Issuu on Google+

МИНОБРНАУКИ РОССИИ, ФГОУ ВПО “Казанский государственный архитектурно-строительный университет” На правах рукописи

Куликов Дмитрий Александрович

ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ РЕСУРСОСБЕРЕГАЮЩЕГО АРХИТЕКТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА

05.23.20 - Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата архитектуры Научный руководитель доктор архитектуры, профессор Г.Н. Айдарова

Казань - 2011


Оглавление Введение.......................................................................................................................5 Глава 1. Историко-теоретические предпосылки ресурсосбережения в архитектуре............................................................................................................11 1.1. Понятийно-терминологический аппарат..........................................................11 1.1.1. К определению понятия “ресурсы”. Классификация ресурсов..........11 1.1.2. Понятия ресурсоёмкая и ресурсосберегающая архитектура..............20 1.2. Систематизация теоретических взглядов - философский, иконографический и пространственный аспекты ресурсосберегающей архитектуры...............................................................................................................25 1.2.1. Генеалогия ресурсосберегающей архитектуры. Частные теоретические принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства..........................................................................25 1.2.2. Предпосылки ресурсосберегающей архитектуры, микро и макротенденции................................................................................................40 1.3. Взаимосвязь процессов потребления и организации архитектурного пространства..............................................................................................................45 1.3.1. Архитектура и потребление. Понятие “форма потребления”.............45 1.3.2. Коэволюция потребления и принципов организации архитектурного пространства..........................................................................48 Выводы первой главы...............................................................................................57 Глава 2. Выявление и интерпретация современного практического опыта ресурсосбережения в архитектуре...........................................................59 2.1. Практические принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. Анализ реализованных проектов в зарубежной и отечественной архитектуре..............................................................59 2.1.1. Практические принципы ресурсосбережения в традиционной 2


архитектуре........................................................................................................59 2.1.2. Практические принципы ресурсосбережения в современной архитектуре........................................................................................................65 2.2. Анализ и систематизация современных ресурсосберегающих технологий в архитектуре и смежных дисциплинах..............................................76 2.2.1. Современный опыт ресурсосбережения в смежных областях знаний (энергетика, транспорт, законодательство)........................................76 2.2.2. Современные ресурсосберегающие технологии в архитектуре.....................................................................................................82 2.3. Интерпретация и классификация ресурсосберегающих социальнопространственных систем........................................................................................88 2.3.1. Интерпретация понятия “гетеротопия” с позиций ресурсосберегающей пространственной системы.........................................88 2.3.2. Классификация ресурсосберегающих социальнопространственных систем................................................................................90 Выводы второй главы..............................................................................................101 Глава 3. Теоретическая модель ресурсосберегающего архитектурного пространства..........................................................................................................103 3.1. Принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства............................................................................................................103 3.1.1. Универсальные принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства........................................................................103 3.1.2. Концепция ресурсосберегающей архитектуры..................................106 3.2. Универсальная теоретическая модель ресурсосберегающего архитектурного пространства.................................................................................110 3.2.1. Универсальная теоретическая модель ресурсосберегающего архитектурного пространства (объектный, градостроительный, региональный уровень)...................................................................................110 3.2.2. Идеальная модель ресурсосберегающего архитектурного пространства....................................................................................................120

3


3.3. Концепция методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства..........................................123 3.3.1. Опытное моделирование. Апробация разработанных принципов ресурсосбережения в практическом и конкурсном проектировании...............................................................................................123 3.3.2. Концепция методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства..................................126 Выводы третьей главы............................................................................................130 Заключение.............................................................................................................132

Библиографический список....................................................................................136 Приложение А. Характеристика источников исследования................................152 Приложение Б. Графическая часть исследования................................................160 Приложение В. Акты внедрения результатов диссертации.................................191

4


Введение Актуальность и постановка проблемы исследования. В настоящее время, строительная индустрия потребляет до 60% всех добываемых ресурсов 1. Борьба за ресурсы всегда была причиной войн и конфликтов, как в прошлом, так и в новейшей истории. Исчерпание природных ресурсов это фактор коллапса цивилизаций. Глобальный экономический кризис 2008 года выявил проблему зависимости строительной отрасли от ресурсов в мировом масштабе2 . Города и поселения находятся в острой зависимости от энергии, воды, тепла [75]. Очевидно, что архитектура активно вовлечена в процессы потребления ресурсов. Существующие методы проектирования, основанные на ресурсоемких технологиях, не решают накопившиеся экологические вопросы, а л и ш ь р а з го н я ю т м а хо в и к п о т р е бл е н и я , в с е б о л ь ш е у с у г у бл я я функционирование городов. Наравне с этим, в мировой архитектурной теории и практике за последние годы появилось множество работ, которые можно рассматривать как становление нового архитектурного видения - “устойчивой архитектуры”. Однако следует констатировать, что принципы и иконография такой архитектуры не сформулированы. Осмысление нового вектора на практике происходит в узких рамках технологических инноваций. Между тем, логика развития архитектурного пространства наталкивает на альтернативное понимание ресурсосберегающей архитектуры как новой пространственной системы. На данный момент, методы проектирования ресурсосберегающего архитектурного пространства не сформированы [83]. Ресурсосберегающая архитектура не может более рассматриваться, как набор технических решений, с целью сбережения определенного процента энергии. Необходим тщательный анализ и систематизация опыта ресурсосбережения, как в архитектуре, так и с м е ж н ы х о бл а с т я х з н а н и й и п о с т р о е н и е ком п л е кс н о й м од е л и ресурсосберегающего пространства. В связи с отсутствием методологии проектирования ресурсосберегающего пространства и недостаточно развитой 1

По данным РААСН [59].

2

Строительная отрасль это наибольший потребитель земли, чистого материала и энергии, и главный производитель загрязнений и мусора (50% материалов, 40% энергии, 40% CO2, 50% твердых отходов) [85, с. 94-95; 100, с.7].

5


системой архитектурных знаний по данной теме, исследование приобретает особую актуальность [44, с.3], (рисунок 1 приложения Б). Теоретическая база исследования. Вопросы теории и истории архитектуры, теории градостроительства и эволюции архитектурного пространства применительно к проблематике ресурсосбережения и потребления рассматривались в работах: И.А. Азизян, И.А. Бондаренко, А.В. Бунина, А.В. Баженова, В.В. Владимирова, А.Л. Гельфонд, З. Гидиона, А.Э. Гутнова, В.Л. Глазычева, Ч. Дженкса и К. Кропфа, А.В. Иконникова, К.К. Карташовой, Я.В. Косицкого, А.В. Крашенинникова, Р. Коолхааса, И.Г. Лежавы, А. Лефевра, А.В. Рябушина, Т.Ф. Саваренской, К. Фремптона, Д.О. Швидковского, М.В. Шубенкова, З.Н. Яргиной и других. Теоретические аспекты ресурсосберегающей архитектуры затрагивались в работах российских авторов: Г.Н. Айдаровой, Л.Ю. Анисимова, В. Белоголовского, М.Л. Губанкова, В.И. Иовлева, Ю.М. Моисеева, С.А. Малахова, В.А. Нефедова, С.Б. Чистяковой, В.Л. Хайта и некоторых других. В трудах зарубежных авторов: П.В. Аурелли, Х. Ассебильо, Р. Бердетта, С. Боери, К. Бойера, П. Волларда и А. Джалали, С. Ван дер Рина, Б. Вэйл и Р. Вэйл, Ж. Клемана, П. Калфорпа, Ле Корбюзье, В. Мааса, Я. МакХага, В. МакДоноу, Ф. Освальда, А. Росси, Л.Г. Салливена, Н. Тодд, Д. Харви, и ряда других теоретиков. Философско-научная картина мира, исторические и социальные аспекты потребления в аспекте ресурсосбережения находят отражение в трудах: Ж. Бодрийяра, Ф. Броделя, В.В. Вернадского, В.Б. Вильковского, П. Вирильо, Л.Н. Гумилева, Д. Даймонда, Ж. Делеза, М. Кастельса, В.А. Киносьяна, Б. Лоотсмы, М. Мирджли, Н.Н. Моисеева, И.Г. Пригожина, П. Солери, С. Сассен, Э. Тоффлера, A. Тойнби, П. Уарда, С.М. Уилсона, Ф. Фукуямы, М. Фуко, М. Фукуока, С. Хокинга, Д. Хаттона, Р. Штейнера и других ученых. Инженерные, технические, технологические, прикладные решения и методики наиболее полно освещены в трудах архитекторов и ученыхинженеров: О.К. Афанасьевой, М.М. Бродача, О.Н. Ворониной, П.Н. Давиденко, А. Девиса, Ю.Н. Лапина, С.А. Молодкина, З.К. Петровой, Н.А. Сапрыкиной, С.Н. Смирновой, А.Н. Тетиора, Ю.А. Табунщикова, Т.В. Цихана, С.Б.

6


Чистяковой, Н.В. Шилкина, Р. Шуберта и многих других. Среди работ изучающих принципы оптимизации архитектурного пространства, практическим и экспериментальным ресурсосберегающим решениям следует выделить проектную и теоритическую деятельность архитекторов и арх.бюро: Е.В. Асса, А. Бродского, П. Бланка, Ш. Бана, Дж. Винса, Б. Данстера, К. Дея, П. Калфорпа, К. Курокава, Т. Кузембаева, И. Леонидова, Г. Маркута, Р. Пиано, Ф.Л. Райта, Ф. Рама, В. Собека, Б. Фуллера, Н. Фостера, Х. Фатхи, Г. Чанга, Р. Эрскина, К. Янга; Brendeland&Kristoffersen Аrchitects, Benish&Benish Аrchitects, Elemental, ONIX и других. Ключевыми, в разработках методических и проектных решений по комплексной оптимизации ресурсных систем, на современном этапе являются работы бюро MVRDV, биотехнологическая практика бюро R&Sie(n), социально-архитектурная школа Rural Studio. Диссертационных работ, соответствующих теме исследования, а также методик, проектных и теоретических моделей в области проектирования комплексного ресурсосберегающего архитектурного пространства как системы архитектурных принципов, не выявлено (приложение А). Цель исследования: выявление принципов организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. Задачи исследования: - выявление, систематизация и интерпретация теоретических принципов ресурсосбережения в архитектуре. Анализ и уточнение понятийной базы; - систематизация практического опыта ресурсосбережения в архитектуре и смежных дисциплинах, выявление и интерпретация практических принципов и моделей организации ресурсосберегающего пространства; - формирование универсальных принципов и разработка теоретической модели организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. Разработка концепции методиче ского подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства. Объект исследования: ресурсосберегающая архитектура реализованные объекты, пространства, теоретические модели и концепции. Предмет исследования: принципы, методы и модели организации 7


ресурсосберегающего архитектурного пространства. Границы исследования: объемно-планировочные, градостроительные, технологические, организационные, социальные, иконографические принципы ресурсосберегающей архитектуры. Хронологические границы обозначены развитием архитектуры XX–XXI вв. - периодом формирования проблематики ресурсосберегающей архитектуры. В отдельных случаях привлекаются данные широкого исторического диапазона. Гипотеза исследования: ресурсосберегающая архитектура - это современный этап эволюции архитектурного пространства в контексте трансформации модели потребления. В настоящее время, на основе универсальных принципов, возможно формирование комплексного ресурсосберегающего архитектурного пространства трех уровней: объектный, градостроительный, региональный. Методика исследования: источниками исследования являются литературные, проектные и графические материалы, а так же авторский перевод теоретических исследований. Комплексный подход для данного исследования включает: метод исторического, критического, графического и сравнительного анализа, метод систематизации на стадии изучения теоретического и п р а кт и ч е с ко го о п ы т а р е су р с о с бе р е же н и я ; м е тод а р х и т е кту р н о градостроительного моделирования на стадии разработки принципов и модели ресурсосберегающего архитектурного пространства (рисунок 2 приложения Б). Научная новизна исследования заключается в том, что впервые: - поставлена научная проблема формирования ресурсосберегающего архитектурного пространства. Раскрыт исторический и пространственноорганизационный аспекты понятия “ресурсосберегающая архитектура”. С этой позиции предложены определения: - “ресурсосбергающий потенциал пространства”, “ресурсосберегающий каркас”, “форма потребления”; - выявлены частные теоретические и практические принципы организации ресурсосберегающего пространства. Установлены социально-пространственные модели ресурсосберегающего пространства. Разработана периодизация и генеалогия ресурсосберегающей архитектуры; - разработаны универсальные принципы и теоретическая модель

8


организации ресурсосберегающего архитектурного пространства; - предложена концепция методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства, основу которого составляет реализация ресурсосберегающего потенциала локального пространства. Практическая значимость исследования заключается в продвижении знаний для новых подходов к методике архитектурного проектирования. Предложенные понятия, выявленные принципы, разработанные графические схемы, модели и концепция методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного простраства применимы в учебном и практическом проектировании. На защиту выносятся: - периодизация ресурсосберегающей архитектуры и уточненный понятийно-терминологический аппарат; - научные принципы и модель организации ресурсосберегающего архитектурного пространства; - положения концепции методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства. Апробация работы: по теме диссертации опубликовано 18 научных статей (3 в изданиях, рекомендованных ВАК). Работа была освешена при участии в 7ми международных и региональных конференциях (Томск’05, Казань’06-10, Санкт-Петербург’09, Шанхай’07). Результаты исследования реализованы в учебном проектировании КГАСУ на 3, 4, 5, 6 курсах по дисциплине “Архитектурное проектирование”, а также в лекционном и практическом курсах по кафедре теории и истории архитектуры “Современные методы архитектурного анализа”. Принципы организации ресурсосберегающего архитектурного про ст ранства были апробированы в дипломном проектировании по следующим темам: “Ресурсосберегающий поселок”, “Ресурсосберегающий жилой комплекс”, “Ресурсосберегающий модульный жилой дом в структуре ресурсоэффективного поселка”, “Архитектура мусора и рециклируемых материалов”, “Оптимизация водных ресурсов на примере г. Казани” и другие (приложение А). Принципы ресурсосбережения применялись

9


автором в проектной практике и конкурсных работах. По всем направлениям приложены акты внедрения (приложение В). В 2005 г. автором была выполнена дипломная научно-исследовательская работа “Концепция ресурсосберегающей архитектуры” (научный руководитель д.арх., проф. Г.Н. Айдарова), которая получила российское и международное признание - дипломы РААСН, МООСАО, ICIF, ARCHIPRIX. Выполненная работа послужила развитием настоящего диссертационного исследования. Объем и структура работы: диссертация состоит из текстовой части (195 с.), которая содержит введение, три главы, заключение, библиографию (265 наименований), и трех приложений, включающих 30 рисунков.

10


Глава 1. Историко-теоретические предпосылки ресурсосбережения в архитектуре 3

1.1. Понятийно-терминологический аппарат. Постановка проблемы “Я хочу поделиться теорией, которую недавно создал: - я занимался классификацией биологических видов, и пришел к выводу, что вы не млекопитающие... Ведь все животные планеты Земля инстинктивно приспосабливаются, находят равновесие со средой обитания. Но человек не таков, заняв какой-то участок, вы размножаетесь, пока природные ресурсы не будут исчерпаны. Чтобы выжить, вам приходиться захватывать все новые и новые территории. Есть один организм на Земле со сходной повадкой… Знаете какой? - Вирус”. А. Смит, “Матрица”

1.1.1. К определению понятия “ресурсы”. Классификация ресурсов Архитектура до XX века использовала традиционные ресурсы, такие как дерево, камень, металл, и другие материалы в основном естественного происхождения. В XX столетии мы стали свидетелями небывалого развития архитектурной науки, когда пространство создается изощренной компиляцией естественных, синтетических, информационных и других новейших ресурсов [99]. Мы не мыслим магазина одежды без трансляции в прямом эфире премьер новых коллекций, кофейни без возможности доступа в интернет и виртуального общения. Театр становится виртуальным, зарываясь глубоко под землю, иногда играя представления на улице и без зрителей. Третьяковская галерея 3

Цель первой главы - проследить эволюционное развитие потребления и ресурсосбережения в архитектуре. В первой главе рассмотрен комплекс терминов образованных понятиями “ресурсы” и “архитектура”. На материале более 150 проектов и концепций, выявлены, интерпретированы и систематизированы архитектурные теории в аспекте ресурсосбережения, определены частные теоретические принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. В историческом аспекте определена взхаимосвязь организации архитектурного просранства и процессов потребления р��сурсов. Таким образом, определены предпосылки ресурсосберегающей архитектуры как комплексной пространственной практики.

11


путешествует по миру, находясь одновременно в нескольких точках земного шара. Информация, к примеру, становится новым ресурсом определяющим пространственное восприятие объекта [7]. Строительная индустрия, и следовательно архитектура как ее выражение, использует до 60% всех добываемых ресурсов [59]. Задача сбережения ресурсов в архитектуре очевидна. В результате появления новых ресурсов меняются процессы потребления внутри общества, меняется пространственная логика, меняется архитектурная эстетика. Результат же исчерпания (природных) ресурсов это коллапс общества [30]. Что есть современное понятие “ресурсы”? Необходимо уточнить и определить базовый понятийно-терминологический аппарат. Рассматриваемое понятие включает в себя следующие аспекты: 1. Количественный аспект (ресурсный потенциал). Понятие “ресурс” появилось в то время, когда началась хозяйственная деятельность человека и возникла необходимость широкого и разнообразного использования природных богатств и объектов окружающей среды. “Ресурсы”, по данным БСЭ трактуется как “от франц. ressource - вспомогательное средство, денежные средства, ценности, запасы, возможности; источники дохода в государственном бюджете”. Энциклопедия, как и другие современные источники, трактует “ресурсы” как “блага” или в более широком смысле - “возможности”. Это первый, количественный аспект понятия, который в архитектурной науке (по З.Н. Яргиной) раскрыт через понятие ресурсного потенциала в предпроектном анализе территорий [79, с.170-171]. Существуют две противоположные теории оценки ресурсного потенциала [30, с.24]. Теория исчерпания природных ресурсов говорит о неизбежном наступлении природного голода. Эти варианты мировых моделей (в развитие теории Т. Мальтуса [86]) показывают, что в результате исчерпания природных ресурсов и растущего загрязнения в середине XXI века начнется кризис, рост населения сменится его сокращением, произойдет мировая катастрофа, коллапс [30]. Напротив, в теории У. Нордхауса говорится, что конечные минеральные ресурсы во много раз превосходят известные, и сроки их исчерпания составляют сотни и тысячи лет. Ископаемыми ресурсами человечество

12


обеспечено на длительные сроки, если не учитывать “экономику” их извлечения [66]. С одной стороны резкое сокращение ресурсов и минимальное потребление, с другой, сдержанное развитие и переориентация вектора потребления. Очевидно, каждая из них, различаясь противоположными трактовками, выявляет перемену в процессах (формах) потребления. В настоящее время, ресурсами становятся объекты искусственной среды обитания - актуален термин “next nature” показывающий как человеческая культура вызывает появление новой природы [100, с.13,17,41,55,97,115]. 2. Переменный аспект (историческая принадлежность) раскрывается в определении А. Минца4 , в котором он вводит историческую составляющую понятия, где каждому этапу развития общества соответствует тот или иной приоритет в ресурсах [52]. 3. Аспект актуализации (историческая актуальность). В ХХ веке процессы потребления резко ускорились - человек пересматривает ресурсные ценности. Например, появление технологии хранения энергии привело к дефициту лития, в будущем ученые прогнозируют “литиевые войны”, подобно ресурсным “нефтяным” войнам в Ираке [134]. В настоящее время все окружающие элементы цивилизации становятся ресурсами для архитектора. Дерево, соседний дом, газон, мусороуборочная машина, ее водитель, ее содержимое, утренняя газета. Этот список связей можно продолжать до бесконечности, главное его отличие – вторичность. В ситуации дефицита естественных ресурсов на первый план выходят “вторичные ресурсы”, к которым можно отнести все виды отходов, производимые культурой. С развитием технологий мы можем наблюдать быстрые процессы актуализации ранее не востребованных или мало используемых ресурсов. Это приводит к трансформации архитектурной среды и пространства в целом. В качестве нового аспекта нами выявлено свойство актуализации ресурсов, которое показывает критические точки в процессах потребления и самоорганизации пространства.

4

А.Минц: - “ресурсы - тела и силы природы, которые на данном уровне развития производительных сил и изученности могут быть использованы для удовлетворения потребностей человеческого общества в форме непосредственного участия в материальной деятельности, могут быть использованы в качестве средств производства и предметов потребления” [52].

13


4. Потенциальный аспект. В экономической теории выделяется класс потенциальных ресурсов это прогнозируемые, но точно не установленные ресурсы. Например, С. Хокинг полагает, что для сохранения видового превосходства и выживаемости, человеку потребуется усовершенствование своего вида методом генной инженерии, он подчеркнул, что людям следует как можно быстрее колонизировать другие планеты, так как в обозримом будущем существование на Земле станет невозможным [155; 241]. С. Хокинг и Ф. Фукуяма рассматривают ресурсы генной инженерии как потенциальные [73]. Передовые научные, социологические, архитектурные, экономические исследования, так же опираются на возможности потенциальных ресурсов (новые материалы, технологии и пространства) [67]. У каждого пространства есть свой уникальный ресурсный потенциал и состав. В отечественной архитектурной науке разработана методология его оценки, анализа и использования5 . По З.Н. Яргиной, вектором этих исследований является приоритет развития, т.е. наращивания производства и расширение агломераций. В то же время, формирование экологически уравновешенных систем это принципиально новая задача градостроительной науки [80, с.40-41]. В этом заложено очевидное противоречие. Истощение ресурсов и вследствие этого изменение режима потребления пространства, а в некоторых случаях полная деградация экосистем (например, убывающие города Австралии [30, c.535]) это результат ориентированной только на развитие экономики. Необходимо изменение направления развития архитектурноградостроительных систем, с этих методологических позиций необходим поиск новых уравновешенных моделей потребления и организации архитектурного пространства. В отечественной науке предпроектный анализ территории основан на оценке ресурсного потенциала (как комплекса ресурсов) с целью определения “сценария” использования пространства [80; 79, с.170-171, с.183]. Для этого используется понятие “экологической емкости территории”, которое определяется по минимальным показателям ресурсов, имеющих стратегическое значение. В контексте исследуемой темы необходимо расширить определение 5

это исследования З.Н. Яргиной, В.В. Владимирова, К.К. Хачатрянц, К.К. Карташовой и других [79, 80].

14


“ресурсного потенциала пространства” и обозначить его новый аспект “ресурсосберегающий потенциал пространства”, который будет определен нами через следующую рабочую дефиницию: Ресурсосберегающий потенциал - это комплекс первичных и вторичных ресурсов и объектных систем позволяющих устанавливать особый ресурсосберегающий режим функционирования пространства. Отталкиваясь от полученного понятия и выявленных аспектов ресурсного потенциала, нами уточнена существующая классификация ресурсов и определены классы ресурсов сберегающей архитектуры (рисунок 3 приложения Б). Основой разработанной классификации служили данные, где наиболее фундаментальный характер имеют классификации ресурсов на основе их генезиса и способа использования [49; 50; 61]. В разработанной нами таблицe даны классификация ресурсов, в которой отражены следующие аспекты: первичные ресурсы; вторичные ресурсы; невозобновляемые ресурсы; относительно возобновляемые ресурсы; возобновляемые ресурсы; неисчерпаемые ресурсы; потенциальные ресурсы; актуализированные ресурсы; ресурсы исторического этапа. На основе метода сопоставления определено: ресурсами сберегающей архитектуры служат: альтернативная энергетика как основа новой энергетической концепции развития урбанистических систем; информация или массивы данных как проектный инструмент, отходы цивилизации или мусор как новые строительные ресурсы, древесина как основной возобновимый строительный ресурс. Рассмотрим их подробнее: Древесина. Выделение строительной древесины среди возобновляемых ресурсов (например, таких как солома, камыш, дерн, земля и пр.) обосновано тем, что древесина издревле это самый распространенный и основной строительный материал [30]. Древесина обладает конструктивными характеристиками (заполнение, облицовка, узлы крепления), несущими свойствами (каркасный или срубный тип), декоративно-художественными (эстетика). Доступность, легкость обработки, экономичность, простота и скорость монтажа, свободная транспортировка, экологичность, хорошие эксплуатационные характеристики,

15


рециклируемость, чувственная эстетика сделали древесину господствующим строительным материалом по всему миру. Каждая культура имеет свои собственные архетипы деревянного зодчества [2]. Наработаны способы выращивания строевого леса и технологии безотходного производства древесных материалов. Что делает древесину неисчерпаемым ресурсом. Эти характеристики в соединении с современными способами обработки, технологиями монтажа, разработанными поколениями плотников, сейчас делают древесину одним из наиболее важных ресурсов архитектуры. В исследовании П. Буханана и К. Фремптона показано, что древесина является наименее энергетически затратным (640 киловатт-час на тонну) и возобновляемым материалом (специальные возобновляемые посадки). Самым близким к дереву по экономии энергии является кирпич (4х), бетон (5х), пластик (6х), стекло (14х), сталь (24х), алюминий (126х) [72]. В настоящее время, строительство из древесины выходит на городской индустриальный уровень. Норвежское бюро Brendeland&Kristoffersen строит жилые дома из древесины до 7 этажей6. Есть примеры проектов высотных домов до 20 этажей [175]. Работы бюро JVA Architects [165], ONIX [9, c.170– 173], Reilulf Ramstadt Architects [205], так же подтверждают тезис о древесине как новейшем строительном материале и важнейшем ресурсе сберегающей архитектуры. Такие примеры современной эстетики деревянной архитектуры как “Барвиха Luxury Village”, деревянный небоскреб Н. Сутягина в Архангельске [203], работы мастерской Т. Кузембаева выражают преемственность традиций деревянного зодчества в отечественной архитектурной практике на высшем профессиональном уровне [173]. Отходы. По философии Ж. Бодрияра, в настоящее время проблема отбросов стала всемирной. Увеличение материальных отбросов это симптом действия более глобального процесса структурной логики идеального программирования, распространившейся на все уровни жизни7 . Логика идеальных структур 6

По материалам персонального сайта студии - http://www.bkark.no

7

М. Хазанов: - “Я убежден, что все, что мы строим, – это мусор. Мусор, который через 30 лет устареет морально, а через 50 физически. Это не стены классицизма, не то, что должно стоять вечно, это упаковка сегодняшней жизни, которую выбросят, когда эта жизнь кончится. Именно это дает нам право на ошибки и эксперимент” [Журнал “Власть” № 23 (576) от 14.06.2004].

16


рождает качественно иное восприятие старого - возводит его в отбросы, происходит отмирание про странства (свалки, убывающие города, опустынивание территорий) [14]. Подводя итог, Бодрийар делает следующий вывод: “Критическая масса отходов приводит к разрушению системы социальных отношений и качественной внутренней реорганизации общества”. Архитектор Д. Льюис рассказывает о многоквартирных домах в Майами, которые были снесены уже через десять лет после их строительства. Улучшенные системы кондиционирования воздуха в новых зданиях уменьшило число желающих снять квартиры в этих “устаревших” домах [67]. Следуя этой логике, а также действительным фактам статистики можно говорить о появлении нового класса ресурсов - отходы цивилизации. Ресурсы отходов становятся одним из элементов современного подхода к проектированию архитектурного пространства. Рассмотрим несколько характерных примеров. Одним из них является метод создания художественной гетеротопии. Американской военный город Марфа это заброшенная территория, с которой ушли войска, оставив архитектуру, лишенную индивидуальности, т.е. пустые здания казарм, гаражей и т.д. Художник Д. Джадд преобразовал покинутый город своим искусством, заполнив пространства инсталляциями, он полностью их переосмыслил. В результате этого, туда снова пришли люди, и пространство наполнилось жизнью [132]. Архитектура как инсталляция - мощнейший источник пространственного смысла. Она делает любое место уникальным, создает новый духовный ресурс развития. Эта концепция развивается в творчестве архитектора А. Бродского, где строительный мусор и отходы становятся элементами инсталляций, интерьерного про странства, архитектурных проектов [114]. Пример архитектуры из мусора в экстремальных условиях это проект арх. Ш. Бан. В разрушенном Кобэ он спроектировал квартал временных бумажных домов на одну семью. Фундамент - ящики из-под пива, наполненные песком, стены - картонные трубы с врезанными окнами и дверью, крыша - пластиковый полупрозрачный тент [94]. Опыт неформальной архитектуры предлагает “отходы” как эстетическую форму, и архитектор все чаще обращается к этому опыту. Поселения хиппи, дачный самострой, эпатажная архитектура, поп-арт - это цепочка показывает изменение

17


архитектурной эстетики, переходя от противостояния, к искусству [37]. Появление нового ре сурс а (мусора) влечет создание новой инфраструктуры и типологических единиц (например, комплексы переработки, сбора, сортировки отходов) интегрированных в городскую структуру или даже в здания и комплексы. Необходимо переосмысление объектной системы “отходы”. Разработка методов и способов комплексного использования отходов в построении ресурсосберегающего пространства даст возможности в решении следующих задач: снижение биологического загрязнения города и прилегающих территорий (экологический аспект); реанимация заброшенных территорий и получение дополнительных пространств развития города (пространственный аспект) [100, с.4-5]; получение дешевой энергии - биогаз, ресурсная независимость города (экономический аспект). Отходы необходимо рассматривать как новый фактор и ресурс архитектуры, важнейший аспект ресурсосберегающего потенциала пространства [85, с.16-21]. По Э. Тоффлеру невольное производство мусора это характерная черта обще ства переживающего переходную стадию [67], что подтверждает аспект актуализации этого ресурса. Информация или массивы данных. Мы ощущаем жизнь иначе, чем наши предшественники, ощущаем ее через “дисплей” - универсальный инструмент получения и передачи информации. В диссертации Л.С. Ахмедовой выявлена эволюционная роль информационных ресурсов в трансформации визуального поля города [7]. В дополнение к установленным особенностям, нами обозначены два аспекта информационных ресурсов, которые позволяют рассматривать их как ресурсы сберегающей архитектуры [85, с.2-5]: Первый - интеграционно-пространственный аспект раскрывается в использовании дополнительного или вспомогательного виртуального пространства, куда переносятся некоторые функции и процессы, которые раньше были объектами физической среды. Таким образом, высвобождается физическое пространство. Примерами могут быть новые типологические единицы (медиатеки) связанные с получением, обработкой, хранением и передачей информационных ресурсов. Архитектор Т. Ито рассматривает их как

18


медиа-проводник демонстрирующий процесс “врастания” здания в информационную среду [122; 193]. Концепция виртуального сбережения ресурсов была выдвинута Д.Р. Сафиуллиным, в проекте “Иллюзия”. Его концепция построена на консервировании территорий путем создания виртуальных объектов визуально поддерживающих, развалившуюся структуру города, сохраняя территории для будущего рационального использования [170]. Второй - методико-проектный аспект раскрывается в применении массивов информационных и статистических данных в оценке ресурсного потенциала пространства, идет речь о новом архитектурном проектноаналитическом инструменте. Студия MVRDV создает программное обеспечение, которое можно назвать новой стадией автоматизации проектного процесса8 .

Например, программа “Function-mixer” позволяет конструировать

объем и форму объекта из набора заданных функций в соответствии с установленным регламентом использования территории. Программа “Optimixer” позволяет использовать информацию интернета, обновляющуюся в режиме реального времени. Программа “Volumemaker” работает с существующим городским пространством и помогает ориентироваться в городской ткани и каркасе. Программа “Berlagemixer” изучает комплексные статистические данные города. Программа Masterprogrammer работает с функциональным составом города, позволяя моделировать его организацию. Программное обеспечение предпроектой стадии - “Inframaker” анализирует исходные данные конкретной территории и будущего объекта проектирования. Программа “Access Optimizer” исследует взаимоотношения и корреляции физической городской массы и инфраструктуры. “Regionmaker“ помогает конструировать сценарии развития регионов. Программа “Climatizer” показывающая влияния выбросов CO2 на состояние планеты [96, с.1258-1355]. Эти виды инструментов анализа и моделирования рассматриваются нами как новый метод проектирования. Значимой частью этого подхода является поиск оптимального ресурсного решения. Примером реализации этого метода является проект “Yokohama International Port Terminal” бюро FOA. Объект был спроектирован согласно сгенерированной компьютером модели, на основе 8

В качестве первой стадии нами рассматриваются програмные инструменты плоскостного и объемного моделирования, такие как CAD-системы, 3D-системы.

19


заложенных в него данных [32]. В результате проведенного анализа можно сделать предварительное заключение: - обозначен новый аспект понятия ресурсного потенциала пространства “ресурсосберегающий потенциал пространства”; - выявлена основа ресурсосберегающего потенциала э��о следующие ресурсы: древесина, альтернативная энергетика и два новых класса ресурсов отходы и информация. Таким образом, обозначен новый методический аспект архитектурного проектирования; - развитие архитектурной эстетики, формообразование, принципы и организация пространства зависят от используемых ресурсов. Таким образом, главными элементами дискурса ресурсосбережения в архитектуре следует обозначить понятийные системы: ресурсов, пространства и потребления. 1.1.2 Понятия ресурсоёмкая и ресурсосберегающая архитектура По Ч. Дженксу 9, наряду со становлением экологического императива в мировой архитектуре, мы можем наблюдать и новый виток ресурсоёмкой архитектуры - это здания-достопримечательности, в архитектуре которых пропагандируется культ общества потребления [32, с.104]. Р. Коолхаас 10 приходит к выводу такая тенденция это следствие режима рыночной экономики и провозглашает манифест Junkspace - “отмирающее безликое пространство” как последствие этого режима [41; 38; 88, с.370-372]. Замусоренность, хаос городской структуры, потеря идентичности - это негативные результаты установления режима нацеленного на гиперпотребление. З. Гидион называл эту тенденцию – “Playboy architecture” [27]. В связи с установлением концепта “устойчивое развитие”, по мнению П. Николина устанавливается новая модель городского развития в которой главным является элитарный стиль жизни. В пример он приводит жилой район 9

Ч.Дженкс: – “Архитекторы проектируют странные, провоцирующие на интерпретацию формы, как если бы архитектура превратилась в одно из направлений сюрреалистической скульптуры. Результат порой представляет собой не более чем непомерно разросшееся псевдоискусство” [32]. 10

Р.Коолхаас: - “Мы пришли к выводу, что рыночная экономика является своего рода режимом. Как любой режим, он полностью изменяет природу города” [41; 42].

20


“Вилла Джулия” спроектированный Н. Фостером. Вывод, который делает Николин, парадоксален - элитарный псевдо-экологический стиль жизни приводит к разрушению социальной ткани и сформированных связей внутри города [55]. Таким образом, “устойчивая архитектура” также может быть разрушающей. Концепция “устойчивого развития” становится инструментом в пропаганде потребительского и ресурсоемкого образа жизни. На данной стадии в качестве теоретического полюса исследования необходимо ввести “антиконцепт”, который обозначен термином “ресурсоемкая архитектура” и определен нами через следующую дефиницию: Ресурсоемкая архитектура это архитектурная система, разрушающая ресурсный потенциал пространства (социальный, количественный, экологический). В основе ресурсоемких архитектурных систем лежат со ц и а л ь н ы е , э ко н ом и ч е с к и е и т е х н ол о г и ч е с к и е с т а н д а р т ы н е сбалансированного потребления. В мировой архитектурной науке на протяжении последних 25 лет11 развиваются принципы “устойчивого развития” [86]. В зарубежной теории такого понятия как “ресурсосберегающая архитектура” нами не выявлено. В отечественной науке официальное появление термина “ресурсосберегающая архитектура” можно связать с ежегодным съездом РААСН 2003 года по теме “Ресурсо- и энергосбережение как мотивация творчества в архитектурностроительном процессе” [59]. Нами рассмотрены существующие трактовки понятия “ресурсосберегающей архитектуры”. По энциклопедическим данным главный смысл понятия “сбережение”12 это забота о “возможности” будущего развития. Здесь находит отражение главный принцип западной концепции “устойчивого развития”, т.е. ресурсосберегающую архитектуру можно рассматривать как отечественный аналог этого понятия. Специфика же этого термина проявляется в большом количестве определений и концепций. До сих пор сохраняется неясность в терминологии, а следовательно теоретическая размытость проблемы. 11

Концепция официально озвучена в 1987 году в докладе “Our common future” на съезде ООН [86].

12

Сбережение – беречь, хранить, оберегать, прятать, жалеть и заботиться, щадить, сберегать, копить, холить, отстаивать, безопасить, угощать, заслонять, защищать, избавлять, ограждать, охранять, подстраховывать, предохранять, прикрывать, сохранять, страховать, уберегать [БСЭ].

21


Научного определения “ре сурсо сберегающей архитектуры” в литературных источниках не выявлено. Наиболее близкое понятие дает П.Н. Давиденко, он пишет: - “Ресурсосберегающие жилые образования - это жилая застройка и здания, в которых используются возобновляемые источники энергии, экономятся расходы электроэнергии, воды, газа, твердого и жидкого топлива, при этом экономятся расходы энергии не только на эксплуатацию, но и на производство строительных материалов и изделий, применяются безотходные или малоотходные инженерные технологии” [120]. В этом определении рассматривается только количественный и технологический аспект ресурсосбережения. В настоящее время, в науке сложилось представление о ресурсосбережении как о наборе инженерных решений. Ю.А. Табунщиков, дает определения существующим концепциям, среди которых он выделяет наиболее важные: энергоэффективное здание с низким энергопотреблением, здание с ультранизким энергопотреблением, здание с нулевым использованием энергии; пассивное здание; биоклиматическая архитектура; здоровое здание; интеллектуальное, “умное” здание; здание высоких технологий; экологически нейтральное здание; жизнеудерживающее здание [147]. Во всех приведенных концепциях подчеркивается инновационность технологических и конструктивных решений применяемых для обеспечения микроклимата здания, снижения эксплуатационных затрат, снижения экологической нагрузки на город. Такая трактовка архитектурной парадигмы не отличается от установок общества потребления и является продолжением ресурсоемкого вектора развития архитектуры (второй главе диссертации нами подробно рассмотрен этот подход к ресурсосбережению). Ни одно из существующих определений не оперирует ни комплексным ресурсосберегающим пространством, ни переменой образа жизни человека, ни гуманным и нравственным подходом, более того технологический вектор развития приводит к преобладанию “техно” эстетики архитектурной среды. Проекты технологического подхода показывают13 , что лишь использование набора инженерных решений не является комплексным архитектурным 13

Ю.А.Табунщиков о проекте реконструкции жилого дома в Копенгагене: “Проектом предусматривалось использование конструкции “солнечной стены” и со стороны фасада, выходящего на улицу, однако это решение было отвергнуто главным городским архитектором как неприемлемое с архитектурной точки зрения” [144].

22


решением, и следовательно ресурсосберегающей архитектурой называться в полной мере не может [144]. Поиски новой иконографии, архитектуры и эстетики ресурсосбережения, их принципов и методологии только начинаются. Другой взгляд демонстрируют исследования Г.Н. Айдаровой14 . В них через становление альтернативной культуры (посттехногенного общества), закладываются опорные точки новой парадигмы ресурсосбережения в следующих аспектах: минимальное потребление природных ресурсов, изменение модели потребления, пересмотр духовных и физических возможностей [3; 4]. Таким образом, очевидно, что единого и устоявшегося определения ресурсосберегающей архитектуры на данный момент не существует. С одной стороны ресурсосбережение видится как набор инженерных решений, с другой ресурсосбережение это альтернативная культурологическая парадигма. Для данного исследования нам необходимо ввести базовое понятие. На основе определенного нами пространственного аспекта - “ресурсосберегающий потенциал пространства”, в качестве гипотезы нами предлагается следующая дефиниция: Ресурсосберегающая архитектура - это комплексная ресурсно сбалансированная пространственная система объектного, градостроительного и регионального уровня, выражающая организацию потребления. В основе функционирования ресурсосберегающего пространства лежат принципы соответствующие его ресурсному и ресурсосберегающему потенциалу. Таким образом, в дополнение к технологическому и культурологическому аспектам в научный оборот вводится трактовка ресурсосберегающей архитектуры как пространственной системы. Такая пространственная система преобразует социальные и материальные отношения, т.е. образует систему потребления, как вектор развития и взаимодействия человека, искусственной и

14

Г.Н.Айдарова: - “Альтернативой ресурсоемкой архитектуры должна стать ресурсосберегающая архитектура. Что же это такое? Это искусственная среда, потребляющая минимум природных ресурсов при максимуме эксплуатационного и эстетического эффекта. Движение к ней повлечет изменение модели потребления современного человека, стереотипов его мышления, жизненных стандартов, пересмотр этических норм, духовных и физических возможностей” [3].

23


природной среды. Основа такой системы это специфичный сценарий ресурсосберегающего развития. Главное отличие “ресурсосберегающей архитектуры” от “экологической архитектуры” заклю��ается в изменении взгляда на роль человека и отношение к комфорту. Физическая среда зависит от локального ресурсного потенциала, т.е. определяющей в выборе архитектурных решений становится система ресурсных ограничений. В экологичной архитектуре главным аспектом является максимальный комфорт человека т.е. оптимальный микроклимат, минимальный процент эмиссии, чистое пространство, в независимости от того какими ресурсами это достигнуто. Ре сурсо сберегающая и ре сурсоемкая архитектура это две противоположные тенденции. Находясь в процессе коммуникации, при столкновении они рождают различные подходы к проектированию пространства. В среде практиков и теоретиков возникает проблема поиска новых фундаментальных стратегий развития городов и архитектурной среды [32]. В связи с этим, важно знать - какое место занимает ресурсосберегающая архитектура в общей эволюции архитектурного пространства? В следующем разделе диссертации нами будут рассматриваться историко-теоретические предпосылки “ресурсосберегающей архитектуры” как пространственной формы.

24


1.2. Систематизация теоретических взглядов - философский, иконографический и пространственный аспекты ресурсосберегающей архитектуры “Мы начинаем осознавать тот факт, что проблему развития городов нужно решать в глобальном масштабе. Города оказывают на окружающую среду колоссальное воздействие, определяемое и демографической динамикой и объемом потребляемых природных ресурсов”. Ричард Бердетт 15

1.2.1. Генеалогия ресурсосберегающей архитектуры. Частные теоретические принципы организации ресурсосберегающего пространства В 2008 году, на XI Венецианской Бьеннале Архитектуры в кураторском разделе выставки “Manifestos”, были представлены 27 концепций от ведущих архитекторов, мировых звезд, формирующих образы и идеи архитектуры будущего. Единственный из них, который затрагивает проблематику ресурсосбережения - это программа “Физиологической Архитектуры” арх. Ф. Рама [130, с.169-170]. Настораживающий факт. Парадигма устойчивости насчитывает более 25 лет официального статуса и всю историю архитектуры вне классификаций [86]. Какой генеалогией обладает ресурсосберегающая архитектура? Что можно рассматривать как архитектурные принципы и методики организации ресурсосберегающего пространства? Ниже представленный раздел, это выявленный и интерпретированный теоретический пласт ресурсосберегающей архитектуры, представляющий собой другие, в отличие от венецианских - 27 ресурсосберегающих теоретических концептов, созданных и развивающихся, в своем большинстве, с конца XIX века на протяжении ХХ века по настоящий момент. Основой для разработанной генеалогии послужили два крупных теоретических исследования. В исследовании Ч. Дженкса и К. Кропфа обозначено направление 15

Директор 10-ой Архитектурной бьеннале “Города, архитектура и общество” [11, с.151].

25


“экология постмодерна” 16 и приведены 14 архитектурных манифестов, с 1969 по 1993 гг. Комплексное исследование истории “устойчивости” П. Воларда и А. Джалали касается социальных, экономических, утопических, пространственноархитектурных аспектов и обозначает временные границы рассматриваемой нами проблематики ресурсосбережения [86; 100, с.33-40]. Другие исследования послужили источниками вспомогательной информации17 . Рассмотренные концепции не всегда позиционируются их авторами как ресурсосберегающие. Однако, они содержат в себе методические решения, наличие которых делает их важными точками в обозначенном нами пространственном аспекте развития ресурсосберегающей архитектурной мысли. Некоторые теории нашли свое воплощение в постройках, другие остались нереализованными манифестами. Выявленный опыт понимается нами как частные теоретические принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства, которые рассмотрены в следующих аспектах (рисунок 4 приложения Б): - пространственно-методический аспект, заключается в выявлении и интерпретации теоретических принципов организации ресурсосберегающего архитектурного пространства; - хронологический аспект раскрывается в исторической периодизации теории ресурсосберегающей архитектуры и фиксирует ее ключевые моменты; - историко-архитектурный аспект, раскрывается в эволюционном развитии ресурсосберегающей теории, и фиксирует ее общие закономерности в архитектуре; - философско-социальный аспект направлен на выявление систем философских взглядов в контексте социологии и экономики, сопровождающих развитие архитектуры и эволюцию архитектурного пространства. В хронологическом аспекте выявленные теории классифицированы на три основных периода, что в целом соответствует существующим обобщениям [38; 37; 27]. В сравнении с предлагаемой хронологией В.И. Иовлева, где автор 16

Post modern ecology [88, с.133-167].

17

Материалами для интерпретации частных принципов также были комплексные исследования истории архитектуры ХХ века А.В. Рябушина [62], А.В. Иконникова [37], И.А. Азизян [1], В.И. Иовлева в экологическом аспекте [38], З. Гидиона [26] и других.

26


рассматривает близкий к теме - экологический аспект трансформации методов построения архитектурного пространства, нами выявлены критические точки, которые четко разграничивают один период от другого. Рассматриваемая Иовлевым эволюция архитектуры с экологической точки зрения вбирает в себя широкий спектр архитектурных аспектов и теорий18 . В отличии от этого, выявленные частные принципы рассмот рены только с позиций ресурсосбережения, что позволяет обобщить их на основе трансформации одной характеристики. Нами определены следующие периоды: 1. Допроблемный период. Первый период берет начало с древнейших времен до 1900 года. В архитектуре не ставится вопроса о экологических последствиях антропогенной деятельности. К периоду мы относим 5 принципов (1-5). 2. Период формирования экологического императива в архитектуре. Второй период определяется появлением концепции органической архитектуры Л. Салливена и Ф.Л. Райта [37]. Таким образом, нижнюю границу можно обозначить 1900 годом. В философии это связано с выдвинутой К. Циолковским теорией единства Земли и космоса [40]. С этого момента архитектурная теория и практика развивается в разных направлениях и вырабатывает подчас противоречивые методологии, которые в малой степени затрагивают проблемы экологии и ресурсосбережения, но тем не менее, формируют поле инструментов и пространственно-архитектурных принципов [27]. К периоду мы относим 15 принципов (6-20). 3. Период формирования ресурсосберегающ его императива в архитектуре. Третий период берет отсчет с 1987 года. Он связан с выдвижением концепта устойчивого развития, вызванного пониманием мировым сообществом того факта, что антропогенная деятельность в XX веке нанесла непоправимый ущерб планетарным экосистемам и ставит проблему выживания человеческого рода [86]. С этого момента внимание научного и архитектурного сообщества концентрировано 18

В.И.Иовлев: - ”Анализ динамики представлений на основе понятий “реальное”, “перцептуальное”, “концептуальное”, “ментальное”, “виртуальное” пространство, проведенный в работе, позволил выявить изменение связей человека и среды, вектор которых с течением времени становится всё более ориентированным на человека и информационные технологии” [38, с.16].

27


обращается к проблемам ресурсосбережения, устойчивой экономики, потребления и экологии как состоянию природного пространства и экосистем. Ставится проблема ресурсного баланса пространства. Вырабатываются философские, экономические и архитектурные инструменты организации комплексного ресурсосберегающего пространства. К периоду мы относим 7 принципов (21-27). Разработанная схема представляет собой комплексную генеалогию ресурсосберегающей архитектуры и состоит из следующих 27 частных теоретических принципов организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. Рассмотрим каждый из них подробно в просранственнометодическом аспекте: 1. Принцип создания здания иконы - манифеста ресурсосберегающей архитектуры, значимого объекта городской среды, пропагандирующего ресурсосберегающее пространство посредством образа. (Принцип Т119). В период 605-562 д.н.э. появилась первая пространственная единица, потрясающая воображение человека, и вносящая в образ древнего города мощный иконографический жест. Висячие сады Семирамиды, одно из 7 чудес, можно рассматривать как концепцию здания иконы - активно озелененного общественного (жилого) пространства. Дворец Новохудоносора, показывает не столько пространственный принцип, сколько манифест и образ, - главное здание в городе должно пропагандировать ресурсосберегающую систему потребления. Здесь архитектура выражает политическую идею. 2. Построение компактной социально-политической формы потребления пространства (Принцип Т2). Вторым историче ским арте фактом ресурсосбережения, сочетающим в себе несколько аспектов (социальнополитический, пространственно-организационный, экономический), является концепция утопического города. На протяжении истории многими учеными, мыслителями и архитект��рами20 создавались концепции утопического городаобщества, их пространственной формой как правило была простая 19

Условное обозначение выявленных принципов и моделей (здесь и далее); используется в 3-ей главе диссертации [табл. 4] при определении универсальных принципов организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. 20

Платон, Т. Мор, Т. Компанелла, А.Д.Улыбышев и многие другие [22, с.210].

28


геометрическая фигура - круг, квадрат и др. [78, 37]. Даже пространственная концепция рая (града небесного) предстает в форме квадрата21 . В современной архитектурной теории этот принцип развивается в работах бюро DOGMA [8]. Ресурсосберегающий аспект, скрытый в концепции формального города-утопии это локализованное архитектурное пространство с заложенной минимальной программой потребления, представляемое как соединение социальных, экономических, политических и архитектурных элементов. 3. Линейный город как градостроительная форма системы расселения, объединяющая функционально-пространственный, социальный и экологический аспекты пространства (Принцип Т3). Выдвинутая арх. Сорией-и-Мата (1882) концепция линейного города, развивалась в идеях советских зодчих 20-30-х годов (Бр. Веснины, И.И. Леонидов, Н.А. Ладовский), в идее линейной агломерации (айкуменополис) арх. К. Доксидиадиса (50-ые), затем в 70-х годах в концепции “Tokyo-Bay” арх. К. Танге [37]. Наиболее полное осмысление эта концепция нашла в проекте линейного города “Транс-Россия” И.Г. Лежавы (2005) [126]. Расс еление людей вдоль магист ра лей превращает урбанистическую систему в город-парк, который ограничен территориально с двух сторон естественной природной средой. Линейная система расселения ликвидирует противоположность между городом и деревней [104]. Ресурсосберегающий принцип раскрывается через планировочный прием и ограничение линейной формой территориального расползания городской ткани (ограниченное влияние на экосистему). 4. Включение сельскохозяйственных зон в структуру города (Принцип T4). В 1890 году экономический кризис в Америке дал начало масштабному выращиванию сельскохозяйственной продукции в черте города, ранее свободной от таких функций. “Potato Patches” вошли в историю мировой культуры как прецедент массового городского сельского хозяйства [241]. В настоящее время на рубеже XX и ХХI веков, в условиях масштабной урбанизации, снова возникла потребность в производстве с/х продукции на местах ее потребления. Ресурсосбережение в этом случае достигается за счет экономии затрат на доставку, а также улучшения микроклимата зданий и 21

В интерпретации Л.А. Балакиной [109].

29


городских пространств. Группа проектов, таких как Жилищно-аграрный комбинат бюро Gordon Graff [128, с.132-133], Городская ферма бюро Work AC [128, с.136-137], Парк-супермаркет Рандштадт бюро Van Bergen Kolpa Architecten [9, с.130-133] показывают, что городское сельское хозяйство22 становится новой типологией пространства [128, с.117; 159]. 5. Город-сад как единица системы расселения (Принцип T5). Город-сад23 это социально-экономическая стратегия проектирования жилого парка (кооперативное хозяйство), которая трактовала ландшафт в качестве главного смыслового ядра. Идея была реализована в проектах Letchworth Garden City (1903), Welwyn Garden City (1920), Forest Hills Garden (1908) [241]. Концепция города-сада нашла отражение в модели децентрализации системы расселения “Broad-acre City” арх. Ф.Л. Райта (1932 г.) [37, 27]. Райт полагал, что современные средства коммуникации снимают потребность любых форм централизации. Антропогенное окружение должно быть равномерно распределено по территории страны, а архитектурные композиции, выводимые из неповторимых особенностей места, противопоставляются “машинам для жилья”. Ресурсосбережение достигается за счет слияния искусственной и естественной среды и экологической проницаемости архитектурного пространства. 6. Органическая архитектура (Принцип Т6). Л. Салливен положил начало одной из самых значимых в архитектуре ХХ века концепций. Идея органической архитектуры, заложенная в тезисе “форма следует функции”, развита Ф.Л. Райтом24

в архитектуре домов-прерий [37]. В концепции

“органичного перетекания пространства” потребности места определяют архитектурную задачу и ее решение, т.е. формируют сценарий и программу. Например: строительные материалы должны соответствовать среде; планировочные и формальные решения подчиняются принципам свободной планировки, органично вписываясь в ландшафт. Таким образом, здание и окружение становятся единой равновесной пространственной системой. 22

Urban–farming [128, с.136-137].

23

Концепция описана арх. Э. Говардом в книге “Города сады будущего” (1898 г.) [27].

24

А так же А. Аалто и П. Цумтором на современном этапе.

30


Ресурсосбережение достигается за счет локализации архитектурного пространства. 7. Био-производственная система на основе метода биодинамического (органического) сельского хозяйства как стратегия развития ресурсного потенциала пространства (Принцип Т7). Биодинамическое с/х Р. Штейнера25 (1924) это система ведения натурального хозяйства, основанная на изучении природных циклов и сезонных колебаний локальной экосистемы. Биодинамика выявляет ресурсный потенциал экосистемы, а также лучший способ его использования и воспроизводства26 . Система “съедобный ландшафт” (дает возможность проектировать дворовое пространство, набережные, элементы публичных и частных коммуникативных пространств) предлагает ресурсосберегающую структуру, в которой все компоненты функционируют наиболее эффективным способом при минимальном энергетическом вмешательстве. Пространство приносит экологически чистые продукты питания при совмещении съедобных и декоративных культур. Система позволяет создавать пространство с уникальным и присущими только ей эстетическими характеристиками, а так же позволяет обогащать архитектурную среду естественными природными компонентами [241]. 8. Расположение домов-башен в “зеленом поле” города парка (Принцип Т8) как принцип может быть представлен примерами двух крупных теоретических проектов. В проекте арх. Ле Корбюзье “Tower in the Park” (1925) ресурсосбережение достигается за счет поддержки экосистемы и создания единого озелененного пространства города-сада [46]. В проекте Магнитогорска (1929) И. Леонидов отделяет транспортные магистрали от жилой территории. Новый город не должен иметь улиц-коридоров, периметральной застройки, дворов, деления на мелкие замкнутые кварталы. На крыше каждого дома запроектирован сад, так же оптимизирована функциональная структура многоэтажек (например: специальные этажи для отдыха и занятий спортом). Жилье мыслится окруженное садами, спортивными площадками и бассейнами, 25

В 1960-х годах эту философию развивал М. Фукуока, заложив основы органического сельского хозяйства; а так же Р. Курик (1986); Б. Молисон и Д. Холмгрин - система “съедобный ландшафт” (1978) [241]. 26

На основе опыта фермеров Азии (ООН, 2005), доказано что биодинамическое с/х приносит большую прибыль, снижает уровень безработицы, уменьшают число мигрантов, улучшают экологическую ситуацию.

31


исключающее необходимость устройств домов отдыха вне города27 . В такой пространственной системе человек восстанавливает экологический баланс города до минимума понижая его негативное влияние на экосистему региона. 9. Фабричное производство типовых энергонезависимых домов для достижения максимальной ресурсной оптимизации архитектурнопроизводственного процесса (Принцип Т9). Сбережение во время производства достигается за счет унификации деталей и массовости образца. С воплощением первого энергонезависимого частного жилого дома Dimaxion House (1926), арх. Б. Фуллер дал начало крупной теоретической линии, которая успешно развивается в настоящее время28 [86; 37]. Подробно аспекты этого инженернотехнологического метода проектирования ресурсосберегающей архитектуры будут рассмотрены во второй главе диссертации. 10. Промежуточное (незавершенное) пространство (Принцип Т10) проектируется как связующее звено между естественным и искусственным пространством. Ресурсосбережение достигается за счет резервирования пространства для развития, при этом повышается ресурсный потенциал города. Философия симбиоза природы и архитектуры (метаболизма) придает эстетике города новые визуальные характеристики, делая его архитектуру бесконечно изменяемой29 [57; 37]. 11. Универсальная оболочка (Принцип Т11). Принцип минимальной площади поверхности здания - “minimal surface” (1960) разрабатывает арх. К. Кикутаке. Внешняя поверхность здания берет на себя функцию климатизации и обслуживания здания. Превращаясь в своеобразную умную кожу, она является главным эстетическим элементом, при этом внутренние системы сведены к минимальному участию30

[37]. Ресурсосбережение достигается за счет

концентрации всех ресурсоемких систем в одном структурном элементе здания - его оболочке. 27

И.И. Леонидов: “Человеку полезнее пройтись по воздуху, ощутить сейм в окружении природы и даже попасть под дождь, чем пользоваться крытыми переходами”. Леонидов оставлял природу нетронутой [104]. 28

В 70-х годах принцип адаптировал Н. Фостер (Гонг-Конгский Банк, Commerzbank). Проект “Green Building” Future Systems (1990). Проект энерго-независимого жилого дома R128 (2000) - арх. В. Собек [86]. 29

Nagakin Capsule Tower (1970) арх. К. Курокава [37].

30

К. Кикутаке говорит о том, что поверхность отделилась от здания и ее можно рассматривать отдельно. Ученик К. Кикутаке, Т.Ито реализовал принцип в проекте медиатеки в Сендаи [122].

32


12. Использование отходов (Принцип Т12). В 1963 году архитектурная теория обогащается опытами спонтанного проектирования. Коммуна Dropcity будучи поселением культуры хиппи построено из “мусора” который состоит из отслуживших автомобильных деталей и других нетрадиционных строительных материалов [37; 241]. Накопление отходов превысило возможности переработки и “мусор” стал проникать в образы архитектурных проектов на планировочном и эстетическом уровне. Ресурсосбережение достигается за счет экономии природных ресурсов. 13. Стационарный каркас с заменяемыми элементами (Принцип Т13). В 1964 году арх. группа Archigram предлагает концепцию подключаемого, пульсирующего города Plug-in-city, где интерпретируется идея недолговечности и рециклируемости городской структуры С. Прайса (1960) [21]. Archigram предлагали строительство модулей, предназначенных для разных целей. Стержень “здания” мог служить не менее 25 лет. На этих башнях “жизнеобеспечения” крепятся меняющиеся части. Мобильная урбанистическая мегаструктура должна перестраиваться, реагируя на изменения в обществе [37; 241]. Ресурсосбережение заложено в переработке и рециркуляции заменяемых архитектурных элементов и конструкций, становясь главной пространственной концепцией города. 14. Автономные экологические города-спутники (Принцип Т14). В 1969 году арх. П. Солери в качестве архитектурного и философского ответа на ускоряющиеся ритмы потребления и его катастрофические последствия разрабатывает принципы аркологии31 . Город-спутник подобно ковчегу сохраняет в себе человека в разрушающемся окружении. Эко-поселение по его мыслям должно создаваться ячейкой с населением не более 3 млн. человек, с эффективным ресурсосберегающим транспортом и быть независимым от своего окружения, т.е. автономным. Ресурсосбережение достигается за счет минимального воздействия на окружающую среду и локализации искусственной среды [241]. 15. Партисипация (Принцип Т15). Соучастие “заказчика” в разработке архитектурного проекта [37; 31]. Повышая социальные взаимодействия и 31

Синтез архитектуры и экологии. Концепция получила развитие в проектах: г. Аркосанти; Shimizu Pyramid (TRY 2004); Millennium Tower (Н. Фостер); New Orleans & Boston Archology Habitat (К. Хопфер) [86, 241].

33


интегрируя сообщество изнутри, партисипация как метод32

приводит к

ресурсной устойчивости пространства локального сообщества, выявляет его интересы и внутренние потребности. Ресурсосбережение достигается за счет повышения социальных коммуникаций и разработки программы проекта, которая удовлетворила бы интересы всех сторон. 16. Сбережение “историко-генетического” ресурса города, как потенциала и основы его развития (Принцип Т16). А. Росси (1970) рассматривал город, как живой самоорганизующийся организм, интерпретируя процессы самоорганизации в архитектурной науке [57, с.548]. Он показал ценность не “каркаса” а исторической “ткани” города - памятников архитектуры. По А. Росси, города накапливают “коллективную память”, формирую, таким образом, “исторический несущий каркас”. Идет речь о сбережении информационных историко-генетических ресурсов, как потенциала развития города. 17. Пространство как локальная общественная форма подчиненная логике ландшафта (Принцип Т17). В 1970 году В. Греготти представил концепцию усовершенствования и поддержки региональных природных систем в широком диапазоне33 . Он показал способ взаимодействия архитектуры и ландшафта, при котором происходит интеграция антропогенных форм с природным ландшафтом. Ресурсосбережение достигается в идеальном ресурсном балансе экосистемы и “города”, на основе изменения принципа доминирования человека над природой [88, с.134-135]. 18. Биотехнологии в основе проектирования архитектурных систем (Принцип Т18). Основав New Alchemy Institute (1969) и работая над концепцией биотехнологического проектирования (1974) Н.Тод и Дж.Тод дали начала новой технологической революции в архитектуре34 . Например, проект “внедрение 32

Впервые эту методику применяли Л. Кролль (Общежитие медицинского факультета в Лоувиле, Бельгия, 1970) и Ральф Эрскин (Baker redevelopment, Newcastle, England, 1973) [37]. 33

Проект кампуса университета Калибрии (1973). Я. МакХаг развил эту идею в концепцию “place-form”. В 1980-х идеи получили дальнейшее развитие в теориях Д. Винса, который перенес ландшафт в объектную архитектуру, сделав его основой иконографии своих проектов [88, с.134-135]. В отечественной науке ландшафтное направление с позиций ресурсосбережения рассматривается в работах В.Н. Нефедова, О.Н. Ворониной [54; 179]. 34

Достижения современных нано- и био- технологических наук ставят эксперименты архитекторовбиоинженеров на передовой край архитектурного формообразования, например работы бюро R&Sie(n) [166]. В отечественной науке направление обозначено Ю.С. Лебедевым - “архитектурная бионика”.

34


экосистем” бюро ETSAM (2005) раскрывает особенности проектирования городского пространства как единой экосистемы - рукотворного биомеханизма [137, с.106-107]. Ре сурсо сбережение до стигается за счет полной рециклируемости используемых биоресурсов и “врастания” архитектуры в экосистему. 19. Ресурсная локализация строительно-архитектурного процесса (Принцип Т19). Ресурсосбережение достигается использованием традиционных строительных методик, местных материалов и рабочей силы35 . Архитектор К. Дей (1970) выстраивает методику согласно которой, за счет внимательного отношения к каждому участнику процесса (строитель, заказчик, архитектор) и природному окружению, архитектура становится лечебным средством [35]. 20. Климатизация внутреннего пространства высотных зданий (небоскребов) на основе ресурсов флоры (Принцип Т20). Архитектор К. Янг 36 концепцией “биоклиматической архитектуры” открыл новые отношения высотных зданий, тропических ландшафтов и климата. Янг ставит в основу своей концепции процессы климатизации внутренней среды здания, за счет использования растительных природных элементов (флоры), при этом создавая сочетания искусственных и природных компонентов городской архитектурной среды. Ресурсосбережение достигается за счет интеграции производства энергии, продуктов питания, эффективной циркуляции воды, процессов климатизации и инсоляции [88; 10]. 21. Фасадная система “Растительная стена” (Принцип Т21) П. Бланка (Mur Vegetal, 1990) это флористические композиции-пано. Как элемент природной эстетики растительная стена оздоравливает городское пространство, повышает биологическое разнообразие, утилизирует, очищает сточные и ливневые воды, и выступает как самостоятельный ресурсосберегающий эстетический элемент пространства [12]. 22. Методология “Нового Урбанизма” (Принцип Т22). Концепция Нового Урбанизма возникла в качестве ответа на современную и комплексную

35

Ярким адептом “вернакулярной” архитектура признан арх. Х. Фатхи (1986) [88, с.144-145].

36

Menara Mesiniaga Building К. Янга воплощает принцип “Technical armature” (1987), пример того, как такая ресурсоемкая типология как высотное здание или небоскреб может быть “экологизирована” [88, с.146, 164].

35


проблему “расползания” городов 37. Главная идея неоурбанистов заключается в переосмыслении традиционной исторической модели европейского города следующими способами: микс функций с обязательным созданием общественных зон и площадей; транзитно–ориентированное развитие38; интенсификация социальных коммуникаций39. Интересен проект застройки поселка Хаверляй (Голландия, 1990-2010), где на отведенной территории точечно возведены “замки” - жилые массивы. Такая типология поселка оставляет ландшафт не тронутым, при этом объединяя людей в коммуны городского типа [118]. Ресурсосбережение достигается на комплексном уровне, оптимизации подлежит вся архитектурная система локального пространства [93]. 23. “Физиологическая архитектура” (Принцип Т23) арх. Ф. Рама40 (1995). Архитектурное пространство объектов определяется климатическими параметрами - освещенностью, влажностью, температурой, которые соответствуют функциональным процессам, происходящим в помещениях. Ресурсосбережение достигается за счет оптимизации ресурсных затрат [17]. 24. Концепция “Облегченный город” (Принцип Т24). Город, минимально потребляющий ресурсы, где с помощью современных технологий достигается максимальная ресурсная производительность при минимальном вмешательстве в природную среду. В основе концепции заложено минимальное использование коммуникационных, обслуживающих, коммунальных (газ, электричество, вода) и других сетей в пользу беспроводных технологий и особого метода хозяйствования41 . Все необходимые ресурсы добываются на месте и их потребление максимально ограничено. Город становится ресурсосберегающей и 37

В западной архитектурной традиции - “urban sprawl” [93].

38

Т.О.Р. концепция (П. Калроф, 1993) входящая в состав неоурбанистической методики, предлагающая организацию транспортной инфраструктуры стимулирующей перемещение пешком и вело- движение [93]. 39

Каноническим примером, является город Seaside (Florida, USA). Эстетический архетип это “исторический европейский город”, а обязательная типология жилого дома это здание до 4-х этажей с расположением розничной торговли на первом этаже. В практику неоурбанистов также входят принципы партисипации и совместного - междисциплинарного обсуждения проектов в рамках встреч-воркшопов [93]. 40

Например проект “Универсальный спортивный зал” (1998). В результате внедрения зеленого пояса и серий регуляторов, для спортсменов создается различная по назначению физиологическая среда, вызывая у организма человека соответствующую реакцию и мобилизируя или расслабляя обменные процессы [17]. 41

Концепция “Light urbanism” предложена бюро MVRDV (1996). Отдельные аспекты концепции показаны в проектах “Almere Hout” и “Gwanggyo Power Centre” [96].

36


автономной ячейкой в системе расселения. 25. Вертикальная ферма (Принцип Т25). В новейшей пространственной типологии осуществляется сбережение ресурсов местной экосистемы на основе замкнутого и оптимизированного цикла производства. Повышается ресурсная и экономическая устойчивость отдельно взятого города-региона42

и

высвобождается пространство ранее используемое под сельское хозяйство [96]. 26. Принцип вертикальной оптимизации городa (Принцип Т26). Проект “3D City Cube” бюро MVRDV это концепция оптимизации и 3D-уплотнения города. В нем статистика производства-потребления голландского города легла в о снову архитектурно-планировочных решений [96, с.268-463]. Ресурсосбережение достигается за счет анализа ресурсного потенциала среды, создания уплотненных 3D систем, способных к ресурсной автономности и самообеспечению [44, с.9]. Такая система городского пространства представляет собой “плоский” город, свернутый в кубический объем. Таким образом, масштаб города изменяется от метрового к километровому. Перед нами новая размерно сть про странства на о снове проце ссов ресурсосбережения43 . В пространственном масштабе это проявляется в понятиях: “региональной оптимизации”, “максимизации”, “специализации”, “денсификации”, “вертикального уплотнения” [262; 263; 96, с.74]. 27. “Третий ландшафт” как непрерывная сеть природного пространства (Принцип Т27) арх. Ж. Клеман (2004) [36]. Ресурсосбережение достигается процессами восстановления биологического потенциала и стабилизирует процессы потребления-восполнения природных ресурсов. Биоценоз локальной территории о сознается как “странный аттрактор” генерирующий непредсказуемые эффекты. Это служит основанием для того, чтобы сохранить 42

Проект “PigCity” (MVRDV, 2000), получивший широкое международное признание и резонанс, это междисциплинарное архитектурное исследование с целью изучения потенциала свиноводческой промышленности Нидерландов. Результатом этого исследования стала концепция вертикальных фермнебоскребов, которые позволили освободить от ресурсной нагрузки значительную часть территории Нидерландов, при этом повысив производительность мясной индустрии в несколько раз [96]. Проект стал катализатором исследований на эту тему и отправной точкой в целой серии архитектурных разработок. Проект “PowerPlant” бюро Bau An! (2004) это конверсия типового панельного дома в грибную ферму [70]. Проект “Harvest Green Project“ бюро Romses Architects (2009) представляет собой модель вертикального хозяйства уже внутри города [228] и другие [87]. 43

Первый проект гипероптимизации - “500 m Cube” был разработан Х. Хара (1992). Концепция 3D города получила развитие в проектах Grand Paris (MVRDV, 2009) и “TPAC - Taipei Performing Art Centre Proposal” (NL Architects, 2009) [96].

37


на территории планеты участки спонтанного развития соединив их в единую сеть. Третий ландшафт, это пространство для которого ни определены ни режим управления ни какое-либо народно-хозяйственое назначение [34]. Проанализировав выявленные подходы к ресурсосбережению в историкоархитектурном аспекте, согласно предложенной нами хронологии, можно сделать следующее обобщение: - первый период (5 принципов) можно охарактеризовать как поиск универсальной формы, т.е. формальный подход к проектированию ресурсосберегающего пространства. Идет речь о двухмерном плоскостном понимании архитектурной задачи; - в т о р о й п е р и од ( 1 5 п р и н ц и п о в ) ха р а кт е р и зуе т с я д вум я разнонаправленными процессами. Первый это развитие инженернотехнологического подхода к ресурсосберегающему пространству, второй рассматривает социальные аспекты ресурсосбережения в архитектуре. Здесь уместно говорить о развитии объектного уровня теории ресурсосберегающего пространства. На градостроительном уровне организация ресурсосберегающего пространства характеризуется элементным подходом, т.е. архитектура системы как комбинация модулей; - третий период (7 принципов) характеризуется осмыслением проблематики ресурсосбережения в пространственном аспекте. Формируются новые подходы к региональному и градостроительному развитию на комплексном пространственном уровне, затрагивая функциональный и программный аспекты (предмет, здание, ландшафт, город, регион). Рассматривая историю развития ресурсосберегающей архитектуры в философско-социальном аспекте, мы находим подтверждение выявленной хронологии, т.е. эволюция философского осмысления проблематики ресурсосбережения совпадает с предложенной нами периодизацией. К важнейшим философскими знаниям можно отнести следующие концепции: Теория единства земли и космоса44; Теория преобразования биосферы 45 44

в

Работы К. Циолковского, А. Чижевского, 1900 гг., [40; 241].

45

Ноосфера – это эволюционное состояние биосферы, при котором научная деятельность человека становится решающим фактором ее развития, а “нравственность” ключевая характеристика. Биосфера преобразовывается в новое геологическое состояние, изменяя геохимические циклы биосферы и ее способность обеспечивать потребности человечества. Работы П. Тейяр-де-Шардена, Э. Леруа, В. Вернадского, 1940 гг., [20; 39; 241].

38


ноосферу ; Синергетика46 – теория самоорганизации сложных систем; Теория коэволюции47

человека и земли; Теория Гайи48

– планеты как живого

саморегулирующегося организма; Теория Планеты–Медеи49 . В данном контексте, теории–философии имеют общие основы рационального использования ресурсов для единения планеты, космоса и человека. Выявляя особую роль человека как бережного хранителя природной среды, как ее составную, а не главную часть. Подведя итоги анализа можно заключить: - в ы я вл е н н а я ге н е а л о г и я р е су р с о с бе р е г а ю щ е й а р х и т е кту р ы последовательна и исторична. В ее развитии прослеживаются пути решения формальных, социальных, философских и эстетических задач, что говорит о ее комплексно сти. Выявленные теории, разнообразны - охватывают г р а д о с т р о и т е л ь н ы е , о бъ е м н о - п л а н и р о воч н ы е , о р г а н и з а ц и о н н ы е , иконографические подходы к ресурсосбережению. В то же время они противоречивы - теории дезурбанизации соседствуют с концепциями гиперуплотнения. Однако каждая линия выявляет пространственный аспект, который возможно использовать в проектировании для построения уникальной ресурсосберегающей программы. Двадцать семь интерпретированных подходов могут составлять базу для разработки универсальной теории комплексного ресурсосберегающего пространства; - среди рассмотренных принципов следует отметить методическую и проектную практику бюро MVRDV и голландскую архитектурную школу, в теоретических исследованиях которых, содержится наиболее полное осмысление комплекса проблем ресурсной зависимости, ресурсосбережения и оптимизации пространства. Все выявленные элементы, теории и философии составляют часть направления “устойчивости”. Вместе с тем, за неопределенностью этого 46

Работы Г. Хакена, И. Пригожина, 1950 гг., [160; 241].

47

Коэволюция - процесс совместного развития биосферы и человечества. Человек, опираясь на ресурсный потенциал биосферы создает равновесную структуру. Работы Н. Моисеева, 1985 гг., [53; 40]. 48

Концепция “Гайи” это представление о Земле как о единой саморегулирующейся системе. Метафора живой планеты, непрерывно настраивающей себя через обратную связь, - это один из философско-этических элементов новой научной парадигмы. Работы Д. Хаттона, Д. Лавлока, М. Мирджли, 2000 гг., [32; 241]. 49

Концепция “Планеты-Медеи” это антитеза Гайи. Согласно которой, планета стремится вернуться в устойчивое геологическое состояние простейшей формы и уничтожающая высокие формы жизни. Теория остро поднимает проблемы ресурсной независимости и безопасности цивилизации. Работы П. Уарда, 2009 гг., [230].

39


понятия - “прозаичным фасадом заботы о рачительном использовании ресурсов и сокращении всякого рода вредных выбросов” кроется более масштабное явление: утверждение нового техногенно-материалистического мышления. Его особенность заключается во все большей рационализации человеческого бытия и нового планетарного догмата политики “экологичности”. В этом можно увидеть следы все той же ресурсоемкой архитектуры, что выражается в нарастающих формах социального неравенства, огромного перепада в уровне экономиче ского развития и потребления ре сурсов, политиче ской нестабильности [100; 139, с.140]. Таким о��разом, ресурсосберегающая архитектура предстает перед нами как комплексное культурологическое явление. Далее мы рассмотрим предпосылки ресурсосберегающей архитектуры в качестве показателя процессов трансформации архитектурного пространства. 1.2.2. Предпосылки ресурсосберегающей архитектуры, микро- и макротенденции Эволюция пространства определяется социальными и экономическими тенденциями, а также типологическими архитектурными новациями образуя микро- и макропредпосылки ресурсосберегающей архитектуры. Становление парадигмы “гиперпотребления” с одной стороны, и актуализация новых ресурсов в архитектуре с другой, приводит к появлению новых пространственных и экономических явлений выявляющих проблемные точки города. Микро–предпосылки выявляют изменения в структурных элементах пространства, касающихся текущей жизни человека, а так же показывают критические мутации среды и трансформации пространства-потребления. Комплекс типологий реализуется в следующих пространственных формах (рисунок 5 приложения Б): - Шопингмол. Рем Коолхаас назвал шопингмол новейшей структурной единицей города, которая формирует “сплошное” обезличенное пространство

40


потребления. В настоящее время, торговые центры заменили общественное пространство50 [91; 41]. - Виртуальное пространство коммуникаций как дополнительное пространство. Виртуальная сеть освободила потребителя от реального магазина, перевела “пространство потребления” в виртуальный мир. Устанавливается тип потребления, повышающий интенсивность коммуникации при полном её исчезновении в дополнительном виртуальном пространстве. - Прокатная система. По Э. Тоффлеру, произошло становление новой типологии универсальных магазинов, где товары не продаются, а предоставляются во временное пользование. Прокатная система это характерная черта обществ, вступающих в супериндустриальную эпоху, она утверждает недолговечность и проектирование цикла потребления [67; 215]. - Временные сооружения и пространства. В быстро формирующимся новом обществе, базирующимся на недолговечности и сверхпотреблении, проявляется типология системы временных пространственных модулей. Их предназначение помочь системе справиться с быстро меняющимися характеристиками среды [67]. - Гиперструктуры. По всему миру реализуются проекты гигантских комплексов, суперсооружений и крупных градообразующих систем. Архитектура пространства стремится к комплексной организации и новой масштабности [96; 92; 88, с.307-311]51. - Зоны экологического бедствия. Это территории, где произошли необратимые, катастрофические изменения природной среды, повлекшие за собой существенное ухудшение здоровья населения, нарушение природного равновесия, разрушение экологических систем, деградацию флоры и фауны

52 .

50

Ответ архитекторов на эту проблему можно проследить в следующих проектах: “Markthal” бюро MVRDV проект арочной гиперструктуры, гибридная типология между рынком и жилым кварталом [96]; проект универсама “R3” арх. Д. Джесс, в котором совмещены процессы переработки отходов и покупки продукции [225]; гиперструктура “Waltropolis” арх. Е. Андерсон это альтернативный город-мол [227]. 51

Примерами могут быть следующие программные проекты: “The Continuous Monument” SuperStudio [241]; проект “Virtual Realities” NL Architects [151, с.108-111]; “Bionic Tower” арх. М. Цервера; проект “Hyperbuilding” OMA [98, с.60-69]. 52

Примеры: - деформация экосистемы в результате взрыва на химическом заводе в Венгрии (04.10.2010); Чернобыльская катастрофа (26.04.1986); Уничтожение Нового Орлеана ур. Катрина (29.08.2005); Уничтожение прибрежных экосистем в результате нефтяных разливов (Нефтяная платформа BP, 28.04.2010) и др. [241].

41


Повсеместное появление зон особого статуса выстраивает новую пространственность селитебных территорий. - Эко-единицы. Распространившись по всему миру, “экологическое” мышление проявилось в архитектуре появлением разномасштабных построек с “зеленой” функцией53 . Они не объединены новым пространственным мышлением, а лишь приходят на замену старым зданиям. Меняется ткань города но не его каркас. Критическая масса микротипологий приводит к возникновению нового формата потребления, который также определяется макротенденциями глобальными экономическими, политическими и социальными процессами. Дискуссия о глобальном изменении климата приобрела не только межгосударственный политический характер, но и архитектурный. Бюро MVRDV исследуя 24 ведущих показателя, характеризующих развиие цивилизации, делает вывод о двух ускоряющихся разнонаправленных процессах - резкое увеличения населения и сокращение видового разнообразия ресурсов и обрабатываемых земель [96, с.24-29]. В качестве макропредпосылок ресурсосберегающей архитектуры нами рассмотрены следующие тренды (рисунок 5 приложения Б): - Кризис современного города как цивилизационной парадигмы потребления. З. Гидион назвал современные города “организмами непригодными для обитания”54

[27, с.407]. К главным проблемам города

относятся: убывание и гиперконцентрация, социальное неравенство, отходы, загрязнение внутренних и прилегающих территорий, неуправляемый рост, безопасность среды, зависимость от систем жизнеобеспечения. - Идентичность и унификация городской среды. Эстетическая проблема города это экспансия образа. Это означает господство политического или “имиджевого” подхода в противовес локальному своеобразию [132]. Городгенерик по Р. Коолхаасу, это новая, безальтернативная, концепция современного бесконечно идентичного глобального города [42]. 53

Инсталляции - Solar Collector, Canada, Gorbet Design [198], здания [87], элементы инфраструктуры - Miyi Tower, Studio Shift [188], и целые города – Масдар Экосити [10] или Dongtan проектируются повсеместно. 54

В результате многочисленных аварий, причиной, которых послужила рекордно высокая температура воздуха, 25.05.2005 столица России г. Москва, была частично отключена от энергии в течении двух суток.

42


- Неравномерность потребления ресурсов. Неравномерность в потреблении природных ресурсов на планете установила определенную зависимость одних стран от других, сформировав две принципиальные группы – доноры ресурсов и дилеры потребления55

[30, с.684]. Это можно

охарактеризовать как процесс специализации, который заключается в формировании сети оптимизированных зон добычи и распределения ресурсов [65; 96; 261]. - Возрастающая скорость потребления и рост “потребителей”. Кроме естественного демографического прироста, в “общество потребителей” вливается население развивающихся стран принимающих принципы сверх потребления и господствующую парадигму ресурсоемкости56

[30, c.685].

Количество потребителей растет не под влиянием естественной демографии, а возрастает в геометрической прогрессии. Эта проблема рождает новые формы регуляции, как со стороны природы - катаклизмы, так и в межчеловеческих отношениях - по Ж. Бодрийару - терроризм, войны57 . По Э. Гутнову, рост численности населения городов признается фактором усложнения и изменения архитектурной структуры расселения [29, с.96]. - Перемена духовной парадигмы. Религия как социальный институт подвергается колоссальным испытаниям - храмы заброшены, религиозные конфликты максимизированы. Человечество преодолело информационный порог, за которым необходимы этические и моральные ценности нового, высшего порядка [30]. - Миграционные потоки как ресурсы развития. Механизмы управления миграционными потоками могут привести к изменениям в структуре систем расселения 58 , где регионы будут предлагать иммигрантам специальную 55

Потребление нефти индустриальными странами превышает их собственный уровень добычи в сотни раз. США концентрируя 2% населения, потребляет 20% всех добываемых ресурсов [60]. 56

Для уравнивания потребления первичных материалов и продуктов всем населением Земли до уровня развитых стран, нужно утроить суммарный объём их добычи, а по важнейшим видам полезных ископаемых, увеличить их добычу в 10 и более раз [30]. 57

Бодрийяр, Ж. Город и ненависть. Лекция, прочитанная в Москве, во Французском университетском колледже при МГУ им. М.В. Ломоносова / Ж. Бодрийяр; пер.: Б.П. Нарумов. 58

Отталкиваясь от идеи “колонизации” Германии, авторы проекта “Ich bin drin”, предлагают создание этнических архипелагов с разнообразными социально-пространственными качествами, пытаясь обрисовать будущую картину жизни германско-вьетнамской области Наneu-Leigon [70]. Проект Superstar бюро MAD говорит о создании специализированных модулей-городов для расселения и адаптации эмигрантов.

43


инфраструктуру и даже международную сеть [96, с.30] адаптируя и локализируя их, стимулируя и направляя потоки переселенцев [96, с.70-73]. - Ресурсный кризис. Первая Конференция ООН по окружающей среде (1972) официально констатировала наличие на Земле глобального экологического кризиса всей биосферы. Обобщая глубокие изменения в структуре потребления ресурсов, следует расширить понятие “мировой экологический кризис” и установить более соответствующее: глобальный ресурсный кризис системы потребления. Архитектура проходит эволюционный путь развития с тенденцией к экологизации, с другой стороны, ресурсный кризис общества потребления и возможн��я мировая катастрофа, говорят о необходимости решительных действий и радикальной смены проектных стратегий. Необходимы новые теоретические подходы в осмыслении структуры архитектурного пространства. Неравномерность потребления порождает глубокие социальные противоречия между странами и сообществами. Расточительство ресурсов с одной стороны и нехватка ресурсов с другой. Неустойчивая система планетарного гиперпотребления к концу XX века не выработала защитного механизма регуляции. Механизм ресурсоемкой цивилизации не только не остановлен, но и увеличивает обороты. Старые парадигмы архитектуры показывают свою несостоятельность перед новыми угрозами и вызовами. По Ф. Освальду, современные проблемы развития городского пространства не решаются ни в одной из известных методологий, ни экономической, ни архитектурной, ни социальной, его вывод сводится к “парадоксальному планированию” - набору независимых проектов нацеленных на долгосрочное планирование локальных региональных систем [56]. Таким образом, тенденции развития теории ресурсосбережения в архитектуре и комплекс пространственных (экономически-географических) проблем позволяют сделать вывод о необратимых изменениях в эволюции архитектурного пространства вызванного процессами потребления. Это ставит задачу определения взаимосвязи между этими системами. Осмысление этой проблематики будет рассмотрено в следующем разделе.

44


1.3. Взаимосвязь процессов потребления и организации архитектурного пространства “Потребление есть активный модус отношения - не только к вещам, но и к коллективу и ко всему миру, в нем осуществляется систематическая деятельность и универсальный отклик на внешние воздействия, на нем зиждется вся система нашей культуры” [14, с.165]. Жан Бодрийар “С другой стороны, получается, что в ходе строительства исторический процесс, так или иначе берет на себя контроль над пространственной формой, которая, как предполагается, должна контролировать этот процесс. Это противоречие требует дальнейшего подробного исследования” [76, с.158]. Дэвид Харви

1.3.1. Архитектура и потребление. Понятие “форма потребления” Все элементы, гипотезы и конструкты исследования вращаются вокруг понятия “потребление”. Поэтому важно знать, чем характеризуется потребление и каковы его особенности59 в отношении ресурсосберегающей архитектуры и пространства. Архитектура - это отражение политического, экономического, социального и философского устройства общества [37; 22]. Возможно, архитектурное пространство связано больше с процессами потребления, чем с другими факторами [18]. Необходимо установить логику развития пространствапотребления и его основные формы. Потребление ресурсов это априорное свойство общества. В одном из значений понятие “потреблять” трактуется от франц. глагола se consommer – 59

Например, по П.Николину, стремление к неограниченному потреблению упразднило все формы аскетизма, разрушило связи объединяющие общество и структуры индивидуальной идентичности, привело к трансформации гражданина в потребителя [55, с.130].

45


“осуществляться”, “уничтожаться” [14, с.166]. Потребление ресурсов современной цивилизацией следует принципам захвата и подчинения, в то время как потребление любых других организмов, преследует цели приспособления и выживания. “Строительная” деятельность животных, насекомых, микроорганизмов органично взаимодействует с окружающим миром и поддается естественному регулированию, строительная же деятельность человека и потребление вступает в противоречие с природой [78]. Ж. Бодрийар определил, что потребление это не пассивное состояние поглощения и присвоения. Им разработана концепция потребления современного общества, основные положения которой заключаются в следующем: “Статус отношения\вещи организуется на всех уровнях благодаря строю производства, перед нами мир потребления у которого нет пределов. Потребление неистребимо, это тотальная идеалистическая практика, которая не имеет ничего общего с удовлетворением потребностей или же с принципом реальности” [14, с.165-169]. Бодрийар определил организационные свойства потребления, в которые входит и организации пространства обитания [13]. В градостроительной теории понятие потребление принято связывать с потребностями в социальном аспекте [22] и ресурсным потенциалом территорий [79], однако в историческом и структурном аспекте это понятие требует дальнейшей разработки [80, с.54; 22]. Нами рассматривается следующая гипотеза: архитектурное пространство подчинено законам потребления и организуется, им в зависимости от его характеристик, образуя форму “пространство-потребление”. Например: п р о и з в од с т в о а р х и т е кто р а м и о бъ е кто в - з н а ко в с т а л о тот а л ь н о й градостроительной практикой, средством от экономических проблем города (музей Гуггенхайма в Бильбао). Подлинное же их значение иное – усиление п от р е бл е н и я . Э п оха п от р е бл е н и я м н ож и т с а м у с е бя , п о р ож д а я ресурсоемкоемкое пространство для еще более изощренного потребления [100, с.10-11]. Ч. Дженкс

60

напрямую связывает архитектурный прием создания

60

Ч.Дженкс: - “Архитекторы оказались пойманными в зловещую ловушку. В их распоряжении остались лишь ненадежные общественные конвенции и сомнительные идеологии, а их палитра изобразительных средств не может больше опираться на ресурсы какой-либо устойчивой иконографии, за исключением девальвированной машинной эстетики (т.е. эстетики хай-тека) и экологического императива, которому только еще предстоит произвести на свет какие-то общезначимые символы”[32].

46


здания-знака с упадком христианского мировоззрения и модернистской веры в общественный прогресс, и последовавшим за этим становлением общества потребления [32]. Таким образом, архитектурным элементом существующей формы пространства-потребления является здание-знак. В литературных и научных источниках не встречаются понятия “архитектура систем потребления”, “форма потребления” или близких к ним описаний. Необходимо включить в дискурс потребления осмысление архитектуры и организации пространства. Эволюция архитектуры не достаточно полно рассматривалась с позиций организующих свойств “потребления” как глобального конструкта истории. Вероятность такого исторического явления как “форма потребления” так же находит свое подтверждение в антропологических науках. Например, в дискуссии о сложных обществах. С.М. Уилсон сравнивая независимые друг от друга цивилизации61 говорит об идентичности пространственной организации городов Ура и Теотиуакана [69]. Нами было проанализировано “Эволюционное древо развития архитектуры XX века” Ч. Дженкса [33]. Результатом анализа трех направлений архитектуры - ресурсосберегающего, ресурсоемкого и нейтрального, был зафиксирован спад в развитии ресурсосберегающей архитектуры в период 1930-1950 годов. В период Второй Мировой Войны процессы потребления характеризуются сильной милитаризацией, что повлияло на архитектуру и градостроительство, это так же может служить косвенным подтверждением зависимости архитектуры и процессов потребления [247]. Выявление систем и моделей потребления – задача не только исторических наук. Каждой из волн потребления строго соответствует определенная архитектурная конструкция. С каждым этапом развития, цивилизация начинает осваивать новые виды ресурсов, переходя к более рациональной системе потребления с соответствующей ей структуре или форме организации пространства. Именно в эволюционном развитии “пространства-потребления” 61

С.М.Уилсон: - “Другая черта, сближающая сложные общества Старого и Нового Света, касается способа организации городов. Если сравнить план Урука или Ура с планом Теотиуакана или Чан Чана, то и здесь обнаруживается заметное сходство. Города разделены на функциональные зоны, в них можно найти церемониальные, торговые и жилые зоны. Эти последние, оказываются очень похожи, если рассмотреть их размеры и функциональную организацию пространства” [69, с.140–141].

47


в о з м о ж н о з а к л юч е н о п о я в л е н и е н о в о г о т и п а п р о с т р а н с т в а ресурсосберегающего. Данное предположение требует установить рабочее определение “формы потребления”, трактуемое нами следующим образом: Форма потребления – система производственных отношений (философская, социальная и экономическая) выраженная в характерных ей формах пространственной организации на стилевом, функциональнопланировочном и организационном уровне. На основе этого определения, нами будут устанавливаться исторические формы организации архитектурного пространства в соответствии с выявленными системами потребления. 1.3.2. Коэволюция потребления и принципов организации архитектурного пространства Прежде чем дать описание эволюции архитектуры с позиций потребления, необходимо отметить, что приведенная ниже гипотеза требует отдельного научного исследования, более системных подтверждений и доказательств, что невозможно сделать в данной работе не выходя за рамки поставленных задач. Выдвинутая гипотеза имеет право на сущес��вование в данном формате, поскольку концентрирует на себе проблематику диссертации, образуя теоретическое поле исследования. По А.Э. Гутнову, город нельзя рассматривать как автономный объект, градо строительная теория не установила причин структурной и функциональной организации города [29, с.97]. М.В. Шубенков рассматривает гипотезу связи между формальной структурой организации пространственных образований и формальными социальными структурами, однако он не рассматривает эволюцию структурного формообразования во взаимосвязи с процессами потребления ресурсов [78, с.38]. Согласно М. Фуко - “воображение общества тесно связано с привычным для него способом организации

48


пространства”. Фуко развивает свои тезисы62 как историческое соответствие различных уровней организации пространства и, к примеру, таких конструктов как “власть” [74; 22]. Это подтверждает правомерность анализа потребления ресурсов во взаимосвязи с организацией пространства. Предложенная гипотеза выявляет связь между процессами потребления и организацией пространства не зависимо от “архитектурного стиля”. Предлагаемая идея заключается в том, что на протяжении развития истории, архитектурная организация пространства (структура, функции, форма, как глобальные характеристики, так и локальные) находится в строгом соответствии с процессами потребления господствующими в обществе. А. Лефевр, описывая исторические процессы трансформации пространства, ставил в основе причины его эволюции “способ производства” [47, с.159]. Именно переход от одного способа производства к другому (Лефевр рассматривает способ производства как замкнутую культурологическую систему) представляет теоретический интерес, поскольку вносит в культуру “противоречия”, которые неизбежно проявляются в трансформации пространства. В отличие от процессов производства, процессы потребления остаются малоизученными и видятся в научном диапазоне более комплексными, а значит в большей степени определяющими пространство, нежели процессы производства. Нами были выявлены основные исторические системы потребления и особенности архитектурной организации каждой из них (рисунок 6 приложения Б). Для того чтобы выявить непосредственную связь с темой исследования, значение и следствия данной гипотезы, необходимо дать описание выявленных систем, которые включают следующие 5 форм: Форма 1. Естественное потребление (субстратные жилища). Первую систему потребления можно описать как естественное потребление. В этот период население земного шара жило очень малыми группами, порядка 50 человек или меньше, которые не создавали фиксированных поселений и 62

М.Фуко: - “Существует несколько уровней пространства, соответствующих определенным способам организации знаний и артикуляции власти, каждый из которых был характерен для того или иного прошедшего исторического периода” [74]. На современном этапе такие исследователи как Р. Коолхаас, П.В. Аурелли, Э. Тоффлер выстраивают системы взаимосвязи и влияния “власти” на градостроительство и архитектуру [82].

49


хозяйств (земледелие, скотоводство) [69, с.140]. Подобно стае, главная цель такой группы это выживание, которое в равной степени зависит как от внешних причин, так и от многообразия накопленных навыков. Организация пространства сводилась к принципам жилища, которое до наших дней дошло в форме архетипов или субстратных конструкций [2, с.139, с.166]. Принцип потребления и организация пространства сводились к защите и выживанию. Не опираясь на археологические данные, но с долей уверенности можно предположить, что “естественное потребление” не нарушало естественных природных процессов. Факторами этого могут служить малая численность и технологическая неразвитость. Хронологически, период сложно обозначить точной цифрой, однако его завершение связано с образованием территориально устойчивых поселений. Форма 2. Поселение как замкнутая система потребления (город – клан, город - община, город-государство, город-дом). На следующей ступени развития потребление можно связывать с такой моделью пространственной организации - “поселение как замкнутая система потребления”. Временную границу, согласно принятой хронологии, можно обозначить периодом до 10.000 д.н.э., антропологами этот период обозначен как “варварство” или “вождизм” [69, с.143]. Города-государства так же встречаются позднее, например цивилизация Майя и многие другие, однако выделяемый нами этап характеризуется отсутствием культурных институтов или т.н. “сложного общества”. На выбор места для селения влияло наличие близких ресурсов сенокосов, пастбищ, воды, пахотной земли. Поселение как замкнутая система потребления, совмещало в себе функции добычи, распределения, и поглощения ресурсов и имел устойчивую систему потребления: огород, дом, мастерская, базар, отхожее место, свалка, кладбище, защитные укрепления и другие элементы. Главная характеристика такой формы потребления это малый ареал обитания. Пространственную типологию можно охарактеризовать как поселение-клан, город - община, город-государство, город-дом [30, с.183]. Форма 3. Город как элемент территориальной системы потребления (типология городов). Третий этап эволюции системы пространствопотребление следует связывать с появлением сложных обществ и нового

50


элемента управления – политической системой [69]. В период с 10.000 лет д.н.э. до Х века нашей эры, развивается пространственная система города как элемента территориальной системы потребления. На границе 10.000 лет д.н.э. археологической наукой установлено существование городов - Иерихон (9 тыс. д.н.э.) и Дамаск (8-10 тыс. д.н.э.) [241]. Граница X века обозначена условно и связывается нами с началом эпохи географических открытий. Этот этап связан с более систематическим освоением растительных и минеральных ресурсов. Стали использоваться почвенно-климатические ресурсы, естественные ресурсы кормов и воды для массового орошения плантаций. Перед людьми впервые встала проблема экологического кризиса антропогенного происхождения, которая совместно с другими факторами63 приводила целые цивилизации к коллапсу и даже полному уничтожению [30]. В архитектуре про странства произошло дифференцирование по функциональному назначению. Город стал системной единицей потребления ресурсов. Для этой формы характерны развитие культурно–политических функций городов и углубление территориального разделения труда. Можно проследить следующие типологии городов [19]: 1. Город столица. Город, объединяющий в себе максимальное количество типологий и функций - управление, распределение, потребление. Пример: Ур, Междуречье, 5 тыс. д.н.э. 2. Город производитель. Поселение, градообразующий фактор и функция которого это производство ресурсов. Пример: Помпеи, Рим, VI век д.н.э. 3. Город лагерь. Города рабочих, рабочие поселки. Пример: Ахетатон, Восточный квартал, Египет, XIV век д.н.э. 4. Город порт. Функция порта это прием и распределение ресурсов между единицами потребления. Пример: Книд, Греция, IV век д.н.э. 5. Город резиденция. Функция – управление системой потребления. Пример64: Дур-шурукин, Ассирия, 713 год д.н.э.

63

Д. Даймонд выделяет следующие 5 факторов, которые в комбинациях приводили древние и современные общества к коллапсу: разрушение среды обитания, изменение климата, враждебные соседи, дружественные торговые пратнеры, отношение общества к окружающей среде [30, с.19]. 64

Современный пример - Канберра, столица Австралии - искусственно созданный город, выполняющий сетевую функцию - управление.

51


6. Город храм. Замкнутая самообеспечивающая единица, не связанная единой системой потребления. Функция - поддержание духовного ресурса. Пример: Гиза, Египет, 5 тыс. д.н.э.; Синайский монастырь, Египет, VI век н.э. 7. Город форпост. Основная функция такого города это защита. Пример: Ламбезис, Северная Африка, II век д.н.э. Сложившаяся система городов “ячеек” потребления стала началом формирования сетевой системы потребления ресурсов планеты. Форма 4. Государство как система потребления (города – колонии, взаимодействие систем). В период X – XX веков пространство-потребление можно обозначить через организационную систему более высокого уровня го суд а р с т во . Р а с п р ед е л е н и е р е су р с о в ха р а кт е р и зуе т с я б ол ь ш о й неравномерностью, что служит естественной основой для развития региональных принципов потребления. В этот период человек открывает для себя планету, исследует и выявляет новые ресурсы и источники развития. Получают относительно современный вид и устойчивость государственные границы. Формируется понимание потенциала, а также стратегического запаса ресурсов и их разновидностей. Внутренние ресурсы государств не обеспечивают их развитие, естественные ресурсы одних культур потребляются другими, образуются колониальные империи. Таким образом, “государство” необходимо рассматривать как организационную систему пространствапотребления, в мировом масштабе. Нами выделены следующие типы: 1. Донор. Государство владелец, добытчик, экспортер первичных природных ресурсов. Прямой импортер высоко технологической продукции, культурных, экономических, социальных моделей потребления. 2. Э к с п о р т е р . Го с уд а р с т в о п р о и з в о д и т е л ь и п о с т а в щ и к высокотехнологичных ресурсов, потребитель естественных ресурсов государств-доноров. 3. Дилер. Государство производитель технологий и преобладающей парадигмы потребления. Государство-дилер располагает наиболее развитыми технологиями, обладая рычагами экономического и

52


стратегического влияния имеет возможность экспорта своих культурных ценностей, модели потребления в другие зависимые страны (колонии). П. Николин назвал эту стадию - обществом производителей, которое следовало принципам сдержанности и отказа от немедленного удовлетворения потребностей [55, с.130]. Ж. Делез говорит о процессе детерриторизации, охватившем весь мир, в этом же отношении Л. Крие в качестве побочных эффектах эпохи ископаемых источников энергии говорит о перенаселенности и субурбанизации [11]. Нами процесс субурбанизации рассматривается не как побочный эффект, а как пространственное выражение процессов потребления характерных для этой формы потребления. Форма 5. Корпоративная сеть потребления (глобальный город). Последняя треть ХХ века положила начало становлению новой формы пространства-потребления, которую можно проследить в типологии – “глобального города” как функции международной сети стратегических площадок 65 [100, с.26-32]. Система потребления преодолела территориальные границы. Возникла глобальная экономическая система, пришедшая на смену национальному управлению экономикой, которую уже нельзя рассматривать как простое повторение прежних пространственных форм66

[63; 64]. В этот

короткий отрезок времени происходит резкая актуализация горючих ископаемых и энергетических ресурсов, которые стали играть ведущую роль в развитии государств (например, США, Китай являются крупнейшими потребителями нефти). Международная кооперация становится новой производительной силой, установливается “единая корпоративная сеть потребления”. Глобальный город имеет свою структуру, архетипы и градостроительную логику например, “Сити”. Это говорит о возможности сопоставления и оптимизации развития текущих и последующих глобальных городов (в настоящее время их более 40: Нью-Йорк, Гонконг, Шанхай, Москва, Токио, 65

Глобальный город (по С. Сассен) представляет собой стратегическое пространство, в котором глобальные процессы происходят на территории государства [63]. 66

С. Сасен: - “В глобальных городах мы наблюдаем новый пространственный порядок, и хотя жители отдельных частей города могут рассматривать его как парциальный, все же мы имеем дело с новой пространственностью”[63]. К примеру, плотность пассажиропотока между Лондоном и Нью-Йорком самая большая в мире [11, с.148], интеграция между глобальными игроками достигает высочайшей концентрации. Аэропорт как архитектурно-структурная типология приобретает статус ядра активности.

53


Лондон, Сидней, Мехико, Лагос, Сингапур и др.). В тоже время, важнейшим аспектом “глобального города” как формы пространства-потребления, является его ресурсоемкость. К. Фремптон ставит под вопрос способность капитализма как существующей системы к устойчивому развитию [72]. В 2008 году эту же проблему обозначил мировой финансовый кризис. Обозначенный ранее “экологиче ский императив” в каче стве экологического мышления нового пространственного уровня, определяет точку перемены потребления. Идет речь о радикальной стратегии и трансформации всей методологии архитектуры, о глубоких метаморфозах внутри дисциплинарного знания и становления ресурсосберегающей формы простраства-потребления.[65, с.164]. После описания исторического развития пространства-потребления, необходимо перейти к следствиям, нами выделены шесть ключевых тезисов: - первым аспектом является эволюционность развития пространствапотребления. Последовательное развитие потребления, охватывает все большее пространство и задействует все возможные ресурсы. Эволюция двигается по пути усложнения формы потребления и формирования наиболее устойчивых пространственных форм; - вторым аспектом является соответствие формы потребления и организации пространства.

Наш мир состоит из комбинации сложных и

простейших обществ, каждое из которых находится на определенной ступени потребления. При адаптации развивающихся обществ к новой форме потребления следует учитывать, что логика пространства должна соответствовать логике потребления. В развитие данного тезиса можно привести следующий пример 67 : Чандигарх проектировался как модель нового индустриального города и прогрессивной западной модели потребления. Пространство, предлагаемое арх. Ле Корбюзье, не было принято обществом с несоответствующей ему структурой потребления [129]. “Современное” пространство Чандигарха было преобразовано средой в соответствующее 67

“В Чандигархе, где и природа, и люди принимали искаженную форму европейской экспансии с обманчивой безучастностью, средовой контекст одержал странную победу над колониализмом. Этот чужой город превратился в ландшафт: как руины, захваченные бандарлогами в "Книге Джунглей" Киплинга, постройки Чандигарха сегодня стали природными формами, на которых люди живут своей жизнью и строят свои, удобные им дома - глинобитные хижины, которые лепятся к обшарпанным бетонным стенам полузаброшенных индустриальных жилых ячеек [129]”.

54


индийской модели потребления. Только сейчас, когда провинция приближается к европейской модели потребления, пространство постепенно начинает функционировать и оживать - индийские власти заявили о желании полностью реализовать проект Ле Корбюзье [116]; - третий аспект это актуализация новых ресурсов как показатель перемены формы потребления. Каждой форме пространства-потребления соответствует определенные приоритеты в ресурсах, например ХХ век это нефть. Нами также были выявлены классы ресурсов (альтернативная энергетика, мусор, информация), которые можно рассматривать как актуализированные на данный момент; - четвертый аспект заключается в наличии исторически неизученных устойчивых форм потребления [69, с.153]. На стыке исторических, социальных и архитектурных наук необходим поиск и выявление новых моделей потребления способных к длительному развитию. Их изучение необходимо для создания устойчивой про ст ранственной формы ресурсосберегающего потребления; - пятый, ключевой аспект нами определен как ресурсосберегающее пространство в качестве новой формы потребления. Рассмотренные нами ранее макро и микропредпосылки показали необратимое изменение организации пространства на глобальном уровне. Анализ генеалогии ресурсосберегающей архитектуры показал, что в настоящее время в архитектурной науке наработан ряд теоретических подходов к организации комплексного ресурсосберегающего архитектурного пространства. Нами выявлены 3 уровня организации ресурсосберегающего пространства объектный, градостроительный, региональный. Говоря о появлении “ресурсосберегающей формы потребления”, можно предположить, что главную структурную роль будет играть региональная кооперация – система региональных единиц с гипероптимизированной (ресурсосберегающей) системой потребления68. Архитекторы MVRDV говорят о последующих этапах развития мирового потребления - региональная специализация, оптимизация, максимизация, денсификация и вертикальное уплотнение [263; 262]. Например, 68

С. Сассен в качестве будущей формы развития выделяет концепцию глобального города-региона [64]. В исследованиях З.Н. Ягиной выделяется роль трансформации пространства в масштабе [80].

55


за производство альтернативной энергии, выращивание леса, сельское хозяйство будут отвечать только те регионы, которые климатически и географически максимально к этому приспособлены. Данный тезис они экстраполируют на все области деятельности человека, конструируя возможные пространственные сценарии. В проекте “Costa Iberica” исследуя потенциал развития туристической индустрии, предполагается усиление роли испанского и португальского побережья в качестве крупнейшего в мире центра отдыха. Подобные перемены вызовут изменения в демографии, иммиграции и про странственной организации региона и приве сти к появлению типологических единиц способных адаптировать эти процессы. Проект “Ciudad Valle Central” пример оптимизации слабо развитого агропромышленного региона в Чили. Проект предусматривает создание градостроительной единицы нового уровня – CVC Agrocity, с помощью которой слаборазвитый регион преобразуется в крупнейшего мирового производителя ресурсов. Пример инверсионного применения оптимизации это проект “Foret MLM”. В качестве части исчезнувшего европейского зеленого кольца, зона вымирающей французской индустриальной промышленности превращается в крупнейший природный дикий парк и функция культивирования винограда [96; 263; 262]. Понимание новой архитектуры регионов приведет к созданию пространств нового потребительского мышления, где общественный интерес превосходит частный, ради общей цели. Таким образом, простр��нственным выражение ресурсосберегающей формы потребления является сеть оптимизированных региональных единиц; - в качестве будущей формы потребления нами рассматривается космологическая форма как двойная пространственная система, это шестой аспект. Первой ступенью космологической формы учеными прогнозируется освоение ближайшего спутника – Луны и получение энергии из космического пространства. Характер реорганизации существующей системы расселения заключается в появление дополнительных распределительных элементов и типологий, т.е. идет речь о формировании двойной ресурсной системы.

56


Выводы первой главы Анализ историко-теоретических аспектов ресурсосберегающей архитектуры позволяет нам сделать следующие выводы: - уточнено понятие “ресурсы”. Выявлены: количественный аспект ресурсный потенциал, переменный аспект - историческая принадлежность, аспект актуализации, потенциальный аспект - ресурсы будущего развития; - выявлены и классифицированы ресурсы сберегающей архитектуры, к ним относятся следующие 4 класса: альтернативная энергетика; строительная древесина; мусор или отходы; информация или массивы данных; - выявлен новый аспект понятия “ресурсного потенциала”, который раскрывается через определение “ресурсосберегающего потенциала пространства”. На этой основе сформулированы определения “ресурсоёмкой архитектуры” и “ресурсосберегающ ей архитектуры”, в дискурс ресурсосберегающей архитектуры введен пространственный аспект; - выявлены и интерпретированы 27 частных теоретических принципов организации ресурсосберегающего архитектурного пространства, которые сформированы в “генеалогию ресурсосберегающей архитектуры”; - определены три этапа развития ресурсосберегающей архитектуры: первый характеризуется поиском формальных подходов к ресурсосбережению; второй двумя подходами - технологическим и социальным; третий, текущий этап, характеризуется поиском комплексных про странственных и стратегических решений; - предложена гипотеза взаимосвязи процессов потребления и организации архитектурного пространства. Сформулировано определение “форма потребления” и выявлены 7 форм развития пространства-потребления. Обозначен современный этап, который характеризуется переходом модели сетевого пространства и “глобального города”, в модель ресурсосберегающего пространства-потребления. В ее основе лежат принципы региональной специализации, и формирования системы оптимизированных ресурснонезависимых регионов; - установлены уровни ресурсосберегающего пространства: объектный,

57


градостроительный, региональный. Это позволяет рассматривать ресурсосберегающую архитектуру как универсальную пространственную систему на теоретическом уровне. Таким образом, задача второй главы диссертации формулируется как анализ практического опыта ресурсосберегающей архитектуры и выявление универсальных практических принципов организации ресурсосберегающего пространства.

58


Глава 2. Выявление и интерпретация современного практического опыта ресурсосбережения в архитектуре 69

2.1. Практические принципы организации ресурсосберегающего пространства. Анализ реализованных проектов в зарубежной и отечественной архитектуре “...В саратовской области мужчина был вынужден вырыть в огороде нору и жить там, причем условия его жизни ничуть, не хуже, чем в его сгоревшем доме. В Татарстане уже на протяжении 20 лет в полной изоляции в лесу проживает женщина, ее жилище – хижина, есть не что иное, как субстратное жилище”. Телепрограмма “Утро”, 2007

2.1.1. Практические принципы ресурсосбережения в традиционной архитектуре Последние несколько лет применение ресурсосберегающих технологий в проектировании “экологической” архитектуры, находит все большую популярно сть у архитекторов. Нами доказано, что проблематика ресурсосбережения в архитектуре активно развивается с последнего десятилетия XX века. Означает ли это, что она не имеет прецедентов в истории? Проблема эффективного использования ресурсов была актуальна всегда, на этом зиждется любая экономическая система [30]. В настоящее время, современная цивилизация столкнулась с катастрофическими последствиями 69

Цель второй главы - анализ практического опыта ресурсосбережения в архитектуре, выявление практических принципов и моделей организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. Выявлено и описано более 50 архитектурных построек и проектов, на основе которых определены частные практические принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. На материале более 60 проектов и публикаций касающихся технологических ресурсосберегающих решений выявлены принципы и обобщена современная архитектурно-инженерная модель ресурсосберегающего пространства. На материале более 30 проектов выявлены и интерпретированы пространственно-социальные модели ресурсосберегающего пространства.

59


своей жизнедеятельности. Нами было показано, ресурсосберегающее архитектурное пространство является прогнозируемой - эволюционной стадией развития. На протяжении истории архитектура создавалась как ответ человека на “вызовы”. В исторической ретроспективе факторами обуславливающими проблему сбережения ресурсов в архитектуре, очевидно, были естественные климатические угрозы, географические условия, форма хозяйственного уклада и образ жизни человека. В отношении архитектуры по М.В. Шубенкову, древнейшей формой ответа на эту проблему, аккумулирующей в себе врожденную интуицию и опыт, являются архетипы пространственного формообразования, т.е. феномен традиционной архитектуры [78, с.65]. Типологические истоки традиционной архитектуры восходят к глубокой древности и совершенствуются параллельно ходу развития культуры. Многие ее характеристики высоко ценятся на современном этапе. Это эргономичность, фу н к ц и о н а л ь н о с т ь , г у м а н н о с т ь , м а с ш т а б , э ко н ом и ч н о с т ь , энергоэффективность, органичность, семантическое богатство. Такая архитектура лишена амбиций покорения природы и широко распространена повсеместно во всех уголках земного шара. Ресурсосбережение здесь необходимо рассматривать как образ жизни следуя принципу “потребляю только то, что необходимо для выживания” [25; 77]. Архетип обладает выверенными про странственными характеристиками, где каждый архитектурный элемент находится на своем месте, благодаря чему достигается максимальная ресурсная эффективность. Главные его признаки это стабильность конструкции, технология эксплуатации и организации пространства на протяжении длительного исторического периода. Такую субстратную конструкцию мы будем рассматривать как концентрацию архитектурного опыта и принципов “естественного” ресурсосбережения. Термин “субстрат архитектурной культуры” введен Г.Н. Айдаровой. Согласно ее определению это архитектурно-градостроительная структура, имеющая минимальную функционально-эстетическую программу [2]. Таким образом, субстрат представляет собой не просто исторический артефакт, а теоретический концепт, пространственная форма и организация которого определяется в качестве концептуальной сущности, которая может быть

60


ретранслируема на другие более сложные или простые объекты. Опираясь на ранее проведенные исследования, нами выделены основные типы субстратных жилищ, пригодные к современной интерпретации, к ним относятся следующие пространственные конструкты: Субстрат “землянка”. Характерные черты и факторы ресурсосбережения: подземное или полуподземное пространство; использование топографических особенностей территории для облегчения конструктивной системы; использование в конструктивных элементах, таких как крыша и стены, натуральных материалов - земля, дерн, растительный покров; тесное вживление в экосистему. Су б с т р ат “ п е щ е р а ” . Х а р а к т е р н ы е о с о б е н н о с т и и ф а к т о р ы ресурсосбережения: использование естественных природных пространств, стабильность внутреннего климата пещеры. Субстрат “щит - заслон”. Характерные отличия и факторы ресурсосбережения: конструкции из подручных материалов;

временность

сооружения. С у б с т р ат “ г н е з д о ” . Х а р а к т е р н ы е о с о б е н н о с т и и ф а к т о р ы ресурсосбережения: основа конструкции ствол дерева; расположение в надземном пространстве; модульность и структурность - возможность укрупнения системы. Субстрат “шалаш” (аналоги: юрта, костяник, чум и т.п.). Характерные особенности и факторы ресурсосбережения: легкая конструкция из подручных и натуральных рецуклируемых материалов; мобильность; устойчивая пространственная конусовидная форма. Субстрат “каркасный дом” (земляной дом, столбовой дом). Характерные особенности и факторы ресурсосбережения: каркасная конструкция; заполнение из естественных подручных материалов- земля, глина, солома; древесина как возобновляемый ресурс. Субстрат “изба” (сруб). Характерные особенности и факторы ресурсосбережения: разделение холодного и теплого пространства; модульность конструкции; древесина как возобновляемый ресурс. Суб с т р ат “ ка м е н н ы й д ом ” . Х а р а кт е р н ы е ч е рт ы и ф а кто р ы

61


ресурсосбережения: ограждающие конструкции взаимодействуют с естественным природным и растительным окружением. Анализируя архитектурные проекты (описаны 16 проектов), заявляющие в основе своей концепции использование субстрата и традиционных методик, нами были выявлены 4 практических подхода к проектированию ресурсосберегающих объектов и пространств (рисунок 8 приложения Б). 1. Экологический функционализм как комплексный метод (Объектный принцип С1) развивается на протяжении ХХ века. В работах Г. Маркута используются архетипы традиционной архитектуры как комплекс наработанных архитектурных решений, на базе которых проектируется современный объект. Традиции переходят в образ здания, а ресурсосбережение достигается за счет опыта организации пространства традиционными способами70. Р. Пиано в этой методологии спроектировал здание культурного центра имени Ж.М. Тибау, где за счет традиционных локальных методов климатизации и комплекса традиционных материалов и технологий в сочетании с современными материалами и конструкциями, создан яркий пространственный образ [133]. В качестве других примеров экологического функционализма можно привести проект Начальной Школы арх. D.F. Kere (Гандо, Буркина Фасо) и жилой дом “B2 House” арх. H. Tumertekin (Ayvack, Турция), оба проекта стали призерами премии АгаХана [131]. 2. Субстрат как элемент застройки (Градостроительный принцип С2). Моделирование жилого комплекса с внедрением субстратной типологии было выполнено в дипломном проекте-концепции “Ресурсосберегающий жилой комплекс” [123]. В структуру жилого комплекса внедрены жилые единицы. Их архетипом является “изба” с сохранением всех традиционных архитектурных и конструктивных элементов. Это позволило создать ресурсосберегающее городское пространство близкое по восприятию и эстетике к естественному природному. В инсталляции “Ротонда” А. Бродский использовал в качестве основы архитектурной композиции эстетический архетип ротонды. Материалами служили отработанные конструкции - двери и доски [135]. Концептуальный проект “Острова идентичности” иначе трактует тему 70

Подробно творчество Г. Маркута в связи с традиционной австралийской архитектурой рассмотрены в исследовании Ф. Фромано [90].

62


использования традиционной архитектуры71 . Авторы предлагают сохранить и усилить естественно сложившуюся инфраструктуру исторических кварталов г. Самары, за счет возрождения устоявшихся функций и образа жизни местного населения, не тронутых веяниями современной архитектуры [123]. Примером использования образа “традиционности” является торгово-развлекательный квартал “Туган-Авалым”, г. Казань. Выполненные в традиционных материалах (дерево, колотый камень) строения срубной конструкции отсылают нас на эмоциональный и эстетический уровень восприятия исторической памяти города. Реализуя образ “татарской деревни”, комплекс можно назвать новейшим воплощенным градостроительным экспериментом, прецедентом в образном каркасе города, интереснейшим методическим примером, неоднозначность архитектуры которого, выявляет его концептуальную ценность [257]. 3. Пространственная концепция субстрата положенная в основу архитектурной композиции (Объектный принцип С3). Пространственные свойства, организация и иконография субстрата “землянка”, были использованы в качестве архетипа и аналога, в конкурсном проекте “Защитная ресурсосберегающая оболочка Tank system” [265; 252]. В качестве основы построения архитектурно-пространственного решения были использованы ресурсосберегающие свойства субстрата, такие как: экономия наземного пространства и его использование в качестве единого социального пространства; свойства покрытия как главного конструктивного и т е х н о л о г и ч е с ко го э л е м е н т а . Д р у г и м и п р и м е р а и с п о л ь з о в а н и я пространственной концепции субстрата являются проекты “Дом-микрокосм” арх. Г. Колера [137], “Дом-ковчег” студии Axis Mundi [185], проект жилого комплекса “Супер-шале” бюро Futuraplantabureau [137]. 4. Элемент субстрата положенный в основу архитектурной концепции (Объектный принцип С4). Применение элемента субстрата “изба” в качестве основы архитектурной концепции осуществлено в проекте “Дом-Автоном” мастерской Т. Кузембаева. Проект основан на конструктивной модификации печи, традиционного элемента избы, что позволило достичь уникального эстетического образа при построении комплексного ресурсосберегающего 71

А. Лисицин, С. Растебина под рук. С.А. Малахова

63


жилого пространства [173]. Концепт “забора” как элемента традиционного хозяйства использован студией Е.В. Асса в проекте дома в п. Гринфилд (2006) [106]. Концепция крыши в качестве основного пространственно-эстетического элемента использована в жилом доме Allandale House архитектора В. О’Браена [216]. Элемент архетипа полуземлянки - каменная стена использован в качестве основы композиции и организации пространства жилого дома в проекте студии SeARCH [214]. Субстрат архитектурной культуры является частью архитектурнопространственной модели, которую можно охарактеризовать как традиционное пространство-потребление. Генетически, тип восточно-европейского человека ориентирован на жизнь в холодном регионе и приспособлен к его климатическому циклу. В этом отношении традиционное пространство, его планировочная и функциональная организация соответствует природному циклу смены сезонов. Это целостная модель потребления, которую можно описать через принцип учета региональных особенностей генотипа человека в архитектурных решениях и организации простейших ресурсных систем на основе субстратной типологии (Модель С5), (рисунок 9.2 приложения Б). Традиционное пространствопотребление возвращает человека к природе, оставаясь востребованной архитектурно-пространственной моделью ресурсосберегающего потребления. Это первичная модель ресурсосберегающего пространства, которая развивается от субстрата (элемента) к комплексному пространству [44, с.8]. Опыт “народной” традиционной архитектуры ресурсосбережения широко распространен в сельском и дачном строительстве. В качестве примера такого пространства-потребления можно рассматривать рядовую деревню. Для волжско-камского региона наиболее распространенный архетип это традиционная изба. Выполненная из дерева и рассчитанная на 50-70 лет, срок в течении которого восполняются древесные ресурсы, субстрат “изба” представляет собой ресурсосберегающий архитектурный конструкт и главный системный элемент традиционного архитектурного пространства деревни. На собственном опыте проживания (краткосрочные поездки в течении 5 лет) в частном жилом доме такого типа (деревня “Красный бор”, Татарстан,

64


Апастовский район), автор проследил особенности традиционного способа организации ресурсосберегающего пространства, - деревни состоящей из десятка построек жилого и хозяйственного значения и восьми проживающих семей, принципы жизни которых продиктованы условиями окружающей среды и навыками ведения натурального хозяйства. Деревня представляет собой безотходное ресурсосберегающее пространство, обладающее всеми свойствами архитектурной среды с соответствующими пространственными связями. В исследовании Д. Даймонда также выделяется роль традиционного способа хозяйствования и архитектуры в организации устойчивых систем потребления [30]. Обобщая, можно утверждать что, традиционная архитектура предлагает функциональную схему организации пространства способную к современной м од е р н и з а ц и и и а д ап т а ц и и . В ы я в л е н н ы й п р и н ц и п о р г а н и з а ц и и ресурсосберегающего архитектурного пространства - это использование традиционной модели пространства-потребления, теоретическим и структурным конструктом которой является “субстрат” архитектурной культуры. Принцип характерен для градостроительного и объектного уровней. Субстрат актуален не только в окружении природной среды, его архитектурное и культурное значение возрастает в современных социальноэкономических условиях. Применение субстрата в проектировании ресурсосберегающего пространства разного масштаба является отдельным уникальным методом, при котором сохраняется региональное своеобразие архитектуры, реализуя преемственность архитектурных и культурных традиций на новом современном, концептуальном уровне. 2.1.2. Практические принципы ресурсосбережения в современной архитектуре Ресурсосберегающая архитектура может сочетать много различных концепций в своей о снове – про странственную, традиционную, технологическую, ресурсную, функциональную, организационную. Не одна из них не будет производить должного эффекта, если она не имеет своего

65


уникального образа. В. Белоголовский, обобщая обилие появляющихся построек “зеленой архитектуры” отметил, что применение различных компонентов, выполняющих экологические функции в зданиях, не влияет на архитектурные формы [10]. Несмотря на обилие проектов с экологическим уклоном, многие постройки можно с успехом отнести к поли��ике “green washing” - экологическому популизму, т.е. созданию имиджа экологичного здания [83]. Такие здания не менее ресурсоемки, чем и их аналоги “не” экологичной архитектуры, поскольку очевидно, что ресурсные ограничения влияют на иконографию и формообразование. Выявленные нами примеры не всегда позиционируются их авторами как ресурсосберегающие, но формируют комплекс иконографических признаков. Каждый из объектов раскрывает определенный практический аспект ресурсосбережения независимо друг от друга, и каждый можно рассматривать как отдельную методику проектирования. Вместе они формируют многофакторный методический подход. Научный интерес представляет следующий факт - выявленные подходы можно проследить на постройках, которые были выполнены независимо друг от друга в различных культурных контекстах. Это позволяет говорить о них как о сформировавшихся строительных практиках и методах. Обладая набором разных исходных данных, рассматриваемые “прототипы-концепции” демонстрируют сходство методического принципа и архитектурного мышления. Нами выявлены и интерпретированы 9 наиболее целостных принципов, они раскрыты через следующие методические подходы (рисунок 8 приложения Б): 1. Метод максимального сокращения и оптимизации внутреннего пространства объекта. Принцип пространственных ограничений в качестве основы для построения композиции (Принцип П1). Традиция небольших спальных зон характерная для восточной культуры, нашла выражение в проекте жилого дома “House in Plum Grove” арх. К. Седжима (Япония, 2003). В этом проекте подчиняясь ограничениям площади застройки, до минимума сокращено пространство спальных комнат [84]. Такой подход очень часто встречается в жилой архитектуре Токио, где архитекторами используются любые пространственные разрывы (щели между домами, тротуары и тд.). Дом

66


шириной один метр арх. Э. Кейруш (Бразилия) пример экстремального воплощения этого принципа [226]. Дом-чемодан арх. Г. Чанга иначе трактует пространственные ограничения и предлагает метод трансформации внутреннего пространства, открывая дополнительные функциональные зоны и вариантность их использования для жильцов [108]. Метод подтверждает проект узкого небоскреба арх. Р. Абрахама вместившего австрийский культурный центр в сердце гиперуплотненного Манхэтана [102]. По собственным наблюдениям автора, историческая застройка Неаполя несет на себе следы масштабных реконструкция города в виде обрезанных домов достигающих в ширину одного метра. Оптимизация внут реннего про ст ранства объект а в условиях ограниченности территориальных ресурсов, без уменьшения потребностей в комфорте, позволяет достичь уникальной архитектуры объема здания. Ресурсосбережение достигается за счет ограничения потребления свободной территории. 2. Метод компл ексного проектирования ресурсосберегающ его пространства. Принцип встраивания ресурсосберегающих единиц в ткань пространства (Принцип П2). Целью строительства экспериментального жилого района EKO-VIIKKI (Хельсинки, Финляндия) было определение эффективности энергосберегающих технологий в реальных условиях во взаимосвязи с экологическими и социальными аспектами. Это один из первых примеров комплексной архитектурной среды на основе передовых ресурсо- и энергосберегающих технологий, что воплотилось в технологическом образе застройки (фотоэлементы и другие устройства). В составе комплекса важным элементом служит научный центр мониторинга всего района [112]. Жилой комплекс Millennium Village арх. Р. Эрскина это пример ресурсосберегающего комплекса, где создание архитектурного образа достигается применением локальных строительных материалов - дерево, камень, цинковые элементы - по образу напоминающее Baker Development - ранний проект Эрскина [141; 37]. В отличии от европейских архитекторов бразильский эксперимент “Унифицированные образовательные центры общественного использования CEU2” архитектор Х. Дуарте, представляет больший интерес как образец

67


многофункциональной городской ячейки, в которой ресурсосбережение достигается за счет фабричного производства элементов, а индивидуальность композиционных решений за счет возможности комбинирования корпусов школы [105]. Архитектор М. Петцет использовал первый этаж отслужившего панельного дома в качестве общественного центра, мусор образовавшийся при сносе верхних этажей в разбивке ландшафтного парка [153, с.58]. Реализованные ресурсосберегающие (как их позиционируют авторы) районы и комплексы показывают скорее отсутствие градостроительных приемов в организации новой ресурсосберегающей урбанистической ткани [100, с.72-75]. Пользуясь типичными приемами организации застройки ресурсосбережение в них достигается за счет технологий и минимизации расхода строительных материалов. Проведенный анализ проявляет проблему исследования с практической стороны - на стадии организации городского пространства не сформированы принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства как градостроительной системы объектов. 3. Метод проектирования временной архитектуры. Принцип программирования жизненного цикла здания (Принцип П3). Проект “Fun Palace” арх. С. Прайса (1960) это строительный набор в натуральную величину, комплект модульных частей, которые могли скрепляться разнообразными способами, создавая желаемую конфигурацию. “Дворец развлечений” это часть рассчитанной на 10 лет программы потребления городского оборудования и пространства [67]. Спрограммированный ограниченный срок эксплуатации постройки это программный принцип ресурсосбережения, новый этический подход в архитектуре. Понимание того факта, что принятые технологические и конструктивные решения устареют быстрее, чем здание выйдет из срока эксплуатации, устанавливает новые аспекты при проектировании городского пространства, как взаимосвязанной системы. Проект “Федерального ведомства по статистике” (Невшатель, Швейцария, 1998), бюро “Bauart Architekten”, раскрывает метод в проработке по следнего временного от ре зка функционирования здания – стадии демонтажа. Программа “жизненный цикл” заложена с момента проектирования и предусматривает демонтаж, утилизацию

68


материалов, а так же их повторное использование. Метод предусматривает создание уникального паспорта здания на стадии разработки проекта [6, с. 46-49]. Подобным примером проектирования жизненного цикла здания является проект Федерального агентства по окружающей среде бюро Sauerbruch Hutton [167]. Метод предусмат ривает на личие инфраст руктуры перерабатывающей отходы промышленности и подготовленной базы рециклируемых материалов. Интересным примером является павильон Серпентайн в Кенсингтонском саду г. Лондон (2008 - OMA & C. Balmond & Arup), который показывает как городское “событие” стало архитектурной традицией. Ежегодное сооружение павильона разными архитекторами, и последующее обсуждение насущных городских и архитектурных проблем заложено принципом временного пространства павильона [103]. Иначе трактует тему недолговечных сооружений проект арх. Х. Славика “Кровать на ночь - проект для беспризорных детей”. Благодаря использованию нетрадиционных материалов, таких как контейнеры. Здание получило неповторимый образ, открыто заявляющий о своей недолговечности и временности [153, с.66]. Другой аспект этого метода раскрывает проект бюро TrdRMM - “Скользящий дом” (Stuffolk, England), в котором демонстрируются возможности трансформируемой архитектуры. Дом меняет свой облик в зависимости от функции его использования за счет мобильного корпуса, который предлагает несколько вариантов пространств в зависимости от своего положения, то уменьшая, то увеличивая используемое пространство дома [219]. 4. Метод оптимизации исторического наследия. Принцип внедрения новых функций и объектов в исторические здания и комплексы (Принцип П4) 72. Проект арх. П. Цумтора “дом Труог” (Гугалун, Швейцария. 1994) это реконструкция трехсотлетнего дома горных крестьян, который был расширен за счет новой пристройки. Между новой “кухонной секцией” и старой “гостиной секцией” был встроен поперечный коридор с лестницей. В новой части доминирует отлитая из черного бетона пустотелая конструкция, в которой размещена гипокаустическая система отопления. Историческая архитектура в 72

В диссертации Л.Ю. Анисимова обозначен аспект многократного использования (переоборудования и оптимизации) уже освоенного пространства [5, с.12].

69


условиях ресурсного кризиса становится тяжелым бременем в эксплуатации, в этом случае памятники будут сохранены только в том случае, если они и в дальнейшем будут использоваться. Бремя исторического наследия отягощает развитие города. Проблему переосмысления подходов к реконструкции исторического наследия поднимает в своих последних исследованиях Р. Коолхаас 73. Традиция более не является символом закостенелой архитектуры. С позиций ресурсосберегающей архитектуры охрана памятников открыта для новых интерпретаций [6, с.56-59]. Пример реконструкции промышленных зон в лофты – проект жилого комплекса в Гамбурге бюро Jan Stormer Architekten [163]. Жилой комплекс в Вене арх. Ж. Нувеля демонстрирует, как пространство газгольдеров может стать современным и обитаемым [164]. Реконструкция традиционного жилого дома в Культурный центр В. Олжатти (Швейцария) раскрывает тему смены образа исторических построек с сохранением внутренней структуры и пространства [125]. Принцип важен в аспекте сохранения информационного каркас а города и повышения его пространственного потенциала в виде концентрации и уплотнения среды. В комплексе для города открывается новый пространственный ресурс развития, который необходимо использовать как средство повышения экологической устойчивости. 5. Метод оптимизации экономических и производственных затрат в архитектуре. Принцип использования рециклируемых ресурсов и отходов (Принцип П5). Проект частного дома арх. С. Уигглзуорс (Лондон, Великобритания, 2001) раскрывает архитектуру ресурсосбережения как результат максимальной экономии строительных материалов [136]. Дом состоит из набора элементов новой архитектурной эстетики: мешков со смесью песка, извести и цемента, из которых пробивается трава; старых шпал; бетонных столбов, окруженных габионными сетками с наполнением из вторично использованного колотого бетона; стекловолокна и силиконового полотна; уложенной в скирды соломы. Метод основан на актуализации нового класса ресурсов - отходов. Использование рециклируемых материалов, мусора и утильсырья приводит к непредсказуемому эстетическому эффекту и уникальный 73

Экспозиция OMA на Венецианской Архитектурной Бьеннале 2010.

70


образу каждой постройки. Архитектура такого дома подвержена метаболизму, являясь отражением ресурсного потенциала локальной системы. Пример Чайного павильона бюро De architectengroep, в ландшафтном парке Велювезоом (Голландия), демонстрирует ту же методику. Применение старой древесины в конструкциях и элементах интерьера совместно с озеленением кровли позволило создать архитектурное пространство ставшее частью ландшафта [156]. Проектная практика студентов алабамской архитектурной школы Rural Studio является примером того, как обозначенный принцип служит основой серьезной архитектурной методологии позволяющей средствами минимального использования ресурсов достичь максимального эстетического и пространственного эффекта [152]. Проект поселка Quinta Monroy бюро Elemental показывает, что данный метод служит основой совмещения архитектурной и социальной практики. Проект подразумевает вторую стадию строительства, когда жители достраивают свои дома до завершения сами из подсобных материалов и согласно своим потребностям [161]. В архитектуре проявляется эстетический эффект самоорганизации. 6. Метод проектирования автономных ресурсосберегающих систем74 . Принцип ресурсного самообеспечения в архитектуре (Принцип П6). Проект национального павильона Нидерландов (ЕХРО-2000, Ганновер) бюро MVRDV показывает, что в настоящее время возможно проектирование архитектурных пространств, в данном случае объектного уровня, как замкнутой автономной системы. Процессы циркуляции ресурсов составляют основу внутренней логики функционирования пространства здания. Более того логика этих процессов впервые стала иконообразующим фактором. Так комбинирование современных ресурсосберегающих технологий для создания замкнутой технологической цепи (освещение, водоснабжение, отопление, вентиляция, энергоснабжение), совмещается с элементами естественной природы и ландшафта. Благодаря такому совмещению, система становится более устойчивой и продуктивной. Таким образом, ландшафтная концепция гармонизации среды, разрабатываемая В.А. Нефедовым и другими исследователями, дополняется новым прочтением. В архитектуре уже не 74

Принцип “автономности” обозначается в работах А.В. Крашенинникова [44] и многих других исследователей.

71


внешнее, а внутреннее пространство становится ландшафтным. Нами был выявлен единственный пример реализации этого принципа. Этот демонстрационный объект с уверенностью можно назвать каноническим, поскольку он сконцентрировал на себе комплексные архитектурнопространственные ресурсосберегающие решения на объектном уровне [95; 96, с.1116-1127]. В проекте интересны как экстерьерные, так и интерьерные решения, он открыл новый тип архитектурной образности - основа которой, комбинация техногенных ресурсосберегающих систем и природной среды. Именно такая комбинация по С. Боери является одной из трех моделей развития устойчивой архитектуры и урбанистического ландшафта [16; 100, с.56-58]. 7. Метод проектирования замкнутых экологических цепочек в архитектурной среде. Принцип использования ресурсосберегающих биосистем (Принцип П7). Проект “Eco-Farm” (Нидерланды, 2005) бюро Onix показывает, как типология с/х фермы может стать замкнутым и автономным элементом ресурсосберегающего пространства в горизонтальном уровне. Натуральное ф е р м е р с ко е х о з я й с т в о с т а н о в и т с я э л е м е н т о м р е г и о н а л ь н о г о ресурсосберегающего планирования. Безотходная единица потребления, в которой ресурсы не потребляются, а производятся, не разрушая потенциал и устойчивость пространства [168]. Замкнутая агро-система функционирует и пульсирует в соответствии с циклом природы. Проект здания фирмы Taller Croquis бюро Husos демонстрирует поддержку местной экосистемы средствами архитектуры. В стенах здания устроены специальные резервуары для культивации цветов и популяции редкого вида бабочек [162]. Частное огородное хозяйство на крыше небоскреба проект Pavelek & Associates (Торонто) развивает принцип по пути формирования ячеек производства с/х продукции в урбанизированной среде [128, с.126-127]. Н о ву ю э с т е т и к у и о б р а з н о с т ь п о к а з ы в а ю т р е а л и з о в а н н ы е биотехнологические проекты арх. бюро R&Sie(n). Предлагая иконографию биологической машины и полностью лишенный привычного образа жилого дома, проект I’mlostinParis представляет собой архитектурный гибрид между лесом домом и фермой [166]. Принцип системы агро-ресурсобережения в этом проекте достиг уровня иконографичности, где ресурсосбережение достигается

72


востановлением окружающей биосистемы. Необходимо отметить проектконцепцию “Био-техногенный модуль обитания”75, в котором принципы работы новейших био-нанотехнологий становятся главным иконографическим и проектным инструментом архитектора. 8. Метод локализации архитектурно-строительной практики. Принцип применения уникальных ресурсосберегающих строительных материалов, на основе традиционных методик (Принцип П8). В проекте “Мебельный дом” (Китай, 2001) арх. Ш. Бан, проведя серию экспериментов на основе местного производства, изготовил образцы бамбуковой фанеры, отличающейся особой прочностью и отвечающей высоким стандартам по безопасности и долговечности. Архитектор самостоятельно организовал производство строительного материала на основе предложенной им технологии [108, с. 122-123]. Метод является взаимовыгодным, как для заказчика, так для архитектора и фабриканта, а модифицируемые материалы обладают улучшенными эксплуатационными характеристиками. “Стеклянный дом” (Нидерланды) арх. Д. Крюненберга, представляет собой интересный эксперимент [140], где в качестве главного строительного материала использовано стекло. Примером производства дешевых строительных материалов из ресурсов находящихся на строительной площадке является проект арх. Э. Нга и Ю. Му “Экологической начальной школы” (Китай, Гансу, Маоси), материалом стен служили кирпичи из местной глины [237]. В проекте жилого дома “HARMONIA_57” бюро Triptyque, материалом стен послужил разработанный архитекторами эко-бетон, позволяющий растениям проникнуть вглубь стен в наружном слое фасада и озеленить стены строения, раскрывая принцип в эстетическом действии [169]. 9. Метод комбинирования технологических ресурсосберегающих систем и общественного пространства (Принцип П9). В последнее десятилетие в крупнейших городах инициированы программы по реконструкции с целью создания сети городских общественных пространств. Примерами могут служить: Лондон с программой создания 100 городских социальных пространств, Барселона, Амстердам, Роттердам и другие города Нидерландов, 75

Дипломная научно-исследовательская работа. Авторы: Е. Денисенко, А. Нигматуллина; под рук. проф. Г.Н. Айдаровой. Казань, 2010.

73


реконструкция Милана, Хельсинки, Парижа. По всему миру происходят процессы пересмотра роли общественных пространств в развитии города [110]. Интере сным примером является обще ственное про странство “Forum” (Барселона, Испания, 2005). Особенностью форума является разнообразие пространственных сценариев и внедрение ресурсосберегающих техносистем в общественное пространство. На форуме построена самая большая солнечная батарея в Европе, интегрированы в пространство мусороперерабатывающий завод и старая электростанция, а также несколько солнечных ферм образующих теневые навесы над площадями [107]. Проект Ecoboulevard (Мадрид, Испания, 2007) бюро Ecosistema Urbana, с расположенными на нем аппаратами фильтрации загрязненного воздуха (airtrees), является сходным по философии пространством [158]. Павильон билетных касс (Манхеттен, Нью-Йорк), спроектирован как общественное пространство для отдыха и наблюдения. Это пример использования геотермальных источников для получения электричества [197; 150, с.84-89]. Проект реконструкции исторической площади Plaza de Espana на набережной Санта-Круз-де-Тенерифе (Канарские острова, Испания) арх. Ж. Герцог и П. ДеМерон, развивает метод средствами ландшафтного урбанизма за счет максимального озеленения площади [150, с.70-77]. Через общественное пространство в город проникают объекты новой этики и эстетики. Пример инсталляция “Мусорный дом” (Лондон). Проект в течении месяца экспонировался для посещения в центре Лондона, наглядно демонстрируя потенциал такого ресурса как отходы. Обобщая проведенный анализ можно сделать следующие предварительные выводы: - в комплексе применение выявленных ресурсосберегающих принципов позволяет формировать уникальную иконографию как отражение нового вектора потребления и этического подхода в архитектуре. В эстетике, на данном этапе, основную роль играют вторичные ресурсы. В результате проектирования на основе ресурсосберегающих принципов, складываются специфичные объемные, фактурные и тектонические характеристики архитектурной среды. Главную роль в этом играет разработка специальной ресурсосберегающей программы объекта, которая лежит в основе его формы. Можно говорить о том,

74


что на интуитивном уровне архитектор анализирует ресурсосберегающий потенциал пространства и выявляет проектные возможности его реализации; - в практике европейских и американских архитекторов преобладает системный подход к ресурсосбережению. В основном используются передовые строительные технологии и материалы нового поколения, а также вторичные и рециклируемые ресурсы. Среди наиболее заметных представителей выделяются: проектные опыты MVRDV, R&Sie(n); архитектурная школа Rural Studio, градостроительная методология Х. Ассебильо и др.; - в ресурсосберегающей практике азиатских архитекторов (Япония, Китай, Южная Корея и др.) используются традиционные материалы и их модификации (спец. фанера, картон, бумага). Для них также характерен пространственный подход к ресурсосбережению. Наиболее заметные представители: архитекторы Ш. Бан и Г. Чанг и др.; - южно-американская практика концентрируется на социальных аспектах ресурсосбережения. В архитектуре характерно использование отходов и подручных материалов. Наиболее заметные представители молодого поколения архитекторов: Elemental, Triptyque, Husos и др.; - российский опыт раскрывает традиции с позиций ресурсосбережения. Характерная сторона ресурсосберегающей архитектуры - натуральная эстетика естественных (дерево) и вторичных материалов (отходы и разбор строений), а также семантическое богатство и смысловая многозначность - наслоение образов. Среди архитекторов можно выделить практику деревянного домостроения Т. Кузембаева, архитектурные опыты А.С. Бродского, методологические основы проектирования С.А. Малахова, Е.В. Асса и других; - современная практика ресурсосберегающей архитектуры образует комплекс из 9 частных принципов на объектном и градостроительном уровнях. Градостроительный подход на современном этапе реализуется как встраивание в среду (искусственную и естественную) отдельных не связанных между собой элементов. Что нельзя рассматривать как модель ресурсосберегающего архитектурного пространства. Таким образом, подтверждается практическая актуальность разработки новых моделей организации ресурсосберегающего архитектурного пространства.

75


2.2. Анализ и систематизация современных ресурсосберегающих технологий в архитектуре и смежных дисциплинах “Настало время прекратить проектировать образы машин и начать проектировать способом, который уважал бы все многообразие жизни”, Сим Ван дер Рин [88, с.136]

В современной архитектурной практике преобладает технологический подход к ресурсосбережению. Многие исследователи выделяют приоритет технологий и инженерного подхода при организации ресурсосберегающего архитектурного пространства [149]. Нами поставлена задача проанализировать современную технологическую модель ресурсосберегающей архитектуры, и выявить действительную роль технологического подхода к ресурсосбережению. Для этого мы опирались на существующий опыт технологических инноваций в э к с п л у ат а ц и и р е а л и з о в а н н ы х з д а н и й и п р о с т р а н с т в , ко т о р ы е позиционировались как энергосберегающие, “зеленые” и т.д. (рисунок 9.1, 9.2 приложения Б). 2.2.1. Современный опыт ресурсосбережения в смежных областях знаний (энергетика, транспорт, законодательство) Важнейшим ресурсом современной цивилизации является энергия. Уголь, нефть, уран и другие ископаемые минералы служат ресурсами получения энергии для обеспечения городов в настоящее время. Эти ресурсы конечны и их использование связано со значительным негативным влиянием на природу (ядерные отходы и выбросы CO2). Резкое обострение этой проблемы стало заметно на рубеже XX-XXI веков [100, с.6-12]. В XXI веке на смену традиционной энергетике приходит альтернативная. Как было показано, организация ресурсосберегающего пространства развивается в принципе комбинирования технологических пространств с общественным. Анализ

76


показал наличие 6-ти передовых направлений альтернативной энергетики. Они открывают новые возможности организации архитектурного пространства, рассмотрим их (рисунок 9.1 приложения Б): 1. Принцип использования геотермальных источников энергии (Принцип Э1) практически не влияет на формообразование, и лежит в области проектирования инженерных систем здания. На базе успешно завершенных демонстрационных проектов оправдано использование геотермальных источников вне централизованного теплоснабжения [206]. Возможно комплексное и единичное применение - электростанция “Анахайм” (Юта, США) снабжает 9 тыс. домов [207]. Интересен пример энергетической установки в городе Херлен (Голландия) в которой, используя ресурс места, а именно заброшенную шахту, был реализован проект геотермальной станции, снабжающий энергией комплекс домов [187]. 2. Принцип использования солнечной энергии (Принцип Э2). Более 60% потребностей тепла жилых зданий и коммунально-бытовых объектов в горячем водоснабжении могут быть покрыты за счет использования солнечной энергии [149]. Применение солнечных батарей выходит на объектно-эстетический уровень. Можно привести в пример разработку компании Fraunhofer ISE окрашенные солнечные батареи [223]. Также серию реализованных зданий с использованием солнечных панелей в качестве “отделочного материла” фасада проект “The Solaire” бюро Pelli Clarke Pelli Architects [87, с.84-89]. Термальная электростанция “Солнечная башня” (Севилья, Испания) выступает в роли нового элемента системы расселения в виде солнечных ферм, что говорит о региональном и градостроительном уровне применения технологии [191]. В качества будущего источника энергии, рационально рассматривать и космическую солнечную энергию76 . 3. Принцип использования ветроэнергетических установок (Принцип Э3). Технологии извлечения энергии с помощью ветра условно можно разделить на 3 типа. Первый это отдельные сооружения-турбины77. Второй тип это фермы на

76

В исследованиях развития косморасселения уделяется внимание снабжение земных городов электроэнергией из космоса [96, с.1356-1395]. 77

Например, домашний ветряк WindCore, Германия, WIPO Wind Power [204].

77


воде и земле 78 . Третий тип это ветроэнергетические системы в структуре зданий - например, проект небоскреба бюро SOM (Гуаньджоу, Китай) [222]. Примером независимых энергетических ветростанций может служить технология получения энергии атмосферных потоков [229]. Проект ветровой платины студии Chetwood Associates обладает яркими эстетическими д о с то и н с т ва м и , п од т в е р ж д а я т е з и с о н о в о й и ко н о г р а ф и ч н о с т и ресурсосберегающих техносистем [176]. 4. Принцип использования энергия океана (Принцип Э4) это освоение нового пространственного ресурса. Осмотическая электростанция заработала в Норвегии. Ее принцип работы основан на разнице потенциалов соленой и пресной воды [208]. Прототип 200 метровой змеевидной турбины (1Мват) разрабатывает компания Atkins Global [220]. Компактная волновая станция Oceanlinx, способная вырабатывать энергию до 1.5 МВт, работает в акватории австралийского города Порт-Кембл [178]. Компания BioPower тестирует плантации колышущихся ферм-водорослей на дне океана [186]. 5. Принцип использования биомассы в качестве топлива (Принцип Э5). Сбережение естественных ресурсов леса достигается путем использования о т ход о в д е р е в о п е р е р а б ат ы в а ю щ е й п р ом ы ш л е н н о с т и , б р и ке т о в , гранулированной биомассы, прессованных листьев для малых печей. Биодизель - топливо, получаемое из следующих масельных растений: пальмовое масло, кукуруза, водоросли 79. Это альтернатива традиционному топливу [241]. Подход реализуем при наличии соответствующих природных ресурсов. 6. Принцип применения энергетических биогазовых установок (Принцип Э6). Технологии по использованию биогаза решают несколько проблем: создают автономное энергетическое производство; снабжают электричеством и теплом населенные пункты; снижают загрязнение окружающей среды; обеспеч��вают производство органических удобрений [117]. Японская компания TokyoGas запустила миниреактор вырабатывающий метан из водорослей и 78

Например, проект бюро ОМА “ZeeKracht” генеральный план развития энергетики Северного Моря [9, с. 166-169]. По собственным наблюдениям автора - ветровые плантации калифорнии, США, Германия, Испания, этот тип ветроэнергетики становится лидирующем в развитии новейших энергетических стратегий. 79

Этическая сторона применения подобных способов получения энергии заключается в следующем: если заправить полный бак Toyota Prius этанолом на основе кукурузы, это равносильно сжиганию еды запасом на несколько лет для рядового гражданина Индии [85, с.53-61].

78


обеспечивающий 20 домов, аналогичный проект, разрабатываемый в США, перерабатывает, при этом, вредные выбросы угольной электростанции [232]. Проект “PigCity” MVRDV, предлагает комплексное энергетическое решение для создания вертикальной фермы [96, с.1156-1217]. Портативная электростанция Bloom Box, способна снабжать электроэнергией 100 домов, или небольшое офисное здание [195]. К другим перспективным, разрабатываемым технологиям получения “безопасной” энергии можно отнести: энергию термоядерного синтеза (Принцип Э7) и прикладную энергетику (Принцип Э8) 80. Развитие и популяризация альтернативной энергетики приводит к изменению взгляда на архитектурную эстетику ресурсосберегающих техносистем. Образность инженерных энергосистем воплощается в архитектуре зданий или как составная часть общественного или технического (промышленного) пространства. Использование альтернативных источников энергии обеспечивает независимость, групповых и единичных систем теплоснабжения. Таким образом, на практике подтверждая принцип автономности в качестве базового способа организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. Провозглашая автономность единицы от целого, методы альтернативного энергообеспечения меняют взаимоотношение здания и города, создавая новую пространственность урбанистических систем. Это позволяет рассматривать альтернативные энергетические техносистемы как новые структурообразующие элементы системы расселения, зависимые от локального ресурсосберегающего потенциала [100, с.72-73]. Развитие современных технологий позволяет безболезненно перейти от старых ресурсоемких энергетических парадигм к новым альтернативным. Проект единой энергетической инфраструктуры Tres Amigas Superstation на североамериканском континенте говорит в пользу этой концепции [221]. О б о б щ а я п р о в е д е н н ы й а н а л и з , м о ж н о ко н с т а т и р о в а т ь ресурсосберегающее пространство в региональном масштабе должно формироваться с учетом новой энергетической концепции. 80

Например дверь-генератор (Fluxlab, NY, USA); микротурбина Benkatina Turbine; домашняя микрогидроэлектростанция (арх. Jin Woo Han).

79


Половина потребления энергии в развитых странах приходится на здания, и еще четверть – на транспорт. П. Буханан восьмым принципом устойчивой архитектуры назвал решающее воздействие транспорта на экологический баланс территории [81]. Оптимизация транспортной инфраструктуры в градостроительной методологии Х. Ассебильо, это один из пяти принципов оптимизации города [107]. Использование инфраструктуры альтернативного транспорта в городском планировании, как показывают многие проекты, отражается в пространственных характеристиках города и влияет на организационные структуры поселений. 10-ая Архитектурная Бьенналле в Венеции, посвященная проблемам современного города, показала важность инновационного подхода именно в организации транспортной инфраструктуры города. В Боготе, благодаря организации системы эффективных скоростных транзитных автобусов Transmilenio, организации сети велосипедных дорожек, общественных парков и площадей, заменивших не экологичную неформальную систему микроавтобусов, значительно снизил уровень преступности и повысил качество жизни горожан [11, с.152]. Инфраструктура альтернативного транспорта сегодня это набор из 5-ти инструментов [44, с.12], (рисунок 9.1 приложения Б): 1. Электромобиль и электрозарядные станции (Принцип ТР1) [181; 236; 180; 189]. 2. Сеть общественного электротранспорта (Принцип ТР2) [196; 199; 240; 224]. 3. Сверхбыстрые поезда на магнитной подушке (Принцип ТР3) [194; 223; 200]. 4. Сеть велосипедных дорожек и тротуаров (Принцип ТР4) [238]. 5. Транспортная инфраструктура как проводник ресурсосберегающих технологий (Принцип ТР5) [172; 201, 171, 190]. Лучшей иллюстрацией влияния транспортных систем на город является футуристичный проект SKYCARCITY бюро MVRDV представленный на ХI Биеналле в Венеции; в нем город обретает новую форму под влиянием воздушных машин [96, с.472]. В проекте “Velocity”, архитектор Б. Данстер предлагает создание новой типологии городского квартала, в котором

80


единственным видом транспорта будет велосипед. На основе учета этих инструментов целесообразно развитие транспортной инфраструктуры в качестве основы ресурсосберегающего архитектурного пространства. Анализ показал, что внедрение этих принципов ведет к ресурсной и экологической оптимизации города, влияя на формообразование, функционально-планировочную организацию пространства. Однако, подобный комплексный подход возможен только при долгосрочном стратегическом планировании. Выявленные подходы более характерны для градостроительного и регионального уровня организации ресурсосберегающего архитектурного пространства [100, с.73]. На текущий момент в мировой практике выработано несколько инструментов поддержки и развития ресурсосберегающих направлений в архитектуре и градостроительстве. Опыт законодательства и социальных ресурсосберегающих программ различается целями, объектами и масштабами, их условно можно классифицировать на 6 системных уровней (рисунок 9.1 приложения Б): - наиболее базовым является векторный подход (уровень 1), который декларируется на уровне мирового сообщества, например ООН. Современная парадигма развития это концепция “устойчивого развития”; - система государственных нормативов (уровень 2), например СНиП или система градостроительных регламентов. Нормативы совершенствуются слишком медленно и не всегда успевают за развитием современной инженерной и архитектурной мысли; - целевые социально-экономические программы (уровень 3). В качестве примера можно привести следующие программы ЕС: Thermie, Agenda-21, CEPHEUS [121]; - юридическое и экономическое поощрение проектов со стороны государства в форме субсидий или облегчения налогового бремени (уровень 4). Два последующих уровня являются более близкими к архитектурной профессии и представляют методологический интерес: - система спецификации зданий (уровень 5). Международная система спецификации зданий “LEED” [119];

81


- архитектурные социально-образовательные программы (уровень 6). Программа “Rural Studio” была введена С. Мокби на архитектурном факультете Обернского университета. Социальная цель студии - проектирование и строительство для малообеспеченных семей. Вследствие чего появляются максимально экономичные проекты с использованием вторичных ресурсов [152]. Подобный подход “малого вмешательства” решает две задачи. Формирует подготовленные кадры с новым передовым видением профессиональных задач и навыков. Вторая задача это социальная адаптация идей ресурсосбережения, апробирование технологий, методов и решений. Такой подход является наиболее эффективным, поскольку позволяет создавать инновационные архитектурные решения, работая с социальным контекстом. Выявлены шесть базовых инструментов правового и социального внедрения парадигмы ресурсосбережения. Следует обратить особое внимание на опыт реализации социально-образовательных архитектурных программ поскольку именно с их помощью целесообразно отрабатывать комплексные инновационные решения на объектном и градостроительном уровнях. 2.2.2. Современные ресурсосберегающие технологии в архитектуре На о снове анализа публикаций содержащих технологиче ские ресурсосберегающие решения и инновации [10; 45; 51; 87; 98; 112; 113; 122; 142-149; 157; 115; 235], а также разработанных ранее моделей и принципов81, нами была систематизирована современная модель ресурсосберегающего здания на основе архитектурно-инженерных решений (Модель АИ1). Итогом проведенного анализа стала графическая схема, раскрывающая особенности технологического подхода к ресурсосбережению (рисунок 9.1 приложения Б). Материал обобщен по следующим категориям: 1. Системы водоснабжения и отопления: 1.1. Система сбора и очистки сточных вод с дифференцированными входами по различным видам загрязненных вод [112; 113; 87]; 81

Имеются в виду диссертационные работы по тематике энергоэффективных зданий (приложение А), а так же авторская дпломная научно-исследовательская работа где были заложены методические основы данной систематизации [247, c.112–115]

82


1.2. Доочистка методом биологических прудов и площадок [98, с. 90-95]; 1.3. Интеллектуальные системы регуляции отопления [146]; 1.4. Использование современного экономичного и экологичного оборудования [113; 87]; 1.5. Тепло солнечной радиации в системе отопления зданий – энергетическая крыша [120]; 1.6. Охлаждаемые перекрытия с замоноличенны��и трубопроводами [149]; 1.7. Использование пассивных гелиосистем [45; 149]; 1.8.Утилизация тепла удаляемого воздуха для горячего водоснабжения [113; 87]; 1.9.Использования побочных продуктов выработки энергии [142]; 1.10. Водоразборная арматура с пониженным водопотреблением [87]; 1.11. Компостная куча или биореактор “Кливус Мультрум” [45]. 2. Системы электроснабжения: 2.1. Электроснабжение от возобновляемых и альтернативных источников энергии [87; 149]; 2.2. Системы хранения энергии [149]. 3. Системы вентиляции: 3.1. Использование центральной системы кондиционирования, замена наружного приточного воздуха на рециркуляционный [122]; 3.2. Автоматизация вентиляции [146; 149]; 3.3. Группировка внутренних пространств по схожим функциям [146]; 3.4. Использование в системе кондиционирования энергосберегающих абсорбционных чиллеров и другого экологического оборудования [149]; 3.5. Естественная вентиляция при соответствующих погодных условиях [149]; 3.6. Применение рекуператоров тепла [113; 87]; 3.7. Подземные пластиковые трубы для приточного воздуха [149]. 4. Конструктивные системы:

83


4.1. Создание комплексной защитной термооболочки [146; 149]; 4.2. Солнцезащитные свойства окон и солнцезащитные устройства [45; 149]; 4.3. Расположение на крыше здания садов [10; 149]; 4.4. Использование не отапливаемых помещений [2; 149]; 4.5. Компактность внутренней структуры здания [149]; 4.6. Зимние сады, биокультивационные установки и озелененные пространства [10]; 4.7. Использование рециклируемых материалов и материалов с низким выделением вредных веществ [45]. 5. Системы освещения: 5.1. Автоматизированная система управления искусственным освещением [149]; 5.2. Осветительные приборы с пониженным энергопотреблением [144; 149]; 5.3. Окраска помещений в светлые цвета [149]. 6. Методы и системы организации: 6.1. Мероприятия, выполняемые при вводе здания в эксплуатацию [113; 87]; 6.2. Руководство, определяющее наиболее предпочтительные материалы и оборудование [113; 87]; 6.3. Применение систем экологического контроля во время строительства [146]; 6.4. Автоматизированная система управления и мониторинга здания82 ; 6.5. Максимальное использование функциональных зон и средств общественного предназначения [235]; 6.6. Павильоны для сортировки отходов [146]. 7. Предпроектные средства: 7.1. Системный анализ, методы физического и математического моделирования [142; 113; 87]; 82

В одной из программ канала Euronews рассказывалось об экспериментальной системе мониторинга потребления коммунальных ресурсов жильцами. Такая программа, следуя принципам партисипации, меняет потребительскую модель общества.

84


7.2. Выбор оптимальной формы здания его положения в зависимости от окружающих характеристик [149]; 7.3. Учет инфраструктурных особенностей территории [146; 149]. Применение интерпретированной нами модели позволит решать вопросы по сокращению потребления энергоносителей и других строительных ресурсов, т.е. получить экономический и сберегающий эффект. Однако, такая модель все еще является противоречивой и не совершенной, применение одних технологий сводит на нет действие других [100, с.2]. По обобщенным данным реализованных проектов, период окупаемости ресурсо- и энергосберегающих решений оценивается специалистами от 5 лет и более [149]. По итогам анализа технологической модели, можно сделать следующие выводы: Использование рассмотренных технологий практически не влияет на формирование новых архитектурных образов, находясь в области иконографии хай-тека. Их совершенствование проходит в рамках эволюции архитектуры. Технологические решения позиционируемые как “ресурсосберегающие”, являются ресурсоемкими в производстве и не требуют изменений потребительской модели, а внедрение комплексных технологических решений ведет к удорожанию строительства и требует значительных затрат в последующем обслуживании. По оценкам специалистов, внедрение технологической модели ресурсосберегающего пространства экономически целесообразно для больших компаний, затраты которых на обслуживание сопоставимы с объемом капиталовложений на оптимизацию коммунальных систем [239]. Например, в здание Gensim Centre бюро Benish&Benish мастерски применен комплекс инженерно-архитектурных решений. По личному наблюдению автора и авторитетному мнению критиков, здание не выделяется среди современной застройки г. Бостон, однако эстетика минимализма и экологического модернизма пронизывает интерьерное решение, создавая “офисную среду” нового поколения [124]. Существующие ресурсосберегающие технологии как инструмент архитектора не способны к формированию комплексного ресурсосберегающего пространства и нового социального мышления [83]. Поскольку инновации охватывают все системы здания, комплекс современных ресурсосберегающих

85


технологий представляет собой практически сформировавшийся метод архитектурно-инженерного проектирования. Однако не ведет к новой иконографии на данном этапе. Лишь в редких случаях инженерные системы проникают в образ. Однако это находится в границах общепризнанных и уже произведенных манифестов. Метод применения ресурсосберегающих техносистем на данном этапе развития архитектуры не формирует новой устойчивой иконографии. Ресурсосберегающие прототипы выходят на устойчивый образ лишь в единичных случаях, в качестве манифестов и только за счет мастерства отдельно взятых архитекторов или бюро, не распространяясь на общую массу построек, позиционируемую как “устойчивая архитектура”. Нами было сделано натурное обследование здания спроектированных с применением ресурсосберегающих технологий (Офис компании SHUKO, Белефельд, Германия). Его архитектура не может рассматриваться как формирующая иконографию (рисунок 9.1 приложения Б). Подтверждением данного тезиса может служить новый университетский корпус Купер-Юнион спро ектированный бюро MORPHOSIS, Здание обладает яркими архитектурными достоинствами и получило платиновый сертификат LEED, однако ресурсосберегающие технологические инновации никак не проявились в образе здания [127]. Развитие технологического мышления и антропоцентричной модели потребления привело к значительной деградации планетарных экосистем [242-246]. Если развивать технологический метод ресурсосбережения в архитектуре, необходим качественный скачек в способах экологизации технологий. Необходимо ставить приоритеты и развивать лишь перспективные ресурсосберегающие технологии. Возможно, развитие бионанотехнологий позволит перейти к новым принципам потребления, повлиять на архитектурные образы и принципы организации пространства. Если рассматривать объекты, которые выполняют знаковую роль, служат символическими или опорными зданиями в структуре города, то можно констатировать что на них тратиться большое количество ресурсов. Здесь оправдано применение дорогостоящих новейших технологических решений, поскольку так происходит продвижение и тестирование новейших технологий.

86


Примером может быть здания Олимпийского Бассейна в Пекине. Такие здания по определению ресурсоемки, однако являются знаковыми точками в развитии архитектурной мысли. Уровень частного домостроения, как правило, придерживается наработанных решений и представляется наиболее удобным для тестирования ресурсосберегающих моделей. Подверженный легкой трансформации, частный дом не несет бремени значительных затрат ресурсов [5]. При этом обладая способностью в любой момент трансформироваться в традиционную модель потребления. Средний уровень архитектуры, т.е. практиче ски целиком городское про странство является наиболее неповоротливым и ресурсоемким. Именно этот объемный пласт архитектуры требует нового ресурсосберегающего подхода. Здесь должны закладываться основы новой парадигмы потребления. Обобщенная технологическая модель служит наглядным примером сложности и ресурсоемкости современной инженерно-архитектурной модели ресурсосберегающего пространства (рисунок 9.1 приложения Б). Применение данной схемы-классификации в учебном процессе может служить вспомогательным средством студента в понимании современной технологической модели ресурсосберегающего здания. Изучение и совершенствование этой модели целесообразно, для повышения кооперации инженерной и архитектурной профессии.

87


2.3. Интерпретация и классификация ресурсосберегающих социальнопространственных систем “Существуют также, возможно во всех культурах, во всех цивилизациях, реальные места, места которые подразумеваются самим общественным устройством и которые являются при этом своего рода контрместоположениями, в некотором смысле действительно реализованными утопиями. Это разновидности мест, вне каких либо мест, - несмотря на то, что фактически они локализуемы. Эти места, поскольку они совершенно иные, нежели другие местоположения, которые они отражают и о которых они повествуют, я бы назвал по оппозиции к утопиям гетеротопиями...” Мишель Фуко, “Другие пространства”

2.3.1. Интерпретация понятия “гетеротопия” с позиций ресурсосбергающей пространственной системы Мы расположены в пространстве, которое образуется из социальной, индивидуальной, функциональной, архитектурной, природной и множества других компонент. В некоторых случаях совокупность этих компонент образует атипичные пространства особых конфигураций и способов взаимодействий. Подобные пространства были названы М. Фуко гетеротопиями [15; 71; 74]. Гетеротопии характеризуются связью социального поведения и структурной организацией пространства, таким образом, в контексте исследования можно предположить наличие ресурсосберегающих гетеротопий, т.е. комплескных социально-пространственных архитектурных систем с особым режимом потребления. В таких системах выстраиваются функциональноорганизационные связи внутри пространства, а следовательно и другая архитектурная “форма”. Целые альтернативные общества были “сконструированы” в проекте MVRDV “Metacity/Datatown”, в котором гипотетическая Голландия с высоким

88


“ л о с - а н д же л е с с к и м ” у р о в н е м п от р е бл е н и я н а д у ш у н а с е л е н и я противопоставлялась воображаемой стране, население которой состоит исключительно из аскетичных вегетарианцев. Таким образом, опираясь на новую парадигму потребления и альтернативную модель общества, используя информационные ре сурсы как о снову про ектирования, MVRDV сконструировали пространства новых форм и архитектурных образов [97; 88, с. 331-332]. В их работе выявлена образующая роль социально-политической системы в архитектурном решении. В отличии от утопически спланированного общества, гетеротопии реальны, они составляют часть всеобщей пространственно-архитектурной системы. В утопических конструкциях многие отечественные и зарубежные исследователи выделяют структурные и пространственные конструкты и закономерности83 , которые составляют важнейшую часть архитектурной истории и практики. По аналогии с этим, в гетеротопиях так же можно выделить пространственно образующую логику. Нами выявлены и интерпретированы 4 системы, демонстрирующие социально-пространственную организацию. Они позволяют говорить о концепте ресурсосберегающей гетеротопии, в развитие термина М. Фуко, как об устойчивом структурном элементе города. К его главным свойствам можно отнести изменение модели потребления человека внутри ограниченного локального пространства. В этом контексте ресурсосберегающее архитектурное пространство рассматривается как комплексная система - место и форма обитания сообщества, жизнь которого протекает по специфичным законам потребления. Ресурсосберегающие гетеротопии встроены в ткань современного города, они его подсистемы. С этих позиций их организующие свойства позволяют говорить о них, как о сформировавшихся устойчивых моделях. В исследовании М. Вильковского обозначена актуальность и недостаточность исследований архитектурного пространства с позиций социологии [22, с.17]. В этом отношении рассматриваемый ниже материал представляет интерпретацию архитектурного пространства с позиций социологии и процессов потребления.

83

А.В. Иконников, М.В. Шубенков и многие другие [37, 78].

89


2.3.2. Классификация ресурсосберегающих социальнопространственных систем Методика анализа основывалась на изучении текстового и проектного материла (28 проектов), выявлении формообразующих и иконографических признаков, а также принципов организации пространства. Сопоставляя результаты анализа с другими исследованиями, выявлены ресурсосберегающие гетеротопии, которые определяются условиями, формой и функцией. Они представляют собой сформировавшиеся модели, которые можно рассматривать как организационные системы ресурсосберегающего пространства (рисунок 10.1-10.4 приложения Б). Классифицируя, их можно привести к достаточно выраженным пространственным характеристикам 4-х типов: 1. Мусорное пространство. Общества на задворках цивилизации это мусорное пространство свалок, перерабатывающих заводов, трущоб и т.д. В их среде возможны одни действия и невозможны другие, а уклад жизни продиктован до- или постцивилизационными условиями выживания. Они находятся рядом с цивилизацией, поскольку они ее обслуживают. Рем Коолхаас пишет о важнейшем показателе современного города - это способность утилизировать отходы. Приводя в пример гигантские свалки Лагоса, он говорит о чрезвычайной активности внутри мусорных зон. В них проявляются черты функционального зонирования вследствие своеобразной самоорганизации сортировки и вторичному использованию мусора [41]. В истории Японии периода Эдо существует целая культурная традиция обращения с мусором, и сохранения природных ресурсов методом рециркуляции отходов [100, с.76-79]. Саския Сассен, анализируя эту же проблему, говорит о потенциале пространственной организации и культурно-политической адаптации следующих зон: узлы транспортных и инженерных сетей, мусороперерабатывающих заводов, водоочистных сооружений и других “мусорных” пространств [65, с.162-163]. Выделяя важнейшую роль архитектуры в этом процессе. Примером такой адаптации мусорного пространства может служить парк

90


Аль-Азхар в Каире. Для улучшения экологической ситуации был разбит парк на территории в 30 га, которая на протяжении 500 лет использовалась как свалка. Парк Аль-Азхар был задуман как катализатор реабилитации своего окружения [101, с.134]. Мусорное пространство это резерв развития городов. Если рассматривать этот принцип в более широком региональном масштабе, то примером адаптации мусорного про странства - покинутых нефтеперерабатывающих вышек может служить проект компании Morris Architecture который предлагает создавать зоны отдыха, используя альтернативные источники энергоснабжения, при этом возрождая окружающую экосистему и коралловые рифы [202]. Альтернативное решение проблемы океанического мусора, в рамках концепции SeaSteading [154, с.126], предлагает компания Whim Architects. Собрав окружающий мусор, архитекторы предполагают основать независимое экопоселение около Гавайских островов, преобразовав, таким образом, мусорное пространство в новое селитебное [183]. Проект бюро Rietveld Landscape предполагает архитектурную реконструкцию заброшенного ландшафта в зоне металлургического завода и слияния Нордзееканала и Северного моря. Решая эстетические, социальные, экологические и экономические вопросы развития региона, архитекторы предлагают уникальный эстетический симбиоз рукотворных и природных ландшафтов, превращая “мусорное” пространство в живую среду [9, с.146-149]. Проект бюро ОТН - реновация старого железобетонного колосса - платформы погрузочного крана, предлагает новое пространство - офисный центр Кгаansрооg (Амстердам, 2007), предстает как виртуозное архитектурное решения сочетающее в себе тонкое чувство архитектурного пространства и профессиональных конструктивных решений. Оставленный “мусор” строений обретает новую, современную трактовку [151, с.30-35]. Все эти проекты показывают принцип использования мусорного пространства как ресурса развития архитектурного пространства. Подтверждая тезис об актуализации ресурсов сберегающей архитектуры - отходов цивилизации, придавая статус ресурса целым пространственным системам. Реновация мусорного пространства это вполне понятная архитектурная стратегия и известная методология, автору хотелось бы обратить внимание на

91


другое, ключевое свойство мусорных пространств. Социальный аспект связки пространство-поведение это главное свойство системы “мусорного” пространства. Когда поведение общества становится ключевым фактором потребительской модели и проявляется в архитектурной форме. Свалки как самоорганизующиеся системы существуют и организуются людьми по законам иного сообщества. Так, например, за определенные проступки ее член может изгоняться из одной свалки на другую, туда, где он не будет принят, и такое изгнание чаще заканчивается смертью. Они сортируют мусор, используют его для своего жилища. Получают за это плату. Их жизнь подчинена закону выживания, где болезнь равносильна смерти, нарушение порядка изгнанию. Они не производят ни какого продукта. Они не потребляют ничего лишнего, ни электроэнергии, ни водоснабжения - их дома не отапливаются. Они живут в мусоре и за счет мусора. Но они помогают цивилизации утилизировать свои отходы. Архитектура этих сообществ уникальна. Минимальная площадь, минимальные потребности и максимум пользы84 . Люди сознательно идут на жертву в комфорте. Коммуна хиппи “Drop city”, была основана в 1966 году в Аризоне, США. “Зом” - их жилище было собрано из деталей автомобилей, - из мусора. Такой образ жизни очень напоминает жизнь кочевника или туземца, но такая социология продукт общества потребления, а не традиционного уклада жизни в окружении природы. Их окружение это мусор [37; 241]. Другой вид мусорного пространства это трущобы. С. Бранд, основоположник движения в защиту окружающей среды пишет об их невероятной жизненной энергии и важнейшей роли в процессах переработки мусора и творческой генеративности. Бранд акцентирует85

статус

пространственной модели, которую можно выявить в трущобах [111, с.63]. 84

Анализ сделал по материалам телевизионной передачи посвященной проблемам свалок (канал ОРТ). Название источника установить не удалось. 85

С.Бранд: - “ООН проводила обширные полевые исследования, которые перевернули представления о трущобах: вместо того чтобы быть одной из главных мировых проблем, они оказались лучшим способом борьбы с нищетой в мире. Города-трущобы находятся в постоянном движении и создают колоссальные объемы богатств. Я бы с радостью посмотрел на экологический анализ трущоб, где люди живут плотнее, чем где бы то ни было в мире, ведь они пускают на переработку все, что попадается им под руку, изо всех сил стараются экономить топливо и прочие ресурсы и вообще проявляют максимум изобретательности” [111, с.63].

92


Архитектура такого пространства это самоорганизующийся хаос, обладающий сильнейшими пространственно-социальными связями. Мусорное пространство генерирует систему максимального использования ресурсов. Здесь, архитектура пространства неотделима от его свойств, т.е. социальная среда формирует архитектурную систему. Вместе они представляют собой модель ре сурсо с берегающей гетеротопии - замкнутой ресурсосберегающей пространственной подсистемы или элемента каркаса. Гиперпотребляющая цивилизация использует их как универсальные единицы переработки, иммунную систему общества потребления. Мусорные пространства обладают следующими свойствами: минимальное потребление, обслуживание высокотехнологичной цивилизации, очистка и переработка загрязненного пространства. Эти пространства мутируют, изменяются, исчезают и появляются. Проблема “мусорного пространства” также не решена ни одним государством или городом. Возможно, архитектурно-про странственная модель мусорного пространства может быть основой устойчивой системы развития городов? Это не значит, что цивилизации необходимо повернуться вспять, возвращаясь к примитивному потреблению. Необходимо переосмысление таких пространств, вероятно, они могут дать городу гораздо больше и работать эффективнее, став фильтрами будущей ресурсосберегающей системы. “Мусорное пространство” это комплексная социально-пространственная модель перерабатывающего социума (Модель СП1) перераспределяющая ресурсы отходов. Иконографический признак - это хаотичность архитектурного образа, вызванная внутренними самоорганизационными процессами (рисунок 10.1 приложения Б). Архитектурными материалами являются ресурсы мусора (вторичные) и традиционные локальные материалы. На ее основе возможно формирование архитектурной типологии объектного и градостроительного масштаба. Обобщающим примером может служить проект Gardenvill86 , где на примере самоорганизующейся структуры рассматриваются аспекты индивидуального образа жизни в комплексной пространственно-социальной 86

T. Karimullin, G. Kuurstra, S. Van Jaarsveld, N. Parmaksızoğlu, науч. рук. проф. А. Свердлов, проф. В. Маас, self published, TU Delft.

93


системе, что проявляется в архитектурной организации пространства и эстетической системе “вторичности” нового уровня. Если последние 50 000 лет существования человека разделить на отрезки жизни приблизительно в 62 года каждый, то окажется около 800 таких отрезков жизни. Из этих 800 полных 650 прошли в пещерах [67]. Подземное пространство это вторая установленная ресурсосберегающая гетеротопия. 2. Подземное пространство. Касаясь исторического аспекта использования ресурсов подземного пространства можно привести следующие примеры: в южно-итальянской области Базиликата, в гротах Матеры, продолжает жить в пещерах около двухсот семей, в 1996 г. здесь открыли пещерный отель. Жители Виллен-леРошер, во Франции из поколения в поколение селятся в высеченных в скалах домах. В пещерах Каппадокии работают гостиницы. Деревня Деринкуя расположилась на восьми подземных этажах, последний из которых - церковь. Пещерная деревушка Матмата (Тунис) это глубокие лазы, уходящие вниз на 6-10 м, от которых в виде лучей тянутся жилые штольни. Современный пример это подземный город Cober Pedy (Австралия). Семьи старателей живут в комнатах напоминающих сводчатые залы монастырей и старинных замков. За время своего существования город сильно развился, образовав полноценную инфраструктуру: подземные церкви, школы, мастерские, галереи, книжные магазины, увеселительные заведения, “дома” с бассейнами [241]. Особенность использования подземных пространств - это недостаток ресурсов для полноценного развития. Примером этого является подземная школа в провинции Гуйчжоу (Китай). Жители собственными средствами обустроили огромное подземное пространство находящейся по близости пещеры для школьных нужд [209]. Семья из Mиссури построила дом во входной зоне обширного пещерного пространства, располагая всей пещерой для своего использования [210]. Социология такого общества диктует сокращенную программу условий жизни и ограниченное потребление. К признакам подземного пространства можно отнести: использование труднодоступных селитебных ресурсов (пещеры, горы), ограниченное потребление, природная топография.

94


Все описанные примеры, так или иначе, связаны с естественным природным про странством. Современные архитектурные проекты подтверждают актуальность подземного пространства в новых его формах. Архитекторы MVRDV предлагают проект города в горе [96, с.658-665]. Реализованный проект кампуса женского университета Ивха в Сеуле (Южная Корея) Д. Перро [150, с.102-112] демонстрирует современную интерпретацию использования подземного пространства в сочетании с ресурсосберегающими технологиями и демонстрирует высокие эстетические качества (в рамках концепции урбоэкологии) и возможность регенерации загрязненной среды города. Группа архитекторов из Мехико спроектировала подземный небоскреб пирамиду с гигантским атриумом обращенным вглубь земли, такая типология стала ответом на запрет строительства зданий выше восьми этажей в исторической части города [211]. Компания ReardonSmith Architects спроектировали подземный отель, совмещенный с большим ландшафтным парком и гольф-клубом [212]. В Швейцарии функционирует отель Null Stern Hotel в подземном пространстве бункера [182]. В Китае построена сеть скрытых подземных общественных туалетов. Провокационный проект арх. Я. Тиггеса - гора высотой в километр в центре Берлина на месте пустующего участка старого аэропорта в неожиданном ракурсе раскрывает возможности использования подземного пространства с ярко выраженной природной эстетикой в среде современного города [184]. В этом проекте принцип использования подземного пространства как социальнопространственной ресурсосберегающей системы (Модель СП2) выражен наиболее ярко. Подземное ресурсосберегающее пространство предлагает новую пространственность и иконографию. Проект отеля “Wady al Qamar” в русле древней реки компании AMIN HASNI ARCHITECT, предлагает экологическое возрождение территории и создание современной инфраструктуры, используя ресурсы подземного пространства древнего ущелья [218]. Тему защитных свойств подземного пространства поднимает проект архитекторов из Университета Торонто, в котором предполагается создание подземных городов на юго-западе Америки, подверженного сильным засухам района. Проект предлагает сотовую структуру

95


небольших городов-поселений соединенных в единую агломерацию [213]. В этом проекте заложен аспект низкой ресурсоемкости и доступности основных ресурсов жизнеобеспечения при использовании подземного пространства (вода, энергия). Проект центра Artcore арх. К. Коллариса предлагает реконструкцию старого военного здания, главной особенностью которого является большая толщина стен. Проект подчеркивает эстетику и красоту подземного пространства, формируя хаотичную линейную структуру, состоящую из кубических подобных пещерному пространству объемов [234]. Подводя итоги и соединяя в единую концепцию эти различные по назначению, эстетике и задачам проекты можно с уверенностью говорить о подземном пространстве как об устойчивой пространственно-социальной системе с выраженными ресурсосберегающими свойствами, такими как экономия и доступность жизненноважных ресурсов - вода, энергия, территория, минеральные ресурсы. На основе проведенного анализа “подземное пространство” можно рассматривать как новый пространственный ресурс развития. Обладая устойчивой “гео-ландшафтной” иконографией, оно является ресурсосберегающей пространственно-социальной системой на объектном и градостроительном уровне (рисунок 10.2 приложения Б). 3. Автономное пространство. Некоторые созданные человеком техносферы представляют собой гетеротопии автономного пространства. К ним относятся техногенные пространства самообеспечения, такие как современные танки, авианосцы, подводные лодки - замкнутые пространства способные находится в подводном плавании более года, орбитальные корабли и станции [44, с.7]. Такие пространства также находятся в области действия архитектуры [138]. Предел экстремальности, где существования организма человека без помощи техносистем не возможно это космос. Орбитальные станции – автономные гетеротопии, которые воплощают в себе концентрат ресурсосберегающих технологий. Архитектура техносистем поглощающая энергию из пустоты. Условия автономного пространства это компактное обитание, где пространство максимально вбирает в себя возможные программы

96


использования. В замкнутом модуле происходит циркуляция ресурсов. Развитие гетеротопии автономного про ст ранства можно проиллюстрировать на примерах двух экспериментов. Первый, это опыты советских инженеров по созданию замкнутых систем жизнеобеспечения автономного управления - Биос 1-3 (1964 г., система создавалась специально для жизни в космосе и других экстремальных условиях). Второй, аналогичный, но более комплексный эксперимент “Биосфера-2” проводился в США. По сути проект закончился неудачей, ученым не удалось создать замкнутую работоспособную систему. Эти проекты показали87 прямую зависимость жизни от малейших колебаний окружающих экосистем [241]. Техносистемы имеют сходные характеристики - минимальное и ограниченное компактное пространство, жесткую систему поведения. Они разработаны, чтобы сохранить жизнь в экстремальных условиях. Такая система не потребляют ресурсов из вне, а любое экологическое отклонение приводит к распаду, это идеальное ресурсно-стабильное пространство. Главные признаки: полная автономность системы, самообслуживание на основе системы биотехноценозов, максимальная рациональность использования пространства, э кол о г и ч е с ка я з а м к н у то с т ь с и с т е м ы , с о ц и а л ь н а я с п л оч е н н о с т ь . Совершенствование принципа замкнутого автономного пространства на основе систем био-техноценозов (Модель СП3) - один из векторов будущего развития пространственных архитектурных систем. “Автономное пространство” как пространственно-социальная система в нынешнем виде служит способом выживания в экстремальных условиях (подводное, космическое и пространство вечной мерзлоты). Принцип автономности пространства служит основой в условиях перемены модели пространства-потребления88 . Иконография автономного пространства выражается в особой технической эстетике (рисунок 10.3 приложения Б). В 60-е годы американский футуролог Э. Тоффлер назвал “анклавами будущего” своеобразные научно-исследовательские институты, в которых 87

По словам одного из жителей Биосферы-2: - “Только здесь мы почувствовали, насколько зависим от окружающей природы. Если не будет деревьев — нам нечем будет дышать, если вода загрязнится — нам нечего будет пить” [241]. 88

Например, исследования Л.Ю. Анисимова на объектном уровне [5], и А.В. Крашенинникова на градостроительном уровне [43; 44].

97


представители разных профессий будут создавать будущее [67]. Сегодня эту роль выполняют объекты, которые можно объединить в типологию “научного пространства”. 4. Научное пространство. Единственной гетеротопией производящей ресурсы (информацию и технологии) является научное пространство. Научные города и поселки это концентрация знаний и энергии, это места-сгустки, преобразование физической материи в научное знание. Жизнь научного города подчинена определенному порядку и правилам, где здоровье и психологическая стабильность сообщества играет важнейшую роль в достижении практических научных результатов. По Р. Бердетту - к концу ХХ века, во многих городах осуществляются важные реформы, которые делают их более конкурентоспособными в мировом масштабе, за счет переориентации на производство знаний и культуры [11; 68]. Научное пространство в системе города можно рассматривать как зону, модифицирующую урбанистическую, экономическую и социальную ткань. Это проводник нового масштаба, общемировой культуры и знаний в каждый конкретный город и регион. Тенденции в проектировании научных гетеротопий показывают возрастающую роль ресурсосберегающих принципов в основе архитектурных концепций. Башня Energy Flower предназначена для китайского исследовательского центра университета Уханя по проекту компаний Grontmij и Soeters Van Eldonk Architecten. Исследовательский центр для создания проектов альтернативной энергетики, будет также “зеленым” зданием, выполненным с использованием новейших ресурсосберегающих технологий. По замыслу, здание должно стать первым звеном в полной реструктуризации города и переходу к ресурсосберегающему пространству. Проект полностью подтверждает ключевую роль научного пространства в концепции преобразования города [177]. Сберегающий подход к ландшафту и экосистеме демонстрирует проект студии Cheungvogl, в котором здание исследовательского центра приподнимается на ножках, открывая панорамные виды на озера [192]. Проект расширения школы имени Марселя Самбы во французском городе Sotteville-les-Rouen также является примером сочетания экологического подхода образовательной системы и ресурсосберегающих технологий. Архитекторами

98


было принято решение соединить новые корпуса с близ лежащим парком, накрыв здание озелененной кровлей-пространством [231]. Компания LIN реализовала проект дизайн-школы во французском городе Сент-Этьен в котором применен спектр ресурсосберегающих технологий. Эти проекты можно рассматривать как системные элементы ресурсосберегающей инфраструктуры будущего города. Другой аспект ресурсосберегающего научного пространства это возведение комплексов - целых поселков и научных городов. Компания Foster +Partners разработала проект Biometropolis для города Мехико, который представляет комплексный ресурсосберегающий подход в проектировании научного пространства. Территория площадью 71 га полностью свободная от автомобильного движения, проектируется как поддерживающий город структурный элемент, очищающий сточные воды, которые будут питать огромный ландшафтный парк. В нем будут расположены корпуса исследовательских центров важнейших направлений медицины. Таким образом, научный город-квартал будет новым парковым элементом мегаполиса выполняющим своеобразную ресурсосберегающую функцию [174]. Бюро Zaha Hadid проектирует в пустынях Саудовской Аравии оазис - Исследовательский центр нефти имени Короля Абдуллы, по сходному принципу, создавая зеленый элемент в пустынной среде. В качестве основы архитектурного решения был принят принцип подземных коммуникаций и ресурсосберегающих технологий для выработки энергии, рециркуляции воды и переработки отходов [217]. По всему миру возводятся научные пространства города и центры, в которых ресурсосберегающие технологии играют основополагающую роль. Отличительная особенность таких пространств - их социальное единство производство знаний как информационных ресурсов и элементная роль в системе города. Особая модель т аких по с елений должна ст ать основополагающей градообразующей функцией. Свойства научного пространства: концентрация ресурсов, производство информационных ресурсов, градообразующая функция, мощнейший потенциал развития сообщества. Типология научного пространства раскрывает принцип организации

99


ресурсосберегающих научных пространств как функционального элемента градостроительной системы (Модель СП4). “Научное пространство” являясь типологией объектного и градостроительного уровня, выступает как передовая единица развития ресурсосберегающего архитектурного пространства, воздействуя на общество с социальной стороны и генерирующей ресурсы развития - информацию. Комплекс таких факторов как: социальное воздействие, замкнутость системы, производство информации как важнейшего ресурса, делает эту типологию важнейшим структурным элементом города и градостроительной системы (рисунок 10.4 приложения Б). Анализ пространственных типологий показал наличие выраженных ресурсосберегающих характеристик, что позволяет трактовать их как сложившиеся сверхсистемы ресурсосберегающие гетеротопии. Выявленные ресурсосберегающие гиперсистемы представляют четыре различные стратегии построения и организации пространства, обладающие одной общей чертой изменение образа жизни, отказ от комфорта потребительской цивилизации. На их основе возможно моделирование ресурсосберегающего архитектурного пространства. Таким образом, подтверждается выдвинутая в работе гипотеза возможности создания комплексных ресурсосберегающих пространственных систем в масштабах города и региона.

100


Выводы второй главы Анализ практического опыта ресурсосберегающей архитектуры позволяет нам сделать следующие выводы: - выявлены частные практиче ские принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. К ним относится комплекс архитектурно-пространственных (13 принципов и 1 модель) и архитектурноинженерных принципов (13 принципов и 1 модель). Учет этих подходов, в дополнение к теоретическим, позволит нам в 3 главе исследования сформировать универсальные принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства; - в культурологическом аспекте к практическим принципам организации ресурсосберегающего пространства на современном этапе можно отнести следующие подходы: Европа и США - использование передовых строительных технологий и материалов (Rural Studio, MVRDV, R&Sie(n), Х. Асебильо и др.); Россия - отходы, вторичные и рециклируемые ресурсы (А.С. Бродский, Т. Кузембаев и др.); Азия - традиционные материалы и их модификации (Ш. Бан, Г. Чанг и др.); Южная Америка - социальный и комплексный подход (Elemental, Triptyque, Husos и др.). - систематизирована архитектурная, инженерно-технологическая модель, где выявлены следующие категории: системы водоснабжения и отопления; системы электроснабжения; системы вентиляции; конструктивные системы; системы освещения; методы и системы организации; предпроектные средства. Целесообразно изучение данной модели в учебном процессе для формирования базового знания о технологическом обеспечении ресурсосберегающего архитектурного пространства; - установлено, в качестве сопутствующих дисциплин, в процессе формирования ресурсосберегающего архитектурного пространства, необходимо рассматривать: энергетическое обеспечение территорий и объектов, транспортные системы на региональном и градостроительном уровнях, законодательство и социальные программы;

101


- современный и общепринятый инженерно-технологический подход к проектированию ре сурсо сберегающей архитектуры не формирует ресурсосберегающего архитектурного пространства и новой иконографии на данном этапе развития архитектуры и лежит в области эстетики хай-тека; - установлена основополагающая роль традиционной архитектуры в организации простейших ресурсосберегающих пространственных систем в исторической ретроспективе и перспективе. Определена “традиционная” модель ресурсосберегающего архитектурного пространства, в основе которой лежит конструкт “субстрата”. Такая модель это минимальная архитектурная ресурсосберегающая программа пространства. Таким образом, раскрыт теоретический аспект “традиционной архитектуры” как ресурсосберегающей организационной системы; - в качестве базового аспекта организации ресурсосберегающего архитектурного про странства необходимо рассматривать принцип ресурсосберегающей гетеротопии, т.е. единства социальных действий и архитектурно-пространственной организации. Выявлены и интерпретированы 4 архитектурные социально-пространственные модели: мусорное пространство, подземное пространство, автономное пространство, научное пространство; - определено, практический опыт ресурсосберегающей архитектуры позволяет создавать пространственные объекты любого масштаба. Это ставит задачу заключительной части исследования - моделирование архитектурнопространственных систем трех уровней: объектного, градостроительного и регионального.

102


Глава 3. Теоретическая модель ресурсосберегающего архитектурного пространства89

3.1. Принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства “Если архитектура хочет избавиться от чувства вины, ей нужны более весомые аргументы, чем просто способность давать кров... Нужна пространственная организация, которая вернет людям независимость, создаст более здоровую среду, будет производить электроэнергию, а не только потреблять ее, будет не тратить время и пространство, а создавать их, будет поощрять сплоченность”. Оле Бауман90

3.1.1. Универсальные принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства Научную базу концепции и универсальных принципов организации ресурсосберегающего архитектурного пространства составляют полученные результаты проведенного исследования. Современные составляющие ресурсного потенциала и выявленные классы ресурсов сберегающей архитектуры (информация, альтернативная энергия, строительная древесина, мусор) определяют “ресурсосберегающий потенциал” пространства как основу архитектурной концепции (эстетика, материалы, функционально-организационные особенности). Анализ теоретических и практических подходов выявил комплекс 89

Цель третьей главы - разработка универсальных принципов и теоретической модели ресурсосберегающего архитектурного пространства трех структурных уровней - объектном, градостроительном, региональном, а также концептуальном - идеальном уровне; формирование концепции методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства. 90

Директор Института Архитектуры Нидерландов [9, с.118].

103


объектных, градостроительных и региональных принципов и моделей проектирования ресурсосберегающего пространства. Особое значение имеют социально-пространственные модели, которые служат системами-прототипами комплексной организации ресурсосберегающего пространства. Следствием гипотезы взаимосвязи модели потребления и организации архитектурного про странства является концепция специализации регионального развития и становление глобальной ресурсосберегающей формы потребления как универсальной архитектурно-пространственной формы. Опыт ресурсосберегающих социальных программ и наработки нормативных и внутренних профессиональных механизмов позволяют формировать единое ресурсосберегающее правовое и социальное поле. Философская основа нового подхода это идея коэволюции и синергетический подход к трансформации ресурсоемкого пространства. В эстетическом аспекте прогнозируемое развитие ресурсосберегающих био-нанотехнологий позволяет выве сти их применение в разряд формообразующих, способных создавать новые эстетические, формальные и типологические категории91. Таким образом, на основе комплекса исследований проведенных в первой и второй главе диссертации были выявлены частные теоретические и практические принципы, подходы, методики и модели организации ресурсосберегающего архитектурного пространства (всего 59). На их базе, методом сопоставления нами сформулированы 6 универсальных принципов которые рассмотрены в функциональном, программном и структурном аспектах формирования ресурсосберегающего архитектурного пространства, что является отражением трех основных уровней проектирования - объектного, градостроительного, регионального (рисунок 11, 12 приложения Б): 1. Принцип ресурсной локализации пространства заключается: в использовании локального ресурсного потенциала - строительные материалы, трудовые, информационные ресурсы, вторичные ресурсы; локальной топографии - подземное, надземное пространство и других естественных и антропогенных элементов и особенностей ресурсосберегающего потенциала 91

Об этом свидетельствуют эксперименты Л. Спайбрука, архитектурная граматика Г. Лина [88, с.328-330].

104


про странства; использование характеристик архетипа локального традиционного жилища или других устоявшихся типологий - концепция субстрата архитектурной культуры в основе программы объекта [2]. 2. Принцип автономности пространства заключается в развитии замкнутых ресурсных цепочек трех категорий: ячейка - уровень объектной типологии, автономных городских образований - независимые поселения, автономных экосистем - независимые самовосстанавливающиеся природные системы. Ресурсы в такой системе становятся циркуляционным материалом. Автономные системы пространства-потребления способны поддерживать окружающее пространство ресурсами, например энергией. 3. Принцип пространственных ограничений заключается в минимизации и оптимизации внутренней структуры объекта - количе ственные характеристики: высота, объемы помещений и т.д. Создание промежуточных зон и временных пространств для возможной оптимизации городского пространства. Ограничение экспансии антропогенного пространства (баланс природной и искусственной среды). Минимизация и сокращение пространства обитания. 4. Принцип гибридности пространства заключается в синтезе пространства на основе социальных моделей ресурсосберегающего потребления, т.е. построение ресурсосберегающей гетеротопии. Архитектурное пространство диктует человеку ресурсосберегающий способ потребления (традиционное, подземное, мусорное, научное, автономное пространство и т.д.). Второй аспект принципа гибридности заключается в смешивании различных типов ресурсосберегающих пространств в функционально-планировочний структуре, а также максимальный набор функциональной программы для повышения социальных взаимодействий и ресурсной подвижности системы. Третий аспект принципа гибридности заключается в совмещении двух типов пространств - антропогенного и естественного биологического на основе биотехнологий и методов биоинженерии. 5. Принцип специализации пространства. заключается в соответствии естественной среды режиму ее использования. Принцип можно раскрыть через следующую методологию: оптимизация пространства; специализация

105


пространства заключается в выявлении наиболее сберегающего ресурсы архитектурного режима использования пространства - соответствие ресурсного потенциала - функции его использования; оптимизация пространства заключается в повышении его ресурсного и ресурсосберегающего потенциала средствами планирования и реорганизации пространства - денсификация и вертикальное уплотнение; максимизация пространства это заключительная стадия специализации, при которой создается максимально производительный режим циркуляции и производства ресурсов в масштабе регионального планирования. 6. Принцип структурности пространства основан на трех конструктах: ткань - объектная типология это оптимизированные ячейки, например “нулевые” дома; ресурсосберегающий каркас города, обеспечивающий рециркуляцию ресурсов всех классов, это сеть функционально связанных модулей; элементы например города спутники - независимые внесистемные территориальные элементы. Для более полного раскрытия сформулированных принципов нами разработана концепция ресурсосберегающей архитектуры. 3.1.2. Концепция ресурсосберегающей архитектуры Каждая самодостаточная архитектурная “философия” или теория по законам жанра входит в мир архитектурного дискурса в форме свода научных правил, принципов, деклараций, методов, или манифеста. Концепция ресурсосберегающей архитектуры в данном исследовании имеет право на получение соответствующего статуса, поскольку включает набор необходимых для этого элементов: авторство, историю, принципы и методологию, программу. Таким образом, в качестве первой стадии тестирования универсальных принципов организации ресурсосберегающего архитектурного пространства нами сформирована концепция ресурсосберегающей архитектуры, которая определяется следующими тремя категориями: 1. Ресурсосберегающее архитектурное пространство - как новая модель потребления.

106


1.1 Ресурсосберегающая архитектура - это новая этика потребления. Архитектура оперирует понятиями социальной и экологиче ской ответственности, вводя в этику архитектора понятие “нравственной архитектуры”. Предлагая программу допущений и ограничений потребления, ресурсосберегающая архитектура предлагает человеку иные требованиями к комфорту и потреблению. 1.2 Ресурсосберегающая архитектура поддерживает процессы, которые возрождают, а не истощают. В основе ресурсосберегающего архитектурного пространства этика сосуществования человека и природы – коэволюция, т.е. совместная эволюция и совершенствование антропогенной и естественной среды. Подчинение законам природы и сохранения главного ресурса – жизни, лежат в основе пространственных решений. Ресурсосберегающая система поддерживает окружающее пространство и увеличивает его ресурсный потенциал. 1.3 В основе ресурсосберегающего архитектурного пространства лежит система ткани и каркаса как сети взаимосвязанных элементов. Элементная основа ресурсосберегающего пространства это подсистемы - гетеротопии. В них процессы потребления неотделимы от архитектурных решений. Таким образом, устанавливаются пространственные связи, консолидирующие ресурсосберегающую систему. 1.4 Метаболизм и недолговечность архитектуры, как принцип развития пространства. Проектирование жизненного цикла архитектурного пространства включает стадии: проектирования, строительства, потребления (эксплуатации), трансформации, утилизации. Метаболизм пространства в ресурсосберегающем аспекте заключается в пересмотре ценностей исторического наследия на основе принципа необходимых решений. 1.5 Проектная программа ресурсосбережения лежит в основе функционирования пространства. Программирование среды на основе оценки ресурсного и ресурсосберегающего потенциала системы. Выявляются ре сурсные элементы, на о снове которых строятся по следующие пространственные решения. Непредсказуемость и уникальность каждого архитектурного решения обоснованы интерпретацией с позиций сбережения

107


ресурсов. 2. Ресурсы сберегающей архитектуры: 2.1 Ресурсный и ресурсосберегающий потенциал пространства как главный фактор архитектурной концепции. Составляющие ресурсного потенциала: база локальных строительных, вторичных, рециклируемых материалов; окружающая социальная система; локальная природнотопографическая система; окружающий историко-архитектурный контекст; региональные особенности и крупные ресурсные элементы. 2.2 Использование местных ресурсов, локальный (вернакулярный) принцип в подборе строительных материалов. Локальный рынок строительных материалов, технологий и рабочей силы обеспечивает устойчивость на региональном уровне. Традиционные строительные материалы обеспечивают эстетическую идентификацию и неоднородность архитектурных решений. 2.3 Вторичные ресурсы и отходы культуры являются новыми ресурсами архитектуры. Использование отходов обеспечивает очистку пространства, утилизацию и переработку мусора, вторичное использование устаревших пространств и структур города. Достигается минимизация потребностей человека в ресурсах, разумное использование и круговорот ресурсов. 2.4 Строительная древесина как ресурс сберегающей архитектуры. Рециклируемый, легко утилизируемый, возобновляемый материал, древесина, показывая минимальную энергоемкость при производстве. Использование строительной древесины должно быть обеспечено системами воспроизводства древесины - контролируемая вырубка, специальные посадки. 2.5 Массивы данных и информация как новейший ресурс архитектуры. Создание единого информационного поля, для оценки и мониторинга ресурсных систем. Концентрация информационных ресурсов в изучение ресурсного потенциала пространства. Использование дополнительного виртуального пространства в процессах потребления. 3. Эстетические принципы ресурсосберегающей архитектуры: 3.1 Эстетика “мусора”, вторичных материалов и рециклируемых

ресурсов. Вторичные материалы или их комбинации в фасадных и интерьерных решениях. Минимальное потребление ресурсов как основа художественных

108


решений - эстетика минимального декорирования. 3.2 Эстетика естественных природных материалов, не требующих больших затрат на производство например, древесина или кирпич. 3.3 Эстетика естественной природной топографии и топологии пространства. Архитектура раскрывает эстетику естественных элементов таких как ландшафт или искусственный ландшафт. Экологические процессы в основе формирования художественных решений. 3.4 Эстетика ресурсосберегающих техносистем. Ресурсосберегающие техносистемы или технобиосистемы как часть эстетической программы архитектурного пространства. 3.5 Эстетика биотехнологий или искусственных (рукотворных) биосистем как пространственных архитектурных форм. Биотехнологическая архитектура как новая эстетическая система и архитектурная грамматика. Сформированные эстетические категории способны формировать устойчивую иконографию архитектурной среды. Концепция ресурсосберегающей архитектуры определяет демаркационную линию, отделяя ресурсосемкую среду от ресурсосберегающего пространства, которое отражает в архитектуре и формирует в обществе новый тип потребления. Ее нельзя трактовать как художественный жест. Принципы сберегающей архитектуры не ставят ограничений архитектору в самовыражении, но иначе трактуют систему потребления, выстраивая новые взаимоотношения с окружающей средой, и устанавливая систему проектных ограничений в потреблении.

109


3.2. Универсальная теоретическая модель ресурсосберегающего архитектурного пространства “Ничто не будет менее индустриальным, чем цивилизация, рожденная индустриальной революцией”[67, с.27]. Жан Фурастье

3.2.1. Универсальная теоретическая модель ресурсосберегающего архитектурного пространства (объектный, градостроительный, региональный уровень) Н е о бход и м о с т ь р а з р абот ки о п ер еж аю щ и х модел ей р аз в и т и я архитектурного пространства выявлена многими исследователями [44, с.3]. В результате исследования нами были выявлены принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства трех уровней. Современная градостроительная теория в аспекте потребления, по З.Н. Яргиой [80, с.15-16], так же определяет 3 базовых уровня организации пространства92 , к ним относятся здания и сооружения, городские и сельские поселения, локальные региональные территориальные системы. Таким образом, принципы организации ресурсосберегающего пространства раскрыты в универсальной модели следующих трех уровней: 1. Уровень 1 - объектный, ресурсосберегающая ячейка - дом, комплекс; 2. Уровень 2 - градостроительный, комплексная организация городской или сельской среды93 , это система ресурсосберегающих, модулей организующая поселение, город, мегаполис; 3. Уровень 3 - региональный, это комплекс территориальных ресурсных элементов регламентирующих принципы организации локальных систем расселения. Образуя единую пространственную систему, они имеют набор 92

Другие ученые выделяют 6 ступеней (например, А.В. Крашенинников), однако для настоящего исследования обозначенные три уровня обязательны и достаточны для формулировки базовой модели. 93

В контексте исследования городская и сельская среда нами не разделяются.

110


взаимодополняющих элементов (ячейка, модуль, система, каркас), что позволяет, объединив их, получить комплексную ресурсосберегающую среду. В комплексе три уровня могут работать как независимо, так и совместно. Ресурсосберегающее пространство является комплексной системой. Для изучения сложных систем необходимо построение множества моделей, научно неправомерно пытаться искать какую-то одну всеобъемлющую, поэтому разрабатываемая модель (каждый ее уровень) рассмотрена с позиций следующих пяти аспектов: 1. Визуально-эстетический аспект. На концептуальном уровне нами интерпретируются основные образные характеристики среды ее собирательный образ - графическая модель. 2. Структурно-пространственный аспект. Выявляется функциональная структура пространства и соотношение основных элементов программы графическая модель. 3. Базовый программно-теоретический аспект. Определяется проектная программа модели. По методологии М. Фуко, – отношения с окружающими объектами, отношения с местом или пространством, отношения с человеком, системы организации и идеи являются основными компонентами всех ситуаций [48; 74]. Поскольку дискурс ресурсосберегающей архитектуры включает в себя весь этот комплекс конструктов, то каждая из представленных моделей рассмотрена именно с позиций этих пяти отношений; именно они образуют каркас теоретической модели ресурсосберегающего архитектурного пространства. 4. Системный аспект. Показывает следующие программные положения с позиций ресурсного потенциала системы - графическая модель: • расположение в ресурсной системе; • отношение человека к окружающей ресурсной системе; • потребляемые ресурсы; • циркуляция ресурсов; • сберегаемые ресурсы. 5. Элементно-функциональный аспект. Базовая модель. Раскрывает особенности функциональной структуры каждого уровня - графическая модель.

111


Таким образом, нами достигается комплексность разработки модели, что позволяет выявить наиболее слабые и сильные стороны концепции для последующих исследований с методических позиций. Рассмотрим базовый аспект - теоретиче скую программу модели ре сурсо сберегающего архитектурного пространства. Уровень 1. Ресурсосберегающая ячейка, модель объектного уровня. Модель первого уровня представляет собой локальный объект - ячейку ресурсосберегающей ткани (рисунок 13 приложения Б). В качестве базовых, нами рассматриваются следующие программные принципы: 1.1. Концепция моделируемого объекта. 1.1.1. Сеть ресурсосберегающих единиц это ресурсосберегающая ткань, не требующая каркаса. Объекты функционируют на основе ресурсного потенциала окружающего пространства, но на различных принципах и подходах к ресурсосбережению. Таким образом, достигается разнообразие архитектурного пространства. 1.1.2. Модель распространяется на любую типологию вне зависимости от масштаба объекта. Такая единица может быть использована как составная часть объектов и пространств т.е. быть включена в их структуру - часть комплекса или отдельная функция пространства. 1.2. Отношения объекта с другими окружающими его объектами. 1.2.1. Объект нейтрален к ресурсоемкому антропогенному окружению. 1.2.2. Объект являет ся вст раиваемой в про ст ранство ресурсосберегающей ячейкой. 1.3. Отношения объекта с окружающим пространством. 1.3.1. В отношении с естественной природной средой объект преследует принцип органичности, максимальной охраны ландшафта и значимых ресурсных элементов, учета особенностей топографии пространства. 1.3.2. Объект производит ресурсы и питает ими окружение - энергия, переработанные отходы, происходит очищение окружающей среды. Свойством объекта является способность поддерживать локальную

112


ресурсную систему, не нарушая процессов функционирования экосистемы. 1.4. Отношения объекта с человеком. 1.4.1. Структура архитектурного пространства объекта отражает биологические ритмы экосистемы, его климатические характеристики. Объект учитывает региональные особенности генотипа человека, его физиологию. Происходит приспособление человека к ритмам сезонных пульсации пространства - холодные пространства, сезонная или суточная трансформация. 1.5. Организация объекта. 1.5.1. Объект это автономная система (например, от коммунальных сетей), которая организует рециклируемость всех веществ и безотходность потребления - энергия, вода, тепло и др. 1.5.2. Биодинамическая система культивации почвы как структурный элемент модели предполагает распределение растительной “зеленой” массы во внутреннем и наружном пространстве [83]. Объект способен выращивать с/х продукцию. Человек “культивирует” локальную ресурсосберегающую ячейку, производя некоторые необходимые ресурсы на месте. 1.5.3. Компактность многофункциональность и минимизация потребностей в пространстве. Таким образом, объект “ткани” на любом масштабе является частью устанавливаемой системы ресурсосберегающего потребления, и реализует минимальное потребление ресурсов на всех стадиях функционирования. Уровень 2. Система ре сурсо с берегающих модулей. Модель градостроительного уровня, представляет собой систему взаимосвязанных градостроительных объектов, образующих ресурсосберегающий каркас пространства (рисунок 14 приложения Б). В качестве базовых, нами рассматриваются следующие программные принципы: 2.1. Концепция моделируемого объекта. 2.1.1. В основе модели находится понятие ресурсосберегающий

113


каркас, которое определяется нами следующим образом градостроительная система объектов различного функционального значения обеспечивающих циркуляцию ресурсов, проц ессы переработки, ресурсосберегающего потребления, очистки, утилизации; в комплексе обеспечивающих ресурсный баланс окружающей экосистемы. Ресурсосберегающий каркас обеспечивает минимальное воздействие на окружающую ресурсную систему, т.е. увеличивает ее ресурсный потенциал. Ресурсосберегающий каркас, это городская программа развития и оптимизации внутренних ресурсов, на основе потенциала локальных пространств [100, с.12]. 2.1.2. “Ресурсосберегающая гетеротопия” лежит в основе пространственно-потребительской системы, т.е. архитектурное пространство и процессы ресурсосберегающего потребления находятся в единой связи (пространство-потребление). 2.1.3. Ресурсосберегающую деятельность модуля следует понимать ка к и н и ц и и ру ю щ е е во з буж д е н и е с р ед ы и п о с л ед у ю щ е е самовыстраивание структуры, в соответствии с внутренним ресурсным потенциалом среды, в направлении к одному из возможных макросостояний (сценарность). Ресурсосберегающий потенциал системы определяет формы развития пространства и точки воздействия. 2.1.4. Объект распространяется подобно вирусу, включая в свою ресурсосберегающую сеть все новые ресурсоемкие объекты и преобразуя их - модель вторгается в ресурсоемкий город, изменяя его структуру (принцип вирусного развития модели.). Сначала это модельспутник существующая параллельно, затем подобно микроорганизму ресурсосберегающая система модифицирует структуру ресурсоемкого города, постепенно растворяя его, оздоравливая и оживляя. П р о и сход и т о б о г а щ е н и е о к руж а ю щ е го п р о с т р а н с т ва ресурсосберегающими элементами. 2.2. Отношения объекта с другими окружающими его объектами. 2.2.1. Главная задача каркаса - осуществление перехода от

114


“потребляющей” цивилизации к “утилизирующей”94

- город

становится объектом переработки. Единицы каркаса используют окружающие объекты, пространства, локальные ресурсы как материал для самообеспечения и самовоспроизводства. Система питается ресурсами окружающих ресурсоемких объектов, не потребляя новых производство ресурсов из мусора. Таким образом, достигается очистка ресурсоемкого пространства. В модулях-комплексах применяются системы оценки и анализа окружающего пространства, новейшие методы сбора и утилизации и переработки всех видов отходов и объектных систем. 2.3. Отношения объекта с окружающим пространством. 2.3.1. Пространством модели является урбанизированная среда, как объект предполагаемой трансформации. Ресурсосберегающая система производит экологическое преобразование занимаемой территории и оздоровливает окружающую город экосистему. 2.3.2. Модель использует виртуальное пространство в качестве резервного ресурса. За счет информатизации вспомогательных систем обслуживания и создания единой сети циркуляции ресурсов (онлайнсистема). 2.3.3. Создание стерильных от антропогенных факторов природных зон и формирование пространства нового типа в черте города: биозаповедник - аналог национального парка. 2.3.4. Использование промежуточного пространства как резерва развития и модификации городского пространства. Недолговечная архитектура в основе пульсации всей ресурсной системы. 2 . 3 . 5 . А р х и т е кту р а р е су р с о с бе р е г а ю щ е й с и с т е м ы н е с е т информационное сообщение, своими образами влияя на общую медиа систему города. 2.4. Отношения объекта с человеком. 2.4.1. Ограничение потребления достигается контролем - системой 94

Некоторые исследователи говорят об изменении экономической модели потребления от линейной к циркуляционной экономике ресурсов [85, с.87-93]. Современные способы производства и логистики позволяют значительно (до 60%) снизить расход “чистого” материала [85, с.78-81].

115


регламентов потребления и жизнедеятельности человека. Каркас задает направление действий человека - предлагает ресурсосберегающую инфраструктуру. 2.4.2. Духовное и физическое оздоровление человека достигается за счет применения локальных ресурсосберегающих социальных программ - специальная инфраструктура пространства. 2.4.3. Перемещение жителей в резервные демонстрационные комплексы, где происходит ознакомление с принципами ресурсосбережения, высвобожденная территория в это время подлежит переработке. 2.5. Организация модели. 2.5.1. Модульная организация модели подразумевает разделение функций и задач между модулями в ресурсосберегающем каркасе, где каждый отвечает за свою специфичную ресурсную функцию. 2.5.2. Ресурсосберегающий каркас рассматривается как трехмерная система зонирования пространства. 2.5.3. В основе функционирования каркаса лежит компьютерная система управления процессов “производство-потреблениеутилизация”, которая выступает в роли непрерывной электронной аналитической ткани города. 2.5.4. Самообслуживание модели на основе системы био-техноценозов до стигается созданием автономных комунальных систем. Выполняется поддерживающая восстанавливающая и очищающая функции. 2.5.5. Ресурсосберегающая система транспортировки (между модулями или градостроительными системами), безотходный транспорт. 2.5.6. Научное про странство, как экономиче ская о сновы ресурсосберегающей модели потребления. Объект содержит научное пространство, развивающее его инфраструктуру, обучающее человека по новым стандартам, закладывая принципы ресурсосбережения будущего.

116


Разработанная универсальная модель второго уровня представляет собой комплексный подход к реструктуризации и оптимизации городских образований. Архитектура ресурсосбережения здесь подчинена следствиям управляемого процесса трансформации системы потребления. Главная задача оптимизации современного города заключается в формировании ресурсно независимой системы, способной к последовательному развитию на основе свойств ресурсосберегающего потенциала локального пространства и сообщества. Это является методической основой архитектурно-эстетических решений. Уровень 3. Ресурсосберегающая система расселения. Модель регионального уровня предполагает создание уникальных стратегий архитектурно-градо строительных сценариев ре сурсо сберегающего территориального развития. Моделирование комплекса объектов основано на выявлении ресурсного потенциала региональной градостроительной системы. Ресурсы добываются, производятся и потребляются внутри “глобального” региона, который образует новую пространственность и специфику общей системы ресурсосберегающего потребления, меняя взгляд на границы территориальных субъектов. Каждый регион способен реализовать уникальную архитектурную идентичность. В качестве базовых, нами рассматриваются следующие программные принципы (рисунок 15 приложения Б): 3.1. Концепция моделируемого объекта. 3.1.1. Регион рассматривается как самодастаточная ресурсная система с комплексом возможностей и сценариев. Это подразумевает создание уникального профиля городов, на основе интересов местных жителей и ресурсного потенциала, в соответствии с которым в регионе возможны одни действия и невозможны другие. 3.1.2. Один из возможных сценариев - будущее развитие космологической формы потребления, и разработка возможного участия конкретного региона. 3.2. Отношения объекта с другими окружающими его объектами. 3.2.1. Внутренние объекты. Модель взаимодействует с крупными

117


ресурсосодержащими объектами природной и техногенной среды: водные массы; ресурсосодержащие территории; сельскохозяйственные пространства; производственные площадки; лесные массивы; выявленные ресурсные возможности региона - ландшафтные, селитебные и этнические. 3.2.2. Внешние объекты. Окружающие объекты это другие территориальные единицы, регионы. Трансрегиональный уровень ресурсосберегающей системы подразумевает взаимодействие - обмен ресурсами, однако, каждый регион это самодостаточная ресурсная система. 3.3. Отношения объекта с окружающим пространством. 3.3.1. Органичное взаимодействие, использование и поддержка главных ландшафтных элементов эко системы. Создание ресурсосберегающих производств на основе принципов восполнения и воспроизводства экосистемы и ее ресурсов - принцип оптимизации и максимизации ресурсов. Поддержка экосистемы это баланс между технической и природной массой на основе учета ресурсной емкости территории. 3.4. Отношения объекта с человеком. 3.4.1. Принципы необходимой миграции, регуляция численности населения в зависимости от потребностей системы. Появление новых типологических единиц и комплексов способных адаптировать и координировать миграционные потоки. 3.4.2. Модель активирует локальные народности и их наиболее сильные способности и навыки. Генетический резерв адаптации и развития. 3.5. Организация модели. 3.5.1. Взаимодействие и вживление в экосистему происходит на основе биотехнологий. Биологический режим модели это система хозяйствования, где совмещаются природные и технические принципы, архитектурное пространство понимается как электроннобиоморфная живая система.

118


3.5.2. Трансформация модели происходит в соответствии с ресурсным потенциалом пространства. Организация новых пространственных элементов происходит в соответствии с потребностями всей ресурсосберегающей системы. 3.5.3. Комплексная ре сурсная оценка региона выявляет специализацию пространства, регион проектируется с позиций оптимизации и максимизация ресурсного развития. Использование ресурсов на основе прогнозирующего анализа потребностей, потребления и восполнения. Непрерывное увеличение населения требует возрастающего производства пищи, энергии, минеральных ресурсов. Базируясь на разработанной модели, при трансформации существующей системы расселения необходимо учитывать три аспекта: специализацию, оптимизацию и максимизацию регионального развития. “Развивающимся регионам” необходимо миновать современную модель разрушающего потребления и разрабатывать уникальные (локальные) стратегии ресурсосберегающего развития своих градостроительных систем. Таким образом, в результате моделирования нами разработаны три аспекта принципа структурности ресурсосберегающего архитектурного пространства, которые заключаются в следующих определениях: - ресурсосберегающая ткань - сеть объектов ресурсосберегающего пространства, в основе которых различные подходы к ресурсосбережению. - ресурсосберегающий каркас - сеть взаимосвязанных элементов обеспечивающих ресурсное функционирование урбанистической системы. - ресурсосберегающий территориальный элемент - автономный объект (естественный или антропогенный ресурс) пространства регионального масштаба, на основе оптимизации которого возможно построение ресурсосберегающей системы потребления. Общим для моделирования ресурсосберегающего пространства является принцип акупунктурного воздействия на ресурсоемкую среду - активация ключевых ресурсосберегающих пространств, с последующим преобразованием и самоорганизацией ресурсоёмкой системы в ресурсосберегающую. Архитектор становится конструктором ресурсосберегающих сценариев,

119


оперирующий эстетическим набором допущений и ограничений. Эстетика архитектурной среды становится следствием, а не целью. 3.2.2. Идеальная модель ресурсосберегающего архитектурного пространства В истории теории архитектуры есть претенденты практических манифестов это “Афинская хартия“ Ле Корбюзье, гипертрофированных концепций это проекты SuperStudio “Continuous monument”, Archigram “Plug-incity”, ретроактивных манифестов исследование Р. Колхааса “Delirious NY”, опережающих моделей это методология “КМ3: The 3D Cube” MVRDV. Они выполняли(ют) программную роль в архитектурном процессе, концентрируя актуальную проблематику развития урбанизма и архитектуры. Разработанное опережающее решение формирует идеальное состояние ресурсосберегающей архитектурной среды. В качестве базовых, нами рассматриваются следующие программные принципы (рисунок 16 приложения Б): Уровень 4. Идеальная модель ресурсосберегающего архитектурного пространства. 4.1. Концепция моделируемого объекта. 4.1.1. Город-ландшафт это вживляемая биотехнологическая архитектура непрерывного метаболизма; в ее основе процессы развивающие и поддерживающие экосистему. 4.1.2. Концепция духовной и физической коэволюции человека и природного пространства это нравственный характер будущих изменений; нравственность основа новой пространственности. 4.2. Отношения объекта с другими окружающими его объектами. 4.2.1 Ресурсосберегающее пространство поглощает “исторический город” и объекты ресурсоемкой среды, вплетает в единую биоструктуру объединяет все рукотворные объекты с системами природной среды - визуальный уровень симбиоза искусственной и природной среды. 4.3. Отношения объекта с окружающим пространством.

120


4.3.1. Ресурсосберегающее архитектурное пространство создает биоусловия и микроклимат для развития местной экосистемы. Каждый участок земли создает свое собственное специфическое архитектурное пространство - сообщество растений-зданий. Регенерация естественного контекста происходит за счет его внутренних ресурсов - единого энергетического комплекса автономной, самодостаточной системы. 4.4. Отношения объекта с человеком. 4.4.1. Животный мир сосуществует с людьми и растител��ной средой в едином биологическом комплексе, в единой биоэнергетической системе. Коэволюция и взаимодействие человека с планетой создает единый природно-космический ритм архитектурного пространства. 4.4.2. Город-ландшафт развивается и функционирует независимо от человека. Модель не подчиняется человеку, лишь учитывает его особенности. Архитектурное пространство подчиняется локальной среде. 4.4.3. Система город-ландшафт провозглашает новый тип биочеловека. Более совершенный генотип человека? 4.5. Организация модели. 4.5.1. Открытая система - пространство самоорганизуется согласно ресурсным возможностям среды. Концентрированный биогород это пульсирующая сеть-ландшафт. 4.5.2. Выращивание – основной строительный принцип. Типология и организация определяется потребностью и ресурсной возможностью. Материя изливается и переходит в различные состояния затвердевает, трескается, рождается, перетекает - архитектурная энергия непрерывно трансформируется. Био-адаптированная система формирует необходимые архитектурные формы расселения согласно программе нулевого потребления ресурсов. В идеальной модели сконцентрирована ключевая точка концепции развитие человеческой цивилизации и архитектурного пространства как ее отражения не должно вступать в противоречие с логикой развития

121


естественных ресурсных систем. Идеальная модель развития это нулевой баланс потребления ресурсов - радикальная смена приоритетов системы потребления. Архитектура пространства идеального состояния это процесс восстановления и поддержки, в котором локальная территория выступает в роли самоорганизующейся системы.

122


3.3. Концепция методического подхода к проектированию ресурсосберегающего пространства “Я и до сих пор считаю, что только Великая Теория Воспитания способна кардинально изменить человеческую историю, прервать цепь времен и роковую последовательность повторений”. Б. Стругацкий

3.3.1. Опытное моделирование. Апробация разработанных принципов ресурсосбережения в практическом и конкурсном проектировании Сформированная концепция методического подхода является результатом проведенного исследования. Она нашла апробацию в учебном, конкурсном и практическом проектировании (приложение А). Рассмотрим четыре примера: реализованный проект “Дом-залив” (Е. Жирков, Д. Куликов, Россия, Казань, 2009-2010); конкурсный проект “Музей стали в г. Питсбург” (Д. Куликов, 2007); проект “Дом-И” (Е. Жирков, Д. Куликов, Россия, Казань, 2009); конкурсный проект “Bio-wind Collector” (Д. Куликов, 2007) (рисунок 17, 18 приложения Б). В проекте “Дом-залив”, авторами была применена следующая экспериментальная методика: - подбор строительных материалов характерных для поволжского региона в локальной зоне г. Казань (местное производство). Сокращение транспортных издержек; - использование древесины в качестве основного строительного материала (внутренние и внешние отделочные материалы, включая несущий каркас). Выбор строительных материалов был основан на концепции минимальной цены при достижении максимального эстетического эффекта; - в процессе строительства в качестве дополнительных и вспомогательных материалов использован разбор старого дачного строения. Например, использование старых досок в опалубке фундамента позволило получить необычную рельефную фактуру. Применена концепция “отходов” как

123


строительных ресурсов; - использование вторичных материалов и конструктивных элементов (некондиция, брак - окна, двери, осветительное оборудование). Достигнуто сокращение экономических издержек, согласно принципу ограничения; - локализация трудовых ресурсов достигалась за счет привлечения частных мастеров. Социально-экономический аспект (по аналогии с концепцией К. Дея); - применение современных ресурсосберегающих технологий коснулось системы отопления. Была использована оптимизированная печь (французская технология), отопление с помощью системы теплого пола инфракрасного излучения. Переработка бытовых и коммунальных стоков происходит за счет традиционной системы компостирования. Независимость системы водоснабжения была обеспечена за счет бурения скважины; - органичность по отношению к окружающему просранству. В крыше дома были сделаны два выреза для растущих рядом деревьев. Этический подход к окружению подчеркивается стволами тополей пробивающих крышу насквозь. Комплекс перечисленных мер позволил достичь максимального эстетического эффекта при минимальных затратах первичных ресурсов. В результате был получен частный жилой дом (дачный тип) круглогодичного проживания. Бюджет проекта, включая интерьерные работы, составил 700.000 руб. на 84 кв.м. общей площади. В сравнении с средней рыночной ценой подобных объектов это в 1.5 - 2 раза ниже. Необходимо отметить, что комплекс примененных решений наложил на заказчика определенные ограничения в потреблении. Это касается воды, электричества, древесины в качестве топлива. Этим также достигнуто сбережение окружающих рекреационных ресурсов. В конкурсном и учебном проекте ”Музей стали в г. Пистсбург” на концептуальном уровне были применены принципы ресурсосберегающей архитектуры. Они формируют начальный комплекс идей пространственного подхода. Следует выделить следующие методические решения: - применение отходов (металлолома) в интерьерном и экстерьерном решении. Уникальная эстетическая программа на основе доступного материала - разбор близлежащего завода; - структура здания спроектирована объемами трех режимов эксплуатации:

124


временные объекты - заменяемые модули; стационарные объекты неизменяемые модули; перестраиваемые помещения - деформируемые или видоизменяемые модули; - использование под земного про ст ранства под авто стоянку. Высвобожденная территории использована под посадку леса. Повышение экологической устойчивости локального пространства; - моделирование способа потребления. Комплекс спроектирован как единое пешеходное пространство - тематический ландшафтный ансамбль, в котором покинутые строения выполняют роль руины. Социальнопространственный аспект. Отмеченные положения позволили сформировать пространство комплекса объединенное одним принципом ресурсосберегающего потребления. В проекте частного жилого дома круглогодичного проживания “ДомИ” (дачный тип), авторами были применены следующие решения: - применение части старых конструкций в структуре нового здания (срубная часть первого этажа, наличники и резные узоры), что позволило добиться эстетического своеобразия постройки и сбережение первичных ресурсов при строительстве; - разбор старого дома (деревянные элементы) использован в конструкциях наружных ограждений участка (забора); - применение каркасной конструкции и древесины как главного материала в новой части здания. Локализация проекта на уровне подбора материалов, позволила авторам добиться нестандартного эстетического образа частного дома, объединяющего в себе традиции и современность на основе принципов ресурсосбережения. В проекте “Bio-wind Collector” был применен принцип комбинирования общественного пространства и технологических систем альтернативной энергетики. Разработанная инсталляция с помощью интерактивной ленты светодиодов наглядно показывает период окупаемости ветроэнергетической установки. При этом инсталляция генерирует электроэнергию, питая местную электросеть. Четыре описанных примера являются концептуальными воплощениями

125


разработанного методического подхода, и реализуют общий принцип выявление ре сурсо с берегающего потенциа ла про ст ранства и программирование на его основе архитектурно-функциональной структуры объекта. В следствии объект видоизменяет процессы потребления на проектируемых территориях. 3.2.2. Концепция методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства Предлагаемый методический подход основан на классической структуре научного исследования: 1. Анализ ситуации (предпроектная стадия); 2. Постановка проблемы (стадия концепция); 3. Выдвижение гипотезы (стадия проект); 4. Проверка гипотезы (пост-проектные исследования). Отличие заключается в выявление ресурсосберегающего потенциала пространства и специальных точек воздействия на ресурсоемкую среду, что является новой задачей проектирования. В результате этого формируется уникальная архитектурная (эстетическая и функциональная) концепция объекта и достигается воспроизводство единого ресурсосберегающего пространства. Разработанный методический подход включает в себя следующие 4 стадии (рисунок 19 приложения Б): Стадия 1: Анализ ситуации / Предпроектная стадия. Анализ возможностей, допущений и ограничений определение ресурсного и ресурсосберегающего потенциала окружающей системы. 1.1. Выявление возможных окружающих ресурсосберегающих элементов и связей и определение потенциала совместной работы и использования. Естественные ресурсосберегающие элементы среды: природные источники энергии (солнце, ветер, вода, земля), ландшафт и рельеф как пространственные элементы, компоненты окружающей природной ср��ды. Антропогенные элементы: существующие ресурсосберегающие пространства, элементы и инфраструктура. Определение возможности “подключения” к существующим

126


элементам. 1.2. Определение возможных элементов (точек) воздействия и влияния будущего объекта ресурсосберегающей архитектуры. Среди таких объектов можно рассматривать: окружающую архитектуру (исторические и соверменные объекты), окружающие элементы пространства, экосистему, человека в социальном аспекте. 1.3. Анализ потребительской системы выражающейся в локальных статистических показателей: уровень благосостояния, потреблямые ресурсы, социальные показатели. 1.4. Выявление ресурсосберегающего потенциала окружающей системы. Составление морфологической таблицы выявленных элементов, как результат проведенного анализа. Стадия 2: Постановка проблемы локального пространства / Стадия концепции. На основе проведенного анализа формируются модели ресурсосберегающего пространства; их идеализированные – пространственные, формальные, архитектурные компоненты. 2.1. Постановка проблемы и формулировка целевой задачи конкретного ресурсосберегающего пространства в контексте общей системы. Описательная модель. 2.2. Составление ресурсосберегающей программы пространства (объекта, комплекса и т.д.) и его сценария. Системный подход к объекту как к части другой более обширной системы, установление связей между его элементами и описание этих связей (конструктивное), то есть построение объемной модели изучаемого явления или объекта. Графическая модель. 2.3. Прогнозирование стадии оптимизации и максимизация системы. Составление опережающей модели развития и функционирования локального пространства (градостроительный и региональный уровни). Стадия 3: Выдвижение гипотезы / Проектная стадия. Воплощение полученной модели с помощью набора проектных инструментов. 3.1. Выбор технологических решений. Подбор оптимально подходящих технологий. Работа со смежными специальностями - ОВ, ВК, ЭО и т.д. 3.2. Подбор необходимых конструктивных решений, строительных

127


материалов и ресурсов требуемых для строительства объекта. 3.3. Решение транспортной ситуации. Стимуляция экологического транспорта и оптимизация транспортной инфраструктуры. 3.4. Планировочные и объемные решения. Например, минимизация пространства, использование сезонных пространств, ограничение, сокращение пространства и т.д. Стадия 4: Проверка гипотезы / Пост-проектные исследования. Оценка выбранных решений (экспериментальная стадия, как правило, используется при разработке новых методик проектирования и строительства). Определение роли спроектированного пространства в общем векторе развития ресурсного потенциала города или региона. 4.1. Сравнение экономических затрат на строительство и проектирование с аналогами. Выявление, комплекса решений повлиявших на те или иные статьи расхода. Сравнение первичных затрат на строительство позволяет выявить наиболее удачные решения (архитектурно-конструктивные, структурнопланировочные, применение материалов и ресурсов). Сопоставление и публикация данных поощряет профессиональную конкуренцию. 4.2. Сравнительная фаза эксплуатационных расходов. В настоящее время существуют выработанные системы оценки ресурсосберегающей архитектуры в количественных показателях: расход энергии, теплоносителей и т.д. Оценка экологической ситуации и загрязнений среды. 4.3. Качественная оценка среды. На качественном уровне оценки, играет важную роль опрос населения, где можно выявить реальные изменения в эстетическом, функциональном и экономическом качестве пространства. 4.4. Составление ресурсного паспорта объекта. Журнал текущих изменений. Внесение результатов и характеристик в нормативную документацию. Таким образом, формируется общегородская статистика. 4.5. Оценка ресурсосберегающего потенциала и роли объекта в градостроительной системе. Новым методом оценки в предлагаемом подходе должно быть выявление роли реализованного пространства в общем ресурсном потенциале города. На этом уровне, методы сравнения и оценок в науке не разработаны.

128


Разработанная нами концепция методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства, сдвигает акцент с эвристического подхода принятия архитектурно-пространственных решений на аналитический. Главными при проектировании становятся система проектных ограничений и определение возможностей локального ресурсного потенциала пространства - его экологическая емкость [79; 80]. Как часть разработанного методического подхода необходимо рассматривать предложенные определения “ресурсосберегающий потенциал пространства”, “ресурсоемкая архитектура”, “ресурсосберегающая архитектура”, “форма потребления”, “ресурсосберегающая ткань пространства”, “ресурсосберегающий каркас пространства”, “ресурсосберегающий территориальный элемент”. На замену ресурсоемкому идеалистическому мышлению, предлагается концепция проектирования ресурсосберегающей системы потребления. Это новая проектная логика. Система ограничений выстраивает и предлагает комплекс возможных эстетически непредсказуемых ресурсосберегающих сценариев развития пространства. При этом рождаются новые функциональнопланировочные, тектонические отношения. Архитектурная профессия, как культурологический инструмент, вновь приобретает свой истинный социальный статус. Предложенный методический подход концентрирует внимание учебных и проектных задач на оценке и анализе городов и регионов с позиций построения универсального ресурсосберегающего пространства на основе процессов оптимизации, максимизации и локализации [96; 262; 263]. Существующие методики обучения отстают от темпов развития ресурсосберегающей теории и технологий. Необходимо добиваться ре сурсо с бережения за счет экспериментального проектирования, осуществлять комплексный подход к реализации проектных решений. Выстраивать комплексные концепции сценариев от регионального до объектного уровня, в единой архитектурнотеоретической связи.

129


Выводы третьей главы Результаты первой и второй главы диссертации - частные принципы и модели, позволили нам в третьей главе провести комплекс исследований и экспериментальное моделирование, которые привели к следующим выводам и результатам: - сформированы 6 универсальных принципов организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. К ним относятся принципы: локализации, автономности, ограничения, гибридности, специализации, структурности. Каждый из них рассмотрен с позиций трех основных уровней проектирования; - разработана теоретическая модель ресурсосберегающего архитектурного пространства, системно и графически выраженная на трех базовых уровнях: объектном - ресурсосберегающая ткань пространства, градостроительном ресурсосберегающий каркас пространства, региональном - система специализированных территориальных элементов; - в качестве базового методического принципа предложено определение “ресурсосберегающего каркаса пространства”, которое трактуется нами как градостроительная система объектов различного функционального значения обеспечивающих циркуляцию ресурсов, процессы переработки, очистки, утилизации, ресурсосберегающее потребление; в комплексе обеспечивающих ресурсный баланс окружающей экосистемы; - разработана идеальная модель ресурсосберегающего архитектурного пространства, в основе которой лежит принцип соответствия ресурсного потенциала экосистемы и развития архитектурного пространства; - предложена концепция методического подхода проектирования ресурсосберегающего архитектурного пространства, которая состоит из четырех стадий: 1. Стадия анализа - выявление ресурсного и ресурсосберегающего потенциала пространства; 2. Стадия концепции - разработка ресурсосберегающей программы и сценария пространства;

130


3. Стадия проектирования - подбор ресурсосберегающих материалов, технологий и конструктивных решений; 4. Стадия постпроектных исследований - выявление наиболее удачных решений, внесение объекта в нормативную документацию. - в результате исследования определено, основу эстетической и образной системы ресурсосберегающего архитектурного пространства составляют следующие категории: эстетика “мусора”, вторичных материалов и рециклируемых ресурсов; естественная топография и топология пространства; эстетика ресурсосберегающих техносистем; эстетика биотехнологий или искусственных биосистем.

131


Заключение Исследование выполнено на основе выявленных и интерпретированных источников: авторских переводов зарубежной литературы, теоретических трудов, проектных материалов, практического опыта ресурсосбережения. Автором введен в научный обиход значительный новый систематизированный материал по зарубежным и отечественным теоретическим исследованиям, проектному и практическому опыту ресурсосбережения. В результате проведенных исследований, в рамках проблемы и целей, решены поставленные задачи, которые привели к следующим выводам и результатам (рисунок 20 приложения Б): 1. Определены подходы к изучению ресурсосберегающей архитектуры как теоретической области знания. Их составляют следующие категории: ресурсы как система производственных отношений (экономико-географический аспект), теоретические и практические архитектурные концепции (иконографический и архитектурно-методический аспект), историческое развитие системы пространство-потребление (историко-архитектурный аспект), комплексные социально-пространственные модели ресурсосберегающего пространства (социально-пространственный аспект). Исследования по этим направлениям могут быть продолжены. 2. Разработана классификация ресурсов. На ее основе выявлены ресурсы сберегающей архитектуры (альтернативная энергетика, отходы цивилизации, информация, древесина). Применение установленных классов ресурсов формирует иконографические особенности архитектуры ресурсосбережения на данном этапе ее развития. Аспект актуализации ресурсов необходимо рассматривать как сигнализатор перемены модели потребления и в качестве предпосылок трансформации архитектурного пространства. 3. Установлен пространственный аспект понятия “ресурсосберегающая архитектура” - ресурсосберегающее архитектурное пространство. С этих позиций в научный оборот введены определения: “ресурсосберегающий потенциал пространства”, “ресурсоёмкая архитектура”, “ресурсосберегающий каркас”. 132


4. Разработана генеалогия ресурсосберегающей архитектуры. Определены 3 периода развития: период формальных или “идеальных” решений; период формирования экологического императива; период появления комплексных методов ресурсосбережения и оптимизации пространства. На текущем этапе в архитектуре складывается комплексный пространственный подход в решении экологических и ресурсных задач. 5. Предложена гипотеза взаимосвязи процессов потребления и организации архитектурного пространства. Предложено понятие “форма потребления”, которое устанавливает единство системы “пространствопотребление”. Выявлены, описаны и интерпретированы 6 форм потребления с набором соответствующих пространственно-архитектурных характеристик: естественное потербление (субстратные жилища); - поселение как замкнутая система потребления (город-клан, город-община, город-государство, городдом); - город как элемент территориальной системы потребления (типология городов); - государство как система потребления (города - колонии, взаимодействие систем); - корпоративная сеть потребления (глобальный г о р од ) ; - р е г и о н а л ь н а я р есур со сб е р е г а ю щ а я сет ь п о т р ебл е н и я (специализированный регион). Таким образом, подтверждена гипотеза исследования. Это позволяет говорить о ресурсосберегающей архитектуре как о новой эволюционной пространственной форме - философской и физической. 6. Определены и интерпретированы две устойчивые модели ресурсосберегающей архитектуры - “традиционная” и “технологическая”. Концепции этих моделей диаметрально противоположны, и представляют собой современную практику ресурсосберегающей архитектуры. В исследовании доказано, что это не единственный вектор развития ресурсосберегающего архитектурного пространства. 7 . В ы я в л е н ы ч е т ы р е с о ц и а л ь н о - п р о с т р а н с т в е н н ы е м од е л и ресурсосберегающей архитектуры (мусорное, подземное, автономное и научное пространство). Установлено, что в основу ресурсосберегающего пространства должна быть положена ресурсосберегающая модель потребления. Социальный аспект играет определяющую роль в функционировании ресурсосберегающего пространства, а так же его эстетической программы.

133


8. Таким образом, в исследовании выявлены и интерпритированы 53 частных принципа и 6 моделей организации ресурсосберегающего архитектурного пространства. На примерах объектов, реализованных независимо друг от друга в различных культурных контекстах, доказана их универсальность. На их основе сформированы универсальные принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства, к ним относятся: - принцип ресурсной локализации, - принцип автономности, принцип ограничения, - принцип гибридности, - принцип специализации, принцип структурности. Каждый из разработанных принципов рассмотрен с позиций трех основных уровней проектирования. 9. Разработана модель универсального ре сурсо сберегающего архитектурного пространства, где раскрыты особенности формирования трех системных уровней: объектный уровень - ресурсосберегающая ткань пространства (функционально-планировочные и интерьерные решения), градостроительный уровень - ресурсосберегающий каркас пространства (функционально-ситемные градостроительные решения), региональный уровень - специализированный территориальный элемент (организационностратегическое развитие градостроительной системы). 10. Разработана идеальная модель ресурсосберегающего архитектурного пространства, в основе которой лежат принципы соответствия ресурсного потенциала и архитектурно-пространственной формы. 11. Предложена концепция методического подхода к проектированию ресурсосберегающего архитектурного пространства. Методика базируется на определении ресурсного и ресурсосберегающего потенциала пространства как комплексной объектной системы. Вводится предпроектная стадия анализа ресурсосберегающего потенциала окружающего пространства, а также стадия ф о рм и р о ва н и я п р о е кт н о й ко н ц е п ц и и в кото р о й з а к л а д ы ва ют с я ресурсосберегающие свойства и основы проектируемого пространства (ресурсосберегающая программа объекта). Общим для нового подхода является приоритет ресурсных ограничений в программе проектируемого объекта. Полученную методическую основу можно использовать при создании новейших методик обучения в системе архитектурного образования, с целью

134


развития и формирования новых инновационных подходов к проектированию объемно-пространственной среды обитания. Таким образом, в соответствии с выдвинутой гипотезой исследования определены принципы и подходы к формированию ресурсосберегающего архитектурного пространства на теоретическом, концептуальном и методическом уровне. Полученные результаты можно рассматривать как обобщение знаний и обозначение новых векторов развития в проблемном поле дискурса ресурсосберегающей архитектуры. Графические и теоретические разработки: схемы и таблицы применимы в учебной и проектной практике. Выработанное знание, можно использовать как опору в последующих исследованиях для продвижения научного знания. Ресурсосберегающее пространство необходимо понимать как новую область архитектурной деятельности нацеленную на изменение модели потребления. Проектирование универсального ресурсосберегающего пространства это - необходимая задача, без решения которой дальнейшее развитие архитектуры ставит под угрозу ее созидающие и гумманитарные принципы. В исследовании доказано, что в настоящее время, на основе комплекса выявленных принципов и разработанных моделей это возможно.

135


Библиографический список I. Теория архитектуры и градостроительства 1.

2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15.

Азизян, И. А. Вопросы теории архитектуры. Архитектурное сознание XX– XXI веков. Разломы и переходы : сб. науч. тр. / И. А. Азизян, И. А. Бондаренко, Г. С. Лебедева ; под ред. И. А. Азизян. – М. : Едиториал УРСС, 2001. – 288 c. Айдарова-Волкова, Г. Н. Архитектурная культура Среднего Поволжья XVI– XIX веков: модель развития, структура типов, влияния / Г. Н. АйдароваВолкова. – Казань : КГАСА, 1997. – 196 с. Айдарова, Г. Н. Альтернативная архитектура. Культурологический аспект / Г. Н. Айдарова // Искусство и этнос: новые парадигмы. – Казань : Дом печати, 2002. – 168 с. Айдарова, Г. Н. Ресурсосберегающая архитектура как альтернатива современного развития / Г. Н. Айдарова // Труды годичного собрания РААСН. – M., 2003. – С. 204–206. Анисимов, Л. Ю. Принципы формирования архитектуры адаптируемого жилища : автореф. дис. … канд. архитектуры / Л. Ю. Анисимов. – М., 2009. Асс, Е. В. Швейцарская школа / Е. В. Асс // Проект International. – 2002. – № 4. А х м ед о ва , Л . С . О с о бе н н о с т и т р а н с ф о рм а ц и и в и зуа л ь н о го информационно-коммуникативного поля города : автореф. дис. … канд. архитектуры / Л. С. Ахмедова. – Самара, 2009. Аурелли, П.В. Архитектура и содержание. Кто боится формы объекта? / П. В. Аурелли // Проект International. – 2007. – № 15. – С. 118–126. Бауман, О. Последовательная архитектура / О. Бауман // Проект International. – 2009. – № 23. – С. 113–176. Белоголовский, В. Greenhouse / В. Белоголовский. – M. : Tatlin, 2009. – 200 с. Бердетт, Р. Градостроительство в эпоху глобальной урбанистической трансформации / Р. Бердетт, М. Канаи ; пер. А. Броновицкой // Проект International. – 2006. – № 14. – С. 148–154. Бланк, П. Растительные стены: от природы к городу / П. Бланк // Проект International. – 2009. – № 22. – С. 114–120. Бодрийяр, Ж. Символический обмен и смерть / Ж. Бодрийяр. – М. : Добросвет, 2000. – 387 с. Бодрийяр, Ж. Система вещей / Ж. Бодрийяр ; пер. С. Зенкиной. – М. : Рудомино, 1995. – 173 с. Бойер, К. Как работают вещи: схемы и диаграммы / К. Бойер ; пер. С. Ситар // Проект International. – 2008. – № 19. – С. 180–199.

136


16. Боери, С. Сойти с пьедестала. Проект Sustainable Dystopias / С. Боери ; пер. И. Мукосей // Проект International. – 2009. – № 22. – С. 79–85. 17. Бораси, Д. Филипп Рам. Более или менее сухое, более или менее влажное / Д. Бораси // Проект International. – 2007. – № 16. – С. 146–160. 18. Бродель, Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV– XVIII веков. В 3 т. / Ф. Бродель – М. : Прогресс, 1992. – Т. 1–3. 19. Бунин, А. В. История градостроительного искусства. В 2 т. / А. В. Бунин, Т. Ф. Саваренская. – М. : Стройиздат, 1979. – 412 с. 20. Вернадский, В. И. Научная мысль как планетное явление / В. И. Вернадский. – М. : Наука, 1989. 21. Велев, П. Города будущего / П. Велев ; пер. С. Д. Ланскаой ; под ред. А. Э. Гутнова. – М. : Стройиздат, 1985. – 160 с. : ил. 22. Вильковский, М. Б. Социология архитектуры / М. Б. Вильковский. – М. : Русский авангард, 2010. – 592 с. : ил. 23. Вирильо, П. Засвеченный город / П. Вирильо ; пер. А. Боровицкой // Проект International. – 2005. – № 10. 24. Владимиров, В. В. Расселение и окружающая среда / В. В. Владимиров. – М. : Стройиздат, 1982. – 252 с. 25. Гвидони, Э. Примитивная архитектура / Э. Гвидони. – [Б. м. : б. и], 1984. 26. Гидион, З. Пространство, время, архитектура / З. Гидион. – М. : Стройиздат, 1984. – 455 с. 27. Глазычев, В. Л. Социально-экологическая интерпретация городской среды / В. Л. Глазычев. – М. : Наука, 1984. – 180 с. 28. Гутнов, А. Э. Будущее города / А. Э. Гутнов, И. Г. Лежава. – М. : Стройиздат, 1977. – 126 с. 29. Гутнов, А. Э. Эволюция градостроительства / А. Э. Гутнов. – М. : Стройиздат, 1984. – 256 с. 30. Даймонд, Д. Коллапс. Почему одни общества выживают, а другие умирают / Д. Даймонд. – М. : АСТ : Астрель : Полиграф-издат, 2010. – 762, с. : 32 л. ил. 31. Дженкс, Ч. Язык архитектуры постмодернизма : пер. с англ. / Ч. Дженкс. – М. : Стройиздат, 1985. – 136 с. 32. Дженкс, Ч. Новая парадигма в архитектуре / Ч. Дженкс // Проект International. – 2005. – № 5. – С. 98–111. 33. Дженкс, Ч. Итоги: эволюционное древо развития архитектуры ХХ века / Ч. Дженкс // Проект International. – 2002. – № 3. – С. 16. 34. Джиометти, Д. Порядок ландшафта // Д. Джиометти, М. Ораци ; пер. С. Ситар // Проект International. – № 17. – С. 151–153. 35. Дэй, К. Места, где обитает душа. Архитектура и среда как лечебное средство / К. Дэй ; пер. В. Глазычева. – М. : Ладья, 2000. – 280 с. 36. Иадичикко, А. Жиль Клеман и планетарный сад : интервью / А. Иадичикко; пер. С. Ситар // Проект International. – № 17. – С. 154–156. 137


37. Иконников, А. В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. В 2 т. / А. В. Иконников. – М. : Прогресс-Традиция, 2002. – Т. 1–2. 38. Иовлев, В. И. Экологические основы формирования архитектурного пространства (на примере Урала) : автореф. дис. … докт. архитектуры / В. И. Иовлев. – М., 2008. 39. Казначеев, В. П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере / В. П. Казначеев. – М. : Наука, 1999. 40. Концепции современного естествознания : курс лекций / В. А. Киносьян ; Ин-т экономики, управления и права. – Казань : Экополис, 1998. – 152 с. : ил. 41. Колхаас, Р. Beyond : лекция в ЦДА / Р. Колхаас // Проект International. – 2002. – № 3. – С. 81–88. 42. Колхаас, Р. Город-генерик / Р. Колхаас // Проект International. – 2010. – № 25. – С. 172–186. 43. Крашенинников, А. В. Градостроительное развитие жилой застройки. Исследование опыта западных стран / А. В. Крашенинников – Архитектура-С, 2005. – 112 с. – (Специальность “Архитектура”). 44. Крашенинников, А. В. Перспективы автономных градостроительных комплексов / А. В. Крашенинников // Архитектура и строительство России. – 2010. – № 7. – С. 2-13. 45. Лапин, Ю. Н. Автономные экологические дома / Ю. Н. Лапин. – М. : Алгоритм, 2005. – 416 с. 46. Ле Корбюзье, Ш. Э. Три формы расселения; Афинская хартия / Ш. Э. Ле Корбюзье. – М. : Стройиздат, 1976. – 136 с. 47. Лефевр, А. Производство пространства: избранные фрагменты главы 1 “Замысел работы” / А. Лефевр ; пер. А. Муратова // Проект International. – 2010. – № 24. – С. 149–168. 48. Лоотсма, Б. О других пространствах (визит с ревизией). Все гетеротопии медленно растворяются в воздухе / Б. Лоотсма // Проект International. – 2004. – № 8. 49. Малин, К. М. Жизненные ресурсы человечества / К. М. Малин. – М. : Наука, 1967. – 187 с. – (Научно–популярная серия). 50. Мельников, Н. В. Проблемы использования природных ресурсов / Н. В. Мельников. – М. : Изд-во АН СССР, 1967. – 53 с. 51. Милашечкина, О. Н. Энергосберегающие здания : учеб. пособие / О. Н. Милашечкина, И. К. Ежова ; Саратов. гос. техн. ун–т. – Саратов : СГТУ, 2006. – 75 с. 52. Минц, А. А. Экономическая оценка естественных ресурсов / А. А. Минц. – М. : Мысль, 1972. – 302 с. 53. Моисеев, Н. Н. Человек и ноосфера / Н. Н. Моисеев. – М. : Молодая гвардия, 1990. – 260 с.

138


54. Нефедов, В. А. Ландшафтный дизайн и устойчивость среды / В. А. Нефедов. – СПб. : Полиграфист, 2002. – 296 с. 55. Николин, П. Миланский бум. От этики производства к эстетике потребления / П. Николин ; пер. А. Броновицкой // Проект International. – 2008. – № 18. – С. 126–130. 56. Освальд, Ф. Убывающие города. Фаза 2: интервенции / Ф. Освальд // Проект International. – 2006. – № 13. – С. 130–135. 57. Очерки истории теории архитектуры нового и новейшего времени / Рос. акад. архитектуры и строит. наук ; Науч.–исслед. ин–т теории архитектуры и градостроительства ; под ред. И. А. Азизяна. – СПб. : Коло, 2009. – 656 с. 58. Панайота, П. Контристории “устойчивого развития” / П. Панайота ; пер. С. Ситар // Проект International. – 2009. – № 22. – С. 153–157. 59. Ресурсо- и энергосбережение как мотивация творчества в архитектурностроительном процессе : тр. годич. собр. РААСН / Казан. гос. архитектур.– строит. акад. – Казань : КГАСА, 2003. 60. Рогожина, Н. В поисках ответов на экологический вызов / Н. Рогожина // Мировая экономика и международные отношения. – М., 1999. – № 9. – С. 36–45. 61. Романова, Э. П. Природные ресурсы мира : учеб. пособие / Э. П. Романова, Л. И. Куракова, Ю. Г. Ермаков ; Моск. гос. ун-т. – М. : МГУ, 1993. – 304 с. 62. Рябушин, А. В. Архитекторы рубежа тысячелетий / А. В. Рябушин. – М. : Искусство XXI век, 2005. – 286 с. 63. Сассен, С. Глобальные города: постиндустриальные производственные площадки / С. Сассен // Логос. – 2003. – № 5. 64. Сассен, С. Города как пограничные зоны в формальной политике : докл. на II Моск. биеннале современ. искусства / С. Сассен. – М. : [б. и.], 2007. 65. Сассен, С. Архитектура и глобализация / С. Сассен // Проект International. – 2007. – № 15. – С. 162–166. 66. Самуэльсон, П. Экономика / П. Самуэльсон, В. Нордхаус. – 18–е изд. – М. : Вильямс, 2008. – 1360 с. 67. Тоффлер, Э. Шок будущего / Э. Тоффлер. – М. : ACT, 2002. – 557 с. 68. Тоффлер, Э. Метаморфозы власти : пер. с англ. / Э. Тоффлер. – М. : ACT, 2003. – 669 с. – (Philosophy). 69. Уилсон, С. М. Детерминизм и неопределенность в истории происхождения государств / С. М. Уилсон // Человек перед лицом неопределенности / под ред. И. Пригожина ; Ин-т компьютер. исслед. – М. ; Ижевск, 2003. – C. 138–155. 70. Убывающие города. Фаза 2: интервенции : каталог выст. в музее СИ, Лейпциг // Проект International. – 2006. – № 13. – С. 97–120. 71. Форстер, К. Комментарии к разделам выставки Metamorph 9. International architecture exhibition. Trajectories / К. Форстер, Н. Бальтцер // Проект International. – [2004?]. – № 9. 139


72. Фремптон, К. Архитектура в эпоху глобализации / К. Фремптон // Проект International. – 2008. – № 18. – С. 140–146. 73. Фукуяма, Ф. Наше по стчеловече ское будущее : по следствия биочеловеческой революции / Ф. Фукуяма. – М. : АСТ : Люкс, 2004. – 349 с. 74. Фуко, М. Другие пространства / М. Фуко // Проект International. – 2009. – № 19. – С. 180–190. 75. Хайт, В. Л. Ресурсная архитектура. Некоторые итоги XXI Всемирного конгресса архитектуры / В. Л. Хайт // Проект Россия. – 2002. – № 3. – С. XVL. 76. Харви, Д. Утопии и проблема их воплощения / Д. Харви ; пер. Д. Опарина // Проект Internatonal. – 2009. – № 22. – С. 158–168. 77. Хорошилов, В. Б. Рациональность природного начала как основа единства в архитектуре древнего мира / В. Б. Хорошилов // Архитектура мира : материалы конф. / ВНИИ теории архитектуры и градостр–ва ; Моск. архитектур. ин-т ; под. ред. Н. Смолиной.. – М., 1994. – Вып. 3. Запад – Восток: Античная традиция в архитектуре. – С. 112–128. 78. Шубенков, М. В. Структурные закономерности архитектурного формообразования : учеб. пособие / М. В. Шубенков. – М. : Архитектура-С, 2006. – 320 с. : ил. 79. Яргина, З. Н. Основы теории градостроительства / З. Н. Яргина, Я. В. Косицкий, В. В. Владимиров. – М. : Стройиздат, 1986. – 326 с. 80. Яргина, З. Н. Социальные основы архитектурного проектирования : учеб. для вузов / З. Н. Яргина, К. К. Хачатрянц. – М. : Стройиздат, 1990. – 343 с. : ил. 81. Bauchan, P. Ten shades of green: architecture and the natural world / P. Bauchan, K. Frampton. – [S. I.], 2005. 82. Brussels: A Manifesto Towards the Capital of Europe. Berlage Institute. – Rotterdam : NAi Publishers, 2007. 83. Brennen, A. GAG – Green Architecture Guide / A. Brennen, Z. Lamb // Supplement to Volume magazine. – 2009. – № 18 84. GA Architect 18 / Kazuyo Sejima & Ryue Nashizawa, 1987–2006. – P. 142– 145. 85. Green Issue // Domus. – 2008. 86. Djalali, A. The complex history of sustainability / A. Djalali, P. Vollaard. – Netherlands, 2008. 87. Duran, S. C. Green homes / S. C. Duran. – New York : Collins Design аnd Loft Publications, 2007. 88. Jenks, C. Theories and manifestoes of contemporary architecture. Ed. 2 / C. Jenks, K. Kropf. – England : Wiley Academy, 2006. 89. Jodio, P. Shigeru Ban: Complete Works 1985–2010 / P. Jodio. – Berlin : Tashen, 2010. 140


90. Fromonot, F. Glenn Murcutt works and projects / F. Fromonot // London : Thames & Hudson, 1997. 91. Koolhaas, R. Harvard design school guide to shopping / R. Koolhaas. – Berlin : Taschen Publishers, 2001. 92. Koolhaas, R. S, M, L, XL / R. Koolhaas, B. Mau. – U. S : The Monacelli Press, 2007. 93. Leccese, M. Charter of the new urbanism. CNU IV / M. Leccese, K. McCoormick. – Netherlands : Quebecor, Kingsport, 2000. 94. McQuaid, М. Shigeru Ban / М. McQuaid. – U. S : Phaidon Press, 2003. – 240 с. 95. MVRDV: 1991–2002 // El Croquis. – 2002. 96. MVRDV, KM3: Excursions on capacities. – Barcelona : Actar, 2005. – P. 1413. 97. MVRDV: Metacity / Datatown. – Rotterdam : 010 Publishers, 1999. 98. OMA AMO: 1996–2003 // El Croquis. – 2006. 99. Verb – Natures. – [S. I.] : Actar, 2006. 100. Volume №18. After Zero // Volume. – 2008. – № 18. II. Проектные данные и описания 101. 14 городов – 14 проектов // Проект International. – 2006. – № 14. – С. 131– 146. 102. Австрийский культурный центр // Проект International. – 2002. – № 5. – С. 38–40. 103. Аджубей, К. Павильон “Серпентайн” / К. Аджубей // Проект International. – 2006. – № 14. – С. 123–130. 104. Александров, П. А. Архитектор Иван Леонидов / П. А. Александров, С. О. Хан-М��гомедов. – М. : Стройиздат, 1971. – 128 с. : ил. 105. Анелли, Р. Унифицированные образовательные центры в Сан-Пауло / Р. Анелли // Проект International. – 2005. – № 10. – С. 122–136. 106. Архитекторы Асс // Татлин. – 2006. – № 3. – С. 17–191. 107. Асебильо, Х. Форум “Барселона-2004”. Новая городская география / Х. Асебильо // Проект International. – 2005. – № 11. – С. 57–88. 108. Асс, С. Коммуна “Великая стена” / С. Асс // Проект International. – 2002. – № 5. – С. 113–136. 109. Балакина, Л. А. Архитектурная интерпретация и систематизация построек и поселений, выявленных в библейских текстах : автореф. дис. … канд. архитектуры / Л. А. Балакина. – Н. Новгород, 2008. 110. Боровицкая, А. Создание городских пространств / А. Боровицкая // Проект International. – 2007. – № 16. – С. 57–136. 111. Бранд, С. Добрый по природе / С. Бранд // Esquire. – 2010. – № 2. – С. 62– 66.

141


112. Бродач, М. М. VIIKKI – новый взгляд на энергосбережение / М. М. Бродач // AВОК. – 2002. – № 6. 113. Бродач, М. М. Многоэтажное энергоэффективное жилое здание в НьюЙорке / М. М. Бродач, Н. В. Шилкин // АВОК. – 2003. – № 4. 114. Бродский А. // Проект Россия. – 2006. – № 41. – С. 69–148. 115. Васильев, Г. П. Энергоэффективный экспериментальный жилой дом в микрорайоне Никулино-2 / Г. П. Васильев // АВОК. – 2002. – № 4. – С. 10– 18. 116. В Чандигархе завершают воплощение утопического плана Ле Корбюзье // Проект International. – 2006. – № 14. – С. 6. 117. Голубев, Л.Г. Альтернативное газообразное топливо из отходов / Л.Г. Голубев, А.В. Князева, Р.Г. Ахметшин // Ресурсоэффективность в Республике Татарстан. – 2005. – № 1. 118. Градостроительство: Хаверляй // Проект International. – 2006. – № 13. – С. 49–72. 119. Гуткин, А. LEED – рейтинговая система для энергоэффективных и экологически чистых зданий / А. Гуткин // AВОК. – 2008. – № 6. 120. Давиденко, П. Н. О проектировании ресурсосберегающей и экологической жилой среды / П. Н. Давиденко, З. К. Петрова // Жилищное строительство. – 2003. – № 9. 121. Зернова, Л. “Повестка” в будущее / Л. Зернова // Новая газета. – 2002. – № 63. 122. Ито, Т. Toyo Ito associates – медиатека в Сендаи / Т. Ито, Т. Авермейт, Т. Дэниелс // Проект International. – 2002. – № 1–2. 123. Каталог XV смотра-конкурса дипломных проектов. – Казань, 2006. 124. Комов, А. Призрак в доспехах, или Анатомия “зеленого здания” / А. Комов // Проект International. – 2006. – № 12. – С. 81–104. 125. Культурный центр “Флимс”, кантон Гриджони // Проект International. – 2002. – № 3. – С. 20–21. 126. Лежава, И. Г. Линия 2100. Проект нового линейного города / И. Г. Лежава // Проект Россия. – 2001. – № 37. – С. 56–57. 127. Лифшиц, А. Пришелец с характером / А. Лифшиц // Проект International. – 2010. – № 24. – С. 45–64. 128. Лифшиц, А. Морковный город. Выставка проектов городского фермерства в Торонто / А. Лифшиц // Проект International. – 2010. – № 24. – С. 113–140. 129. Микулина, Е. Идеалисты. Чандигарх: “Город Солнца” / Е. Микулина // Проект Классика. – 2001. – № 2. 130. Не здесь: архитектура вне зданий. Манифесты участников кураторской экспозиции XI биеннале архитектуры в Венеции // Проект International. – 2009. – № 21. – С. 154–175. 131. Образы архитектуры // Дизайн и новая архитектура. – 2005. – № 18/19. – С. 28–80. 142


132. Ревзин, Г. Утопия должна принадлежать народу / Г. Ревзин, П. Нойвер // Коммерсантъ-Власть. – 2004. – № 042. – С. 72–74. 133. Ревзин, Г. Тектоника политкорректности / Г. Ревзин // Проект Классика. – 2001. – № 2. – С. 32–44. 134. Роткопф, Д. Зеленее не будет / Д. Роткопф // Esquire. – 2009. – № 49. – С. 72–76. 135. Ротонда. Фестиваль “Архстояние”, Никола-Ленивец // Проект Россия. – 2009. – № 53. – С. 178–181. 136. Рудченко, О. Вторичный продукт / О. Рудченко // Проект Классика. – 2003. – № 8. – С. 42–43. 137. Самодостаточный дом // Проект International. – 2007. – № 15. – С. 93–108. 138. Ситар, С. За космизм / С. Ситар // Проект Россия. – 2001. – № 15. – С. 52– 56. 139. Ситар, С. Чего больше в парадигме “устойчивого развития”? / С. Ситар // Проект International. – 2009. – № 22. – С. 140–141. 140. Стеклянный дом в Леердале // Проект International. – 2002. – № 5. – С. 34– 35. 141. Суджик, Д. Окупающиеся берега / Д. Суджик // Проект International. – 2003. – № 6. – С. 60–88. 142. Табунщиков, Ю. А. Энергоснабжение высотного здания с использованием топливных элементов / Ю. А. Табунщиков, М. М. Бродач, Н. В. Шилкин // АВОК. – № 3. – С. 44–50. 143. Табунщиков, Ю. А. Математическое моделирование и оптимизация тепловой эффективности зданий / Ю. А. Табунщиков, М. М. Бродач. – M. : ABOK-Пресс, 2002. – 194 с. 144. Табунщиков, Ю. А. Опыт реконструкции многоквартирного жилого дома в Копенгагене / Ю. А. Табунщиков, М. М. Бродач, Н. В. Шилкин // АВОК. – 2002. – № 5. – С. 26–30. 145. Табунщиков, Ю. А. Энергоэффективное здание: синтез архитектуры и технологии / Ю. А. Табунщиков // Архитектура и строительство Москвы. – 2003. – № 2-3. – С. 14–23. 146. Табунщиков, Ю. А. Энергоэффективные здания: мировой и отечественный опыт / Ю. А. Табунщиков // Энергия. – 2004. – № 10. – С. 20–28 ; № 11. – С. 26–29. 147. Табунщиков, Ю. А. Строительные концепции зданий XXI века в области теплоснабжения и климатизации / Ю. А. Табунщиков // AВОК. – 2005. – № 4. – С. 4–7. 148. Табунщиков, Ю. А. Энергоэффективное здание как критерий мастерства архитектора и инженера / Ю. А. Табунщиков // АВОК. – 2001. – № 2. – С. 8–11. 149. Табунщиков, Ю. А. Энергоэффективные здания / Ю. А. Табунщиков. – М. : АВОК–Пресс, 2003. 143


150. Татунашвилли, Н. Общественные пространства / Н. Татунашвилли // Проект International. – 2010. – № 24. – С. 65–112. 151. уDUTCHная архитектура // Проект International. – 2010. – № 23. – С. 3–112. 152. Фадеева, М. Rural Studio – экспериментальная программа архитектурной школы Обернского университета / М. Фадеева // Проект International. – 2005. – № 9. – С. 81–96. 153. Фергюсон, Ф. Deutschlandscape – эпицентры на периферии / Ф. Фергюсон // Проект International. – 2005. – № 10. – С. 41–72. 154. Фридман, П. Идея плавает на поверхности / П. Фридман // Esquire. – 2010. – № 59. – С. 126–132. 155. Хокинг, С. Мир в ореховой скорлупке / С. Хокинг; пер. А. Г. Сергеева. – СПб. : Амфора, 2007. – 218 с. 156. Чайный павильон в национальном парке Велювезоом // Проект International. – 2002. – № 5. – С. 36–37. 157. Цихан, Т.В. Концепция энергоэффективности жилых зданий – составная часть энергетической политики развитых стран / Т.В. Цихан // Теория и практика управления. – 2003. – № 4. 158. Air trees // Domus. – 2007. – № 899. – С. 107–111. 159. Bohn, K. Continuous Productive Urban Landscapes (CPULs): designing urban agriculture for sustainable cities / K. Bohn, A. Viljoen. – Oxford : Architectral Press, 2005. 160. The Die Is Not Cast. World Futures Studies Federation: Prigogine I. The Die Is Not Cast. Futures // Bulletin of the World Futures Studies Federation. – 2000. – Vol. 25, № 4 161. Elemental. Поселок Quinta Monroy // Проект International. – 2008. – № 20. – С. 66–69. 162. Husos. Здание фирмы Taller Croquis // Проект International. – 2009. – № 22. – С. 104–113. 163. Jan Stormer Architekten. Жилой комплекс // Проект International. – 2002. – № 3. – С. 24–25. 164. Jean Nouvel. Жилой комплекс // Проект International. – 2002. – № 3. – С. 32– 33. 165. JVA Architects. Исследовательский центр Свальбардского университета Лонбьорнбюен // Проект International. – 2006. – № 14. – С. 34–37. 166. R&Sie(n). Жилой дом I’m lost in Paris // Проект International. – 2009. – № 22. – С. 86–93. 167. Sauerbruch Hutton. Федеральное агентство по окружающей среде Дессау // Проект International. – 2006. – № 12. – С. 42–45. 168. Such, R. Onix. Eco-Farm / R. Such // Domus. – 2005. – № 877. – С. 48–55. 169. Triptyque. Вилла Harmonia_57 // Проект International. – 2009. – № 22. – С. 94–103.

144


170. Workshop Russia: решение проблемы // Дизайн и новая архитектура. – 2004. – № 15/16. – С. 116–121. III. Веб-источники 171. Американцы намерены испытать солнечную автодорогу [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?9576 (дата обращения : 12.12.2010). 172. Английские мусоровозы начали питаться мусором [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?9051 (дата обращении : 12.12.2010). 173. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева [Электронный ресурс]. – URL: http://www.totan.ru/ru/index.html (дата обращения : 12.12.2010). 174. Биометрополис от Нормана Фостера [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.novate.ru/blogs/131209/13669/ (дата обращения : 12.12.2010). 175. Британцы строят самое высокое в мире жилое здание из древесины [Электронный ресурс]. – URL: http://www.membrana.ru/lenta/?7368 (дата обращения : 12.12.2010). 176. Ветровая плотина поднимет парус над Ладожским озером [Электронный ре сурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/imagination/ 2007/11/12/194500.html (дата обращения : 12.12.2010). 177. В Китае построят энергетическую башню-цветок [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?10550 (дата обращения : 12.12.2010). 178. Волновая электростанция Oceanlinx [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.novate.ru/blogs/040309/11568/ (дата обращения : 12.12.2010). 179. Воронина, О. Н. Архитектурные, ландшафтные и экологические аспекты формирования рекреационных зон на промышленных территориях [Электронный ресурс] / О. Н. Воронина, А. В. Воронина. – URL : http:// www.archiland.biz/publication.htm (дата обращения : 12.12.2010). 180. Впервые показана горячая замена батарей электромобиля [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?9306 (дата обращения : 12.12.2010). 181. В США появится первый электрический хайвей [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?10576 (дата обращения : 12.12.2010). 182. В Швейцарии открылся 0-звездочный отель [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?8744 (дата обращения : 12.12.2010). 183. Голландцы мечтают построить в океане Гавайи из мусора [Электронный ре сурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/imagination/ 2010/04/16/160700.html (дата обращения : 12.12.2010). 184. Гора вместо аэропорта давит соперников юмором [Электронный ресурс]. – URL: http://www.membrana.ru/articles/imagination/2009/01/27/172700.html (дата обращения : 12.12.2010).

145


185. Дом-ковчег на склоне горы в Монтане [Электронный ресурс]. – URL : http://www.novate.ru/blogs/010510/14644/ (дата обращения : 12.12.2010). 186. Железные водоросли и хвосты впитывают энергию океана [Электронный р е с у р с ] . – U R L : h t t p : / / w w w. m e m b r a n a . r u / a r t i c l e s / t e c h n i c / 2008/05/19/201300.html (дата обращения : 12.12.2010). 187. Затопленные шахты вынуждены дарить людям тепло [Электронный р е с у р с ] . – U R L : h t t p : / / w w w. m e m b r a n a . r u / a r t i c l e s / t e c h n i c / 2008/12/17/185100.html (дата обращения : 12.12.2010). 188. Иглокожая ба��ня профильтрует отдых на грязной реке [Электронный ре сурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/imagination/ 2009/01/23/130600.html (дата обращения : 12.12.2010). 189. Израиль начал развертывание заправочной сети для электромобилей [Электронный ресурс] . – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?8929 (дата обращения : 12.12.2010). 190. Изобретена толповая ферма [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.membrana.ru/lenta/?7511 (дата обращения : 12.12.2010). 191. Испанцы возвели крупнейшую в мире солнечную башню [Электронный ресурс]. – URL: http://www.membrana.ru/lenta/?9271 (дата обращения: 12.12.2010). 192. Исследовательский центр на курьих ножках [Электронный ресурс]. – URL : http://www.novate.ru/blogs/050909/12848/ (дата обращения : 12.12.2010). 193. Ито, Т. Образ архитектуры электронной эпохи [Электронный ресурс] / Т. Ито. – URL : http://www.forma.spb.ru/magazine/articles/d_014/main.shtml (дата обращения : 12.12.2010). 194. Китайцы открыли самую скоростную железнодорожную линию [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?9984 (дата обращения : 12.12.2010). 195. Компании-гиганты открыли тайную электростанцию в коробке [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?6395 (дата обращения : 12.12.2010). 196. Конденсаторный автобус глотает электричество на остановках [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/technic/ 2009/10/19/185500.html (дата обращения : 12.12.2010). 197. Лестница-будка связала прошлое и будущее театров Нью-Йорка [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/global/ 2008/10/29/155300.html (дата обращения : 12.12.2010). 198. Ловец солнца исполняет желания от заката до рассвета [Электронный ре сурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/imagination/ 2008/06/27/200200.html (дата обращения : 12.12.2010). 199. Лондон получил водородный черный кэб [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?10483 (дата обращения: 12.12.2010).

146


200. Магнитный Traveler перенесет по воздуху людей и машины [Электронный р е с у р с ] . – U R L : h t t p : / / w w w. m e m b r a n a . r u / a r t i c l e s / t e c h n i c / 2008/02/15/193900.html (дата обращения : 12.12.2010). 201. Мост – донор электросети [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.novate.ru/blogs/131009/13187/ (дата обращения : 12.12.2010). 202. Нефтяная вышка – лучший курорт! [Электронный ресурс]– URL : http:// www.novate.ru/blogs/060309/11581/ (дата обращения : 12.12.2010). 203. Небоскребы с “национальным характером” [Электронный ресурс]. – URL : http://www.novate.ru/blogs/100609/12220/ (дата обращения : 12.12.2010). 204. Новый домашний ветряк привлекает эффективностью и ценой [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?9165 (дата обращения : 12.12.2010). 205. Норвежцы хотят построить самый высокий небоскреб из дерева [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?9564 (дата обращения : 12.12.2010). 206. Панич, А. Ресурсо- и энергосбережение в строительной отрасли [Электронный ресурс] / А. Панич. – URL : http://www.hata.by/catalog/ 83/1431/item (дата обращения : 12.12.2010). 207. Передовая геотермальная электростанция заработала в Юте [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?9283 (дата обращения : 12.12.2010). 208. Первая о смотиче ская электро станция заработала в Норвегии [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?9896 (дата обращения : 12.12.2010). 209. Пещерная школа готовит к жизни детей мяо [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/global/2007/11/27/194200.html (дата обращения : 12.12.2010). 210. По следам Рукавички. Обзор зданий из необычных материалов [Электронный ресурс]. – URL : http://www.novate.ru/blogs/090909/12879/ (дата обращения : 12.12.2010). 211. Подземный небоскреб в Мехико [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.novate.ru/blogs/260310/14403/ (дата обращения : 12.12.2010). 212. Подземный отель в Лондоне [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.novate.ru/blogs/241209/13752/ (дата обращения : 12.12.2010). 213. Подземные города в пустыне [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.novate.ru/blogs/240909/13000/ (дата обращения : 12.12.2010). 214. Почти подземный особняк в Швейцарии [Электронный ресурс]. – URL : http://www.novate.ru/blogs/061209/13607/ (дата обращения : 12.12.2010). 215. Прокат велосипедов в Европе отмечает триумф и терпит поражение [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/global/ 2009/03/20/152900.html (дата обращения : 12.12.2010).

147


216. Проект жилого дома Allandale House. Современный вариант лесной хижины [Электронный ресурс]. – URL : http://www.novate.ru/blogs/ 010510/14647/ (дата обращения : 12.12.2010). 217. Пустынный оазис от Захи Хадид [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.novate.ru/blogs/100210/14105/ (дата обращения : 12.12.2010). 218. Пятизвездочный отель в русле древней реки. – URL: http://www.novate.ru/ blogs/141109/13425/ (дата обращения : 12.12.2010). 219. Раздвижной дом меняет настроение вторыми стенам [Электронный ресурс] и . – U R L : h t t p : / / w w w. m e m b r a n a . r u / a r t i c l e s / i m a g i n a t i o n / 2009/03/04/194700.html (дата обращения : 12.12.2010). 220. Резиновая анаконда запитает энергией 2000 домов [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?8390 (дата обращения : 12.12.2010). 221. Сверхпроводящая станция впервые свяжет три электросети [Электронный р е с у р с ] . – U R L : h t t p : / / w w w. m e m b r a n a . r u / a r t i c l e s / t e c h n i c / 2009/11/12/174300.html (дата обращения : 12.12.2010). 222. Сквозь табачную башню пройдут солнце и ветер Южного Китая [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/global/ 2006/04/25/203100.html (дата обращения : 12.12.2010). 223. Созданы декоративные прозрачные солнечные батареи [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?7956 (дата обращения : 12.12.2010). 224. Суперавтобус обрел полимерную плоть и электрическую кровь [Электронный ресурс]. – URL: http://www.membrana.ru/articles/technic/ 2010/03/24/184600.html (дата обращения : 12.12.2010). 225. Супермаркет будущего собирает пустые бутылки [Электронный ресурс]. – URL: http://www.membrana.ru/articles/global/2006/02/03/204400.html (дата обращения : 12.12.2010). 226. Узкое место: в дом шириной один метр вселились семь человек [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/global/ 2006/08/03/204300.html (дата обращения : 12.12.2010). 227. Утопия Waltropolis превращает покупателей в жителей магазина [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/global/ 2006/03/14/172900.html (дата обращения: 12.12.2010). 228. Фермы-небоскребы вновь пробуют увлечь поля в небо [Электронный ре сурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/imagination/ 2009/06/01/192300.html (дата обращения : 12.12.2010). 229. Холодные трубы качают энергию даровым сверхзвуком [Электронный р е с у р с ] . – U R L : h t t p : / / w w w. m e m b r a n a . r u / a r t i c l e s / t e c h n i c / 2007/01/09/171700.html (дата обращения: 12.12.2010). 230. Цветущая Земля неблагоприятна для жизни [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/articles/global/2009/05/21/165300.html (дата обращения: 12.12.2010).

148


231. Школа на лугу [Электронный ресурс]. – URL : http://www.novate.ru/blogs/ 080310/14256/ (дата обращения : 12.12.2010). 232. Япония начинает производство электроэнергии из водорослей [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?6395 (дата обращения : 12.12.2010). 233. Японцы проектируют дружественный природе сверхскоростной поезд [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?8630 (дата обращения : 12.12.2010). 234. Artcore – архитектурный хардкор [Электронный ресурс] . – URL : http:// www.novate.ru/blogs/300410/14641/ (дата обращения : 12.12.2010). 235. Hart, K. Thirteen principles of sustainable architecture [Электронный ресурс] / K. Hart. – URL : http://www.greenhomebuilding.com/articles/susarch.htm (дата обращения : 12.12.2010). 236. Honda открыла необычную солнечную водородную заправку [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?10062 (дата обращения : 12.12.2010). 237. The Maosi ecological primary school [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.domusweb.it/en/architecture/the-maosi-ecological-primary-school/ (дата обращения : 18.01.2011). 238. ParkSolar – солнечные парковки [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.novate.ru/blogs/231009/13259/ (дата обращения : 12.12.2010). 239. System Relies on Ice To Chill Buildings [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.enn.com/top_stories/article/6933 (дата обращения 12.12.2010). 240. Volvo выводит на улицы городов массовые автобусы-гибриды [Электронный ресурс]. – URL : http://www.membrana.ru/lenta/?8687 (дата обращения : 12.12.2010). 241. Wikipedia – свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. – URL : http:// www.wikipedia.org/ (дата обращения : 12.12.2010). IV. Медиа-источники 242. An Inconvenient Truth [Мультимедиа] : кинофильм / реж. Д. Гугенхейм. – [Б. М. : б. и.], 2006. – 1 эл. опт. диск (DVD-ROM) ; цв., зв. 243. Home [Мультимедиа] : кинофильм / реж. Я. Артус-Бертранд. – [Б. М. : б. и.], 2006. – 1 эл. опт. диск (DVD-ROM) ; цв., зв. 244. Koyaanisqatsi [Мультимедиа] : кинофильм / реж. Г. Реджио. – [Б. М. : б. и.], 1982. – 1 эл. опт. диск (DVD-ROM); цв., зв. 245. Naqoyqatsi [Мультимедиа] : кинофильм / реж. Г. Реджио. – 2002. – 1 эл. опт. диск (DVD-ROM) ; цв., зв. 246. Powaqqatsi [Мультимедиа] : кинофильм / реж. Г. Реджио. – 1988. – 1 эл. опт. диск (DVD-ROM) ; цв., зв.

149


V. Публикации автора по теме диссертации 247. Куликов, Д. А. Концепция ресурсосберегающей архитектуры [Рукопись] : диплом. науч.–исслед. работа / Д. А. Куликов / Казан. гос. архитектур.– строит. акад. – Казань : КГАСУ, 2005. 248. Куликов, Д.А. Концепция ресурсосберегающей архитектуры / Д. А. Куликов // Наука. Инновации. Бизнес : материалы V респ. науч.-практ. конф. молодых ученых и специалистов. – Казань, 2005. – С. 259–260. 249. Куликов, Д. А. Проектная концепция “Гибкий дом” / Д. А. Куликов, Т. А. Каримуллин // Развитие региональных архитектурно-художественных школ в контексте историко-культурных традиций : материалы науч. конф. / Казан. гос. архитектур.–строит. ун–т. – Казань, 2005. – Т. 2. – С. 97–101. 250. Куликов, Д. А. Концепция ресурсосберегающей архитектуры: постановка проблемы / Д. А. Куликов // Развитие региональных архитектурнохудожественных школ в контексте историко-культурных традиций : материалы науч. конф. / Казан. гос. архитектур.–строит. ун–т. – Казань, 2005. – Т. 2. – С. 92–97. 251. Куликов, Д. А. Архитектурное моделирование ресурсосберегающих процессов / Д. А. Куликов // Сборник научных трудов докторантов и аспирантов / Казан. гос. архитектур.–строит. ун–т. – Казань, 2006. – С. 80– 84. 252. Куликов, Д. А. Кровля будущего: проект “Землянка” / Д. А. Куликов, Т. А. Каримуллин // Коттедж-Кatepal : кат. конкурса. – М., 2006. – С. 134–135. 253. Куликов, Д. А. Вирус в доспехах: архитектура и потребление / Д.А. Куликов // Вектор архитектурного образования – прагматизм или концептуальные фантазии : материалы науч. конф. / Казан. гос. архитектур.–строит. ун–т. – Казань, 2006. – С. 124–129. 254. Куликов, Д. А. К понятию “ресурсосберегающая архитектура” / Д. А. Куликов, Г. Н. Айдарова // Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. – 2006. – № 2 (6). – С. 5–7. 255. Куликов, Д. А. Ресурсосберегающая архитектура: проблемное поле / Д. А. Куликов // Востребованное архитектурно-художественное образование – от искусства до бизнеса : материалы конф. / Казан. гос. архитектур.–строит. ун–т. – Казань, 2007. – С. 24–26. 256. Куликов, Д.А. Ресурсосберегающая архитектура: проблемы и решения / Д. А. Куликов // Тезисы докладов 60-й юбилейной Республиканской научной конференции / Казан. гос. архитектур.–строит. ун–т. – Казань, 2008. – С. 5. 257. Куликов, Д. А. Казань: потерянное руно / Д. А. Куликов // Казань. – 2009. – № 6. – С. 26–29. 258. Куликов, Д. А. Концепция ресурсосберегающей архитектуры: теория потребления / Д. А. Куликов // Тезисы докладов 61-й юбилейной Республиканской научной конференции / Казан. гос. архитектур.–строит. ун–т. – Казань, 2009. – С. 5. 150


259. Куликов, Д. А. Ресурсосберегающая архитектура: методы и подходы / Д. А. Куликов // Design-Review. – Казань, 2010. – С. 55–59. 260. Куликов, Д. А. Девять методических подходов к проектированию ресурсосберегающей архитектуры / Д. А. Куликов // Тезисы докладов 62-й юбилейной Республиканской научной конференции / Казан. гос. архитектур.–строит. ун–т. – Казань, 2010. – С. 5. 261. Куликов, Д. А. Коэволюция потребления и принципов организации пространства / Д. А. Куликов // Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. – 2010. – № 1. – С. 23–29.*** 262. Куликов, Д. А. Чили. Центральная долина. Архитектурная концепция оптимизации региона / Д. А. Куликов, Г. Д. Фасхутдинова // Вестник архитектуры и урбанистики. – 2010. – № 1. – С. 40–44. 263. Куликов, Д. А. Ресурсосберегающая архитектура: концепция и модель организации пространства на региональном уровне. Методический аспект / Д. А. Куликов // Известия Казанского государственного архитектурностроительного университета. – 2010. – № 2. – С. 82–87.*** 264. Куликов, Д. А. Принципы организации ре сурсо сберегающего архитектурного пространства / Д. А. Куликов // Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. – 2011. – № 1. – С. 43–48.*** 265. Kulikov, D. 2 in 1: Conception of the antiextrime and resource-saving city space / D. Kulikov, T. Karimullin // Catalogue of projects, Archiprix International : world best graduation projects : 010 Publishers. – Rotterdam, 2007. – P. 66–69. *** Статьи, опубликованные в изданиях, входящих в перечень ВАК. Авторские публикации представлены в свободном доступе на портале КГАСУ: http://dk.kgasu.ru/

151


Приложение А Характеристика источников исследования

152


I. Статьи и публикации Публикации в которых рассматриваются архитектурные, методические, технологические аспекты ресурсосберегающей архитектуры. Обширный пласт литературы, который составляют: отдельные публикации, материалы конференций (КГАСУ, МАРХИ, РААСН, и др.), периодические издания (архитектурные журналы) и интернет издания (Membrana.ru, Novate.ru). Статистические, технические, конструктивные и проектные данные о реализованных и проектируемых ресурсосберегающих рассматриваются в журналах: “Detail”, “Проект International”, “Domus”. Особое значение сыграли авторские переводы двух тематических изданий: “DOMUS: Green Issue” (2007), Volume №18 “After Zero”. Эти номера посвящены тематике экологии, устойчивого развития, оптимизации ресурсов и ресурсосбережению в архитектуре. Следует выделить публикации следующих авторов: Е.Асс - анализ передовой архитектуры Швейцарии, Ю. Табуншиков - техническая информация о технологиях и методах ресурсо и энергосбережения. Публикации о проектах, концепциях и постройках следующих ученых, архитекторов и архитектурных бюро послужили материалами анализа и выявления принципов организации ресурсосберегающего пространства: Висячие сады Семирамиды; идеальные города - Т. Мор, Платон, Т. Кампанелла, DOGMA; И. Леонидов, Сориа-и-Мата, К. Доксидиадис, И. Лежава, К. Танге; деревяная архитектура – JVA Architects, ONIX, Reilulf Ramstadt Architects, Brendeland&Kristoffersen, Т. Кузембаев; концепция urban farming - Gordon Graff, Work AC, Van Bergen Kolpa Architecten; Э. Говард, Ф. Райт, Л. Салливен, А. Аалто, П. Цумтор; Лекорбюзье; Б. Фуллер, Н. Фостер, Future Systems В. Собек и многих других архитектурных бюро - общим количеством более 200, описаны в соответствующих разделах диссертации и в библиографии. Публицистические статьи, в которых раскрываются аспекты потребления в социальных системах. Интересные факты из жизни общества и функционирования городов, подтверждающие аргументы автора. Источники публикации, газеты, журналы, сеть интернет (“Денъги”, “Коммерсант”, “Фирма”, “Есквайр” и др.). Эта информация интересна с позиций

153


неархитектурных фактов подтверждающих перемену в процессах потребления. Таким образом выявляют ся ре сурсо с берегающие социа льные и функциональные типологии, примеры социальных и экономических ответов на проблему нехватки ресурсов. Некоторые из этих примеров проанализированы в диссертации. Статьи в которых рассматриваются теоретические аспекты ресурсосберегающей архитектуры и трансформации архитектурного пространства. Данная информация использована для подтверждения теоретических положений и гипотез выдвинутых в работе. Сборники научных статей, профессиональные журналы, материалы конференций и т.д. К ним относятся публикации из теоретического раздела периодического издания Проект International, в частности переводы текстов следующих авторов: Р. Анелли, Х. Ассебильо, Р. Бердетт, К. Бойер, С. Боери, Д. Бораси, П. Вирильо и других. Среди теоретических работ посвященных теме ресурсосбережения в архитектуре следует выделить публикации Г.Н. Айдаровой, в которых раскрываются социально-пространственные аспекты и предлагается термин “ресурсосберегающая архитектура” в культурологическом аспекте. II. Книги, трактаты, диссертационные работы и крупные теоретические исследования Исследования из области междисциплинарных знаний, в которых раскрываются социальные, философские и пространственные аспекты проблематики ресурсосбережения и экологической парадигмы. Данные научные труды поддерживают о сновную теоретиче скую нить в контексте трансформации картины мира, в том числе и архитектурной парадигмы. Необходимо отметить труды: по философии В. Вернадского, Н. Моисеева, Р. Штейнера, Д. Хаттона, Д. Лавлока, М. Мирджли; Философии потребления и трансформации пространства - труды Ж. Бодрийара (Например, “Система вещей”), М. Фуко “Другие пространства”, Ж. Делеза, А. Лефевра; в отношении социологии потербления и урбанистики - Э. Тоффлера, С. Сассен, Д. Харви; в отношении истории - Ф. Броделя, Д. Даймонда; в отношении общего характера

154


изменений и общенаучной парадигмы - Ф. Фукуяма, С. Хокинга, И. Пригожина, комплексная история философии пространства В.А. Киносьяна (курс лекций). Научные работы в которых раскрываются исторические, архитектурнoтеоретические и практические аспекты из области ресурсосбережения, а также развитие современной теории архитектуры и градостроительного проектирования. К ним относятся: масштабное архитектурное исследование бюро MVRDV (КМ3: Excursions on capacities), которое было изучено автором в процессе обучения по дисциплине “Advanced urban issues” на архитектурном факультете Университета г. Хартфорд, США (University of Hartford, CT, USA, 2007); авторские переводы этой работы послужили ценными материалами исследования. Роль субстрата, архетипы, виды традиционного жилища исследована нами в трудах следующих авторов: Г.Н. Айдаровой-Волковой, В.И. Пилявского, А.А. Тица, Ю.С. Ушакова, М.В. Шубенкова и других. История архитектуры современной эпохи с позиций ресурсосбережения изучалась нами в трудах: А.В. Иконникова, З. Гидиона, Ч. Дженкса, А. Рябушина, К. Фремптона, Р. Бунхарда и других. В архитектурно-историческом контексте необходимо отметить междисциплинарное исследование П. Волларда и А. Джалали “Комплексная история устойчивого развития”, в котором систематизирован опыт т.н. “устойчивой архитектуры”. Исследования тематики ресурсосбережения касаются работы: А.В. Баженова, Ю.М. Моисеева, В.Л. Хайта, Р. Коолхааса, Н.А. Сапрыкиной, А.Л. Гельфонд, П.Н. Давиденко, Е.А. Ахмедовой, Ю.Н. Лапина, З.К. Петровой. На стадии моделирования и формирования концепции (глава 3) автор опирался на методологические основы, заложенные в работах и трудах по оценке ресурсного потенциала и общей градостроительной теории: И.Г. Лежавы, А.Э. Гутнова, З.Н. Яргиной, В.В. Владимирова М.В. Шубенкова, А.В. Крашенинникова и других. Диссертационные работы, раскрывающие отдельные аспекты ресурсосбережения в архитектуре. Диссертаций прямо связанных с темой данной работы не выявлено. Существуют работы близкие по кругу поднимаемых вопросов: диссертации О.К. Афанасьевой, С.А. Молодкина, С.Н. Смирновой рассматривают современную концепцию энергоэффективных зданий. Например, в диссертации С.Н. Смирновой “Принципы формирования

155


архитектурных решений энергоэффективных жилых зданий”, определяются принципы формирования энергоэффективных зданий малой этажности, которые составляют часть современной модели ресурсосберегающего здания в узкой области проблем ресурсосбережения - области энергосбережения, не формирующих концепции организации комплексного ресурсосберегающего пространства, и решающих круг инж��нерно-архитектурных вопросов из области энергоэффективности. Ландшафтный подход к экологизации городской среды освещен в диссертациях: В.А. Нефедова, О.Н. Ворониной, А.Ю. Заславской, Е.А. Рождественской, А.Г. Большакова; разрабатываемый этими авторами подход наиболее близок к исследуемой нами проблеме организации комплексного ресурсосберегающего пространства. Отдельные аспекты исследования пересекаются с диссертациями Л.Ю. Анисимова (принципы адаптации жилой архитектуры в аспекте ресурсоэффективности) и И.В. Иовлева (в историческом аспекте экологической архитектуры). Нами не выявлено работ, рассматривающих ресурсосберегающую архитектуру как комплексную систему (пространственную, историческую, методическую). III. Медиа источники исследования Телевизионные программы, передачи, репортажи, в социальных аспектах передовые достижений науки, технологий и архитектуры в области ресурсосбережения (Euronews, информационные программы). В отношении кажущейся ненаучности сведений из этих источников, они отличаются житейской достоверностью и подчас опережают научное осмысление многих вопросов современности, выявляя истинное социальное значение многих ресурсосберегающих технологий, зданий и программ. Так, например, на стадии анализа существующих ресурсосберегающих пространственных-систем материалом послужил документальный репортаж “Свалка”. Документальные фильмы, раскрывающие экологические аспекты развития цивилизации и процессов потребления. Автором были приняты во внимание некоторые идеи и прогнозы, выдвигаемые в документальных фильмах. Эти тенденции были рассмотрены как общий социальный контекст, отражение

156


представлений об обществе и направлениях его развития. Среди кинемот аграфиче ских источников следует выделить следующие: “Inconvenienced truth” (А. Гор, 2006); трилогия - “Qatsi” (Г. Реджио); “Home” (А. Бертрандт, 2009). Свидетельства деяний общества потребления и неконтролируемой цивилизации, эти фильмы красноречиво выявляют проблему цель и актуальность исследования. Беседы и интервью, раскрывающие специфическую проблематику и аспекты ресурсосберегающей архитектуры. Автором были проанализированы записи интервью с архитекторами теоретиками и философами - И. Фридман, Х. Хара, Р. Коолхаас С. Сассен и других. К медиа источникам необходимо так же отнести беседы, разговоры и интервью, проведенные автором с широким кругом людей, так или иначе, имеющих отношение к разрабатываемой теме. Среди них есть как архитекторы теоретики, так и практики к примеру в беседе с американским архитектором Б. Валеттой был выявлен концепт “green washing”, т.е. популизм в отношении “зеленой архитектуры”. Изучение проектно-теоретического материала натурным методом осуществлялось автором в рамках: зарубежной стажировки и обучения (г. Бостон, г. Хартфорд и другие города США, 2006-2007), посещения 11-ой и 12-ой Международной Архитектурной Бьенналле в Венеции; Участия в международных российских и зарубежных конференций - АрхДесант (Россия, Казань, 2006), ARCHIPRIX (Китай, Шанхай, 2007), “Seminar on Science and Education for Sustainable Development Networking in the Baltic Sea Region” (Россия, Санкт-Петербург, 2009), данный опыт интерпретирован в форме авторских суждений и зафиксирован в исследовании. IV. Первичные источники исследования Натурные обследования и фотофиксации реализованных проектов. Автором были зафиксированы следующие проекты и пространства: здание офиса компании Schuco (Bielefeld, Germany) - как пример энергоэффективного здания с нулевым потреблением энергии; Genzyme centre - офис фармакологической компании (Boston, US); ветровые плантации на

157


Калифорнийском побережье США и вдоль автомагистралей Германии, Испании, Италии. Полученный опыт учтен в диссертации. Материалы учебного и дипломного проектирования, в которых тестировались полученные в диссертации результаты. Данные, полученные в ходе выполнения дипломных и курсовых проектов под руководством и соруководством автора (в соавторстве с Г.Н. Айдаровой, А.Д. Куликовым, И.А. Фахрутдиново, Н.С. Киносьян) на кафедре ТИА, ИАиД, КГАСУ. Среди них: Концепция ресурсосберегающего жилого комплекса (Дипломный проект, 2006); Концепция ресурсосберегающего поселка и жилого дома в структуре поселка (2 проекта, диплом бакалавра, 2006); Ресурсный потенциал солнечной системы (Курсовой проект, 2010); Спортивный центр “Кано” с применением отходов и вторичных ресурсов (Курсовой проект, 2010); Оптимизация солнечной энергетики на примере г.Казани (Курсовой проект, 2010); Развитие водной ресурсной системы на примере г.Казани (Курсовой проект, 2010); Применение технологий ветроэнергетики на примере г.Казани (Курсовой проект, 2010); Концепция использования мусорного пространства на примере г.Казани (Курсовой проект, 2010); Градостроительная реконструкция квартала ограниченного ул. Муштари, ул. Толстого, ул. Щапова, ул. Горького. Концепция тотального озеленения (Дипломный проект 2010-2011); Архитектура мусора и рециклируемых материалов. Архитектурно-пространственная модель (Дипломный проект 2010-2011). В ходе выполнения этих работ тестировались тезисы, выдвинутые в диссертации. Авторские проектные разработки, как тестирование и апробация результатов исследования. Автором была выполнена дипломная научнои с с л е д о в а т е л ь с к а я р а б о т а “ Ко н ц е п ц и я р е с у р с о с б е р е г а ю щ е й архитектуры” (Казань, 2006, науч.рук. проф. Г.Н. Айдарова), в которой были заложены основные направления развития данной диссертации, работа получила российское (Диплом РААСН, МООСАО, премия ICIF) и международное признание (Hunter Douglas Award, ARCHIPRIX, 2007). Проекты и концепции, в которых раскрываются методические аспекты исследования: проект “Tank System” раскрывает роль архетипа в формировании концепции ресурсосберегающего пространства; проект “Музей стали в

158


Питсбурге, США”, раскрывает урбанистические и ландшафтные аспекты ресурсосбережения; проект инсталяции “BiowindCollector” является экспериментом показывающим период окупаемости ветроэнергетической установки; архитектурно-маркетинговая “Концепция реновации территории пивоваренного завода им. Петцольда” раскрывает потенциал исторического ресурса территории и способы его адаптации к современным условиям г. Казани (Д.А. Куликов, Т.А. Карримуллин, Е.Е. Жирков). Другие проекты также служат тестированием выдвинутых гипотез - в диссертации рассмотрен реализованный при участии автора (бюро OFFICE DE) проект ресурсосберегающего частного дачного жилого дома круглогодичного проживания - “Дом-залив”, а так же проект “Дом-И”. Наряду с перечисленными теоретическими и практическими трудами по теме диссертации, нами была использована информация из различных типов источников: рефераты, публицистические и научные статьи, авторефераты, данные из сети интернет, кинематограф, мультипликация, художественная литература, частные беседы и многие другие. Роль этих материалов была не менее важна для автора в процессе формирования работы, а в некоторых случаях была определяющей. Поскольку искомый материал содержится в малых порциях в разрозненных источниках, по оценке автора, удовлетворительный список используемой литературы содержал бы более пятисот наименований, для облегчения восприятия и дальнейшего продвижения научного знания, список ссылок, представленный в библиографии, ограничен и содержит лишь источники, которые были напрямую использованы в диссертационной работе или же являются необходимыми для освещения тех или иных аспектов исследования. Материалы из перечисленных источников изучены и интерпретированы в первой и второй главах диссертации. Третья глава настоящего исследования основывается на выявленных знаниях (выводах и результатах) и собственных разработках автора.

159


Приложение Б Графическая часть исследования

160


Ðèñóíîê 1 - Àêòóàëüíîñòü èññëåäîâàíèÿ 161


Ðèñóíîê 2 - Òåîðåòè÷åñêèé êàðêàñ èññëåäîâàíèÿ 162


Ðèñóíîê 3 - Êëàññèôèêàöèÿ ðåñóðñîâ àðõèòåêòóðû 163


Ðèñóíîê 4 - Ãåíåàëîãèÿ ðåñóðñîñáåðåãàþùåé àðõèòåêòóðû; ÷àñòíûå òåîðåòè÷åñêèå ïðèíöèïû îðãàíèçàöèè ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà 164


Ðèñóíîê 5 - Ïðåäïîñûëêè ðåñóðñîñáåðåãàþùåé àðõèòåêòóðû 165


Ðèñóíîê 6 - Âçàèìîñâÿçü ïðîöåññîâ ïîòðåáëåíèÿ è îðãàíèçàöèè àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; óñòàíîâëåííûå ôîðìû ïîòðåáëåíèÿ 166


Ðèñóíîê 7 - Ïðåäëàãàåìûå îïðåäåëåíèÿ; ïàâèëüîí Íèäåðëàíäîâ, EXPO 2000, Ãàííîâåð 167


Ðèñóíîê 8 - Ïðàêòè÷åñêèé îïûò ðåñóðñîñáåðåãàþùåé àðõèòåêòóðû (íà÷àëî) 168


Ðèñóíîê 8 (ïðîäîëæåíèå) 169


Ðèñóíîê 9.1 - Òåõíîëîãè÷åñêàÿ ìîäåëü ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà (íà÷àëî) 170


Ðèñóíîê 9.1 (ïðîäîëæåíèå) 171


ÒÐÀÄÈÖÈÎÍÍÀß ÌÎÄÅËÜ ÐÅÑÓÐÑÎÑÁÅÐÅÆÅÍÈß

Ò

ÐÀ ÑÒ

Á

ÑÓ

Ðèñóíîê 9.2 - Òðàäèöèîííàÿ ìîäåëü ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; Äîì ñåìüè áàáàåâûõ, ä. Êðàñíûé áîð, Êàéáèöêèé ðàéîí, Òàòàðñòàí 172


ÎÒÕÎÄÛ

ÎÒÕÎÄÛ

ÎÒÕÎÄÛ

ÐÅÑÓÐÑÛ

Ðèñóíîê 10.1 - Ñîöèàëüíûå ìîäåëè ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; ìóñîðíîå ïðîñòðàíñòâî 173


ÐÅÑÓÐÑÛ

ÐÅÑÓÐÑÛ

ÐÅÑÓÐÑÛ

Ðèñóíîê 10.2 - Ñîöèàëüíûå ìîäåëè ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; ïîäçåìíîå ïðîñòðàíñòâî 174


ÐÅÑÓÐÑÛ

ÐÅÑÓÐÑÛ

Ðèñóíîê 10.3 - Ñîöèàëüíûå ìîäåëè ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; àâòîíîìíîå ïðîñòðàíñòâî 175


0 11 0 01 10 11 1 00 0 0 11 11 0 1 0 10 01 01 1 1 01 01 011 1 0 1 01 111 1 11 101 1 0 00 0 00 1100 10 1 1 1 1 0 1 01 101 11 10 00 110 01 0111 00 01 1 1 11 1000 101 10 1111 11 0 0 0 0 11 0 01 0111 1010 1110 11 1100 00 10 1 0 1 0 1 01 0111 00 1000 1011 100 011 010 10 0 1 0 0 0 11 11 0 1 0 00 1011 010 01 1000 1011 010 0010 100 111000 110 1 1 0 110 011 10 110 0010 00 0 1 1 0 11 01100111 00 1 0 1 1 110 1 101 0111 0100 1110 1011101000110 0010 11 1000100101 11 10 0 10 1 1 01 001101111011 1011 0100 111001001001101 110011 01111 0 1 1 11 1111 1 0 1 00 100 1011 0010 1010 01 1 001 1 0 0100 11 1 0010 01 0 11 1 10 1 01 000 1100 110 00 01 10 100 0101111101 01001001100010 1101100 0001011100 011 0 11101 101001 01 101110 011 11 10111 011 000 010 011 010 1 0 1 0 0 1 0 1 1 1 1 1 1011 000100011011 10 100 110111 1100 001 011 100 101 111 1 100111 0 10 1011 1 11 0 001 11 1001 1000 1100011 11 100 1101 10 01 11 10 10 1 1 1 00 110011101 010 101 010 011 1 100011 0100110 110 111 00 01 00 11 10 1111 1 1 1 0 0 1 0 1 1 1 1 0 101 1 01 1 10 0 11 10000 01 100 0 0 1 11 0001101000 0110101 0100 01 011 1 010001 10 00 1011100011111 1101 11 100110 01011 1 01 01 1 0 0 011 11 0100011 1 1 111 010 10111 11 10 10 01010 01 010101100010101 00 0 1 1 1 0 1 111 10 11 011 100110 0 1 1111 01 0 0111010111 0 1 0 0 1 1 100110 01 01 10 0000 10 01 1 0 01 1101 0 0 1 01 0011 1 0 00 0001 1 11 0110 0 01 11 0 00 10 1 01 0 0 11 1 01 10

ÐÅÑÓÐÑÛ

ÐÅÑÓÐÑÛ

ÐÅÑÓÐÑÛ

ÐÅÑÓÐÑÛ

Ðèñóíîê 10.4 - Ñîöèàëüíûå ìîäåëè ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; íàó÷íîå ïðîñòðàíñòâî 176


Ðèñóíîê 11 - Ïðèíöèïû îðãàíèçàöèè ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; ÷àñòíûå è óíèâåðñàëüíûå ïðèíöèïû; ïðîãðàììà ìîäåëèðîâàíèÿ 177


Ðèñóíîê 12 - Óíèâåðñàëüíûå ïðèíöèïû îðãàíèçàöèè ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; îñîáåííîñòè ôîðìèðîâàíèÿ òðåõ ñèñòåìíûõ óðîâíåé 178


Ðèñóíîê 13 - Óíèâåðñàëüíàÿ òåîðåòè÷åñêàÿ ìîäåëü ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; Óðîâåíü 1, ðåñóðñîñáåðåãàþùàÿ òêàíü ïðîñòðàíñòâà (íà÷àëî) 179


Ðèñóíîê 13 (ïðîäîëæåíèå) 180


Ðèñóíîê 14 - Óíèâåðñàëüíàÿ òåîðåòè÷åñêàÿ ìîäåëü ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; Óðîâåíü 2, ðåñóðñîñáåðåãàþùèé êàðêàñ ïðîñòðàíñòâà (íà÷àëî) 181


Ðèñóíîê 14 (ïðîäîëæåíèå) 182


Ðèñóíîê 15 - Óíèâåðñàëüíàÿ òåîðåòè÷åñêàÿ ìîäåëü ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà; Óðîâåíü 3, ðåñóðñîñáåðåãàþùèé òåððèòîðèàëüíûé ýëåìåíò (íà÷àëî) 183


Ðèñóíîê 15 (ïðîäîëæåíèå) 184


Ðèñóíîê 16 - Èäåàëüíàÿ ìîäåëü ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà (íà÷àëî) 185


Ðèñóíîê 16 (ïðîäîëæåíèå) 186


Ðèñóíîê 17 - Àâòîðñêèå ðàçðàáîòêè; àïðîáàöèÿ ðåçóëüòàòîâ äèññåðòàöèè 187


Ðèñóíîê 18 - Àâòîðñêèå ðàçðàáîòêè; àïðîáàöèÿ ðåçóëüòàòîâ äèññåðòàöèè 188


Ðèñóíîê 19 - Êîíöåïöèÿ ìåòîäè÷åñêîãî ïîäõîäà ê ïðîåêòèðîâàíèþ ðåñóðñîñáåðåãàþùåãî àðõèòåêòóðíîãî ïðîñòðàíñòâà 189


ÀÐ

ÕÈ

ÈÑÒÎÐÈÊÎÀÐÕÈÒÅÊÒÓÐÍÛÉ ÀÑÏÅÊÒ

ÑÎÖÈÀËÜÍÎÏÐÎÑÒÐÀÍÑÒÂÅÍ-ÍÛÉ ÀÑÏÅÊÒ

Ï

Å

ÈÊÎÍÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÉ È ÀÐÕÈÒÅÊÒÓÐÍÎÌÅÒÎÄÈ×ÅÑÊÈÉ ÀÑÏÅÊÒ

Ð

ÒÐÀÍÑÎ

4+2

26

6 ÐÅÑÓÐÑÛ ÑÁÅÐÅÃÀÞÙÅÉ ÀÐÕÈÒÅÊÒÓÐÛ ÎÑÍÎÂÀ ÊÎÍÖÅÏÖÈÈ ÏÐÎÑÒÐÀÍÑÒÂÀ

ÃÅÍÅÀËÎÃÈß ÐÅÑÓÐÑÎÑÁÅÐÅÃÀÞÙÅÉ ÀÐÕÈÒÅÊÒÓÐÛ ÎÏÐÅÄÅËÅÍÛ 3 ÏÅÐÈÎÄÀ

ÎÑ

27

Ð

ÂÛßÂËÅÍÍÛÅ ×ÀÑÒÍÛÅ È ÓÍÈÂÅÐÑÀËÜÍÛÅ ÏÐÈÍÖÈÏÛ È ÌÎÄÅËÈ

ÓÐÍÎÅ

ÝÊÎÍÎÌÈÊÎÃÅÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÉ ÀÑÏÅÊÒ

ÊÒ

Ð ÑÓ

ÙÅÅ

ÒÅ

ÓÑÒÀÍÎÂËÅÍÍÛÅ ÏÎÄÕÎÄÛ È ÒÅÎÐÅÒÈ×ÅÑÊÎÅ ÏÎËÅ

ÑÎÑÁÅ ÐÅ Ã

ÀÞ

ÀÈ È Ä Î

1 2 3 ÒÅÎÐÅÒÈ×ÅÑÊÀß ÌÎÄÅËÜ ÐÅÑÓÐÑÎÑÁÅÐÅÃÀÞÙÅÃÎ ÀÐÕÈÒÅÊÒÓÐÍÎÃÎ ÏÐÎÑÒÐÀÍÑÒÂÀ ÊÎÍÖÅÏÖÈß ÌÅÒÎÄÈ×ÅÑÊÎÃÎ ÏÎÄÕÎÄÀ

1 2 3 4

ÌÎÄÅËÜ 1 ÒÊÀÍÜ

ÌÎÄÅËÜ 2 ÊÀÐÊÀÑ

ÌÎÄÅËÜ 3 ÝËÅÌÅÍÒ

ÈÄÅÀËÜÍÀß ÌÎÄÅËÜ

Ðèñóíîê 20 - Îñíîâíûå âûâîäû èññëåäîâàíèÿ 190


Приложение В Акты внедрения результатов кандидатской диссертации

191


"УТВЕРЖДАЮ" Директор ИАиД КГАСУ

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Казанский государственный архитектурно-строительный университет» (КазГАСУ)

Прокофьев Е.И. “ ___ ” _________ 2010 г.

_______________

Зеленая ул., д. 1, Казань, 420043 Тел. (843) 510-46-01. Факс (843) 238-79-72 E-mail: info@kgasu.ru

АКТ О ВНЕДРЕНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ КАНДИДАТСКОЙ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ Куликова Дмитрия Александровича Комиссия в составе: председатель д.арх., зав.каф. ТИА профессор Г.Н. Айдарова; члены комиссии: канд.арх., доцент И.А. Фахрутдинова, канд.арх., ст. преподаватель И.В. Краснобаев, составили настоящий акт о том, что результаты диссертационной работы Д.А. Куликова - “Принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства” использованы автором в следующих проектах, которые выполнялись во время стажировки в Университете Хартфорда (University of Hartford, USA): 1. 2.

Музей стали в г.Питсбург. Курсовой проект по дисциплине “Архитектурное проектирование”. Конкурсный проект, 2006–2007 ACSA - AISC, “Museum of Steel”, 7th annual Student Design Competition. Проект-инсталяция “Bio-wind Collector”. Курсовой проект по дисциплине “Green Design”.

Основанием для оценки послужили проектные материалы и диплом о прохождении стажировки. В рассмотренных проектах на концептуальном уровне применен комплекс програмных положений, среди них следующие: • Применение отходов (металлолома) в интерьерном и экстерьерном решении. • Использование подземного пространства. Высвобожденная территории использована под посадку леса. Повышение экологической устойчивости локального пространства. • Моделирование способа потребления: комплекс спроектирован как единое пешеходное пространство. Тематический ландшафтный ансамбль. В котором строения выполняют роль руины. Социальнопространственный аспект. • Комбинирование технического-ресурсосберегающего и общественного-городского пространства. • Создание знакового объекта городской среды. Демонстрационность и наглядность ресурсосберегающих решений. Применненные принципы и методические положения позволили автору воплотитиь уникальные эстетические и пространственные решения. С проектами можно ознакомится на портале КГАСУ – www.dk.kgasu.ru.

Председатель комиссии:

Г.Н.Айдарова

Члены комиссии:

И.А.Фахрутдинова И.В.Краснобаев

192


"УТВЕРЖДАЮ" Директор ИАиД КГАСУ

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Казанский государственный архитектурно-строительный университет» (КазГАСУ)

Прокофьев Е.И. “ ___ ” _________ 2010 г.

_______________

Зеленая ул., д. 1, Казань, 420043 Тел. (843) 510-46-01. Факс (843) 238-79-72 E-mail: info@kgasu.ru

АКТ О ВНЕДРЕНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ КАНДИДАТСКОЙ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ Куликова Дмитрия Александровича Комиссия в составе: председатель д.арх., зав.каф. ТИА профессор Г.Н. Айдарова; члены комиссии: канд.арх., доцент И.А. Фахрутдинова, канд.арх., ст. преподаватель И.В. Краснобаев, составили настоящий акт о том, что результаты диссертационной работы Д.А. Куликова - “Принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства” апробировались в учебном проектировании на каф. ТИА ИАиД КГАСУ в следующих проектах: Дипломное проектирование: 1. 2. 3. 4. 5.

Концепция ресурсосберегающего жилого комплекса. Студент Л. Маряхина, Науч.рук. д.арх., проф. Г.Н. Айдарова, соруководитель ассиситент Д.А. Куликов. Диплом специалиста 2006. Ресурсосберегающий поселок. Студент М. Андреянова, Науч.рук. канд.арх. доцент И.А. Фахрутдинова, соруководитель ассиситент Д.А. Куликов. Диплом бакалавра 2006. Ресурсосберегающий жилой дом в структуре поселка. Студент П. Захарова, Науч.рук. канд.арх. доцент И.А. Фахрутдинова, соруководитель ассиситент Д.А. Куликов. Диплом бакалавра 2006. Градостроительная реконструкция квартала ограниченного ул.Муштари, ул.Толстого, ул.Щапова, ул.Горького. Концепция тотального озеленения.. Студент Д. Себельдина, Рук. канд.арх. доцент А.Д. Куликов, ассиситент Д.А. Куликов. 2010. Архитектура мусора и рециклируемых материалов. Архитектурно-пространственная модель. Студент Ю. Титова, Рук. канд.арх. доцент А.Д. Куликов, ассиситент Д.А. Куликов. 2010.

Курсовое проектирование: 6.

Оптимизация водного потенциала г.Казани. Студент А. Венкова, Рук. канд.арх. доцент А.Д. Куликов, ассиситент Д.А. Куликов. 2010. 7. Ресурсы ветроэнергетики на примере г.Казани. Студент А. Хузина, Рук. канд.арх. доцент А.Д. Куликов, ассиситент Д.А. Куликов. 2010. 8. Ресурсный потенциал солнечной системы. Студент Г. Фасхутдинова, Рук. канд.арх. доцент А.Д. Куликов, ассиситент Д.А. Куликов. 2010. 9. Концепция внедрения и потенциал солнечной энергетики на примере г.Казани. Студент Е. Шилоносова, Рук. канд.арх. доцент А.Д. Куликов, ассиситент Д.А. Куликов. 2010. 10. Оптимизация “мусорного пространства” и заброшенных промышленных территорий на примере г.Казани. Студент Д. Себельдина, Рук. канд.арх. доцент А.Д. Куликов, ассиситент Д.А. Куликов. 2010. Разработанные автором принципы организации ресурсосберегающего пространства позволяют формировать целостные архитектурные и градостроительные решения. Председатель комиссии:

Г.Н.Айдарова

Члены комиссии:

И.А.Фахрутдинова И.В.Краснобаев

193


"УТВЕРЖДАЮ" Директор ИАиД КГАСУ

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Казанский государственный архитектурно-строительный университет» (КазГАСУ)

Прокофьев Е.И. “ ___ ” _________ 2010 г.

_______________

Зеленая ул., д. 1, Казань, 420043 Тел. (843) 510-46-01. Факс (843) 238-79-72 E-mail: info@kgasu.ru

АКТ О ВНЕДРЕНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ КАНДИДАТСКОЙ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ Куликова Дмитрия Александровича Комиссия в составе: председатель д.арх., зав.каф. ТИА профессор Г.Н. Айдарова; члены комиссии: канд.арх., доцент И.А. Фахрутдинова, канд.арх., ст. преподаватель И.В. Краснобаев, составили настоящий акт о том, что результаты диссертационной работы Д.А. Куликова - “Принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства” используются автором на Факультете Архитектуры ИАиД КГАСУ в лекционном и практическом курсе кафедры ТИА “Современные методы архитектурного анализа”, по следующей тематике: 1. 2. 3. 4.

Анализ ресурсного потенциала территорий - ключевые понятия и методология, на примере ”проекта планировки”. Экологиче ский подход как важнейщий метод проектирования. Предпо сылки появления ресурсосберегающей архитектуры. Развитие теории ресурсосбережения в архитектуре. Философский и пространственный аспекты. Ресурсосбережение в архитектурной практике. Анализ реализованных проектов и концепций.

Внедряемый автором курс соответствует актуальным тенденциям в профессиональном архитектурном образовании.

Председатель комиссии:

Г.Н.Айдарова

Члены комиссии:

И.А.Фахрутдинова И.В.Краснобаев

194


Общество с ограниченной ответственностью

"УТВЕРЖДАЮ" Директор ООО “Ситалл”

“Ситалл”

Конюхов А.В.

Лицензия “ 27 ” декабря 2009 г.

ГС-4-16-02-26-0-1660077266-006448-1 Адрес: 420088, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Зур Урам, д. 1а. Тел: (843) 2990881; Факс: (843) 2990797.

АКТ О ВНЕДРЕНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ КАНДИДАТСКОЙ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ Куликова Дмитрия Александровича Настоящий акт подтверждает, что результаты диссертационной работы Куликова Д.А. “Принципы организации ресурсосберегающего архитектурного пространства” использованы в проектировании следующих объектов при участии автора: 1. 2.

Частный жилой дом в поселке Б.Матюшино (РТ, Лаишевский район). Стадия “проект” 01.08.2009 01.09.2009. Арх. Е.Е. Жирков, Д.А. Куликов. Частный жилой дом дачного типа для круглогодичного проживания. Экспериментальный проект “Домзалив” (РТ, Лаишевский район, БО “Голубой залив”). Стадия “проект” 01.09.2009 - 01.10.2009. Реализация 01.10.2009 - 15.12.2009. Арх. Е.Е. Жирков, при участии Д.А. Куликова.

В проектировании была применена авторская методика, нашедшая реализацию в следующих положениях: • Подбор строительных материалов характерных для поволжского региона в локальной зоне г.Казань (местное производство). • Использование древесины в качестве основного строительного материала (все внутернние и наружние отделочные материалы, включая несущий каркас). Выбор строительных материалов был основан на концепции мимимальной цены и максимального эстетического эффекта. • В процессе строительства в качестве дополнительных и вспомогательных материалов использованы вторичные ресурсы, мусор и отходы (разбор старых строений и их отдельные части). • Использование некондиционных и бракованных материалов (окна, двери, осветительное оборудование и т.д.). • Локализация трудовых ресурсов достигалась за счет привлечения частных компаний и местных трудовых ресурсов. • Применение современных ресурсосберегающих технологий (оптимизированная печь; отопление с помощью системы теплого пола инфракрасного излучения; переработка бытовых и комунальных стоков происходит за счет традиционной системы компостирования; независимость системы водоснабжения была обеспечена за счет бурения скважины). • Органичность по отношению к окружающему просранству. Этический подход к окружению демонстрационно подчеркивается стволами тополей пробивающих крышу насквозь. Комплекс перечисленных мер позволил достичь максимального эстетического эффекта при минимальных затратах первичных ресурсов. Бюджет проекта “дом-залив” составил 700.000 руб. на 84 кв.м. общей площади. В сравнении с средней рыночной ценой, удалось достичь экономии на 50-100%. Предлагаемый автором методический подход позволяет получать интересные архитектурно-пространственные решения. С результатами проектирования можно ознакомится на портале Archnest.com.

Главмный архитектор проекта (ГАП)

Е.Е. Жирков

195


PRINCIPLES OF THE RESOURCE-SAVING ARCHITECTURAL SPACE FORMATION