__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 1


СОДЕРЖАНИЕ Зарегистрирован ФС по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-58374 от 18.06.2014 г.

СЛОВО РЕДАКТОРА

Нам нужны цифровые лидеры.....6

Учредитель: ООО «Умное производство»

Индустрия 4.0

Кобот рядом с человеком OMRON TM как новый этап человекомашинного взаимодействия.............22

Издатель: ООО «Умное производство» Адрес учредителя: 394026, г. Воронеж, Московский проспект, 7-е, оф. 236 Адрес издателя и редакции: 394026, г. Воронеж, Московский проспект, 7-е, оф. 236 Телефон/факс: (473) 262-28-40 Главный редактор: Дмитрий Тонишев Шеф-редактор: Светлана Бакарджиева Заместитель главного редактора: Павел Кириллов Руководитель проектов: Инна Чекмарева Генеральный директор ООО «Умное производство»: Дмитрий Тонишев

Тенденции

Керамические формы – в серию КТРВ: прорывное импортозамещение... 8

Академия DMG MORI: образование гарантирует конкурентное преимущество 45 станков для соревнований WorldSkills 2019...............................26

Бильд-редактор: Ксения Кузьмина Вёрстка и дизайн-макет: Иван Гулевский Корректор: Татьяна Климова Подписка: Инна Чекмарева Телефон: (906) 555-80-98 Е-mail: info.umpro@mail.ru Отдел рекламы: Игорь Пискарёв Телефон: (920) 451-44-55 Интернет-сайт журнала: www.umnpro.com Подписные индексы в объединенном каталоге «Пресса России»: 42264 – полугодовая подписка 80648 – годовая подписка В каталоге «Почта России»: П1771 (сайт https://podpiska.pochta.ru) В «Каталоге российской прессы» 35658 (сайт vipishi.ru) Подписку на журнал «Умное производство» можно оформить в редакции по телефону (906) 555-80-98

Ползти, идти или бежать? Как преодолеть кризис инвестиционных приоритетов?.........28

тема номера

Технологии, которые окрыляют Композиты для технологического прорыва во многих отраслях............14 «Металлообработка – 2019»: 10 российских трендов аддитивных технологий АТ все активнее применяются отечественными промышленниками... 32

Выходит 1 раз в квартал Цена свободная Отпечатано в ООО «Типография-спринт», 396900, г. Воронеж, ул. Пушкинская, 22 Тираж 10000 экз. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт. Рекламируемые товары и услуги лицензированы и подлежат обязательной сертификации.

Если изобретать велосипед, то – композитный Мировой рынок композитов растет...16

При перепечатке материалов ссылка на журнал «Умное производство» обязательна Подписано в печать: 31.07.2019 Дата выхода в свет: 16.08.2019

4

Печатное издание предназначено для лиц старше 16 лет

Умное производство • №2 (46) • Август 2019


СОДЕРЖАНИЕ

цифровое зеркало

Анализировать всё, что можно Новая индустриальная модель для ОАК..............................35

Взрастить изменения и накормить будущее Цифровая трансформация как технический и творческий процесс...42

Ресурс как товар Концепт цифрового сервиса – площадки-агрегатора для предприятий металлообработки...........................56

Игорь Мещерин: Новая индустрия требует новых подходов Как влияют процессы цифровизации промышленности на инженерную и инжиниринговую деятельность?....69

Сборка по 3D модели: часы и минуты вместо недель Ноу-хау от «Нью Лайн Инжиниринг»..................73

Сделано в России

Понятный интерфейс – первый шаг к единому техническому языку Промышленный софт, интеллектуальные системы мониторинга станков и контрольноизмерительные машины.................... 59

Не по графику, а в соответствии с прогнозом Как была усовершенствована система технического обслуживания и ремонта оборудования.................................47

Агенты улучшений или современные луддиты? Как человеческий фактор и стиль управления влияют на эффективность предприятия...................................78

«СтанкоМашКомплекс»: станочная классика и модерн В этом году отмечает свое 20-летие АО «СтанкоМашКомплекс» (Тверской станкостроительный завод)............... 62

В цифровую экономику – со своим IP-багажом Российские ИТ-компании — один из самых перспективных и быстрорастущих сегментов национальной экономики.................50

Психология управления

Мнение

Александр Москвитин: «Сотрудничество внутри страны — единственный способ развивать внутренний рынок» Новая кровеносная система российской промышленности............................64

Инжиниринг

Логика и прибыль – ключевые постулаты автоматизации Ставка на комплексные решения.....................83 «Русский инженер»: Нестандартные решения для цеха и для стройплощадки Усиление конкуренции на рынке стимулирует осваивать клиентоориентированные подходы...87 Прогнозируем стойкость инструмента Наиболее точный ее расчет позволяет получать математические модели..................91

Технологии

Энергосбережение до нулевой отметки Дом будущего — энергоэффективный дом.................95

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

5


СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Люди и «цифра» Дмитрий Тонишев

6

В течение года журналисты «Умнпро», проводя интервью с именитыми российскими и зарубежными экспертами в области повышения производительности труда, автоматизации и цифровизации производства, задают им, в числе прочих, один и тот же вопрос. Это вопрос о том, почему столь типична ситуация, когда продвинутая российская компания успешно проводит техническое перевооружение, закупает неплохое коробочное решение для цифровой трансформации, располагает всем необходимым инструментарием, и тем не менее цифровизация у нее пробуксовывает, да

и производительность практически не растет. В чем здесь могут быть причины? И практически все наши спикеры сходятся в одном: помимо отраслевой специфики и используемых бизнесмоделей основной фактор влияния здесь — люди, лидеры перемен. В данном случае — цифровые лидеры. И это отнюдь не те, кто озаботился закупкой для своей компании самого крутого ПО — принадлежность к этой группе определяется не материальными активами, а наиболее релевантным целеполаганием. То есть это — про способность формировать правила игры и пути взаимодействия человека и искусственно-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

го интеллекта в решении актуальных прогрессорских задач. Их мало. И не только у нас. Во всем мире еще очень мало таких людей, обживающих новую парадигму с ее стиранием разделяющих социум границ и барьеров, с межгосударственными и транснациональными проектами и кросс-отраслевыми технологиями, с гуманитаризацией технической и управленческой сфер. «Цифре» же в ней отводится роль основного инструмента реализации этих процессов. Как и всякий инструмент она, по ходу дела, должна становиться все более совершенной, адаптивной, все более


СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА доступной для освоения пользователями. Цифровые лидеры — это те, кто освоят ее первыми и будут направлять ее дальнейшее развитие. И поскольку, согласно всё той же новой парадигме, конкуренты — это уже не конкуренты, а партнеры в деле непрерывного ее развития, они — новые лидеры — объединяются и учатся друг у друга. Один из первых и вполне успешных примеров такого объединения в России — клуб лидеров цифрового производства, созданный осенью прошлого года по инициативе компании Autodesk в России и СНГ, ГК «Солвер» и клуба производственников школы управления «Сколково». Очередная сессия этого клуба состоялась в рамках выставки «Металлообработка-2019». В течение всей выставочной недели на стенде ГК «Солвер» работало «Интеллектуальное шале» — площадка, на которой члены и гости клуба из числа руководителей и специалистов российских и зарубежных высокотехнологичных промышленных, инжиниринговых и консалтинговых компаний делились практическими кейсами и теоретическими наработками, так или иначе связанными с цифровизацией. Вот лишь несколько ключевых тем сессии клуба: машинное обучение и искусственный интеллект в бизнес-процессах и производстве; сетевые распределенные производства и маркетплейсы ЧПУ; платформы цифрового развития предприятий; методы цифровой трансформации производственных предприятий, деятельность международных центров развития, опыт использования цифровых сервисов производственными компаниями нового поколения. Цифровая трансформация — это, безусловно, еще и про инновации, поскольку она сама по себе — процессная инновация. Для российской промышленности инновационная тема — достаточно больная: уже стало общепринятым утверждение, что в нашей стране много изобретателей, но мало изобретений, что русские — отличные изобретатели, но при этом ни разу не инноваторы. Мол, не тот менталитет. Но так ли уж правильно принимать эти тезисы как аксиому? Вспомним

публикацию в одном из предыдущих номеров «Умнпро», посвященную, в общем-то, смежной проблеме повышения производительности труда в России. В ней приводился такой пример: западные и азиатские компании с сильной корпоративной культурой, не жалуются на российских работников на своих местных производствах и на русский менталитет. По крайней мере, он им не сильно мешает строить бизнес в России. Заводы Тойота в Ленинградской области и Фольксваген в Калужской работают на уровне европейских и японских стандартов. Производительность труда там такая же или близкая к японской и немецкой. То есть когда мировые компании сюда переносят свою корпоративную культуру в чистом виде, включая систему мотивации, и стажируют персонал всё получается. Так вот, ключевые слова в этом примере — корпоративная культура. Это базовое условие и для повышения производительности труда, и для успешного внедрения инноваций. Чрезмерная монополизация в наших стратегических отраслях, в том числе в ОПК, до сих пор пребывающем большей частью практически вне рынка, — существенный тормоз для инновационных процессов. Потому как она нивелирует усилия как по формированию корпоративной культуры, так и по проведению исследовательских работ, необходимых для поиска нового. В результате промышленные инновации у нас имеют преимущественно частный характер, их инициаторы — в основном небольшие компании нового поколения. Это в очередной раз было продемонстрировано и в ходе сессии лидеров цифрового производства: об инновационных кейсах с применением цифровых сервисов рассказывали большей частью представители именно таких компаний. Это — что касается практики. А в теоретической части обсуждение проблем цифровизации как инновации подтвердило не раз высказанную создателем и первым главным редактором «Умнпро» Геннадием Климовым мысль о том, что цифровизация — это не просто внедрение прорывной технологии, но прежде

всего результат сложнейшей системы взаимодействия цифровых лидеров с социумом и его формальными и неформальными институтами. И проблемы цифровой трансформации — это проблемы формирования новой социокультурной парадигмы. А это работа не только для действующих предприятий — кадры новой формации для них нужно взращивать в буквальном смысле со школьной скамьи. Не менее важна и информационная поддержка цифровой трансформации. Стоит отметить, что несмотря на кризис, российские и мировые производители не жалеют денег на выставки и конференции. В деловой программе первого полугодия — крупнейшие форумы «Металлообработка», ROSMOULD, «ИННОПРОМ», стоит напомнить и о выставках ExpoElectronica, 3D FAB + PRINT RUSSIA, а также SKOLKOVO ROBOTICS — крупнейшем в Восточной Европе мероприятии, посвящённом роботам и искусственному интеллекту. Ключевые позиции на этих деловых площадках занимают госкорпорации, крупные частные игроки, аффилированные с государством, а также иностранные производители. Промышленные форумы остаются центрами компетенций и коммуникаций. Но при этом в нашу цифровую эпоху все большую значимость приобретают профессиональные сообщества в социальных сетях с их неформальным общением и общей установкой на называние вещей своими именами, а также специализированные сайты в интернете (например, ORDERFOX. com — международная биржа станков, комплектующих и услуг). Журнал «Умное производство» уже давно начал погружение в социальные сети, что позволяет держать прямую связь с многими предприятиями, институтами развития, профессиональными сообществами. Это помогает нам быть в курсе последних технологических трендов и позиционировать себя как интеграционную площадку для традиционных отраслей промышленности, ИТ и инновационных технологий. Присоединяйтесь к нам!

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

7


тенденции

Керамические формы — в серию Практический опыт построения цифрового производства на предприятии ОПК Подготовили: Дмитрий Тонишев, Павел Кириллов

8

Борис Викторович Обносов, генеральный директор АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение»

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) — признанный лидер в разработке и производстве высокоточного оружия — высокоэффективных управляемых ракет и комплексов вооружения воздушного, наземного, морского базирования. Кроме военной продукции здесь производится широкий спектр изделий гражданского и двойного назначения. В настоящее время в структуру Корпорации входят 39 предприятий, а ее технологические возможности позволяют контролировать весь жизненный цикл изделий от разработки конструкторской документации, изготовления опытных образцов, проведения испытаний, серийного выпуска, до модернизации и послепродажного обслуживания. На производственных площадках идет непрерывный процесс улучшений. Так в рамках ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса РФ на 2011–2020 годы» на головном предприятии Корпорации был реализован проект модернизации литейного производства. Реконструкция затронула в первую очередь технологию литья по выплавляемым моделям (ЛВМ) из титановых сплавов.


тенденции Получение точных литейных заготовок по выплавляемым моделям из химически активных титановых сплавов — весьма дефицитная компетенция. Специалисты КТРВ смогли внедрить в серийное производство керамические формы на основе отечественных водных кремнезольных связующих. Такое импортозамещение способно дать новый импульс титановому литью в российской промышленности. Генеральный директор Корпорации Борис Обносов рассказал «Умнпро» об особенностях модернизации производственных мощностей и о дальнейших планах по диверсификации и увеличению присутствия на гражданских рынках. Кроме того, нам выпала уникальная возможность побывать в цехах головного предприятия и увидеть работу новой литейной линии вживую. — Борис Викторович, в чём заключаются основные преимущества новой литейной линии? — Проект реконструкции и технического перевооружения производства изделий из титановых сплавов можно назвать уникальным. Технологический процесс получения титановых отливок очень сложен, а предприятий, способных его реализовать у нас в стране, существует не более десятка. К тому же в этом направлении наблюдается серьезный кадровый дефицит: специалистов в области титанового литья становится всё меньше и меньше. Несмотря на то, что литейное производство является основой заготовительной базы для последующих переделов, сегодня многие предприятия отказываются от литейных цехов из-за высокой энергоемкости и материалоёмкости процесса, вредности, нестабильной загрузки оборудования, дороговизны. При этом у авиастроения и других высокотехнологичных отраслей промышленности существует стабильный спрос на литые изделия из титановых сплавов. В рамках проекта технического перевооружения технология титанового литья была полностью переоснащена. Теперь на нашем литейном участке задействовано современное роботизированное и автоматизированное оборудование, внедрены новые

Роботизированный комплекс изготовления керамических форм

материалы. Сведено к минимуму влияние человеческого фактора на качество продукции, при этом существенно повысилась культура производства. Литье перестало ассоциироваться с постоянной грязью, пылью, задымленностью. Широкий спектр существующих литейных технологий позволяет получать отливки любой сложности с толщиной стенок от 0,5 мм. Один из наиболее распространенных способов получения точных литейных заготовок — литье по выплавляемым моделям. Именно эта технология применяется на нашем про-

изводстве для получения отливок из химически активных титановых сплавов. — И каков эффект? — Революционный. Классическая технология литья по выплавляемым моделям основывается на применении экологически вредных пожароопасных материалов на основе органического этилсиликата. При таком методе послойное формирование керамической оболочки производится вручную, а равномерность нанесения слоев не обеспе-

Нанесение слоя на роботизированном комплексе

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

9


тенденции чивается. Применение водных связующих на основе коллоидного кремнезема до недавнего времени ограничивалось нестабильностью свойств керамических форм и риском образования газонасыщенного альфированного слоя на поверхности получаемых титановых отливок. Такие изделия имеют характерный цвет поверхности и обладают повышенной хрупкостью. Однако нашим инженерам удалось нивелировать эту проблему. Головное предприятие одним из первых в России внедрило серийное производство керамических форм на основе отечественных водных кремнезольных связующих. Новая производственная линия и новая технология позволили увеличить производственную мощность цеха по титановому литью с 10 до 25 тонн годного литья в год и существенно снизить процент брака. Модернизированная линия позволила улучшить качество производственных процессов, а также создать центр технологических компетенций титанового литья, в интересах не только предприятий КТРВ, но и всего ОПК. В настоящее время линия загружена на 25%, отправлены заявки многим российским предприятиям. Мы готовы производить литые изделия по аутсорсингу для оборонных и гражданских предприятий. Создание центра компетенций по титановому литью в Королёве можно считать предпосылкой для появления подобных технологических центров по

10

разной профильной направленности на других наших предприятиях. Например, Пермский завод «Машиностроитель» обладает серьёзными компетенциями в электронно-лучевой сварке. — Какое оборудование теперь используется в литейном цехе? — Комплекс оборудования, внедренный по проекту «Реконструкция и техническое перевооружение производства изделий из титановых сплавов», позволяет минимизировать ручной труд. Ранее нанесение на модельные блоки огнеупорной суспензии и перемещение керамических форм осуществлялось вручную, теперь это делает робот в составе роботизированной линии. Это немаловажно, с учетом того, что многие керамические формы на финальных стадиях процесса изготовления весят более 35 кг. В ходе модернизации в литейном цехе были установлены: инжекционно-литьевая шприц-машина для изготовления выплавляемых моделей, роботизированный комплекс послойного изготовления керамических форм по выплавляемым моделям, бойлерклав для удаления модельновоскового состава, шахтные печи для прокаливания форм, а также вакуумная дуговая плавильно-заливочная установка для плавки и заливки форм титановым сплавом. Основная трудность, связанная с внедрением этого оборудо-

Процесс нанесения огнеупорных слоев на роботизированном комплексе

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Владислав Родителев, заместитель генерального директора, главный инженер АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение»

вания, состояла в том, что оно изначально эксплуатировалось исключительно с использованием импортных материалов, поставка которых прекратилась с 1 февраля 2018 года из-за нового пакета санкций. Во многом именно этот факт подтолкнул нас к поиску отечественных заменителей. Российская компания ООО «Вакуумтех» смогла разработать и произвести связующие на водной основе. Для адаптации отечественных материалов был перепрограммирован робот, установлена система контроля микроклимата в производственных помещениях цеха, изменен состав суспензии и режимы её нанесения на модельные блоки. В марте этого года линия была запущена, и первые же результаты ее работы показали, что суспензия, приготовленная на отечественных материалах, обладает лучшими технологическими и реологическими свойствами по сравнению с импортными аналогами. Проделана большая исследовательская работа, создана база для модернизации производственных линий на других предприятиях, ведь ООО «Вакуумтех» стал первым отечественным производителем подобных материалов для литья по ЛВМ. — Сколько времени и средств потребовалось на столь масштабный проект?


тенденции — Модернизация литейного производства началась в 2013 году и завершилась в марте 2019. Общая стоимость проекта составила более 800 млн. рублей. — Технология ЛВМ предполагает наличие в производственном процессе пресс-форм. Использование такого рода оснастки оправдано при крупносерийном производстве. Но когда речь идет о мелкономенклатурном, эксклюзивном производстве, то изготовление пресс-форм существенно отразится на себестоимости продукции. Аддитивные технологии позволяют решить этот вопрос путём создания эксклюзивных пресс-форм или даже готовых мастер моделей. Планируете ли вы включить 3D-принтеры в вашу линию ЛВМ? — Мы планируем применять 3Dпринтеры в производстве выжигаемых моделей и многоразовой модельной оснастки. В соответствии с программой развития аддитивных технологий, в Корпорации проводится ряд опытных работ, в результате которых будет определен состав аддитивного оборудования с учетом специфики нашей продукции. С помощью 3D-принтеров мы сможем быстро подготавливать литейное производство к освоению новой номенклатуры или выпускать мелкие серии отливок без изготовления оснастки, что отвечает требованиям рынка. Также необходимо отметить, что в плане технологической подготовки производства мы не стоим на месте. Совместно с ФГОУ ВО «МАИ» (НИУ) проведена НИР под названием «Проектирование литниково-питающей системы и режимов центробежного литья фасонных отливок из титановых сплавов», результатом которой является программное обеспечение для расчета параметров литниково-питающей системы, обеспечивающей плавное заполнение формы расплавом и питание массивных узлов отливки. Данное ПО, правообладателем которого является АО «КТРВ», позволит нам обеспечить качество отливок на стадии разработки технологии и сократить время её отработки.

Готовые к заливке керамические формы

— Обновление литейного производства открывает перед КТРВ новые возможности и в плане диверсификации. Как Вы оцениваете в целом готовность Корпорации к расширению производства гражданской продукции и продукции двойного назначения? — Безусловно, нашим основным профилем является вооружение. Тем не менее у нас существует опыт создания гражданской продукции с нуля. Идея, НИР, НИОКР, ОКР, серийное производство — алгоритм налажен, осталось только выбрать востребованный промышленный продукт. В КТРВ создана спецструктура по выпуску гражданской продукции и продукции двойного назначения, она активно развивается и ищет потенциальных заказчиков. Президент России поставил задачу повысить долю выпуска гражданской продукции к 2025 году до 30%, а к 2030 году до 50%. Трудная задача, но есть поддержка процессу диверсификации производств, в том числе от Минпромторга РФ. Имеющиеся производственные мощности и научный потенциал позволяют выпускать практически любую высокотехнологичную продукцию. И сегодня мы уже производим конкурентоспособные товары гражданского и двойного назначения. Например, наши высотомеры — одни из лучших в мире, наша авионика и двигатели используются в производстве самолётов малой авиации. Мы

выпускаем двигательные установки для систем аварийного спасения экипажей космических кораблей в случае аварии ракетно-космических комплексов на старте и в полёте, двигатели мягкой посадки и малой тяги пилотируемых космических кораблей, твердотопливные газогенераторы, применяемые в ракетной и авиационной технике, передвижные противопожарные установки, легкие многоцелевые самолеты. Кроме этого, предприятия Корпорации производят системы безопасности для газового оборудования, портативные котельные и бытовые газовые котлы, оборудование для АЭС, медицинское оборудование, в том числе для лечения онкологических заболеваний, мобильные медицинские лаборатории экспресс-диагностики, системы связи и диагностики для железнодорожного транспорта и машиностроения. — Крупные корпорации часто критикуют за неэффективность производственных процессов, за простои дорогостоящего оборудования. Был ли учтен этот опыт? Исходя из чего объектом техперевооружения выбрали именно литейный цех? — К модернизации литейного производства мы готовились очень скрупулезно. Для реконструкции было выбрано самое слабое по целому ряду причин производственное звено. Вредность,

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

11


тенденции

Вакуумная дуговая плавильно-заливочная установка ДВЛ-200ДМ

негативно влияющая на здоровье людей и окружающую среду, устаревшее морально и физически оборудование, существенные затраты на материалы, чувствительный процент брака. По словам заместителя генерального директора главного инженера КТРВ Владислава Родителева, сейчас литейный цех изменился до неузнаваемости: — По старой технологии формы изготавливались на основе этилсиликата — органического материала, при приготовлении которого используется этиловый спирт и аммиак. Шкафы, где сохли формы, не отличались герметичностью, поэтому запах аммиака

12

распространялся по всему цеху. Производство напоминало детскую песочницу, вокруг которой всегда рассыпан песок. Но в отличие от песка, гидролизованный этилсиликат подвержен химическому твердению, после чего удалить его можно только с помощью пневмомолотка. Ровные чистые полы, система кондиционирования, отсутствие неприятных запахов. В цехе литья титановых сплавов изготавливаются различные литые заготовки для серийной продукции предприятия. Производственный цикл начинается с подготовки металлической пресс-формы, которая затем устанавли-

Процесс работы на вакуумной печи ДВЛ-200ДМ

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

вается в инжекционно-литьевую шприцмашину. В оснастку запрессовывается расплавленный воск, после затвердевания которого модель готова для следующего этапа — послойного нанесения керамического состава. Именно на этом участке и сосредоточены главные новации — роботизированный комплекс, автоматический конвейер и баки с керамической суспензией и тем самым отечественным связующим. Восковая модель собирается в блок и монтируется на специальную поддержку, робот захватывает ее и опускает в емкость с суспензией. Далее происходит обсыпка блока мелкозернистым электрокорундом и его сушка на конвейере. Операция повторяется до тех пор, пока не будет нанесено необходимое количество слоев керамической суспензии, в зависимости от технологических требований и размеров восковой модели. Системы климатического контроля поддерживают на участке постоянную температуру и влажность. Проходит 36 часов — и первая партия форм готова. Далее каждые 24 часа возможно снимать с конвейера до 42 готовых керамических форм. — Российские материалы, а это не только связующее, но и электрокорунд, дешевле импортных аналогов более, чем в четыре раза, — поясняет Владислав Родителев. — Если раньше в этих баках «крутилось» порядка 3,5 млн. рублей то, сейчас — 800 тысяч. Значительно снизился и расход материалов, теперь суспензия распределяется на модельных блоках более равномерно, без подтеков, оболочка имеет стенки одинаковой толщины. Свойства связующего позволяют стечь лишнему объему керамической суспензии перед операцией обсыпки, а специальные добавки обеспечивают качественное покрытие восковых моделей. Рассуждая о бережливом производстве, о положительном эффекте от внедрения автоматизации, многие эксперты предпочитают опираться на реальный производственный опыт. Литейная линия в Королёве — очень убедительный в этом плане пример. Роботизированная ячейка литейного комплекса КТРВ существенно облегчила труд персонала и практически исключила роль человеческого фактора


тенденции в столь ответственных операциях, как нанесение керамической суспензии и послойная сушка. В перспективе новая линия может стать фундаментом для дальнейшей автоматизации и цифровой трансформации предприятия. Владислав Родителев показал нам и участок вытопки восковых моделей из керамических форм. Бойлерклав разогревает воду до 180 градусов Цельсия, тем самым превращая ее в перегретый пар. Для полной вытопки воска из керамической модели необходимо 10 минут выдержки при давлении в 8 технических атмосфер. Еще хрупкая на данном этапе керамическая форма выдерживает процесс вытопки без образования трещин. Находящийся под давлением пар, как бы проникает сквозь керамическую корку и моментально передает тепло восковой модели, не давая ей расширяться. По старой технологии воск вытапливался бы из формы в горячей воде около 30 минут. После бойлерклава керамическая форма выстаивается в атмосфере цеха около 12 часов и далее прокаливается в печи при температуре 900 градусов по Цельсию. Финальный этап – заливка титана в керамические формы. Из-за физикохимических свойств титанового сплава, а этот металл в жидком состоянии при взаимодействии с содержащимся в воздухе кислородом становится взрывоопасным, процесс происходит в вакуумной среде. На центробежный стол вакуумной дуговой плавильнозаливочной установки устанавливается контейнер с керамическими формами, закрепленными на специальном стояке, куда и будет заливаться расплавленный титан. В камере печи установлен водоохлаждаемый плавильный тигель, в котором постоянно поддерживается корка из титанового сплава, называемая гарниссажем. Плавка ведется путем расплавления титанового электрода диаметром 360 мм. — Процесс напоминает дуговую сварку, — рассказывает главный металлург Илья Конторович. — Электрод опускается вниз тигля, разжигается электрическая дуга с силой тока до 40000 ампер и начинается плавление. Когда электрод полностью расплав-

Микроструктура поверхностного слоя отливок

ляется, операторы доводят металл до определенной температуры, включают вращение центробежного стола и заливают сплав в формы через металлический стояк. После остывания контейнер со стояком, на котором может быть одновременно до восьми форм, извлекают из печи, отрезают отливки от литниковой системы, отбивают керамику и отправляют титановые изделия на участок финишной обработки. Благодаря модернизации литейного производства и внедрению новой технологии производительность цеха

на сегодняшний день составляет до 25 тонн годного литья в год, а процент брака керамических форм и готовых изделий из титана составляет не более 5%. Весь производственный цикл, начинающийся с восковой выплавляемой модели и заканчивающийся готовой литейной заготовкой, занимает десять смен. Высокая производительность роботизированной линии позволит КТРВ выполнять сторонние заказы, что немаловажно учитывая потребности российских предприятий в титановом литье.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

13


тема номера

Технологии, которые окрыляют Радислав Бирбраер, генеральный конструктор инженерно-консалтинговой компании «Солвер»

Производство и применение композитов сегодня актуально для технологического прорыва во многих отраслях промышленности. Для российской экономики это, безусловно, один из драйверов развития, прежде всего, высокотехнологичных производств, выпускающих продукцию, которая востребована на мировом рынке.

14 Умное производство • №2 (46) • Август 2019

С середины прошлого столетия композиты стали особенно востребованы аэрокосмической отраслью и другими высокотехнологичными отраслями. Сегодня широкое применение композиционных материалов на основе угле- и стеклопластиков в производстве авиационной техники стало общемировой практикой. В авиастроении сейчас активно замещают металлические детали композитными. Из композитов делают элементы фюзеляжей, крыльев, центроплана, детали хвостового оперения, элементы интерьера и т.д. Эффект — значительное снижение веса самолета, удешевление его производства. Эти конкурентные преимущества для производителей, а также возможности сокращения эксплуатационных расходов техники потребителями способствуют все большему расширению сферы применения композитов — их теперь используют в судостроении, автопроме, ракетостроении, в газо- и энергоперерабатывающей промышленности, в станкостроении и т.д. Одним из пионеров развития производства полимерных композиционных материалов (ПКМ) в отечественном авиапроме стало «Воронежское акционерное самолетостроительное общество» («ВАСО»). Сегодня на предприятии освоен выпуск изделий из ПКМ для всей линейки производимых самолетов. «ВАСО» и другие российские авиастроители — «КАПО им. С.П. Горбунова», «Авиастар-СП» изготавливают из композиционных материалов навесные агрегаты: закрылки, элероны, интерцепторы, тормозные щитки, рули высоты и направления, различные панели, люки. Входящая в ОАК компания «Аэрокомпозит» изготовила т.н. «черное крыло» из композитных материалов для нового среднемагистрального самолета МС-21. Несмотря на очевидную востребованность этих инновационных технологий, в России до сих пор совсем немного инженерных компаний,


тема номера способных обеспечить заказчикам их успешное внедрение. В их числе инженерно-консалтинговая компания «Солвер». Направление «Цифровое производство деталей из композитов» компания впервые презентовала еще в 2011 году на Международном авиационно-космическом салоне (МАКС). К этому моменту у «Солвера» уже был опыт продвижения композитной технологии для различных заказчиков. Компания выполнила работы по договору генерального подряда в интересах «ОАК» и «ВАСО» на поставку первого в России станка MAG Viper-1200 FPS для автоматизированной намотки-выкладки деталей из композитов. На выставке «Металлообработка» еще в 2012г. компания «Солвер» в первый раз продемонстрировала действующий прототип современного производства деталей из композитных материалов и пластмасс для авиакосмической отрасли. На стенде компании был развернут комплексный автоматизированный участок: рабочее место конструкторско-технологической подготовки производства композитных деталей на базе ПО FiberSim, раскройная машина Zund для автоматической резки препрега, лазерные проекторы LAP и LPT для контурной проекции при выкладке препрега на технологическую оснастку, промышленные образцы технологической оснастки для изготовления деталей из композитов в авиастроении, а также вспомогательные материалы Airtech для термостатирования деталей в автоклаве. По степени вовлеченности того или иного государства в авиационную и космическую деятельность можно судить не только об уровне его социально-экономического развития, но также о весе и положении на международной арене. Авиакосмическая промышленность отражает общее состояние промышленности и экономики страны. Конкурентоспособность российского авиапрома во многом определяется применением инновационных, конкурентных по цене, качеству и сроку службы материалов. Комплектующие авиационных

аппаратов из композиционных материалов отличает высокая прочность, легкость, термостойкость, работоспособность при высокой влажности, способность поглощать радиоизлучения. По сравнению с традиционными материалами, используемыми при создании авиационной техники, композиты обладают целым рядом преимуществ. Основные из них — легкость, высокая прочность, износоустойчивость, жесткость, высокая температурная стойкость, радиопрозрачность (для стеклопластиков), долговечность. К тому же у композитов высокая стойкость к коррозии. Более того, у этих материалов низкий процент температурного расширения — это очень важное качество при изготовлении высокоточных приборов, например, антенн для космической связи. Применение композитов также позволяет снизить вес различных конструкций, в результате чего, например, уменьшается расход топлива машин и увеличивается их маневренность. При создании изделий, предназначенных для спасения людей при пожаре, применяют композиты с высокой тепло- и огнестойкостью. Некоторые композитные материалы обладают свойствами, превышающими по определенным показателям традиционно применяемые материалы: стали, алюминиевые и титановые

сплавы, древесину, причем, чем выше удельные характеристики композита, тем легче или прочнее конструкция. Уникальность композитов состоит и в том, что можно заранее спроектировать этот материал с заданными физико-механическими свойствами, чтобы придать конечному изделию характеристики, необходимые для конкретной области применения. Производство деталей из композитов в настоящее время является частью комплексного предложения компании «Солвер» отечественной промышленности. Специалистами компании «Солвер» были спроектированы детали из углеволокна для самолетов Сухой Суперджет 100, АН-148 и др. По данным деталям была проведена полная технологическая подготовка производства и внедрены процессы автоматизированного производства (с обучением и сертификацией персонала авиационных предприятий). Сегодня специалисты компании «Солвер» готовы взять на себя решение комплекса задач по изготовлению деталей из композиционных материалов: от поставки автоматизированных систем конструкторского и технологического проектирования и производства до собственного позаказного производства таких деталей на созданной производственной базе в г. Воронеж.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

15


тема номера

Если изобретать велосипед, то – композитный Рост мирового рынка композитов составляет примерно 20% в год. По прогнозам экспертов в течение 25 лет композиты вытеснят классические материалы на многих рынках.

Современные тренды, спрос на всё более глубокую кастомизацию промышленных изделий стимулируют использование новых материалов с более совершенными характеристиками. В этом плане композиты, способные заменить металл в целом ряде отраслей, безусловно, имеют самые широкие перспективы. Российские компании, занятые производством углеволокна или изделий из композитных материалов, ежегодно получают прирост прибыли в несколько сотен процентов. Во многом этот успех обусловлен относительно свободным внутренним рынком, а также новыми технологиями и способами взаимодействия. Один из таких способов взаимодействия – композитная экосистема в ГК «Русские инвестиции». По словам председателя совета директоров «Русских инвестиций» Кирилла Игнатьева цифровые технологии позволили сшить воедино дизайн-проект, разработку и серийное производство изделий из композита. Тем не менее сердцем экосистемы является инжиниринговая компания «КБ Архипов» и её основатель Василий Архипов — один из ведущих инженеров и материаловедов, специализирующихся на композитных материалах. В беседе с «Умнпро» Кирилл Игнатьев и Василий Архипов рассказали о своём бизнесе и поделились мнением о перспективах композитов в России.

мостоятельные компании. «КБ Архипов» занимается инжинирингом и прототипированием. «Ивановская композитная мануфактура» – площадка для серийного производства изделий из композитов. Бюро промышленного дизайна «Масштаб» создаёт облик инновационных продуктов. ГК «Солвер» является для нас примером в области инжиниринга. Образцом того, как организованы бизнес-процессы. «Русские инвестиции» и «Солвер» начинают полномасштабное сотрудничество в рамках выполнения ряда заказов для крупных государственных корпораций. Наши компании находятся на одном ментальном уровне понимания современного рынка. Сегодня набирает силу тенденция по замене классических материалов на композиты, промышленность приходит к пониманию, что новые материалы существенно повысят качественные характеристики выпускаемых изделий, в какихто случаях снизят себестоимость.

– Кирилл, Василий, для начала давайте поясним нашим читателям, в чем заключается сотрудничество «КБ Архипов» и ГК «Русские инвестиции» и как они собираются участвовать в совместных проектах с ГК «Солвер».

Василий Архипов: – Кирилл Игнатьев – мой партнёр по бизнесу. «Русские инвестиции» - своего рода фабрика проектов, для которой «КБ Архипов» является подрядной организацией. В настоящее время у нас есть два совместных проекта с компанией «Солвер». Первый связан с внедрением прорывной технологии, абсолютно

Подготовили: Дмитрий Тонишев, Павел Кириллов

16

Василий Архипов, основатель инжиниринговой компании «КБ Архипов»

Кирилл Игнатьев: – «Русские инвестиции» – это целая экосистема, куда входят компании самой разной специализации – от композитов до IT и коммерческой недвижимости. В области композитов у нас есть три са-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019


тема номера уникальное ноу-хау. Меня попросили сделать экспертную оценку стартапу, который хочет стать частью «Солвера». Если объединить нашу разработку и разработку этого стартапа, то на выходе мы получим прорывную технологию, связанную с заменой литых алюминиевых деталей на точно такие же, только сделанные из полимера. По физико-механическим характеристикам полимерные изделия превзойдут алюминиевые детали, снизится и их масса. Технология применима не только в машиностроении, но и в медицине и других сферах. Изделия будут печататься на термопластавтоматах, при этом мы сможем задавать материалу свойства, присущие непрерывным волокнам. Второй проект направлен больше на модернизацию существующего изделия для авиапрома. Если коротко, то мы собираемся заменить металл на углепластик. Замена материала в данном случае удешевит само изделие, а также технологический процесс, сделает его проще. Мы проведём НИОКР, а затем наладим серийное производство.

связаны с материалами. Алюминиевый капот для легкового автомобиля в единичном экземпляре будет стоить если не миллион долларов, то очень близко к этой цифре, потому что необходимо разработать и сделать штампы со сложной топологией, учесть все физико-механические свойства алюминия. Чтобы цена такого изделия была приемлемой, его следует выпускать серией в несколько десятков тысяч штук. А что, если перед нами стоит задача сделать 200 капотов для автомобилей? Почему авиастроение – дорогостоящая отрасль машиностроения? Она во многом основана на алюминии и мелкосерийном производстве. Будь объемы выпуска самолётов сопоставимы с автопромовскими, они бы и стоили не намного дороже автомобилей. Композиты в данном случае помогают делать малые серии за относительно небольшие деньги. При этом карбоновые детали по своим физико-механическим свойствам превосходят изделия из металла. Однако карбоновая деталь при тираже более 10000 штук будет дороже алюминиевого аналога с той же серией.

– В чем ключевое преимущество композитов перед остальными материалами? Возможно в том, что себестоимость композитов ниже, чем у металлов?

– Получается, что композитные материалы идеально подходят для мелкосерийного производства?

Кирилл Игнатьев: – В отличие от классической пятерки материалов (дерево, камень/бетон, металл, стекло, пластики), чьи свойства нам известны и мы вынуждены от них отталкиваться, композиты позволяют задавать свойства конечному изделию ещё на этапе проектирования. Из примерно одного и того же состава материалов можно получить сверхлегкие, сверхпрочные или рентгенопрозрачные изделия. В течение 25 лет композиты вытеснят классические материалы на многих рынках. Не удивлюсь, если металлурги в скором времени исчезнут из списка Forbes. Потому что рынок металлов сильно уменьшится, уступив свои позиции углепластику и другим материалам. Василий Архипов: – Понятия «дороже», «дешевле» в нынешнем технологическом укладе никак не

Василий Архипов: – Уже и для среднесерийного производства. Хотя есть и примеры массового выпуска карбоновых изделий, например, на заводах BMW. Немецкий автоконцерн может позволить себе делать карбон из непрерывного волокна. Для массового производства подходит, в том числе и технология SMC. Кирилл Игнатьев: – На всех производствах товарной продукции, где что-либо изготавливается малыми сериями, композиты уже превзошли большинство равноценных материалов по себестоимости. Композиты стали дешевле алюминия и дерева и приблизились по цене к пластику. Это настоящая революция, произошедшая уже в XXI веке. Если раньше большие компании инвестировали в дорогостоящую технику и порог начала запуска производства изделий из композитов начинался от нескольких миллионов евро,

Кирилл Игнатьев, председатель совета директоров ГК «Русские инвестиции»

то сейчас современные технологии производства из композитов сильно упростились и больше не нуждаются в дорогостоящих автоклавах. Для получения качественных изделий из композитов достаточно оборудования стоимостью в несколько миллионов рублей. Фактически композиты стали доступны для малого и среднего бизнеса. Для того, чтобы изготовить формы будущих композитных изделий, вполне достаточно стандартного фрезерного станка с ЧПУ и древесноволокнистой плиты средней плотности в качестве материала. Производство даже одной детали из композита будет рентабельно, тем более в рамках кастомизации. – Если к свойствам того или иного металла следует подстраиваться, то в случае с композитными материалами свойства задаются технологами? Василий Архипов: – С композитами в какой-то степени мы спускаемся на уровень инженерии ниже, к более детальному рассмотрению. Например, мы считали длины в сантиметрах, а потом перешли на миллиметры. Когда вы работаете с традиционными материалами, то вынуждены ограничиваться их физико-механическими свойствами, в композитах эти свойства

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

17


тема номера

можно задавать и «программировать» в достаточно широком диапазоне. Но в любом случае начинать следует с проработки формы изделия и только потом уделять внимание анизотропии и в целом свойствам материалов. – Оцените перспективы композитов с точки зрения дальнейшего развития промышленности в сторону умных производств и фабрик будущего. В каких отраслях композиты смогут заменить металл уже сегодня? Василий Архипов: – Термин «фабрики будущего» я пока для себя точно не определил. По сути, глобальный переход на композиты уже начался. Например, в том же автопроме. Компания BMW использует умные производства для создания композитных деталей. Рост мирового рынка композитов составляет примерно 20% в год.

18

Кирилл Игнатьев: – Начну с конкретного примера – в следующем году в нашей экосистеме запланирован выпуск на рынок городского велосипеда из углепластика, он будет дешевле и легче алюминиевого аналога. Композиты начали свой путь в промышленности не с массовых, а с индивидуальных технологий, поэтому развитие композитных производств идет точно

так же, как когда-то в XIX-XX веках шла эволюция металлических технологий в промышленности. Сначала появились мастерские, затем фабрики и серийные производства. Потом возникло композитное производство. Композиты проходят сейчас тот же самый путь. Фабрика будущего – некая современная реализация мечты из фильма про Старика Хоттабыча, когда Волька просит джинна «Хочу то-то», джинн отвечает «Повинуюсь» и у Вольки появляется предмет его желаний. Собственно, фабрика будущего – совокупность технологий, построенных на высокоавтоматизированной основе, где через интернет клиент заказывает какое-то изделие и вскоре его получает. Вся логистика, идущая от заказа до получения готового изделия, включает в себя обработку и анализ, в том числе с помощью искусственного интеллекта. Это и есть концепция фабрик будущего. А дальше начинается развилка в трех формах. Конвейерное производство, безусловно, останется, но не в тех объёмах, как сейчас, а в гораздо меньших – исходя из потребностей конкретного клиента. Сегодня крупнейшие автомобильные заводы производят машину под ключ, завтра их производство сократится лишь до шасси и силовых агрегатов, остальные элементы кастомизации, в том числе и из композита, перейдут к малому бизнесу. Нынешний конфигуратор на сайтах ав-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

томобильных концернов предлагает выбрать автомобиль из 20 – 30 вариантов, в будущем вариативность возрастет до нескольких сотен машин. При кастомизированной модели производства рентабельными станут и 3D-принтеры, печатающие композитными материалами. Пока еще 3D-печать не дошла до уровня массовой работы с композитными материалами, но я думаю, что на стыке аддитивных технологий и композитов родится более совершенная технология, способная стать основой для среднесерийного производства. И наконец, полностью индивидуальное производство, абсолютно глубокий кастом в количестве одной – двух штук изделий, который был уделом мастерских. В этом смысле ручной труд останется, но цифровые технологии сделают его более структурированным и управляемым. По сути, эта модель уже реализуется в «КБ Архипов» и «Ивановской композитной мануфактуре». – Получается своего рода высокотехнологичный хендмейд? Кирилл Игнатьев: – Именно. Композиты потеснят другие материалы и увеличат свою долю в мастеровом хендмейде, который также будет продаваться через цифровые платформы. «КБ Архипов» еще до возникновения «Ивановской композитной мануфактуры» сделало очень много индивидуальных высокотехнологичных вещей, например, кубки «Формулы 1» в Сочи, часть прецизионного зеркала для космического телескопа «Миллиметрон». – Как вы оцениваете шансы отечественных композитчиков на завоевание и удержание позиций на внешних рынках? Кирилл Игнатьев: – Мне довелось побывать на нескольких композитных производствах в Италии, построенных в 1990-е годы, когда композиты стали впервые использоваться в промышленности. Инвестиции в композиты в те времена были очень большими и таких производств с технологиями конца прошлого столетия в Европе очень много. Переходить на новые технологии там пока не спешат, потому что совсем недавно дорогостоящее обо-


тема номера рудование прошло горизонт окупаемости и начало приносить прибыль. У России в силу определенного технологического отставания в 1990-е годы и дефицита таких производств, появляется шанс по созданию композитной индустрии на принципиально новой технологической основе. Кроме того, в нашей стране формируется производство новых композитных материалов. 70% углеволокна и нити, используемых на российских производствах, закупается на внутреннем рынке. Пять лет назад подобные цифры казались фантастикой. Анализируя экспортный потенциал отечественных композитчиков, стоит сказать, что у нас есть одно неоспоримое преимущество перед иностранными конкурентами – более дешевая рабочая сила. Безусловным плюсом можно считать и самое современное оборудование, которое появляется сейчас в России, себестоимость производимых на нём изделий ниже, чем в Европе. В качестве продукции мы уже не уступаем европейцам и уверенно приближаемся к США и Японии. Поэтому наиболее предпочтительный с точки зрения экспорта рынок на сегодня – это Европа. «Русские инвестиции» рассматривают вариант создания композитного производства, которое будет использовать промдизайн и инжиниринг нашей экосистемы и группы компаний «Солвер». Василий Архипов: – Наши решения сегодня более чем востребованы. Российские производители углепластика конкурентоспособны, по крайней мере, на внутреннем рынке. В России постепенно развивается профессиональное комьюнити. Очень интересная картина складывается в секторе малого и микробизнеса. При этом границы рынка еще не определены, он абсолютно свободен, спрос в разы превышает предложение, и как таковой конкурентной борьбы здесь еще нет, зато развито партнерское взаимодействие. – Расскажите о процессе создания прототипа или готового изделия из композитов в «КБ Архипов». Насколько ваша модель работы отличается от того, что делают другие участники российского рынка, а также зарубежные компании?

Василий Архипов: – Есть два разных мира: инжиниринг и серийное производство. Европейское производство основано на технологии формирования препрега в автоклавах. В России мало у кого есть такая технология, что как бы подтверждает наше отставание в данном направлении. В то же время у нас есть возможность иметь некую модель взаимодействия внутри российского рынка, я имею в виду распределённую систему производства: с небольшими затратами и минимальными требованиями на входе. В инжиниринге все решения направлены на то, «как сделать лучше». Всевозможные операции с углепластиком, как в России, так и за рубежом в целом очень похожи. В то же время в «КБ Архипов» есть свои определённые принципы работы.

– Есть ли у «КБ Архипов» опыт экспортера? Василий Архипов: – Мы ещё ни разу не делали заказы для зарубежных клиентов. Но вот сейчас ведутся переговоры с одной мексиканской компанией. Также все новые продукты «Русских инвестиций» разрабатываются для продажи на мировом рынке. – Василий, вы разделили 2019 год на ряд проектов стоимостью в несколько десятков миллионов рублей каждый. При этом «КБ Архипов» работает не с расхожими простыми решениями, а хочет дать своей отрасли и в целом промышленности нечто принципиально новое.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

19


тема номера Две компании сейчас учатся инжинирингу, мы им в этом активно помогаем. В России есть и достаточно сильные компании, специализирующиеся на промышленном дизайне. – Какие материалы вы используете для создания прототипов и опытных образцов?

20

Василий Архипов: – Заказов на входе действительно очень много, но если в них нет определенного вызова, то этот заказ передаём нашим партнерам по комьюнити. В чём заключается инженерный вызов? Например, в том, что кроме нас, эту вещь никто не сделает. Совсем недавно из углепластика собрали импеллер для одной компании, где специалисты упёрлись в технологическую преграду. Мы берем проекты, которые не просто приносят хорошие деньги, а являются для нас головоломкой. У сотрудников «КБ Архипов» накопился большой опыт в решении сложных задач, мы часто ошибались и благодаря этому хорошо разбираемся в материалах в целом и полимерах в частности. Не на уровне знаний таблиц и справочников, а на уровне категорий поведения материала, его физико-механических свойств. Каждый композитчик должен представлять у себя в голове физические и химические процессы: как поведет себя та или иная смола при той или иной температуре, насколько возрастет её прочность. Обязательно должно присутствовать понимание анизотропии слоя, ведь композит всегда работает вдоль волокна, на растяжение, а на сжатие работает только связующее. Именно умение предугадать, как полимеры и термопласты поведут себя в той или иной ситуации, очень важно для нашей работы. Техно-

логии производства – еще один камень преткновения. Многие стартапы или перспективные НИОКРы в нашей стране начинаются и сразу заканчиваются из-за дефицита технологов. Нет людей, способных подсказать тот или иной технологический процесс, в соответствии с которым мы получим ту или иную экономику и финальный результат. «КБ Архипов» не раз подтверждал этот вывод. При одних и тех же составляющих: руки, голова, материалы, оснастка, но разной методологии итоговые результаты различны. – Выходит, что эмпирический опыт превалирует над теоретическими знаниями? Василий Архипов: – У нас в стране даже профильные ВУЗы дают очень слабые теоретические знания. Поэтому пока в руках не подержишь, на зуб не попробуешь, то не поймёшь что такое материал. – Сколько компаний сейчас входит в российское композитное сообщество? Василий Архипов: – Бизнес-ориентированных компаний-производственников около 50, из которых 30 довольно широко известны. Все остальные, как правило, делают один нишевый продукт из углепластика.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Василий Архипов: – Если речь об углеткани, то мы стараемся использовать материал российской компании UMATEX. Волокно Toray подходит для сложных специфических задач. Были случаи, например, проект космической обсерватории «Миллиметрон», когда мы применяли волокна М55J. Вообще есть стремление работать только на российских композитах. В плане импортозамещения с углеволокном всё более чем хорошо. Матрицы и смолы используются пока в основном импортные, однако для не самых сложных задач подойдёт и российская смола. – В чем сложность с точки зрения импортозамещения матрицы? Смолы настолько специфичны, что их трудно сделать? Василий Архипов: – Вся загвоздка опять же в физикомеханических свойствах матрицы полимерного композита. Российская смола обладает неплохим физмехом, но цикл её полимеризации достаточно долгий. Чем быстрее смола полимеризуется, тем хуже физмех, для красивого выставочного изделия это подойдёт, а для нагруженной детали – нет. В смоле важен баланс между хорошими физико-механическими свойствами, временем и температурой полимеризации. Какая у смолы текучесть, прочность и т.д. Это как раз те самые параметры, с опорой на которые во многом и «программируются» свойства будущего изделия. Дефицит российских матриц с одной стороны можно считать проблемой, но с другой стороны – одной из перспективных точек роста. – «Ивановская композитная мануфактура» – основная производственная площадка для «КБ Архипов»? Как происходит взаимодействие компо-


тема номера зитной экосистемы внутри ГК «Русские инвестиции»? Василий Архипов: – У «КБ Архипов» есть свой R&D центр в Москве, здесь мы занимаемся разработкой, инжинирингом и физическим производством первого изделия. Мы создаем прототипы для Ивановской фабрики, которая затем запускает серийное производство того или иного изделия. Мы каждый день взаимодействуем. Кирилл Игнатьев: – В ГК «Русские инвестиции» каждый бизнес принимает самостоятельные решения, в том числе относительно заказчиков. Совсем недавно «Ивановская композитная мануфактура» выполнила заказ другой инжиниринговой компании. Поэтому и между «КБ Архипов» и «Ивановской композитной мануфактурой» полноценные коммерческие отношения. Это две разные единицы, хотя «КБ Архипов» стоит считать сердцем композитной экосистемы. В какой-то момент мы поняли, что возможности опытного производства при «КБ Архипов», где осуществляется инжиниринг и единичное производство, слишком малы. На рынке возник повышенный спрос на производство сотен и даже тысячи, изделий. Фабрика в Иванове и была создана как раз для среднесерийного производства. Но самое главное достижение в том, что специалисты «КБ Архипов» разработали собственную программу композитного производства, дополняющую программное обеспечение Siemens и SAP. Эта программа технологической ячейки может быть применена на производствах самого разного масштаба. Софт тиражируется на размер производства и им можно оцифровать в том числе управление ручным трудом, что, собственно, уже успешно отработано в цехе «КБ Архипов». – Как вывести новую высокотехнологичную услугу или товар на рынок? Что бы вы посоветовали молодым предпринимателям, стоит ли им искать поддержки, в том числе и у венчурных фондов? Василий Архипов: – Желание делать бизнес ради бизнеса не сработает. Прежде всего вам

должно нравиться то, чем вы занимаетесь. Я всю свою сознательную жизнь просто фанател от своей работы, и сейчас по прошествии 18 лет я хочу работать ещё больше, потому что многое уже умею. Бизнес – это, прежде всего, чётко выстроенная система, для построения которой нужны время и опыт. «А займуська я бизнесом по производству углепластиковой мебели, пусть меня научат, какую-нибудь книгу посоветуют прочитать» – так не пойдет, слишком много переменных. Нужно понимать, что такое рынок, клиент, должна быть выработана культура компании. Но опять же самое главное – любовь к своему делу. Все ребята из нашего комьюнити получают огромное удовольствие, и нет ни одного человека, недовольного работой с углепластиками. Иногда что-то может не получиться, ни в коем случае нельзя опускать руки. Чем больше ошибок и преград на пути, тем профессиональнее и умнее ты станешь. В какой-то момент ты переходишь эту грань, появляются первые деньги, и ты начинаешь задаваться вопросами бизнеса. Надо понимать, что венчурная модель инвестиций в стартапы работает не в полном объёме, потому что в России низкое предложение на рынке и почти нет компаний, отпочковывающих стартапы. Формальные требования венчурных инвесторов стоит приземлять в российские реалии. И, пожалуй, ключевая недоработка венчурных фондов в

том, что они зациклены на продукте, а не на услуге. Когда венчурные фонды начнут инвестировать в сервисную модель бизнеса, которая сейчас распространяется, и которая испытывает нехватку инвестиций, только тогда у венчурных фондов появится результат, сопоставимый с глобальным проектом. Сервисный бизнес – инструмент по воспроизводству продуктовых стартапов, потому что многие из них умирают еще на стадии создания прототипа. Получается замкнутый круг: для прототипа нужны деньги и средства производства, деньги у фонда, фонд требует дать продукт, а продукт без прототипа не сделать. – Василий, в отрасли композитных материалов вы работаете около 20 лет, сколько времени нужно, чтобы стать профессионалом и совершать минимум ошибок? Василий Архипов: – И вчера, и сегодня утром мы совершали ошибки. Первое время не получалось правильно склеить композит, а через 10 лет ты совершил ошибку в подписании какого-то документа. Как бы это банально ни звучало, но ошибки – это твой опыт, споткнувшись в первый или второй раз, больше ты этого не повторишь. Наше богатство исчисляется не миллионами долларов, а миллионами совершенных ошибок.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

21


Индустрия 4.0

Кобот рядом с человеком OMRON TM как новый этап человеко-машинного взаимодействия Подготовил Павел Кириллов

22 Умное производство • №2 (46) • Август 2019


Индустрия 4.0 Развитие промышленной робототехники позволило сделать автоматизацию предприятий более доступной и всеобъемлющей. При этом тенденция возрастания спроса на мелкосерийную и эксклюзивную продукцию стимулирует предприятия быть гибкими, готовыми к быстрым изменениям. Курс на кастомизацию требует высокой квалификации не только от персонала, но, как бы это парадоксально ни звучало, и от роботов. Перепрограммирование промышленных роботов и их перемещение из одной ячейки в другую должно быть максимально быстрым. В современных реалиях перестроение производственных процессов может проходить в том числе в условиях дефицита рабочего пространства, а промышленному роботу, как известно, требуется специальное ограждение, чтобы исключить риск травматизма для рабочих. Оптимальным альтернативным решением здесь может стать использование коботов. Кобот – эволюционная ветвь промышленного робота. Он способен работать совместно с человеком без всякого риска для последнего. Благодаря более совершенному софту, кобот быстро обучается и приспосабливается к изменениям в производственном цикле. Конечно, в отличие от классического промышленного робота, кобот обладает меньшей грузоподъемностью и скоростью, но, как правило, при мелкосерийном производстве, скорость не имеет определяющего значения, а повышение грузоподъёмности – лишь вопрос времени. Менеджер по работе с целевыми отраслями – общее машиностроение ООО «Омрон Электроникс» Ярослава Чекавинская рассказала «Умнпро» о новом коботе OMRON TM, предназначенном для автоматизации повторяющихся производственных задач. Всё просто – Plug and Play OMRON TM — кобот, который работает рядом с человеком и помогает ему выполнять трудные, вредные для здоровья или неинтересные, рутинные задачи. Это, например, приём/ подача тяжелых предметов, непрерывная монотонная работа – расклейка, покраска, нанесение меток, сверление, шлифование. А также операции, связанные с диагностированием, контролем качества, загрузкой или разгрузкой станков, пайкой, складированием готовой продукции, упаковкой. В результате более плотной коллаборации робота и человека производство становится более гибким, повышается качество выпускаемой продукции. Кобот OMRON TM отличается от классических промышленных роботов удобными программными инструментами и интегрированными сенсорными функциями, которые определяют текущее местоположение устройства и синхронизируются со складскими системами. Программирование кобота может осуществляться с помощью

интерфейса прикладного программирования Plug and Play («Подключи и работай»), дающего возможность запускать робота сразу же после его доставки и распаковки без участия профессиональных программистов, без привлечения представителей системного интегратора. За счет «ручного» обучения, кобот внедряется в производственный процесс в среднем за 1,5 часа. Кобот OMRON может также иметь полную комплектацию в одном заказном коде. В стандартных промышленных роботах зачастую могут быть допущены ошибки при формировании спецификации из большого ассортимента компонентов. Достоинства таких машин позволяют снизить время простоя во время переналадки или запуска новой линии, а также существенно сократить стоимость внедрения коллабората. Цена любого кобота ниже, чем стоимость промышленного робота и составляет в среднем по рынку около 20 – 30 тысяч долларов. В этом плане OMRON TM – не исключение,

Ярослава Чекавинская, менеджер по работе с целевыми отраслями – общее машиностроение ООО «Омрон Электроникс»

возврат инвестиций при правильной эксплуатации кобота возможен за срок от 6 до 12 месяцев. Новый этап человеко-машинного взаимодействия Максимальная грузоподъёмность OMRON TM составляет 14 килограмм. Благодаря этому, наш кобот повысит эффективность человеческой коман-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

23


Индустрия 4.0 ды в сфере производства и логистики. Такого рода сотрудничество людей и машин привносит инновации в заводские цеха. Сегодня спектр применения коботов достаточно широк, но в связи с запросами современной промышленности на максимальную эффективность производственных процессов OMRON TM становятся неотъемлемой частью внутрицеховой логистики, включающей в себя оптимизацию интегрированного движения материалов и товаров, а также управление информационным потоком. При полировке сложных поверхностей, требующих определенных усилий, или при высокоточной сборке печатных плат режим работы кобота выстраивается с помощью опционального датчика силы. Коботы OMRON TM поддерживают персонал

в любых процессах сборки. Они могут наносить клей и изоляцию с одновременным контролем качества. Коботы нашли широкое применение уже в целом ряде отраслей, в том числе в автопроме, в микроэлектронике, в легкой и пищевой промышленности, в производстве косметики и сувенирных изделий. И перечень их «рабочих специальностей» постоянно расширяется. Теперь коллабораты готовят кофе и сэндвичи, сервируют стол. Благодаря современным наработкам в области беспилотного транспорта и IIoT, коботы обрели мобильность. Относительно малый вес даёт возможность новому поколению OMRON TM легко интегрироваться с мобильными роботами LD Omron и создавать многофункциональные автономные платформы – элементы инновационных логистических

24 Умное производство • №2 (46) • Август 2019

решений. Такие мобильные коботыманипуляторы могут самостоятельно привезти и выгрузить комплектующие и полуфабрикаты для сборочных станций. А также готовые изделия для размещения на складе или на станциях контроля качества. Постепенно коботы становятся естественной и немаловажной частью гибкой и постоянно развивающейся производственной среды. Системы технического зрения и усовершенствованные математические алгоритмы управления дают коботу дополнительные возможности Кобот OMRON TM оснащен камерой с интеллектуальной системой технического зрения, благодаря которой робот может не только обнаруживать объекты и ориентироваться в


Индустрия 4.0

пространстве, но и считывать штрихкоды, распознавать цвета, тексты, осуществлять различные измерения и инспекционные функции, а также передавать полученную информацию на верхний уровень предприятия. К контроллеру OMRON TM можно также подключить дополнительную камеру для реализации особо сложных инспекционных задач. Коботы OMRON TM легко интегрируются в многочисленные проекты и способны выполнять сразу несколько задач. Это реализуется в том числе за счёт наклеек-маркеров TM (landmark), которые распознаются камерой кобота и являются своеобразной контрольной точкой. Наклейка размещается в любой точке рабочего пространства. Ну а дальше кобот начинает своё самообучение и запоминает все точки относительно заданного ориентира. Система технического зрения OMRON TM может быть построена в том числе на основе нейросетей,

что даёт коботу способности, приближённые к безграничным. В этом случае кобот управляется буквально взмахом руки. Прекрасным примером управления коботом путем жестикуляции рук является интерактивный робот Forpheus от OMRON, предназначенный для игры в настольный теннис. Forpheus – реальное воплощение интеграции искусственного интеллекта (ИИ) с коботами, демонстрирующее новый уровень взаимодействия человека с машиной. Во время сеанса игры в настольный теннис, кобот идентифицирует шары в трехмерном пространстве идентично глазу человека, оценивает уровень мастерства своего противника, а его высокоскоростная роботизированная рука движется в ответ на контроллер с ИИ, который и предсказывает действия оппонента. Компания OMRON представляет не только коллаборативных роботов, но и коллаборативные захваты, соответствующие стандартам ISO/TS

15066. Несмотря на преимущества, которые роботы привносят на производства, многие задачи в обозримом будущем все равно будут выполняться с участием человека с его когнитивными способностями. Коботы не вытесняют человека, они дополняют его потенциал, позволяют не допускать ошибок и выполнять поставленные задачи лучше и быстрее. Суть цифровой трансформации заключается в том, чтобы сделать предприятия более конкурентоспособными, а также помочь освободить человека от рутины и дать дополнительную возможность к реализации творческих и интеллектуальных способностей. Человеческий фактор – немаловажная часть современных производственных процессов, его нельзя игнорировать. Поэтому компания OMRON дает возможность российским предприятиям повышать потенциал своих сотрудников в том числе за счёт совместного взаимодействия с коботами.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

25


Индустрия 4.0

Академия DMG MORI: образование гарантирует конкурентное преимущество того, существует программа German Industrial Master для специалистов в области работ с ЧПУ оборудованием, а также интенсивные курсы для обучения преподавателей. В дополнение Академия DMG MORI регулярно проводит семинары, практические занятия и соревнования.

Новейший завод в Ульяновске и Центр технологий и решений DMG MORI в Москве подкрепляют статус концерна как российского производителя и укрепляют его роль на российском рынке. Ежегодно в рамках Ульяновского технологического симпозиума DMG MORI проводит чемпионат среди победителей национальных соревнований профессионального мастерства по стандартам WorldSkills

26

Экспертиза в сфере работы с ЧПУоборудованием означает получение конкурентных преимуществ. DMG MORI является международным лидером в области работ на станках с ЧПУ — как на производстве, так и в образовании. Тесно сотрудничая с образовательными учреждениями и заказчиками, Академия DMG MORI является надёжным партнером, предоставляющим широкий спектр обучающих программ и оборудования на российский рынок. Международные образовательные стандарты и новейшие технологии лежат в основе деятельности Академии DMG MORI. Российская команда Академии DMG MORI насчитывает 11 тренеров,

которые прошли обучение в Германии и Японии в соответствии с международными стандартами. Высококвалифицированные тренеры преподают курсы по программированию, запуску, работе и обслуживанию станков на русском языке. Центр технологий и решений в Москве и производственная площадка в Ульяновске имеют аудитории для проведения тренингов и станки для практических курсов. Более 400 образовательных учреждений сотрудничают на сегодняшний день с DMG MORI Россия. Компания разработала кастомизированные курсы, чтобы наиболее полно удовлетворить потребности заказчиков. Кроме

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

45 станков для соревнований WorldSkills 2019 г. На правах глобального индустриального партнера движения WorldSkills International и Платинового партнера чемпионата мира в Казани DMG MORI обеспечит соревнования в Казани передовыми технологиями для работы на станках с ЧПУ и представит специальные учебные курсы для подготовки участников. Имея богатый опыт в организации образовательных программ, компания DMG MORI с 2013 г. является генеральным партнером движения WorldSkills в России, глобальным индустриальным партнером WorldSkills International c 2016 г. Очередной чемпионат WorldSkills состоится в Казани с 22 по 27 августа 2019 года, где DMG MORI выступит в качестве Платинового партнера. Глобальное партнерство подразумевает обеспечение технологиями и проведение специальных обучающих курсов для подготовки участников движения WorldSkills в Академии DMG MORI. Эффективность обучающих программ подтверждена на практике в обучающих центрах, сотрудничающих с компанией. Наилучшие результаты в квалификациях «Токарные работы на станках с ЧПУ» и «Фрезерные работы


Индустрия 4.0

Компания неизменно расширяет свою деятельность в области подготовки конкурсантов, участвующих в соревнованиях. Как глобальный индустриальный партнёр DMG MORI не только продолжает улучшать отличные результаты претендентов на первое место, основываясь на опыте прошедших соревнований по профессиональному мастерству WorldSkills, но и содействует обучению специалистов на международном уровне.

На Euroskills 2018 российский участник Михаил Воронцов выиграл золотую медаль в компетенции «Фрезерные работы на станках с ЧПУ». Его подготовка велась при поддержке Академии DMG MORI в Московском технологическом центре

Мировой чемпионат WorldSkills состоится в этом году в Казани.

на станках с ЧПУ» на Чемпионатах WSR показывают техникумы и училища, оснащённые по методикам DMG MORI. В 2019 году первенство WorldSkills пройдет в Казани. Ожидается 250 000 посетителей со всего мира. 1600 участников из 60 стран будут соревноваться в 56 компетенциях. 2000 волонтеров поддержат WorldSkills, а около 1000 журналистов будут освещать это событие в новостях и репортажах. Компания DMG MORI готова поддержать соревнования в качестве Платинового партнера, предоставляя станки и технологии. Всего компания DMG MORI предоставит 45 станков: 17 станков с ЧПУ DMU 50 2-го поколения для фрезерования, 16 станков с ЧПУ CTX 310 ecoline для токарной обработки и 9 станков DMC 635 V ecoline для компетенций «Командная работа на производстве» и «Изготовление изделий из полимерных материалов». Для соревнований по реверсивному инжинирингу и 3D-прототипированию DMG MORI предоставит два LASERTEC 30 SLM 2-го поколения. Наконец, для отработки навыков и умений в компетенции «Цифровой завод» станок CTX beta 800 TC будет оснащен системой автоматизации Robo2Go. Все станки обладают системой управления CELOS с Siemens Sinumerik 840D Operate 4.7 На сегодняшний день российские образовательные учреждения и предприятия проявляют большой интерес к созданию комплексного решения для подготовки кадров в области машиностроения. На базе центров, созданных в учебных заведениях, проводится повышение квалификации специалистов, работающих на высокотехнологичном оборудовании с ЧПУ. Такие учебные центры способствуют внедрению и развитию новых технологий на российских предприятиях. Академия DMG MORI поддерживает образовательные учреждения инновационными концепциями, продуктами и услугами: от станков и ПО до образовательных программ. Одна из основных целей Академии DMG MORI — обучение профессионалов для внедрения новых технологий станкостроения.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

27


Индустрия 4.0

Ползти, идти или бежать? Как правильно выбирать инновации и внедрять их в бизнес Подготовили Павел Кириллов, Игорь Пискарёв

Анастасия Морозова, генеральный директор Autodesk в России и СНГ

Казалось бы, внедрение инноваций легче всего должно даваться успешным компаниям-долгожителям — они ведь потому и успешные, что всегда в тренде. Однако, как показывает жизнь, чем старше бизнес, чем более отточены производственные процессы, тем компании труднее сделать первый шаг к радикальным переменам: действующие здесь и сейчас конкурентные преимущества обладают огромной силой инерции, оказывающей сдерживающее влияние на инвестиционную политику предприятий. Как преодолеть кризис инвестиционных приоритетов и чётко определить, в какой последовательности вкладывать деньги в инновации? Этой теме посвятила свое выступление на состоявшемся в рамках выставки «Металлообработка-2019» заседании клуба цифровых лидеров генеральный директор Autodesk в России и СНГ Анастасия Морозова. Предлагаем вниманию читателей «Умнпро» основные положения ее доклада «Кризис приоритетов: инвестировать в инновации или в основной бизнес?»

28

Четыре этапа на пути к успеху Autodesk активно развивается в области использования высоких технологий и помогает своим клиентам и партнёрам из разных отраслей осуществлять цифровую

трансформацию бизнеса. За годы деятельности мы смогли накопить необходимый опыт, в том числе экспериментируя на себе, подбирая оптимальные бизнеспроцессы и управленческие практики.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Мы живём в эпоху, когда технологии осваиваются очень быстро. Чтобы набрать 50 млн. пользователей, авиаперевозчики потратили 64 года, автопроизводители — 62 года, производители мобильных телефонов ждали своего звездного часа 12 лет, социальная сеть Facebook — 4 года, а игре Pokemon GO понадобилось всего лишь 19 дней, чтобы войти в клуб «50»! Чем новее технология, тем быстрее она входит в жизнь. Инновационные продукты продолжают множиться, оттого потребителю порой трудно их запомнить. У бизнеса ситуация аналогичная, с той лишь оговоркой, что при решении «быть или не быть» данной инновации в бизнеспроцессе предприятия на кон часто ставится будущее компании. Как выбрать необходимую инновацию и в итоге добиться успеха на рынке? Согласно исследованию известного бизнес-аналитика Джеффри Мура, описанному в его книге «ZONE TO WIN. Organizing to Compete in an Age of Disruption», существует четыре основные стадии развития компании. Первая — это кризис приоритетов, возникающий из-за огромного количества новшеств, из которых необходимо сделать обоснованный выбор. Вторая — специальный способ управления, состоящий из четырех зон. Третья — выбор победной стратегии (как в ситуации большого количества инноваций, выбрать именно те стратегии, которые принесут нам наибольшую пользу). Наконец, четвертая стадия — реализация стратегий в зоне инкубации, где, собственно, и произрастают все инновации. Теперь рассмотрим более подробно каждый из четырех блоков и начнём с кризиса приоритетов. Ключевые технологии, кардинально меняющие жизнь человечества, связаны, прежде всего, с данными и методами их сбора (сенсоры, датчики, дроны, IoT, камеры с компьютерным зрением), неограниченными вычислениями (мобильные устройства, искусственный интеллект, облачные вычисления), новыми методами произ-


Индустрия 4.0 водства и взаимодействия (коботы, аддитивные технологии, новые материалы, виртуальная и дополненная реальность). Благодаря НТП мы получили возможность собирать огромное количество данных. Мобильные телефоны теперь практически у всех, постоянно дешевеют сенсоры и дроны. То количество данных, которое мы сейчас производим, не идет ни в какое сравнение с тем, что мы имели 5 — 10 лет назад. Современные технологии позволяют, при разумных инвестициях, хранить большие данные. Но самое главное, что с этой информацией теперь можно работать на принципиально ином уровне — в режиме неограниченных вычислений. Autodesk наработал большой опыт по обкатке и внедрению цифровых технологий. Четыре года назад мы экспериментировали с коботами, оснащенными машинным зрением. Уже тогда в инкубационной зоне компании Autodesk велась работа с большими данными, машинным обучением, неограниченными вычислительными возможностями и новыми способами производства. Коботы — не просто машины, действующие, что называется, на автомате, они способны анализировать ситуацию и подстраиваться под текущие изменения. Мы заставляли кобота танцевать вместе с человеком, собирать домик из случайного набора кубиков LEGO. Мы можем постоянно накапливать данные и обучать робота, используя облачные технологии, а не физический мир. Кобот обучался новым операциям снова и снова — 3, 4, 5 раз за какие-то секунды. Благодаря вычислительным ресурсам процесс обучения робота ускоряется до бесконечности. Еще один пример пользы от безграничных вычислительных ресурсов — технология генеративного дизайна. В отличие от топологической оптимизации и оптимизации внутренней структуры изделия, генеративный дизайн не требует трехмерной модели изделия, а довольствуется лишь ограничениями геометрии. Задав геометрические ограничения по размеру и объему детали, мы выбираем способ производства: фрезерование, литьё, АТ, гибка или штамповка. Программный продукт перекладывает огромные массивы вычислений в облако, и за короткое время с учетом заданных технических характеристик

мы получаем массу вариантов, сгенерированных математическими алгоритмами. Остается лишь выбрать оптимальную, на наш взгляд, конструкцию из десятков или сотен вариантов. За счёт технологии генеративного дизайна сокращается большое количество производственных процессов, растёт производительность труда. Соединив все упомянутые здесь технологии, мы можем получить деталь совершенно другого уровня. Как не завалить горизонт инвестиций Как же понять, где компанию ждёт провал, а где — победа? В книге Джеффри Мура упоминается свыше 50 некогда успешных компаний, не сумевших поймать волну перемен. Например, Kodak и Polaroid упустили волну цифровой фотографии, а Nokia и Motorola не смогли предоставить рынку конкурентный телефон, в результате чего Apple забрал у них огромную долю рынка. Так в чём же

причина краха, ведь этими компаниями руководили опытные и талантливые топменеджеры? В любой компании существует три горизонта инвестиций. Горизонт первого года затрагивает насущные планы компании, её основное производство. Деньги вкладываются для того, чтобы получить отдачу здесь и сейчас. Следующая ступень инвестиций лежит в горизонте от двух до трех лет, когда мы хотим внедрить в наше производство новую технологию. Представим, что нас заинтересовали аддитивные технологии, мы инвестируем в оборудование, в технологию в надежде получить сервисное бюро через несколько лет. И наконец, третий горизонт инвестиционного планирования рассчитан на срок до пяти лет, когда мы говорим каких-то космических разработках, об искусственном сверхинтеллекте или о биологическом компьютере, в общем, о малоизученных и до конца непонятых технологиях.

29 Умное производство • №2 (46) • Август 2019


Индустрия 4.0

30

Первый и третий горизонты у утративших лидерство компаний отрабатывались на 5 баллов. Они выпускали прекрасные пленки, фотоаппараты и телефоны. Более того, Kodak изобрел цифровую фотографию, у него были прекрасные R&D-лаборатории. Все компании сломались на втором горизонте. Именно этот инвестиционный цикл организует кризис приоритетов в компании, он может сломать компании и выбросить с рынка. Представьте, что у меня есть двигатели для самолетов, и я продаю их не в единицах продукции, а в часах работы. И до тех пор, пока двигатель не выработает свой ресурс, я не получу прибыль. Такой подход может быть возможен только в случае серьёзной трансформации бизнеса. Любопытно, но точно по таким же принципам живут стартапы: сначала инвестиции — и только спустя время, возможен рост и окупаемость. Когда венчурные инвесторы говорят «да», директора крупных холдингов отвечают по-другому: «Вы собираетесь порушить основное производство? Нам нужны деньги сегодня, а не послезавтра». Внутри каждой компании происходит борьба новаторов и консерваторов. И последних, как правило, больше. Как выбраться из кризиса приоритетов, когда большинство говорит «нет»? Для начала необходимо перебросить не только денежные, но и людские ресурсы, чтобы новая технология, которую мы выбрали, начала приносить деньги и масштабировалась. А для этого нужно пережить, перетерпеть затратный период внедрения, экспериментов, когда мы еще не зарабатываем, а только тратим

деньги. Существует теория четырех зон управления, доказанная на практике многими компаниями, в числе которых Microsoft, Selforce, Autodesk. Так вот на её основе можно преодолеть кризис приоритетов. Трансформация как мобилизация Начнем с зоны производительности — в ней мы зарабатываем деньги и создаём основной продукт: станки, вагоны, самолеты, автомобили и т.д. Следующая зона — зона продуктивности, по сути, это все подразделения на предприятии, поддерживающие работу первой зоны: средний менеджмент, IT, HR, маркетинг, бухгалтерия. Они нацелены на то, чтобы первая зона производила как можно больше продукции и генерировала как можно больше денег. Зона производительности и зона продуктивности присутствуют на любом предприятии. А вот зона инкубации есть далеко не у всех. Именно здесь мы выращиваем новые технологии. Именно эта зона управления может стать фактором торможения для российского машиностроения или, наоборот, послужить катализатором развития АТ, искусственного интеллекта и цифровых производств. Третья зона предназначена для проб, ошибок и экспериментов. И наконец, четвертая по счёту — зона трансформации. Если первые три зоны присутствуют постоянно, то зона трансформации, словно фантом, возникает внезапно в определенный, жизненно важный момент. Что касается взаимодействия между зонами управления, то здесь складыва-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

ется не менее интересная картина. Производительность и продуктивность всегда дружат между собой. Зона инкубации может располагаться в некоем отдалении. Что касается зоны трансформации, то ее суть заключается в волевом решении топ-менеджмента, бросать все ресурсы на преодоление зловещей долины (в которой, как правило, гибнут многие стартапы и перспективные бизнес-проекты). Зона трансформации — как война, она требует мобилизации всех сил, всех ресурсов, она не даёт времени на раскачку и ожидания. Если мы будем раскачиваться и ждать 5 — 10 лет, то умрём — в этом суть зоны трансформации, без неё нельзя провести компанию через волну перемен. Зона трансформации всегда должна подчиняться генеральному директору и совету директоров. Сама трансформация должна пройти в максимально короткие сроки, если вы не провели компанию за два года через зону трансформации — вы умерли для рынка. Основные ошибки компаний, не сумевших увидеть и преодолеть зону трансформации, кажутся, с одной стороны, элементарными, а с другой стороны, не всегда очевидными. Те метрики, которые вы накладываете в зону инкубации и трансформации (KPI, цели и задачи) ни в коем случае не должны быть в зоне продуктивности. Люди, реализующие инкубацию инноваций, обладают принципиально иным складом ума, нежели те, кто отвечает за основное производство, их нельзя загонять в рамки и ругать за ошибки, их KPI не лежат в плоскости сиюминутной прибыли. В свою очередь, у производственников из зоны продуктивности попросту нет времени на инновации и эксперименты, они заняты вопросами рентабельности выпускаемых продуктов. Поиск победной стратегии Каждая из четырех зон управления важна для предприятия, требует внимания и людских ресурсов. Каким образом следует использовать эти зоны, чтобы выбрать стратегию, которая приведёт вас к успеху? Кратко обсудим три основные стратегии развития бизнеса. Те, кто не планирует трансформировать свой бизнес, а только инвестирует в существующее производство, используют стратегию покоя. Такие компании


Индустрия 4.0 функционруют десятки лет, на их рынке нет взрывных технологий, поэтому они вполне уверены в будущем. Они распределяют ресурсы преимущественно в зоне производительности и в зоне продуктивности. Зона инкубации (если она есть) там развивается по остаточному принципу. Представьте, что компания выходит из состояния покоя и начинает выращивать в зоне инкубации новую технологию, основанную, к примеру, на аддитивных технологиях и генеративном дизайне. Стратегия компании меняется с оборонительной на атакующую, она рвется вперёд, намереваясь получать в перспективе до 10% прибыли за счёт внедрения АТ. Но до тех пор, пока технология не принесет ей прибыли, она будет находиться в зоне трансформации. Генеральный директор должен лично управлять процессами перемен. В этом случае зона трансформации получает максимум внимания и максимум инвестиций. Зона производительности становится второй по важности, это для предприятия поддерживающий источник, его «дойная корова» по бостонской матрице BCG. Ну а зона инкубации отдыхает — если нет необходимости в генерации новых технологий. Что делать, если мы сами подверглись атаке на рынке? Представим, что мы Мotorola, а на рынок вышел Apple. Мы поняли, что появился серьёзный конкурент, способный забрать наш рынок, в этом случае бизнесу остаётся либо умереть, либо сражаться. В такой ситуации следует избрать оборонительную стратегию. Пример удачной оборонительной стратегии — действия компании Microsoft, переключившейся с телекоммуникационного рынка и рынка операционных систем на облачные технологии. Менеджмент Microsoft проанализировал свои ресурсы и возможности, в кратчайшие сроки поднял все инновации, находившиеся в инкубации, и перевел их в зону трансформации. Зоны продуктивности и производительности остались на втором плане. Всегда ли следует трансформировать бизнес? Всегда ли цифровая трансформация должна сопровождаться кардинальными переменами? На самом деле нет. Даже у цифровой трансформации несколько степеней воздействия. Всё зависит от конкретного рынка и сте-

пени конкуренции. Но в каких-то случаях ради выживания придётся полностью пересмотреть и переделать существующую модель бизнеса, вплоть до того, что вчера компания производила электродвигатели, а сегодня — часы. В каких-то случаях можно ползти, в каких-то — идти, ну а когда всё вокруг складывается не в нашу пользу, остаётся только бежать, причем, очень быстро, чтобы не упустить из виду рынок. Итак, мы поняли, что трансформация любого бизнеса начинается с зоны инкубации. Если в ней ничего не выросло, соответственно, у нас нет инновации для дальнейшего внедрения. В итоге предприятие не сможет не только бежать, но и ползти. Лучшие мировые компании рекомендуют выстроить работу с зоной инкубации по принципу «венчурный фонд — стартап». На первоначальном этапе в зоне инкубации может находиться несколько инноваций. Важно выбрать наиболее перспективные варианты, чтобы потом провести их к стадии РОС (подтверждение гипотезы), то есть, доказать, что инновация может быть воплощена в жизнь. Снова сошлюсь на пример из практики Autodesk. Четыре года назад мы впервые узнали о том, что робот способен видеть. Доказав себе возможность воплощения идеи в жизнь, мы переместились в следующую стадию развития стартапа — MVP и создали своего робота с компьютерным зрением, способного построить дом из случайного набора кубиков. Далее трансформация MVP в зону производительности и поиск первого клиента. Как правило, следует искать самого открытого и современного

руководителя небольшой компании или небольшого отдела, готового рассмотреть новый продукт для своего бизнеса. Обкатывая дебютную версию продукта на первом клиенте, мы как бы продолжаем находиться в зоне инкубации: экспериментируем с функционалом, дорабатываем опции, устраняем недостатки. И только после этого мы можем получить реальные экономические показатели, например, посчитать ROI. Если показатели рентабельности нас удовлетворяют, новый продукт можно масштабировать. Вообще существует шесть сценариев выхода инновации из зоны инкубации и далеко не всегда они заканчиваются успехом. Инновации поддерживают функционал основного бизнеса, они могут стать фундаментом нового продукта или катализатором для трансформации всего бизнеса. Что делать, если для развития была выбрана не та инновация? Если в компании вовремя поняли, что инновация не подходит, её разработки можно продать. Тот же сценарий касается и готового продукта, если он качественный и востребованный на рынке, но по тем или иным причинам вам не подходит. При самых негативных раскладах проект нового вида товара или услуги окончательно сворачивается и вложенные инвестиции не окупаются. Поэтому финансировать зону инкубации стоит очень взвешенно, разбив процесс на контрольные точки и проверяя результаты ежеквартально. Если разработчики достигнут успеха на каждом этапе работы, например, создадут жизнеспособный РОС — продолжить инвестировать, если нет — заняться генерацией других проектов.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

31


Индустрия 4.0

«Металлообработка – 2019»: 10 российских трендов аддитивных технологий Дмитрий Трубашевский, ООО «Современное оборудование», группа компаний «Солвер»

32 Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Уже второй год подряд на выставке «Металлообработка» ее организаторами выделяется в отдельный блок все, что связано с аддитивным производством. Стенды, посвященные аддитивным технологиям и оборудованию, расположились в отдельном зале. В то же время некоторые связанные с «аддитивкой» компании, чьи основные предложения относятся к сфере традиционных применений, программного обеспечения и услуг, а также некоторые стартапы аддитивного профиля, были разбросаны по всей выставочной территории. Поэтому посетителям выставки получить представление о современном уровне аддитивного производства в России можно было только при условии, что они хорошо ориентируются в вопросе и внимательно изучили каталог экспонентов. Конечно, никто не ожидал, что в работу выставки будут вовлечены такие известные специализированные мероприятия, как Formnext, TCT Show, RAPID + TCT и др. Однако факт всё большего применения аддитивных технологий в отечественной промышленности и то, как они были представлены на одном из главных машиностроительных форумов страны, не может не радовать. То, что я рассчитывал получить от посещения выставки и в итоге получил, – это знакомство с успехами российских разработчиков. И хотя многие их предложения уже были мне в той или иной степени известны, от этого они не стали менее интересными.


Индустрия 4.0

Рис. 2

Рис. 1

Итак, выделю наиболее яркие, на мой взгляд, новинки в отечественных аддитивных технологиях и рискну спрогнозировать их потенциальную востребованность рынком. 1. Компания «Аддитивное производство» представила очередную разработку талантливого и пока недооцененного коммерческими заказчиками Дениса Власова. Он порадовал посетителей выставки и экспертов новой установкой (рис. 3), способной работать с керамическими и металлокерамическими пастами. Расходные материалы для нее сейчас производятся самой компанией, во всяком случае, до тех пор, пока их выпуск не освоят сертифицированные производители – ведь технология опережает рынок на несколько лет! Могу предположить, что Денис со своей разработкой формирует рынок массового потребления керамики в «аддитивке» на ближайшие годы. Пожелаем ему удачи! 2. «Институт лазерных и сварочных технологий» (ИЛИСТ) удивляет своими успехами уже не первый год, ведь принцип газопорошковой наплавки находится в тренде, благодаря возможности строить крупногабаритные детали (рис. 1 и 2), осуществлять ремонт и производить градиентные или биметаллические изделия с антифрикционными, термочувствительными, высокочастотными и антикоррозионными свойствами. Качество и количество кейсов ком-

пании постоянно растет, налажено ее сотрудничество со многими предприятиями России, в том числе попавшими в санкционные списки. 3. «Пермский национальный исследовательский политехнический университет» (ПНИПУ) и группа компаний «Гибридное аддитивное производство» представили свою разработку — гибридную аддитивную установку АТ-300. Особенность оборудования – наплавка проволокой с помощью плазматрона собственной разработки, механического упрочнения и финишной механической обработки. Руководитель проекта Дмитрий Трушкин со своей командой предложили действительно новую гибридную технологию и заручились поддержкой серьезных предприятий авиа- и ракетного двигателестроения. 4. «Аддитивные решения» – молодая компания, успевшая менее чем за год создать коммерческий образец SLM-установки. Разработка имеет уникальные особенности, в частности, это оптика, позволяющая формировать качественное пятно лазера на поверхности материала. Успешно испытаны несколько материалов, включая ВТ6, 03Х17Н14М3, БрХ. На выставке была показана установка AddSol250. На (рис. 4) – примеры производимых на установке деталей. 5. «Аддитивные технологии» — тоже молодая компания (с ней мы знакомили читателей «Умнпро» на страницах журнала), но уже не стартап, – про-

ектирует и производит единственные в России установки для печати песчанополимерных форм для литья металлов. Компания активно печатает конкурентоспособные формы, а также поставляет оборудование на отечественные предприятия. Недавно, с помощью произведенной ими формы, было отлито изделие массой более тонны! На выставке демонстрировалась обновленная установка для НИОКР – АТ300М (рис. 5). 6. Группа компаний «Лазеры и аппаратура» и представляла свою аддитивную новинку – питатель металлического порошка российского производства. Я давно слежу за их успехами и хочу отметить, что это одна из немногих высокотехнологичных компаний в России, способная предложить целый спектр решений, начиная от микрообработки, маркировки, резки/раскроя до сварки, лазерного сплавления, газопорошковой наплавки и даже климатических камер (фитотронов). 7. «Лазерные системы» на собственном стенде представили установку селективного лазерного сплавления М250, которая была продемонстрированна заместителю министра промышленности и торговли РФ Василию Осьмакову, а также многочисленным делегациям специалистов из разных стран. Установка создана сильнейшими и опытными разработчикам и является одной из лучших в стране.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

33


Индустрия 4.0

Рис. 3

8. «Anisoprint» — единственный в России разработчик и производитель принтеров и роботизированных систем для послойной выкладки термопластов с непрерывным углеволокном, а в будущем — и широкого ряда композитных материалов. Разработчиком представлена технология, которая опережает время по применяемости. Она требует много усилий для сертификации применения и для решения ответственных задач в машиностроении, в области производства транспорта, оснастки, антенн и т.п. 9. Ни одно событие, прямо или косвенно связанное с 3D-печатью, не обходится без компании Picaso 3D с их самыми популярными в России принтерами. Компания активно развивает собственный модельный ряд устройств, относящихся к нише печати тугоплавкими пластиками, и целит

34

Рис. 4

в сегмент рынка среднеразмерных промышленных установок. 10. Также интересна продукция ряда компаний, предлагающих оборудование для финишной доработки изделий, например, оборудование гидроабразивной, гидропескоструйной очистки от ООО «Гидроабразив», электрохимической полировки от АО СП завод «Топаз» (Республика Молдова). Наряду с российскими разработчиками на выставке были представлены и компании-интеграторы, интернет-магазины, сервис-бюро, известные зарубежные брэнды. Здесь все было прогнозируемо и без особенных весенних новинок. Также в рамках деловой программы форума «Металлообработка-2019» в павильоне №5 проходили конференции, посвященные новому оборудованию, методам аддитивного производства и программному обеспечению.

Рис. 5

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Открытием и украшением «Металлообработки-2019» стал яркий и запоминающийся марафон интереснейших презентаций лидеров цифрового производства, организованных в формате интеллектуального шале «Умное производство» на стенде группы компаний «Солвер». Все без исключения слушатели отметили великолепный состав спикеров, тем, визуального и звукового сопровождения. Спасибо организатору и модератору Павлу Биленко (Школа управления «Сколково». Энергичному и блестящему представителю настоящего и будущего цифровизации нашей страны! Несколько докладов на форуме «Умное производство» были посвящены трендам в аддитивных технологиях. Также отдельное спасибо журналу «Умное производство» за прекрасное освещение событий «Металлообработки»!

Рис. 6. Дмитрий Трубашевский и Павел Биленко


цифровое зеркало

Анализировать всё, что можно Новая индустриальная модель для ОАК — это экономически обоснованная модель организации производства, учитывающая абсолютно все ресурсы корпорации Беседовала Светлана Бакарджиева

Индустриальные модели советских промышленных гигантов, ныне в большинстве своем трансформировавшихся в госкорпорации, были созданы еще в середине прошлого века. Сегодня же для отечественных корпораций и холдингов актуальна задача перехода от производства полного цикла к распределенному и внедрения управленческого инструментария нового — цифрового поколения. А компаниям ОПК при этом приходится решать еще и параллельную задачу диверсификации производства с освоением выпуска и последующим расширением линейки продукции двойного применения и гражданского назначения. Понятно, что поскольку каждая компания уникальна, некоего единого, универсального, идеально подходящего всем решения этих многоуровневых задач здесь быть не может. Но вот создание современного инструмента и подходов для построения индустриальной модели, основанной на промышленной кооперации, которую можно адаптировать для большинства наших госкорпораций и крупнейших частных компаний, — задача вполне решаемая. Что и было доказано в ходе совместной реализации силами Агентства по технологическому развитию и ПАО «ОАК» масштабного проекта разработки промышленного макета информационно-аналитической системы управления индустриальной моделью для Объединенной Авиакорпорации. Этот проект планируется при поддержке Минпромторга РФ тиражировать на ряде крупных производственных холдингов. Об основных подходах, реализованных в проекте, о том, что получено на выходе, и каковы его видимые перспективы «Умнпро» рассказал заместитель генерального директора АНО «Агентство по технологическому развитию» Юрий Абрамов.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

35


цифровое зеркало — Какая предпроектная подготовка требуется компании для перехода к новой индустриальной модели? Что в ней главное: необходимое технологическое оснащение — закупка оборудования и цифровых сервисов, или же организационные мероприятия — создание структуры управления изменениями, внедрение системы мотивации персонала на изменения? Как это было сделано в ОАК и что рекомендуется делать другим компаниям, реализующим подобные проекты?

36

— Для начала компании необходимо правильно сформулировать свой технологический запрос. Это на самом деле вопрос целеполагания, и он очень непростой. Более чем за два года работы АНО «АТР» мы убедились в том, что у большинства отечественных промышленных компаний, вне зависимости от их величины, организационно-правовой формы и степени технологичности, до сих пор практически никогда не получается справиться с ним с первого раза. То есть конкретизировать свои запросы на задуманные новации: чем новая технология или бизнес-модель должна превосходить действующую, по каким параметрам, что обеспечить на выходе и т.д. К примеру, в нашем проекте с ОАК после первоначального формулирования проблем, стоящих перед корпорацией на момент его старта в 2017 году, потребовалось почти два месяца плотной предпроектной работы с заказчиком силами двух управляющих директоров нашего Агентства, чтобы уточнить, формализовать его потребности. На самом деле обычная практика: на стадии обсуждения с заказчиком ставящихся целей и планируемых результатов проекта обнаруживаются нестыковки между ожиданиями заказчика, его представлениями о сценариях преобразований с тем, что начинает складываться в реальной жизни. Однако в том и заключается уникальность АНО «АТР», что у нас — широкий спектр компетенций, обеспечиваемых нашими партнерами, и потому мы всегда представляем заказчику несколько вариантов решения его

задач. Эти разные способы решений предполагают разные результаты. Поэтому заказчику критично важно определиться, что он хочет получить на выходе. Следующий этап — формирование команды, которая будет реализовывать проект. Здесь важно понимать, что все подобные проекты изначально обречены на провал, если не будет их поддержки изнутри самой компании. Более того, как правило, для таких масштабных проектов, нацеленных на трансформацию бизнес-моделей корпораций, конечно же, обязательное условие — деятельная поддержка первого лица. Многократно проверено на практике: без таковой на последующих нижних уровнях всё спускается на тормозах, поскольку все департаменты корпорации борются за ресурсы, и эта борьба порождает ненужную, деструктивную конкуренцию внутри компании, что затрудняет достижение поставленных целей проекта. В этом контексте Агентство берет на себя роль некой коммуникационной площадки, где всем заинтересованным сторонам убедительно обрисовываются плюсы, которые получит от проекта каждый департамент. Это сработало и в проекте с ОАК: в результате заказчиком проекта выступил ее департамент развития индустриальной модели, но другие ключевые департаменты — планирования и инвестиций, информационных технологий, а также департамент кадров, увидели все свои выгоды и плюсы от реализации этого проекта и стали нашими соратниками. Мы также всегда просим заказчика определить основные критерии, по которым будет измеряться достижение результатов проекта. ОАК в 2017 году поставила перед собой масштабную цель — трансформацию индустриальной модели корпорации. Прежде всего речь идет о переходе от полного производственного цикла к распределенному, о расширении и развитии горизонтальных кооперационных связей при минимуме дублирующих производств и о выстраивании технологической цепочки в соответствии с жизненным циклом продукта. Идея

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

состоит в том, чтобы отдать на аутсорсинг непрофильные и низкие переделы, отягощающие корпорацию дополнительными накладными расходами, и оставить за собой ключевые компетенции: НИОКР, финальную сборку и испытания. Конечно, комплектаторы первого уровня все равно остаются у корпорации, поскольку без них невозможна финишная сборка. Задача очень амбициозная и протяженная по времени. Здесь тяжело сразу оценить достигаемые результаты. Тем более надо понимать, что при подобной кардинальной перестройке на ее первом этапе результаты еще не видны, это период вложения средств без ясного понимания каков будет конечный результат. Поэтому всегда в подобных случаях предлагается сделать некий прототип или, как мы его называем, промышленный макет этой модели, позволяющий получить представление о том, как она будет работать. То есть сделать «пилот», протестировать его на реальных заводах и посмотреть, как работает система. По результатам оценки по заданным критериям, в случае достижения поставленных целей, проект подлежит масштабированию в рамках корпорации. — То есть уже с первых стадий проекта ведется активная работа с «цифрой»? — Наш проект — это и цифровое платформенное решение, и использование искусственного интеллекта, который анализирует большие данные, и — моделирование. Причем, речь идет не только о том, чтобы смоделировать продукт, заменить его натурные испытания цифровыми, но и ставится задача моделирования бизнес-процессов и наработки сценариев организации производства, а также расчета себестоимости в зависимости от собирания цепочек кооперации завода-финалиста с поставщиками и еще многое другое. Первоначально предполагалось, что в рамках проекта будет реализовано аналитическое, статистическое и имитационное моделирование. Но уже вскоре стало понятно, что анали-


цифровое зеркало

тическое моделирование при создании промышленного макета является избыточной функцией. Аналитика может потребоваться на одном из следующих этапов, а на первом вполне достаточно имитационного моделирования, то есть создания цифрового двойника, а также статистического моделирования — анализа баз данных, расчета трудоемкости по тем же стандартизированным на международном уровне операциям, которые используют в своих расчетах ведущие мировые авиаконцерны — Boeing и Airbus. Новая индустриальная модель для ОАК — это экономически обоснованная модель организации производства, учитывающая абсолютно все ресурсы корпорации — трудовые, финансовые, временные и т.д. То есть всё, что можно проанализировать. Она вполне соответствует мировому тренду на повышение технической сложности изделия при сокращении затрат на его производство. Мы для себя добавляем: необходимо, учитывая все этапы жизненного цикла конкретного продукта, сокращать затраты и на его эксплуатацию. — А задача повышения производительности не ставилась как одна из приоритетных? Потому как если у нас по-прежнему будут производить всего по нескольку самолетов в год, они не станут конкурентоспособными по цене. — Производительность труда при цифровизации и автоматизации про-

изводства, само собой, повышается. Но надо рассчитать оптимальный объем выпуска при заданной цене. Иногда бывает так, что для того, чтобы уложиться в цену, надо произвести не 50 самолетов, а 200. При этом не факт, что получится продать все 200 самолетов: есть рынок, на нем — барьеры входа и другие ограничения. В данном контексте модель — это инструмент для принятия решений руководителем. Это — технологическая платформа сценарного планирования. — Модель — это коллективная разработка? — Именно. После уточнения технического задания Агентством был сформирован под его выполнение консорциум, в который вошли несколько компаний. Это наша обычная практика при реализации масштабных проектов. Мы никогда не соберем внутри АНО «АТР» все компетенции, хотя бы потому, что Агентство работает с разными отраслями. Основные наши компетенции обеспечиваются нашей партнерской сетью, включающей в себя как ведущие российские, так и зарубежные промышленные и инжиниринговые компании и научноисследовательские центры. Агентство, видя, с одной стороны, потребности отечественной промышленности, а с другой стороны, возможности партнеров, осуществляет свою интеграционную функцию, формируя консорциумы под конкретные проекты.

Ведь ни один сложный, масштабный проект по модернизации производства не может быть исполнен силами одного подрядчика. А когда их больше одного, всегда нужно управлять их взаимодействием. За два с половиной года работы мы убедились, что наиболее востребованная на сегодня услуга Агентства — это именно формирование консорциумов для решения сложных технологических задач. У нас в работе целый ряд аналогичных проектов, в том числе — с Росавтодором, с Росатомом, в рамках которых мы также формировали консорциумы под технические задания заказчиков. По этому же пути мы пошли и в проекте с ОАК. Агентство в данном случае выполнило роль интегратора, мы также управляли созданным консорциумом. Плюс к тому мы управляли и распоряжались бюджетом проекта. ОАК, как госкорпорации, удобнее, безопаснее и проще было работать именно с государственным Агентством, чем с несколькими разными исполнителями из числа коммерческих структур. Кроме того, наш статус помогает нашим заказчикам успешно решать вопросы с зарубежными контрагентами. Вот и в рамках проекта с ОАК было необходимо приобретение иностранного ПО, которое ОАК не могла купить напрямую. А поскольку Агентство создано в форме АНО, мы не находимся под санкциями и смогли вполне официально купить для себя этот программный продукт и затем использовать его в нашем решении. — Что сейчас собой представляет это решение? — Это — модульная система, которая при необходимости может быть расширена до бесконечности. На данный момент она включает в себя три модуля. Это, во-первых, модуль оценки производственных затрат. Во-вторых, это модуль расчетов цепочки кооперации, дающий возможность комбинировать поставщиков, связывать их между собой. Система предлагает разные сценарии, в зависимости от которых она выстраи-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

37


цифровое зеркало вает кооперационные цепочки. Еще один модуль предназначен для анализа производства. Он состоит из элементов управления гибкой производственной системой с точки зрения оптимальной загрузки мощностей в зависимости от видов выпускаемой продукции. Именно для него и был нужен цифровой двойник. Модуль реализован на имитационной модели и осуществляет оценку и анализ имеющихся производственных возможностей с учетом их максимального использования и при необходимости — дополнительного инвестирования в расширение этих возможностей. — То есть, это нечто большее, чем PLM и ERP-системы? — Намного большее. Это — верхнеуровневая структура. Она принимает потоки входящих данных, осуществляет функции моделирования и сценарного планирования, а поток исходящих данных составляет детальную картину, на основе которой принимается решение о том, запускать ли конкретное изделие в серийное производство, и какой должна быть серия, чтобы уложиться в продажи на данный момент на рынке цен. — Вы также упомянули о модуле управления пулом поставок. Он открыт для возможной ротации поставщиков? То есть сможет ли туда зайти некий потенциальный поставщик со стороны, чтобы предложить свои услуги? — В рамках этой системы — нет, поскольку это — макет. Но вообще ОАК еще в 2016 году собирала всех своих поставщиков на одной площадке, и эта идея была реализована. То есть новый потенциальный поставщик может предложить свои услуги, но при этом надо понимать, что для того, чтобы производить компоненты для авиационной отрасли, производство должно соответствовать ряду критериев, что надо подтвердить соответствующими сертификатами. — Пожалуйста, расскажите под-

38 робнее о созданной в рамках про-

екта системе управления сроками изготовления продукции и ее стоимостью. — Это еще один важный и очень востребованный инструмент. И эта система настолько уникальна, что ее подходы могут быть в той или иной степени реализованы в любой другой индустриальной госкорпорации. Помимо этого мы видим, что при строительстве объектов инфраструктуры — дорог, мостов, аэропортов, взлетно-посадочных полос и т.д., надо точно так же уметь управлять сроками и стоимостью этого строительства. Поэтому, несмотря на то, что наш продукт был сделан для производственной корпорации, в целях трансформации индустриальной модели, подобный механизм и подобный подход вполне приемлем для контроля инфраструктурных строек. И это уже задача текущего года. — Конечно, в промышленной стройке производство и строительство — это сообщающиеся сосуды. Ведь если вы строите цех, вам нужно будет знать заранее, какое оборудование там будет установлено — каковы его габариты, какие среды, уровни чистоты помещений для него требуются, и т.д. — А все это — связано, в том числе, с вопросами сроков и стоимости. Когда вы этим управляете, то всегда видите, что постройка, например, одного самолета уложится в срок и в

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

бюджет. А это очень важно, что вы не срываете график поставок, укладываеетесь в цену т.д. Летом прошлого года эта система была сдана заказчику — Объединенной авиакорпорации, принята в промышленную эксплуатацию. И в течение нескольких месяцев ОАК ее тестировала на решении нескольких очень важных для нее задач. С ее использованием рассчитывалась трудоемкость серийного производства и подготовки производства самолетов в зависимости от авиационных программ корпорации. Также велся расчет прогнозной расчетной стоимости самой авиационной программы для разработки бизнесплана, который затем защищался на совете директоров для одобрения выделяемых инвестиций. Еще одна задача — расчет и оценка вариантов организации кооперации и построение кооперационных цепочек, определение внешних корпорантов, способных подменить или заменить внутренних корпорантов. А еще — оценка стоимости внутренних ресурсов. Ну и построение цифровой модели производства в рамках имитационной модели. То есть это вполне рабочая система, которая уже сейчас позволит просчитать пусть не целиком самолет, но его отдельные ключевые элементы в целях выяснения точности. Так был обсчитан дальнемагистральный широкофюзеляжный самолет, а также Ил-76 и Ил-114 — 300. — Как работает созданный в рамках проекта «цифровой двойник»?


цифровое зеркало

Ведь сегодня именно цифровые двойники — наиболее популярная тема, и цифровизацию многие сводят именно к его созданию, преподнося это как панацею от всех проблем. — У нас, скажу вам честно, к цифровому двойнику подход очень взвешенный. Потому что он не всегда решает нужные конкретному производству задачи. В теории все гладко: вы создаете виртуальную модель производства, близкую к идеальной. Затем смотрите, что сейчас, в рамках существующего производственного цикла, имеет какие-то отклонения от цифровой модели. Далее вам предстоит расшить эти узкие места, и подразумевается, что тогда вы приблизитесь к идеальному варианту. Но в реальности, конечно, так не бывает: ведь что-то вы сможете сделать быстро за счет каких-то только организационных процедур, а что-то придется делать долго и с непредсказуемым результатом. А что-то вы и вовсе не сможете сделать, поскольку требуются дополнительные инвестиции, которые вам никто не одобрит. — А от чего-то придется отказаться в силу утраты актуальности. Ведь цифровой двойник хорош в статике, когда вы, например, один и тот же аспирин с неизменной формулой производите десятилетиями, а в машиностроении, в том числе в авиастроении, процесс модернизации — постоянный. — Конечно. Плюс к тому, цифровой

двойник подразумевает, что вы видите систему целиком, знаете, что нужно в ней поменять. И здесь работает очень правильная философия: изменение части системы при том, что остальные ее части останутся неизменными, как правило, не имеет смысла, поскольку не ведет к достижению лучшего результата. Сейчас много дискуссий на тему целесообразности использования цифровых двойников. Кривая Гартнера (кривая зрелости технологий) подтверждает релевантность цифровых двойников. Но мы не раз сталкивались с тем, что крупные высокотехнологичные компании с большой осторожностью относятся к идее их внедрения у себя. А у кого-то уже есть и негативный опыт их использования — попробовали, но не получилось, цифрой двойник не оправдал ожиданий — не смог показать весь комплекс проблем корпорации. Возможно, дело в том, что в него было помещено недостаточное количество исходных данных, либо они были введены неправильно. Корректность введения исходных данных очень важна, если вы вводите не те данные, либо вводите их неправильно, вы получаете управляемый хаос.

вичным учетным документам. Иначе правильно себестоимость не рассчитать. Если речь идет о производстве, то, конечно же, расчет трудоемкости изделия должен быть правильно введен. И еще целый ряд дополнительных параметров должен быть введен, смоделирован и рассчитан. Только тогда можно получить необходимую общую детальную картину. Поэтому цифровой двойник мы использовали в проекте, но как один из элементов общей системы — не более того. Для сложного, распределенного производства, к тому же меняющегося, цифрой двойник сделать очень тяжело. Проще, если вы производите, как в вашем примере с аспирином, что-то статичное, что можно в одном моменте точно описать и внести эти данные в модель. А если производство постоянно меняется, задача усложняется кратно. — А не меняться в наших ключевых отраслях, в том числе в авиастроении, невозможно — иначе просто потеряешь рынки. — Конечно, причем эти изменения должны быть к лучшему! — Для чего, в свою очередь, необходимо использовать Лин-подходы или кайдзен…

— Но ведь до сих пор нет единой методики, определяющей какие данные — именно те, что надо, и что значит их корректное введение.

— Лин, безусловно, в таких проектах присутствует. Его в России активно внедряют с начала «нулевых» годов, в том числе в корпорациях ОПК. Один из свежих примеров — концерн «Калашников», который только несколько лет назад за счет правильных организационных процессов, включая инструменты Lean production, за короткое время снизил издержки на 30%. И мы активно используем в наших проектах Лин. Ведь нельзя разово ввести улучшающие новации и, что называется, закрыть тему, философия кайдзен — это практика постоянных улучшений.

— Правильные данные — это прежде всего точные, что означает в свою очередь — соответствующие пер-

— Как работа над проектом, когда с помощью цифрового двойника удалось увидеть полную картину, повлия-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

39


цифровое зеркало ла на планы ОАК по реструктуризации холдинга, уходу от низких переделов, созданию центров компетенций и т.д.? Последовала ли коррекция первоначальных планов, пересмотр каких-то заданных параметров результата проекта? — Повторюсь для понимания ситуации: пока что это еще не полноценная система, а только макет, с помощью которого можно просчитать ряд элементов. Тем не менее, когда Ил-114-300 и широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет — совместный проект России и Китая — были просчитаны, ОАК выявила, на каких именно предприятиях корпорации должны быть сосредоточены ключевые компетенции: проектирование, сборка, испытания, продажа и сервисное обслуживание. Была также показана загрузка мощностей, которая, скажем так, не совсем совпадала с первоначальным видением заказчика, были показаны свободные мощности, которые можно было задействовать. А по широкофюзеляжному самолету для подготовки к переговорам с китайскими партнерами была наработана аргументация в обоснование примененных решений. К слову, одна из причин того, что ОАК в принципе задумалась над этой системой, — это как раз посыл от иностранных партнеров, поскольку за рубежом всё уже давно считают и моделируют именно таким образом и используют сценарное планирование. И те же китайцы сразу поинтересовались: а покажите, как вы это считали, как моделировали. — Как Агентство планирует тиражировать наработанный в ходе этого проекта опыт? Есть ли уже аналогичные заявки от других холдингов — государственных и частных?

40

— Мы планируем развивать существующий на данный момент тренд работы с частным бизнесом в интересах крупных госкорпораций. И получить на выходе синергию мощной ресурсной базы госсектора и гибкости частных компаний. Ведь частник совсем по-другому принимает решения и считает свои деньги. В частном

бизнесе, на рынке в цене скорость. А в госкорпорациях, как известно, в ряде случаев какой-то важнейший вопрос может в силу объективных причин решаться месяцами. Поэтому частные компании, участвующие в проектах, подобных нашему, при правильном управлении, которое осуществляет АНО «АТР», — это хороший инструмент реализации государственной промышленной политики. Сейчас мы готовим направление «Разработка и внедрение решений имитационного моделирования производственных систем» для включения в разрабатываемые дорожные карты по программе «Цифровая экономика РФ». То есть мы интегрируем наш проект в эти дорожные карты. Это абсолютно новое технологическое решение, которое, как мы уже говорили, может применяться не только для работы с производственными компаниями, но и для строительства инфраструктурных объектов. А также для выпуска любых сложных изделий. В основе проекта лежит сквозная технология, которая может быть масштабирована фактически для любых индустриальных заказчиков. Эта разработка может применяться в автопроме, в станкостроении, в судостроении, в производстве космической техники и т.д. Везде она востребована, поскольку позволяет видеть и правильно просчитывать

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

издержки и, самое главное, управлять ими. Вы можете их снижать, что в конечном итоге позволит вам укрепить позиции на рынке. Это очень актуально как для частных компаний, производящих гражданскую продукцию, так и для корпораций ОПК, реализующих диверсификационные проекты. Уже сейчас две корпорации подтвердили заинтересованность в аналогичном решении. Мы ведем с ними предварительные переговоры. — А частные заказчики есть? — С частными заказчиками мы также планируем работать. Ведь контроль сроков и стоимости продукта нужен всем. И на рынке, кстати, есть другие аналогичные решения: в Роскосмосе, в Росатоме, но, как правило, это отраслевые решения. А между гокорпорациями стоят блокирующие обмен информацией и идеями стены, которые те искусственно возводят, каждая из них «варится в собственном соку», стараясь сделать все для себя собственными силами и требуя для этого ресурсов. — Но при такой сверхзакрытости невозможно нормальное развитие! — Именно. Поэтому мы говорим: не забывайте об актуальном тренде


цифровое зеркало

— межотраслевом трансфере. Способствовать ему — одна из функций Агентства. Для ОАК в данном случае это возможность коммерциализации, поскольку всё IP, вся интеллектуальная собственность принадлежит ей. И это можно адаптировать под другого заказчика и продать ему. — Такой подход тем более актуален с учетом того, что большинство новых инновационных проектов сейчас — кросс-отраслевые. — Более того: в развитом мире есть устойчивый тренд на открытые инновации. Если у компании нет какого-то важного ресурса, она всё, что надо, берет с рынка, будучи, в свою очередь, открытой для других его участников. И здесь роль и место нашего Агентства — коммуникационная площадка, потому что самим госкорпорациям обычно не до этого, это для них непрофильная деятельность. — Конечно, ведь продвижение такого продукта — это отдельное маркетинговое направление, а у госкорпораций из оборонки маркетинг в целом — до сих пор слабое звено. — Во всяком случае, ОАК не ставит для себя задачу продавать именно этот продукт. А мы готовы этим заняться — создать рабочую группу, оценить коммерческий потенциал системы. Но первый шаг должен быть за заказчиком.

— Агентство уже больше двух лет работает с крупнейшими корпорациями. За это время в деловой лексикон отечественных производителей прочно вошли понятия «большие данные», «искусственный интеллект», «цифровая трансформация» и т.д. Ощущаете ли вы рост предметного интереса к этим новациям со стороны ваших заказчиков? — Конечно! У них растет интерес к новациям, и на текущие процессы в своих компаниях многие смотрят уже новыми глазами. Мы ведь за два с лишним года работы даже сменили свою терминологию. Раньше, предлагая сотрудничество, мы спрашивали у заказчика, какие у него есть проблемы. Но слово «проблемы» теперь совершенно неприемлемо: ведь наличие проблем может означать неэффективность менеджмента компании. Затем мы стали спрашивать, какие у клиента есть задачи. И это тоже не самая удачная формулировка: задачи у всех компаний, разумеется, есть, но менеджмент для того и существует, чтобы их решать. В этом контексте предложить свои услуги — значит, усомниться в этой способности менеджмента компании. И сейчас мы пришли к термину «потребность», и это — работает. Потребности точно есть у всех. При этом крупные компании не очень хотят выносить это вовне, — что все равно приводит к тому, что они дают о себе некую информацию, которой гипотетически могут воспользоваться конкуренты. Поэтому здесь требуется

ювелирная точность, чтобы соблюсти принцип «не навреди». Мы со всеми заказчиками заключаем соглашения о конфиденциальности, в паблик выносим только согласованную информацию. В целом Агентство наработало за это время целый ряд новых компетенций, активно участвуя в процессах цифровой трансформации российской промышленности и в целом в цифровой повестке РФ. И готово продолжать работу с любым заказчиком, в том числе с привлечением мер государственной поддержки — а дорожные карты по цифровой экономике их подразумевают: и через Минпромторг РФ, и через РВК, и через фонд Сколково и другие институты развития. Агентство также является соисполнителем распоряжения президента РФ о диверсификации ОПК. Есть несколько соответствующих совместных проектов с КТРВ. Также готовим сводный анализ потребности основных производственных компаний в роботизации — это наша совместная инициатива с Минпромторгом РФ и коллегией ВПК. Ведь, если сравнивать роботов с человеческим трудом, выясняется, что роботы не всегда выгодны — для них нужен крупносерийный объем производства. Но совершенно точно робот выгоден там, где требуется монотонная работа, например, клепка. Но не всегда имеет смысл закупать оборудование, можно платить только за время его использования, за оказанную услугу по выполнению конкретной операции. Например, сварной шов стоит, условно говоря, 700 рублей за метр, а сделанный роботом — 147 рублей, то есть почти в 5 раз дешевле. То есть речь идет о шеринге оборудования. Сталкиваемся со слабой готовностью компаний к роботизации и к изменениям в целом. Это — один из основных барьеров, препятствующих достижению нашей промышленностью принципиально нового уровня эффективности. Со своей стороны, стараемся помочь компаниям преодолеть этот барьер, ведя активную просветительскую деятельность.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

41


Цифровое зеркало

Взрастить изменения и накормить будущее Цифровая трансформация как технический и творческий процесс Подготовила Светлана Бакарджиева

Представление команды Infor

42

Возможность использовать в работе гибкие, быстродействующие цифровые технологии и управленческие системы — вот что в первую очередь влияет на производительность труда, эффективность и конкурентоспособность современного промышленного предприятия. Но возможности у всех разные: принято выделять шесть уровней цифровой зрелости организаций на пути от бизнеса классического формата прежнего технологического уклада до компании, соответствующей определению Индустрии 4.0. Как отмечают эксперты, большинство российских компаний, ступивших на путь цифровой трансформации, находятся на первом и втором уровнях

цифровой зрелости. Здесь применение инструментов цифровизации ограничивается пилотными проектами в отдельных подразделениях на фоне двоякого отношения персонала к новациям. Компании, которые перешли на третий уровень, подходят к внедрению цифровых технологий и решений системно, заранее определяя перспективные направления развития и создавая сеть агентов перемен среди сотрудников. Для контроля оборудования они широко применяют датчики и сенсорные системы, а полученные данные обрабатывают с помощью технологий Big Data. Однако многие компании «застревают» именно на этом уровне. Чаще всего

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

им не хватает компетенций для следующего шага — выстраивания современной бизнес-модели, обеспечивающей эффективное управление бизнес-процессами и жизненным циклом продукции. Такую бизнес-модель невозможно построить, не освоив актуальные технологии цифровой трансформации. А поставщиков соответствующих технологий мирового уровня до сих пор можно пересчитать по пальцам. Компания Infor, мировой лидер в разработке облачного ПО для SMB и корпоративных ERP-систем c глубокой отраслевой специализацией, безусловно, входит в число ведущих поставщиков. Продукты Infor, в том числе комплексные ERP-решения с поддержкой технологии искусственного интеллекта, применяются промышленными компаниями более чем в 170 странах мира. В конце мая компания Infor совместно со своим российским партнером, консалтинговой компанией IPL Consulting, провела конференцию Infor Customer Day Moscow 2019. Эксперты, выступавшие на конференции, рассказали о новейших разработках Infor, цифровой трансформации бизнеса и методах оптимизации бизнес-процессов, а также об эффективном управлении предприятием с помощью современных технологий, приложений и возможностей корпоративных социальных сетей. Выступление вице-президента направления консультационной поддержки решений Infor в регионе EMEA Фила Льюиса (Phil Lewis) было посвящено особен-


Цифровое зеркало ностям цифровой трансформации бизнеса. «Не менее 40% компаний исчезнет в течение ближайших десяти лет, если они не поймут, как им нужно меняться с учётом новых технологий». Оттолкнувшись от этой апокалиптической цитаты председателя совета директоров корпорации Cisco Systems Джона Чемберса, спикер перешел к подробному анализу этапов цифровой трансформации и необходимых инструментов. Речь ожидаемо зашла о ERP, однако в неожиданном для многих ключе. Традиционные ERP— платформы и стратегии их применения не могут быть надёжным фундаментом для настоящего цифрового бизнеса, — обозначил свою позицию Фил Льюис. И продемонстрировал, как за последние годы менялись системы. Знакомый многим традиционный ERP — это «дорого и негибко», его «трудно поддерживать», с ним «попадаешь в зависимость от вендора». По мнению Фила Льюиса, компаниям сегодня необходимо ориентироваться на модель так называемых постсовременных ERP. Постсовременная ERP — это решение, которое обеспечивает стандартизацию и автоматизацию административных и производственных процессов, сочетая баланс между интеграцией отдельных частей системы, её гибкостью и возможностью целевой специализации. Всё это обеспечивает хорошую базу для цифровой трансформации. Постсовременная ERP реализует стратегию слабосвязанного портфеля разнородных бизнес-приложений, а также широкого применения облачных решений, обособленных от базовых корпоративных приложений. И ей, безусловно, есть куда расти. А именно, как пояснил спикер, — в направлении автономных цифровых систем. Будущее ERP — это комплексная платформа, которая представляет собой надёжную основу для полной цифровой трансформации и охватывает все уровни деятельности предприятия: административные и производственные процессы, внутреннюю корпоративную сеть, применение и совершенствование технологий искусственного интеллекта. При этом, как подчеркнул Фил Льюис, трансформация требует не только и не столько новых технических решений, сколько «компетентной команды, готовой претворять амбициозные идеи в жизнь».

В зале конференции

Цифровая трансформация, по словам спикера, — это не только технический, но и творческий процесс. А еще — концепция, которая позволяет эффективно интегрировать между собой бизнессоставляющую, технологии и человеческие ресурсы на фоне автоматизации существующих бизнес-процессов и формирования новых. Фил Льюис и его коллега, консультант по ключевым решениям Кэтрин МакДоналд (Kathryn McDonald), в рамках конференции дали «Умнпро» краткое эксклюзивное интервью. — Вы работаете на российском рынке не первый год, какие особенности консалтинговых и инжиниринговых услуг в вашем сегменте вы могли бы отметить? Фил Льюис: — За годы работы в России у нас сформировалось очень сильное сообщество партнеров, специализирующихся на конкретных отраслях и сегментах индустрии. Например, один партнер занимается машиностроением, работает с клиентами из отрасли, ведет проекты внедрения наших технологий. Другие работают с автопромом, пищевой промышленностью, фармацевтикой… Мы считаем, что очень важно, чтобы с российскими компаниями вели бизнес именно локальные партнёры. Поэтому мы редко вовлекаемся непосредственно

в процессы развёртывания решений на местах, — наши партнеры весьма компетентны в своих направлениях. У нас очень хорошие позиции в обрабатывающей промышленности, в машиностроении, а также в пищепроме, где реализованы проекты по оптимизации цепочек поставок и управлению складами. Также мы ищем партнеров, которые работали бы с нами в других отраслях. Например, в индустрии моды, может быть, в государственном секторе, в здравоохранении. У нас есть прекрасные решения, но пока нет партнеров, через которых мы могли бы работать с этими сегментами. — Достаточно типична ситуация, когда продвинутая российская компания закупает хорошее коробочное решение для цифровой трансформации, располагает всем необходимым инструментарием, и тем не менее цифровизация пробуксовывает. Как вы думаете, в чем здесь могут быть причины? Фил Льюис: — Это проблема не только российских клиентов, это глобальная проблема. Она связана с использованием традиционных, устаревших ERP-систем. Мы исходим из того, что на базовом уровне ERP-система должна обеспечивать отраслевую специализацию. Потребности авиакосмической промышленности не идентичны потребностям хлебопекар-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

43


Цифровое зеркало завесу с технологий. Таким образом вырабатывается уникальная, индивидуальная для каждого клиента стратегия цифровизации. У нас есть нужные технические решения и услуги, и люди, которые могут всё это внедрить. — Customer Day — это прежде всего возможность для его организаторов представить свои новые продукты. Пожалуйста, расскажите, что появилось нового в решениях Infor CloudSuite Industrial для промышленности. И прежде всего — высокотехнологичной, в том числе для машиностроения и сопутствующих сегментов. Фил ЛЬюис и Кэтрин МакДоналд

ного производства, поэтому «одна для всех» ERP-система — явно не лучшая идея. Мы против использования единых ERP-систем. Если вы используете универсальное решение, его обязательно нужно модифицировать, чтобы оно эффективно работало в условиях конкретного бизнеса. Мы принципиально отказываемся модифицировать решения, политика нашей компании — нулевые модификации. Наши клиенты намного быстрее идут по пути цифровизации потому, что у них есть решение, соответствующее специфике именно их отрасли. По мере совершенствования решения мы сразу можем предоставить им новые полезные функции, доступ к новым технологиям — без каких-либо доработок и ожидания. В итоге наши клиенты получают доступ к самым современным разработкам: интернету вещей, функциям искусственного интеллекта, Big Data, предсказательной аналитике. И это суть нашего подхода. Если же клиент устанавливает старую ERP-систему, он сразу же вынужден её модифицировать. Естественно, это вызывает проблемы. — А модернизацией ERP прежних поколений вы занимаетесь?

44

Фил Льюис: — Мы занимаемся модернизацией, но не модификацией. Мы не меняем исходный код. Мы создаем свои решения, чтобы расширять возможности имеющихся систем. То есть мы можем

что-то усовершенствовать, но не меняем, не модифицируем код исходника. Поскольку ядро системы не меняется, проще переходить, например, на новые решения или новые версии. — Какие технологические запросы наиболее типичны для ваших российских клиентов, осуществляющих модернизацию? Часто ли приходится их корректировать — как в сторону расширения возможностей, так и в сторону упрощения, большей экономичности и т.д.? Фил Льюис: — В Infor есть команда цифровой трансформации. Это не программисты, они не занимаются программным обеспечением. Это отдельная команда специалистов, которые помогают обрисовать цифровое будущее компанииклиента. Такая помощь очень востребована, поскольку компаниям бывает очень сложно сделать оптимальный выбор из множества предлагаемых под брендом цифровой трансформации технологий. Сложно понять, что действительно нужно: интернет вещей, искусственный интеллект или еще что-то. У некоторых крупных клиентов есть собственные команды аналогичного профиля, подчиненные топ-менеджеру, ведущему цифровое направление. Но менее крупным компаниям в вопросах цифровизации многое непонятно. Наша команда цифровой трансформации помогает им сориентироваться и снять мистическую

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Кэтрин МакДоналд: — Итак, начнем с новой версии Infor CloudSuite Industrial: это последний релиз, он доработан по нескольким направлениям. Во-первых, это значительные усовершенствования по технологической части, которые дали пользователям возможность работать со всеми новыми технологиями, которые упоминал Фил. Пользовательский интерфейс стал более простым и интуитивно понятным, теперь он позволяет пользователям более проактивно взаимодействовать с системой. Во-вторых, теперь мы предлагаем единую версию системы. А это значит, что наши клиенты быстрее получают доступ к новым функциям и настройкам. Для них это дополнительное конкурентное преимущество. Мы постоянно совершенствуем решения при помощи вот таких маленьких доработок, небольших пакетов обновлений. Если же говорить об изменениях, касающихся промышленности, стоит подчеркнуть, что мы включили в ядро системы различные отраслевые пакеты: для автопрома, литейного производства, изготовления печатной продукции и упаковки, обрабатывающей промышленности. Появилось много наработок по устранению ошибок, возникающих в процессе контроля разбивки товаров на партии, контроля серийных номеров изделий и продукции. Возможность чёткого отслеживания крайне важна, для примера, в автопроме и машиностроении. — Все, что связано с модернизацией складов, логистики, с управлением


Цифровое зеркало логистическими комплексами, действительно, сейчас очень важно для модернизирующихся компаний. Кстати, насколько известно, компания Infor заняла лидирующую позицию в «Магическом квадранте» Gartner за 2019 год в сегменте систем складского учета. Что вывело вас в лидеры по этому направлению и что это дало компании? Кэтрин МакДоналд: — Да, мы стали лучшим поставщиком решений для управления цепочками поставок согласно рейтингу Gartner. Мы шли к этому в течение последних 5–10 лет. Исследование «Магический квадрант» основано на подробных интервью с компаниями — клиентами ключевых вендоров, на клиентских оценках. Эти многочисленные интервью подтвердили, что наши решения обеспечивают больше возможностей для эффективной работы. Клиенты рассказывали экспертам Gartner о значимых достижениях, полученных благодаря применению наших решений. — Давайте уточним: речь идет только о логистике внутри контура компании, или же включающей в себя и внешние взаимодействия — с подключением контрагентов, аутсорсеров и т.д.? Кэтрин МакДоналд: — И о внутренней логистике, и о внешней. Три года назад Infor сделала важное приобретение, к нам присоединилась компания GT Nexus, которая занимается облачными сервисами. В их активе около 50 тысяч компаний, это обеспечивает прекрасную видимость всей структуры комплексных цепочек поставок, их устройства и иерархии. Возьмём в качестве примера Adidas — крупнейшую международную компанию. У них практически все процессы на аутсорсинге. По этой причине сложно отслеживать, что происходит в рамках организации. Решение GT Nexus, которое теперь называется Infor Nexus, позволяет подключать к единой системе всех участников процесса: производителей, логистов, экспедиторов и так далее. В итоге у Adidas есть цельная картина происходящего в компании, которая фактически состоит из примерно полутора тысяч организации. Мы рас-

Конференция: рабочий момент

сматриваем приобретение GT Nexus как крайне успешные инвестиции в будущее, поскольку мы видим, что будущее, да и в настоящем немало примеров, — за сетевой структурой организаций. Поэтому уже сейчас крайне важно уметь качественно собирать и обрабатывать данные внутри таких сетевых структур. — Да, но здесь в полный рост встает проблема неготовности многих наших компаний — организационной, технологической и даже психологической — войти в подобные сети. Фил Льюис: — Я, с одной стороны, согласен — есть такая проблема. Однако тенденция такова, что крупные организации на это идут, и при этом они устанавливают требования о подключении к единой сети для своих поставщиков, то есть более мелких компаний. Это серьёзный стимул. Подобный подход постепенно становится нормой и воспринимается как насущная необходимость. Как информация распространяется внутри сетей можно пояснить на простом примере, сравнив Outlook и Facebook. В Outlook я должен всем своим контактам сообщать об изменении номера телефона. В Facebook информация обновляется один раз, и все мгновенно ее получают. Тот же принцип работы и у Infor Nexus. Adidas размещает заказ, и все авторизованные участники цепочки поставок сразу его видят и могут на него

реагировать. Это технологии будущего, которые распространяются все шире и шире. Мы полагаем, что со временем это станет новым стандартом системы, таким как EDI (Electronic data interchange, электронный обмен данными). — А можно привести пример вашего решения с новым интересным функционалом из сферы прогнозной аналитики применительно к промышленному производству? Это может быть, допустим, предиктивная аналитика, связанная с техническим обслуживанием оборудования. Фил Льюис: — Если термин Индустрия 4.0 относится к применению самых современных технологий в традиционной промышленности, то пока еще менее расхожий термин «Техническое обслуживание 4.0» подразумевает использование возможностей «цифры» в области техобслуживания. Например, здесь уже широко применяется интернет вещей, IoT. В производственных цехах компаний — технологических лидеров, с помощью датчиков ведется постоянный комплексный мониторинг всего оборудования. И оборудование начинает сигнализировать: например, «я перегреваюсь», «у меня неисправен водяной насос», «у меня не работает вытяжка». Так обеспечивается возможность более эффективного профилактического ремонта, ремонта до возникновения неисправности. Благо-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

45


цифровое зеркало

Организаторы конференции — топ-менеджеры компании IPL Consulting — российского партнера Infor

46

даря технологиям машинного обучения и Big Data мы можем собрать и обработать всю информацию, исторические данные в том числе, и спрогнозировать, что и почему может пойти не так. Как можно исправить эту ситуацию, опираясь на предыдущий опыт. Современные платформы позволяют при помощи машинного обучения проанализировать и проинтерпретировать весь доступный объем информации и выявить корреляцию определенных событий с самыми разными факторами, включая сезонные и прочие изменения. Один из наших продуктов в этой сфере — Infor EAM, решение для управления активами предприятия (Enterprise Asset Management). Infor EAM работает у самых разных клиентов: это крупнейшая авиакомпания Lufthansa, это городская транспортная система Нью-Йорка, то есть автобусный парк, метро и другой общественный транспорт. EAM используется и в Европейской организации по ядерным исследованиям (CERN) для обслуживания Большого адронного коллайдера. Как и все решения Infor, EAM работает на единой платформе Infor OS. В Infor OS реализована поддержка IoT, технологий искусственного интеллекта, машинного обучения, Big Data — это ключевые компоненты ядра платформы, на основе которых в EAM и построено Техобслуживание 4.0.

— Lufthansa и мэрия Нью-Йорка, конечно, могут позволить себе необходимый для этого ЦОД. А как быть стартапам или компаниям из сегмента малого и среднего бизнеса, которые стремятся быть высокотехнологичными? Им просто не потянуть такие расходы, а потоки данных постоянно растут. Кстати, вот еще интересная проблема: совсем недавно Big Data рассматривалась в качестве ответа на все вопросы в плане сбора и обработки данных, со временем у производственников появилось понимание, что не все данные, собираемые с оборудования и объектов инфраструктуры, действительно нужны. У вас есть рекомендации, как отделять необходимую для предиктивной аналитики информацию и не тратить ресурсы на сбор чего-то лишнего? Фил Льюис: — Да, конечно EAM ориентирован на крупные организации. Но у нас есть облачные ERP-решения для малого и среднего бизнеса. В них реализованы функции для управления профилактическим обслуживанием и ремонтом техники и оборудования. И там и там используются одни и те же подходы, воспроизводятся те же бизнес-сценарии. По нашему опыту, самая серьёзная проблема для малого бизнеса заключается в необходимости поддержки со стороны партнера: часто небольшим

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

компаниям трудно определиться, что им действительно необходимо и что хочется получить от решения. Что касается Big Data, я полностью с вами согласен. Данные, которые используются для предиктивной аналитики, могут поступать из совершенно разных источников: это могут быть и исторические данные из ERP-системы, и погодные данные из Яндекс.Погода, инженерно-техническая информация из EAM решения, мониторинг соцсетей — это может быть всё что угодно, зависит от конкретных задач. При этом, как правило, нет необходимости в единовременной обработке и анализе каких-то огромных массивов информации, всех поступающих данных. Чаще всего имеет смысл их собирать и хранить, например, в виде Date Lake (озера данных) и уже оттуда извлекать и использовать только необходимую информацию. У нас есть решение Infor Birst — BI платформа. Оно работает со множественными источниками информации, генерирует схему данных, которая позволяет понять, какие именно данные нужны для решения конкретных задач, упрощает анализ и помогает представить результаты в простом и понятном для конечного пользователя виде. P.S. — Современные рыночные условия ставят перед любым бизнесом непростые задачи: необходимо одновременно добиваться снижения затрат и непрерывного улучшения качества обслуживания, — сказал, подводя итоги конференции, официальный представитель Infor в России и СНГ Дмитрий Мартынов. — На конференции Infor Customer Day мы рассказали о возможностях цифровой трансформации, о том, что организациям необходимо вовлекать клиентов и сотрудников, используя самые эффективные возможности, которые помогут компаниям стать более успешными на рынке. А также представили решения, которые помогут нашим клиентам и партнерам максимально быстро адаптироваться к любым изменениям, повысить эффективность бизнеспроцессов и расширить возможности учета, планирования и снабжения.


цифровое зеркало

Не по графику, а в соответствии с прогнозом Как с помощью Machine Learning была усовершенствована система технического обслуживания и ремонта оборудования Подготовили Галина Таранова, Игорь Пискарёв

Илья Новосельцев, директор по новым разработкам компании ООО «Рубиус Групп»

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

47


цифровое зеркало Основанная в 2008 году в Томске компания Rubius — сегодня вполне узнаваемый бренд. Компания имеет прочные позиции на внутреннем и внешнем рынках инженерного программного обеспечения в области автоматизации проектирования (САПР), а также геоинформационных систем (ГИС) и систем управления инженерными данными электронного документооборота (СЭД). На состоявшемся в рамках выставки «Металлообработка-2019» очередном заседании клуба цифровых лидеров Rubius представил свой продукт, решающий задачи прогнозирования технического состояния оборудования на основе искусственного интеллекта. Вот что рассказал о нем директор компании Илья Новосельцев:

48

— Представляемое сегодня здесь наше решение — это тот самый Machine Learning, о котором сейчас так много говорится. На протяжении всех 11 лет существования компании мы занимаемся автоматизацией промышленных предприятий — отечественных и зарубежных, то есть внедряем «классику» ПО — SAPR, CAM, PDM, PLM системы. При этом в проектах мы всегда применяем современные инновационные технологии, в том числе дополненную реальность, виртуальную реальность, BIG DATA, Machine Learning, а затем и БИМ. Это наша неизменная инновационная составляющая. Один из наших наиболее известных и востребованных продуктов — это система технического обслуживания и ремонта оборудования. Она обеспечивает автоматизацию осмотров оборудования и плановопредупредительных работ (ППР). Мы активно развиваем и совершенствуем эту систему более десяти лет, задействуем в ней появляющиеся технологические новации. Так, несколько лет назад мы поняли, что на ее базе можно применять технологии BIG DATA и Machine Learning для анализа данных, хранящихся в наших системах. Это послужило импульсом для создания нашей системы машинного обучения, способной прогнозировать выход из строя оборудования. Известная проблема многих наших предприятий — оборудование ремонтируется в соответствии с планом, графиком, а не по принципу прогностического обслуживания. По разным статданным до 50% ремонтов оборудования осу-

ществляется не тогда, когда нужно, а гораздо раньше. Для предприятий это в итоге оборачивается значительными потерями времени и денег. Мы своим заказчикам в данном случае предлагаем инструментарий для экономии и того, и другого. С помощью систем машинного обучения (искусственного интеллекта, прогнозных моделей) можно добиваться разных эффектов. Например, сокращения или увеличения времени работы оборудования, сокращения затрат на ремонт, оптимизации затрат на ремонтные службы. Наш продукт обеспечивает уменьшение ремонтных циклов, позволяет выстраивать оптимальные режимы работы оборудования с точки зрения разных параметров. Можно получить оптимальный режим за счет выработки какого-то ресурса, а можно — благодаря сокращению издержек. Этого можно достичь за счет математических моделей (искусственного обучения). Как запускается эта система? На первом этапе собираются данные, необходимые для начала ее работы. Затем они обрабатываются, чтобы можно было использовать их для создания модели. То есть осуществляется предобработка данных, их анализ, распределение на нужные группы. Далее происходит предиктивный анализ, включающий в себя выявление аномальных состояний, построение различных моделей, выявление сложных режимов работы, обучение системы (самой модели). И этот цикл: сбор данных — предиктивный анализ — обучение — повторяется до тех пор, пока не будет получен

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

нужный результат, то есть точность предсказания выхода оборудования из строя станет не менее 98%. Конечно, бывает и так, что в некоторых проектах желаемые цифры оказываются недостижимыми, либо достичь их можно такой ценой, что использовать такие подходы перестает быть оправдано экономически. Цена вопроса — всегда принципиальный момент. И здесь важно в первую очередь учитывать цели проекта и конкретные задачи, которые предполагается решить посредством внедрения нашей системы. Зачастую в этих проектах точность прогнозирования может разниться по ценам. Например, достичь точности — 90 процентной точности — это одни затраты, а 91-процентной — другие. Выбор варианта — за заказчиком. Когда достигнуты намеченные показатели по точности, мы переходим к последнему этапу — визуализации. Это предоставление информации непосредственно сотрудникам, которые будут с ней работать. Приведу для примера два кейса — это внедренные проекты, где уже видны результаты. Первый пример — решение задачи снижения издержек на ремонт и содержание вагонов-цистерн у предприятия, осуществляющего в них перевозки сжиженного газа. У заказчика — собственный парк таких вагоновцистерн, составляющий около пяти тысяч единиц. Для этого проекта были получены данные за пять лет по обслуживанию и работе вагоновцистерн. На их основе была построена математическая модель, на входе проанализировано 150 параметров, от которых может зависеть состояние вагонов-цистерн. В результате мы выявили, что только пятнадцать параметров имеют прямое влияние на состояние вагона-цистерны, пять из них являются ключевыми. Затем для заказчика была разработана система, которая работает очень просто и при этом эффективно. Оператор в CRM системе производит отгрузку, т.е. ставит задачу одну из цистерн загрузить определенным топливом и отправить заказчику. И когда «сна-


цифровое зеркало

ряд» сформирован, система выдает информацию, что цистерна с вероятностью 64% не доедет, в пути у нее сломается колесная пара. Статистически доказана эффективность использования этой системы, в первую очередь благодаря ей предотвращаются поломки в пути, самые сложные для заказчика. Еще один пример связан с эксплуатацией газовых турбин. В нашем распоряжении были исторические данные с телеметрии за большой промежуток времени собранные МЕС системой. Мы проанализировали данные на то, как работает эта система, что можно по ней предсказать. По факту подтвержден колоссальный экономический эффект от того, что мы научились предсказывать выход из строя нескольких ключевых агрегатов турбины. Но здесь есть очень интересный момент, относящийся к машинному обучению. На предприятии две газовые турбины, они одного года выпуска, от одного производителя, одной марки, в одно время были введены в эксплуатацию. Когда стартовал проект, мы сделали математическую модель для одной газовой турбины, внедрили ее и убедились, что результат заказчика удовлетворяет. Мы стали эту модель

внедрять и для второй турбины, но результат оказался значительно хуже. Это вполне очевидная вещь для машинного обучения, но она неочевидна для заказчика. Турбины в течение этих 20 лет работали по-разному, их по-разному обслуживали, у них были разные производственные циклы. В результате их состояние значительно отличается и потому математическую модель для одной турбины нельзя применять для такой же другой турбины. Ее нужно адаптировать. И такой подход применим ко всему оборудованию. В текущих проектах мы подтверждаем эту теорию — необходимо для каждого типа оборудования делать свою математическую модель, которая ее бы описывала и помогала нам решать проблемы эксплуатации. Этот наш продукт, как и ряд других, широко известен как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Причем, основная масса заказов — зарубежные, они составляют около 70% от оборота компании Rubius. А на российском рынке работается труднее. Мы зарабатываем в основном за рубежом и инвестируем в России. Что касается маркетплейсов и других форм работы с заказчиками: сейчас мы плотно работаем с технопарком Сколково, его резидентами, рассма-

триваем Сколково как некую витрину для поиска заказчиков. Иностранных заказчиков привлекаем только по результатам наших поездок за рубеж. В США у нас организуется бизнес трип, в ходе которого мы посещаем конференции, в рамках которых завязываются необходимые деловые контакты. В развитых экономиках также эффективно работают системы рекомендаций, когда ваши заказчики рекомендуют вашу фирму своим партнерам, но для этого надо прежде наработать устойчивую репутацию надежного производителя. Наши самые лучшие проекты за рубежом начинались с доверия, с личного общения с собственником, причем даже не о задачах их бизнеса — мы беседовали о нашей философии в бизнесе. Рассказывая о том, как организована работа в компании, как растим наших программистов, сколько в это вкладываем — мы рассказываем о наших ценностях. И если заказчик говорит: мол, на уровне ценностей вы нам подходите, давайте поработаем, то начинаем с небольшого проекта. В России у нас впервые в прошлом году получился такой диалог с потенциальным заказчиком на уровне ценностей, но в целом в России такой подход не работает, здесь правила игры другие.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

49


Цифровое зеркало

В цифровую экономику – со своим IP-багажом Беседовал Павел Кириллов

Российские ИТ-компании на сегодняшний день – один из самых перспективных и быстрорастущих сегментов национальной экономики. И ограниченный на данный момент объем внутреннего рынка – по большому счету не препятствие для их развития, поскольку многие из них изначально ориентируются на мировые рынки и успешно их осваивают, наладив производство и создав каналы продаж конкурентоспособных продуктов и услуг. И в решении насущной задачи построения цифровой экономики именно ИТ-бизнес должен стать неким связующим звеном между ее сегментами и привести к новому технологическому укладу и промышленность, и другие сферы жизни. В беседе с президентом НП «РУССОФТ» Валентином Макаровым мы затронули темы развития отечественных ИТ, перспектив реализации программы «Цифровая экономика», деятельности РЭЦ, кибербезопасности, а также обсудили как сделать микросхему доверенной.

50

Валентин Макаров, президент НП «РУССОФТ»

– В 2018 году начата реализация программы «Цифровая экономика». Валентин Леонидович, как оценивает этот нацпроект бизнес-сообщество? – При взгляде на нынешнее развитие нацпрограммы «Цифровая экономика» напрашиваются аналогии с тем, как когда-то зарождалась НТИ – бизнесориентированная технологическая платформа, на основе которой создавались дорожные карты новых рынков и новых технологий. «Цифровая экономика» выполнена несколько в ином ключе, ее представляют крупные госкомпании и крупнейшие частные компании, не участвовавшие в проекте НТИ. По сути, крупнейший бизнес точно так же приглашает малый и средний, чтобы построить те же дорожные карты развития рынков, но только под своим руководством. Скорее всего, крупные бизнесы возьмут в свои руки все значимые проекты и станут лидерами и ключевыми государственными

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

партнёрами в цифровой трансформации. Однако, отодвинув на второй план МСБ, в скором времени они поймут, что без инновационных решений им не выполнить поставленные «Цифровой экономикой» задачи, так что сотрудничать с малыми компаниями и интегрировать разработки малых компаний в свои решения им всё же придется. На новую нацпрограмму выделены огромные деньги. Пока о превращении этих денег в конкретные проекты и продукты говорить рано, но в том, что реализовываться будет именно «Цифровая экономика», а не НТИ, у меня сомнений нет. – Получается, что НТИ, как глобальный отечественный проект, окончательно зачах? – Вовсе нет, просто «Национальная Технологическая Инициатива» – это совершенно иной подход, который изначально не поддерживался большими


Цифровое зеркало игроками и ведомствами, во многом из-за этого у него было мало шансов на полномасштабную реализацию. Хотя по идее НТИ, как стратегия развития, получилась очень верной, ее создатели попали в яблочко, сделав акцент именно на прорывных решениях и выходе на глобальные рынки нового технологического уклада. – По большому счёту за время существования НТИ новые рынки сформировать не получилось. Конечно, прошло еще слишком мало времени, но все же, если бы данная стратегия реализовывалась другими темпами, результаты, надо думать, уже сегодня были бы более оптимистичными. – Если соединить знания и компетенции российских компаний, собранные в НТИ, и применить их в рамках «Цифровой экономики», то мы получим конкурентоспособные продукты или даже сформируем новые рынки. Ведь наработки, созданные в рамках НТИ, – это то, что сделано реальным инновационным бизнесом, ориентированным на глобальный рынок, они будут обязательно актуальны, если не сегодня, то завтра. – Как сейчас соотносятся между собой НТИ и «Цифровая экономика»? – На деле они конфликтуют, если не буквально, то уж точно на уровне идей. Если поддерживать инновационный бизнес, не связанный с госкорпорациями, то может в итоге оказаться так, что он вытеснит продукты госпредприятий с рынка. При равных условиях игры малый бизнес является опасным конкурентом. Но государству проще регулировать деятельность больших подконтрольных структур. Повторюсь, что крупным игрокам все равно придётся воспользоваться наработками малых инновационных компаний. В итоге получится следующая модель развития: государство будет выделять ресурсы регулируемым им крупным корпорациям, которые, в свою очередь, будут закупать решения или давать подряды МСБ. По мнению некоторых идеологов «Цифровой экономики», в этом и заключается оптимальный баланс на внутреннем рынке.

Беспилотник Геоскан 101

– НП «Руссофт», будучи весьма авторитетной организацией, способен донести свою позицию, своё видение на ситуацию с НТИ и с «Цифровой экономикой» до структур, принимающих стратегические решения, и к вам наверняка прислушаются. Что может предложить ваша ассоциация государству для более эффективной реализации новой нац.программы? – Члены «РУССОФТ» вошли во все рабочие группы «Цифровой экономики» для того, чтобы мнение малого и среднего ИТ-бизнеса учитывалось при реализации программы «Цифровая экономика». К тому же наработки, созданные в «Сейфнете» за последние два года, превратились в весьма серьёзные проекты, которые рано или поздно придут в госкорпорации и станут частью ядра новой экономики, нового технологического уклада. Без малых инновационных компаний госкорпорации не в силах будут решить поставленные правительством задачи. Компании, входящие в НП «РУССОФТ», работают в основном на экспорт, их внешнеторговые показатели превышают объёмы производства для российского рынка. Члены НП «РУССОФТ» сумели накопить большой опыт цифровой трансформации в самых развитых странах, они доказали свою конкурентоспособность в Европе и в США и могут принести на российский рынок принципиально новые решения, сделать модернизацию экономики и

всех сфер жизни более эффективной. С другой стороны, госкорпорации скорее всего попытаются купить малые инновационные компании и перспективные ИТ-стартапы, впрочем, этот процесс неизбежен и происходит во всём мире. – Выходит, что для реализации миссии «Цифровой экономики» следует развязать руки частным ИТ-компаниям? – Да, конечно. Государство заинтересовано в развитии экономики, а значит – в появлении инновационных компаний и продуктов. Необходимы такие меры поддержки, которые идеально подойдут МСБ с точки зрения максимальной реализации их потенциала. Известны примеры, когда предприятие с госучастием из кредитнофинансовой сферы пытается объявить себя ИТ-компанией, то есть заниматься не своим делом. Без скрупулезного анализа рынка и проработки нового продукта такого рода новые «игроки рынка» за счет несоразмерного роста зарплаты набирают в штат программистов и пытаются сделать новые продукты. Во-первых, они нарушают равновесие на рынке труда и без того дефицитном. Во-вторых, они не могут быть успешными на глобальном рынке со своими решениями, сделанными под свои специфические требования. Тогда каким образом они смогут отбить расходы на разработку? Только за счет увеличения сборов со своих клиентов. Очевидно, что поддерживать на государственном уровне подобные инициативы

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

51


Цифровое зеркало

гораздо рискованнее, чем поддерживать малые инновационные компании, успешно существующие на мировом рынке в условиях глобальной конкуренции. Последующее приобретение крупными игроками малых на уровне России должно вестись по мировым расценкам. Если кто-то создал конкурентоспособный продукт не хуже, чем у мировых лидеров, то будьте любезны оценить его по реальной стоимости и только после этого взять в свою структуру. – Какие меры господдержки бизнеса вы считаете наиболее перспективными? Расскажите о том, как лоббирует интересы отечественных ИТ-компаний НП «РУССОФТ».

52

– У НП «РУССОФТ» есть опыт работы с государством в плане продвижения и отстаивания эффективных инструментов поддержки высокотехнологичного бизнеса. После мирового финансового кризиса 2008-2009 годов в России отменили сниженную ставку страховых взносов для ИТ-компаний. Наша ассоциация активно участвовала в том, чтобы доказать жизненную необходимость такой льготы – и её вернули, и даже расширили на разработчиков ПО для российского рынка. Сейчас совокупные страховые взносы в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования составляют 14% – это больше, чем в Китае и Индии, но сопоставимо со ставками в США. Мы хотя бы с американцами можем бороться на равных. Дело в том, что двукратное увеличение ставки страховых взносов автоматически приведёт к повышению стоимости продукции на 10%, многие компании при таких раскладах рискуют остаться без прибыли. В России нельзя мерить все бизнесы одной линейкой: например, у нефтяников затраты на зарплату

сотрудникам составляют менее 10%, а у айтишников ФОТ доходит до 80%. В математике существует понятие сложной системы: чем больше степеней свободы в ней, тем более она устойчива. В идеале для каждой отрасли нужна своя система регулирования, учитывающая специфику и особенности рынка. В 2000-х наша ассоциация сумела пролоббировать законопроект, придающий продаже софта в другие страны статус экспорта услуг. Таким образом экспорт ПО был выведен из-под ведения таможенных органов, что дало отечественным компаниям серьезное преимущество перед производителями товаров с точки зрения снижения административных барьеров экспорта. Еще одна мера поддержки ИТбизнеса, довольно долго продвигаемая НП «РУССОФТ» в рамках взаимодействия с государством, также была связана с экспортом. В 2016 году был создан Российский экспортный центр (РЭЦ), благодаря которому отечественные компании экономят на заграничном маркетинге. У Российского экспортного центра есть целый ряд как финансовых, так и нефинансовых инструментов. РЭЦ – весьма полезная инициатива, тем не менее различных сложностей в ее реализации хватает. Например, чиновникам довольно сложно показать руководству результат от поездки на зарубежную выставку той или иной компании, поскольку нельзя гарантировать получение моментального коммерческого эффекта от участия в конкретной выставке. Только систематическая поддержка отечественного экспорта даст шанс российским компаниям на то, чтобы их всерьез воспринимали за рубежом. Эта рутинная работа во всех конкурирующих с Россией странах поставлена на поток в аналогичных РЭЦ организациях. И там планирование поддержки участия национальных компаний в зарубежных мероприятиях ведется на 2 – 3 года вперед, причем при активном участии игроков рынка. Ну не получится один год поддерживать несколько выставок и ожидать немедленной отдачи. Нужна системная поддержка. Ощутимым подспорьем для разработчиков ПО стало и ослабление валютного контроля, который является явным рудиментом и давит на экспортно ори-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

ентированный бизнес. Согласно международным соглашениям, Россия обязана осуществлять экспортный контроль за товарами двойного назначения. Сейчас готовится ряд мер, благодаря которым государство будет компенсировать затраты малых компаний на получение разрешительного сертификата от ФСТЭК или от уполномоченных агентств, так как это дополнительные издержки, закладываемые в себестоимость экспортируемой продукции. Отмечу, что помимо софинансирования получения разрешения на экспорт, рассматривается и такая мера господдержки, как субсидирование локализации отечественных программных продуктов за рубежом. НП «РУССОФТ» совместно с другими объединениями бизнеса ведет деятельность в ряде зарубежных стран, в числе которых Индия, Южная Корея, Китай, Италия, страны Латинской Америки. Мы создали представительство «РУССОФТ» в Индии, помогаем отечественным ИТ-компаниям находить деловые контакты, продвигать свой продукт, получать прибыль и развиваться. «РУССОФТ» уже не раз помогал организовывать в России иностранные бизнес-миссии. В ноябре 2018 года в Санкт-Петербурге мы участвовали в индийско-российском бизнес-диалоге, в 2019 году принимали у себя делегацию из Южной Кореи. – В целом вы оцениваете работу РЭЦ положительно? – Конечно, члены НП «РУССОФТ» ожидали от РЭЦ большей и последовательной активности. Но нельзя забывать и про сдерживающие факторы, например, про традиционно сильную российскую бюрократию. Такого органа, как РЭЦ, в России не было долгие годы. В далёком 2002 году наша ассоциация выиграла конкурс по Электронной России и впервые обратилась в Минэкономразвития РФ с обоснованием необходимости создания в нашей стране центра поддержки экспорта. И только в 2016 году такой центр начал функционировать. – Как поддерживаются экспортно ориентированные ИТ-компании в США и в других высокотехнологичных государ-


Цифровое зеркало ствах? Насколько полезным может оказаться их опыт? – РЭЦ по большому счёту и есть адаптация к российским реалиям зарубежного опыта. Организации, занимающиеся поддержкой экспорта национальных компаний, существуют во всём мире. Первые экспортные центры возникли в 50-е годы XX века. Сегодня на любой международной зарубежной выставке целые ряды в павильонах отданы городским и национальным стендам. На международных форумах, проводимых в России, малые и средние иностранные компании выставляются на коллективных стендах, поддерживаемых своими государствами. При таком раскладе цена за место для экспонента-одиночки непомерно высока, представьте, каково это – выставляться на зарубежной площадке, скажем, в Калифорнии, без господдержки, в то время как твои конкуренты экономят порядка 75%! Поддержка маркетинга – единственная форма прямого субсидирования экспортной деятельности национальной компании, разрешенная ВТО. Но российские чиновники принимают данную закономерность с большим сопротивлением. – К месту вспомнилась история о захвате китайцами потребительского сегмента рынка солнечных батарей. До китайской модели поддержки национальных ИТ-компаний нам пока далеко? – Китайское правительство предоставляет национальному бизнесу дешевые кредиты, причём это касается не только китайских производителей, но и их зарубежных внутренних клиентов. Китайский производитель рассчитывает на прямое субсидирование экспорта и на сильный кредитный рычаг, который предоставляет китайское государство иностранному покупателю местной продукции. Все эти меры поддержки направлены исключительно на то, чтобы продукт был конкурентоспособен и как можно скорее попадал на мировой рынок, занимая на нем ниши, из которых его потом будет очень трудно выдавить. Пока отечественные ИТ-компании не могут рассчитывать на такую широкую поддержку, трудно ожидать крупных побед

Прошлогодний форум GITEX Technology Week в Дубае

в конкурсах с участием китайских компаний. Поэтому появление РЭЦ стоит воспринимать как долгожданный глоток свежего воздуха для российского бизнеса и надежду на будущее. Мировой ИТ-рынок насыщен китайской продукцией, тем не менее существуют ниши, на которые российским компаниям можно и нужно выходить со своими решениями и становиться звеном в цепочке добавленной стоимости. Но гораздо важнее, чтобы своими инновационными платформенными решениями захватывать новые, пока еще никем не занятые рынки НТИ. Обычно ведущие мировые ИТ-лидеры выходят на рынок развивающихся стран с моделью «черного ящика», при которой клиент платит за поддержку и все изменения, и ни в коем случае не имеет права заниматься самостоятельным ремонтом или апгрейдом. Российские компании, создав аналогичное конкурентоспособное решение, используют иной подход, основанный на трансфере технологии и подготовке местного персонала, что немаловажно для формирования доверительных длительных отношений.

российской ИТ-индустрии. Нам просто не хватает людей, поэтому часть кадров для российских офисов приходится приглашать из-за границы. Иностранные кадры также нанимаются для тех же иностранных представительств, центров разработки наших компаний за границей. ВУЗы выполняют свою задачу и дают фундаментальное образование. Но наша индустрия чрезвычайно быстро меняется, появляются новые стандарты, платформы и языки программирования. Как правило, вчерашнего студента «доводят» до уровня «инженера на рабочем месте в учебных центрах коммерческих компаний. Более того, бизнес готов взвалить на себя также бремя повышения квалификации и переподготовки кадров при реализации проектов цифровой трансформации, но это возможно только при получении поддержки государства.

– Какова роль кадров в цепочке создания и дальнейшего поддержания устойчивого бизнеса?

– Технологии искусственного интеллекта активно внедряются в различные сферы жизни. В связи с этим ряд высокотехнологических государств инвестирует в ИИ баснословные суммы, создаются образовательные стандарты, учебники и т.д. Считаете ли вы целесообразным организовывать нечто подобное в России, например, создавать профильные специальности в ВУЗах?

– Проблема кадров – первостепенный фактор, сдерживающий развитие

– Сейчас уже очевидно, что применение искусственного интеллекта – не

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

53


Цифровое зеркало очередной модный тренд, а жёсткий экономический и технологический императив. Он быстро расширяет сферы своего применения, приводит к высвобождению больших масс работников, занятых рутинными операциями, и требует от индустрии дальнейшего развития. Поэтому стоит задуматься не только о создании новых специальностей в ВУЗах, но и о глобальной переподготовке большой массы трудоспособного населения страны. Что касается системы высшего образования, то ее амбиции и цели должны не только отвечать запросам сегодняшнего времени, они должны быть устремлены на 10 – 15 лет вперед. В противном случае, мы так и не вырвемся из накатанной колеи: учебное заведение пять лет готовит специалиста и всё равно опаздывает. За дело приходится браться бизнесу. Частные компании заинтересованы обучать тому же ИИ, создавать новые профессии и специальности, но из-за отсутствия стимулов со стороны государства могут делать это только для себя. Один

из членов НП «РУССОФТ» разработал интеллектуальное медицинское решение для борьбы с раком и теперь продает его в США. Продукт мог бы легко прижиться и в России, да и обучение врачей занимает всего лишь несколько месяцев. Загвоздка заключается в том, что государство пока морально не готово пойти на поддержку частной ИТ-компании для обучения врачей. А обучать врачей за свой счёт, пусть даже для своей родной страны, бизнес не готов.

Существует и целый ряд российских университетов, чьи выпускники считаются самыми сильными в мире. Команды российских студентов уже много лет доминируют на международной студенческой олимпиаде по программированию ACM ICPC. Исследования HackerRank также ставят российских разработчиков ПО на второе место в мире после китайских программистов, при этом отставание можно считать весьма условным (99,6 баллов против 100).

– Чтобы поднять российскую экономику и образование, впору задуматься не только о моральной, но и материальной поддержке…

– Рассуждая о перспективах отечественных ИТ, вспомним и про «железо». Государство пытается вкладывать серьезные деньги в создание собственных процессоров и других компонентов для микроэлектроники. На международном рынке российская ЭКБ спросом не пользуется, внутренний рынок довольно мал, и по серийности и по цене отечественная ЭКБ проигрывает импортной продукции. Есть ли смысл продолжать создавать дорогостоящую производственную ин-

– ВУЗы получают от государства серьёзное финансирование, особенно в рамках ФЦП и нацпроектов, но они не могут отслеживать в своих учебных курсах самые последние тренды в ИТ, потому что они дают базовое фундаментальное образование, и это правильно.

Основные экономические показатели, характеризующие софтверную индустрию России в 2013-2018 годы (рост/падение по сравнению с аналогичным показателем предыдущего года) 2013 г.

2014 г.

2015 г.

2016 г.

2017 г.

2018 г.

Совокупный оборот российских софтверных компаний

более $11 млрд

$12 млрд (+5%)

$10,54 млрд (-10%)

$12 млрд (+16%)

$14,5 млрд (+19%)

$16,87 млрд (+18%)

Объем зарубежных продаж

$5,4 млрд (+17%)

$6 млрд (+11%)

$6,7 млрд (+12%)

$7,6 млрд (+13%)

$8,8 млрд (+16%)

$10,5 млрд (+19%)

49%

50%

65%

65%

62%

64%

Объем продаж на внутреннем рынке

$5,6 млрд

$6 млрд (+7%)

$3,64 млрд (-39%)

$4,4 млрд (+21%)

$5,5 млрд (+25%)

$6,55 млрд (+15%)

Объем продаж на внутреннем рынке

178 млрд руб.

240 млрд руб. (+55%)

220 млрд руб. 294 млрд руб. 321 млрд руб. 595 млрд руб. (-8%) (+54%) (+9%) (*25%)

Совокупный оборот российских софтверных компаний

363 млрд руб.

456 млрд руб. (+25,5%)

630 млрд руб. 802 млрд руб. 854 млрд руб. (+40%) (+27%) (+4%)

Изменение совокупного оборота российских софтверных компаний с учетом инфляции

-

+12,8%

+23%

+20%

+1,4%

+20%

Бивалютный индекс РУССОФТ

-

1,23

1,1

1,21

1,15

1,2

Доля зарубежных продаж в совокупном обороте

54

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

1,042 трлн руб. (+25%)***


Цифровое зеркало фраструктуру, соответствующую техпроцессам, например, в 28 Нм, или же лучше продолжать пользоваться китайскими и тайваньскими фаундри? – Геополитические события последних лет доказали, что национальный суверенитет должен подтверждаться не только сильной армией, но и полным набором национальных критических технологий. Если мы управляем атомной станцией, то на ней должна быть сформирована доверенная среда, исключающая возможность вмешательства третьей стороны. Доверие по международным стандартам основано на доверенном «железе», доверенном программном обеспечении (системном софте и доверенных приложениях) и на доверенных средствах проектирования того и другого. В противном случае у нас нет гарантии безопасности инфраструктуры, а значит, нет возможности создать конкурентную и защищенную технику ни для себя, ни для зарубежных рынков. Примером формирования технологического суверенитета может служить Китай – суверенная держава в электронике и микроэлектронике, хотя и с заимствованным IP-багажом. Корейцы излишне скромничают и не считают себя состоявшимися лидерами, тем не менее, они выросли колоссально и создали технологический задел для суверенитета. Но надо учитывать, что в процессе создания доверенной среды ключевыми факторами выступают архитектура и интеллектуальный потенциал разработчиков. А фабрики, с конвейера которых выходит почти вся мировая ЭКБ, географически расположены в идеальном месте с точки зрения климата, отсюда и их конкурентная себестоимость. Так что вряд ли следует конкурировать с ними, скорее надо формировать международное регулирование, гарантирующее их технологическую нейтральность. С точки зрения разработки суверенных процессоров, можно иметь свою архитектуру («Эльбрус»), а можно брать лицензионный процессор на базе архитектуры ARM («Байкал» или «Элис»), заливать в trust zone свою операционную систему и гипервизор и, таким образом, интегрировать до-

веренную среду в инородную архитектуру, делая ее доверенной. Выращивать все кристаллы и производить все процессоры в России не обязательно, проще сделать их на Тайване и в Малайзии, но с отечественной архитектурой. Тем более сегодня, когда микроэлектроника пришла к пределу своих физических возможностей. Следующим шагом, скорее всего, станет переход к чему-то принципиально новому, например, к квантовому компьютеру. – Про квантовый компьютер говорят уже давным-давно… – А еще ведутся работы над созданием клеточных компьютеров. Можно и оптический компьютер создать. Я к тому это всё говорю, что нельзя все средства вкладывать в технологии уходящего технологического уклада. Для выхода на глобальный рынок требуется нечто новое, принципиально новое. Всем ясно, что процессор «Эльбрус» не выйдет на серийный пользовательский глобальный рынок без создания массы приложений и без получения сопоставимой с конкурентами цены. Другое дело, если сервер на его основе использовать для принципиально новой платформы, которой еще ни у кого нет. А на базе платформы можно продать целый пакет сопутствующих решений: серверов, средств телекоммуникации и т.д. – Валентин Леонидович, назовите самые заметные, на ваш взгляд, молодые ИТ-компании, громко заявившие о себе за последние 2 – 3 года. – Откройте список национальных чемпионов (http://national-champions.ru/). Я бы выделил компанию «Т8» – производителя телекоммуникационного оборудования, в том числе для сетей 5G. Еще «Геоскан» – один из мировых лидеров по сшиванию трёхмерных изображений, созданию геоинформационных систем, производству беспилотников. Центр речевых технологий сделал мощный рывок в Сейфнет в части мультимодальной биометрической идентификации. «Форсайт» уверенно подхватил знамя ПРОГНОЗа в части Business Intelligence. Из совсем новых – Кванттелеком, Финдинамика.

– Молодые ИТ-компании, желающие попасть на мировой рынок и раскрутить свой бренд, должны посещать не только отечественные, но и зарубежные выставки и конференции. Назовите самые интересные, на ваш взгляд, форумы. – GSMA Mobile World Congress (MWC) в Барселоне, GITEX Technology Week – крупный форум в Дубае. На него нужно обязательно съездить. Вообще арабские страны – очень богатый регион, в котором нет собственных разработчиков. Для некоторых российских компаний этот регион – просто «клондайк». – Кибербезопасность – один из ключевых национальных вопросов, связанных с дальнейшим развитием ИТ и национальной экономики. Как можно защитить персональные данные и при этом не задушить бизнес, участвующий в разработке новых решений по ИИ и обработке больших данных? – Те, кто благодаря «большим данным» занимается агрессивным маркетингом или предвыборной агитацией через социальные сети, не несут ничего положительного для дальнейшей эволюции ИТ-индустрии. Поэтому с такими решениями и с такими компаниями следует бороться как можно жёстче. С другой стороны, обезличенные данные несут в себе огромный потенциал, на их основе, например, вполне реально можно отслеживать и предупреждать болезни. Искусственный интеллект не может развиваться иначе, как на работе с большими объемами данных, поэтому всемерное открытие данных госорганов и формирование общественного цифрового пространства является залогом конкурентоспособности России в сфере ИИ. Посмотрите, как сделано в Китае. Открывается доступ к огромным объемам общественных данных, что привлекает самые перспективные стартапы, которые переезжают в Китай из США не потому, что там больше денег, а потому, что там они смогут довести до совершенства и реализовать свои технологии искусственного интеллекта. И Китай будет лидером.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

55


цифровое зеркало

Ресурс как товар Компания «Производственные решения» представляет концепт цифрового сервиса – площадки-агрегатора для предприятий металлообработки Подготовили: Галина Таранова, Игорь Пискарёв Евгений Чаплинский, директор компании «Производственные решения»

Известная проблема, с которой сталкиваются многие металлообработчики, – это перезагрузка или недозагрузка производственных мощностей. Долгие простои оборудования, работа предприятия в полторы или даже в 0,5 смены – явные признаки неблагополучия компании. Но и работа производства на пределе, в три смены, – тоже далеко не всегда показатель благополучия бизнеса. В числе основных причин этой проблемы в обоих ее крайних проявлениях – неумение планировать, неэффективность управления производственными процессами, цепочками поставок, внутренней и внешней логистикой, производственной кооперацией и бизнесом в целом. «Лечится» это сегодня – и вполне успешно — с помощью цифровых инструментов. Какие цифровые решения, позволяющие эффективно управлять бизнес-процессами на уровне холдингов, на уровне корпораций, и может быть, даже на уровне регионов существуют? О них рассказали на заседании Клуба цифровых лидеров, организованного ГК «Солвер» в рамках выставки «Металлообработка-2019», представители компании «Производственные решения» – директор Евгений Чаплинский и заместитель директора департамента ТПП компании «Производственные решения» Александр Ачкасов.

56

Евгений Чаплинский: – Наша фирма «Производственные решения» выросла из отдельного под-

разделения группы компаний «Солвер». Начинали мы как учебный производственный центр, занимались подготовкой персонала. Сейчас мы – полноценная производственная площадка, основные направления нашей деятельности – контрактное производство и инжиниринговые услуги. Это, в том числе разработка и внедрение управляющих программ, внедрение технологических процессов, содействие в техническом перевооружении компаний-клиентов, а также подготовка технологического персонала: операторов, наладчиков станков с ЧПУ, программистов, технологов и т.д. Базу нашего станочного парка составляют пятиосевые станки, автоматы продольного точения, токарные обрабатывающие центры. Наше производство также оснащено оборудованием, работающим по аддитивной технологии и позволяющим не только изготавливать прототипы изделий и деталей, но и осуществлять их мелкосерийное производство из промышленных пластиков. Но наши возможности не ограничиваются собственным парком: у нас большой пул подрядчиков – наших партнеров, с которыми работаем на протяжении многих лет, и они дополняют нас в той части, где не хватает наших компетенций, а в чем-то, в свою очередь, мы дополняем их. В общем, работаем в кооперации. Мы реализуем проекты в различных отраслях. Беремся за производство деталей различной сложности, из различных цветных и титановых

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

сплавов, нержавеющих, конструкционных и инструментальных сталей, а также промышленных пластиков. Причем это могут быть как единичные изделия, так и партии до нескольких десятков тысяч штук. У нас также большой опыт в проектировании и производстве специальных станочных приспособлений. Мы разрабатываем и изготавливаем оригинальные комплектующие, осуществляем узловую сборку и после приемочных испытаний оснастки поставляем заказчику. И на всех стадиях производства мы работаем с «цифрой». Расскажу подробнее о цифровых сервисах, которыми мы пользуемся. Для себя мы отмечаем три основных опорных момента, где мы их задействуем. Причем, сейчас речь не идет о технологической части, т.е. моделировании, проектировании, программировании – это уже устоявшиеся процессы. Наши три направления – это: 1) Поиск новых заказов; 2) Обеспечение контроля производства; 3) Планирование и выполнение заказов. Неправда ли, эти точки известны, как хронически болевые, многим частным промышленным компаниям. Вопрос контроля производства у нас практически решен благодаря внедрению систем «Навиман» и «Аммолит» (это


цифровое зеркало разработки наших партнеров, входящих в группу компаний «Солвер»). Приведу показательный пример: за первые четыре месяца этого года мы увеличили производство на 30%, снизили неопределенные потери до 4%, это хороший показатель, мы его придерживаемся и продолжаем в этой системе работать. В настоящий момент мы внедряем у себя систему планирования производства Апекс-Про (UpexPro). Разработчик этой системы – компания «Современное оборудование», входящая в ГК «Солвер». Внедряя эту систему, мы выступаем как площадка для обкатки, доводки, апробирования и введения новых сервисов, которые позволят ей эффективно работать на других, в том числе более крупных и многофункциональных предприятиях. Что интересно, эту программу можно использовать не только для работы внутри предприятия, но и при планировании кооперации. Система способствует сокращению времени производства, решает задачи повышения эффективности прогнозирования, устойчивого управления производством и обеспечивающими поставщиками. Теперь что касается поиска новых заказов. Здесь тоже используются цифровые инструменты. При этом мы сталкивается с двумя основными проблемами. Одна из них в целом характерна для сайтов многих компаний, а также для торговых, тендерных интернет-площадок. На сайте мы подробно рассказываем о наших возмож-

ностях, предлагаем широкий спектр продуктов и услуг. На обратную связь не жалуемся: на сайт поступает масса запросов и информации, и нам это интересно, мы отрабатываем каждое обращение. Эту работу ведут наши менеджеры, для обсуждения подключаются технологи. На это тратится большой ресурс – и временной, и материальный. А в результате чаще всего выяснятся, что очередной запрос – это не про нашу линейку и не про наш интерес. До реализации дело доходит в 1% случаев или что-то около этого. Такая же ситуация с другими площадками. О другой проблеме. Национальный портал субконтрактации Innokam.pro – это, на наш взгляд, самая интересная самая организованная цифровая площадка из существующих аналогичных сервисов. Разработана она в республике Татарстан, она емкая, информативная, удобная, но использовать ее мы можем только как библиотеку. Что я здесь имею в виду? Для того, чтобы найти нужную информацию или интересную идею, мы идем в библиотеку. Выбираем книги, которые нужно прочитать, осмыслить, потом, возможно, в последней из взятых книг мы найдем ту самую умную мысль, которую искали. Приблизительно так и работают подобные интернет-площадки. На них представлено много информации. Площадка систематизирована, но непонятна на первом этапе. Интересна ли она пользователям, нужна ли в принципе, – это становится только после при-

Александр Ачкасов, заместитель директора департамента ТПП компании «Производственные решения»

ложения определенных усилий. И здесь мы задумались над тем, как сделать так, чтобы и заказчику, и исполнителю было изначально понятно, интересно и полезно общаться на открытых торговых площадках. Каким образом создать такую модерацию, чтобы заказчик знал наши возможности, чтобы коммуникации шли по нужным направлениям, и все это – на системной основе? Мы стали над этим работать, и, как нам кажется, нашли один из путей решения проблемы. О нем подробно расскажет Александр Ачкасов. Александр Ачкасов: В двух словах, это идея создать виртуальную площадку для размещения информации о свободных ресурсах промышленных компаний. Сейчас большинство предприятий внедряет системы нижнего уровня, где есть информация о текущей загрузке производства. А также системы планирования, позволяющие определить какой свободный ресурс есть у предприятия. Следующим шагом может быть создание площадки, на которой бы эти ресурсы выставлялись и продавались. Технически это нам вполне по силам – у нас есть сильная команда разработчиков, принимавших участие в создании навигационной системы

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

57


цифровое зеркало

58

управления производством «Навиман» и программно-аппаратного комплекса «Аммолит». На данный момент разработан концепт этой платформы, мы призываем наших коллег и партнеров поделиться своими идеями и конкретными предложениями по ее развитию. Основная идея, повторюсь, – это сервис заказов. С его помощью мы сможем, например, получив сложный, масштабный заказ, распределять работу над ним между несколькими нашими партнерами, зарегистрированными на платформе, исходя из наличия у них необходимых ресурсов в виде подходящего оборудования или нужных компетенций. Мы также планируем ввести электронный документооборот между зарегистрированными участниками платформы. Это позволит сократить время принятия решений и заключения контрактов, чтобы максимально быстро перейти к непосредственной работе над ними. К тому же потенциальный заказчик будет иметь возможность в случае необходимости запросить и оперативно получить дополнительную информацию о ресурсах участников кооперационных цепочек. Думается, размещение информации о своих ресурсах на нашей платформе может быть интересно, в том числе компаниям ОПК, где сейчас реализуются процессы диверсификации. Это облегчит им доступ к участию в создании на кооперационных началах продукции гражданского назначения. А

также позволит дополнительно загрузить оборудование, например, за счет организации второй рабочей смены, занятой в производстве гражданской продукции. Еще одно важное преимущество можно будет получить, организовав с помощью платформы совместную закупку материалов. Если в регионах местные производители будут объединять свои заказы и закупать материалы в больших объемах, их цена будет более лояльной, что благоприятно скажется и на стоимости продукции этих компаний. Платформу также можно будет использовать как своего рода комис-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

сионную площадку, где предприятия смогут выставить на продажу оборудование, которое для них устарело либо стало ненужным. А еще – организовывать с ее помощью обучение персонала. Здесь уже упоминалось о том, что у нашей компании есть центр обучения персонала. Таким образом, мы можем обучать работников других предприятий, сертифицировать их. А надо сказать, что наличие у соискателя работы нашего сертификата – само по себе отличная рекомендация для работодателя. Подобные площадки сейчас создал Яндекс, где ведутся полугодовые курсы обучения. По их окончанию слушатели получают сертификаты и затем могут работать либо в Яндексе, либо устроиться в другие компании, сдав дополнительные экзамены. Функции проектного брокера, совместная реализация крупных проектов, поиск инвесторов под задачи и проекты, анализ рынка, НИОКР, инжиниринговая поддержка – вот далеко неполный перечень возможностей, которыми может обеспечить площадкаагрегатор своих участников. Пока что, повторюсь, это только концепт. Но с учётом того, что загрузка оборудования в российском машиностроении сейчас составляет в среднем 25%, думается, у этой идеи есть огромный потенциал и перспективы реализации.


сделано в россии

Понятный интерфейс – первый шаг к единому техническому языку Беседовал Павел Кириллов

Промышленный софт, интеллектуальные системы мониторинга станков и координатно-измерительные машины – на этой триаде сегодня зиждется эффективность работы оборудования современных производств. Для ускорения разработок и производства прорывных продуктов мировые лидеры весьма успешно используют сквозные технологии производства. Их основным элементом являются современные координатноизмерительные машины (КИМ) с возможностью объединения технических средств на основе глобальной метрологической поддержки. Отечественные предприятия, выполняющие оборонный заказ, и не только оборонный, сегодня имеют возможность, используя отечественную технику, ускорить производство важных изделий, причём, сократив затраты. Шестиосевые координатно-измерительные машины ООО «Лапик» зарекомендовали себя во всем мире с точки зрения конструкционных особенностей, широкого диапазона измерений сверхточных изделий, использования лазерных лучей вместо традиционных направляющих. Немаловажно, что КИМ ООО «Лапик» оснащены собственным метрологическим софтом, который интегрируется с PLM-системами современных производств, в свою очередь, отвечающих за управление жизненным циклом изделий. Этот метрологический софт загружает CAD-модели изделий и считывает из них PMI-данные о допусках, базовых поверхностях, материале. Основатель и главный конструктор предприятия ООО «Лапик» Александр Лаптев поделился в интервью «Умнпро» своим мнением о современном отношении российских предприятий к метрологии, а также рассказал о новом интерфейсе производимых КИМ. Умное производство • №2 (46) • Август 2019

59


Сделано в России – Перспективы российской экономики промышленники — практики связывают с развитием перерабатывающих производств и созданием добавленной стоимости внутри страны. Например, локализация сборочных производств бытовой техники или автомобилей мировых брендов. Как вы оцениваете будущее России в качестве производственного посредника, включившегося в цепочку добавленной стоимости глобальных промышленных игроков? – Добавленная стоимость – прекрасная вещь, которую следует обязательно употребить во благо страны. А вообще надо всегда стремиться к полноценному производству и к созданию востребованного продукта не только для России, но и для всего мира. – К вашему тезису о том, что России следует не просто догонять, а обгонять развитые страны, опираясь на прикладную науку: нужно ли нам так рьяно стремиться к импортозамещению каждого винтика? – Если покупной винтик делают плохо, делай его сам. Главное, чтобы руководитель предприятия не забывал цену этого винтика в масштабах страны. Если в Россию завозится промышленное оборудование или комплектующие по взаимовыгодному международному соглашению, то зачем ломать этот механизм? Чем, по сути, занимаются крупные российские производители оборудования? Они складывают свои станки из импортных винтиков. – Вернемся к проблемам вашего метрологического сегмента. Расскажите о том, с какими трудностями сталкивается ваша компания в последнее время.

60

– По-прежнему лично мне очень тяжело заниматься организацией продаж. Иногда товар плохо продаётся не от того, что он некачественный или невостребованный, бывает, что продвижение продукта на различные рынки кем-то блокируется. Тем не менее, я не унываю и верю, что через некоторое время ситуация изменится в лучшую сторону – останутся наработки прошлого, появятся но-

Александр Лаптев, главный конструктор ООО «Лапик»

вые технологии. Константин Циолковский в своё время ходил в штопаных валенках. Сегодня и мы на него очень похожи. Сегодня в РФ используют в основном импортные КИМ, не достаточно оснащённые программным продуктом для интеграции в технологии РФ. ООО «Лапик» производит шестиосевые КИМ, являющиеся технологическим прорывом России, что признано в США, Германии, Англии и подтверждается ВНИИМС (по запросу Минпромторга России). Собственное программное обеспечение защищено от вмешательства извне и хорошо совместимо с российскими технологиями. И те предприятия, которые используют наши КИМ, уже убедились в их преимуществах. – Пути повышения эффективности производств – основная тема многих промышленных форумов. Как вы счи-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

таете, можно ли отнести метрологию к фундаментальным факторам, влияющим на конкурентоспособность и эффективность предприятий? – Говоря о метрологии как о главном факторе, влияющем на эффективность производственных процессов, надо понимать, что этот инструмент предприятию не просто нужен, а жизненно необходим. До тех пор, пока люди, имеющие вес в распределении денег, не осознают этого, положительной динамики в развитии крупных предприятий ждать не стоит. Обладая полной метрологией, вы фактически становитесь законодателем мод в перспективных технологиях, в ваших руках ключи, открывающие двери к новым показателям эффективности. А ведь что такое новые технологии? В первую очередь, это инструменты и приемы,


Сделано в России

позволяющие быстро, недорого и с высокой точностью создавать необходимые для нас изделия. Чтобы станок работал без брака, измерительная система должна быть на порядок выше обрабатывающей. – Александр Григорьевич, расскажите о последних изменениях в КИМ от ООО «Лапик». Насколько известно, «железная» составляющая никак не поменялась, зато улучшились программные характеристики машины, ее интерфейс и возможности по обмену цифровыми данными с другим оборудованием. – Сегодня приоритетная задача – создание единой цепочки развития производства, без софта и компьютерных технологий это сделать невозможно. Новая версия ПО с более удобным интерфейсом стала гораздо понятнее

для оператора. Работа на любой КИМ (вне зависимости от производителя) требует от специалиста квалификации и серьезного понимания производственных задач. Пользовательский интерфейс существенно переработан, машины стало проще осваивать, создавать измерительные программы. В ПО заложены все типовые операции, и оператору понятна их последовательность. Мы используем довольно популярную технологию PMI, позволяющую конструктору во время создания трёхмерной модели заложить туда информацию о допусках, точном местонахождении детали на складе. Теперь наши КИМ считывают измерительную информацию практически самостоятельно без участия оператора, тем самым резко снижается порог квалификации специалиста. В софте КИМ от компании «Лапик» присут-

ствуют элементы технологий CALS – всеобъемлющая информационная поддержка процессов производства, если не на всех стадиях ЖЦИ, то, по крайней мере, на начальных. В рамках нашего софта можно внести в архив детали той или иной номенклатуры, заранее подготовить измерительные программы, фото, -видеопояснения для оператора, текстовую информацию и т.д. Все эти усовершенствования КИМ служат реализации одной большой цели – созданию нового технического языка машиностроения. Компьютерный метрологический комплекс КМК, КИМ – важные звенья в формировании этой доктрины. На каждые 10-15 металлообрабатывающих станков должна приходиться как минимум одна измерительная машина. Только тогда задача по измерениям будет полностью выполнена.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

61


Сделано в России

«СтанкоМашКомплекс»: станочная классика и модерн В этом году отмечает свое 20-летие АО «СтанкоМашКомплекс» (Тверской станкостроительный завод). Подготовила Галина Таранова

ТС1625Ф3

Начинали заводчане в 1999 году с ремонта и модернизации станков для предприятий ОПК, а также поставок оборудования производства России, Тайваня, Германии и Чехии. Сегодняшний «СтанкоМашКомплекс» — это один из ведущих российских производителей токарных и фрезерных станков, предприятие с репутацией надежного поставщика, гарантирующего высокое качество продукции и ее сервисной поддержки. Токарные станки с ЧПУ и фрезерные обрабатывающие центры от «СтанкоМашКомплекса» пользуются устойчивым спросом на российском рынке.

62

В текущем году заводчане поставили перед собой задачу произвести более четырехсот единиц оборудования. Мощности тверского производства уже сейчас позволяют изготавливать до тридцати станков различной группы ежемесячно (при работе в одну смену). На сегодняшний день АО «СтанкоМашКомплекс» способен реализовать комплексные проекты разной степени сложности по оснащению и модернизации производства от чертежа детали до запуска производственного процесса. Здесь выполняют следующие задачи: — Изготовление металлорежущих станков с ЧПУ и обрабатывающих центров. С учетом запросов заказчиков предлагается широкий спектр опционального оснащения; — Ремонт и модернизация фрезерных, расточных станков — установка

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

современных систем ЧПУ и сервоприводов. Проводится индивидуальная проработка под потребности заказчика — монтаж электрошкафа, расширение технологических возможностей, восстановление технологической точности; — Пусконаладочные работы в любом регионе страны — запуск станков, регулирование настроек, обучение технологического персонала правильной работе с оборудованием; — Проработка технологии изготовления детали заказчика по чертежу. Уже много лет предприятие является постоянным участником выставки «Металлообработка». В этом году оно представило вниманию посетителей четыре станка собственного производства. Токарный станок с ЧПУ ТС1625Ф3 — самый востребованный в линейке производимых АО «СтанкоМашКомплекс» токарных станков. Его можно


Сделано в России

ТС1720Ф4

смело назвать классикой, проверенной временем. Опираясь на многолетний опыт модернизации станков с ЧПУ, на заводе разработали ТС1625Ф3 с учетом большинства особенностей эксплуатации российским потребителем. Длительный этап крупноузловой сборки и опыт нескольких поколений компоновок станин позволили запустить в производство мощный и практичный станок. У станка предусмотрена наклонная станина. Модель ТС1720Ф4 представляет передовую линейку токарных обрабатывающих центров. Высокоскоростной станок, предназначенный для комплексной токарной и фрезерной обработки деталей сложной формы за одну установку, с широким диапазоном возможностей является универсальным инструментом для серийного производства с высокими показателями точности и производительности. Благодаря широкому спектру опций (в том числе барфидеру и барпулеру) ТС1720Ф4 делает возможным максимально автоматизированное производство с минимальным участием человека.

ФП80МФ3

Ярким представителем фрезерной группы является вертикальный обрабатывающий центр с ЧПУ ФС65МФ3 — современный высокоточный станок, предназначенный для многоинструментальной фрезерной обработки сложных криволинейных поверхностей, пресс-форм, штампов и пр. Несмотря на компактный корпус, он позволяет комбинировать в одном рабочем цикле операции фрезерования, сверления, растачивания, а также резьбонарезания. Сочетание высокой скорости перемещений, точности позиционирования, общей надежности и возможности установки накладного поворотного стола (организации 4-ой контролируемой ЧПУ оси) делает ФС65Ф3 отличным, практически универсальным фрезерным центром для промышленного серийного производства. И наконец, последняя разработка — мультифункциональный центр МФЦ650, предназначенный для полноценной пятиосевой обработки. С его помощью осуществляют черновую, получистовую и чистовую обработку

МФЦ650

плоских и фасонных поверхностей заготовок. Благодаря системе ЧПУ, сервоприводам и автоматической системе смены инструмента возможна обработка деталей сложной криволинейной формы (диск, плита, рычаг, корпусная деталь, пресс-форма, штамп, матрица и др.) из обычных и высокопрочных сталей, чугуна, цветных металлов и легких сплавов. На станке можно осуществлять фрезерование по пяти координатам (одновременная интерполяция всех пяти осей), сверление, зенкерование, развертывание, растачивание отверстий, а также нарезание резьбы. Пять контролируемых осей поворотного стола значительно расширяют диапазон технологических возможностей центра. Возможностей станка повышенной жесткости ФП80 хватает не всем клиентам предприятия. В перспективе «СтанкоМашКомплекс» планирует изготовление портальных станков фрезерной группы со столом до 4200Х4400. На «Металлообработке» был представлен макет станка из будущей линейки ФП.

ФС65МФ4

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

63


Мнение

Александр Москвитин: «Сотрудничество внутри страны — единственный способ развивать внутренний рынок» Беседовал Павел Кириллов

В беседе с основателем и генеральным директором ООО «СКИФ-М» Александром Москвитиным мы обсудили российский рынок металлорежущего инструмента, сравнили форум «Металлообработка» с аналогичными иностранными выставками, а также оценили перспективы авиастроения как ключевой отрасли, вокруг которой может быть сформирована новая кровеносная система российской промышленности. 64 Умное производство • №2 (46) • Август 2019


Мнение Лоббирование — не панацея — Александр Александрович, как вы оцениваете сегодняшнее состояние российского рынка металлорежущего инструмента? Стал ли он более комфортным для отечественных производителей? — Сложный вопрос. Постановление правительства РФ от 7 марта 2019 года № 239 «Об установлении запрета на допуск отдельных видов товаров станкоинструментальной промышленности, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для нужд обороны страны и безопасности государства» ужесточает для промышленников условия закупок импорта, в том числе инструмента. Но пока 100% попадания нет, все равно предприятия ОПК находят обходные пути для приобретения иностранного инструмента. Наша отрасль нуждается в дополнительной законотворческой работе по согласованию различных запретительных постановлений с Федеральным законом от 19.07.2011 №223ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», который, по сути, не противоречит свободной торговле в России, и с Федеральным законом от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». — Иными словами, постановление № 239 не работает? По крайней мере, в плане лоббирования российских производителей инструмента на внутреннем рынке. — Любой коммерческий механизм обладает высокой живучестью. Многие компании и конкретные руководители привыкли к традиционным схемам работы, сформированным годами. И одним росчерком пера, даже если это новый закон, ситуацию не изменить, это процесс длительный. Вот в отношении закупок промышленного оборудования механизм уже весьма успешно работает. Оборонное предприятие, планирующее приобрести импортный станок, обращается в Мин-

промторг РФ в профильную комиссию, которая должна подтвердить, что выбранное им оборудование относится к промышленной продукции станкоинструментальной отрасли, не имеющей аналогов, произведенных в РФ. Значительное количество запросов в комиссию связано именно с металлообрабатывающим оборудованием, а не с инструментом. Есть еще одна законодательная коллизия, при которой, выполняя Постановление № 239, можно нарушить ФЗ № 223. Госпредприятия ведь совсем не против того, чтобы приобретать качественные российские фрезы, но, согласно закону, нельзя не допустить к участию в тендерах на эти закупки откликнувшихся на публикации о них иностранных дистрибьюторов или производителей. В настоящее время в техническом задании на закупку указываются основные технические параметры закупаемого инструмента, и любая компания, указывающая, что она поставит инструмент согласно этим параметрам, имеющая цены ниже российского производителя, чей инструмент объявлен на торги, даже без подтверждения качества, по правилам выигрывает. С марта 2019 года Минпромторг РФ и ассоциация «Станкоинструмент» работают над усовершенствованием механизмов взаимодействия между производителями и потребителями на внутреннем рынке. С одной стороны, мы видим во всём этом защиту интересов государства, лоббирование отечественных производителей, с другой — нельзя допустить, чтобы под разговоры об импортозамещении преимущество на рынке получили откровенно слабые компании, продукция которых заведомо не способна конкурировать с зарубежными аналогами. Протекционистскую политику надо вести умело, чтобы не строить преграды лучшим из лучших и не оказывать медвежью услугу самим себе. Безусловно, существуют технологии и промышленные продукты, напрямую связанные с обеспечением национальной безопасности. В то же время те же санкции, которые подаются в основном под «политическим соусом», в действительности имеют явную экономическую

подоплеку: американцы и европейцы заинтересованы в первую очередь в продвижении своих брендов, своих коммерческих продуктов. — А на деятельности «СКИФ-М» санкции каким-то образом сказываются? У вас ведь есть как клиенты, так и поставщики из числа западных компаний. — Санкции не распространяются на «СКИФ-М», мы, частная компания, производящая металлорежущий инструмент для всех отраслей промышленности. Безусловно, мы продолжаем деловые отношения с нашими зарубежными партнерами. — На ситуацию на внешних рынках влияет не только политика, но и эмоциональные аспекты, стереотипы восприятия. Согласитесь, упоминания, к примеру о немецких и о китайских товарах вызывают совсем разные ассоциации. А вы когданибудь сталкивались с негативом, возникшим на почве национального имиджа? — Когда кто-то, будь то страны, конкретные компании или люди, начинает агрессивно продвигать, насаждать что-либо, то в профессиональном сообществе может назреть ответная реакция отторжения. Перестроить российскую промышленность, ее менталитет — это почти как перейти в другую религию или заговорить на другом языке. Нельзя насильно заставить любить или дружить. Например, мы свои маркетинговые действия никогда не сопровождаем упоминаниями о какихлибо ограничительных нормативных актах — мол, покупайте наше, не связывайтесь с импортом, организационных хлопот не оберетесь. Мы говорим: «Да, есть хороший импортный инструмент, но наша компания делает ничуть не хуже». И у нас есть преимущество, ведь мы живем на одной территории и говорим на одном языке. В какой-то степени мы пытаемся донести следующий посыл: давайте дадим работу соотечественникам, живущим на земле наших предков, ведь не дав им шанс,

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

65


Мнение производя по 4,5 млн. пластин в год. Для сравнения: 10 китайских компаний делают по 50 млн. режущих пластин, и все это, как они утверждают, предназначено для местного рынка. Конечно, такие заявления можно считать обычным маркетинговым ходом. Но у них реально огромные производственные площади. Качество выпускаемой продукции — отдельный вопрос. Могу лишь добавить, что мы пробовали использовать у себя китайское сырье (стержни, порошки), и оно нам не подошло. Идея дороже шпинделя — Кстати, о сырье для инструмента. Есть ли в России производители качественного сырья? мы так ничего никогда и не получим от отечественного производителя. Количество, согласно известному закону, всегда перерастает в качество, поэтому сотрудничество внутри страны — единственный способ развивать внутренний рынок и в перспективе продвигать российский инструмент и станки во всём мире. Лоббирование со стороны государства ускорит процессы, но не решит всех проблем, это смогут сделать только сами производители. — Согласитесь, многие проблемы российских производителей оборудования и инструмента связаны еще и с тем, что внутренний рынок до сих пор слишком мал. Учитывая масштаб страны, на той же выставке «Металлообработка», по-хорошему, должно быть представлено не 2000 местных компаний, а, условно говоря, минимум в два раза больше.

66

— По поводу «Металлообработки» не соглашусь. Я бывал на профильных выставках в Пекине и в Чикаго. На той же ганноверской выставке EMO участвует порядка 2000 производителей. «Металлообработка» как минимум входит в пятерку сильнейших машиностроительных форумов мира и по количеству и по качеству экспонентов. Многие европейские компании и вовсе считают «Метал-

лообработку» подиумом или ареной, где они соревнуются друг с другом. Рынок рынком, но, поучаствовав в московской выставке, иностранцы гордятся этим, словно они взошли на Эверест или выиграли Олимпиаду. — Если рассматривать иностранных производителей, пытающихся как можно громче заявить о себе в России, то, кроме национальных чемпионов, таких как TRUMPF или Sandvik Coromant, здесь представлены и другие весовые категории. Например, китайские компании, берущие скорее дешевизной, чем качеством своих продуктов, — и они тоже участвуют в «Металлообработке». В Европе такое возможно? — На выставку EMO дистрибьютеру никак не попасть, экспонироваться могут только производители и разработчики. Что касается Китая, то в этой стране есть достаточно крупные производители инструмента. Поездив по Китаю, я поразился тому количеству заводов, тем объёмам производства, тому классу оборудования, на котором они делают инструмент. До сих пор в голове не укладывается, как они добиваются столь низкой себестоимости, работая на дорогих швейцарских и немецких станках, в новых цехах. В лучшие времена «Московский комбинат твердых сплавов» занимал первое место в СССР,

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

— Среди производителей заготовок для монолитных фрез есть по крайней мере две компании, создающие продукцию приемлемого качества. Это «ВИРИАЛ» и «Кировградский завод твёрдых сплавов». За последние годы «КЗТС» существенно вырос в производстве не только сырья, но и самого инструмента. Ситуация с санкциями во многом подхлестнула российских производителей к развитию. Стержни «КЗТС» годны для производства нашего инструмента, но и от импорта мы пока не отказываемся, для определенных задач «СКИФ-М» продолжает использовать зарубежное сырье. В отличие от Китая ценообразование российских компаний схоже с европейским. Здесь хорошее качество не сопровождается феноменально низкой стоимостью. А откуда взяться низкой цене? Оборудование импортное — те же швейцарские и немецкие станки, да и электроэнергия в нашей стране отнюдь не дешевая. Качественные СОЖ, запчасти и т.д. — это тоже немалые расходы. Сэкономить можно на зарплате, что нежелательно для компаний, развивающих кадровый потенциал, а также на стоимости содержания зданий и сооружений. Большинство российских производств до сих пор размещено в старых корпусах, поэтому их цены чуть ниже европейских или американских, но разница незначительная — лишь 10-15%.


Мнение — Это мы говорили о монолитном инструменте, теперь перейдём к сборному. Насколько известно, у «СКИФ-М» есть собственная линия по производству твердосплавных режущих пластин. Где вы приобретаете порошковые смеси? — Мы покупаем смеси в Европе, а у себя на заводе прессуем их и спекаем. На рынке есть и российские порошки. Вообще с режущими пластинами и особенно с металлическими порошками на рынке сложилась очень необычная ситуация. Любая смесь — это ноу-хау конкретной компании. Если ее купят, допустим, у меня, то такая же смесь появится у конкурента. В мире очень мало производителей только смеси. Обычно те, кто производит пластины, делают и смеси, в основном для себя, реже — на продажу. — В предыдущих интервью вы в целом положительно отзывались о возможностях российских станков. Не планируете ли в ближайшей перспективе приобретать для своего производства отечественное оборудование? — На данный момент у нас нет необходимости приобретать оборудование, все наши станки достаточно новые. Что касается оценки возможностей российских станков: отечественный машиностроительный сектор оживает, и я не поддерживаю пессимистические настроения скептиков. Анализируя структуру наших продаж, могу отметить, что более 50% — прямые заказчики. Всё больше и больше становится предприятий, осуществивших модернизацию производства и работающих преимущественно на современном оборудовании. Лидеры в этом плане — в основном оборонные предприятия и производители микроэлектроники, а также производители, тесно аффилированные с государством. Конечно, мы знаем, что не все станки, позиционированные на рынке как российские, на самом деле таковыми являются и что некоторых российских станкостроителей назы-

вают «шильдикостроителями». Но и здесь есть свои положительные стороны. Для начала они научатся продавать и получат определенный опыт на рынке, потом придёт понимание того, что какие-то компоненты можно произвести самостоятельно. Так, шаг за шагом, можно вырасти в серьезного игрока. Производство станка сопровождается колоссальными затратами. Даже некоторые мировые производители не делают ШВП, шпиндели и электродвигатели. В далёком 1978 году я впервые попал на международную выставку и наблюдал такую картину: вокруг стенда итальянской компании, презентовавшей своё оборудование, собралось много людей. Один дотошный инженер заваливал представителей компании вопросами: «а это вы сделали сами, а это, а это»? В итоге выяснилось, что даже шильдик на станке был сделан на стороне. А что же тогда является собственным достижением, может ли та итальянская компания считать станок своим? Конечно же, может, ведь ее собственный вклад — это идея, а она стоит дороже шпинделя, приводов, стойки ЧПУ и, конечно, шильдика. Посмотрите на нынешний «КЭМЗ» — это концентратор высоких технологий, вокруг завода сформировался большой пул из субконтрактинговых компаний. Они вынянчивают свой станок, словно ребенка: проработав технологическую

часть, начинают экспериментировать с дизайном, подбирая оптимальную «одежку». Авиастроение поднимет экономику на крыло — Большая часть продукции «СКИФ-М» предназначена для авиапроизводителей. Вашу компанию можно считать частью не только отечественного, но и мирового авиастроения. В связи с этим не могу не затронуть очень болезненную тему, касающуюся самолёта SSJ-100. Майская трагедия спровоцировала новую волну критики по отношению к российскому лайнеру. Самолёту Superjet и ОАК припомнили малоресурные двигатели, неразвитый послепродажный сервис, дефицит запчастей, конструкционные недостатки. Некоторые авиакомпании и вовсе отказывались от покупки SSJ-100, расторгнув подписанные контракты. — На «Металлообработке» на нашем стенде был изображён SSJ-100. Меня даже спрашивали, а не позорю ли я этим свой стенд. Такая шумиха вокруг российского лайнера во многом подогревается пиартехнологиями и действиями конкурентов. На самом деле, случается, падают самолеты всех производителей, все переживают или переживали болезни роста. У самолётов Airbus

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

67


Мнение

68

и Embraer не меньше проблем. Чем больше продаётся самолётов, тем лучше послепродажное обслуживание, пока продажи SSJ-100 не достигли тех объёмов, чтобы гарантировать оптимальный сервис. Я продолжу летать на самолётах Superjet. Трагедии в Шереметьево и в Индонезии — во многом из ряда вон выходящие случаи. Давайте вспомним, как в критических ситуациях лётчики из разных стран сажали самолёты на воду или на автомобильную дорогу. Не каждый пилот в состоянии повторить такое. Безусловно, нам необходимо растить настоящих асов. Думаю, что главный урок, который требуется извлечь после этих аварий, — именно в том, что необходимо усилить систему подготовки пилотов гражданской авиации, а также усовершенствовать технические параметры авиалайнеров. Теперь что касается потенциала нашего авиастроения в целом. Россия — так уж исторически сложилось — всегда была сильна тогда, когда ее объединяли глобальные прорывные идеи. Мы — страна великих строек и масштабных национальных проектов. Для России нужен реальный экономи-

ческий драйвер, и им вполне может стать авиастроение, в котором мы всегда были сильны, и которое у нас сейчас вновь набирает мощь после провала 1990-ых. В такой проект может быть вовлечена практически вся высокотехнологичная промышленность, целая кровеносная система экономики из мехобработчиков, станкостроителей, инструментальщиков, металлургов, производителей микроэлектроники, приборостроения, композитных материалов. За одним авиационным заводом стоят тысячи предприятий разных отраслей, обеспечивающих сотни тысяч людей работой, возможностью приложения их творческих способностей. Хорошо, что есть Superjet, есть проект гражданской версии «ТУ-160», многочисленные модели военных истребителей. Западные компании уже насторожились относительно выхода на рынок «МС-21» и пытаются затормозить процесс любыми способами. Серийное производство «МС-21» тормозится, в том числе из-за санкционных запретов на поставку в Россию японских и американских комплектующих и получения необходимых сертификатов на отечественные материалы, в том

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

числе для композитного крыла. Весь мир знает, что русские умеют делать отличные самолёты, каких-то 30 лет назад мы производили их в огромных количествах. Нынешняя ситуация дефицита импортных комплектующих заставляет нас развиваться и создавать им альтернативы. Через год крылья из российского композита для «МС-21» начнут делать в России, а через два года, уверен, материал станет лучшим в мире.


Мнение

Игорь Мещерин: новая индустрия требует новых подходов Подготовила Галина Таранова

Игорь Викторович Мещерин, президент Национальной палаты инженеров (НПИ)

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

69


Мнение Как влияют процессы цифровизации промышленности на инженерную и инжиниринговую деятельность? По каким направлениям необходимо совершенствование законодательной базы в этой сфере? Почему инновационной отечественной компании порой бывает проще получить заказ за рубежом, чем на внутреннем рынке? Мнением по этим и другим вопросам с «Умнпро» делится президент Национальной палаты инженеров (НПИ) Игорь Мещерин.

70

О продвижении российских компаний на рынках — НПИ реализует ряд проектов в формате В2В. Один из них направлен на продвижение наших производителей на зарубежных рынках. Почему именно на зарубежных? Думается, каждый из тех, кто, что называется, в теме, может легко перечислить целый ряд сильных российских компаний, производящих конкурентоспособный продукт, которые могли бы ощутимо нарастить объемы его производства, однако этот процесс тормозит очень ограниченный объем заказов на внутреннем рынке. Проблема здесь — небольшой объем внутреннего рынка, и неразвитость рынка инжиниринговых услуг. А также структура спроса — у нас в основном превалируют государственные заказы. При этом наши крупные госкорпорации до сих пор существуют практически вне рынка с его конкуренцией и другими механизмами, у них — преимущественно полный цикл производства, масса всякого рода барьеров для потенциальных аутсорсеров. И в том числе поэтому мы и предлагаем многим нашим компаниям — членам палаты помощь в поиске партнеров на зарубежных рынках. За годы деятельности НПИ наработала и объем информации о специфике и запросах внешних рынков, и необходимые деловые контакты с коллегами в ряде стран. А в прошлом году мы вступили в Ассоциацию Палат инженеров государств Евросоюза. В Национальной палате инженеров наши зарубежные партнеры из стран, где уже многие десятилетия действуют развитые системы соответствующих агентств, организующих международные партнерские связи, видят аналог знакомого им института с соответствующим функционалом. Мы помогаем отечественным компаниям найти заказчиков в Европе, а также в

Латинской Америке, Индии, Южной Корее, Вьетнаме, в странах Ближнего Востока и т.д. То есть, там, где есть благоприятные возможности для такого партнерства, где государство предлагает промышленникам институты развития и поддержки. И ряд успешных небольших компаний, в том числе резиденты Сколково, которые здесь не смогли найти заказчиков, там успешно реализуют свои высокотехнологичные продукты. Все это подтверждает наш вывод об актуальности задействования огромного ресурса — создания системы регулирования инженерной деятельности на принципах, принятых и доказавших свою эффективность во всем мире. И тогда мы получим возможность создавать условия для работы на рынке наиболее компетентным, энергичным, продвинутым, конкурентоспособным компаниям. А наши избыточные инжиниринговые мощности, прежде всего созданные частной инициативой, можно будет активнее продвигать на зарубежных рынках, что позволит нашим предприятиям и заработать деньги, и наработать уникальный опыт, и развиться как бренд. В кооперации с нашими зарубежными партнерами мы также пытаемся решать вопросы внедрения BIMтехнологий в нашем строительном секторе. К слову, после начала этой совместной работы у нас сложилось впечатление, что в плане использования BIM-технологий мы вовсе не позади планеты всей, а напротив, в чем-то даже более продвинулись, чем наши партнеры. Однако для понастоящему широкого их внедрения требуется внесение изменений в законодательство, поскольку в рамках действующих законов часто невозможно осуществлять цифровизацию в строительной сфере.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

О цифровизации промышленности — Теперь к вопросу о том, насколько актуальна сегодня для наших промышленных компаний цифровизация бизнес-процессов. При изучении ситуации на многих отечественных производствах складывается впечатление, что осуществляемая в последние годы их модернизация не позволяет достичь того эффекта, который мы видим во всем мире. Проблема здесь не в оборудовании, а в том, что наши предприятия значительно устарели в плане организации бизнес-моделей. Российские крупные холдинги обладают огромными производственными мощностями, на их складах пылятся целые станочные парки оборудования, закупленного и не установленного в предыдущие годы. А конкурентоспособность продукции этих компаний так и не повышается. Сейчас выгоднее строить новые предприятия на территориях, где земля дешевле, и проще обеспечить логистику. Эти гринфилды способствовали бы и решению демографической проблемы российских регионов, и развитию транспортнологистической сети. В целом это был бы серьезный стимул для решения задачи пространственного развития в стране, о котором сейчас так много говорят с высоких трибун. Однако создание новых предприятий и глобальная модернизация действующих в ее сегодняшнем понимании требуют новых принципов и подходов, которые, в свою очередь, до сих пор практически не сформулированы. При этом все вроде бы понимают, что для достижения эффективности современного предприятия во главу угла теперь должно ставиться быстрое и гибкое использования ключевых цифровых управленческих систем и технологий. НПИ вносит свой вклад в процессы цифровой трансформации российских компаний. Нами разработана концепция создания цифрового макета предприятия. Цифровой 3Dмакет предприятия предназначен для формирования визуальной и графической документации по всем его объектам. Его можно использовать как при


Мнение проектировании новых производств, так и при модернизации или реорганизации действующих. Макет включает в себя цифровой 3D-«генплан» предприятия, 3D-образ технологической планировки по расстановке основного оборудования по состоянию «как есть» и «по проекту», 3D-макеты единиц оборудования. Этот наш продукт задуман в том числе как база для создания в последующем цифрового двойника предприятия. Сейчас в промышленных кругах, в том числе официальных институтах поддержки производства, к сожалению, довольно распространено мнение о том, что инженер как профессия якобы деградирует, что его функция утрачивает значимость. Мол, поскольку сейчас в бизнес-процессы промышленных компаний активно внедряются цифровые подходы, меняется сама парадигма проектирования. Но при этом даже сторонники этой точки зрения признают, что значение проектирования в целом возрастает. А парадигма, если разобраться, в принципе не меняется: ведь мы создаем информационную модель объекта до начала реализации проекта его производства. Как ее создавать — это вопрос инструментария. Если во времена строительства пирамид в Египте использовался только эвристический подход, то сейчас мы постепенно переходим к преобладанию математического подхода. Вся история нашей сферы движется от эвристики к математике. Но при этом еще вопрос, настанет ли эра полной математизации. Я не думаю, что это так, вероятнее, в каждом конкретном случае будет использоваться своя модель проектирования. Я обычно в дискуссиях на эти темы задаю для примера следующие вопросы: кто лучше напишет палочкой по глине? Тот, кто лучше умеет писать. А ручкой на бумаге? Опять же, тот, кто лучше умеет писать. А вот если взять компьютер, кто лучше напишет? Тот, кто лучше умеет думать, кто лучше владеет техникой. Аналогично и с цифровизацией. Приведу еще пример с шахматами. Теперь человек уже не обыгрывает

компьютер. Потому что шахматы — игра, имеющая конечное количество вариантов, и машина каждый из них уже просчитывает. И это говорит лишь о том, что в операциях, где есть конечное количество вариантов, компьютер сможет заменить человека. Но наша жизнь — много сложнее, чем шахматы, ее количество вариантов бесконечно. И, соответственно, в случаях, когда количество вариантов бесконечно, компьютер сможет лишь дополнять человека, его мыслительные усилия своими искусственными вычислительными возможностями. И кто будет выигрывать? А тот, кто будет обладать умением среди бесчисленного количества вариантов правильно выбрать нужный. И, кстати, именно человек может вывести шахматы на новый уровень, введя в них новую фигуру. Например, Дракона, который всегда появляется неожиданно и при этом обладает мощной поражающей силой. И тут же появляются новые творческие возможности в игре, сразу повысится ее вариативность, и человек снова будет выигрывать у машин. О дорожной карте развития инжиниринга Национальная палата инженеров, объединяющая профессионаловинженеров из различных отраслей промышленности, а также строительной сферы, активно использует все возможности участия в нормотворчестве в сфере инженерной и инжиниринговой деятельности, технологического проектирования. Члены палаты участвуют в рабочих группах по внедрению информационного моделирования в строительстве (BIMтехнологий), Также в ряде экспертных советов при правительстве РФ и профильных министерствах, при комитетах Государственной думы. С их участием разработан ряд проектов законодательных актов. По инициативе палаты и усилиями ее членов создан технологический комитет Росстандарта «Технологический инжиниринг и проектирование» — ТК 142, подкомитет «Монтаж технологического оборудования — ТК 400.

Некоторое время назад была закончена работа над дорожной картой развития инжиниринга и промышленного дизайна. В ее рамках появился ряд нормативных новаций в этой сфере. Но часть задач так и не была выполнена. И мы вышли с инициативой воссоздания совета по инжинирингу и промышленному дизайну при Минпромторге России. Этот общественный институт разрабатывает следующую версию дорожной карты — нужно еще многое сделать для того, чтобы убрать административные и законодательные барьеры, выработать новые базовые понятия технологического инжиниринга и проектирования, разработать и обосновать численные методы оценки и расчета их показателей, создать обеспечивающую инфраструктуру для развития этой сферы. Уже на первом этапе реализации мероприятий дорожной карты мы считаем необходимым решить давно назревший вопрос — принять закон об инженерной и инжиниринговой деятельности. Причем, есть идея сделать соответствующий модельный закон для стран СНГ. И СНГ такой подход в целом поддерживает, поскольку в ряде входящих в него стран эти тенденции в инженерной сфере даже более выражены, чем у нас, — например, в Казахстане, Беларуси, Армении, Молдове. Проект этого закона сейчас на рассмотрении в Госдуме. О дополнениях к ГИСП Еще одним важнейшим мероприятием в рамках дорожной карты мы считаем создание модуля «Технологический инжиниринг и проектирование» в составе ГИС Промышленность (ГИСП). Общий вызов для всех отраслей промышленности и строительства – гигантское количество технологической, конструкторской и управленческой информации, а также широчайший спектр вариантов любых решений. Всем этим стало практически невозможно управлять в ручном режиме. Любой проектировщик в машиностроении не может знать, к примеру, все токарные станки мира, все техниче-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

71


Мнение

72

ские решения. Он, как правило, знает самое ходовое на рынке оборудование, типовые, привычные решения, и с ними работает. И когда возникает необходимость сравнить технологические решения и рассмотреть несколько вариантов сценариев их применения, то на анализ и апробацию каждого варианта уходит в среднем год. Для современных темпов промышленного развития это недопустимо долгие сроки. К тому же, получаемый на выходе результат имеет неприемлемо низкую на сегодня достоверность. Перевод в «цифру» повышает скорость подготовки вариантных проработок и их достоверность, возможность просмотреть в перспективе каждый из вариантов. И выбрать оптимально соответствующий задачам бизнеса. В современных условиях на предприятиях нередко стараются избегать вариантной проработки именно по причине того, что она занимает много времени. При этом любая проработка — конструкторская, технологическая и другая — предполагает наличие библиотек, откуда можно получить нужную информацию. И если библиотеки для строительных решений у нас более-менее проработаны, то для технологических решений на промышленных предприятиях с этим дело обстоит гораздо хуже. Особенно в машиностроении. Есть тонны бумажных и гигабайты электронных каталогов, но они совершено не интегрируемые. Наша идея заключается в том, что для проектировщиков необходимо при проработке вариантов иметь свой модуль в ГИСП в составе машиночитаемой базы нормативной документации и библиотеки оборудования — для того, чтобы иметь всегда под рукой актуальную информацию. Машиночитаемая база — это в нашем случае означает применение положений каждого документа. Ведь нормативная база все время развивается, в нее добавляются новые нормы и правила, а какие-то положения отменяются или корректируются. А при наличии базы нормативной документации проектировщики начинают, к примеру, проектировать цех — и перед ними тут же выкладываются необходимые документы, которые не позволят

сделать ошибки хотя бы в стандартных ситуациях, выйти за нормативные параметры. Сейчас у нас вообще нет современных норм технологического проектирования. Если создавать их — то сразу в машиночитаемом формате. Что касается библиотек оборудования, они нужны тоже в цифровом виде: чтобы в них были представлены и 3Dмодели станков и инструмента, и их параметры и показатели, и стоимость и условия их поставки, и т.д. О подготовке инженерных кадров Если продолжать аналогию с шахматами, надо понимать, что для того, чтобы человек вновь стал побеждать машину, необходимо растить сильных шахматистов. И, конечно, специалистов других профилей. У нас в стране есть сильные ВУЗы, где учатся прекрасные студенты. Могу говорить об этом, опираясь на собственный многолетний опыт преподавания на химическом факультете РГУ нефти и газа (НИУ) им. Губкина. У нас высокий проходной балл для абитуриентов, в результате входной отбор проходят действительно лучшие, и мы качественно готовим из них специалистов. Факультет ежегодно выпускает по 80 бакалавров и по 40 магистров. Однако с подготовкой кадров для промышленности в нашей стране есть целый ряд проблем. Одна из них — это последствия коммерциализации высшей школы, фактически превратившей ВУЗы в отчасти коммерческие фирмы, оказывающие образовательные услуги за деньги, и, пусть исподволь, вынуждающей преподавателей относиться снисходительно к студентам«платникам». При этом студент, получивший в любом ВУЗе диплом бакалавра, может затем продолжить обучение в магистратуре практически любого ВУЗа, особенно на платном отделении. У нас есть также огромная проблема с заочным образованием. Я считаю, что первое техническое образование для студента обязательно должно быть очным. Потому что современный инженер-«дистанционник» — это почти то же самое, что хирург-заочник. Сей-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

час предпринимаются попытки — разной степени успешности — внедрения дуального образования. Но здесь надо сказать, что проблема получения качественной производственной практики — всеобщая в мире, а не только у нас. НПИ также выступила с радикальной инициативой: предложила существенно ограничить число бюджетных мест в ВУЗах на гуманитарных специальностях, и перевести средства на их обеспечение на технические направления. Ведь до сих пор лучшие выпускники школ редко идут в технические ВУЗы по причине того, что ребята не видят, что здесь можно получить реальную самореализацию в широком смысле слова. При этом у всех на виду и на слуху примеры процветания даже не самых сильных специалистов в юридической, банковской сферах, получения ими высоких должностей даже в далеких от их специальности областях. В результате на технические специальности идут абитуриенты с более низкими результатами ЕГЭ. Основную же проблему подготовки инженерных кадров я вижу так: рынок перегружен неквалифицированными предложениями, ВУЗы по-прежнему выпускают значительно больше технических специалистов, чем требуется. Точнее, даже не специалистов, а обладателей дипломов, которые на важном этапе становления инженера в послевузовский период по сути предоставлены сами себе — этот период никак не регламентируется, квалификация молодых специалистов не оценивается. При этом у нас нет механизмов, которые в дальнейшем могли бы в этом кадровом массиве отсеивать зерна от плевел. Во всем мире таким механизмом является саморегулирование — но не у нас, с нашими «собственными подходами». Мы — единственная страна в мире, где есть саморегулирование юридических лиц в строительной отрасли и нет саморегулирования в машиностроении. Полагаем, что с принятием закона об инженерной и инжиниринговой деятельности повысится статус и престиж инженерной профессии и деятельности инженеров, и наконец заработают механизмы повышения эффективности инженерной деятельности.


Мнение

Сборка по 3D модели: часы и минуты вместо недель Подготовила Светлана Бакарджиева

Павел Лебедь, генеральный директор «Нью Лайн Инжиниринг»

Разработка компании «Нью Лайн Инжиниринг» позволяет производителям штучных, кастомизированных и мелко- и среднесерийных изделий металлообработки быстро освоить выпуск новой продукции, обеспечить ее высокое качество и при этом уйти от необходимости изготавливать огромное количество стационарной уникальной оснастки и по нескольку раз ее переделывать по мере доработки собираемых изделий. Об этом ноу-хау компании — сборочных стапелях для сборки трубопроводов по цифровым моделям — рассказывает ее генеральный директор Павел Лебедь.

— Машиностроение — это далеко не всегда конвейер, миллионные серии продукции. Значительный его сегмент — это мелкосерийное и среднесерийное производство, где изделия выпускаются не миллионами, а десятками, сотнями или тысячами. К слову, под эту категорию сегодня вполне подпадает российский авиапром и производство авиадвигателей. Сюда же отнесем и нынешний тренд — гибкие переналаживаемые кастомизированные производства Индустрии

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

73


Мнение

Цифровой стапель сборки трубопроводов, изготавливается для ПАО Туполев

74

4.0. На всех этих производствах за последние 30 — 40 лет существенно обновились технологические переделы, произошли революционные изменения технологического уровня. Если 30 лет назад основу производства составляли универсальные станки, то сейчас практически все предприятия используют в основном станки с ЧПУ. На смену гальваническим ваннам, в которые вручную загружались изделия, пришли гальванические линии с автоматическими перегрузчиками, компьютерным контролем и т.д. Современные сварочные автоматы в разы повысили производительность и качество сварочных работ. Роботизированные линии позволяют осуществлять автоматизацию целого ряда переделов. И все эти локальные инновации массово распространяются на все производства. Но есть в машиностроении один передел, который за все это время практически не подвергался какойлибо модернизации. Это последний передел в цепочке производства — сборка узлов и конечных продуктов. Зайдите сейчас на сборочный участок любого завода — и почти наверняка вы увидите там практически то же самое, что в нем было 30 — 40 и даже 60 лет назад. То есть в лучшем случае это будет некое универсальное сборочное приспособление, а чаще — даже не универсальное, а уникальное, сделан-

ное для каждого конкретного изделия обычно силами заводского механического цеха. Эти громоздкие, тяжелые конструкции на каждом предприятии скопились за многие годы в огромных количествах. И все они требуют регулярной поверки. Почему сборку обошли перемены? Проанализировав ситуацию, мы пришли к выводу о том, что до сих пор во всем промышленном мире, включая Россию, отсутствуют устоявшиеся релевантные и массово применяемые технологии, позволяющие получить произвольную геометрию сборки по 3D модели. И по этой причине производителям приходится для каждого конкретного изделия сооружать сборочный стапель, неся все связанные с этим издержки. Если это изделие пошло в серию и его стали изготавливать десятками или сотнями тысяч, то такой сборочный стапель себя вполне оправдает. Но в ряде случаев предприятию требуется изготовить всего одно изделие, причем, с неясными перспективами его дальнейшего производства. Возьмем, к примеру, опытное производство компании, выпускающее авиадвигатели. Заводское КБ спроектировало трубопровод для нового двигателя. Трубопровод — сварной, состоящий из множества деталей — полуштамповок, патрубков, отводов. Его необходимо собрать, при этом нет никаких гарантий, что в дальнейшем этот

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

трубопровод повторится в неизменном виде при доработке этого двигателя. Может быть, по результатам испытаний в него будут внесены изменения, или же он вовсе не пойдет в серию. При этом компания разрабатывает в год два-три новых двигателя, в каждом из которых — несколько сотен трубопроводов. Значит, ей понадобится в год изготовить полторы тысячи весьма дорогостоящих сборочных приспособлений, не зная, потребуются ли они в будущем. И скорее всего, более двух третей из них в итоге не понадобятся. С этой проблемой в первую очередь сталкиваются опытные заводы. Конечно, они хотят уйти от необходимости изготавливать такое количество стационарной уникальной оснастки и по нескольку раз ее переделывать по мере доработки собираемых изделий. Дело это очень затратное, к тому же собственные инструментальные производства предприятий обычно работают над такими заданиями довольно долго. Как на заводах пытаются решить эту проблему? Один из вариантов — взять станочную оснастку, станочное УСП и попытаться с их помощью осуществить сборку необходимой геометрии. Если эта геометрия сложная, как, например, для трубопроводов двигателей, то процесс выглядит так: выставляется кубик из УСП, с помощью измерительной руки определяется его положение в пространстве. При обнаружении его смещения кубик сдвигается, снова фиксируется. Если очередной замер вновь показывает смещение элемента, весь цикл повторяется. И такие перемещения, с целью безупречно выставить одну деталь, могут занять много часов, а то и несколько рабочих смен. Очевидно, что это не лучшее решение. Конечно, оптимальным вариантом в данном случае был бы универсальный стапель для сборки по цифровым моделям. Что собой представляет 3D-модель — трехмерная карта сборки оснастки? Это — детали, которые входят в сборку и их взаимное расположение относительно друг друга в пространстве. И по этой модели надо выставить фиксирующие элементы, в


Мнение которые затем можно было эти детали уже в «железе» расположить так, чтобы они в этом пространстве нужным образом сконфигурировались относительно друг друга, полностью соответствуя виртуальной 3D-модели. Как этого добиться? Нужно иметь возможность сравнивать то, что происходит в физическом мире с идеальной виртуальной трехмерной картой сборки. То есть требуется некая система, которая позволит осуществлять связь между миром цифры и физической реальностью, миром виртуальной модели и реальных заготовок и оснастки в «железе». Однако такого надежного, хорошо работающего посредника, всюду применимого, в мире нет. Именно поэтому технологии сборки не претерпели особых изменений за последние 30 лет. А как же измерительная рука?, — спросят практики. Конечно, этот инструмент позволяет получать обратную связь о том, насколько ваш физический объект соответствует виртуальному пространству. Как это работает, мы уже рассмотрели чуть выше на примере с использованием УСП. Однако у измерительной руки есть существенные недостатки: она работает не постоянно и вам потребуется всякий раз проводить измерение заново. А на это уходит много времени. К тому же рука действует в весьма ограниченном диапазоне пространства. Что предлагает компания «Нью Лайн Инжиниринг»? Нашу разработку — сборочные стапели для сборки трубопроводов по цифровым моделям. Это — оптическая измерительная система, которая в зоне своего действия непрерывно отслеживает расположение элементов, задаваемых ей как базовые точки. Стапель определяет их расположение и координаты в пространстве, так как оснащен откалиброванными камерами с высокой степенью точности — до пяти сотых. Можно сказать, что она работает как система технического зрения и позволяет в режиме онлайн видеть, где находится физический объект — элемент собираемого продукта, и соотносить это с тем, где он должен быть расположен на виртуальной карте сборки. Таким образом, она представляет собой стабильно и надежно дей-

Конфигурация молочных стоек проектируются в виртуальной реальности в специальном программном модуле

ствующую систему-посредника, позволяющую связать два мира — реальный и цифровой. По сути, это система дополненной реальности, где есть физическая реальность и дополнение к ней в виде некой информации. Специальную оптику уникальной конфигурации для этой системы оптического технического зрения по нашему заказу и по заданным нами параметрам изготавливают наши немецкие партнеры. Для эффективной работы этой системы требуются также механические устройства — стойки, позволяющие перемещаться, позиционироваться в пространстве с большой степенью точности — 0,05 — 0,1 мм.. При этом они должны обладать большой жесткостью, ведь в процессе сборки изделий они получают различные нагрузки. Это и вес собираемых деталей, и усилия сборщика, использующего эти стойки как жесткий стапель. И они должны выдерживать все эти нагрузки без потери своей позиции. В то же время эти стойки должны быть легкими и удобными в настройке по разным осям. Еще одна составляющая системы — удобный интерфейс, который позволяет оператору выставлять эти стойки в пространстве, опираясь на информацию, получаемую от оптической системы. Эта информация отправляется в систему управления,

имеющую в своем составе большой монитор для оператора, на котором вся история про связь между реальным миром и миром виртуальных моделей трансформируется в понятные инструкции для сборщика. Там есть элементы игроформы: сборщик, помимо цифр нужного и реального расположения точек по осям, видит еще и что-то типа прицела, которым ему надо попасть в нужную точку. Он совмещает два вектора — тот, в котором должна располагаться линия, с тем, где она находится в данный момент, и видит, какие непосредственно ручки настройки стойки нужно крутить, чтобы эти векторы совпали. И непосредственно наблюдает, как эти линии сближаются, и таким образом осуществляет выставление стойки. В результате мы имеем систему, позволяющую за очень короткое время выставить по 3D-модели геометрию любой сложности для любого изделия. То, что прежде занимало многие часы, теперь требует всего несколько десятков минут. Этой нашей разработке уже пять лет. Причем она постоянно эволюционирует: за каждый год мы выпускаем по два-три поколения стоек. И каждое новое их поколение обладает все большей точностью и жесткостью, и все легче настраивается. Это очень долгий путь: у нас работают очень

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

75


Мнение

76

сильные конструкторы, но даже они те решения, к которым мы пришли сейчас, не могли предугадать в его начале. На данный момент производится уже тринадцатое или четырнадцатое поколение этих конструкций. Надо понимать, что эта система стоит достаточно дорого. Однако для сравнения можно подсчитать, во сколько обходится компании использование старой системы для сборки, производство уникальной стапельной и сборочной, а иногда еще и контрольной оснастки. Берем стоимость изготовления одного стапеля, затем умножаем эту сумму на количество стапелей, которое может понадобиться, приплюсовываем стоимость их поверки, хранения, обслуживания и т.д. А потом еще посчитаем, сколько времени теряется на всех этих операциях. В результате приходит понимание, что использование нашей системы намного выгоднее, окупается она очень быстро — за несколько лет. Причем, не только в госкорпорациях, но и в частных промышленных компаниях. Но главный аргумент за использование нашей системы даже не в этих расчетах. Ведь в чем заключается фундаментальное отличие между любыми изделиями машиностроительного производства, выпускаемыми со времен СССР, и продуктами постсоветского российского машиностроения? В том, что российские изделия полностью спроектированы в «цифре». Сейчас многие предприятия, история которых начиналась в советские годы, выпускают модернизированные версии бывших нецифровых изделий. А для того, чтобы осуществить эту модернизацию, их необходимо переводить в «цифру». И очень многие российские КБ сейчас заняты процессами оцифровки и последующей их модернизации уже в 3D. И Документация на модернизированное изделие готовится опять же в «цифре». Так что процесс вытеснения с рынка нецифровых изделий уже не остановить. Также практически исчезла нецифровая инфраструктура проектирования — огромные КБ с кульманами, многокомнатными архивами и т.д. Будущее, а во многом уже и настоящее, принадлежит производству в «цифре»

по 3D-моделям. Когда речь идет об изготовлении, к примеру, какого-нибудь фрезерованного корпуса, решение понятно: на всех предприятиях сейчас есть станки с ЧПУ, где можно сформировать соответствующую управляющую программу и после отработки режимов получить качественное изделие. Все научились это делать. Но пока еще никто не научился осуществлять сборку по цифровым моделям. Однако к этому все равно придется приходить. Теперь к вопросу о трудоемкости традиционной новой технологии сборки. Если сравнивать трудоемкость сборки по уникальному стапелю, предназначенному для одного изделия, с использованием цифрового стапеля, то, с учетом вспомогательного времени

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

на подготовку, выставление стоек, настройки на геометрию и т.д., новая технология чуть проигрывает в трудоемкости. Потому что уникальный сборочный стапель у вас уже есть, его не надо настраивать, а можно сразу приступить к сборке. Но это сравнение — некорректное, поскольку на новые цифровые изделия у вас нет уникальных стапелей. Вы можете их использовать при производстве старой номенклатуры. Но если речь идет о модернизации, кастомизации продукции, о выпуске новых изделий и о создании в контуре компании новых производств, правильнее будет сравнивать не трудоемкость сборки, а суммарную трудоемкость разработки и изготовления уникального стапеля, его поверки, сборки на нем, и трудо-


Мнение

емкость сборки на цифровом стапеле. А это — часы и даже минуты против недель. Сейчас, после периода мечтательной эйфории по поводу цифровых технологий, в отечественном машиностроении нарастает скепсис в отношении цифровых сервисов. С точки зрения краткосрочной стратегии российское производство сталкивается всегда с одной и той же проблемой — неимоверной силой инерции. Типичные рассуждения многих хозяйственников: мол, у нас есть готовые технологии, готовая оснастка и спрос на готовые изделия, и потому проще ничего не делать, ничего не менять. Но это путь отказа от конкурентоспособности, заведомо ведущий в тупик. Рассмотрим это на примере

той же сборки. Раньше документация, к примеру, на самолет представляла собой комплект чертежей на бумаге и много томов пояснений к ним. А также определенное количество технологического «железа» — различные эталоны, оснастки, фрагменты стапелей и т.д. — которое передавалось от КБ и опытного завода в серийное производство. И без этого неотъемлемого дополнения к документации было невозможно чтолибо произвести. В чертежах не было геометрии, не было точных сведений о ней. Сейчас в таком виде проектную документацию уже не передают, наступила эра 3D-моделей — четких, точных, математических моделей в «цифре». И если на предприятии не понимают, что у них нет технологии для воспро-

изведения этих 3D-моделей, это значит, что там не смогут освоить выпуск новых изделий. Или же завод потратит долгие годы и миллионы рублей на изготовление уникальной сборочной оснастки, а ко времени ее готовности уже само изделие морально устареет. Так что если говорить о предприятии с горизонтом планирования более, чем в 10 — 20 лет, намеренном быть конкурентоспособным на мировом рынке, у него один выход — внедрять цифровые технологии. Сейчас в России основные, базовые потребители нашей системы — это корпорации из сферы авиации и космоса. К примеру, она используется на производствах НПО «Энергомаш». Есть для этой системы ниши и в автопроме. В целом автопром — это массовое производство, там выгоднее изготовить уникальную сборочную оснастку, а не универсальную цифровую. Но в этой отрасли также есть и опытные производства, и R&D. Именно эти службы автокомпаний являются форвардами, генераторами идей, создателями прототипов, и цифровая сборочная оснастка может быть там востребована. Идеальный же заказчик для нас в автопроме — это производство болидов класса Формулы 1. За каждым болидом стоит опытный завод, который его непрерывно улучшает. После каждого заезда болида в нем что-то меняется. И именно в этом производстве требуется максимальная гибкость и оперативное реагирование на конструкторские инновации. Именно здесь нужна максимальная чуткость и гибкость производства. Мы также разработали концепт для судостроительных трубопроводов, основанный на тех же принципах, но с гораздо большими габаритами и большей грузоподъемностью стоек. Если площадь нашего стола для сборки авиадвигателей — два на полтора метра и этого вполне достаточно, то для судостроителей нужна монтажная плита 16 м на 6 м. И, соответственно, другие габариты стоек. По предварительным расчетам, внедрение нашего продукта позволит сократить время производства корабля или лодки на 3-5 месяцев.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

77


Психология управления

Агенты улучшений или современные луддиты? Как человеческий фактор и стиль управления влияют на эффективность предприятия Подготовили Дмитрий Тонишев, Павел Кириллов

Изучать феномен неформальных отношений на производстве начали еще в конце позапрошлого столетия. И если пионеры этих исследований Фредерик Тейлор и Макс Вебер полагали, что неформальные практики должны быть исключены из производственного процесса, как вредящие делу, то со временем индустриальная трансформация мировой экономики заставила взглянуть на неформальные отношения в ином ключе. Благодаря Хоторнскому эксперименту, успешно проведенному на фабрике «Вестерн Электрикс», психолог и социолог Элтон Мейо определил в неформальных практиках определенный бонус, способный повысить производительность труда. Социальный психолог Дуглас Мак-Грегор в своих теориях Х и Y дал конкретную рекомендацию топменеджерам видеть в персонале активные человеческие ресурсы. По мнению экономиста Дугласа Норта, неформальные человеческие отношения создают фундамент для формализации и формирования компании.

78

Олег Плющик

Умное производство • №2 (46) • Август 2019


Психология управления Сегодня, в связи с интенсивным развитием информационных технологий, промышленность стремится к полной прозрачности, к учёту мельчайших и на первый взгляд никак не связанных между собой нюансов. В поисках конкурентного преимущества топ-менеджеры процеживают через сито бизнес-процессы в надежде выявить новые точки роста. Психология человека, его поведение в той или иной ситуации могут оказать определенное влияние на управляемость предприятия, его эффективность. Даже самое технологически продвинутое производство не может полностью обойтись без человеческого участия, а человек, как известно, является основным генератором ошибок и различных флуктуаций. Человеческий фактор в виде тихого саботажа операторов станков или разнорабочих может стать причиной краха даже самых прорывных нововведений, будь то система мониторинга промышленного оборудования или обычная заливка ровных бетонных полов в качестве основы будущей логистической системы. Но при правильном подходе со стороны руководства компании человек на рабочем месте способен превратиться из фактора уязвимости в главный источник повышения конкурентоспособности. При этом неформальные отношения могут оказать существенное влияние не только в вертикальной иерархии начальник-подчиненный, но и при B2B взаимодействии, когда в рамках деловых переговоров встречаются менеджеры разных компаний, но одного статуса. О неформальных практиках, о психологии, оказывающей влияние на бизнес, а также о роли социальных сетей, как новой формации деловых отношений, беседуют эксперт в области Бережливого производства и цифровой трансформации, руководитель отдела продаж компании Prof IT Group, ведущий В2В аналитик компании Data Insight Андрей Шаверин, генеральный менеджер ООО «Омрон Электроникс» Олег Плющик и главный редактор журнала «Умное Производство» Дмитрий Тонишев. В роли модератора — заместитель главного редактора «Умнпро» Павел Кириллов.

Автоматизация — это не поиск виноватых Олег Плющик: — В бизнес-среде существуют компании с высокой и низкой степенью формализации, и эта степень регулируется многими факторами: внешней средой, политической обстановкой, сложившейся культурой и т. д. Так к какому же типу деловых отношений внутри коллектива стоит стремиться? Наша компания предпочитает соблюдать определенный баланс, но при этом достаточно часто склоняется к более свободному стилю, поскольку он даёт определённую гибкость в нашей быстроизменяющейся среде бизнеса. И все это — в сочетании с действующим

в организации распределением обязанностей и должностными инструкциями. Есть организации, в которых не обойтись без жесткой структурированности и стандартизации. Представьте, что хирург, принимая решение о проведении операции, будет исходить только из собственного видения проблемы пациента, не опираясь на данные анамнеза, собранные профильным специалистом. Без субординации и дисциплины не может существовать армия. Творческие объединения более свободны в деловых коммуникациях. Думаю, большинство предприятий находятся где-то в интервале между демократическим и тоталитарным укладом. Резкое изменение внешней среды

Андрей Шаверин

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

79


Психология управления взаимодействий и росту экономических показателей. Находясь в этой системе координат, человек думает не только о своей выгоде — как получить более «хлебный» проект, более перспективного клиента и т.д., но и болеет за успех общего дела и готов вкладывать максимум усилий в достижение общего успеха. Андрей Шаверин: — Перед тем как внедрять какието нововведения, например, методики Бережливого производства, следует изменить мышление людей. В чём заключается это изменение? Если работник выточил бракованную деталь по своей вине или из-за влияния какогото внешнего фактора, какими будут его действия при субординированной модели взаимодействия? Павел Кириллов: — «Явка с повинной»?

Дмитрий Тонишев

(рынка, экономики и т.д.) заставляет любую компанию адаптироваться к новым реалиям, и скорость адаптации — это ее конкурентное преимущество. Свободный стиль делового общения, неформальные практики позволяют подстроиться под новые вызовы легче и быстрее.

80

Дмитрий Тонишев: — По мере изучения формальных и неформальных практик на предприятии психологи и социологи сначала выделили два способа управления: демократический и тоталитарный. Затем нидерландский специалист Герд Хофстеде определил четыре параметра для оценки деловой культуры и орга-

низационных структур. Эти параметры характеризуют степень свободы деловых коммуникаций, уровень внимания к личности коллег, эмпатии, способности коллективов к взаимовыручке, степень доверия, благодаря которым любой рядовой работник ощущает себя важной частью команды и заинтересован в общем успехе. Павел Кириллов: — Получается, чем свободнее сотрудники общаются с руководством, тем больше их это окрыляет? Выходит, что демократизм в деловых отношениях ведет не к возрастанию беспорядка, а, напротив, к формированию более эффективных командных

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Андрей Шаверин: — Наоборот, он постарается скрыть свои огрехи. Я очень часто рассказываю про такой инструмент Бережливого производства, как Pokayoke. В Японии на одном пищевом предприятии незадачливому работнику даже дали приз за то, что он открыл не тот кран и смешал пиво с компотом: тем самым он показал уязвимые места производства и сделал «защиту от дурака» более надежной. Японский работник признался в содеянном, и это стало ключевым фактором. А вот в случае с токарем, допустившим брак и умолчавшим об этом, дефектная деталь отправится дальше и может стать причиной серьезной аварии: выхода из строя сложного высокотехнологичного изделия, имиджевых потерь производителя. Так вот, чтобы поменять мышление людей, избавить их от страхов перед начальством, придать им уверенности некоторые компании реально доплачивали работникам за брак, точнее, за добровольные признания в ошибках. Дмитрий Тонишев: — Сегодняшние тренды — глубокая автоматизация и цифровая транс-


Психология управления формация производств — это как раз о том, как новации помогают находить не только причины, но и предпосылки возникновения брака. С одной стороны, мы получаем эффективный инструмент, который убирает пресловутый человеческий фактор, не даёт работнику в цехе сделать брак, но, с другой стороны, этот же инструмент увеличивает психологическое давление на работников, и потому нередко наблюдается явное ухудшение деловой атмосферы на предприятии. Идеальных систем не бывает, при негативном сценарии работник все же сможет скрыть допущенный им брак. Рядовые сотрудники будут тихо ненавидеть руководство за внедренные новации и при этом по сути превратятся в современных луддитов, хотя могли бы воспользоваться автоматизацией и цифровыми инструментами, стать агентами улучшений для того, чтобы повысить свою производительность и сделать своё предприятие чуточку лучше, а свои зарплаты — выше. Олег Плющик: — Возможно, у человека здесь срабатывает какая-то защитная реакция на подсознательном уровне: «меня хотят контролировать, ну давайте посмотрим, как это у вас получится». Начинать стоит всё же не сразу с внедрения новых практик, а с объяснения их значимости для всего предприятия и для безопасности самих рабочих. Все прекрасно понимают, что любой станок, любое промышленное оборудование должно быть безопасным для человека. Порой оператор станка специально ставит жучок/обманку вместо датчиков, отвечающих за безопасность, они якобы мешают ему работать. Но однажды с такими «смышлёными» работниками могут произойти несчастные случаи. Автоматизация и цифровые инструменты по повышению эффективности предприятия несут в себе гораздо больше пользы, нежели какого-то негатива для коллектива рабочих. Обходиться сегодня без них — это всё равно, что ехать на машине без спидометра и датчиков. Автоматизация — тот самый спидометр,

который дает чувство уверенности и контроля за производством. Андрей Шаверин: — Наш сегодняшний разговор напомнил мне о ТРИЗ — теории решения изобретательских задач. Они решаются через нестандартные методы с использованием смежных отраслей. Каждый эксперт из конкретной отрасли видит решение проблемы по-своему. Решать производственные задачи можно не только новейшими средствами автоматизации, но и с помощью самых простых наблюдений за работой людей через камеры. На одном заводе, где производят автокомпоненты, технолог проанализировал карту перемещений своих операторов в течение месяца и поделился с ними своими наблюдениями. В результате временные потери были сокращены, а производительность увеличилась. Можно порассуждать на тему целесообразности такой кропотливой работы, ведь персонал на этом заводе был весьма лоялен и открыт к нововведениям. С другой стороны, видеозапись может дать уникальную информацию, даже по сравнению с инфографикой. Здесь можно провести аналогию с работой футбольного тренера, анализирующего каждый эпизод игры по видеозаписям, — подобным образом можно в некоторых случаях анализировать эффективность на производстве. Павел Кириллов: — Может ли технология ОКАО, определяющая настроение людей по выражению их лиц, поведению, преодолеть некий барьер между человеком и машиной с точки зрения психологии, проще говоря, «залезть в голову» и понять, что хочет тот или иной индивидуум в сфере бизнеса или, например, социальных проектов? Андрей Шаверин: — Технология ОКАО интересна прежде всего тем, что она умеет определять эмоции. Система ОКАО на основе поведения человека, его мимики способна определить стрессовую для него ситуацию, возросшую озабоченность, признаки неадекватного пове-

дения. В настоящий момент система востребована больше не в сфере коммуникаций, а в сфере безопасности. Советские специалисты в свое время пытались предотвратить внештатные ситуации на вокзалах с помощью акустических систем. ОКАО относится к системам видеоаналитики и в этом отношении имеет больше возможностей: человек сводит брови неестественным образом, и ОКАО сразу же определит смену его психоэмоционального состояния. Сейчас каждый автобус оснащен камерой, наблюдающей за поведением водителя, однако информация анализируется в лучшем случае постфактум. Камера, оснащенная технологией ОКАО, способна определить в реальном режиме времени, что водителю становится плохо, он начинает засыпать или, например, отвлекаться на гаджет. SMM-шахматы и история жизни в WhatsApp Павел Кириллов: — Андрей, мы неоднократно затрагивали с тобой тему социальных сетей. Так сложилось, что популярные порталы, в которых люди так любят «зависать», очень быстро превратились в очередной инструмент, точнее, среду продаж. SMM — это уже практически полноценный маркетинг, способный достать обывателя где угодно. Но если абстрагироваться от глобальных заговоров маркетологов, то можно ли, на твой взгляд, рассмотреть социальные сети как нечто неформальное, промежуточное между живым общением и официальной перепиской через электронную почту? Ведь через социальные сети, например, собрать людей на мероприятия гораздо проще, чем если разослать им приглашения по электронной почте. Многие компании идут дальше и используют социальные сети для работы. Андрей Шаверин: — Каждая соцсеть имеет свои особенности и создана для разных целей. Для меня Facebook — это работа, в «ВКонтакте» общаются мои знакомые еще со времен университета, там я могу позволить себе публико-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

81


Психология управления вать какие-то неформальные вещи. В Instagram я люблю посмотреть посты, связанные с модой, стилем. Но меня больше привлекают мессенджеры. Для меня написать в WhatsApp — более неформальный вариант общения, нежели позвонить. Мессенджеры хранят значительную часть истории нашей жизни. Коммуникация через мессенджеры уже превалирует над телефонными разговорами. Дмитрий Тонишев: — Социальные сети привлекательны прежде всего тем, что люди благодаря им очень быстро реагируют на всевозможные вызовы. Продвижение контента через материнские сайты — весьма консервативный способ. Если сайт — это афиша события, то группа в социальных сетях — практически живое участие. Социальные сети более предрасположены к человеческой сути, а эта суть основана во многом на субъективизме и эмоциональности. Павел Кириллов: — Можно ли считать, что SMM незаслуженно недооценён ни как инструмент продвижения высокотехнологичной продукции, ни как витрина промышленных компаний? Возникает ощущение, что российская промышленность пока не осознала силу маркетинга в социальных сетях.

82

Андрей Шаверин: — Большинство отечественных промышленных компаний пыталось создать свои комьюнити в социальных сетях. Но, получив негативный опыт, многие довольно быстро охладели к этой затее. Основная проблема в том, что компании до конца не понимают, зачем им это надо. Публикует фирма пресс-релиз, чтобы привлечь внимание к своей продукции, а потом под постом появляются комментарии, в том числе очень жёсткие, можно сказать, наносящие определённый репутационный урон. И это — не заказ конкурентов — просто не всем понравился продвигаемый продукт, возможно, кому-то достался дефектный экземпляр. Однако менеджеры компании оказались не готовы к такому

повороту, и вместо того чтобы поработать с претензиями клиентов в комментариях и досконально разобраться в их сути, они обиженно удаляли публикации. Тем самым они не только не приблизили к себе потенциальных клиентов, но и с большой вероятностью подпортили себе имидж. Дмитрий Тонишев: — Публичная дискуссия в «реале», в отличие от дискуссии в социальных сетях, может сложиться не в вашу пользу, даже если вы приводите железные аргументы. Однако в социальных сетях оппоненты не могут, не могут, просто перекричать друг друга. Там постоянно добавляются живые комментарии, но вместе с тем есть время для маневра, и при умелой тактике один человек может вести беседу сразу с несколькими оппонентами. Думаю, гораздо проще работать с возражениями клиентов в социальных сетях, где каждый может изучить всю переписку, вникнуть в аргументацию сторон, нежели доказывать свою позицию в живом разговоре. Андрей Шаверин: — Иной раз дискуссия в социальных сетях превращается в шахматную партию. У тебя всегда есть время на обдумывание своего хода. Во время живого общения лицом к лицу иногда включаются эмоции, и выключается логика. В социальных сетях всегда есть время, чтобы остыть и продумать убедительный ответ. Эмоциональный банковский счёт дороже денег Андрей Шаверин: — Неформальный человеческий фактор присутствует везде и всюду. Даже в ресторане уровень удовлетворенности человека может зависеть не от еды, мастерства шеф-повара, а от того как с ним обошелся официант, какое настроение он пробудил в человеке. Собственно, всё так же и даже более сложно происходит при заключении контрактов на рынке В2В. Не так давно я был на тренинге, посвященном теме определения психотипов людей. Есть типы человече-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

ских темпераментов, которые совершенно не стыкуются друг с другом. Бывают ситуации, когда кто-то из наших сотрудников приезжает с деловых переговоров без результатов. На основе беседы на месте у моего коллеги складывается впечатление, что у этого клиента нет потенциала. Через месяц в ту же компанию, но уже к другому менеджеру, приезжает другой наш сотрудник, в результате заключается контракт. Очень часто В2В взаимодействие переходит в формат person-to-person, и клиент с нулевым потенциалом превращается в ключевого заказчика. Павел Кириллов: — Есть ли у компании OMRON какой-то определенный рецепт, идеология правильных продаж или исследование на тему В2В взаимодействия? Олег Плющик: — Идеологии нет, но есть миссия, и она совсем не про деньги и продажи, а скорее про то, как улучшить жизнь общества с помощью инноваций в автоматизации. Ежегодно менеджмент компании OMRON присуждает премию Total OMRON Global Awards (TOGA) лучшему подразделению, чей проект больше всего соответствуют миссии и командным ценностям. Одна из ключевых ценностей — уважение ко всем. Уважение к сотрудникам внутри компании, уважение к сотрудникам наших клиентов. Так вот впервые за всё время приз достался подразделению компании OMRON в России за проект по отслеживанию контрафактной продукции. Проект направлен на то, чтобы сделать жизнь людей лучше и безопаснее. При взаимодействии с заказчиками мы перешли от модели стандартных продаж к экспертной помощи в поиске решений в области эффективности бизнес-процессов по трём ключевым отраслям: автопрому, пищевой промышленности, общему машиностроению. Понимая, что у клиента есть серьёзные задачи, требующие срочного решения, мы не отворачиваемся от него, а пытаемся помочь, даже если это не принесет нам никакой коммерческой выгоды.


Инжиниринг

Логика и прибыль – ключевые постулаты автоматизации Беседовал Павел Кириллов

Ставка на комплексные решения – все более устойчивый тренд для российских инжиниринговых компаний. При этом представления о том, что кроется за этим термином, у их клиентов из обрабатывающей промышленности до сих пор заметно разнятся. В то же время есть общее понимание того, что автоматизация производства – непременная составляющая комплексных решений, вопрос только в масштабах ее внедрения на каждом конкретном предприятии. Например, во всех ли случаях необходима роботизация или же производство может обойтись более простыми инструментами? Всегда ли использование роботов поднимает производительность труда и снижает издержки? Генеральный директор ООО «Пумори-северозапад» Сергей Сухов поделился с «Умпро» мнением о том, как выглядит правильная роботизация промышленных производств и почему в России принято «срезать углы».

83 Умное производство • №2 (46) • Август 2019


Инжиниринг — Сергей Борисович, наше интервью проходит на выставке «Металлообработка-2019». Каковы ваши впечатления от ее экспозиции? — Юбилейная «Металлообработка» запомнилась большим количеством роботов. Сложилось впечатление, что некоторые участники привезли роботов просто для того, чтобы подчеркнуть свою приобщенность к этой сфере. Реальных прикладных решений я почти не увидел. Робот загружает что-то в станок, затем передает заготовку на КИМ для получения каких-то измерений. А как потом используются эти измерения, в чём заключается обратная связь? Робот в таких случаях превращается в модный тренд и не более того. В ноябре прошлого года представители «Пуморисеверо-запад» вместе с нашими заказчиками посетили выставку JIMTOF, которая проходит раз в два года в Японии. Там тоже было много роботов, но не демонстрационных, а по-настоящему интегрированных со станком в одну ячейку. То есть производитель металлообрабатывающего оборудования поставлял в комплекте робота как неотъемлемую часть всей конструкции, а не в виде отдельного сырого модуля. — Иными словами, в условиях российских реалий мы наблюдаем некое противостояние между модным трендом и прикладными технологиями.

84

— Комплексные решения, предлагаемые производителем станков, подходят для конкретной технологии, для производства типовых деталей. Здесь робот — как яркая специя, вовремя добавленная в коронное блюдо шефповара. Как только мы захотим автоматизировать иные операции, выходящие за рамки стандартного или рекомендуемого заводом-изготовителем процесса, нам следует обратиться непосредственно к интегратору или к инжиниринговой компании, в противном случае мы рискуем провалить проект с точки зрения производительности. А рынок суров, особенно если речь идет об инновациях и модернизации производственных мощностей. Частные предприятия живут по прин-

ципу: нет производительности — нет экономики. — Об эффективности предприятий, повышении производительности труда сейчас говорят все: и федеральные министры, и главы госкорпораций, и разного рода эксперты. Тем не менее, согласно оценке Центрального Банка России, до сих пор 90% российских компаний — неэффективны. Актуальны ли в этих условиях рассуждения об автоматизации и повышении выработки на единицу времени, если первостепенная задача сводится к созданию качественной и конкурентоспособной продукции, востребованной на мировом рынке? — В данном случае оценка Центробанка относительно большей части российских предприятий в очередной раз доказывает ущербность модели государственного капитализма, напрямую зависящего от бюджета. Понятно, что в основном речь идет о предприятиях, тесно связанных с ОПК. По всей видимости, оставшиеся 10% — частные компании, изо всех сил старающиеся работать эффективно, конкурировать с дешёвой китайской продукцией — иначе их просто задушат. И если крупные заводы из сферы ОПК внедряют элементы автоматизации впрок, держа в уме перспективу конверсии, то частникам такого рода модернизация пригодилась бы и сегодня. Но денег нет, а кредитные

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

программы, в том числе и от ФРП, попрежнему остаются неподъёмными для бизнеса. Частники вынуждены постоянно «шерстить» рынок в поисках хоть каких-то заказов и жить только настоящим. Буквально на днях к нам обратился предприниматель, имеющий предметный интерес к внедрению у себя на предприятии комплексного решения с роботом, но, узнав цену, он отказался от покупки, посчитав ее нецелесообразной с точки зрения перспектив окупаемости. Удивительно, но этот человек, считая каждую копейку и не имея ресурсов на автоматизацию, выстроил процессы на своём заводе так, что продукция, полученная на выходе, не потеряла в качестве и оказалась дешевле китайской. «Пумори-северо-запад» сотрудничает с рядом нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний, которые занимаются модернизацией мощностей, в первую очередь, автоматизируя вредные для здоровья человека процессы. В непрерывных производствах узкие места видны, что называется, на поверхности. В металлообработке, машиностроении автоматизация отстаёт, следовательно, показатели производительности труда также не улучшаются. — Оттолкнувшись от примера предпринимателя, нашедшего ключ к эффективности своего бизнеса, что бы вы посоветовали промышленным предприятиям, которые пока не в состоянии инвестировать в роботов, в


Инжиниринг

цифровые технологии, в консалтинг? Как повысить конкурентоспособность с минимальными затратами и с наибольшей выгодой для компании? — Следует рассматривать автоматизацию и другие нововведения в качестве средства. Ну, а цель для любого предприятия — прибыль. Какие могут быть советы… Если внедрение автоматизации в конечном итоге снижает себестоимость, то она оправдана. А конкретные шаги выглядят так: заработанные деньги частнику можно потратить на отпуск, а можно и на оптимизацию производственных процессов. — Что ваша компания может предложить для клиентов, готовых сделать осознанный шаг к автоматизации? — «Пумори-северо-запад» предлагает решения, в том числе роботизированные, в функционале которых заложены не только простые алгоритмы загрузки и выгрузки, но и широкий спектр прочих производственных операций. Здесь важен софт и интерфейс, понятный и удобный для оператора. И методика программирования роботизированных комплексов. На «Металлообработке» мы показали целую линейку оборудования, в которой было задействовано два робота от многолетних конкурентов Fanuc и KUKA. Робот-загрузчик и робот-слесарь объ-

единены одним интерфейсом. Важно уметь выстраивать взаимодействие между абсолютно разными видами оборудования. Мы уже имеем опыт по прикладной роботизации линии шлифовки лопаток для авиационных турбодвигателей. Как бы странно это ни звучало, но на двигателестроительных предприятиях окончательная доработка столь ответственного элемента осуществляется вручную и, конечно, не обходится без брака. Очевидно, что вопрос автоматизации этого процесса, что называется, назрел уже много лет назад, но почему-то производители авиадвигателей решили заняться этим только сегодня. — Если говорить о повышении производительности с точки зрения научных исследований в этой сфере, базирующихся на опыте индустриальных лидеров, той же Японии, то какие этапы необходимо пройти промышленной компании на пути от классической бизнес-модели к цифровой фабрике? — Не бывает одинаковых путей по повышению производительности труда и в целом конкурентоспособности. Да, японский менталитет — нечто уникальное, японцы входят в поезд по дорожке, которая нарисована на перроне под прямым углом, у них даже в мыслях нет взять и срезать угол. Прямо и перпендикулярно — вот

суть японского менталитета. В России следует начинать оптимизацию с оценки эффективности процесса. Любая автоматизация технологических процессов — это вынесение от станка подготовительно-заключительных и вспомогательных операций. Станок в итоге должен резать, а робот или какое-то иное средство автоматизации — выполнять вспомогательные функции, при этом сокращая время превращения заготовки в готовое изделие. Логика и прибыль — ключевые постулаты, про них ни в коем случае нельзя забывать. Как правило, в России невозможно никого убедить в необходимости перемен, даже разложив перед производственником идеально просчитанный бизнес-план. Руководители отечественных компаний должны прийти к этому сами, должны этого захотеть. И только после внутренних метаморфоз, отказа от стереотипов появляется твёрдая уверенность в том, что инвестировать надо. — То есть у каждого предприятия есть какие-то свои внутренние критерии, своё понимание в необходимости перехода к следующему этапу? — Безусловно. И если уж попытаться разбить всё на этапы, то первый этап — это безусловное понимание топ-менеджментом предприятия, что оборудование устарело, что перемены назрели. И что необходимо их инициировать. На этом этапе наша задача как инжиниринговой компании — подсказать как правильно, без лишних затрат обновить производственные мощности. — Один из проверенных способов повышения конкурентоспособности предприятия — использование инструментов японской Lean Technology и ее российского аналога — Бережливого производства. В ходе системной работы, например, по внедрению Бережливого производства, в компании выявляется целый ряд проблем, которые до того времени либо не признавались таковыми, либо их решение бесконечно откладывалось. И предлагаются пути их решения, в том числе технологические. Значит, цена вопроса улучшений

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

85


Инжиниринг иной ситуации эффективнее робота и наоборот. Эффективность автоматизации очевидна, но стандартного решения не существует. Стандартным решением может быть только программа для роботазагрузчика. Но как только речь заходит о нестандартных операциях, например, загрузки и выгрузки с переворотом и затем установкой заготовки в другой станок, здесь каждый момент прорабатывается индивидуально. У любого робота жесткая система координат, сдвинут его в ту или иную сторону — и приходится всё перепрограммировать, а для этого система должна быть гибкой, иметь удобный интерфейс и возможность синхронизации с другим оборудованием. постоянно растет, что, наверно, тоже отпугивает менеджмент. Каков здесь выход? — Я не специалист по Бережливому производству и отношусь к японской методике скептически. Перенесение даже передового иностранного опыта на российскую почву может привести к совершенно неожиданным результатам. Повторюсь, «прямо и перпендикулярно» — не для России, здесь привыкли толпиться, ходить по кривой и «срезать углы».

86

мы сейчас вынуждены проходить эти мелкие детали, обращать внимание на каждую мелочь, догонять по уровню опыта и компетенций.

— А как же советский след Алексея Гастева в создании философии Бережливого производства?

— Сергей Борисович, представим, что владельцы компании понимают жизненную необходимость улучшений, чтобы в дальнейшем продолжать получать прибыль, либо ее наращивать, но цена тех же роботизированных решений может отпугивать. Хотя робот, в отличие от рабочего, не заболеет, не уйдёт на перекур и не станет гнать брак. И робот всё равно окупится, ведь степень его износа крайне низка — за годы своей эксплуатации он почти не теряет в цене.

— Конечно, я отчасти застал наследие Гастева. В 1980-е годы посчастливилось участвовать в разработке и внедрении ГАП. Но после того, как отечественная промышленность оказалась в рыночных реалиях, этот опыт был потерян. А зарубежные компании, в отличие от нас, его сохранили и приумножили. За 30 лет у них сформировался колоссальный опыт по автоматизации производств. На уровне того же программного обеспечения, управляющего системой, чтобы прописать нюансы логики, нужно обладать не только большим технологическим, но и историческим опытом. В России с листа редко что получается, поэтому

— Для оценки эффективности нужно не просто сравнивать зарплату рабочего и стоимость робота, разнесённую по годам. Экономия достигается прежде всего за счёт максимального исключения человеческого фактора: как бы человек ни старался, а обеспечить 100процентную повторяемость он не в силах. Рабочий отвлёкся и допустил брак, или ушел покурить, а в это время станок остановится и сломает инструмент. За счёт оптимизации подготовительнозаключительных, вспомогательных операций формируется экономический эффект от внедрения робота. Когда всё это правильно посчитано, тогда и выясняется, насколько человек в той или

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

— Серьезные инжиниринговые компании, и ваша в том числе, реализуют масштабные модернизационные проекты «под ключ» в компаниях только совместно с их персоналом и руководством всех уровней, реализуя принцип обучения действием. Однако часто после ухода консультантов достигнутые результаты начинают «сдуваться». Как этого избежать? — Внедрение автоматизации длится долго. И всегда важно сопровождать этот процесс. Наладка ГПС из нескольких станков занимает от трех до шести месяцев, обучение — еще год. Всё это время мы находимся рядом с заказчиком. Обучать персонал — примерно то же самое, что учить детей плавать: пока не выбросишь с лодки — никто не поплывет. Мы для себя выбрали такую позицию: как можно чаще заставлять заказчика работать самому. Но и заказчик, в свою очередь, нам подсказывает, как довести комплексную систему до идеального функционирования. Поверьте, когда мы предлагаем решение, экономящее их время, а самое главное, трудозатраты, заказчики благодарны и всегда идут навстречу. Немаловажно и отношение руководства к своему персоналу, необходимо замотивировать операторов на освоение новой системы. В противном случае система будет всегда плохой, станки сломаются, детали получатся бракованные. Люди должны почувствовать свою выгоду от ее внедрения.


Инжиниринг

«Русский инженер»: нестандартные решения для цеха и стройплощадки Подготовила Галина Таранова

Усиление конкуренции на рынке стимулирует даже самые продвинутые и успешные компании осваивать клиентоориентированные подходы. В высокотехнологичном секторе удовлетворение запросов клиентов и возможность их удержания сегодня часто связана со способностью компании изготовить на заказ штучную продукцию, кастомизированное изделие. Да и собственное производство может потребовать разработки и реализации уникальных решений. И здесь есть два варианта действий: справиться с задачей своими силами или же привлечь к ее решению аутсорсеров, прибегнуть к помощи инжиниринга. Именно такую помощь предлагает компания «Русский инженер», входящая в ГК «Солвер». Основная специализация этой инжиниринговой компании — решение нестандартных инженерных задач, разработка нестандартного оборудования. Подробно о пятилетнем опыте работы компании рассказывает генеральный директор ООО «Русский инженер» Сергей Ульянко. — Девиз нашей компании — решение инженерных задач любой сложности. Современное умное производство, Индустрия 4.0 — это ведь не только технологические процессы, это и уникальное оборудование, Умное производство • №2 (46) • Август 2019

87


Инжиниринг

88

которое требуется для выполнения конкретной текущей задачи и которое невозможно купить на рынке. Мы разрабатываем и производим широкий спектр такой продукции — это и нестандартное оборудование, и оснастка, и инструмент, и конструкции, и вспомогательные приспособления. Работа над таким заказом начинается с концептуального проектирования с использованием технологий трехмерного моделирования, затем разрабатываются технический проект и рабочая документация, далее следует производство изделия, осуществляется авторское сопровождение проекта и консалтинг. Такая продукция, как правило, выпускается штучно — одна-две единицы уникального оборудования, инструмента или оснастки. Очень редко бывает, когда требуется мелкая серия. По нестандартному оборудованию у нас есть ряд кейсов, где мы применили несколько смелых инженерных решений, и они себя оправдали. Один из них — это заказ компании «Солвер» на нестандартную технологическую оснастку для большого металлообрабатывающего цеха предприятия ОПК. Наш продукт обеспечивает закрепление деталей, их балансировку и позволяет осуществлять их дальнейшую обработку. Еще одно ключевое направление нашей деятельности — автоматизация производства. Внедрение этого драйвера Индустрии 4.0, обеспечивающего повышение эффективности труда и создание условий для оптимального использования всех ресурсов производства, сегодня в повестке у многих промышленных компаний. Наши специалисты производят комплексную оценку технологических процессов предприятия-клиента. Затем осуществляется сбор и анализ исходных данных для проектирования технических средств систем автоматизации и управления производством. Следующий этап — проектирование аппаратно-программных комплексов автоматических и автоматизированных систем. Затем предстоит выбрать средства автоматизации производств, программного

обеспечения для автоматизированных систем управления, контроля, диагностики и испытаний. И потом проектируется модель продукции на всех этапах её жизненного цикла, изготавливаются технические средства и программные продукты, создается система автоматизации и управления. Мы также можем взять на себя обслуживание технологического оборудования, средств и системы автоматизации управления, контроля, диагностики и испытаний у компании-клиента. Выбор оборудования и ПО под проект заказчика — очень ответственный этап. Сам заказчик не всегда может изначально четко сформулировать свои технологические потребности. Они могут сформироваться в том числе под впечатлением от увиденного им на выставке или в ходе рабочей поездки к зарубежным партнерам, от услышанного на промышленном форуме и т.д. А на периферии его внимания при этом остаются вопросы о будущей загрузке присмотренного оборудования, о сроках его окупаемости и другие важные нюансы. Мы в таких случаях при работе с клиентами отталкиваемся от его задач: выясняем, для чего он планирует использовать заинтересовав-

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

SLS 3D Принтер Red Rock

ший его станок или приспособление, какие функции они будут выполнять. Вместе с заказчиком составляем техническое задание, что помогает нам сделать ему оптимальное предложение, а ему — четко понять, что он получит на выходе. При выборе оборудования мы стараемся по возможности делать акцент на роботизацию: исключение человеческого фактора при выполнении рутинных повторяемых операций позволяет существенно повысить эффективность производства. Особо подчеркну: мы не являемся дилерами, не занимаемся поставками и перепродажей станков и других машин. И заказчик к нам идет не за известным брендом, как таковым, а за оборудованием, которое позво-

Автоматизация производственной линии


Инжиниринг

Модульная платформа обучения операционного и технического персонала сложных технологических процессов

лит ему выполнить конкретную задачу. Будет ли это робот от Fanuc или станок от Siemens, отечественный контроллер или же уникальное приспособление, разработанное нашей компанией, мы уже будем решать вместе с заказчиком, исходя из его текущих интересов и задач на перспективу. Мы также реализуем проекты, связанные с обучением технологического персонала компаний-клиентов работе с любым видом оборудования. Эффективно вести это направление нам помогают собственные разра-

ботки — модульная платформа обучения операционного и технического персонала сложных технологических процессов и тренажерный комплекс для подготовки технологического персонала. Вот как это работает. Заказчик ставит задачу: обучить сотрудников работе на сложных механизмах — так, чтобы не подвергать риску ни персонал, ни дорогостоящее высокотехнологичное оборудование. У нас из модулей собирается имитационная модель, представляющая собой полный аналог таких рабочих мест, позволяющий отрабатывать на нем

Технологическая оснастка для металлообрабатывающего центра

все необходимые навыки. Это может быть, к примеру, кабина трактора, подъемного крана и даже самолета, или рубка корабля, или же сложный станок, обрабатывающий центр. Модель оснащена обратной связью, позволяющей в процессе обучения работников с помощью цифровых сервисов менять алгоритм обучения. Мы также можем моделировать различные нештатные ситуации с целью отработать у обучающихся навыки правильных действий в этих условиях. Наша платформа также позволяет моделировать работу узлов и механизмов машины, что очень важно для обучения обслуживающего персонала: можно, к примеру, смоделировать любую возможную поломку и научить работников сервисных служб их устранять. Сейчас в высокотехнологичном сегменте используется очень много уникального оборудования и кастомизированного производства, так что спрос на обучение стабилен, и у этого направления большие перспективы. В рамках одного из недавних таких проектов нами была выстроена полная имитация кабины самолета АН-26, а также всех приборов для наземного обслуживающего персонала этого самолета. Сейчас возможностью обучения персонала с помощью нашего инструментария предметно заинтересовался один из крупнейших отечественных производителей в сфере сельскохозяйственного и промышленного машиностроения, ведутся переговоры о заказе на создание имитационных кабин тракторов и другой сельхозтехники. Наши обучающие центры поставляются и за границу. Есть у нас предложения и в сфере аддитивных технологий. Один из наших собственных проектов — 3D-принтер, работающий по технологии селективного лазерного спекания пластикового порошка. Преимущество этого метода печати — в отсутствии поддержки, которую приходится удалять механическими методами с готовой детали. А также — изотропность механических характеристик (во всех направлениях деталь имеет одинаковую прочность,

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

89


Инжиниринг

90

причем физические характеристики изделия отличаются от детали, полученной промышленным способом на термопласт-аппарате, на 3-5%.). Наш SLS 3D Принтер Red Rock — малогабаритное устройство, это один из первых десктоп SLS принтеров. Он может использоваться как для обучения этой технологии, так и для производства партий прототипов и малых серий изделий из пластика. Мы не делаем оборудование под металл — а только под пластик, и его стоимость в десятки раз ниже, чем аналогичные предложения на рынке. Еще один амбициозный проект, который мы планируем воплотить в сфере 3D печати совместно с ГК «Солвер» и в партнерстве с компанией «Autodesk», — это создание строительного 3D-принтера для быстровозводимых бетонных зданий. Мы ориентированы не просто на возведение посредством этой техники внешних контуров, то есть «коробки» здания, а на печать целого здания с перекрытиями и «инженеркой». Пока еще никто в мире этого не реализовал — не освоил печать нависающих элементов и перекрытий здания из бетона. На данный момент у нас есть только эскизный проект, и мы ищем якорного клиента, который был бы готов отрабатывать вместе с нами эту технологию. Благодаря компании «Autodesk», у которой есть свой пул строителей, мы надеемся успешно воплотить наш проект. И таким образом наряду с умным производством создать и умное строительство. Как это должно работать? Из CAD-программы, где архитекторы спроектировали здание или сооружение, нажатием двух-трех кнопок запускается наш принтер, и мы можем построить здание менее, чем за неделю. Материал — смесь на основе бетона с добавлением армирующих композитных материалов. Есть также задумки по утеплению этих зданий с помощью напыляемых утеплителей, чтобы можно было расширить географию их строительства. И есть возможность обязательного горизонтального и вертикального армирования стен — и этого тоже пока нет ни у

одного из существующих строительных принтеров. Охватывать столь широкий спектр направлений деятельности мы способны благодаря нашей очень мобильной команде. У нас на каждый проект формируется специальная проектная команда, к работе в которой мы, помимо сотрудников компании, подключаем специалистов из необходимых областей — это эксперты из ведущих вузов страны. Например, в ходе реализации проекта по селективному лазерному спеканию нам потребовались высококвалифицированные оптики-лазерщики для расчета оптической схемы нашего принтера. И здесь нам очень помогли профессора МГТУ им. Баумана. В нашей команде — выпускники этого вуза, а также Санкт-Петербургского Морского технического университета (СПбГМТУ), МАИ. Кстати, его сотрудники были привлечены к участию в проекте с имитационной моделью самолета АН-26. А после того, как мы вошли в Группу компаний «Солвер», пул наших экспертов значительно расширился. Сегодня уровень продвинутости промышленной и инжиниринговой компании во многом определяется ее компетенциями в применении цифровых решений и сервисов. Во всех наших проектах мы используем цифровые технологии, добавляем цифровые сервисы, способные в режиме реального времени влиять на работу оборудования. Мы исходим из того, что за этими технологиями будущее. И те же цифровые двойники, о которых сейчас столько дискутируют, нужны даже небольшой фирме — они обеспечивают возможность ставить эксперименты в области управления производственными процессами, автоматизации, оптимизации затрат и т.д., а также опробовать внедряемые инновации сначала в цифре. И кстати, многие компании, с которыми нам доводилось работать, готовы попробовать внедрить их у себя. И даже предпринимают для этого практические шаги, создавая в своей структуре специальные подразделения по цифровизации. Причем очень важно,

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

Технологическая оснастка для металлообрабатывающего центра

чтобы такая инициатива исходила именно от руководства компании, деятельная поддержка топ-менеджмента — необходимое условие успеха проектов по автоматизации и цифровизации производства. Ведь всем нам известны примеры, когда идеи новаций пытаются продвигать снизу — сотрудники компании приходят к руководству и предлагают попробовать цифровые решения. А им отвечают: у нас и так всё прекрасно работает, а лучшее — враг хорошего, и т.д. Но все же большинство наших клиентов — за прогресс, за цифровизацию. Конечно, в ряде случаев приходится преодолевать сопротивление низового персонала, привыкшего работать по старинке и боящегося перемен. Но на определенном этапе внедрения «цифры» они убеждаются в положительном эффекте новации.

Тренажерный комплекс для подготовки технического персонала


Инжиниринг

Прогнозируем стойкость инструмента Наиболее точный ее расчет позволяет получать математические модели Патрик де Вос, компания Seco Tools

Более ста лет ученые и инженеры разрабатывали и создавали математические модели, которые учитывают воздействующие на инструмент силы, с целью определения расчётной стойкости инструмента. Многие из этих моделей ориентированы на производительность конкретного инструмента при обработке определенных материалов. В этом случае простые формулы и регулярные испытания позволяют делать относительно точные прогнозы износа инструмента. Однако общие модели, которые можно применять для широкого спектра материалов и инструментов, более полезны для использования в промышленности. Поскольку такие модели учитывают множество факторов, влияющих на износ инструмента, их математическая сложность увеличивается пропорционально количеству принимаемых во внимание условий. Если простые уравнения для расчета стойкости инструмента можно решить с помощью ручки и калькулятора, то для оперативного решения уравнений сложных математических моделей в производственных условиях необходим компьютерный анализ. Цифровые расчеты очень надежны, но технологи должны критически относиться к результатам, особенно при обработке современных материалов и при использовании максимальных параметров обработки. В целом современные методы разработки моделей расчета стойкости инструмента теснее соединяют теорию с практикой.

Модель Арчарда Моделирование процессов износа не ограничивается металлообработкой. В 1950-х годах британский инженер Джон Ф. Арчард разработал эмпирическую модель расчета скорости абразивного износа поверхностей трения, основанную на шероховатости поверхностей. Он вывел следующее уравнение:

Q=KWL H , В этом уравнении Q представляет собой скорость износа, K — постоянный коэффициент износа, W — общую нормальную нагрузку, L — путь трения поверхностей, а H — твердость более мягкой из двух поверхностей. Эта модель утверждает, что объем материала, удаленного в результате абразивного износа, пропорционален силам трения. Однако модель Арчарда не описывает износ инструмента, а скорее прогнозирует темпы износа с течением времени. Модель учитывает общее влияние следующих факторов: скорости взаимодействия поверхностей, механической нагрузки, прочности поверхности, свойств материала и коэффициента износа. При этом модель Арчарда не предназначалась для учета высоких скоростей, характерных для металлообработки и не учитывала влияние температуры на процессы износа. Как прочность поверхности, так и коэффициент износа меняются при воз-

действии температур около 900ОC, возникающих при металлообработке. Следовательно, модель Арчарда сама по себе недостаточно полно описывает стойкость инструментов, используемых в металлообработке. Модель Тейлора В начале 1900-х годов американский инженер Ф.В. Тейлор разработал модель для расчета срока службы инструментов, которая учитывает факторы, характерные для металлообработки. Тейлор отметил, что увеличение глубины резания оказывает минимальное влияние на срок службы инструмента, увеличение подачи влияет чуть больше, а наиболее важным фактором является высокая скорость резания. На рисунке 1 показано увеличение износа инструмента в результате повышения скорости резания (синяя линия VC ), скорости подачи (серая линия f ) и глубины резания (черная линия ap ).

Рис. 1. Нормальный износ инструмента — модель Тейлора

Эта информация помогла Тейлору создать модель, основанную на влиянии различных скоростей резания. Базовая модель Тейлора описывается следующим уравнением:

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

91


Инжиниринг поэтому необходимость учета данного фактора ограничена. Расширенное уравнение Тейлора добавляет переменную для переднего угла режущей кромки, но не учитывает контакт вершины инструмента с заготовкой.

Vc ∙T m=CT , где VC — скорость резания, T — стойкость инструмента, а m и C T — постоянные величины (CT представляет собой скорость резания, при которой стойкость инструмента составляла бы одну минуту). Тейлор также установил, что скорость изнашивания инструмента обычно увеличивается в начале эксплуатации, стабилизируется на срок службы и, наконец, значительно возрастает на третьем и последнем этапе вплоть до окончания срока службы инструмента. Его модель представляет период между вторым и третьим этапами.

Рис. 4. Процесс резания металла —

Рис. 3. Нормальный износ инструмента — модель Тейлора

Дальнейшие эксперименты привели к созданию расширенного уравнения Тейлора для определения стойкости инструмента, которое учитывало большее количество переменных и, соответственно, было более сложным: C VBn 1 ) . T=( TVB hp bq V m c

Рис. 2. Абразивный износ

92

Соответственно, модель Тейлора неприменима при низких скоростях резания, когда материал заготовки налипает на режущую кромку и скапливается на ней, что влияет на качество обработки и повреждает инструмент. Также модель не описывает достаточно высокие скорости резания, которые могут спровоцировать химический износ. Как при низкой, так и при высокой скорости резания износ непредсказуем – износ в результате адгезии или химического воздействия может развиваться и быстро, и медленно. Модель Тейлора основана на втором этапе срока службы инструмента, а для него характерен стабильный и предсказуемый абразивный износ. Оригинальная модель Тейлора исходит из приоритета влияния скорости резания и применима, если глубина резания и скорость подачи не меняются. После определения глубины резания и скорости подачи можно подбирать скорость в зависимости от требуемой стойкости.

Здесь T – стойкость инструмента в минутах, VC — скорость резания, h — толщина стружки и b — ширина стружки. Это уравнение учитывает переменное значение переднего угла инструмента, а также постоянные значения для различных материалов. Несмотря на дополнительные факторы, эта модель обеспечивает наибольшую точность при изменении только одного условия резания за один раз. Одновременное изменение нескольких условий может привести к противоречивым результатам. Кроме того, модель Тейлора полностью не учитывает геометрическое положение режущего инструмента относительно заготовки. Режущая кромка может вступать в контакт с заготовкой под прямым углом (перпендикулярно направлению подачи) или под наклоном (передний угол относительно направления подачи). При этом режущая кромка считается «свободной», если вершина инструмента участвует в процессе резания, и «несвободной», если вершина инструмента вступает в контакт с заготовкой. Свободное прямоугольное и косоугольное резание редко используется в современной металлообработке,

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

базовый принцип

Модель Тейлора имеет свои недостатки, если оценивать ее с точки зрения технологий и сложности современной металлообработки. Однако в течение длительного времени модель Тейлора являлась превосходной основой для прогнозирования срока службы инструмента и сейчас в определенных условиях предоставляет надежные данные. Роль толщины стружки По мере того, как инженеры разрабатывали и изучали модели оценки стойкости инструмента, становилось понятно, что толщина стружки тесно связана со стойкостью. Толщина стружки представляет собой функцию глубины резания и подачи, измеряемую перпендикулярно режущей кромке и в плоскости, перпендикулярной направлению резания. Если угол в плане составляет 90 о (заходной угол 0 о в США), глубина резания и ширина стружки остаются неизменны, как и подача с толщиной стружки. Длина контакта инструмента с заготовкой представляет собой еще одну переменную для определения толщины


Инжиниринг стружки. Способ учёта влияния радиуса вершины инструмента был разработан шведским инженером Рагнаром Воксеном в начале 1960-х годов. Он предложил формулу для эквивалентной толщины стружки при токарной обработке, позволяющую рассчитывать теоретическую толщину стружки с учетом радиуса закругления инструмента. Результат позволяет мысленно выпрямить радиус вершины инструмента и определить область стружкообразования в виде прямоугольной зоны. Благодаря такому описанию модель отражает степень контакта закругленной вершины инструмента.

Рис. 5. Эквивалентная толщина стружки — модель Воксена

Модель Колдинга Модель расчета стойкости инструмента, разработанная шведским профессором Бертилем Колдингом в конце 1950-х годов, описывает зависимость стойкости инструмента от скорости резания и эквивалентной толщины стружки, учитывая также дополнительные факторы процесса резания. В числе этих факторов – материал и геометрия инструмента, температура и обрабатываемость заготовки. Эта модель и соответствующее сложное уравнение позволяют точно оценить влияние комбинированных изменений в различных условиях резания.

Рис. 6. Нормальный износ инструмента — модель Колдинга

Колдинг убедился, что изменение эквивалентной толщины стружки (подачи) меняет отношение между скоростью резания и сроком службы инструмента. При увеличении толщины стружки необходимо снизить скорость резания, чтобы стойкость инструмента осталась неизменной. Чем больше увеличивается толщина стружки, тем больше должна уменьшаться скорость резания. С другой стороны, при уменьшении эквивалентной толщины стружки срок службы инструмента увеличивается, а влияние повышенных скоростей резания уменьшается. Множество комбинаций значений скорости подачи, глубины резания, угла в плане и радиуса при вершине может дать одинаковое значение эквивалентной толщины стружки. При этом, если поддерживается постоянная эквивалентная толщина стружки при постоянной скорости резания, стойкость инструмента будет также оставаться неизменной, несмотря на изменения глубины резания, подачи и угла в плане. График слева показывает взаимосвязь изменения эквивалентной толщины стружки (обозначается буквой hE ), стойкости инструмента (T ) и скорости резания (VС ) во время обработки в стабильных условиях абразивного износа согласно модели Тейлора. Эта прямая зависимость также показана на графике справа. Однако в связи с тем, что модель Колдинга учитывает и другие факторы износа, результаты расчетов по этой модели представлены дополнительной кривой.

Рис. 7. Нормальный износ инструмента — модель Колдинга

Значения, представленные на кривой, не имеют большой важности при обработке конструкционных материалов, например стали, для которых характерен равномерный абразивный износ. Однако значения за пределами диапазона Тейлора становятся особенно важны при работе с такими материалами, как суперсплавы и титан, которые имеют склонность к поверхностному упрочнению. Это объясняется тем, что при обработке поверхностно упрочненного материала с низкой эквивалентной толщиной стружки повышается температура резания; для ее снижения и сохранения прежнего срока службы инструмента требуется меньшая скорость резания. Однако кривая показывает, что на определенном отрезке диапазона резания сочетание увеличенной толщины стружки и повышенной скорости резания, или более благоприятные

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

93


Инжиниринг условия резания, приведут к увеличению срока службы инструмента. Концепция одновременного увеличения двух параметров резания и скорости съема металла, представленная в 1960-х и 1970-х годах, стала революционной, поскольку противоречила имевшемуся на тот момент опыту и интуитивным предположениям. Разработка моделей, учитывающих многочисленные факторы в процессе металлообработки, например, модель Колдинга, в сочетании с концепциями моделей Тейлора и Арчарда, позволила объединить теоретические знания и практический опыт. Практическое применение все более сложных моделей для расчета стойкости инструмента требует компьютерного анализа многочисленных учитываемых факторов. Простые модели для определенного типа инструментов, материала заготовок и условий резания позволяют быстро выполнять расчеты вручную. Например, базовая модель Тейлора обеспечивает относительно быстрое получение результатов. Несмотря на это, даже расширенная модель Тейлора может потребовать достаточно много времени при расчетах вручную, а подобные расчеты факторов в уравнении Колдинга являются нецелесообразными в промышленных условиях. Для полной реализации преимуществ этих продвинутых моделей необходимо применять компьютерные программы расчета (см. дополнение про Seco Suggest). Такие программы позволяют решать сложные уравнения за доли секунды и предоставляют полезные рекомендации по обработке. Однако электронные средства расчета не снимают с операторов ответственности и необходимости мыслить критически и оценивать полученные результаты с точки зрения здравого смысла и опыта, полученного во время работы на производстве.

94

Заключение Расчет стойкости инструмента не является исключительно теоретической научной задачей; он позволяет повысить производительность на предприятиях и эффективнее контролировать расходы. Ключевыми факторами в промышлен-

ности являются сроки и стоимость производства определенного количества деталей требуемого качества. Поэтому важно знать, в течение какого времени инструмент сможет точно и эффективно выполнять обработку и когда потребуется замена. Надежность процесса и контроль расходов на инструмент и времени простоя зависят от точных прогнозов стойкости инструмента. Рас-

сматриваемые модели также позволяют при необходимости менять режимы в процессе обработки для обеспечения максимальной скорости, качества или надежности. Работа над созданием моделей расчета стойкости режущих инструментов будет продолжена, что позволит производителям оптимизировать процессы и достигнуть поставленных целей.

Компьютерные расчеты новых задач или текущих проектов. ПриНа производстве каждый оператор ложение систематизирует комплексные станка хотел бы знать, сколько еще проданные о тысячах режущих инструментов работает режущий инструмент до отказа и условиях обработки и предоставляет или полного износа. В то же время операподробные рекомендации по выбору инторы должны использовать инструменты струментов в соответствии с введенной в течение всего срока службы. Моделипользователем информацией. рование для расчета стойкости инструФункции Suggest выходят далеко мента включает как простой расчeт для за рамки онлайн-каталога. Это функотдельных операций, так и применение циональный идентификатор продукции, сложных моделей, использующих форкоторый быстро определяет инструмулы со многими переменными парамементы и последовательность операций, трами процесса резания. необходимые для обработки детали в Базовые модели позволяют вручсоответствии с требуемыми допусками. ную и за достаточно малое время приSuggest может создавать рекомендации близительно рассчитать стойкость на основании минимальных данных. инструмента. Более сложные модели Однако чем больше информации претребуют большего количества расчетов доставляет пользователь, тем точнее и большего времени. Самые лучшие мои эффективнее будет рекомендация. дели позволяют очень точно рассчитать Благодаря значениям по умолчанию, стойкость инструмента. Однако если предусмотренным для каждого поля расчеты для сложных моделей требуют ввода, приложение Suggest является больше времени, чем сами операции, простым и удобным в использовании для которых эти расчеты выполняются, даже для пользователей с базовыми экономическая выгода от них сомнительзнаниями в области обработки метална. На помощь приходят компьютерные ла. Пользователи могут в любое время программы для расчетов, позволяющие редактировать указанные данные, а быстро и предельно точно обрабатывать также фильтровать, сортировать и сравмногочисленные факторы и параметры, нивать, чтобы получить максимально которые учитываются в сложных моделях индивидуализированную информацию. для расчета стойкости. Все предложения можно сохранять в Примером подобной программы явэлектронном виде или создавать верляется онлайн-программа Suggest, пресии для печати. доставляемая Seco. Приложение Suggest Этот комплексный ресурс упрощает представляет собой вкладку на сайте процесс планирования и позволяет без Seco My Pages и является бесплатным проблем определять производительные для мобильных устройств с операциони экономичные решения, а также метоными системами iOS® или Android®, а также компьютеров с веб-браузером. дики обработки для конкретных задач. Приложение Suggest создано на Доступ к проверенной технической иноснове более 80-летнего опыта компаформации и консультации по планировании Seco в области металлообработки и нию процесса круглосуточно и ежедневпредназначено для предоставления рено значительно сокращает общее время комендаций по выбору инструмента для планирования процесса.

Умное производство • №2 (46) • Август 2019


технологии

Энергосбережение до нулевой отметки

Михаил Чучалин

Дом будущего – энергоэффективный дом. Вложенные в его строительство средства постепенно возвращаются за счет более низких затрат на эксплуатацию. Неизбежность перехода к энергосберегающим технологиям сегодня очевидна . Ежегодно число изобретений в сфере энергоэффективности возрастает, однако далеко не все из них находят практическое применение. Актуальным вопросом является выбор способов рационального использования энергоресурсов, уже подтвердивших свою эффективность на практике. В настоящей статье предложены апробированные в практике строительства и капитального ремонта решения для торгово-офисных центров и других зданий.

Значение строительства энергоэффективных зданий состоит в снижении воздействия на окружающую среду, связанного с выбросом в атмосферу при обогреве и охлаждении зданий тепла и вредных веществ наряду с экономией и комфортом. В мировой практике существует точка зрения, что энергоэффективным мы можем считать лишь такой дом, в котором зимой комфортная температура поддерживается без применения отопления, а летом — без системы кондиционирования. Это так называемые здания с нулевым внешним балансом энергии1. Проблема и в то же время возможность состоит в том, что до такого уровня энергоэффективности российским зданиям еще очень далеко. Без модернизации существующих зданий до технологий с более высокой эф-

фективностью невозможно получить нулевую энергию и даже сверхнизкие энергетические показатели, а также сократить выбросы углерода. Известно множество путей модернизации, однако быстрое масштабирование частично зависит от коммерциализации новых технологий. Zero-energy building – это здание с высокой энергоэффективностью, которое вырабатывает возобновляемую энергию и потребляет её в равном количестве на протяжении года. Технология не представляет большой проблемы для достижения ZE, но она важна. Особенно если речь идет об «умных» технологиях интеллектуального управления со встроенным интеллектом и прогнозной аналитикой. Сейчас в мире высок интерес к гармонизации энергосистем, технологиям хранения и сокращению выбросов парниковых газов. Многие исследования пока не подтверждены достаточными доказательствами эффективности в условиях пилотных проектов. Недостаточны также осведомленность о рынке этих технологий и возможности образования в этой сфере. Для стандартных строительных технологий приоритетно снижение нагрузки на систему отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха. Изменения, которые мы наблюдаем, связаны с появлением приложений для элементов управления освещением, обогревом и охлаждением, вентиляцией зданий, контроля энергосистем. Казалось бы, энергосберегающие лампы, светодиоды уже присутствуют на всех предприятиях и учреждениях, в большинстве квартир. Но на этом не заканчивается

1. Восс, Карстен; Мусалл, Эйке: Чистые здания с нулевым потреблением энергии — международные проекты по углеродной нейтральности в зданиях, Мюнхен, 2017, ISBN 978-3-920034-80-5

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

95


технологии энергосбережение. Проблемы с потерей в зимнее время (и усилением в летнее) тепла через окна продолжают оказывать большое влияние на тепловой дискомфорт. Новые разработки в области остекления, например, двойное или тонкое тройное стекло, использование различных добавок, влияющих на свойства стекла, могут обеспечить улучшенные термические свойства. В нашей практике строительства мы следуем принципу, что максимальная площадь остекления должна быть на южной стороне дома, чтобы собирать максимум тепла. При этом здание не должно пропускать тепло сквозь стены, кровлю и оконные проемы – для этого используются соответствующие теплоизоляционные материалы. Энергоэффективный дом предполагает также использование альтернативных источников энергии и подключение к системе «умный дом», позволяющей минимизировать расход энергии. Помимо «дома нулевой энергии» в мировой терминологии существуют «дом низкого потребления энергии», «пассивный дом», а также «дом плюсовой энергии» — здание, которое с помощью установленных на нем солнечных батарей, коллекторов, тепловых насосов, рекуператоров, грунтовых теплообменников, вырабатывает больше энергии, чем потребляет. А термин «активный дом», применяемый, например, в Дании, объединяет решения «пассивного дома» и технологии «умного дома»2. В российском правительстве, очевидно, имеется понимание того, что энергоэффективность не только повышает комфорт проживания, но и окупается в дальнейшем за счет снижения платы за коммунальные услуги. Однако вне бюджетной сферы каких-либо преференций для компаний, строящих энергоэффективные здания, нет. При этом установлены требования. В то же время энергосберегающие технологии в строительстве требуют существенных финансовых вложе-

96

Торгово-офисный центр «ДА» в Твери с панорамным остеклением

ний. В комплекс работ может входить энергосберегающая кровля, утепление стен, энергосберегающие краски, стеклопакеты, экономичные системы обогрева и охлаждения поверхностей. При проектировании и строительстве наших торгово-офисных центров мы применяем современные материалы и наиболее прогрессивные строительные технологии, но учитываем при выборе экономическую целесообразность. Вентиляционные системы могут создаваться с применением системы рекуперации тепла отработанного воздуха, а также переменной производительности приточно-вытяжных установок в зависимости от количества людей, находящихся в здании. Мы устанавливаем в торговых центрах приточную и вытяжную системы, а также, что весьма актуально, систему дымоудаления. Кроме того, с учетом назначения тех или иных помещений торгово-офисных центров устанавливаются кондиционеры, тепловые завесы, тепловые пушки — выбираем наиболее энергоэффективные варианты. Например,

отопительно-вентиляционное оборудование нового поколения Volcano VR, имеющее КПД 90%. За счет разумного расположения жалюзи вентиляционной решетки поток теплого воздуха распределяется по всей площади помещения, не создавая перепадов. Используя эластичные подводы теплоносителя, можно осуществлять регулировку направления движения воздуха в зависимости от сиюминутных потребностей на любую зону торгово-офисного помещения. Это снижает энергопотребление и затраты на отопление. Проанализировав наш опыт работы, мы предложили следующие этапы повышения энергоэффективности3: Первый шаг – это осознание ответственности – темпы роста загрязнения окружающей среды и тарифов на коммунальные услуги превышают темпы внедрения энергосберегающих и энергоэффективных технологий. Даже в современном социальноэкономическом контексте возможно создание дискурсивного поля для бесплатного обмена идеями, лучшими практиками, исследованиями

2. The Active House Alliance? –[Электронный ресурс]. Режим доступа https://www.activehouse.info/ 3. Chuchalin Mikhail. Director of «InvestStroy». LLC «InvestStroy». ВПРОВАДЖЕННЯ ЕНЕРГОЗБЕРІГАЮЧИХ ТА ЕНЕРГОЕФЕКТИВНИХ. [Электронный ресурс]. Режим доступа https://www.inter-nauka.com/uploads/public/14851956495073.pdf

Умное производство • №2 (46) • Август 2019


технологии

Капитальный ремонт здания бывшего КБО в Твери

и разработками, историями успеха. Местом генерации идей может стать интегрирующий он-лайн хаб, подобный the North Texas Renewable Energy Group 4. Зачастую профессиональные круги и общественность, объединенные общей целью, достигают результата гораздо быстрее, чем государственные структуры. Хаб может стать площадкой обучения, сотрудничества, обмена опытом для строительных и энергосервисных компаний, собственников жилья, объединений жителей многоквартирных домов, исследователей, муниципальных органов, предприятий коммунальной сферы, финансовых учреждений и других заинтересованных лиц. В число направлений работы хаба целесообразно включить научные исследования, отслеживание изменений в законодательстве и разработку предложений по его совершенствованию, консультации по энергосбережению для населения и бизнеса, представление успешных проектов по энергоэффективности, финансирование энергоэффективных проектов5. Также могут проводиться

конференции, презентации, семинары по проблематике энергосбережения, разрабатываться рекомендации по использованию лучших энергоэффективных технологий, устройств и материалов. Отдельного внимания заслуживают возможности обучения, которые сможет интегрировать подобная онлайн платформа. Например, финский оператор энергоэффективности Motiva разработал учебные материалы на русском языке по энергоэффективному строительству BUILD UP Skills 6. Это справочники для строительных площадок и серия просветительских видеосюжетов «Как вдвое уменьшить счет за электроэнергию в частном доме?». Второй важный шаг — адаптация идей с законодательными нормами. И законодательство должно совершенствоваться – введение в эксплуатацию новых зданий или реновация старых без повышения их энергоэффективности – это добавление риска к уже существующим угрозам в экологии и экономике. Поэтому насущной необходимостью

мы считаем разработку и принятие Кодекса этики в строительстве. Строительная отрасль сталкивается со многими вызовами – от неэтичного землеотвода, разрушающего природные объекты, до ввода в эксплуатацию новостроек, не соответствующих даже минимальным требованиям энергоэффективности. Систематизация строительных норм, требований, принципа осторожности и ответственности застройщиков в едином Кодексе даст возможность снизить негативное влияние строительства. Приказом от 17 ноября 2017 года N 1550/пр утверждены «Требования энергетической эффективности зданий, строений, сооружений»7. Они предъявляются к проектируемым, реконструируемым, проходящим капитальный ремонт и эксплуатируемым отапливаемым зданиям, строениям, сооружениям. Для вновь создаваемых зданий удельная характеристика расхода тепловой энергии на отопление и вентиляцию уменьшена с 1 июля 2018 г. на 20% по отношению к базовому уровню. С 1 января 2023 г. она должна уменьшиться на 40%, а с 1 января 2028 г. — на 50%. Установлены и другие требования, в зависимости от класса энергоэффективности зданий. В ряде российских регионов начато присвоение зданиям класса энергоэффективности. В других — эта работа практически не ведется. Очевидно, что наименее энергоэффективными окажутся школы, больницы, административные здания. В зданиях-памятниках архитектуры работы по повышению энергоэффективности затруднены, поскольку существуют ограничения в части применяемых материалов. Улучшения в таких зданиях должно происходить через изоляцию подвалов, верхнего и нижнего этажей. Следовательно, недостаточно просто предъявить требования. Необходимы инструмен-

4. About the North Texas Renewable Energy Group, [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.ntreg.org/index.shtml#About 5. Миллер В., Лю А. Л., Амин З., Грей М., — Вовлечение жильцов в модернизацию жилищного строительства с нулевой энергией: австралийский субтропический пример, Solar Energy, 2018. 6. BUILD UP Skills [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.buildup.eu/en/skills 7. Приказ Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ от 17 ноября 2017 г. N 1550/пр «Об утверждении Требований энергетической эффективности зданий, строений, сооружений», — Информационно-правовой портал Гарант. -[Электронный ресурс]. Режим доступа https://www.garant. ru/products/ipo/prime/doc/71768640/

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

97


технологии

98

ты, способные обеспечить их выполнение, и стимулы для застройщиков и собственников. Класс энергоэффективности здания определяется исходя из величины отклонения удельного расхода тепловой энергии на отопление здания от нормируемого значения. Проконтролировать этот показатель рядовому потребителю сложно. Чаще всего после капитального ремонта зданию присваивается класс «В» (высокий), хотя эксперты отмечают, что фактический класс энергоэффективности таких домов соответствует классу «D» или «Е» (очень низкий). Самый низкий класс – «F», к нему относится большинство зданий советского периода с изношенными системами. Для более корректной оценки проводится энергетический аудит – обследование здания, выявляющее его состояние и класс. Это диагноз здания, от которого зависят дальнейшие действия по повышению энергоэффективности. Основная проблема – высокая стоимость аудита зданий, она не стимулирует собственников к экспертизе перед проведением реновации. Мы ответственно относимся к вопросу энергоэффективности, поэтому при капитальном ремонте здания бывшего Комбината бытового обслуживания в Твери проведено утепление фасада и его отделка современным материалом Алюкобонд. Эти алюминиевые композитные панели представляет собой соединенные друг с другом при помощи специального минерального или ПВХнаполнителя два алюминиевых листа с полимерным покрытием. Панели из Алюкобонда имеют достаточно низкий вес, их поверхность не трескается при монтаже, а при эксплуатации выдерживает диапазон температур от -60 до +80 градусов по Цельсию и прекрасно сопротивляется механическим повреждениям и давлению. Абсолютная пожаробезопасность позволяет использовать алюкобонд при отделки зданий с повышенными требованиями. Ремонтируемое здание будет использоваться как торгово-офисный центр. Поэтому помимо утепления и

пожарной безопасности мы уделили внимание остеклению. Современные требования безопасности позволяют использовать только закаленное витринное стекло. На лестницах используется триплекс — многослойное ударопрочное стекло, состоящее из двух слоев закаленного. Стоимость витринного стекла сравнима с ценой 1 кв. метра стены, но оно имеет более эстетичный вид, повышает презентативность торговой точки и позволяет использовать естественное освещение. Проекты новых домов должны предусматривать высокую энергоэффективность еще на этапе дизайна. На наш взгляд, государству следует поощрять ввод новостроек с энергетическим классом не ниже «В». Такие программы, как EnergyPlusTM, позволяют дизайнерам и архитекторам без дополнительных затрат спроектировать наилучшее с точки зрения энергоэффективности здание. В зависимости от состояния здания, его характеристик, климатической зоны в реальной практике безусловно применимы теплоизоляция стен и кровель, реновация инженерных систем здания с установкой терморегуляторов и применением современной тепловой изоляции трубопроводов отопления и горячего водоснабжения, установка окон и дверей с высокими характеристиками. С учетом финансовых возможностей применяется рекуперация тепла вентиляционного воздуха, осуществляется установка тепловых насосов и солнечных коллекторов, энергосберегающего освещения и бытовой техники. Солнечная электростанция может обеспечить помещению полную энергетическую независимость (нулевой внешний баланс), а рекуперация тепла позволяет повторно использовать до 80% тепловыброса. Необходимо отметить, что торгово-офисное здание, построенное в российском регионе по последнему слову энергосберегающих технологий, окажется слишком дорогим и неокупаемым проектом. Приходится выбирать компромиссные решения, но мы твердо следуем

Умное производство • №2 (46) • Август 2019

своему внутреннему устремлению к повышению энергоэффективности при строительстве наших объектов. Несколько лет назад наша компания была удостоена благодарности за профессионализм и самоотдачу при работе на олимпийских объектах в Сочи. Там была поставлена достаточно высокая планка по энергосбережению и экологичности, и бюджет ей соответствовал. Это был очень важный опыт для нашего коллектива. Опыт и знания помогают нам выбирать доступные решения для повышения энергоэффективности. Например, утилизация тепла солнечной радиации в тепловом балансе здания на основе оптимального выбора светопрозрачных ограждающих конструкций. Офисные центры обладают значительной площадью остекления. При проектировании мы учитываем расположение здания, чтобы максимально использовать солнечный свет и тепло. Большое значение придается характеристикам и качеству кровельных материалов, применяемых для остекления и утепления фасада, а также входных групп. В основном торгово-офисные центры имеют плоскую крышу и внутренний водосток. Это дает возможность применять не только рубемаст — рулонный кровельный наплавляемый материал, но и полимерные мембраны, монтаж которых возможен даже при низких температурах и обеспечивает максимальную безопасность проведения работ. В целом нам удается достичь сравнительно высоких показателей энергоэффективности на существующем строительном рынке, обеспечив этим конкурентоспособность построенных нами зданий. Для любой национальной экономики, в том числе и российской, решающее значение в энергосбережении имеет принятие адекватных энергосберегающих мер как в отношении новых строящихся зданий, так и в отношении существующих зданий старой постройки. По оценкам экспертов задача энергоэффективности зданий может быть полностью решена лишь к концу этого века.


ГЕНЕРАЛЬНЫЙ МЕДИАПАРТНЁР

Реклама.


Реклама

Profile for yandex9381

Журнал Умное производство №2(46) август 2019  

Журнал Умное производство №2(46) август 2019  

Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded