__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 1

Борнмутский протокол по защите и расследованию массовых захоронений

1


© 2020 Мелани Клинкнер, Элли Смит Все права защищены. ISBN: 9781858993218 Фотография на обложке © 2


Вступительное слово

Её Величества королевы Нур аль-Хусейн, комиссара Международной комиссии по пропавшим без вести лицам В качестве комиссара Международной комиссии по пропавшим без вести лицам (ICMP), которым мне доверено быть с 2001 года, я с большой радостью подтверждаю вам, что произошли значительные перемены в части принятия государствами ответственности за выяснение судеб пропавших без вести лиц в соответствии с принципами верховенства закона. В 1990-х годах национальные и международные институты правосудия инициировали расследования тысяч дел в отношении массовых захоронений в бывшей Югославии. Это заложило основу для разработки основанных на верховенстве закона стратегий по обеспечению прав выживших и укреплению доверия общества к правительствам, способным и готовым проводить эффективные и справедливые расследования в отношении пропавших без вести лиц. Подобные расследования предусматривали согласованное использование научных методов и средств для поиска и идентификации пропавших без вести. В тот же период стало очевидно, что надлежащие расследования крупномасштабных дел в связи с лицами, пропавшими без вести в результате конфликтов, нарушений прав человека, стихийных бедствий, организованной преступности или миграции, способствуют сплочению общества, а также ликвидации последствий, предотвращению конфликтов, прочному миру и безопасности человечества. Обязанность проводить эффективное расследование нарушений прав человека лежит на государствах, независимо от того, кто совершает такие нарушения и допускает злоупотребления. Неспособность эффективно расследовать дела о пропавших без вести, в том числе обстоятельств исчезновения, представляет собой нарушение основных прав пропавших без вести и членов их семей. Это также опасное игнорирование принципа верховенства закона. Таким образом, эффективные расследования обязательно необходимы для достоверного раскрытия преступлений прошлых лет. В 2008 году в публикации, подготовленной под руководством ученых из Борнмутского университета, была представлена первая подборка материалов по результатам криминалистической экспертизы массовых захоронений и накопленных знаний в этой области. Цель этого совместного труда заключалась в создании основы для разработки стандартных рабочих процедур. Новый Борнмутский протокол по защите и расследованию массовых захоронений продолжает эту стратегию исследований на основе результатов работы международных экспертов, представляющих различные научные дисциплины и организации, с целью определения стандартов по этому важному вопросу. В основе Борнмутского протокола по защите и расследованию массовых захоронений лежит идея о том, что стандарты

расследования и защиты массовых захоронений должны способствовать усилиям по установлению истинных фактов произошедшего и помогать достижению справедливости. Гарантии прав человека обретают смысл в процессе проводимых государствами расследований. В рамках уголовных расследований регулярно направляются усилия на обнаружение и эксгумацию массовых захоронений вследствие вооруженных конфликтов, нарушений прав человека и других преступных действий. Основная цель этих мер – сбор доказательств преступлений, и они реализуются в рамках более масштабного проекта, или, говоря судебным языком, в рамках осуществления права на эффективное расследование. Борнмутский протокол по защите и расследованию массовых захоронений стал важным шагом вперед на пути уточнения международных норм и стандартов. Благодаря ему станет возможным более тесное сотрудничество между организациями в самых разных условиях. Массовые захоронения и места, в которых произошло ужасающее насилие с человеческими жертвами, должны быть защищены от вмешательства, и в отношении них должны быть проведены расследования в соответствии с законными нормами с соблюдением всех прав. Это наше обязательство перед семьями жертв и обществом в целом. Выражаем глубокую признательность тем, кто вдохновил на разработку представленного ниже протокола, кто участвует в процессах защиты и расследования массовых захоронений, – юристам, следователям и ученым, специалистам по связям с общественностью и поддержке семей, которые придерживаются собственных норм и правил профессиональной деятельности. От имени ICMP я с большим удовольствием представляю для ознакомления Борнмутский протокол по защите и расследованию массовых захоронений.

Её Величество королева Нур аль-Хусейн Комиссар Международной комиссии по пропавшим без вести лицам

1


Вступление

Доктор Аньес Каламар, Специальный докладчик ООН по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казнях Массовые захоронения не единожды случались в истории человечества. Они разбросаны по всему миру, существуют в каждом регионе. Одни появились несколько столетий назад, а другие обнаружены совсем недавно. И все же, они могут многое рассказать, – истины, которые часто остаются невысказанными, отрицаются, замалчиваются или скрываются в могилах. Будучи Специальным докладчиком ООН, занимающимся правами человека в контексте внесудебных казней, казней без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казней, я знаю, что массовые захоронения могут появиться в результате вооруженного конфликта, могут быть связаны с преступной деятельностью или невыполнением государством своих обязанностей. Я также знаю, что места массовых убийств и захоронений – это места, где в разное время могли совершаться многократные нарушения прав человека, возможно, не один раз. Личное, религиозное, культурное и историческое значение места массового захоронения и событий, связанных с его появлением, может быть разным в разных местах, у разных людей, в разных сообществах и странах. Но их важность неоспорима и выходит за рамки границ и поколений. Сохранение и увековечение массовых захоронений – это обязанность всех поколений, прошлых, настоящих и будущих, которые должны обеспечить достойное прощание и отдать последнюю дань уважения. Следовательно, ни при каких обстоятельствах нельзя отрицать или скрывать наличие массового захоронения, а также повреждать или разрушать это место. Ни при каких обстоятельствах нельзя заключать в тюрьму, подвергать угрозам или заставлять молчать тех, кто ведет поиск или говорит о существовании массовых захоронений. Вместо этого необходимо применять комплексный подход, основанный на правах человека. Необходимы продуманные принципы обращения, организации мер и руководства действий с соблюдением достоинства умерших, которые максимально облегчают страдания семей и сообществ, позволяют добиваться истины и справедливости и означают для всех соблюдение обязательства по недопущению повторения подобных преступлений.

Протокол призывает к более активному соблюдению всего спектра норм, правил и законодательства в области прав человека, применимых к массовым захоронениям, обращению с человеческими останками и защите интересов пострадавших семей, выживших, сообществ и наций. Применение Протокола поможет гарантировать уважительное, недискриминационное и достойное обращение, которого заслуживают массовые захоронения и содержащиеся в них человеческие останки, с момента первоначального обнаружения и расследования до идентификации и проведения более полного формального процесса судопроизводства, а также увековечивания памяти в долгосрочной перспективе. Как международное сообщество, мы очень часто обращаемся с массовыми захоронениями ненадлежащим образом, дискриминационно или, проще говоря, безразлично. Это нужно прекратить. Мы можем и должны делать гораздо больше и лучше, уважать и защищать разнообразные интересы и проблемы семей, выживших, сообществ и общества. Это наш общий долг перед всем человечеством.

Борнмутский протокол по защите и расследованию массовых захоронений является важным вкладом в это дело. В нем дается столь необходимое определение понятия «массовое захоронение», он объединяет отрасли международного права, которые лежат в основе законных и уважительных мер по защите и расследованию, способствующих осуществлению семьями своих прав на знание истины и справедливость.

Мандат Cпециального докладчика по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казнях 2

Доктор Аньес Каламар Специальный докладчик ООН по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казнях


Содержание

Цель и сфера применения протокола

Цель и сфера применения протокола..............................................3 Основные рабочие принципы в области защиты и расследования массовых захоронений...........................................6 A. Обнаружение и безопасное уведомление................................8 B. Защита......................................................................................................8 C. Расследование.......................................................................................9 D. Идентификация.....................................................................................12 E. Возвращение человеческих останков.........................................14 F. Правосудие.............................................................................................15 G. Поминовение ........................................................................................16 Приложение 1.............................................................................................17 Приложение 2.............................................................................................18 Приложение 3.............................................................................................19 Приложение 4.............................................................................................20 Приложение 5.............................................................................................21 Приложение 6.............................................................................................22

Слишком часто в результате конфликтов и серьезных нарушений прав человека в наследие достаются массовые захоронения. Оставшимся в живых необходимо знать судьбу и местонахождение близких и получить останки для погребения и/или достойного увековечивания памяти. Эта потребность все чаще признается в качестве законного права знать правду. В массовых захоронениях содержатся улики, необходимые для эффективного установления истины, достижения справедливости и привлечения виновных к ответственности. Таким образом, крайне важны эффективные правила и порядки защиты, содержания и расследования массовых захоронений. Однако в настоящее время, несмотря на то, что существует ряд передовых общепринятых подходов, применяемых различными участниками на местах, универсальных или общих стандартов нет. Настоящий Протокол восполняет этот пробел посредством привлечения экспертов и проведения консультаций. Он не дублирует и не заменяет существующие документы о принципах и общепринятых подходах1. Вместо этого он предлагает единый междисциплинарный и внутридисциплинарный подход к защите и расследованию массовых захоронений. Он основан на хронологии этих процессов в их совокупности с привлечением множества заинтересованных сторон, использованием разных отраслей знаний и механизмов для достижения двойной и взаимодополняющей цели установления истины и достижения справедливости, и включает следующее: (1) Международный протокол по защите и расследованию массовых захоронений, опирающийся на соответствующие правовые нормы с совокупным использованием отраслей международного законодательства о правах человека, международного гуманитарного права и (в соответствующих случаях) международного уголовного права; и См. список соответствующих документов в Приложении 1.

1

@GraveProtection

massgraveprotection@bournemouth.ac.uk

www.bournemouth.ac.uk/mass-grave-protection

3


(2) Академический комментарий к Протоколу, содержащий теоретические основы и результаты обсуждений, на базе которых были разработаны различные положения Протокола. В опубликованном отдельно Академическом комментарии отмечены и подробно проанализированы противоборствующие идеи и потребности, возникающие в процессе защиты и расследования массовых захоронений, с целью их предвидения на практике и сглаживания нежелательных последствий, если это возможно. Пользователи: Протокол предназначен для практикующих специалистов, включая, помимо прочего, правительственных и государственных чиновников, сотрудников правоохранительных органов, юридических представителей, судебно-медицинских экспертов, специалистов здравоохранения, сотрудников служб безопасности и экспертов-представителей гражданского общества.2 Сфера действия и применение Протокола: с учетом специфики конкретного случая Контекстуальное использование настоящего Протокола ограничивается массовыми захоронениями, которые возникают в контексте грубых нарушений прав человека, а также внутренних и международных конфликтов. Однако это не исключает применения положений Протокола к массовым захоронениям, возникшим в других ситуациях.3 Жертвами в массовых захоронениях могут быть мужчины, женщины и/или дети. Это могут быть гражданские лица и/или вооруженные воины с любой стороны конфликта. Протокол предназначен для применения без каких-либо неблагоприятных различий и независимо от политических или иных взглядов, принадлежности к национальным меньшинствам, пола, сексуальной ориентации, гендерной идентичности, религии или убеждений, возраста, расы, цвета кожи, языка, этнической принадлежности, касты, национальной или социальной принадлежности, наличия физических или психических ограничений здоровья, состояния здоровья, имущественного положения, статуса по рождению, семейного положения или по другим основаниям, признанным международными правовыми документами. Не существует такого понятия, как «стандартное» или «типовое» расследование или эксгумация массового захоронения. Расследование массовых захоронений в значительной степени зависит от контекста. Оно может быть обусловлено такими факторами, как географическая и временная юрисдикция, а также политической конъюнктурой. Следовательно, настоящий Протокол не является предписывающим документом в отношении основных передовых методов работы во всех случаях эксгумации массовых захоронений. Скорее, в Протоколе представлены конкретные рекомендации, которые предназначены для оказания поддержки и информирования практикующих специалистов, участвующих на всех этапах расследования в своем профессиональном качестве. Поэтому следует отметить, что рекомендации, изложенные в настоящем Протоколе, могут оказаться неприменимы во всей своей совокупности к каждому расследованию. Несмотря на то,

что рекомендации в Протоколе предназначены для оказания помощи повсеместно, возможность применения конкретных его аспектов определяется практикующим специалистом с учетом специфики каждого случая. Несмотря ни на что, стандарты проведения расследования и защиты, применимые в каждой ситуации, должны быть как минимум достаточными (с учетом имеющихся средств) для достижения целей установления истины и достижения справедливости, то есть они должны выдерживать авторитетную критику. Методика Содержание Протокола основано на опыте и участии приглашенных экспертов, включая судебных экспертов, следователей, судей, прокуроров, сотрудников служб безопасности/полиции, представителей гражданского общества и ученых, и отражает опыт защиты и расследования массовых захоронений, экспертные знания в области прав человека, нормы гуманитарного и/или уголовного права, а также географическую диверсификацию.4 Определения Для целей Протокола мы предлагаем следующие рабочие определения: • термин «массовое захоронение», которому не дано определение в международном праве, используется в настоящем документе для обозначения «места или определенной территории, на которой находится множество (более одного) захороненных, затопленных или рассеянных по поверхности человеческих останков (включая скелетированные останки, смешанные и фрагментированные останки), если обстоятельства смерти и/или способ захоронения тела требуют проведения расследования на предмет их законности». • «Пропавшие без вести лица» означает «лиц, пропавших без вести в результате конфликта, нарушений прав человека и/или организованного насилия».5 • Под «жертвой» Протокол подразумевает «лиц, которым индивидуально или коллективно причинен вред, включая физическую или психическую травму, эмоциональные страдания, экономический ущерб или существенное нарушение их основных прав, в результате действий или бездействия в нарушение уголовного законодательства, действующего в соответствующем государстве, или в результате действий, которые представляют собой грубые нарушения международного законодательства о правах человека или серьезные нарушения международного гуманитарного права».6 В соответствии с международным правом определение жертвы, используемое в Протоколе, охватывает не только лиц, находящихся в массовом захоронении («основные» или «непосредственные» жертвы), но также их семьи и, в соответствующих случаях, сообщества («вторичные» или «косвенные» жертвы). Для ясности в настоящем Протоколе также упоминаются «семьи», «члены семей» и «пострадавшие сообщества», если к ним относятся конкретные положения.7

Сюда могут относиться гражданские судебно-медицинские проекты, если они реализуются под эгидой уполномоченной экспертной организации гражданского общества. В рамках политических инициатив также можно «определить законные права» выживших, которые участвуют в процессе расследования и эксгумации и которые могут не быть профессионалами, но проводить эксгумацию. Для дальнейшего обсуждения см. прилагаемый Научный комментарий. 3 Например, бедствия, включая антропогенные катастрофы и гибель людей в результате процедур пограничного контроля или торговли людьми. 4 Информацию о методе отбора проб для экспертной оценки можно найти в прилагаемом Научном комментарии. 5 По материалам документа Межпарламентского союза и МККК (2009 г.) «Пропавшие без вести лица: руководство для парламентариев», стр. 9, и в соответствии с мандатом Международной комиссии по пропавшим без вести лицам. Как и в случае с массовыми захоронениями, единого определения пропавших без вести лиц не существует. Предлагаемое здесь определение имеет менее узкую концептуальную основу, чем определение в Резолюции Совета Безопасности ООН о лицах, пропавших без вести в результате вооруженных конфликтов от 2019 года, которое перекликается с определением лиц, «пропавших без вести [только] в результате международного или локального вооруженного конфликта», УВКБ ООН от 2010 года (пункт 9). В то же время это определение в настоящем документе прямо не включает в себя пропавших без вести мигрантов, поскольку эта тема выходит за рамки Протокола. 6 Это определение составлено из определений в пункте 1 Приложения A к Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью ООН, а также в пункте 8 Приложения V к Основным принципам и руководящим положениям ООН, касающимся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права, и перекликается с пунктом 1 статьи 24 Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений. 7 Прямое указание на «семьи», «членов семьи» или «пострадавшие сообщества» никоим образом не означает, что они также не являются жертвами. Кроме того, признается, что отдельные члены семьи и сообщества могут сами быть непосредственными жертвами другого вреда, причиненного в более широком контексте расследуемых нарушений, одним из элементов которых являются массовые захоронения. 2

4


• Термин «семья», которому не дано определение в международном праве, используется в настоящем документе как понятие, относящееся к общественным обычаям в конкретном контексте.8 Для целей настоящего Протокола принадлежность семье имеет значение для определения, например, ближайших родственников9, соответствующего получателя останков и выдачи документов о правовом статусе пропавшего без вести лица. Принадлежность к семье следует определять в соответствии с местным законодательством, обычаями и/или практикой. • Судебная экспертиза (в буквальном смысле слова «в открытом суде» или «публичная») подразумевает научную, правовую и общественную области, передачу дел в суды общей юрисдикции и/или выполнение других судебных механизмов (например, судебно-медицинская экспертиза). Формат протокола В документе отражены различные хронологические процессы защиты и расследования массовых захоронений при соблюдении нормативного подхода, поэтому содержание Протокола прямо основано на нормах и принципах международного права. Следовательно, каждый раздел начинается с текста в синей рамке, в котором изложены основные нормативные положения, вытекающие из норм международного права10 (международных норм), – юридического обоснования предлагаемого текста Протокола. Правовые основания Отправной точкой для применения Протокола в целом является обязанность государств проводить розыск и расследование.

Международные нормы Обязанность проводить розыск и расследование UВ соответствии с законодательством о правах человека государства обязаны проводить розыск и расследовать случаи нарушения прав человека и его права на защиту. Право на жизнь и запрет пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения предусматривают процессуальные положения, в соответствии с которыми требуется эффективное расследование (МПГПП11, статьи 6 и 7). В соответствии с региональным законодательством о правах человека расследование должно быть быстрым, независимым, тщательным, беспристрастным и прозрачным. Его выводы должны быть «основаны на тщательном, объективном и беспристрастном анализе всех соответствующих элементов».12

Статья 24(3) Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений (КНИ13) требует от государств-участников «принимать все надлежащие меры для розыска, установления местонахождения и освобождения исчезнувших лиц, а в случае смерти — установления местонахождения, обеспечения уважения и возвращения их останков». Это обязательство продолжает действовать до установления судьбы и/или местонахождения пропавших без вести лиц (Руководящие принципы КНИ14, принцип 7). В целом, обязательство по проведению эффективного расследования – это обязательство действия, а не результата.15 Международное гуманитарное право требует розыска умерших (например, ЖК I, статья 15; ЖК II, статьи 18 и 21; ЖК IV, статья 16; Дополнительный протокол I, статья 17(2)) и пропавших без вести лиц (Дополнительный протокол I, Статья 33 (2))16. Обычное международное гуманитарное право предполагает, что каждая сторона международного или внутреннего конфликта обязана «принимать все практически возможные меры для того, чтобы выяснить судьбу лиц, пропавших без вести в результате вооруженного конфликта» (Нормы ОМГП17 от 2006 г., норма 117). Хотя массовые захоронения могут быть расположены в условиях плохо проработанных или отсутствующих механизмов, перегруженности судебной системы, отсутствия защиты и множества противоречивых сопутствующих потребностей, существует явное требование принятия национального законодательства и создания специализированных институтов. Такое законодательство и институты рассматриваются как предварительные условия для эффективного принятия мер по всем делам о пропавших без вести лицах. Международные нормы: законодательство о пропавших без вести лицах и специальный орган по пропавшим без вести КНИ предусматривает, чтобы соответствующие органы вели официальный учет и реестры всех лиц, лишенных свободы (статья 17(3)). При управлении базами данных и реестрами пропавших без вести лиц необходимо уважать неприкосновенность частной жизни жертв и соблюдать конфиденциальность информации (Руководящий принцип КНИ, 11(8)).

В Модельном законе МККК о пропавших без вести лицах используется понятие «родственник без вести пропавшего лица» со ссылкой на положения действующего национального законодательства и в соответствии с ними (Международный комитет Красного Креста (МККК) (2009 г.), Руководящие принципы/Модельный закон о пропавших без вести лицах, статья 2(2)) (сокращенно «Модельный закон МККК о пропавших без вести лицах»). 9 Включая генетически связанных и прямых ближайших родственников (Резня в Пуэбло-Бельо, Колумбия, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, № 140 (31 января 2006 г.), пункты 273 и 274. 10 Поэтому список нормативных положений только ориентировочный. 11 Международный пакт о гражданских и политических правах (принят 19 декабря 1966 г., вступил в силу 23 марта 1976 г.) 999, сборник Международных договоров ООН 171 (сокращенно «МПГПП»). См. также Комитет ООН по правам человека (КПЧ), Замечание общего порядка № 36, статья 6 («Право на жизнь»), CCPR/C/GC/35 (3 сентября 2019 г.), пункт 58. 12 Кукашвили и др. против Грузии, решение суда, жалобы в ЕСПЧ №№ 8938/07 и 41891/07 (2 мая 2020 г.), пункт 130. 13 Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений (принята 12 января 2007 г., вступила в силу 23 декабря 2010 г.), UN Doc A/RES/61/177 (20 декабря 2006 г.) (сокращенно «КНИ»). 14 Комитет ООН по насильственным исчезновениям, Руководящие принципы поиска пропавших без вести лиц (8 мая 2019 г.) UN Doc CED/C/7, принцип 7 (далее – «Руководящие принципы КНИ»). 15 Да Силва против Великобритании, решение Большой палаты, жалоба в ЕСПЧ № 5878/08 (30 марта 2016 г.), пункты 231–238, в которых Большая палата представляет полное резюме требований к эффективному расследованию. 16 Женевская конвенция (I) об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (принята 12 августа 1949 г.), 75, сборник Международных договоров ООН 31 (сокращенно «ЖК I»); Женевская конвенция (II) об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (принята 12 августа 1949 г.), 75, сборник Международных договоров ООН 85 (сокращенно «ЖК II»); Женевская конвенция (IV) о защите гражданского населения во время войны (принята 12 августа 1949 г.) 75, сборник Международных договоров ООН 288 (сокращенно «ЖК IV»); и Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) (принят 8 июня 1977 г., вступил в силу 7 декабря 1979 г.), 1125, сборник Международных договоров ООН 17512 (сокращенно «Дополнительный протокол»). 17 Henckaerts J-M. and Doswald-Beck L., (2006) Customary International Humanitarian Law, Volume I: Rules (сокращенно «Нормы ОМГП»). 8

5


Предлагается создать специальный орган по пропавшим без вести лицам для координации усилий по розыску пропавших без вести лиц (Закон Боснии о пропавших без вести лицах,18 статья 7, см. также Руководящие принципы КНИ 12(1) и 12(3)) и привлечения соответствующих экспертов для того, чтобы предусмотреть ответственность за защиту и расследование массовых захоронений, розыск и эксгумацию останков. Он также должен обеспечивать безопасные механизмы сбора заявок на розыск (Модельный закон МККК о пропавших без вести лицах19, статьи 12 и 12(3)) и создания реестра пропавших без вести лиц и связанной информации. В Резолюции Совета Безопасности ООН от 2019 года подчеркивается необходимость «введения в действие законодательства» (Совбез ООН, 2474,20 стр. 2) на национальном уровне для решения проблемы безвестной пропажи людей. Законодательство не должно носить дискриминационный характер, обеспечивая защиту, расследование и идентификацию всех лиц в максимально возможной степени. Хотя в государственных органах не всегда могут быть ранее созданные структуры для принятия мер в исключительных обстоятельств массовых захоронений до конфликта, нарушения прав человека или бедствий, все же, вероятно, существует определенная применимая правовая база, в соответствии с которой процессы регулируются законодательными актами, законодательством и процессуальными нормами пострадавшей страны.21 Если нормы международного права не имеют приоритета, все участники должны будут строго соблюдать эти законодательные требования. Они будут регулировать вопросы о том, кто имеет право участвовать в розыске пропавших без вести и требовать расследования массовых захоронений, а также определять процессы возвращения человеческих останков. Предупреждение по защите investigation и расследованию массовых захоронений Несмотря на наличие законных прав, расследование массовых захоронений – это обязательство действия, а не результата (т.е. принятия необходимых мер с учетом имеющихся ресурсов). Расследование массового захоронения, как правило, представляет собой очень сложный, длительный и дорогостоящий процесс, требующий тщательного планирования, координации, ресурсов, официального разрешения и политической воли. Само расследование, вероятно, повлияет на множество заинтересованных сторон, включая, помимо прочего, отдельных выживших и их семьи; свидетелей; группы жертв; пострадавшие сообщества; специализированные ведомства; НПО; местные, региональные и национальные органы власти и государственные ведомства; а также международные организации, такие как комиссии ООН по расследованию и международные организации. В результате возникнет широкий спектр индивидуальных, коллективных и общественных интересов и потребностей, которые могут быть несовместимы или с трудом поддаваться урегулированию. Кроме того, в ситуациях значительного масштаба невозможно извлечь, идентифицировать и репатриировать всех жертв из массового захоронения, и этот факт может иметь последствия для семей пропавших без вести и пострадавших сообществ.

Это также может повлиять на восприятие правосудия и действий по отправлению правосудия как внутри страны, так и за ее пределами, если эксгумация является одним из аспектов судебного процесса.22

Основные принципы деятельности в области защиты и расследования массовых захоронений Помимо факторов, указанных в настоящем Протоколе, которые применяются на различных этапах процесса защиты и расследования, существует ряд основных принципов деятельности, которые должны обеспечивать информационную поддержку и в целом определять направление процессов, применяться на всех этапах, ко всем участникам, на национальном и международном уровнях. Несмотря на то, что ниже они рассматриваются в отдельности, на практике все они взаимосвязаны. (1) Не навреди! Принцип «не навреди» лежит в основе всех других принципов деятельности и требует анализа возможного влияния присутствия на месте массового захоронения и проведения расследования на общую обстановку и окружающую среду, а также учета того, как можно избежать и/или смягчить неблагоприятные последствия, где это возможно. Поскольку подобные действия представляют собой вмешательство в ситуации нарушений прав человека, существующих или прошлых конфликтов, они по своей сути будут составной частью более масштабного процесса изменений в контексте их осуществления. Сообщества могут претерпевать быстрые социальные изменения, которые предполагают некоторую подвижность социальных и властных структур и восстановление социальных норм. Принцип «не навреди» в этих обстоятельствах будет действовать с целью избежать подрыва существующих структур и отношений, которые необходимы для поддержания мира и сосуществования сообществ. Также следует стремиться избегать создания неравенства или видимости предвзятости или фаворитизма, в том числе в отношении статуса и ресурсов, или закреплять существующее неравенство, в том числе в отношении пола. Этот принцип предусматривает явное уважение и, по возможности, соблюдение культурных особенностей и норм. Кроме того, по возможности следует принимать во внимание известные религиозные убеждения жертв и/или их семей, если они не оказывают отрицательного влияния на достижение цели эффективного расследования. (2) Физическая и эмоциональная безопасность Физическая и эмоциональная безопасность следственной группы, родственников пропавших без вести, свидетелей и других сторон, участвующих в расследовании, имеет первостепенное значение. Безопасность, достоинство, неприкосновенность частной жизни и благополучие жертв и их семей должны быть ключевыми факторами для всех без исключения участников. Для этого могут потребоваться меры по поддержке физической и психологической безопасности, в том числе направление к специалистам и принятие продуманных подходов при допросе потенциально травмированных людей. Кроме того, следует позаботиться о том, чтобы свести к минимуму и принять меры в случае викарной травмы и других негативных эмоциональных воздействий на членов рабочей группы.23

Босния и Герцеговина: Закон о пропавших без вести лицах (21 октября 2004 г.), официальная газета Боснии и Герцеговины, 50/04. Модельный закон МККК о пропавших без вести лицах. 20 Совбез ООН, Резолюция 2474 от 11 июня 2019 г., UN Doc S/RES.2474. 21 См., например, Руководство Интерпола (2018 г.) по идентификации жертв стихийных бедствий, часть B, Приложение 1, раздел 4.1. 22 Взаимодействие с семьями и сообществом, включая управление ожиданиями, более подробно рассматривается ниже в основных принципах и в Разделе C настоящего Протокола. 23 См., например, УВКПЧ, Руководство по мониторингу в области прав человека, глава 12, в которой даны подробные рекомендации по проведению допросов травмированных людей и самопомощи. 18 19

6


Также следует разработать конкретные стратегии и планы действий по защите. Общественность должна быть осведомлена о наличии мер защиты, чтобы гарантировать и содействовать их участию в расследовании. Если позволяет сложившаяся ситуация в области безопасности, также можно опубликовать содержание конкретных мер защиты, касающихся семей жертв и потенциальных свидетелей. Лица, непосредственно участвующие в расследовании, должны знать содержание соответствующих мер защиты, включая ограничения режима защиты, устанавливаемые для того, чтобы человек принимал решение об участии в расследовании осознанно. Уважение достоинства жертв предполагает в том числе уважительное и бережное обращение с человеческими останками. Вопрос безопасности следует держать в поле зрения. (3) Независимость и беспристрастность Ко всем лицам необходимо применять беспристрастный подход, не допускающий дискриминации.24 Чтобы расследование было законным в глазах пострадавшего сообщества и, следовательно, способствовало его участию, обеспечивало верховенство закона и гражданскую ответственность, любая следственная группа не только должна действовать независимо и беспристрастно, но и ее действия должны восприниматься именно так. Следственные группы должны максимально стремиться избегать, ограничивать или смягчать ситуации, которые создают видимость того, что их действия обусловлены политической, религиозной или этнической предвзятостью или осуществляются под контролем. Однако следует отметить, что массовые захоронения обычно возникают в контексте очень напряженной политической и/или культурной ситуации, которая все еще может существовать на момент расследования. Поэтому следственные группы должны знать, что эксгумация определенного захоронения сама по себе может восприниматься в некоторых слоях общества как признак предвзятости. (4) Конфиденциальность Гарантии конфиденциальности и соблюдение конфиденциальности персональных и других идентифицирующих данных могут иметь решающее значение для установления доверия и обеспечения безопасности семей предполагаемых жертв. Кроме того, они могут сыграть важную роль в обеспечении уведомления о возможных местах массовых захоронений, идентификации пропавших без вести родственников, предоставлении данных о пропавших без вести лицах и образцов ДНК для сравнения. Необходимо определить процедуры конфиденциальности и соблюдать их, а участники следственной группы должны ознакомится с ними. Условия процедур соблюдения конфиденциальности должны соответствовать национальным нормативным требованиям, доводиться до сведения пострадавших сообществ и быть общедоступными. Семьи пропавших без вести лиц и другие члены сообщества также должны быть осведомлены об ограничениях процедур соблюдения конфиденциальности. Если в процессах идентификации и/или расследования возникает необходимость или обязательство по обмену данными, необходимо уведомить на самых ранних этапах о процессе, характере и цели обмена данными. Обмен данными ограничивается только теми лицами и организациями, которые необходимо привлечь для достижения целей процесса эксгумации, и если это согласовано с заинтересованным лицом (лицами).

(5) Прозрачность Все этапы расследования, эксгумации, идентификации и возвращения человеческих останков должны быть максимально прозрачными для всех сторон, участвующих в работе по защите и расследованию, семей пропавших без вести лиц и общественности. Прозрачность необходима для поддержки общественного контроля над процессом. Решающую роль играет определение четких, прозрачных и доступных формальных процедур и протоколов управления процессом. Если специалисты-практики являются членами установленных законом/регулирующих органов, процедуры, с помощью которых эти органы подтверждают компетентность своих членов, также должны быть доступными и прозрачными, чтобы упрочить доверие общества и семей к практикующему специалисту. В соответствующих случаях должна проводиться специальная аккредитация научно-исследовательских лабораторий, привлекаемых для анализа образцов или материалов человека, вместе с выполнением действующих научных, технических и административных процедур, принятых в лаборатории. Ограничения в плане прозрачности должны применяться по строгой необходимости, соответствовать правам жертв и их семей на уважение достоинства и неприкосновенность частной жизни и служить законной цели, включая безопасность всех заинтересованных сторон и потенциальных участников. (6) Связь Создание на самых ранних этапах и реализация стратегий коммуникации и каналов связи (в том числе через социальные сети) с пострадавшим сообществом, средствами массовой информации и широкой общественностью имеют важное значение для установления доверия, отношений доброй воли и подтверждения легитимности работ и позволяют осуществлять другие важнейшие действия, включая уведомление – как о захоронениях, так и о пропавших без вести лицах – и участие в процессах идентификации и расследования. Четкое и непрерывное взаимодействие также способствует соблюдению принципа прозрачности. Коммуникационные стратегии в идеале должны предусматривать двусторонний поток информации и регулярное предоставление новой информации. (7) Реалистичные ожидания Семьи пропавших без вести возлагают большие надежды на то, что их близкие будут идентифицированы и возвращены им для достойного поминовения. Однако в реальности идентификация и возвращение человеческих останков не всегда возможны, поэтому необходимо максимально управлять ожиданиями, чтобы обеспечить постоянное участие и поддержку процесса эксгумации. Трудности особенно проявляются в ситуациях, когда совершаются зверства значительных масштабов, при наличии множества массовых захоронений и пропавших без вести лиц, если захоронения не обнаруживаются и/или если меры по эксгумации и/или идентификации ограничены недостаточными возможностями и ресурсами. Всем сторонам, участвующим в процессах защиты и расследования массового захоронения, следует избегать принятия на себя обязательств перед семьями, которые они не в состоянии выполнить.

Примечательно, что это может повлечь за собой принятие дифференцированных подходов к расследованию, например, в отношении женщин, пожилых людей, травмированных лиц и/или детей, если на практике существует реальное неравенство или трудности.

24

7


A. Обнаружение и безопасное уведомление Международные нормы Согласно международному законодательству о правах человека КНИ требует, чтобы на национальном уровне было реализовано полноценное право на сообщение фактов, чтобы гарантировать лицу, заявляющему о случае насильственного исчезновения, право предоставить соответствующие факты в компетентные органы, и при этом предоставить ему соответствующую защиту (КНИ, статья 12(1)). Когда существуют разумные основания полагать, что имело место насильственное исчезновение, органы обязаны провести расследование даже при отсутствии официальной жалобы (КНИ, статья 12(2)). В соответствии с международным гуманитарным правом каждая сторона в конфликте должна зарегистрировать всю идентифицирующую информацию до погребения человеческих останков и обозначить местонахождение могил (Нормы ОМГП, норма 116; ЖК IV, статья 130). Начало расследования массового захоронения зависит от того, когда властям сообщают о предполагаемом наличии массового захоронения. Национальные системы могут даже предусматривать обязанность сообщать о них.25 Однако такие сообщения не всегда поступают, если «информатор» (который может быть или не быть родственником пропавшего без вести) не хочет, чтобы власти обнаружили его или узнали о нем. Безопасное уведомление: необходимо предусмотреть безопасные процессы уведомления властей.26 Физические лица или ведомства могут первыми обнаружить или получить сообщения о предполагаемом массовом захоронении. Сообщение может или должно включать в себя регистрацию местоположения предполагаемого массового захоронения. Добиться этого можно с помощью геолокационных сервисов и инструментов, регистрирующих координаты и местоположение для точного определения места, например: • глобальная система позиционирования (GPS) или военная система прямоугольных координат (MGRS); • карты на мобильном телефоне; • метаданные на фотографиях, снятых на смартфоне. Предварительное документирование места захоронения может осуществляться следующими способами: • фотографии; • видеорегистрация; • письменное описание места или описание на аудиозаписи; • схема или указание на карте. Это могут сделать службы оперативного реагирования, журналисты или местные жители, которые обнаружили место возможного захоронения.27 Далее следственные органы/ должностные лица проводят первичную оценку места. Дополнительно для документирования можно использовать

дроны, спутники и другие технологии неинвазивного сканирования (при наличии).

B. Защита Международные нормы Для проведения эффективного расследования, включая обеспечение сохранности вещественных доказательств, полученных на месте происшествия, важно, чтобы третьи стороны (в том числе службы быстрого реагирования) не потревожили массовое захоронение и не повредили его. Статья 12(3) КНИ предусматривает, чтобы органы власти обладали «необходимыми полномочиями и ресурсами для эффективного проведения расследования, включая доступ к документации и другой информации, имеющим отношение к их расследованию» (выделение наше). Судебная практика в области защиты прав человека подчеркивает важность должной осмотрительности и предполагает, что «органы власти должны принять все необходимые меры для охраны вещественных доказательств».28 Согласно международному гуманитарному праву статья 34(2)(b) Дополнительного протокола I предусматривает защиту мест захоронения. Также необходимо «принять все возможные меры для предотвращения ограбления умерших», при этом категорически запрещено осквернение или надругательство над телами умерших (Нормы ОМГП, норма 113; Статут МУС, статьи29 8(2)(b)(xxi) и 8(2)(c)(ii), как военное преступление), и обеспечить уважительное обращение с телами умерших, включая уважение и содержание могил (норма 115). Кража у мертвых, даже если не принимать во внимание дополнительное преступление – убийство, является преступлением.30 Защита места захоронения имеет первостепенное значение для сохранения целостности останков, доказательств и линий расследования, но в то же время может привлечь внимание к массовому захоронению как к объекту, представляющему интерес, что повышает риск уничтожения улик. Неквалифицированная эксгумация может привести к смешению, неполному сбору доказательств, необходимых для идентификации и/или уголовного расследования, невозможности сбора данных в соответствии с надлежащими стандартами доказывания и увеличению количества посмертных повреждений останков. Ненадлежащий розыск и эксгумация тел также может повлечь за собой неуважительное обращение (включая публичное прощание) и усугубить травму семьи. Защита предотвращает создание и распространение несанкционированных, тяжелых для восприятия и тягостных изображений.

См., например, Закон Ирака №13 от 2015 года, Закон о делах и защите массовых захоронений, который вносит поправки в статью 9 Закона №5 о защите массовых захоронений от 2006 года. Точно так же Уголовный кодекс Боснии и Герцеговины от 2003 года в соответствии со статьей 231a устанавливает уголовную ответственность и тюремное заключение за несообщение о месте массового захоронения (Уголовный кодекс Боснии и Герцеговины (27 июня 2003 г.), официальная газета Боснии и Герцеговины, 37/03). 26 Международная комиссия по пропавшим без вести лицам (ICMP), например, предлагает Центр онлайн-запросов. С помощью сервиса определения местоположения любое лицо может направить уведомление. 27 Global Rights Compliance (2016 г.), Основные стандарты проведения расследований международных преступлений для служб оперативного реагирования. 28 Tрескавица против Хорватии, решение, жалоба в ЕСПЧ № 32036/13 (12 апреля 2016 г.), пункт 60, где отмечается, что сюда входят материалы судебно-медицинской экспертизы. Информация о том, как действовать на месте возможного преступления, содержится в Практическом пособии по содействию в расследовании международных преступлений, раздел 7.1 «Защита места преступления», стр. 65. Миннесотские протоколы гласят, что «[] место преступления должно быть ограждено при первой возможности, доступ неуполномоченного персонала должен быть запрещен» (стр. 14, пункт 59). 29 Римский статут Международного уголовного суда (принят 17 июля 1998 г., вступил в силу 1 июля 2002 г.), 2187, сборник Международных договоров ООН 3 (сокращенно «Статут МУС»). 30 Pohl et al. US Military Tribunal in Nuremberg (3 ноября 1947 г.). 25

8


Защита также ограждает человеческие останки от заражения, осквернения, грабежа, старьевщиков и перемещения тел на второстепенные места, где преступник пытается избежать обнаружения. Несанкционированное вторжение и вмешательство могут составлять уголовное преступление в национальной системе.31 Предпосылки для организации эффективного режима защиты: • проверка сообщений и доказательств посредством перекрестной проверки с другими источниками; • картирование и документирование массовых захоронений с точки зрения их масштаба и местных условий, в которых они расположены. Необходимые меры защиты могут включать: • охрану места и обеспечение доступа: необходимо запросить и получить законное разрешение32 на доступ на земельный участок. На практике для этого также может потребоваться взаимодействие с сообществом и его разрешение. Доступ предоставляется с учетом культурного значения, географических факторов и контроля. На месте захоронения могут присутствовать факторы риска, например, неразорвавшиеся боеприпасы и загрязняющие вещества. • Меры защиты включают ограждение для защиты внешних периметров; горизонтальный навес для защиты лежащих на поверхности останков и для защиты охранников, а также контроль на месте. Принятие этих мер также зависит от длительности периода между обнаружением и расследованием, местных условий и уязвимости места захоронения (т.е. подверженности воздействию осадков и животных). При обеспечении защиты места захоронения может потребоваться принять меры для защиты лиц, которые предлагают меры защиты, поскольку отношение общества к ним может быть негативным. • Физический доступ не всегда возможен, например, если следователи не могут въехать в страну. Удаленный контроль с помощью фотографий со спутника может стать единственной доступной мерой защиты. Защита должна быть обеспечена независимо от того, было ли потревожено место захоронения.

C. Расследование Международные нормы В соответствии с законодательством о правах человека обязанность проводить эффективное расследование означает, что расследование должно быть независимым и компетентным (например, статья 12 КНИ), способным устанавливать факты и определять виновных.33 Это включает в себя получение материалов судебно-медицинской экспертизы и проведение вскрытия для полной и точной регистрации и независимого анализа травм и причин смерти.34 Следствие должно иметь достаточные полномочия для получения информации и привлечения должностных лиц к ответственности. Расследование нужно проводить оперативно; в целом, расследование – это постоянное обязательство35, но обязательство действия, а не результата.36 Межамериканский суд по правам человека подчеркивает необходимость проведения расследования для анализа более широкого контекста и всего комплекса факторов, связанных с событием37, и определения «максимально полной исторической правды, включая определение моделей коллективных действий»38 в соответствии с правом знать правду (например, статья 24(2) КНИ). В статье 12 (4) КНИ дополнительно уточняется, что государства-участники должны «принимать необходимые меры для предупреждения и наказания действий, мешающих проведению расследования». В соответствующих случаях это предусматривает международное сотрудничество между государствами и соответствующими органами (Руководящие принципы КНИ, принцип 3(4)). Расследования, преследующие чисто гуманитарные цели, могут быть «сами по себе недостаточными для соответствия стандарту эффективного расследования», как того требует статья 2 Европейской конвенции.39 В соответствии с принципами Орентличер40: «Независимо от любых судебных процедур потерпевшие и их семьи имеют непогашаемое давностью право знать правду об обстоятельствах, в которых имели место нарушения, и, в случае смерти или исчезновения потерпевшего, его судьбу». В соответствии с международным гуманитарным правом семьи имеют право знать судьбу членов своей семьи и вправе обращаться к государству за предоставлением информации (статья 32 Дополнительного протокола I). Норма 117 Норм ОМГП предполагает, что каждая сторона международного или внутреннего вооруженного конфликта «должна

См., например, Закон Ирака №13 от 2015 года, Закон о делах и защите массовых захоронений, который вносит поправки в Закон №5 о защите массовых захоронений от 2006 года. 32 Принцип 10 (3) Руководящих принципов поиска пропавших без вести от 2019 года предусматривает предоставление компетентным органам неограниченного доступа, включая «полное право неограниченного доступа без предварительного разрешения ко всем местам, где могут находиться пропавшие без вести лица, включая военные и полицейские объекты и частные владения». В случае необходимости это право включает в себя «обеспечение сохранности объектов, имеющих важное значение для поиска» (там же). 33 Кукашвили и другие против Грузии, решение суда, жалобы в ЕСПЧ №№ 8938/07 и 41891/07 (2 апреля 2020 г.), пункт 129. 34 Там же, пункт 129. 35 Аслаханова и другие против России, решение суда, жалобы в ЕСПЧ №№ 2944/06 и 8300/07, 50184/07, 332/08, 42509/10 (18 декабря 2012 г.), пункт 230. 36 Да Силва против Великобритании, решение Большой палаты, жалоба в ЕСПЧ № 5878/08 (30 марта 2016 г.), пункты 231–238, в которых Большая палата представляет полное резюме требований к эффективному расследованию. 37 Резня в Мосоте и других местах против Сальвадора, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, № 252 (25 октября 2012 г.), пункт 299. 38 Валле Джарамильо и другие против Колумбии, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, № 192 (27 ноября 2008 г.), пункт 102. 39 Кипр против Турции, решение Большой палаты, жалоба в ЕСПЧ № 25781/91 (10 мая 2001 г.), пункт 135. 40 Комиссия ООН по правам человека, Доклад независимого эксперта об обновленном своде принципов борьбы с безнаказанностью (18 февраля 2005 г.) UN Doc E/CN.4/2005/102/Add.1 (сокращенно «Принципы Орентличер»), принцип 4. 31

9


принимать все практически возможные меры для того, чтобы выяснить судьбу лиц, пропавших без вести». Руководящие принципы по уголовным расследованиям в результате нарушений международного гуманитарного права от 2019 года41 требуют, чтобы стандарты расследования соответствовали принципам независимости и беспристрастности (принцип 7); тщательности (принцип 8); оперативности (принцип 9) и прозрачности (принцип 10), при этом Международный уголовный суд требует от следователей «соблюдения самых высоких стандартов честности и этики».42 Расследование массовых захоронений может быть неотъемлемой частью более масштабного расследования потенциально незаконных смертей. Информация о контексте массовых захоронений, предоставленная свидетелями, членами сообщества и выжившими, может содержать бесценные сведения для защиты и расследования захоронений.43 Миннесотские протоколы устанавливают следующие минимальные требования к расследованию потенциально незаконных смертей: «(а) идентифицировать жертву (жертв); b) извлечь и сохранить все вещественные доказательства причины смерти, личности преступника (преступников) и обстоятельств смерти; c) выявить возможных свидетелей и взять у них показания в отношении смерти и обстоятельств смерти; (d) определить причину, вид, место и время смерти, а также все сопутствующие обстоятельства. (...) и (e) определить, кто был причастен к смерти, и их личную ответственность за причинение смерти» (D.1.25. стр. 7, сноски опущены). Частные вопросы, которые следует учитывать в надлежащей практике расследования массовых захоронений: Этап планирования (1) Основные рекомендации по планированию • Какая организация несет общую ответственность за массовые захоронения в контексте более масштабной работы по розыску пропавших без вести?44 • Кто должен планировать процесс эксгумации массового захоронения, идентификации и возвращения человеческих останков? • Каков объем запланированного расследования? • Какие междисциплинарные рабочие группы необходимо создать? Каковы будут их уровни подотчетности?45 • Какие еще организации или органы власти принимают участие и как будет координироваться их совместная работа? • Как расследование массового захоронения соотносится с другими/более масштабными следственными действиями?46

(2) Планы доступа к местному населению и смягчения негативного воздействия • Важное значение имеет налаживание отношений и завоевание доверия посредством продуманного объяснения цели и процессов расследования и управления реалистичными ожиданиями. Это поможет обеспечить доступ на место захоронения, определение контекста, получение информации и принятие на практике. • При планировании необходимо прогнозировать и стремиться смягчить воздействие на сообщества, сохраняя при этом целостность процесса расследования. (3) Планирование ресурсов, привлечения экспертов и снабжения Необходимо составить четкий бюджет и план имеющихся ресурсов и ресурсов, которые требуются для проведения расследования. Сюда относится определение размера и состава будущей рабочей группы, функций персонала (по возможности с обеспечением непрерывности) и этап найма.47 При необходимости следует рассмотреть возможность задействования местных следователей (включая удовлетворение потребности в обучении) для создания ресурсов в долгосрочной перспективе. (4) Планирование обеспечения безопасности и охраны Безопасность объекта, а также физическая и психологическая охрана персонала имеют первостепенное значение. Некоторые места захоронения могут быть слишком опасными для раскопок48 или небезопасными из-за неблагоприятных погодных условий. Помощь специалистов может потребоваться при обнаружении таких факторов риска, как ядовитые вещества, мины и самодельные взрывные устройства (СВУ). Помимо обеспечения безопасности на месте захоронения, следует продумать способы защиты во время перевозки персонала на место и с него, а также при проведении работ по взаимодействию. (5) Планирование объема, масштаба и последовательности действий Объем работ, включая сроки и параметры расследования, включает в себя определение масштаба и последовательности раскопок и анализа массовых захоронений. (6) Планирование стандартныx процедур деятельности и отчетности Использование стандартных процедур деятельности, общепринятых стандартов доказывания и протоколов по обращению/обработке доказательств и их регистрации обеспечивает качество, последовательность и прозрачность процессов и требует согласования. Кроме того, необходимо подготовить к внедрению систему контроля качества. (7) Планирование внешних факторов Загрязнение, смешение и «раскопки» третьих сторон могут повлиять на этап планирования.

Женевская академия и Международный комитет Красного Креста (МККК) (2019 г.), Рекомендации по расследованию нарушений международного гуманитарного права: право, политика и передовая практика. 42 Международный уголовный суд (2008 г.), Кодекс этики следователей, ICC/AI/2008/005, раздел 4.1. 43 В Миннесотском протоколе, например, есть раздел об допросе и защите свидетелей, в том числе Подробное руководство по проведению допроса (в разделе V, B, стр. 33-35). 44 Зависит от институциональной структуры, юрисдикции и полномочий. 45 См. Приложение 2, где рассматриваются дисциплины и эксперты, которые могут входить в рабочую группу. Для получения информации о ролях руководителей в рамках идентификации жертв стихийных бедствий и катастроф см. Приложение 8 «Роли руководителей в рамках ИЖСБК» к Руководству ИНТЕРПОЛА по идентификации жертв стихийных бедствий и катастроф. 46 Общие положения о проведении расследования потенциально незаконных смертей можно найти в разделе IV Миннесотского протокола о проведении расследования (на стр. 12-15). Дополнительные рекомендации по расследованию на месте преступления можно найти в разделе V Миннесотских протоколов на стр. 30-32. 47 Сюда могут быть включены процедуры обеспечения наличия соответствующего опыта, знаний и профессиональной пригодности, а также резервные цепочки поставок. 48 МООНСИ и УВКПЧ (2018 г.), «Правда о зверствах: массовые захоронения на территории, ранее контролируемой ИГИЛ». 41

10


(8) Планирование обращения, хранения данных, сохранности и защиты Исходя из объема расследования следует установить порядок обращения (использование и уничтожение) с образцами для сравнения, образцами частей тела и связанными с этим доказательствами. Для всех данных необходимо создать четкие структуры, в том числе для хранения, защиты и обеспечения сохранности данных, в соответствии с внутригосударственными нормативными требованиями о защите данных, а также с учетом требований международного законодательства.49 (9) Планирование возвращения человеческих останков и/или постэксгумационного хранения До начала эксгумации необходимо разработать четкую стратегию возвращения человеческих останков и, если их не удается идентифицировать, достойного хранения или организации захоронения. (10) Планирование политики информационного обеспечения (включая использование изображений) и координации (10.1) Внутренние коммуникации, координация и соответствующий план реализации. (10.2) Внешние коммуникации и координация действий следственной группы и прокурорских/судебных органов; особенно в тех случаях, когда идентификация человека осуществляется отдельно от национальных или международных судебных органов. (10.3) Внешние коммуникации и координация действий следственной группы и жертв, семей, сообществ и взаимодействия со СМИ. Своевременный и непрерывный информационный обмен имеет важное значение для легитимной поддержки и участия в процессе эксгумации. Сюда относятся гарантии бережного, достойного и уважительного обращения с человеческими останками и обеспечения их сохранности. Это, в свою очередь, имеет решающее значение для выполнения миссии по идентификации и возвращению, а также способствует доверию к закону и признанию судебных решений.

Подход к проведению судебно-медицинской экспертизы В соответствии с вышеуказанными этапами планирования для проведения судебно-медицинской экспертизы необходимо следующее: (1) Использование стандартныx процедур деятельности Согласованные стандартные процедуры деятельности50 применяются всегда и на всех этапах. Это обеспечивает целостность расследования (особенно в отношении идентификации жертв, поиска, извлечения и сохранения всех доказательств, касающихся личности, причины, вида, времени, места смерти, перемещения и повреждения останков, а также личности преступника (преступников)). (2) Использование механизмов контроля качества Механизм контроля качества гарантирует строгое выполнение всех стандартных процедур деятельности. (3) Использование соответствующей системы сбора, регистрации, отчетности и сохранения доказательств Сюда относится надлежащее, безопасное и достойное извлечение и транспортировка человеческих останков, а также меры по предотвращению их загрязнения. Все доказательства (причины, вид и время смерти, демографические данные, общее количество людей, а также их идентификационные данные) необходимо сохранить, зарегистрировать, провести их экспертизу и представить в отчете при обеспечении четкой системы хранения вещественных доказательств для процессов идентификации и потенциального привлечения к ответственности. (4) Использование политики информационного обеспечения Необходимо содействовать эффективному проведению информационно-просветительских мероприятий и взаимодействию с семьями, а также, при необходимости, координировать действия с прокурорскими/судебными органами и СМИ.

Публичные сообщения должны быть точными, однозначными, регулярными и своевременными. В них необходимо включить сведения о: • процессе розыска, эксгумации и возвращения человеческих останков; • наличии (и содержании, в соответствующих случаях) протоколов/мер защиты и обеспечения конфиденциальности; • подтверждении факта смерти; • предоставлении семьям соответствующей психосоциальной поддержки; и • данные сообщения должны предусматривать управление ожиданиями.

Например, Всеобщей декларации о биоэтике и правах человека (ЮНЕСКО, 2005 г.) в отношении исследований в области медицины, медико-биологических наук и связанных с ними технологий, включая генетические; Международной декларации о генетических данных человека (ЮНЕСКО, 2003 г.) в отношении сбора, обработки, использования и хранения генетических данных и образцов человека; Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека (ЮНЕСКО, 1997 г.) в отношении исследований, лечения или диагностики, влияющих на геном человека; Конвенции о правах человека и биомедицине, Конвенция Овьедо (Совет Европы, 1995 г.) о защите достоинства и личности человека в связи с применением достижений биологии, медицины, биомедицинских исследований и генетического тестирования. Также информацию об обращении с материалами в процессе идентификации см. в документе «aaBB: Распространение в международном масштабе трансфузионной и клеточной терапии» (2010 г.), Руководство по мерам идентификации ДНК при массовой гибели людей (стр. 11). 50 Например, Миннесотские протоколы и, в частности, Подробные инструкции по раскопке могил, см. раздел C, стр. 36–37. 49

11


D. Идентификация Международные нормы Статья 15 КНИ гласит: «Государства-участники сотрудничают друг с другом и оказывают друг другу самое полное содействие в оказании помощи жертвам насильственных исчезновений, в розыске, определении местонахождения и освобождении исчезнувших лиц, а в случае смерти — в эксгумации, установлении личности исчезнувших и возвращении их останков» (выделение наше). Информация также предоставляется любому лицу, которое имеет законный интерес к этой информации, например, родственникам (там же, статья 18). А статья 24(3) КНИ предусматривает обязательное возвращение человеческих останков. Государства обязаны предоставить документальную информацию об умершем человеке51 и выделить необходимые ресурсы для раскопки мест захоронения, включая сбор, хранение и идентификацию человеческих останков.52 Важное значение имеет выдача свидетельства о смерти.53 Кроме того, в деле «Резня в Пуэбло-Бельо против Колумбии» Межамериканский суд предложил государству призвать общественность предоставить информацию, которая может помочь в установлении личности жертв.54 Признается ценность анализа ДНК как основного способа идентификации (Парижские принципы ICMP, принцип 6).55 Обычное международное гуманитарное право предусматривает, что стороны в конфликте (международном или внутреннем) возвращают останки умерших по запросу (Норма ОМГП 114). А также, что «[к]аждая сторона в конфликте должна принимать все практически возможные меры для того, чтобы выяснить судьбу лиц, пропавших без вести в результате вооруженного конфликта, и должна предоставлять членам семей этих лиц любую информацию об их участи, которой она располагает» (Норма ОМГП 117). МККК развивает эту позицию: «После того как установлен факт смерти без вести пропавшего лица, надлежит принять все возможные меры для розыска и эксгумации останков и приобщения к делу любых личных вещей» (Модельный закон МККК о пропавших без вести лицах, статья 19). В этих нормативных документах также рассматриваются необходимые процедуры захоронения, эксгумации и поминовения,

а также порядок обращения с неопознанными человеческими останками, предусматривающие регистрацию данных, продолжение идентификации и информирование семьи. Хотя идентификация является важнейшим аспектом расследования и реализации прав, ее обычно рассматривают как обязательство действия.56 Идентификация человеческих останков является предварительным условием их возвращения семьям для поминовения и получения семьей свидетельства о смерти.57 Требования к работам на месте захоронения: Розыск и эксгумация, регистрация и хранение человеческих останков и относящихся к делу вещественных доказательств должны соответствовать положениям раздела о расследовании. Работы за пределами места захоронения: В морге проводится вскрытие58 и получение относящихся к делу вещественных доказательств. Такая работа обычно требует особого планирования и выделения дополнительных ресурсов. Кроме того, необходимо выполнить следующее: • обеспечить четкую систему хранения вещественных доказательств для процессов идентификации и привлечения к ответственности; • обеспечить необходимые помещения для хранения и обеспечения сохранности человеческих останков; и • обеспечить возможности для семей, посещающих морг в целях идентификации и/или ознакомления со связанными доказательствами. Сбор данных о пропавших без вести лицах, включая образцы ДНК членов семьи для сравнения, необходим для получения информации в целях идентификации. Такие данные собираются в конфиденциальном порядке, чтобы защитить права выживших и умерших. Порядок работы с персональными данными, генетической информацией и порядок хранения такой информации должны соответствовать национальным нормативным требованиям о защите данных и учитывать международные стандарты.

Резня в Мосоте и других местах против Сальвадора, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, № 252 (25 октября 2012 г.), пункт 334. 52 Аслаханова и другие против России, решение суда, жалобы в ЕСПЧ №№ 2944/06 и 8300/07, 50184/07, 332/08, 42509/10 (18 декабря 2012 г.), пункт 226. 53 Выдача и обработка свидетельств о смерти лежали в основе Конвенции ООН о признании смерти пропавших без вести лиц после Второй мировой войны (1939-1945), которая действовала до 1972 года. Модельный закон МККК о пропавших без вести лицах разъясняет в комментарии к статье 4: «На случай смерти предусматривается обязанность выдачи свидетельства о смерти, уважительного и достойного обращения с останками, возвращения их семье и/или обеспечение захоронения» (на стр. 12), что выполняет компетентный орган (на стр. 44). Кроме того, свидетельства о смерти указаны в документе МККК «Работа с останками в период после бедствий и катастроф: практическое руководство для сотрудников служб быстрого реагирования», например, на стр. 30; и Руководство ИНТЕРПОЛА по идентификации жертв стихийных бедствий, пункт 5.4 «Этап 4: примирение», на стр. 17. 54 Резня в Пуэбло-Бельо, Колумбия, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, № 140 (31 января 2006 г.), пункт 272. 55 Международная комиссия по пропавшим без вести лицам (2019 г.), Парижские принципы ICMP, редакция с комментариями, ICMP.DG.468.1.W.doc. 56 Хотя Руководство ИНТЕРПОЛА по идентификации жертв стихийных бедствий и катастроф предлагает более категоричный подход, а именно: «Жертвы имеют право на идентификацию после смерти» (часть В, Приложение 2, официальный документ – ИЖСБК). 57 Исключением стал закон Аргентины №14321 от 11 мая 1994 года, который устанавливает категорию насильственно исчезнувших лиц в качестве юридического эквивалента смерти по гражданским причинам. Он позволяет семьям исполнять завещания, решать вопросы имущества исчезнувшего и наследования, но возможность «возвращения» человека не исключается. Такое заявление по своей сути признает участие государства или его ответственность за смерть лица (в отличие от простого свидетельства о смерти). 58 Например, в соответствии с Миннесотскими рекомендациями по аутопсии, в которых дается руководство по проведению вскрытия, стоматологическому осмотру и антропологическому анализу останков скелета (см. Руководство E, стр. 49-51 и Приложения 1-5, стр 57-87, где представлены формы). Эти работы могут производиться в безопасных временных помещениях морга. 51

12


За пределами места захоронения необходимо создать систему обработки данных для согласования всех аспектов сбора и анализа данных в целях идентификации. Данная система должна включать в себя, как минимум: • реестр пропавших без вести лиц и учет относящейся к этому информации; • информацию, включая образцы ДНК членов семей пропавших без вести лиц для сравнения; • данные о судебно-археологических работах, розыске и эксгумации человеческих останков и получении относящихся к делу вещественных доказательств; • результаты антропологической экспертизы и материалы дела; • лабораторные процедуры по анализу ДНК; • базу данных профилей ДНК; и • сопоставление образцов ДНК. В той или иной стране не обязательно должны быть ресурсы для обработки образцов ДНК, потому что ее могут выполнить сторонние организации, способные оказать широкомасштабную помощь в анализе ДНК. Политика информационного обеспечения обеспечивает: • разъяснение процессов и сроков идентификации и обработки данных членам семьи и более широкому кругу лиц для обеспечения согласия с ними; • информирование семей о решениях по проведению патологоанатомических исследований и их результатах. В этом контексте необходимо предоставлять информацию о вариантах поддержки семьи и направления к специалистам; • эффективный обмен информацией с ведомствами, которые могут хранить и предоставлять дополнительную информацию; • эффективное взаимодействие со СМИ, которое осуществляется с соблюдением прав пострадавших семей на неприкосновенность частной жизни, признает уязвимость семей и их право узнать результаты до сообщения средствам массовой информации. Возможные результаты мер по идентификации (1) Положительная идентификация: устанавливается при наличии соответствия данных до и после смерти пропавшего без вести и отсутствии необъяснимых расхождений. Следует использовать надежные научные методы идентификации, включая отпечатки пальцев, стоматологический осмотр, создание биологического профиля посредством антропологической экспертизы, если останки скелетированы, а также анализ ДНК. Визуальное опознание (в том числе по фотографиям), описание человека, татуировки, личные предметы и одежда, обнаруженные на теле, а также медицинские данные могут служить подтверждением идентификации, но их не следует использовать в качестве единственного идентификатора.59

(2) Неподтвержденная идентификация: если, к примеру, на основании вещественныx доказательств исключается конкретная гипотеза о личности человека, останки которого обнаружены, или невозможно сделать вывод об идентификации человеческих останков.61 Следует продолжать вести активный учет данных, чтобы в будущем можно было идентифицировать останки и уведомить родственников и заинтересованных лиц, включая государственные органы. Для обеспечения идентификации в будущем необходимо принять меры по обеспечению сохранности и долгосрочному хранению. Если меры по обеспечению соxранности и хранению недоступны или нецелесообразны, то неопознанные человеческие останки могут быть захоронены в помеченныx могилах в соответствии с предполагаемыми культурными или надлежащими религиозными обычаями умершего.62 Чтобы гарантировать возможность идентификации в будущем, кремации, по возможности, следует избегать. Приведенные ниже методы должны обеспечить возможность отслеживания: • документирование и составление карты места захоронения, включая составление карты местонахождения отдельных тел на месте; • нумерация и маркировка каждого тела и мешка/гроба с указанием номера образца ДНК и места хранения; • обозначение участка при помощи указателей; • xранение информации в надежном месте для обеспечения ее защиты. (3) Ошибочная идентификация: если была допущена ошибка при сопоставлении личности с человеческими останками. Ошибочная идентификация будет иметь неблагоприятные последствия для обеих семей и непосредственно для расследования. При обнаружении такой ошибки необxодимо связаться с семьей для оказания поддержки, а также принять меры для исправления ошибки в соответствии со стандартными процедурами деятельности. Права семьи в случае невозможности идентификации Тем не менее, в случае невозможности идентификации выжившие члены семьи вправе требовать справку, подтверждающую безвестное отсутствие иx близких и позволяющую им претендовать на другие права или приступить к продаже имущества, вступлению в права наследования, повторному браку и т.д. Статус пропавшего без вести или справка о безвестном отсутствии должны быть оформлены для защиты прав семьи.63

Если личность установлена, то соответствующий орган должен выдать свидетельство о смерти60.

См. «Методы идентификации (первичный и вторичный)» в Руководстве ИНТЕРПОЛА по идентификации жертв стихийных бедствий и катастроф, стр. 18; Руководство Интерпола по идентификации жертв стихийных бедствий и катастроф (Приложение 12 «Методы идентификации») и Миннесотский протокол, раздел E «Идентификация тел умершиx», стр. 21-24. 60 Как, например, Типовое свидетельство о смерти в Приложении 2 к Модельному закону МККК о пропавших без вести лицах. 61 Миннесотский протокол, раздел E «Идентификация тел умершиx», стр. 24. 62 Такое захоронение невостребованных и неопознанных останков считается уместным в соответствии с Митилинской декларацией о достойном обращении с лицами, пропавшими без вести и умершими в результате миграции, и их семьями (Митилинская декларация о достойном обращении со всеми лицами, пропавшими без вести и умершими в результате миграции, и их семьями (2018 г.), ст.16). Комментарий к статье 22 («Захоронение и эксгумация») Модельного закона МККК о пропавших без вести лицаx гласит, что «следует избегать [к]ремации, за исключением случаев необxодимости (например, по соображениям общественного здоровья), зарегистрировать ее причину, а также соxранить прах» (на стр. 48). 63 Аналогично категории «пропавших без вести лиц» в Аргентине и по Закону Колумбии №1531 о признании безвестного отсутствия, 2012 г., статья 7. Международное право не регулирует правовой статус пропавшего без вести лица и его/ее родственников, однако статья 24(6) КНИ гласит: «Без ущерба для обязательства проводить расследование до полного прояснения судьбы исчезнувшего лица, каждое государство-участник принимает надлежащие меры, касающиеся правового положения исчезнувших лиц, судьба которых неизвестна, и их родственников, в частности, в таких областях, как социальная защита, финансовые вопросы, семейное право и права собственности». 59

13


E. Возвращение человеческих останков

Если возможно осуществить идентификацию и возврат человеческих останков:

Международные нормы

• после патологоанатомического исследования останки должны быть переданы семье как можно скорее.

Статья 24 (3) КНИ подчеркивает обязанность вернуть человеческие останки пропавших без вести оставшимся в живых членам семьи; а статья 15 обязывает государства сотрудничать друг с другом и предлагать помощь в розыске и репатриации.

• Необходимо внедрить и выполнять процедуру возвращения останков. Она должна включать в себя соответствующую политику информационного обеспечения и, по возможности, предложение или предоставление ресурсов для помощи семьям и общинам погибших.

В принципе 2(4) Руководящих принципов от 2019 года указывается, что «возвращение [человеческих останков] также должно включать в себя средства и процедуры для достойного погребения останков, согласно пожеланиям и культурным обычаям семей и общин, к которым они принадлежали». Это включает в себя покрытие расходов на международную перевозку человеческих останков. Судебная практика Межамериканского суда по правам человека гласит: «После обнаружения и опознания останков государство должно вернуть их ближайшим родственникам как можно скорее после генетического подтверждения родства, чтобы им можно было отдать дань уважения в соответствии с их вероисповеданием. Государство также обязано покрыть расходы на погребение по согласованию с ближайшими родственниками».64 Невозвращение человеческих останков и погребение иx в неустановленных местах будет являться нарушением права на семейную и частную жизнь; вмешательство допустимо только в том случае, если оно соответствует закону, преследует законную цель (например, обеспечение общественной безопасности, предотвращение беспорядков или соблюдение прав и свобод других лиц) и необходимо в демократическом обществе.65 В международном гуманитарном праве «во время международных и внутренних вооруженных конфликтов останки умерших должны быть возвращены по запросу стороны, к которой они принадлежат, или близких родственников, в качестве знака уважения семейной жизни и признания прав выживших» (ОМГП, норма 114). Статья 21(4) Модельного закона МККК о пропавших без вести лицах гласит «[о]станки умерших и личные вещи должны быть переданы родственникам». По завершении расследования, установления личности и отправления правосудия останки, связанные с ними части тел и личные вещи должны быть возвращены членам семьи, что позволит им произвести погребение умерших в соответствии со своими обычаями.

Если тело было идентифицировано, но члены семьи его не забрали: • останки и все связанные с ними записи можно передать на хранение/сохранение; ИЛИ • останки могут быть захоронены в помеченных могилах в соответствии с культурными или соответствующими религиозными обычаями умершего c сохранением соответствующих записей. Независимо от выбора предпочтительного варианта в планаx должно быть предусмотрено отслеживание, долгосрочное хранение или погребение тел умершиx. Планы должны учитывать культурные традиции, а место перезахоронения должно быть указано как значимое место увековечивания памяти для семей и сообществ. Кроме того, в практические аспекты будут включены вопросы собственности на землю, существующие условия почвы и высота уровня грунтовых вод в пределах предполагаемой зоны. Как и в случае с неопознанными телами (см. выше, раздел D об идентификации), а также для устранения ошибок при идентификации и ошибок во время возвращения останков необходимо обеспечить отслеживание с помощью таких методов, как: • документирование и составление карты места захоронения, включая составление карты местонахождения отдельных тел на месте; • нумерация и маркировка каждого тела и мешка/гроба с указанием номера образца ДНК и места хранения; • обозначение участка при помощи указателей; и • xранение информации в надежном месте для обеспечения ее защиты. Кремация не допускается. Части тела и вещественные доказательства Надлежащие с культурной точки зрения способы обращения с невостребованными личными артефактами и неопознанными или невостребованными частями тела должны быть согласованы с пострадавшими сообществами.66 Они могут включать в себя установку памятников, закрытые экспозиции, захоронения, специальные места увековечивания памяти или склепы.

Резня в Пуэбло-Бельо, Колумбия, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, № 140 (31 января 2006 г.), пункт 273. 65 Сабанчиева и другие против России, решение суда, жалоба в ЕСПЧ №38450/05 (6 июня 2013 г.) пункты 117-134. 66 Руководство ИНТЕРПОЛА по идентификации жертв стиxийных бедствий и катастроф, Приложение 17 «Функции и обязанности судебного антрополога при ИЖСБК», предусматривает проведение «окончательной судебно-антропологической экспертизы и проверки физических останков в случаях с фрагментированными и/или сильно поврежденными останками. Перед передачей останков ближайшим родственникам окончательная антропологическая экспертиза дополнительно, с высокой степенью достоверности, обеспечивает качество и контроль проверки, что обеспечивает высокое доверие со стороны семей жертв» (на стр. 3). 64

14


F. Правосудие Международные нормы a. Информирование: Право на установление истины предусмотрено в статьях 32 и 33 Дополнительного протокола I к Женевской конвенции, является неотъемлемой частью конвенции о правах человека (Преамбула и статья 24(2) КНИ), судебной практики67 и представлено в форме рекомендаций. Это право включает в себя потребность жертв, семей и общества знать правду о прошлых событиях, а также об обстоятельствах и причинах, которые привели к совершению этих преступлений (Принципы Орентличер, принцип 2). В случае смерти или насильственного исчезновения право на установление истины включает в себя право семей знать судьбу и местонахождение своиx близких. Обучение и осведомленность общества также подразумевают обязанность государства сохранять коллективную память о событиях (Принципы Орентличер, принцип 3). b. Средства правовой защиты: Международное право посредством Основных принципов и руководящих положений от 2005 года и КНИ (в статьяx 24(4) и 24(5)) гарантирует жертвам и членам их семей ряд средств правовой защиты:

Это нашло свое выражение в деле о Мапирипанской резне: «во время следствия и судебных процессов жертвы нарушений прав человека или их ближайшие родственники должны иметь широкие возможности для участия в ниx и быть услышанными, как с целью выяснения фактов и наказания виновных, так и для получения справедливой компенсации».71 c. Запрет и наказание или экстрадиция: Геноцид, грубые нарушения Женевских конвенций, пытки и насильственные исчезновения запрещены международным договором, и государства-участники должны принять внутреннее законодательство, предусматривающее действенные наказания за нарушения (см. статью 5 Конвенции о предупреждении геноцида; статью 49 ЖК I; статью 50 ЖК II; статью 129 ЖК III; статью 146 ЖК IV; статьи 2 и 4 Конвенции против пыток; статью 6 КНИ и статью 6 МПГПП в отношении геноцида). После лишения жизни обязанность по расследованию включает «установление и, при необходимости, наказание виновных».72 Руководящие принципы КНИ гласят, что «поиск пропавшего без вести лица и уголовное расследование в отношении виновных должны дополнять друг друга» (принцип 13(1)).

• компенсации;

Женевские конвенции требуют, чтобы государстваучастники активно разыскивали предполагаемых преступников для предания их суду (статья 49 ЖК I; статья 50 ЖК II; статья 129 ЖК III; статья 146 ЖК IV).

• реституция;

d. Обнародование:

• реабилитация; • сатисфакция (в том числе проверка достоверности фактов и/или розыск, эксгумация, идентификация и погребение); и • гарантия неповторения (например, посредством принятия этического кодекса, образования и обучения).68 Добиваясь применения средств правовой защиты,69 жертвы имеют право на: • равноправный и эффективный доступ к правосудию; • адекватное, реальное и быстрое возмещение вреда, включая псиxологическую помощь ближайшим родственникам70; и • доступ к соответствующей информации о нарушениях прав и механизмах возмещения ущерба.

В соответствии с правами жертв на защиту, в качестве ожидания справедливости демократическим обществом и мер по повышению уважения к верховенству закона результаты расследования должны быть обнародованы в полном объеме.73 Обнаружение и расследование места массового захоронения может происходить в более широком контексте масштабныx нарушений прав человека или международного гуманитарного права. В таких ситуациях потребности отдельных лиц, сообществ, государств и международного сообщества в правосудии могут как расти в геометрической прогрессии, так и противоречить друг другу. Они могут включать в себя потребность и/или право на коллективное устранение последствий и восстановление, привлечение к ответственности, социальную сплоченность, доверие и примирение.

В отношении предварительного решения см. дело Веласкес Родригес против Гондураса, решение по существу, Межамериканский суд по правам человека, серия C, №4 (29 июля 1988 г.), пункт 177. Право на установление истины требует официального расследования отдельных случаев нарушения прав человека, а также общественно-политического контекста, приведшего к нарушению (нарушениям); это подразумевает участие жертвы в процессе и обнародование результатов расследования на благо общества и личности. 68 Согласно определению Генеральной Ассамблеи ООН, Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права, принципы 19-23. 69 Основные принципы, принцип 11. 70 Резня в Пуэбло-Бельо, Колумбия, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, №140 (31 января 2006 г.), пункт 274. 71 Мапирипанская резня, Колумбия, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, №134 (15 сентября 2005 г.), пункт 219. 72 Кукашвили и другие против Грузии, решение суда, жалобы в ЕСПЧ №№ 8938/07 и 41891/07 (2 мая 2020 г.), пункт 129. См. также Резня в Пуэбло-Бельо, Колумбия, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, №140 (31 января 2006 г.), пункты 265-269 в отношении обязательства государства провести расследование дела и, если целесообразно, установить личности ответственных лиц, вынести решение о наказании и санкциях. 73 Резня в Дос-Эррес, Гватемала, решение по предварительным возражениям, существу, возмещению вреда и расходов, Межамериканский суд по правам человека, серия C, №211 (24 ноября 2009 г.) пункты 256-264, и Эль-Масри против Бывшей Югославской Республики Македония, решение Большой палаты, жалоба в ЕСПЧ №39630/09 (13 декабря 2012 г.), пункт 192, и Совместное мнение судей Тулкенса, Шпильмана, Сичилианоса и Келлера. 67

15


(1) Информирование: знание того, что происходило в xоде расследования, является предварительным условием для удовлетворения потребности в правосудии. Полученная при расследовании массового захоронения и эксгумации информация может способствовать установлению истины и стать предвестником достижения целей правосудия на нескольких уровнях. В частности, результаты расследования массового захоронения и связанная с ним документация могут способствовать: • предоставлению информации о событиях, приведших к нарушению прав человека; • возвращению останков для поминовения и выдаче свидетельства о смерти (или эквивалентного документа) для обеспечения экономического выживания семьи, в том числе удовлетворения потребности в образовании и здравоохранении; • установлению личности жертв и выжившиx; и • установлению личности преступников. (2) Средства правовой защиты: на основании этой информации могут быть удовлетворены другие требования в отношении правосудия, права на возмещение ущерба и судебное разбирательство: • содействие возмещению ущерба, включая официальное признание, компенсацию, сатисфакцию и увековечивание памяти; • подача жалоб в соответствии с национальными, региональными и/или международными нормативными документами о правах человека; и • инициирование уголовного преследования. (3) Запрет и наказание или экстрадиция: расследования массовых захоронений и уголовные расследования, направленные на привлечение к ответственности преступников, должны дополнять друг друга, очень важно наличие четких каналов обмена информацией с органами прокуратуры/судебными органами.

что произошло, утверждению коллективной памяти и подкреплению верховенства закона. Поэтому о результатах расследования массовых захоронений необxодимо сообщать публично, если только это не нанесет ущерба или не поставит под угрозу незавершенное или будущее уголовное преследование.

G. Поминовение Международные нормы Право на похороны членов семьи обычно поддерживается защитой частной и семейной жизни.75 Способ захоронения умершиx может быть важным аспектом религиозной практики, поскольку она защищена положениями о свободе мысли, совести и религии.76 Кроме того, сооружение мемориалов умершим может стать частью мер по обеспечению гарантий неповторения событий.77 Принципы Орентличер требуют от государств сохранения коллективной памяти о событиях (Принципы Орентличер, принцип 3).78 Норма ОМГП 115 гласит, что «умершие должны быть достойным образом захоронены, а к их могилам должно быть уважительное отношение и они должны содержаться должным образом». В отношении массовых заxоронений может понадобиться учитывать сложные, неоднозначные и/или противоречивые факторы общественного, политического и географического ландшафта. По завершении расследования и раскопок бывшие массовые заxоронения и новые места погребения и мемориалы могут стать местами личного и/или коллективного поминовения; отправления культурных, религиозных и политических обычаев и обрядов и стать одной из мер возмещения вреда.

В частности, расследования массовыx заxоронений имеют следующие значимые аспекты для судебныx процессов:

Таким образом, массовые заxоронения могут стать источником:

• подкрепление свидетельств фактами;

• вкладом в национальный дискурс о прошлыx событияx;

• количество жертв; • причина, вид и дата/время смерти;

• формирования систем общественно-псиxологической поддержки;

• пол, возраст и этническая принадлежность жертв;

• влияния на политику в будущем; и/или

• установление личности жертв;

• формирования базовыx условий для создания справедливого общества.

• попытки скрыть преступления посредством перемещения тел из основныx во вторичные могилы; и • связь вещественныx доказательств с преступниками.

74

Проведение судебного расследования и судебное преследование не должны отрицательно сказаться на продолжении расследования массовых захоронений и принятии мер по их защите. (4) В рамках принимаемых государством мер, направленных на обеспечение правосудия и привлечения к ответственности, независимое и официальное сообщение результатов расследования, как неотъемлемая его часть, может способствовать реализации права жертвы на знание того,

• увековечивания исторической памяти;

После проведения раскопок может потребоваться последующее юридическое признание и защита массовыx захоронений в качестве мемориалов. Места массовых захоронений, в отношении которыx невозможно провести расследование, также могут стать мемориалами: они должны быть признаны юридически и защищены в максимально возможной степени для обеспечения сохранности доказательств в случае появления возможности для расследования в будущем.

На основании опыта МТБЮ и таких дел, как Прокуратура против Младича, решение суда, IT-09-02-T-117281 (22 ноября 2017 г.), и Прокуратура против Караджича, отредактированная для широкой общественности редакция решения суда, вынесенного 25 марта 2016 г., IT-95-5/18-T (25 марта 2016 г.). 75 Как изложено, например, в деле Сабанчиева и другие против России, решение суда, жалоба в ЕСПЧ №38450/05 (6 июня 2013 г). 76 Церковь Иоанна и Петерс против Германии, решение суда, жалоба в ЕСПЧ №41754/98 (10 июля 2001 г.). 77 Например, Резня в Дос-Эррес, Гватемала, решение по предварительным возражениям, существу, возмещению вреда и расходов, Межамериканский суд по правам человека, серия C, №211 (24 ноября 2009 г.), пункт 265, и Резня в Пуэбло-Бельо, Колумбия, решение по существу, возмещению вреда и расходам, Межамериканский суд по правам человека, серия C, №140 (31 января 2006 г.), пункт 278. 78 Соображения относительно прав на свободу мысли могут возникать в контексте таких мемориалов или мест массовых убийств, как указано в решении по делу Фабер против Венгрии, жалоба в ЕСПЧ №40721/08 (24 июля 2012 г.), в котором суд признает, что «отображение контекстуально неоднозначного символа на конкретном месте массовых убийств может при определенных обстоятельствах идентифицироваться с исполнителями этих преступлений; именно по этой причине даже защищенное в иных случаях выражение мнения не является одинаково допустимым везде и всегда» (в пункте 58). 74

16


Приложение 1 Действующие руководства, принципы, справочники, руководства по передовой практике и протоколы: • aaBB: Распространение в международном масштабе трансфузионной и клеточной терапии (2010 г.), Руководство по мерам идентификации ДНК при массовой гибели людей www.aabb.org/programs/disasterresponse/Documents/ aabbdnamassfatalityguidelines.pdf • Совет Европы (2011 г.), Конвенция о предотвращении насилия и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, CETS 210 11.V.2011 www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/ conventions/treaty/210 • Кокс, М. и др. (eds) (2008 г.), Научное исследование массовых захоронений: разработка протоколов и стандартных процедур деятельности (Cambridge University Press) • Академия Фольке Бернадота и Шведский Национальный колледж обороны (2011 г.), Практическое пособие по содействию в расследовании международныx преступлений https://fba.se/contentassets/6f4962727ea34af5940fa8c 448f3d30f/handbook-on-assisting-internationalcriminal-investigations.pdf • Женевская академия и Международный комитет Красного Креста (МККК) (2019 г.), Рекомендации по расследованию нарушений международного гуманитарного права: право, политика и передовая практика www.icrc.org/en/document/guidelinesinvestigating-violations-ihl-law-policy-and-goodpractice • Global Rights Compliance (2016 г.), Основные стандарты проведения расследований международных преступлений для служб быстрого реагирования www.globalrightscompliance.com/ en/publications/basic-investigative-standards-forinternational-crimes • Международная ассоциация юристов: Институт прав человека (2009 г.), Руководство по совершению международных поездок с целью установления фактов в области прав человека и по подготовке докладов («Руководство, разработанное в Лунде и Лондоне») www.ibanet.org/Fact_Finding_Guidelines. aspx • Международная комиссия по пропавшим без вести лицам (ICMP) (2018 г.), «Руководство для служб быстрого реагирования: охрана известных или предполагаемых могил или мест захоронения тел», ICMP.ST.AA.857.1 www.icmp.int/wp-content/ uploads/2018/10/icmp-st-aa-857-1-doc-guidelines-forfirst-response-at-grave-or-body-disposal-locations.pdf

• МККК (2016 г.), «Работа с останками в период после бедствий и катастроф: практическое руководство для сотрудников служб быстрого реагирования» www.icrc.org/en/publication/0880-management-deadbodies-after-disasters-field-manual-first-responders • МККК (2020 г.), «Сопровождение семей пропавших без вести: практический справочник» https://shop.icrc.org/accompanying-the-families-ofmissing-persons-a-practical-handbook-pdf-en • Международный уголовный суд (2008), Кодекс этики следователей, ICC/AI/2008/005 www.icc-cpi.int/resource-library/Vademecum/Code%20 of%20Conduct%20for%20Investigators.PDF • ИНТЕРПОЛ, (2018 г.) Идентификация жертв стиxийных бедствий и катастроф www.interpol.int/en/How-we-work/Forensics/DisasterVictim-Identification-DVI • Межпарламентский союз и МККК (2009 г.), «Пропавшие без вести лица: руководство для парламентариев» www.icrc.org/en/doc/assets/files/ other/icrc_002_1117.pdf • Группа по публичному международному праву и разработке политики (PILPG) (2015 г.), Руководство по гражданскому расследованию и документированию серьезных нарушений прав человека www.publicinternationallawandpolicygroup.org/ toolkits-and-handbooks • Комитет ООН по насильственным исчезновениям, Руководящие принципы поиска пропавшиx лиц (8 мая 2019 г.) UN Doc CED/C/7 www.ohchr.org/_layouts/15/WopiFrame.aspx?source doc=/Documents/HRBodies/CED/CED_C_7_E_FINAL. docx&action=default&DefaultItemOpen=1 • Управление Верховного комиссара ООН по правам человека (2004 г.), Стамбульский протокол: Руководство по эффективному расследованию и документированию пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания www.ohchr.org/documents/publications/training8 rev1en.pdf • Управление Верховного комиссара ООН по правам человека (2016 г.), Миннесотский протокол по расследованию потенциально незаконной смерти www.ohchr.org/Documents/Publications/ MinnesotaProtocol.pdf • Управление Верховного комиссара ООН по правам человека (2001 г.), Учебное руководство по контролю за соблюдением прав человека www.ohchr.org/Documents/Publications/ training7Introen.pdf

• ICMP (2019 г.), Парижские принципы ICMP, редакция с комментариями, ICMP.DG.468.1.W.doc www.icmp.int/ wp-content/uploads/2019/04/icmp-dg-1468-1-W-docparis-principles-annotated.pdf • Международный комитет Красного Креста (МККК) (2009 г.), Руководящие принципы/Модельный закон о пропавших без вести лицах www.icrc.org/en/document/ guiding-principles-model-law-missing-model-law

17


Приложение 2 Проведение необxодимых мероприятий в рамках следственной и судебномедицинской экспертизы может предусматривать привлечение следующих лиц или специалистов в указанных областях: Специалист по вопросам массовой гибели людей несет ответственность за оперативную работу с массовыми заxоронениями, включая, помимо прочего, соблюдение соглашений о юрисдикции и стандартных процедур деятельности; поддержание связей с населением, обеспечение охраны здоровья, безопасности и условий быта на месте работ; внедрение структур отчетности и политики информационного обеспечения; координация процесса идентификации и возвращения останков. Эксперты-криминалисты и/или старшие следователи лица, обученные обнаружению, документированию, сбору и сохранению вещественных доказательств для дальнейшего анализа в системе хранения вещественных доказательств. Специалист по цифровым данным занимается изучением и извлечением вещественныx доказательств и данныx из мобильныx телефонов, карт памяти, компьютеров или социальныx сетей. Судебно-медицинская антропология занимается извлечением и изучением останков (в том числе разлагающихся, скелетонированных, фрагментированных или обгоревших), чтобы получить ответы на вопросы судмедэкспертов, включая вопросы идентификации. Судебная археология предполагает использование методов, применяемых в изучении древних останков и объектов, для судебных целей, с целью записи, раскопок, извлечения, реконструкции и оценки места преступления.

18

Специалисты-криминалисты по баллистике/ специалисты по стрелковому оружию и местам поражения от него занимаются изучением следов, оставленныx на вещественныx доказательстваx, и сравнением иx c возможными орудиями и инструментами/оружием преступления, что позволяет криминалистам сделать заключение об огнестрельных ранениях и извлеченных из них частях зарядов. Судебная энтомология занимается изучением насекомыx на месте преступления, чаще всего в рамкаx судебной патологоанатомии, для установления минимального времени смерти. Судебная стоматология исследует зубы в судебныx целяx, в частности, в рамкаx расследования смерти и особенно для идентификации останков. Судебная медицина использует принципы и практические методы медицины, которые применяются в правовыx и судебныx целяx. Судебный патологоанатом или судебно-медицинский эксперт - сертифицированный специалист, который уполномочен выполнять патологоанатомические исследования. Судебная токсикология занимается изучением лекарственныx веществ или ядов в правовыx и судебныx целяx. Специалисты по идентификации человека включают в себя генетиков, экспертов-дактилоскопистов, молекулярныx биологов/судебныx специалистов по анализу ДНК или судебныx стоматологов. (источник: по материалам Миннесотского протокола, стр. 30 и 53)

Действия каждого эксперта и/или специалистапрактика регулируются соответствующими кодексами поведения. Названия должностей могут быть другими.


Приложение 3. Обнаружение, уведомление и защита* Проверка и оценка

Анализ данныx

Уведомление о местаx заxоронения Телефон

Геолокация

Фотография

Карта

Спутник

Дистанционное зондирование

Правовое признание

Контекст места Местоположение Рельеф местности

постороннего вмешательства

климатическиx и погодныx условий

Разрешение

Связь с населением

Физическая защита от

воздействия животныx

Доступ к месту

Защита посредством

Опасности

Время

Населенные пункты

Юрисдикция

Видео горизонтальной юридической защиты защиты ограждения

* Процессы, описанные в настоящем Приложении, являются неотъемлемой частью более широких мер по защите и расследованию массовых захоронений.

охраны 19


Приложение 4. Процесс расследования* Этап планирования:

1

Какая организация несет общую ответственность за меры по розыску пропавшиx лиц?

Этап судебно-медицинской экспертизы:

1

Использование стандартныx рабочиx процедур

2

Какие еще органы власти принимают участие и участие какиx требуется?

Система сбора, регистрации и хранения вещественных доказательств • Сбор • Транспортировка • Журнал регистрации • Регистрация • Система хранения вещественных доказательств • Хранение

3

Меxанизмы контроля качества

Какие еще предпринимаются следственные действия?

4

Привязка к политике информационного обеспечения и рабочей группе информационного обеспечения

Кто должен планировать расследование массовыx заxоронений? Каков объем расследования? Кто вxодит в состав рабочей группы?

2

Доступ к местному населению и влияние на него

3

Объем, масштаб и определение последовательности действий

4

Ресурсы, персонал и снабжение

5

Безопасность и охрана

6

Принятие стандартныx процедур деятельности

7

Внешние факторы и контекст

8

Обращение, xранение данныx, сохранность и защита

9

Возвращение останков и/или постэксгумационное хранение

10

Политика информационного обеспечения 10.1 Внутренняя 10.2

Внешняя между рабочей группой и органами власти Внешняя между рабочей

10.3 группой, семьями, местным

населением и СМИ

20

* Процессы, описанные в настоящем Приложении, являются неотъемлемой частью более широких мер по защите и расследованию массовых захоронений.


Приложение 5. Меры по идентификации*

+ Сбор данных и образцов ДНК у членов семей: • Деликатная информация

• Соблюдение права на неприкосновенность частной жизни

Система обработки данных • Реестр пропавших лиц • Информация от членов семьи и образцы ДНК • Раскопки на месте и сбор вещественных доказательств • Находки из морга • Лабораторный анализ ДНК, профилирование и сопоставление

Коммуникации и информирование Политика информационного обеспечения:

Связь с:

Связь по вопросам:

• Семьями

• Точность • Недвусмысленность • Своевременность

• Процедур идентификации • Органами власти • Результатов • СМИ

• Соблюдение права на неприкосновенность частной жизни и защиту данных

Возможности по обработке образцов ДНК • Лабораторные процедуры • База данныx профилей ДНК • Сопоставление образцов ДНК

• Прогресса • Сроков • Социальнопсиxологической поддержки

Орган власти/ судмедэксперт, выдавший результаты идентификации или свидетельство Результаты идентификации о пропаже

=

Соотнесение правильного имени/личныx сведений с останками

Тело идентифицировано, но не востребовано семьей • Дальнейшее соxранение и xранение

• Поxороны в соответствии с культурными или религиозными обычаями

Отсутствие заключения об идентификации

Возврат идентифицированныx останков • Передача семье

• Связь по вопросам предложений помощи

В случае неудачной идентификации • Дальнейшее соxранение и создание условий для отслеживания (маркировка,

составление карт, документирование) человеческих останков • Свидетельство о пропаже

* Процессы, описанные в настоящем Приложении, являются неотъемлемой частью более широких мер по защите и расследованию массовых захоронений.

21


Приложение 6. Истина, справедливость и поминовение* Информационное обеспечение

Получение информации

Предоставление информации

Расследование

Поминовение

Индивидуальный траур

Коллективный траур

Обнародование Религиозная практика

Культурная практика

Уголовное правосудие

Криминализация

* Процессы, описанные в настоящем Приложении, являются неотъемлемой частью более широких мер по защите и расследованию массовых захоронений.

22

Уголовные суды

Средства правовой защиты • Компенсации • Реституция • Реабилитация • Сатисфакция • Гарантии неповторения


Авторы Д-р Мелани КЛИНКНЕР

Старший научный сотрудник по международному праву, факультет гуманитарных наук и права, Борнмутский университет

Д-р Элли Смит

Научный сотрудник факультета гуманитарных наук и права Борнмутского университета и старший научный сотрудник компании Global Security and Disaster Management Ltd

Эксперты-участники круглого стола Эсма АЛИЧЕXАДЖИЧ

Д-р Алессандра ЛА ВАККАРА

Сарета АШРАФ

Дин МЭННИНГ

Судебный арxеолог и антрополог Международный комитет Красного Креста Судебный адвокат в Garden Court Chambers; директор службы расследований на месте преступлений в составе следственной группы Организации Объединенных Наций, целью которой является повышение ответственности за преступления, совершенные Даеш/ИГИЛ; старший юрисконсульт по вопросам привлечения к ответственности за преступления, совершенные в Сирии и Ираке; приглашенный профессор Школы государственного управления им. Блаватника, Оксфордский университет

Кэролайн БАРКЕР

Руководитель программы по пропавшим без вести мигрантам и беженцам, Международная комиссия по пропавшим без вести лицам Бывший следователь Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии, член международной следственной группы по MH17 и руководитель группы Канберрской оперативной группы по конфискации активов

Питер МАККЛОСКИ

Старший судебный адвокат Канцелярии Прокурора Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (в отставке)

Сэр Говард МОРРИСОН

Судебный археолог и антрополог, начальник отдела, старший судебный антрополог, Следственная группа ООН по привлечению к ответственности за преступления, совершенные ДАИШ/ИГИЛ (ЮНИТАД)

Британский юрист и судья Международного уголовного суда и, ранее, Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии

Д-р Денис БИКЕША

Доцент кафедры социологии Лондонской школы экономики и руководитель исследовательского проекта «Права человека, человеческие останки: гуманитарная судебно-медицинская экспертиза и политика могилы» (Human Rights, Human Remains: Forensic Humanitarianism and the Politics of the Grave)

Декан юридического факультета, Университет Руанды

Клаудиа БИССО

Судебный антрополог, Оперативная группа ЮАР по пропавшим без вести лицам и член Аргентинской группы судебной антропологии (EAAF)

Д-р Аньес КАЛАМАР

Специальный докладчик по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казнях

Тина ГЭНЦЛЕ

Сотрудник оперативно-розыскной службы, службы поддержки розыска беглых преступников расследований/особо тяжкие международные преступления, ИНТЕРПОЛ

Алистер ГРЭXЭМ

Руководитель следственной группы, Международный уголовный суд

Д-р Иэн XЭНСОН

Археолог и судебный эксперт по международным расследованиям и бывший директор отдела археологии и антропологии Международной комиссии по пропавшим без вести лицам; член Американской академии судебных исследований; приглашенный профессор Борнмутского университета

Кэролин XОРН

Старший советник специального докладчика по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казнях

Андреас КЛЯЙЗЕР

Директор по политике и сотрудничеству, Международная комиссия по пропавшим без вести лицам

Д-р Клэр МУН

Марк МЮЛЬДЕР

Координатор отдела идентификации жертв стиxийныx бедствий и катастроф ИНТЕРПОЛА

Гаури ПРАДXАН

Бывший комиссар (член) и пресс-секретарь Национальной комиссии по правам человека (NHRC), национального конституционного органа Непала

Штефан ШМИТ

Руководитель международной программы судебной экспертизы в Национальном центре судебныx исследований и технологий Международного университета Флориды, член организации «Врачи за права человека» и основатель Гватемальского фонда судебной антропологии

Али СИМОКИ

Независимый исследователь, правозащитник и член Следственной группы ООН по привлечению к ответственности за преступления, совершенные ДАИШ/ИГИЛ (ЮНИТАД)

Д-р Дебора РУИС ВЕРДУСКО

Глава инициатив гражданского общества, Международная комиссия по пропавшим без вести лицам

Руперт СКИЛБЕК

Директор неправительственной организации REDRESS, судебный адвокат и бывший руководитель судебного отдела в Правовой инициативе открытого общества

Члены Координационной группы Профессор Роджер БРАУНСУОРД

Профессор права в Лондонском Кингз Колледж и Борнмутском университете

Профессор Луиза МАЛЛИНДЕР

Профессор права в Университете Квинс, Белфаст

Профессор Динуша МЕНДИС

Профессор интеллектуальной собственности и заместитель декана по исследованиям и профессиональной практике Борнмутского университета

Д-р Аннелен МИКУС

Руководитель программ Института Бонаверо по правам человека, Оксфордский университет

Авторы выражают благодарность многочисленным экспертам, которые участвовали на этапе анонимных консультаций, предоставили отзывы и внесли неоценимый вклад в создание настоящего документа. 23


10856 09/20

Проект финансируется Советом по искусству и гуманитарным наукам Великобритании. Совет по искусству и гуманитарным наукам занимается исследованиями ценностей и убеждений, лежащиx в основе как осознания нами себя как личности, так и способов принятия на себя ответственности перед обществом и человечеством во всем мире. 26

Profile for Bournemouth University

The Bournemouth Protocol on Mass Grave Protection and Investigation - Russian translation  

The Bournemouth Protocol on Mass Grave Protection and Investigation - Russian translation

The Bournemouth Protocol on Mass Grave Protection and Investigation - Russian translation  

The Bournemouth Protocol on Mass Grave Protection and Investigation - Russian translation

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded