Page 1

Песни Лазаря   или  

Задушевные Беседы с Лазарем  Тикуновичем в Академии  ..................... 

Алан (Зелим) Скурбати    Карманная Энциклопедия Успеха и Личностного Роста    Книга Первая  Пролетарии Мысли Всех Стран – Присоединяйтесь!         


Предисловие1

                                                        1 ©Все права защищены. Просьба ссылаться на книгу или данный сайт при  цитировании.                   

2


Человека невозможно научить чему­то совершенно новому:   можно только обратить его внимание на вещи давно ему известные,   чтобы он мог глубже над ними задуматься.  Леонардо да Винчи 

  По  разным  причинам  я  не  виделся  с  Лазарем,  моим  отцом,  довольно  длительное время, и когда мы встретились во Владикавказе в апреле  2011,  у  меня  екнуло  сердце,  видя  как  отец,  отставной  военный,  всегда бодрый и никогда не жалующийся на здоровье, ослаб, немного  осунулся и постарел. Он стал как­то ранимей и в то же время – каким  то  невероятно  чувствительным  к  малейшим  переменам  в  моем  настроении:  стоило  мне  подумать  о  работе  или  о  времени  моего  отъезда, как он задавал мне вопрос «тебе наверное скоро уезжать?» и  добавлял: «опять буду один, а мне так нехватает общения с тобой».     Меня поразило, когда он как то зашел ко мне в комнату и сказал: «ты  знаешь, я все думаю, как бы сделать так, чтобы время шло медленней  и  мы  были  вместе  подольше;  наверное  это  не  в  силах  человека,  и  остается  только  молиться  Богу».  Последовало  молчание,  которое,  выражаясь  словами  поэта,  было  громче  самого  сильного  грома..  Я  ничего  не  ответил,  но  подумал:  может  действительно  можно  остановить  время,  но  не  в  реальном,  а  в  каком­то  прустовском  смысле, то есть попытаться пуститься в «поиски утерянного времени»  (на самом деле ­ теряемого каждую секунду нашей жизни) с помощью  магии  слов,  упаковывающих  и  воспроизводящих  в  памяти  частички  прожитого – наши мысли, чувства, поступки..    Стоило  мне  подумать  об  этом,  как  раздался  звонок  и  Дмитрий  –  муж  моей  племянницы  –  спросил,  хотим  ли  мы  (отец    и  я)  поехать  в  Дендрарий,  изумительный  по  красоте  лесопарк,  расположенный  под  нависающими  снежными  вершинами  на  окраине  Владикавказа.  Поездка оказалась на редкость удачной: погода была великолепной и  мы  гуляли  пару  часов,  соединяя  полезное  с  приятными  размышлениями  о  всякой  всячине.  Наша  великолепная  тройка  осталась настолько довольна этой прогулкой, что мы решили ездить в  дендрарий каждое утро, сопровождая наши прогулки размышлениями   

3


на какую­то  определенную  тему:  о  жизни,  об  осетинской  национальной идее, любви, богатстве и мало ли еще о чем.     Во время одной из прогулок, я вспомнил из прочитанного, как Платон  советовал  разогревать  тело  ходьбой  для  генерации  новых  идей  и  вообще  для  улучшения  качества  мышления.  Платон  знал  о  чем  говорил:  он  создавал  свои  «платоновы  идеи»  во  время  прогулок  и  бесед со своими учениками в «садах Академии», и более того – сады  Академии  (а  не  здания­истуканы  современных  «академий»)  и  были  самой  Академией!  Так  чем  же  тогда,  спросили  мы  себя,  отличается  Владикавказкий  Дендрарий  от  Платоновой  Академии,  особенно  во  времена наших прогулок и бесед? Ничем, решили мы, и назвали наш  Дендрарий – «Академией».     Итак,  эта  книжка основывается  частично на  тех  беседах,  которые  мы  вели  в  Академии  в  течении  14  дней  (отсюда  –  14  тем,  которые  составляют  главы  этой  книги),  и  причина,  по  которой  я  говорю  «частично»,  это  потому,  что  книга,  на  самом  деле  является  плодом  фантазии  автора,  где  разговоры,  которые  он  вел  со  своими  собеседниками,  являются  теми  «гвоздями»,  на  которые,  по  выражению  А.  Дюма2,  он  вешал  свои  картины:  si  non  a  vero,  e  ben  trovato,  сказали  бы  о  подобном  подходе  итальянцы  («даже  если  это  неправда, это хорошо придумано»).     Чтобы  придать  книжке    привкус  «античности»  (беседы  ведутся,  как­ никак  в  «Академии»!)  и  даже  некоей  мифологичности,  беседы  построены  в  виде  «платоновских  диалогов»  и  к  именам  прибавлено  окончание  «ус»:  Аланус,  Лазарус  и  Дмитриус.  Если  при  чтении  у  некоторых  читателей  возникнут  проблемы  с  чувством  юмора,  то  есть  если  они  станут  относиться  к  каждому  высказыванию  персонажей  книги  слишком  серьезно,  то  автор  рекомендует  им  немедленно  прервать  чтение  в  неприемлемом  для  них  месте  и  передать  книгу  своим  менее  предубежденным  товарищам.  Несмотря  на  изрядную                                                           2 который ответил на вопрос о том, в какой степени «историчны» его исторические романы: 

«исторический факт – это гвоздь, на который я вешаю свою картину». По той же причине,  читатели не должны пытаться найти оригиналы «незаписанных сказаний Нартовского Эпоса»,   фигурирующих в книге , так как они – плод выдумки автора, то есть та самая поэтическая  вольнось, о которой я упоминаю выше.  

4


долю иронии и авторской само­иронии, предметы и мысли, затронутые  в  книге  заслуживают  серьезных  размышлений.  Выводы,  к  которым  придут  читатели  в  результате  этих  размышлений  совсем  необязательно  должны  совпадать  с  позицией  персонажей  книги:  сам  факт  работы  мысли  читателя,  разбуженного  жужжанием  мыслей  персонажей  книги,  является  высшей  и  главной  наградой  автора,  равно как и признанием пользы, полученной от процесса чтения.    Следующая притча приходит на ум в связи со сказанным:  

Жил был  на  свете  человек,    еще  при  жизни  Будды  (говорят,  это  правдивая  история),  который  задался  вывести  Будду  из  состояния  умственного,  эмоционального и физического равновесия, «нирваны» (если читатель видел  когда­нибудь  изображения  статуй  Будды,  где  последний  изображен  обычно  невозмутимым,  с  полуулыбкой  и  полузакрытыми  глазами,  он  поймет  о  чем  идет речь). Этот человек пришел к Будде и начал кричать на него, всячески  обзывать и оскорблять его, однако Будда оставался невозмутимым, сохраняя  на  своем  лице  всем известную  мину  философского  счастья  и  благополучия.  Отчаявшись,  человек  спросил  Будду,  как  тому  удается  сохранить  спокойствие  несмотря  на  его  поведение.  Выслушав  его,  Будда  в  свою  очередь  задал  своему  оскорбителю  следующий  вопрос  (Будда,  кстати,  учил  не  наставлениями  а  тем,  что  задавал  вопросы,  которые  приводили  людей  к  правильным  ответам):  «Если  кто­то  придет  к  тебе  с  подарком  и  ты  решишь  отвегнуть, то есть, не принять этот подарок, то с кем останется отвергнутый  тобой  подарок?»  Оскорбитель  ответил:  «Если  я  отвергну  подарок,  то  он  естественно  останется  у  того,  кто  мне  его  принес».  «Если  это  так»  –  продолжил Будда, «то у кого останется оскорбление, прнесенное мне, если я  его  отвергну,  то  есть  откажусь  принять?»  Оскорбитель,  услышавший  эти  слова  Будды,  был  настолько  поражен  этими  мудрыми  словами  Будды,  что  повернулся и ушел в глубоком размышлении над содеянным поступком..  

Итак,  в  чем  мораль  сей  истории  применитеьно  к  данной  книге?  Персонажи  данной  книги  могут  бомбардировать  тебя,  дорогой  читатель,  различными  идеями  и  вопросами,  то  есть  своими   

5


«подарками», но  ты  всегда  можете  принять  позу  Будды  и  отвергнуть  то,  что  считаешь  для  себя  неприемлемым.  «Подарки»  в  таком  случае  останутся  у  автора  и  персонажей  книги  и  тебе,  дорогой  читатель,  терять  будет,  в  действительности  нечего  (кроме  времени  и  какой­то  доли  своего  невежества3);  так  что  –  будьте,  дорогой  читатель,  «Буддой» при чтении этой книги!    Говоря  о  том,  что  книга  эта  не  документального  а  художественно­ философского  жанра,  я  хочу  подчеркнуть,  что  многие  идеи  в  ней  навеяны,  а  иногда  и  прямо  подсказаны  Лазарем  Тикуновичем  («Лазарусом»!),  моим  отцом,  чью  склонность  к  обобщениям  и  философствованию я унаследовал в полном соответсвии с поговоркой,  согласно  которой  «яблоко  от  яблони  падает  недалеко».  И  по  той  же  причине,  основное  повествование  в  книге  ведется  именно  от  имени  Лазаруса, а не Алануса, то есть автра книги.    Книга  называется  «Песни  Лазаря»  и  это  просто  поэтическая  вольность,  так  как  библейский  Лазарь  и  преданная  ему  дочь  пели  песни  от  бедности,  взывая  к  милости  и  состраданию  окружающих  (отсюда  выражение  «петь  Лазаря»,  то  есть  говорить  посторонним  о  своей  бедности  и  проблемах,  расссчитывая  на  их  помощь  и  сострадание).  В  нашем  случае,  «песни  Лазаря»  это  просто  название  глав, повествующих о разных идеях и приключениях мысли от имени  главного  действующего  лица  –  Лазаря  Тикуновича.  В  том  же  ключе,  «припевы  Лазаря»  ­  это  резюме  главы  в  форме  главных  тезизов,  на  которых читателю предлагается заострить свое внимание.    Кому  предназначена  эта  книга  и  кому  она  могла  бы  быть  полезна?  Я  вижу ее в руках молодых людей, осетин и не­осетин, которые думают  о  своей  жизни  и  своем  предназначении  («жизненной  миссии»),  а  не  только  о  карьере,  как  таковой:  идеи  и  метафоры  в  этой  книге  могут  оказать  им  помощь  в  поисках  ответов  на  мучающие  их  вопросы;  я  вижу ее также в руках представителей старшего поколения, которые,                                                           3 Как было сказано, автор предоставит читателю много возможностей поупражнять свое чувство 

юмора при  чтении  этой  книги,  и  этот  пассаж  ‐  одна  из  первых  таких  возможностей.  Чтобы  справиться с подобными  шоковыми состояниями, читателю предлагается  представить ребенка ,  получающего шутливый подзатыльник от человека, любящего его и реагирующего улыбкой, или  даже высовыванием языка. 

6


я надеюсь,  смогут  найти  в  книге  «молодое  вино»  идей,  с  которыми  можно сверить свои устоявшиеся понятия.    Девизом  книги  является:  «Пролетарии  мысли  всех  стран  –  Присоединяйтесь!» и я хочу объяснить, что это означает. «Пролетарий  мысли»,  это  человек,  который  лишен  «интеллектуальной  собственности»  (то  есть  устоявшихся  на  все  времена  идей),  как  средства  к  своему  существованию,  за  исключением  пытливого  ума  и  желания  все  подвергнуть  сомнению.4.  Это  определение  вполне  согласуется  с  восточными  философиями,  основным  тезисом  которых  явлется  утверждение,  что  наполнять  можно  только  пустой  сосуд  (устоявшиеся  или  окаменевшие  идеи  можно  сравнить  с  «полным  сосудом»),  и  что  надо  постоянно  опорожнять  свой  сосуд  (то  есть  избавляться  от  груза  своих  предубеждений)  через,  например,  медитирование, йогу, самоанализ и прочее. В этом смысле, персонажи  данной  книги  являются  «пролетариями  мысли»,  то  есть  людьми,  приходящими  в  Академию  каждое  утро  с  опорожненным  умственным  багажом  и  готовыми  исследовать  любой  жизненный  казус  с  любопытством и непосредственностью малых детей.    Важно  подчеркнуть,  что  у  книги  нет  никакой  политической  направленности,  за  исключением  пропаганды  единственной  «политики»  ­  политики  личностного  роста  читателей,  как  единственной солидной основы для прогресса общества5.      Итак,  мы  приглашаем  читателей  заглянуть  в  нашу  Академию  и  послушать мудрые рассуждения трех наших персонажей.                                                             Сравните это с определением «пролетария» у Маркса, как человека, лишенного 

4

собственности, за исключением пары рук, способных его прокормить.  5 «Все пишут и говорят об общественном прогрессе», писал Ральф  Эльдо Эмерсон еще в 

середине 19  века,  «и  в  результате  нет  никакого  прогресса  в  развитии  личности».  Могу  добавить, что, если бы люди были озабочены своим развитием в первую очередь, не было  бы  столь  острой,  как  сейчас,  необходимости  в  общественных  дебатах  об  общественом  прогрессе, как не было бы таких печальных феноменов, как стучание Президентом СССР  Никитой  Хрущевым  ботинком  по  столу  во  время  работы  Генеральной  Ассамблеи  ООН,  равно  как  и  запускание  ботинком  по  Президенту  США  Джорджу  Бушу  во  время  пресс‐ конференции, посвященной успехам его операции в Ираке. 

7


Не ограничивая  нашу  потенциальную  читательскую  аудиторию  ни  этнически,  ни  географически,  мы  взываем  к  «пролетариям  мысли»  всех стран и народов: Присоединяйтесь!                                                                           

8


I.

Первая Песнь Лазаря: О Времени, Ветре, Парусах и Лодке  Жизни 

Империи будущего не будут состоять   из завоеванных и управляемых территорий.  Империи будущего будут Империями Мысли  

Уинстон Черчиль 

Лазарус:  Сегодня  изумительный  день:  солнечно,  воздух  в  Академии  чист  и  прозрачен,  прямо  хрустален  и  горы  –  прямо  над  Академией  –  кажутся  так  близко,  что  стоит  протянуть  руку  и  можешь  взять  пригорошню  снега  вон  с  той  вершины.  Ты  знаешь,  Аланус,  мой  дорогой,  мне  уже  85  лет  и  отсчет  моей  жизни  идет  уже  не  по  календарю – как например, какое сегодня число и какой теперь год –  а по событиям и временам года, которые мне еще суждено пережить и  прожить. Сколько еще раз, например, мне предстоит вот так погулять  и поразмышлять с близкими мне людьми, сколько еще раз посидеть и  поиграть  с  моими  внуками  и  правнуками,  сколько  еще  раз  увидеть  снег  зимой  или  пожелтешие  и  опавшие  листья  осенью?  Вот  в  чем  реальный  отсчет  жизни:  вот  по  таким  событиям,  имеющих  такой  огромный  смысл  в  личной  жизни  каждого  человека,  а  не  по  глупому  календарю,  листки  которого  бездумно  отрывают  миллионы  людей  каждое утро...    Аланус:  Да,  ты  прав  Лазарус,  и  это  напоминает  мне  выражение  Сократа,  сказавшего,  что  жизнь,  не  подвергнутая  анализу  и  размышлению  не  стоит  того,  чтобы  ее  проживать..  Жизнь,  в  которой   

9


отправными точками являются значимые для жизни человека события,  то есть в сущности эмоционально насыщенные события, как например  ощущение  единства  с  природой,  другими  людьми,  моменты  личностного роста, успехов, поражений, рождений, смертей и тому   подобное  –  позволяют  человеку  обозначить  точки  на  карте  своей  жизни,  соединяя  которые  он  начинает  видеть  какое­то  направление,  эволюцию своего развития, то есть то, что мы называем «судьбой». И  разумеется,  видя  или  осознав  это  направление,  становится  легче  по­ сократовски  анализировать,  учиться  и  делать  выводы  из  событий  своей  жизни.  Более  того,  я  читал  где  то,  что  само  понятие  времени  есть  не  что  иное,  как  чувство,  которое  мы  испытывам  от  изменения  событий и вещей, и что время – это просто специфическое восприятие  последовательности  событий,  умственный  конструкт,    позволяющий  нам  не  воспринимать  события  и  предметы  одно­временно,  то  есть  в  одно и то же время. То есть, добрый Лазарус, это открытие, возможно  даже  самого  Эйнштейна,  есть  еще  одно  перо  в  твою  шляпу,  то  есть  подтверждение  твоего  тезиса  об  измерении  времени  событиями,  а  не  произвольным  календарным  расписанием  (меняется  ли,  например,  суть  празднования  Рождества  Христова  приноровлением  его  к  Грегорианскоу или Юлианскому календарю?).    Лазарус:  Я  согласен  Аланус,  и  твое  рассуждение  есть  очень  сильный  довод  в  пользу  моего  выстраданного  утверждения,  что  каждый  человек  должен,  и  даже  просто  обязан  (!)  написать  книгу,  которая  должна  приблизительно  называться:  «Как  прожить  жизнь  лучше  и  счастливей:  уроки  моей  жизни».  Такого  рода  книга  вобрала  бы  те  уроки  и  выводы,  которыми  так  щедро  оделяет  нас  история  нашей  жизни,  измеренная  эмоционально­насыщенными  событиями  (ЭНС)  нашей  жизни,  а  не  просто  календарным  исчислением  прожитых  нами  лет. Я всю жизнь собирался написать такую книгу, начинал много раз,  но по разным причинам не доводил начатое дело до конца. Надеюсь,  мои  размыления  с  вами,  дорогие  Аланус  и  Дмитриус,  помогут  вам  в  этом  мероприятии.  И  вот  вам  мой  совет:  купите  оба  и немедленно  по  дорогой и пустой книге..    Аланус:  Ты  говоришь  загадками,  Лазарус:  что  ты  имеешь  в  виду  под  «дорогой и пустой книге»?   

10


Лазарус: (усмехаясь) Я имею в виду добротную (все добротное стоит,  как  правило,  недешево)  записную  книжку  в  виде  переплетеной  книжки  –  разумеется  с  пустыми  страницами,  иначе  какой  смысл  ее  покупать.  Так  вот,  я  всегда  придерживался  мнения,  что  если  жизнь  стоит  того,  чтобы  ее  прожить,  то  она  стоит  и  того,  чтобы  ее  (то  есть  уроки из нее) записывать. Так что не скупитесь и покупайте дорогие и  пустые книжки – и не возражайте указанием на компьютеры: ничто и  никогда  не  заменит  книгу  и  блокнот.  Машины,  и  даже  космические  корабли  не  заменили  нам  наши  ноги,  и  уж  тем  более  компьютеры  не  заменят  нам  наши  мозги  и  руки,  которым  нужно  прикосновение  бумаги и ручки для высекания искры мысли.    Дмитриус:  Вот  вы  выговорите  об  измерении  своей  жизни  значимыми  событиями,  но  ведь  многия  события,  не  только  на  личном,  но  и  общественном  уровне  ­  как  например  большевистская  революция  1917  года  ­  воспринимались  в  одном  ракурсе  при  их  свершении  и  затем  их  оценка  кардинально  менялась.  Например,  нас  учили  в  свое  время, что революция 1917 года была поворотным пунктом в развитии  человечества, а теперь я слышу, что то же событие было величайшей  трагедией  в  истории  нашей  страны.  Тоже  самое,  и  на  личностном  уровне:  многие  люди  совершали  втихую  деяния,  которые  никак  иначе,  как  преступлениями  не  назвать  (например,  присваивали  то,  что  плохо  лежит  и  все  об  этом  знают),  а  теперь  проповедуют  публично,  что  взятки  это  плохо  и  что  надо  соблюдать  законы.  Так  кому  или  чему  верить,  и  следует  ли  в  таком  случае  менять  те  точки  отсчета или измерения своей жизни, о которых вы столь красноречиво  говорили?      Лазарус:  Вопрос  хороший,  и  хотя  я  меньше  всего  хотел  бы  затрагивать  вопросы  политики,  которой  мы  посвятим  отдельную  беседу,  я  хотел  бы  рассказать  вам  один  эпизод  из  жизни  Нартов,  который  я  услышал  от  моего  дедушки  Карамана,  и  который  я  нигде  больше  невстречал  ни  в  одном  из  собраний  Нартовского  Эпоса.  Самому соваться в ученые круги с этим рассказом, я не посмел – да и  кто бы меня послушал, обсмеяли бы да и только. Так вот, послушайте  сей рассказ, и вы поймете его глубокую мораль и причину, по которой  он и есть закодированный ответ на твой интересный и важный вопрос,  Дмитриус.       

11


Аланус: Я  что­то  не  слышал,  чтобы  были  какие­то  не  записанные  версии  Нартовского  Эпоса,  но  если  ты,  Лазарус,  считаешь,  что  это  прольет  хоть  какой­то  свет  на  вопрос  Дмитриуса,  «я  весь  уши»,  как  говорят англичане.    Лазарус: Ну что же, слушайте и кумекайте:   

 

Первое незаписанное сказание Нартов:     О  Мудрости  Поисков  Причин  Несчастий  в  Верхнем  Течении Реки Времени     Пришел однажды Нарт Сослан на берег реки Фиагдон отдохнуть после  битвы с Уаигами (великанами), и не успел он прилечь, как слышит как  из  реки  доносятся  крики  отчаяния:  «помоги,  добрый  человек,  тону,  тону!».  Услышав  эти  мольбы,  прыгнул  Сослан  в  реку,  вытащил  тонущего  человека,  откачал  из  него  воду  и  положил  возле  разведенного  костра,  чтобы  тот  отогрелся  и  пришел  в  себя.  Но  не  успел  он  закончить  это  доброе  дело,  как  услышал  опять  крики  из  пучин  бурной  реки  и  прыгнул  опять,  достал  утопающего  из  воды  и  положил его рядом с первым. Но когда Сослан проделал это пятьдесят  раз  и  весь  берег  был  усеян  стонущими  от  холода  и  отчаяния  спасенными  им  людьми,  Сослан  почувствовал  себя  смертельно  усталым,  и  уж  не  смог  даже  сдвинуться,  когда  опять  услышал  крики,  теперь уже пятьдесят первого утопающего.    

12


В полном отчаянии, Сослан взмолился Богу: «Помоги мне Хуцау своим  советом! Не могу смотреть, как тонут люди добрые, но не могу также и  сделать  что­то  для  них,  так  как  смертельно  устал  от  спасения  пятидесяти  утопающих  до  этого».  Бог  сказал  Сослану:  «спроси  Сырдона и он тебе подскажет». Не успел Сослан услышать эти слова,  как увидел хитрого Сырдона, идущего вдоль реки в свою лисью нору.  Выслушав  Сослана,  Сырдон  сказал  ему:  «Вместо  того,  чтобы  ловить  утопающих в нижнем течении реки, поднимись к истоку реки Фиагдон,  там  за  горами,  и  наиди  причину,  по  которой  люди  оказываются  в  воде:  может  прохудился  там  мост  и  люди  падают  с  моста,  а  может  и  какой­то Уаиг ловит и бросает там людей».     Послушался  Сослан  доброго  совета  Сырдона,  поднялся  к  истоку  Фиагдона,  нашел  там  злого  Уаига,  который  грабил  и  бросал  людей  в  реку,  сразился  с  ним  и  убил  его,  после  чего  река,  в  нижнем  своем  течении, стала свободной от утопающих...       И мораль сей басни..    Аланус:  Браво  Лазарус,  дай  мне  сформулировать  мораль  сей,  так  сказать,  басни.  Итак,  вот  как  это  звучит  в  моем  понимании:  Если  мы  сталкивемся  сегодня  (то  есть  в  нижнем  течении  реки  времени)  с  постоянно повторяющимися проблемами одного порядка (вроде тех, о  которых  говорил  Дмитриус),  то  это  потому,  что  мы  сделали  неправильные  решения  (или  рукодствовались  неправильными  принципами или неправильной системой ценностей) вчера (то есть, в  верхнем течении реки времени).     Дмитриус:  Так  что  же  выходит­то?  Значит,  мы  расхлебываем  кашу,  заваренную  задолго  до  нашего  рождения?  А  мы­то,  молодые,  здесь  при  чем,  где  справедливость?  Не  кажется  ли  тебе,  добрый  Лазарус,  что мораль твоей басни жестока и перекладывает всю вину с больной  головы на здоровую?    Лазарус: Прежде чем ответить прямо на твой вопрос, особенно тот его  аспект,  который  касается  «справедливости»  («справедливость»  для  одного,  это  очень  часто  –  «величайшая  несправедливость»  для  другого), позволь мне заметить очень важную особенность восприятия   

13


времени: дававя  фору  всем  футурологам  и  фантастам,  я  утверждаю,  что вполне возможно, и могу это продемонстрировать прямо сейчас и  на  ваших  глазах,  изменить  наше  прошлое,  и  совсем  не  в  плане  сталинского  переписывания  истории,  а  в  самом  реальном  смысле  этого слова..    Аланус:  Ну  Лазарус,  если  до  сих  пор,  я  пытался  уловить  и  даже  резонировать  ход  твоих  мыслей,  то  теперь,  должен  признаться,  я  в  растерянности.  Не  пытаешься  ли  ты  меня  переубедить  в  моих  школьных  познаниях  физики,  которые  говорят  мне,  что  время  необратимо  и  изменить  что­то  в  прошлом,  это,  прости  меня  за  грубость, шарлатанство.    Лазарус: Ты найдешь мой ответ сколь простым, столь и неотразимым:  сегодня  –  это  прошлое  нашего  завтра,  и  если  если  мы  изменим  сегодняшнее  исходя  из  уроков,  которые  мы  (я  надеюсь)  почерпнули  из  прошлого,  то  мы  изменим  прошлое  нашего  будущего!  И  подумай  только:  каждая  секунда  проведенная  нами  в  нашей  беседе  немедленно  превращается  в  наше  общее  прошлое,  и  у  нас  есть  все  рычаги, чтобы изменить наше прошлое в лучшую сторону.     Аланус:  Тебе,  Лазарус,  было  бы  впору  родиться  в  средневековье  и  участвовать  в  схоластических  спорах:  такому  умственному  сальто  мортале  поаплодировал  бы  сам  Игнатий  Лойола,  который  находил  неотразимые  аргументы  грешности  в  самых  простых  рассуждениях  обвиненных в ереси.     Дмитриус:  Понял  ли  я  тебя  правильно,  добрый  Лазарус,  что  вместо  того,  чтобы  преживать  и  биться  головой  о  стенку  прошлого  (стенку  эту  не  прошибешь,  и  у  нас  нет  кнопки  перемотки  прошлых  событий  или  записей,  как  на  магнитофоне),  нам  надо  лучше  сосредоточиться  на  том,  что  мы  делаем  сейчас,  в  каждый  данный  момент:  то  есть  делать в настоящем все наши дела лучше и более эффективно, и тем  самым  изменить  наше  прошлое  (которое  есть  не  что  иное,  как  наше  восприятие настоящего момента из будущего?    Лазарус:  Как  говорили  в  шутку  древние  римляне,  «Умри  Дмитриус,  лучше не скажешь!»: ты узрел корень и схватил суть сказанного мной  –  и  даже  лучше,  чем  я  сам.  Продолжая  твою  мысль,  стоит  помнить  о   

14


том, что, в сущности, и прошлое и будущее являются формой нашего  восприятия  настоящего,  то  есть,  воображая,  что  мы  переносимся  в  прошлое  или  в  будущее,  мы  в  сущности,  просто  меняем  качество  восприятия  нашего  настоящего.  Отсюда  –  необходимость  и  неизбежность  фокусирования  нашего  внимания  на  настоящем,  на  нашей способности изменить что то сейчас, сделать настоящее лучше,  а не рассуждать о прошлом или осуждать его: делая это, мы попросту  теряем  наше  драгоценное  время  в  настоящем,  воображая,  что  мы  имеем дело с прошлым или даже будущим.      Дмитриус:  Как  так,  я  что­то  начинаю  путаться.  Ты  хочешь  сказать,  добрый  Лазарус,  что  разрешение  всех  проблем,  которые  мы  приписываем,  например,  революции  1917  года,  это  не  в  нашем  стремлении  перекопать  историю  и  дать  ей,  как  у  нас  принято  говорить,  «принципиальную  оценку»,  а  в  том,  чтобы  действовать  иначе  в  настоящем,  теперь:  проявлять,  например,  уважение  к  человеческой личности и его достоинству, руководствоваться в нашей  политике  не  такими  химерами,  как  мировые  революции  и  помощь  «братским» режимам, а такими понятными ценностями, как создание и  обустроение  среднего  класса  в  стране,  верховенство  закона  и  социальная  помощь  малозащищенным  группам  населения,  и  так  далее?       Лазарус:  Мой  друг  Дмитриус,  ты  опять  забил  гвоздь  прямо  в  голову  проблемы,  как  говорят  англичане.  Вот  тебе  мой  подарок  –  в  награду  за твои блестящие догадки о загадках времени, запиши и запомни это  изречение:  прошлое  есть  настоящее,  развернутое  для  понимания,  а  будущее  –  это  настоящее,  разворачивающее  наши  намерения.  Заметь мой друг, что в обоих случаях (то есть, в наших воображаемых  путешествиях в «прошлое» и «будущее») мы имеем дело с настоящим,  а не с химерами прошлого и будущего. Таким образом, молодые люди,  хотите  переписать  историю  вашей  страны?  Прекрасно:  сделайте  следущие  три  шага:  1)  ознакомьтесь  в  настоящем  с  уроками  из  так  называемого  «прошлого»,  2)  сформулируйте  в  настоящем  ваши  намерения,  способные  привести  к  лучшим  результатм,  чем  в  «прошлом», и 3) начинайте разворачивать эти намерения – опять таки  в настоящем. И если вы это сделали и сделали как надо, то ­ вуаля! –  вы  изменили,  и  если  хотите  –  переписали  вашу  историю!  Самое  важное,  чтобы  вы  помнили,  что  –  выражаясь  словами  чтимого  мной   

15


поэта Теннисона  –  «вы  никогда  не  сможете  вернуться  в  свой  покинутый дом», потому, что и «дом» и вы изменились, и вы сможете  вернуться  только  в  свое  настоящее  восприятие  или  представление  того,  что  вы  считали  своим  домом.  То  есть  «ваш  старый  дом»  есть  фикция, химера вашего воображения!    Аланус:  Возвращаясь  к  приведенному  выше  примеру,  можно  ли  сказать,  что  мы  никогда  не  сможем  вернуться  в  1917  год  –  то  есть,  выражаясь метафорой Теннисона, в «свой старый дом»?     Лазарус:  Совершенно  верно,  но  с  одной  оговоркой:  вы  сможете  и  вернуться  и  даже  «изменить»  1917  год,  следуя  –  в  настоящем!  ­  той  трехшаговой формуле, которую я привел только минуту назад.     Дмитриус: А как одпределить, добрый Лазарус, пропорцию времени и  внимания,  которые  я  должен  уделить  «настоящему»,  в  твоем  определении  –  по  сравнению  с  анализом  «прошлого»  или  уроков  из  нее? Ведь почитай, Лазарус, многие дискуссии и ученые исследования  по нашему «прошлому» и ты видишь, что ученые и неученые летают,  как  насекомые  над  «водой  прошлого»,  пока  –  «гоп»!  –  и  «вода  прошлого»  схватывает  их  мертвой  схваткой  и  через  минуту  бедные  насекомые  беспоможно  барахтаются  в  стихии,  которую  пытались  «анализировать».  Как  избежать  притяжения  прошлого,  чтобы  не  оказаться в положении этих бедных насекомых?    Лазарус:  Говорят,  что  хороший  вопрос  –  это  половина ответа,  и  твой  вопрос  тому  подтверждение,  спасибо  за  него!  Итак,  вот  золотое  правило  решения  любых  проблем:  уделяйте  не  более  десяти  процентов  времени  (10%)  проблеме,  и  более  90%  времени  и   внимания – решению проблемы. А то что мы видим? Бесконечное  пережевывание  мельчайших  деталей  проблемы,  их  какое­то  мазохистское  смакование,  и  все  упускают  главную  суть  подобных  дискуссий  –  нахождение  способов  решения  проблемы.  У  нас,  я  согласен,  развелось  слишком  много  ворошителей  грязи  или  грязекопателей  («мад­диггеров»,  на  журналистском  слэнге),  как  говорят  агличане,  но  нет  каменщиков  и  созидателей  новых  сруктур,  новых способов мышления и поведения.   

16


Аланус: Вот  пример  к  сказанному  тобой,  Лазарус:  когда  едем  на  автомобиле,  перед  нами  панель,  на  котором  спидометер  и  тому  подобные гаджеты, по которым мы можем узнать скорость на которой  едем,  сколько  у  нас  осталось  бензина,  и  прочее.  Более  того,  слева  и  справа  от  водителя  зеркала  заднего  видения,  по  которому  он  может  видеть  автомобили  позади  себя  и  намерения  их  водителей.  Но  представьте  такой  кошмарный  сценарий  (на  самом  деле  –  обыденное  явление!):  водитель  уперся  взглядом  в  переднюю  панель  и  зеркала  своего  автомобиля  и  отказывается  посмотреть  вперед  –  забывая,  что  все значение, весь смысл смотрения на панель и зеркала, это –  обеспечить  эффективное  вождение  автомобиля  вперед,  чтобы  последний добрался быстро и безопасно из точки  «А» В точку  «Б».    Дмитриус:  Ну  и  здорово  ты  дал  по  шапке  нашим  мад­диггерам  и  политикам  с  болезненной  фиксацией  на  прошлом  (может,  назвать  их  политархеологами?):  сидят  у  руля  на  народном  автомобиле  и  уперлись  в  панель  и  зеркала!  Кричи  караул  Лазарус,  летим  в  пропасть!  Ну  я  щучу,  конечно,  но  во  всякой  шутке  есть  доля  нешуточного намека.    Аланус: И ты знаешь, Лазарус, почему фрейдистский психоанализ так  сдал свои позиции и теряет свою популярность?    Лазарус: Я рад, что вы находите столько примеров к сказанному мной  –  значит  жив  курилка  сказанного  мной!  Ну  давай,  мой  добрый  друг  Аланус,  просвети  старого  человека  по  поводу  не­эффективности  фрейдовской  терапии,  которой  я  не  успел,  к  сожалению,  воспользоваться от моего попа­учителя в родном селе Чихантура – но  это ддля шутки.    Аланус:  А  дело  в  том,  что  метод  заключался  в  том,  чтобы  уложить  пациента  на  диван  и  побуждать  его  рассказывать  о  так  называемых  «травмах детства» в мельчайших подробностях, ну, прямо, смаковать  и  заново  переживать  их.  Это  похоже  на  сравнение  Дмитриуса  с  автомобилем:  пациента  заставляли  смотреть  на  переднюю  панель  и  задние  зеркала  своей  жизни,  забывая,  что  все  это  нужно  только  для  того,  чтобы  пациент  смог  жить  более  эффективно  и  счастливо  в  настоящем!  И  вместо  это  –  пациенты  привыкали  обвинять  во  всех   

17


своих несчастьях  своих  бедных  родителей,  которые  делали  в  отношении  них  только  то,  что  знали  сами  и  чему  научились  от  своих  собственных  родителей.  Результаты  подобной  психической  археологии  были  удручающими:  пациенты  привыкали  годами  валяться  на  диване,  оставаться  и  даже  становиться  еще  более  несчастными,  чем  до  психоанализа,  и  даже  ­  получать  удовольствие  от  этого  щекочущего  самолюбие  пациента,  внимания  со  стороны  психоаналитика.  Правда  –  все  это  за  большие  деньги  (час  псиоаналитического сеанса может стоить 500 долларов и больше!), но  чего  не  отдашь  за  иллюзию  исправления  своего  прошлого  вечным  гулянием по его темным и запутанным аллеям.          Лазарус:  Ну    что  же,  друзья,  подытожим  сказанное:  уделяйте  не  более 10% времени и внимания проблеме и 90% и более процентов –  решению  проблемы.  Пользуясь  автомобильной  метафорой,  взглянул  на  передний  щиток  машины  и  зеркала  на  пару  секунд  ­  ну  и  достаточно: переведи теперь взгляд на «перёд», на дорогу жизни, на  дорогу решения проблемы, на дорогу, ведущую от точки «А» к нужной  тебе точке «Б» на твоем жизненном пути.      Аланус:  Я  чувствую,  как  с  меня  пот  льет  градом  от  усилий  мысли,  которые  мне  надо  совершать,  чтобы  понять  всю  премудрость  твоей  философии,  Лазарус.  И  это  при  том,  что  мы  гуляем  по  дорожкам  Академии,  а  не  бегаем,  как  угорелые:  скорость  наших  мыслей  превышает скорость наших ног, что может и не так плохо, так как от  чрезмерной  скорости  ног  можно  схлопотать  инфаркт  миокарда,  тогда  как  я  никогда  не  слышал,  чтобы  можно  было  схлопотать  инфаркт  мозга  от  чрезмерной  скорости  мысли.  Я  слышал  где­то  вот  такое  определение  деградации  личности:  это  когда  скорость  изменений  во  внешнем мире выше (на постоянной основе), чем скорость изменений  во  внутреннем  мире.  Учитывая  тот  бешенный  темп  внутренних  изменений, который ты нам задаешь своими размышлениями, добрый  Лазарус,  мне  и  Дмитриусу  вряд  ли  грозит  феномен  деградации  личности...    Дмитриус:  Не  знаю  как  ты,  Аланус,  но  слишком  высокий  темп  внутренних  изменений,  задаваемый  нашим  старшим  другом  Лазарусом,  создает  мне  ужасный  дискомфорт,  какое­то  внутреннее   

18


напряжение – как будто кто­то убрал костыли, на которых я стоял всю  жизнь  и  теперь  я  пытаюсь  пойти  на  собственных  ногах,  шатаясь  и  рискуя  упасть  и  свернуть  себе  шею.  У  меня  еще  возникла  вот  такая  странная  ассоциация  из  романа  Виктора  Гюго  «Отверженные»:  я  чувствую  себя  как  тот  полицейский,  забыл  его  имя,  который  спас  жизнь  Жан  Вальжану  и  который,  к  его  ужасу,  оказался  беглым  каторжником.  Оказавшись  в  моральных  тисках  благородного  порыва,  с одной стороны (когда он спасал Жан Вальжана) и служебного долга  в  качестве  полицейского,  предписывающего  ловить  беглых  преступников,  он  пришел  к  мосту  над  Сеной,  долго  смотрел  вниз  в  воду,  и  не  выдержав  этого  внутреннего  кофликта,  бросился  в  реку  и  утонул. Уготовлена ли мне та же судьба, добрый Лазарус, или я смогу  справиться  с  тем  внутренним  напряжеием,  который  мне  создают  следование твоим рассуждениям?    Лазарус:  Господь  с  тобой,  мой  юный  друг  Дмитриус,  тебе  не  грозит  смерть  раньше,  чем  через  пару  сотен  лет,  но  позволь  мне  заметить,  что  внутреннее  напряжение,  о  котором  вы  оба  говорите,  есть  не  что  иное,  как  состояние,  определяемое  психологами  как  «когнитивный  диссонанс»,  то  есть  противоречие,  возникшее  между  устоявшимися  понятиями  (например,  «все  полицейские  грубияны  и  взяточники»)  и  новой информацией, противоречащей этим понятиям (если, например,  тебе было очень плохо и полицейский помог тебе, причем, абсолютно  бескорыстно).  Как  правило,  люди  (среднестатистические)  стремятся  (и  совершено  напрасно!)  избегать  этого  диссонанса,  и  делают  это  очень  простым  способом:  просто  отвергают  или  опровергают  любую  информацию,  противоречащую  их  устоявшимся  понятиям.  Мы  все  знаем,  что  у  большинства  людей  старшего  поколения  наступает  склероз,  или  окостенение  (кальсификация)  сосудов,  но  мало,  кто  знает,  что  существует  еще  и  окостенение  мысли  и  понятий,  мыслительный склероз, который не знает возрастных границ и может  наступить и наступает в любом возрасте. Если вы встречали молодых  людей, защищающих с пеной у рта одни и те же идеи год за годом, я  могу  биться  об  заклад,  что  у  этих  молодых  людей  наступил  мыслительный склероз, то есть стремление постоянно защищать раз и  навсегда  воспринятую    точку  зренияю.  Это  сродни  пристрастию  к  наркотикам – на этот раз называемом, как пристрастие к статус кво, к  тому,  что  все  говорят,  к  тому  что  «принято»,  даже  если  это  утратило  всякий смысл.    

19


Аланус: Я  вспоминаю  в  связи  с  этим  один  анекдот,  который,  говорят  был,  на  самом  деле,  правдивой  историей.  В  одной  семье,  где  мужу  иногда нравилось готовить для своей жены, надоело слышать, что он  должен  всегда  обрезать  края  мясного  куска  (стейка)  при  приготовлении любимого ей блюда. На его вопрос, почему он должен  это делать, жена ответила, что края стейка надо обрезать потому, что  ее мама всегда так делала. Тогда муж решил спросить тещу, в чем же  кроется тайна этого ритуала мясного обрезания, и теща тоже сказала,  что  она  всегда  так  делала  потому,  что  ее  мама  всегда  так  делала.  Решив, что он должен разгадать эту загадку трех поколений домашних  хозяек,  муж  позвонил  маме  своей  тещи  и  спросил  ее:  «Скажите  пожалуйста,  почеу  вы  обрезали  края  стейка  и  научили  этому  свою  дочь  и  внучку?».  Старая  женщина  удивилась  вопросу,  сказав,  что  никогда  не  учила  этому  свою  дочь,  и  обрезала  края  стейка  только  потому, что у нее была маленькая сковородка (то есть в свои бедные  времена, бедная женщина не могла себе позволить купить сковородку  побольше!).  То  есть  мясо  просто  не  умещалось  в  сковородке  и,  следовательно,  действия  прабабушки  были  логичны  и  объяснимы.  А  вот  повторение  ее  ритула  по  обрезанию  краев  стейка  ее  дочерью  и  внучкой  потеряли  всякий  рациональный  смысл  (у  них  были  сковородки  большого  размера)  и  приобрели  статус  «священной  коровы»,  то  есть  статус  религиозного  ритуала,  следуемого  в  силу  традиции, а не какой­то рациональной необходимости.    Дмитриус:  Вот  умора  с  этой  сковородкой!  Умри  Аланус,  лучшего  примера не придумаешь! В этом контексте, мне начинает казаться, что  большинство наших привычек мысли, а также политических и прочих  ритуалов,  это  не  что  иное,  как  обрезание  краев  стейка  в  большой  сковородке:  они  имели  какой­то  рациональный  смысл  в  свое  время,  во  времена  «малой  сковороды»  (например,  при  господстве  определенной,  узкой  трактовки  так  называемого  «марксизма»,  которому  удивился  бы  сам  Маркс),  но  в  настоящее  время,  время  «большой»,  так  сказать,  «сковороды»  (посмотрите  на  интернет,  доступность  информации  о  чем  угодно)  им  следуют  по  привычке,  то  есть  потому,  что  они  не  переносят  «когнитивный  диссонанс»,  или  потому,  что  у  них  наступил  (может  даже  не  по  возрасту),  мыслительный склероз.         

20


Лазарус: Вывод  очень  прост,  мой  друг  Дмитриус,  тебе  надо  мужественно  перенести  возникший  в  результате  нашей  беседы  «когнитивный  диссонанс»,  глубоко  вдуматься  и  передумать  идеи,  которые  мы  обсуждаем  и,  если  сам  решишь  ­  изменить  свою  точку  зрения  по  некоторым  затрагиваемым  нами  темам.  Сделай  рутинным  следующее  правило:  расширяй  диапазон  приемлемости  своего  мышления  и  своих  поступков:  совершай  каждый  день  хотя  бы  один  поступок,  который  тебе  неприятен,  но  который,  если  его  совершать  каждый  день,  продвинет  тебя  к  достижению  твоих  целей  (например:  хочешь  сбросить  вес?  Выучить  иностраный  язык?  и  т.п.);  а  также  –  умей  выслушать  или  прочитать  чей  то  аргумент  без  всякой  немедленной  критики  или  отвержения:  постарайся  просто  понять  чужую  точку  зрения,  «залезь»,  так  сказать  в  «чужую  шкуру»  и  почувствуй «правоту» другого человека, даже если он твой оппонент.  Говорят, что своим успехом Мохандас Ганди (который привел Индию,  ненасильственными  мерами,  к  независимости)  был  обязан  своей  способности  вжиться,  во  время  голодовок  и  медитации,  в  «тело»  и  «мысли»  своих  английских  оппонентов,  так  что  перед  началом  переговоров,  он  был  способен  полностью  изложить  их  точку  зрения  вплоть  до  мельчайших  деталей;  эта  способность  и  делала  аргументы  Ганди  в  пользу  независимости  Индии  неотразимыми  для  переговорщиков  из  Великобритании:  они  видели,  что  предложения  Ганди базируются на полном понимании их точки зрения, их опасений  и  потенциальных  выгод  для  их  страны  в  предоставлении  независимости Индии без войны и кровопролития.    Дмитриус: Я хотел бы иметь такого друга как Ганди: он бы по крайней  мере  был  способен  меня  выслушать  до  конца.  А  так  –  с  кем  ни  говоришь,  так  они  норовят  или  закончить  за  тебя  твое  предложение,  или ждут не дождутся, пока ты не заткнешься чтобы они сказали свою  любимую  мысль,  которая,  разумеется,  единственно  правильная.  Это  как  в  осетинской  пословице:  пришел  познакомиться  и  побщаться,  а  тебе  уже  жениться  предлагают..  Грустно  становится  от  этих  мыслей,  да  и  Ганди  умер  слишком  рано,  не  дожив  до  времен  «большой  сковороды».    Аланус:  Держи  хвост  диссонансом  (то  есть  выдерживай  напряжение,  связанное  с  «когнитивным  диссонансом»),  Дмитриус!  Возвращаясь  к  теме  о  метаморфозах  времени,  у  меня  есть  ощущение,  добрый   

21


Лазарус, что ты чего­то недоговариваешь, или не успел договорить. Я  имею в виду твое замечание о том, что единственный способ изменить  прошлое,  это  делать  что­то  хорошее  и  конструктивное  в  настоящем.  Мог бы ты развить эту тему пополней для меня и Дмитриуса?    Лазарус: Ну вот, на ловца и зверь бежит, так как я как раз собирался  поговорить  об  этом  немного  полней.  Ну  что  же,  запишите  попозже  в  свои «дорогие и пустые книги» следующее образное сравнение:     

Все обстоятельства  жизни,  включая  все  наши  проблемы,  экономику,  политику, историю и прочее, можно уподобить ветру, который дует.     Ветер  этот  (спросите  у  синоптиков)  всегда  непредсказуем  и  никому  неподконтролен, хотя и несет с собой заряд энергии, который можно,  при  желании  и  умении,  использовать  в  своих  целях.  Нет  ветра  (например, «проблем» всякого рода) – нет энергии движения, энергии  развития.      В тоже время, способ нашего реагирования на «ветер» обстоятельств,  то  есть  то,  как  мы  поступаем  благодаря  нашей  философии  жизни,  нашим представлениям, убеждениям, знаниям и тому подобное, можно  уподобить парусам, которые мы ставим на нашей лодке жизни.     Мы  не  можем  контролировать  ветер,  но  мы  можем  контролировать  способ постановки наших парусов, чтобы двинуть нашу лодку жизни в  нужном нам направлении. 

22


Наша беседа, процессы  воспитания и получения образования есть не  что  иное,  как  обучение  тому,  как  лучше  ставить  паруса  на  лодке  нашей жизни.    «Ветер»  (то  есть  проблемы  и  обстоятельства  в  каждый  отрезок  времени)  был  на  этой  земле  всегда,  он  «дует»  теперь,  и  будет  дуть  стакой  же  силой  и  непредсказуемостью  следующие  несколько  тысячи  лет. Вы поставите себя в глупое и смешное положение, если  станете  жаловаться  на  «дующий  ветер»,  но  вы  поступите  благоразуно,  если  постараетесь  улучшить  способы  постановки  своего  паруса  –  через  образование и воспитание в самом широком смысле этих слов – чтобы  лучше использовать энергию, предоставляемую порывами ветра.    «Прошлое»,  о  котором  мы  говорили  (вспомним  опять  печально­  знаменитый пример «Октябрьской Революции 1917 года»), есть также  не что иное, как «наш ветер», дующий нам в спины: вместо жалоб на  этот  «порыв  исторического  ветра»,  поставим  нужные  паруса,  чтобы  двинуться в нужном нам направлении.      Аланус:  Потрясающее  сравнение,  мой  дорогой  Лазарус,  метафора  –  вещь полезная и даже воодушевительная, так сказать, но ты все­таки  не ответил на мой главный вопрос: как нам сделать, чтобы изменить,  хоть  каким­то  образом,  наши  обстоятельства  жизни.  Дмитриус  также  задавал  этоти  вопрос  и  ответ  с  парусами  и  лодкой  надо  как­то  конкретизировать, я думаю.    Лазарус:  Прекрасное  замечание,  и  вот  вам  мой  ответ:  ничто  в  ваших  обстоятельствах  не  изменится  («ветер»)  пока  вы  сами  не  изменитесь  (ваш  способ  постановки  парусов),  и  наоборот  –  все  в  вашей  жизни  изменится,  если  вы  изменитесь  сами,  то  есть,  опять­таки,  поставите  другие паруса.    

23


Дмитриус: Можно  ли  этот  принцип  распостранить  на  целые  народы,  например, на Осетию? И кто должен ставить паруса, целый народ, или  все­таки лидеры, которые ведут этот народ?     Лазарус: Безусловно! Все что случилось в Осетии (как Северной так и  Южной)  и  с  Осетией  надо  воспринимать  как  «порыв  исторического  ветра», и только от способа постановки наших парусов будет зависеть   –  понесет  ли  нас  и  разобьет  о  скалы,  или  придаст  нашему  историческомы  плаванию  разгон,  который  позволит  нам  обогнать  другие  корабли  и  бросить  якорь  в  свободной  от  ураганов  и  процветающей гавани.      Касательно  дилеммы  о  лидерах  или  всем  народе,  в  качестве  «установщиков  парусов»,  надо  помнить,  что  существует  такой  механизм,  как  свободные  и  демократические  выборы.  Помните  вариант  нартовских  сказаний,  который  я  приводил  в  начале  нашей  беседы,  где  Нарт  Сослан  тщетно  пытался  спасти  утопающих,  пока  не  пошел  в  верховья  реки,  и  устранил  причину,  по  которой  люди  оказывались в воде? Так вот, в настоящее время, перед выборами, мы  в верховьях  реки,  и от нас зависит (по крайней мере в значительной  степени)  какой  будет  река  в  нижнем  течении  через  несколько  лет:  полной  утопающих,  или  полной  Нартов  Сосланов,  беззаботно  отдыхающих на ее берегах после трудов праведных.    Аланус:  Ну  вот,  добрый  Лазарус,  и  подошло  к  концу  время  нашей  первой  прогулки  по  дорожкам  Академии,  и  я  хотел  попросить  тебя  завершить  сегодняшюю  беседу  какой­то  концовкой,  которая  бы  подытожила нашу сегодняшнюю беседу.  Лазарус:  Ну  что  же,  я  подытожу  сказанное  сегодня  еще  одним  незаписанным сказанием Нартов, теперь уже вторым по счету и также  полученным  от  моего  дедушки  Карамана,  и  по  окончании  сказания,  дам вам возможность сформулировать мораль сей басни, как вырзился  Аланус.    Аланус:  Несмотря  на  мои  сомнения  в  подлинности  твоих  записей,  я  готов  выслушать  твой  рассказ  с  «аппом»  или  «ядром»  («моралью»)  по­осетински.  Мы  превратились  в  уши,  так  что,  добрый  Лазарус,  сжалься над нами и  не мучай нас более своими предисловиями...     

24


Лазарус: Условие  принято  и  вот  вам  второе  неизвестное  сказание  Нартов с «аппом»:       

 

Второе Неизвестное Сказание Нартов:    О  Том,  Как  Не  Стоит  Удивляться  Пирогам  из  Лягушатины,  Особенно,  Когда  они  Приготовлены  Нами Самими     По обычаю своему, Нарты Ацамаз и Сослан перекусывали в перерыве  между  боев  с  Уацилами  лепешками  с  сыром,  приготовленными  Сатаной  ­  женой  Урузмага,  старейшины  Нартов.  Однажды,  откуда  ни  возьмись, присоединился к ним во время еды Сырдон (никто не знал в  точности, где и с кем он жил), который также развязал свой узелок с  едой, достал свою  лепешку, но как только откусил ее, состроил мину  отвращения на лице и произнес: «Да это же лепешка из лягушатины и  меня тошнит от одного ее вида! Сослан, Ацамаз, поменяйтесь со мной  вашими  лепешками!»  Сослан  и  Ацамаз  посмеялись  над  Сырдоном  и  отказались  поменять  свои  вкусные  сырные  лепешки  на  лепешки  из  лягушатины,  принесенные  Сырдоном.  Когда  эта  история  повторилась  третий раз, среди евших свой обед нартов оказался Урызмаг, который  схватил  Сырдона  за  бороду,  и  потаскал  его  таким  манером  по  обеденной  комнате  Нартов,  пока  тот  не  заплакал  и  не  взмолился  оставить его в покое. Сказал ему тогда Урузмаг: «Не смей больше ты,   

25


хитрый негодник,  мешать  обедать  Сослану  и  Ацамазу  со  своими  приставаниями  обменять  свои  лягушачьи  пироги  на  те,  что  испекла  моя хозяйка Сатана. Если тебе не нравятся твои лягушачьи пироги, то  попроси  лису,  с  которой  ты  живешь,  приготовить  тебе  пироги  с  сыром!».    Услышав  эти  слова,  Сырдон  зарыдал  пуще  прежнего  и  произнес  наконец: «Да о какой лисе ты говоришь, Урузмаг – ведь я живу один  одинешенек  и  готовлю  пироги  себе  сам...».  Сплюнул  Урузмаг  в  ответ  на  эти  глупые  слова  Сырдона  и  вышвырнул  его  из  обеденного  зала  Нартов.  Не  видели  больше  никогда  Нарты  Сырдона  за  своим  обеденным столом...      Ну а теперь – подайте мне мораль сей басни, ну побыстрей.       Дмитриус:  Ну  что  же,  теперь  моя  очередь,  и  я  понял  твое  по­  сырдоновски хитрое сказание следующим образом:  Мы  часто готовим  себе  сами  «лепешки  из  лягушатины»,  то  есть  принимаем  плохие  решения, приводящие нас к плохим результатам, а потом – когда нам  приходится  расхлебывать  последствия  этих  плохих  решений,  мы  закатываем  руки,  подобно  Сырдону  и  восклицаем:  «Боже  мой,    да  ведь  это  пироги  из  лягушатины!»  и  начинаем  ходить  по  кругу  и  вымалывать  у  других  их  «пироги  с  сыром»,  то  есть  те  хорошие  результаты и последствия, которых они добились своими хорошими и  эффективными решениями.      Аланус: А разве не то же самое в некоторых странах (разумеется, это  везде, кроме нашей)? С одной стороны, печем день за днем «пироги с  лягушатиной»  (только  посмотрите  на  то,  что  творится  с  нашей  любимой  коррупцией  –  это  же  наш  национальный  «пирог  с  лягушатиной»,  так  сказать),  а  с  другой  –  заламываем  в  газетах  и  по  телевидению  руки  и  кричим:  «Караул!  Нам  подсунули  «пироги  с  лягушатиной»! Подайте нам «пироги с сыром» (такие как «социальная  защищенность»,  эффективная  бюрократия,  высокий  экономический  рост, инвестиции, доступность правосудия и тому подобное), которые  мы  видели  где­то  там,  в  дальнем  и  ближнем  зарубежье.  Вот  такие  лягушачьи  комедии  мы  разыгрываем  день  за  днем:  сперва  пишем  наши  лягушачьи  сценарии,  а  потом  дружно  разыгрываем  наши 

26


лягушачьи комедии  при  серьезной  мине  –  с  чувством,  тактом  и  расстановкой.      Дмитриус:  И  разумеется,  это  происходит  где  угодно,  но  не  в  нашей  стране.    Лазарус:  Конечно,  конечно,  это  уж  точно.  Ну  что  же,  мы  прошлись  галопом  по  всем  интеллектуальным  европам  и  америкам,  и  все,  что  нам  осталось,  это  испечь  к  завтрашней  прогулке  в  нашей  Академии  пироги  с  сыром:  Сырдона  здесь  нет,  так  что  никто  нам  не  сможет  помешать в поедании наших сырных пирожков.         

Припевы Лазаря:    1. Будь  Буддой,  и  помни,  что  у  тебя  всегда  есть  выбор  в  форме  своего ответа на внешний раздражитель, то есть от тебя зависит  –  принять  или  отвергнуть  «подарок»  любого  человека,  будь  то  оскорбление, унижение, отвержение или любое другое действие  направленное  против  тебя.  И  если  ты  отвергнул  «подарок»  другого  (то  есть  его  или  ее  форму  обращения  с  тобой),  то  «подарок» остается у «дарителя», а не у тебя.  2.  Измеряй свою жизнь эмоционально­значимыми событиями, а не  календарным исчислением прожитых дней.  3. Жизнь,  не  подвергнутая  анализу  и  размышлению  не  стоит  того,  чтобы ее проживать..  4. Если  жизнь  стоит  того,  чтобы  ее  прожить,  то  она  стоит  и  того,  чтобы ее (то есть уроки из нее) записывать. Покупайте дорогие,  пустые книжки.  5. Время  есть  не  что  иное,  как  чувство,  которое  мы  испытывам  от  изменения событий и вещей.  6. Напишите  книгу  под  заглавием:  «Как  прожить  жизнь  лучше  и  счастливей: уроки моей жизни».   

27


7. Если мы  сталкивемся  сегодня  (то  есть  в  нижнем  течении  реки  времени)  с  постоянно  повторяющимися  проблемами  одного  порядка,  то  это  потому,  что  мы  сделали  неправильные  решения  (или  рукодствовались  неправильными  принципами  или  неправильной  системой  ценностей)  вчера  (то  есть,  в  верхнем  течении реки времени).  8. Сегодня  –  это  прошлое нашего  завтра,  и  если  если  мы  изменим  сегодняшнее  исходя  из  уроков,  которые  мы  почерпнули  из  прошлого,  то  мы  изменим  прошлое  нашего  будущего!  Каждая  секунда  нашей  жизни  немедленно  превращается  в  наше  прошлое,  и,  следовательно,  у  нас  есть  все  нужные  рычаги,  чтобы «изменить наше прошлое» в лучшую сторону.   9. Прошлое  и  будущее  являются  формой  нашего  восприятия  настоящего, то есть, воображая, что мы переносимся в прошлое  или  в  будущее,  мы  в  сущности,  просто  меняем  качество  восприятия нашего настоящего. Необходимо фокусировать наше  внимание на настоящем, на нашей способности изменить что­то  сейчас,  сделать  его  лучше,  а  не  рассуждать  о  прошлом  или  осуждать его: делая это, мы попросту теряем наше драгоценное  время  в  настоящем,  воображая,  что  мы  имеем  дело  с  прошлым  или даже будущим.   10. Прошлое  есть  настоящее,  развернутое  для  понимания,  а  будущее – это настоящее, разворачивающее наши намерения.  11. Хотите  переписать  историю  вашей  страны?  Сделайте  следущие  три  шага:  1)  ознакомьтесь  в  настоящем  с  уроками  из  так  называемого  «прошлого»,  2)  сформулируйте  в  настоящем  ваши намерения, способные привести к лучшим результатм, чем  в  «прошлом»,  и  3)  начинайте  разворачивать  эти  намерения  –  опять­таки  в  настоящем.  Настоящее  время  –  это  все,  что  у  вас  есть:  пользуйтесь  им  и  используйте  его  с  максимальной  эффективностью.   12.  «Вы  никогда  не  сможете  вернуться  в  свой  покинутый  дом»,  потому,  что  и  «дом»  и  вы  изменились,  и  вы  сможете  вернуться  только  в  свое  настоящее  восприятие  или  представление  того,  что  вы  считали  своим  домом.  То  есть  «ваш  старый дом» есть фикция, химера вашего воображения!  13. Уделяйте не более десяти процентов времени (10%)  проблеме,  и  более  90%  времени  и  внимания  –  решению  проблемы.   

28


14. Все значение,  весь  смысл  смотрения  на  панель  и  зеркала  автомобиля  в  том,  чтобы  обеспечить  его  эффективное  и  безопасное  продвижение  из  точки  «А»  В  точку «Б».    15. Деградации  личности:  это  когда  скорость  изменений  во  внешнем  мире  выше  (на  постоянной  основе),  чем  скорость  изменений во внутреннем мире.  16. «Когнитивный  диссонанс»  ­  противоречие,  возникшее  между  устоявшимися  понятиями  (например,  «все  полицейские  грубияны  и  взяточники»)  и  новой  информацией,  противоречащей  этим  понятиям  (если,  например,  тебе  было  очень  плохо  и  полицейский  помог  тебе,  причем,  абсолютно  бескорыстно).  Люди  стремятся  избегать  этого  диссонанса,  и  делают  это  очень  простым  способом:  просто  отвергают  или  опровергают  любую  информацию,  противоречащую  их  устоявшимся понятиям.  17. Мыслительный  склероз  ­  стремление  постоянно  защищать  раз и навсегда воспринятую точку зрения.   18. Сделай рутинным следующее правило: расширяй диапазон  приемлемости  своего  мышления  и  своих  поступков:  совершай  каждый  день  хотя  бы  один  поступок,  который  тебе  неприятен,  но который, если его совершать каждый день, продвинет тебя к  достижению  твоих  целей  (например:  хочешь  сбросить  вес?  Выучить  иностраный  язык?  и  т.п.);  а  также  –  умей  выслушать  или прочитать чей то аргумент без всякой немедленной критики  или отвержения: постарайся просто понять чужую точку зрения,  «залезь», так сказать в «чужую шкуру» и почувствуй «правоту»  другого человека, даже если он твой оппонент.  19. Мы  не  можем  контролировать  ветер,  но  мы  можем  контролировать  способ  постановки  наших  парусов,  чтобы  двинуть нашу лодку жизни в нужном нам направлении.  20. Ничто  в  ваших  обстоятельствах  не  изменится  («ветер»)  пока вы сами не изменитесь (ваш способ постановки парусов), и  наоборот  –  все  в  вашей  жизни  изменится,  если  вы  изменитесь  сами, то есть, опять­таки, поставите другие паруса.  21. В настоящее время, перед выборами, мы в верховьях реки,  и  от  нас  зависит  (по  крайней  мере  в  значительной  степени)  какой будет река в нижнем течении через несколько лет: полной   

29


утопающих, или  полной  Нартов  Сосланов,  беззаботно  отдыхающих на ее берегах после трудов праведных.  22. Мы часто готовим себе сами «лепешки из лягушатины», то  есть  принимаем  плохие  решения,  приводящие  нас  к  плохим  результатам,  а  потом  –  когда  нам  приходится  расхлебывать  последствия  этих  плохих  решений,  мы  закатываем  руки,  подобно Сырдону и восклицаем: «Боже мой,  да ведь это пироги  из  лягушатины!»  и  начинаем  ходить  по  кругу  и  вымалывать  у  других  их  «пироги  с  сыром»,  то  есть  те  хорошие  результаты  и  последствия,  которых  они  добились  своими  хорошими  и  эффективными решениями.    23. «Пролетарий  мысли»,  это  человек,  который  лишен  «интеллектуальной  собственности»,  то  есть  устоявшихся  на  все  времена  идей,  как  средства  к  своему  существованию,  за  исключением  пытливого  ума  и  желания  все  подвергнуть  сомнению  (сравните  с  определением  «пролетария»  у  Маркса,  как  человека,  лишенного  собственности,  за  исключением  пары  рук, способных его прокормить).   24. Наполнить  можно  только  пустой  сосуд  (устоявшиеся  или  окаменевшие  идеи  можно  сравнить  с  «полным  сосудом»),  и  следовательно,  надо  постоянно  опорожнять  свой  сосуд  (то  есть  избавляться  от  груза  своих  предубеждений)  через,  например,  медитирование, йогу, самоанализ и, самое важное – чтение этой  книги (хороший тест для чувства юмора у читателя).              ВТОРАЯ ПЕСНЬ ЛАЗАРЯ: О Детстве, и Детях «Без Сахара» 

  Аланус: Сегодня второй день наших прогулок по Академии, а кажется  мы  здесь  уже  бывали  не  раз  –  наверное  от  количества  мыслей  и   впечатлений, полученных прошлый раз.   

30


Дмитриус: Вспоминается  мне шуточный  ответ  Эйнштейна  на  вопрос о  том,  что  же  такое  такое  «относительность»  на  простом  человеческом  языке:  «представьте  себя,  сказал  он,  «сперва  сидящим  на  горячей  плите,  а  затем  –  на  свидании  с  красивой  девушкой,  и  заметьте  как  быстро или медленно будет идти для вас время в этих двух ситуациях.  Если  вы  смогли  себе  это  ясно  представить,  то,  значит,  вы  вполне  поняли, что такое «относительность».     Аланус:  То  есть,  если  у  нас  ощущение,  что  мы  бывали  здесь  не  раз,  то,  значит  время  шло  для  нас  быстро,  и  по  Эйнштейну,  наши  беседы  можно  сравнить  со  свиданиями  с  красивой  девушкой!  Или,  извините  господа,  с  красивыми  девушками,  так  как  нас  здесь  трое.  Мне  это  нравится  и  еще  раз  доказывает  как  гениальность  Эйнштейна,  так  и  правильную «относительность» наших бесед.       Лазарус:  Будучи  не  столь  не  столь  гениальным,  как  Эйнштейн  (как  видите,  я  достаточно  скромен),  позвольте  мне,  друзья,  отвлечь  ваше 

внимание от  свиданий  с  красивыми  дамами  и  напомнить,  что  темой  нашей  сегодняшней  беседы  является  детство  и  дети,  которую  мы  должны  рассмотреть  без  излишней  сентиментальности,  то  есть,  как  пишут теперь на продуктах – без сахара.    Дмитриус:  Недавно  мне  попалась  на  глаза  фотография  из  какого­то  журнала, изображающая молодых людей, иммигрантов, прибывающих  в  Америку,  кажется  в  1904  году.  Каково  же  было  мое  удивление,  когда  я  прочитал,  что  этим  молодым  людям  было  по  16­18  лет,  хотя  им  можно  было,  по  сегодняшим  меркам  дать  по  25­30  лет!  Люди  в  наше  время  выглядят  намного  моложе  своих  лет,  и  часто  слышишь,  что  жизнь,  сознательная  жизнь,  во  всеоружии  знаний  и  опыта,  начинается  только  в  50  лет,  и  даже  60  –  это  пока  молодой.  Более  того,  молодые  люди  живут  со  своими  родителями  часто  до  30  лет,  и  (мамка  по­прежнему  готовит  вкусней,  чем  жена!)  и  родители 

31


обращаются, я бы сказал сюсюкаются с ними, как раньше обращались  и сюсюкались с пятью­восьмилетиними бейби.    А интересно мне это потому, добрый Лазарус, что ты вырос в довольно  трудных условиях и наверное повзрослел во время своего детства, не  по годам.   

Лазарус:  Да  это  правда,  и  даже  факт  дня  моего  рождения  есть  продукт  моей  фантазии,  так  как  архивная  запись  моего  рождения  в  поселке Джава была утеряна и все, что помнила моя мама это то, что  я  родился  во  время  осенней  уборки  урожая.  Никто  меня  о  дате  не  спрашивал  (года  бывало  достаточно),  и  когда  меня  впервые  об  этом  спросили  во  время  моей  службы  в  Бакинском  авиационном  полку  в  1946  году,  то  это  случилось  9  сентября,  был  в  тот  день  какой­то  праздник, и недолго думая, я попросил записать днем моего рождения  именно это число.    Я не буду особенно «петь Лазаря» о своем детстве, так как оно было  таким  же,  как  и  у  всех  моих  сверстников  в  деревне  Чихантура,  но  я  помню,  что  первая  купленная  в  магазине  одежда  появилась  на  моих  плечах  когда  мне было  14  лет  –  до этого  я  носил  перешитую  одежду  взрослых  родственников.  Ходил  в  нашу  деревенскую  школу  –  однокомнатную  хибарку  вместе  с  пятью  остальными  учениками  всех  школьных  возрастов:  о  том,  чтобы  учиться  со  сверстниками  мы  не  могли даже мечтать.    Учителем  нашим  был  бывший  «раскулаченный»  и  «расхристанный»  поп, носивший маленькую бородку, которую иногда сбривал, чтобы не  мозолить  глаза  местному  партийному  начальству,  которое  заезжало  иногда  из  Джавы  (районного  центра)  с  ценными  указаниями  для  деревенской  бедноты.  Учитель  этот  не  выносил  малейшего  невнимания со стороны своих разношерстных учеников и иногда даже  запускал  в них любым предметом, оказывающимся под  рукой. Помню  как  он  меня  как­то  что­то  спросил,  и  когда  я,  не  уверенный,  что  вопрос  относится  именно  ко  мне  (он  имел  привычку  смотреть  во  все   

32


стороны одновременно, когда разговаривал с учениками) переспросил  его,  тыкая  себя  в  грудь:  «это  ко  мне?»,  он  пришел  в  ярость,  прошел  мимо меня к стенке и начал ее колотить, крича во весь голос: «нет, я  спрашивал  эту  стенку,  вот  эту,  вот  эту!».  Когда  вечером  меня  спросила мама, что за шум раздавался из школы в тот день, я ответил,  что мы разучивали пионерскую песню под барабан.     Отец  мой  имел  пару  лошадей  и  даже  быков,  за  что  подвергся  раскулачиванию,  то  есть  экспроприации  этой  живности  и  части  земельного  надела,  после  чего  влился  в  ряды  почитаемого  тогда  класса  «деревенской  бедноты».  Ходили  слухи  о  том,  что  кулаков  ссылают  в  сибирь,  что  делало  принадлежность  бедноте  весьма  дальновидным  и  умным  ходом:  жалеть,  по  крайней  мере,  об  экспроприации не приходилось.     Аланус: Ты как­то говорил, что отец твой умер, когда ему было всего  35  лет  и  оставил  твою  мать  с  тремя  детьми  –  конечно  же  это  было  большим ударом и для тебя и для всей семьи.   

  Лазарус:  Отец  умер  от  заражения  крови,  которое  он  получил  в  результате раненения ноги топором при заготовке дров. Его забрали в  город  в  больницу  и  самый  известный  в  то  в  время  хирург,  по  имени  Падо, предложил ему удалить ногу до колена, добавив, что иначе ему  грозит  смерть  от  заражения  крови.  Отец  был  типичный  горец  и  его  ноги  были  составной  частью  его  чувства  независимости  и  гордости.  При последнем своем визите, Падо спросил отца, каково его решение,  и  отец,  смотря  ему  в  глаза,  медленно,  подчеркивая  каждое  слово,  сказал:  «мне  лучше  умереть  с  ногами».  Падо  ничего  не  ответил  и  рапорядился выселить его из палаты, как безнадежного. Отца повезли  в  наше  высокогорное  селение  на  арбе,  у  него  был  жар  и  он  бредил.  Ночью,  той  ночью,  которая  была  суждена  стать  его  последней,  отец  пришел  в  сознание,  и,  несмотря  на  горячку  и  мучившую  его  жажду, 

33


попросил маму  положить  меня,  самого  младшего  (мне  было  тогда  около семи лет) к себе в постель.     Я помню до последних мелочей все, что проиходило потом: запах пота  его  тела,  пермешанный  с  запахом  каких­то  лекарств;  капли  воды  пролитые  на  меня,  когда  мама  подавала  ему  пить;  как  он  обнимал  меня и плакал, как он шептал мне в ухо, что не хочет умирать, так как  хочет  видеть  меня  большим  и  обязательно  на  коне,  настоящим  джигитом..  Интересно,  что  вспоминая  ту  ночь,  я  не  могу  припомнить  ни  одной  мысли,  которая  бы  промелькнула  у  меня  в  голове.  Я  читал  где­то,  что  для  раздавленного  червя  весь  мир  делится  на  его  всепоглощающую боль и все остальное. Вот так и со мной было – весь  мир  в  тот  момент  делился  для  меня  на  боль  моего  умирающего  отца,  который  я  чувствовал  как  органическая  часть  его    тела  (он  меня  обнимал и я чувствовал, что мы одно целое), и  все остальное: я был  просто  дрожащим  комком  чувств,  и  только  они  и  остались  в  моей  памяти..    Так  как  прокормить  овдовевшей  матери  трех  детей  не  было  никакой  возможности,  мама  отдала  нас  в  «приют»,  то  есть  детский  дом  в  близлежащем  селе  Курта,  и  сама  же  устроилась  там  работать:  обшивала,  готовила  и  стирала  для  детдомовских  детей,  норовя  подсовывать  нам  тайно  лишний  сухарик  хлеба  или  какую­то  одежду,  особенно  когда  становилось  холодно,  и  мы  старались  согреваться  прижимаясь по ночам друг другу.     Аланус:  Сказанное  тобой  дает  представление  о  твоем  детстве  и  взрослении,  и  вот  что  интересно:  большинство  людей  твоего  поколения не предъявляет обычно претензии к своим родителям: мол  вот  почему  вы  меня  воспитывали  вот  так,  а  не  так  и  прочее.  Совсем  наоборот:  я  помню  с  какими  чувстами  благодарности  и  любви  ты  относился  с  своей  маме  Анне  (Анико  или  Джиджи)  пока  она  была  жива.  Теперь,  мы видим,  и  видим  часто  совсем  другую  картину:  дети  из  относительно  благополучных  семей  предъявляют  огромные  претензии  к  своим  родителям:  за  то,  что  недостаточно  их  любили,  плохо относились, обзывали, и тому подобное. То есть дело не в том,  что случаев плохого обращения с детьми на самого деле нет, а в том,  что  жаловаться  на  родителей  или  людей  их  заменяющих  в  детстве  становится каким­то трендом, знаком времени.    

34


Дмитриус: У  меня  есть  знакомый,  которого  вот  уже  какой  год  пытаются  лечить  от  невротических  симптомов  по  отношению  своей  матери: ему буквально становится плохо, когда он видит свою мать и  он  становится  неконтролируемо  агрессивным  по  отношению  к  ней.  При  этом  –  абсолютно  нормальный  во  всех  других  отношениях  человек. А другой мне жаловался, что своей неуверенностью в жизни  он  обязан  своему  отцу,  котроый  подавлял  его  самостоятельность  и  вообще  высмеивал  за  любое  проявление  слабости.  Он  признавался  мне, что иногда желает в тайне смерти своего отца, так как, согласно  ему, он может и преодолел бы свое чувство неуверенности в общении  с людьми.     Лазарус:  Интересные  примеры  и  рассуждения  и  позвольте  мне  высказать  свое  мнение.  Так  вот,  дело  в  том,  что  только  в  человеческом обществе детей воспитывают до 18 лет, а иногда холят  и  лелеют  –  как  говорил  наш  друг  Аланус  –  аж  до тридцати  и  больше  лет. Посмотрите на животное царство: вылупились – так сразу к делу  приступают:  лягушки  начинают  плавать,  птицы  летать  и  так  далее.  Никакое  животное  не  станет  предъявлять  претензии  к  своим  родителям, так как у них и нет особых ожиданий, что с ними должны  цацкаться до 18 лет. У людей – другое дело, но и тут вступают в силу  биологические  факторы.  Когда  рождается  ребенок,  все  вокруг  него  бегают и суетятся и пытаются удовлетворить малейшее его желание. У  мамы  в  такое  время  полно  гормонов  в  организме  (например,  окситоцин),  которые  буквально  заставляют  ее  любить  и  заботиться  о  ребенке:  попробуйте  сказать  только  родившей  маме,  что  ребенок  похож  больше  на ящерицу,  чем  на  человека  – она  будет  утверждать,  что  это  самое  красивое  и  прекрасное  существо  на  свете.  Проблема  в  том,  что  после  определенного  времени,  у  мамы  запасы  окситоцина  истощаются и у нее уже не проявляются прежние восторги и умиления  по поводу своих подросших детей. И тут ребенок, чувствовавший себя  центром  мироздания  и  самым  прекрасным  существом  во  вселенной,  чувствует  себя  брошенным,  нелюбимым,  некрасивым  и  живущим  в  жестоком и холодном мире. Я конечно утрирую, но факт заключается  в том, что чем больше ожиданий любви и признания исключительости  у  ребенка,  тем  труднее  ему  свыкнуться  с  мыслью,  что  у  людей  есть  иные  заботы,  кроме  как  расточать  похвалы  и  восхищаться  им.  Эта  одна  из  причин,  почему  дети  в  многодетных  семьях  бывают  более   

35


здоровы психически и устойчивы эмоционально  – они знают, что они  не  центры  мироздания  и  что  если  не  заправлять  постель  и  не  оставлять еду для других, то получишь по шапке от брата или сестры.      Аланус:  Что  же  делать,  чтобы  воспитать  психически  здоровых  и  не­ эгоцентричных  детей?  Давать  им  по  шапке  и  не  обращать  на  них  внимания? Или гнать их на работу с малых лет?    Дмитриус:  А  я  вот слышал,  что  малолетные преступники,  это  дети  не  получившие  достаточно  любви  от  родителей  и теперь  мстящие  за  это  обществу. Где же правда?    Лазарус:  Бог  с  вами,  друзья,  вы  о  чем  это  говорите?  Ребенку,  наоборот, надо дать как можно больше любви, но с самого детсва дать  ему  знать  что  получение  внимания,  любви  и  восхищения  это  предпочтение  (при  прочих  равных  условиях,  получение  любви  предпочтительней,  чем  ее  не­получение,  так  сказать),  но  не  необходимость,  и  что  его  самооценка,  его  ценность  как  человека  не  зависит от того, получил он любовь и признание или нет.     Главное, это научить его искать и находит то, что ему на самом деле  нравится,  и  позволять  и  поощрять  этим  заниматься  независимо  от  того, нравится это кому то или нет, хвалят его за это или нет.     Вот  наш  друг  Дмитриус  упомянул  малолетних  преступников  и  связал  это  с  недополучением  любви,  и  я  с  ним  согласен  с  одной  оговоркой:  главное дать ребенку не много хаотической и спорадической любви –  то  есть  любви  по  настроению:  подвыпил  и  в  хорошем  настроении  –  зацеловать до синяков, а если в плохом – размазать по стенке и еще  обозвать всякими словами, а такой любви, вернее такого отношения к  себе, где ребенок уверен в вашей любви независимо от того, ругаете  ли  вы  его  или  ласкаете.  Ведь  именно  неопределенность  ожиданий  в  получении  любви,  неуверенность,  любите  ли  вы  его  когда,  например  орете  на него  в  сердцах,  и  создает  у  ребенка  невротичность,  так  как  он  не  знает,  чего  ему  ожидать  в  следующий  момент.  Я  знаю  одну  семью,  где  этот  принцип  создания  у  детей  устойчивых  ожиданий  родительской  любви  взят  на  вооружение  и  вот  как  это  проявляется:  дочь  Кристина  (около  трех  с  половиной  лет)  шалит  и  папа  ее  бьет  (несильно) по попке, она плачет у него на коленях и папа ей говорит:   

36


«Кристина, папа тебя любит или нет, даже если он тебя пошлепает по  попке?»  и  Критина  отвечает  утвердительно.  А  папа  продолжает:  «А  сколько  тебя  любит  папа  если  ты  очень  шалишь  и  он  тебе  сильно  побьет  попку?»,  и  Кристина  широко  разводит  руками,  показывая  сколько  ее  любит  папа,  даже  если  ее  бьет  по  залугам.  Это  повторяется столько раз, сколько необходимо для того, чтобы ребенок  почувствовал до кончиков ногтей, что родители ее любят независимо  от того, покричали ли они на нее или побили по попке.     Аланус: И уж совсем катастрофа, наверное – в свете сказанного тобой  ­ когда родители угрожают бросить ребенка: «вот не перестанешь это  делать, папа и мама уйдут и бросят тебя одну».     Дмитриус: Это бесплатный билет, вручаемый ребенку в психушку!     Лазарус: Абсолютно с этим согласен, но я забыл еще сказать о важной  вещи: надо почаще обнимать ребенка, чтобы тот вырос психически и  умственно здоровым. Согласно иследованиям, ребенка надо обнимать  по крайней мере 15 раз в день для полного здоровья, 10 раз – чтобы  просто  поддержать  здоровье  и  развитие  ребенка,  и  пять  раз  –  чтобы  ребенок просто выжил!     Дмитриус:  Ну  а  что  посоветовать  делать  детям,  у  которых  гигантские  обиды  и  претензии  к  своим  родителям  –  что,  например,  эти  «старые  собаки»  сделали  их  неуверенными,  сильно  ругали  и  били,  недостаточно любили и прочее..     Лазарус:  Ну,  во­первых,  для  человека,  внушившего  себе,  что  ему  абсолютно  нужна  любовь,  чтобы  чувствовать  себя  человеком,  хоть  чего­то  стоящего,  никакой  размер  любви  или  ее  количество  не  будут  достаточными;  это  как  бездонный  колодец:  независимо  от  того  сколько  ты  бросаешь  туда  чего  то,  колодец  не  будет  наполняться  и,  наоборот,  создавать  иллюзию,  что  –  вот  если  еще  немного  больше  любви  на  этот  раз,  и  я  наполнюсь  на  всю  последующую  жизнь!  Тщетные  попытки,  господа,  перед  вами  наркоман  любовной  потребности  и  вам  лучше  перепоручить  девочку  или  парня  психотерапевту!   

37


Во­вторых, и  самое  главное:  запомните,  мои  молодые  собеседники,  что  люди  поступают  исходя  из  тех  мыслей  и  привычек  поведения,  которые  у  них  имеются  в  наличии  к  моменту  поступка!  То  есть,  если  ваш несчастный отец вас бил или ругал за мелочи, это потому, что он  не знал как реагировать по другому: возможно его отец так поступал,  а  там  и  отец  его  отца  –  влоть  до  тысячного  поколения  психически  неустойчивых людей, кидающихся на нож или с ножом при малейшем  замечании  в  их  адрес.  Пробовали  когда­то  научить  кошку  не  есть  мышей  нравоучениями?  Желаю  вам  всяческого  успеха!  Итак,  я  повторяю:  люди  поступают  в  каждый  данный  момент  основываясь  на  тех привычках мысли и действия, которые у них сложились на момент  поступка,  кажущегося  вам  мерзейшим  проявлением  человеческой  натуры. Что же делать, спросите вы?    Дмитриус: Да, кстати, что же делать?    Лазарус:  А  вы  поняли,  что  я  сказал?  Если  ваше  понимание  глубокое,  то  вы  поймете  расхожий  афоризм,  согласно  которому  –  понять,  значить  простить.  То  есть,  возвращаясь  к  нашему  знаменитому  афоризму  с  парусами  и  ветром,  поведение  ваших  родителей  есть  ветер,  который  дует  на  вашу  лодку  жизни,  и  теперь  от  вас  зависит,  как вы поставите паруса, чтобы плыть или на скалы, чтобы расшибить  и  лодку  и  себя,  или  –  поплыть  в  счастливое  плавание  жизни.  Итак,  господа,  поймите  и  простите  (родители  по­другому  и  не  знали,  и  не  умели!)  ваших  бедных  родителей,  и  –  самое  главное  –  возьмите  полную  ответственность  за  ваше  настоящее  состояние  и  поведение  с  этой точки времени и дальше.    В  конце  концов  –  сегодня  есть  первый  день  вашей  последующей  жизни, так что, поверьте мне, что погода сегодня прекрасная и ветер  вам дует в паруса.    Аланус:  Итак,  не  пенять  на  ветер  прошлого,  а  заняться  оснасткой  парусов в настоящем!     Я хотел спросить тебя поподробней, Лазарус о теме тобой затронутой,  что такое – предпочитать любовь, но в ней не нуждаться?   

38


Лазарус: Отвечаю  вопросом  на  вопрос:  может  ли  наркоман  любить  человека,  который  поставляет  ему  наркотики,  к  которым  у  него  болезненное пристрастие?    Аланус:  Конечно  нет,  хотя  он  будет  ползать  перед  наркодельцом  на  коленях и умолять его дать ему последный «удар», то есть, например,  укол героина.    Дмитриус: А я ведь знаю таких людей, как тех кто колется, так и тех  кто  поставляет  травку  и  зелье:  их  отношения  можно  чем  угодно  назвать,  только  не  любовью.  На  самом  деле  они  просто  зависят  друг  от друга и в душе ненавидят и презирают друг друга.    Лазарус:  Так  вот,  переведите  эту  нарко­зависимость  в  плоскость  зависимости  от  любви  и  внимания  других  людей:  если  я  завишу  болезненно  от  абсолютно  необходимой  для  меня  (как  я  себе  это  вдолбил) –любви и внимания от тебя, то я на самом деле не вижу тебя  как  личность,  а  вижу  в  тебе  поставщика  так  нужных  мне  (по  моему  определению  –  кстати,  фальшивому!)  внимания  и  любви!  Только  освободившись  от  болезненного  пристрастия  к  наркотику  может  бывший  наркоман  увидеть  личность  наркодельца,  и  точно  также,  только освободившись от болезненного пристрастия, выдуманной (или  внушеной  родителями)  потребности  к  получению  любви  и  внимания,  можно увидеть другого человека как личность – со своими слабостями  и  такой  же  нуждой  (или  предпочтением)  в  твоем  внимании  и  любви.  Таким  образм,  мои  дорогие  молодые  друзья,  предпочитайте  на  здоровье  любые  порции  любви  и  обожания  от  других,  но  никогда  не  говорите,  что  вы  в  этом  нуждаетесь,  потому,  что  я  в  это  никогда  не  поверю,  и  потому  что  это  есть  просто  самовнушенная  химера  (родители, в таком случае, вам точно помогли в этом).     И  еще:  никакие  размеры  любви  и  обожания  других  не  могут  из  вас  сделать более важными или ценными людьми; пример (не без юмора):  если я наслаждаюсь едой, то становлюсь ли я от этого более ценным,  так  сказать  едоком?  И  если  это  химера,  то  почему  сам  факт  моей  любви к кому­то или чьей­то любви ко мне делает меня более ценным  – какое слово тут подобрать – «любовником», что ли?   

39


Дмитриус: Как молодой человек, который иногда посещает дискотеки,  и  вообще  следит  за  развитием  молодежного  песенного  жанра,  я  обратил  внимание  вот  на  что:  песни  наших  поп  див  обоего  пола  полны  стенаний  о  том,  что  (в  приблизительной  передаче)  «жизнь  невозможна  без  тебя»,  что  если,  не  дай  бог  «ты  покинешь  меня»,  то  «жизнь для меня потеряет всякий смысл», и, дальше ­ больше, так как  за  этой  артподготовкой  обычно  следует  психотеракт  (то  есть  террористическимй  акт  на  психологическом  уровне  –  вас  берут  в  заложники!):  если  ты,  бесчувственный,  как  «корабль  в  океане»,  покинешь  мою  «утлую  ладью»,  я,  столь  нуждающаяся  (иди  нуждающийся  –  без  разницы)  в  тебе  и  твоей  любви  и  ставшая  никчемной после того, как ты предпочел не связываться с «любовным  жуком  или  вампиром»,  вроде  меня,  просто  «разобьюсь  о  скалы»  и,  разумеется  испущу  дух  от  своей  «брошенности»  и  неразделенной  любви.  Вот  вам  результаты  нашей  воспитательной  и  культурной  философии,  внушающей  молодым  людям,  что  они  не  просто  предпочитают, а нуждаются в чьей­то любви, и нуждаются настолько,  что их жизнь превращается в дырку от любовного бублика, как только  их возлюбленный бублик покатился в чужой рот.       Аланус:  Возможно,  в  твоей  эскападе  против  нашей  воспитательной  сиситемы  и  есть  элементы  иронии,  но  мессидж  в  ней  верен  и  выше  всяких подозрений: только взгляните на статистику самоубийств, уже  не  говоря  о  попытуах  самоубийсив  и  клинических  депрессий  в  результате  этой  вдалбливаемой  в  головы  молодых  девочек  и  мальчиков  –  в  том  числе  через  эти  идиотские  песни  –  идеологии  психо­сексуальной зависимости от других людей.     Дмитриус: Вот вот, но я не докончил Аланус: сравните это с песнями  за  бугром,  той  же  Мадонны,  в  песнях  которой  звучит    рефреном  (в  приблизительной передаче): «ты думаешь, что ты для меня все, и  что я не смогу без тебя жить; но ты не прав, я сильна и смогу,  хотя мне и будет трудно, но жить одна, жить сама, добиваться  любви  и  успеха  сама»,  и  т.п.  Сравните  с  песней  той  же  Тины  Тернер  «Нам  не  Нужен  Еще  Один  Герой»,  то  есть,  хватит  с  нас  упования на герои, так как мы должны рассчитывать на самих себя в  устроении  своей  жизни.  А  у  нас  –  культ  зависимости  от  и  рабское  подражание создаваемым масс медиа «героям».      

40


Вывод прост:  надо  менять  психологию  зависимости  от  внушаемой  родителями,  и  нашей  культурой  (да,  включая,  и  нашими  песнями)  потребности любви и обожания, и переводить ее в плоскость одной из  выборов  и  предпочтений  жизни;  то  есть,  возможность  любить  и  быть  любимым  есть  один  из  выборов  и  «нормальных  предпочтений»  всех  «нормальных людей», что означает при логическом продолжении этой  мысли: «я могу предпочесть и не любить кого­то, и даже продолжать  нормально жить, если кто­то также  предпочтет идти по дороге жизни  без  моей  драгоценной  особы  (хотя  это  может  и  трудно  на  какое­то  время)».       Аланус:  Возвращаясь  к  сказанному  тобой,  добрый  Лазарус:  если  ничто  не  способно  нас,  как  взрослых,  так  и  детей,  сделать  более  ценными и значимыми, хотя бы в наших собственных глазах, то в чем  же смысл всех наших поступков?    Дмитриус: Вот и поймались вы, добрый Лазарус – ну должен же быть  какой то смысл, или награда, что ли ­ в мотивах наших поступков?    Лазарус: А вот и не поймался, так как эпикурейцы давно это сказали  за  меня:  наградой  деятельности,  которая  приносит  тебе  удовлетворение, является то самое удовольствие, которое оно тебе  и  приносит;  именно  это  удовольствие  или  удовлетворение,  а  не  раздувание  твоего  «эго»  так  называемыми  похвалами  и  «общественным  признанием»  является  истинным  мотиватором  и  движущим  началом  всякой  творческой  личности  –  и  мы  все  являемся  творческими  личностями,  надо  просто  стряхнуть  с  себя  эти  пудовые  гири потребности блистать в глазах других. Так что, помогайте детям  найти  свое  призвание,  то  есть  деятельность  в  которую  они  могут  броситься  забыв  даже  себя,  и  создайте  им  возможность  заниматься  этим независимо от оценок окружающих.     Когда  один  начинающий  пианист  стал  чрезмерно  волноваться  во  время  исполнения  музыкального  произведения,  Шопен  его  резко  прервал и сказал: «Вы, сударь, думаете во время игры о себе, а не о  музыке»,  и  он  был  абсолюно  прав  –  бедолага  думал  о  том,  как  он  выглядит  в  глазах  слушателей,  что  делало  маловероятным  его  сосредоточение на магии музыки, создаваемой его пальцами.      

41


Итак –  если  вы  помогли  ребенку  найти  занятие  которое  он  любит  в  силу  удовольствия,  которое  оно  ему  приносит,  если  он  научился  предпочитать  получать  любовь  и  внимание,  но  никогда  не  чувствует  никакой  потребности  (чтобы  чувствовать  себя  «ценным»  в  своих  глазах,  как  человек,  как  личность)  в  них,  то  вы  можете  сказать  от  чистого  сердца,  что  сделали  для  него  самое  лучшее  и  важное,  что  можно сделать для ребенка.       Аланус: Умри Лазарус, лучше не скажешь, но скажи мне еще вот что:  является  ли  ребенок  пред­,  потенциальным  ­,  или  даже  недо­ человеком  (прошу  прощения  за  крепкое  словцо),  или  ребенок  уже  полный человек, так сказать, с которым надо считаться как – простите  за тавтологию ­ «человеком»?    Дмитриус: Хороший вопрос! Вот посмотрите как обращаются с детьми  многие родители? С одной стороны холят и лелеят как кукол каких­то,  а  с  другой  –  ни  малейшего  уважения  к  ним  как  личностям:  никому  в  голову не придет спросить их мнения о вещах, которые даже очень к  ним относятся (что одеть, что поесть, куда нам поехать, и т.п.), и уж  давать  детям  подзатыльники  и  обзывать  их  «свиньями»  когда  они,  например,  не  заправляют  постель  –  так  это,  по  мнению  многих  родителей, сам бог велел. И учителя могут, как тот расхристанный поп  в школе Лазаруса, поколотить от ярости и стенку, и головки учеников  (ну хотя бы классными журналами, чтобы следов не осталось!).    Лазарус:  Я  отвечу  моим  любимым  стихотворением  о  детях,  написанным  Калил  Гибраном,  ливанским  художником,  поэтом  и  философом:    

Ваши дети ­ это не ваши дети.     Они приходят посредством вас, но они не от вас.   И хотя они с вами, но не принадлежат вам.      

42


Вы можете давать им свою любовь, но не мысли,   поскольку у них есть собственные мысли.     Вы можете стараться уподобиться им, но не стремиться сделать  их подобными вам.    Вы как луки, из которых пускают ваших детей как живые  стрелы.    Аланус: Да, стихотворение говорит целыми томами ученых трактатов,  добрый  Лазарус,  и  позволь  мне  дать  краткое  толкование  этого  философского  стихотворения:  не  надо  смотреть  на  детей  как  на  собственность:  вы  помогли  им  прийти  в  этот  мир,  но  это  ИМ  жить  в  этом  мире,  а  они  уникальны  и  каждый  –  по  своему.  Дети  –  это  люди  уже сейчас и надо относится к ним с любовью и уважением.    Лазарус:  Ну что же, на этой ноте и закончим наш сегодняшний  разговор о детях и, чтобы показать насколько дети часто мыслят  более творчески, чем взрослые – вот вам правдивая история из  недавнего журнала:      Грузовик пытался проехать под мостом и застрял, так как груз  оказался выше допустимой высоты моста. Собрались люди, милиция  оцепила мост, кругом суета людей пытающизся вытолкнуть машину мз  под моста. Подходит малыш, спрашивает полицейского в чем дело, тот  не глядя на него говорит машина застряла под мостом и надо  вытащить, и в ответ малыш удивленно замечает: а почему вы не  спускаете колеса грузовика? Полицейского – как обухом по голове, и  он кричит: спускайте колеса, канальи, не суетитесь.. А потом говорит  малышу: или домой малыш, а то мамка наверное заждалась..     Дмитриус: И последнее на сегодня: давайте помнить, что мы все  родом из детства, что означает – дети и есть наши родители, ни  много, не мало!             

43


Припевы Лазаря:    1. Ребенку надо давать как можно больше любви с самого раннего  возраста,  но  надо    и  учить,  что  получение  внимания,  любви  и  восхищения  это  предпочтение,  но  не  необходимость,  и  что  его  самооценка, его ценность как человека не должна зависитеть от  того, получил он любовь и признание или нет.     2. Главное,  это  научить  ребенка  искать  и  находить  то,  что  ему  на  самом  деле  нравится,  и,  найдя  это,  позволять  ему  и  поощрять  его  этим  заниматься  независимо  от  того,  нравится  это  кому  то  или нет, хвалят его за это или нет.   3. Главное,  дать  ребенку  не  много  хаотической  и  спорадической  любви  –  то  есть  любви  по  настроению:  подвыпил  и  в  хорошем  настроении  –  зацеловать  до  синяков,  а  если  в  плохом  –  размазать  по  стенке  и  еще  обозвать  всякими  словами,  а  такой  любви,  вернее  такого  отношения  к  себе,  где  ребенок  уверен  в  вашей  любви  независимо  от  того,  ругаете  ли  вы  его  или  ласкаете.   4. Именно  неопределенность  ожиданий  в  получении  любви,  неуверенность, любите ли вы его когда, например орете на него  в  сердцах,  и  создает  у  ребенка  невротичность,  так  как  он  не  знает,  чего  ему  ожидать  в  следующий  момент  и  как  ваше  поведение  интерпретировать  в  плане  извечного  вопроса:  «любит  или  не  любит?;  бьет,  но  любит?  Бьет,  значит  любит?  А  может  не  любит?  Какой  ужас  и  какая  несправедливость»,  и  прочее и прочее...  5. Хотите  вручить  ребенку  бесплатный  билет  в  психушку?  Это  легко  –  просто  угрожайте  ребенку  бросить  его,  если  он  вас  не  слушает.  Хуже  может  быть  только  нанесение  «травм,  несовместимых с жизнью»!    6. Может  ли  наркоман  любить  человека,  который  поставляет  ему  наркотики, к которым у него болезненное пристрастие? 

44


7. Если я  завишу  болезненно  от  абсолютно  необходимой  для  меня  (как  я  себе  это  вдолбил)  –  любви  и  внимания  от  тебя,  то  я  на  самом  деле  не  вижу  тебя  как  личность,  а  вижу  в  тебе  поставщика  так  «нужных»  мне  внимания  и  любви!  Только  освободившись от болезненного пристрастия к наркотику может  бывший наркоман увидеть личность наркодельца, и точно также,  только  освободившись  от  болезненного  пристрастия,  выдуманной  (или  внушеной  родителями)  потребности  к  получению  любви и  внимания,  можно  увидеть  другого человека  как  личность  –  со  своими  слабостями  и  такой  же  нуждой  (или  предпочтением) в твоем внимании и любви.   8. Никакие  размеры  любви  и  обожания  других  не  могут  из  вас  сделать более важными или ценными людьми.   9. Наградой деятельности, которая приносит тебе удовлетворение,  является  то  самое  удовольствие,  которое  оно  тебе    и  приносит;  именно  это  удовольствие  или  удовлетворение,  а  не  раздувание  твоего  «эго»  так  называемыми  похвалами  и  «общественным  признанием»  является  истинным  мотиватором  и  движущим  началом всякой творческой личности.  10. Мы  все  являемся  творческими  личностями,  надо  просто  стряхнуть  с  себя  пудовые  гири  потребности  блистать  в  глазах  других.   11. Помогайте  детям  найти  свое  призвание,  то  есть  деятельность в которую они могут броситься, забыв даже себя, и  создайте им возможность заниматься этим независимо от оценок  окружающих.   12. Думайте во время игры о музыке, а не себе.   13. Если вы помогли ребенку найти занятие которое он любит  в  силу  удовольствия,  которое  оно  ему  приносит,  если  он  научился предпочитать получать любовь и внимание, но никогда  не  чувствует  никакой  потребности  в  ней  (чтобы  чувствовать  себя  «ценным»  в  своих  глазах,  как  человек,  как  личность),  то  вы  можете  сказать  от  чистого  сердца,  что  сделали  для  него  самое лучшее и важное, что можно сделать для ребенка.  14. Не  надо  смотреть  на  детей  как  на  собственность:  вы  помогли  им  прийти  в  этот  мир,  но  это  ИМ  жить  в  этом  мире,  а  они  уникальны  и  каждый  –  по  своему.  Дети  –  это  уже  люди  в  полном смысле этого слова, и надо относится к ним с любовью и  уважением.    

45


15. Если мы  все  родом  из  детства,  то  дети  и  есть  наши  родители.   16. «Сегодня» есть первый день вашей последующей жизни.  

ТРЕТЬЯ ПЕСНЬ ЛАЗАРЯ: «Реальность», или Миры, Которые Мы  Создаем и в Которых Живем    Мир, как Воля и Представление.    Название книги Шопенгауера    Лазарус: Вот уже третий день наших бесед, мои молодые друзья, и не  кажется  ли  вам,  что  Академия  стала  нам  как­то  ближе  и  понятней,  чуть  ли  не  родней,  то  есть  наше  восприятие  вот  этого  места  как­то  изменилось..    Аланус:  Это  напоминает  мне  одну  восточную  мудрость,  согласно  которой,  если  вы  не  видели  человека  одну  неделю,  то  вы  должны  очень  внимательно  вглядеться  это  человека,  так  как  он  очень  изменился за это время.     Дмитриус:  Ну  это  конечно  же  восточный  перепев  латинского  изречения  tempora  mutantur,  et  nos  mutantur  in  illis,  что  означает  «времена меняются и мы меняемся с ними», но вот что интересно, что  же  меняется  больше  –  мы  или  времена,  или  то,  что  мы  называем  «реальностью»?     Аланус:  Касательно  «времени»,  мы  уже  пришли  к  согласию  в  нашей  первой  беседе,  что  ощущение  времени  есть  не  что  иное,  как  восприятие  изменения  вещей,  и  что  если  представить,  что  нет  никакого  изменения  предметов  и  обстоятельств  в  вашем  окружении,  то  –  приветы  вам  от  Эйнштейна  –  у  вас  (то  есть  именно  у  вас,  забудьте  о  других  людях,  находящихся  относительно  вас  в  других   

46


условиях) не  будет  никакого  времени,  или  оно  будет  протекать  намного  медленнее,  словно  вы  сидите  на  горячей  плите  (и  видите  вашего друга на свидании с красивой девушкой!).      Дмитриус:  Значит,  остается  два  фактора  изменения  –  мы  и  окружающий нас мир, и мой вопрос остается в силе: что же меняется  больше?  Я  вам  приведу  пример:  вчера,  возвратившись  домой  после  нашей беседы, я не застал дома никого и не было совершенно нечего  перекусить.  Я  должен  был  срочно  поехать  за  одним  делом  почти  на  целый  день,  и  следовательно  я  вынужден  был  сделать  это  на  голодный желудок. Врач сказал бы, что у меня упал уровень сахара в  крови, но на уровне восприятия мира, я вам честно признаюсь: я был  зол,  как  тигр,  упустивший  оленя,  себе  я  казался  ничтожным  и  незначительным  червячком,  копошащимся  в  своем  навозе  (не  то,  что  другие,  снимающиеся  в  кино  и  разъезжающие  с  красивыми  женщинами  на  лимузинах!),  все  наши  беседы  вдруг  показались  мне  глупыми  и  пустой  тратой  времени,  моя  жена  представлялась  мне  бесчувственной  мегерой,  думающей  только  о  себе  и  детях,  а  люди,  с  кем  я  работал  в  тот  день  –  мерзавцами,  думающими  только,  как  бы  выудить у меня деньги за ничто. Но вот что интересно, стоило мне по  приходу  домой  поесть  сырные  лепешки  (не  из  лягушатины!),  приготовленные  моей  женой,  и  запить  их  стаканом  чистого  вина,  как  мой  мир  снова  изменился  на  180  градусов:  я  был  доволен,  как  тигр  после удачной охоты, себе я казался парнем «очень даже ничего» (я  аж  приосанился  в  зеркале),  жена  казалась  мне  ангелом,  посланной  мне  с  небес,  люди,  с  кем  я  работал  –  очень  даже  порядочными  людьми,  пожертвовавшими  для  меня  временем  даже  после  своих  рабочих  часов,  а  наши  беседы  –  самыми  интересными,  важными  и  полезными интеллектуальныи упражнениями, которые мне когда­либо  доводилось делать. Поворот на 180 градусов! Я перешел из ада в рай  за какие­то тридцать с небольшим минут, и все из­за поглощенияпяти  кусков сырных лепешек и стакана вина, которые, опять­таки согласно  тому  же  врачу,  поняли  уровень  сахара  в  моей  крови!  Эти  ничтожные  по  количеству  вещества  изменили  в  мгновения  и  меня  и  мое  восприятие  мира  –  так  где  же  «реальность»,  которая  не  меняется,  если  она  может  вот  так  измениться  благодаря  граммам,  или  даже  милиграммам сахара в крови?      

47


Аланус: У  шведов,  которые  страдают  национальной  кофеиновой  наркосманией,  есть  правило:  не  трогай  меня  по  утрам  ни  по  какому  поводу (да, по этому поводу тоже), пока я не выпил кофе, то есть, как  говорит  их  пословица,  «мне  надо  выпить  кофе,  чтобы  снова  ощутить  себя человеком». То есть ощущение принадлежности к человеческому  роду  может  зависеть  от  чашки  кофе,  или  милиграммов  кофеина  в  крови!     Лазарус:Ну  что  же  друзья,  давайте  подытожим  ваши  примеры:  изменения в нашей физиологии могут изменить кардинально изменить  наше  восприятие  как  самих  себя,  так  и  наше  восприятие  мира.  Вот  почему так важно есть и пить то (а также спать, отдыхать  и т.п.) что  придает  нам  больше  здоровья  и  энергии  для  нашей  жизни.  Значит,  значительные  измения  в  физиологии  означают  изменение  «реальности»,  а  точнее,  нашей  реальности.  Но  есть  у    физиологии,  как  средства  изменения  нашего  самочувствия    и  восприятия  миря,  и  другая  сторона:  это  как  мы  пользуемся  нашим  телом:  какие  позы  мы  принимаем,  каким  голосом  говорим,  как  двигаемся  и  так  далее.  Например,  посмотрите  вон  на  этого  старика,  сидящего  на  скамейке  с  головой  и  руками  опирающимися  на  палку,  с  опущенными  плечами  и  смотрящего вниз: о чем он, по вашему думает и как себя чувствует?    Дмитриус: Ну, скорее всего, он думает о своей «бесполезно прожитой  жизни»,  как  писал  писатель  Островский  в  своем  романе  «Как  Закалялась Сталь», в который призывал комсомольцев отдавать жизнь  партии  и  комсомолу  на  войнах  против  буржуев  и  коммунистиыеских  стройках.  И  может  еще  мучает  его  совесть,  что  мог  делать  в  своей  жизни  то,  к  чему  душа  лежала,  а  приходилось  делать  то,  что  позволяло просто выживать себе и своей семье.     Я  читал  где­то  исследование  психического  состояния  у  стариков,  которым осталось жить считанны дни. Так вот, им задавали вопрос, о  чем  они  больше  всего  жалеют,  оглядываясь  на  прожитые  годы,  и  ответ,  добрый  Лазарус,  удивил  меня  до  крайности:  никто  из  них,  ну,  буквально ни один не жалел о  так называемых «глупостях», которые  в  свое  время  задумал  и  совершил,  то  есть  сделал  дело,  в  которое  верил,  пойдя  на  какойто  риск  (речь  не  шла  о  нарушениях  законности);  величайшие  сожаления  вызывали  те  мысли  и  задумки,  которые  старики  хотели,  но  никогда  не  посмели  осуществить,  или  не   

48


осуществили по  лености  и  инерции  жизни,  провалявшись  годами  у  телевизора в должности «диванной картошки».     В общем – грустные и невеселые у этого старика мысли, и я понял: мы  можем  это  читать  по  языку  его  тела,  как  он  держит  свои  плечи,  голову, как сидит, и так далее.      Аланус:  Как  пример  полной  противоположности,  посмотрите  на  старика  приблизительно  такого  же  возраста:  он  идет,  как  идут  фронтовики  на  параде  победы  и  еще  напевает,  причем  довольно  громко,  какую­то  песню.  Легко  представить,  что  он  думает  о  том,  какую  славную  жизнь  он  прожил,  какя  у  него  беззаботная  и  вевелая  старость,  целый  ворох  детей,  внуков,  правнуков  и  их  семей,  и  как  хорошо быть здоровым и «весело по жизни шагать».    Лазарус:И  опять­таки,  мы  видим,  как  изменение  позы  тела,  меняет  наше  самочувствие,  наше  состояние  и  следовательно  –  наше  восприятие мира, то есть мир, «мир для нас», меняется с изменениями  в  нашей  физиологии  и  языке  нашего  тела,  и  это  означает,  что  у  нас  есть  простой  и  доступный  рычаг  воздействия  на  свое  состояние  и  на  на наш мир.    Дмитриус: Означает ли это, что если мы подойдем к первому старику,  выбросим  его  палку,  выпрямым  его  плечи  и  заставим  петь  громким  голосом Гимн России или «День Победы» (то есть энергичную песню),  то  его  состояние  мгновенно  изменится?  И  даже  восприятие  мира?  Станет  ли  он  более  весело  относиться  к  своей  мизерной  пенсии  или  неглямурному прошлому?     Лазарус:  Ну,  во­первых,  мой  дорогой  Дмитриус,  мы  должны  иметь  респект  к  этому  пожилому  человеку  (кстати,  на  Западе  считается  дурным  тоном  называть  пожилых  людей  «старыми»;  их  называют  «старшими  гражданами»  ­  мы  поговорим  об  эффективном  использовании  языка  немного  попозже)  и  не  делать  этих  вещей  против  его  воли;  во­вторых,  если  предположить,  что  мы  убедили  бы  его  проделать  все,  о  чем  ты  говоришь,  то  результат  мог  быть  действительно  ошеломляющим  и  удивил  бы  его  самого:  он  бы  при  всем желании не смог думать и переживать о несчастьях свое й  жизни  стоя  навытяжку  с  распрямленными  плечами,  и  поющим  гимн  России   

49


или «День Победы»: одно сдругим просто не вяжется, и его мозг будет  получать  от  его  тела  сигналы,  что  он  бодр,  здоров,  и  смотрит  в  будущее  с  оптимизмом  –  на  что  мозг  его  ответит  выбросом  гормонов  бодрости  и  здоровья  и  сфокусируется  на  мыслях,  и  воспоминаниях,  которые эти энергичные состояния поддерживают.     Аланус:  Может  и  правда  попробовать  –  я  щучу,  конечно,  но  я  вспомнил вот что: однажды я смотрел по телевизору одну передачу с  психологом,  который  применял  вот  этот,  описанный  вами  способ  мгновенного  изменения  неэффективных  состояний  пациентов,  таких  как  депрессия,  фобии  и  так  далее.  Я  помню  два  примера:  в  случае  с  депрессией,  один  пожилой  мужчина,  или  как  ты  предлагаешь  выражаться,  добрый  Лазарус,  «старший  гражданин»,  был  несколько  лет в депресии из­за проблем со своей супругой. Так вот, представьте  такую  сцену:  психолог  просит,  причем  прилюдно,  рассказать  «старшего гражданина» о своих супружеских невзгодах, и, как только  тот начинает говорить с дрожащим, почти плачущим голосом – «щах!»  ­ психолог  внезапно  обливает  бедного  мужчину  стаканом  холодной  воды,  почти  как  Жириновский  облил  Немцова  в  телестудии,  и  когда  тот,  в  полном  шоке  смотрит  с  ужасом  и  страхом  на  психолога,  последний улыбается свой дьявольской улыбкой и говорит «старшему  гражданину»: «ну, ну, продолжайте рассказывать о своей проблеме с  супругой».  Когда  это  повторяется  второй  и  третий  раз,  бедный  мужчина  начинает  улыбаться  (а  что  ему  остается  делать?)  и  уже  рассказывает  о  своей  проблеме  будучи  не  в  состоянии  депрессии  а  улыбаясь  и  даже  шутя,  то  есть  психологу  удалось  прервать  «депрессивную  песню»  на  твердом  диске  его  мозговых  извилин  (представьте  себе,  как  вы  царапаете  ножом  запись  песни  на  компакт  диске  –  вы  никогда  не  сможете  проиграть  песню,  как  прежде),  употребив  те  же  средства,  которые  наш  Дмитриус  предлагал  употребить в отношении того пожилого мужчины.      Дмитриус:  Так  как  ты  предлагаешь,  Аланус,  обливать  всех  депрессивных  людей  без  разбору?  Так  некоторые  из  них  могут  и  умереть прямо на стуле у тебя!    Аланус:  Я  этого,  во­первых,  не  говорил,  а  во­вторых,  психолог  предупредил,  что  применять  такие  средства  можно  только  установив  предварительно  «рапор»,  то  есть  доверительные  отношения  с   

50


пациентом. А  другой  пример  того  же  рода  был  с  пациентом,  страдающей клаустрофобией, то есть боязнью закрытых пространств:  пациент,  например,  не  мог  зайти  в  лифт  или  в  самолет.  Так  вот,  его  заводят  или  даже  втаскивают,  держа  за  руки,  в  самолет  (это  была  «живая  сьемка»),  и  только  он  начинает  почти  терять  от  страха  сознание,  психолог  вытаскивает  из  сумки  банку  с  тараканами,  тычет  ей в лицо бедному человеку, и почти кричит на него: «за сколько ты  сьешь этих живых тараканов, говори – за 100.000?». Пациент говорит  «нет», тогда психолог спрашивает «за миллион?, за 10 миллионов?, и  т.д.». В своих размышлениях о сумме, за которую он съел бы банку с  живыми  тараканами,  пациент  благополучно  забывает  о  своем  страхе  закрытого  пространства,  то  есть  прерывает,  подобно  первому  пациенту «клаустрофобическую песню» в своем мозгу: психолог стер  ее своим «ножом» в виде банки с живыми тараканами.       Лазарус:  Прекрасные  примеры,  которые  иллюстрирют,  что  самый  быстрый  и  легкий  способ  изменения  своего  состояния  это  изменить  что­то  в  биохимии  (что  поел,  попил,  поспал,  и  т.п.)  и  языке  своего  тела:  если  вы  чувствуете,  что  впадаете  в  депрессию  –  распрямьте  плечи,  поднимите  голову,  покричите  «банзай!»,  «я  уверен  в  себе»,  или  даже  «я  тебя  достану,  блин!»,  пройдитесь  быстрым,  уверенным  шагом  –  то  есть  сделайте  что  то  физическое,  которое  бы  соответствовало настроению и состоянию, которое вы хотели бы иметь  на данный момент.        Дмитриус:  Вот  как  легко  можно  изменить  весь  свет:  подвигался  и  поорал что­ и как надо – и, вуаля! (« и вот тебе!» ­ по французски) ­  ты изменился и весь мир вместе с тобой! То есть, добрый Лазарус, ты  хочешь  сказать,  что  не  надо  пытаться  изменить  сразу  изменить  весь  мир,  а  начинать  с  изменения  собственного  мира,  которое  можно  начинать с изменения своих движений, языка своего тела!     Лазарус:  Да,  ты  абсолютно  прав,  так  как,  изменив  собственный  мир,  то  есть  то  как  ты  себя  чувствуешь,  свой  настрой  и  свою  энергию,  станет  намного  легче  решать  те  задачи,  которые  ставит  перед  тобой  мир в более широком смысле этого слова.      

51


Аланус: То  есть,  ты  хочешь  сказать,  Лазарус,  что  в  любом  деле,  касающегося  исправления  дел  в  мире,  как  например  борьба  с  бедностью  и  т.п., надо  всегда  начинать  с  самого  себя?  А  не  является  ли это апофеозом самого черного эгоизма  – по крайней мере нас все  время  тому  учили:  что  общественное  благо  и  интересы  общества  или  даже  малой  группы,  которой  ты  принадлежишь  ­  это  прежде  всего,  или, даже превыше всего!      Дмитриус: Да Аланус, даже древние римляне делали следующий наказ  избираемым консулам «salus populi suprema lex esto», что означало –  общественное благо – высший закон!     Лазарус:  Ну,  во­перавх,  я  не  говорю,  что  надо  игнорировать  общественное  благо,  а  что  надо  сперва  сделать  себя  обладателем  определенных  благ,  таких  как  здоровье,  счастье  и  определенный  достаток,  прежде  чем  пытаться  оздаравливать,  делать  счастливыми  или  даже  улучшать  благосотояние  общества.  Еще  Абрахам  Линкольн  говорил, что лучший способ помочь бедным, это не быть самому одним  из них.     Аланус:  Вот  недвано  я  летел  на  самолете,  и  нам  показывали,  как  пользаться  кислородными  масками  в  случае,  если  самолет  разгерметизируется  в  воздухе:  когда  в  этом  случае  спадут  с  верхней  панели  маски,  надо  в  первую  очередь  одеть  маску  на  себя  и  только  потом на ребенка. Почему? Да потому, что если потеряешь время и не  оденешь  маску  на  себя,  то  потеряешь  сознание  сам  и  не  сможешь  помочь и своему ребенку. То есть, спасение себя в первую очередь –  то  есть  то,  что  твердолобые  моралисты  считают  высшим  грехом  –  является  необходимым  условием  спасения  другого,  или  выражаясь  другими  словами,  способность  позаботиться  надлежащим  образом  за  собой  является  лучшим  вкладом  в  интерес  общественный!  Вот тебе и  неожиданная иллюстрация твоего принципа, Лазарус.      Лазарус:  Умри  Аланус,  лучше  не  скажешь  и  давай  кратко  сформулируем  наш  принцип:  Прежде  чем  спасать  мир,  спаси  себя  в  первую  очередь!  То  есть  это  надо  понимать  так,  что  в  хорошей  физической,  моральной  и  финансовой  форме  ты  сможешь  внести  более существенный и ценный вклад в общественное благо.     

52


Дмитриус: А  у  меня  вот  такое  сравнение:  представьте  себе  нищего,  голодного  и  оборванного  человека,  нашедшего  золотую  монету,  и  к  которому  именно  в  этот  момент  подходит,  позвякивая  монетами  в  чашке,  представитель  какого­то  благоворительно  фонда,  например,  Армии Спасения и просит его пожертвовать этой монетой для бедных  и  обездоленных.  Человек  этот  обладает  очень  добрым  сердцем  и  протягивает  руку,  чтобы  отдать  эту  монету...  Перенесись  хотя  бы  на  минуту  в  душу  этого  человека,  добрый  Лазарус,  почувствуй  его  сомнения,  его  душевные  муки,  его  чувство  бессилия  пред  желанием  помочь  другим  и  необходимостью  купить  себе  хотя  бы  кусок  хлеба  и  какую­то одежду!      Лазарус:  Да,  я  думаю,  что  способен  –  почти  как  Ганди!  ­   почувствовать  всю  глубину  трагедии  этого  человека,  и  я  опишу  тебе  продолжение  этой  истории  (разумеется  фиктивное),  чтобы  показать  как  чувства  этого  человека,  и  вклад  в  общество  изменились  кардинальным  образом.  Итак,  человек  этот,  после  долгих  сомнений,  решил  не  отдавать  эту  золотую  монету  в  благотворительный  фонд,  а  решил  вложить  его  в  акции  Билл  Гейтса,  когда  тот  начинал  свой  Майкрософт,  в  результате  чего,  он  стал  через  несколько  лет  миллионером. И вот, этот разбогатевший нищий снова идет по той же  улице  и  встречает  того  же  уличного  собирателя  средств  для  Армии  Спасения,  и  теперь,  этот  нищий­ставший­принцем  человек,  отдает  этому  собирателю  не  одну  монету  (предел  его  мечтаний    всего  несколько  лет  назад!),  а  тысячу  долларов,  и  тот  рассыпается  ему  в  словах  благодарности  целых  десять  минут!  А  не  сохранив  тогда  свою  несчастную монету (то есть, приняв решение спасти себя, прежде чем  спасать  мир),  он  бы  по­прежнему  спал  бы  на  улице,  ел  объедки  со  столов богатых людей и по­прежнему не смог бы дать и копейки (или  дал бы просто копейку, но не тысячу долларов) для Армии Спасения!     Аланус:  И  можно  сказать,  что  мы  тоже,  гуляя  здесь  по  тропинкам  Академии  и  улучшая  наше  физическое  здоровье  и  умственные  способности, пытаемся, так сказать,  спасти себя в первую очередь, и  уже потом  – став,  или становясь  здоровее, умнее и эффективнее, мы  становимся  более  ценными  членами  общества,  и  способны  внести  намного  более  ценный  вклад  в  нашу  семью,  предприятия  в  которых  мы работаем и общество в целом.     

53


Дмитриус: Итак,  мы  способны  изменить  наш  мир  с  помощью  изменения нашей биохимии и языка тела, и более того, обязаны себя  изменять в лучшую сторон, в первую очередь – прежде чем изменять  мир.  Но,  Лазарус,  ты  упоминал,  что  это  не  единственные  доступные  нам  рычаги  в  этом  деле  изменения  своего,  а  значит  и  окружающего  мира.      Лазарус: Ты абсолютно прав, Дмитриус, и следущим рычагом в нашем  психическом  инструментарии  является  наше  «внимание»,  которое  вы  можете называть «фокусом», или даже «фокусом внимания».    Аланус:  Я  как­то  читал  в  одном  бизнес  журнале,  что  современная  экономика,  это  «экономика  внимания»,  так  как  при  огромном  предложении  товаром,  услуг,  инновационных  технологий  и  экспертных  систем,  включая  через  интернет,  миллионы  и  миллионы  корпораций,  предприятий,  рекламных  бюро,  блоггеров,  и  т.д.  и  т.п.,  пытаются привлечь, завоевать внимание потребителя. Таким образом,  самым ценным товаром оказывается  внимание потребителя, диапазон  и  продолжительность  которого  очень  ограничены  при  такой  массированной  атаке  на  его  чувства  и  время.  Все  стремятся  теперь  укоротить  свое  время  презентации  (кто  я,  и  что  я  могу  тебе  предложить) и максимально его упростить, чтобы привлечь, захватить  твое  внимание  и  продержать  его  столько  времени,  чтобы  у  тебя  возникло положительное чувство к твоему товару или услуге.         Лазарус:  Есть  так  называемый  «лифтовый  (не  липовый!)  тест»,  который заключается в том, чтобы уметь рассказать – коротко и ясно ­  о  своем  проекте  или  о  себе  во  время  нахождения  в  лифте  со  своим  боссом. Это неплохой тест на умение коротко и четко формулировать  идеи,  и  причем  в  такой  форме,  чтобы  полностью  привлечь  внимание  своего  слушателя  на  то  короткое  время,  которое  он  может  уделить  тебе  своим  вниманием.  Говорят,  когда  Президент  Рузвельт  спросил  пару  своих  экономических  советников  о  финансовом  прогнозе  на  несколько месяцев вперед, и они стали долго и нудно отвечать в том  духе, что «с одной стороны (по­английски, “on the one hand”,  то есть,  буквально,  «с  одной  руки»),  это  будет  так,  но  с  другой  стороны  (“on  the  other  hand”,  то  есть  «с  другой  руки»),  будет  по­другому,  то  он  воскликнул в сердцах: «Какая жалость, что у нас в правительстве нет   

54


одноруких экономистов»,  то  есть  людей  способных  давать  четкие  и  недвусмысленные ответы на задаваемые вопросы.         Дмитриус:Теперь  я  лучше  понимаю  (а  я  то,  дурак,  думал,  они  озабочены  моим  интересом  и  благополучием!)  мольбы  телевизионщиков,  повторяемых  до  перерыва  на  рекламу:  «оставайтесь  с  нами!»,  которое,  в  свете  сказанного,  можно  расшифровать, как:     «оставаясь  с  нами  (то  есть  предоставляя  нам  ваше  внимание  –  а  мы  знаем  как  его  привлечь  байками  о  том,  как  «богатые  тоже  плачут»,  как  собирать  подарки  на  «поле  чудес»  и  «как  выиграть  миллион»),  рейтинг  нашей  передачи  будет  высоким,  и  следовательно,  секунда  рекламы  во  время  перерывов  этой  передачи  будет  стоить  в  разы  дороже, и мы станем – в результате продаже суммы ваших вниманий ­  намного богаче и влиятельней (за счет вашего попусту растраченного  времени на жевание предложенной вам «зрительной жвачки»)».     Аланус:  Это  означает,  дорогой  Дмитриус,  что  твое  внимание  есть  самая  ценная  валюта,  востребованная  миллионами  представителей  бизнеса  и  масс  медиа;  они  прекрасно  знают,  что  овладев  твоим  вниманием,  они  овладевают  волшебной  палкой  Мидаса  информационной  эры:  прикасаясь  этой  палкой  к  рекламируемому  товару  или  услуге,  они  будут  превращать  время твоего внимания в свое золото.     Самое  смешное  то,  что  все  эти  душещипательные  сериалы  и  экшн  триллеры,  это  всего  лишь  приманка  внимания  зрителей  для  рекламодателей,  причем,  абсолютно  такого  же  свойства,  как  червь  рыболова – для привлечения рыбы.     Дмитриус: И даже интернет не исключение: включите ваш компьютер,  подсоединитесь  к  интернету  и  –  караул,  забегайте  в  укрытие:  на  вас  разу  же  набросятся  миллионы  интернетных  «продавцов  душ»,  предлагающих  вам  скачать,  «за  бесплатно»,  фильмы,  книги,  музыку,  пособия, семинары, что угодно, в обмен на – что бы вы думали? – ваш  электронный адрес, то есть ваше внимание на регулярной основе!    

55


Аланус: А  мы,  бедененькие,  даже  и  подозреваем,  что  являемся  обладателями  такой  бесценной  валюты,  как  наше  вниманине,  как  не  осознаем  того,  какую  бесценный  товар  расточаем  с  такой  бездарностью,  когда  предоставляем  его  таким  талантливым  «ловцам  внимания»,  как  ведущие  передач  «пусть  говорят»,  «поле  чудес»  и  «как выиграть миллион», и тому подобным.    Мне  вспоминается  один  анекдот  про  человека,  который  жаловался,  что  он  беден,  то  есть,  употребляя  наш  жаргон  ­  «пел  Лазаря»,  по  поводу  чего  один  из  его  слушателей,  которому  надоело  слушать  эти  «песни»,  спросил  его:  «Ну,  если  ты  так  беден,  то  за  сколько    бы  ты  продал  пару  своих  органов,  например,  почку  или  костный  мозг,  не  говоря  уже  о  своем  глазе  или  руке?  За  миллион,  десять  миллионов,  сто  миллионов  баксов?»    Когда  этот  исполнитель  «песен  Лазаря»  ответил  отрицательно  на  все  эти  предложения,  его  слушатель  сказал  ему:  «вот  видишь,  как  ты  богат,  а  ты  даже  и  не  подозревал,  что  обладаешь  богатствами  в  сто  и  больше  миллионов  долларов;  так  что  перестань «петь песни бедности» и начни заниматься делом».      Дмитриус:  Прекрасный  пример,  иллюстрирующий,  каким  огромным  богатством  мы  обладаем  в  в  лице  «Господина  Внимание»,  ну  прямо  волшебной лампой Алладина, способной создать для нас целые миры,  в  которых  нам  хотелось  бы  жить,  и  как  бездумно  мы  его  отдаем  в  распоряжение миллионов телевизионных и интернетных «шакалов».    Лазарус:  (забавно  оглядываясь  по  сторонам)  Я  надеюсь,  вас  не  слышат  те,  которых  вы  называете  телевизионными  и  интернетными  шакалами,  а  то  могут  быть  неприятности  –  ведь  то,  что  вы  говорите,  это  самая  тщательно  скрываемая  тайна  масс  медиа,  которая  гонится  за  сенсациями  лишь  для  увеличения  продаж  и  получения  больше  прибыли от рекламодателей.     Сделали,  например,  сравнительное  исследование  по  тому,  как  освещают  газеты  проблему  рака  груди,  от  которой  умирают  в  западных  странах  десятки,  а  то  и  сотни  тысяч  женщин,  и  проблему  смертости  от  спида  (кличество  смертей  от  него  с  сотни  раз  меньше):  измеряли,  буквально,  линейкой  количtство  уделенных  строк  обоим  проблемам,  и  что  оказалось?  Проблеме  спида  было  посвящено  три­ четыре  раз  больше  места,  чем  раку  груди,  потому,  что  вокруг  спида   

56


всегда царит сенсационность, там замешаны знаменитости, со спидам  связаны  однополые  сексуальные  отношения,  и  прочее,  а  где  сенсационность  –  там  массовое  привлечение  внимания,  повышение  тиражности  и  прибыли,  как  от  продаж,  так  и,  главное,  от  помещения  реклам  (цена  рекламы  напрямую  зависит  от  тиража  газеты  или  журнала). Значит – вниманием манипулируют не в интересах простых,  так  сказать,  людей,  с  их  проблемами  (такие,  как  рак  груди),  а  ради  повышения прыбылей и рейтингов для господствующих финансовых и  политических элит.       Дмитриус:  Но  ты,  Лазарус,  хотел  рассказать  о  внимании  или  фокусе,  как  средстве  изменения  своего  состояния,  своего  внутреннего  мира,  котороый, как мы уже уяснили, изменяет и нас и наш внешний мир (то  есть,  изменяет  наше  восприятие  внешнего  мира).  Я  и  Аланус  тебя  отвлекли  несколько  раз  от  этой  темы,  но  сейчас  мы,  как  говорят  ди  джеи  (ведущие  дискотек  –  крутящие  и  комментирующие  музыку)  на  западе,  с  нас  монета  –  с  тебя  танец  (“my  dime­your  dance  floor”  ­  намек  на  бросание  монеты  в  музыкальный  ящик,  после  которого  начинала играть музыка, которую иы заказал).    Лазарус: Спасибо за музыку, и вот вам мой танец мысли. Недавно, как  вам  всем  известно,  на  весь  мир  раструбили  и  выпустили  книгу  и  фильм,  под  названием  «Секрет»,  суть  которого  проста,  как  старая  галоша:  ты  становишься  тем,  о  чем  думаешь  большую  часть  своего  времени;  то  есть,  твои  мысли  и  представления  создают  твой  мир,  претворяют  энергию  сфокусированной  мысли  (а  это  и  есть  «внимание»)  в  реальность;  превращают  невидимое  и  неосязаемое  (например, картину будущей счастливой и богатой жизни, которую ты  «нарисовал»  в  своем  воображении)  –  в  реальное,  осязаемое,  материальное.  Все  бы  вроде  понятно  и  на  месте,  но  забывают,  или  недостаточно подчеркивают одно: мысли это могут сделать только при  условии,  что  они  предельно  сфокусированы  –  и,  причем,  в  течении  достаточно  длительного,  непрерываемого  времени  ­  на  ограниченном  количестве целей и представлений.       Аланус:  Это  напоминает  мне  замечание  Стендаля  в  его  книге  о  Наполеоне,  где  он  писал,  что  секрет  Наполеона  и  его  преимущество  над другими полководцами заключались в его способности держать в  долгом,  непрерывном  фокусе  внимания  выбранную  им  мысль   

57


(говорят, он  мог  держать  мысль  в  таком  фокусе  невероятной  интенсивности  более  30  минут,  что  превосходит  средний  уровень  в  десятки  раз),  пока  он  не  создавал  ясную  картину  всех  возможных  вариантов  исхода  боя  ­  при  иницировании  с  его  стороны  различных  вариантов  наступления  на  противника.  Итак,  секрет  «секрета»  гениальности  Наполеона  и  других  великих  людей  ­  в  умении  предельно  и  в  течение  длительного  времени  концентрировать  свое  внимание на избранных ими приоритетах.     Именно  концентрация  внимания  создает  новые  идеи,  новые  выборы,  новые  способности,  новые  возможности,  о  которых  человек  с  рассеянным  вниманием,  предоставляющий  их,  к  примеру,  телевизионным  Галкиным  и  Джерри  Спрингерам,  даже  не  может  и  догадываться.       Дмитриус: Можете ли вы представить Наполеона, если бы он дожил до  наших  дней,  (разве  что  в  комедийно­сатирическом  фильме)  валяющимся  на  диване  шесть  часов  к  ряду  (среднестатистическое  время  проводимое  перед  этим  «ящиком  для  дураков»  среднестатистическим  гражданином,  которого  в  шутку  называют  «диванной  картошкой»)  перед  телевизором  с  дистанционным  переключателем,  обжирающимся  чипсами  и  запивая  их  пивом?  Если  нет,  так  это  потому,  что  он  бы  ценил  свое  внимание,  свое  время  и  концентрировал  бы  их  на  целях,  которые  бы  принесли  славу  ему  и  процветание Франции.     Аланус:  Вот  еще  сравнение  из  области  естественных  наук  для  демонстрации  силы  направленного  внимания:  обычная  лампочка  накаливания  дает  только  рассеянный  свет  и  тепло,  в  то  время  как  если  ее  сфокусировать  в  формате  лазера,  производящего  направленный  в  одну  точку  луч  света,  то  такой  свет  способен  разрезать  металлы,  производить  хирургические  операции  и  даже  сбивать спутники.     Лазарус:  Я  думаю,  мои  друзья,  что  самый  большой  страх  человека,  это не страх перед неудачей или поражением (с этим, в конце концов  каждый  справляется),  а  другое,  которое  я  называю  главнейшей  праматерью  все  страхов.  И  вот  он,  страшный,  как  Фыдбылыз  («несчастье,  горе»  ­  осет.),  нет,  еще  страшней,  как  Франкенштейн,   

58


нет еще  и  еще  страшней,  как  Годзилла,  нет,  еще,  еще    и  еще  страшней – как Дракула: берегитесь его смертные, это ­ страх перед  собственным  величием.  Зная,  что  именно  направленное  внимание  может раскрыть его величие (и значит, заставит его взглянуть в глаза  так  пугающего  его  собственного  величия),  человек  избегает  упражнения  этой  способности  и  предпочитает  рассеивать  его  на  обжираловки,  пивные  и  винные  баталии,  «завование»  чужих  тел  и  сердец, смотрение телевизора и бессмысленные разговоры и занятия..     То  есть  –  что  угодно,  друзья,  только  не  мысль  о  том,  что  и  я  и  моя  жизнь  были  бы  воплощением  моей  мечты,  прогрессивным  осуществлением моего потенциала, воплощением всего того, на что я  способен,  полным  развитием  тех  моих  талантов,  которыми  меня  наградил  Всевышний,  и  которые  –  вот  в  этой  комбинации  –  есть  только  и  только  у  меня.  Какая  прекрасная,  и  в  то  же  время,  какая  невыносимая  по  красоте  и  «невозможности»  воплощения  мысль,  требующая  такой  невозможной  жертвы:  начать  ценить  свое  время  и  внимание  и  фокусировать  их  на  том,  что  развивает  мои  таланты,  расширяет  диапазон  моих  чувств,  поднимает  на  другой,  более  высокий уровень мои отношения с близкими мне людьми...    Дмитриус:  Да,  действительно  слишком,  прекрасная  и  невыносимая  мысль,  и  хотите  я  продолжу,  чем  эти  рассуждения  заканчиваются  у  большинства  наших  законопослушных  граждан  (помните  выражение  «диванные  картошки»)?  –  «Какие  глупые  мысли  мелькают  в  моей  глупой  голове!  Давай­ка  я  лучше  посмотрю  телевизор:  «Маша,  что  у  нас  сегодня  на  «пусть  говорят»?  и  принеси  мне  к  дивану  свинные  ушки с пивом»..     Конец цитаты и конец прекрасной мечте.. Начало эксплуатации твоего  драгоценного  внимания  «телевизионными  шакалами»..  История  «одномерного человека» в одномерном мире глобальной манипуляции  личности правящими элитами.     У  меня  идут  слезы..  От  еще  одной  загубленной  жизни,  а  сколько  таких,  боже  праведный!  (Дмитриус  потирает шуточно  свои  глаза,  как  будто на самом деле расчувствовался от этой невыносимой мысли).   

59


Лазарус: Перестань плакать, Дмитриус, помни, что худшее впереди, и  что надо быть экономным в пускании своих слез!     Итак,  у  внимания,  или  вашего  умственного  фокуса,  есть  еще  более  важная  особенность  –  ваше  внимание  всегда  выборочно,  всегда  выхватывает  только  часть  вместо  целого,  и  таким  образом,  создает  вашу  версию  реальности,  которая  для  вас,  вашей  жизни  и  есть  вся  «реальность»  ­  даже  если  эта  «реальность»  не  есть  действительная  «реальность».      Дмитриус: При все кажущейся замысловатости твоего утверждения, я  думаю  я  понял  твое  Сырдоновское  утверждение  и  продемонстрирую  это примером. Был я недавно на осетинской свадьбе, все пили, ели и  гуляли на славу, как два два парня повздорили из­за пустяка: одному  не  понравилось  как  другой  посмотрел  на  его  спутницу,  которая  оказалсь  его  родственницей.  Слово  за  словом,  разгорелся  сыр­бор,  вокруг  собрались  разнимающие  и  просто  зеваки,  и  тут  –  на  тебе,  какой­то  человек  заснял  на  телефонную  камеру  эту  безобразную  сцену,  и,  не  поверите,  показал  ее  на  другом  вечере,  где  я  тоже  оказался  случайно. Все стали ахать  и охать, причитая какая ужасная  свадьба должна была быть в тот день, судя по этим злым, искаженным  лицам  и  вскинутыми  руками,  угрожающими  нанести  удар  (ударов  не  было,  просто  были  угрозы).  Я  немедленно  вмешался,  увидев  это,  и  сказал  этим  людям:  помилуйте,  господа,  вы  видите  на  фотографиях  шесть­семь  человек  из  почти  пятисот  приглашеных  и  ссора  эта  длилась  каких­то  пять  минут!  Четыреста  девяносто  четыре  человека  прерасно  проводили  время  в  течении  двух  дней  и  ночей,  а  вы  составляете  представление  о  свадьбе  по  шести  возмутителям  спокойствия!     Лазарус:  Прекрасный  пример,  Дмитриус,  который  показывает,  что  представление  о  событии  или  предмете,  составляется  не  по  всему  событию  в  целом,  а  по  ее  части,  которое  избирательно  выхватывает  наше  внимание  –  в  данном  случае  камера.  Вот  тебе  другой  пример,  Дмитриус:  скажи  мне,  что  в  твоей жизни  хорошо  и  что  плохо,  ну  как  на двух столбиках, только дай по птяти примерам в каждом столбике.    Дмитриус:  Ну  хорошо,  начну  с  того,  что  хорошо:  я  здоров,  у  меня  хорошие,  здоровые  дети,  красивая  жена,  хорошая  работа  и  сегодня   

60


прекрасная погода; а с плохой стороны – мне вчера упала на мизинец  ноги бутылка с ткемали и палец этот ноет даже сейчас,  один из детей  простудился  и  лежит  с  температурой,  жена  иногда  меня  пилит  совершенно напрасно, иногда даже без причины, работа хорошая, но  денег  поатят  мало,  и,  пришлось  дать  вчера  взятку  миционеру  за  мнимое превышение скорости, чтобы просто отвязаться.         Лазарус:  Прекрасно,  если  я  спрошу  тебя,  как  ты  поживаешь,  то  твое  внимание немедленно повернется к столбикам, которые ты мне сейчас  нарисовал:  если  твое  внимание  повернется  к  первому  столбику,  где  ты  обрисовал  хорошие  вещи  своей  жизни,  то  ты  скажешь  «живу  прекрасно  и  счастливо!»,  а  если  повернешь  внимание  на  второй  столбик, где все плохо, то скажешь – «живу, ну так себе, могло быть и  лучше».  И  самое  интересное  то,  что  и  тот  и  этот  ответ  будут  правдивы, потому, что у тебя и каждого человека есть в жизни и что­ то хорошее, и что то плохое, и оба аспекта жизни одинаково реальны.  Однако, от тебя, то есть от твоего внимания, и только от него, зависит  то,  изберешь  ли  ты  фокусом  своего  внимания  хорошие  вещи  своей  жизни или плохие.    Аланус:  Вот  еще  пример,  добрый  Лазарус:  в  бытность  свою  молодым  (я  и  сейчас,  конечно,  не  старый,  так  как  фокусирую  внимание  на  аспектах жизни, придающие мне молодость), я старался изо всех сил  доказать,  что  я  мужчина  хоть  куда,  и  назначал  свидания  разным  девушкам,  и  так  как  их  бывало  больше,  чем  времени,  которое  я  мог  уделить  им  всем,  я  их  просто  «отсеивал»  по  одному  принципу:  если  моя  очередная  жертва  не  приходила  вовремя  и  не  давала  исчерпывающие  объяснения  своего  опоздания,  я  немедленно  разрывал  с  ней.  Но  вот  что  интересно:  когда  девушка  опаздывала,  я  по  разному  фокусировал  свое  внимание  на  причинах,  по  которым  девышка  могда  опоздать.  Когда  я  сосредотачивал  внимание  на  том,  что  она  мне  «изменяет»  и  пошла  с  другим  парнем,  я  чувствовал  ярость готов был разорвать ее если бы увидел в тот момент; но когда  я – иногда соверщенно сознательно – представлял, что она заболела,  или у нее заболела мама, или, не дай бог, на нее наехала машина, то  я  сразу  становился  сентиментальным,  жалостливым,  и  когда  после  таких  мыслей,  появлялась  моя  «стрелка»  (то  есть  девушка,  котрой  я  назначил  свидание),  я  бросался  к  ней  с  объятиями  и  вопросами  «ну  как  ты,  все  ли  в  порядке,  и  т.п.»,  в  то  время,  как,  если  ей  не  так   

61


везло, и  она  приходила  после  моего  фокуса  внимания  на  ее  воображаемых  изменах,  я  бывал  чернее  тучи,  и  ворчал  еще  пару  часов. Я сам выхватывал куски воображаемой «действительности», и,  в  зависимости  на  какой  части  этой  «действительности»  я  останавливал  свое  внимание  («измена»  или  «авария»),  я  получал  совершенно  разные  результаты  в  плане  своего  эмоционального  состояния и дальейшего развития своих отношений со «стрелками».    Дмитриус:  Твой  фокус  или  твое  внимание,  меняли,  таким  образом  твою  «реальность»,  которая,  на  самом  деле,  была  только  частью  «действительной  реальности»,  которая  (то  есть,  «действительная  реальность»),  в  общем­то,  есть  фикция,  так  как  это  просто  масса  чувств  и  ощущений  (например  мои  фантазии  о  том,  где  могла  быть  моя «стрелка» ­ до моего решения думать об «измене» или «аварии»),  готовая измениться  в тот момент когда я направлю свое внимание на  какую­то  ее  часть  и  сделаю,  ее  таким  образом,  «реальностью  для  себя».    Лазарус:  Вот  это  свойство  внимания  быть  всегда  частичным,  выхватывать  часть  из  целого,  есть  еще  и  главное  свойство  мышления  вообще  и  называется  по  латински  «pars  pro  toto»,  то есть «часть вместо целого».     Аланус:  Значит  ли  это,  добрый  Лазарус,  что  в  общем­то  нет  ничего  «плохого»  или  «хорошего»  в  абсолютном  смысле,  а  есть  просто  «фокус  внимания  на  хорошую  часть  целого»,  и  «фокус  внимания  на  плохую часть целого»?    Лазарус:  Устами  твоими  глаголет  истина,  мой  дорогой  Аланус  и  вот  тебе  земной  или  приземленный  пример:  видел  ли  ты  когда  нибудь  хорошее  в  целом  яблоко,  но  с  маленькой  частью,  где  –  о  ужас  –  ползал маленький такой симпатичный червенок?    Аланус:  Еще  сколько  раз  Лазарус,  и  даже  приходилось  ненароком  поглощать этих симпатичных червей в качестве пищевой протеиновой  добавки  к  своему  рациону.  Хотя,  должен  признаться,  у  некоторых  людей,  особенно  у  представителей  противопложного  мне  пола,  вид  даже  микроскопически  малого  червья  вызывал  спазмы  отвращения  и  даже рвоты.    

62


А­а­а (смотрит  с  забавным  выражением  укора  в  сторону  Лвзвруса),  я  понял,  Лазарус,  твой  намек  –  мои  дамы  сосредотачивали  свое  внимание  на  микроскопическом  червячке,  который  «вырастал»  таким  образом  и  замещал    ­  по  приципу  pars  pro  toto  –  всю  реальность  в  остальном  превосходного  яблока,  со  всеми  вытекающими  последствиями  тошноты,  а  то  и  рвоты.  В  отличие  от  них,  я  фокусировал  внимание  на  здоровой,  вкусной  части  яблока,  отрезал  маленькую  испорченную  часть  ее  и  с  удовольствием  поедал!  Та  же  самая  «действительная»,  или  независимая  от  нас  «реальность»  ­  то  есть «яблоко с червячком» с одной стороны, и две сконструированные  реальности,  с  другой:  одна  реальность,  это  раздутый  вниманием  до  Гулливеровских  размеров  несчастный  червячок,  а  другая  реальность  – проигнорированный червячок и фокус на здоровой и вкусной части  яблока.     Дмитриус:  Умри  Аланус,  лучшего  примера  не  придумаешь,  и  я  хочу  привести  пример  из  недавней  истории.  Вы  слышали,  что  недавно  почила  в  бозе,  то  есть  умерла  великая  актриса  Элизабет  Тейлор,  и  вот, что интересно в ее жизни ­ в свете сказаного нами. Эта женщина,  имея все, о чем может только мечтать любой человек: красоту, славу,  неимоверное  богатство,  миллионы  поклонников,  обожающую  ее  семью, знакомство и дружбу с самыми известными людьми на планете,  умела  находить  и  сосредотачиваться  на  каких­то  аспектах  ее  жизни,  которые  были  не  совсем  такими,  какими  она  хотела  их  видеть.  Пользуясь  примером  Лазаруса,  Элизабет  Тейлор  видела  только  «червячки  своей  жизни»,  игнорируя  огромное  «здоровое  яблоко»  своей  сказочной  по  условиям  жизни.  В  результате  этого,  эта  несчастная  женщина,  принимала  всю  жизнь  наркотики,  впадала  годами  в  депрессию,  поменяла  с  дюжины  мужей  и  лечилась  в  бесчисленных реабилитационных центрах.    Лазарус:  Значит,  молодые  мои  друзья,  счастье  и  здоровье  в  жизни  –  это в значительной степени способность управлять своим вниманием,  видеть  хорошее  и    прекрасное  в  своей  жизни,  уметь  ценить  их.  И  знаете, как управлять своим вниманием?     Аланус: Скажи нам, Лазарус, так как эта способность может нам очень  даже пригодиться: лучше есть яблоки чем вырывать от червячков.   

63


Лазарус: Задавайте  себе  вопросы,  котроые  меняют  ваше  внимание:  спрашивайте  себя  по  нескольку  раз  в  день  –  что  в  моей  жизни  хорошего  (если  вы  скажете  «ничего»,  спросите  –  что  могло  бы  быть  хорошим,  если  бы  это  было  возможным),  кто  вас  любит  и  кого  вы  любите,  что  вас  делает  счастливым  и  кого  вы  могли  бы  сделать  счастливым, и т.п.    Итак, подытожим: внимание и фокус выхватывают части «реальности  в действительности» и создают новую, «вашу реальность», в которой  и  с  которой  вы  потом  живете.  Когда  Толстой  писал  в  своем  романе  Анна  Каренина,  что  все  счастливые  семьи  похожи  друг  на  друга,  он  имел  в  виду,  что  все  они  обладают  способностью  видеть  лучшее  в  своей  жизни  и  друг  в  друге;  и,  наоборот,  продолжая,  что  «все  несчастливые семьи несчастливы каждая по своему», он имел в виду,  что  все  они  используют  свое  внимание  на  фокусировании  и  выпячивании тех сторон их жизни, котроые приносят им неприятности  и несчастье.       Аланус:  Кстати,  у  Толстого  есть  еще  эпизод  в  Войне  и  Мире,  когда  Пьер  Безухов,  будучи  в  плену  у  французов,  становится  свидетелем  того,  как  французский  офицер  застрелил  Платона  Каратаева,  собака  которого стала скулить и лизать своего мертвого хозяина. Ужасная по  жестокости  сцена,  и  Пьер,  стественно,  был  предельно  потрясен  увиденным;  но,  как  повествует  Толстой,  Пьер  был  вынужден,  через  какое­то время, переключить свое внимание на другие события своей  жизни  в  плену,  и,  по  замечанию  Толстого,  это  переключение  внимания полностью поменяло его эмоциональное состояние.    Дмитриус: Чтобы закрепить пройденное, Лазарус, дай нам маленький  тест, а то, как ты наверное слышал, «теория без практики мертва».    Лазарус:  Ну  что  же,  Дмитриус  уже  определил  хорошие  и  плохие  стороны  своей  жизни  и  убедился,  что  и  то  и  другое  превращается  в  «реальность»  в  зависмости  от  того,  на  какую  стороны  этой  хороше­ плохой  реальности  он  обращает  свое  внимание.  Ну  а  теперь  –  всего  по три примера из жизни страны: хорошие и плохие, и покажите, как  фокус  меняет  ее  «реальность».  Начнем  с  тебя  и  приведи  пример  «хороше­плохой» (как любого явления на свете) Южной Осетии.   

64


Аланус: Ну  что  же,    с  плохой  стороны  –  недостаточно  эффективное  восстановление  разрушенного  войной,  все  перекопано,  корупция;  с  хорошей:  страна  независима,  перекопанное  превратится  в  более  эффективную  систему  снабжения  водой,  и  третье  –  с  коррупцией  борятся, или, по крайней мере, стараются бороться, что уже хорошо.    Лазарус:  Итак,  где  же  «реальность»?  Правда  ли,  что  мы  в  значительной степени творцы нашей реальности?    Аланус:  И  то,  и  другое  –  «реальность»,  но  в  завсимости  от  моего  внимания (на плохих или хороших аспектах развития страны), я могу  создать  депрессивную  или  воодушевляющую  меня  реальность,  и,  честно говоря, я предпочитаю последнее.    Дмитриус:  И  последнее,  я  припоминаю  урок  психологии  в  университете,  где  нам  показывали  картинку,  на  которой  я  увидел  обворожительную  молодую  даму,  которой,  встреть  я  ее  в  жизни,  постарался бы наначить ей свидание. Каково же было мое удивление  и  разочарование,  когда  лектор  показал  мне,  как  изменить  свое  внимание и сосредоточиться на другой стороне картинки, и  – ба­бах!  –  передо  мной  оказалась  противнейшая  старуха  с  длинным  до  подбородка  носом!  Та  же  красиво­противная  картинка  в  обоих  случаях,  но!  ­  подающая  тебе  –  в  зависимости  от  твоего  внимания  –  молодую  красавицу  или  старую  каргу  (да  простят  мне  «старшие  гражданки», я это просто для красного словца).    Аланус:  И,  наконец,  я  как­то  присутствовал  на  лекции  знаменитого  профессора  из  Гарварда,  который  упоминал,  что  согласно  теории  неопределенности Гейзенберга,  поведение электронов  или, не помню  точно, квантов, меняется в зависимости от внимания наблюдателя: то  есть  сама  материя,  друзья,  меняется  от  внимания  духа,  потому  что  внимание есть измерение души а не тела!      Лазарус:  И,  наконец,  «последний  из  могикан»  в  нашем  арсенале  средств,  позволяющих  нам  «создавать  миры,  в  которых  мы  живем:  наш  язык,  вернее,  то  как  мы  используем  язык  в  нашей  обыденной  речи.      

65


Дмитриус: Это, наверное, вариации на тему таких высказываний, как  «называй  меня  хоть  горшком,  только  в  печку  не  ставь»,  «назови  человека собакой, и потом повесь ее», «если ты назвал себя червем,  не жалуйся, что тебя топчут ногами», и прочее..      Лазарус:  Да,  можно  сказать,  верно  ты  заметил,  но  я  слышу  в  твоих  словах  скептицизм,  который  идет  от  недооценки  того  влияния,  которое выбор слов имеет на наши мысли, чувства и поведение.    Аланус: Вот я читал недавно, что на одного человека не действовало  ни  одно  средство  похудания,  и  когда  он  обратился  к  психологу,  то  выяснил,  что  полноту  (как  у  Будды,  например)  он  ассоциировал  с  «духовностью»,  а  быть  в  хорошей  форме  ему  казалось  апофеозом  материализма и пропаганды массовой культуры (например, измерения  размеров окружностей талии, груди и бедер).     Психолог  тогда  предложил  ему  взять  на  вооружение  следующую  метафору (зная духовные устремления своего пациента): «Тело твое  есть  храм  твоей  души».  Логически  из  этого  следовало,  что  храм  должен  быть  столь  же  прекрасным,  как  и  душа,  которая  в  нем  находится. Пациент был потрясен этим сравнением и скоро почти без  усилий сбросил свой лишний вес.      Дмитриус:  Вот  вам  другой  пример:  я  живу  в  доме,  в  подъездах  которых сидят знаменитые старушки­соседки, перемалывающие кости  (своим  языком)  всем  соседям.  Помимо  этого  благородного  занятия,  они,  обычно  соревнуются  в  описаниях  своих  болезней  и  проблем:  если одна говорит, что ей просто плохо, другая прерывает ее, говоря  что  ей  еще,  намного  хуже,  потому  что...и  так  далее.  Не  выдержав  таких красочных описаний, вступает в разговор третья старушка,  чья  сага  о  несчатьях,  представленная  по  высшему  лингвистическому  пилотажу,  посрамляет  своих  предыдущих  соперниц  по  несчастьям.  Однажды,  я  случайно  уловил  весьма  красочные  метафоры  описания  головной боли: у одной, голова была, как «чугунный ящик», у другой,  боль была, «как будто тысячи крыс забрались в ее черепную коробку  и  выгрызали  ее  изнутри»,  а  третья  сказала,  что  голова  у  нее,  как  будто  «обухом  ее  были  затылку  три  дня»,  и  так  далее.  Я  уверен,  чо  боль  у  них  усиливалась  в  строгом  соответствии  с  употребленными  словами и метафорами.         

66


Аланус: И, наоборот, интенсивность любой эмоции и даже боли можно  значительно  уменьшить,  если  использовать  менее  эмоционально­ насыщенные  термины.  Вот,  например,  недавно  работа  группы,  с  которой  я  работал,  не  была  принята  начальством  и,  каждый  испытывал  эмоции,  в  соответствии  с  теми  словами,  которыми  он  употреблял чтобы выразить свое состояние. Один из моих коллег был  буквально  взбешен  из­за  того,  что  наш  партнер  из  другой  организации подвел нас с материалами и употреблял такие слова, как    «Я  убью  его,  с..го  сына,  повесить  его  мало»,  и  т.п,  в  то  время,  как  другой  отреагировал  на  нашу  неудачу  удивительно  спокойно,  сказав  «Это,  конечно,  довольно  неприятно,  но  мы  это  как­то  переживем  и  напишем  по­новому».  То  есть,  один  назвал  виновника  «собакой»  (в  переносном  смысле)  и  затем  готов  был  его  повесить,  в  то  время,  как  другой  отписался  словами  «довольно  неприятно»  и  оставался  невозмутимым, как Будда.    Лазарус:Ну  вот,  мы  и  можем,  и  подытожить  наши  рассуждения  о  «мирах,  которые  создаем,  и  в  котроых  живем»:  мы  создаем  наши  состояния  нашей  физиологией  и  языком  тела,  нашим  целенаправленным  вниманием  на  нужную  нам  часть  так  называемой  «реальности»,  и  тем  языком,  или  теми  словами,  которыми  описываем  то, что с нами происходит. Мы говорили еще о том, что надо в первую  очередь  уметь  спасти  себя,  прежде,  чем  спасать  мир,  и  что  наше  внимание  есть  самая  ценная  валюта,  за  которой  охотятся  миллионы  интернетных и телевизионных шакалов.      Дмитриус:  Мне  и  Аланусу  очень  понравились  твои  незаписанные  версии  Нартовского  Эпоса,  и  нам  бы  очень  хотелось  снова  услышать  глубокую мудрость этих сказаний. Наша монета­твой танец, Лазарус!     Лазарус:  Ну,  что  же,  придется  мне  поворошить  память,  и  рассказать  вам  уже  третье  Сказание,  записанное  от  Карамана,  и  с  тем  же  условием – вы мне должны сформулировать «мораль сей басни»     Аланус:  Мы  превратились  в  одно  гигантское  ухо,  которое  не  упустит  даже моментов тишины между словами, не то, что слова..       

67


Сказание о Том, Как Сырдон Предсказывал Поведение  Нартовского Племени Бората, по Тому, как Путники  Отзывались о Поведении Нартовского Племени  Алагата    Сырдон,  хитрый  черт  Нартов,  который  всегда  прятался  от  людских  глаз и никогда не жил в одном месте, обосновался как­то в шалаше на  отшибе деревни Нартовского племени Ахсартаггата. Так как разбил он  шалаш  на  тропинке,  ведущей  от  деревни  племени  Алагата  к  деревне  племени  Бората,  путники,  идущие  от  Алагата  к  Бората,  имели  обыкновением, останавливаться у Сырдона на ночь. Путникам обычно  не  терпелось  узнать,  каков  народ  Бората,  куда  они  держали  путь,  и  Сырдон,  прежде  чем  ответит  на  их  вопрос,  сам  спрашивал  их:  «А  каковыми  вы  нашли  племя  Алагата,  где  вы  уже  гостили  несколько  дней?».  Когда  путники  отвечали  «Это  самый  гостеприимный  народ,  они  нас  встретили,  как  самых  почетных  гостей,  напоили,  накормили,  развлекали нас игрой на фандыре, уложили спать, а утром завернули  нам  в  узелки  хаейтае  (остатки  еды  с  пиршественного  стола)  и  с  почетом  проводили»,  то  Сырдон  им  просто  отвечал:  «Вы  найдете  племя Бората точно таким же». И на самом деле, путники убеждались,  что так оно и бывало, и племя Бората оказывало им такой же почет и  гостеприимство  как  и  племя  Алагата.  Когда  же  путники  отвечали  Сырдону: «Алагата отнеслись к нам  с подозрением, бросили нам, как  собакам  куски  хлеба,  уложили  спать  на  голых  досках  и  отправили  утром  в  путь  голодными»,  то  Сырдон  им  отвечал,  что  они  найдут  Бората  точно  такими  же,  как  Алагата,  и  –  верьте  этому  или  нет  –  Бората  обращались  с  несчастными  путниками  точно  так,  как  предсказвал Сырдон. 

68


Прошел слух  среди  Нартов,  что  Сырдон  колдует  над  путниками  и  кладет  им  в  сумки  какой­то  «хин»,  то  есть  «колодовское  зелье»,  заставляющее  Бората  относиться  к  путникам  так,  как  предсказывал  Сырдон. Собрались Нарты на Ныхас  и призвали Сырдона туда, чтобы  открыл  он  им,  под  страхом  казни,  свой  «хин»,  которому  путники  подвергались в результате его предсказаний.         И вот, что сказал Сылдон на Нартовском Ныхасе:     ­   «Напрасно  вы,  доблестные  Нарты,  пытаетесь  обвинить  меня  в  колдовстве,  забывая  о  том,  что  наш  Стыр  Хуцау  (Великий  Бог)  говорил нашим предкам.   ­   А говорил Великий Хуцау то,  что  как хорошее, так и  плохое,  будут Нарты носить в сердце своем: на кого взглянут плохо, от  тех  и  их  друзей  плохое  и  получат;  и  наоборот  –  на  кого  взглянут  хорошо,  от  тех  и  их  друзей  получат  все  самое  хорошее.   ­   Вы  забыли  об  этом  наставлении  Стыр  Хуцау,  а  мне  об  этом  пропел на Фандыре наш старый сказитель Тотырбег.   ­   Так вот, я применял это правило нашего Бога к своим путникам:  когда  они  говорили,  что  Алагата  встретили  их  плохо, я  знал,  что они  посмотрели  с  плохим  сердцем  и  плохими  глазами  на  них,  и  тогда  говорил  им,  что  Бората,  которые  как  братья  с  Алагата,  встретят  их  точно также.  ­    И  наоборот,  когда  хвалил  путники  Алагата,  то  знал  я,  что  приходили они к ним с чистым сердцем и смотрели добрыми глазами,  и тогда – я говорил им, как и учил нас Стыр Хуцау, что они встретят у  Бората такой же радушный прием.     Выслушали  Нарты  проповедь  Сырдона,  покачали  в  раздумье  седыми  головами,  и  решили  отпустить  его  восвояси,  поблагодарив  за  напоминание  великой  правды  от  Стыр  Хуцау,  о  котором  они  совершенно забыли.      Лазарус:  Что  скажете,  господа  присяжные  заседатели  на  суде  Нартовского  Ныхаса:  выносите  свой  вердикт  я  тоже  весь  уши,  по  вашему выражению...   

69


Дмитриус: Я потрясен мудростью твоего дедушки Карамана, и мне это  сказание  напоминает  библейское  выражение,  что  «красота  в  глазах  смотрящего», и что «око за око, зуб за зуб», и прочее – что скажешь  Аланус, может я и не прав?      Аланус:  Конечо  и  это,  Дмитриус,  но  главное,  кажись  мне,  это  то,  что  мы  сами  создаем  и  носим  с  собой  наши  миры,  и  когда  мы  соприкасаемся  с  мирами  внешними  (которые  есть  не  что  иное,  как  проекция  на  экран,  наших  внутренних  миров),  они,  как  зеркало  показывают  нам  наше  сердце,  наши  глаза  и  наши  намерения.  Таким  образом,  то  как  люди  отвечают  нам,  как  встречают  и  провожают  нас  есть  не  что  иное,  как  проекция  нашего  сердца  и  наших  чувств  в  отношении этих людей.     Поэтому, когда мы судим о ком­то, это не отражает реальность чьего­ то  характера  или  личности,  а  отражает  нашу  внутреннюю  суть,  и  прежде всего, нашу потребность судить кого­то.    Дмитриус: Ну да, если у тебя апельсин и ты его выжимаешь, можешь  ли ты получить что­то кроме апельсинового сока?     Так  и  с  внутренним  миром:  это  наш  апельсин,  и  когда  мы  выходим  в  мир  внешний,  мы  просто  этот  апельсин  выдавливаем,  и  зная  это,  не  должны  ожидать  какого­то  «яблочного  ответа».  Значит,  носишь  «апельсин»  в  душе  –  будешь  купаться  в  «апельсиновом  соку»,  а  будешь  носить  кактус  –  получишь  множественные  уколы  при  соприкосновени с реальностью.    Лазарус:  Ну  что  же,  господа,  мы  закругляемся  на  этой  ноте,  и  будем  ждать нашу завтрашнюю беседу с чистым сердцем и добрыми глазами.              

70


Припевы Лазаря:    1. Если  вы  не  видели  человека  одну  неделю,  то  вы  должны  очень  внимательно  вглядеться  это  человека,  так  как  он  очень  изменился за это время.   2. Согласно исследованиям людей на смертном  одре никто из них,  ну, буквально ни один не жалел о так называемых «глупостях»,  которые в свое время задумал и совершил, то есть сделал дело,  в  которое  верил,  пойдя  на  какойто  риск  (речь  не  шла  о  нарушениях  законности);  величайшие  сожаления  вызывали  те  мысли  и  задумки,  которые  старики  хотели,  но  никогда  не  посмели осуществить, или не осуществили по лености и инерции  жизни,  провалявшись  годами  у  телевизора  в  должности  «диванной картошки».   3. Следовательно  –  лучше  сделайте,  то  что  хотели  бы  сделать  в  глубине  своей  души,  пойдите  на  риск,  встаньте  с  дивана,  начните  действовать  в  направдении  ваших  мечтаний,  а  то  –  пожалеете о не­сделанном на смертном одре.  4. Самый  быстрый  и  легкий  способ  изменения  своего  состояния,  это изменить что­то в биохимии (что поел, попил, поспал, и т.п.)  и  языке  своего  тела:  если  вы  чувствуете,  что  впадаете  в  депрессию  –  распрямьте  плечи,  поднимите  голову,  покричите  «банзай!», «я уверен в себе», или даже «я тебя достану, блин!»,  пройдитесь быстрым, уверенным шагом – то есть сделайте что то  физическое,  которое  бы  соответствовало  настроению  и  состоянию, которое вы хотели бы иметь на данный момент.  5. Не обязательно пытаться изменить сразу весь мир, а начинать с  изменения  собственного  мира,  которое  можно  начинать  с  изменения своих движений, языка своего тела!     6. Изменив  собственный  мир,  то  есть  то  как  ты  себя  чувствуешь,  свой  настрой  и  свою  энергию,  станет  намного  легче  решать  те  задачи,  которые  ставит  перед  тобой  мир  в  более  широком  смысле этого слова.  

71


7. Лучший способ помочь бедным, это не быть самому одним  из них.   8. Прежде чем спасать мир, спаси себя в первую очередь! То  есть  это  надо  понимать  так,  что  в  хорошей  физической,  моральной  и  финансовой  форме  ты  сможешь  внести  более  существенный  и  ценный  вклад  в  общественное  благо.  9. «Какая  жалость,  что  у  нас  в  правительстве  нет  одноруких  экономистов»,  то  есть  людей  способных  давать  четкие  и  недвусмысленные ответы на задаваемые вопросы.    10. «Оставаясь  с  нами  (то  есть  предоставляя  нам  ваше  внимание  –  а  мы  знаем  как  его  привлечь  байками  о  том,  как  «богатые тоже плачут», как собирать подарки на «поле чудес» и  «как  выиграть  миллион»),  рейтинг  нашей  передачи  будет  высоким,  и  следовательно,  секунда  рекламы  во  время  перерывов  этой  передачи  будет  стоить  в  разы  дороже,  и  мы  станем – в результате продаже суммы ваших вниманий ­ намного  богаче  и  влиятельней  (за  счет  вашего  попусту  растраченного  времени на жевание предложенной вам «зрительной жвачки»)».   11. Твое  внимание  есть  самая  ценная  валюта,  востребованная  миллионами  представителей  бизнеса  и  масс  медиа;  они  прекрасно  знают,  что  овладев  твоим  вниманием,  они  овладевают  волшебной  палкой  Мидаса  информационной  эры:  прикасаясь  этой  палкой  к  рекламируемому  товару  или  услуге,  они  превращают  время твоего внимания в свое золото.   12. Вниманием  манипулируют  не  в  интересах  простых,  так  сказать, людей, с их проблемами (такие, как рак груди), а ради  повышения  прыбылей  и  рейтингов  для  господствующих  финансовых и политических элит.  13. Ты становишься тем, о чем думаешь большую часть своего  времени;  то  есть,  твои  мысли  и  представления  создают  твой  мир,  претворяют  энергию  сфокусированной  мысли  (а  это  и  есть  «внимание»)  в  реальность;  превращают  невидимое  и  неосязаемое  (например,  картину  будущей  счастливой  и  богатой  жизни,  которую  ты  «нарисовал»  в  своем  воображении)  –  в  реальное, осязаемое, материальное. 

72


14. Секрет Наполеона  и  его  преимущество  над  другими  полководцами заключались в его способности держать в долгом,  непрерывном фокусе внимания выбранную им мысль, пока он не  создавал ясную картину всех возможных вариантов исхода боя ­  при  иницировании  с  его  стороны  различных  вариантов  наступления на противника.   15. Секрет  «секрета»  гениальности  Наполеона  и  других  великих  людей  ­  в  умении  предельно  и  в  течение  длительного  времени  концентрировать  свое  внимание  на  избранных  ими  приоритетах.   16. Самый  большой  страх  человека,  это  не  страх  перед  неудачей  или  поражением  (с  этим,  в  конце  концов  каждый  справляется),  а  другое,  которое  я  называю  главнейшей  праматерью  все  страхов.  И  вот  он,  страшный,  как  Фыдбылыз  («несчастье,  горе»  ­  осет.),  нет,  еще  страшней,  как  Франкенштейн,  нет  еще  и  еще  страшней,  как  Годзилла,  нет,  еще,  еще    и  еще  страшней  –  как  Дракула:  берегитесь  его  смертные,  это  ­  страх  перед  собственным  величием.  Зная,  что именно направленное внимание может раскрыть его величие  (и  значит,  заставит  его  взглянуть  в  глаза  так  пугающего  его  собственного  величия),  человек  избегает  упражнения  этой  способности  и  предпочитает  рассеивать  его  на  обжираловки,  пивные  и  винные  баталии,  «завование»  чужих  тел  и  сердец,  смотрение телевизора и бессмысленные разговоры и занятия.  17. Свойство  внимания  быть  всегда  частичным,  выхватывать часть из целого, есть еще и главное свойство  мышления  вообще  и  называется  по  латински  «pars  pro  toto», то есть «часть вместо целого».   18. Нет  ничего  «плохого»  или  «хорошего»  в  абсолютном  смысле,  а  есть  просто  «фокус  внимания  на  хорошую  часть  целого»,  и  «фокус  внимания  на  плохую  часть целого».  19. Тело твое есть храм твоей души.  20. А  говорил  Великий  Хуцау  то,  что  как  хорошее,  так  и  плохое,  будут  Нарты  носить  в  сердце  своем:  на  кого  взглянут  плохо,  от  тех  и  их  друзей  плохое  и  получат;  и  наоборот  –  на  кого  взглянут  хорошо,  от  тех  и  их  друзей  получат все самое хорошее.  

73


21. Мы сами  создаем  и  носим  с  собой  наши  миры,  и  когда  мы  соприкасаемся  с  мирами  внешними  (которые  есть  не  что  иное,  как  проекция  на  экран,  наших  внутренних  миров),  они,  как  зеркало  показывают  нам  наше  сердце,  наши  глаза  и  наши  намерения.  Таким  образом,  то  как  люди  отвечают  нам,  как  встречают  и  провожают  нас  есть  не  что  иное,  как  проекция  нашего сердца и наших чувств в отношении этих людей.     22. Поэтому,  когда  мы  судим  о  ком­то,  это  не  отражает  реальность  чьего­то  характера  или  личности,  а  отражает  нашу  внутреннюю  суть,  и  прежде  всего,  нашу  потребность  судить  кого­то.  23. Если  у  тебя  апельсин  и  ты  его  выжимаешь,  можешь  ли  ты  получить что­то кроме апельсинового сока?   24. Так  и  с  внутренним  миром:  это  наш  апельсин,  и  когда  мы  выходим в мир внешний, мы просто этот апельсин выдавливаем,  и  зная  это,  не  должны  ожидать  какого­то  «яблочного  ответа».  Значит,  носишь  «апельсин»  в  душе  –  будешь  купаться  в  «апельсиновом  соку»,  а  будешь  носить  кактус  –  получишь  множественные уколы при соприкосновени с реальностью.         

74

Песни Лазаря  

Песни Лазаря или Задушевные Беседы с Лазарем Тикуновичем в Академии

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you