немецкие офицеры на месте разрыва русской гранаты (артиллерийской), 1916 г. [7].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

241

Рис. 4.7. – Немецкая полевая кухня в Саксонском лесном лагере возле д. Выгонощи, 1917 г. [4].

Рис. 4.8. – Русский 47-мм миномет (бомбомет) системы Лихонина. Минометчики 298 Мстиславского полка 75-й пехотной дивизии русской армии, которые стояли на Огинском канале в 1917 г. [59].


242

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 4.9. – Русская зенитка: 76-мм полевая пушка, знаменитая «трехдюймовка», 1917 г. [59].

Рис. 4.10. – Германские солдаты с удовольствием позируют возле русского «пулеметного коня» с пулеметом системы Максим образца 1910 г. [79].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

243

Рис. 4.11. – Немецкий пулеметный расчет и полевой пост. Такая система станковых пулеметов (MG08) преобладала в немецкой обороне на Огинском канале [79].

Рис. 4.12. – Как расчет, так и калибр немецкого 150-мм миномета, что применялся на Огинском канале – внушительные. Правда, дальность стрельбы небольшая – пару сотен метров [59].


244

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Иллюстрации к главе 5

Рис. 5.1. – Расположение планируемого объекта историко-культурной ценности «Фортификационный ансамбль «Выгонощанская фортеция».


245

ИЛЛЮСТРАЦИИ

-

объекты в полосе обороны немецких войск воинское захоронение немецких и русских солдат немецкая рокадная дорога

-

объекты в полосе обороны русских войск мемориальные деревья насыпные и типичные окопы полосы обороны русских войск форпостный блокгауз полосы обороны русских войск

русская рокадная дорога земляные фрагменты позиции артиллерийской (минометной) батареи в полосе обороны русских войск первые захоронения (русские солдаты) во время фронтовых боев сентября 1915 г. система окопов и блокгаузов в узле обороны русской полосы фронта земляные фрагменты оборонительных сооружений, не включенные в каталог «Выгонощанской фортеции»

Рис. 5.2. – Современное расположение объектов в полосе обороны немецких и русских войск 1916–1918 гг. фортификационного ансамбля «Выгонощанская фортеция». М 1 : 50 000. (См. рис. 5.5–5.62).


246

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.3. – Современное расположение объектов в километровой полосе обороны немецких и русских войск 1916–1918 гг. фортификационного ансамбля «Выгонощанская фортеция» М 1  :  25  000 (схемы и краткое описание см. далее на рис. 5.5–5.62).


ИЛЛЮСТРАЦИИ

247

Рис. 5.4. – Расположение оборонительных линий на Огинском канале в 1915–1918 гг. [4].


248

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.5. – Объект Н3 (рис.5.2) полосы обороны немецких войск. Наблюдательно-пулеметный дот, построенный по типу убежища для двух отделений, на опорном пункте роты на передовой позиции первой линии немецкой обороны. Общий вид, 2013 г. [37].

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.6. – Схема объекта Н3 (рис. 5.2). Здесь и далее местоположение сооружения показано в соответствии с общепринятыми картографическими азимутами. Изображение (схемы) сооружения приводится в горизонтальном разрезе на уровне амбразур (бойниц) или на высоте 1,5 м от поверхности пола.


ИЛЛЮСТРАЦИИ

249

Рис. 5.7. – Объект Н6 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Бетонированная позиция минометной батареи на левом фланге Выгонощанского плацдарма, на берегу Огинского канала. Общий вид, 2013 г. [37].

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.8. – Схема объекта Н6 (рис. 5.2).


250

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.9. – Объект Н9 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Убежище батальонного наблюдательного пункта на левом фланге Выгонощанского плацдарма, на берегу Огинского канала. Общий вид, 2013 г. [37].

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.10. – Схема объекта Н9 (рис. 5.2).


ИЛЛЮСТРАЦИИ

251

Рис. 5.11. – Объект Н11 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Блиндаж-убежище на левом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].

Рис. 5.12. – Объект Н12 полосы обороны немецких войск. Горжевое убежище на огневой позиции на левом фланге Выгонощанского плацдарма, на берегу Огинского канала. Общий вид, весна 2013 г. [61].


252

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.13. – Объект Н13 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Пулеметный дот на левом фланге Выгонощанского плацдарма (под монументом). Общий вид, зима 2012 г. [37].

Рис. 5.14. – Объект Н14 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Пулеметный дот в центре Выгонощанского плацдарма. Общий вид, осень 2013 г. [37]. Крупнейший дот на линии Огинского канала.


ИЛЛЮСТРАЦИИ

253

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.15. – Схема объекта Н14 (рис. 5.2).

Рис. 5.16. – Объект Н14 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Пулеметный дот в центре Выгонощанского плацдарма. Вид боевого каземата изнутри в 2013 г. [37].


254

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.17. – Объект Н15 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Бомбоубежище в первой линии обороны. Общий вид, 2013 г. [37].

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.18. – Схема объекта Н15 (рис. 5.2).


ИЛЛЮСТРАЦИИ

255

Рис. 5.19. – Объект Н16 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Арсенальное убежище минометной роты, на заднем плане объект № 14. Общий вид, 2013 г. [37].

Рис. 5.20. – Объект Н17 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Арсенальное убежище минометной роты на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].


256

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.21. – Объект Н18 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Пулеметный дот на форпосте Выгонощанского плацдарма. Общий вид 2013 г. [37].

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.22. – Схема объекта Н18 (рис. 5.2).


ИЛЛЮСТРАЦИИ

257

Рис. 5.23. – Объект Н19 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Фрагмент бетонированной минометной позиции на форпосте Выгонощанского плацдарма. Внутри растет берест Ulmus suberosa. Общий вид, 2013 г. [61].

Рис. 5.24. – Объект Н20 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Пулеметный дот на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].


258

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.25. – Схема объекта Н20. (рис. 5.2)

Рис. 5.26. – Объект Н21 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Фрагмент бетонированной траншеи на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

259

Рис. 5.27. – Объект Н22 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Фрагмент бетонированной траншеи на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].

Рис. 5.28. – Объект Н23 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Командно-наблюдательный пункт (с прожектором) на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].


260

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.29. – Схема объекта Н23 (рис. 5.2).

Рис. 5.30. – Объект Н24 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Сооружение минометной позиции на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [61].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

261

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.31. – Схема объекта Н24 (рис. 5.2).

Рис. 5.32. – Объект Н25 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Командное убежище (блиндаж) на отсечной позиции Выгонощанского плацдарма. Блиндаж вмонтирован в хозяйственную постройку. Общий вид, 2013 г. [37].


262

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.33. – Объект Н26 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Передовая сапа унтер-офицерской позиции на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [61].

Рис. 5.34. – Объект Н27 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Пулеметный дот на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [61].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

263

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.35. – Схема объекта Н27 (рис. 5.2).

Рис. 5.36. – Объект Н27 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Фрагмент арматурной конструкции. 2013 г. [37].


264

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.37. – Объект Н28 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Горжевое убежище на огневой позиции на правом фланге Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.38. – Схема объекта Н28 (рис. 5.2).


ИЛЛЮСТРАЦИИ

265

Рис. 5.39. – Объект Н29 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Укрытие для одного отделения. Общий вид, 2013 г. [37].

Рис. 5.40. – Объект Н30 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Убежище для двух отделений. Внешний вид, 2013 г. [37].


266

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.41. – Схема объекта Н30 (рис. 5.2).

Рис. 5.42. – Объект Н31 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Убежище для одного отделения. Вид внутри, 2013 г. [37].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

267

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.43. – Схема объекта Н31 (рис. 5.2).

Рис. 5.44. – Объект Н32 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Пулеметный дот, расположенный на отсечной позиции и второй линии обороны Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].


268

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.45. – Схема объекта Н32 (рис. 5.2).

Рис. 5.46.– Объект Н33 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Наблюдательно-зенитный блиндаж, расположенный на отсечной позиции Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

269

М 1 : 100, в 1 см – 1 м. Рис. 5.47. – Схема объекта Н32 (рис. 5.2).

Рис. 5.48. – Объект Н34 (рис. 5.2) полосы обороны немецких войск. Развалины бомбоубежища, расположенного на отсечной позиции Выгонощанского плацдарма. Общий вид, 2013 г. [37].


270

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.49. – Надмогильные плиты с воинского захоронения немецкого пехотинца (Телеханы) и русского казака (Выгонощи), 2013 г. [37, 61].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

271

Рис. 5.50. – Объект Р1 (рис. 5.2) полосы обороны русских войск. Фрагмент насыпного окопа через болото на переднем крае русской обороны в квартале 55 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Общий вид, 2013 г. [37].

Рис. 5.51. – Объект Р18 (рис. 5.2) полосы обороны русских войск. Одна из уцелевших сосен на месте 2,5-летних непрерывных боев. Ровесница Первой мировой войны, д. Выгонощи, западная окраина, 2012 г. [37].


272

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.52. – Схема размещения фрагментов насыпных окопов и блиндажей объекта Р1 (рис. 5.2) полосы обороны русских войск на переднем крае русской обороны в квартале 55 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».


ИЛЛЮСТРАЦИИ

273

Рис. 5.53. – Объект Р3 (рис. 5.2) полосы обороны русских войск. Земляные фрагменты блокгауза на опорном пункте переднего края русской обороны в выделах 60, 61 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Общий вид, 2013 г. [61].

разрез по А–А

Рис. 5.54. – Схема размещения фрагментов насыпных окопов и блиндажей объекта Р3 (рис. 5.2) полосы обороны русских войск на переднем крае русской обороны в выделах 60, 61 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».


274

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

разрез по А–А

Рис. 5.55. – Схема размещения фрагментов насыпных окопов и блиндажей объекта Р4 (рис. 5.2) полосы обороны русских войск на переднем крае русской обороны в центральной части выдела 44 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».

Рис. 5.56. – Схема размещения фрагментов позиции артиллерийской батареи (объект Р5 (рис. 5.2)) на переднем крае русской обороны в северной части выдела 44 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».


ИЛЛЮСТРАЦИИ

275

разрез по А–А

Рис. 5.57. – Схема размещения земляных фрагментов окопов и наблюдательно-пулеметных блокгаузов (объект Р6 (рис. 5.2)) на переднем крае русской обороны в выделах 21, 22 квартала 40 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».

Рис. 5.58. – Схема размещения фрагмента форпостного наблюдательного блокгауза (объект Р7 (рис. 5.2)) на переднем крае русской обороны.


276

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.59. – Схема размещения земляных фрагментов окопов и наблюдательно-пулеметного блокгауза первой линии русской обороны (объект Р9 рис. 5.2)) в выделе 40 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».

Рис. 5.60. – Объект Р9 (рис. 5.2) полосы обороны русских войск. Земляные фрагменты окопов и наблюдательно-пулеметных блокгаузов первой линии русской обороны в выделе 40 квартала 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз». Общий вид, 2013 г. [61].


ИЛЛЮСТРАЦИИ

277

О – земляные фрагменты русских окопов

Рис. 5.61. – Схема размещения земляных фрагментов окопов и наблюдательно-пулеметных блокгаузов объектов Р10–Р12 (рис. 5.2) на переднем крае русской обороны в кварталах 17 и 26 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».

О – земляные фрагменты русских окопов

Рис. 5.62. – Схема размещения земляных фрагментов окопов объекта Р13 (рис. 5.2) (2-й линии) русской обороны в выделах 8, 9 в квартале 17 Новинского лесничества ГЛХУ «Телеханский лесхоз».


278

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 5.63. – Объект немецкой линии обороны. Один из самых крупных среди известных фортификационных объектов Первой мировой войны в Беларуси, д. Поречье Пинского района, 2008 г. [37].

Рис. 5.64. – Развалины одного из крупнейших объектов на берегу Огинского канала, 0,7 км севернее д. Твердовка Пинского района [61].


279

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Горбач Е.К. 2013 г. [37].

Горбач Е.П. и Омелящик Н.С. 2013 г. [37].

Саутин М.П. 2007 г. [37].

Рис. 3. – Представители коренных родов местного населения на Огинском канале.


Рис. 1. – Участники восстановительных работ в ходе реализации проекта «Выгонощанская фортеция» возле пулеметного дота (крупнейшего дота на всем рубеже Огинского канала) на бывшем плацдарме. Выгонощи, 10.2013 г. [37].

280 В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне


Рис. 2. – Участники оргкомитета по проекту «Выгонощанская фортеция» на семинаре в Выгонощанской школе в 2013 году. Слева направо: Красковская Р.М., Демянчик В.Т., Полуянович Н.М., Малинина М.Н., Кулич Т.Н., Мялик С.Я., Демянчик Т.Т., Храпицкая Л.И., Соляр Ю.Н., Демянчик Т.Г., Полуянович В.Г., Храпицкий М.В.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

281


282

В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Рис. 4. – Пулеметный дот на правом фланге Выгонощанского плацдарма.

Рис. 5. – Группа иностранных туристов из Венгрии и Англии на Огинском канале, 2013 г.


В.Т. Демянчик • Выгонощи в Великой войне

Review The book contains information about the events of World War I in the region near the Oginski Canal (Belarus), and about the state of the peoples and armies involved in the confrontation in this sector. The description of the events is presented in several time intervals: the beginning of the war, the trench warfareperiod and the end of confrontation. The book is provided with the extensive photographic and cartographic material, as well as a catalog of preserved fortifications. In the description of the initial period of the war more emphasis is given to the civil and military events of 1915 which preceded the consolidation of the position of the German army in the area the Oginski Canal: the retreat of the Russian army, the battle at Gortol, Logishin operation, Yaseldinsky fight and the sally at Kozik (described in detail by the poet Nikolai Gumilev – a participant of those events); the formation of the front line, breaking out of encirclement by some military troops;the emergence of positional troops. Besides the socio-cultural state of the local population is analyzed in this period, as well as the natural conditions that determined their lifestyle. This period is also characterized by a great number of refugees. In addition Swabian and Polessie cultures are compared and the reasons for misunderstanding and hostility between them are revealed. The trench warfare period is presented by the events in the vicinity of the Oginski Canal: the construction of the German and Russian defense lines, the building of fortifications. The author also describes the living conditions of military units and their relations with the local population, the influence of specific natural conditions in different spheres of activities of the armies: the economic activities (agricultural work, «export», hunting, fishing, the building of railways). Besides, the main military operations of this periodare indicated: raids, the battle at Tverdovka, Baranovichi battle, redeployments and cavalry battles. The author also describes the armament of trench troops, their engineering and technical security, communication service, mass media and propaganda. Special attention is also paid to suchactivities of educated people as science and literatureon either side of the front. The period of recession and the end of the confrontation is described by the following events: war weariness, the burden of Allied Agreements, the revolution in Russian and the change of priorities in the Russian army. The July storm, the bombardment of «blind shells», the soldier barter and fraternization also took place during this period. The final chapter describes post-war events in the vicinity of the Oginski Canal and the Vygonoshchanskoye region: the pullout of military forces, banditry, partisan movement. The First World War is characterized as «revolutionary» in comparison with previous historical wars and the author emphasizesthe «uniqueness» of the confrontation line on the Oginski Canal in general, and the fortification ensemble «Vygonoschi fortress» in particular.


Научно-популярное издание

Демянчик Виктор Трофимович Выгонощи в великой войне

Редактор Верстка Корректор

Г.М. Грибов Н.С. Матвеева Е.В. Капитанюк

Подписано в печать 31.07.2014. Формат 60×84 1/16. Бумага офсетная. Ризография. Усл. печ. л. 16,9. Уч.-изд. л. 16,3. Тираж 200 Заказ 2651. Издатель и полиграфическое исполнение: частное производственно-торговое унитарное предприятие «Издательство “Альтернатива”». Свидетельство о государственной регистрации издателя, изготовителя, распространителя печатных изданий № 1/193 от 19.02.2014. № 2/47 от 20.02.2014. Пр. Машерова, 75/1, к. 312, 224013, Брест.

Vygonoshchi in the great war  
Vygonoshchi in the great war  
Advertisement