Issuu on Google+

Альманах

За гранью реальности www.prozakonkurs.ru г. Москва 2012 г.


УДК 821.161.1 1 ББК 84(2 Рос = Рус)6 5 А 57

        Редактор выпуска

   Менеджер проекта

   Верстка

  PRменеджер

Отдел доставки

 ! " # 

По вопросам приобретения альманахов обращайтесь по адресу: skrizhal@prozakonkurs.ru Адрес сайта: www.prozakonkurs.ru Издатель – ООО «Золотая строфа». Тираж – 3000 экз. Отпечатано в типографии ООО «акваГрафика» Авторские права на все произведения, опубликованные в альманахе, принадлежат их авторам.

ISBN 978 5 905260 24 7


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

0  1  г. Химки, Московская обл.

СКАЗКА, НАВЕЯННАЯ ДОЖДЕМ 2 3  444   5  3  67   "89: % "7   %

– Что же Вам осталось от Кальмана? – Его музыка, его потрясающая музыка, которая, я надеюсь, меня оправдывает, потому что в ней есть та частичка, которую зовут Верушка. Когда же ты придешь, Иштван? Сколько мож но заставлять меня мокнуть под пронизывающим насквозь венским дождем? Через большое окно, обрамленное сиреневы ми лампочками, я смотрю на настенные часы ре сторана «Захер». Уже семь вечера. Ты опаздыва ешь больше, чем на сорок минут, мой милый со чинитель. Вокруг меня без устали сигналят маши ны, будто переговариваясь друг с другом о чемто, ревут мотоциклы. Мое легкое пальтишко промок ло насквозь. Зачем ты позвал меня сюда, в этот неуютный и чужой мне город? Нужно ли тебе чтото, кроме бесконечных партитур и огрызков карандашей, которыми ты без устали пишешь свои ноты, пы таясь сочинить шедевр? Способен ли ты любить живого человека, мой родной, голубоглазый ро мантик? Я оборачиваюсь и смотрю на величественное здание Венской оперы. Знаешь, если бы у меня в

/


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

3 C D  1 г. Москва

ЧИСТАЯ СИЛА Повесть

1 Город еще жил обычной размеренной, спокойной жиз нью, но слухи о какихто странных событиях и явлениях уже ползли. Поговаривали, что из милицейского «обезъянника» невероятным, загадочным образом исчез задержанный. Две ри, замки, стены, пол, потолок, решетки – все на месте, все це лехонько, исчез только «пришелец». Так обозвали его милици онеры, ибо само появление этого человека было не менее за гадочным, чем исчезновение. Выглядел он, со слов очевидцев, очень солидно, можно даже сказать – величественно. Высо кий рост, гордая осанка, длинная седая борода, пронизываю щий взгляд, низкий грудной бас, медленная речь, короткие, ве ские фразы. Пришел он сам, рассказал о своем прошлом, как без малого полвека назад, будучи председателем передового колхоза, чтобы избежать несправедливого суда и возможной расправы, решил уйти в тайгу и переждать смутное время ве ликих преступлений власти против своего же народа. Он пы тался чтото объяснить, говорил о какихто своих чудесных, необыкновенных возможностях, способных радикально из менить жизнь всех людей на планете к лучшему, просил, даже требовал немедленно отправить его в Москву, в академию на ук или прямо в Кремль, к самому главному… Но милицию такими сказками не проймешь: сначала под няли на смех, потом посадили за решетку, пригрозили, что от правосудия даже через годы не укрыться, между собой погова ривали, мол, не вызвать ли психушку. Спасибо, что не били… Отчаявшись быть услышанным, «пришелец» обратился в

AB


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

3 C D  1 г. Москва

«ушельца» – сам пришел, сам ушел. Минуя стены, решетки, замки и всю рать караульщиков. Исчез таинственно, без взло ма и без следа, просочился, улетучился, пропал. Это последнее обстоятельство и стало причиной слухов и пересудов, мили ционеры ведь тоже люди, не удержались, поделились своим удивлением с друзьями, родственниками, знакомыми – вот слухи и поползли. Подогрело их еще одно событие очень не ординарного свойства: в местном универмаге некий черня венький молодец ходил по магазину и раздавал людям ко шельки, сумочки, деньги, объясняя при том, что он все это ук рал минутами назад, но теперь раскаивается, просит его изви нить и обещает впредь никогда ничего подобного не делать. И опять же в торговом зале видели старца с длинной белой бо родой… Но паники, как я уже сказал, в городе еще не было. Она бу дет позже, когда загадочные события коснутся и меня, Сергея Бородина. В то время служил я в истребительной авиации в должности командира эскадрильи, а полк наш располагался неподалеку от города, в котором происходили упомянутые выше события. Слухи о них долетели и до нашего гарнизона, но я, скажу честно, не очень всему этому верил. Недосуг мне было забивать голову подобными небылицами, своих забот и хлопот по горло, летная работа совсем не оставляла свобод ного времени. А перед отпуском у меня тем более был нату ральный цейтнот. Полеты закончились, мы сидели и ждали автобус, который обычно отвозит летчиков с аэродрома в жилой поселок. Что бы както отвлечься от терзавших меня невеселых мыслей, связанных с минувшим летным днем, я взял в руки газету и стал просматривать новости. Внимание привлекла маленькая заметка, в ней сообщалось, что милиция задержала в райцент ре человека, который оказался бывшим председателем колхо за, много лет скрывавшимся гдето в глухой тайге. Из подроб

AA


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

F "  ะณ. ะœะพัะบะฒะฐ

ะŸะ•ะŸะ•ะ› ะะะ“ะ•ะ›ะ ะะพั‡ัŒ ะฟะพัั‚ะตะฟะตะฝะฝะพ ัะดะฐะฒะฐะปะฐ ัะฒะพะธ ะฟั€ะฐะฒะฐ. ะ’ะพัั‚ะพะบ ะฝะฐั‡ะธะฝะฐะป ัะฒะตั‚ะปะตั‚ัŒ ะธ ะทั‹ะฑะบะธะน ั‚ัƒะผะฐะฝ ั€ะฒะฐะปัั ะธ ั€ะฐั ั‚ะฒะพั€ัะปัั ะฒ ะฟั€ะพั…ะปะฐะดะฝะพะผ ะฒะพะทะดัƒั…ะต. ะก ะบั€ั‹ัˆะธ ะดะตะฒัั‚ะธัั‚ะฐะถะฝะพะณะพ ะดะพะผะฐ ัะปะตั‚ะตะปะฐ ัั‚ะฐั ัะตั€ั‹ั… ะณะพะปัƒะฑะตะน ะธ ะฟั€ะธะทะตะผะปะธะปะฐััŒ ะฝะฐ ะบะพะทั‹ั€ัŒะบะต ะพะบะฝะฐ ะปะตัั‚ะฝะธั‡ะฝะพะณะพ ะฟั€ะพะปั‘ั‚ะฐ ะฟัั‚ะพะณะพ ัั‚ะฐะถะฐ. ะะตะบะพั‚ะพั€ะพะต ะฒั€ะตะผั ะพะฝะธ ะฒะพั€ะบะพะฒะฐะปะธ ะผะตะถะดัƒ ัะพะฑะพะน, ะฝะพ ะฟะพัะปะต ัั‚ะฐ ะปะธ ะฒะณะปัะดั‹ะฒะฐั‚ัŒัั ะฒ ะผัƒั‚ะฝะพะต ะพะบะฝะพ ะฟั€ะพะปั‘ั‚ะฐ. ะะฐ ัˆะตั ั‚ะพะผ ัั‚ะฐะถะต ะพั‚ะบั€ั‹ะปะฐััŒ ะดะฒะตั€ัŒ. ะงะตะปะพะฒะตะบ ะฒั‹ัˆะตะป ะฝะฐ ะฟะปะพั‰ะฐะดะบัƒ, ะฐะบะบัƒั€ะฐั‚ะฝะพ ะทะฐะบั€ั‹ะป ะดะฒะตั€ัŒ ะธ, ะฝะตะทะฐะผะตั‚ะฝะพ ะฟะตั€ะตะบั€ะตัั‚ะธะฒ ะตั‘, ัะฟัƒัั‚ะธะปัั ะฟะพ ะปะตัั‚ะฝะธั†ะต. ะžะฝ ะฒั‹ัˆะตะป ะฝะฐ ัƒะปะธั†ัƒ ะธ ะฝะตั‚ะพั€ะพะฟะปะธะฒั‹ะผ ัˆะฐะณะพะผ ะพั‚ะฟั€ะฐะฒะธะปัั ะฝะฐ ั€ะฐะฑะพั‚ัƒ. ะ“ะพะปัƒะฑะธ ะฒัะฟะพั€ั…ะฝัƒะปะธ, ัะพะฑะธั€ะฐัััŒ ัƒะปะตั‚ะตั‚ัŒ, ะฝะพ ัะดะตะปะฐะฒ ะบั€ัƒะณ ะฝะฐะด ะดะฒะพั€ะพะผ, ัƒัะตะปะธััŒ ะฝะฐ ั‚ะพั‚ ะถะต ะบะพะทั‹ั€ั‘ะบ. ะะฐ ะฟัั‚ะพะผ ัั‚ะฐะถะต ะฟั€ะธะพั‚ะบั€ั‹ะปะฐััŒ ะดะฒะตั€ัŒ. โ€“ ะ’ะพ ัะบะพะปัŒะบะพ ั‚ั‹ ะฒะตั€ะฝั‘ัˆัŒัั? โ€“ ะฟะพัะปั‹ัˆะฐะปัั ะถะตะฝัะบะธะน ะณะพะปะพั. โ€“ ะฏ ั‚ะตะฑะต ะฒั‡ะตั€ะฐ ั‚ั€ะธ ั€ะฐะทะฐ ัะบะฐะทะฐะป, ั‡ั‚ะพ ะฑัƒะดัƒ ะฟะพะทะด ะฝะพ, ัƒ ะผะตะฝั ัะพะฒะตั‰ะฐะฝะธะต, ะบะพะณะดะฐ ะพะฝะพ ะทะฐะบะพะฝั‡ะธั‚ัั, ั ะฝะต ะทะฝะฐัŽ! โ€“ ะพั‚ะฒะตั‚ะธะป ั€ะฐะทะดั€ะฐะถั‘ะฝะฝะพ ะผัƒะถั‡ะธะฝะฐ. ะŸั€ะพัั‚ะธ, ั ะทะฐ... ะ”ะฒะตั€ัŒ ะทะฐั…ะปะพะฟะฝัƒะปะฐััŒ, ั‰ั‘ะปะบะฝัƒะป ะทะฐะผะพะบ. ะกะฟัƒัั‚ะธะฒัˆะธััŒ ะดะพ ะฒั‚ะพั€ะพะณะพ ัั‚ะฐะถะฐ, ะกะตั€ะณะตะน ะดะพ ัั‚ะฐะป ัะธะณะฐั€ะตั‚ัƒ ะธ ัะพะฑะธั€ะฐะปัั ะทะฐะบัƒั€ะธั‚ัŒ. ะฃะฑะธั€ะฐั ะทะฐะถะธ ะณะฐะปะบัƒ, ะพะฝ ะฟะพั‡ัƒะฒัั‚ะฒะพะฒะฐะป ั‡ัŒั‘ั‚ะพ ะฟั€ะธััƒั‚ัั‚ะฒะธะต. ะกะตั€ ะณะตะน ะพะณะปัะดะตะปัั โ€” ะฒ ะฟะพะดัŠะตะทะดะต ะฑั‹ะปะพ ะฟัƒัั‚ะพ. โ€“ ะ—ะดั€ะฐะฒัั‚ะฒัƒะน, โ€“ ะฟั€ะพะทะฒัƒั‡ะฐะป ะผะพะฝะพั‚ะพะฝะฝั‹ะน ะณะพะปะพั ัƒ ะฝะตะณะพ ะทะฐ ัะฟะธะฝะพะน. ะกะตั€ะณะตะน ั€ะตะทะบะพ ะพะฑะตั€ะฝัƒะปัั. ะŸะตั€ะตะด ะฝะธะผ ัั‚ะพัะป ะฟั€ะธ ะฒะตั‚ัั‚ะฒัƒัŽั‰ะธะน. ะžะฝ ะฑั‹ะป ะฝะตะพะฟั€ะตะดะตะปั‘ะฝะฝะพะณะพ ะฒะพะทั€ะฐัั‚ะฐ ะธ ัะพะฒะตั€ัˆะตะฝะฝะพ ะฝะตะฟั€ะธะผะตั‚ะฝะพะน ะฝะฐั€ัƒะถะฝะพัั‚ะธ. ะกะธะทั‹ะต ะฒะพ ะปะพัั‹, ัะตั€ะฐั ะฒะตั‚ั€ะพะฒะบะฐ โ€” ะฝะธั‡ะตะณะพ ะฟั€ะธะผะตั‡ะฐั‚ะตะปัŒะฝะพะณะพ.

=E


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

F "  г. Москва

– Вот мы и встретились. Пора нам пообщаться. – Сказал незнакомец с неприятной ухмылкой. – Мы тебя ждали... – Мы? – спросил Сергей, оглядываясь по сторонам. На нижней ступени пролёта стояли трое таких же непри мечательных личностей. Они поднялись к говорящим и вста ли рядом, преграждая путь наверх. – Пойдём с нами, – сказал один из них, протягивая Сергею руку. Было в этой руке чтото странное, Сергей сразу не понял, а когда понял, было уже поздно. Холодная когтистая лапа схватила его за запястье и потянула вниз. – Кто вы такие? Куда вы меня тяните! Немедленно отпустите! Сергей пытался вырваться, но его продолжали тянуть. – У нас много имён и мы давно знакомы, а об остальном не сложно догадаться. Его неуклонно тащили вниз. Сергей чувствовал, как воздух становится густым и неприятным. В какойто момент хватка державшего на секунду ослабла. Сергей дёрнулся и, расталки вая пришельцев, устремился вверх по лестнице. После про должительных попыток освободиться от своих конвоиров у Сергея оставалось не много сил. Ступени казались ему непо мерно высокими, уклон лестницы слишком крутым, но он продолжал подниматься. Сердце колотилось в кошмарном ритме, ноги отказывались повиноваться. На мгновенье оста новившись, Сергей оглянулся – он поднялся всего на третий этаж. Внизу, медленно шагая по ступеням, поднимались ОНИ. – Ты не поднимешься наверх. Ты наш! – шипели голоса внизу. Собрав остаток сил Сергей собрался подниматься дальше, но ноги его не слушались. Он обеими руками ухватился за пе рила и начал подтягиваться, чтобы хоть както ускорить своё продвижение. Пройдя несколько ступеней, Сергей вздрогнул: за подол куртки ухватилась кожистая когтистая лапа. «Они ме ня утащат», – мелькнуло в голове у Сергея.

=/


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

  G   ะณ. ะžะผัะบ

ะšะžะกะœะ˜ะงะ•ะกะšะ˜ะ™ ะ›ะ˜ะฆะ•ะ™ 2340 ะณะพะด ะšะตะนั‚ ัะฟะตัˆะธะปะฐ ะฝะฐ ัƒั€ะพะบ ะธ ะฟะพัั‚ะพะผัƒ ะพะฝะฐ ะฑะตะถะฐะปะฐ ัั‚ั€ะตะผะณะปะฐะฒ ะฟะพ ะปะตั‚ะฝะพะผัƒ ะฟะพะปัŽ, ัะฝะพัั ะฝะฐ ัะฒะพะตะผ ะฟัƒั‚ะธ ะฝะตะฟะพะฒะพั€ะพั‚ะปะธะฒั‹ั… ั€ะพะฑะพั‚ะพะฒ ะธ ะฟะตั€ะตัะบะฐะบะธะฒะฐั ั‡ะตั€ะตะท ั‚ะตะปะตะถะบะธ ั ั‡ัŒะธะผั‚ะพ ะฑะฐะณะฐะถะพะผ. โ€“ ะะตั‚! ะขะพะปัŒะบะพ ะฝะต ัะตะณะพะดะฝั, ั‚ะพะปัŒะบะพ ะฝะต ัะตะณะพะดะฝั! โ€“ ัะบะพั€ะพะณะพะฒะพั€ ะบะพะน ะฟะพะฒั‚ะพั€ัะปะฐ ะดะตะฒัƒัˆะบะฐ, ะทะฐะฟั€ั‹ะณะธะฒะฐั ะฒ ัะฒะพะน ะปะตั‚ะฐั‚ะตะปัŒะฝั‹ะน ะฐะฟะฟะฐ ั€ะฐั‚, ะบะพั‚ะพั€ั‹ะน ะพะฝะฐ ะปะฐัะบะพะฒะพ ะฝะฐะทะฒะฐะปะฐ ยซะ›ะตั‚ั‡ะธะบยป. โ€“ ะขะพะปัŒะบะพ ะฑั‹ ัƒั ะฟะตั‚ัŒ, ั‚ะพะปัŒะบะพ ะฑั‹ ัƒัะฟะตั‚ัŒ! ะ”ะตะฒัƒัˆะบะฐ, ั€ะตะทะบะพ ั€ะฒะฐะฝัƒะปะฐ ะฝะฐ ัะตะฑั ัั‚ะฐั‚ะพั€, ะพั‚ั‡ะตะณะพ ะตะต ยซะ›ะตั‚ั‡ะธะบยป ั€ะตะทะบะพ ะฒะทะผั‹ะป ะฒ ะฝะตะฑะพ ะธ ัƒัั‚ั€ะตะผะธะปัั ะฟะพ ะทะฐะดะฐะฝะฝะพะผัƒ ะบัƒั€ััƒ. โ€“ ะ”ะฐ, ะะบัะตะปัŒ, ั ัะตะนั‡ะฐั ัƒะถะต ะฟะพะดะปะตั‚ะฐัŽ, ะฑัƒะดัƒ ั‡ะตั€ะตะท... โ€“ ะšะตะนั‚ ะฟะพ ัะผะพั‚ั€ะตะปะฐ ะฝะฐ ะฟั€ะธะฑะพั€ะฝัƒัŽ ะดะพัะบัƒ, โ€“ ั‡ะตั€ะตะท ั‚ั€ะธ ะผะธะฝัƒั‚ั‹, ะดะฐ ั ัƒัะฟะตัŽ ะดะพ ะทะฒะพะฝะบะฐ. ยซะ›ะตั‚ั‡ะธะบยป ะฟั€ะธะทะตะผะปะธะปัั ะฝะฐ ัˆะบะพะปัŒะฝะพะผ ะดะฒะพั€ะต ะบะฐะบ ั€ะฐะท ะทะฐ ะฝะต ัะบะพะปัŒะบะพ ะผะธะฝัƒั‚ ะดะพ ะทะฒะพะฝะบะฐ, ะบ ะผะพะปะพะดะพะน ะดะตะฒัƒัˆะบะต, ะพะดะตั‚ะพะน ัะพะฒะตั€ ัˆะตะฝะฝะพ ะฝะตะฑั€ะพัะบะพ, ัั€ะฐะทัƒ ะฑั€ะพัะธะปัั ะผัƒะถั‡ะธะฝะฐ ะปะตั‚ ัะพั€ะพะบะฐ. โ€“ ะšะตะนั‚, ะฒั‹ ะฝะต ะดะพะปะถะฝั‹ ะพะฟะฐะทะดั‹ะฒะฐั‚ัŒ, ัƒ ะฝะฐั ัะปะธั‚ะฝะฐั ัˆะบะพะปะฐ, ะผั‹ ะฝะต ะฟะพะทะฒะพะปัะตะผ ะฝะฐัˆะธะผ ัƒั‡ะธั‚ะตะปัะผ ั‚ะฐะบ ัะตะฑั ะฒะตัั‚ะธ, ะธ ะฒั‹ ะฟะพะนะผะตั‚ะต ะฟะพั‡ะตะผัƒ, โ€“ ะพะฝ ะณะฐะปะฐะฝั‚ะฝะพ ะฟะพะดะฐะป ะตะน ั€ัƒะบัƒ, ะฟะพะผะพะณะฐั ะฒั‹ะนั‚ะธ ะธะท ะปะตั‚ะฐ ั‚ะตะปัŒะฝะพะณะพ ะฐะฟะฟะฐั€ะฐั‚ะฐ. โ€“ ะ˜ะฝั‚ะตั€ะตัะฝะฐั ะผะฐัˆะธะฝะฐ, ะพัะพะฑะตะฝะฝะพ ะผะฝะต ะฝั€ะฐ ะฒะธั‚ัั ะตะต ั†ะฒะตั‚ะพะฒะฐั ะณะฐะผะผะฐ. ะœะพะปะพะดะฐั ัƒั‡ะธั‚ะตะปัŒะฝะธั†ะฐ ะพะณะปัะฝัƒะปะฐััŒ ะฝะฐ ัะฒะพะตะณะพ ยซะ›ะตั‚ั‡ะธะบะฐยป, ั€ะฐัะบั€ะฐัˆะตะฝะฝะพะณะพ ะฒ ั‚ะตะผะฝะพัะตั€ะตะฑั€ะธัั‚ะพะน ั‚ะตะผะฐั‚ะธะบะต. โ€“ ะฏ ัƒะฒะปะตะบะฐัŽััŒ ะณะพะฝะบะฐะผะธ, ะะบัะตะปัŒ, ะธะทะฒะธะฝะธั‚ะต, ัั‚ะพ ะฑะพะปัŒัˆะต ะฝะต ะฟะพะฒั‚ะพั€ะธั‚ัั, โ€“ ะฟะพะพะฑะตั‰ะฐะปะฐ ั‚ะตะผะฝะพะฒะพะปะพัะฐั ะดะตะฒัƒัˆะบะฐ, ัะผะพั‚ั€ั ะฒ ะฟะพะป. โ€“ ะะต ั€ะฐััั‚ั€ะฐะธะฒะฐะนั‚ะตััŒ, ะฒัะต ะฒ ะฟะพั€ัะดะบะต, ัƒ ะฒะฐั ะฝะตั‚ ะฟะตั€ะฒะพะณะพ ัƒั€ะพ ะบะฐ, ะฝะพ ะฒัะตั‚ะฐะบะธ ั ะฑั‹ ะฝะต ั€ะตะบะพะผะตะฝะดะพะฒะฐะป ะฒะฐะผ ะพะฟะฐะทะดั‹ะฒะฐั‚ัŒ ะฒ ัะปะตะดัƒ ัŽั‰ะธะน ั€ะฐะท, โ€“ ะดะธั€ะตะบั‚ะพั€ ะทะฐะผะตั‚ะธะป ะตั‘ ัะปะตะทั‹. โ€“ ะŸั€ะพัˆัƒ ะฒะฐั ัะปะตะดะพ ะฒะฐั‚ัŒ ะทะฐ ะผะฝะพะน, ั ะฟะพะบะฐะถัƒ ะฒะฐัˆ ะบะฐะฑะธะฝะตั‚. โ€“ ะกะฟะฐัะธะฑะพ, โ€“ ะฟะพะฑะปะฐะณะพะดะฐั€ะธะปะฐ ะตะณะพ ะšะตะนั‚, ะดะพัั‚ะฐะฒะฐั ัะฒะพัŽ ััƒะผะบัƒ ะธะท ยซะ›ะตั‚ั‡ะธะบะฐยป. โ€“ ะ’ั‹ ะปัŽะฑะธั‚ะตะปัŒ ัั‚ะฐั€ะธะฝั‹? โ€“ ะพัะฒะตะดะพะผะธะปัั ะพะฝ, ะณะปัะดั ะฝะฐ ะบะพะปะปะตะณัƒ. ะ”ะตะฒัƒัˆะบะฐ ะฝะตะฟะพะฝะธะผะฐัŽั‰ะต ะฟะพัะผะพั‚ั€ะตะปะฐ ะฝะฐ ัะตะฑั, ะฒั€ะพะดะต ะฒัะต ะบะฐะบ ะฒัะตะณะดะฐ. ะขะตะผะฝะพัะธะฝะธะต ะดะถะธะฝัั‹, ัะตั€ะตะฑั€ะธัั‚ั‹ะต ะบั€ะพััะพะฒะบะธ, ั‡ะตั€ะฝะฐั ั€ัƒะฑะฐัˆะบะฐ ะธ ััƒะผะบะฐ ั‡ะตั€ะตะท ะฟะปะตั‡ะพ.

=>


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

" H г. Челябинск

ВЕНЕЦ ТВОРЕНИЯ К концу двадцатого века люди достигли всего, о чем мечта ли, – они поднялись в небо и опустились на дно океана, до стигли Луны и ближайших планет, раскрыли тайны простран ства и времени и заглянули на край вселенной. Огромные го рода поднимались над землей, скоростные машины неслись по трассам, человеческая мысль проносилась над земным ша ром на огромной скорости – без проводов, от монитора к мо нитору. У людей было все, чего они хотели достичь, – кроме одно го, быть может, самого главного. Люди не смогли достичь бес смертия, сколько они не пытались продлить жизнь – но ги бель все равно была неизбежна. Тогда люди создали нас – как венец творения. Мы не зна ем, зачем изначально люди сотворили нас, для каких целей. Кажется, люди просто породили нас от безысходности, чтобы создать хоть чтото понастоящему бессмертное. Мы быстро вошли в жизнь людей – люди вообще быстро ко всему привыкают. Мы помогали людям везде где только можно – в магазинах, на фабриках, дома, на работе, в пути… К концу века уже стал привычным образ человека, идущего по улице с кемнибудь из нас – мы всегда были готовы поднести продукты или куртку с плеч хозяина, если он снял ее от жары. Нас становилось все больше. Поначалу люди берегли нас как зеницу ока, мыли, сушили, чтобы мы служили им еще и еще. Но чем больше нас становилось, тем меньше нами доро жили, – нас использовали раз, другой, бросали на улице, вы брасывали на помойку. Нам не было обидно, что нас бросают на свалку, – нам было все равно, служить людям или лежать на земле. Потому что – мы не умирали, мы были бессмертны.

>E


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

" H г. Челябинск

Нас растаскивали птицы и мелкие звери – видно, догада лись, что мы бессмертны. Мы умели летать по воздуху – и раз летались на километры и километры, появлялись там, где нас никто не ждал. Нас становилось все больше – больше, чем людей. Скоро люди почувствовали неладное, начали бороться с нами – с те ми, кого сами же и создали. Нас пытались жечь – но сгорая, мы выделяли ядовитый дым, и люди запретили сжигать нас. Мы попадали в океаны – и губили там рыб, мы были повсюду. Нас ловили, перерабатывали на какихто фабриках – но меньше нас не становилось. Кажется, люди сами испугались того бессмертия, которое создали. Они завидовали нам – и боялись нас, за нами шла на стоящая охота. И в то же время мы попрежнему жили с людьми, служили им в магазинах и офисах, собирались в квартирах – по несколько десятков, а то и сотен штук. Разные, разные – цвет ные, прозрачные, белые, с картинками, с надписями и без. Де ти тайком ловили нас и жгли на кострах, получали нагоняй от взрослых, но все равно ловили и жгли… Нас становилось все больше, людей – все меньше. Люди начали создавать новые модели таких, как мы, – уже смерт ных, которые служили годдва и рассыпались в прах. Но мы, первые поколения, никуда не исчезали, попрежнему царили на свалках, в лесах, на берегах океанов. Шли годы. Города потихоньку рассыпались в прах, стано вились безлюдными, некогда густонаселенные районы пусте ли, человечество как будто потихоньку изжило само себя. Мы видели, как опустел НьюЙорк, как последние люди Москвы перебрались из столицы в какието пригороды, как медленно дотлевали огромные городские свалки. И только мы остава лись – такие же бессмертные и неуязвимые, как раньше. Мы летали по всему миру, плавали по океанам, мы видели, как рух

>/


      

$$$%&'()*+(,+-'.%'-

3 C I3 C г. Первомайский, Украина

ЧЕТЫРЕ НОЛЯ – И ты считаешь, что вскрытие могил – это интересно? – Но это же не могилы, а холмы шаманов. – Ну и что, все равно это могилы! Нет, я не хочу в этом уча ствовать, так что без меня. Я допил пиво и пошел домой. По пути думал об этом. До прихода на северные земли геологов, нефтяников и всех ос тальных эти холмы почитались и почитаются местными жи телями как святыни, и вокруг них было полное табу, а теперь эти парни решили их вскрыть ради интереса. Нет, я в этом не участвую. А они пусть творят что хотят, в конце концов, мужи кам уже за тридцать – это их дело. Прошла неделя и в час икс колесный экскаватор, бульдо зер и вахтовый автобус с моими товарищами двинулась в путь. Посторонних не брали. Серега сел на экскаватор, Саня за бульдозер, Игорь и Женька поехали в вахте. Выехали в пятни цу вечером, чтобы к понедельнику вернуться на работу. Утром, в 5часов, были на месте и сразу стали копать. К трем часам дня курган практически весь снесли, разровняли весь грунт вокруг по тундре и стали исследовать его с лопатами. Рылись часа два – ничего не было. Решили копать вглубь. К 10 вечера вы рыли приличный котлован, метра два в глубину, и решили до утра поспать. Проснулись ночью от воя волков. Хотя полярно го волка редко увидишь, а тут их было сразу трое. Они стояли вокруг котлована со всех сторон и громко выли, не обращая никакого внимания на людей и машины. Игорь достал ружье и выстрелил сначала в одного, а затем во второго. Волки отско чили и побежали прочь. Закурили и, подойдя к котловану, от оропели – посреди ямы стоял белый олененок и пристально смотрел в глаза. Мужики невольно попятились к машине, где и просидели до утра. В 6 утра вышли и подошли к котловану – олененок лежал на дне мертвый. Как назло стал ложиться гус

><


za_graniu