Page 1


misc. № 5 (5), май 2010. Авторы: Ник Сатурнов · nicksaturnov@gmail.com, Дмитрий Веснин · vesnind@gmail.com Оформление: Игорь Сергеев · t.peterburg@gmail.com В наборе использован шрифт PT Sans компании «ПараТайп».

Эта работа распостраняется под лицензией Creative Commons AttributionNoncommercial 3.0 Unported. Это означает, что вы можете свободно копировать, распространять, а также переделывать данное произведение в некоммерческих целях на условиях указания авторства работы или ее частей. Чтобы ознакомиться с образцом этой лицензии, посетите creativecommons.org/licenses/by-nc-sa/3.0/ или отправьте письмо в Creative Commons: 171 Second Street, Suite 300, San Francisco, California, 94105, USA.

2 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

LP

Noize MC · Последний альбом Janelle Monáe · The ArchAndroid Crystal Castles · Crystal Castles Broken Social Scene · Forgiveness Rock Record The National · High Violet Flying Lotus · Cosmogramma Foals · Total Life Forever The Dead Weather · Sea of Cowards The Divine Comedy · Bang Goes the Knighthood Wild Nothing · Gemini Sleigh Bells · Treats Gayngs · Relayted Male Bonding · Nothing Hurts Japandroids · No Singles Tame Impala · Innerspeaker Indian Jewelry · Totaled Beach Fossils · Beach Fossils Future Islands · In Evening Air Emeralds · Does It Look Like I’m Here? CocoRosie · Grey Oceans The Black Keys · Brothers UNKLE · Where Did the Night Fall Mike Patton · Mondo Cane Omar Souleyman · Jazeera Nights: Folk and Pop Sounds of Syria The New Pornographers · Together

18 Tesla Boy · Modern Thrills God is an Astronaut · Age of the Fifth Sun 19 Motorama · Alps Stornoway · Beachcomber’s Windowsill LCD Soundsystem · This Is Happening 20 Villagers · Becoming a Jackal Damian Marley / Nas · Distant Relatives Keith Jarrett and Charlie Haden · Jasmine 21 Grails · Black Tar Prophecies, Vol. 4 Karen Elson · The Ghost Who Walks Omar Rodriguez-Lopez & John Frusciante · Self-titled 22 Katie Melua · The House Jamie Lidell · Compass Josh Ritter · So Runs the World Away

EP

23 Adam Green · Musik for a Play Toro Y Moi · Sides of Chaz Benga · Phaze: One

New acts

24 Kisses Twin Sister Dom 26

New facts


noize mc • the national • broken social scene • the divine comedy • crystal castles • cocorosie • mike patton • omar souleyman • john frusciante • wild nothing • tesla boy • god is an astronaut • flying lotus • foals • japandroids • the black keys • unkle • motorama • the new pornographers • the dead weather • toro y moi • male


Noize MC Последний альбом Монолит | 28.05.2010

Несколько лет назад, окончив школу с золотой медалью, и  поступив в РГГУ на факультет информатики, Иван Алексеев, родившийся в Ярцево, что под Смоленской областью, покинул Белгород, куда переехал с матерью после развода родителей и  отправился покорять Москву. Параллельно начал записывать первые сочинения на компьютерах соседей по общежитию, фристайлить под акустическую гитару на студенческих вечеринках, халтурить на Арбате. Сколотил группу, стал гастролировать по подмосковным ДК и клубам. Благодаря участию в уличных фестивалях, молодого исполнителя заприметили обрюзгшие верхи российского подразделения солидного лейбла Universal и  телеканал Муз-ТВ. Казалось бы, вот он — типичный голливудский хэппи-энд, приправленный местным колоритом, но нет — контракт с Universal Music расторгнут по инициативе артиста, изъявившего желание оставаться независимым. Дальнейшая история музыканта Ивана Алексеева, известного больше под псевдонимом Noize MC, тоже пестрит национальным триколором. Это здесь всякой протестной ноте — будь то сравнение коктейля «Ягуар» с  героином или же острая реакция на ДТП с  участием вицепрезидента «Лукойла», суждено влачить существование в оковах рунета по соседству с  мистером Трололо и  новым выпуском Comedy Club. Это здесь рок давно издох, а  кристалл хип-хопа прижился в  какой-то извращенной, прокуренной форме. Это здесь появляется Последний альбом, с  которым все самое интересное только начинается. По части музыки беспокоиться не стоит — Noize MC разнообразил звук, откопав яростный панк-рок, мощный гранж, драм-энд-бэйс старой закалки, солнечный регги городских дворов. Иван заметно повзрослел и ощетинился за время своего отсутствия. Именно что отсутствия — затыкаться он 2  misc. 05 / 2010

и не думал. Дебютный альбом, амбициозно прозванный The Greatest Hits Vol. 1, вышел в 2008-м. Он получился автобиографичным, по-юношески наивным, изобилующим черным юмором, дерзким собранием сочинений о нелицеприятных сторонах столичной жизни: ментах, r’n’b-тусовке, наркотиках и много еще о чем. Темы «Последнего» отчасти повторяются, но в целом кругозор Ивана изрядно обогатился: философия в стиле рок, критические дни, антивоенная прокламация, рупор поколения 90-х, семейные ссоры, смерть. Траву  — больной вопрос национального речитатива, удалось вырвать с  корнем. Алексеев за словом в  карман не полезет — его язык прост, ясен, доходчив, а  метафоры точны и  уместны. Еще пару лет назад он был гадким общажным утенком, теперь же превратился в прекрасного в своей язвительности лебедя-правдоруба, который по-прежнему не собирается церемониться, но всегда готов зачитать остроумный монолог на злобу дня. В  конце концов, никто не в  силах сказать о  здравомыслящем авторе лучше, чем может он сам: «Почему воруют политики? Почему врут средства массовой информации? Почему на свободе преступники? Почему деградирует нация? Почему растет безработица? Почему в России маленькие пенсии? Почему о  детях предки не заботятся? Это все Noize MC со своими песнями!». Таким мы его и любим.  Н. С.


misc. 05 / 2010  3 Яша Веткин · flickr.com/photos/vetkin/


Janelle Monáe The ArchAndroid

Прошло три года с момента выхода дебютной короткометражной работы Metropolis Suite I of IV: The Chase, положившей начало истории об андроидах, r’n’b, Жанель Моне и ретро-футуризме. За это время наглая и амбициозная заявка вместе с крепкими хитами и небольшой сюжетной мифологией сделали девушку своей как среди критиков, так и среди слушателей. Главная прелесть песен, вошедших на The ArchAndroid в  том, что они не являются экспериментаторскими, но, в то же время, достаточно рискованны, чтобы заставить своих слушателей чувствовать, что эта музыка не так проста, как кажется. В этой титанической работе смешаны все возможные жанры поп-музыки последних пятидесяти лет, а  сама исполнительница, надевающая на себя маску андроида, выглядит стильной путешественницей во времени. Неудивительно, что этот образ импонирует как мужчинам, так и заядлым феминисткам — у девушки есть все шансы достучаться до сердец самой широкой публики. Запись вполне могла бы стать золотой или платиновой, если бы сейчас пластинки вообще получали такие статусы. The ArchAndroid — это цельное и проработанное до мелочей видение альтернативной реальности, это музыка города будущего, спетая оркестром, состоящим из роботов и людей. Начиная с классической увертюры, The ArchAndroid падает в психоделический арт-поп, танцевальный панк, фолк времен депрессии, джазовые стандарты шестидесятых, фанк, джаз и современный r’n’b, с такими гостями, как поэт Сол Уильямс (Saul Williams), Big  Boi и фаворитами инди-тусовки of Montreal. Но если отвлечься от кинематографических эмоций, The ArchAndroid — это, в первую очередь, по-хорошему старомодная запись, взгляд со стороны на сегодняшнюю музыкальную эпоху и ее культурные ценности.  Д. В. 4  misc. 05 / 2010

Jon Behm · reviler.org

Wondaland Arts Society / Bad Boy | 18.05.2010


Crystal Castles Crystal Castles Fiction / Universal Motown | 24.05.2010

успокаивающе и спокойно, как делает это Йонси (Jónsi) из Sigur Rós, голос которого появляется на Year of Silence. Изрядно подлатали разнообразие и глубину звука — Celestica, к примеру, обрушивает порывистый и бездонный шугейз, тогда как Violent Dreams — хладнокровный и возвышенный синтипоп, Pap Smear — что-то из репертуара ранней Бьорк. Отчасти обуздав бешеную энергетику, попробовав что-то новое, дуэт из Торонто сохранил лицо и остался самим собой, хоть и не кажется уже таким нелюдимым мизантропом, как прежде.  Н. С.

Francis Chung · seeingaspects.com

Несколько лет назад, после взрыва сверхновой, носящей имя Crystal Castles, явившиеся Элис Гласс (Alice Glass) и Этан Кат (Ethan Kath) уставились на этот самый мир бешеными глазами циничного Джона Лайдона (John Lydon). Выпятили свой бешеный драйв, пропитанный потом и  бескомпромиссным нигилизмом The Germs, а  в самые жестокие моменты — воинственным хардкором Atari Teenage Riot. Стремительные, взрывоопасные, цифровые боевики, вскочившие с электрического стула прямо во время исполнения смертного приговора, собранные два года назад с помощью элементов, выуженных из 8-bit, электро, рейва, транса и пропущенного через носовой платок подросткового панк-рока, действовали ошеломительно. Это было про дискотеку, заканчивающуюся на следующее утро, в чужих постелях, перепачканных кровью, синяками и рваной одеждой. Это был вопль, выражающий гнев, агрессию, но в то же время полный страха. Страха перед будущим — настоящие панки долго не живут. Они либо умирают молодыми и злыми, от передоза, либо остепенившись, судорожно смывают следы вчерашнего ментального изнасилования. Сегодняшние Crystal Castles находятся в пограничном состоянии, и стоит признать, — оно им к лицу. Записанное в  исландской церквушке, детройтском гараже, хибаре на просторах провинции Онтарио, одноименное продолжение одноименного же альбома, вобрало эту биполярность. Шоковая терапия присутствует, но в меньших дозах. Сырое эмоциональное избиение, со свойственными прыжками со сцены, пронзительными криками и  бурными всплесками ярости, в мерцающем свете припадочных прожекторов, отныне сопровождается передышками, или обмороками. Элис теперь не только раздирает глотку своим ором, но поет! Искаженно, но

misc. 05 / 2010  5


Broken Social Scene Forgiveness Rock Record

Главные специалисты по делам сердечным, Broken Social Scene играют музыку, узнаваемую с первых аккордов — шумные гитары, насыщенная атмосфера и привычно невнятные тексты вот уже несколько лет являются визиткой канадской группы. Теперь, спустя пять лет после успеха альбома Broken Social Scene, наступает время Forgiveness Rock Record, с  пульсирующими поп-песнями, бесчисленным числом гитар на сцене, и  деликатными атмосферными балладами. Без сомнений, это одно из самых триумфальных возвращений сезона — новый материал группы захватывает слушателя своей дружелюбностью. Альбом, который начинается с  World Sick, классического лоу-фай Texico Bitches, и монументальной Force to Love, слишком крепок, чтобы быть хотя бы немного провальным. Единственное слабое место — это характерная мягкость, которая не дает группе звучать так же сильно и на неизведанных территориях. Какую бы планку не задавали Broken Social Scene, они, по большому счету, ничем не отличаются от той группы, которой они были раньше.  Д. В.

6  misc. 05 / 2010

Matthew Braga · flickr.com/photos/mattbraga

Arts & Crafts | 04.05.2010


The National High Violet 4AD | 11.05.2010

Whitney Pastorek · flickr.com/photos/whittlz

Если звезды зажигают, значит — это кому-нибудь нужно. Если по покрытой щетиной мужской щеке ползет скупая капелька слезы, значит его сердце разбито, а печаль повстречала его еще в  юности. Лирический герой песен американской группы The National всегда был понятен и  знаком, как старый добрый друг. Он проводит вечера напролет в задымленном, укромном уголке какой-то нью-йоркской забегаловки, нервно выкуривает одну сигарету за другой, и  за стаканчиком виски рассказывает горестную историю своей жизни незнакомцам. Просто потому, что не хочет оставаться бестелесным призраком для окружающих, а идти домой нет желания, ведь по лужам неистово стучит дождь, да и очаг никто не греет. Мэтт Бернингер (Matt Berninger) умеет преподнести очевидные вещи, известные всем людям, прописные истины, как никто другой. В этом плане пятый студийный альбом — не исключение. Уверенный баритон вновь полон философской хандры, хоть и повествует совершенно непраздные, будничные истории. В двери наших сердец снова стучится все тот же странник, который пытается построить отношения с  окружающим миром, женщинами, самим собой, ищет сопереживания и просит сочувствия. Литературные изощрения расцветают на фоне благородного, бесстрастного и фирменного рока взрослых людей при содействии кларнета и  оркестра. Мужскую компанию дополняют приглашенные музыканты, Суфьян Стивенс (Sufjan Stevens) и Джастин Вернон (Justin Vernon) в их числе. The National — приятные собеседники, всегда готовые обсудить вечные темы и поговорить по душам. Ведь если звезды зажигают, значит — это кому-нибудь нужно?  Н. С.

misc. 05 / 2010  7


Flying Lotus

Foals

Cosmogramma

Total Life Forever

Warp | 03.05.2010

Transgressive / Sub Pop | 10.05.2010

Нет ни одной разумной причины доверять человеку, который говорит, что его новый альбом — космическая опера. Первые две записи Стивена Эллисона (Steven Ellison) уже показывали авангардный взгляд на хип-хоп культуру; 1983 раскрывал текстурные аспекты, а Los Angeles — взаимодействие с  канонами электронной музыки. Третья работа, Cosmogramma, ставит себе еще более высокие цели — показать слушателю идеализированное представление о  музыке. Вдохновение, почерпнутое из концертов авангардного джаза, электронная основа, использующая всю мощь и арсенал лейбла Warp, и приглашенные музыканты, такие как Том Йорк (Thom Yorke) и Рави Колтрейн (Ravi Coltrane). Появление вокалиста Radiohead выглядит как умелое использование культурных контекстов — Flying Lotus звучит так, как будто треки из Kid A переживают свои лучшие ремиксы. За свою небольшую карьеру Эллисон создал свою музыкальную культуру — энергии, заложенной в его записи, хватает не только на поддержание собственного лейбла Brainfeeder, но и  на целую армию поклонников, внемлющим всем аспектам электронных щелчков. Несмотря на всю свою глубину, Cosmogramma — это, в первую очередь, невероятно цельная и доступная работа, вдумчивое прослушивание которой несомненно вызывает удовольствие. Кому-то нравится странный фоновый шум и сбитая бас-бочка, кому-то — многочисленные джазовые аллюзии, а кому-то — идеальная отстраненная атмосфера, рассказывающей слушателю историю о странниках, спутниках и  космических захватчиках. Время покажет, была ли Cosmogramma самым важным моментом в биографии Flying Lotus, но сегодня она выглядит как идеальная музыка будущего, или, по крайней мере, пластинка, которая навсегда изменит ход истории электронной музыки.  Д. В.

За плечами участников британского коллектива Foals всегда чувствовалась какая-то академическая выучка. Так ловко они действовали еще во времена дебютного альбома Antidotes, где удивительным образом сочетали лихой дэнс-панк со строгими, формульными структурами и точностью математического рока. Так было два года назад. За это время оксфордские умники проштудировали не один десяток учебников, поколесили по миру, разобрали свое творчество на молекулы и  собрали вновь. И, как часто это бывает, какие-то детали остались нетронутыми, а какие-то забыты. Total Life Forever практически лишен былой искрометности, которая растворилась в  океанских глубинах. Новые песни требуют времени на «раскачку» и  раскрываются, как бутоны прекрасных цветков. Порой на поверхность выходит всамделишный фанк, минорный пост-рок, в другой раз, как на Spanish Sahara, все зацикливается на девственной меланхоличности. В  голос солиста Янниса Филиппакиса (Yannis Philippakis) прокрались какие-то нотки трепетной эмоциональности, как будто судьба успела вычеркнуть его из списка своих любимчиков и  неслабо поколотила в темных подворотнях души. В целом, Total Life Forever попадает под опостылевшую категорию «cиндром второго альбома»: то есть когда группа либо сдувается, как воздушный шар, либо принимает какие-то иные очертания. Foals пошли по пути The Horrors, These New Puritans и MGMT. Революционных перемен здесь ждать не приходится, но то, что Foals заиграли более осмысленно и размеренно — факт, а хорошо это или плохо — вопрос риторический.  Н. С.

8  misc. 05 / 2010


The Dead Weather

The Divine Comedy

Sea of Cowards

Bang Goes the Knighthood

Third Man | 11.05.2010

Divine Comedy Records | 31.05.2010

Кто-нибудь, пожалуйста, заберите у Джека Уайта (Jack White) гитару, барабан и все остальные музыкальные инструменты, до которых способны дотянуться его загребущие ручищи. Помойте его голову, высушите волосы, причешите, снимите рваную косуху, отведите его руки за спину и оденьте в тюремную робу или смирительную рубашку. Поместите в карцер или клинику, потому что это уже невозможно. Лидер The White Stripes и его очередной периферийный проект — The Dead Weather на второй год своего существования разродились вторым же альбомом. Они проходят по разряду так называемых супергрупп, поскольку помимо самого Уайта, под крылом The Dead Weather прячутся: Элисон Моссхарт (Alison Mosshart) из The Kills, басист The Raconteurs Джек Лоуренс (Jack Lawrence) и  клавишник Queens of the Stone Age Дин Фертита (Dean Fertita), вооружившийся гитарой. Впрочем, и на этот раз не стоит обольщаться обилием громких имен — ничего принципиально нового и  заслуживающего внимания здесь не найти. Вокальные партии отданы на растерзание Моссхарт, но не нужно прятаться за масками, всем понятно кто здесь в роли серого кардинала — сам господин Джон Гиллис (John Anthony Gillis). Пожалуй, трудно найти такого же противника прогресса, который отрицает всякие инновации, но упорно продолжает клепать ортодоксальный задушевный блюз-рок с  заплесневелыми еще в прошлом веке риффами. Sea of Cowards — ностальгия в худшем ее проявлении, когда от нее отдает душком плагиата. Местный кукловод вновь ворует у Led Zeppelin, у Nirvana и много у кого еще. Ну а что ожидать от человека, у кого и псевдоним-то пиратский — Джек Уайт?  Н. С.

Сложно найти настолько же позитивного, чистого и светлого человека, как Нил Хэннон (Neil Hannon), с аристократической невозмутимостью занятого одновременно в концептуальной поп-группе The Duckworth Lewis Method, снимающегося в кино и участвующего в постановке мюзикла, попутно снабжающего музыкальными темами такие телесериалы, как IT Crowd и Father Ted. Десятый по счету студийный альбом Bang Goes the Knighthood совмещает в себе два различных композиторских характера. Первый — поет о любви, и всех возможных ее проявлениях, будь то горящие глаза юноши, посещающего тематическую инди-вечеринку, или герой драматической Bang Goes the Knighthood, ставящий на кон все, что у него есть. Второй композитор, живущий в теле Хэннона, пишет нарочито шутливые песни, вызывающие улыбку концертной публики. Его легкие привязчивые мелодии выверены необычайно точно, и, как правило, подаются в сопровождении оркестровых аранжировок. Возьмите, к примеру, идеальную романтическую песню Have You Ever Been in Love? — несмотря на кажущуюся простоту мелодии, она уносит слушателя во времена классической поп-музыки, и оставляет его с расправленными плечами и улыбкой на лице. А его Island Life, исполненной дуэтом с несомненно прекрасной Кэти Дейви (Cathy Davey), хватило бы на несколько лучших вещей Belle & Sebastian. В итоге мы имеем деликатные и шутливые песни, рассказывающие о внешнем мире глазами человека, который не перестает влюбляться. И даже когда он одновременно принимает ванную, курит трубку и пьет шампанское, поправляет шляпу и бабочку — в этой суматохе он самый счастливый человек на земле.  Д. В.

misc. 05 / 2010  9


Wild Nothing

Sleigh Bells

Gemini

Treats

Captured Tracks | 25.05.2010

N. E. E. T. / Mom & Pop | 11.05.2010

Вы соня, каких свет не видывал? Если бы у вас была возможность, вы бы спали по десять часов в  сутки, а  то и  больше? Тогда, скорее всего, вам импонирует творчество молодого парня по имени Джек Татум (Jack Tatum), известного больше под кличкой Wild Nothing. Вы можете называть это чиллвейв, дрим-поп, нойз-поп, глоу-фай — благо критики, журналисты и  будничные блоггеры сочинили достаточное количество терминов и  ярлыков, чтобы подпитывать собственные маниакальные порывы графомании и не скатиться в повторение одних и тех же слов, но одну вещь отрицать невозможно — Wild Nothing записал очень летний альбом, который как ни назови, хуже не станет. Композиция Live in Dreams, открывающая дверь, с  самого порога заявляет все, что нужно знать о здешней звуковой палитре: «Because our lips won’t last forever / And that’s exactly why / I’d rather live in dreams / And I’d rather die». Печальная романтика, завернутая в  эфирные лоскутки синтезатора, покрытые слоями гитарных колебаний… Татум явно вдохновлен восьмидесятническим гитарным тви-попом. Запись легковесна, как будто The Pains of Being Pure at Heart играют в соседней комнате, но толстые стены не пропускают всю громкость звука. Gemini и получился-то таким тихим и ненавязчивым неспроста — музыкант сочинил его, живя в студенческом кампусе. А кто любит шумных соседей? Эта музыка не нарушит покой, но станет чудесным сопровождением для утренних хлопот, когда вы едва проснувшись, пытаетесь распробовать на вкус новый день, не обращая внимания на свежую газету, или выпуск новостей. Cветлая, теплая, но всего лишь еще одна приятная, недолговечная мелочь, которая рассыпется быстрее, чем кассетная пленка, и ее забудут, когда лето подойдет к концу.  Н. С.

Несмотря на свой смехотворный возраст, Sleigh Bells нисколько не обделены вниманием. Как раз наоборот — это им признается в  любви певица M. I. A., это они заработали неформальный статус «самой громкой бруклинской группы», выпустив демо-запись в  прошлом году, подняв тем самым небывалую шумиху и  ажиотаж вокруг собственных персон. Как многие судьбоносные события, их встреча произошла совершенно случайно: она зашла перекусить в ресторан, где он работал официантом, а заодно искал девушку, которая поет. Первый весомый результат спонтанного союза — совместное детище Treats. Как рассказывают сами участники этой парочки, вместо того чтобы днями или неделями корпеть над очередной идеей, мелодии если и  рождаются, то делают это сами и  моментально. Так они и  действуют — сиюминутно. Школьная учительница младших классов по основному роду занятий, Алексис Краусс (Alexis Krauss) выкрикивает задорные дерзкие речитативы, на манер Santigold или там The Ting Tings. Бывший участник брутального хардкор-состава Poison The Well — Дерек Миллер (Derek Miller), словно не желая окончательно расставаться с прошлым, по полной терзает электрогитару, вырубая гитарные запилы такого накала, что позавидуют иные виртуозы хеви-метала. Драм-машина настойчиво чеканит порывистый и  разрывающий уши ритм под атональные вибрации синтезатора, добавляя завершенности творящемуся вокруг хаосу. Итог всего этого — забойная мешанина, готовая посоревноваться по части эклектичности с Cibo Matto, а по напору дать фору той же M. I. A. В то время, когда многие группы, словно вооружившись песней Depeche Mode Enjoy the Silence, манят слушателей этой самой тишиной, слоган Sleigh Bells звучит примерно так: «наслаждайтесь шумом, или ищите беруши».  Н. С.

10  misc. 05 / 2010


Gayngs

Male Bonding

Relayted

Nothing Hurts

Jagjaguwar | 11.05.2010

Sub Pop | 11.05.2010

К великому сожалению, многие затеи, которые изначально кажутся достаточно благородными, в  итоге оборачиваются обычным надувательством. Благотворительный вечер становится лишь звеном в  цепочке коммерческой рекламной акции, сбор талантливых музыкантов под одной вывеской оказывается очередным грамотным маркетинговым ходом, ну и так далее. Удивительно, но Gayngs — совсем другой случай. Тот, когда приставка «супер» в отношении группы оправдана не только именами участников, но и качеством исполняемой ими музыки. 23 человека, среди которых люди из Bon Iver, Rhymesayers, Doomtree, Andrew Bird, The Rosebuds, Building Better Bombs, Solid Gold, Megafaun, Lookbook, Digitala, Leisure Birds, Roma di Luna — это самая настоящая элита, «могучая кучка» от мира американской независимой сцены. Продюсер по имени Райан Олсен (Ryan Olsen), который стал крестным отцом проекта Gayngs и свел, казалось бы, несовместимых творцов, вдохновлялся одной единственной композицией I’m Not in Love еще одной культовой манчестерской группы середины 70-х — 10cc. Будучи инициатором всей затеи, Олсен задался целью воссоздать по всем канонам практически утерянный софт-рок. Но сотоварищи пошли дальше и приготовили удивительную по своей красоте запись, в которой переплетаются чувственный soul (The Gaudy Side of Town, где раздается фирменный фальцет Джастина Вернона [Justin Vernon]), размытый меланхоличный джаз с  воспаряющим саксофоном Майкла Льюиса (Michael Lewis) и многое другое, что создает неповторимую, пьянящую атмосферу. Это истинное откровение — видеть, как художники разных мастей, пропущенные через фильтр 10cc, деликатно и умело вживаются в свои новые роли.  Н. С.

Шум, энергия, задор, молодость, угар, грязь, движение, мощь — это, вероятно, те вещи, которые уже не первое десятилетие спрашивают на задворках культового лейбла Sub Pop. Это элементы дресс-кода, не учитывая который, вход в  святую святынь закрыт навсегда. Такие правила установили еще живые и мертвые легенды Soundgarden, Nirvana, Mudhoney, их блюдут до сих пор. Свидетельством тому служат последние выпускники Sub Pop, которые стараются соответствовать учрежденному кодексу — Dum Dum Girls, No Age, Pissed Jeans. Вся эта молодежь, что оглядывается в  ранние 90-е, чтобы почерпнуть там вдохновение и найти своих героев перегруженного и размытого гитарного звука, которым тот же Джей Мэскис (J Mascis) заполнял бреши в Dinosaur Jr. Лондонцы Male Bonding хорошо осведомлены, со своим уставом в  чужой монастырь не лезут и  попали в  него неслучайно. Их звук абсолютно не в новинку, но они ужасающе эффективно и хорошо умеют с  ним обращаться. Альбому Nothing Hurts близки мелодичность, роковый напор и панковская агрессия, но чужда ярость. Скоротечный забег длиной в 13 песен и 29 минут, напичканных россыпью запоминающихся гитарных ходов — та самая музыка, которая приходит каждый раз, когда надоевшему инди-року требуется прополоскать мозги. Трудно выжать что-то новое из знакомых ингредиентов, но тройка английских парней знает, как порадовать самых искушенных и требовательных слушателей.  Н. С.

misc. 05 / 2010  11


Japandroids

Tame Impala

No Singles

Innerspeaker

Polyvinyl | 11.05.2010

Modular | 21.05.2010

«Ветер в харю, а я шпарю». Не стоит подозревать ванкуверских парней Japandroids в знакомстве с бессменным комбатом российской эстрады и  его песенным наследием в  частности, однако охарактеризовать то, что вытворяет дуэт Брайана Кинга (Brian King) и Дэвида Проуса (David Prowse) на сцене, точнее, чем эта цитата, пожалуй, невозможно. Кинг неистово рвет струну, Проус колошматит по тарелкам, вентилятор — неизменный спутник двух молодых людей на сцене, бьет в лица. Так яро группа живет на выступлениях, так же прытко они ворвались в списки лучших по итогам прошлого года. Cекрет успеха незамысловат: цепляющие мелодии, молодецкая прыть, да простые до неприличия тексты. При этом мало кто задавался вопросом: «Что же предшествовало безупречному Post-Nothing?» А прежде, Japandroids весьма небрежно и без лишней огласки писали собственную историю, выпустив крохотными тиражами два миньона, которые моментально разошлись по плеерам знакомых. Ныне песни с All Lies и Lullaby Death Jams (именно так назывались те EP) совместно выходят под общей вывеской No Singles. Сравнения Post-Nothing и No Singles не избежать, хотя это весьма несправедливо. Новая, хорошо забытая запись — аперитив, поданный невовремя, после основного блюда. Откровенно говоря, собранный материал совсем еще сырой и незавершенный, демонстрирует ранний период в истории группы, когда та еще только пытается нащупать нужную схему. Впрочем, тем сильнее первые неловкие шажки Japandroids по музыкальной дороге, когда полусформированные композиции ждали прилива вдохновения, контрастируют с триумфальным дебютом. И если желание ознакомиться с процессом становления одной группы до сих пор не погасло, No Singles — лучший выбор, чтобы утолить жажду.  Н. С.

На дворе 1975-й год. Альтернативная Вселенная. Beatles давно распались. После выхода Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band в 67-м, Пол Маккартни (Paul McCartney) покинул группу, основал сеть закусочных быстрого питания, но обедая как-то в собственном заведении, подавился куриным крылышком и скоропостижно умер. Самолет с летящим на борту Робертом Плантом (Robert Plant) пропадает, пролетая где-то над Бермудским треугольником. Оставшись без ведущего вокалиста, Led Zeppelin полным составом совершают паломничество к  дому Джона Леннона (John Lennon), где в течение семи недель умоляют того стать их лидером. Леннон перечитывает свою кислотную библию «Психоделический опыт» авторства Тимоти Лири (Timothy Leary) и  соглашается при условии, что новый коллектив берет иное название. Гонимые святой инквизицией, объявившей очередную охоту на ведьм, музыканты переезжают в  Австралию, где и  записывают альбом Innerspeaker. Продюсеры, ученые и  инженеры совместными усилиями создают машину времени и  отправляют пластинку в  продолжительное путешествие по времени и пространству. В мае 2010-го эта пластинка попадает на прилавки музыкальных магазинов и  повергает меломанов в  легкий шок — Innerspeaker действительно звучит, как калейдоскопическая ретроспектива британского психоделического рока, записанного на стыке 60–70-х годов прошлого века. Голос солиста Tame Impala Кевина Паркера (Kevin Parker) моментально ассоциируется с Ленноном и создается ощущение, что британский музыкант не был убит одиозным фанатиком из Нью-Йорка, а  продолжил свои психоделические опыты, покончив с  публичной жизнью и  искусно законспирировавшись в  городе Перт, что на берегу Индийского океана.  Н. С.

12  misc. 05 / 2010


Indian Jewelry

Beach Fossils

Totaled

Beach Fossils

We Are Free | 11.05.2010

Сaptured Tracks | 25.05.2010

В отличие от подавляющего большинства современников по сцене психоделии, прописанной в  окрестностях Техаса, хьюстонский коллектив Indian Jewelry имеет практически еретическое отвращение к  гитарам. Не то чтобы очередная долгоиграющая запись группы напрочь лишена шестиструнных переборов, но постоянно меняющаяся группа, вращающаяся вокруг дуэта Эрики Трэшер (Erika Thrasher) и Тэкса Кершена (Tex Kershen), наводняет композиции чем-то принципиально иным. Cвои шаманские традиции они блюдут посредством обработки исковерканных индустриальных шумов, племенных ритмов, затяжного гудения и монотонных распевов, сплетая эти элементы в  параноидальные музыкальные коллажи. Однако этим различием Indian Jewelry решили не ограничиваться. Totaled погружается еще глубже в темный мир пост-панковых прогрессий, по крайней мере — их обрывков. Такие песни, как Look Alive и Vision доказывают, что в отцы упадническим мраколюбам годятся скорее This Heat и Cabaret Voltaire, нежели Roky Erickson и компания. Некоторые номера (Touching the Roof of the Sun, Never Been Better, Diamond Things) и вовсе походят на инсценировку новомодного стиля «drag», который перетек уже чуть ли не в культ, именующий себя «witch house». И вместо того, чтобы кропотливо собирать пески времен, возвращаясь в лучистые 60-е, как делают многие их сверстники, Indian Jewelry входят в наркоз, где им снятся вещие сны про мрачные времена, когда гитару будут сжигать на костре, как символ обскурантизма.  Н. С.

Экономический кризис, глобальное потепление, приближающийся конец света, или еще какая напасть, обрушившаяся на неокрепшие умы американских отпрысков, привело к массовой прокрастинации. И  вот, пока студенты со всего света, приехавшие летом поработать в  США, искали, где бы еще помыть пол, чтобы урвать зеленую бумажку с портретом президента, их американские сверстники мотались по штатам, проводили дни напролет на океанских побережьях, в общем — бездельничали как могли. Потребность в лодырской музыке, неспособной мотивировать на великие поступки, или хотя бы поднять пятую точку с дивана, росла прямо пропорционально. Юноша по имени Дастин Пэйсер (Dustin Payseur) переехал из захолустной Северной Каролины прямиком в  Нью-Йорк, стал ностальгировать по пляжной-ненапряжной жизни, откопал музыкантов и собрал группу, которую так и назвал — Beach Fossils. Они лениво бренчат на струнах, не утруждая себя менять аккордовые прогрессии очень часто, растягивают слова, потому что сказать им особо-то и нечего, а смысл всей лирики сводится к «на пляжу лежу, в небо гляжу». К середине альбома и вовсе создается впечатление, что слушаешь одну единственную композицию. Жаль, что никто не поставит и не переведет этим ребятам песню «Бездельник» группы «Кино», там все очень точно про таких сказано: «Занят бездельем, играю словами / Каждое утро снова жизнь свою начинаю / И ни черта ни в чем не понимаю». Может, не стали бы заводить свою пластинку.  Н. С.

misc. 05 / 2010  13


Future Islands

Emeralds

In Evening Air

Does It Look Like I’m Here?

Thrill Jockey | 04.05.2010

Mego | 24.05.2010

В последнее время употребление ярлыка «нью-вейв» при характеристике музыкального стиля того или иного исполнителя звучит если не ругательством, то уж точно как диагноз. На ум моментально приходит бесконечно долгая плеяда одинаковых, неотличимых друг от друга групп, чьи имена не к ночи будут помянуты. По какой-то неведомой причине Future Islands обозвали свой стиль «пост-вейв», желая, видимо, отстраниться от неприятных клише. Но, по сути, это ничего не меняет. Подкованные меломаны невооруженным ухом различат здесь веяния ранних Devo и New Order, но какая разница? Да, это нью-вейв; да, это еще одна поэма про несчастную любовь и расставания; и да, это чертовски талантливая рефлексия. Трудно поверить, что комбинации этих элементов еще могут получаться такими нежными, когда-то величественными, то щемяще грустными. Их музыка игрива, но насыщена тонкими деталями, эмоциональной тяжестью и  острым чувством театральности. В In Evening Air исключительным образом работает формула, когда синтезатор и гитара сливаются в едином порыве и становятся практически неразличим, бас чертит строгие линии поверх витиеватых синтетических орнаментов. Ни одна дискуссия о триумвирате Future Islands, который ныне прописался в Балтиморе, не обходится без упоминания выразительного вокала солиста Самуэля Херринга (Samuel T. Herring). Его голос завораживающий, гортанный, с драмой и надрывом внутри. Опираясь на различные традиции, в попытке создать собственную, Future Islands оказываются отличными рассказчиками, написавшими красивую историю любви, которая медленно катится в небытие.  Н. С.

Emeralds добились больших успехов в сравнительно короткий срок, ведь если судить по сцене экспериментальной электроники, четыре года со дня первых демо записей и до широкой известности — это всего ничего. Характерная черта для сообщества разношерстных подпольщиковшумовиков — внушительных объемов дискография. С этим у трио из Огайо все в порядке — их каталог изобилует самиздатом. Первые кассеты и наспех оформленные СD-R представляли в  основном бесформенные и хаотичные пробы, выполненные в форме аскетичного дроуна. Все строилось без наложений и особой выдумки. Позже они дрейфовали по пространствам, выжженным еще в 70-х такими адептами синтезаторов и нью-эйджа, как Popol Vuh и Cluster. И с каждым новым альбомом Emeralds поднимались все выше и выше. Интенсивность темпов производства постепенно падала, зато группа оттачивала собственные наработки, концентрировалась на качестве, а не количестве. Does It Look Like I’m Here? во многом можно считать кульминацией этой эволюции, здесь Emeralds нащупали небывалую для себя структурированность, комплексность и мелодичность. Используя груду нового оборудования, аналого-цифровых гибридных синтезаторов, Emeralds практически высвободились от вечных сравнений с Tangerine Dream и улетели в свой собственный ретро-футуристический космос. В роли бенефициария альбома служит человек по имени Марк Макгуайр (Mark McGuire). Его гитара окончательно разворачивает галлюцинаторный эффект, ловко вырисовывая замысловатые фигуры и лавируя над электронными кружевами. Emeralds вновь бросили вызов себе и своим слушателям, обнажив новые звуки и идеи, нащупали тонкую грань между невесомыми научно-фантастическими арпеджио и гитарным динамизмом.  Н. С.

14  misc. 05 / 2010


CocoRosie

The Black Keys

Grey Oceans

Brothers

Sub Pop | 11.05.2010

Nonesuch | 18.05.2010

Героиновые сестрички с экзотичными именами Сьерра (Sierra Casady) и Бьянка (Bianca Casady) явно занимаются музыкой в свое удовольствие. Мило, что их своеобразное творческое видение вызывает восторженные овации одних — среди преданных почитателей талантов девушек затесались Дэвид Бирн (David Byrne) с Энтони Хегарти (Anthony Hegarty). Неважно, что в то же время другие обрушивают на их головы массу нелестных отзывов, или приписывают такие весьма досадные достижения, как признание обложки альбома Noah’s Ark одной из худших в прошедшем десятилетии (оформление нового, вероятно, продолжит эту сомнительную традицию в будущем). Это все пустое. То ли дело, бережно хранить какую-то свойскую искорку и периодически разжигать ею хворост в кургане человеческих сердец. А теперь эта неуловимая неуклюжесть девичьего фрик-фолка потухла. Grey Oceans — самый доступная работа, где волшебство больше не протекает по венам, а жуткие ангелы не гуляют по зарослям, освещенным белесым светом луны. Детский лепет и заговорщицкая абракадабра по-прежнему выступают сюжетным центром композиций. Только притворство кажется уже и средством и  целью — разухабистые речитативы дополняются четким битом, напускные плачи и кошачьи завывания чрезмерно наиграны. Помимо совершенно нелепых моментов, примером коих может послужить Hopscotch, где стремительный драм-н-бэйс разбавлен барочным фортепиано, есть и удачные — например R. I. P. Burn Face, или The Moon Asked the Crow, но и здесь хрупкость таинственных мелодий разбивается о ритм-машину, которая хоть и встречалась, но не чувствовала себя главенствующей на прошлых работах девушек. В двух словах, Grey Oceans — сказка с несчастливым концом. При этом — не самая захватывающая.  Н. С.

Соскучились по старому доброму блюз-року? Дуэт The Black Keys, состоящий из гитариста-вокалиста Дэна Айербаха (Dan Auerbach) и ударника Патрика Керни (Patric Caerny), в  очередной, шестой по счету раз, напоминают: есть еще герои, готовые играть рок с яйцами. Плевать, что оригинальности отродясь не было, а пару лет назад и вовсе очутились в творческой стагнации, после которой заручились поддержкой авторитета Danger Mouse, а затем еще и подыграли именитым рэперам в составе звездного проекта Blakroc. Предположительно, опыт совместной работы не прошел даром — парни из штата Огайо достигли полюбовного соглашения между имитацией гаражных 70-х, свойственной еще ранним работам группы и элементами последних проб пера бок о бок с  элитой хип-хопа. Игривый фанковый баc, вкрапления клавесина, наконец Айербах, в кои-то веки пробующий петь фальцетом. И все равно, в итоге все сводится к безотказно действующему рецепту: гитара, барабан, запеченный на белом солнце пустыни вокал и песни о своенравных дамах, да страдальческие исповеди. Миссионерам, которым традиций одних лишь The Black Keys покажется недостаточно, стоит ознакомиться с новейшой поделкой от The Dead Weather. Там тоже хорошо, там товарищ Джек Уайт (Jack White), Элисон Моссхарт (Alison Mosshart) и  пара менее именитых музыкантов, вновь, не менее изящно и беззастенчиво отплясывают на костях своих предков.  Н. С.

misc. 05 / 2010  15


UNKLE

Mike Patton

Where Did the Night Fall

Mondo Cane

Surrender All | 11.05.2010

Ipecac | 04.05.2010

Прошло уже больше десяти лет с момента выхода триумфального Psyence Fiction. За это время Rabbit in Your Headlights и  Lonely Soul стали общепризнанными хитами, безусловной классикой трип-хоп музыки конца 90-х. Но теперь под этой вывеской скрывается группа совершенно другого характера. Вокалисты, приглашенные для работы над Where Did the Night Fall, не известны широкой публике, но каждый из них, если не откровение, то уж точно приятное знакомство. На альбоме нет MC-обманок и  хитроумно сведенных минусов — только пульсирующий бас, своенравные ударные, дополняющие гитары и синтезаторы, и  гулкие голоса, поющие поверх минорных аккордов. UNKLE не перестают открывать для себя новые территории, и на этот раз они попадают в  самую точку  — завораживающая, буквально гипнотизирующая пластинка вводит в  транс, и  ставит красивейшую оркестрованную финальную точку, приглашая для этого ответственного момента рок-музыканта Марка Лэнегана (Mark Lanegan). Манерная и  чувственная, Where Did the Night Fall показывает всю глубину темного неба, на котором нет ни одной звезды.  Д. В.

Гений Майка Паттона воистину не знает границ. Чего только не понаделал, где только не поучаствовал этот американский затейник за свою долгоиграющую карьеру, которая и не думает затихать. Он по-прежнему толком не умеет играть на музыкальных инструментах, хоть и записывает саундтреки к фильмам, а его главными орудиями являются неподражаемая сценическая харизма и, конечно же, голос, с  которым великий манипулятор вытворяет такие штуки, что диву даешься. Абсурдное экспериментаторство с приятелями по школьной скамье в составе Mr. Bungle, многолетнее участие в  качестве ведущего вокалиста с  легендой нестандартного металла Faith No More, множество сторонних проектов и  внушительный послужной список сотрудничества с  интересными людьми, в  числе которых известный авангардистский композитор Джон Зорн (John Zorn), японский адепт бескомпромиссной нойз-пытки Merzbow и  многие другие. При этом Майк каждый раз остается непредсказуемым — то нечеловеческим рыком озвучит зомби в  видеоигре Left 4 Dead, или фильме «Я — легенда», то зачитает гангста-рэп под крылом The X-Ecutioners. Но, несмотря на необъ-

16  misc. 05 / 2010

ятные эклектичные предпочтения артиста, чьи вокальные изощрения раздавались на самых разных музыкальных подложках: от спастического шума до трансцедентного минимализма, его очередная ипостась кажется весьма неожиданной даже на фоне былых заслуг. Mondo Cane — альбом, состоящий из перепевок классической итальянской эстрады 50–60-х годов прошлого столетия. Большинство этих песен и их авторов неизвестны сегодняшним хипстерам, зато отлично знакомы их родителям, которые с  неподдельным интересом наблюдали за конкурсом в Сан-Ремо и  насвистывали мелодии, не зная слов. Паттон не случайно выбрал богатую культуру Апеннинского полуострова. Прочувствовав эти песни, заботливый муж пытался проникнуться культурой своей супруги, итальянки по происхождению. И у него это вышло. Он мастерски вживается в роль эдакого импозантного авантюриста, обольстителя дамских сердец в  строгом пиджаке, с  лакированной шевелюрой, аккуратными усиками, дьявольской бородкой, пронзительным взглядом и восхитительным голосом. 65-частный оркестр пособляет певцу в его вокальных упражнениях. Брависсимо, маэстро!  Н. С.


Omar Souleyman

The New Pornographers

Jazeera Nights: Folk and Pop Sounds of Syria

Together Matador | 04.05.2010

Sublime Frequencies | 11.05.2010

Что мы знаем о Сирии? Да практически ничего, если не принимать за чистую монету все искаженные сведения, которые доносят СМИ, рассказывающие о  региональных конфликтах на Ближнем Востоке. На Северо-Востоке Сирии стоит славный город Хасеке  — административный центр одноименной провинции и  важнейшая сельско-хозяйственная область. Население неоднородно по составу и  представлено преимущественно курдами, ассирийцами и  сирийскими арабами. Неудивительно, что такое смешение кровей отражается и  в культурном плане. Омар Сулейман родом как раз «оттуда» и его творчество представляет собой ничто иное, как взрывоопасное модернизированное сочетание тюркских и  курдских национальных мотивов, иракского стиля choubi и популярнейшего среди арабов всех мастей — дабке. Обычно эту ритмичную музыку играют на свадьбах и различных торжествах, а ее исполнение сопровождается одноименным народным танцем, в  котором десятки людей сливаются в  едином порыве. Сулейман, этот шайтан, чьи глаза вечно скрыты за стеклами солнцезащитных очков, и является, в сущности,

душой и сердцем современного, даже футуристического дабке — ведь недаром его предыдущий диск был своеобразным пророчеством того, каким стиль будет через десять лет. За пятнадцать лет своей музыкальной деятельности Омар превратился в настоящего национального героя и званого гостя всех народных гуляний и празднеств, выпустил более пятисот кассет, которые без труда можно найти в  кассетных киосках Сирии, а  теперь становится известен и  за пределами родной страны, выпуская всякие сборники. Jazeera Nights — как раз такая компиляция, состоящая из живых и  студийных записей. И  музыка эта, конечно же, дичайшая: национальные восточные мотивы, гуляющие, среди стремительных ритмов, вылетающих со скоростью автоматной очереди АК-47, которым вооружен какой-нибудь повстанец, микротональное пиликанье синтезатора и  бесовские завывания Сулеймана, бормочащего абракадабру. Неподготовленному слушателю скорее всего потребуется продолжительная акклиматизация, ведь не зря умные говорят: «Что арабу хорошо, то всем остальным Аллах Акбар».  Н. С.

Пятый альбом канадской супергруппы The New Pornographers балансирует на грани экспрессивной поп-музыки и классического рока. Они записывают крепкие, запоминающиеся песни, которые то и  дело оборачиваются в  душераздирающие баллады. Together  — настолько яркая работа, что слушателю может показаться, как экспрессивная компания во главе с  Дэном Бежаром (Dan Bejar), Карлом Ньюманов (Carl Newman) и  Неко Кейс (Neko Case) приглашает его на вечеринку. Те, кто давно знаком с работами The New Pornographers, будут приятно удивлены тому, как умело группа обращается как со своим материалом, так и с историей мировой музыки. Новые же слушатели будут спешить поделиться этим приглашением с  друзьями, ведь каждого из них ждет впереди целое лето, проведенное с  этими неловкими, но очень уютными мелодиями. В  качестве приглашенных музыкантов на Together выступили Зак Кондон (Zach Condon) из Beirut, Энни Кларк (Annie Clark [St. Vincent]), Уилл Шефф (Will Sheff) из Okkervil River, духовая секция из Sharon Jones & The DapKings.  Д. В.

misc. 05 / 2010  17


Tesla Boy

God is an Astronaut

Modern Thrills

Age of the Fifth Sun

Mullet Records | 31.05.2010

Revive | 07.05.2010

Ситуация, сложившаяся с российской музыкой, сродни той, что творится с  отечественными продуктами питания. Оно и неудивительно — из одного болота вылезли. Взгляните хотя бы на прилавки гипермаркетов — сплошное засилье импортных товаров, по радиостанциям гоняют какое-то прокисшее молоко, срок годности которого давно истек, а  фабрики неизменно штампуют на упаковках все необходимые стандарты качества. По большой денежной дружбе, разумеется. Есть редкие исключения — лакомые кусочки, но их число столь ничтожно, что нужно постараться найти, да и  рассчитаны они на местных потребителей-гурманов, или бывших соотечественников, которые теперь обосновались за рубежом и по большим праздникам заходят в  ориентальные лавки, вспомнить на вкус гречку. Заблудиться в этом музыкально-гастрономическом аду проще простого, но если покончить с кухонной тематикой, сводится все к одной аксиоме: музыка, созданная в  здешних широтах, совершенно неконкурентоспособна заграницей. Молодой человек с  напомаженными волосами, красующийся на обложке Modern Thrills имеет свое мнение на этот счет и  старается 18  misc. 05 / 2010

всеми способами внушить это слушателю. Его зовут Антон Севидов. Когда-то он сотрудничал с «Би-2», затем осознал безнадежность русского рока, отправился в Берлин и, как это часто случается в  летописи мировой музыки  — поездка стала судьбоносной. Неважно, что едва обретший электроглэмовое звучание Neonavt скоропостижно скончался  — Tesla Boy не заставили себя ждать. Московское трио унаследовало лучшие черты своего старшего брата: глянец синтетики 80-х, холодок точечной продуманности каждой композиции, секс в словах и  интонациях. Не обошлось и  без нововведений  — неоновый принц дискотек променял родную речь, и  отныне, со всеми свойственными ему ужимками, поет по-английски. На выходе получился Modern Thrills — продукт на экспорт, альбом, с которым не стыдно явиться на чужой праздник жизни, где доселе диктовали моду Cut Copy, Van She и десяток других, менее звучных имен. Tesla Boy — как раз попытка влиться в тренд. Качественная, сколоченная по всем стандартам, слегка устаревшая. Но, как известно, мода носит циклический характер, а  следовательно чем Modern Thrills не повод для Антона любить себя еще больше?  Н. С.

Большинство групп, состоящих их трех участников, обладают одним и тем же свойством — они никогда не подпишутся под какой-либо определенный музыкальный ярлык. Еще страннее, когда об этом начинает говорить группа, всем своим существованием доказывающая, что пост-рок тоже бывает типичным, и  может следовать каким бы то ни было правилам. Теперь же, God is an Astronaut решили сбиться с привычного курса, и заявили о переменах. Не зря говорят, что лучшее — враг хорошего. Age of the Fifth Sun больше походит на альбом ремиксов, бонус-диск, который не идет ни в  какое сравнение с  оригинальной работой коллектива. В  итоге, желание выделиться из толпы и  оторвать все жанровые этикетки, подавило эмоции коллектива. Альбом не вызывает ровным счетом ничего, кроме стойкого ощущения, что когда-то все эти песни были сыграны «как следует» — ярко, широко, завораживающе.  Д. В.


Motorama

Stornoway

LCD Soundsystem

Alps

Beachcomber’s Windowsill

This Is Happening

Self-released | 17.05.2010

4AD | 24.05.2010

Virgin / Parlophone / DFA | 17.05.2010

За несколько лет своего существования ростовская группа Motorama прочно зарекомендовала себя как явление приличного постпанка на русской земле. Их дебютный альбом Alps свежо и слушается на одном дыхании, а новый звук группы не держит в себе тяжести предыдущий записей. Оторвавшиеся от бытовухи русской музыки, Motorama вызывают ассоциации скорее с The Pains of Being Pure at Heart и The Smiths, нежели чем с группами «Кино» и  Joy Division. И  если запись этой команды не станет известной на всю страну, она уж точно найдет своего слушателя среди молодых людей, пытающихся нащупать свой путь, понять, с  кем бороться и  на кого ориентироваться. Alps оставляет ощущение, что музыканты честны перед собой и  отчетливо понимают, что именно они делают. И если так пойдет и дальше, то скоро мы вполне сможем увидеть новую музыкальную сцену, которая кардинально изменит облик русской молодежной музыки.  Д. В.

Участники британской группы Stornoway выбрали идеально подходящее время для выхода дебютного альбома. Дни становятся длиннее, фолк-музыка начинает расцветать все более яркими красками, а планы на выходные начинают все сильнее смотреть в сторону пикников и  выездов за город. Вокальные гармонии, напоминающие о  Fleet Foxes, трогательные тексты в духе Belle & Sebastian, создают впечатление, будто альбом был буквально записан в  спальной. Beachcomber’s Windowsill не станет популярным альбомом, его сила  — в  тонкой красоте, в  атмосфере, которая буквально захватывает слушателя, и  на протяжении альбома держит его над землей. Сделать настолько цельную запись намного сложнее, чем написать восемь узнаваемых нот, хотя и  с  последним Stornoway справляются успешно, представляя слушателю Zorbing, Unfaithful и, конечно, I Saw You Blink, песню, подарившую им известность.  Д. В.

This is Happening кричит о том, что это последняя запись в  истории LCD Soundsystem. Они ведут себя как пожилые астронавты, знающие, что они не вернутся на землю — стоит оторваться по полной, да только нет уже того пороха, а  все попытки написать прощальную песню скатываются в  гимн пьяным девушкам Земли, и  прощальное умозаключение «You wanted a hit, but maybe we don’t do hits…». Джеймс Мерфи (James Murphy), лидер проекта, слишком стар, чтобы продолжать чехарду сумасшедших диско-панк вечеринок. Приходится выпить слишком много, чтобы считать эту пластинку отличной — танцевальные композиции не укладываются в семиминутный барьер, а тематика песен то и дело намекает о попытках достойно, не сломавшись, уйти с музыкальной сцены. Отдельные моменты вроде «Oh, oh, oh! / I believe in waking up together» в Drunk Girls еще напоминают о  былой энергии, но в целом альбом выглядит затянутым прощальным концертом ветерана, который не собирается вспоминать свои старые песни. К сожалению, это действительно происходит.  Д. В.

misc. 05 / 2010  19


Villagers

Damian Marley / Nas

Becoming a Jackal

Distant Relatives

Keith Jarrett and Charlie Haden

Domino | 24.05.2010

Def Jam / Universal Republic | 18.05.2010

Jasmine ECM | 25.05.2010

Ирландец Конор О’Брайен (Conor O’Brien), бывший участник группы The Immediate, распавшейся в 2007 году, выпускает свой дебютный альбом под именем Villagers. Его музыка создает жуткое чувство беспокойства, чего стоит только открывающая альбом композиция I Saw the Dead — нервная и пошатывающаяся, она заканчивается так, будто кто-то положил на проигрыватель тяжелый кулак. Своими текстами альбом Becoming a Jackal повторяет феномен Конора Оберста (Bright Eyes), и предлагает слушателю смириться с тем, что страсть и сильная жажда чего-либо могут стать наиболее важной частью процесса заживления ран. Как ни странно, наиболее точно альбом характеризуют строки из Bowl of Oranges Bright Eyes, «…and your eyes must do some raining if you ever going to grow». Наш герой — уже не первый, кто встает на эту грязную почву, он предельно чутко и искренне поет о том, насколько больно бывает расти и  преодолевать свои страхи.  Д. В.

20  misc. 05 / 2010

Альбом продолжает сотрудничество, начавшееся в 2005-м году между политически подкованным рэпером Nas, и  популярным регги-исполнителем Дэмианом Марли, родственником выдающегося ямайского исполнителя. Сопродюсером диска стал один из братьев Дэмиана Стивен (Stephen Marley). Музыканты затрагивают острые социальные и  политические темы, такие как отсутствие школ, нищета и трагическое положение людей в Африке. Distant Relatives познает древнюю африканскую мудрость, используя в  своих средствах хип-хоп, дэнсхолл и семплы из джаза и народной музыки. Необычайно мелодичная, запись отталкивается от общей основы двух культур, превращая и  без того талантливую музыку, в  историческое событие, открывающее глаза на то, что в  действительности происходит на обоих континентах.  Д. В.

Через тридцать три года после распада великого «Американского квартета», пианист Кит Джаррет и басист Чарли Хэйден собрались вместе, чтобы сыграть полный глубоких чувств альбом классических американских песен. Спонтанная и  теплая, запись была сделана в  доме Джаррета, тем самым обретая сходство с  его работой The Melody at Night with You. Главной целью музыкантов, играющих программу Jasmine, было наиболее сохранно передать сообщение, которое несут в себе эти великие песни о  любви. Джаррет обладает несомненным талантом создавать вокруг себя ауру неподвижности, в  которой каждая отдельная нота звучит ярко и  чисто, так, что даже малейшие нюансы гармоний становятся наполненными глубоким смыслом. Древесные тона баса Хэйдена закладывают основу и, как и  раньше, идеально подходят этому пианисту. Jasmine — первая студийная запись Кита Джаррета за последние двенадцать лет, что само по себе уже великое событие.  Д. В.


Grails

Karen Elson

Black Tar Prophecies, Vol. 4

The Ghost Who Walks

Important Records | 25.05.2010

Third Man / XL | 25.05.2010

Omar Rodriguez-Lopez & John Frusciante Omar Rodriguez-Lopez & John Frusciante Rodriguez Lopez Productions | 01.05.2010

Мастера темной стороны пост-рока, Grails воскрешают свою инструментальную серию «пророчеств черной смолы». Четвертая часть проекта не оставляет сомнений, что вся задумка с «пророчествами» — большая площадка для экспериментов, на которой одинаково уместны старые магнитофонные записи, приглушенное хоровое пение, дрон синтезаторов, и прогрок образца семидесятых. Пять композиций пролетают на одном дыхании  — вызывающе странная I Want a New Drug, наполненная гневом Self-Synopsys, фортепианная A Mansion Has Many Rooms, New Drug II, своеобразная реприза заглавного трека, и  заключительная Up All Night, мрачное очарование которой заставляет слушателя включать ее снова и снова. Grails манипулируют атмосферой, и, не жалея слушателя, кидаются из одной крайности в  другую. Возможно, это лучшая инструментальная запись группы. И если они могут позволить себе выпускать такие вещи накануне выхода своего полноценного альбома, то нам всем стоит скрестить пальцы в надежде на еще более сильную и атмосферную запись коллектива.  Д. В.

Рыжеволосая супермодель, англичанка Карен Элсон известна в музыкальных кругах не только как жена Джека Уайта, фронтмена The White Stripes, The Raconteurs и The Dead Weather, но и  как талантливый автор песен. Музыка певицы совсем не похожа на тот гаражный рок, который выдает ее супруг. The Ghost Who Walks — это элегантная и захватывающая запись, сочетающая в себе мотивы американской фолк-музыки, блюзовые тембры, деликатно подчеркнутые органом, и  классический звук аккордеона, способный разбудить эмоции даже у самого крепкого ковбоя. Стоит отдать должное и Джеку Уайту, сделавшему все возможное, чтобы при записи альбома не использовалось цифровое оборудование. Вместе с  яркими мелодиями и  завораживающим голосом Элсон это делает The Ghost Who Walks одной из самых успешных стилизаций под музыку времен Великой Депрессии, которую только можно найти.  Д. В.

Совместная работа Омара Родригес-Лопеса, гитариста The Mars Volta, и Джона Фрусчанте, бывшего участника Red Hot Chili Peppers, открывает новую серию психоделических рокзаписей. Музыканты уже не раз работали вместе  — Фрусчанте участвовал в  записи дебютного альбома Родригес-Лопеса, а  последний выступал в  качестве приглашенного гостя на Stadium Arcadium  — триумфальной работе Red Hot Chili Peppers. К тому же, в 2005-м году, музыканты записали две совместных композиции, 0=2 и 0, которые также вошли и в этот альбом, так и не получивший названия. Электронно-акустические комбинации, фоновые клавиши, космическое пространство прогрессивной психоделической музыки, отсылки к фолку, и несколько действительно завораживающих моментов. Даже удивительно, что альбом был записан с нуля, без единой музыкальной фразы, заготовленной заранее.  Д. В.

misc. 05 / 2010  21


Katie Melua

Josh Ritter

Jamie Lidell

The House

So Runs the World Away

Compass

Dramatico | 24.05.2010

Pytheas | 04.05.2010

Warp | 18.05.2010

Может показаться, что к своему четвертому альбому Кэти Мелуа выросла во всех возможных отношениях  — новыми красками сияет окрепший голос, а чувственный образ переносится в совершенно иные, драматические слои. Самое печальное в  том, что некогда уютная девушка с  гитарой на плечах уходит в  коммерческую музыку. В  качестве продюсера записи выступает Уильям Орбит (William Orbit), в клипе сияют неодетые мужчины, фальшивая игра на фортепьяно и  обращение к  истокам танцев. Если смотреть все это без звука, то становится невозможно пройти мимо сходства с  известным украинским драматическим девичником. С текстами тоже не все так просто: с одной стороны, девушка пытается поднимать серьезные темы, с другой — вся эта напускная драматичность только губит оставшуюся романтику, не давая вздохнуть в голосе певицы никаким другим чувствам, кроме мести. Наша героиня не потеряла способности писать хорошие песни, но The House просто невозможно принять на ура.  Д. В.

«Олень подстреленный хрипит, а лани — горя нет. Тот — караулит, этот — спит, уж так устроен свет». Эти шекспировские слова открывают новую главу в  жизни одного из величайших среди ныне живущих авторов песен. Композиции первого альбома Риттера, вышедшего после свадьбы музыканта, буквально написаны маслом на холсте — сквозь череду историй о  судьбах и  взаимоотношениях автор пытается донести нам самую суть человеческой природы. Кажется, теперь он решил всерьез обратиться к вечному. Герои его песен пытаются разглядеть свои поступки со стороны, беседуют о  пирамидах, сотворении мира и  поисках Нового Света. Легко представить, что этот альбом был записан десять, двадцать, или даже пятьдесят лет назад, а  эти песни когда-то исполнялись в гостиных залах и на палубах ярко украшенных пароходов. И если этот альбом не останется на века, то, по крайней мере, он даст понять что-то очень важное как самому автору, так и его слушателям.  Д. В.

Своим четвертым альбомом Compass Джейми Лиделл отметает все вопросы о том, кто тут главный белый соул-певец современности. Смешивая лучшие качества своих студийных записей и  концертные импровизации, он выпускает одну из самых ярких экспериментальных пластинок от поп-музыки. Продюсерами записи выступили Бек и  Крис Тейлор (Chris Taylor [Grizzly Bear]), а  среди приглашенных музыкантов засветились Лесли Файст (Leslie Feist), Никка Коста (Nikka Costa), Gonzales, Пэт Сэнсон (Pat Sansone [Wilco]), Джеймс Гэдсон (James Gadson [Ray Charles, Marvin Gaye]) и  многие другие уважаемые люди. Альбом записывался на нескольких студиях  — на легендарной Ocean Way Studios, на канадской Niagara Escarpment и, конечно, на студии Бека. По словам Лиделла, он пишет по одной песне в месяц, так что эмоций в этой истории о компасе, отчаянно пытающемся нащупать север, набирается больше чем на год человеческой жизни. Обнимая своим звуком, Compass до самого конца не перестает крутить слушателя, окуная его то в  танцевальные ритмы, то в  серьезные, на грани госпела, рассуждения о пройденном пути.  Д. В.

22  misc. 05 / 2010


Adam Green

Benga

Toro Y Moi

Musik for a Play [ ep ]

Phaze: One [ ep ]

Sides of Chaz [ ep ]

Contraphonic | 11.05.2010

Tempa | 10.05.2010

Self-released | 19.05.2010

На этот раз молодой человек, художник и певец британских пабов Адам Грин получил возможность реализовать себя в  качестве композитора, и  написать музыку к  театральной адаптации романа «Тимбукту» Пола Остера, рассказывающего о  собаке, пытающейся смириться с  тем, что ее бездомная хозяйка умирает. В центре повествования — их последняя поездка в Балтимор. На этот раз Адаму Грину пришлось отказаться от сатирических текстов и попытаться сделать то, к чему он раньше не имел никакого отношения. Двенадцать инструментальных композиций, не более чем по паре минут на каждую, действительно создают особенную атмосферу. Но невозможно судить о  происходящем, не посмотрев спектакля  — сама по себе эта музыка не говорит ровным счетом ни о  чем. Акустические демо-версии, струнные, флейты, джазовая гитара, трубы  — всё впустую. Остается надеяться, что Адам Грин задумается, и сделает правильные выводы для своего последующего альбома, ведь пока эта запись даже издается тиражом в  пятьсот экземпляров, хотя и  они имеют исключительно коллекционную ценность.  Д. В.

Один из самых влиятельных деятелей дабстепмузыки, автор поднявших жанр на новый уровень альбомов Newstep и Diary of an Afro Warrior возвращается, чтобы нанести сокрушительный удар по танцплощадкам всего мира. Первая часть, закладывающая начало серии Phaze, аналогичной Skreamizm от Skream, доступна в  двух вариантах  — шесть треков на виниле, или восемь, но файлами. Абстрактные мелодические текстуры и  печальный, разрывающий колонки бас поданы в  новом, еще более агрессивном свете. Беря фрагменты от рейва, техно или другой электронной музыки, Benga смешивает их во взрывоопасных пропорциях, создавая новое оружие для своих верных воинов. Phaze:  One  — это ярость, обращенная ко всей танцевальной музыке мира. В этом году заявлено продолжение, Phaze: Two, и  полноценный альбом мастера. Если это  — только «начало», то к концу года у нас есть все шансы увидеть нового «темного рыцаря».  Д. В.

Sides of Chaz — это cемь набросков, записанных одним из cегодняшних лидеров движения hypnagogic pop в далеком 2008-м году. По словам самого Чаза Бандика (Chaz Bundick), который единолично олицетворяет Toro Y Moi, именно эти пробы записи, приготовленные исключительно из спортивного интереса, навсегда изменили мировоззрение и представления молодого самородка о том, как должна звучать музыка, вылетающая из под его пера. Композиции совсем еще сырые, в них нет чувства наигранности и отполированного глянца нынешнего Toro Y Moi и, скорее всего, другая сторона Чаза способна отпугнуть добрую долю его нынешних фанатов, не готовых добровольно поучаствовать в ретроспективном анализе становления артиста. Новых почитателей таланта Бандика Sides of Chaz может и не привлечь, но желающие познакомиться с тем «как все начиналось», теперь имеют шанс, правда небольшой — EP, выпущенная ограниченным тиражом усилиями самого Чаза, распространяется исключительно на его выступлениях.  Н. С.

misc. 05 / 2010  23


new acts Kisses

Лос-Анджелес, Калифорния США

24  misc. 05 / 2010

синтезаторные напевы. Вместе любовная парочка Kisses производит мечтательное, задумчивое диско с намеком на ранние 70-е, когда жанр носил еще романтичный и целомудренный характер, а в героях-любовниках щеголял фанк. Их песни очень теплые, только звучат печально, словно лето закончилось быстрее, чем стремительный курортный роман.

Jessica Koslow

На первый взгляд может показаться, что эта музыка имеет несколько другие географические координаты, а именно — омываемые водами Балтийского моря берега Швеции. Ведь процветающая северная страна в последние годы стала богатейшим месторождением невесомого «балеарика» и добротного европопа. Дуэт Kisses звучит именно так, как внебрачный ребенок, появившийся на свет после слияния этих стилей, только эта диковинная жемчужина выброшена потоками всеобщей любви со дна Тихого океана прямиком на залитые солнцем пляжи ЛосАнджелеса. Молодой человек по имени Джесси (Jesse Kivel) поет вылитым голосом звезды скандинавского инди-попа Йенса Лекмана (Jens Lekman). Его вторая половинка — девушка, которую зовут Зинзи (Zinzi Edmundson), наигрывает очаровательные


к крохотному мирочку, в уюте которого хочется задержаться, ведь он создан так аккуратно и кропотливо, что тот кукольный домик.

Twin Sister Брукхейвен, Нью-Йорк США Однажды Андреа Эстелла (Andrea Estella) прогуливалась по дорожкам родного Лонг-Айленда и заметила кукольный домик, валяющийся близ обочины. Она подобрала его, украсила интерьер и обустроила по образу и подобию того места, где хотела жить, когда еще училась в средней школе. Теперь внутреннее убранство этого домика красуется на обложке последнего мини-альбома Color Your Life американского квинтета Twin Sister, вокалисткой которого молодая девушка и является. История эта не имела бы никакого смысла, если бы не отражала столь сильно суть той музыки, что играет группа. Их песни так атмосферны и романтичны, что уже не только название вызывает ассоциации с другими

Dom Ворчестер, Массачусетс США

«близнецами» — Cocteau Twins. Пышный дрим-поп, выполненный в пастельных тонах и пропитанный утренней, сомнамбулической негой и невесомостью. Наверное, неслучайно, раз по словам самой вокалистки, тексты приходят к ней в сновидениях. «If you can’t find the sea, I will take you there», — гласит Андреа в одной из песен и сильно преуменьшает возможности своего коллектива. Они не вторгаются на территорию, где единолично царствуют чиллвейв артисты, но вместо морских берегов, ведут слушателя

Несмотря на смехотворный возраст группы Dom, которой вот-вот исполнится всего лишь полгода, о них уже вовсю галдят специализированные ресурсы. Рассказать о ней можно немногое — в и без того короткой биографии группы не разобрать, где правда, а где выдумка. Группа называется Dom, потому что так же зовут их солиста. Его фамилия неизвестна — он отказывается оглашать ее из-за того, что переживает за сохранность своих денег, которых у него якобы очень много. Мечтает снимать художественную порнографию, играть в видеоигры с Лил Уэйном (Lil Wayne), любит группу Girls, с вокалистом которых его роднит тембр голоса, а так же любовь к сочинительству баек про самого себя, или по-настоящему нелегкое детство. Он вырос в детском доме, куда его выпроводила заботливая мать, когда ему было восемь. Дом, который построил коллектив Dom, собрал остальных музыкантов, разместив объявление на популярном сайте craiglist.org, где можно найти все что угодно: от вакансий рабочих мест и съемного жилья до сексуальных

партнеров. Единственный факт, который по-настоящему стоит знать о группе Dom — это то, что им удается сочинять потенциально хитовые песни. Living in America, которую сам Дом характеризует как «a YMCA-type track that I would be best known for but forever hate myself for writing», какая-нибудь патриотическая партия может взять на вооружение во время предвыборной кампании. Саркастичная Jesus, написанная после разрыва продолжительных отношений с девушкой, песня про экстази и поиски веры. Дебютный миниальбом Sun Bronzed Greek Gods нашпигован цепляющими мелодиями, как биг-мак калориями: дуновение гаражного рока и вычурные синтезаторные узоры неизменно преображают даже самые минорные ноты в сладкую вечеринку на лужайке у дома.

misc. 05 / 2010  25


miauk.com

new facts Лайэм Галлахер спродюсирует фильм о The Beatles Бывшего фронтмена группы Oasis скоро можно будет именовать не только музыкантом и  дизайнером (Лайэм Галлахер выпускает линию одежды под названием Pretty Green). На Каннском фестивале музыкант анонсировал свой первый кинопродюсерский проект. Лайэм примет участие в  создании байопика о  последних годах существования The Beatles. Фильм будет основан на книге Ричарда ди Лелло (Richard Di Lello), которая в  оригинале называется «The Longest Cocktail Party: An Insider’s Diary of the Beatles, Their Million Dollar Apple Empire and Its Wild Rise and Fall». В  любви к  этой книге неоднократно признавались и Лайэм, и Ноэль Галлахеры. У фильма пока нет режиссера и названия, актерский состав тоже не утвержден. guardian.co.uk

26  misc. 05 / 2010

M. I. A. vs. The NY Times Isis поставили точку Матханги Арулпрагасам (Mathangi Arulpragasam), выступающая под псевдонимом Майя (M. I. A.), не так давно вернулась из творческого безмолвия. Громко и с помпой. Hашумевший клип на композицию Born Free был моментально запрещен к  показу на большинстве телеканалов, но становиться более ласковой и пушистой исполнительница и не думала. Очередной скандал разгорелся после того, как журналистка The New York Times Линн Хиршберг (Lynn Hirschberg) взяла развернутое интервью у  исполнительницы для готовящегося материала о M. I. A. Певица оказалась не слишком довольна противоречивым результатом и  в  ответ вновь воспользовалась благами цивилизации и  разместила в  twitter’e следующее сообщение: «CALL ME IF YOU WANNA TALK TO ME ABOUT THE N Y T TRUTH ISSUE, ill b taking calls all day bitches ;)» И телефонный номер. Правда не свой, а журналистки. Можно представить, что творилось потом. pitchfork.com

Легендарный пост-метал проект Isis объявил о  своем распаде. В  блоге группы участники сообщили, что «Isis достиг цели. Трудно пытаться сказать об этом деликатно, так что лучше сказать прямо. Это окончание не является чем-то, что произошло за одну ночь, и не было вызвано ни одним из внутренних катаклизмов группы». Isis, собравшиеся в  1997-м на Hydra Head Records, выпустили пять альбомов, последний из которых, Wavering Radiant, был назван одним из лучших рок-альбомов 2009-го года. В  этой же статье, группа говорит, что «мы видели слишком много групп, перешедших через точку достойной смерти, и мы все обещали друг другу на ранних этапах, что сделаем все возможное, чтобы Isis никогда не стали жертвой этого синдрома». Группа  планирует сыграть все запланированные концерты, и  уже сейчас начинает приглашать фанатов путешествовать с  группой, чтобы отметить это событие в особенной обстановке. «Мы надеемся, что эти последние


Daniel Boud · boudist.com

ритуалы помогут нам завершить жизненный цикл группы празднично и благоговейно, и, также, даст нам возможность попрощаться со многими из тех, кто поддерживал нас на протяжении многих лет». Также Isis завершат работу над запланированным EP и  составят «концертный аудио- и  визуальный материал для последующих изданий». isistheband.blogspot.com

Концерт для собак Легенда рока Лу Рид (Lou Reed) и его супруга Лори Андерсон (Laurie Anderson), провели необычный эксперимент — 5 июня в  Сиднее, в рамках фестиваля Vivid Live, Рид и Андерсон устроили 20-минутный концерт исключительно для… собак! 20-минутное произведение, написанное Лори Андерсон, так и  называется — «Музыка для собак» (Music for Dogs) и  записано с  помощью собачьих свистков  — простых приспособлений, используемых хозяевами для подзывания своих питомцев. Концерт состоялся не где-нибудь, а  в самом Сиднейском

оперном театре. Понятное дело, что уважаемые собаки посетили мероприятие не одни, а с хозяевами, но люди на концерте слышали ничего — музыка, написанная Андерсон, имеет такую высокую частоту, что ее смогут услышать только четвероногие меломаны. Напомним, что человеческое ухо воспринимает звук в диапазоне примерно от 20 до 20 000 герц, в  то время как собаки слышат в  диапазоне от 40 до 60 000 герц. «Иногда эту музыку можно почти услышать»,  — говорит Лори Андерсон. — «Когда смотришь на приборы, видно, что звук действительно есть. И, к тому же, ваша собака будет шевелить ушами в процессе». Лори говорит, что на мысль сделать такой концерт их с Лу Ридом навела их собственная собака по кличке Лолабелль. «Она любит композиции плавные, но с большим количеством битов. Вещи с  вокалом и  большим количеством всяких сложных hi-end штук». Рид и Андерсон, похоже, не особо беспокоятся насчет того, нравится ли питомцам их музыка. Лори, в частности, сказала, что если собакам надоест слушать, они вполне могут устроить в  зале веселую потасовку, как на хорошем

рок-концерте. Что ж, позитивные новости — наконец-то положен конец человеческой монополии на музыкальные мероприятия! nme.com

Шакира записала кавер на The XX После того, как британская электропоп группа Hot Chip исполнила кавер на песню Шакиры She Wolf, колумбийская певица не стала отвечать гениям синтезаторов взаимностью, и, в свою очередь, поддержала молодых талантов The XX, находящихся в непрекращающемся гастрольном туре. Ее версия композиции Islands, получившая название Explore, будет издана летом этого года. stereogum.com

misc. 05 / 2010  27


Лена Хорн (Lena Mary Calhoun Horne)

Ронни Джеймс Дио (Ronnie James Dio)

30 июня 1917 — 9 мая 2010

10 июля 1942 — 16 мая 2010

Американская джазовая вокалистка, правозащитница и обладательница премии «Грэмми».

Американский рок-музыкант и автор песен, один из «крестных отцов» хэви-метала.

Хэнк Джонс (Henry «Hank» Jones)

Пол Грэй (Paul Dedrick Gray)

31 июля 1918 — 16 мая 2010

8 апреля 1972 — 24 мая 2010

Американский джазовый пианист и композитор, обладатель пяти премий «Грэмми».

Американский музыкант и киноактер, басист группы Slipknot.

28  misc. 05 / 2010


misc.  

misc. musical magazine issue: 05/10