Page 1

Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена Психолого-педагогический факультет Кафедра клинической психологии

Реферативная работа по книге А. Адлера "О нервическом характере"

Выполнил(а) студент(ка) I курса 10-20 группы Шокалюк Олеся Викторовна Проверил Кенунен Ольга Геннадьевна

Санкт-Петербург 2011


Содержание: 1. Введение. 2. Теоретическая часть I.

Происхождение и развитие чувства неполноценности, его следствие.

II. III.

Психическая компенсация и её подготовка. Усиленная фикция как руководящая идея в неврозе.

3. Практическая часть I. II.

Жадность. Недоверчивость… Невротическое расширение границ посредством аскетизма…

III.

Невротическая проницательность…

IV.

Девальвирующая тенденция. Упрямство и дикость...

V. VI. VII. VIII.

Жестокость, совесть, перверзия, невроз. «Верх и низ». Сомнамбулизм… Пунктуальность. Желание быть первым… Страх пред партнером…

IX.

Самоупрёки, самоистязание…

X.

Фамильный дух у невротиков...

4. Заключение. 5. Использованная литература.


«Всё зависит от мнения; на него оглядываются не только честолюбие и жажда роскоши, и скупость: наша боль сообразуется с мнением. Каждый несчастен настолько, насколько полагает себя несчастным.» Сенека (нравственные письма)

Введение. Альфред А́длер — австрийский психолог, психиатр и мыслитель, одной из ключевых его работ стало изучение нервического характера, того, под влиянием чего он формируется, и от чего зависят его индивидуальные особенности. Невро́зом в клинической психологии называют группы функциональных психогенных обратимых расстройств, имеющих тенденцию к затяжному течению. Впервые это понятие в медицине употребил в 1776 году шотландский врач Уильям Куллен. Большое внимание в психологии неврозов уделяется невротическому характеру, который сразу обнаруживает в себе много интересных закономерностей. Такие черты характера, как большая чувствительность, возбудимость, раздражительность, эгоизм, тяга ко всему фантастическому, отрыв от действительности, властолюбие, злобность, жертвенная доброта, кокетливый нрав, трусость и пугливость, рассеянность выражены у неврастеника гораздо более специфически в сравнении со здоровым человеком. Для неврастеника так же характерно наличие «воображаемой конечной цели», направляющей все его действия и мысли. Поняв конечную цель, можно определить, что побуждает неврастеника поступать, определённым образом, так, а не иначе, и даже предсказать его дальнейшее поведение.


Принципом такой постановки цели может служить «возвышение личностного чувства» развивающееся из чувства неполноценности. Под эту цель подпадают и черты характера, напрямую зависящие от неё. При этом они не являются принципиально новыми, имеются у всех людей, но у невротика выражаются особенно ярко. Характер невротика развивается из чувства неполноценности и стремления посредством власти избежать любого унижения. Теоретическая часть I.

Происхождение и развитие чувства неполноценности, его следствие.

Чувство неполноценности стимулирует интенсивное развития психики. Физическая неполноценность, включающая недоразвитие органов, остановку в развитии, чисто гистологические или функциональные дефекты формирования органов, функциональную недостаточность, приводит к повышению неуверенности в себе и принижает самооценку еще в детском возрасте. Все свои психические силы индивид бросает только на то, чтобы каким – то образом компенсировать состояние неполноценности. На этой почве развиваются невротические и психические расстройства. Неполноценный организм с самого рождения попадает в условия ожесточенной борьбы с окружающим миром и закаляется в этой борьбе. То есть его органы, компенсируя неполноценность, тренируются и развиваются гораздо интенсивнее, чем у обычного человека, и в некоторых случаях становятся и сверхъестественными. Это связано не только с тренировкой и «тенденцией роста», но из тем, что человек концентрирует свое внимание на неполноценности. Так, например, человек со слабым зрением акцентируется на этом своём дефекте, старается максимально использовать получаемую им зрительную, образную информацию и в итоге становится известен в области, где зрение играет важнейшую роль, изобразительном искусстве, фотографии,


графике и так далее. В истории и культуре мы имеем много подобных примеров: слепой словенский фотограф Эвген Бавчар, лишившийся зрения в возрасте одиннадцати лет, определяет присутствие человека на слух, исследует пространство благодаря тактильным ощущениям, просит других людей описывать для него получающиеся снимки, воссоздаёт образы в своём воображении; Эсреф Армаган – слепой от рождения художник единственный инструмент которого – подушечки пальцев; великий композитор Людвиг Ван Бетховен к концу своей жизни лишился слуха, но продолжал создавать музыкальные произведения, пользуясь «внутренним слухом» Апоссионату он написал, будучи совершенно глухим. Концепции нервных заболеваний, основанной на принципах неполной конституции, придерживаются многие ученые: Морель, Тимих, Биркс и другие. Их заключения основывались на данных статистики и наблюдения. Так, например, по статистике дети, страдавшие титанией – «повышенной мышечной возбудимостью, приступами судорог, связанных с нарушением обмена Са в организме» с возрастом приобретали следующие психопатические и невротические черты: инфантилизм, косоглазие, тугоухость, дефекты и нарушения речи, слабоумие, ночные страхи, сомнамбулизм, энурез, повышенные рефлексы, тик, эпилепсию, обмороки, пугливость, вспыльчивость, патологическую лживость, инстинктивный «побег», и лишь часть детей не имеет таких последствий. Часто встречается тимино – лимфатиус и специфическая гипоплазия половых органов - аномалия развития, заключающаяся в недоразвитии - у самоубийц и людей, склонных к самоубийству, соответственно. Дети с пастозным, торпидным хабитусом (плотные, страдающие застывшей формой золотухи) испытывают отвращение ко всем, вялость, сонливость, рассеянность, тупоумие, флегматичность, с эритическим хабитусом - беспокойство, бойкость, раздражительность, раннее созревание,


перепады настроения, аффективность, неужичивость, странности характера и односторонние способности. Кожная сыпь, колики становятся причиной тревожных, назойливых, мучительных состояний. На почве неврозов, к которым привели клинические расстройства, развивается честолюбие, любовь и стремление к почестям. Неполноценность органа становится навязчивой идеей и проявляется постоянно в поступках и мыслях, сновидениях, выборе профессии, художественных склонностях и способностях. Так, например, человек с нарушениями пищеварительной системы может быть гурманом с ярко выраженной страстью приобретения, бережливостью и жадностью. Ребенок с морфологическими дефектами, такими как аномалии суставов, дефекты конечностей, пороки сердца, фиброз печени, нарушения половых органов и других, представляет себе всё то плохое, что может с ним случится в течение жизни и из-за этого чувствует себя униженным и незащищенным. Ища для себя надёжный ориентир он приписывает одному из родителей или другому кумиру, значимому для ребенка лицу, всевозможные качества и силу. Следующим шагом становится стремление превзойти свой идеал. Так ребёнок растворяется в своей фантазии и уходит от реальности. Установка фиктивной цели, направленной на превосходство, начинается еще во внутриутробный период параллельно с развитием агрессивных черт: ребенок сталкивается с неудовлетворенностью, необходимостью прилагать усилия чтобы выжить, и первой его реакцией становится враждебность. Но потом с возрастом он начинает осознавать ценность помощи близких и учится манипулировать ими с помощью упрямства и послушания. Его личностное чувство повышается за счёт повиновения ему других людей. У ребёнка с неполноценным организмом самооценка занижена и личностное чувство постоянно сбивается.


Он не может в силу дефектов удовлетворить всех своих потребностей, ему очень многое недоступно. Он находится в изоляции от сверстников, в унизительных для него «тепличных условиях». Этим обуславливается более выраженная агрессия и раздражимость и преобладающее стремление «стать большим и сильным». В некоторых случаях для сохранения личностного чувства конституционно неполноценный человек начинает вести себя как ребенок, потому что в детстве ему легче всего удавалось избежать унижения благодаря детской непосредственности, наивности, инфантильности. Невротик неуверен в себе, он боится всего нового, непредсказуемого, особенно испытаний и необходимости принимать решения. Новые задачи он старается решить по аналогии со старыми. Он следует строго своему ориентиру, не изобретая нового, отказывая себе в других путях, причем выбранный им путь решения, как правило, самый простой, не требующий затраты больших усилий и волнения. Так обмороки, параличи и другие невротические проявления становятся способом защиты от необходимости решительных действий со стороны невротика, средством манипуляции близкими. Невротик живет будущим, своими фантазиями о нем и всё больше отдаляется от реальности. Настоящее требует действий, принятия решений, к которым невротик не готов, а мечты о будущем предполагают только планирование, и поэтому неопасны для личностного чувства невротика, которое он старательно оберегает. Он тщательно соблюдает порядок, который способствует его фикции, поэтому очень точен и педантичен. Использует эти качества, чтобы ощутить свое превосходство над другими, будет избегать слияния с серой массой. Невротик ощущает себя мучеником, так как кроме функциональной болезненности на него давит и психическая нагрузка, которую он сам воссоздает. Он старается использовать статус «героя-мученика», чтобы


манипулировать окружающими, ставя их в вину, что, якобы, «им пренебрегают и с ним не считаются». Страх и робость так же считаются средствами манипуляции невротика. Его частые перемены настроения, колебания и сомнения защищают невротика от необходимости брать на себя ответственность, при этом прослеживаются тенденции пессимизма и сверхчувствительности, тенденция пленять. С этим связано раннее сексуальное созревание невротиков. Мастурбация, импотенция, извращенные влечения, садизм, гомосексуализм – всё это проявления страха своей неполноценности и ущербности, и неосознанное уклонение от ситуации, в которой опасность угрожает тщеславию нервозного человека. Существует несколько поводов для вспышек неврозов и психозов: a) Поиски половых различий b) Начало менструаций c) Сроки менструаций d) Половые сношения, мастурбация e) Способность к браку, супружество f) Беременность g) Послеродовой период h) Климакс, снижение потенции, старость i) Экзамены, выбор профессии j) Угроза смерти, утрата близких Эти периоды усиливают или изменяют предварительные жизненные установки. К таким кардинальным переменам невротик не готов, он старается всеми силами избежать их, кардинальным способом такого решения является самоубийство. «Вторичной идеальной целью» становится поиск способов, как можно избежать принятия решений и ответственности.


Исторически между полами преимущество отдаётся мужчине, как сильному, главенствующему, возвышающемуся. У невротика это выражается парадигмой: «Я должен поступать так, как будто я совершенный мужчина (или хотел бы им стать)» или «Я женщина, а хочу быть мужчиной». Невротик очень болезненно относится к тому, воспринимают ли его как мужчину, постоянно пребывает в состоянии борьбы. «Мужской протест» - это одна из форм проявления воли к власти. Для невротика также существенно понятие «верх - низ», часто оно сливается с «мужским протестом». Поле зрения невротика сужено на том, что имеет значение для него, на его проблемах. Окружающий мир кажется ему враждебным, и невротик, избирая путь наименьшего сопротивления, концентрируется на себе самом и никогда на других. II.

Психическая компенсация и её подготовка.

Ощущения неполноценности и слабости конституционно неполноценного ребенка становится импульсом к тому, чтобы становиться сильным, быть мужчиной (ведь, как уже было сказано выше, мужчине отдаётся преимущество между полами). При этом невротик использует ту же стратегию, что и здоровые люди, а именно старается упорядочить хаотичность, но пользуется при этом выбранной им схематической фикцией, абстрактным вымыслом, имитацией, иллюзией, а не выведением принципиально новых заключений путём дедукции или индукции. Борьба за достижение идеала приводит к такому сильному психическому напряжению, что оно превосходит физическое или органическое. В такой напряженной психической ситуации усиливаются черты характера, свойственные невротикам: честолюбие, упрямство, нетерпение.


Невротик уходит от конкретной реальности, так как его «закостенелая психика» не даёт в неё ориентироваться. Невротик принципиален, он пытается под свои утверждения, под иллюзорную модель подогнать всю картину мира. Себе и другим он приписывает несуществующие роли, педантично и упрямо требует их исполнения. III.

Усиленная фикция как руководящая идея в неврозе.

«Наша психика – оборонительный и наступательный орган, рожденный необходимостью жить в границах, затрудняющих удовлетворение инстинктов» (стр. 81). Мышление стремятся задавать цель, быть впереди действий и событий. У невротиков оно направлено на то, чтобы избежать беспокойств. Для этого невротик использует различные фикции, формирует идеальную цель, которая будет его направлять. Практическая часть I.

Жадность. Старческие неврозы.

Как правило, такая черта характера как алчность наблюдается у всех невротиков и проявляется в желании увеличить своё материальное имущество и, соответственно, влияние на других людей. При этом невротик может изображать бескорыстие, обманывая и себя и других людей, ведь он понимает, что жадность – негативная черта характера, порицаемая в обществе. Но при обострении невроза корыстолюбие, так или иначе, проявляет себя во снах, бессознательных поступках, манерах, мимике, жестах. Даже акты щедрости мотивируются у нервозного человека тем, чтобы показать свою значительность. Противостояние между идеалом и низменной жадностью вынуждает невротика скрывать свои алчные порывы. Далее Адлер привод пример из своей психотерапевтической практики, иллюстрирующий эти черты характера невротика.


Пациент лечился от заикания и депрессии. В обществе он слыл щедрым человеком. Рассказывая о том, как он передал институту большое добровольное пожертвование, он «как бы нечаянно заметил, что сегодня он особенно удручён. При этом усилилось его заикание» (с. 137). Пациент расстался с крупной суммой капитала, это подавляло его личностное чувство: ведь он должен приумножать, а не тратить. Поэтому он сразу начинает поступать таким образом, чтобы компенсировать свою ущемленность. Он испытывал сильный голод и отправился пешком в кафе, находившееся довольно далеко, где его ждал друг. Он заставил друга ждать, тем самым он проявил своё властолюбие – занимал чужое время. Он начал сразу экономить – пошёл пешком, несмотря на усталость и депрессию. По словам пациента, утолив голод, он почувствовал себя лучше. Адлер наблюдал много пациентов, «у которых голод вызывал головные боли, дрожь, депрессию и ощущение ненависти» (с. 137). Когда пациент ещё не включил защитный механизм, направленный против психотерапевта, по его первым действиям и словам можно довольно точно судить о его характере и проявлении болезни. Так пациент Адлера на первом посещении, представившись, добавил, что он несостоятелен и не может много платить за лечение. Позже, в процессе лечения, он признался, что пошёл на обман, чтобы уменьшить гонорар. В детстве отец пациента прививал ему идею о том, что «Деньги – это власть, за деньги можно иметь всё!» (с. 138). Честолюбивые наклонности проявлялись у пациента в детстве. Когда он не соответствовал требованиям, которые предъявлял ему отец, он прибегал к заиканию как к способу показать отцу, что тот допустил ошибку в воспитании, нарушить его планы относительно будущего сына (отец мечтал, чтобы сын сделал себе карьеру в юриспунденции). Кроме того заикание давало массу других преимуществ для возвышения личностного чувства пациента: оно позволяло ему хорошо взвесить слова оппонента, причинить собеседнику неудобство и почувствовать свою власть над ситуацией.


Сильнее зависть и жадность проявляются в старости. Человек ощущает подсознательно превосходства молодых, унижение, и в следствие, чувство неполноценности. Чтобы как-то компенсировать это состояние, человек начинает вести себя вызывающе, что подвергается критике общества. При этом в нём ярче проступают инстинктивные черты, среди которых зависть, жадность, властолюбие. В стремлении сохранить видимость власти, престиж, невротик может дойти до самоубийства, последней попытки доказать свою значимость. Женщины еще сильнее чем мужчины подвержены неврозам при приближении старости. Климакс, утерянные красота и обаяние, обесценивание роли женщины заставляют её ощущать ущемлённость, что выливается в подозрительность и эгоизм по отношению к окружающим её людям. Внимание невротика постоянно направлено на нечто недостижимое. Часто «символом недостижимой цели становится секс» (стр. 156) и тогда все события и объекты воспринимаются с сексуальным подтекстом и по сексуальной аналогии. К сожалению, если психотерапевт толкует это отклонение в духе фрейдовской школы, то он не отрывает пациента от его фикции, а наоборот, подаёт ему новую – мнимое либидное влечение – ещё один способ манипулирования окружающими, ещё одно универсальное оправдание и объяснение действий невротика, потому что любое влечение при желании можно объяснить сексуальной неудовлетворённостью. У пожилых людей невроз часто проявляется в период климакса, но он присутствует и в более раннем возрасте в более умеренных формах, разрастаясь год от года. Как пример, Адлер приводит переход простой осторожности («если бы я лишился своих денег то оказался бы внизу») в страх («вдруг я лишусь своих денег и окажусь внизу»), а затем в меланхолию («раз я потерял мои деньги, то оказался внизу»).


Направляющая установка «я хочу быть победителем» является основополагающей при неврозах у пожилых людей. С помощью невротических черт характера: педантизма, желания нравится, собственных навязчивых страхов пациент держит домашних в повиновении. Невротик демонстрирует свои слабости, часто их утрируя. Это выражается в дрожаниях, забывчивости, трудностях в справлении естественных нужд, травматических последствиях. Лечение таких пациентов затрудняется тем, что «личность психотерапевта и его успех подстёгивает у пациента зависть» авторитет врача нарушает душевное равновесие тех пациентов, которые в течение жизни привыкли управлять другими. II.

Невротическое расширение границ посредством аскетизма, любви, преступления. Симуляция и невроз. Чувство неполноценности из-за принадлежности к женскому полу. Цель идеала. Сомнение как выражении психического гермофродитизма. Мастурбация и невроз.

Компенсирующая идея невротика «хочу иметь всё» может трансформироваться в более безопасные способы достижения цели. Один из таких обходных путей – аскетизм, бережливость в сочетании с жадностью и алчностью. Во всех этих случаях наблюдается мнимая цель «прорвать границы» (с.190) Чтобы избавиться от границ общества, невротик потенциально готов к преступлению, с готовностью может использоать ложь, воровство. Невротик стремится обесценить жизнь, здоровье, благополучие ближнего. Попытки возвысить личностное чувство затрагивают и любовь, перемешиваясь в отношениях мужчины и женщины. Личность одного партнера становится способом возвышения другого. Универсальный способ принизить


другого человека - сравнение его с неким идеалом. Невротик предъявляет к своему партнеру бесчисленное количество требований, выискивает в нем недостатки и предпочитает брать, а не давать. Брак и любовь превращается в скрытую борьбу за власть. Мужская месть выражается в вызывающем поведении, брани, интрижках, алкоголизме, иногда – в импотенции, как способе дискредитировать женщину. Женский вариант мужского протеста выражается в мнимой фригидности как в способе уязвить мужественность и силу партнёра. При этом женщина возвышает своё личностное чувство, чувствует, что может владеть ситуацией. Она может аранжировать чувство вины, например, занимаясь мастурбацией, но единственной целью и результатом в этом случае является возможность отказаться от партнёра и, соответственно, от низшей женской роли. Пример из практики Адлера: одна пациентка, придя на приём, сразу подчёркивает, что не хочет быть никому обязанной, поэтому не станет использовать бесплатное лечение. Сама она любит одаривать близких, чувствуя при этом себя в роли главы семейства. В девятилетнем возрасте пациентка пережила попытку изнасилования. Воспоминание о нём она затем стала использовать как защиту: до тридцати лет она избегала мужчин. С десятилетнего возраста она, как сама выразилась, усердно занималась мастурбацией, после чего у неё развилось сильное чувство вины, и она решила, что недостойна вступить в брак. «Пациентка полагает, что она из-за мастурбации утратила некую выступающую часть гениталий, <…> теперь она якобы совершенно непригодна для брака, так как, если бы муж узнал о её пороке, она бы этого не пережила» (с. 202). Таким образом, пациентка защищается от необходимости исполнения роли женщины и сохраняет личностное чувство. Но вскоре её фикция пошатнулась, всё женщины, окружавшие её (подруги и сёстры), выходили замуж, и её честолюбие «устремилось к господству над мужчиной» (с.202).


Психотерапевт должен следить за тем, «чтобы самому не стать жертвой девальвирующей тенденции пациента» (с.203), не допускать попыток пациента лишить врача значимости. Чтобы навязать врачу низшую роль, пациент «усиливает напряженные отношения, нередко даже создает любовные и дружественные отношения» (с. 203). Представители школы Фрейда считают, что одним из направлений либидо человека является подсознательное желание инцеста, направленное на любимого родителя. Адлер в противовес им говорит о том, инцестуальная склонность направляется только волей к власти и видимости, то есть ребёнок пытается распространить влияние на родителя противоположного пола, чтобы потом манипулировать им посредством притворства и кокетства. III.

Невротическая принципиальность. Сострадание, кокетливость, нарциссизм, галлюцинаторная защита. Добродетель, совесть, педантизм, фанатизм, правдолюбие.

Невротик проявляет большую принципиальность, так, например, женщина при выборе партнера будет руководствоваться целым набором черт и качеств, которым тот должен соответствовать. Любовь в представлении невротика всегда сопрягается с трудностями, и «то, что достижимо, удостаивается только пренебрежения и неприязни» (с. 222). С другой стороны у неё существует масса предрассудков относительно противоположного пола, таких как «все мужчины – тираны», «все они грубы», «от них дурно пахнет». Такие суждения обнаруживаются и у мужчин, они возникают из-за недоверия мужчин женщинам: «все женщины порочны, ненасытны, легкомысленны, слабоумны». Теми же фикциями руководствуются и философы, и поэты, формируя идеалы общества. «Шопенгауэр, Стриндберг, Меблус и Вайнегер создали «великолепные» клише, унижающие женщин» (с 223).


В качестве компенсации женщина выбирает партнером слабого, неполноценного, ущербного мужчину. Это маскируется выражением сострадания и жалостью к нему, но на деле женщина возвышает своё личностное чувство за счёт слабого мужчины рядом с ней. Другой путь реализации желания иметь всё – кокетство. Женщина прилагает усилия к тому, что бы привлечь и подчинить себе как можно больше мужчин и этим компенсирует чувство неполноценности. Мужчины же кокетством стараются подчинить себе окружающих, создавая хорошее впечатление. Кокетство или эгоизм также выступает в качестве защитной реакции. Еще одна защитная тенденция невротика – галлюцинации, представляющие собой метафорический абстрактный финал, отражают доверие, надежды, суждения и опасения индивида. Галлюцинации иллюстрируют только руководящую фикцию идеала. Нередко желание «хочу иметь всё» сочетается у невротика с противоположными чертами характера – честностью, скромностью, невзыскательностью. «Честность и совестливость в неврозе нередко граничит с педантизмом» (с. 241). Какое-нибудь воспоминание о пороке, нелицеприятном поступке, совершённом ранее, заставляет человека старательно оберегать свою тайну, стараясь сохранять видимость добропорядочности, бояться, что, если вдруг всё раскроется, он опустится в глазах людей, и страдать от этого гнетущего чувства. Многие невротики подвержены фанатизму правдолюбия. Только они используют правду, чтобы причинить другим людям боль. Невротик может высказать человеку в глаза самую нелицеприятную, унижающую чужое личностное чувство правду, прямо будет говорить о таких вещах, о которых тактичнее было бы промолчать, и потом будет удивляться, почему на него обижаются? Ведь он всего-навсего озвучил всё, как оно есть.


IV.

Девальвирующая тенденция. Упрямство и дикость. Принудительные отношения невротиков как иносказание. Символическая кастрация. Чувство ущемленности. Равенство с мужчиной как жизненный план. Симуляция и невроз. Замена мужественности. Нетерпение, недовольство и замкнутость.

Психическое преображение, называемое неврозом, начинается с того момента, когда пациент, не имея возможности реализовать неисполненный идеал, ищет временную равноценную, замещающую цель на обходных путях. Невротик отделяется от общественного разума и социального чувства. Нервозный человек для достижения своей цели может применять одновременно противоположные черты характера - покладистость и упрямство, безмерность и умеренность, грубость и кротость, отвагу и трусость и так далее. Двадцати двух летняя пациентка Адлера была запальчивой, упрямой, агрессивной, при этом страдала энурезом. Она была миролюбива только с психотерапевтом и нередко высказывала суицидальные мысли. «Управляющая функция - равенство с мужчиной – каким-нибудь образом выражается у всех девушек и женщин» (с.253) Это проявляется во всем, от манеры держаться в обществе, мировоззрения, законов, до выбора одежды. Здесь наблюдается предпочтение к ношению мужской одежды, брюк, ведётся борьба с корсетами, сковывающими движение. Мужская манера держаться у женщин сразу бросается в глаза: желание идти по левую руку от спутника, скрещенные на груди руки, нетерпеливое постукивание одной ноги о другую. Выбор черт характера невротика зависит от контекстной фиктивной цели, при этом черты могут не соответствовать общественному представлению о самой цели. Так, например, для достижения цели быть сильным, быть мужчиной во всех смыслах этого слова невротик может избрать кокетство.


Часто обнаруживается, что невротики в детстве симулировали симптомы болезней, которыми теперь страдают. Для укрепления влияния и манипулирования невротик прибегает к симуляции болезненного состояния или к аггравации. Опека и потакание со стороны близких дают ему чувство уверенности и защищенности. «Техника симуляции состоит в том, что личность устанавливает фикцию и поступает сообразно ей, как будто имеет соответствующий дефект, в то время как знает, что не имеет его» (с. 272). Автор описывает следующий случай: его пациентка, будучи ребёнком, между родителей отдавала предпочтение отцу, баловавшему её (мать больше отдавала себя сыновьям). Пациентка заметила, что, когда она больна, отец усердно заботится о ней, все её желания и прихоти исполняются. Она чувствовала себя уверенной хозяйкой в доме, помыкая отцом, это было вполне адекватной заменой «утерянной мужественности». Пациентка стала предпочитать болезненное состояние, начала намеренно симулировать симптомы. V.

Жестокость, совесть, перверзия, невроз.

Жестокость наряду с упрямством, вспыльчивостью, ранним сексуальным созреванием, честолюбием, завистью, корыстолюбием, злостью и злорадством становится путем компенсации у детей, рано формирующих свой личностный идеал из-за того, что на них давит чувство собственной неполноценности. Жестокость проявляет себя во взаимоотношениях с другими детьми, обращении с животными или растениями, в выборе профессии, интересе к тому, что вызывает ужас у других, садизму, похоронным шествиям. Такие дети выбирают профессии, дающие право унижать, бить другое живое существо: кучера потому что он может бить лошадь, солдата, судью, мясника, учителя, потому что он может наказывать детей, полицейского, могильщика,


Невротик с такой психической надстройкой с детства боится чувств, нежностей, не выносит поздравлений, соболезнования, приветствия – в общем, пытается заглушить в себе социальное чувство всеми способами. Когда садистское увлечение теряет силу и эффективность воздействия на близких, невротик возвращает утраченное влияние кротостью и мягкосердечием, и посредством их манипулирует людьми. Совесть у невротиков выступает в качестве защитной надстройки. Угрызения совести, раскаяние, скорбь возвышают невротика в собственных глазах, окружают его образ ореолом добродетели. Неоправданное перенапряжение, вызванное различными надстройками и фикциями, сжигает жизненную энергию невротика. Угрызения совести, раскаяние и скорбь, которым невротик часто предаётся, облагораживают и возвышают его в собственных глазах. Бесплодные угрызения совести освобождают его от необходимости решать проблемы. Невротик любит представлять себя в благородной свете, как благородного, доброго, милого человека. Партнёру, перед которым он испытывает страх, невротик приписывает коварство, жестокость, эгоистичность. Чтобы подтвердить и укрепить эту фикцию, он будет выискивать и утрировать те воспоминания, которые бы подтверждали его добродетель. VI.

«Верх и низ». Сомнамбулизм. Антагонизм мышления. Возвышение личности за счет обесценивания других. Невротическая готовность прийти на помощь. Авторитет. Мышление противопоставления и мужской протест. Аттитюды «наверх» как символ жизни. Навязчивая мастурбация. «Жажда знаний».

Понятию «верх - низ» невротик придает большую важность. «Верх» в культуре и религии всегда находится в доминирующем, выигрышном положении, «низ» - отождествляется с грязью, грехом. Отсюда берет начало


страх падения, как чего-то постыдного, болезненного, бесчестного. Имеется ввиду как фактическое падение, падение на землю, так и падение в глазах людей, по карьерной лестнице и.т.п. Опасность падения заставляет действовать обходными путями, отказываться от благоприятных возможностей и решений требующих оригинального, неординарного подхода. Ведь когда человек действует поновому, он рискует ошибиться и «упасть». Иногда стремление «на верх» выражается в унижении и обесценивании других людей. Унижая других невротик возвышается сам. Ещё один вариант этого стремления - излишнее попечительство над другими людьми, стремление стать «законодателем для других» (с. 295). Один из пациентов в детстве попадал в аварию на дороге, и теперь всякий раз, переходя улицу, пугливо хватал за руку спутника, как будто тот без него не смог бы перейти улицу. Одной из пациенток снился сон, мысль которого была фраза: «Я встала на головы всем людям», выражающая, что пациентка уверена в своём превосходстве перед другими людьми. Пациентка страдала головными болями, которые обострялись, когда она испытывала унижение, когда «ей наступают на голову» (с. 294). «Первое требование в психиатрии сводится к отказу от подавляющего авторитета» (с. 296). В противном случае больной почувствует себя дискредитированным, положение пациента для него будет значить то же, что и «быть внизу», это ухудшит его психическое состояние, вынудит держать защитную дистанцию и сопротивляться лечению. Любое слово, сказанное психотерапевтом, будет подвергаться сомнению, оспариваться, восприниматься как подавляющее волю невротика. Навязчивая мастурбация у обоих полов выступает как способ избежать полового общения и таким образом сохранить своё личностное чувство. «То есть мастурбация возникает из защитной тенденции»(с. 307).Проблема в том, что молодёжь слишком злоупотребляет эротикой «изолированного и враждебного обществу человека» (с. 307).


VII.

Пунктуальность. Желание быть первым. Гомосексуализм и перверзия как символы. Стыдливость и эксгибициализм. Верность и неверность. Ревность. Конфликтный невроз. Одной из черт невротика является педантизм во всем, в том числе и в том,

как распоряжаться своим временем. Среди таких людей есть много пунктуальных. Пунктуальный невротик требует такой же пунктуальности и от других. Чужая непунктуальность становится поводом для агрессии. Кроме того, невротик таким образом повышает своё личностное чувство, противопоставляя свою точность чужой безалаберности. Другое невротическое проявление – всегда опаздывать – становится защитой от принятия решений, потому что опоздание, доведение дела до того момента, когда уже «слишком поздно», даёт невротику ощущение того, что это он владеет ситуацией. Стремление к первенству в той или иной степени присуще всем людям, но у невротиков эта тенденция базируется на чувстве неполноценности, чтобы его компенсировать, невротик стремится во всём всегда быть первым, завоевать расположение всех людей. «В страхе перед испытанием, решением и половым партнером мужской протест «сворачивает» на путь извращенных влечений, садистских и мазохистских фантазий, навязчивого онанизма и поллюций» (с. 315). Последствие надуманной или реальной неполноценности органов – мелочная ревность, садизм - с их помощью невротик пытается доказать свою потенцию и любовь. Часто из гордости пациент сам этого не замечает, хотя все окружающие отмечают, что он ревнив. Ревность может выражаться в депрессии, боязни общества, мигренях.


Одна из преувеличенных черт невротического характера – стыдливость, которая может выражаться, например, неспособность прилюдно отправится в уборную, в результате у человека рано или поздно наступают перебои с мочеиспусканием. У женщин одна из форм стыдливости – обратить чужое внимание на свою половую принадлежность, т.е. показать, что она – не мужчина. Нервозные дети – как девочки, так и мальчики – всегда избегают ситуации, в которой им нужно было бы раздеться в присутствии кого-то и настойчиво выгоняют всех из комнаты, иногда даже запирают дверь. Формы маскировки страха и стыдливости: бесстыдное поведение (чтобы быть как мужчина, которому всё дозволено), неверность и ревность ( из-за страха быть зависимой от одного партнёра). VIII.

Страх пред партнером. Бессонница и навязчивая сонливость. Невротическое сравнение мужчины и женщины. Формы страха перед женщиной.

У невротиков присутствует неосознанный страх перед партнёром. Невротик боится, что партнёр может подавить его личностное чувство, поэтому эгоистично принижает его значимость, старается быть неприятным, чтобы не быть принятым, не сближаться и иметь свободу от партнёра. «Нервозный человек не способен к любви не потому, что он вытеснил свою сексуальность, а потому, что его застывшие готовности служат его фикции, воле к власти, а не к социальной жизни» (с. 329). Часто невротики одним из путей бегства от отношений с партнёром, от решения совместных проблем, избирают уход в искусство или работу. Своё творчество невротик посвящает тому, что подтолкнуло его к искусству – страху перед женственностью. Эта тематика пронизывает всю историю культуры начиная от мифа об Адаме и Еве и заканчивая враждебным отношением к женщине в философии Шопенгауэра.


Нервозная бессонница – способ избежать ситуации, в которой пациент чувствует себя беззащитным. Сон ассоциируется с параличом, подавленностью, и во сне человек уже не владеет ситуацией, чего так боится невротик. Бессонница – это «рациональнейший аттитюд борьбы: быть на страже!» (с. 338) Часто оказывается, что нервозные мужчины в прошлом находились под влиянием женщины, подавлявшей их личностное чувство – матери, сестры, воспитательницы. Этот факт повышает в мужчине чувство неполноценности, специфической защитой от которого становятся сексуальное любопытство, потребность изучать и рассматривать женское тело, подмечая при этом его недостаточность, ущербность по сравнению с мужским и самоутверждаться за этот счёт. Одна из форм страха перед партнёром – гомосексуализм. Высоко ставя партнёра того же пола, что и он сам, невротик повышает своё личностное чувство и утверждается в собственном превосходстве. Форма страха перед женщиной – сифилидофобия, или боязнь заразиться сифилисом. Из чувства неполноценности невротик боится оказаться подавленным женщиной. Чтобы принизить и обесценить её, он наделяет женщин в своём сознании всеми возможными грехами. Женщина представляется ему преступницей, требующей больших расходов, коварной, хитрой, готовой на причинение зла. Такие мысли имели место во все эпохи, они и сейчас находят отражение в трудах учёных, философов, поэтов и т.д. Выдвижение этих идей на первый план стало одной из причин молота ведьм в средневековой Европе. «В диспутах учёных средневековья постоянно всплывали вопросы: имеет ли женщина душу, человек ли она вообще?» (с. 345).


IX.

Самоупрёки, самоистязание, готовность покаяния и аскетизм. Неврозы у детей. Самоубийство и идеи самоубийства.

Желание быть самым первым во всём распространяется и на желание превзойти всех в героизме, страдании и самоистязании. Пациент противопоставляет себя миру, который представляется ему угрозой существования. Оружием невротика в борьбе против окружающих становится покаяние, самоупрёки, суицидальные наклонности, посредством которых невротик манипулирует другими людьми. Все эти проявления вызывают жалость у других людей, что делает возможным управление ими, их чувствами и действиями. Невротик склонен проклинать себя по любому поводу – даже за расходы на посещение врача или встречи с девушкой. Просыпающаяся в нём жадность не даёт ему покоя, и вот он уже начинает волноваться от самых небольших трат, а закупки пробуждают в нём ужас. Покаяние является другой формой самоистязания. Это защитная тенденция, потому что, раскаиваясь в совершённом, невротик ничего не собирается менять в настоящем. Это только ещё один способ растянуть время и потешить своё тщеславие. «Итак, существует возможность обеспечить чувство превосходства, впадая в скорбь посредством покаянных мероприятий, таких как соблюдение поста, чтение молитв и т.д., и эта возможность легко становится стимулом для слабой души…» (с.354). Наблюдая за невротическими детьми Адлер отметил, что большинство из них симулируют болезненные симптомы, чтобы защититься от родителей. Один из примеров детского невроза, рассматриваемый Адлером: одиннадцатилетний мальчик страдал вялотекущим кашлем и энурезом. Ребёнок постоянно пытался привлечь внимание отца и настроить его против мачехи, был вспыльчив и несдержан.


После того, как мачеха упрекнула его за мокрые простыни, он смесь выпрыгнул из постели и стал бегать по комнате, пока отец не уложил его в постель, сделав замечание жене. У мальчика случился приступ кашля, похожего на уже вылеченный коклюш, после чего между супругами произошла ссора. Когда вечером пришло время ложиться в постель, мальчик снова пришёл в возбужденное состояние, стал бегать, пока не сбил дыхание. Очевидно, он попытался вызвать ещё один приступ кашля, чтобы привлечь к себе отца. Когда причина приступов была выявлена, припадки прекратились, хотя псевдокашель не проходил ещё полгода. Лечение мальчика не дало результатов, и через несколько лет этот юноша совершил крупную кражу. Крайней формой защитного протеста невротика является самоубийство. Невротики с суицидальными наклонностями выражают таким образом недовольство ситуацией, идущей не по их сценарию. Большинство таких невротиков мечтает о том, как близкие будут скорбеть о них после смерти. Один из пациентов долго ждал письма от своей невесты. Ему приснилось, будто он мёртв, а его гроб окружают скорбящие родные. Через этот образ родных, пребывающих в отчаянии из-за его смерти, пациент утверждается в своей значимости. X.

Фамильный дух у невротиков. Упрямство и послушание. Молчаливость и болтливость.

Сильной чертой характера невротика является фамильный дух, проступающий часто в ничем не мотивированной гордости за семью, нацию или этнос. Чувство причастности к определённой узкой группе или ячейке общества даёт невротику чувство защищённости и надёжности, а


также ограничивает количество необходимых контактов с обществом в пределах этой ячейки. Направляющими для невротика могут становиться две противоположные черты характера – упрямство и послушание, которые определяют уникальные особенности невротической психики. Это делает несостоятельной идею о врождённом характере, так как на его формирование большое воздействие оказывает руководящая идея. «Упрямство и послушание - это психические аттитюды, социальные установки, которые помогают понять бросок из ненадёжного прошлого в защищённое будущее» (с. 371). Дух противоречия – черта, которой невроз обязан своей остротой, сильнейшее выражение мужского протеста. Эта черта позволяет невротику с успехом противостоять окружающим. «Верх» и «низ», «правое» и «левое», «зад» и «перёд» меняются местами, как и «женское» превращается в «мужское». Воля исчерпывается попытками компенсировать чувство неполноценности и представляет мужское начало. Застенчивость, как страх перед принятием решения, часто сопровождается молчаливостью, попытками отгородиться от людей, изолировать себя, демонстрируя таким образом свою значимость и независимость. В противоположность – болтливость, склонность перебивать и не дослушивать других людей, отвечать на любую реплику «нет», «но», «наоборот» демонстрирует желание возвыситься, выставить себя на передний план по отношению к другим.


Заключение. Исследование показывает, что невроз – это направляемая идеей попытка компенсации реальной или надуманной неполноценности. Невротики всегда придерживаются надёжной проверенной схемы поведения. Конечная цель невроза – защитить человека от действительности, не дать разоблачить его неполноценность. Причиной появления чувства неполноценности, как показывает практика, кроме конституциональных отклонений, могут быть как излишняя изнеженность, так и отсутствие любви.


Использованная литература: 1.

Адлер А.

О нервическом характере. Под ред. Э. В. Соколова/ Пер. с нем. И. Ф. Стефанович – СПб.: Университетская книга, 1997 – 388с.


"О нервическом характере"  

Реферат по книге А. Адлера "О нервическом характере" выполнен в 2011 году студенткой I курса психолого-педагогического факультета РГПУ им. А...

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you