Page 1

Лiстай

фото Павла Терешковца

дневник кинофестиваля. дни второй-третий

режиссер фильма «Елена» Андрей Звягинцев


2 | 6-7 ноября 2011 года Основной конкурс

«Шапито-шоу»: собираем пазл автор Александра Гавриченко «Шапито-шоу» Сергея Лобана собрало множество призов на различных кинофестивалях. И неудивительно, ведь режиссеру удалось создать фильм умный, современный и невероятно смешной. «Шапито-шоу» – это 4 увлекательные истории: «Любовь», «Дружба», «Уважение» и «Сотрудничество». Смотреть их можно в произвольном порядке, частями, вперемешку – как угодно, это не нарушит восприятия. Потому что главные герои одной истории всего лишь второстепенные в другой. Это один из посылов автора: мы часто преувеличиваем свою значимость в чьих-либо глазах и чьей-либо жизни. Кстати, посылов Лобан разбросал немало, в чем еще одна прелесть фильма. В нем пищу для ума отыщут поклонники вдумчивого смотрения, а любители развлекательного кино останутся довольны искрометным юмором авторов сценария. Пожалуй, юмор – одна из главных составляющих, обеспечивающая картине успешный прокат, в то время как отталкивающей деталью может стать длительность – почти три с половиной часа. Идея «Шапито-шоу» оправдывает и этот шаг: поколение, просиживающее выходные за очередным сезоном любимого сериала, не готово воспринять динамичный сюжет в полтора часа. Любая попытка уменьшить хронометраж стала бы восприниматься не как нечто целостное, а как нарезка чего-то более существенного, считает сам Сергей Лобан. Драматургическую сложность «Шапито-шоу» мастерски решила сценарист Марина Потапова: несмотря на то, что фильм состоит из 4 историй, герои которых пересекаются, на экране все выглядит весьма прозрачно, не создавая впечатления головоломки. Более того, каждый зритель увидит в ком-то из героев себя. Тем самым Сергей Лобан обеспечивает почти стопроцентный зрительский охват. И даже сложную, на первый взгляд, теорию об эрзацах Лобан разжевывает до простой, но важной мысли: главная ценность современного поколения – свобода не быть собой. И если герои кинематографа прошлых лет были яркими индивидуальностями, герои «Шапито-шоу» действуют и думают схемами, уже придуманными до них. Апофеозом этой идеи становится Рома-Легенда – эрзац Виктора Цоя. Не стоит ожидать от фильма экстраординарной развязки: все 4 истории, по сути, заканчиваются одинаково, ведь это версии одного сюжета. Интересно не угадывать развязку, а следить за судьбой того или иного персонажа в другой истории, дорисовывать портрет, собирать пазл. И важно пережить это не одному внутри себя, а вместе с друзьями, семьей. Это острая социальная необходимость, которая позволяет поставить «Шапито-шоу» и в рамки семейного кино тоже.

Интервью со сценаристом “Шапито-шоу” Мариной Потаповой читайте в следующем номере “Лiстай»


6-7 ноября 2011 года | 3 кадры из фильма “Елена”

Режиссер: Сергей Лобан

В ролях: Вера Строкова Алексей Подольский Алексей Знаменский Петр Мамонов и др. Сценарий: Марина Потапова Россия, 207 мин.


4 | 6-7 ноября 2011 года

беседовала Дарья Баранова

Собеседник

Андрея Звягинцева можно назвать российским режиссером по духу и европейским по форме. Зарубежный зритель очень хорошо принимает картины Звягинцева, а вот наша аудитория зачастую обвиняет режиссера в «чернухе» и депрессивности. Его фильм «Елена» открыл фестиваль «Лiстапад-2011». Во время показа мы побеседовали с режиссером, и он объяснил, почему его кино не воспитывает и уж тем более не может иметь счастливый конец.

Андрей Звягинцев:

фото Павла Терешковца

«Зло бывает ненаказанным»


6-7 ноября 2011 года | 5 Критики сплошь и рядом называют картину социальной драмой о классовой борьбе. По мне так это совершенно неоправданный приговор. А вы согласитесь с такими формулировками? – Фильм не о социально-классовой борьбе в России. А все почему-то думают, что об этом. Такая проблема есть там. Но можно ли говорить, что она хоть как-то разрешается в фильме? Тогда напрашивается простая, примитивная мысль: убей олигарха – спаси Россию. Так, что ли? Или, наоборот, правильно убить этого охламона, быдло, как те же критики выражаются? Фильм о человеке. Вечная человеческая универсальная драма. Ничуть не социальная – это просто декорация. Зло бывает ненаказанным. И говорить, что все будет хорошо, – глупо. Во время просмотра у меня появились аналогии с историей о троянском коне. Ведь недаром лошадка погибает? И Елена… – Мне нравятся такие аналогии, потому что они заставляют человека искать какие-то собственные мысли. Почва, согласитесь, для этого есть. Елена, как засланный казачок, попала в эту «Трою». Параллели не было – намеренно не было. Мы создавали кино на другом поле, лишенное сложных аллюзий. Мне лично сбитая лошадь нужна была для того, чтобы зритель через это событие вошел во внутренний мир героини, прочувствовал вместе с ней. Мы наблюдаем ее поступки со стороны. А там даже мизансцена начинается, как вы помните, так: женщина сидит возле окна, мы видим ее глаза. Затем Елена поворачивается и как бы взглядом заводит нас туда, к этой лошади. А что может спасти человека от чудовищного поступка? В вашей истории даже религия не «наставила героиню на путь истинный». – Мы же все знаем, что спасает человека в сложном нравственном выборе – Бог, религия…

В фильме есть такой эпизод, который прямо говорит о том, что религиозность без глубокого понимания порой бывает бессмысленной. Людей определяет поступок. Момент, когда нужно принять важное решение. Возможно, в этом случае человек просто выбирает себя. Я не раз встречал атеистов, людей удивительной нравственности. Религия – это же не таблетка от головной боли. Эпизода в церкви могло и не быть. Но я рад, что мы оставили его в фильме. Потому что это очень важный момент. Он определяет главный узел. Стремление героини к религии – и в то же время, смотрите, через несколько дней поступок, убийство… Эпизод подчеркивает главную лично для меня тему – духовно-нравственное состояние общества. Получается, только совесть может спасти? – А ты поступок совершаешь как? Исходя из совести, внутреннего цензора. Ну, если можно совершить безнаказанно идеальное убийство… А у нас оно практически идеальное. Как в классической английской литературе, его доказать невозможно, только если выбить из Елены – милиция это умеет. Тут вот в чем дело: основное вещество Виагры – силденафил, после инфаркта практически всем прописывают лекарства с нитратами. Так вот нитраты в соединении с силденафилом – летальный исход. Тут нет яда, и это нас очень вдохновляло. Она не травит его, а делает очень простую вещь. Недоказуемую. После просмотра вашей картины отчетливо поняла, что важен процесс проживания фильма именно

во время просмотра, а не после. И никакой морали быть не должно, важно прожить вместе с героями все испытания… – Да, конечно. А если ты в финале замыкаешь эти переживания, просто замыкаешь, самым дешевым способом – ну, если бы Саша умер, убил бы его этот парень, то все бы вышли из зала с мыслью: Господь наказал. А как же мысль о том, что все это ТЕБЯ касается?..

-Чем вы занимаетесь помимо кино? -Точно не рисую!

А за комедию вы взялись бы? – Честно говоря, я так погрузился в те материи идей, которыми сейчас занимаюсь, которые волнуют, что даже в голову не приходит мысль о комедии. Столько работы по ту сторону камеры! Мало того, меня редкие комедии смешат. Очень порадовал фильм «Артист», черно-белый, французский. Я от души смеялся. Немой фильм. Сделан абсолютно подлинно, точно, в стилистике немого кино. Красивый! А снять комедию, сравнимую с «Джентльменами удачи» или «Осенним марафоном»? Я люблю эти фильмы, но нужен особый талант, чтобы работать в таком жанре. Я бы не смог. Многие ведь пытаются снимать комедии, но получается почему-то не смешно.

6 режиссеров, у которых нужно смотреть абсолютно все, по мнению Андрея Звягинцева:

1. Джон Кассаветис Есть один фильм, который можно пропустить. Я, к сожалению, не могу вспомнить его название. А все остальное – это настоящее искусство. Независимый американский режиссер. Совершенно гениальный фильм «Мужья», например. Его актеры так импровизируют в кадре! Да и у него самого есть актерские работы. 2. Робер Брессон Французский режиссер, вроде бы во время войны он снял свой первый фильм «Дамы Булонского леса». Этого режиссера нужно смотреть всего, от корки до корки.

3. Братья Дарденн Бельгийцы, два пожилых дядьки. «Дитя» я бы очень советовал. 4. Микеланджело Антониони Это классика. Смотреть обязательно. Трилогию «Приведение», «Ночь», «Затмение» я считаю его лучшими работами. Это кино себя осознало. Гениальный прорыв в киноязыке. 5. Алексей Герман-старший Мне он очень нравится! «Проверка на дорогах», «Мой друг Иван Лапшин», «20 лет без войны»… 6. И… Терренс Малик.


6 | 6-7 ноября 2011 года

Собеседник

«И не было лучше брата» – это экранизация книги Максуда Ибрагимбекова, отца режиссера. Невероятной энергетики картина, наполненная особым колоритом.

автор Дарья Баранова

По правде

М

астерская реализация книги просто ввела зрителей в состояние эйфории – всеобщего счастья от встречи с настоящим искусством. Наш зритель, неприученный досматривать фильм до конца, как правило, не дождавшись титров, спешит ретироваться. Но не в этом случае. Неблагодарных нашлась только парочка. Остальные вжались в кресла, не способные вот

так отпустить кино. И видно было, что говорить людям совсем не хотелось. Все осмысливали и наслаждались приятным ощущением «прихода». Когда на сцену поднялся немногословный режиссер Мурад Ибрагимбеков, люди просто стали благодарить. Любые вопросы казались нелепыми, потому что все уже сказано картиной. Но отпускать его просто так тоже не хотелось. По-

этому вопросы были, но получились сумбурными. Хотя это не так важно – важно, когда картина говорит сама за себя. Тогда и можно почивать на лаврах. – Позвольте выразить от меня поэтическую благодарность! Пчелы – верный индикатор, Когда брат встает на брата. Тех, кто чувствам изменяет, Пчелы ульем всем кусают. Огромное Вам спасибо. Очень долго я ждал такого кино. Следом – череда вопросов от публики. Это из личной жизни история или вымысел? – Где-то в конце 1970-х отец написал книгу, я подрос и ее экранизировал. Опыт личной жизни? Это семейная легенда. Действительно, был сосед, которого убили пчелы. Вот такие воспоминания детства. Но эта смерть ничего общего с историей фильма не имеет. Книга была написана о другом. Как вы соотносите свою картину с традицией азербайджанского


фото Дмитрия Рачковского

6-7 ноября 2011 года | 7

кино? – Вы знаете, если говорить о кинотрадициях, то следует рассматривать мой фильм и в традициях европейского кинематографа тоже. Раньше был такой постулат: национальное по форме и социалистическое по содержанию. А сейчас иначе – национальное по форме и европейское по содержанию. Но существует еще универсальный киноязык, которому и надо следовать. Хорошее кино, как правило, не дает ответы на вопросы, а в большей степени их ставит. Но все равно хочется спросить: жить надо легче? – Это каждый решает для себя. Что легче, что сложнее. Главное, я думаю, человеку жить в мире с самим собой. По правде – вот очень точное русское определение. Это специально ритмика такая: вначале замедленная, детализированная, а потом взрывается? – А вы считаете, что было мед-

ленно вначале? Я пытался, кстати, этого избежать. Но надо было чуть-чуть объяснить зрителю. В картину надо было ввести. Может, поэтому такое впечатление. Крепкие семейные отношения, искренняя верность семье еще встречается в Азербайджане? – Да, азербайджанцам вообще это свойственно. Они скорее замыкаются в семье, даже чрезмерно. Испытывали вы хоть раз такую ненависть, как ваш герой в конце фильма? – Постоянно… А какие самые мощные раздражители? – Это очень личный вопрос. Почему на главные роли вы выбрали российских актеров? – Я не разделяю людей по национальному признаку. Мне показалось, что это именно те актеры, наиболее подходящие. Национальный вопрос вообще не стоял. А давно появился замысел экранизации? – Да, все началось в 1999 году. И деньги закончились, не успев появиться. Это должна была быть французская картина, затем армяно-французская… А потом она и вовсе 10 лет пролежала на полке, пока я занимался другими проектами. Это и к лучшему: тогда бы я не сумел снять этот фильм. Каков бюджет ленты? – Он обошелся меньше, чем в 2 миллиона долларов. Одна часть поступлений пришла деньгами, а вторая – «железом». То есть мощностями студии: это цветокоррекция, звуковая студия, перегон негативов. Такие проекты я вообще никогда не делаю на деньги одной страны. Поэтому мы «складываемся». Есть в картине и болгарское участие. Болгары действовали опосредовано через некоторые европейские фонды поддержки кино Восточной Европы. Просто ни Россия, ни Азербайджан не представлены в этих организациях, из-за этого у нас и появились болгарские сопродюсеры. В прокаты каких стран поступит фильм? Кто его купил? – Пока еще никто. Есть подозрение, что и не купит. А как же деньги отбивать? – Для меня это проблема: я, судя по всему, умею снимать, но не умею продавать. И это лучше, чем наоборот, мне кажется.

Опрос

Маргарита Терсакова представитель Министерства культуры РФ

Картина снята интересным и новым киноязыком. Очень чувствуется по фильму любовь автора к родине, который хоть и живет в России, но снимает про Азербайджан. В то же время присутствует немного иронии к национальным традициям, что не может не привлекать зрителя.

Евгений Жук военнослужащий Давно не получал такого удовольствия от просмотра. Смотрится на одном дыхании. Впечатлила сцена танца в финале – очень сильный акцент. Сюжет не предсказуем, режиссер держит интригу до самого конца. Для меня сегодня произошло открытие.

Юлия Ольшевская организатор праздников Я бы сказала, что впечатления скорее положительные. Довольно сложно говорить сразу. Мне очень понравились краски, пейзажи. Поразила мусульманская вера, отношения между братьями. Получается, что в главном герое копилась все время злость, это очень плохо. Финал, правда, я не совсем поняла.


8 | 6-7 ноября 2011 года Фоторепортаж

Мы открылись!


6-7 ноября 2011 года | 9

фото Павла Терешковца


10 | 6-7 ноября 2011 года Мастер-класс

Фильм «Norteado/На север дороги нет» начинается с выразительного мексиканского пейзажа: тут просторно и пустынно, слишком жарко и красиво, но опасно...

По дороге везут шкаф, перевязанный подарочными лентами, большой, будто выехавший на грузовике из известной короткометражки Романа Поланского. Невдалеке, в другой машине, едет главный герой, не подозревающий о том, что совсем скоро и ему предстоит превратиться в... кресло, обвязав себя поролоном и обшив драпировкой, слившись с деревянным каркасом, чтобы исполнить свою мечту – незаметно пересечь границу процветающей США. Историю об изобретательности мекКристина Веласко назвала сиканских эмигрантов дебютный фильм мексикани о вечном скитании ского режиссера Ригоберто человека по жизни Перескано одой эмигранту. представила в конкурсе «Молодость на марше» кинофестиваля «Лістапад» продюсер Кристина Веласко. На творческой встрече после показа Кристина Веласко назвала дебютный фильм мексиканского режиссера Ригоберто Перескано одой эмигранту. Это попытка пересмотреть стереотипное представление об эмигранте как опасном субъекте, отбросе общества, предателе, бросающем родину. На самом деле он – обычный человек и, может быть, даже хороший, утверждают авторы. Вот как главный герой фильма – красивый, вежливый, трудолюбивый, разумный, деликатный, но – совершенно потерянный (именно таков наиболее точный перевод с испанского названия фильма «Norteado» – «тупик», «потерянный»). В Мексике режиссера Перескано оценили как отважного: нужна смелость решиться приехать в

кадр из фильма “Обратная сторона сна”

автор Наталья Дашкевич

фото Михаила Хурсевича

Мечты о Калифорнии

приграничный городок, который «болен» эмиграцией, наркотрафиком, безработицей, и снять здесь актуальный фильм. Но получилась не просто публицистика. «Norteado» – талантливое кино со своей философией, трепетное и внимательное к человеку и человеческим отношениям. В нем и ирония, и обобщения, и размышления о народе, и светлая надежда. «Norteado» легко пересек границы и стал участником различных международных кинофестивалей. Любопытно, что в США фильм также восприняли тепло. Кристина Веласко рассказывает, как во время сеанса на фестивале в Лос-Анджелесе ей казалось, что зрители фильм понимают тонко и правильно, с должной иронией и чувствительностью так, будто в зале - только эмигранты! И действительно, в какой-то степени многие чувствуют себя эмигрантами, стекаясь в город ангелов отовсюду в поисках удачи и «звездности», пережив, таким образом, внутреннюю миграцию. Но и каждый человек находится в постоянном, безостановочном перемещении в ощущениях, знакомствах, знаниях и в поисках себя, эмоций, смыслов преодолевает тупики. «Norteado», начавшись в почти документальной манере, последовательно представляя повседневный быт современной окраины Мексики с боем петухов, характерной природой, культурой, одеждой, едой, мексиканскими ритмами, внезапно достигает метафизического уровня: куда вечно устремляется человек? почему движение бесконечно? Пограничное существование. Люди способны совершать множество попыток, чтобы сдвинуть жизнь с места! Пусть и кажется, что дороги на север нет...


6-7 ноября 2011 года | 11

Любой молодой автор начинает с небольших по объему произведений – оттачивает стиль, накапливает опыт. Потом переходит к более масштабным творениям, применяя полученные навыки. Кино не является исключением: освоив короткий метр, режиссер начинает работать над вещью посолиднее. Но и с короткометражными фильмами не прощается.

Внеконкурсный показ

кадр из фильма “Революция”

Буйство малых форм автор Артем Бордовский За десятилетие сборники киноновелл обрели популярность. Продюсеры видят в них коммерческую выгоду: зрителю можно предложить что-то новое, необычное. Маститые авторы благодаря короткометражкам оттачивают мастерство, а иногда и просто забавляются. И по-прежнему полезно засветиться в альманахе для начинающего режиссера. Внеконкурсная программа фестиваля «У каждого свое кино» является полным подтверждением этим фактам. Сборник «5xФавела» сняли молодые режиссеры. Они выходцы из этих самых фавел – беднейших районов бразильских мегаполисов, фактически отдельных городов со своими законами. Авторам предложили рассказать, как они видят преступный мир. По словам продюсера «5xФавела» Карлоса Диегeса, в сборнике не делался акцент на

стереотипное восприятие этих мест с обязательными наркотиками, стрельбой или продажной полицией. Скорее, в пяти новеллах режиссеры стремились показать повседневность с надеждой на будущее, реальность, в которой есть и позитивные моменты. Суть проекта «Эксперимент 5ive» хорошо отражена в названии. Популярным российским режиссерам полностью развязали руки, дали волю творческим находкам и позволили даже некоторые шалости. При этом короткометражки не стали удлиненной рекламой или клипами, где ставка делается на красивые планы. Каждая работа сохранила идейный посыл: от торжества любви до полета фантазии, затрагивая и философию искусства. Занятно: данный киноальманах демонстрирует, что в России коммерческое кино возможно, и на

высоком уровне. Раз освоена малая форма, стоит ждать и хороших полнометражных работ для широкой аудитории. Сборник новелл «Революция» кажется наиболее серьезным и сильным из представленных в программе «У каждого свое кино» альманахов. Все короткометражки пронизаны единой атмосферой, которая просто засасывает в мир Мексики. Бунтарский дух, особенные традиции и законы общества, соседство религиозности и преступности, сочетание богатства современного мира и едва ли не первобытного поведения людей – все это включает «Революция». Посмотрев сборник, можно получить полное представление об образе жизни мексиканцев и даже спрогнозировать будущее этого латиноамериканского государства.


12 | 6-7 ноября 2011 года Ретроспектива

Образы в фильмах Йоса Стеллинга как те поэтические строчки, которые, бывает, не удержишься и запишешь в блокнот на память: они так барочно красивы, пышны, ярки. Надеешься прочитать их в нужный момент, но эти слова оказываются непригодными, потому что, произнесенные, тускнеют в сравнении с истинной поэзией и безудержным воображением! А фильмы Стеллинга – действительно поэзия абсолютная в том смысле, что им не нужны слова. Это почти немое кино, в сценариях крайне мало диалогов. «Речь заключена в образах, в красках, в движениях людей», – говорит о своих картинах сам режиссер.

кадр из фильма “Стрелочник”

автор Наталья Дашкевич

Стеллинг , или История о таракане, задушенном элегантной дамой в красном Чтобы дополнить картину колоритных образов, начатую уже с заглавия, опишу некоторые из них подробнее: …Сотни банок сока красной смородины, ягоды по оконному стеклу, «сочная» слеза на щеке сурового стрелочника, губная помада цвета крови... Обреченный мужчина засыпает на ложе из мха, зарастает паутиной, застывает... (фильм «Стрелочник») …Старушка везет в автобусе мрачный похоронный венок, а платочек у ее рта прячет не только бесконечную печаль, но и… губную гармошку! Герой держит возлюбленную за руку, которая внезапно превращается в резиновую кисть, а затем в костыль. (фильм «Иллюзионист»). В картинах Стеллинга 80-х годов число поэтичных образов кажется несметным, каждый кадр изобретателен и пестр, а сюжет непредсказуем. Добавьте к этому иронию и искрометный юмор. Интересно, что потрясающе красивые, живописные кадры Стеллинга парадоксальным образом складываются из уродливых, некрасивых, как бы фальшивых вещей, гротескных персонажей и быта. То же и со смыслами: автор рассказывает, по сути своей, трагические истории (о губительной страсти, одиночестве, обмане, безумии, непризнанности, деспотии), но тоном, напоминающим смех сквозь слезы. Он облекает их в фильмы-сказки и трепетно сопереживает своим героям. В картинах известного голландского режиссера множество

персонажей не вписываются в жизненные повороты из-за своеобразного идеализма, мечтательности, некоей наивности. Немного другое кино Стеллинга, также вошедшее в фестивальную программу, – истории о Средневековье: «Марикен из Ньюмейхен», «Элкерлик», «Летучий голландец». В мрачном, туманном, грязном мире рождаются мечтатели, «летучие» изгои. Этот мир, и смерть, и мрак абсолютно карнавальны. Здесь красота выглядит пошлой: неожиданно в такой эпохе увидеть, например, типаж Брижит Бордо («Марикен из Ньюмейхен»). Самые ценные сокровища у Стеллинга спрятаны в отстойнике («Летучий голландец»), а изображение его полно уродства. И автор не изменяет себе в грустно-ироничном тоне его описания – выходит почти декадентское кино. Яркие, непредсказуемые, элегантно выверенные, бескомпромиссные образы – особенность творчества Стеллинга. «Летучий голландец», наряду с биографией «Рембрандт. Портрет 1699», считают вершиной творчества режиссера. Фильмы Стеллинга участвовали и побеждали на фестивалях в Венеции, Канне, Брюсселе, Москве. Режиссер получил «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». В этом году арт-хаус Йоса Стеллинга будет показан и на ММКФ «Лістапад» при поддержке проекта «Cinemascope».


6-7 ноября 2011 года | 13

автор Елена Мельникова

Игра в себя на фото - Нана Джанелидзе Грузинский актер рассказал читателям «Лiстай» об этих двух знаковых в его судьбе картинах, а режиссер конкурсного фильма Нана Джанелидзе поделилась своими мыслями о грузинском кинопроизводстве и работе с Кавсадзе. Нана Джанелидзе: - Я не документалист. Снимаю игровые фильмы. Но как-то так вышло – взяла и сделала «А есть ли там театр?!». Снят он на государственные деньги. В Грузии можно защитить проект, получить грант, но это очень маленькие деньги! И потому я фактически попрошайничала – и вот по копейке собрала. Однако делать коммерческое кино я не умею. Некоторые моменты из «А есть ли там театр?!» перекликаются с фильмом «Покаяние», для которого я писала сценарий. Что удивительно: когда делали «Покаяние», я собирала разные жизненные истории. Но потом я поняла: одно и то же случается со многими. С Кахи иначе: в его судьбе поместились судьбы многих людей. Кахи Кавсадзе: - Это мучение, ужас – смотреть на себя на экране! Я знаю артистов, кото-

рые делают это с умилением. Спрашиваю одного: «Почему ты смотришь на себя так?» А он мне отвечает: «Какое твое дело? Я же не на тебя смотрю». «Белое солнце пустыни» я первый раз увидел в 2000 году на ретроспективе Рустама Ибрагимбекова. Я сказал несколько добрых, ласковых слов в адрес Рустама, а затем все отправились в зал. И сразу начался показ фильма. Уйти было просто неудобно. Говорю соседу: «Знаешь, я первый раз вижу «Белое солнце пустыни». – «Правда? Ну, пора посмотреть». Я думал: почему этот фильм понравился зрителю, стал культовым? А потому, что режиссер не лукавит. Правду говорит. Тонко, со вкусом. И зритель это чувствует. У меня раньше спрашивали: «Как ты, Кахи, чувствовал себя в роли бандита Абдуллы?». Почему бандита? Он что, убил кого-то? У нас в Грузии иметь двух жен – это не просто преступление, это грех! А на Востоке десять, двадцать жен – традиция. О фильме «А есть ли там театр?» - У этого фильма долгая история. К столетию моего отца грузинский фольклорный центр организовал вечер памяти. Сказали, что я должен его вести, рассказывать семейные истории. Моя дочь пригласила туда подругу, режиссера Нану

Мастер-класс

фото Михаила Хурсевича

Для тех, кто жил в Советском союзе, Кахи Кавсадзе навсегда останется грозным Абдуллой из «Белого солнца пустыни». В его жизни было много ролей: и в кино, и в театре, - и любая из них могла стать культовой. В фильме документальной программы фестиваля «Лiстапад» «А есть ли там театр?!» Кахи играет самого себя – и делает это гениально.

Джанелидзе. Окончился вечер, подходит ко мне Нана, восторженная: «Кахи, я должна снять фильм по вашей истории!» Я решил сначала, что она шутит. Через два месяца Нана пришла: «Может, поговорим?». Мы десять часов сидели, Нана старательно все записывала. Потом принесла сценарий. Я прочел и сказал: «Нана, я очень много говорю в фильме. Это невозможно – слушать одного человека час». А она мне: «Кахи Давидович, если Роберт Де Ниро будет час говорить о своей жизни, вам будет интересно?» Так и убедила. Однако я заболел, за три месяца мне сделали четыре операции. Вернулся домой, а тут Нана: «Кахи, через 12 дней мы начинаем снимать!» На все мои протесты и ссылки на сложные операции она лишь ответила: «Я очень вас понимаю, но меня это не касается. Через 12 дней мы начинаем снимать». Один актер – мы жили с ним по соседству – перед смертью спросил своего внука: «Как ты думаешь, ТАМ театр есть?» Надо верить, что после смерти все продолжается. Моя жена ушла из жизни 20 лет назад. Она говорила: «Не может такое многогранное, такое непростое существо, как человек, просто исчезнуть». Что-то обязательно остается. Только в другой форме, наверное.


14 | 6-7 ноября 2011 года

Внеконкурсный показ

Польша в фокусе автор Алена Сойко

кадр из фильма “Штучки”

Программа «Польский ракурс» – это отражение современного состояния польского кинематографа. Она представлена такими картинами, как «Ноль» Павла Боровски, «Штучки» Анжея Якимовски, «Розочка» Яна Кидава-Блонски, «Уловка» Яна Хрыняка, «Плохой дом» Войцеха Смажовски и «Необходимое убийство» Ежи Сколимовски. Самый яркий в программе, безусловно, Ежи Сколимовски. Его имя на слуху с начала 1960-х годов. Сколимовски – талантливый представитель польской киноволны, снявший «Корабль-фонарь», «Лунный свет», «Крик», «Старт». Он также соавтор сценариев «Ножа в воде» Романа Полански и «Невинных чародеев» Анджея Вайды. Проявить себя он успел и как талантливый актер: снимался у Мики Каурисмяки («Лос-Анджелес без карты»), Тима Бертона («Марс атакует») и Дэвида Кроненберга («Порок на экспорт»). Его фильм «Необходимое убийство» получил особый приз жюри на Венецианском кинофестивале в 2010 году. Сюжет ленты закручивается вокруг судьбы афганского пленного, после поимки

и допросов отправленного в тюремный лагерь в Восточную Европу. Он совершает дерзкий успешный побег и остается один среди заснеженных равнин. Чтобы выжить, ему остается только одно – убивать. Режиссер в своих интервью не скрывал, что основным импульсом к созданию картины послужили события 11 сентября (хотя в картине нет четкого утверждения причастности главного героя к этим событиям) и сообщения СМИ о секретных тюрьмах американского ЦРУ, в которых содержались подозреваемые в терроризме исламисты. Но на выходе мы имеем метафорическую драму, лишенную политического характера. «Необходимое убийство» – это концентрированная метафора, наглядная парадоксальная иллюстрация сопротивления насилию насилием, где нормы морали не действуют и поступки героя уже нельзя оценивать по шкале добродетелей. Поволноваться заставит вас и фильм «Розочка» Яна Кидава-Блонски. В Варшаве 1967 года разворачиваются трагические события. Молодая Камила Сакович встречается с сотрудником службы безопасности Романом Рожеком. В Польше в это

время назревает антисемитская кампания. Роман просит Камилу стать любовницей известного писателя Адама Варчевского и выяснить, является ли он сионистом и потенциальным врагом коммунистического режима. Ретродрама с любовным треугольником о зарождении настоящего чувства, где обреченное существование на позиции шестеренки в государственной советской машине делает Камилу и Романа жертвами, а не подлецами. Кидава-Блонский показывает нам не однозначных людей – они все мечутся в паршивой реальности, их раздирают сомнения и чувство незащищенности. Это люди, которые столкнулись с системой. Особо драматичное актуальное звучание фильму придают документальные кадры разгона демонстрации в марте 1968 года в Варшаве. Эти кадры о событиях более чем сорокалетней давности и сегодня выглядят актуально. Безусловной жемчужиной этого фильма является молодая польская актриса Магдалена Бочарская, которую зритель увидит еще в одной представленной в рамках программы картине – «Ноль»


кадр из фильма “Уловка”

6-7 ноября 2011 года | 15

Когда думаешь о восточноевропейском кино, Польшу выделяешь сразу. Объяснение этому найти несложно: польская школа богата на мировые имена – Кшиштоф Кесьлевский, Анджей Вайда, Кшиштоф Занусси, Роман Полански, Ежи Кавалерович, Агнешка Холланд, Александр Форд, главный оператор Стивена Спилберга Януш Камински. И это лишь малый список имен из всего национального своеобразия.

Павла Боровски. Это дебют молодого автора в полном метре. Однако в прессе его уже называют режиссером, который заставит о себе говорить. В этой картине нет главных героев (у персонажей нет даже имен) и единой истории, хотя в конце все переплетается странным, ни к чему не обязывающим образом. Скажете, как в жизни? Не хотелось бы банальностей, но именно так. Это причудливый калейдоскоп стремительно сменяющих друг друга коротких сюжетных линий. Камера постоянно «бросает» старых героев, так как появляются новые, которым вскоре тоже суждено быть оставленными. Параллельный монтаж таких разрозненных пазлов формирует в итоге общую идею, которую усиливает кольцевая композиция. Это ноль, замкнутый круг. Круг, из которого не выбраться. Это границы бессмысленности и изолированности каждого героя. «Плохой дом» Войцеха Смажовски называют польским ответом балабановскому «Грузу 200». Оба фильма действительно сближает отношение к периоду рубежа 1970-80-х как ко време-

ни абсолютного морального разложения. В 1978 году Эдвард Сродонь случайно задерживается на ночлег в доме семьи Дзибасов. Недоверие между хозяином дома и гостем исчезает по мере опустошения бутылки самогона. Спустя несколько часов знакомства перед нами – лучшие друзья, которые готовы даже совместный бизнес открыть. Вторая часть фильма описывает то, что произошло четыре года спустя. Молодому следователю по имени Поручник Мруз необходимо раскрыть жестокое убийство. Он должен поставить себя на место убийцы и жертвы, для того чтобы понять, что произошло на самом деле. Интересным режиссерским ходом является внутреннее сплетение двух линий: отношения внутри следственной группы милиции мало чем отличаются от отношений в семье Дзябасов – все так же беспрерывно хлещут самогон, закатывают сцены ревности, бьют морды плюс подставляют друг друга на службе. Бытовая драма с элементами жестокой антиутопии делает грязь, кровь и запах алкоголя настолько ощутимыми, что ты чувствуешь их прямо через экран. Пожалуй, самым трогательным и милым является фильм «Штучки» Анжея Якимовски. Он снят в лучших традициях «Малыша» Чарли Чаплина и «Бумажной луны» Питера Богдановича. В маленьком городке живут с мамой 6-летний Стефек и его 17-летняя сестра Элька. Папа давно ушел из семьи, Стефек его даже никогда не видел. Но он уверен, что мужчина с портфелем, каждое утро пересаживающийся с одной электрички на другую на их станции, – это его отец. И что его можно вернуть, если приманить к себе счастье или подкупить его. Маленький обаятельный герой постоянно выкидывает разные «штучки». Стефек вычисляет «папу», каждый день совершающего

пересадку с одного поезда на другой на полустанке их небольшого городка и начинает выдумывать разные уловки, чтобы его задержать, познакомиться с ним. Например, рассыпает по железнодорожному полотну монеты. Пока кондуктор их собирает, поезд стоит, так что Стефек имеет возможность заговорить с предполагаемым родителем. Но ему этого недостаточно – он хочет, чтобы отец, когда-то ушедший к другой женщине, вернулся. Этот фильм можно смотреть просто как мелодраму про изобретательного мальчика, который хочет вернуть отца. С этой точки зрения «Штучки» – замечательное человеческое кино про людей небогатых и не очень счастливых, но человечных, и их проблемы (здесь напрашивается сравнение с картиной «Маленькая Мисс Счастье»). Но можно смотреть его и как притчу: отдельные эпизоды наполнены деталями, на которых можно концентрироваться по ходу, а потом возвращаться к ним, обдумывать и сопоставлять. И конечно, подобного рода фильмы режиссер просто не имеет право заканчивать грустно: чем ближе к финалу, тем больше сквозь бытовую историю прорастает чудесное и волшебное. Для любителей остросюжетных картин тоже найдется свой любимец – криминальный триллер Яна Хрыняка «Уловка». Фильм рассказывает о приключениях Марека Ковальского, талантливого фальшивомонетчика, и Витека Хайриха по кличке «Профессор», которые, сидя в тюрьме, получили предложение от высокопоставленного чиновника выпустить фальшивые доллары в обмен на свободу. Выполнит ли правительство свое обещание? Или это просто уловка? Итак… Milego ogladania, drodzy widza!


Афиша

24 | 6-7 ноября 2011 года

7 ноября, Кинотеатр Центральный МастерКласс 11.00 ЛОЛА (Филиппины) (110 мин) (35мм) реж. Брийанте Мендоса (пресс-показ) «Молодость на марше» 13.00 ЧАТ САМОУБИЙЦ (Польша) (117 мин) (DCP) реж. Ян Комаса (пресс-показ) «Молодость на марше» 15.30 HI-SO (Высшее общество) (Таиланд) (102 мин) (35мм) реж. Адития Ассарат (пресс-показ) Конкурсная программа 17.30 ШАПИТО-ШОУ (Россия) (207 мин) (DCP) реж. Сергей Лобан Фильм представляют Сергей Лобан, Марина Потапова У каждого свое кино 22.00 РЕВОЛЮЦИЯ (Мексика) (105 мин) (35мм) реж. Гаэль Гарсия Берналь, Диего Луна, Карлос Рейгадас и др.

7 ноября, Кинотеатр Победа Ретроспектива Йоса Стеллинга 17.00 СТРЕЛОЧНИК (1986, Нидерланды) (92 мин) (DVD)

«Молодость на марше» 19.00 R U THERE (Ты здесь?) (Нидерланды) (87 мин) (35мм) реж. Давид Вербейк «Молодость на марше» 21.00 HI-SO (Высшее общество) (Таиланд) (102 мин) (35мм) реж. Адития Ассарат 7 ноября, Дом кино Панорама южнокорейского кино 19.00 МОЯ ДЕВУШКА – СПЕЦАГЕНТ (112 мин) (35мм) реж. Син Тэрра Польский ракурс 21.30 УЛОВКА (93 мин) (DVD?) реж. Ян Хрыняк

7 ноября, малый зал Дворца Республики Основной конкурс документального кино 17.00 ШАХТА №8 (Эстония – Украина) (93 мин) Реж. Марианна Каат У каждого свое кино 19.00 ЭКСПЕРИМЕНТ 5IVE (Россия) (60 мин) (DCP) реж. Петр Буслов, Андрей Звягинцев, Алексей Попогребский и др. Панорама южнокорейского кино 21.30 СЛУЖАНКА (106 мин) (DCP) реж. Им СанСу

8 ноября, Кинотеатр Победа

8 ноября, Кинотеатр Центральный «Молодость на марше» 11.00 СОРВАНЕЦ (Франция) (84 мин) (DCP) реж. Селин Скьямма (пресс-показ) «Молодость на марше» 13.30 МИХАЭЛЬ (Австрия) (96 мин) (DCP) реж. Маркус Шляйнзер (пресс-показ) Арт-Блокбастер 16.00 ЗВУКИ ШУМА (Швеция) (98 мин) (DCP) реж. Ула Симонссон, Юханнес Шерне-Нильсон (пресс-показ)

«Молодость на марше» 19.00 НОРТЕАДО (На север дороги нет) (Мексика) (95 мин) (35мм) реж. Ригоберто Перескано Фильм представляет Эдгар Сан Хуан Ретроспектива Йоса Стеллинга 21.30 РЕМБРАНДТ 1669 (1977, Нидерланды) (107 мин) (DVD)

8 ноября, малый зал Дворца Республики Основной конкурс документального кино 17.30 УРОК АРГЕНТИНСКОГО (Польша) (52 мин) Реж. Войцех Старонь «Молодость на марше» 19.00 СОРВАНЕЦ (Франция) (84 мин) (DCP) реж. Селин Скьямма

Конкурсная программа 18.30 ДОМ (Чехия – Словакия) (97 мин) (35мм) реж. Зузана Лиова Фильм представляет Зузана Лиова

«Молодость на марше» 19.00 МИХАЭЛЬ (Австрия) (96 мин) (DCP) реж. Маркус Шляйнзер

Конкурсная программа 21.00 ТОЛЬКО МЕЖДУ НАМИ (Хорватия) (89 мин) (35мм) реж. Райко Грлич

Панорама южнокорейского кино 19.00 БОСОНОГАЯ МЕЧТА (121 мин) (35мм) реж. Ким Тхэ Гюн

Лiстай дневник кинофестиваля. день первый

Ежедневная газета Минского международного кинофестиваля «Лiстапад» Главный редактор Анна Ефременко Дизайн и верстка Дарья Данилевич

8 ноября, Дом кино

Дирекция фестиваля находится по

адресу: г. Минск, пр-т Независимости 25А-40 Тел./факс 8 017 321-24-77 Тираж 100 экз. Отпечатано в типографии "Альтиора" Подписаться на газету или прочитать свежий выпуск можно на сайте www.listapad.com

Листай №2  

Листай №2 - ежедневная газета ММКФ "Лiстапад"