Issuu on Google+

FCDin magazine


СОДЕРЖАНИЕ РАЗМИНКА...3-5 стр. Цифры месяца По горячим следам 2011 года ЗВЕЗДАН МИСИМОВИЧ...8 стр. В этом сезоне от боснийского полузащитника ждали куда больше, чем он показал на поле. «FCDin Magazine» сформировал правила игры капитана боснийской сборной IMHO - In MikluHo Opinion...11 стр. Mikluho в своей колонке — о трансферной деятельности «Динамо» за последние годы АРТУР ЮСУПОВ. ИЗ САМАРЫ В МОСКВУ...12 стр. «FCDin Magazine» встретился с одним из главных открытий 2011 года и расспросил о Самаре, Москве, воспитавшей его академии, тренерах и молодости НЕПОСТОЯНСТВО ПАМЯТИ...16 стр. «FCDin Magazine» выуживает из своей памяти главные впечатления от матчей октября-ноября и компилирует их в виде цифр, слов, оценок и комментариев болельщиков С РАЗНЫХ ФЛАНГОВ...20 стр. Бывший вратарь «Динамо» Андрей Сметанин и корреспондент Чемпионат.cом Александр Служаков высказались о злободневном — перспективах в весенней части чемпионата, неудачах в матчах с «Рубином» и возможных приобретениях НЕ ДЕНЬ Д...22 стр. Дмитрий Глазков посетил молодежное дерби, в котором бело-голубые упустили возможность побороться за медали ЗА ЗАНАВЕСОМ ВОЛШЕБСТВА...24 стр. Автор «Советского Спорта» Михаил Борзыкин в колонке для «FCDin Magazine» размышляет о прошедшем сезоне московского «Динамо» и приходит к выводу: Сергею Силкину удалось построить команду, которая надолго останется в памяти болельщиков РОДИНА РОССИЙСКОГО ФУТБОЛА...26 стр. «FCDin Magazine» провел ревизию всех российских футболистов, выходивших в этом сезоне на поле в матчах Премьер-лиги, и выяснил, что абсолютное большинство среди них — уроженцы Москвы ОТТЕНКИ БЕЛО-ГОЛУБОГО...28 стр. Павел Катрич — о бывших и будущих легендах «Динамо» ЛЕВ ИВАНОВИЧ. ФОТОИСТОРИЯ...29 стр. История Льва Ивановича Яшина в фотографиях КОНСТАНТИН БЕСКОВ. ВСЕГДА ЖИВОЙ...36 стр. 18 ноября — особая дата в динамовской истории. Именно в этот день в Москве родилась будущая легенда московского «Динамо» — Константин Иванович Бесков. К юбилею «FCDin Magazine» приводит отрывок из его собственной книги — «Моя жизнь в футболе» ВСЕ ГОЛЫ СЕЗОНА 2011..40 стр. «FCDin Magazine» нарисовал схему всех забитых и пропущенных мячей за 31 тур сезона 2011 года РАЗДВОЕНИЕ ЛИЧНОСТИ...43 стр.

Непрекращающийся внутренний диалог. На этот раз предметом спора стал поход на зимний футбол — морозный и беспощадный

ИГРА НА ГРАНИ РЕАЛЬНОСТИ...44 стр. «FCDin Magazine» о любимой игре миллионов «Football Manager», и о том, как сделать «Динамо» чемпионом (пусть и виртуальным) в ее новой версии «ДИНАМО» НА КАРТЕ МИРА...46 стр. Очередным гостем рубрики про зарубежные аналоги бело-голубых стало «Динамо» из Каролины — студенты со стремлениями профессионалов ВЗГЛЯД ИЗДАЛЕКА...48 стр. Сева Корогод об американском соккере и о том, как трудно вставать по утрам ради любимой команды NO COMMENTS...50 стр. Бело-голубая рефлексия во всемирной паутине

РЕДАКЦИЯ Главный редактор Павел Катрич Шеф-редактор Дмитрий Глазков Дизайн Мария Кант Над номером работали: Дмитрий Глазков, Павел Катрич, Мария Кант, Михаил Тяпков, Алексей Ракитин, Дамир Тригулов, Михаил Борзыкин Фото: Катерина Данилова, Елизавета Кирсанова, Ольга Степиньш, Константин Твердовский (ФК «Динамо» Москва) E-mail: fcdmag@gmail.com Тираж: 999 экземпляров Типография: «Dynamic Print» г.Москва, ул. Б. Полянка, д. 56, стр. 11 тел. 953-00-84


3 / декабрь 2011

300 100 250 25 1454 11

-й матч «Динамо» в российской Премьер-лиге

выездных побед в чемпионатах России

– я победа в чемпионатах России 3

-й матч Сергея Силкина в чемпионатах России

дня «Динамо» не проигрывает «Спартаку» (на 4-е ноября)

- е поражение от «Рубина» в 18-ти матчах


ПО ГОРЯЧИМ СЛЕДАМ

2011


3 / декабрь 2011

5


3 / декабрь 2011

ИГРОКИ МЕСЯЦА

КЕВИН КУРАНЬИ

АЛЕКСАНДР КОКОРИН

ЛЮК УИЛКШИР

ЗВЕЗДАН МИСИМОВИЧ

АНТОН ШУНИН

Немецкая машина заработала на полную катушку в самый подходящий момент —дисквалификация, а потом и травма Воронина поставила под сомнения динамовские перспективы в самом конце чемпионата. Ответ Кураньи был резок и незамедлителен: два важнейших мяча на закате второго круга позволили динамовцам набрать четыре очка и сохранить за собой третье место в таблице, а самому Кураньи избежать недоуменных взглядов – гол «Спартаку» стал его первым мячом в чемпионате забитым головой.

Еще одна машина, правда, российского производства, судя по всему, так разогналась по Ленинградскому шоссе в районе Химок, что тут же была оштрафована вызовом в сборную. Александр Кокорин уже не первый матч носится как угорелый по левому флангу, отвоеванному у Нехайчика, не обращая внимание на количество соперников перед собой. Несмотря на то, что мысли в этом хаотичном движении пока что явно не хватает, свою бровку Кокорин вытаптывает до возгорания, захватывая при этом и часть центральной зоны. В конце сезона Александр начал и забивать — его голы «Анжи» и «Кубани» принесли бело-голубым победы.

Осень перед последним годом контракта – самое время показывать товар лицом. Как потенциальным покупателям, так и собственным работодателям. Уилкшир, видимо, зная эту простую истину, последний месяц провел практически на одном дыхании. Магия контракта: резко куда-то пропали позиционные ошибки, регулярные провалы «один в один», зато стали выигрываться единоборства, из небытия восстали уже порядком подзабытые классические подкаты. Впрочем, это ни сколько не принижает заслуг австралийца – в матче с «Зенитом» он и вовсе был лучшим, а остальные игры провел на довольно высоком уровне.

Звезда всех гостевых книг и форумов динамовского интернета получил возможность поработать не словами в СМИ, а ногами на футбольном поле. Его правой ноге потребовался лишь один штрафной, чтобы принести «Динамо» победу в заснеженном Томске, а дискуссии насчет места боснийца на поле вспыхнули с новой силой. Впрочем, уже в матче со «Спартаком» его ногам явно не хватало скорости, а разговоры о его избранности и величии поутихли.

Неизвестно, сколько раз сыпались с трибун слова благодарности вратарю «Динамо» на первых минутах матча со «Спартаком», когда Шунин на пару с Уилкширом совершили, пожалуй, ключевой сейв в этой игре — мы-то знаем, что, пропуская первыми, «Динамо» не часто способно отыграться. Уверенности Шунина могут позавидовать десятки вратарей, и даже совсем необязательная ошибка в матче с «Кубанью» практически сразу стерлась из памяти — спустя считанные минуты Антон вытащил тяжелейщий удар Кулика в девятку.

7


Правила игры


Звездан Мисимович

3 / декабрь 2011

Всего пару лет назад, когда Мисимовичу было всего 27 лет, его игра удивляла, заставляла даже неинтересующихся смотреть чемпионат Германии, а статистические показатели, особенно бесчисленные голевые передачи, надолго вводили в ступор. В тот момент казалось, что не сегодня так завтра Мисимович окажется в клубе по статусу сопоставимом с его родной «Баварией». Или в одном клубе-олигархе из какого-нибудь Манчестера, как это впоследствии получилось у другого боснийца — Джеко. Вряд-ли можно ошибиться, если ска-

Хороший плеймейкер способен диктовать темп игры, помогать обороне и создавать голевые моменты партнерам. Российская лига сейчас находится на подъеме. Ваши клубы очень прилично смотрятся в еврокубках, у вас уже сейчас выступают много классных футболистов. Я нахожусь в лучшем футбольном возрасте и отдам клубу все, на что способен, чтобы помочь ему добиться результата

Я — игрок высокого класса, а классные футболисты всегда пробиваются в состав

зать, что сейчас Мисимович жалеет, что покинул Германию, отправившись в «Галатасарай». Оказавшись за пределами столь привычной для него Германии, Мисимович пока что так и не сумел полноценно вписаться ни в одну команду, не говоря уже о том, чтобы стать в ней лидером, каким был в «Вольфсбурге». И это, пожалуй, самая большая загадка до конца так и неизведанной сербско-боснийской души. Когда он вступил на российскую землю, то почти первым делом обвинил тренерский штаб турецкой команды, руководство и все иже с ними. Впрочем, с первым же появлением на поле он сам опроверг свои собственные слова — его физическое состояние только лишь отдаленно напоминало прежнего Мисимовича. Сейчас он попал в примерно ту же ситуацию, в которой совсем недавно был его партнер по «Динамо» — Воронин. В нем не чают души болельщики, про него лестно отзываются специалисты, но тренерский штаб место на поле для Мисимовича найти не может. Чем эта история закончится для самого Мисимовича — неизвестно. Но его собственные высказывания и вполне футбольный возраст позволяют рассчитывать, что он выйдет из этого затяжного пике вне чемпионата Германии. Пусть, возможно, и не в «Динамо».

Сейчас я не играю, но моей вины в этом нет. Конечно, я не рад сложившейся ситуации, но я в ней не виноват (о времени в «Галатасарае». Почему уехал из Германии? Видимо, потому, что не ищу легких путей. Всю жизнь выступал в Германии, но вдруг захотелось попробовать что-то новое. Я профессиональный футболист и длительные перелеты — часть моей работы. Во-вторых, выступая в Европе мне не раз доводилось летать по пять и более часов. Хоть я родился и вырос в Германии, но знаю сербский, а он немного похож на русский.  Что касается снегопада… Если ты классный игрок, то сможешь продемонстрировать свои способности на любом покрытии. Условия-то были одинаковые для обеих команд. Убежден, что и в «Динамо» буду играть постоянно. Я — игрок высокого класса, а классные футболисты всегда пробиваются в состав. Главный тренер мне сказал, что я важный игрок, могу играть решающую роль, но должен дальше работать

9


Со мной в составе у «Динамо» появится больше креатива. У меня хорошее видение поля. Плюс достаточно опыта, который я смогу применить.

вполне комфортно. Да, город очень большой, но Стамбул не меньше.  Первенство России находится гдето на одном уровне с португальским. И турецким, наверное, тоже.

Для меня самое важное — моя семья. Обожаю играть в футбол! А именно в центре полузащиты получаешь возможность как можно чаще встречаться с мячом. Нет футбольной профессии прекраснее, чем плеймейкер! Как бы хорошо ни сыграл в Томске, думаю, ничего кардинальным образом не изменится, и на следующий матч выйдет прежний состав, а я вернусь на скамейку запасных. Сафет Сушич — это легенда! Он один

Многие русские слова понимаю — ведь он похож на боснийский. Но чтобы говорить самому или читать — до этого еще не дошло. Общаюсь с партнерами поанглийски, некоторые ребята его знают. С Кураньи можно и на немецком поговорить. А вот тренер Силкин иностранными языками не владеет. Звездан происходит от слова «звезда», которое в моем родном языке значит то же самое, что на русском. Но в Германии людям сложно было его выговорить, и они придумали прозвище Цвечге. А в

Со мной в составе у «Динамо» появится больше креатива из лучших футболистов в истории Боснии. И тренер опытный, долгое время работал в Турции. Надеюсь, вместе с ним мы добьемся лучшего результата в истории нашего футбола Почему решил выступать за Боснию? Не знаю… Все-таки это дом, родина предков. Да, я сам из Мюнхена, но пробиться в немецкую сборную никогда даже не стремился. Мои родители — православные. И я тоже. Религия для меня важна, верю в бога. И в церковь хожу, хотя не очень часто. Джеко — человек, крепко стоящий на земле. А какой он футболист, не мне вам рассказывать. Мы с Эдином хорошие друзья. Россия получила право организовать чемпионат мира-2018, строятся новые современные стадионы, улучшается инфраструктура. Так что российская премьер-лига становится более привлекательной для именитых игроков.  В российской столице чувствую себя

Боснии меня часто называют Слива — ведь слово «цвечге» переводится с немецкого именно так. И еще — Миске. Сергей Силкин только первый год возглавляет команду такого уровня. Чтобы оценить его работу, надо подождать. Ведь сезон длинный. Когда он закончится, тогда и будет видно. С начала сезона никто не ставил под сомнение мой уровень как игрока. Я умею то, что умею, знаю то, что знаю. Скамейка — непростая ситуация для меня. Однако не опускаю руки, работаю, стараюсь показать себя. А определять состав в любом случае главному тренеру. Играть в «найди виноватого» не собираюсь. Это решение тренера, а не его вина.

При подготовке материала использованы цитаты из интервью Звездана Мисимовича Fcdin.com, газет «Прессбол», «Спорт-Экспресс» и «Советский Спорт», а также официального сайта ФК «Динамо» Москва.


Авторская колонка Mikluho / «IMHO - In MikluHo Opinion»

3 / декабрь 2011

Сизифов труд Понятие летняя селекция для «Динамо» скоро станет синонимом известного выражения, пришедшего из древнегреческих мифов. За последние пять лет лишь дважды покупки, сделанные по ходу сезона, оказывались реальным подспорьем для командных результатов. Да и то с оговорками. В 2008-м о трансфере Габулова договорились еще весной, а о приобретении его задумались вообще зимой. Быстро вписался в команду и Уилкшир, но тут уж не было выбора — с уходом Данни кадровый резерв у Кобелева остался минимальный. Остальные летние трансферные кампании при Андрее Николаевиче заканчивались ничем. В 2006-м году после отчисления из стоящей на вылет команды ряда футболистов срочно требовались дополнительные кадры, средств не было, и быстро были оформлены отношения со свободным агентом португальцем Морейрой и взятыми в аренду вратарем Хуцаном и форвардом Пошкусом. Морейра появился на поле лишь раз, в проваленном гостевом поединке с «Лучом», литовец сыграл в пяти матчах, но ничем, кроме голевого паса все в той же игре во Владивостоке, не отметился. Хуцан и вовсе не пригодился.

Исключение — трансфер Кураньи В 2007-м Димидко и Генков дебютировали в победном матче с ЦСКА и получили неплохие отзывы. Но постепенно Кобелев задвигал только что приобретенных футболистов все дальше в резерв. Димидко после 20-го тура не играл вовсе, ограничившись тремя встречами и участием в памятных 3:9 в Кубке. Генков в Питере даже забил, а вот в чемпионате когда выходил на поле (нечасто) — отличиться не мог. Не лучшим образом складывались дела и у Куштодиу — тренерский штаб долго помогал ему адаптироваться, потом вписывал в схему, потом португалец лечился, а в итоге выяснилось, что он еще и не подходит под тактику. В общем, ни одного

полного матча Куштодиу в том сезоне так и не сыграл. Чуть лучше складывались дела у Агияра в 2009-м, но исключительно в плане игрового времени. Отдача от уругвайца при этом была минимальной, а результаты команды шли не в гору, а на спад. В прошлом сезоне уже при Миодраге Божовиче однозначно не нужными оказались Кисенков и Якубко. Дуймович и Ломич играли достаточно много, но опять же добавили команде количества, а не качества. Исключение — трансфер Кураньи, но и он планировался еще зимой, так что не может быть назван плодом летней селекции. Наконец, свежий опыт — первая кампания Сергея Силкина. Вновь Шитов и Нехайчик бодро дебютируют, но защитник так и ограничивается одной подменой Уилкшира, а хавбек так и не вписывается сходу в командную игру и постепенно проигрывает конкуренцию Кокорину. Сергей Николаевич говорит, что доволен тем, что конкуренция с новичками подстегнула игроков основного состава. Но для эффективной селекции такого результата явно недостаточно. По крайней мере, это касается средней линии — основные игроки сетуют на накопившуюся усталость, но выясняется, что даже не замену выпустить тех же Нехайчика с Гатаговым – подчас слишком большой риск, на который тренерский штаб не готов. В чем именно причина таких неудач летней селекции? Зимой тоже не обходится без осечек, но все же в межсезонье клуб пополнился практически всеми нынешними игроками «старта» — Семшовым и Фернандесом в 2006-м, Кокориным в 2008-м, Самедовым и Ворониным в 2010-м. Зимой приходили Пименов и Кержаков, Юсупов и Сапета. Есть ощущение, что тренерам «Динамо» для интеграции новичков в тактическую модель требуется полноценная предсезонка. Причем даже для тех игроков, которых вроде бы и предпочли именно с прицелом на быструю адаптацию — как белорусов. Кроме того, можно отметить, что летом зачастую селекция выглядит

очень суетливой. Вроде бы усиливаться надо, этого требует и ситуация, и болельщики, и время поджимает, а в таких ситуациях выбор оптимального варианта — задача непростая. И вот здесь в пользу «Динамо» должна сыграть реформа чемпионата. Зимнее окно останется неизменным — будет и время, и сборы. При этом летнее теперь станет межсезоньем, что расширит рыночные возможности, даст больше времени на адаптацию и сделает приобретения июня-июля соответствующими задачам сезона. Особенно если команда пробьется в еврокубки. Тогда, глядишь, и укреплять состав получится не раз в год, а в два раза чаще. И не в плане глубины резерва, а в отношении качества основы.

11

летом зачастую селекция выглядит очень суетливой


АРТУР ЮСУПОВ.

Из Самары – в Москву


Его зовут Артур Юсупов. Он перебрался в Москву из Самары в конце 2008 года, к тому времени успев отточиться во втором дивизионе. Дебют за основной состав «Динамо» состоялся два года назад – в ноябре 2009 года– выпорхнув из молодежной команды, субтильный юноша запомнился мгновенной голевой передачей на Ропотана, а также – скорой заменой в перерыве. До нынешнего сезона матч в Нальчике так и оставался его единственной игрой в Премьер-лиге. — Хорошо помню ту игру, — рассказывает Юсупов ровно два года спустя. — Неудачный для меня матч. Тогда многое не получилось, не хватило уверенности и опыта. Ну и, конечно, физических данных. С одной стороны я был очень рад, что вышел в основе, с другой — понимал, что второго шанса в том чемпионате не будет, ведь оставались игры с серьезными соперниками. За последние два года прибавил в собственной уверенности, в физике. Юсупов — одно из главных открытий Премьер-лиги 2011 года. Опорный по позиции, креативный — по духу; он скорее похож на студента архитектурного университета, чем на человека, чье главное занятие в рабочее время — отбирать мяч и организовывать атаки. Но все внешние эффекты нагло врут. Динамовский опорник видит партнера там, где его не видит зритель с трибуны, не боится остроумных передач и дерзких обостряющих проходов. — Но недостатков еще полно. Надо работать и работать. Думаю, мне очень помогла аренда в «Химках». Там все-таки приходилось играть с взрослыми мужиками, а не с дублерами. Как ни крути, а это был серьезный турнир, тренер мне доверял. Все это и сказалось. Хороший ли для мо��одых опыт в Первом дивизионе? Зависит от возраста. Наверное, тем, кому семнадцать-девятнадцать лет, лучше играть в дубле. А потом, если еще не дорос до основной команды, можно уйти на годик в аренду. В Первом дивизионе я набрался опыта, получал много игрового времени. Мне это, безусловно, пошло на пользу. *** До «Динамо» в карьере Юсупова значится та самая знаменитая тольяттинская академия им. Коноплева. Футбольный интернат, созданный в 2003 году и финансируемый структурами Романа Абрамовича, осуществил невозможное — поставил на поток взращивание талантливых россий-

ских футболистов. Секрет успеха прост: хорошие условия, тренерские зарплаты, инфраструктура. Именно там для Юсупова все и начиналось. — Меня позвали в академию, когда она только развивалась и еще не была на том уровне, на котором находится сейчас. Я сначала отказывался, считая, что мне это не надо. А потом, когда она уже раскрутилась, меня в очередной раз пригласили на просмотр. И я поехал. Удачно, как оказалось. В академии все живут футболом. Впрочем, в Тольятти больше и нечем заниматься. Для молодых ребят созданы абсолютно все условия для тренировок. Об этом говорит тот факт, что уже в 10-12 лет молодые ребята ездят на турниры в Западную Европу. Я до Тольятти ни разу в самолет не садился, а через два года некуда было ставить отметки о визах. Играли с «Реалом», причем, у них команда была на год старше, да и со многими другими известными командами. Пусть это были товарищеские игры, но мы никому не уступали. Так что воспоминания только положительные. Такого в России больше нигде нет. Денег там не жалеют, что очень хорошо. Переход во взрослый футбол — одно из самых сложных препятствий на пути талантливой молодежи. В российских реалиях он зачастую и вовсе превращается в пропасть. Алан Дзагоев вот-вот должен завершить столь пугающий и длинный переход. Вылупляющийся лидер ЦСКА тоже воспитывался в академии Коноплева, и в негласном рейтинге среди воспитанников он номер один. — Как за ним можно не следить, если про него везде говорят? (улыбается). Он большой молодец, конечно, — и в сборной забивает, и в Лиге Чемпионов. Не сказать, что мы близко общаемся, но когда видимся — обязательно. Дима Рыжов недавно приезжал в гости, он сейчас в «Мордовии» играет, а принадлежит ЦСКА. В основном многие играют в Первом дивизионе, хотя почти все уходили в Премьер-лигу. Было бы логично, если Юсупов после академии оказался бы в самарских «Крыльях» — команде из родной для него Самары. Но судьба распорядилась иначе, отправив молодого полузащитника покорять Москву. — После академии у меня действительно был вариант с «Крыльями Советов». Но одновременно поступило и предложение от «Динамо». Долго не думал. «Динамо» — топ-клуб, в котором стремится играть

Главное – попасть в струю, обойму

В Первом дивизионе я набрался опыта, получал много игрового времени

13


каждый молодой игрок. Было бы глупо отказаться от такого шанса. Единственная причина, из-за которой я немного сомневался, — не сильно горел желанием уезжать из родного города. Но все, абсолютно все, включая родителей, без сомнений говорили: «только «Динамо». Так что выбор оказался совершенно правильным. Сейчас часто бываю в Самаре. Особенно летом туда рвусь — на Волгу, загорать, отдыхать, ведь летом там очень хорошо. Но и друзья ко мне приезжают, родители, хотя и не так часто. Отец, например, приезжал на матч в Санкт-Петербурге. Но у них работа не позволяет часто выбираться — он футбольный детский тренер в Самаре. Юсупов прижился не только в «Динамо», но и во всей Москве, что для молодого футболиста, который уезжает один в такой город — задача, прямо скажем, не простая. — Да, действительно сейчас Москва стала для меня родным городом. Сейчас будут каникулы и я, честно говоря, не знаю уезжать кому-то — другой. Каждому не в Самару или нет — все здесь угодишь. Кобелев и Божович почуже настолько родное. Хотел бы ти не доверяли мне, в отличие от дальше продолжать здесь жить. Тарханова и Силкина. А доверие Тем более уже довольно уверено тренера — это самое главное. здесь себя чувствую – маршрут на Когда твой тренер тебе доверяет, базу знаю почти по всем дорото ты автоматически раскрепощагам (улыбается). Хотя машину в ешься, начинаешь показывать всё Москве купил не сразу — только на что способен. А доверие — это в этом году. До этого на автобусе, игровое время. Самое главное — метро, такси. А так… в принципе, играть, а там уже и уверенность я в центр редко езжу. Все и так придет. Вообще, мне всегда везло под рукой. с тренерами, с самого детства. Не было такого, чтобы прививали *** футбол «бей-беги». Все тренеры прививали мне техничный К своим 22-м годам Юсупов футбол. успел поиграть не только почти Смотря на Юсупова, многие обна всех ступеньках российского ращают внимание, что для своего футбола, от второго дивизиона возраста он весьма уверенно дейдо молодежного первенства, но и ствует на поле даже тогда, когда поработать со многими авторимногие его старшие коллеги начитетными специалистами. В списке нают нервничать. Уж чему-чему, а его тренеров значится и Кобелев, его хладнокровию и концентрации и Божович, и Тарханов и, наконец, могут позавидовать многие. Силкин. С кем же из них комфор— Сейчас стараюсь очень сетнее было работать молодому рьезно готовиться к каждому матигроку? чу. Мандража никакого нет. Я сам — Ситуации бывают разные. себе всегда говорю, что если буду Кому-то один тренер нравится,

мне нужно прибавлять

доверие тренера – это самое главное


волноваться, то ничего не получится. Сам прививаю себе спокойствие, а оно очень помогает на футбольном поле. Больше всего волновался, наверное, в Махачкале, где был биток народу, все орут. Мы даже на автобусе нормально к стадиону подъехать не могли — огромное количество людей. Мне Воронин говорит: «ты что испугался? Столько народу никогда не видел?» (смеется). После поездки в Махачкалу мне стало понятно, почему «Анжи» дома регулярно набирает очки — поддержка там сумасшедшая. Но мы могли увезти оттуда, как минимум, одно очко. Если бы судья не ошибся, то, возможно, наша атака чем-то удачным закончилась. Думаю, что ничья в том матче была бы справедливым итогом. А вот после поражений первые дни сильно переживаю. Но потом, как говорится, время лечит. Прекрасно понимаю: для того, чтобы двигаться вперед, надо быстрее забывать неудачи. *** Успехи нынешнего «Динамо», так или иначе, связаны с двумя основными фигурами — Сергеем Силкиным и Андреем Ворониным. Но если со вторым все более-менее ясно, то главный тренер, возглавив впервые в своей карьере взрослый клуб, не побоялся доверить одну из ключевых позиций в центре поля молодому полузащитнику с минимальным опытом выступлений в Премьер-лиге. И это учитывая, что на скамейке запасных оставались более опытные Ропотан и Дуймович. Но молодого и талантливого парня лидеры команды приняли безо всяких оговорок. — У нас в команде фантастическая атмосфера. Все друг друга поддерживают, помогают. Особенно Воронин, конечно. После неудачных матчей всегда говорит, чтобы я собрался. После хороших — хвалит, всегда поддерживает. Я стараюсь прислушиваться к нашим лидерам. Думаю, что каждый мечтает со временем стать похожими на них. По общению нет никакой разницы между молодыми игроками и более опытными. Разница только в паспорте. При Божовиче все-таки была немного другая ситуация. Климат в команде во многом зависит от результатов, а у нас результата как раз и не было. Когда проигрываешь, как можно шутить и смеяться? В одном из интервью Кевина Кураньи спросили, кто из молодых футболистов в будущем способен стать настоящей звездой. «Юсупов. У него для этого есть всё. И в особенности — умение всё схватывать на

лету, впитывать то хорошее, что видит и слышит. Дайте ему пару лет. Он достигнет очень многого в сборной России», – ответ немца, повидавшего на своем веку множество молодых футболистов, был словно приговор. Теперь у Юсупова не осталось выбора. — Конечно, было очень приятно слышать такие высказывания. Но сам я прекрасно понимаю, что все это — аванс, и чтобы это случилось нужно грызть землю. Конечно, я стараюсь делать все, что только можно, но сейчас о сборной слишком рано говорить. При самых лучших раскладах — этот разговор можно будет поднять года через два. Сейчас многие говорят, спрашивают о Чемпионате Мира 2018 года. А что говорить? Надо просто туда попадать. Сыграть на домашнем чемпионате мира — это огромная честь. Но еще раз говорю: до этого времени надо сначала дожить, а потом за эти годы еще многое может поменяться. Так что не думаю сейчас об этом. Но, повторюсь, такие оценки слышать очень приятно. Впрочем, пока что Юсупов полностью отыграл всего лишь один матч – в Томске. Сам он и не скрывает, что к концу матча начинает «проседать». — Просто если раньше меня хватало полностью где-то минут на шестьдесят, то сейчас где-то на семидесятой минуте начинаю уставать, немного не успевать за соперниками. Не то, чтобы всё — сейчас упаду и умру. Но начинаю хуже играть, сам это чувствую. Сергей Николаевич это видит и логично меня меняет. Совершенно нормально к этому отношусь. Главное, чтобы команда выигрывала. *** Никт�� сейчас не скажет, что ждет «Динамо» в будущем. Команда, которая подарила болельщикам в этом сезоне сотни приятных минут, способна на многое. Но все говорят об одном — бело-голубым нужны еврокубки. С таким составом по-другому нельзя, иначе его можно просто потерять. — Для начала в еврокубки надо еще попасть. А лично мне надо прибавлять, чтобы, в принципе, постоянно играть в «Динамо», ведь если мы туда попадем, то, скорее всего, будет серьезное укрепление. Так что пока об этом не думаю. Смысл об этом думать, если мы еще туда не пробились? Но, мне кажется, что у «Динамо» все будет хорошо. Павел Катрич, Михаил Тяпков

все, включая родителей, без сомнений говорили: «только «Динамо»

15


НЕПОСТОЯНСТВО ПАМЯТИ

«FCDin Magazine» выуживает из своей памяти главные впечатления от последних матчей и компилирует их в виде цифр, слов, оценок и комментариев болельщиков.

ЧЕТКИ В РАБОТЕ «Динамо» – «Рубин» – 0:2 (0:0) 24 октября. «Арена Химки». 8603 зрителя «Динамо»: Шунин, Фернандес, Гранат, Уилкшир, Ломич, Самедов, Семшов, Сапета (Мисимович, 67), Кокорин (Смолов, 89), Воронин, Кураньи «Рубин»: Рыжиков, Кузьмин (Калешин, 46), Сесар Навас, Боккетти, Шаронов, Рязанцев (Касаев, 89), Нобоа, Р. Еременко, Гекдениз (А. Еременко, 90), Натхо, Нельсон Вальдес

СЕРГЕЙ СИЛКИН: «До игры говорили, кто первым забьёт, тот и выиграет. К сожалению, забили нам. «Рубин» победил, забив два классных мяча. На что мы, имея моменты, не ответили ни одним. «Рубин» — очень организованная команда, в тактическом плане сыграла просто здорово. После первого гола «Рубина» был момент у Кокорина, он головой бил с близкого расстояния, но не забил. Эмоции? Ну, Андрею Воронину можно сделать скидку, он у нас серьёзно болел неделю, возможно, силёнок не хватило»

АНДРЕЙ ВОРОНИН: «Мне кажется, мы полностью проиграли середину поля. «Рубин» здорово контролировал мяч в центре, все «вторые» мячи доставались казанцам. Мы не смогли навязать сопернику борьбу. В принципе почти все, что задумывали, нам не удалось. В принципе пропустили первый гол и почти тут же второй. Было непросто придти в себя, тем более против такой команды, как «Рубин» БОЛЕЛЬЩИКИ Tigerol, Fcdin.com: «Думаю, не стоит разбирать ошибки защей, просто «Рубин» в этом матче был сильнее физически и тактически в явном виде, особенно в центре поля. Каким образом шаман держит физику у своих игроков, не давших практически ни разу спокойно принять мяч на своей половине, подбирающих практически все отскоки в середине и у нашей штрафной, не знаю, может трава какая»

ЛУЧШИЙ ИГРОК МАТЧА по версии Fcdin.com:

Александр Кокорин

- 5,75

Александр явно на подьеме. Действовал с громадным желанием, выдержав темп игры все 90 минут. Дважды мог забить – выручил Рыжиков.

25

минут владения мячом

390

точных передач

74

удачных единоборства

16

удачных обводок


ПЕРВЫЙ СНЕГ «Томь» – «Динамо» – 0:2 (0:2) 30 октября. «Труд». 8200 зрителей Голы: Мисимович, 28; Кураньи,39 «Томь»: Песьяков, Сосновский (Никитинский, 46), Гультяев, Смирнов, Строев, Бояринцев, Баляйкин (Савин, 75), Сабитов, Ропотан, Стариков (Канунников, 57), Погребняк «Динамо»: Шунин, Фернандес, Гранат, Уилкшир, Ломич, Самедов (Сапета, 76), Юсупов, Семшов, Мисимович (Епуряну, 70), Кокорин (Нехайчик, 90), Кураньи

СЕРГЕЙ СИЛКИН: «Игра была боевая. И с нашей стороны, и со стороны хозяев поля. Напряженная встреча, особенно — по началу. Потом мы провели пару атак, которые нам удалось завершить. Победили заслуженно, но во втором тайме после удаления (Граната) немножко игра у нас поломалась. Но это естественно. И нужно отдать должное хозяевам»

ЗВЕЗДАН МИСИМОВИЧ: «Выиграли и взяли три очка — этого достаточно. Нечего искушать судьбу и требовать большего! Я провел много матчей за сборную, был в хорошей форме, знал, что не испорчу общей картины. К тому же много работал на тренировках, ждал своего шанса, и когда получил его, постарался им воспользоваться. Сложностей с взаимопониманием не было — я же не первый день знаю ребят. И еще раз повторю: мне очень помогли игры за сборную» БОЛЕЛЬЩИКИ Ellesselar, Fcdin.com: «Даже рассуждать особо не о чем. Могу сказать лишь то, что с первой и до последней минуты был спокоен, а это бывает крайне и крайне редко. Чуть-чуть напрягся после удаления Володи, но не более. Миси показал класс. Его передачи необходимы нашей команде. От него не стоит и требовать носиться, как угорелому и вступать в единоборства с особым рвением. Он — человек, который одним касанием может решить исход ЛЮБОГО матча. Таких передач в нашем чемпе(не боясь преувеличить) не делает никто. Их практически не надо обрабатывать, а только подбирай да бей. Ему нужно искать место в основе. Он должен почувствовать себя игроком основного состава»

27

минут владения мячом

416

точных передач

97

удачных единоборств

20

удачных обводок

ЛУЧШИЙ ИГРОК МАТЧА по версии Fcdin.com:

Звездан Мисимович – 6,0 В Томске сумел заменить Воронина, стараясь вести игру команды в центре поля. Забил важный гол со штрафного, первый для «Динамо» гол после прямого удара со стандарта в нынешнем сезоне.

17


ТРАДИЦИОННАЯ НИЧЬЯ СЕРГЕЙ СИЛКИН: «Мы, как и «Спартак», очень хотели победить. Поэтому получилась боевая ничья. Команда играла, и мы посчитали, что замены не нужны. Единственное, заменили Артура, потому что он устал. А так, ребята старались и выкладывались по полной программе. Судейство? Не знаю, мне оно показалось нормальным. Андрей и Звездан — игроки разноплановые. Сегодня большинство атак начинал как раз Звездан. Еще раз говорю, Андрей появляется на каждом участке поля и много играет индивидуально. Его нам не хватило впереди, в завершающей стадии. У нас были хорошие подходы, но реальных моментов мы не создали. Кураньи играет по ситуации. Если есть возможность поддержать атаку на фланге, он туда смещается» АЛЕКСАНДР САМЕДОВ:

28

минут владения мячом

428

точных передач

86

удачных единоборств

14

удачных обводок

«Знали, что в хорошей форме находится Эменике. Готовились его нейтрализовать. Думаю, справились с этим. Хотели выиграть, но то, что после тридцати туров мы остались на третьем месте, считаю неплохим результатом. Мы выполняли «стандарт», «Спартак» убежал в контратаку и создал опасность у наших ворот. Но больше мы себе такого не позволяли. В принципе спартаковцы не отсиживались в обороне, шли вперед, атаковали. Забили – значит, молодцы. Честно говоря, подсел физически. Было тяжело. Пауза в чемпионате будет как раз кстати» «Динамо» – «Спартак» – 1:1(1:0) 5 ноября. «Арена Химки». 18636 зрителей Голы: Кураньи, 39; МакГиди, 57; «Динамо»: Шунин, Фернандес, Ломич, Уилкшир, Епуряну, Юсупов (Сапета, 80), Кокорин, Самедов, Семшов, Мисимович, Кураньи «Спартак»: Дикань, Пареха, Макеев, Паршивлюк (К.Комбаров, 44), Сухи, Рафаэл Кариока, МакГиди, Д.Комбаров, Ари (Шешуков, 68), Дзюба (Брызгалов, 83), Эменике

БОЛЕЛЬЩИКИ Desmond, Fcdin.com: ЛУЧШИЙ ИГРОК МАТЧА по версии Fcdin.com Антон Шунин – 6, 25 Его сейвы в первом тайме позволили команде не оказаться в роли отыгрывающейся. Во втором тайме справился с опасным выстрелом Эменике, в случае с голом выручить не мог.

«Могли конечно и победить, но в виде эмоциональной и физической усталости команды, которая встала после удаления Кариоки наверно это наш предел на нынешнее время. Как бы обидно это не звучало, но это не так плохо. 3 место у нас так и осталось, 2 матча следующие мы скорее всего не проиграем, дальше будет предсезонка где должны отдохнуть как морально так и физически и наработать физику по новой и в бой!»


НАЧАЛО ПУТИ «Динамо» – «Кубань» – 2:1 (2:0) 20 ноября. «Арена Химки». 6144 зрителя Голы: Семшов, 19; Кокорин, 27; Бугаев, 59 «Динамо»: Шунин, Фернандес, Ломич, Уилкшир, Гранат, Юсупов (Епуряну, 89), Кокорин, Самедов, Семшов (Сапета, 82), Мисимович (Воронин, 76), Кураньи. «Кубань»: Беленов, Жавнерчик (Варга, 64), Армаш, Зелао, Козлов, Тлисов, Кулик (Маркос, 87), Бугаев, Фидлер (Не, 34), Букур, Давыдов. СЕРГЕЙ СИЛКИН: «Первый тайм прошел с большим нашим преимуществом, было достаточно моментов, часть из которых мы реализовали. Во втором тайме «Кубань» пошла ва-банк, сыграла в два форварда. Мы договаривались четко действовать по позициям, но слабо сыграли в середине, откуда и пришел гол. Игра пошла на качелях. Но до конца боролись и заслуженно победили. Нет прежней концентрации. Но мы поговорили с опытными ребятами о значении оставшихся двух туров, чтобы они остальных за собой повели. Потому что эти оставшиеся туры все-таки не воспринимаются так, как весенние, и этого мы опасались. Но тут все команды в одинаковых условиях. И еще раз скажу, что в первой восьмерке слабых команд нет, и «Кубань» боролась до конца, держала в напряжении вплоть до финального свистка» АНДРЕЙ ВОРОНИН: «Мне становилось легче буквально с каждым днем. Еще четыре дня назад я не мог пас отдать - болела нога. А вчера уже смог пару раз с подъема ударить. Поэтому было принято решение включить меня в число запасных. И сегодня тренер выпустил меня на замену, дал чуть-чуть «подышать». Было приятно вернуться на поле. Темпа не хватило. В первом тайме полностью контролировали ход игры, а потом сил недоставало и дали больше свободы сопернику. Краснодарцы почувствовали это и стали играть в привычный для себя футбол. В результате у нас возникли проблемы. Плюс пропустили нелепый гол»

32

минуты владения мячом

480

точных передач

82

уд��чных единоборства

26

удачных обводок

ЛУЧШИЙ ИГРОК МАТЧА по версии Fcdin.com:

БОЛЕЛЬЩИКИ Банщик, Fcdin.com: «По второму «позорному» тайму. Мы имели 3 голевых момента (Семшов 1на1; Семшов — головой в упор с паса Коки; Воронин обводящий удар в угол из штрафной) Кубань: удар с 30м(неполучившийся и изначально не таящий никакой угрозы, но персональная пенка вратаря); удар Нэ из за штрафной по центру( на голевой момент не тянет никак, но удар получился хорошим); проход кубанца справа под углом до вратарской — Шунин броском в ноги отразил-м.б., с натяжкой голевой момент); Единственный (!!!) голевой момент с выносом мяча с ленточки»

Александр Кокорин– 6,5 Ударно провел первый тайм - и мяч таскал, и воротам угрожал. Поучаствовал в незасчитанном голе, попал в штангу, забил победный гол.

19


С РАЗНЫХ ФЛАНГОВ «FCDin Magazine» продолжает собирать тех, кто формирует общественное мнение, — экспертов и журналистов, — но не для того, чтобы по закону глянца столкнуть их лбами. А лишь поинтересоваться точкой зрения — как та или иная проблема выглядит с разных сторон, с разных флангов? В качестве эксперта выступил бывший вратарь «Динамо» Андрей Сметанин, в качестве журналиста — корреспондент интернет-издания Чемпионат.cом Александр Служаков.

Андрей Сметанин

Александр Служаков Довольны ли вы итоговым третьим местом «Динамо» по итогам двух кругов? Сметанин: Скорее, да. Команда сейчас занимает свое место. Это вполне неплохой результат, учитывая то, как команда начала сезон — ведь тогда мало кто мог и подумать, что по итогам 30-ти туров бело-голубые будут в тройке. Начали сезон слабенько, потом вроде разогнались. Сейчас не очень важно место, главное, что отставание от ЦСКА и «Зенита» еще не очень большое. Оно могло бы быть еще меньше, если бы не матч в Самаре, а также в Махачкале, где у динамовцев отняли очки. Но это футбол.

Набранные очки — вот, что имеет значение Служаков: Скорее нет, чем да. Учитывая проблемы с составом у ЦСКА, динамовцы могли подняться выше, уровень футбола бело-голубых это позволял. И ведь, на самом деле, могло так статься, что «Динамо» заняло бы вторую строчку, все

же помнят несуразный самарский матч… Тем не менее, на данный момент позиция не так уж и важна, набранные очки — вот, что имеет значение. А отставание от первых двух строчек невелико.

Кто на ваш взгляд лучший игрок чемпионата России? Воронин, Думбия или Кержаков? Сметанин: Кержакова я бы не стал включать в этот список. А так, для меня однозначно лучшим в этом сезоне был Воронин. Он ведет команду за собой, показывает комбинационный футбол. Еще бы отметил Семшова, который проводит фантастический сезон. Не знаю, как он играл будучи футболистом «Торпедо, но в «Динамо» он точно проводит лучший свой сезон за все время выступления. Служаков: На мой взгляд, Кержаков в этом списке лишний. Вопрос должен стоять так: Воронин или Думбия… Безусловно, Андрей провел классный, я бы даже сказал, сумасшедший сезон, он стал игроком, вокруг которого строилась игра «Динамо». Но на первое место я бы поставил ивуарийца: он просто поразил своей игрой, затмил всех бомбардиров, когда-либо выступавших в России. Думбия при громадных потерях ЦСКА в одиночку вытаскивал матчи для армейцев, собирал очки для команды в тех играх, когда армейцы должны были уступать.


Ждете ли вы укрепление в зимнее трансферное окно? Сметанин: Это, наверное, вопрос к руководству. Думаю, что Силкин попросит усиление в каждую линию — хотя бы по одному игроку. Это бы точно не помешало. А как будет — не знаю и, честно говоря, не хочу фантазировать. Время покажет.

Начали сезон слабенько. Потом разогнались Служаков: Безусловно. Но с ходу трудно предположить, какие именно позиции требуют усиления. На мой взгляд, позиция левого полузащитника с приходом Нехайчика сильнее не стала. Возможно, белорус ещё проявит себя, но кажется, что ещё один левый вингер не помешал бы, как и нападающий, который по уровню не уступал бы Кураньи. С другой стороны, готово ли динамовское руководство раскошелиться…

Что происходит в матчах с «Рубином»? Как «Динамо» прервать эту серию? Сметанин: В последней игре в Химках, когда «Динамо уступило 0:2, все было по делу — «Рубин» играл просто лучше. Ничего страшного — серии бывают разные. Мы тоже довольно долго не могли выиграть у «Спартака». Прошло время и серия неудач закончилась. Мне кажется, что именно сейчас самое подходящее для этого время — возвращаться из Казани с тремя очками. Пусть даже не будет Семшова — ребята смогут его заменить. Ставлю на победу «Динамо». Уверен в них. Служаков: Хороший вопрос. Игорь Семшов уже успел обмолвиться, что это заколдованный соперник. На мой взгляд, две последние домашние встречи с «Рубином» динамовцы провели на достойном уровне: в обоих случаях казанцам помогали невероятные

удары, которые все и решали. Как прервать серию? Возможно, стоит занять позицию «Рубина», сыграть на его козырях — выстроить плотную оборону, по максимуму используя свой контратакующий потенциал. При скоростных перемещениях Самедова, Кокорина и Воронина это вполне реально.

Какие перспективы у «Динамо» в первой восьмерке? Сметанин: Перспективы хорошие. Жду, что команда поборется за чемпионство. Как минимум, ниже третьего места точно не должны опускаться. Но впереди еще зимние сборы. Хотя, я убежден, что Силкин поставит футболистам отличную физику. По другому быть не может — он же прошел школу Голодца. Так что, за это точно не волнуюсь. Служаков: Сложно сказать, как «Динамо» будет выглядеть весной. Вот, если бы чемпионат продолжался сейчас, то третье место было бы пределом мечтаний, всё-таки определенный спад в игре динамовцев наметился. Если же весной динамовцы наберут те же кондиции,

В последней домашней игре «Динамо» уступило «Рубину» совершенно по делу что и по ходу нынешнего сезона, то и чемпионство не выглядит чем-то заоблачным.

21


Не день Д Как говорилось в одном старом и добром фильме, — чье название в некотором смысле характеризует происходящее с «Динамо» в этом сезоне лучше других слов, — «вот так всегда: ходишь, ходишь в школу, а потом — бац! — и вторая смена». То, что молодежное «Динамо» при определенных раскладах может стать чемпионом, для меня стало сюрпризом, свалившимся в телефонном разговоре. — Пойдешь, нет? Пошел. Мимо изрядного количества людей, охраняющих порядок, девушек, фотографирующих памятник Яшину, мимо, людей проверяющих сумки и рюкзаки, людей в синих шарфах; улыбок, ругательств. Осеннего сплина. Запаха никотина и алкоголя, серы, — но не железа. Дерби всегда пахнет кровью, будь то «АльАхли» против «Замалека», «Црвена Звезда» против «Партизана» или матч молодежных команд. Не в этот раз. Молодежное дерби напоминало ленивого кота: он довольно валялся на сытом брюхе, сонливо поглядывая, и спрятав когти в подушечки. Нет, разумеется, никакой социальный признак не делит людей на страты лучше, чем день, когда нужно надеть шарф любимой команды — показать, кто ты: красный или синий. Но… *** На предматчевой разминке Фролов брал все, что летело верхом, и пускал — низом. Смолов чувствовал это и с азартом лупил под дальнюю штангу. От примы динамовского нападения в этом матче ожидалось большего, нежели ударно проведенная разминка. То, как изменится общественное мнение по ходу матча, — от стартового свистка до замены №27 во втором тайме — как нельзя лучше охарактеризует сентенцию, что от любви до ненависти один не забитый гол. Мы оставим это — болельщицкую амбивалентность — за скобками потому, как и сами в порыве гнева говорим вещи, о которых впоследствии жалеем. Так бывает. Это был хрестоматийный случай больших надежд и обманутых

ожиданий. Люди, пришедшие на футбол прохладным пятничным днем, ожидали увидеть блеск золота, а обнаружили лишь тень скрывшейся бронзы. Динамовской молодежи еще предстоит научиться выигрывать главные матчи своей жизни. И может так статься, что учиться этому предстоит уже в старшей команде. *** В стартовые минуты бело-голубое владение стремилось к нулю. Юные спартаковцы по-хозяйски забрали себе мяч. Несмотря на потуги прессинга Смолова и компании, они не стеснялись нагло держать его у собственной штрафной и разыгрывать стеночки в чужой, — и с остервенением резать по флангам. Каноны спартаковской игры даже как-то (не) приятно напоминали «Барселону»: отскоки нападающих для игры в касание, вдохи (сужение) и выдохи (расширение) фронта атаки, синусная аритмия. — Ваш «Спартак» — говно! — выплеснули «собравшиеся пошизить», когда Каюмов забивал первый гол после прорыва фланга Шитова. Преимущество красно-белых заключалось ровным счетом в том, что они брали защитную линию бело-голубых с наскока; слишком легко преодолевая оградительный редут Дуймовича, раздваивавшегося между мелькавшими игроками атаки. Динамовский ромб оказался рассеченным пополам: Комисова оставляли не в удел парочка Махмудов–Зотов, главному динамовскому фантазисте (Ильину) приходилось принимать мяч в немыслимой полупозиции — на ход спиной к воротам. Дополняли безрадостную для бело-голубых картину небрежные диагонали на Гатагова, встречавшего вторую половину тайма уже на правом краю атаки. В этом сезоне молодежь «Динамо» �� подобных случаях не раз выручало индивидуальное мастерство отдельных исполнителей, собственно, и превращавших матчи тинэйджеров в турнир честолюбивых дублеров. Смолов и Ильин могли спасти этот матч, но все когда-нибудь кончается.

Люди, пришедшие на футбол прохладным пятничным днем, ожидали увидеть блеск золота


И удача в этом списке занимает не последнее место. Бывший спартаковец, как водится (обводка у Ильина, нужно признать, вязла в оборонительной паутине), пасовал, бывший игрок основного состава «Динамо» бил. Однажды, он даже зацепит верхушку крестовины — после штрафного, заработанного Ильиным, конечно. Штрафные бело-голубых в этом

матче, вообще, напоминали сказку про курочку Рябу. Смолов, Гатагов, Рыков и Дуймович били с разных позиций, под разными углами и направлениями. Алан взял упорством и прошил стенку, когда было уже слишком поздно; матч клонился к закату, «Спартак» издевательски катал мяч, вызывая зависть даже у бело-голубых сердец. — Смотри, как держат… Да прессингуй ты его! Вот черти… *** Начало второго тайма заискрило надеждой (на поле появился любимец публики — Борис Ротенберг) и болельщицкими фаерами. Сектор заволокло дымом, стоящие по соседству на верхотуре люди непринужденно шутили: — Что-то спичками запахло… Основательно поджечь ворота Заболотного не получилось. Подопечные Сергея Чикишева вернули себе мяч, но владели им пассивно — отгружая по большей части на вышедшего на замену Отставнова, стесненного «ласковой» опекой спартаковских сверстников. Время утекало, болельщицкая злоба росла, «Спартак» фолил много и почасту, угловые Гатагова улетали мимо; капитан Сергеев сцепился с Заболотным, — когда последний выносил мяч после очередного навеса и зарядил по затылку, — отвесил в его адрес матерную тираду и гневно махнул ногой. *** Этот матч, словно морской отлив, обнажал то, что раньше скрывалось за пеной побед. За лидерской харизмой негативом может проявиться несдержанность и отсутствие самообладания, за индивидуальным мастерством — неумение сыграть командно, когда требуется. Дерби со «Спартаком» могло принести чемпионство, а стало матчем-кризисом. Искать ценность в

таких поражениях очень легко. Потому что, как сказал кто-то из великих, кризис — это возможность для роста, а успех — переход от одной неудачи к другой с нарастающим энтузиазмом… Разумеется, первые места нужны всем — болельщикам, клубным

справочникам, руководителям. И тем, и другим, — чтобы стать горделивее и толще, чтобы было, чем отчитаться и чем похвастать. Но куда важнее всетаки другое. И это другое в том, что у ЦСКА имеется Сердеров, у «Спартака», например, Каюмов и Киреев; пусть они, возможно, и замкнут шеренгу талантливых и не доведенных до прочной основы. Бело-голубым есть, чем ответить, и есть, чем подлечить искореженную годами преемственность поколений. У одной из самых возрастных команд лиги определенно есть острые молочные зубы. И глядя на настырность и недюжинное упрямство лучшего бомбардира «Динамо», становится как-то спокойнее — понимание, что останавливаться нельзя, у них тоже есть. Время-то золотое. Дмитрий Глазков

«Динамо» U-21 – «Спартак» U-21. 1:2 (0:1) 4 ноября. МСА «Динамо». 500 зрителей Голы: Каюмов, 8; Жано, 60; Гатагов, 86 «Динамо»: Фролов, Шитов (Ротенберг, 46), Рыков (Евсеев, 46), Иванов, Сергеев, Соловьев (Отставнов, 64), Дуймович, Комисов, Гатагов, Ильин, Смолов (Панюков, 61) «Спартак»: Заболотный,Фадеев, Рохо (Кутин, 39), Чежия, Ходырев, Зотов, Махмудов, Киреев (Жано, 39), Озобич (Альшин, 70), Каюмов (Козлов, 46), Обухов

23


За занавесом волшебства

Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Си��кин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин!

В колонке для «FCDin Magazine» автор «Советского Спорта» Михаил Борзыкин размышляет о прошедшем сезоне московского «Динамо» и приходит к выводу: Сергею Силкину удалось построить команду, которая надолго останется в памяти болельщиков. «Разговоры о поиске нового тренера меня нисколько не раздражают. Руководство ясно дало понять, что я буду только временно исполнять обязанности», — привычно спокойным, интеллигентным тоном ответил на вопрос журналиста Сергей Силкин. На протяжении тех двух месяцев, что будущий наставник «Динамо» проработал с приставкой «и.о.», он привык к подобным вопросам и отвечал на них безо всякой фальши, поскольку искренне полагал, что время его пребывания на тренерском мостике напрямую зависит от успешности переговоров руководства клуба с претендентами на этот пост. Время шло. Молодое, изрядно сырое и нестабильное «Динамо», на старте сезона хромающее на обе ноги, выдало семиматчевую беспроигрышную серию и с девятого места турнирной таблицы шагнуло в первую пятерку. В бело-голубом оркестре уже тогда стали появляться очертания той игры, очаровавшей всех во втором круге, а к роли первой скрипки все чаще стал примеряться белокурый маэстро украинского происхождения, который в будущем исполнит свой сольный номер не раз и не два. В прессе то и дело продолжали всплывать фамилии Красножана, Кобелева, Магата и прочих известных специалистов, которых сватали на пост главного тренера. А Силкин все отвечал на шаблонные вопросы о своем будущем. Первые два месяца после отставки Божовича можно считать временем антикризисных мер, когда неясностей и вопросов в стане бело-голубых было заметно больше, чем отчетливых перспектив и ответов на эти вопросы. Силкин фактически был назначен антикризисным менеджером, суть работы которого, как правило, сводится к тому, чтобы удерживать команду на плаву до тех пор, пока не разрешится вопрос с новым наставником. И заслуга Силкина в этот период вдвойне ценнее и весомее тем, что, не чувствуя твердой почвы под ногами, прекрасно осознавая всю временность своего положения, он не просто полностью отдался своему делу, добросовестно его исполняя, но и сумел добиться ощутимого прогресса на всех ведомых им фронтах.

И только 21 июня, когда Сергей Николаевич был официально назначен главным тренером «Динамо», эпоха антикризисных мер была окончена. Настала эпоха становления новой команды, с новой идеологией и концепцией игры. В первые месяцы своей работы Силкину, кажется, удалось сделать главное — наладить микроклимат в команде, найти подход ко всем игрокам, с которыми он регулярно контактировал. Андрей Воронин позже вспоминал: «Очень важно, когда главный тренер не просто называет состав и говорит: идите, играйте, а все подробно объясняет, общается с ребятами. Словом, рисует подробную картину, понятную не только ветеранам, но и самым молодым футболистам. А самое главное, меня поставили на свое место. Теперь играю там, где и должен». Впрочем, здесь сложно согласиться с Ворониным, поскольку глагол «играть» применительно к нему не совсем верен и не отражает в полной мере роль динамовского капитана на футбольном поле и за его пределами. Как позже признался сам Силкин, отдать капитанскую повязку Воронину было его единоличным решением, поскольку через Андрея гораздо проще воздействовать на ребят, потому что он своим примером показывает, как надо бороться. И здесь Силкин не прогадал. Ренессанс «Динамо», наверное, был бы невозможен без ренессанса Воронина — исключительного игрока, сочетающего в себе удивительную россыпь качеств, обычно не уживающихся друг с другом. Уникальность Воронина в том, что он и играет на рояле, и таскает его на себе. Он и волшебник, способный придумать и воплотить в жизнь футбольный минишедевр, и трудяга, вкалывающий на поле от первой до последней минуты. И лидер, пользующийся непререкаемым авторитетом у партнеров по команде. При Силкине «Динамо» добилось того, что в организации команды появилась логика и здравый смысл. Все стало строиться как-то по-научному верно, как и положено в футбольных командах, которые принято возводить в ранг образцовых. Появился не только главный тренер, сумевший найти общий язык со всем коллективом. Появился и удивительно продуктивный и слаженный тандем Силкин–Хохлов, в котором второй, как ветеран, на первых порах, что называется, вводил шефа в курс дела. Ведь когда Силкин возглавил команду, он знал

Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! С


Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин!

далеко не всех игроков. Не менее, а может, и более важный тандем Силкин–Воронин только укрепил позиции обоих — главный тренер получил необходимую опору, игрока, через которого он мог наилучшим образом воздействовать на команду, а капитан нашел понимание, которого он был лишен при Божовиче, и подкрепил свой авторитет. В такой атмосфере, которую можно назвать не только рабочей, но и домашней, освоение новых постулатов, принципов игры, оснащение ее тактической мощью и вариативностью, пожалуй, не просто напрашивалось, но и гарантировало итоговый успех. «Динамо» образца 2011 года — это яркая команда, исповедующая зрелищный, агрессивный футбол, построенный не только на прессинге и быстрых атаках с ходу, но и на тотальном контроле мяча. Важным элементом, без которого не возможен такой футбол, является превосходное функциональное состояние игроков, способных выполнять большой объем работы, много перемещаться по полю и играть в быстрый пас. В летнюю паузу, когда Премьер-лига традиционно ушла на каникулы, Силкин работал над «физикой» своих подопечных, усовершенствованием тренировочного процесса и отшлифовкой задуманных связок. Футбол, в который играло «Динамо» в период с августа по сентябрь, можно назвать самым быстрым, скоростным в Премьер-лиге. Чуть позже похожий по стилю футбол стал демонстрировать «Зенит» и, кажется, в этом преуспевший чуть больше своих московских оппонентов. А очная встреча между этими командами, даже несмотря на нулевую ничью, стала одной из самых зрелищных, качественных по содержанию и просто запоминающихся в этом сезоне. К Силкину, в 50 лет только дебютировавшему на таком уровне, наверняка подойдет народная мудрость — талантливый человек талантлив во всем. Грамотный психолог, тактик, педагог. Последнее, впрочем, уже давно значилось в списке добродетелей Сергея Николаевича, ведь воспитание молодых игроков, чем он занимался последние 13 лет, — его главная специализация. Немудрено, что, возглавив «Динамо», Силкин подтянул к основе молодежь. И не просто подтянул, но и сумел раскрыть сильные стороны многих юных футболистов. За место в центре

поля сейчас борются 22-летние Сапета и Юсупов, в защите не по годам зрелую игру демонстрирует Гранат, а в атаке Кокорин доигрался до того, что уже дебютировал в сборной России. Как, к слову, и Самедов, ранее не вызывавшийся в национальную команду. Кто-то скажет, что Силкину еще рано петь дифирамбы — уровень главного тренера-дебютанта очень часто, если не всегда, проявляется после первого полноценного межсезонья. На что я соглашусь и замечу: Силкину, в отличие от многих других его коллег по цеху, никто не выдавал авансов, и команду, находящуюся сейчас на третьем месте в турнирной таблице, новоиспеченный рулевой «Динамо» смастерил своими руками. Поэтому вряд ли здесь можно говорить о дифирамбах, скорее — о констатации факта. И даже если у Силкина мало что получится в будущем году, его заслуги в создании сегодняшней команды никоим образом не будет опровергнуты и даже поставлены под сомнения. Вообще, тренер — это такая профессия, которая, даже несмотря на весь талант и желание, не гарантирует стабильного успеха. Сегодня ты можешь летать на высоте, а уже завтра тебе предстоит больно падать. Всегда можно проиграть «Барселоне» — 0:5, как Моуринью, занять с легендарным «Манчестером» лишь четвертое место в группе Лиге чемпионов, как сэр Алекс Фергюссон, а то и вовсе после победы в этой самой Лиге быть изгнанным из двух топклубов, как Бенитес. Большой тренер тот, кто в своей карьере больше летал, чем падал. Хороший тренер — тот, кто в своей жизни построил хотя бы одну команду, которая останется в памяти ее болельщиков. Силкину это, пожалуй, удалось.

Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин! Силкин!

Силкин фактически был назначен антикризисным менеджером

Он волшебник, способный придумать и воплотить в жизнь футбольный мини-шедевр

Сегодня ты можешь 25 летать на высоте, а уже завтра тебе предстоит больно падать


2

48 4


27


Оттенки бело-голубого

ИМЯ НА ВЕКА В этом номере мы вспоминали сразу двух великих дина��овцев — Яшина и Бескова. Вряд ли кто-то может поспорить, что два этих человека навсегда войдут в историю динамовского спорта. Уверен, что лет через 100 кто-то также будет разглядывать фотоистории Льва Ивановича, а с трибуны (надеюсь, переполненного 60-тысячника) также будут кричать его фамилию. Я никогда не видел игры Льва Ивановича. То есть я не считаю огромное количество нарезок из матчей или пары матчей, включая финал чемпионата Европы 1960го года, который совсем недавно показывали по НТВ-Плюс. Но вот так, чтобы несколько десятков матчей — нет, не видел, как и не видели многие сотни и тысячи нынешних болельщиков. Более старшему поколению, конечно, в этом плане повезло намного больше — они не только наблюдали за игрой собственными глазами, но перед их лицом проходили все знаковые победы, отставки, назначения. Перед ними проходила вся великая история, которая, как часто казалось в 2000-е, —единственное, что осталось у бело-голубых. Разглядывая огромное количество фотографий (спасибо Дамиру Тригулову за подборку), мне вдруг стало дико интересно — про кого же из действующих футболистов лет этак через 50 будут также с придыханием говорить, чьи матчи разглядывать, и чью фамилию кричать с трибун. Будут ли еще новые яшины и бесковы? Оглядываясь на недавнее прошлое и нынешнее настоящее, понимаешь – видимо, их нет. И это не только проблема футбола — с того времени серьезно изменился сам мир, общество в котором мы живем. Но самое главное — поменялись ориентиры человечества. Как и во многих других сферах люди зачастую перестали делать главное — вкладывать душу в то, что ты делаешь. Это не легко, никто не спорит. Но это главное. Мы часто говорим о коммерческой составляющей нашего футбола. О продукте, который надо создать, чтобы его успешно продавать. О бюджетах клубов, зарплатах футболистов, стоимости того или иного игрока или команды. Это нынешняя

реальность — спорить с мироустройством, конечно, можно, но кроме головной боли вряд ли что-то можно добиться. Но все это привело к тому, что современный футбол отчасти стал жвачкой, где нет места более серьезным вещам, которые нельзя оценить суммами в долларах или евро. Сейчас все в футболе стало примерно как в современном кино — либо продукт продается, либо нет. И даже если появляются звезды, то происходит это только потому, что кому-то жизненно необходимо заработать деньги. Романтике и так называемому олдскулу тут уже давно не место. Очень хорошо все это иллюстрирует тот факт, что первую футбольную площадку Яшина (стадион «Красный октябрь») в данный момент собираются снести и на его месте поставить...нет, например, не памятник Яшину. Нет, не создать на этом месте футбольную школу. Нет, на этом месте будет обычный, самый банальный рынок, с банальными торговыми палатками. Вот это и есть памятник современному футболу, где не всегда есть место настоящим великим личностям, настоящей истории, а есть только коммерция и потертые, грязные бумажки мелкой наличности. Естественно, происходит это не только в России (у нас как раз есть особое преимущество — мы-то часто чего-то добиваемся не благодаря, а вопреки), а во всем мире. И это жвачка, коммерческий продукт, просто по определению не может создавать героев — людей, которые войдут в историю на века. Их можно симулировать, да и то конечной целью все равно будут деньги. Деньги, конечно, важны. Мало кто из нас работает в свое удовольствие. Любая работа — способ заработать деньги. Но именно от футболистов ждешь разрушения этих стереотипов. Чтобы лет через 40 я рассказывал своим внукам о том самом, с кем «Динамо» выигрывало трофеи и чья фамилия сейчас несется с трибун. И уверен, что никакой контракт, никакие деньги не могут стоить того, чтобы твоя фамилия на века вошла в историю. Как Яшина. Вот это по-настоящему бесценно. И об этом так часто забывают. Павел Катрич

Это привело к тому, что современный футбол стал жвачкой, где нет места более серьезным вещам


Лев Иванович Фотоистория


Чемпионы СССР 1954 года. Справа налево: К. Крижевский, Л. Яшин, С. Сальников, В. Савдунин, Е. Байков, А. Родионов, В. Шабров, А. Мамедов, Б. Кузнецов, В. Ильин, В. Рыжкин.

1954

Товарищеская игра «Динамо» (Москва) 3-0 «Жиронда» (Бордо, Франция), 21 октября 1954 года.

1956

На тренировке со сборной СССР, 19 октября 1956 года.

Париж. Стадион «Коломб». Товарищеский матч Франция 2-1 СССР, 21 октября 1956 года.

1959

1961

Сборная СССР. Масленкин «тащит» Ильина, а Бубкин легко «везет» Яшина, 1959 год.

Москва, товарищеская игра СССР 2-0 «Гремио» (Бразилия), 11 июня 1961 года.


1963

«Динамо» чемпион СССР 1963 года. В 38 играх чемпионата страны пропустили 14 мячей. 1 ряд: Ю.Кузнецов, Г.Рябов, Ю.Беляев, В.Глотов, Г.Гусаров, Э. Мудрик, Л.Яшин, Н.Бобков, Ю.Вшивцев, В.Аничкин, В. Пономарев, В.Блинков. 2 ряд: В.Кесарев, Фадеев, В.Царев, В.Маслов, И.Численко, В.Короленков, А.Николаев

Альфредо Ди Стефано, Денис Лоу и Лев Яшин, 1963 год Англия, «Уэмбли» матч против сборной Англии, посвященный 100-летию английского футбола. Команда Сборной мира. Нижний ряд слева на право: Раймон Копа, Денис Лоу, Альфредо Ди Стефано(к), Эйсебио, Франциско Хенто. Верхний ряд слева на право: Ференц Пушкаш, Джалма Сантос, Сватоплук Плускал, Лев Яшин, Ладислав Новак, Карл-Хайнц Шнеллингер, Милутин Шошкич, Йозеф Масопуст, Луис Эйзагирре и Джеймс Бакстер, Уве Зеелер. Англия победила со счетом 2-1, Яшин не только не затерялся – он блистал на «Уэмбли», не пропустив за отведенный ему тайм ни одного мяча, за команду сборной мира отличился Денис Лоу, 23 октября 1963 года

Первый и единственный вратарь получивший «Золотой мяч»

Макс Юрбини вручает Яшину «Золотой мяч», 1 сентября 1964 года

31


1966

Чемпионат мира 1966 г., груповой турнир СССР 1-0 Италия, 16 июля 1966 года

Чемпионат Мира 1966 СССР - ФРГ, Ханс Тильковский (варатарь ФРГ) и Лев Яшин


1966

СССР - ФРГ, мяч в надежных руках

Матч СССР - ФРГ, 25 июля 1966 года

СССР - ФРГ, пробить Яшина не могли до 42 минуты, здесь Яшин опять огорчает немцев


1967 Товарищеская игра Франция 2-4 СССР, 3 июня 1967 года. Обратите внимание в матче за сборную играет в свитере Динамо.

В составе сборной Мира перед матчем с Бразилией, 6 ноября 1968 года.

1968

1970

Лев Яшин и Евгений Ловчев в сборной СССР, 1970 год.

После завершения футбольной карьеры окончил школу тренеров, был начальником динамовской команды (1971-1975). «Динамо»: 3-й ряд: В.Пильгуй, Е. Жуков, В. Басалаев, В. Козлов, А. Байдачный, В. Комаров, Н. Гонтарь. 2-й ряд: тренер К.Бесков, В.Долбоносов, В.Уткин, О.Долматов, А.Кожемякин, В.Жуков, Л.Яшин. Сидят: С.Никулин, М.Гершкович, В. Эштреков, А.Якубчик, Й.Сабо, А.Маховиков.

1972

1988

В 1988 году Яшин награжден Золотым орденом ФИФА «За заслуги перед футболом»


Константин Бесков. Всегда живой 18 ноября — особая дата в динамовской истории. Именно в этот день ровно 85 лет назад в Москве родилась будущая легенда московского «Динамо» — Константин Иванович Бесков. К юбилею легенды «FCDin Magazine» приводит отрывок из его собственной книги — «Моя жизнь в футболе».

В 1967 году Федерация футбола СССР учредила приз имени 50-летия Советского государства; по Положению он вручался команде за лучшие результаты в подготовке молодых футболистов, хорошую организацию учебно-тренировочной и воспитательной работы, успешные выступления на всесоюзных и международных соревнованиях. Этот приз достался нам. Получили мы и приз «За волю к победе», выиграв больше всех матчей, в которых соперники открывали счет. 55 забитых нами мячей принесли команде приз имени Григория Федотова. Добавим сюда и приз «Агрессивному гостю» — в играх на выезде динамовцы набрали 26 очков. Игорь Численко стал лучшим бомбардиром Европы среди игроков национальных сборных, забив в матчах за сборную СССР десять мячей. Прежде всего мы сообща, командой, проанализировали ход обоих предшествовавших сезонов — каждый шаг коллектива, каждый матч, стараясь определить: чем же были вызваны неудачи? Когда были назва-

ны причины, я на общем собрании коллектива заявил: «Вы способны на большее!» Позднее, на финише сезона 1967 года, меня часто спрашивали: «Каков ваш рецепт успеха? Раскройте тайну!» Я отвечал и сейчас ответил бы: рецептов, как стать чемпионом или призером, нет и быть не может. Не существует никаких таких тайн. Подобная постановка вопроса наивна и напоминает американский самоучительбестселлер «Как стать богатым». Хотя тайн у тренеров в сущности нет, но это не означает, что их нет у футбола. Лишь глубоко проникнув в эти тайны игры и поставив их на службу своей команде, можно добиваться высоких результатов. Вот одна из таких тайн футбола: не следует игроков подгонять под схему, умозрительно сложившуюся в воображении тренера. Схему нужно подбирать применительно к способностям и возможностям игроков команды — конечно, в соответствии с развитием футбола на данном этапе. Так, в сезоне 1967 года на-

Тайн у тренеров в сущности нет, но это не означает, что их нет у футбола


шему «Динамо» доводилось встречаться с соперниками, применявшими такие системы: 4+3+3, 1+3+3+3, 4+1+3+2, 3+2+3+2, 1+3+2+4 и их варианты. Пусть не пугают эти нагромождения цифр читателя. Они свидетельствуют о том, что наши тренеры, с учетом имеющихся у них исполнителей, избирали системы с двумя, тремя или четырьмя нападающими, с четвертым или пятым свободным защитником, играющим либо позади других футболистов оборонительной линии, либо впереди них. Но поиск должен вестись не в одном лишь направлении — тактике. Тактическое разнообразие не восполнит недостаток талантов. Следовательно, тренер должен воспитывать универсальных мастеров, искать исполнителей на те или иные места. В самом начале сезона 1967 года мы выиграли турнир «Подснежник», организованный газетой «Советский спорт». Замечу, в финальном матче этого турнира победу над кутаисским «Торпедо» одержал… наш дублирующий состав, потому что основной в это время находился за рубежом. 21 марта мы выиграли у французской команды «Олимпик» (Марсель) со счетом 2:0, голы забили Геннадий Еврюжихин и Игорь Численко. 25 мая принимали в Москве бразильскую «Фламенго» и снова выиграли — 3:1, два гола на счету Г. Еврюжихина, один гол забил Юрий Вшивцев. А всего в тринадцати матчах с представителями стран, где футбол достаточно развит, динамовцы одержали одиннадцать побед, одну встречу сыграли вничью — с эквадорской командой «Барселона» в городе Гуаякиле и лишь одну проиграли — колумбийской команде «Депортиво» — 0:1, но это уже в декабре, когда команда бело-голубых стала серебряным призером чемпионата СССР и обладателем Кубка страны. Среди тех, кого мы одолели на международной арене, были «Королевский клуб Брюгге» (Бельгия), сборная вооруженных сил Марокко, «Мец», парижский «Ред стар» и «Газэлек» (Аяччо), причем парижан разгромили со счетом 4:0, а «Газэлек» — 8:2. За четыре дня, с 25 по 29 октября, — три победы во Франции. Но сначала предлагаю проследить весенний путь команды в чемпионате страны. Турнир мы начали тремя победами подряд. Одна из них была особенно ценной: обыграли тогдашнего и будущего чемпиона СССР киевское «Динамо» — 3:2. В то время, когда киевляне уверенно шли от одной победы и Другой, это было непро-

сто сделать. Первое поражение динамовцы Москвы потерпели только в пятнадцатом туре — от тбилисского «Динамо» (0:1). Однако первый круг завершили лидерами турнира. Настроение у ребят было превосходное, они поверили в то, что способны на большее, как было сказано на первом общем собрании команды в начале года. Лидировали мы и во втором круге. Лишь в тридцать первом туре, в матче с минскими одноклубниками, нас постигла неудача. После нее возник этот маленький перерыв, заполненный отличным турне по Франции. И вот один из парадоксов футбола: это победоносное турне сослужило нам дурную службу. Такие «прогулки» расслабляют игроков психологически, и те начинают верить в свою непобедимость, исключительность. И без того шли в чемпионате, как говорится, «на ура». А тут еще восемь мячей в ворота довольно крепкой европейской команды, четыре мяча — в ворота просто одной из лучших команд Франции. Было от чего закружиться молодым головам… По возвращении из Галлии мы проиграли… «Заре», дебютанту высшей лиги, 0:1. Финиш получился у нас смазанным, первое место заняли киевляне. Хотя то был их «звездный час», разгар трехлетнего чемпионского цикла, московское «Динамо» в шестьдесят седьмом году все-таки отняло у украинских одноклубников три очка из четырех и вполне обоснованно претендовало на золотые медали. Мы забили больше всех мячей в чемпионате — 55. В список 33 лучших футболистов страны были включены наши Л. Яшин, В. Аничкин и В. Зыков, Г. Гусаров и В. Маслов, Г. Еврюжихин, И. Численко и Б. Кох (перешедший затем в «Локомотив»). Годом раньше в аналогичном списке было лишь трое московских динамовцев: Л. Яшин, В. Аничкин и И. Численко. Интересно сыграла в сезоне 1967 года наша средняя линия. В атаке, начиная со второго круга, проявил себя талантливый новичок Владимир Козлов, центральный нападающий (я приметил его еще учившимся в школе ЦСКА: его явно не собирались зачислять в армейскую команду, и я пригласил Владимира еще в «Локомотив», а теперь он пришел за мной в «Динамо»). Удачно сыграл в центре атаки и Юрий Вшивцев, забив 12 мячей. Нередко мы применяли схему 4+3+3. В отдельных матчах справа действовал Численко, в центре два нападающих в связке, а

Тренер должен воспитывать универсальных мастеров

37

это победоносное турне сослужило нам дурную службу


Был у нас в том сезоне еще один крупный успех

левый фланг оставался без форварда, и там получали простор игроки нашей средней линии. Применяемая от случая к случаю эта система брала противников врасплох. И был у нас в том сезоне еще один крупный успех: победа в розыгрыше Кубка СССР. Я предложил коллективу такой вариант: нужно уводить Владимира Капличного, одного из двух центральных защитников ЦСКА, из его зоны. Пусть там, в центре обороны армейцев, остается один Альберт Шестернев: он превосходный стержень защиты, но у него навыки свободного обороняющегося, и когда перед ним юркие и хитроумные Численко и Вшивцев, у которых большая стартовая скорость, ему хуже дается отбор мяча. Кстати, восполнив со временем этот пробел, Шестернев сделался одним из лучших центральных защитников мира. Искусные дриблеры Игорь Численко и Юрий Вшивцев могли уверенно идти на обводку, как только Капличный оставлял свою зону. Игра закончилась со счетом 3:0. Кубок — наш!… Футболисты ЦСКА предпринимали отчаянные попытки изменить ход поединка, хотя бы забить гол престижа, и моменты у них были подходящие, но реализовать их так и не удалось. 1967 год. Константин Бесков: «Футбол будет становиться все интереснее»

Еще не создал высококлассную команду

— Как вы, Константин Иванович, расцениваете нынешнее место своей команды в итоговой турнирной таблице чемпионата СССР? Не считаете ли, что из-за досадных обстоятельств упустили первое место? — Да нет, все справедливо. Кубок все-таки намного легче выиграть, чем первенство страны: на пути к Кубку всего шесть матчей, на пути к высшей ступени пьедестала почета в нынешнем первенстве — тридцать шесть. У нас довольно часто забирали игроков в сборную команду. Забирали, естественно, лучших, а подготовить им эквивалентную замену за один сезон я практически не успевал. Поэтому мы и выступили несколько слабее киевлян, у которых уже не один год состав стабилен и гибок. Но расстраиваться по этому поводу не вижу причин: мы в сезоне 1967 года выиграли и приз «Подснежник», и серебряные медали, и Кубок СССР. Согласитесь, неплохой урожай даже с точки зрения самого привередливого почитателя «Динамо».

— Чего вы еще не достигли в своей жизни, не совершили? — Ну, много чего! (Смеется.) Еще не создал высококлассную команду, от игры которой получали бы удовольствие, даже наслаждение болельщики команд-соперниц… Еще не добился того, чтобы московское «Динамо» сделало «квартет»: выиграло первенство и Кубок страны, Кубок европейских чемпионов и Межконтинентальный кубок. (Смеется.) Как видите, ориентиров впереди сколько угодно, только дерзай. — Каково ваше отношение к командам-соперницам? — Самое товарищеское и сердечное, если иметь в виду те команды, которые строят свою игру по-спортивному, без преднамеренной грубости. — Какое качество отличаете вы в характере человека? — Деловитость, целеустремленность. Способность без остатка отдать себя делу. — Как вы обычно чувствуете себя перед ответственным состязанием, о чем думаете? — В такие невероятно напряженные дни, как перед финалом Кубка Европы 1964 года и финалом нынешнего розыгрыша Кубка СССР, заполненные от полуночи до полуночи заботами и хлопотами, вновь и вновь мысленно перебираю своих игроков и игроков соперника; обдумываю все, что касается плана действий, тактики, отдыха, самочувствия, питания, настроения каждого своего футболиста. Помимо того, не упускаю из внимания и их внешний вид, и зрителей, судей, и погоду, и состояние поля. В общем, словно мамаша одиннадцати невест перед смотринами. — Константин Иванович, поделитесь вашим мнением о современном футболе. — Считаю, что сейчас возможности футбола — нынешнего, с разнообразием тактических схем, технических приемов, физических возможностей игроков, — раскрыты не более чем наполовину. И внешний эффект этого зрелища, этого, я убежден, искусства, может быть неизмеримо большим. Полагаю, с течением времени футбол будет становиться все совершеннее и интереснее.


— Каково ваше представление о счастье? И о несчастье? — Счастье — вложив в хорошее и полезное людям дело много сил, душевных и физических, достигнуть высшего результата. Несчастье — это когда злополучные обстоятельства, несправедливость, какието еще сопутствующие факторы лишают человека возможности трудиться в полную силу, раскрывать свои творческие способности и доводить до конца плодотворную идею. — А что лично для вас означает понятие «болельщик», иначе говоря, «любитель футбола»? — Человек, который так увлечен этим видом спорта, что помнит большинство матчей лучше, чем сами их участники. Он очень эмоционален и поэтому не прочь поучить футболу футболистов и футбольных тренеров. Готов говорить о футболе днем и ночью. Отношусь к болельщику (любой команды) в целом позитивно, с его мнением в общем-то считаюсь. — Позвольте вопрос, как говорится, из другой оперы. Из области вокала. Какой звук вам наиболее приятен? — Пожалуй, голос низкого тембра. — А какие мелодии? — Люб��ю песни Соловьева-Седова. И вообще хорошие, мелодичные песни, мотив которых запоминается. Например, наши песни военных лет — Табачникова, Фрадкина, Фатьянова, Мокроусова, Покрасса. Русские народные, особенно в исполнении Лидии Руслановой и Людмилы Зыкиной. Это вовсе не означает, что я не ценю музыкальную классику; но не стану кривить душой, основные мои симпатии в этом плане — песенные. — Любимые ваши писатели? — В детстве и юности — Николай Островский. Он остался и по сей день. Но с возрастом вкусы меняются, поэтому теперь предпочитаю Льва Толстого, Тургенева, Достоевского. — Раз уж зашла речь о литературе, что именно вы сегодня, 9 ноября 1967 года, читаете? — Знаете, последнее время (а это было время самых ответственных и тяжелых матчей) удавалось читать только специальную литературу. Ну, может быть, еще

такую, из которой можно что-либо почерпнуть для тренерской работы, футбольной методики. Например, книги режиссеров — Станиславского, Товстоногова, Акимова. Книги по хореографии (пластика, точность движений, зрелищность; репетиции — те же тренировки; но эта тема особого разговора). — Ваше отношение к науке и технике, к технике в широком смысле, не только футбольной? — С наукой я в определенной степени соприкасаюсь: с физиологией, медициной, психологией, философией — конечно, применительно к футболу. Вообще же искренне восхищаюсь людьми науки и техники и по-доброму завидую тем, кто, к примеру, за миллионы километров посылает космический аппарат и попадает точно на Венеру. А мы иной раз с одиннадцати метров в ворота не попадаем… — У вас есть увлечение, то, что называется хобби? — Неравнодушен к птицам, рыбкам, всяческим зверюшкам. Ни одной выставки собак стараюсь не пропускать. Сейчас у нас, как видите, две собачки, карликовые пинчеры Янечка и Манечка. Кидаю им шарик для настольного тенниса, и они его гоняют совсем как футболисты! — Нельзя ли вспомнить какой-либо смешной эпизод из вашей жизни футболиста? — Отчего же, попробую. Однажды мы с Сергеем Сальниковым заночевали на даче в Снегирях. А на утро была назначена тренировка. Встали, позавтракали — и спохватились! Опаздывать нельзя ни в коем случае… Выбежали на шоссе, стали «голосовать». Тормозит возле нас грузовик, водитель предлагает забраться в кузов и, как только мы оказались в кузове, берет чуть ли не с места третью скорость. Мчались мы без единой остановки. А надо сказать, накануне в этом самом кузове он перевозил цемент. Мы с Сальниковым «импозантно» выглядели, доехав до стадиона… — У вас есть любимый цвет, Константин Иванович? — А как же! Белый. Но непременно в сочетании с голубым. Динамовские цвета.

Счастье — вложив в хорошее и полезное людям дело много сил достигнуть высшего результата

39

Белый. Но непременно в сочетании с голубым


2011


Раздвоение личности

ЗИМНИЙ ФУТБОЛ «Раздвоение личности» или «Расстройство множественной личности» — психический феномен, характеризующий болельщика с двумя или более личностями. Внутри него они ведут свой непрекращающийся диалог, спорят, ругаются, аргументировано и не очень доказывают друг другу свою точку зрения. Только договориться никак не могут. На этот раз предметом их спора стал поход на зимний футбол — морозный и беспощадный.

— Что кашляешь? Опять заболел? — Ага, опять эта проклятая ангина! — Ну-ну, тебе еще в ноябре на футбол ходить – закаляйся, что ли! — Как вспомню, так вздрогну… Нужно срочно обзавестись валенками и бушлатом! — И флягой с огненной водой, ага. Это тебе не на уютной кухне сидеть – пирожки с чаем уплетать да Андронова слушать! — Ой, чья бы корова мычала! А кто домашний матч с «Кубанью» дома в теплой постельке смотрел?! Вместо того чтобы со всеми под хрустальным ветром да водой со снегом ждать победного гола Семшова, а? — Давай-давай, повспоминаем старину. — Это война, детка, и не я ее начал! — Да, а помнишь прошлый ноябрь? Тот же «Рубин», «Анжи»? — «Динамо» очень недурно играло в холод прошлой осенью. — По сравнению с образцами сегодняшней игры оно играло дурно. Хотя ничейный обмен джебами с «Рубином» под аккомпанемент стука собственных зубов я не забуду никогда. — Опять этот чертов «Рубин». Даже вспоминать не хочу… — Не об этом речь. На футбол-то в ноябре будем ходить? — Конечно, будем. Куда они без нас?..

— И так домашняя посещаемость одна из худших в лиге (12 место, 9991 зрителей). После нас только Нальчик, «Амкар», «Томь» да «Волга». Для московского клуба — позор! — А для московского клуба, базирующегося в Подмосковье? — «Анжи» имеешь в виду? Слушай, ну я все понимаю: неудобно ехать, цены на билеты кусаются, досмотр тоже не ахти какая забава, но… — В качестве «но» у тебя всегда идеалистические аргументы, мол, как на такую игру не ходить, как любимую команду не поддерживать, я прав? — Да, и я не вижу в этом ничего идеалистичного. Это нормальное отношение к любимому клубу любого нормального болельщика. — Ой, да брось ты. Мир куда больше проникнут материализмом, чем тебе кажется. Ну, вот ты сам подумай, встань перед выбором. Позади тяжелая рабочая неделя, и кажется, вот оно счастье – уикенд. И что же ты выберешь: провести выходной с семьей, заняться приятными бытовыми хлопотами, сводить детей в кино, а после купить в кондитерской пончиков домой — к самому вкусному чаю на свете? Или потратить целый день на то, чтобы сквозь холод или пробки переться к стадиону, чтобы 90 минут, ежась от холода, материться, курить и нервничать, а потом снова – серая дорога домой, дурное настроение, очередная ничья. А дети уже спят, жена смотрит с молчаливым укором, а ты сам себе не рад. Ну, Фауст, что ты предпочитаешь? — М-м, у тебя талант представлять вещи в совершенно невыгодном свете. Все у тебя серое, все у тебя не так. Домашние матчи не каждый уикенд, ничьи — тоже. Дорога — согласен, но тут-то потерпеть 25 минут в электричке, наверное, можно. Да и на машине… достаточно представить, что ты едешь на дачу. Делов-то!

— А мы без них? — Верно. Вместе веселее!

— Да-а, а у тебя талант на все смотреть через розовые очки.

— И теплее!

— Кхе-кхе, кхе-кхе! — Что кашляешь? Опять заболел?

43


Игра на грани реальности FCDin Magazine – о любимой миллионами игре «Football Manager», и о том, как сделать «Динамо» чемпионом (пусть и виртуальным) в ее новой версии.

В реальном футболе такое повторится едва ли

Человеческий фактор тут значительно отстает от настоящего футбола

Игра «Football Manager», несмотря на почти 20-летнюю историю, широкую популярность обрела не так давно, уже после раскола серии, изначально называвшейся «Championship Manager», на два направления. Разработчики из компании «Sports Interactive» вынуждены были пойти на смену имени, но именно с обновленным названием игра снискала большую популярность и завоевала множество престижных премий. Дело, конечно, не в имени, просто с каждым годом игра становилась все более привлекательной для большого числа людей, при этом не превращаясь в «попсу». Десять с небольшим лет назад база данных FM (тогда еще CM) не могла похвастать обилием лиг, но детальность проработки впечатляла. Впервые игроки оценивались по множеству как доступных для пользователя, так и скрытых параметров — от скорости и качества удара до интуиции, лидерских качеств. Росло число фанатов игры, росло и число ресерчеров, собирающих базу данных. Все больше было лиг для игры, в 2001 году в менеджере появился и российский чемпионат, а вскоре и первый дивизион. Соль игры в том, что любой любитель футбола может почувствовать себя клубным боссом и строить команду по своему усмотрению. Кому-то доставляет удовольствие копаться во всех мелочах, кто-то предпочитает крэп — работу с максимально слабыми командами из низших дивизионах в попытках вывести их на новый уровень. Кто-то просто отдает тренировки на откуп помощникам и получает удовольствие от поиска и открытия новых талантов. Кстати, о многих из них давние почитатели серии узнали одними из первых. Правда, у части «читеров» вроде легендарного белоруса Максима Цыгалко карьера в реальной жизни не задалась. Но зато как приятно узнать, что футболист, однажды купленный тобой в игре в «Динамо», в реальности становится ее игроком. Конечно, многие, поиграв в менеджер, чувствуют себя чуть ли не гуру футбола. Хотя большой пласт футбольных

аспектов остается вне игры. В ней уже есть агенты и щедрые владельцы клубов, ошибающиеся судьи и требовательные фанаты. Но нет договорных матчей, откатов, госинвестиций, пресловутого человеческого фактора, наконец. Поэтому если условный мегаталант N в «Football Manager» перешел в «Динамо» за небольшую сумму и стал звездой — в реальном футболе такое повторится едва ли. Итак, о «Динамо» в «Football Manager». Для начала о клубных аспектах. Еще несколько лет назад главные ресерчеры игры отказывались прописывать российским командам солидные бюджеты, в результате чего получался отрыв от реальности — в игре отечественные гранды вынуждены были довольствоваться весьма скромными покупками. Сейчас ситуация изменилось, и в «Football Manager 2012» у «Динамо» бюджет вполне соответствующий реальности — около 50 млн. евро. В первое трансферное окно вам полагает около 7 млн. евро — опять же сопоставимо с теми тратами, что были в нынешнем сезоне. Уровень за��плат, продаж билетов и абонементов — все максимально приближено к нашей действительности. И в этом кроется подвох для игроков, ведь в реальности без инвестиций владельца клуб глубоко убыточен. В игре же масштабные вливания в бюджет не предусмотрены, если только в Редакторе игры вы самостоятельно не добавите себе так называемого Sugar Daddy — богатого толстосума, который время от времени будет помогать материально. В этой связи, играя за «Динамо», надо быть готовы либо сходу пробиваться в Лигу чемпионов, чтобы за счет призовых хоть как-то компенсировать дефицит бюджета, который без еврокубков и с учетом активной трансферной политики может довести до нулевого баланса буквально за пару лет, а то и меньше. Либо стоит расстаться с рядом высокооплачиваемых игроков и строить команду вокруг молодежи — благо трудоустраивать своих футболистов в FM2012 стало легче, чем в прошлых версиях — спрос есть почти на всех. Ну а третий вариант — это, как


уже было сказано, поколдовать в Редакторе, который либо прилагается к игре либо скачивается отдельно. Теперь непосредственно о футбольной составляющей. Ресерч каждой новой версии игры начинается, когда большинство еще вовсю наслаждается старой. Как и трансферная политика — это процесс круглогодичный. У каждого топ-клуба есть свой персональный ресерчер, который и отвечает за все нюансы. Скаутинг сводится, во-первых, к формированию листа игроков, в котором прописан его нынешний уровень и потенциальный (CA и PA). Фактически это цифровое выражение (от 1 до 200) его игровых данных. В «Динамо» как у одного из лидеров чемпионата показатели игроков стартового состава, за редким исключением, начинаются от 125. Лучшие игроки команды и одни из лучших в лиге на момент выхода ближайшего патча (ожидается в декабре) с обновлением базы данных — Кураньи, Воронин, Фернандес, Семшов, Самедов. Если вы играете без патча, то есть один нюанс — летние приобретения «Динамо» состоялись тогда, когда база уже была подготовлена. Соответственно эти футболисты не прошли правку российской ресерч-группой. А ввиду довольно щедрых авансов, выдаваемых белорусскими скаутами, Павел Нехайчик и Игорь Шитов при старте игры оказываются среди ведущих футболистов команды, чего в реале, увы, мы пока не наблюдаем. Нехайчик с учетом потенциала и многочисленности позиций, которые он может закрыть, становится одной из звезд чемпионата. В патче это будет исправлено, но за тех, кто обновлять базу не планирует, можно только порадоваться. В тоже время в обновлении заметно усилится Юсупов — ведь с момента сбора данных он уже неcколько месяцев твердый игрок основы и один из лучших в лиге на своей позиции. Что касается молодежи, то наибольший потенциал был присвоен Сапете, Смолову, Кокорину и Юсупову. Неплохие данные есть и у Комисова с Соловьевым, но чтобы раскрыть их, нужно внимательно и тщательно отнестись к тренировочному процессу, а не отдавать его на откуп ассистенту. Стоит добавить, что к определению CА и PA скаутинг, конечно, не сводится. Игрокам прописываются все основные параметры (скиллы) — физические, игровые, психологические. Мисимович и в игре будет технарем, Воронин заводилой, Самедов метеором. А с Кокориным и Смоловым мо-

гут возникнуть дисциплинарные трудности. Что касается игроков молодежного состава, то они как правило получают данные по 7-8 основным скиллам, которые просматриваются уже сейчас — в чем-то они выделяются в лучшую сторону, в чем-то — в худшую. Например, Соловьев будет достаточно быстр, а Отставнов обладает хорошим голевым чутьем. Остальные скиллы при запуске игры присваиваются случайно, исходя из общих возможностей игрока — принципиального значения для его среднего уровня они не имеют. Есть и скрытые показатели, увидеть которые можно только в редакторе — подверженность травмам, амбициозность, профессионализм. Что касается «Динамо», то тут все достаточно очевидно

хава и атакующий полузащитник. Огромное значение в игре имеет психология, поэтому разговоры с командой и футболистами персонально лучше проводить лично, стараясь не третировать подопечных попусту, но и не соглашаться на все их условия и требования. Остается добавить, что реформа российского

45

— нужно быть готовым к тому, что Кисенков и Колодин будут много времени проводить в лазарете. А вот при покупках лучше предельно внимательно изучать потенциальных новичков, по несколько раз отправлять их просматривать скаутов и присматриваться к «ментальным» показателям и истории травм. Для FM2012, как и для реального футбола, в порядке вещей, когда более одаренный технически игрок в силу тех или иных причин может не раскрыться, а вот профессионально относящийся к делу трудяга свою тропу в большой футбол найдёт. Но все же человеческий фактор тут значительно отстает от настоящего футбола, поэтому цифры вам в помощь. Оптимальной тактикой для «Динамо», исходя из текущего состава в FM2012, выглядят те же 4-5-1, что применяет Сергей Силкин. А дальше уже — как позволит ваша фантазия. По-прежнему достаточно эффективными выглядят схему с атакующими краями и сбалансированным центром — два опорника и центрхав или два центра-

чемпионата в игре реализована — есть и переходный сезон, и дальнейшее развитие по системе «осень-весна». Ну и чемпионат мира 2018 состоится в России. Запасайтесь свободным временем, погружайтесь в нюансы игры и готовьтесь сделать «Динамо» чемпионом и базовым клубом сборной к мундиалю. Если все у вас в FM2012 будет складываться удачно, руководить ей к тому моменту, возможно, тоже будете именно вы. Михаил Тяпков


«Динамо» из Каролины. Студенты со стремлениями профессионалов

«FCDinMagazine» продолжаМакферсонов было управление ет серию публикацию о команфутбольным клубом «Ноттингем дах, носящих название «ДинаФорест». Отец Неила, Джеффри мо». Сегодня, в продолжение Макферсон, в конце 70-х годов американской темы, очередь был председателем правления клуба, играющего в четвертой клуба, а Неил, оставаясь акпо силе лиги Северной Америционером британского клуба, ки - PDL (Premier Development решил попробовать развивать League). семейное дело в Северной АмеИстория клуба началась в рике. Именно поэтому эмблема 1992 году, когда на заре североаи клубные цвета «Гринсборо мериканского соккера британец Динамо» были унаследованы от Неил Макферсон решил создать «НоттингемФорест». Шервудв небольшом городке Гринсборо ский лес, красно-белая форма, любительскую команду. Новый так не привычная нам, исполклуб получил название «Гриннение американского гимна на сборо Динамо». Официальной шотландской волынке в память версии по поводу появления о корнях Макферсонов — все названия нет, но большинство это и сейчас остается визитной склоняются к той же версии, что карточкой клуба из Северной и в случае с «Хьюстон Динамо». Каролины. Сила, мощь и скорость — вот Первые годы команды были то, что должно было отличать успешными, но в 1996 году молодую команду. Неил Макфербыло принято решение сменить сон не обошел стороной и свою вектор развития. Таким обра50-футовую яхту, которая с легзом, «Гринсборо Динамо» стал кой руки британского бизнесме«Динамо Каролина». Клуб был на получила название «Динамо». принят в United Soccer Leagues, Основным семейным делом организацию, отвечающую за


проведение соккерных лиг среди ширенного в 2009 году до 7000 любителей. мест, составляет около 1,5 тыс. «Без участия этих людей человек. Для лиги это является соккер в Северной Америке не одним из лучших результатом. добился бы того результата, Структура проведения который сейчас достигнут. Они чемпионата лиги PDL (Premier стали пионерами, взяв на себя Development League) является большую ответственность и вполне стандартной для амевложив свои деньги и сердце», риканского спорта – команды в 2002 году USL отметила вклад поделены на дивизионы и 11 владельцев и тренеров клубов конференции, лучшие играют в в развитие соккера в Америплей-офф по кубковой системе ке. «Динамо Каролина» была (до одной победы). Если провоторжественно принята в самую дить параллели, то аналогом PDL сильную любительскую лигу сокв российской клубной иерархии кера в Северной Америке - PDL, является турнир КФК. Сейчас а Неил Макферсон включен в Зал «Динамо Каролина» играет в Славы Лиги. В том же 2002-м в Южно-Атлантическом дивизижизни «Динамо Каролина» прооне Восточной конференции, изошло еще одно знаменательпроводя с мая по август около ное событие – открытие нового 20 игр. Трансферная политика стадиона. Названный в честь сводится к поиску в межсеДжеффри Макферсона, он стал зонье талантливых игроков в домашней ареной и для «Динаколледжах Северной Америке. мо Каролина», и для футбольной Несмотря на регулярные победы команды из колледжа Гринв дивизионе, самым лучшим сборо. Средняя посещаемость результатом «Динамо Каролина» матчей «Динамо Каролина» на в плей-офф остается выход в стадионе Макферсона, расфинал конференции в 2007 году. Но не только, и не столько поон провел за «Динамо Каролина» бедами измеряется успех клубов ряд матчей, а через год уехал за PDL. Куда более важным реуспехом на Туманный Альбион. зультатом является количество Естественно, в «Ноттингемигроков, ставших впоследствии Ф��рест». 35-летний форвард и профессионалами. Именно посейчас продолжает играть за этому в октябре-ноябре после свою сборную. завершения сезона внимание В 2009 годуу «Динамо Кароспециалистов и болельщиков лина» появился еще один атриприковано к драфту сильнейшей бут профессионального клуба американской лиги — MLS, а на — фан-клуб Battleground («Поле официальной страничке клуба боя»). Сувенирная продукция с регулярно появляются новости, символикой клуба и фан-клуба, посвященные успехам бывших годовое членство стоимостью футболистов. 115 долларов (шарф в подарок), С момента создания через конкурсы для болельщиков, «Динамо Каролина» прошло общение с игроками и тренераболее 50 футболистов, ставших ми в непринужденной обстановвпоследствии профессионалами, ке, совместные барбекю — дооколо 20 игроков, которые стали стойный набор мероприятий членами национальных сбордля болельщиков любительского ных США, Тринидада и Тобаго, клуба. А в межсезонье фан-клуб Бермудских островов. Самым занят поиском принимающих известным игроком, одевавшим семей для игроков «Динамо» на футболку «Динамо Каролина», сезон. Так они и живут - динаявляется лучший бомбардир мовцы северной Каролины сборной Тринидада и Тобаго (114 матчей, 70 голов) Джон Алексей Ракитин Стерн. В 20-летнем возрасте в

Трансферная политика сводится к поиску в межсезонье талантливых игроков в колледжах Северной Америке

47

...достойный набор мероприятий для болельщиков любительского клуба


Взгляд издалека

Сева Корогод:

«Всегда говорю: «Динамо» — первая команда Овечкина. Сразу понимают»

Надеюсь, в третьем круге позиций не уступим

Из-за травм за дублеров заявляли штатных работников клуба

— Расскажи, как болельщик «Динамо» оказался на другом континенте? — В 1994 году я приехал в Америку учиться в среднюю школу по обмену. Как раз сразу после Чемпионата мира. Тогда можно было запросто купить билеты в Россию за 300-400 долларов, так что в те годы каждое лето проводил в подмосковном Королеве. Там во дворе и познакомился с другом, который с отцом постоянно ходил на «Динамо» еще со времен чемпионата СССР. В 1997 году он пригласил меня на матч с «Черноморцем». С тех пор переживаю только за «Динамо». — Получается выбираться в Москву на матчи? — Последние несколько раз в Москве был только зимой или поздней осенью, когда матчей уже не было. А вживую последний матч видел где-то в начале 2000-х. Очень надеялся, что в 2009 году «Динамо» попадет в групповую сетку хотя бы Лиги Европы, чтобы можно было съездить куда-нибудь в Западную Европу, но, увы. Надеюсь, следующей осенью получится поддержать команду в матчах еврокубков. — С учетом разницы во времени, наверное не очень удобно смотреть матчи по интернету? — Почему, вполне удобно. Проснулся в 7 или 8 часов в субботу утром, включил сопкаст, и под кофе сижу, смотрю. Но вот раньше, да, было очень туго. Благо, я начал болеть, когда интернет уже был развит хотя бы до уровня вывешивания результатов и отчетов о матчах. А раньше матчи удавалось смотреть только по спутниковым каналам ОРТ или НТВ, если вообще показывали «Динамо», или по видеозаписям, которые друзья передавали мне сюда. Знаю, что в США есть правообладатель на показы матчей Чемпионата России, но с этой сетью такая же проблема, как с некоторыми российскими каналами – доступ к ней есть далеко не у всех.

— Сейчас многие говорят, что в США интерес к европейскому футболу заметно растет. Подтверждаешь? — На детском уровне занимаются им почти поголовно. Проблема в том, что когда дети вырастают и начинают серьезно болеть за профессиональные команды, то соккерную нишу заполнить нечем. MLS очень сильно уступает сильнейшим лигам мира, в то же время под боком лучшие в мире игроки в бейсбол, американский футбол, хоккей(пока), баскетбол. Вот Чемпионат Мира смотрят очень многие. Тем более, летом не так много конкурентов за рейтинг. Сразу же начинают сравнивать с НФЛ. Говорят, например, вот там бы такого никогда не было. Я отвечаю, что в боях без правил еще жестче, но это же другой вид спорта, со своими правилами! — А ты сам ходишь на матчи МЛС? — Несколько раз ходил проветриться. Но это какой-то не такой футбол. Летом был на товарищеском матче местной команды «Нью-Ингленд Революшн» против «Манчестер Юнайтед». На матчи чемпионата приходит в среднем по 12-17 тысяч человек, а тут — 60- тысячник был забит. Было много болельщиков «Арсенала» и «Ливерпуля». При мне завязалась перепалка, между африканцем троллившем «Манчестер» и поклонниками «Юнайтед». В ответ на его выкрики они ему вопросили: «ну ты же не на «Революшн» пришел смотреть?» Было смешно. — То есть интерес к европейским грандам у американцев все таки есть, да? — Да. В принципе, в этом и проблема МЛС, что все американцы, которые удосуживаются регулярно смотреть футбол, имеют возможность смотреть и Лигу Чемпионов и английскую Премьер-лигу. Кстати, в каждой кабельной сетке по 2-3 общедоступных канала на испанском. Они показывают чуть ли не половину матчей в каждом туре мексиканской лиги. У сборной США даже существует проблема — когда


они играют с любой из стран, расположенных южнее на карте, в любом крупном городе США, то 80% стадиона приходит болеть за гостей. — Ты сказал, что местный футбол — какой-то другой. А в чем конкретно? В единоборствах или в чем то еще? И сильно ли отличается атмосфера на трибунах от России? — Например, в заявке клуба не больше 18 человек. Есть турнир дублеров, но были случаи, когда из-за травм за дублеров заявляли штатных работников клуба. Еще наличие драфтов, плей-офф и прочих североамериканских фишек. Вот выдала команда серию из 10-ти поражений, а за плей-офф все равно может зацепиться — так смысл тут переживать? В НБА хотя бы каждый матч зрелище. В прошлом году я был на матче «Селтикс»-«Буллс», посмотрел на Шакила О’Нила вживую. Это было нечто. В МЛС подобного уровня исполнителей просто нет. А вот атмосфера, конечно, отличается. Много детей, семей. Приезжают целыми детскими командами, рисуют баннеры со смайликами, мячами и цветочками. И очень много пива. Надеюсь, скоро сораДники в Москве тоже смогут смотреть за игрой любимой команды с легальными пластиковыми стаканчиками. — Наверное, нет смысла спрашивать: знает ли кто-то из местных про московское «Динамо». — Про футбольное, конечно же, не знают, но вот хоккейные команды раньше часто приезжали. Про «Ред Арми и «Дайнамоу» слышали многие. В крайнем случае, всегда говорю: это футбольная команда первого клуба Алекса Овечкина. Сразу становится понятно. — Вернемся к «Динамо». Какой для тебя самый яркий отрезок был у команды? Чтобы, аж утреннее кофе проливалось. Матч точно назову — в 2008 году со «Спартаком». Я проспал начало игры, еще просыпался, а тут голы посыпались, один за другим. А сезон, наверное, в 1997 году, когда до последних туров еще оставались шансы на чемпионство. Но тогда я смотрел только сухую статистику игр. Еще бронзовый сезон 2008 года запомнился. Ну, и нынешний, естественно. Надеюсь, в третьем круге позиций не уступим.

— Ожидал от этой команды такого взлета? — Трудно сказать. Смотришь победные матчи — вроде бы все также, как и в прошлом году, только меньше ошибок, лучше реализация. Ну и слава богу меньше нулевых ничьих или 0:1 с аутсайдерами. Вот это удручало — с грандами всегда на равных, а на «Амкар» настроя не хватало. Кстати, и Воронин, как мне кажется, с первых матчей также боролся и бегал, просто другие не всегда следовали его примеру.

Про «Ред арми» и «Дайнамоу» слышали многие

— Если пофантазировать, как ты думаешь, «Динамо» было бы фаворитом в МЛС? — Абсолютно точно. Но это если забыть про то, что в МЛС существует потолок зарплат — $2,675,000 на всю команду, за исключением одного игрока. Это так называемое «правило Бекхема». Вот с этим бы точно были проблемы.

В США на футбол приезжают целыми детскими командами, семьями

49


No comments В рубрике «No comments» – глас народа во всемирной паутине: смешные и не очень реплики, остроумные замечания, критические отзывы и другая бело-голубая рефлексия, достойная внимания. OXXXYMIRON/ Fcdin.com У Динамо 2 супер летних приобретения. Шитову и Нехайчику за самою звёздную мира Белорусию довелось сыграть на двоих аж 9 минут. Да ещё и удаление. В общем селекции Динамо просто 5+++ за летние трансферы Ellesselar/ Fcdin.com Бердыев наглухо заимел мозг Володи Габулова. Я такого давно не видел. Одно дело когда под рукой мяч проходит или даже между ног, но возникло ощущение, что Габулов был уверен, что мяч летит ему прямо в руки, а он прошёл мимо. Натхо, что-то шептал себе под нос перед исполнением штрафного. Эта туса шаманов нечисто играет. В Казань нужно брать местных шаманов, чтобы отводили сглазы и стояли за воротами Антохи с оберегами. Борисыч/ Fcdin.com Ну, кто тут ныл, что Куру дисквалифицируют? AndrLAV/ Fcdin.com Кубань в 14,00, значит надо в 10,00 выезжать в 12,00 разливать серж 1967/ Fcdin.com ХК сняло 5 летние проклятие без побед над салаватом. Теперь ждем снятия проклятия с ФК и хочется, чтобы Куранье снял паутину первым с ворот Рыжикова.

Месси/ Fcdin.com Саша бей сильней и всё в порядке будет. Борисыч // Fcdin.com Там вся первая корзина мечтает, чтобы им выпала Россия) igor757/ Fcdin.com Кстати о хоккее. Перерыв между чемпионствами у ХК”Динамо” составил, если не ошибаюсь, 36 лет. Просматриваются определенные аналогии...

...Саша, бей сильней и всё в порядке будет.

eeevgeny/ Fcdin.com А на игре с Казанью ожидается - 12!!!! Что делать будем??? Арт/ Fcdin.com Надо на Лубянке возродить тайные лаборатории по психике и аномальным явлениям. Пора расколдовать гребаный рубэн, эту некрасивую команду, исповедующую антифутбол. Пора выяснить «заговор» четок бикиевича, содержание читаемых им сур, ворожбу, которая позволяет выигрывать матчи, заведомо проигранные, благодаря невероятным ляпам соперника и дьявольской «доле везения», весьма подозрительной, кстати. От Барсы, минуя коней, и до «Динамо».

...В Казань нужно брать местных шаманов, чтобы отводили сглазыделает

КОК$/ Fcdin.com Замерз он, вот реакция и подвела Gad/ Fcdin.com Вроде начал отогреваться. Переплюнули мы посещаемостью коней с камнями). Сегодня помимо красивого результата на табло был еще отменный первый тайм, за который хочется поблагодарить команду. Любовался на Мисима, отдавал должное Кевину, радовался прогрессу Кокоши, плевался от немощи Самедова, восхищался игрой Лео, ждал ошибки Шуни... в общем в последнем матче сезона, виденном воочию, получил даже избыточное количество адреналина.

...вся первая корзина мечтает, чтобы им выпала Россия.


Общайся правильно

динамовский форум на Fcdin.com



«FCDin Magazine» #3