Page 1

ÑÁÅÐÅÆÅÍÈÅ ÍÀÐÎÄÀ. ×ÒÎ ÌÎÆÅÒ ÁÛÒÜ ÂÀÆÍÅÅ? СТР.2

ÁÐÅÍÄÛ ÐÀÇÍÛÅ ÍÓÆÍÛ, ÁÐÅÍÄÛ ÐÀÇÍÛÅ ÂÀÆÍÛ СТР.46

ÊÓÄÀ ÓÕÎÄßÒ ÂÐÀ×È? СТР.58


ОТ РЕДАКЦИИ cтр. 2

Ñáåðåæåíèå íàðîäà. ×òî ìîæåò áûòü âàæíåå?

cтр. 7

Ïðàçäíèê ðèòìà è äîëãîëåòèÿ

cтр. 9

Ñ âåëîñèïåäîì ïî æèçíè

НУЖНА ЛИ НАМ ВЕЛИКОДУШНАЯ ИДЕЯ?

Стр. 14

cтр. 20

Êîíåö êíèæíîé êóëüòóðû

cтр. 24

×åðåç òåðíèè ê çâåçäàì

cтр. 30

Ìèð, äðóæáà, êóëüòóðà

ГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА

Стр. 42

Й ОКОЛОПРОФЕССИОНАЛЬНЫ М ИЗ НЕПРОФЕССИОНАЛ

Стр. 34

cтр. 48

Óáåðè ñâîþ ïëàíåòó

ГЛАУКОМА КАК ОНА ЕСТЬ, ИЛИ НЕ ОЧЕНЬ ЗОРКИЙ ВЗГЛЯД НА НАШУ МЕДИЦИНУ

cтр. 62

Õèðóðãè÷åñêèå èííîâàöèè

cтр. 64

Ìû ñ òîáîé îäíîé êðîâè

Стр. 50

КУДА УХОДЯТ ВРАЧИ?

cтр. 70

Ñåìüÿ òâîð÷åñòâó íå ïîìåõà

cтр. 76

Ìîé áðàò — ëó÷øèé òðàêòîðèñò

Стр. 58

cтр. 68

×òîáû ïîìîãàòü ëþäÿì, íå îáÿçàòåëüíî áûòü áîãàòûì

БРЕНДЫ РАЗНЫЕ НУЖНЫ, БРЕНДЫ РАЗНЫЕ ВАЖНЫ

Стр. 46

С созданием Института народосбережения изменился и основной вектор нашей деятельности. Мы понемногу раскручиваем этот маховик, и на этот раз обращаем пристальное внимание на вопросы культуры и экологии. Открываем номер статьей Александра Кислова «Сбережение народа: что может быть важнее?» Писательница и наш постоянный автор Лариса Качинская в очерке «Нужна ли нам великодушная идея?» продолжает мысль руководителя института: «... Сегодня, имея перед глазами многочисленные примеры безволия, деградации и социального иждивенчества, уместнее подумать о том, как воспрепятствовать саморазрушению и распаду человека? Как повернуть «развинтившуюся» личность к нормальной жизни, пробудив в ней совесть и человеческое достоинство?» Лариса Яковлевна справедливо видит движителем изменений какую–то культурную потенцию, которая должна зародиться в обществе, и главным героем своего эссе делает «человека из будущего»: он, спустя время, анализирует нашу современную ситуацию. Чему–то искренне удивляется, а отчего–то и вовсе приходит в ужас. Но и ему, и нам должно быть очевидно одно: ситуацию необходимо менять. Как же её начать менять? Чтобы ответить на этот непростой вопрос, нужно подняться над своими привычными представлениями и посмотреть вокруг себя. Это довольно неплохо получилось у наших молодых авторов. Антон Медянцев, в очередной раз гуляя по парку имени Белинского, обратил внимание на здание старого планетария и и размышляет об его истории и непростой судьбе. В итоге получился материал «Через тернии к звездам». Галина Кондратьева, выступающая в составе ансамбля «Зоренька», в формате «путевых заметок» рассказала, как их ансамбль приглашали на фестиваль народной культуры во Францию. Об этой поездке можете прочитать в материале «Мир, дружба, культура». «Остановиться, оглянуться» предлагает Татьяна Михайлова, рассказывая о деятельности молодежно–экологических организаций. Экологическую тематику в своих материалах продолжают Владимир Кузнецов («Генеральная уборка» – большой материал о том, почему мусоропереработка в нашем городе работает недостаточно хорошо) и Олег Хазаров («Убери свою планету», которая отсылает нас к классическому сюжету из «Маленького принца»). Стоит, пожалуй, согласиться с высказыванием Заслуженного врача РСФСР Юрия Александровича Орлова: «Чтобы решить проблему, её для начала нужно озвучить», которую он высказал в материале «Куда уходят врачи?» В нашем журнале мы начинаем озвучивать всё более злободневные, и в чем–то даже «неудобные» темы: проблемы медицинских кадров, недостаточного качества образования, экологического бескультурья и отсутствия целостной идеологии здоровой жизни. И приглашаем активных читателей к конструктивному диалогу. Высказывайте свои пожелания, дорогие друзья. Они могут лечь в основу наших журналистских расследований. Æóðíàë «Семья и здоровье». № 9(13), сентябрь, 2012 г.

...И МНОГОЕ ДРУГОЕ

Ó÷ðåäèòåëü: Ãîñóäàðñòâåííîå àâòîíîìíîå ó÷ðåæäåíèå Ïåíçåíñêîé îáëàñòè «Ïåíçåíñêèé ðåãèîíàëüíûé èíñòèòóò íàðîäîñáåðåæåíèÿ». Ðóêîâîäèòåëü: Àëåêñàíäð Êèñëîâ. Àðò–ðåäàêòîð: Âëàäèìèð Êóçíåöîâ. Адрес редакции: ã. Ïåíçà, óë. Ëåðìîíòîâà, ä. 28, êîðï. 10. Телефоны: (8412) 54–84–27, 54–84–33 E–mail: journal@vsem–zdorovo.ru Сайт: vsem–zdorovo.ru


СБЕРЕЖЕНИЕ НАРОДА. ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАЖНЕЕ?

В

В

последние годы четко определилась тенденция к снижению численности населения. И в стране, и в нашей области. К 2050 году, согласно прогнозам ООН, население Российской Федерации составит от 112 млн. человек (по оптимистическому сценарию) до 92 млн. человек (по пессимистическому сценарию). Это будет в том случае, если ничего не предпринимать и слепо довериться ходу событий.

В

то же время, население развитых стран, по прогнозу ООН, существенно вырастет. В Северной Америке за полвека прибудет не менее 75 миллионов человек, а у нас убудет не менее 34 миллиона человек. А то и все 54 миллиона. Таким образом, очевидно, что сохранение и безопасность России невозможны без быстрого и эффективного решения демографической проблемы, что требует в ближайшие десятилетия чрезвычайных и нестандартных мер. Население Пензенской области ежегодно убывает на 7–8 тысяч человек. Как отмечает управление Роспотребнадзора, начавшийся в 1991 году в Пензенской области процесс депопуляции населения, как и в целом по Российской Федерации, сохраняется. На протяжении последнего десятилетия уровень смертности населения Пензенской области стабильно превышает среднероссийский уровень в 1,5 раза, уровень рождаемости стабильно ниже среднероссийского в 1,2 раза. Мы уже не можем игнорировать эти факты, интерпретировать их, как некие совпадения и случайности. Хотя и есть теория о демографических волнах и переходах, это слабое утешение. В то же время, я не думаю, что следует впадать в панику и принимать за истину мнение некоторых исследователей о том, что в стране разразилась необратимая демографическая катастрофа. Имеющий сегодня место процесс депопуляции – это, в большей степени, все–таки рукотворное явление, а не «воля свыше». Иначе говоря, снижение численности населения, равно как и стабилизация и увеличение численности, зависит от нас, живущих на этой земле. Однако мы не можем отрицать того важного обстоятельства, что сокращение количества и ухудшение качества населения, его физического и морального здоровья – это проблема. Мо-

34 2

жет быть, самая важная на сегодняшний день и, по всей видимости, на достаточно отдаленную перспективу.

Э

НародосбережеНие как НациоНальНая идея

то хорошо понимал Александр Исаевич Солженицын, который в 1994 году на вопрос журналиста о национальной идее сказал буквально следующее: «Когда дискуссия о «национальной идее» довольно поспешно возникла в послекоммунистической России, я пытался охладить ее возражением, что после всех пережитых нами изнурительных потерь нам на долгое время достаточно задачи сбережения гибнущего народа». Президент Российской федерации Владимир Владимирович Путин в интервью журналу Vip–Premier, отвечая на вопрос о национальной идее, дал ей определение Александра Солженицына – «сбережение народа». «В этой фразе, собственно, и заключена главная цель современной России, всех преобразований, которые происходят в экономике, социальной сфере, общественной и политической жизни», – сказал глава государства. Он добавил, что национальная идея должна реализовываться постоянным развитием страны. В программной статье в «Комсомольской правде» от 12 февраля прошлого года В.В.Путин озвучил меры, исполнение которых сможет стабилизировать ситуацию. «Ключевая проблема социальной политики России – даже не объем ресурсов, который мы направляем на решение социальных задач. А эффективность, целевой характер проводимых мер. Если удасться реализовать стратегию народосбережения, то к 2050 году население страны увеличится до 154 миллионов человек. В противном, инерционном варианте, население страны к этому же времени уменьшится с нынешних 142 миллионов до 107 миллионов. Не реализовав масштабный, долгосрочный проект демографического развития, наращивания человеческого потенциала, освоения своих территорий, мы рискуем превратиться, в глобальном смысле, в «пустое пространство», судьба которого будет решаться не нами». Как видите, прогнозы ООН и Правительства страны, в общем, сходятся. Руководство нашей области давно озаботилось этой проблемой. Всемирная организация здравоохранения установила: самочувствие человека на 20% зависит от генетики (то есть от наследственности), на 20% – от экологии, только на 10% – от состояния медицины, и на 50% – от образа жизни. Это стало для региона исходной формулой в действиях по сбережению пензенского народа. Не хотел бы утомлять внимание читателей рассказом о Концепции демографической политики Пензенской области до 2025 года, Долгосрочной целевой программе «Комплексные

Александр КИСЛОВ, руководитель Пензенского регионального института народосбережения, кандидат социологических наук

3


меры по реализации демографической политики на территории Пензенской области на 2009– 2013 г.г.», перечислять программы, «работающие» на повышение социального самочувствия населения, повышение рождаемости и снижение смертности. Основные из них изложены в брошюре «Социальные программы Пензенской области», подготовленной Информационным центром «Семья и здоровье».

П

Надо идти дальше

олтора года назад по инициативе губернатора Василия Кузьмича Бочкарева в области был создан этот центр. Его цель – формирование мотивации к здоровью и созданию крепкой семьи. Методика  – пропаганда здорового образа жизни и семейных ценностей. На телевидении, радио, в интернете, газетах и журналах, посредством лекций, массовых мероприятий, разного рода акций. Прошел год, и в руководстве области пришли к выводу, что эту тему нужно развивать. Информационную нишу освоили. Теперь нужно идти дальше, брать шире. Добавлять аналитический, исследовательский компонент. Чтобы не только констатировать проблему, но и предлагать пути и методы ее решения. Усиливать и систематизировать взаимодействие с гражданским обществом. Так родилось решение о создании Пензенского регионального института народосбережения. Говорят, слово «народосбережение» какое–то неловкое. Один блогер поставил его в один ряд с «энергосбережением», «ресурсосбережением» и так далее. Его насторожило созвучие. Думаю, что М.В.Ломоносов, впервые применивший термин «сбережение народа», с «ресурсом» это понятие не связывал. Тогда и слова такого не было. Совершенно очевидно, что и Президент страны В.В. Путин, говоря о «народосбережении» как национальной идее, имел в виду совсем не ресурс. Мало ли созвучий. Уж коли заговорили о дефинициях, то еще одно, но очень важное замечание. Надо разделять понятия «народ» и «население». Народ – это социум, сообщество индивидов, объединенных общей целью, идеей, идеологией, живущих по своду законов и этических норм, где важную роль играют понятия «честь, совесть, нравственность». Такой народ вечен и непобедим. Население  – это нечто совсем иное. Это тоже масса индивидов, у которых есть общая территория, законы, этические нормы. Однако исполняет их каждый по мере желания и необходимости. Есть полиция, прокуратура, которые по долгу службы следят за исполнением законов. Если вблизи нет этих органов, если никто не увидит, можно эти законы и нарушить. Понятие «народосбережение» заключается в сохранении, сбережении, развитии народа как цивилизованного сообщества, а не только

4

населения. Сбережение населения, его увеличение – это, безусловно, первостепенная задача. Но не менее важный вопрос – сохранение и развитие нравственности, духовности, как идейной опоры, исторических и культурных традиций. В этом мы видим главную цель своей деятельности. Сегодня нет ничего важнее, чем сбережение народа. Институт будет работать на эту цель. У культурологов есть версия, что западная цивилизация, в которую, по большей части, интегрирована Россия, вступила в стадию деградации. В свое время Питирим Сорокин в капитальном исследовании «Социокультурная динамика» вывел закономерность круговорота социокультурных суперсистем. Кризис современной культуры, лишенной абсолютных идеалов, то есть веры в Бога, и устремленной к чувственному наслаждению и потребительству, ученый связывал с развитием материалистической идеологии и экспериментальной науки в ущерб духовным ценностям. Кто–то поспорит с этим категоричным утверждением, однако мы не можем не отмечать существенных издержек идеологии потребительства, охватившей общество. Они, в частности, выражаются в симптомах некоей пресыщенности. Что бы ни говорили, но сегодня и продукты питания, и информация (в интернете можно найти любую), и развлечения – все доступно. И вот наступил некий порог, за которым открылась пропасть. В условиях недоразвитости общего культурного уровня оказалось, что очень многим желать больше и нечего, стремиться не к чему, нечего преодолевать. Явлением становится социальная апатия. Она охватывает, в основном, молодежь, в том числе и студенческую. Когда лекции кажутся скучными, литературу читать не хочется, развлечения надоели… Постепенно снижается интеллект, стираются нормы морали и нравственности. Отсюда  – наркомания, алкоголизм, а также всякого рода молодежные субкультуры: хиппи, панки, готы, эмо, реперы… Необходимы серьезные исследования и разработка путей преодоления этого явления, которое американский профессор Эберсгард назвал «русской болезнью» и важной причиной вымирания русского населения.

П

Вызовы времени

остоянно появляются новые вызовы времени, которые увеличивают угрозу демографии. Особенно тревожно от того, что пороки все больше охватывают женщин. Становится явлением так называемый «женский пивной алкоголизм». Посмотрите: в летних кафе парами сидят девушки, и почти у каждой – бокал пива и сигарета. Новым стало и явление «девиантное материнство»: когда молодые мамы рожают, а растить детей не хотят. Как верно отмечали классики марксизма,

семья – это первичная ячейка общества. Незыблемый прежде институт, освященный вековыми традициями, ныне теряет прежнюю сакральность. В сознании молодых людей укрепляется убеждение, что брак сводится лишь к формальной регистрации в ЗАГСе. Расписались, а через пару месяцев разошлись. Ничего особенного. Сегодня в Пензенской области на 100 браков приходится около 70 разводов. Какая здесь может быть «демография»? Необходимы исследования и такой проблемы: сегодня смертность мужчин почти в пять раз превышает смертность женщин. В чем причины? Вполне очевидно, что алкоголизм, наркомания, табакокурение играют здесь свою роль. Но только ли они? Может, стоит добавить сюда причины социально–психологического свойства? При подготовке Правительственной программы на 2012 год исследователи выявили еще один вызов времени: нежелание очень многих работать. Они заявили, что в обществе формируется так называемая «субкультура бедности». По их подсчетам, таких мужчин вполне трудоспособного возраста в стране насчитывается 6,3 миллиона человек. Они предпочитают жить на пособия по безработице, на пенсии престарелых родителей, довольствоваться малым, нежели трудиться и жить полноценной жизнью. Добавим к этому женщин – получится 10 миллионов. Если учесть, что трудоспособных в стране 75,5 миллионов, получается 13% бездельников. Эта проблема – социально–психологическая. И мы не имеем права не замечать ее. Хотя бы потому, что по данным областного Центра занятости, в области, как и в стране в целом, ощущается острая нехватка людей рабочих специальностей. Сегодня на одного условно безработного приходится три вакансии. Не хватает людей на стройках, на заводах, в сфере обслуживания. Однако эти вакансии так называемые «безработные» занимать не спешат. Эти проблемы тоже относятся к теме народосбережения. Социальная апатия, инфантилизм, иждивенчество разъедают общество изнутри, ослабляют его, ведут к разрухе. Нужна системная стратегия

А

теперь давайте задумаемся: есть ли сегодня у власти и общества более важная задача, чем сбережение народа? Адекватно ли внимание, которое мы уделяем ей? Повышение рождаемости, снижение смертности, особенно среди трудоспособного населения (кстати, треть умерших за прошлый год – люди именно такого возраста), укрепление морального и физического здоровья людей требуют системной и целенаправленной идеологической и организационной работы, включения в нее экспертного сообщества, интеллигенции, специалистов в областях медицины, образования, культуры, экологии, обществен-

ных организаций и волонтеров. Это очень большое и сложное дело. Учитывая, что комплексных подходов к решению этой задачи пока нет (и в стране нет аналогов), нам предстоит путь, во многом неизведанный. В области работает региональный институт развития образования. Там трудятся профессора и доктора наук. Они выполняют важную задачу совершенствования образования и воспитания детей. Есть другие мощные структуры, выполняющие локальные научно–исследовательские задачи. Но нет главного института – института человека. Его здоровья, физического и морального. Института, который, при активном участии общественности, мог бы вести исследования в области демографии, объединять и анализировать информацию министерств здравоохранения, социального развития, образования, Роспотребнадзора, других ведомств, организовывать научно–практические конференции, вырабатывать методики и рекомендации, взаимодействовать с благотворительными фондами и НКО, работающими в этом направлении. Вернее, не было. Теперь он есть. В регионе немало делается для сбережения населения. Однако практика показывает, что одних усилий власти явно недостаточно. Важно, чтобы проблемой озаботилось все общество. Необходимы налаженная система просвещения людей в плане народосбережения, мобилизующая общественную волю агитация, развитие волонтерского движения. Видится еще одна очень важная обязанность института: разработка комплексных методик. Вот пример. Большой угрозой обществу является наркомания. Государственные органы  – Нарконтроль, полиция, ФСБ  – работают по пресечению трафика, выявлению наркодилерских сетей. Пресса тоже реагирует, но уже в своем, медийном режиме. Для прессы эта проблема важна, как источник сенсаций, которые поддерживают ее рейтинг и тираж. На серьезную аналитику, и тем более расследования, наши областные СМИ пока не решаются. Медицина выводит наркоманов из состояния синдрома и с переменным успехом добивается их ремиссии. Каждый вроде бы делает свое дело. А результата особого нет. Некоторое, очень небольшое, снижение зарегистрированных наркоманов все же имеет место. Но сколько незарегистрированных? Почему это зло никак не возьмем под контроль? Может, потому, что нет должной разъяснительной, воспитательной работы в среде молодых людей? Не определены эффективные формы такой работы? И совсем не видно роли общественности. Но вот Информационный центр «Семья и здоровье» создал с благотворительным фондом поддержки семьи, материнства и детства «Покров» совместный проект. Называется он «Мы выбираем жизнь!» Объединились общественное формирование, государственное

5


учреждение и СМИ. Отработали методики участия молодежи в разработке и реализации социальных проектов по сбережению жизни и здоровья, борьбе с наркоманией, абортами, наладили регулярные мероприятия и выезды в районы. Результаты не замедлили сказаться. Один из них – международное признание пензенского опыта социального проектирования. На Третьем Международном фестивале социальных технологий «За жизнь–2012» фонд «Покров» одержал победу в номинации «Взаимодействие». Аналогичные проекты необходимо разрабатывать в работе с пьющими людьми, курильщиками, интернет–зависимыми. Сидение перед компьютером сутками напролет очень отрицательно сказывается на здоровье. Нужны эффективные методики по формированию мотивации к здоровому образу жизни, занятию физкультурой и спортом. Требуют внимания общественности и множественные факты нарушений экологического режима, выпуска на потребительский рынок недоброкачественных продуктов, недобросовестного отношения к своим обязанностям врачей и медицинского персонала. Только с активным участием общественности и волонтеров можно создать обстановку нетерпимости к таким фактам. Но для этого энтузиазм гражданских активистов нужно стимулировать, обеспечив их акциям государственную и медийную поддержку. иначе гоВоря, необходима системная стратегия обеспечения здороВья и сохранения населения региона. как предстаВляется, именно В разработке и реализации этой стратегии должна заключаться глаВная задача института. В рамках этой стратегии Региональный институт народосбережения призван инициировать и проводить публичные доклады о реальном состоянии дел и реализации государственных решений по охране здоровья и повышению качества жизни населения области. Органы власти должны получать обратную связь: знать и учитывать общественное мнение по насущным задачам, а также общественную

6

оценку исполнения официальных решений и работы официальных лиц. Обязанность института – наладить такую обратную связь. Он должен проводить общественные опросы, публиковать их результаты, доводить их до сведения ответственных должностных лиц. Программной задачей Регионального института народосбережения должна быть пропаганда семейных ценностей, многодетности, здорового и физически активного образа жизни, правильного питания, укрепления здоровья, трудоспособности и долголетия, любви к природе и экологического поведения. С этой целью институт призван организовывать выступления с публичными лекциями и открытыми уроками, дискуссии, агитационные мероприятия с выездом на места, выпускать телевизионные и радиопрограммы, печатные издания, брошюры, буклеты, другие информационно–агитационные материалы, используя современные формы социальной рекламы и агитации. Наверное, было бы полезно в целях поощрения людей доброй воли учредить специальную премию, почетный знак и диплом, которыми будут поощряться многодетные родители и усыновители, заслужившие признательность сограждан врачи, учителя и подвижники физкультуры, спасатели, экологи, производители экологически чистых и полезных продуктов. Многие ученые и политики демографическую проблему называют главной угрозой России. Противостояние ей и есть та национальная идея, способная объединить всех нас для движения вперед. Объединить граждан может ясное понимание: если не станем думать о будущем, заботиться друг о друге и о собственном моральном и физическом здоровье, наши потомки будут жить в другой стране. В той, в которой история России будет преподаваться исключительно как краеведение. Мы приступаем к новому большому делу. Думаю, уместно привести цитату из письма Михаила Васильевича Ломоносова графу Шувалову: «Начало сего полагаю самым главным делом: сохранением и размножением Российскаго народа, в чем состоит величество, могущество и богатство всего Государства, а не в обширности тщетной без обитателей».

ПРАЗДНИК РИТМА И ДОЛГОЛЕТИЯ

–С Юрий КУЗНЕЦОВ. Фото автора.

–С

оздать в Пензенской области Институт народосбережения – это что–то новое, но очень заманчивое, – сказала мне бывший работник шестой городской больницы Нина Александровна Пахомова. – Я уже на пенсии, но к здоровью относилась и отношусь серьёзно. С некоторых пор у меня появилось больше времени для работы на своём участке, что весьма укрепляет организм; для просмотра телепередач о здоровье, для чтения журнала «Семья и здоровье». У меня двое детей, любимая внучка, недавно родился внук. Без своего продолжения жизнь одного человека бессмысленна, а человечества в целом невозможна! Поэтому мне по душе инициатива нашего губернатора Василия Кузьмича об открытии в Пензенской области такого института. Наши деды–прадеды сберегли мир, наша очередь – сберегать народонаселение России. Пропагандируйте эту мысль, и журнал ваш будет и впредь набирать обороты!

7


С

этим добрым напутствием от читателя журнала я направился к человеку, который принимает самое непосредственное участие в проектах по сбережению здоровья людей – к руководителю эстрадно–духового оркестра «Ретро» Георгию Симелидису. Сегодня прославленный коллектив располагается в Доме губернатора, где я и встретил музыкантов перед началом очередной репетиции. – Всегда рад видеть! – жмёт руку Георгий Андреевич. – Скажу честно: мы искренне рады открытию Института и тому, что найдём свою нишу в этом благородном начинании. Ресурсосбережение – это важно, конечно, но как составляющая часть единого целого. А вот народосбережение – это и есть конечная цель любого государства. Слава Богу, что сегодня эта мысль доминирует; передовыми считаются страны даже не самые богатые, и тем паче не самые милитаризованные, а те, в которых выше продолжительность жизни, рождаемость, ниже смертность... Те, где на первом месте – человек и его здоровье. – я знаю, что вы одними из первых откликнулись на инициативу редактора журнала, руководителя института александра ивановича кислова о совместных, я бы сказал, «музыкально–лечебных» маршрутах по области… – Можно и так назвать, – мой собеседник улыбнулся. – В июле, в канун уборки урожая, был организован выезд в один из славных сельскохозяйственных районов Сурского края – Пачелмский. С нами был активный пропагандист здорового образа жизни, заслуженный работник физической культуры Российской Федерации Виктор Полюхин. При большом скоплении публики на музыкальной площадке районного парка «Дубки» Виктор Андреевич преподал мастер–класс оздоровительных процедур. Надо было видеть, как охотно выполняли его рекомендации и стар, и млад. Ну а музыка – такая, как наша: ритмическая, яркая, никогда не стареющая – придаёт силу и бодрость в любом возрасте. Мы убедились в этом по тем аплодисментам, которые звучали; по живому участию пришедших: многие, сорвавшись с мест, танцевали под мелодии танго и рок–н–ролла. – а затем была поездка в колышлей, насколько я знаю? – Это произошло уже в августе. Здесь наш «оздоровительно–музыкальный десант» остановился в санатории «Хопровские зори» – мы дали мастер–класс и концерт для тех, кому здоровье, бодрость духа и грация крайне необходимы – выздоравливающим больным. Конферанс почётного кинематографиста России Николая Андреева, басни на злобу дня придали вечеру веселья, что тоже, как известно, здоровью не вредит, скорее наоборот.

8

– и, наконец, сентябрь? – Так совпало, что в конце месяца праздновался День работников машиностроения. – Это, кстати, и ваш праздник, георгий андреевич, с чем я вас искренне поздравляю. – Спасибо. Так вот, по инициативе института и научно–производственного объединения «ГАКС–АРМСЕРВИС» очередной музыкально–оздоровительный праздник был проведён на загородной базе НПО, в бывшем пионерском лагере «Костёр». Праздник состоялся в сосновом бору, природа подарила нам ясный солнечный день, что было как нельзя кстати. Наш умелый «оздоровитель» Виктор Андреевич Полюхин вывел на площадку под соснами едва ли не всех прибывших машиностроителей, показал им несложные, но весёлые и действенные упражнения, и люди, что называется, «завелись». Под музыку оркестра, взявшись за руки, охотно изгибались в «ромашке», упражнялись в растяжении мышц и связок, учились правильно, всей грудью, дышать (далеко не все это умеют). Кто–то из упражнявшихся очень верно подметил, что такие движения и в работе могут пригодиться: сменив одну нагрузку на другую, мы помогаем своему организму достичь равновесия. Недаром во всём мире славится полузабытая нами производственная гимнастика. Ну а затем, как водится, оркестр приступил к основной программе. Пользуясь праздничным настроением, мы исполнили всё лучшее из своего богатого репертуара: «Рио– риту» (которую, с лёгкой руки вашего журнала, пензенцы нарекли «рекой здоровья»), «Брызги шампанского», «Кумпарситу», «Московские окна» и многое другое. Люди танцевали, просили повторить любимые мелодии на бис… Были уже полюбившиеся слушателям остроумный конферанс, басни. Без преувеличения скажу, что День машиностроителя очень органично слился с праздником музыки и здоровья.

С ВЕЛОСИПЕДОМ ПО ЖИЗНИ Елена НИКИТИНА. Фото из личного архива Басалаевых

– Ну что ж… На прощание, как водится, несколько слов о творческих планах вашего коллектива, георгий андреевич. – Они во многом связаны с губернаторским проектом «Институт народосбережения», с его активной работой. Мы готовы и впредь радовать жителей Сурского края такими вечерами. К сожалению, нынешний состав оркестра не позволяет использовать его потенциал в полной мере. Так, как это было прежде, когда оркестрантов было вдвое больше, когда у нас были свои солисты, когда мы исполняли не только классическую духовую музыку и джаз, но и песни собственных, пензенских авторов. Надеюсь, что всё это вернётся, и «оркестр здоровья», как уже сегодня зовут наше «Ретро», будет впредь дарить землякам музыку счастья и долголетия!

9


В

В

2004 году в Пензе был создан велоклуб «Сура–Марафон». «Клуб как клуб, – возможно, скажете вы, – чем он отличается от других?»

О

днако отличия действительно есть. Здесь собрались люди, сильные телом и духом. Их немного: мало кто способен преодолевать на велосипеде большие расстояния с высокой скоростью. Многие из членов клуба начинали с велотуризма. Затем они попробовали себя в веломарафоне, и это увлекло их еще больше. 15 мая 2004 года на старт первого пензенского 200–километрового веломарафона вышли восемь пензенцев и два москвича. Так вот и родился велоклуб «Сура–Марафон», который стал пятым в России (на сегодня их 25) и влился в существующее уже более ста лет Всемирное веломарафонское движение, объединяемое Парижским клубом «Audax Club Parizien» («Клуб Отчаянных»). По отработанным го– менЯ всеГда тЯнУлО к этОмУ неОсОЗнаннО, – рассказывает основатель велоклуба «Сура–Марафон» Владимир Басалаев. – Еще в 80–90 годах я проезжал за световой день вокруг Сурского моря, установил для своих одиночных велопоходов норму 200 километров в день. В таком темпе прошли велопутешествия из Пензы в Севастополь и в Удмуртию. Чуть позже к этому увлечению подключилась моя супруга, Людмила. Она, кстати сказать, лыжница, неоднократная чемпионка области в этом виде спорта среди ветеранов. Однако и велоспорт ей пришелся по душе. С ней в 2001 году мы проехали на самодельном велотандеме от Пензы до Владивостока и позже написали об этом пробеге книгу «На тандеме до Тихого океана». По–настоящему я смог оценить свой уровень, когда впервые стал участником официального веломарафона на 200 километров в городе Волгограде. Казалось бы: необходимых качеств для прохождения веломарафонов у меня было предостаточно, однако на деле я оказался ниже среднего уровня велосипедистов клуба «Орион» – первого в России веломарафонского клуба. Тогда и открылись перспективы дальнейших наших действий. Поездка в том же году на всемирный веломарафон «Париж– Брест–Париж» с целью ознакомления добавила уверенности. Зимой была проведена работа с привлечением пензенской прессы по выявлению единомышленников и желающих попробовать себя в новом качестве.

10

В 1891 году сотня велосипедистов Парижа, законодателя всех мод, при поддержке одной из газет организовали фантастически авантюрный по тем временам пробег “Париж–Брест–Париж” (1200 километров) по западной Франции. Это мероприятие оценивалось как самая сумасшедшая авантюра конца века. Инициатор состязания Шарль Террон прошел дистанцию за 71 час. Последние возвращались через 5–6 суток. Этот пробег положил начало современному движению рандоннёров. Первую организацию создал Анри Дезгранж – «отец» будущего «Тур де Франса». В начале 20 века она разделилась на профессионалов и любителей. Сначала во Франции, Европе, а затем во всем мире, десятки тысяч велосипедистов, преимущественно непрофессиональных гонщиков, и велотуристов начали выполнять так называемые квалификационные велопробеги (Brevets) на 200, 300, 400, 600 километров, дающие право принять участие в проводящемся раз в 4 года супервеломарафоне “Paris–Brest–Paris” (PBP), собирающем несколько тысяч участников. В 2011 году таковых было более 5000 из 48 стран. 86 человек представляли Россию. По своим масштабам и качеству организации это мероприятие можно приравнять к Олимпийским Играм.

– Первый такой марафон состоялся в сентябре 1891 года. Тогда Шарль Террон стал легендой, одержав победу среди ста других участников, проехав на велосипеде от Парижа до французского Бреста и обратно за 71 час. Это вызывает восхищение! На той технике, и по тем дорогам… Конечно, этот результат уже давно существенно превзойдён. Но и сегодня большинство веломарафонцев всего мира на современных легких карбоновых велосипедах и по классному асфальту могут лишь мечтать о таком личном достижении. Оказывается, слова М. Ю. Лермонтова «да, были люди в наше время…» могут быть применены не только к российской истории.

дами правилам он проводит веломарафоны на 200, 300, 400 и 600 километров. Венцом совершенства веломарафонца считается преодоление 1200 километров менее чем за 90 часов. На сегодняшний день более 100 пензенских велосипедистов, среди которых – школьники, студенты, инженеры, чиновники, предприниматели, депутаты, пенсионеры – попробовали себя на дистанции 200 километров. В норматив 13,5 часов многие всё–таки уложились.

“Рандоннёр” – этот странный термин начал прививаться в велотуристском обиходе совсем недавно. В переводе с французского означает “дальнюю прогулку”, “рейд”. Так во французском велотуризме называются любые прогулки и пробеги выходного дня. Но рандоннёрами всё же зовутся те велотуристы, которые совершают так называемые квалификационные пробеги протяженностью свыше 200 километров в заданных временных рамках. Они выполняются по определённым правилам, подлежат регистрации, а выполнивший их рандоннёр имеет право на получение соответствующего свидетельства и специальной медали Парижского клуба.

– Интересно, что нормативы прохождения веломарафонских дистанций не учитывают возраст и пол участников. С первым все понятно: личный опыт показывает, что на коротких дистанциях соперничать с более молодыми участниками в мои 63 года невозможно, а на длинных – вполне получается. Когда я спросил у французов: «Почему для женщин не установлены более лояльные нормативы, как это сделано в традиционном спорте?» мне ответили: «Женщина всегда хотела равноправия». Когда же на веломарафоне «Париж–Брест–Париж» я увидел женщин бальзаковского возраста, которые вкручивают так, что мужчины от восхищения только успевают раскрывать рот, понял, что это не французский юмор.

По правилам, на веломарафоны допускаются участники не моложе 18 лет. Это оправдано, потому что, не имея минимума необходимых знаний, окрепшего организма и чувства ответственности, руководствуясь одними лишь амбициями, можно легко себе навредить. Поэтому и дистанции осваиваются последовательно. Так, марафонец, в активе которого нет, например, 300 километров, не может быть допущен к 400

Данные по прохождению веломарафонов отсылаются в Парижский клуб. Там выставляют рейтинги остальным клубам, прошедшим в течение сезона линейку 200–300–400–600 километров присваивают звание «Супермарафонец», допускают спортсменов к участию в супервеломарафоне «Париж–Брест–Париж». Он организуется раз в четыре года. Его протяженность составляет 1200 километров. Ежегодно несколько человек из велоклуба «Сура–Марафон» получают звание «Супермарафонец» и соответствующую медаль.

11


– Первые несколько раз при прохождении веломарафона удаётся понять лишь то, что дело это нелёгкое. Но те, кто продолжил и не отступил перед трудностями, увидели, что веломарафоны – это реальное средство для самосовершенствования. Их можно смело поставить в один ряд с такими техниками, как медитация, йога, дзен. Без улучшения техники педалирования, приспособления организма к высоким и длительным нагрузкам в условиях дефицита отдыха и даже сна, в овладении контролем за своим физическим и психологическим состоянием не будет больших успехов. Это не просто физическая нагрузка. Это намного больше, это практически интеллектуальный вид деятельности. Опытные марафонцы говорят: «70% – голова, остальное – ноги». Тот, кто прошел несколько двухсоток и решился на триста километров (с нормативом 20 часов), становится другим человеком. Недосягаемые ранее горизонты начинают приближаться, и новый рубеж, 400 километров (за 27 часов), начинает представляться не таким уж фантастическим. Помню, перед самой первой шестисоткой (40 часов) все, кто прошёл перед ней 400 километров, заявились на новую дистанцию. Никто уже даже не сомневался в своих возможностях. И они не ошиблись. Хорошо помню нашу первую шестисотку. Команда проехала в высоком темпе по интереснейшим местам: до южной оконечности Пензенской области, по Саратовской области к месту приземления Юрия Гагарина и обратно, дважды пересекли Волгу.

12

километрам, поскольку каждая последующая дистанция веломарафона содержит новые компоненты, требующие проявления новых качеств. Если «двухсотка» – это просто большое расстояние, то на «трехсотке» может добавиться элемент езды в темноте на конечном этапе дистанции и т.д. Следует заметить, что сход с веломарафонской дистанции не осуждается, как это бывает в спорте: за 8, а тем более за 90 часов может возникнуть множество ситуаций, при которых продолжение марафона становится опасным для здоровья.

Велоклуб "Сура–Марафон" всегда открыт для новых участников. Здесь нет строгого понятия членства, но принято считать, что человек, успешно прошедший клубную веломарафонскую дистанцию, становится его членом. Клуб не имеет места постоянного базирования, да и не нуждается в нём. Для того, чтобы провести пару встреч в год, всегда можно найти место. Все вопросы давно и успешно обсуждаются и решаются на форуме сайта www.velopenza.ru. Там всегда можно ознакомиться с текущими событиями клуба: узнать о плане предстоящего веломарафона, зарегистрироваться на выбранную дистанцию, скачать ее схему, легенду маршрута, карту, GPS–маршрут, посмотреть результаты марафонов, фотографии, прочитать впечатления участников и высказать своё мнение. Заходите, общайтесь и присоединяйтесь!

– Нам не нужны «герои», завершающие дистанцию «на зубах». Нужны те, кто умеет или может научиться уверенно проезжать большие расстояния и получать от этого удовольствие. И если веломарафонец решил прекратить марафон – значит, так надо. Он сбережёт свой организм и сделает выводы из полученного урока. И использует эти выводы на веломарафонах, которые у него ещё будут. Однажды и меня организм едва не подвел. Во Франции на дистанции 1200 километров я нарушил режим сна, и на одном контрольном пункте не смог больше сопротивляться – проспал 6,5 часов… И чтобы уложиться в норматив 90 часов, последние 150 километров пришлось гнать, что есть сил. Я ехал и удивлялся, что пределу человеческим возможностям все же нет: после 1050 километров, когда все крутят педали на последнем дыхании, я буквально летел… Это было на грани фантастики! Всем людям, которые преодолевают себя, можно при жизни ставить памятники. Посмотрите: никто из опытных веломарафонцев не страдает избытком веса. А кто его имел – давно «скормил» марафонам. Никто из нас не курит и не увлекается спиртным. Никто из молодых веломарафонцев не считает себя юнцом, никто из пожилых не считает себя старым. Все видят перспективы своего развития, стремятся к личным достижениям. Наверное, мы никогда не установим мировой рекорд в велоспорте, но каждый из нас, каждый год (а годы уходят) устанавливает один или несколько личных рекордов времени прохождения разных веломарафонских дистанций. Приятно бывает посмотреть на превзойденный на вчерашнем марафоне личный результат и подумать: «Да, а ведь тогда мне было всего 60 лет!» Исходя из наших гуманных правил, мы соревнуемся не друг с другом, а с главным своим «врагом» – с самим собой. И, бывает, побеждаем его! Таких людей сейчас очень мало, и от этого очень грустно…

Надо менять систему приоритетов. Молодежь сейчас очень трудно заставить что–либо делать. Вот я, например, сел на велосипед и проехал на нем из одного города в другой… Я получил удовольствие и считаю, что это престижно, когда человек за счет своих физических возможностей преодолевает большое расстояние. Для большинства же сейчас престижно ехать на дорогом автомобиле, который, возможно, достался легко и просто, а не собственным трудом. Это сдвиг приоритетов! Надо гордиться своими настоящими достижениями. Я счастлив, что мне есть чем гордиться: я сам сделал велотандем, сам преодолел тысячи километров, еще и вместе с женой… Вот это здорово! С моей супругой Людмилой мы вместе вот уже сорок лет. По нынешним меркам, когда на две свадьбы приходится один развод, – это много. Конечно, и мы не обходимся без ссор, но всегда находим компромиссы. Секрет нашего семейного счастья – в стремлении понимать друг друга, хотя до конца, конечно же, это сделать невозможно. Каждый человек уникален, и нужно где–то уступить, где–то промолчать. У всех разные жизненные приоритеты. То, что я считаю первостепенным, для другого человека может быть и не столь важным. Все должно строиться на компромиссе, уважении, любви и, естественно, у людей должны быть общие интересы. Для нас это спорт! Мы можем отложить какие–то другие дела, но спорт – никогда. Он у нас на первом месте! Нередко мы слышим в свой адрес коварный вопрос: «Для чего Вы делаете это? Ведь есть много других интересных увлечений, которые так сильно не напрягают». Иногда это не просто вопрос, а какой–то прессинг. Ответ простой: «Потому, что это меня развивает». Так можно ответить и на многие другие вопросы касательно своей жизни.


Е

НУЖНА ЛИ НАМ ВЕЛИКОДУШНАЯ ИДЕЯ?

Г Лариса КАЧИНСКАЯ

Г

оворят, по осени созревают не одни только природные плоды, но ещё и благотворные идеи, добрые начинания. Вот и конец девятого месяца 2012 года принёс нам, среди прочих событий, одно особенное – скромное по форме, но бесспорно значительное по содержанию: в наших пензенских пенатах появился на свет Региональный институт народосбережения.

14

динственный на всю Россию, своевременный первенец, выношенный в мыслях и заботах о главном: как сохранить и упрочить пензенский народ, улучшив демографические показатели, как предоставить каждому человеку в городе и деревне реальную возможность созидательного труда, хорошего заработка и достойной жизни? Об этом говорил инициатор создания института, губернатор нашего края Василий Кузьмич Бочкарёв, открывая форум «За жизнь», который состоялся 25 сентября в Областном драматическом театре при широком стечении пензенской общественности. По сути, форум явился выдержанной в деловом духе презентацией этой новой некоммерческой организации, возложившей на себя непростые задачи. Институт призван стать не только координатором исследовательской и идеологической работы по реализации демографической политики в нашей области, но и разработать стратегию народосбережения по всему срезу существующих проблем: от физического здоровья человека до его духовно–нравственного развития. Замечу, что духовно–нравственную «компоненту» я, в силу своих гуманитарных убеждений и неисправимого платоновского идеализма, поставила бы в «красный угол» всего комплекса проблем, обозначенных в данном проекте. Сидя в девятом ряду фешенебельного театрального зала и внимательно слушая выступления организаторов форума, я думала о том, что идея народосбережения по праву может быть отнесена к разряду тех самых «великодушных идей», без которых, по мнению Фёдора Михайловича Достоевского, человечество жить не может. Именно они, великодушные идеи, обусловленные большими целями, вдохновляют и подвигают людей к созиданию, обновлению и совершенствованию жизни. Идеи, как правило, не отстают от практики. Напротив, их главное свойство – забегать вперёд. Иногда они светят нам издалека, подолгу оставаясь непонятыми и недоступными для практических решений. Но есть и такие, которые, дождавшись своего часа, требуют немедленного претворения в жизнь, что называется, на марше, когда запросы и вызовы общества идут рука об руку с государственными интересами. И уж тут, как говорится, «куй железо, пока горячо»… На данный момент идея народосбережения представляется мне как раз такой – «горячей» и своевременно востребованной. Говорят, что сегодня негативные демографические тенденции слегка сбавляют свои смертельные обороты, а кое–где рождаемость уже пошла и в рост, однако удержаться на подъёме ещё трудней. Нужны новые усилия, живые инициативы, безотлагательные меры и практическая консолидация всех причастных к идее народосбережения государственных и общественных структур. По принципу «здесь и сейчас», тем более, что к такому решительному образу действий у нас есть серьёзные предпосылки. Не первый год

в области работают союз успешных семей «Мы вместе», благотворительный фонд «Покров», региональное отделение всероссийской общественной организации «Движение женщин России», молодёжные объединения и проекты, центром внимания которых остаётся человек с его проблемами, нуждами и надеждами. Вот и новая организация – институт народосбережения, возникший на базе информационного центра «Семья и здоровье» и готовый уже сегодня собрать в единое русло все соответствующие общественные течения, есть, по сути, институт человека.

П

равда, этот главный герой жизни и всех социальных программ – человек – не даёт себе порой и малого труда, чтобы позаботиться хотя бы о собственном, физическом и душевном здоровье, о своей семье и потомстве. Иной, будто нарочно, живёт вопреки не только здравому смыслу и моральным критериям, но и предписанному человеческой особи инстинкту самосохранения. По советской старинке мы, ветераны пера, любим порассуждать о становлении личности как таковой, но сегодня, имея перед глазами многочисленные примеры безволия, деградации и социального иждивенчества, уместнее подумать о том, как воспрепятствовать саморазрушению и распаду человека. Как повернуть «развинтившуюся» личность к нормальной жизни, пробудив в ней совесть и человеческое достоинство? Ведь многие искренне полагают, что они явились в этот мир только для того, чтобы выпить цистерну водки, изваляться в грязи и оставить после себя кучу мусора. Где уж тут уповать на чувство долга, ответственность и прочие нравственные качества, когда в человеке угасает главный питающий их источник – любовь! К детям, родителям, к ближнему, к своему дому и отчему краю. Всё это в широком смысле называется патриотизмом, и отсутствием этого благородного свойства отличаются не только бомжи и прочий опустившийся люд. Быть убеждённым патриотом сегодня вроде бы как не модно и не круто, многие даже стесняются – ещё за дурачка сойдёшь! Между тем, всякая великодушная идея, всегда указующая в сторону народного блага, взывает, прежде всего, к патриотизму, объединяющему людей общей целью. «Не хватает, мне кажется, пензенского патриотизма, – с грустью заметил в своём выступлении на форуме наш губернатор. – Вместе надо заняться главной проблемой: созданием и укреплением семьи, поддержкой материнства и детства». Как не согласиться? Такие проекты действительно решаются всем миром, но успех дела зависит не только от материального обеспечения и энтузиазма со стороны специальных фондов и организаций. Нужен ещё и соответствующий морально–этический настрой, подвигающий людей к преобразованию жизни. И приоритет

15


семейных ценностей, и ориентация на здоровый образ жизни на пустом месте не появятся. Необходимо, чтобы в нашу жизнь вернулись и широко распространились, вытеснив своих антагонистов, такие человеческие качества, как доброта, бескорыстие, порядочность, сочувственность, став своеобразным «модным приговором» на подиуме общественного мнения. Мне представляется очень убедительным мнение профессиональных психологов, считающих, что демографические показатели напрямую зависят от нравственных установок, бытующих в обществе и определяющих человеческие взаимоотношения. Нас, послевоенное поколение, рожали вопреки голодному пайку и тотальной разрухе. Можно сказать, что рожали во имя самой жизни, которая имела тогда совсем другой смысл и цену. Сегодня же, молодые семьи, увлечённые очень популярной в недавнее время идеей планирования семьи, не хотят плодить «нищету», даже если эта «нищета» измеряется маркой машины или отложенными на заграничный отпуск «зелёными». Материально благополучные супруги иногда жертвуют будущим ребёнком ради карьерного роста, ремонта квартиры или просто какой– нибудь личной прихоти. Но то, что кажется нам сменой приоритетов в духе современного мировоззрения, на деле является уродливым искажением нравственных основ и традиционных ценностей жизни – в первую очередь, семейных, а ведь семья с её укладом и проблемами – самый точный барометр общественной морали.

Л

истаю брошюрку «Социальные программы Пензенской области», изданную информационным центром «Семья и здоровье». Программы как перечень мер по увеличению продолжительности жизни пензенских граждан и повышению качества их жизни предваряются аналитическими цифрами, отражающими и весьма горестные явления: смертность от отравления алкоголем, массовое курение, наркомания, бросающая во тьму безумия тысячи молодых, несостоявшихся жизней, и другие не менее актуальные проблемы. Есть сведения и с «минных полей» семейной жизни: число разводов выросло за последние годы на 39,1%. Каждый день на пензенской земле погибает в результате абортов 50 детей, а в целом за год матери убивают 12 тысяч младенцев… А теперь представьте себе на минутку, что эти выстраданные нами социальные программы держит в руках человек того самого «прекрасного будущего», о котором мы мечтали ещё в прошлом веке. «Антинаркотическая программа Пензенской области», – читает он, не вполне понимая, о чём идёт речь. «Комплексные

16

меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту. Выходит, жители этой благословенной земли, – размышляет он, – добровольно травили себя какой–то умопомрачительной дурью? 64,4% всех умерших уходили из жизни из–за болезней системы кровообращения? Но ведь это, прежде всего, результат нездоровой и плохо организованной жизни, травмирующей нервную систему. Почему эти люди были так безжалостны к себе и друг к другу? Похоже, в их существовании не было ни одной радостной ноты, если даже целевые показатели звучат, как реквием: снижение младенческой смертности, уменьшение количества смертельных дорожно–транспортных происшествий, профилактика детской безнадзорности и молодёжной преступности, а также туберкулёза, вирусного гепатита и ВИЧ–инфекции. Какая мрачная картина человеческого бытия, – вздыхает наш аналитик из будущего. – Вот разве что спорт, но опять же мотивация к здоровому образу жизни у этих бедолаг весьма неубедительная – всего лишь 32 %». Привычные для нас цифры, формулировки и проценты кажутся ему, человеку другого времени и другой формации, странными, как нам иные средневековые «заморочки». «До чего же нелепо жили эти люди, – снисходительно усмехается он, пожимая плечами. – Две трети их браков заканчивались разводами, они страдали психическими расстройствами и нуждались в просвещении по таким простейшим вопросам, как здоровый быт и семейные ценности. Наверное, они были слишком сосредоточены на материальной стороне жизни, пренебрегая духовной. Вот, кстати, и параграф об ухудшении духовно–нравственных устоев в обществе, однако никаких специальных разработок по их улучшению что–то не видно. Информатизация, модернизация, внедрение стандартов, – сердится наш идеалист–аналитик, – а где же программа по «вправлению» мозгов и оздоровлению душ? Она была бы здесь совсем не лишней…» Обидно? Но не торопитесь сердиться на этого слегка зарвавшегося чистоплюя. Вполне возможно, что человек будущего, прямой потомок человека настоящего, разовьётся согласно известным тенденциям наших дней как раз в другом, противоположном, направлении – не вверх, а вниз. Особенно если учесть, что падаем мы куда быстрее, нежели поднимаемся. И тогда вряд ли он будет способен к анализу каких– либо программ и прочим умственным операциям, а самой насущной проблемой для него станет превращение в прямоходящую и сколько– нибудь мыслящую особь… Впрочем, оставим эти грустные фантазии и не будем «пережимать» с негативом. Времена, как сказал поэт, не выбирают, а социальные программы для того и существуют, чтобы, обозначив наболевшие проблемы, развернуть полномасштабную работу по их

преодолению, планомерно исправляя и улучшая жизнь людей, что, в конечном итоге, и составляет рабочее содержание великодушной идеи народосбережения.

П

ри всей самостоятельности исследовательской, аналитической и информационной деятельности вновь созданный институт, осуществляя свои задачи и наращивая опыт работы, никак не обойдётся без поддержки научной и творческой интеллигенции, без активных контактов с министерствами: здравоохранения и социального развития, образования, спорта и прочими «смежными» организациями. Я (опять же по своему гуманитарному разумению) непременно внесла бы в первый ряд ещё и культуру, которая, по обыкновению, оказывается у нас где–то в подстрочнике. Но раз уж мы говорим о всестороннем развитии человека, то без такого тонкого и богатого инструментария, каковым является здоровое искусство и хорошая литература, нам никак не обойтись. Вспоминаю любопытную историю, рассказанную мне давным–давно в одном пензенском совхозе, где я выступала с лекцией от общества «Знание». Была такая организация, занимавшаяся просвещением народа (кстати, его опытом не грех воспользоваться и сегодня в рамках того же института народосбережения). Так вот, премировали там отличившихся хорошими надоями доярок: кому – набор постельного белья, кому – чайный сервиз, кому – отрез на платье, а одной, самой языкастой, вручили полное собрание сочинений Чехова. «Так ей, стерве, и надо!» – ликовал народ. А она, перетерпев обиду, пристрастилась вдруг к чтению, перестала ругаться и бить коров, завела книжный шкаф и сделалась настоящей пропагандисткой отечественной литературы, за что получила уважительное прозвище «библиотекарша». «Это её Чехов образумил, – говорили мне, – душевная стала баба»… Классики нашей отечественной литературы вообще считали, что сберечь народ – значит, прежде всего, сохранить его душу, которая одним лишь хлебом сыта не бывает. Вот и французский мыслитель Гельвеций утверждал: «Недостаточно, чтобы народ был снабжён всем абсолютно необходимым для его существования, надо ещё, чтобы он обладал вещами, делающими жизнь приятной». По нашим распущенным временам, «приятные вещи» могут толковаться с некоторым двусмыслием и гниловатым привкусом, но Гельвеций, уверяю вас, будучи убеждённым сторонником нравственного воспитания, имел в виду настоящее искусство, хорошую литературу и полезное творчество, как необходимые человеку духовные ценности и удовольствия. Увы, с духовными ценностями и удовольствиями, а также с нравственными ориентациями у нас сегодня тоже большой непоря-

док. Показательный пример – так называемый панк–молебен, учинённый в московском храме Христа Спасителя. Оно, конечно, божий храм поругаем не бывает, кто бы на него ни покусился, однако дело разгорелось до скандального на весь свет шоу, чего, собственно, и добивались оголтелые «молельницы». Но суть не в них (от пустых бочек всегда много грохота), а в том страстном внимании и несоразмерно активной реакции, которую выдало на этот идиотский демарш наше продвинутое общество, с явным удовольствием склоняя на все лады нецензурное название группы, и при этом подчёркнуто величая охальниц не иначе как «девочками»… К явной бесовщине приобщились даже те, кто требовал для «девочек» и самого сурового наказания. Имя себе они, конечно, выбрали по существу, лучшего для них и не придумаешь. Странно другое: никто из тех, кто взахлёб и цинично играл словами вокруг этой публичной непристойности, возводя её в степень политики и новейшего искусства, не очнулся и не перекрестился, дабы отогнать от себя наваждение. Ни в ком из наших публичных и влиятельных людей не пробудилось хотя бы элементарное чувство брезгливости, заставляющее сторониться всякой грязи. Напротив, английским именем «страдалиц» и «узниц совести» с нескрываемым удовольствием осквернились все: политики и телеведущие, психологи и социологи, прокуроры и адвокаты, профессора и заслуженные деятели искусств, будто не они ратовали за ограждение наших детей от всякой вредной для них видео и аудио–информации, тем более публичной нецензурщины. Или матерщина перестаёт быть таковой, если звучит на английском языке? А всего–то и надо было – запретить, согласно закону, ещё в самом начале этого шабаша английскую матерщину на радио, телевидении и прочих общественных пространствах. Уверяю вас, потеряв своё название, «девочки» в значительной мере утратили бы и свою эпатажность, и обывательский к себе интерес, превратившись из «политических узниц» в рядовых хулиганок. Глядишь, и получили бы меньше. Однако сюрреалистическое кино с малоисследованными латентными комплексами ярых защитников всего фальшивого и нездорового продолжается. Как, впрочем, и сама история этого массового осквернения, свидетельствующего о духовно– нравственной деградации весьма значительной части нашего общества.

Н

о жизнь, сколько бы её ни извращали, держится на здоровых опорах. Надо только не подтачивать их, а укреплять, потому что борьба за человека продолжается. И не только видимым образом… Возможно кто–то спросит: – А при чём здесь великодушная идея народосбережения и одноименный с нею институт? А вы разве не поняли?

17


ЖИТЬ СТАЛИ ЛУЧШЕ, ЖИТЬ СТАЛИ ВЕСЕЛЕЕ

П Всеволод ЕВГЕНЬЕВ

П

робки – достали! В обед центр города перегружен, все мыслимые объездные пути забиты и утром, и вечером. Вечно сигналящие, смердящие непрогоревшим бензином и палёной резиной, потоки машин. Несутся на обгон, нарушают, мнут друг другу бока...

В

8 часов вечера до Гидростроя добраться вообще не могу – куда–то исчезают все автобусы. А тем редким четырехколесным особям, набившим своё стальное брюхо измученными трудягами, впору двигаться «экспрессом» из Арбеково до Терновки. В общем– то, они так и делают. Два моста – через речку и железную дорогу, непрекращающееся строительство которых венчается флагом «забота о народе» – стали настоящим проклятьем десятков тысяч жителей моей «перспективной» окраины. Сроки сдачи этого чуда инженерной мысли снова и снова переносятся. Погожим сентябрьским деньком, напарившись в адском пекле 66–го автобуса (их, без намека на вентиляцию, немцы нам спихнули в качестве мести и реванша за вторую мировую что ли?), я решил плюнуть на всё и пройтись пешочком пару–тройку остановок. Пробка растянулась от остановки ДК «Южный» до «Дома Быта». Ага, а вот и причина затора и многочисленных истерических «би– бип»: в узком въезде на железнодорожный мост столкнулись сразу трое. Стоят обескураженные хозяева около своих экипажей, в затылках чешут, по мобильникам звонят. Но речь не об этом. Интересное наблюдение сделал я, дорогие друзья.

18

Да, мы действительно стали жить лучше. И в чем–то даже веселее: театры, библиотеки, ФОКи. Иду, значит, по тротуару вдоль тесной дороги, на которой понапиханы экипажи. Смотрю немного надменно на эту автобратию и автократию. В ушах, кроме музыки, ничего нет, наблюдаю, соответственно, немое кино индустриального беспредела под Вивальди и «Наутилуса». Скучные серые коробки домов и заводов, заброшенный склад с выбитыми стеклами, частный сектор, в котором домики ютятся друг на друге, замусоренные кусты. Более–менее интересно наблюдать за медленно–медленно продвигающимся вперед (медленнее, чем я шел) разнообразием машин: «фокусы», «шевроле», «лендкрузеры», «десятки». Да, хорошо живем. Личное авто у каждого. Всматриваюсь в лица тех, кто, вроде бы, должен быть «счастливым обладателем», а вижу одни только кислые мины. Сидят в одиночестве в тесных кабинах тысячи унылых физиономий, вцепились в руль и думают только о том, как бы свою очередь не пропустить в узком перешейке одностороннего проезда. Купили себе новый автомобиль, чтобы 90% времени кататься на нем одному и порой возить барахло на дачу с родственничками. Только в одном авто из пяти, а то и из семи, с водителем ехал кто–то ещё. Человек сознательно переплачивает за бензин, который нужен, чтобы тащить полуторатоннные тарантасы. Испытывает настоящий геморрой с ремонтами, регистрациями, продлениями страховок и сотнями других малоприятных вещей. «Семен Семёныч, я заболел, сегодня не смогу прийти», – говорит работник Ваня своему шефу. «Ах ты бездельник, задолбал болеть, увольняйся к чертовой матери!» – отвечает Семеныч. «Семён Семеныч, мне надо страховку продлить/помыть машину/ опоздал–из–за–пробок/сгонять–за–иконкой– на–лобовое–стекло», – почти каждый день канючит менеджер Василий, тот самый, который

«счастливый обладатель» кредитной ладыкалины. «Ступай, конечно, можешь не возвращаться, всё равно улица Володарского забита», – отвечает ему мудрый начальник. «Ну спасибо, мне ещё на следующей неделе ехать «каску» делать, а то я вчера с утра до вечера в очереди проторчал, и всё без толку», – продолжает он, даже не радуясь выдавшемуся «выходному». А какая тут радость, если проведет он его всё в той же очереди, состоящей из таких же задолбанных жизнью и авточиновниками бухтящих мужиков, которые из–за бухтения своего являют собой, в целом, жалкое зрелище? Человек сознательно соглашается простоять чертову уйму времени в пробках и очередях, изматывает себя, нервирует. Зачем? «Комфорт», говорите? Желание впасть в истерику от вечных «газ–тормоз–газ–сцепление–газ– газ–тормоз», из–за нахала, который лезет из соседнего ряда, никакущего климат–контроля в легковушке, вони от огромного грузовика, газующего прямо в окошко вашего низенького «фокуса», – это комфорт? Мы привыкли «жить красиво» – ну, как нам самим кажется после лихих и не особо сытых 90–х. «Экономия бензина? – Фыр!» – ответит на это заядлый автолюбитель, накатавший третий подбородок и пару–тройку пудов «ав-

торитета». Сядет в свой «ровер» и застрянет где–нибудь возле Токарной или «Детской библиотеки», матеря всех подряд, только не себя самого. Своих соседей по несчастью, получивших «доступный» автокредит, пешеходов, пренебрегающих «зёбрами», парня на скутере. Потом придет домой, плюхнется на диван: «Фу, как я устал, четыре часа сегодня в пробках потерял!» Отвесит оплеуху сыну–оболтусу, пнёт кота, жену за остывший борщ обругает. Стадный инстинкт мешает перестать ныть из–за того, что «властями ничего не делается». Всегда во всем виноват кто–то другой. Это нытье снова и снова сопровождает любую пробку, в которой очередной автобус пытается протиснуться в правый ряд и скинуть измученных пассажиров, спешащих на работу и с работы. Зато стоит утром выйти во двор, поздороваться с соседом, хлопочущим у древнего жигуленка (опять у него не заводится, и он, скорее всего, на это плюнет и поедет на адском 66–м автобусе), а потом небрежным поворотом ключа запустить свою «короллу», как сразу же забываются вчерашние заморочки, и жизнь снова кажется легкой и веселой.

Люблю выходные: можно быстро и без пробок приехать на работу

«я лучше других». До чего же приятно жить с этой мыслью!

СКОЛЬКО МЕСТА ЗАНИМАЮТ

60 ЧЕЛОВЕК?

19


КОНЕЦ КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЫ Всеволод ЕВГЕНЬЕВ

К

В

начале века нынешнего мы наблюдаем много интересных процессов. Даже если сказать, что «интернет–технологии активно развиваются» – это не сказать ничего. Как развиваются? Думающая аудитория требует подробностей от того, кто хочет навесить очередную нелепую характеристику и отговориться общими фразами. Все преподаватели вузов признают, что молодые люди сейчас очень мало читают. Как так получилось, что «самое читающее поколение самой читающей страны» воспитало детей, которые вовсе не открывают книг? Наверное, стоит признать, что сейчас подростки просто стали другие. Доступны источники, существование которых пять лет назад даже представить было трудно. Мы живем в динамично меняющимся мире, и молодому человеку, который хочет найти себе в нем место, некогда смаковать каждую строчку четырехтомного «Войны и Мира». Потому что за пару недель, что в лучшем случае уйдёт на его прочтение, в мире столько всего произойдёт!.. Наверное, стоит так же признать и тот факт, что современные «интернет–технологии» – это всё же удачная альтернатива телевидению и радио в том смысле, что каждый из нас получает массу возможностей: участвовать в процессе создания информации и выбирать то, что нравится. То, что интересно. Как знать: может быть, вскоре нас ожидает некий качественный перелом? На смену придет что–то новое, которое тоже пока сложно представить. Например, игнорировать телевидение стало даже модным. Что лично меня не может не радовать. Однако опасность современного информационного мира заключается в том, что текстовая культура вообще, как таковая, отходит на второй план – тенденция! В социальных се-

Брайан Деттмер (Brian Dettmer) – современный американский скульптор, дающий новую жизнь ветхим книгам, старым картам, магнитным лентам касетных записей. Он родился в 1974 году в Чикаго, а сейчас живет в городе Атланта. Первые работы Брайана были связаны с системой чтения по выпуклым точкам для слепых – системой Брайля и немой азбукой. Создавая первые работы, Деттмер склеивал листы книг, газет, создавая многоуровневые скульптуры. Дальнейшие его творения – это результат экспериментов с книгами, клеем и скальпелем. «Старые книги, пластинки, кассеты и карты часто попадают в ту нишу, которую сейчас занимает современное искусство. Их настоящая роль изменяется, и они все чаще выступают в качестве символов тех идей, которые в них вкладывались, чем выполняют свою изначальную информационную функцию. А когда объект теряет свое изначальное предназначение, появляется необходимость в том, чтобы изменить сам подход к нему», – объясняет Деттмер концепцию своего творчества.

К

нижную отрасль пытаются похоронить уже очень давно. На протяжении двадцатого века эти попытки «предпринимались» уже раза три. Сначала – радио, потом – телевидение, в самом конце века – интернет–технологии. И каждый раз, в новом витке «культурной революции», казалось, что всё, вот оно: альтернатива книге появилась, читать не нужно вообще. Можно только слушать и смотреть, лениво впитывая информацию.

20

тях, которые стали чем–то большим, чем просто досугом, мы смотрим картинки и ставим «сердечки» под фотографией с написанной на ней фразой. Такой контент бесконечно копируется: сообществами по интересам, нашими друзьями и знакомыми… и теряет смысл после второго– третьего просмотра. В частности, потому, что именно копируется всеми, кому ни лень, и именно задалбывает. 90% наших друзей – замечательные, интересные люди – практически не высказывают своих собственных мыслей, размножая один и тот же бессмысленный контент. И теряются, как личности, в наших глазах, если с ними не поддерживать личный контакт. Даже если «размножаются» такие мегавзрывные темы, как изготовление динамита в домашних условиях, избиение оппозиции на «марше несогласных», видео с авторегистратора с аварией из двадцати машин… Пусть хоть падение метеорита где–нибудь на Фиджи, снятое удачливым аборигеном на неизменный айфон, через пару дней мы об этом забываем. Да, потом в очередном видеоблоге какой–нибудь простой парень Стас скажет, что «у этого ролика было три/пять/десять миллионов просмотров за три дня (вау!)». Но потом упадет другой метеорит, случится другая авария, другие дагестанцы в центре Москвы постреляют на другой свадьбе и ранят другого ребенка или старика. Это просто неуправляемый информационный хаос. Но это просто факт. Можно в разных аспектах говорить об этой эволюции. Спросить психологов, профессиональных педагогов, академиков, преподавателей вузов – да кого угодно. Скорее всего, именно в таком ключе я обязательно вернусь к этой теме позже. Может, когда метеорит упадет не где–нибудь на Фиджи, а в какой–нибудь пензенской деревне.

М

инувшим летом я беседовал со своим приятелем – Олегом Рубцовым, директором одного пензенского книжного магазина и просто интересным человеком, экспертом в своей области, имеющем за плечами неплохой столичный опыт работы в конкурентной среде. Я поделился своими размышлизмами, часть из которых изложена

выше. Был «расслабленный» август в преддверии учебного года, и тема беседы нарисовалась сама собой. Мы коснулись экономического аспекта книжной культуры, и он, в частности, рассказал о своих интересных задумках. Которые, возможно, будут реализованы в нашем городе. Некоторые мысли Олега Рубцова вы можете прочитать далее.

21


В российском книгоиздании происходят процессы, которые могут похоронить книжную мейнстримовую культуру. На этом рынке постепенно исчезает конкуренция. У «АСТ» сейчас сохраняется довольно сложная ситуация, и «ЭКСМО», фактически, заняло книжный рынок «популярной» литературы. В руках мелких издательств осталось только порядка 30% всего российского книжного рынка. Монополизация популярной литературы – это отсутствие качественной конкуренции и диктат цен. Не стоит свысока смотреть на «мелкие» издательства. С одной стороны, в них не всегда точно просчитывается экономический эффект от выпуска какой–либо книги или книжной серии. Однако если бы такой просчет был, то в этом случае интеллектуальная публика не увидела бы многих хороших вещей. Крупным же издательствам необходимо выпускать книги, которые однозначно будут раскупаться. У них более понятная и простая работа в рамках «выгодно/невыгодно». Во многих городах есть несетевые мелкие магазины, для которых коммерческий эффект – так же не главное. Для нас, как и для автора, и для столь же «скромного» издателя, каждая книга – это способ высказать свои мысли, свою позицию. Рынок «интеллектуальной» литературы направлен вроде бы только на пассионариев, которым вечно что– то не нравится: государственный строй, жизнь, строение Вселенной. И этот рынок очень мал. Однако без этого – без столкновения мнений, без внутренних общественных противоречий, без полета мысли – не может существовать культурная среда вообще. Путь к читателю очень тяжел. Если за неимением этого пути мелкие издательства начнут «схлопываться», то люди перестанут читать современную бумажную литературу. Можно оппонировать тем, что каждый желающий может и без того собрать себе библиотеку из классиков, которую читать  – не перечитать. И за этим пассажем, наверное, может последовать вопрос: «Зачем нам новые авторы вообще? Зачем нам современная литература?» Изначально как–то так получилось, что мы, наш магазин, начал ориентироваться на молодежь. Люди постарше о нас, как правило, не знают. На первых порах мы страдали от недостаточной «тяжеловесности» публики. Вкусы современной (читающей) молодежи, в основном, предсказуемы. Это какой–то обязательный топ: Бредбери, Маркес, Джонатан Литтелл, Томас Манн, Ремарк. В числе модных авторов сейчас присутствуют и писатели из стран «третьего мира». Очень долгое время они

22

были за информационной завесой. Читая их книги, можно представить, что там происходит. И что может случиться в нашей стране. Из Пензы я знаю двух писателей: Владимира Авродского и Романа Куликова. Роман сотрудничает с издательством «Олма», которое решило ответить на популярную серию «Сталкер» и выпускать свою серию книг на постапокалиптические мотивы. Его книга – про Пензу. Действие происходит в мире, где все внезапно заснули, а потом проснулись через тридцать лет. Но если говорить о местных программах поддержки писателей, то я не уверен, что в этом есть глубокий культурологический смысл. Вот поддержка, например, местных пекарей  – это действительно важное дело. Довольно долгое время я работал в Москве, но всегда хотел иметь свой книжный магазин  – про высказывание издателя и автора помните, да? Вот и для меня книга  – это то же самое. Открывать книжный магазин в Москве очень нелегко. Аренда дорогая, риски высокие, да и просто надо быть известной персоной. А здесь, в Пензе, я знал, что ничего похожего нет. Сейчас я знаю, что без моего участия некоторые хорошие книги до Пензы не доехали бы. «Интеллектуальный парк «Академия»  – это довольно неплохой формат. Хотя есть опасение, что люди, мнения и лекторы скоро закончатся. Изначальная цель была «встряхнуть» общество, обеспечить интеллектуальный досуг. Никакой прагматики. Создание самовоспроизводящейся интеллектуальной среды  – это довольно серьезные претензии. Я наблюдаю за всем этим с определенной завистью. В нашем магазине мы тоже планировали создать некую интеллектуальную площадку для проведения лекций, интересных обсуждений. Я ориентировался на своих коллег из других городов: магазин «Пиотровский» в Перми, «Все свободны» в Питере, «Бумажный солдат» в Смоленске, «Собачье сердце» в Новосибирске.

После «Джаз Мая», под вечер, я выбрался на «Шурум–Бурум». Как вы помните, смысл его был в том, что это много–много площадок по всему городу. Главное негативное впечатление – кучи мусора, которые остались после фестиваля. На «Джаз Мае» бросали мусор только в урны  – видимо, берегли всё–таки искусственный газон перед Филармонией. Такие мероприятия несут некий воспитательный компонент. К проблеме чистоты нужно привлекать внимание любыми способами, и такие способы – однозначно лучше пассивной информационной пропаганды. Рынок электронной литературы  – та же погоня за новинками. То, что новые книги якобы доступны и их скачивают все, кому ни попадя, – это не совсем так. Крупные издательства следят за тем, чтобы ничего не уходило «налево». А из бумажной версии книгу ещё отсканировать, распознать – мало кому хочется производить эту работу. С американским рынком электронной литературы нас вообще сравнивать нельзя: у них он всего в три раза меньше, чем рынок бумажных книг. У нас же эта разница достигает десятков, а то и сотен раз. В книжных рецензиях авторы действительно пишут то, что думают  – за эти рецензии очень мало платят.

К нам в город тоже можно было бы привести выставку современных дизайнеров и скульпторов. Но площадки для этого нет. Пензе нужен некий аналог «винзавода» (арт–объект в Москве в помещениях заброшенного промышленного объекта – winzavod.ru), который бы стал крупным культурным кластером. Там можно было бы разместить различные студии, арт–кафе, выставочные площадки, которых в городе не хватает. У нас много заброшенных зон, пустующих цехов. Мы даже имели наглость в свое время написать губернатору про здание завода «Автомедтехника», но потом оно стало «Красными Холмами». Бизнес–инкубаторов – много, а вот арт–инкубаторов практически нет. Конечно, это очень долгосрочный проект в плане инвестирования, за несколько лет он себя точно не окупит. Тот арт–инкубатор, который открыли у нас в Пензе в прошлом ноябре – это всё– таки не винзавод. В грандиозных планах  – книжный фестиваль. Были задумки провести его ещё летом  – мне бы хотелось, чтобы действо этобыло не только в каком–то помещении, но и на открытом воздухе. В итоге всё сместилось на «после выборов». Конкретная дата не известна до сих пор. Нам предлагают провести его в здании новой библиотеки, но туда народ затащить реально сложно  – долго добираться. Книга из первичных культурных потребностей ушла, и многие, кто даже реально интересуется книжными новинками, туда, к сожалению, не придут. Теперь я планирую организовать всё в апреле–мае. Пока не знаю, что из этого получится.

Идея фестиваля «Джаз–май» родилась в прошлом году у Белова, директора Филармонии, они продвигали её со Святом Муруновым. Я «включился» в процесс и до сих пор не могу «выключиться». Занимался организацией дополнительной программы: лекция Кирилла Машкова (главного редактора jazz.ru), Павла Корбута (победителя самой авторитетной премии в области джазовой фотографии JazzFotoAwards в 2012 году) и многого другого. На следующий год пообещали финансирование посерьезнее. В планах – застелить газоном всю площадь Ленина.

23


ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

Е

Фото: Илья САМСОНОВ

Е

Антон МЕДЯНЦЕВ

сли вы когда–нибудь гуляли в парке Белинского, то наверняка обращали внимание на старое деревянное здание около памятника Ленину. Сегодня его былое предназначение выдает лишь покосившаяся вывеска «планетарий». Да и она, по большому счету, врет, так как ни планет, ни звезд внутри уже не увидеть. Народная тропа к храму астрономии и романтики заросла, двери обвиты плющом, а краска осыпается с покосившихся стен. Но так было не всегда.

зВезды ближе, чем можНо предстаВить

В

1855 году Илья Николаевич Ульянов, учитель физики и математики Пензенского дворянского института, а по совместительству – отец Владимира Ленина, символа всего советского, начал вести систематические наблюдения за атмосферой Земли. Этот

момент считается началом истории метеорологической и астрономической науки в Пензе. Спустя почти семьдесят лет, в 1928 году, в парке имени В. Г. Белинского, в память о знаменитом педагоге Ульянове, была построена Народная обсерватория. Позже, в годы Великой Отечественной войны, в этом здании расположилась пензенская гидрометеослужба, которая только в 1969 была переведена в район аэропорта. Деревянное здание обсерватории в настоящее время является памятником истории и культуры регионального значения. Собственно, слово «памятник» здесь ключевое. В 2008 году планетарий был закрыт для посещения. Деньги на его поддержку не выделялись, а время неумолимо делало свое разрушительное дело. Планетарий построен из дерева. А это обстоятельство, кроме того, что делает его уникальным (деревянных планетариев на этой планете больше нет), крайне усложняет ему жизнь. Дело в том, что на территории планетария очень много грунтовых вод, а в то время, когда его строили, материалов с гидроизоляцией просто не существовало. Во всей это печальной истории, несомненно, радует, что планетарий не забыт вообще, и администрация парка Белинского давно вынашивает планы относительно его реконструкции. Директор парка Елена Савельева поделилась своими мыслями относительно будущего планетария. На 2013 год запланировано выделить средства на проектные работы. Планетарий является историческим памятником, поэтому не каждый проектный институт может разработать проект его реставрации. Перед началом работ нужно провести историческо–культурную

“Узнать, есть ли жизнь на Марсе – конечно, интересно. Но ещё интереснее узнать, какая она: лучше или хуже, чем у нас?” (Ярослав Голованов)

В основном зале электричество давно отключено. Все фото сделаны в темноте. Кто–то положил букетик цветов около устройства, которое позволяет наблюдать звезды днем

24

25


экспертизу, и только после этого приниматься за ремонт. В планетарии следует поменять фундамент и провести канализацию. Кроме того, необходимо полностью заменить всю экспозицию. Следуя веяниям нового времени, построить внутри, например, 5D–кинотеатр и кафе, где посетители могли бы посидеть после лекции и пообщаться. Если сделать все грамотно и удачно спланировать концепцию, то люди обязательно будут его посещать. А нам остается верить и надеяться на то, что звезды в скором времени станут ближе. Но учитывая тот факт, что деньги даже на проектные работы пока только планируется выделить, ждать, возможно, придется долго. Меньше знаешь – проще жить

Н

елегкая судьба пензенского планетария – только вершина айсберга, который называется «современным образованием». Если копнуть поглубже и провести несколько незамысловатых параллелей, то можно прийти к интересным наблюдениям. Планетарий закрылся в 2008 году. Как раз тогда астрономия, как школьный предмет, по сути, официально перестала существовать. Все началось с приказа министерства образования и науки РФ «Об утверждении федеральных перечней учебников, рекомендованных (допущенных) к использованию в образовательном процессе». Согласно этому приказу, ни один из действующих учебников астрономии не был разрешен и допущен к использованию в школах. А правило сейчас такое: нет разрешенного учебника  – следовательно, данный предмет

26

преподавать нельзя. Видимо, чиновники от министерства посчитали, что знания о Вселенной и космических законах для наших детей являются совершенно излишними. Наверняка подобное совпадение в датах – это всего лишь случайность, но то, что астрономия исчезла из школы накануне 2009 года, который был объявлен Генеральной ассамблеей ООН годом астрономии  – это уже если и случайность, то, как минимум, очень возмутительная. В 1609 году Галилео Галилей направил созданный им телескоп в сторону Луны, Солнца, звезд и планет и обнаружил, что на Луне есть горы, а на Солнце пятна, что у Юпитера есть спутники, у Сатурна кольца, а Млечный путь состоит из звезд. В общем, всерьез, с точки зрения технологической, подошел к астрономической науке. И вот, когда в 2009 году мир отмечал 400–летие этого знаменательного события, наши школьники как будто оказались в 1608 году. А их более молодые друзья могут и вовсе не узнать, сколько планет в нашей солнечной системе. Они будут смотреть «сенсационные» репортажи по НТВ и «Первому каналу» о том, что миром управляют злобные 30– метровые пришельцы из измерения Икс, кости которых недавно нашли под деревней Малая Тутуновка, и безоговорочно верить в эту мракобесную чушь. – С помощью интернета любой хороший учитель физики даже при отсутствии учебников по астрономии сможет найти все необходимое, чтобы рассказать своим ученикам. Но если ни в вузе, ни в школе человеку астрономию преподавать не будут, то есть вероятность, что наше общество скатится на уровень темного средневековья, – говорит кандидат технических наук, профессор кафедры физики ПГУ Петр Першенков. А где взять этих «хороших учителей»? Возможно, кто–то скажет: «Подумаешь  – какая–то астрономия! Тут у нас новые стандарты образования, русский язык и литературу притесняют, урезают часы. Вот это действительно важно, а вы тут про космос и звезды». Но не все так просто. Астрономия – серьезная наука, которая развивает мировоззрение человека, помогает понять устройство нашего мира, всей Вселенной, а если читать её в интерпретации Хоукинга или хотя бы посмотреть старые передачи с Капицей, то и о себе, о человеческой природе вообще, можно узнать много интересного и душеспасительного. Вспомните, где у нас по телевидению о человеческой природе говорят? Ну, кроме «Пусть говорят» с Малаховым и «Давай поженимся», этих «безумно познавательных» и истинно «духовных» программ. По словам Петра Першенкова, с человеком без знания астрономии ничего особо страшного не случиться. Его здоровье не ухудшится, друзья и близкие не отвернутся от него. Многие студенты, которые только поступили в вузы, не знают, сколько планет в Солнечной системе,

а некоторые и вовсе даже не могут ответить на вопрос, что находится в центре нашей системы: Земля или Солнце. Они, конечно, не чувствуют себя изгоями в нашем высокоинтеллектуальном и высокообразованном мире. Но… Это – общий кругозор, это то же самое, что знание классиков литературы. Знания в области астрономии необходимы и для того, чтобы люди не пугались обычного солнечного затмения и не принимали его за знамение скорого конца света, закапываясь при этом в землю, как какие–нибудь сектанты из села Никольского. Хорошо, если такие сравнения сейчас выглядят наивными и беспочвенными. Но на смену нашему, ещё пока любознательному поколению, придут совершенно необразованные люди. И уже это, на самом деле, проблема.

В

Вниз по спирали

советское время было принято говорить о том, что астрономия является древнейшей наукой и возникла она из необходимости ориентироваться во времени и пространстве. И это правильно! Стороны света – исключительно астрономическая система ориентации. Все основные единицы времени –год, месяц, неделя, день – астрономического происхождения. Кстати, задумывались ли вы о том, что будь Уран чуть больше или ближе к Солнцу, выходные случались бы раз не в семь, а в восемь дней? И наоборот: будь Меркурий меньше или ближе к Солнцу настолько, что его нельзя было бы увидеть невооруженным глазом  – выходные наступали бы на день раньше. И, конечно, не стоит забывать о романтической подоплеке астрономии. Сколько девушек было очаровано рассказами о звездах, сколько семей сложилось благодаря свету Вечерней звезды! Получается, что, помимо всего прочего, астрономия еще является двигателем демографии и общественного благополучия. Интересно, не правда ли? Но теперь в школах дети обо всем этом не узнают. Обидно, конечно, ведь наша страна всегда была «впереди планеты всей» во всем, что касается космоса. Первые космические корабли созданы в России, первый космонавт – русский, ракеты «Протон», которые выводят спутники всех стран на орбиты, построены у нас. Сейчас же создается впечатление, что чиновники хотят сместить Россию с космического пьедестала. Современным образованием управляют отнюдь не дураки, это очевидно. А если не дураки, значит, в таких реформах есть какой то умысел? Но какой? Как известно, все воспитание, все идеи и стремления человека зарождаются в школе. Если раньше дети на уроках астрономии проникались космической романтикой, замирали при рассказе учителя о бесконечности Вселенной, и, возможно, заинтересовавшись звездами всерьез и надолго, становились космонавтами, инженерами, физиками и двигали

науку, то теперь ничего подобного нет. Может быть, в Министерстве образования считают, что будущих космонавтов вдохновят «Звездные войны» Джорджа Лукаса? Скорее всего, после просмотра этого фильма потенциальный покоритель космоса захочет стать бравым джедаем, а не каким–то там Гагариным, которого скоро вообще забудут. Сегодня кажется, что все величайшие события, так или иначе связанные с космосом, остались в Советском союзе. Орбитальная станция «Мир» давно уже спустилась с небес на землю. А точнее – на дно Тихого океана. Гагарин больше не является кумиром миллионов детей. Хорошо хоть на МКС русских еще пускают. А вот американцы запустили первый марсоход с забавным именем «Любопытство», который способен «выжить» на поверхности красной планеты, и этим явно очень горды. У него даже аккаунт в твиттере есть, где он каждый день «выкладывает» новые фотографии марсианских пейзажей, а на сегодняшний день отъездил уже не один десяток километров. В школах нет астрономии, зато появились «основы религиозных культур». Теперь небеса в сознании школьников представляются скорее садами на облаках, а отнюдь не бесконечной Вселенной, существующей 13,5 миллиардов лет. Преподавание религии в школе – это, в общемто, неплохо. Понятно, что она отлично формирует духовно–нравственное воспитание детей. Но не ею же единой! В наш век технологий, науки и безграничных возможностей нельзя отказываться от научного представления о мире.

Лишь в 1992 году Ватикан официально признал, что Земля не является неподвижным телом и действительно вращается вокруг Солнца

Пока верстался номер, стало известно, что команда российских школьников заняла второе место на международной олимпиаде по астрономии, уступив лишь команде из Южной Кореи. Помимо вопроса “КАК?!” возникает всётаки чувство безмерной гордости за ребят. Хочется написать многомного разных воодушевляющих фраз. Но большинство из них начинаются со слова “вопреки”.

Старое здание постепенно наклоняется, грозясь окончательно упасть. Эти деревянные стойки мало спасают положение

27


ДОРОГА НАЗАД

Н Игорь БОДРОВ

Н

аверное, в каждом доме есть свой семейный архив: письма, вырезки из газет, фотографии – одним словом, дорогая сердцу память, затаившаяся где–нибудь в укромном уголке старого шкафа. (Окончание. Начало в №12)

28

как я Носил В Народ киНоискусстВо

М

ожет быть, послевоенная «Сильва» подтолкнула меня к тому, что я, закончив восьмой класс, подрядился на всё лето в помощники к киномеханику – молодому пареньку по имени Алексей, озабоченному не столько киноискусством, сколько поисками единственной и настоящей любви. В отличие от Алексея, я был влюблён исключительно в кино и готов был целиком посвятить ему свои летние каникулы. Киноустановка базировалась в неприхотливом деревянном клубе барачного типа посёлка Солянка, который располагался на правом берегу Волги в пятнадцати километрах от Астрахани, где к тому времени осела наша семья после демобилизации отца из армии. Как–никак, а там поджидали нас две его родные сестры, а также родня по материнской линии. Жили мы негусто, одинаково со всеми, так что мой летний приработок был весьма кстати. Два раза в неделю на пригородном пароходике «Сержант Павлов» я отправлялся в Астрахань в контору кинопроката за очередной картиной. Через весь город (в трамвай с таким огнеопасным грузом не пускали) поспешно тащил на себе два тяжеленных железных ящика с киноплёнкой, чтобы успеть на пристань к обратному пароходу, а там ещё до клуба минут двадцать топать. Если учесть традиционную астраханскую жару и скромные мальчишечьи силёнки, то путь мой был нелёгким. Зато вечером клуб заполняли люди. Прямо в зальчике, на столе, ожидал работы популярный в то время кинопроектор «Ка–25». Алексей «заряжал» первую часть, гас свет, и на простыне, заменяющей экран, начиналась какая–то совсем другая, необычная жизнь. После окончания каждой части, а их было от 8 до 12, в зале зажигался свет, и я, чувствуя себя причастным к большому делу, подавал Алексею очередной рулон киноплёнки. Пока аппарат перезаряжался, зрители переговаривались, обсуждая, как поведёт себя дальше тот или иной киногерой, а я, зная исход картины, испытывал при этом что–то вроде профессионального превосходства. Алексей всё чаще отлучался на свои плановые свидания на берег Волги, и я оставался полновластным хозяином в переполненном зале, а к концу лета уже проводил киносеансы самостоятельно, вызывая законную зависть у безработных сверстников. Никто из них, конечно, не знал, какими неподъёмными бывают все эти киноплёнки в железных ящиках, и как тяжело носить киноискусство в массы. Во всяком случае, моя спина напоминает мне об этом до сих пор…

легеНдарНыЙ родриго аждую субботу в астраханской мужской школе №14, где я учился, организовывались вечера отдыха для старшеклассников. К нам приходили девчонки из женской школы, которая располагалась по соседству. Идея раздельного обучения нет–нет, да и встревожит сегодня умы педагогов, а моё поколение, можно сказать, пропустило её через себя. Недурная, думаю, идея и, главное, способствует формированию более уважительных и бережных отношений в молодёжной среде. Вечера у нас получались весёлыми, несмотря на некоторую чопорность со стороны девушек и понятную стеснительность мужской половины. После короткой официальной части и небольшого концерта художественной самодеятельности, в актовом зале раздвигали стулья и начинались долгожданные танцы. Нам тогда запрещалось танцевать фокстрот и предлагалось осваивать сложные «па» падеграсов, падепатинеров, скакать в мазурках. Некоторым утешением были вальс и краковяк. Иногда школьное руководство закрывало глаза и на модную «Линду». Но всякий раз, когда в середине вечера из динамика самовольно доносился самый популярный фокстрот «Родриго», публика оживлялась и входила в танцевальный раж. Парни, кто посмелее, быстро «расхватывали» девчонок, но и мужские танцевальные пары были в порядке вещей, не вызывая при этом никаких «дополнительных», в духе настоящего времени, ассоциаций. Мы, например, лихо отплясывали в паре с Ренкой Москаленко. А что делать? Девчонок не хватает, а музыка зовёт, да и к тому же нужна танцевальная тренировка на будущее, ведь умение танцевать в то время входило в обязательный «джентельменский набор». Вот мы и старались, осваивали танцевальную культуру от вальса до «Родриго». Однако всякий раз, заслышав крамольный фокстрот, в школьную радиорубку врывался директор школы и хладнокровно переламывал надвое заветную пластинку… Кто–нибудь из нынешних обличителей прошлого обязательно посочувствует нам, бедным, – никакой свободы! Жертвы режима, «заточенные» под первобытный краковяк. Но всё не так однозначно. Я вот слушаю восторги современных поклонников джаза по поводу фестиваля, недавно прошедшего в Пензе, и думаю: а мне–то, современнику Глена Миллера, посещавшему живые концерты Эдди Рознера и Леонида Утёсова, как повезло! Что же касается «Родриго», то каждую субботу пластинка с непокорным фокстротом вновь появлялась в школе, склеенной или вовсе новой, и каждый раз её ожидала всё та же участь. Но в тот памятный вечер, к великому удивлению всех присутствовавших, под легендарный фокстрот «Родриго» в паре с нашей классной руководительницей танцевал сам директор школы. Шёл 1952 год, выпускной вечер. Мы навсегда прощались со школой.

К

Наказ капитаНа аксЁНоВа еребирая на днях семейный архив, обнаружил свой аттестат зрелости: всего одна пятёрка – по Конституции СССР, четвёрки по истории, географии, естествознанию и девять троек. Спасительные тройки преобладали и в итоге учёбы в ростовском горном техникуме – с ними там тоже давали стипендию. Никогда не стремился быть отличником, мы – завзятые троечники – вообще отличников недолюбливали, считая их выскочками, зациклившимися на зубрёжке. Но отличником мне стать всё–таки пришлось… На другое утро после выпускного вечера в горном техникуме меня забрали в армию. Попал я в школу авиационных механиков по электроспецоборудованию самолётов. И снова: постылые лекции, лабораторные занятия, ответы у доски, оценки. Причём, итоги учёбы здесь подводили каждый месяц. Проходит первый месяц службы, вызывает меня к себе командир учебной роты капитан Аксёнов. – Рядовой Бодров по вашему приказанию прибыл! Ротный приподнялся из–за стола и, сердито расширив глаза, рявкнул: – Ты почему плохо учисси?! Я на мгновение опешил, потом возразил: – Как же так, товарищ капитан? Учусь хорошо, по итогам месяца только одна четвёрка, остальные – пятёрки. – Разве это хорошо? – продолжал накачку капитан Аксенов. – У тебя среднее образование, грамотный человек, твоя боевая задача – быть отличником! – Да я им никогда не был! – Так будешь! А сейчас за плохую учёбу назначаю тебе наряд вне очереди. Помоешь казарму. Ни фига себе! Казарма длиной метров в шестьдесят, полы в ней моет целый взвод курсантов. Умаялся я с этим мытьём. Ничего не оставалось делать, как выбиваться в отличники. При выпуске из школы – а распределялись мы по авиагарнизонам всей страны – капитан Аксёнов на торжественной линейке пожал мне руку и сообщил: как отличник, я направляюсь для дальнейшего прохождения службы в свой Прикарпатский военный округ, в авиационную дивизию, базирующуюся подо Львовом. Через два года мои родители получили от командования авиационного полка благодарность за отличную службу сына. Наказ капитана Аксенова оставался в действии. После армии, будучи корреспондентом молодёжной газеты, я поступил в Саратовский государственный университет имени Чернышевского на заочное отделение исторического факультета и окончил его с отличной оценкой за дипломную работу. Помнится, мне даже предложили поступить в аспирантуру.

П

29


МИР, ДРУЖБА, КУЛЬТУРА

С

Фото из личного архива автора

С

татья получилась, наверное, немного «непатриотичная». Но не виноватая я! Я не собираюсь уезжать из Пензы, а вовсе даже наоборот: искренне хочу посвятить жизнь своей «малой Родине», улучшению жизни в нашем славном отечестве своими силенками.

Галина КОНДРАТЬЕВА

М

униципальный хореографический ансамбль «Зоренька» представил Россию на 39–м Международном фестивале «Культуры мира» в городе Ганна (Франция). Пригласила нас Французская ассоциации культуры и традиционного творчества. Питание и проживание оплачивали организаторы фестиваля. Мы решили ехать автобусом (дешевле), поэтому у нас было трое суток, чтобы «посмотреть» Белоруссию, Польшу, Германию. По дороге во Францию мы останавливались переночевать в пригороде Лейпцига Раквице, а на обратном пути – в 3 км от Познани. Едва переехав границу, вы сразу это почувствуете. Даже Белоруссия – это уже не Россия. Огромные стада коров, неизменно засеянные поля и чистые, бесплатные (!), придорожные

30

туалеты. Потом, на обратном пути около шести утра мы въехали в Россию, и нас встретило заведение, услуги которого оценивались в 10 рублей. При входе заботливой рукой бабушки–смотрительницы было выведено: «Только по–маленькому: смыв не работает!» Даже с моим слабым вестибулярным аппаратом на европейских дорогах я могла читать. Да что там! – я спокойно могла снять и надеть контактные линзы в движущемся автобусе. В общем, тот, кто не был за границей, таких дорог не видел. Ехала я по этим дорогам, которые были сплошным упреком нашим разбитым междугородним (и внутриобластным) ухабам и думала: «Ну что же мешает и нам, у себя дома, сделать так же?»

В

еликий немецкий орднунг заразил Польшу. Прямоугольные леса и поля, прямоугольные, вычищенные до блеска, улочки и очертания домов, прямоугольно подстриженные живые изгороди. Очень вкусное мороженое и – не к здоровому образу жизни будет сказано – пиво. А Белоруссия очень похожа с Францией: по–европейски комфортно, по–европейски все для людей, но более хаотично, более творчески что ли. По выходным (в Раквиц мы попали в воскресенье) жители в «летних домах» собираются по несколько семей, общаются, жарят барбекю за белыми заборчиками. Ни один магазин, ни одно учреждение не работает. В Ганна мы приехали глубокой ночью, и она показалась нам жуткой, потому что не была освещена. Ну и правильно: зачем тратить электроэнергию, ведь европейцы– то ночью… они… представляете? – спят!

В два часа ночи католическая школа «Сен– Прокюль», где нам предстояло жить следующие две недели, распахнула нам навстречу свои ворота. Волоча свою нелегкую поклажу из костюмов, реквизита, музыкальных инструментов и личных вещей по неасфальтированной тропке, из которой выныривали сосновые корни, мы уже проклинали все на свете. Но, как говорится, утро вечера мудренее. Как позже выяснилось, мы привезли в Ганна хорошую погоду, и при свете французского солнца все показалось не таким уж и мрачным. Часть коллективов жили в общеобразовательной школе, и душ у них был по расписанию, тогда как мы плескались порой по пять раз

перечитываЯ предыдУЩиЙ нОмер жУрнала – тот, где много–много о народосбережении – постоянно натыкалась на фразы про молодежь: «будущее за молодежью», «идеи должны оставаться молодыми» и прочее, прочее, прочее. Будущее–то – с ним вроде всё понятно. Понятно, что ничего не понятно. А что делать с настоящим? Настоящее–то за кем? Что с ним делать–то – со всем вот этим: бесноватыми соседями (с которыми не только барбекю жарить не захочешь – иногда и здороваться– то неприятно), доходягами на лавочках, которые не хотят и не будут работать, со своими сверстниками, которые потеряли вкус к жизни и, задаваясь вопросами, подобно моим («куда идти, куда податься после окончания университета»), ничего не предлагают от себя. Они осуждают всё подряд. Но не видят альтернатив, не принимают решений. Непонятно, что они сами могут сделать, чтобы исправить собственную жизнь, не говоря уже о жизнях и судьбах кого–то другого. «С молодежью надо говорить на их языке», – замечает профессор Кондрашин в одной из статей. Так почему же сильные мира сего всё не поймут, как с нами, несчастными, говорить–то? Проводятся совещания, «круглые столы», «решаются проблемы» – где–то там, совсем–совсем без нашего участия, по большому счету. А ведь нам, всем и каждому, есть, что сказать. Только иногда не знаем, как и где. А я пока делаю то, что могу, с тем, что у меня есть. Считая себя тем, кого можно назвать «носителем традиций», выстраиваю «мостик между поколениями» и так далее. Вот, даже во Францию на фестиваль пригласили – значит, всё не зря. Заметили маленькую «Зореньку».

на дню по русской привычке. А другую часть поселили в вагончиках. Один коллектив был из Намибии. Их номерам помогали придавать сценический, танцевальный вид французские хореографы. Намибийские женщины ходили топлесс. Всегда и везде. Даже в столовую. Волосы их были закатаны в глиняные колбаски. И запах от них исходил далеко не самый приятный – по их верованиям, им с водой соприкасаться нельзя. Общение с гостеприимными французами, знакомство с разными национальными вкусностями, с традициями, чаяниями, мнениями другого народа – что может быть интересней? Мы учили французов целоваться трижды, а они нас – дважды. Мы учили их говорить «спасибо», а они нас – «мерси». Мы перепробовали кучу сыров, обсудили налоговую политику Франсуа Олланда, послушали игру на волынке, а кое–кто даже поймал это «р», которое не «р». Одна из принимавших нас женщин, Доминик, поразила меня до глубины души. Прочитав в переводе Достоевского и Толстого, она настолько влюбилась в русскую литературу, что сама нашла группу по изучению русского языка и была очень рада принять русских гостей. До ее мечты – читать русских классиков в подлиннике – ей осталось совсем чуть–чуть. В мэрии Сен–Жермен де Фосе нам устроили прием. Мэры французских городков сломали мое представление о мэрах. У нас же как: мэр – это такой серьезный дяденька в строгом костюме, который выступает на разных скучных заседаниях. В Европе мэр – это мужчина или (и очень часто!) женщина, в джинсах, в футболке. Больше половины жителей с ним на «ты». В одном из городов наше выступление было приурочено ко дню рождения мэра, так она накормила и напоила не только нас, артистов, но и всех жителей. Правда, их всего 400, но и такого дня рождения я еще не видела. Мы его про себя окрестили «октобэрфест» и думали, что аплодировать не будут, ведь руки зрителей были заняты то вилками, то кружками. Но хлопали так, что мы даже «на бис» выходили. ***

21

июля состоялось открытие фестиваля. Мы, наконец, увидели других участников на сцене, а не только

31


семья Доминик (сама Доминик – крайняя слева в нижнем ряду)

О наболевшем. Друзья, не повторяйте моих ошибок, учите английский. Не обязательно в совершенстве владеть употреблением всех 24 времен, но разговорный английский знать надо. На собственной шкуре почувствовала, что это реально международный язык.

в столовой. На фестивальной площади было воздвигнуто несколько шатров: в маленьких продавали сувениры из разных стран, а в самом большом была установлена сцена и трибуны на 2 000 человек. Пятеро молодых людей из Ирландии (позже выяснилось, что это только небольшая часть их коллектива) потрясающе играли национальную инструментальную музыку. В восторге от их профессионализма были и наши музыканты. Очень многогранный американский коллектив с повеселившим нас названием «Коменка» играл, пел и танцевал кантри. Вокалистка восхитила всех мощностью своего голоса, а саксофонист Том Гарсиа и барабанщик Чарльз Рамос стали нам настоящими друзьями. Однажды мы чуть раньше приехали на ужин, пошли отдохнуть в городском парке, посидеть, а кто–то и полежать на травке. И услышали «Autumn leaves» на саксофоне. Надо ли говорить, что это было потрясающе красиво? Мы подошли к музыканту, а наш баянист Олег присоединился к игре. Это был настоящий Jazz– июль: мы валялись на траве, как когда–то дома, в Пензе, напротив Филармонии, и слушали джаз. Потом Олег пригласил Тома к нам, тот захватил с собой Чарли, и русско–американский оркестр устроил эдакий джем–сейшн. После него Том и Чарли пожали руки нашим музыкантам, сказав, что они профессионалы высокого класса, и что наш гитарист Рифат Маскаев вообще играет кантри лучше самих американцев. Подружились мы и с парагвайской группой. Парагвайские мальчики прозвали наших девочек «barbie dolls». А парагвайские девочки танцевали с кувшинами и бутылками на голове. Солистка этого коллектива в конце номера вышла на сцену аж с пятью поставленными друг на друга бутылками! Друзьями «Зореньки» стал и высокопрофессиональный коллектив «Марьяччи» из Мексики. Фантастические голоса, виртуозные скрипачи и гитаристы, они пели нам «Бессаме мучо». Зажигательными были танцы Пуэрто–Рико, Гваделупы. Артисты из Намибии трением

32

развели на сцене настоящий костер. Видимо, во Франции лошади не хромают, и у жителей нет соответствующих предубеждений насчет пресловутой «пожароопасности». Но, бывало, и очень трудно понять и воспринять культуру другой народности. Например: индийская группа. Она состояла из 7 человек. Трое их них играли на барабанах, еще трое – на тарелках, а один изображал какое–то божество. Он наряжался в причудливые громоздкие костюмы, разрисовывал лицо, и на протяжении всего номера подскакивал к краю сцены и корчил злобные гримасы. Все это длилось минут 15 и сопровождалось, напоминаю, только ударными инструментами. Ритм менялся в самое неожиданное время, не подчиняясь никаким гармоническим законам. Многие чисто психологически не выдерживали такого зрелища и покидали зал. На открытии мы танцевали «визитную карточку» нашего коллектива – «Пензенскую матаню», и отныне, едва завидев русских, зрители и участники принимались делать основной ход нашего любимого танца. Во время выступления «Зореньке» хлопали всю «бисовку» и даже топали, что у французской публики считается наивысшим проявлением восторга. Чуть позже нам предстояло провести два мастер–класса (для взрослых и для детей) по русскому танцу, и мы научили французов основным движениям «Матани». Одного французского мальчика даже «заподозрили» в том, что он русский – так легко схватывал он наши движения. ***

Д

ля жителей Ганна фестиваль – настоящий праздник, поэтому организаторы придумали так называемые парады: участники шли по улицам, пели, останавливались и танцевали фрагменты из своих номеров, делали трюки. Жители приветствовали русскую группу громкими аплодисментами, криками и свистом. Столь же теплый прием оказали нам и в доме инвалидов в Се–Люле, и в бедном квартале Ганна, куда мы приезжали с небольшими концертами. Бедность  – отдельная тема. Как объяснил нам президент фестиваля Жан Рож, «эти люди даже не имеют собственных домов, а живут в общих» (ну, то есть как мы с вами). Наша уборщица Бриджит, к примеру, снимает половину дома. На фестивале она была волонтером. Ей за 50, но она гоняет на байке и устраивает вечеринки, на которых собирает по 35–40 человек. В конце фестиваля она пригласила к себе всю нашу группу. Волонтерство в Европе процветает. Каждый уважающий себя житель Старого Света помимо работы, за которую он получает деньги, трудится где–то еще и как волонтер. В маленьком городке Жанза, за 4 000 км от дома, я встретила… одноклассницу! Оказалось, она там как волонтер реставрирует церковь.

“Матаня” в Жанза

Так вот, все работники фестиваля были волонтерами: продавцы кофе и сувениров, работники сцены и даже охранники в кабаре. Это идея–фикс президента фестиваля Жана Рожа – бескорыстное служение искусству, культуре. Программа фестиваля была очень насыщенной, времени на осмотр окрестностей было немного. Каждый день был расписан по минутам. Ежедневно мы давали по одному, а то и по два концерта. Но, несмотря на плотный график, нам все–таки удалось и отдохнуть, и обогатиться в духовном и интеллектуальном плане: в Сен–Жермен де Фосе для нас провели экскурсию в церкви 10 века, и она поразила нас своей демократичностью. А на пути из Ганна в Пензу нам посчастливилось несколько часов провести в Париже: обежать его с фотоаппаратом, посидеть полчасика у Эйфелевой башни и пообещать ему вернуться. ***

26

июля на главной сцене фестиваля был «российский» день. Билеты были раскуплены за месяц, и от этого мы чувствовали еще большую ответственность и очень волновались: как французы воспримут первую часть концерта – современную стилизованную хореографию. Ведь мы первые за 39 фестивалей выступали в этом направлении. Гостей было очень много, а вот в секторе участников публика была не столь многочисленной  – в основном, те, с кем мы успели подружиться: Парагвай, Ирландия, США, Пуэрто–Рико. Остальных участников «переманили» немцы на свой «фестиваль пива». Но с первого номера мы встретили такой горячий прием, что все сомнения рассеялись. На «ура» прошли все дуэты, а композиция «На краю» и вовсе повергла зрителей в экстаз. Французская публика подпевала нашей вокалистке Дарье Шилиной «Подмосковные вечера». Когда концерт закончился, зал никак не хотел нас отпускать. Он так ревел и топал, что некоторые артисты выбежали на бис уже переодетыми в обычную одежду. На закрытии фестиваля 29 июля нам выпала честь выступать последними. Гиды нашептали нам, что всегда проходит негласное соревнова-

Готова поспорить, что вы даже представить не можете, каково это: находясь за тысячи километров от маленькой–маленькой Пензы, понимать, что ты – важная частица всего огромнейшего пласта культуры, всего вороха вековых традиций. И все эти овации, восторги, воздушные поцелуи зрителей – не для тебя, как человека. Но для тебя, как Человека! Для тебя, как для целой Культуры. Черт бы с ними, с неработающими туалетами и разбитыми дорогами: я снова и снова буду возвращаться в свой родной дом, чтобы зарядиться этим неповторимо–насыщенным духом. А на следующий год с удовольствием отправилась бы покорять чопорную Британию, ещё через год – строгую Германию, и так далее. Хотя с нормальными дорогами у нас было бы получше.

ние за право завершить гала–концерт. Да мы и сами уже хорошо знаем, что заканчивает всегда самый сильный, по мнению организаторов, коллектив. Так что хотя это и был просто фестиваль, а никакое не соревнование, мы «победили»! ***

Ф

естиваль прекрасен именно своим стремлением к дружбе, миру, любви. Кстати, в Европе почти не осталось конкурсов по народному творчеству. Ну как можно сравнивать красивейшие мексиканские песни и не менее красивые русские танцы? И мы, и они несем свою культуру, искусство, традиции, которые настолько разные, что «соревноваться» просто не имеет смысла. Не хотелось уезжать из этого чудного мира, где пляшут в обнимку русский с американцем, американец с ирландцем, а ирландец с мексиканцем, где французы поют «Катюшу», а русские, чуть что, затягивают гимн фестиваля. Но все же 30 июля разъехались почти все коллективы, и стало грустно. Мы дали последний на фестивале концерт с Гваделупой, а ночью автобус уже нес нас к Парижу. И, как мудро отметила артистка из Гваделупы, на фестивале не было ни «черных», ни «белых», ни европейцев, ни азиатов. Все мы – люди искусства, нас объединяет культура. Делясь друг с другом традициями, обычаями, движениями танца, мелодиями и ритмами, мы стали одной большой семьей.

33


ОКОЛОПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ

П Фото: Юлия АВДЕЕВА

П

Владимир КУЗНЕЦОВ

о образованию я физик. Но, помимо полезных в быту уравнений Гаусса, Максвелла и прочих глубоко уважаемых ученых, я запомнил одну замечательную фразу Юрия Васильевича Горина, который читал у нас лекции по методике преподавания физики: «Вы должны уметь учить детей учиться».

В

ечно учиться всё–таки нельзя. Когда–то надо начинать и работать. Однако этот процесс – учебы – ну никак не перескочить. И, как показывает опыт, если к тому же заложена в человеке эта основа – уметь учиться – то для него не проблема найти свое место в жизни. Адаптироваться. У любого государства, в общем–то, есть два пути. Например, есть путь малоразвитых стран. Там дети продолжают дело своих отцов и дедов: выращивают рис, бананы, разводят овец. В развитых странах выстроена система многоступенчатого выбора будущей профессии. Там молодые люди постепенно, по мере обучения, понимают, куда их может вывести их профессиональная кривая. И они имеют возможность получить несколько специальностей. А мы, получается, застряли между «малоразвитыми» и «развитыми» странами. Да и к тому же эти вечные «развалы» и «строительства нового» мешают. То революции, то перестройки. В период лихих 90–х люди вообще были предоставлены самим себе. Математики шли в бандиты, художники – в грузчики, а трактористы – в продавцы.

6 34

Таким образом, у нас системой профессионального образования на уровне государственном более–менее начали заниматься только в «нулевых» – с отставанием в сто лет от многих других («развитых») стран. На «официальных съездах» и «круглых столах» высказывается много правильных мыслей. Но почему они во многом так и остаются просто словами? Почему до сих пор не хватает ни врачей, ни сантехников, ни трактористов? детстВо На аутсорсиНг

А

утсорсинг – это, если по–русски, субподряд. Передача управления неключевыми функциями компании сторонней фирме. Например, маленькому ИП ни к чему иметь ставку бухгалтера, чтобы двум с половиной работникам начислять зарплату. И «ипэшник» пользуется услугами многочисленных бухгалтерских субподрядчиков. Мысль о том, что начать становление будущего работника стоит с детского сада, неоднократно высказывалась множеством специалистов: преподавателями вузов, учителями, специалистами профессионального обучения. Её высказывал и наш губернатор на одном из последних съездов ассоциации промышленников. Позиция не очень грамотной (в плане семейной политики) семьи зачастую такова: «мой ребенок пошел в школу – за него теперь отвечает школа», «мой ребенок, правдами и неправдами, пристроен в вуз – пусть теперь за него отвечает вуз», «мой ребенок пристроен на работу – пусть теперь за него отвечает работодатель». Так или иначе, этот самый аутсорсинг присутствует в жизни любой недальновидной семьи. «Ну а как же, я плачу школе/гимназии/ вузу, пусть они и воспитывают». В общем–то,

если говорить о внутрисемейной политике, то за словом «аутсорсинг» тут прячется банальное перекладывание ответственности. Что не очень по–родительски правильно. И если функция школы и вуза – в том, чтобы чему–то и как–то научить, то функция детского сада и работодателя – чтобы воспитать. Разница лишь в том, что в детском саду учиться чему–то ЕЩЁ неуместно, а когда приходишь к работодателю, то, по хорошему, нужно УЖЕ что–то уметь, а не учиться. Каждый по–своему пытается решить эту задачу. Работники детсада из «принцессок» и «бизнесменов» пытаются сделать детей, приближенных к детской реальности. Работодатель из вчерашнего студента тоже пытается сделать работника, более–менее приближенного к реальности – рабочей реальности. Но уже по–взрослому. Тут тебе и профессиональные деформации, и сожаления типа «ой, не туда я пошел, не тем я занимаюсь», и «ой, у меня руки не из того места растут вообще, я себе едва три пальца на прошлой неделе болгаркой не отхватил, лучше бы я был балеруном». Излишняя родительская забота тоже не всегда помогает. Дети же не только «благодаря», но и «вопреки» имеют свойство воспитываться. И вот, папаше, мечтавшему быть балеруном, пришлось идти во фрезеровщики. А своего сына, как только тот сделал первый шаг, пытается сделать чемпионом страны по художественной гимнастике. Или какие–нибудь другие родители просидели всю жизнь в НИИ и думают: «Нет, моему ребенку нафиг такая судьба не нужна! Пусть он учится на геолога, мир хотя бы увидит, всю тайгу пешком обойдёт, с медведями алтайскими обнимется. Не то что, мать, мы с тобой, в скукотище жили и в скукотище помрем». А ему, может, хочется стать медиа– дизайнером либо модельером? Тоже, кстати, имеет шанс мир посмотреть. Но в другом разрезе: фотосессии, презентации, переговоры с пафосными студиями и модными журналами. Алтайских медведей, конечно, нет, зато фотомодели какие–нибудь – уж точно. Пьянки «на высшем уровне», в конце концов. Всё это я к чему. У детей же иногда и не спрашивает никто. Вроде как хочется, чтоб чадо было пристроено и обучено, а потом сидело в теплом

месте. А станет мальчик сварщиком – весь день, в любую погоду, на открытом воздухе?! Опасная и вредная работенка, знаете ли. Лучше он будет телевизоры продавать в «эльдораде» какой– нибудь. Тепло, светло и мухи не кусают. А если сварщиком захочет стать девушка? Или пойдёт в трактористки, как героини публикации «Женская доля и мужская дуля», опубликованной в одном из наших прошлых номеров? Это же вообще нонсенс! Сейчас выросло поколение мужчин, воспитанных женщинами. Не здоровым мальчишеским духом дворов, с играми в мальчишеские игры, с рогатками, «городками» и шалашами на деревьях, а именно женщинами, у которых главное стремление – безопасность чада. У которых главная цель – превратить дитё, в идеале, в парниковое растение. В этом мало кто признается, но получается, в итоге, так. А бывает и по–другому: ребенок родителей видит раз в двое–трое суток. Они ведь «строят его будущее», «дают ему возможности» для самостоятельного роста. Либо они алкаши. Вариантов много. Нет–нет, я не равняю трудоголиков и опустившихся алкашей. Несмотря на то, что и у тех, и у других, по факту, на собственных детей времени нет. Но такой уж получается аутсорсинг детской судьбы.

П

сНоВа В школу

роблему профессионального ориентирования на уровне школ пытаются решить вплотную с 2005 года. Есть методические рекомендации для учителей, есть школьный предмет, учебные планы – много чего есть. Я закончил школу более 10 лет назад. Это была совершенно обычная школа – не гимназия, не экспериментальная «с углубленным изучением» (где профориентации сейчас вообще, по сути, нет, потому что и так есть специализация по предметам). Помимо раздельного трудового обучения для мальчиков и девочек присутствовала такая компонента, как посещение межшкольного учебно–производственного комбината раз в неделю с девятого класса. Дети

35 7


по какому–то принципу выбирали для себя одну из профессий, обучались по ней и получали рабочий разряд. Но я не помню, чтобы этому предшествовали какие–то тесты. На «модные» экономику с информатикой уже тогда было не пробиться. Впрочем, я научился паять, «читать» схемы и ремонтировать чайники, утюги и прочие фены на специальности «радиомонтажник» (разряд имеется). И остался этим вполне доволен. Чтобы разобраться в актуальных перипетиях школьного профобучения, наведался в свою старую школу. Аржаева Инга Николаевна, заместитель директора по воспитательной работе, рассказала мне, как на базе обычной школы реализуются всякие новомодные профориентационные образовательные проекты. Как и прежде, с первого по восьмой классы остаются «труды». Однако в некоторых школах эти часы просто «затыкаются»: учить мальчиков забивать гвозди и вкручивать шурупы приходится учителю–женщине. В девятом классе школярам читается предмет «Основы профиля обучения». На мой личный взгляд, учебный курс, предназначенный для изучения детьми, написан ну очень тяжелым языком. Инга Николаевна сказала, что руководство школы не настаивает

36

на покупке учебника – материал к каждому уроку учитель готовит сам, подходя к процессу весьма творчески. «Мы составляли небольшие анкетки, раздавали и родителям, и детям – проводили опрос и в начале, и в конце курса. К концу курса в детских анкетах появлялось гораздо

больше ответов типа «я сам хочу выбирать свою профессию». Ну, а в десятом и одиннадцатом классах осталась поездка в учебно–производственный комбинат. Правда, со значительно «урезанными» часами. Проводя опросы среди учащихся, в графе «кем ты хочешь стать?» школьные психологи видят сплошь экономистов, юристов, менеджеров. Причем дети не уточняют и не могут уточнить, что за «менеджер». Для них это просто красивое слово с налетом элитарности, атрибутика внешнего лоска без залезания в подробности. А от кого дети слышат подобные вещи? – от родителей, конечно же. С этим неведением все просто: оно начинается с семьи. Как показывают опросы, проводимые в школах, таких семей, повторюсь, не 10%, и не 20%. А почти все. Заместитель директора МУПК, человек старой закалки, Филимонов Владимир Александрович отметил добровольно–принудительный характер современных поездок пензенских школьников в учебно–производственный комбинат. Когда я учился, это было обязательным. Я обучался в школе все–таки давно. Многих интересных вещей ещё не было. В кабинете информатики не было компьютеров – программы писали в обычной тетради. На территории школы не было ФОКа – через несколько лет построили приличный ФОК, районного значения. Сейчас в моей бывшей школе напротив входа висит стенд, забитый медалями и грамотами. Спортивные результаты налицо, к этому претензий нет и быть не может. Однако образовательная сторона вопроса, точнее, профессионально–образовательная, пошла по странному пути. Есть нововведения

типа «Обучение через предпринимательство». Это наследие советской школы, и наследие неплохое. Школьники (те, которые, как отметила Инга Николаевна, «не заняты спортивными достижениями») имеют возможность попробовать себя на реальном производстве, что–то придумать. Но на деле они придут, например, в типографию, пооткрывают рты от удивления – и всё. Да и получается, что предметы школьные – это одно, а реальное производство – это совсем другое. Нечто непонятное. Перед школьниками, не знающими толком ни психологии, ни русского языка, ни истории и, самое главное, не имеющими желания во всем этом разбираться, ставят задачи нейминга и брендинга. Потому что в реальном производстве всё остальное небезопасно, да и связываться никто не захочет – за детьми–то не уследишь, это большая ответственность. Пусть лучше выдумывают названия, рисуют упаковки и под руководством учителя «решают» проблемы сбыта, выслушивая теоретические объяснения. «Образование все больше и больше отрывается от реального производства. Что такое ЕГЭ? – это попытка по результатам трех предметов определить будущую профессиональную принадлежность. Но, к примеру, ни физика, ни математика – это не прототип инженерной специальности. Черчение вовсе выкинули из школьной программы. Без практического приложения – черчения – геометрия новыми поколениями школьников воспринимается как предмет, оторванный от жизни. Стереометрия – это и вовсе нечто нецензурное. А ведь геометрия – это одна из основ всех инженерных специальностей. Каких же инженеров мы хотим получить?» – рассуждает Владимир Александрович. Моей школьной любовью была астрономия. С пятого класса зачитывался курсом Воронцова–Вельяминова, а потом появилось отличное, красочное издание от «Аванты» (не в рамках школьной программы, а так, для

общего развития). Несомненна польза её изучения, как синтеза и физики, и математики, и геометрии, и химии, да и просто для вау– эффекта, для привлечения интереса детей к науке. Но мои ровесники изучали её последний год – кому–то она тоже показалась лишней. Зато, благодаря введению курсов православия/светской этики (на выбор) школьники стали очень вежливыми, верующими, добрыми и всепрощающими. Особенно это видно по форумам и социальным сетям – мне, серости непроцарапанной, всё это сборище вежливых интеллектуалов и присниться даже не могло. В кошмарном сне. В общем, по мнению Владимира Александровича, у нас сейчас нет субкультуры труда. Простого, физического труда. Куча фильмов и сериалов о менеджерах, которые непонятно чем занимаются, но ходят неизменно в опрятной одежде и спорят «о высоком» – есть. У них дорогие машины, просторные квартиры и красивые женщины. Когда они, собственно, успевают работать – непонятно. О следственных органах, где сидят гении–хакеры и нажатием одной кнопочки (между распиванием кофиев) могут по волоску, оставшемуся на месте преступления, восстановить последний разговор преступника с жертвой – тоже есть. Просто куча сериалов о «правильных» бандитах и культурно–мафиозных разборках – сколько угодно. Реклама оных киношедевров – с убийствами, расчлененкой и выкриками типа «Убью, мразь!» – крутится целый день. Дети это смотрят. Запрещать это не спешат. Но это отдельный разговор. Но нет у нас ни одного сериала про простых работяг. Есть куча советских фильмов, а из современных – только про дальнобойщиков. Да и там, в кого ни ткни, все сплошь коррумпированы и продажны. Типа «реалии жизни». А ещё есть фильмы про деревню, да. Правда, самоиронии старого доброго «Любовь и голуби» там ни на волос нет. Просто смотреть грустно. Почему я вспомнил о кино? Потому что «важнейшим из искусств для нас является кино». И цирк. Показать «поэзию металла», видимо, кишка у киноделов тонка, да и денег никто на это не даст. Но это уже совсем другая история. А причины, думаю, всем ясны. Не спасают ситуацию даже конкурсы «лучший по профессии», которые проводит управление промышленности. Автомобили и квадроциклы в этом году дарят особо отличившимся. Видимо, автомобилей и квадроциклов для формирования субкультурности мало…

В Пензенской области за январь–сентябрь 2012 года численность безработных граждан, состоящих на учете в службе занятости, уменьшилась на 6 944 и на 1 октября составила

7042 человека

На региональном рынке труда наиболее востребованы работники обрабатывающих производств (21,8%), строительства (18,2%), оптовой и розничной торговли (9,7%), сельского хозяйства (9,2%), здравоохранения (6,3%), предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг (5,4%)

проФориеНтироВаННая Элита

О

бычная школа – это всего лишь обычная школа. О том, как обстоят дела с профориентацией в школах «непростых», я решил узнать на примере гимназии №1 у ее директора Вотяковой Александры Владиславны: – Дети в гимназии изначально ориентированы на высшее образование. Углубленно

37


профориентационная работа начинается с 8 класса. У гимназии есть лицензии на обучение некоторым специальностям. После окончания выпускнику вручается диплом о присвоении одной из специальностей – делопроизводителя, переплетчика, программиста. Выстроена система «профессионального заказа». За судьбой гимназистов следит ПГУ, а так же научно– исследовательские институты – НИИФИ, ПНИИЭИ. Создание малых предприятий, которое на базе обычных школ продвигается, мягко говоря, со скрипом, лязгом и скрежетом, а где–то – никак, на базе гимназии №1 решается путем старого доброго, уже известного нам, аутсорсинга. Специалисты «Мегаполиса» читают лекции по теории предпринимательства, организуют конкурсы и поездки на предприятия. Курс «Основы предпринимательства» является обязательным. По мнению Александры Владиславны, профессиональные компоненты должны присутствовать в рамках дополнительного образования. Развивая дворцы детского творчества, станции юных техников. Создать весь этот комплекс в рамках одной гимназии или школы – непосильная, да и бессмысленная задача. Но как привлечь детей в эти дворцы и на эти станции? Добровольно–принудительно? Наступает момент, когда круг замыкается. Нет специалистов для того, чтобы вырастить специалистов. В обычной ли школе, в гимназии ли – без разницы. Учительница информатики может не знать, что такое IP–адрес. И это нормально. Руководитель кружка для юных журналистов пишет тексты, ничем не отличающиеся от виршей легкомысленной 13–летней школьницы. Десятиклассник, изучая в течение года три разных «истории», не помнит ни одной даты и путает исторических личностей. В рамках обычного–то образования накопилась куча проблем. Учителя, преподаватели вузов и прочие специалисты отмечают падающий год от года уровень образованности подростков. Среднестатистическому учителю некогда подготовить интересный материал для уроков – он занят заполнением бумажек. Совершенно бесполезных в плане учебном, но столь необходимых «для отчетности». Те, кому эти цифири столь «необходимы», забыли о том, что учитель должен отчитываться, прежде всего, по факту: чему он научил и как он научил. И научил ли он детей учиться. В советской школе каждый новый предмет и курс вводился тогда, когда мозг ребенка был к этому готов. Исключение предметов и перекраивание программы, ориентирование её на «егэшность» лишает возможности ребенка своевременно развивать свои способности. После окончания обучения получается ещё один типичный представитель общества потребления. Его воспитал не учитель, а айфон. Ему интереснее не перипетии родной, непонятной, тысячу раз переиначенной истории изучать, а курями в свиней кидать на экране своего смартфона последней модели. Авось, напишет ЕГЭ, куда–то поступит, как–то проучится, пойдёт работать манагером. Продавать айфоны и показывать детишкам, как правильно кидаться курями в свиней. Либо есть ещё вариант. Кто–то ведь не рожден «элитой». О 10 миллионах люмпенов и о том, почему это, мягко говоря, плохо, мы писали в одном из прошлых номеров.

38

PS. Но лично я верю, что за пару–тройку лет сознание людей перестроится, и они осознают, что настоящий тренд – это не «манагерство», а производство реального продукта. И желательно не виртуального: хватит, забиты уже все бизнес–инкубаторы этими айтишниками и веб–мастерами. А поставишь реальную задачу – работать не умеют. То ли вообще не умеют, то ли с людьми. Где–то пару месяцев назад нужно было мне техподдержку для готового сайта поискать. Требования к исполнителю – самые обычные, разве что надо было проявить немного творчества и к стандартному коммерческому предложению (но даже это оказалось проблемой) приписать парочку мыслей по развитию сайта. Выписал небольшой реестр пензенских веб–разработчиков. Трое из них снимали помещения в «бизнес–инкубаторах» – речь о таких, собственно. Звоню в первую. Трубку взяла молодая девушка. Озвучил ей свою просьбу: «Стандартное коммерческое предложение, плюс парочка ваших мыслей по развитию, и цена за услуги». Обещала написать и перезвонить. До сих пор молчит. Звонил во вторую. Трубку взял, наверное, сам новоиспеченный молодой директор. После короткого разговора пришлось открыть форточку – пафос, льющийся из трубки, наполнил комнату так, что хоть топор вешай. Да и не особо мне по душе, когда со мной разговаривают (как бы это сказать помягче?) пренебрежительно. Спец в третьей фирме не знал, что такое SMM. Вот и получается: вроде выучились в вузах, смогли въехать в бизнес– инкубатор. Кто-то красный диплом получил, и этим очень гордится. А обратиться с реальной задачей не к кому. Всё–таки я не «Фобос–грунт» запускать хочу – всего лишь готовый сайт развивать. Молодые предприниматели просто не научены учиться. Не научены работать с людьми. SMM этот, кстати, – тоже ведь общение с людьми, формат которого продиктован современными реалиями. «Social Media Marketing» – «маркетинг в социальных медиа». То есть когда через социальные сети – «одноклассники», «вконтакте», Facebook, и тому подобное – продвигается бренд, товар или услуга. А сантехниками, токарями и фермерами им быть «низко». Элита же.

ОСТАНОВИТЬСЯ, ОГЛЯНУТЬСЯ… О М

О

Татьяна МИХАЙЛОВА

ткрываем книжку, смотрим фильм – что перед нами? Живописные места… Например, лес, похожий на зеленый прозрачный улей. Он может менять свои цвета и представляться нам другим. И неизвестно, что манит больше: листочки, на которые падает солнышко, согретые и обласканные летним теплом, или узкие тропки, радующие свежим, ровным, тихим дыханием. И так загадочны они...

ожно еще долго и много писать, представляя эти места. Они должны быть реальностью, которую можно отыскать. Но попробуйте сейчас найти такой лес в черте города, чьи листики не были бы покрыты городской пылью. Гнезда птиц, однажды нашедших себе уютное жилье, разворошены. И все тропки имеют конец, определенный и понятный, явно делая намек на то, что путь скоро закончится или прервется, что все хорошее заканчивается. И разочарованный выдох вырывается из груди, ведь красота вот–вот останется за спиной. Оглянитесь! Остановитесь хоть на минуту! Газеты не расскажут вам об этом, и телевизор не покажет, только вы сами найдете эту красоту. Лес может укрыть вас кронами деревьев от дождей и гроз. Зачем тогда посреди него беседка, где человек уже чувствует себя всемогущим, всевластным? И проявление его сути не заставляет себя ждать. Распишитесь, господин Лес, Вам подарок от венца творения природы: окурки и бутылки. Все мы грамотные и знающие,

39


“Эка” на арт– субботнике

Акция “Посади дерево”

40

что эта свалка никогда не перегниёт, но ничего, пусть лежит! Во что превратился фонтан рядом с налоговой Ленинского района? В место для распития алкогольных напитков, в котором вместо воды – хлам и отходы. На днях вот что видела, когда гуляла там с собакой. По дорожке мимо того самого фонтана шел папа и нес малютку– дочку на плечах. Увидев бутылку в фонтане, девчушка спросила: «Почему она там?» Папа, смущенный вопросом дочери, сказал: «Да, не должна она там находиться. Не место ей там». Наклонился с дочкой над фонтаном, взял бутылку и выбросил ее в мусорку. Так просто, не для «показухи», а ради настоящего будущего папа преподал дочке урок ответственности и отзывчивости. Заботе о природе учат и ребята из Всероссийской волонтерской организации «Эка». У нас, в Пензе, есть ее филиал. О своей работе мне рассказала его руководитель, Алина Можачкина. Она дипломированный инженер–эколог. Закончила Пензенскую государственную технологическую академию. Алина рассказывает, что у нас в городе эта организации существует полтора года. Начала работать с простого мероприятия: ребятам нужно было высадить сто тысяч саженцев деревьев на территории города. Вот так и появились первые волонтёры этой экологической организации. Потом Алина собирала команду в университете, искала заинтересованных в соцсетях, в других общественных организациях. Сейчас костяк организации в Пензе  – 15 человек. И хотя столько человек не решат проблему миллионного города, они пытаются заинтересовать людей и донести до каждого: никто не сможет сделать жизнь лучше, кроме него самого. Для этого проводятся игры с экологическим уклоном в школах, на улицах. Работая в рамках программы «Юнеско», они проводят экологические уроки в школах. Например, в зимнее время – строят кормушки, рассказывают о способах переработки вторсырья. Алина отмечает, что детям проще привить ценности, которые должны быть у каждого жителя планеты, научить их ответственному отношению к окружающей среде. Что же это такое – ответственное отношение к природе? Экологи говорят, что под этим понятием подразумевается понимание законов природы, которые определяют жизнь человека, соблюдение и пропаганда принципов пользования природой, активность в изучении и охране окружающей среды. В программы учебных заведений входит экологическое воспитание. Они почти ничем не отличаются ни в средних школах, ни в гимназиях. Создаются кружки, например, «экологи– туристы» в первой гимназии. Там же есть волонтерский отряд, который участвует в десантах по очищению парка Белинского, берега Суры, проводятся научные наблюдения по выявлению влияния шума на природу. Традиционными

в гимназии стали сборы макулатуры и пластиковых бутылок, установка кормушек. А в 66 школе ученики в ноябре 2011 года вместе с лесхозом разбили пихтовый минипарк. С 2010 года работает летняя экошкола, в которой старшеклассники изучают почву, водоемы микрорайона. На уровне Министерства образования нашего региона тоже воспитывается бережное отношение к природе. Для этого проводятся конкурсы, во время которых ребята пишут проекты по возрождению леса, альтернативной энергетике. В этом году был конкурс «Современность и традиция» (ребята делали коллекции одежды из экологически чистых материалов), и конкурс интернет–проектов по экологической тематике. Министерство образования проводит Всероссийский конкурс творческих работ «Экодизайн». В рамках конкурса можно разработать интерьер (экстерьер), придумать средовой дизайн–объект, рекламный плакат или видеоролик. К сожалению, очень сложно прививать принципы ответственного отношения к природе вроде бы сознательному населению. Алина указывает на стереотипы взрослого поколения: мы платим налоги – значит, дворники уберут все, что бы мы ни оставили и где бы мы ни кинули. Теперь же дети «дрессируют» родителей. Снабжают их привитыми принципами, которые, в идеале, должны стать принципами любого сознательного человека. Так просто выключить воду, когда чистишь зубы, выключать свет, не кидать мусор на асфальт. По мнению Алины, на людей большое влияние оказывают цифры, статистика. Например, на сознание человека явно подействует тот факт, что выброшенной стеклянной бутылке потребуется примерно миллион лет, чтобы полностью «перегнить». Самым важным в деятельности организации «Эка» является очистка волонтёрами загряз-

нённых территорий. Они убирали Ласточкины горы, помогали Богословской средней школе вывозить мусор, участвовали в«Дне Суры». Этим летом на пляже увидела очень впечатляющее зрелище. Поднимаюсь на скалу – и на тебе! Банки от пива, арбузная кожура и много другого мусора. Неплохо человек заявил о себе. Приятное место для хорошего отдыха стало «достойным» примером для детей. Любой маленький мальчуган кинет ее в море, порадуется брызгам, будет в восторге от новой детской забавы. Приехав на море, я наблюдала, как постепенно наполняется мусорка, которая, в конце концов, лопнула, не выдержав людского насилия. Так и природа не выдержит. Вспомним слова Пауло Коэльо: «Планета была, есть и всегда будет сильнее нас. Мы не можем уничтожить ее, а если перейдем определенный рубеж, она сама позаботится о том, чтобы уничтожать нас, стереть с лица земли и продолжить существование». Ребята сами создают питомники по выращиванию саженцев, убирают прибрежную часть русла нашей кормилицы и поилицы Суры. Волонтеры с радостью отмечают, что их ряды все же пополняются. Многим нет дела: гибнет природа – ну и что? В следующий отпуск можно в другом месте отдохнуть. Планета–то большая, всем хватит! И ничего страшного, что нашим внукам и правнукам придётся отдыхать среди мусора и грязи. Мы губим природу, не оставляя выбора будущим поколениям. Они смогут и в городах насладиться бассейном и кондиционером. А о природе, некогда величественной и незыблемой, почитают в книжках и посмотрят фильмы.

Район Шуиста, рядом со стадионом “Спартак”

Пляж рядом с озером “Смертник”. Местные жители очень любили тут отдыхать, несмотря на странное название

41


безалаберности и свинства. А как засоряется пространство внутри города – каждый сам прекрасно знает. В урбанистическом муравейнике людей больше, и живут они теснее. закоНодательНая потеНция

–В

ГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА

М Владимир КУЗНЕЦОВ

М

ы живем в большой стране («и все остальные страны нам завидуют») и лишены проблем тех стран, в которых гораздо «теснее». В европах ухищряются по–всячески. Потому что всё–таки не хочет сам человек (а особенно Человек) в грязи жить. Сотни и даже тысячи евро штрафа надо заплатить за «бычок», выкинутый мимо урны, за пачку сигарет, выброшенную из окна машины. 42

У

нас же гадь – не хочу. Сотни, тысячи гектаров русских просторов – взгляда не хватает. То тут, то там на нераспаханных полях возникают «кучки» стихийных свалок. Сам живу недалеко за городом. Земля вдоль главной дороги (по одной стороне дороги – поле, по другой – огороды местных жителей) распахивается раз в три года. Чтоб государство не отобрало землю у арендаторов, порядок такой. За это время она успевает покрыться бурьяном, и мусорные кучи в ней не так заметны. В этом году пришла очередь ее распахать, и на фоне жирной, черной земли полиэтиленовые пакеты, растащенные трактором на десятки метров, создают картину полнейшей бесхозяйственности,

нашей стране проблемами экологии всерьез не занимались никогда. Не буду затрагивать социально– политические аспекты – у нас ведь на то были «веские причины». Экология как наука нигде не преподается, – начал свой рассказ начальник отдела государственного контроля в сфере природопользования и охраны окружающей среды Управления природных ресурсов Пензенской области Александр Глазинов. – Был период, когда она немного преподавалась в средней школе. Дети, да и взрослые, не знают основных законов экологии, которые важны, как воздух. – мне кажется, стоит говорить о разных уровнях восприятия науки вообще и учебного курса в частности, – замечаю я. – В первую очередь, во всем этом важен какой–то прикладной уровень. – Прикладной уровень, цель, если хотите, – эволюция общества. А мы скатились до «заботиться надо о себе». Это тоже «прикладной уровень», пропаганда даже. И увязывается это часто с пропагандой здорового образа жизни. Но не только о себе нужно заботиться. Мы уже находимся в такой ситуации, когда на первый план выдвигается не сохранение природы, а сохранение человека. Всё остальное – не важно. У нас колоссальная территория, которая позволяет долго заваливать её всякими отходами. Рук не хватает, чтобы её обустраивать. Но так вечно продолжаться не может. Просто нас «не прижало» пока. Мне доводилось бывать в самых отдаленных точках нашей страны. Совершенно точно скажу, что экологическая культура жителей Крайнего севера тысячекратно выше, чем наша. Они никогда не убьют никакое животное просто так, не сорвут цветок просто так, не выльют масло на землю, не бросят пустую канистру. Для нас это – запросто. В Пензенской области пока нет катастрофически замусоренных территорий. Неприятно, некрасиво, земля пропадает, но пока не катастрофа. В других странах мира эта проблема вышла на первое место. На их территориях высокая плотность населения и уровень потребления. Европа и Азия раньше нас пришли к необходимости решения проблемы с отходами – «прижало». Но полностью проблема не решена нигде. Во многих развитых странах есть система раздельного сбора мусора. И без этих манипуляций с несколькими пакетиками ни одна организация мусор не примет. А если сам выкинешь, то такой штраф заплатишь, что сам окурки будешь собирать. Юридическим лицам за загрязнение акваторий вообще закрывать бизнес

можно. У нас – мизерные штрафы, которые ни к чему не стимулируют. В ряде стран (в Голландии, например) применяют обработку «хвостов» – тех отходов, которые якобы нельзя и нецелесообразно вторично использовать. Они даже принимают их из других стран. В Пензе по разным причинам сложилась смешанная система. Есть элементы и раздельного сбора отходов. Вообще, система раздельного сбора применяется тогда, когда имеется цель переработки сырья, чтобы сэкономить на его сортировке. Но для этого должны быть другие транспортные средства, сбора, транспортировки. Разница в деньгах – колоссальная. Автопарк города Пензы создан под систему нераздельного сбора. Хотя в Заречном делают так: сегодня, например, увозят бумагу, завтра – пластик. На чемодановском полигоне построена сортировочная станция. Они отходы сортируют из единой кучи. Но это очень неэффективно – бумаги, например, пригодной к вторичному использованию, остается очень мало. – Все эти возможности – раздельный сбор мусора, например, – не реализуются и из–за отсутствия культуры у населения. Нет экологической ментальности, так сказать. – Да, людей старшего поколения уже не перевоспитать. В части культурно–экологического воспитания проще через детей влиять на взрослых. Некоторые родители, узнав, что ребенок за кем–то собирает мусор на школьных и общественных акциях, грозят и вовсе в суд подать. Что же касается менталитета, приведу такой пример. В советское время человек, когда входил в автобус, бросал монетку в стаканчик и отрывал билетик. Или все самостоятельно билетики «пробивали». Этот «менталитет» никуда не делся. Надо просто создать возможности для проявления нормальных, здоровых, человеческих качеств и адекватной реакции. Тот, кто обязан эту «ментальность» прививать, боится общаться с людьми, боится просто вступить в живую дискуссию. Сидит в кабинете и циркуляры пишет. А если и едет куда–то, то только с толпой журналистов, секретарей, охраны. Под прицелом десятков камер в лакированных дорогих ботинках кончиками пальцев выкинет бутылку в урну и считает свою миссию по «работе с населением» выполненной. Не фотосессиями они должны заниматься, а законы нормальные издавать. – тем не менее, какие–то подвижки законотворческие есть – например, контейнеры у «каравана». получается, что кого–то всё– таки обязали заботиться об экологии? – Ничего подобного. Установило эти контейнеры «Пензавторсырье». Просто «Караван» согласился на то, что если контейнеры будут так оформлены, они их будут размещать на своей территории. А в городе Кирове такое внедряется именно волевым (и законодательным)

20% объемов мирового производства дорогого алюминия расходуют на изготовление банок для пива и безалкогольных напитков, которые затем выбрасывают. При вторичной же переработке энергозатраты на производство алюминия в 20 раз меньше!

1 тонна макулатуры экономит 4 тонны древесины. Переработка макулатуры требует в 2 раза меньше энергии. Повторное использование бумаги уменьшает использование воды на 60%, энергии – на 40%. Загрязнение воздуха снижается на 74%, воды – на 35%.


Линия по сортировке ТБО в Чемодановке

Ртуть – металл, который отнесен к 1 группе опасности. Одна люминесцентная лампа содержит около 150 мг ртути и способна загрязнить 500 тысяч кубометров воздуха на уровне предельно допустимых концентраций

21.10.11 октября в Перми были открыты 2 скульптуры казахского художника Молдакула Нарымбетова – "Скарабей" и "Чёрный ангел". Обе они сделаны из автомобильных шин.

44

решением местных властей. «Ты, Петя, хозяин супермаркета? Хочешь торговать на территории области – выполняй условия». А условие простое: поставить пункт по раздельному сбору отходов: бутылок, бумаги, жестяной тары. Но это тоже всё детали. Если система сбора у нас криво–косо работает, то системы переработки и получения продукции из отходов нет. Практически всё сырье вывозится за пределы области. В Москве при строительстве дорог обязуют использовать в качестве добавок резиновую крошку от отработанных шин и камер. И если ты, строитель, не готов это делать – ты не получишь контракт. Основной–то бедой является вовсе не уровень образованности населения. Проблема в отсутствии нормативно–правового решения всех этих вопросов. 93% стран мира имеет серьезное законодательство в плане работы с отходами. У нас это повесили на местное самоуправление. Денег им ни на что не хватает. Любой природопользователь обязан вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду. Но у нас эта плата отправляется не на развитие технологий работы с отходами, а растворяется в казне. Средства поступают в общую доходную часть бюджета. Ни один глава, ни одной администрации не знает, сколько денег у него проходит по этой статье. Да и собираемость этой платы – приблизительно 15%. Физически нет возможности собрать больше. Нет механизма, который должен эффективно работать, да и людей не хватает. На нашем отделе – более 73000 природопользователей по всей Пензенской области. Нас – около 20 человек. За год штрафуем на 1,5–2 миллиона. И ведь что ещё важно: вне зависимости от того, на территории какого образования находится нарушитель – Кузнецка, Спасска – штрафы идут в бюджет Пензы. Ни одному району не интересно, кто и как соблюдает законодательство в области экологии. У них нет элементарной заинтересованности и стимула, чтобы как–то сотрудничать в этом направлении с пензенскими властями. Ещё одна большая беда – не предусмотрена ответственность производителей за произведенную и вышедшую из эксплуатации продукцию. Она вообще в РФ не установлена. Эта ситуация вылезла на поверхность из–за энергосберегающих и ртутьсодержащих ламп. Их стоимость

и так высока, так они ещё и перегорают в силу разных технологических причин. Эта лампа может проработать долго, если либо пиковых нагрузок включения–выключения не будет, либо если бы напряжение в сети было 127 вольт. Настоящий цирк начинается, когда она перегорела. Мы её покупаем без предъявления паспорта, как обычный товар. Пользуемся как обычным товаром. Но как только она перестает работать, она становится предметом 1 класса опасности. И на любого возлагается ответственность, вплоть до уголовной, за утилизацию. Мы все – преступники. А производитель вообще сбросил с себя ответственность. Может на всем этом эффективно работать система переработки отходов, какая–то экологическая культура существовать? – нет! В принципе, законодательно и при наличии желания, можно любого предпринимателя «взять за горло». Но… – полагаю, у вас–то есть какой–то рецепт решения этих проблем? – В прошлом году, в июне, состоялся первый российский съезд переработчиков отходов, инициатором стало Министерство природных ресурсов РФ. На нем обсуждался проект нового федерального закона (89 ФЗ). Речь в нем ведется об ответственности товаропроизводителей за утилизацию продукции. Этот закон востребован жизнью. Но возникают вопросы: а какие механизмы нужны, чтобы закон сработал? Было принято решение, что всей переработкой должны заниматься СРО при активной поддержке власти. Это совершенно очевидно, потому что муниципалитет не способен решить эту проблему. В Пензенской области одним из первых в России был создан Союз организаций в области переработки отходов потребления. В него входят более 15 предприятий: это и «Пензвторсырье», и «Пензмаш», и «Маяк», «Экология Поволжья», у которых вообще сложная работа – они имеют дело со сложными промышленными отходами. Союз – именно та структура, которая может регионально наладить механизм, в частности, распределения средств, может предложить вносить изменения в законодательство в сфере работы с товаропроизводителями. работа с НаселеНием

П

осле беседы с Александром Александровичем законодательные потенции мне начали хотя бы представляться. Представляться в виде ощутимых и зримых, но всё же очень фантастических, возможностей. Стоит отметить, что плотно интересоваться вопросом экологическим вообще и переработкой отходов в частности я начал ещё в прошлом году, а общался первый раз с Глазиновым в апреле этого года. Союз неспешно создается, закон по–прежнему рассматривается – за полгода в работе бюрократической машины мало что меняется.

На форуме «За жизнь», который состоялся в конце сентября, я познакомился с Крячко Владимиром Александровичем, генеральным директором ООО «Ресурс». Его компания занимается и переработкой вторсырья, и производством из этого вторсырья продукции. Он напомнил мне, что этот многострадальный закон рассматривается уже 10 лет. И даже пресловутое вступление России в ВТО никак на его продвижении не сказалось. Ну вот разве только что в стоимость иномарок решили закладывать стоимость утилизации. Но куда будут идти эти деньги? На развитие отечественного автомобилестроения? Вряд ли. На строительство высокотехнологичных очистных сооружений? Сомневаюсь. А «Пензавторсырье» – одно из немногих предприятий, которое после многочисленных смен формы собственности и даже государственности осталось неизменным. Однако это предприятие тоже просто собирает отходы, незначительно перерабатывает их и проводит кое–какую работу по утилизации. В Пензе есть около 20 приемных пунктов вторсырья. Они есть и по области. За сданные отходы – бумагу, бутылки, жестяные банки – любой может получить небольшую денежку. Хотя для кого–то эта «денежка» весьма ощутима. У крупных торговых центров стоят стилизованные ящики по приему макулатуры, которые предприятие изготавливало за свои деньги. Александр Ширшов, заместитель генерального директора группы компаний «Пензавторсырье», отметил, что далеко не все природопользователи вообще зарегистрированы: – Я больше чем уверен, что даже половина «законопослушных» не знает о 89–м законе. В налоговой службе вам скажут, что вносят этот платеж всего 10–15% природопользователей. Проверяют, в основном, только тех, кто сам пришел, зарегистрировался – тех, кто сознателен и инициативен. В этом направлении должен работать муниципалитет, но, к сожалению, в муниципалитете нет должности «эколог». В Заречном такую должность ввели, там есть инспекторы. Есть в бюджете и статьи расходов – и на мероприятия, и на акции, в частности, по селективному сбору. Замечу, что во всем мире селективный сбор сам себя не окупает и дотируется. У нас это возложено тоже на муниципалитет. В городе Пенза есть и МУП по очистке города, и управление по благоустройству. Но без системы раздельного сбора отходов их работа малоэффективна. Вот к примеру. Макулатура упала в цене. Если раньше был контингент людей, который так или иначе жил тем, что собирал картон и бумагу, то теперь даже для них это стало невыгодно. Что, страна не нуждается в бумаге? Спилить лес и произвести целлюлозу проще, чем повторно переработать картон? Целлюлозных комбинатов у нас не так много по стране. Давно идут дискуссии по поводу целлюлозного комбината, который находится на озере Байкал. Много раз его хотели закрыть,

но он, правдами и неправдами, ещё работает. Если бы его закрыли и приказали работать на вторичном сырье, то это стимулировало бы сбор по всей стране – цены бы опять возросли. Но между тем, тысячи гектаров усиленно загаживаются свалками из–за того, что картон очень дешевый и его собирать смысла нет даже бомжам. А под свалками земля достаточно дорогая – рядом с населенными пунктами потому что. И «воевать» с этим бесполезно. В советское время отдельно собирались пищевые отходы, которые тоже использовали – например, на свинофермах. При такой системе процент ТБО, пригодных к вторичной переработке, был бы существенно выше. Конечно, в то время принималось множество и убыточных решений. Но не всё должно определяться прямой выгодой. Сейчас если в чем–то нет прямой выгоды, то это очень часто куда–то «задвигается». А что стало со свинофермами по всей стране – думаю, напоминать не надо.

К

кто ВиНоВат?

огда я задумывал этот материал, для меня всё было очевидно: люди виноваты. Ходют, топчут. Кидают окурки, бутылки и сигаретные пачки. Пока никто не видит. Да что там говорить – многие кидают, когда и видят. Жители пригорода и тем более дальних деревень, даже если 20 килограммов металла накопили в виде жестяных банок, вряд ли поедут его сдавать на «Пензавторсырье» или ООО «Ресурс». Одинокой больной бабушке или доходяге–алкашу бутылки в овраг за селом проще отнести. Есть такая интересная теория: теория разбитых окон. Сформулировали её Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг ровно 30 лет назад. Она гласит: если где–нибудь уже намусорено, то велика вероятность того, что это «где–нибудь» загадят окончательно. Тщательно следя за чистотой улиц и смывая граффити со стен, нью–йоркские власти не только приучили граждан вести себя культурнее, но и добились значительного снижения преступности в городе. Вот так! Нужна основательная генеральная уборка. Но с чего же её начать? Полагаю, что это один из тех случаев, когда нужны общие усилия: и общественников, и пресловутого Союза организаций, руководители которых «в теме», и предпринимателей. И, самое главное, – власти. Сидя в уютном кабинете на мягком кресле, смотря на постриженный газон под окнами, мало кто из законодателей задается проблемами мусоропереработчиков и жизнью мусоропроизводителей. Иначе я не понимаю, почему такой важный закон мурыжат десять лет. Мусорим–то мы вместе. Вот и давайте устроим накануне зимы глобальный субботник, кто где может. И субботник юридический – пожалуй, самый важный.

Пакистанский художник– скульптор Халил Чишти использует мусорные пакеты для создания своих скульптур. «Мы меняем свой внешний облик, вкусы, интересы, даже религию. А вот пластик как был им, так и остается. Так почему мы не можем всегда оставаться такими, как есть?»

Использованные автомобильные покрышки представляют собой ценное сырье. Оно широко применяется для покрытия футбольных полей и теннисных кортов. Безопасным прорезиненным покрытием из продуктов переработки шин оборудуются игровые детские площадки

45


БРЕНДЫ РАЗНЫЕ НУЖНЫ, БРЕНДЫ РАЗНЫЕ ВАЖНЫ

К

Павел АРЗАМАСЦЕВ. Фото автора

К

расивое иностранное слово «бренд» (brænd) изначально означало клеймо – раскаленный кусок железа, которым метились домашние животные (метод, скажем прямо, не очень гуманный). И только потом слово приобрело значение торговой марки, стало модным, изящным, гламурным и всеобъемлющим. Теперь даже считается, что каждый город и каждая область должны иметь свой бренд, дабы лучше завлекать этим своим брендом туристов.

И

каждая заезжая в Пензу знаменитость считает своим долгом поучить нас, как нам создать свой бренд. И не только поучить, но даже поддержать финансово. Вот, недавно приезжавший в наш город Александр Гордон пообещал 10 тысяч рублей тому, кто придумает лучший слоган для Пензы, и еще по 5 тысяч тем двоим, которые придумают слоганы похуже. Ни в коей мере не отрицая важность бренда для развития туризма в нашей области, все же вынужден снова отметить, что поиск бренда у нас принимает какие–то маниакальные формы, напоминающие поиски философского камня в средние века. Мол, найдем мы этот наш бренд, нашу изюминку, нашу сущность, наше все – и заживем красиво и счастливо: врагам на зависть, друзьям на удивление. Но, боюсь, что не найдем, а если и найдем, то далеко не факт, что в результате этого заживем красиво и счастливо. Почему? Да по одной простой причине: потому, что так не бывает. Потому что бренд не возникает из ничего и из ниоткуда, и он не появится, если даже кто–то выложит за него не 10, а даже 100 или 200 тысяч. Региональный брэнд – это, как правило, труд миллионов людей и многих десятков поколений. Брэнд растянут и по времени, и по пространству. За брендами надо следить и ухаживать, особенно если это связано с объектами исторической памяти. Знаменитый «дом Павлова»

46

в Сталинграде, между прочим, находился на улице Пензенской. Но сейчас такой улицы в Волгограде нет, она переименована в улицу Павлова. Что, несомненно, справедливо и правильно для волгоградцев, но не совсем хорошо для пензенцев, большинство из которых даже не знают об этом. Вот в Бресте есть улица Кижеватова, а в Севастополе – улица Крылова. Это частицы нашего общего пензенского брэнда. Хотя в Пензе, опять же, далеко не все знают, кто такие маршал Крылов и лейтенант Кижеватов. Но в Севастополе и Бресте – знают. Конечно, этого ничтожно мало. Потому что нужно работать, а не витать в облаках, не строить мосты через пруд, вдоль которого будут сидеть в лавках купцы и продавать разные полезные народу товары. А заезжие знаменитости своими красивыми речами и глубокомысленными рассуждениями уводят нас несколько в сторону. Нет, из благих побуждений, конечно. Но уводят. И витая в облаках и эмпиреях, мы зачастую не делаем того, что можем и должны делать в первую очередь. А кто–то делает за нас. И раз уж слово «бренд» постоянно соседствует со словом «туризм», приведу вам пару примеров.

П

ример первый: Лунинский район. Один из самых перспективных районов области в плане развития туризма. Места очень красивые: заповедные леса, озера, почти через весь район протекает Сура. Множество достопримечательностей: бывшее имение генералиссимуса Суворова, памятник Герою Советского Союза Артамонову в виде самолета; церкви, монастырь, святые источники. Развитая инфраструктура: железнодорожное сообщение, на севере района построены две отличные турбазы. Далеко не все районы имеют такое. Правда, строили эти базы не пензенские предприниматели, а саранские. Ну и спасибо им за это. Надо их рекламировать и использовать по полной программе, да как–то вот происходит, что сами саранцы этим, в основном, и занимаются. Тут дело такое: на одной из турбаз,

«Радуга», построен уникальный для нашей области комплекс, где можно проводить соревнования радиоуправляемых моделей – на земле, на воде и в воздухе, для чего имеется озеро и асфальтированная взлетно–посадочная полоса длиной 150 метров. А трасса для багги вполне готова для проведения соревнований европейского уровня. И вроде все хорошо, все идет по плану, и перспективы отличные. Но хотелось бы гораздо большего, тем паче, что возможности для этого есть. Например, соревнования по воздушным боям можно было бы проводить на приз Героя Советского Союза Николая Артамонова, уроженца лунинского района, которому в Лунино поставлен вышеупомянутый памятник. Из всех пензенских летчиков–героев войны, он, пожалуй, самый известный. В этом году писал о нем уже трижды, трижды предлагал проводить соревнования на приз его имени. И все вроде бы соглашаются. Но никто пока не ударил палец о палец, чтобы воплотить эту идею в жизнь. Что ж, написал в четвертый раз, напишу и в пятый. Недостаточно будет местных СМИ – напишу в «Красную звезду», там такие материалы берут с удовольствием. Только нам самим стыдно потом не будет, за то, что нашу работу сделают столичные журналисты? Ведь такие соревнования могут стать брэндом Лунинского района, а, следовательно, и частицей брэнда Пензенской области. И поэтому для меня важнее добиться проведения соревнований на приз Николая Артамонова, чем получить 10 тысяч от Гордона.

П

ример второй: тот же Лунинский район, районный поселок Лунино. Основан в 1665 году. Численность населения – 7900 человек. В этом году случилась там эпидемия гепатита. Заболело 54 человека – 0,7 процента от числа жителей. Много это или мало – судить не берусь. Но, во всяком случае, расследованием занялось следственное управление СК России по Пензенской области, было возбуждено уголовное дело, оштрафованы глава администрации поселка Лунино Алексей Болохнов и начмед местной ЦРБ. По происшествию отписались большинство местных СМИ, но федеральные СМИ эпидемии в Лунино практически не заметили. Дальше наступил некий информационный вакуум,

поскольку на вопрос: «Почему такое произошло?» версий было несколько, и ответы давались несколько расплывчатые. Поэтому я хотел бы заострить внимание на самой малопривлекательной версии, скажу даже больше – дурнопахнущей. Дело вот в чем: в Лунино нет канализации. А выгребные ямы у туалетов не содержатся в надлежащем порядке. Как следствие, может иметь место утечка фекалий в грунтовые воды и попадание в изношенные водопроводные трубы. Ну и в протекающую через Лунино Суру, естественно. А Сура – тоже одна из частичек бренда Пензенской области. И когда происходит такое безобразие, возникает дилемма: завуалировать эту историю или наоборот – раздуть до вселенских масштабов? Дабы на проблему было обращено больше внимания, и она была бы кардинально решена. Однозначного ответа здесь быть не может, но лично я склоняюсь ко второму варианту. Кто–то должен писать и про это. Поскольку это, как бы это ни парадоксально звучало, тоже элемент создания бренда области. Да–да – иногда для создания бренда нужно и в дерьме покопаться, и чахоткины плевки вылизать шершавым языком плаката. P.S. В сентябре этого года в пензе проходил «день суры» – в течение недели работники «зеленстроя» с помощью школьников и студентов очищали речные берега от окурков и пластиковых бутылок. апогей акции пришелся на день города. были и концерт, и конкурсы, и раздача призов. акция достаточно широко освещалась в сми. Несомненно, это мероприятие весьма благоприятно сказалось на имидже нашей области: ах, какие замечательные люди живут в пензе, как они любят природу и свой родной город! про то, что в этом городе не везде есть очистные сооружения, не было сказано ни слова. Но очистные сооружения, так же как и канализация в лунино, – тоже часть бренда. правда, весьма затратная часть – тут десятком тысяч не отделаешься, тем более – всего лишь рублей… Кстати, сами лунинцы предпочитают купаться не в Суре, а в пруду у асфальтового завода. Похоже, они прекрасно осведомлены о том, где вода на самом деле чище…


УБЕРИ СВОЮ ПЛАНЕТУ Олег ХАЗАРОВ. Фото автора.

В В

конце октября Фонд «Гражданский Союз» презентовал отчет о состоянии гражданского общества в регионе. Отчет – довольно увесистую тетрадку объемом 80 страниц – готовили 15 экспертов из самых различных сфер жизни: властных структур, общественных организаций, бизнеса, СМИ.

48

В

отчете очень много любопытной и полезной статистики касательно некоммерческих организаций (НКО) Пензенской области. Я же хотел бы остановиться только на двух положениях этого отчета: государственной поддержке НКО и практически полном отсутствии в регионе общественных организаций экологической направленности. Деньги НКО выделяют. И немалые. 49 пензенских НКО только в этом году получили в виде грантовой поддержки13 миллионов 182 тысячи 900 рублей. Однако в отчете особо подчеркнуто, что это, в основном НКО, приближенные к власти. Введен даже особый термин: «ГОНГО» – государственно ориентированные негосударственные организации. Ну что же, возможно, что все это так. Но объективности ради хочу задаться вопросом: а все ли общественные организации подавали заявки на гранты? Судя по отчету, далеко не все, поскольку отказали

в поддержке всего пяти организациям. Происходит это, в основном, от того, что не так–то просто написать нормальную заявку на грант. Тем более его выиграть. Знаю об этом не понаслышке: сам написал более десятка заявок, но выиграл только четыре. Поэтому могу предложить направление, где вероятность получения гранта будешь достаточно высокой, важно лишь, чтобы нашлись желающие. Направление это как раз и есть экология. В отчете в разделе «Выводы» под пунктом 4 вывод сделан однозначный: «В регионе нет правозащитных и экологических организаций». С таким выводом нельзя не согласиться. Увы, но общественных организаций, занимающихся экологией в Пензе, действительно нет. А по поводу тех широко разрекламированных акций по уборке мусора, проводимых немногочисленными активистами, обольщаться не стоит. Они, скорее, лишь оттеняют то, как это могло бы быть на самом деле. В качестве примера настоящего добровольческого движения по уборке мусора приведу Прибалтику. Начало этому положила всеэстонская кампания «Сделаем!» (англ. «Let`s do it!») – глобальная акция по очистке Эстонии от мусора, породившая мировое движение под общим лозунгом. 3 мая 2008 года 50 тысяч добровольцев собрали 10 тысяч тонн мусора и доставили его на легальные свалки. То есть на одного участника пришлось, в среднем, по 200 килограммов. При этом роль государства в проведении акции была минимальной, координация осуществлялась исключительно через Интернет и социальные сети. После такого ошеломительного успеха проекта «Сделаем!» подобные акции прошли в Латвии, Литве, Португалии, Словении и других странах. И здесь хотелось бы привести такую статистику: Эстония. 45 тысяч км, население – 1 млн. 290 тысяч, приняли участие 50 тысяч человек или 3,9 процента. латвия. 64,5 тысячи квадратных километров, население 2 млн.217 миллиона человек, участвовали 60 тыс. человек – 2,7 процента. литва. 65 тысяч квадратных километров, население 2 млн. 988 тысяч, участвовали 110 тысяч – 3,7 процента. В пензенской области (площадь 43 тысячи квадратных километров, население 1 млн. 388 тысяч) 8–го сентября приняли участие 130 добровольцев–блогеров (0,01 процента). Правда, одновременно в Пензе и нескольких районах проводилась акция по очистке берегов Суры, но ее никак нельзя назвать сугубо добровольной. Был подключен административный ресурс, главным недостатком которого является то, что чиновники меры, как правило, не знают. И могут извратить даже самое благое начинание. А нет ничего хуже, как принудительное «добровольчество».

Так получилось, что в течение всего прошедшего лета мне пришлось достаточно активно заниматься проблемами экологии. В результате накопилось обширное количество материалов: фотографий несанкционированных свалок, просто замусоренных участков леса и берегов рек, да и просто личных впечатлений. И могу засвидетельствовать: дело зашло слишком далеко,

впору говорить об экологической катастрофе. Никакое государство самостоятельно с мусорной проблемой не справится. Ее решение займет несколько лет. Нужна помощь добровольцев, нужны реальные, а не показушные общественные организации. Которые должны опираться не на административный ресурс, а использовать грантовую поддержку.

“Теория разбитых окон” в действии: возле брошенного “запорожца” выросла куча мусора

и в итоге выстраивается следующая цепочка: • проблема есть, • положительные примеры ее решения есть, • стимулы в виде грантов есть, • общество вполне созрело для того, чтобы начать эту проблему решать. Решена она будет, если на уборку выйдет хотя бы один процент населения области – не 130 добровольцев, а 14–15 тысяч. Но именно добровольцев. P.S. у маленького принца из сказки Экзюпери было такое правило: «проснулся – убери свою планету». Не пора ли и нам всем проснуться?

49


ГЛАУКОМА КАК ОНА ЕСТЬ, ИЛИ НЕ ОЧЕНЬ ЗОРКИЙ ВЗГЛЯД НА НАШУ МЕДИЦИНУ

Д Д

олжен сразу оговориться: в случившемся, в первую очередь, виноват сам. И особых претензий ни к кому не имею. Так обычно пишут в преамбулах к детективным романам: «Все действующие лица вымышлены, всякие совпадения случайны». Потому большинство действующих лиц просто не назову, по причине, указанной выше.

Павел АРЗАМАСЦЕВ

50

Ч

то впрочем, не лишает меня права задать несколько неприятных вопросов нашей многоуважаемой медицине. Вопросов иногда риторических, но иногда и вполне конкретных. И если на них будут даны конкретные ответы, нам всем это пойдет только на пользу. Одна из наиболее распространенных человеческих ошибок, касающихся собственного здоровья, – это уверенность в том, что «со мной такого не случится». Я и сам так думал. Пока не столкнулся с такой глазной болезнью, как глаукома. О которой был, в общем–то, наслышан, но которая оказалась для меня полной неожиданностью. Тем более, когда у меня ее выявили, все было очень запущено, и надежд сохранить левый глаз оставалось немного. А обнаружилось все совершенно случайно. Проводя довольно много времени за компьютером, я не особо обращал внимания на то, что левый глаз у меня в последнее время почти постоянно прищурен и немного слезится. Ну, подумаешь, прищурен и прищурен, слезится и слезится. Причем, это «последнее время», как я теперь понимаю, продолжалось несколько лет. И вот однажды (было это 30 июля) я, несколько раздраженный этими неудобствами, прикрыл правый глаз, и сначала с удивлением, а потом и с тихим ужасом обнаружил, что левый практически ничего не видит. Как мне потом рассказали, такое бывает со многими, случай этот вполне обычен. Человек в течение довольно длительного времени не замечает, что один глаз стал видеть хуже. Надо сказать, что довольно равнодушный к своему здоровью и обычно долго оттягивающий визит к врачу, тут я струхнул не на шутку, и уже на следующий день предстал пред светлыми очами участкового офтальмолога. После беглого осмотра был вынесен предварительный диагноз: глаукома, причем запущенная. Не исключена потеря зрения. Диагноз был не окончательный, но по встревоженному лицу врача понял, что дело действительно серьезное, поэтому сразу для себя решил: с обследованием не тянуть, а если понадобится – не экономить и на формально бесплатную нашу медицину особо не рассчитывать. Мне было выписано направление на томографию с предупреждением о том, что «там очередь» и адрес частной клиники, если я не захочу ждать. А также рекомендованы глазные капли «Бетоптик» и вручен соответствующий рекламный листок. Выйдя из кабинета офтальмолога, я на том же этаже обнаружил аптечный киоск с надписью «Муниципальная – значит надежная» (?!), чему крайне обрадовался и обратился с просьбой продать мне вышеназванный препарат. Однако был встречен аптекарем крайне нелюбезно. Бросив беглый и недовольный взгляд на протянутый ему рекламный проспект, он разразился длинной и гневной тирадой: – Нет у меня такого! Тут по врачам ходят

агенты фармацевтических компаний и предлагают, а те потом гонят пациентов ко мне! Из его тирады явственно следовало, что к нему ходят другие агенты. – Э–э–э, да у вас тут конфликт интересов! – подумал я, покидая негостеприимное заведение и направляясь в ближайшую аптеку, где «Бетоптик» без проблем был куплен по цене (запомним эту цифру) 219 рублей. Далее нужно было пройти томографию. Я позвонил в больницу имени Семашко – записывали только на 9–е августа. Бесплатно – но только на 9–е. Позвонил в рекомендованную мне частную клинику, находившуюся, что интересно, совсем недалеко от «Семашко» – там готовы были принять сиюминутно без всякой записи за 400 рублей. Вспомнив данное себе обещание не тянуть и не экономить, отправился материально поддержать частную медицину. Очереди не было, само обследование заняло минут 15, в процессе которого мне было сообщено, что с 99 процентной вероятностью у меня именно глаукома. А на мой огорченный вопрос: «Как же так получилось?» мне как раз и рассказали, что это бывает очень часто, особенно в последнее время, когда нагрузка на зрение становится все больше и больше. Причем, как я подозреваю, дело не в нагрузке как таковой. А в том, что человек как бы уже заранее смиряется с тем, что в век засилья компьютеров его зрение будет ухудшаться. И, как это ни парадоксально звучит, уделяет своему здоровью меньше внимания. На следующий день отнес результаты своему врачу, и здесь начались некоторые странности. Я сразу стал проситься на операцию, но мне было велено в течение недели капать «Бетоптик». Ладно, пришел через неделю. Улучшения не было, снова заикнулся насчет операции. Однако вместо этого мне назначили более сильное средство – «Фотил», которое, к моей радости, оказалось еще и дешевле – 162 рубля. Но одновременно в очередной раз подтвердилась правота пословицы о бесплатном сыре в мышеловках: мой организм его не переносил. Побочные эффекты оказались весьма эффектными: если головокружение и головную боль еще как–то можно было перетерпеть, то тошнота оказалась совершенно неприемлемой – голодным я оставаться никак не мог.

П

цеНы

ришлось снова перейти на «Бетоптик». Который вскоре закончился, и я отправился покупать новый флакон. Мысль о разумной экономии все же не покидала меня, а мне как раз порекомендовали одну дешевую социальную аптеку в Арбеково, где препарат был куплен по цене всего лишь 182 рубля. Цена, конечно, одинаковой быть не должна. Но: 219 – 182 = 37 рублей, или 17 процентов разницы в наценке. Не многовато ли?

51


Фото: Максим ЛИМОНОВ

И как с этим чрезмерно «разнообразным» безобразием бороться? Способ, между прочим, есть, и довольно простой – в качестве социальной рекламы публиковать в СМИ цены в социальных аптеках. Вполне возможно, это умерит аппетиты остальных. Немного о коррупционных соблазнах

Е

женедельные, к тому же бесполезные визиты в поликлинику стали надоедать и мне, и врачу. И мне было выписано направление в дневной стационар. На этот раз я был вынужден потянуть время – сдавали журнал, а работа есть работа, и в стационар больницы Семашко я сумел попасть только 29–го августа в 9:00. В стационар меня, однако, не приняли, а отправили в собственную поликлинику при больнице. На меня завели карточку и назначили точное время, когда подойти – 11:20. – О, как здесь все четко! – с невольным радостным удивлением подумал я. – Работает–таки система регулирования очередей! И пошел прогуляться в оставшееся время. Однако по возвращению был разочарован. Поскольку передо мной все равно была немалая очередь, и врач принял меня только в 12:10. Померив глазное давление, врач заявила, что с таким давлением мне нет никакого смысла болтаться по стационарам, а нужно сразу ложиться на операцию. При этом выразила удивление, почему меня сразу на нее не направили. И прямо на направлении в стационар написала направление на госпитализацию. – Попробуй, может быть, тебя прямо сегодня и положат! – посоветовала она, отдавая мне пестревший резолюциями листок, с которым я помчался в приемное отделение. В приемном отделении листок внимательно осмотрели, повздыхали, и сказали, что возмож-

52

но, и положат – а возможно и нет: если места будут, а решить должен врач. Врач вскоре вышел ко мне, тоже удивился, почему я пришел так поздно, и сказал, что сегодня положить никак нельзя, а положат тогда, когда я сдам анализы. Я попросил выписать мне направление на анализы, но мне было сказано, что направление должен выписать мой участковый врач – таков, мол, ПОРЯДОК. Особого «порядка» я тут не узрел, поскольку к своему врачу сегодня уже не успевал (был второй час дня) и мог попасть только на следующий день. При этом у меня были определенные основания полагать (впоследствии частично подтвердившиеся), что положить меня сей минут все–таки могут, и это целиком во власти врача. Но врач по какой–то причине этого делать не хочет. Поневоле пришли грешные мысли, но я не знал: сколько? И немного поразмыслив, решил и не узнавать…. На следующий день, отстояв очередную очередь к своему офтальмологу, я получил направления на сдачу анализов, собрать которые особых проблем (за исключением все тех же очередей!) не составляло, кроме одного: анализа крови на RW. Здесь все упиралось в сроки. Я записался только на понедельник, но главное: результаты обещали только дней через десять. Снова был вынужден обратиться к частникам. Вынужденное «донорство» стоило 360 рублей, сроки исполнения – два дня. Пришлось раскошелиться, и отстоять еще одну очередь к офтальмологу, чтобы забрать результаты анализов, которые должны были попасть именно к ней. Все это, если не считать выходных, заняло три дня. И только утром 4–го сентября я снова прибыл в приемное отделение, где на этот раз пришлось отстоять ну очень приличную очередь. Причем, как говорили знающие люди,  – это еще не очень большая очередь, основной поток начнется в середине осени, когда закончится дачный сезон. Вот тогда здесь действительно будет Очередь! В палату я попал только к обеду, по наивности надеясь, что в тот же день меня и прооперируют. Я читал на сайтах про глаукому, что госпитализация при операции длится всего 2–3 дня. Однако после опять же удивленных вопросов, почему я обратился за помощью так поздно, мне было заявлено, что при таком сильном глазном давлении операцию делать нельзя, и вначале меня будут интенсивно лечить. И снова у меня возник вопрос: а что, нельзя было провести это интенсивное лечение во время дневного стационара? Зачем было терять время? А так получилось, что и лечить не начали, и не госпитализировали – бегал, собирал анализы, хотя, как потом выяснилось, их и в больнице можно было сдать. Впрочем, справедливости ради отмечу, что лечение заняло всего полтора дня, и уже 6–го сентября мне сделали операцию.

пару лекций – явная недоработка Минздрава. Единственное, что радует – натощак в больнице практически не курят… Кушать подано!

…п

Фото: Максим ЛИМОНОВ

В

Больничные будни

6–местной палате нас оказалось всего двое. Потом пациенты менялись, но ни разу наше число не превысило 3–х человек. Что снова вызвало у меня некоторое недоумение: почему сразу не положили, если постоянно свободные места имелись? В целом же, должен отметить, что за год (последний раз я лежал в больнице ровно год назад) ситуация поменялась в лучшую сторону. Во всяком случае, медперсонал не мелочится и не просит покупать шприцы. Лекарства и сама операция тоже бесплатные. Главная проблема сейчас – это скука, пожалуй. Для больных по зрению – проблема вдвойне, поскольку телевизора нет и читать особо нельзя. Отсюда невольная тяга к излишествам всяким нехорошим. Из которых выделю два.

К

Курение

урение в больницах – очень больная тема. Формально курить запрещено. Но это как раз тот случай, когда медперсоналу приходится смотреть на вещи реально, читай – сквозь пальцы. Если строго следовать запрету, все равно будут ухищряться, а курильщики, как и все наркозависимые, чрезвычайно изобретательны. И неизвестно еще, чем дело кончится. Поэтому больные втихаря курят, и курят много. Гораздо больше, чем на «воле». Поскольку времени свободного больше. И компания, как правило, подбирается по интересам. Возникает устойчивая привычка курить по ночам. И если среди ночи проснулся один, за ним обязательно потянутся остальные и перебудят некурящих. Кстати, практически все девушки также курят. Решение проблемы вижу только в усилении антитабачной пропаганды. Никому почему–то не приходит в голову пригласить нарколога да прочитать хотя бы

оскольку кормят сейчас пять раз в день. Конечно, «ланч» или полдник достаточно символичны: дают или яйцо, или стакан кефира, или пакет сока. Но зато завтрак, обед и ужин вполне сопоставимы с домашними. Однако и домашние, как правило, не забывают. И вспоминая опыт прошлых лет, навещая, приносят излишне изобильные передачи, от которых и отказаться нельзя. Аргумент простой: «Ну что, я назад это попру?» Приходится брать. В результате – явное и ненужное переедание. Тоже со скуки – домашняя снедь поглощается поздно вечером, а то и ночью. Ничего особо страшного тут, конечно, нет, но и хорошего тоже мало. И опять же: воспитательных бесед никто не проводит, хотя обстановка благоприятствует.

П

Операция

ро саму операцию даже и написать нечего – там настолько все отработано, что произошло все на удивление просто и как–то обыденно. Операцию, кстати, сделали очень удачно, результат оказался даже лучше, чем ожидалось. За что хирургу – Наталье Федоровне Румянцевой – весьма благодарен. Старики вы мои, старики…

Н

а 20–е сентября мне было назначено снятие швов, и с утра пораньше я снова явился в больницу, в третье отделение, где лежал две недели назад. Никаких очередей на этот раз не было, а сам процесс снятия швов, вопреки ожиданиям, прошел совершенно безболезненно и занял минуты полторы, что крайне порадовало. Но неприятно удивило другое: палаты были переполнены пациентами, преимущественно преклонного возраста, и даже в холле стояла пара коек. Похоже, это подоспела первая волна дачников и фермеров, о которых говорили в очереди. Это тоже проблема, и проблема серьезная. По всему выходит, что пожилые люди, даже зная, что со здоровьем не все в порядке, работают на дачах «до упора» – фактически, на износ. Между прочим, одна из главных рекомендаций при болезни глаз – нельзя долго работать в согнутом положении. Хотя физический труд в пожилом возрасте, несомненно, полезен, но как есть понятие «физическая культура», так же должно быть понятие «культура труда». А ее нет. Кого в этом винить  – менталитет, кризис, власть, нерадивых внуков? Наверное, виноваты по–своему все. Людям явно не хватает

53


Прокомментировать данный материал я попросил главного врача Пензенской областной офтальмологической больницы, заслуженного врача РФ, главного офтальмолога области, кандидата медицинских наук Рашида Галеева

информации. Либо она не достаточно качественная. Я, например, знал про глаукому не так уж и мало, а что толку? Это, пожалуй, самый главный вывод, сделанный мною из вышеизложенного. Попутно хочу обратить внимание и на такие проблемы: – в нашем регионе мало внимания уделяется профилактическим осмотрам и диспансеризации трудовых кадров. Если на крупных предприятиях они проводятся, то на малых – нет. Там это не является обязательной практикой. А пройти профосмотр или диспансеризацию по собственной инициативе не так–то просто: приходится отпрашиваться с работы. Здесь существенную помощь могли бы оказать профсоюзы, но профсоюзные организации имеются далеко не на всех предприятиях. И в этом плане может оказаться весьма кстати недавняя инициатива губернатора Василия Бочкарева о максимальном охвате профсоюзами пензенских предприятий. Но пока роль профсоюзов в плане диспансеризации не очень видна – так, недавно мне попалась любопытная статистика: по состоянию на начало октября В пензенской области план по диспансеризации работаюЩих граждан Выполнен Всего лишь на 62,9%; – слишком большой разброс в ценах на лекарства и ангажированность врачей в назначении препаратов; – слишком большие сроки на проведение анализа крови. Но главная проблема, конечно, – недостаток информации при ее кажущемся избытке. Такая любопытная деталь. В середине лета был выпущен справочник «Интеллектуальная элита Пензы». Под интеллектуальной «элитой» подразумевались не самые умные, а самые активные в информационном плане. В список «элиты», насчитывавший 170 персон, попало более десятка людей, так или иначе имеющих отношение к медицине: министры, крупные чиновники, врачи, депутаты. Попал в список и ваш покорный слуга, и руководитель ИЦ «Семья и здоровье» Александр Кислов. То есть, получается, что на информационном поле деятели медицины весьма многочисленны и активны. А результат? Может, вещают не то, или не слишком убедительно?

54

Когда ко мне обратился автор статьи с просьбой прокомментировать представленный материал, я в какой–то степени даже обрадовался, так как получил еще одну площадку в виде авторитетного и уважаемого издания для того, чтобы поделиться с жителями области действительно существующими проблемами, связанными с таким серьезным заболеванием, как глаукома, и дать рекомендации профилактического характера, которые позволят избежать некоторым из читателей потери зрения. Глаукома во всем мире является главной причиной безвозвратной, неустранимой слепоты, и наша область здесь не исключение. В прошлом году 52% первично вышедших на инвалидность по зрению – это больные глаукомой. В области порядка 10 тыс. человек страдают этим недугом. К счастью, сегодня появились достаточно эффективные методы лечения глаукомы, как консервативные, так и оперативные, позволяющие в большинстве случаев (но, к сожалению, не всегда) остановить прогрессирующую потерю зрения и сохранить остаточное зрение, имеющееся на момент начала лечения. Но лечению подлежат лица с уже установленным диагнозом, а самый острый вопрос, который существует на сегодняшний день – это профилактика, причем профилактика первичная и профилактика вторичная. Попробую объяснить их суть. Профилактика первичная –

предупреждение заболевания. И здесь надо знать, что подтвержденными факторами риска развития глаукомы у человека являются: старение организма, сердечно–сосудистые заболевания, в первую очередь – гипертоническая болезнь, сахарный диабет, близорукость и некоторые другие. Как видим, часть факторов риска есть следствие вредных привычек, таких, как несбалансированная диета, переедание, лишний вес, гиподинамия, курение, потребление спиртных напитков, непродуманный режим труда и отдыха и т.д. И поэтому отрадно, что пропаганда здорового образа жизни, широко начатая в нашей стране в последние годы на государственном уровне – это путь к сохранению здоровья, в том числе, и ваших глаз. Профилактика вторичная – это предупреждение слепоты, когда болезнь уже пришла. И учитывая, что потеря зрения при глаукоме происходит хоть и постепенно, но безвозвратно и необратимо, то есть утраченные даже частично зрительные функции восстановить уже не представляется возможным, самая актуальная задача – это выявление заболевания на самых ранних стадиях, когда зрение еще относительно сохранно, и есть возможность его удержать на этом уровне. Но это не только самая актуальная, но и самая сложная задача. Коварство глаукомы – в ее бессимптомном, скрытом течении. Глаз не болит, не краснеет, не слезится и даже иногда сохраняет высокую остроту зрения. Первоначально происходит только сужение поля зрения, да и то, к тому же, на одном глазу. В большинстве случаев это происходит настолько незаметно, что человек реагирует на проблему уже на запущенной стадии, когда значительная часть зрительный функций уже утрачена. Выходом из этой тупиковой ситуации является активное (в отличие от пассивного, когда человек приходит на прием с уже конкретными жалобами и проблемами) выявление глаукомы путем массового проведения тонометрии (измерения внутриглазного давления). Повторяюсь: активного! А учитывая менталитет нашего населения и нежелание ходить к врачам на профилактические осмотры, может быть, даже принудительного, в обязательном порядке проводимого мероприятия. В Советском Союзе это была отработанная система всеобщей диспансеризации населения, когда лицам старше 40 лет в обязательном порядке не реже 1 раза в 3 года проводили измерения внутриглазного давления. И можно только приветствовать принятые в последние годы решения о возобновлении диспансеризации в нашей стране. В Пензенской области проживает около 700 тысяч человек в возрасте более 40 лет, которые подлежат регулярным осмотрам. В 2011 г. силами ЛПУ области тонометрия проведена у 121 тысячи человек. При этом было выявлено 1249 человек с глаукомой. Первич-

ная выявляемость, таким образом, составила около 1% . Логика таких осмотров очевидна и эффективна: чем больше людей мы осмотрим, тем раньше выявим заболевание, в идеале – на доклинической стадии. Соответственно, раньше начнем лечение, и меньше людей потеряет зрение. Для придания этой работе массовости, в области на базе 4 центров здоровья, о которых так много говорится и пишется, установлено самое современное оборудование – бесконтактные тонометры для быстрого и безболезненного измерения внутриглазного давления. Более того, все офисы врачей общей практики оснащены тонометрами, а сами врачи прошли обучение на цикле по офтальмологии для овладения данной методикой. Тонометрами оснащены даже фельшерско– акушерские пункты, поэтому измерить ВГД можно даже в отдаленных сельских районах. Было бы желание. А вот с этим пока не все так гладко. Учитывая высокую значимость проблемы, на базе ГБУЗ «Пензенская областная офтальмологическая больница» уже 2 года на постоянной основе действует «Школа глаукомного больного». Работа ее широко рекламируется на областном радио, телевидении, интернет– сайтах Минздравоцразвития области, вывешиваются объявления в поликлиниках, даются разъяснения по информационному телефону 320333. Однако, несмотря на это, на заседаниях школы бывает не более 20–30 человек, и они уже больны. Здоровых, желающих узнать риски возникновения заболевания, среди них нет. Как говорится, «петух еще не клюнул». В отношении некоторых организационных моментов, озвученных в статье, хочется также дать пояснения. Существующий «порядок», на который ссылаются работники ЛПУ, – это принятые на федеральном уровне «Стандарты оказания медицинской помощи…». Действительно, алгоритм лечения глаукомы подразумевает 2 этапа. Первый – медикаментозный, проводимый на амбулаторно–поликлиническом уровне в виде закапывания капель, снижающих давление в глазу. И только при неэффективности консервативного лечения больному рекомендуют второй этап – хирургический, проводимый в стационаре. Перед операцией больной должен быть обследован на догоспитальном этапе, так как часто сопутствующие заболевания общего характера (сердечно– сосудистые, эндокринные, дыхательные и т.д.) могут являться противопоказаниями к операции и вызвать осложнения как в ходе операции, так и в послеоперационном периоде. В связи с этим, комплекс догоспитального обследования является обязательным звеном в комплексе лечения наших больных. Надеюсь, что информация, озвученная сегодня, окажется не только познавательной чисто теоретически, но поможет сохранить зрение многим нашим землякам.

55


КОГДА МЕДИЦИНА БЕССИЛЬНА

К

К

Сергей КОРНИЕНКО

аждое утро из дома, где я живу, выходит старушка с котелком то ли каши, то ли размоченного хлеба. Возле помойки она вываливает эту дрянь на асфальт. На угощение слетаются грязные алчные голуби, но все им не съесть. Остальное едят мухи.

–Ч

то же вы гадите здесь! – заметил я сердобольной старушке. Она посмотрела на меня скорбно и сказала тихо и твердо: – Не мешайте мне делать добро! Я иду дальше, и на перекрестке вижу парня, который бодро раздает рекламные листки прохожим. Вот он протянул флаер женщине, которая в обеих руках несет по сумке. Наверное, надеется, что она возьмет его листок зубами... На почте мне надо отправить письмо. У окошка мужчина лет сорока отправляет бандероль. Ему дали заполнить бланк. Он мучительно читает бумагу, постоянно сверяясь с оператором. – Куда? – спрашивает мужчина. – Что «куда»? – уточняет почтовый работник. – Что там писать «куда»? – Куда вы отправляете... – Я брату отправляю... – Это «кому», – терпеливо объясняет почтовый работник, – а вам надо – «куда». – Куда это «куда»? – совсем растерялся человек... Каждый может вспомнить немало ситуаций, в которых люди, мягко говоря, странно себя ведут. Невольно возникает догадка: «Наверное, что–то у них с головой?»

56

Е

НеобЪяВлеННыЙ диагНоз

сть такой распространенный недуг: хроническое нарушение мозгового кровообращения. Это когда мозг недополучает с кровью кислород и плохо работает. По причине скудного питания мозга и проявляется скудоумие в различных формах. Болезнь настолько распространенная, что ее уже не замечают, и о ней не говорят. Но это не значит, что кровеносные сосуды не определяют нашу судьбу. Еще как определяют!

Н

аНатомия болезНи

ервы и сосуды в человеческом организме тесно связаны друг с другом. Сосуд работает потому, что к нему подходит нерв. Как он передает возбуждение, так и работает сосуд. Отсюда произрастает целая группа заболеваний: кроме хронического нарушения мозгового кровообращения, это гипертония, артриты, артрозы, радикулиты, инсульты... Уже все знают про атеросклеротические бляшки, которые образуются на стенках крове-

носных сосудов. Они сужают кровоток, иногда крошатся – тогда образуются тромбы. И только ленивый не слышал про холестерин, который, присутствуя в крови, провоцирует появление этих губительных бляшек. Но кто во имя мифического долголетия и стабильного здоровья будет лишать себя любимых продуктов, таких как сливочное масло, яйца, тушенка, свинина?.. Слаб человек! Я помню, как удивили меня пожилые обитатели Праги, которые дружно ковыляют на улицах своего прекрасного города на костылях. Как будто дом инвалидов вышел на прогулку. И это во многом благодаря тому, что чехи любят свинину, колбасы и дружат с пивом. Наши соотечественники так же не изменяют себе. Безмерное потребление пива, повальное курение, телевизор, просиживание диванов, фальсифицированная еда, беспорядочные застолья... Потом они теряют здоровье. И нередко безвозвратно. Я видел таких в отделении неврологии областной клинической больницы имени Н.Н. Бурденко. Люди, перенесшие инсульт, едва могут говорить, передвигаются, опираясь на специальную конструкцию, похожую на табуретку. Невозврат к былым возможностям – реальный финал неврологических больных. Заведующая отделением Галина Васильевна Логинова – врач с большим стажем и опытом, с горечью констатировала, что инсульт сейчас заметно помолодел. Ежегодно около полумиллиона трудоспособного населения страны становятся жертвами этого необратимого недуга. – Современная компьютерная диагностика выявляет патологии головного мозга, – рассказывает доктор Логинова. – Наши больные не жертвы катастроф или эпидемий, они сами довели себя до такого.

О

как болеть достоЙНо?

тчего люди так наплевательски относятся к своему здоровью? В нашей стране быть НЕ здоровым по ряду причин выгодно. Материально. Слишком много существует всевозможных льгот и условий для оформления нетрудоспособности, инвалидности, и, как результат, – получение пенсии. Человек настраивается на НЕ здоровье. Стоит ли ради этого жить!? Но даже и тот, кто настраивается на радости жизни, получает болезнь внезапно, и это большой стресс для человека. Помню, как в свое время получил настоящий шок, когда у меня онемели пальцы на левой руке. Обратился в поликлинику. Врач объяснил, что нерв мой защемлен, оттого плохо работают пальцы. И ничего кардинального сделать нельзя. Выписал мне кучу лекарств «для улучшения проводимости». Это были уколы и таблетки. Причем один препарат, состоящий из пяти таблеток, стоил полторы тысячи рублей. Я старательно лечился две недели и никакого улучшения не почувствовал. И прекратил

поддерживать фармацевтическую промышленность. Купил резиновый эспандер и стал разрабатывать кисть руки. Пальцы не восстановил, но и хуже не стало. После этого сделал некоторые выводы. Во– первых, не всякое лекарство – благо. И, порой, не стоит на него полагаться, когда процесс зашел слишком далеко и необратимо. Надо учиться сосуществовать с хроническим заболеванием. Мои выводы поддержала доктор Логинова: – Наше отделение занимается патологией центральной и периферической нервной системы. Это радикулит, гипертония, нарушение мозгового кровообращения, рассеянный склероз... К невропатологу обращаются, когда появляется головокружение, онемела щека, появилась слабость в руке... Часто пациенты обращаются за помощью тогда, когда в организме произошли необратимые процессы. Мы можем поддержать организм препаратами, процедурами, но восстановить нормальную работу сосудов или нервов уже невозможно. Надо правильно жить, чтобы быть здоровым. Не все это умеют. Болезнь – это сигнал пересмотреть свою жизнь, понять, что теперь надо жить по– другому. – Это самый главный вывод, который должен сделать пациент, получив серьезное хроническое заболевание, – утверждает Г.В. Логинова. – Нужно смириться с тем, что в организме происходят необратимые изменения. Для каждого возраста есть свои показания давления, гемоглобина, холестерина... Мы стареем! Если с возрастом появляются морщины, можно, конечно, их спрятать путем пластической операции. Но куда вы денете отсутствие легкой походки, гибкости, подвижности?.. Надо жить по возможностям, но максимально бодро! С этим утверждением доктора нельзя не согласиться. Сейчас предприимчивые фармацевты, чтобы получить лишнюю прибыль, предлагают чудо–средства с красноречивыми названиями типа «Нестарин», «Молодей–ка!» Всевозможные препараты, продляющие активную жизнь чуть ли не до ста лет. И все же надо время от времени остановиться, оглянуться и соразмерить свои потребностями с возможностями. Что сделал я, когда пальцы на моей левой руке перестали мне повиноваться? Я перестроился. Да, я любил побренчать на гитаре. Теперь это стало получаться хуже. Но ведь можно играть на губной гармошке. Новое дело, даже интересно! Из любой неблагоприятной ситуации можно сделать правильный вывод. И не обязательно это болезнь или травма. Возрастные изменения, уход на пенсию, потеря близкого человека, неожиданная перемена места работы или жительства... Да мало ли в жизни перемен! И чтобы правильно двигаться по жизни, надо следовать определенным правилам. Например, следить за тем, чтобы твой темперамент и темп твоей жизни соответствовали друг другу. И тогда все будет хорошо!

57


М

М

КУДА УХОДЯТ ВРАЧИ? Владимир КУЗНЕЦОВ

одернизация здравоохранения, которая активно идёт в нашей стране вообще и в Пензенской области в частности, мало затронула кадровый вопрос. Закупаются сотни единиц дорогостоящего оборудования, строятся высокотехнологичные корпуса и отделения. А людей, чтобы работать, не хватает.

К

уда же делись медицинские кадры? Начать распутывать клубок проблемы я решил с областного центра – города Пензы. Первым экспертом выступил Юрий Александрович Орлов, заслуженный врач РСФСР, бывший министр здравоохранения Пензенской области. ЮриЙ орлоВ: «чтобы проблему решить, для Начала еЁ Надо озВучить» – плачевная ситуация с кадрами складывалась в течение нескольких лет. В мае этого года сменился федеральный министр здравоохранения. как вы считаете, можно ли надеяться на то, что ситуация в ближайшее время изменится в лучшую сторону? – Положение с кадрами действительно катастрофическое. Даже Голикова, бывший министр, признала это перед своим уходом. 5 октября в Москве состоялся Всероссийский национальный съезд врачей, на котором присутствовали ведущие врачи со всей России, представители власти и общественности. К слову, последний такой съезд проходил в 1988 году. И всё. Российская медицинская ассоциация врачей проводила Пироговские съезды раз в 2–3 года. Вопрос о кадрах постоянно поднимался, но ситуация никак не менялась. Да, на Скворцову есть определенная надежда – она хотя бы человек «от медицины», в отличие от её предшественников, которые просто выполняли задания: экономили деньги, переводили часть медицины на платную основу, проводили программы реформирования и модернизации. Но забыли о людях – а кто же, в конечном счете, будет это делать на местах? В итоге мы пришли к тому, что врачебная специальность стала непрестижной. Раньше эта проблема с кадрами как–то замалчивалась, а ведь известно: чтобы решить какую–то проблему, её для начала надо озвучить. Что ж, на уровне Минздрава она озвучена. Посмотрим, что будет дальше. – Ну а пока, насколько мне известно, во многие медицинские вузы недобор.

72

– К нам приезжают представители из Самары, из других городов и просят им дать студентов, чтобы не закрывали медицинские вузы. Я хорошо помню то время, и это было не так давно, когда конкурсы в мединституты и медвузы были по 7–8 человек на место. В «Аргументах и Фактах» недавно было опубликовано интервью Николая Ивановича Давыдова, ведущего онколога России. Последние 5 лет он был президентом РАН. В этом интервью он высказывает созвучные мне мысли – о том, что «имидж профессии врача опущен ниже плинтуса». Раньше мы оказывали медицинскую помощь, а сейчас мы продаем медицинские услуги. Поэтому в медицину сейчас идут или не совсем «правильные» люди, или не идут вовсе, выбирают другую деятельность. – когда же сменилась эта установка? – Сложно сказать. Постепенно. До внедрения всех этих инновационных методов, когда в медицину вообще средств не вкладывали. Это ведь сложный, глобальный и очень инерционный процесс. Несмотря на то, что сейчас в рамках бюджета медицине снова начали уделять внимание, один из процессов – снижение популярности медицинских специальностей – уже активно развивается. Требуется время и большие усилия, чтобы это исправить. Я убежден, что медицина должна быть государственной. Если врач будет чувствовать обеспеченность, если его труд будет оплачиваться достойно, тогда он может проявлять свои человеческие качества. Ведь раньше в медицину не все шли. Конкурсы – конкурсами, но это были конкурсы между людьми, у которых была Идея. Я сам с детства только и бредил медициной. Две моих дочери, два зятя и три внука – все врачи. И жена врач. На протяжении веков человечество отбирало людей, которые способны работать врачами. Когда мы шли в медицину, мы думали о возможности оказать помощь. Мы не думали, сколько за это будут платить. Оказание помощи предполагает сочувствие, соболезнование чужому горю. А сейчас нас включили в коммерцию, а цель коммерции – не оказание помощи, а получение прибыли. Каждому врачу дают план посещений. За месяц он должен принять 300 человек. Если план не выполняется, никаких доплат не положено. У нас сейчас погоня за количеством лечения, а не за качеством. Мы сейчас должны отчитываться, сколько у нас в стационаре отлежало. А сколько вылечилось – никому это не интересно. А разве дело врача – выполнять план? Да и с этим планированием не все понятно. Не все пациенты приходят на прием вообще. В 1 квартале этого года к кардиологу не явились на прием около 20% предварительно записанных больных, во втором – так же. К кардиологу! К офтальмологам не является вообще до 40% пациентов. Врач–то разве виноват, что больные не приходят?

Заслуженный врач РСФСР Юрий ОРЛОВ: «Профилакти– ческие осмотры должны занимать не менее 30% от общей врачебной нагрузки»

Пензенской области не хватает почти

600

врачей различных специальностей

59


– Надо думать, что план выполняется, потому что люди всё–таки болеют и всё–таки приходят – по факту? – Болеть–то болеют, само собой. Тянут до последнего, и идут. Но лучше было бы узнать, выздоравливают ли? На октябрьском съезде речь как раз и шла о том, чтобы уйти от количественных показателей и учитывать результативность. Как увеличить эту результативность, спросите вы? А надо уделять больше внимания профилактике. Профилактические осмотры должны занимать не менее 30% общей врачебной нагрузки. Но для этого необходимы новые стандарты оценки работы врачей. Оценивать качество лечения по количеству осмотренных больных и выписанных рецептов – это настоящее мракобесие. Необходимо гнаться за такими показателями, как количество выявленных на ранних стадиях заболеваний. – Вернемся всё–таки к кадровому вопросу. дело–то не только в нелогичности новых подходов к медицине. основная проблема для молодых специалистов – в деньгах. – Конечно, в деньгах, жить–то как–то нужно. Молодые специалисты ищут работу там, где больше платят. Недавно один отличный парень, уролог, защитил диссертацию в Мордовии. Мест в стационаре нет, устроился в поликлинику. 4300 наличными в месяц. Так у него уже несколько предложений в Федеральный центр, не говоря о частниках. Молодые медики часто сидят на дежурствах. Вот ты отработал, и не идёшь домой, а сидишь в стационаре. Утром кончилось дежурство – иди опять работать. Рабочие «дни» по 36 часов получаются. С 2000 по 2010 год доля врачей в возрасте до 45 лет сократилась на 12%. Людей пенсионного возраста у нас сейчас работает около 30%. Средняя зарплата по России у врачей, размер которой так любят озвучивать на всяких официальных мероприятиях, – 18 тысяч рублей. Но что такое «средняя зарплата»? В Федеральном центре медики могут и по 100 тысяч получать, а медицинские чиновники – и того больше. Да, потом складывают–делят – так, может, и получится 14–18 тысяч. Но молодежи–то не особо интересно, кто там по 100 тысяч получает, ей надо жить «здесь» и «сейчас». Новый министр здравоохранения сообщила, что с 2013 года повышается тариф на оказание помощи со стороны страховых компаний. Повысится и зарплата, соответственно. Начинают внедряться социальные программы. Выдача пособий молодым специалистам, которые в деревню едут – 150 тысяч рублей в первый год, 250 тысяч рублей – во второй год, и так далее. Дают и сертификат на строительство собственного жилья в размере одного миллиона рублей. Недавно было посвящение в профессию, и Василий Бочкарев вручил 21 такой сертификат. Но тут тоже получилась интересная вещь: молодые специалисты осели в Терновке и Бессоновке. То есть, фактически, в Пензе остались.

60

Данная программа не распространяется на города, районные центры и рабочие поселки. Дальние районы, получается, опять остались без специалистов. В области по–прежнему не хватает 600 врачей. Это в рамках «стандартной» медицины. Что уж говорить о диагностике, которую надо реанимировать, о школьной медицине, о медсанчастях на крупных предприятиях... Давыдов, упомянутый ранее, утверждает, что все формы рака излечимы, если диагностируются на ранней стадии. И он тот человек, которому нельзя не верить. А вот проверить пока нет возможности. В каждой крупной больнице, каждом районном центре должен быть специалист–онколог, который может опухоль желудка обнаружить в самом начале. Для этого и аппаратура нужна, и учить его надо. У нас же сейчас этим занимаются врачи общей практики. Они этому не обучены, очень много пропускают. А вторая и последующие стадии рака уже неизлечимы. В рамках программы модернизации закупили оборудование. Очень хорошо. Но подумали ли о том, кто на нем будет работать? Кадров–то нет, и учить некому. Вот рентгенологи получают компьютерный томограф. Еле–еле находят молодых врачей, которых можно было бы на нем обучить, так они говорят: «Мы, наверное, уйдём. Нам в частной клинике предлагают зарплату в пять раз больше». Частники–то сейчас тоже томографов накупили, берут по 2000 рублей за обследование. Естественно, что врачу они платят не 5, а 20 тысяч. Недавно я знакомился с перечнем самых высокооплачиваемых специалистов в Америке. Первые 8 мест занимают врачебные специальности, и только на 9 месте – менеджеры высшего звена. Но там – платная медицина, там люди имеют возможность платить за свое здоровье. Представьте, что будет, если у нас вся медицина станет платной. Пенсионеры вообще вымрут, студенты и малообеспеченные слои населения – тоже. Поэтому, повторюсь: медицина должна быть государственной. – Насколько это реально? – Специалисты ВОЗ рекомендует выделять на медицину 6–7% ВВП как минимум. Польша, Чехословакия, Венгрия сейчас выделяют 5–7%. В Америке вообще 14% ВВП идет в медицину. А у нас? – 2,5%. Ну за счет модернизации, которая проводилась в последние годы, цифра эта пока составляет порядка 3–3,5%. Делайте вывод сами. – тем временем, требования к медицинским кадрам на фоне нехватки финансирования растут – в частности, из–за той же модернизации и внедрения новых методик лечения. – Да, сейчас идут разговоры о непрерывном повышении квалификации. Внедряются дистанционные и заочные центры обучения. Существует такая система: за год каждый врач дол-

жен набрать определенное количество баллов. Как их набирают? Принял участие в конференции – 5 баллов. Прошел заочный цикл – ещё 5. Если специалист баллов не доберет, то ему могут зарплату срезать. В области работает институт усовершенствования врачей. Но у них такие же проблемы: не хватает кадров, недостаточное финансирование. Между тем, каждый год накапливается очень много знаний – новые методики, новые технологии. Если 5–10 лет назад мужчины моего возраста умирали от инфарктов, сейчас ставят стенты, предотвращают инсульты, удаляют холестериновые бляшки. Технологии уже давно позволяют сохранить здоровье человека, с этим вопросов нет. А работать по–прежнему некому.

тить. Скорее всего, в частную медицину ушел. Системы распределения у нас–то теперь, к сожалению, нет. И зря, я считаю. Если человек получал специальность, учился за счет государства, пусть отдаст государству долг.

где Взять сельских ВрачеЙ?

– как может измениться ситуация в медицине в ближайшее время, применительно к кадрам? – 2013 год – год внедрения стандартов. Мы уже сейчас привязаны к объемным показателям, потому что за больным «следуют» деньги. Но уже сейчас врачам нереально выполнить эти объемы качественно. Сами посудите: прием женщин – 11 минут, ЛОР – 5 минут должен принимать. Если стационар стандарты по «койко– местам» количественно выполняет (подчеркиваю: выполняет ли он их качественно – это другой вопрос), то в клинике сделать это очень трудно. Но когда мне говорят что–то вроде «вот раньше была медицина..!» я не могу это спокойно слушать. Какие тогда условия были, лекарства – забыли что ли? Детское отделение стационара было в ужасном состоянии, да и взрослые пациенты глохли и слепли от лекарств. Сейчас медицина на гораздо более высоком технологическом уровне, диагностические возможности другие. Но в дополнение к этому, врачей заваливают бумагами. За день мне иногда поступают десятки распоряжений, на которые надо уже через час ответить. Может, это временное явление, которое удастся переломить. Переломили же ситуацию с регистратурой. Можно записаться на прием по телефону, через интернет. Из–за этого, кстати, около регистратуры у нас теперь очередей почти нет. Тоже получилось не всё сразу. Специалистам «старой закалки» приходилось всё объяснять по нескольку раз: что не нужны уже «талончики», что теперь медсестра может узнать, на какое время записаны пациенты и заранее взять их медицинские карточки в регистратуре, и так далее. Пациенты тоже, по старой привычке, приезжали к 8 утра и сидели целый день. Да и сейчас такие до сих пор есть. Со следующего года обещают повышение выплат по линии медицинского страхования. Это всё должно привести к повышению зарплат для врачей. Если ещё и глав районов, сельских администраций как–то стимулировать к тому, чтобы они выискивали возможности для обустройства быта молодых специалистов–медиков, то у нас есть большой шанс переломить ситуацию.

Т

о, что 11 врачей с сертификатами решили работать именно в Терновской районной больнице, меня не особо удивило. Медицинское учреждение находится в Пензе, столице области, но обслуживает несколько ближайших районов, которые попадают под социальные программы. Когда это несоответствие было озвучено премьер–министру, он обещал разобраться. Что ж, будем ждать. А пока делаем следующий шаг глубже в проблему. На наши вопросы отвечает главный врач Терновской районной больницы Александр Николаевич Лавров. – александр Николаевич, как сейчас обстоят у вас в больнице дела с кадрами? – По–прежнему есть недостаток кадров. Однако я вижу, что программы, предусматривающие выплаты молодым специалистам, работают. В этом году 11 человек приняли. В Золотаревке муниципальные власти распорядились, чтобы врач смог вселиться в квартиру по социальному найму: специалист сам ищет наемное жилье, и через органы соцзащиты ему компенсируют затраты на аренду. Теоретически это можно сделать в любом районе. Но самый верный подход – когда врач приезжает работать в родное село. Это и для него удобно. Подобным образом дела решились в Ермоловской амбулатории. Сама Золотаревка, кстати, под программу с сертификатами не попадает. Вообще, если глава района, сельской администрации, заинтересован, чтобы врач в населенном пункте был, он находит возможности его заинтересовать и обеспечить. В Засечном сейчас тоже «держат» квартиры для молодых специалистов. Некоторых специалистов мы все равно «теряем». Даем целевое направление, а они потом говорят: «Открепите нас». Говоришь им про миллион, про прочие единоразовые выплаты. Не соглашаются: «Едем в город» – и всё тут. Потом интересуюсь через Минздрав, куда же делся специалист – там иногда не могут отве-

– как вы оцениваете подготовку выпускников вузов, которые приходят к вам работать? – Не скажу, что у них подготовка очень уж на высоком уровне. Многому приходится учить, и учить подолгу. Одно дело – институт, другое дело – практика. Поэтому «сертификат специалиста» – это правильно. Подтверждать свой профессиональный статус нужно только через специализированное учебное учреждение.

Главный врач Терновской районной больницы Александр Николаевич Лавров: «Если глава района или сельской администрации заинтересован в том, чтобы врач был в его населенном пункте, он отыщет возможности его заинтересовать и обеспечить»

В России не хватает почти миллиона врачей. Дефицит по клиническим специальностям сегодня составляет 152 800 человек. Дефицит кадров среднего медицинского персонала – 800 000 человек. По данным Минздрава РФ, в амбулаторном звене сейчас не хватает диетологов, детских онкологов, ревматологов, нефрологов, пульмонологов и врачей общей практики

61


ХИРУРГИЧЕСКИЕ ИННОВАЦИИ

З

Фото: Максим ЛИМОНОВ

З

а прогресс мы дорого платим своим здоровьем, и болезней с каждым годом меньше не становится. Проблема роста внутрибольничных инфекций (ВБИ) остается наиболее актуальной в настоящее время. Хирургические вмешательства в целостность организма и использование инвазивных методов диагностики способствует развитию проблемы.

ся при помощи инструментов–манипуляторов. Их вводят в органы или полости через небольшие разрезы (проколы) посредством эндоскопа и других гибких фиброаппаратов (сложных оптических систем, подключенных к видеокамере). Это позволяет хирургу управлять инструментами и совершать манипуляции под визуальным контролем, глядя на монитор.

Лилия ПАНЮШКИНА

Рассказать о применении этого метода и ответить на наши вопросы любезно согласился заведующий отделением торакальной хирургии сергей Николаевич логинов.

П

о данным «РИА Новости», ежегодно от внутрибольничных инфекций страдают около 2,5 млн. жителей нашей страны, 15% из которых – новорожденные дети. «По оценкам экспертов, минимальный экономический ущерб в России от ВБИ ежегодно составляет пять миллиардов рублей. Ни один современный госпиталь сегодня не может похвастаться отсутствием ВБИ», – сообщает главный эпидемиолог Минздравсоцразвития РФ Николай Брико. Становится очевидным, что требуется разработка современных методов лечения и диагностики различных заболеваний. И Россия выходит в этом деле на новый уровень. На ежегодном рабочем совещании АТЭС по вопросам экономических последствий внутрибольничных инфекций обсуждался вопрос их ликвидации, а также поиска решений проблемы их дальнейшего развития. Глава представительства компании BD в России и странах СНГ, к.м.н. Алексей Бобрик, считает, что для эффективного ограничения их распространения следует внедрять в практику современные биомедицинские технологии. Стремление медицинской отрасли к инновационным методам лечения и диагностики постоянно порождает все новые технические открытия. Для повышения качества медицинского обслуживания министерство здравоохранения Пензенской области реализует ряд программ

62

– какие инновационные достижения вы используете в вашей работе? – Все пациенты с травмами грудной клетки, проникающими ранениями, гнойно– воспалительными заболеваниями лёгких направляются в наше отделение. Оно является специализированным, имеются специальные вакуум–отсосы, подведенные к каждой палате. Новые технологии лечения наших пациентов – это, в частности, так называемая технология «без разрезов», эндоскопическое лечение. Данный метод лечения – торакоскопические операции через прокол – являются инновационными и очень успешными.

по модернизации системы здравоохранения. Одним из шагов на пути к более качественной медицине стал принципиально новый, неинвазивный метод лечения и диагностики заболеваний грудной клетки – эндоскопический метод хирургии, который уже сейчас используется в торакальном отделении хирургии областной клинической больницы имени Бурденко. Эндоскопический метод – это хирургическая техника, при которой операция проводит-

– какие заболевания можно лечить данным методом? – Мы лечим доброкачественные образования легких, повреждения при ножевых ранениях, проводим диагностику заболеваний пациента с различными воспалительными процессами в грудной клетке, в том числе с плевритами. Эндоскопия проводится как при плановых, так и при экстренных операциях. Плановые операции проводятся при плевритах и доброкачественных образованиях. При проникающих колюще–режущих ранениях грудной клетки оказываем экстренную помощь.

– расскажите поподробнее о преимуществах данного метода лечения. – В первую очередь, это малотравматичная операция, при которой полный объём обычной операции проводится без разрезов на грудной клетке. Пациент практически в тот же день может вставать, тем самым сокращается нахождение пациента в стационаре и выздоровление ускоряется. Это так же выгодно и финансово. Эндоскопия – очень перспективный метод лечения и диагностики, поскольку человек даже «не понял», что с ним сделали, а объем операции проведён полностью. И для хирурга, и для пациента это только благо. К тому же при традиционных операциях с полным разрезом достаточно много травматичности и сложностей. Раньше, чтобы добраться до больного органа, врачу приходилось полностью вскрывать грудную полость, раскрывать довольно широкое операционное поле. Через проколы можно сделать такую работу посредством манипуляторов. Например, для просмотра органов грудной клетки через небольшой прокол вводится камера. Также возможно удаление пораженной части крупного органа, извлечение опухоли. – с какими сложностями сталкиваются врачи при эндоскопических операциях? – Операции довольно сложные, но мы имеем достаточный опыт для их проведения. Врачи, проводящие эндоскопические операции, имеют опыт ведения полостных операций с разрезом грудной клетки. Каждый эндоскопист – это, в любом случае, хирург, имеющий опыт в традиционных операциях, а так же владеющий навыками работы с эндоскопом. В заключение нашей беседы Сергей Николаевич очертил дальнейшие перспективы развития эндоскопического метода хирургии в постепенной замене традиционных технических средств на более совершенные способы лечения и диагностики заболеваний.

63


МЫ С ТОБОЙ ОДНОЙ КРОВИ

С С

Анна ДЁМИНА

охранение и развитие донорского движения в Пензе – вопрос злободневный и стратегически важный для развития регионального здравоохранения. Эта тема актуальна настолько, насколько пугающе выглядит ситуация, когда при дефиците крови врачи могут оказаться перед жестоким выбором: кому–то надо отказать в переливании.

З

адачу по обеспечению лечебно–профилактических учреждений Пензы безопасными компонентами крови решает Областная служба крови. Сегодня это учреждение, обладающее высокими медицинскими технологиями, которые делают процесс сдачи крови для доноров полностью безопасным, а помощь пациентам – максимально качественной. Однако оборудование само по себе играет вспомогательную роль. Для пополнения имеющегося банка крови необходимы, в первую очередь, люди, готовые участвовать в процессе и регулярно сдавать кровь. А вот количество доноров в Пензенской области в последнее время сокращается. По данным областной станции переливания крови, число доноров в 2009–ом году составляло 15 159 человек, в 2010–ом – 15 437, а в 2011 – уже 12 793. Если два года назад среднее количество доноров на 1000 жителей у нас составляло 12 человек, то в прошлом году их число уменьшилось до 9. Сотрудники Службы крови связывают ситуацию, в том числе, и с тем, что людей без проблем со здоровьем не становится больше. А для сдачи крови подходят только абсолютно здоровые доноры, поэтому перед процедурой все добровольцы проходят обязательное обследование. Процесс построен таким образом, чтобы сам донор не пострадал от кровопотери. Не должен подвергаться риску и тот, кому впоследствии эта кровь достанется. Отсюда и абсолют-

64

Получается, что расширенные технологии и прогрессивные методы исследований отчасти способствуют сокращению сдаваемой крови. Нередко временные отводы получают и постоянные, так называемые «штатные» доноры – люди здоровые и готовые всегда откликнуться на призывы службы крови. Никто ведь не застрахован от неважного самочувствия. С другой стороны, такой тщательный подход исключает возможность попадания в медицинские учреждения крови и ее компонентов

АБСОЛЮТНЫЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ:

САМЫЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ВРЕМЕННЫЕ ЗАПРЕТЫ:

инфекционные заболевания (СПИД, ВИЧ–инфекция, сифилис, вирусные гепатиты, туберкулез и др.);

удаление зуба (10 дней), нанесение татуировки, пирсинг или лечение иглоукалыванием (1 год), ангина, грипп, ОРВИ (1 месяц с момента выздоровления), менструация (5 дней), аборт (6 месяцев), период беременности и лактации (1 год после родов, 3 месяца после окончания лактации), прививки (от 10 дней – прививка убитыми вакцинами, до года – введение иммуноглобулина против гепатита В); прием лекарственных препаратов (две недели после окончания приема антибиотиков, три дня после окончания приема анальгетиков и салицилатов), прием алкоголя (48 часов)

паразитарные заболевания (эхинококкоз, токсоплазмоз, трипаносомоз и др.); соматические заболевания (болезни крови, злокачественные новообразования, органические заболевания ЦНС, болезни органов дыхания, пищеварения, заболевания печени и желчных путей, почек и мочевыводящих путей, полное отсутствие слуха и речи, психические заболевания, наркомания, алкоголизм, оперативные вмешательства по поводу резекции органа и трансплантации органов и тканей и др.). ные противопоказания к донорству, в числе которых гепатит, сифилис, туберкулез, холецистит и даже алкоголизм. Всех, кто приходит в пункт сдачи крови, в первую очередь проверяют по базе отводов. Это электронная картотека, где содержатся сведения о лицах, стоящих на учете в городских диспансерах с диагнозами, запрещающими донорство. Уже на этом этапе отсеиваются недобросовестные граждане, желающие получить компенсацию за забор крови, зная, что она будет забракована. Если же фамилии кандидата в списке отводов нет, он сдает предварительный анализ крови из пальца. В лаборатории каждый такой образец раскладывается по двадцати параметрам. Оценивая их, врач делает вывод, можно ли допустить донора до сдачи крови. – Если человек пришел уставшим после тяжелой смены на работе или понервничал накануне и его иммунитет ослаблен, то анализ это покажет. Скорее всего, такого донора попросят прийти в другой раз, – объясняют специалисты областной станции переливания крови. Современная аппаратура позволяет медикам по предварительному забору крови определить, к примеру, что донор, вопреки рекомендациям, курил менее чем за два часа до процедуры. Это тоже может стать причиной временного отказа от его услуг.

ненадлежащего качества. Не секрет, что в 90–е годы, когда донорской крови не хватало катастрофически, а лабораторная база была гораздо скромнее, имели место случаи, когда в операционную могла попасть кровь человека, сдававшего ее на фоне алкогольного синдрома. Сейчас такие ситуации невозможны. ВсестороННяя безопасНость

З

а последние шесть лет технологическая база службы переливания крови преобразилась. Сыграли свою роль и финансирование по федеральной программе, и активность пензенских специалистов в обеспечении безопасности процессов, связанных с переливанием крови. – По уровню оснащения мы занимаем второе место в Приволжье после Самары, – отмечает Татьяна Крылова, главный врач областной станции переливания крови. – У нас, например, проводится исследование крови на железодефицит. Доноры с заниженными показателями железа в крови получают временный отвод от сдачи крови и обеспечиваются бесплатными препаратами для его восполнения. Эта мера помогает человеку поддерживать свое здоровье, а значит, и оставаться в строю доноров на долгое время. К тому же, это ограждает реципиентов от переливания крови, обедненной по составу.

Образцы крови в лаборатории проходят полный цикл проверок, в ходе которых вызывающие подозрения препараты будут отбракованы и утилизированы. – Биохимический скрининг – это исследование крови на безопасность, – объясняет Инна Гордюшина, заведующая клинико– диагностической лабораторией. – Процесс исследования полностью автоматизирован. Мы загружаем в аппарат пробирки, специальные реагенты. Все одноразовое. Результаты получаем очень быстро. Иммуноферментный анализ проводится для того, чтобы выявить в крови всевозможные вирусы. Это еще одна проверка на ВИЧ, вирусы сифилиса, гепатита и прочие инфекции. Помимо этого, образцы крови проходят через аппарат ПЦР, где маркеры вирусов могут быть выявлены на стадии инкубационного периода, когда возбудитель инфекционных заболеваний уже присутствует в организме, но еще не проявил свое действие. – Оборудование, при помощи которого здесь проводится диагностика, соответствует уровню лучших европейских технологий, – подчеркивает Инна Гордюшина. – Помимо этого, донорские компоненты мы повторно защищаем от вирусов. Плазма пропускается через рентгеновское излучение, окончательно убивающее все инфекционные агенты: вирусы герпеса, кори, краснухи, даже прионы – белки, которые не видимы, но в организме человека почти всегда присутствуют и могут вызывать заболевания центральной нервной системы. Так что мы отпускаем абсолютно очищенный препарат. А цельная кровь, которую проверили, все равно закладывается на шестимесячный карантин. По истечению этого срока донор должен вернуться на станцию переливания крови, чтобы пройти повторное обследование. Лишь после этого кровь можно будет отдать для использования. Исключения существуют, только когда донорами становятся родственники пациента, сдающие кровь для экстренного случая.

В Европе высчитали, что для полного обеспечения донорской кровью нужно не менее 40 доноров на 1000 человек населения. В среднем по России на 1000 человек приходится 13–14 доноров. В Пензе этот показатель сейчас держится на уровне 10. В Республике Бурятия насчитывается 7 доноров на 1000 человек, в Костромской области – 6, в Москве – 5, а в Ямало– Ненецком и Ханты– Мансийском автономных округах доноров почти нет.

помочь другому можНо, лишь заботясь о себе

К

огда мы, простые обыватели, задумываемся, зачем нужна донорская кровь, на ум приходят случаи аварий и жертвы различных катастроф. Медики замечают, что это как раз не самые распространенные ситуации. Основная часть заготовок донорских препаратов идет на лечение тех пациентов, кому нужны регулярные переливания крови или ее компонентов. Это больные гемофилией, страдающие различными анемиями, а также те, кто проходит лечение химиотерапией. При некоторых формах заболеваний люди нуждаются в регулярных переливаниях всю жизнь. Вернее, жизнь, по сути, продолжается до тех пор, пока есть возможность получать переливания. В других случаях введение компонентов крови – часть

Сейчас в Пензенской области официально насчитывается

59 000

доноров.

65


КАК ПОДГОТОВИТЬСЯ К СДАЧЕ КРОВИ? Накануне и в день сдачи крови не рекомендуется употреблять жирную, жареную, острую и копченую пищу, а также молочные продукты, яйца и масло.

Не следует сдавать кровь после ночного дежурства или просто бессонной ночи.

Лучше пить сладкий чай с вареньем, соки, морсы, компоты, минеральную воду и есть хлеб, сухари, сушки, отварные крупы, макароны на воде без масла, овощи и фрукты.

Не планируйте сдачу крови непосредственно перед экзаменами, соревнованиями, сдачей проекта, на время особенно интенсивного периода работы или особо эмоционального жизненного этапа.

За 48 часов до визита на станцию переливания нельзя употреблять алкоголь, а за 72 часа – принимать лекарства, содержащие аспирин и анальгетики.

При себе необходимо иметь паспорт с регистрацией (либо свидетельство о временной регистрации) в том регионе, где сдается кровь.

Натощак сдавать кровь не нужно. Утром надо легко позавтракать, а непосредственно перед процедурой донору положен сладкий чай.

Следование этим правилам особенно важно при сдаче тромбоцитов или плазмы, их нарушение повлияет на качество заготавливаемых компонентов крови. Во время сдачи крови у некоторых людей наблюдается легкое головокружение. Недомогание может быть вызвано снижением уровня гемоглобина, что вызывает понижение давления. Однако обычно организм здорового человека с этим легко справляется.

В день сдачи крови до этой процедуры следует воздержаться от курения. Лучше всего на кровопотерю организм реагирует именно в утренние часы. И чем раньше происходит процедура, тем легче она переносится. После 12.00 сдавать кровь рекомендуется только постоянным донорам. общей терапии, по окончанию которой человек восстанавливается. Часто донорская кровь требуется в родильных отделениях – причем экстренно, когда счет идет почти на секунды. Такие же срочные случаи могут возникать во время сложных операций. специалисты подсчитали, что потенциальными донорами яВляются только 8 процентоВ населения, но если бы каждый из этой категории хотя бы раз В год приходил В донорский пункт, дефицит кроВи В нашей стране был бы полностью ликВидироВан. Врачи–трансфузиологи отмечают, что нередко мотивом быть постоянным донором для человека становится какая–то личная история. Например, когда в беду попал близкий человек, а потом пришло осознание, что и кто–то другой всегда может оказаться в таком положении. Регулярные доноры признаются, что эта процедура со временем просто вошла у них в привычку. – В молодости начала сдавать кровь просто так, потому что тогда это было принято, – говорит Людмила Аксенова. – Теперь хожу два раза в год, и, конечно, мне хочется этим кому–то помочь. Кстати, для многих из постоянных доноров это еще и способ следить за своим здоровьем. Ведь только на станции переливания крови можно пройти полное обследование бесплатно и за один раз. Подобные анализы в поликлинике потребуют потратить гораздо больше времени и значительную сумму денег. К тому же сама процедура сдачи крови, как выяснили медики, способна оказывать на организм человека положительное воздействие.

66

– После потери в ходе переливания определенного количества крови (200–450 мл) в организме чудесным образом «просыпаются» процессы обновления. Ему ведь нужно восстановить то, что было потеряно! – объясняют врачи. – После сдачи крови у человека активно начинает работать костный мозг, запускаются многие другие механизмы, мобилизующие работу иммунной и сердечно–сосудистой систем, предупреждающие проблемы с пищеварением, благотворно влияющие на работу печени и поджелудочной железы. Полностью кровь восстанавливается через 30–40 дней, но сдавать ее повторно можно только через 2 месяца. – Наши постоянные доноры – те, кто уже в возрасте, – люди бодрые и выглядят очень хорошо, – замечает менеджер областной станции переливания крови Марина Матюкина. Она также отметила, что настоящее время для донорства формально не существует верхней возрастной границы. Пожилым отказывают исключительно из–за противопоказаний по состоянию здоровья. Другой вопрос, что состав постоянных доноров должен обновляться за счет более молодых волонтеров. Отчасти этому способствуют акции, регулярно организуемые в Пензе Службой крови. Организация выездных бригад для ее руководства – одно из приоритетных направлений. Благо, служба имеет в распоряжении трейлер, оснащенный лабораторией, пятью креслами и холодильными камерами. В рамках «Студенческого донорского марафона» этой осенью сдать кровь предлагали учащимся и сотрудникам вузов прямо на территории учебного заведения.

Многие откликались с мотивировкой: «Мне не жалко, а кого–то, возможно, удастся спасти». И все же вопрос: «Как привлечь молодежь к благородному делу?» остается открытым. – Привлечь к здоровому образу жизни как можно больше молодых для нас не менее важно, – подчеркивает главный врач Татьяна Крылова. – Ведь хорошее здоровье и возможность при необходимости стать донором стоят в одном ряду.

С

есть ли поВод для кроВНоЙ обиды?

января 2013 года в силу вступает новый закон о донорстве, в котором сделан акцент на сдачу крови на безвозмездной основе. Обсуждение этого документа в интернете уже породило предположение, что количество доноров в результате сократится еще больше. Мол, без денег совсем никто не захочет тратить зря свое время. Есть ли среди авторов этого мнения люди, в реальности имеющие отношение к донорству? Скорее нет, чем да. На сегодняшний день плата донорам составляет 180 рублей. Дополнительно выдается сок и печенье. Новый закон денежную компенсацию не предусматривает. За сдачу крови по новым правилам можно будет получить либо талон на обед, либо продовольственный набор. Впрочем, не запрещается заменить продукты компенсацией на питание, при работе мобильных

Фото: Максим ЛИМОНОВ

ГДЕ СДАТЬ КРОВЬ В ПЕНЗЕ: ГУЗ «Пензенская областная станция переливания крови», которая располагается по адресу: 440013, г. Пенза, ул. Клары Цеткин, 41 А. Телефон: (8412) 50–15–05, 57–22–55. Время работы: пн–чт. 8.00 – 14.00 Мобильный пункт заготовки крови на территории ГБУЗ ГКБСМП им. Г.А.Захарьина ул. Стасова 7 (городская больница №6) Телефон: (8412) 45–50–96 Круглосуточная горячая линия для доноров в Пензе: 51–42–42

ПОСЛЕ СДАЧИ КРОВИ: • непосредственно после сдачи крови посидите расслабленно в течение 10–15 минут; • если вы чувствуете головокружение или слабость, обратитесь к персоналу. Самый простой способ победить головокружение: лечь на спину и поднять ноги выше головы, либо сесть и опустить голову между колен; • воздержитесь от курения в течение часа; • не снимайте повязку в течение 3–4 часов и старайтесь, чтобы она не намокла; • старайтесь не подвергаться значительным физическим нагрузкам в течение суток; • воздержитесь от употребления алкоголя в течение суток; • старайтесь обильно и регулярно питаться в течение двух суток; • употребляйте повышенное количество жидкости в течение двух суток; • прививки после сдачи крови разрешаются не ранее, чем через 10 суток; • ограничений по вождению автомобиля в день кровосдачи нет. За руль мотоцикла можно садиться через 2 часа после процедуры. бригад, например. То есть разница, по сути, несущественная. А охотников за большими деньгами среди сдающих кровь и так не осталось. Мария Максимова – почетный донор России. За свою жизнь сдавала кровь 42 раза. Сейчас пенсионерка. Говорит, что никогда не бравировала своим статусом, а сейчас, получая ежегодную выплату от государства, воспринимает ее, как приятный подарок, а не собственную заслугу: – Раньше, когда мы работали на режимном предприятии, ценны были те два отгула, что полагаются за сдачу крови. Шанс вырваться за стены проходной, чтоб лишний раз пообщаться с ребенком, был для меня дополнительным поводом. Деньги меня никогда не интересовали, да и были они всегда символическими. Сейчас донору по–прежнему положены два выходных: день сдачи крови и еще один день на восстановление, с сохранением зарплаты. А если сдача приходится на выходные дни, или по каким–то причинам донор выходит на работу, то эти дополнительные выходные переносятся на другие даты по выбору. Есть, правда, частные работодатели, которые не приветствуют донорские акции и неохотно оплачивают отгулы, заявляя сотрудникам: «Вы или кровь сдавайте, или работайте». И это мешает донорскому движению. Препятствует и то, что пока еще невелик авторитет благородной донорской миссии в нашем обществе. В Европе, например, автомобилисту с наклейкой на стекле «я донор!» уступают на дороге и дают приоритетное право парковки. Кстати, на Западе нет и понятия платного донорства, ведь сдача крови ради помощи больному человеку – это акт альтруизма. И он, по определению, не может стать доходным бизнесом.

67


Динара Акчурина – уже опытный, хотя и молодой донор

ЧТОБЫ ПОМОГАТЬ ЛЮДЯМ, НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО БЫТЬ БОГАТЫМ

отказаться, – отметила главный врач областной станции переливания крови Татьяна Крылова. доброе сердце Вместо деНег

Н

Фото автора

самого разнообразного высокотехнологичного оборудования. Специально обученные люди проводят отбор доноров. Они визуально выбраковывают тех, чья кровь может не только не помочь, но и навредить людям. Вот девушка с пирсингом. Выяснилось, что после такого внедрения металла в организм кровь сдавать запрещено целый год. У кого–то из студентов насморк, у кого–то горло побаливает. Радует, что здоровых студентов среди всех этих искренне желающих помочь оказалось больше.

аблюдаю такую картину. Открывается дверь автобуса, и передо мной появляется хрупкая девочка. – Теперь я могу помогать людям! – произносит студентка третьего курса факультета русского языка и литературы Катя Белякова. Как оказалось, Екатерине только на днях исполнилось восемнадцать, и теперь, уже будучи совершеннолетней, девушке разрешили стать донором. – У нас в группе традиция сдавать кровь. Я в группе самая младшая. Вот, наконец, доросла. Сначала страшно было, даже немного больно, а потом все хорошо, даже голова не кружит-

«кроВНые крестНики» – братья и сестры

Р

ешив стать донором, человек делает хорошо обдуманный шаг. Еще вчера он отвечал только за состояние собственного здоровья, а сегодня – уже и за самочувствие других. У людей, которые решились на столь благородный поступок впервые в жизни, появляется особый, невидимый раньше смысл – дарить здоровье тем, кто попал в беду. Тем самым доноры обретают «кровных крестников». – Если вы решились стать донором, придется научиться беречь себя. Здоровый образ жизни донора подразумевает здоровое питание и прием витаминов, отказ от чрезмерного употребления алкоголя. И от сигарет желательно

Д Д

Максим ЛИМОНОВ

68

онор – обычный человек: бизнесмен или рабочий, домохозяйка или студент, верующий или атеист… Но это человек, который всегда помнит, что он живет не только для себя.

П

рохладное осеннее утро. Прозрачный воздух, легкий туман, ветерок срывает последние листья с деревьев. Это обычное утро оказалось не совсем обычным для студентов педагогического университета. Еще до начала занятий в аудиториях у лыжной базы вуза расположился специально оборудованный мобильный передвижной пункт забора крови. Целая очередь студентов, желающих стать донорами, выстроилась у автобуса. Будущие педагоги также поддержали областной донорский марафон. На первый взгляд – обычный автобус с символикой областной станции переливания крови. Внутри же он напичкан огромным количеством

Студенческий донорский марафон начали проводить в Пензенской области в 2008 году. Благотвори– тельная акция стала традиционной для наших высших учебных заведений. Только в этом году свое «донорское совершеннолетие» отметили несколько десятков первокурсников. Им на момент проведения акции исполнилось 18 лет – возраст, с которого можно становиться донором.

ся. Я давно хочу как–то помочь нуждающимся. Денег–то у меня нет, но я могу помочь тем, кто попал в беду, собственной кровью. А вот и еще одна донорская история. Константин Иссинский – аспирант психфака, работает по специальности в системе исполнения наказаний. Кровь начал сдавать года три назад: – Пару раз в год прихожу в пункты сбора крови. Для здоровья полезно. Служба заставляет держать себя в хорошей форме. Занимаюсь спортом: плавание, легкая атлетика. После каждой сдачи крови чувствую прилив сил. Такое ощущение, что организм работает легче, настроение всегда приподнято. А ведь первый раз пошел сдавать кровь из–за пацанского любопытства, за компанию. Теперь я осознанный донор. Только в этот день ряды доноров в нашем городе пополнили несколько десятков студентов Пензенского государственного педагогического университета. Ребята сдали больше десяти литров крови. Константин Иссинский

69


Г

Г

Евгений Куликов:

СЕМЬЯ ТВОРЧЕСТВУ НЕ ПОМЕХА

ость журнала сегодня – наш земляк, бывший солист группы «Куликово поле», а ныне эстрадный певец и бизнесмен Евгений Куликов. Но разговор с ним пойдет, в первую очередь, о его большой и дружной семье, где он является единственным представителем сильного пола. Все остальные – очаровательные дамы его сердца. Его «вторая половинка» – жена Елена и три дочери: Анастасия, Полина и Дарья. Олег ТКАЧЕВ. Фото из семейного архива Куликовых.

– как часто, к сожалению, мы слышим о том, что творческие люди – это настоящая помеха для полноценной семьи. у каждого – свои «прибамбасы» и задумки, так часто мешающие гармоничному развитию семьи и воспитанию детей. Не секрет, что в жизни творческих людей получается так, что порой именно творчество мешает им в полноценном развитии своей семьи, поскольку отнимает много времени, здоровья и сил. В вашем случае можно говорить о приятном исключении. Ведь, насколько я знаю, семье и здоровью вы с женой еленой всегда уделяли особое значение, не так ли? – В развитии нашей семьи как раз творчество и помогает. Иногда оно действительно мешает созданию семьи, но в нашем случае именно оно и помогло. Познакомились мы на концерте, во время моих гастролей с группой «Куликово поле» в Петербурге. Потом уже, когда у нас появились дети, творчество несколько усложняло ситуацию, так как приходилось постоянно подстраивать и совмещать графики всех членов семьи. А ведь у всех свои интересы. Вот и приходилось как–то выкручиваться, а иногда и заниматься уже совместным творчеством. Например, в записи одной из моих песен – «Осень»– принимала участие вся семья. Я там придумал такой ход. Осень, как человек, стучит в дверь и на мой неоднократный вопрос «Кто там?» отвечает каждый раз более взрослым голосом – как бы взрослеет в процессе песни. Так вот: всё это – голоса моих дочек, от самой маленькой до старшей. Им тогда очень нравилось принимать творческое участие в записи, а сейчас мы это вспоминаем как один из самых счастливых моментов нашей жизни. И таких примеров много. – как же удается так гармонично совмещать творческую жизнь с семейной? – Мы стараемся интересоваться делами друг

70

друга, всей семьёй ходим на концерты, когда кто–то из нас выступает. Настя и Полина закончили музыкальную школу по классу фортепиано, а сейчас получают второе музыкальное образование: Настя – по классу эстрадно–джазового вокала, а Поля – саксофона. Старшая, Даша, как и мама, дизайнер модной одежды, к ним мы ходим на показы и дефиле, так что выступлений у нас по жизни хватает. – а какую роль в вашей семейной жизни играет здоровый образ жизни? – В детском и юношеском возрасте я занимался разными видами спорта. Это лёгкая атлетика, хоккей, футбол, даже классическая борьба. С велосипедом практически не расставался. Но потом меня музыка окончательно захватила. Позже мне пригодились все навыки – в футбольной команде артистов «Старко». Моя жена Лена тоже занималась лёгкой атлетикой. – Насколько сегодня преуспели в этом ваши три дочери, и насколько он помогает им в жизни и работе? – Иногда девчонки бегают по утрам в парке «Сокольники» или вокруг пруда –это всё рядом с нашим домом. Как–то все вместе ездили кататься на горных лыжах, им понравилось, но это – не моё. Вот на роликах и на коньках – это мы все дружно любим. Занимаемся в удовольствие, для поддержания формы и отвлечения от всяких дел. – часто ли сегодня выходишь на концертную сцену, над чем работаешь? – Продолжаю сочинять песни, готовлю их записи. А на концертах, в основном, пою уже знакомые зрителям песни. Из предлагаемых выступлений соглашаюсь на самые интересные приглашения. Пишу музыку к кино, сейчас работаю над фестивальным фильмом «Хранитель». – а что сегодня можно сказать о вашем семейном бизнесе? – Наш невязаный трикотаж – самостоятельный вид одежды. Жена Лена делает авторские модели. Думаю, что это был мой очередной и, как мне кажется, вполне успешный проект. Сейчас мне больше интересен инвестиционный бизнес. Но я, в первую очередь, артист, певец, хотя мне всегда очень интересно осваивать что–то новое. Вообще постоянно чему–то учусь, это помогает видеть всё вокруг в постоянном развитии. – и, конечно, не могу не спросить о родном городе, который в следующем году будет отмечать свой 350–летний юбилей. часто ли бываешь в пензе и есть ли в планах выступить ещё когда–нибудь перед земляками? – В Пензе, к сожалению, бываю не так часто, как хотелось бы. Очень люблю свой город, и с огромной радостью встречусь со зрителями, родными, друзьями, выступлю на юбилее. Жду приглашения!

71


ИВАН КИВАЕТ НА ПЕТРА…

В

Татьяна СНЕЖНАЯ. Фото автора.

В

районном поселке Тамала развитию детского и юношеского спорта уделяется большое внимание. А вот средств в поддержку, по мнению местных энтузиастов физкультуры и спорта, выделяют мало…

Тамала – посёлок городского типа, административный центр Тамалинского района Пензенской области. Расположен на реке Тамала, в 173 км к юго– западу от Пензы, в 15 км от границы Пензенской и Тамбовской областей. Население – около 7 480 чел.

Начиная с 2003 года, в нашем регионе построено

46

ФОКов. Из них 14 – в Пензе, 32 – в городах и районных центрах области.

72

С

юда нас позвал профессиональный интерес. Администрация районного центра ведет пропаганду здорового образа жизни среди молодежи, привлекая ее к спорту. Тамалинские спортсмены неоднократно заявляли о себе на областных соревнованиях по боксу, футболу, дзюдо. Славится район еще и тем, что в этих краях провел свое детство экс– чемпион мира по боксу Роман Кармазин. Первыми, кто встретился на улице поселка, оказались несколько десятиклассников, прогуливающих уроки. Ребята в Тамале шумные и говорливые. Когда я начала расспрашивать их про районный спорт, они наперебой загалдели. Из энергично льющегося потока информации понятно стало следующее. Более пяти лет назад в поселке открыли ФОК «Юность». Молодежь и взрослое население сразу подались на занятия футболом. Тренировки проходят несколько раз в неделю, школьники занимаются бесплатно. А вот их родителям приходится платить за эксплуатацию спортивного зала и футбольного инвентаря. – ФОК построили, а крыша течет весной и осенью, – утирая нос, вздыхает шестнадцатилетний футболист Леха. – Директор говорит, что денег не дают на ремонт… Но мы не печалимся. Проводили соревнования по мини– футболу на «Кубок добрососедства». К нам команды съехались из всех соседних районов. Вот это игра была! – Да что там ваш футбол вместе с ФОКом, – перебивает Леху крупный парень Вова. – Наши боксеры в этом году на областных соревнованиях призовые места заняли. А это все почему? Тренер у нас крутой – Юрий Исмаилович. Он всю «дурь» и хулиганство из нас выгоняет, учит быть сильными не только телом, но и духом. Его любимое правило: «Хочешь драться – давай на спарринг». Мы теперь и сами понимаем,

что кулаками махать каждый дурак сможет. А вот управлять своей силой – это, ну, типа, искусство. К слову сказать, руководитель клуба бокса Тамалинского района Юрий Узбеков успешно тренирует на базе детско–юношеской спортивной школы не только собственных подопечных. Он лично занимался подготовкой своего сына к Спартакиаде по боксу. На сегодняшний момент Сергей Узбеков пятикратный чемпион Пензенской области, чемпион Приволжского федерального округа, серебряный призер Спартакиады учащихся России по боксу. Вот таких талантов воспитывают в Тамалинском районе. – Боксерам, конечно, больше везет, чем нам, – включился в беседу дзюдоист Иван. – У нас тренировки идут в старом помещении. Это же кошмар! Там очень грязно, крыша протекает. Сырость такая, что неприятно тренироваться. Зал в ужасном состоянии, условий, сами понимаете, никаких. Тренировки всего лишь три раза в неделю, по часу–полтора. Выслушав рассказы юных тамалинских спортсменов, отправляемся в ФОК. Ярко–желтое здание физкультурно–оздоровительного комплекса видно издалека. На пороге сталкиваемся с представительным мужчиной в светло– бежевой рубашке, хмурящим густые брови. Оказывается, это директор детско–юношеской спортивной школы Сергей Бешнов. – Мы стараемся привлекать к здоровому образу жизни как можно больше молодежи, – говорит Сергей Александрович. – За счет того, что в Тамале активно развивается сразу несколько спортивных направлений, нам удается охватить огромную часть молодого населения. Одним нравится футбол. Другие с удовольствием надевают боксерские перчатки, третьи завязывают пояс и выбирают дзюдо. Отдельно можно отметить лыжные гонки. Но вот только поддержки мы получаем мало. По целевой программе нам уже год не поступало ни снаряжения, ни средств на его приобретение. А ребятам необходимо заниматься физкультурой и спортом. Вот и приходится обходиться своими силами. Крышу у ФОКа залатали наполовину только. По словам директора, программа «Развитие физической культуры и спорта в Пензенской области» работает уже много лет, а средства в Тамалу поступают нерегулярно. Почему? За ответом отправляемся к заведующему сектором по делам молодежи, спорту и туризму

администрации Тамалинского района Николаю Гаврилину. Он рассказал, что средства и спортивный инвентарь, действительно, не дают из областного спорткомитета уже на протяжении двух лет: – Обходимся местным бюджетом. Кое–какие деньги выделяет районная администрация. Ну и спонсоры, конечно, в лице частных предпринимателей. Они в этом году помогли нашим боксерам купить новые перчатки. Вообще, поддержку из города обещают в следующем году, но до него еще нужно дожить. Чтобы сложить окончательную картинку, двигаемся в комитет Пензенской области по физической культуре, спорту и туризму. – В год на реализацию целевой программы «Развитие физической культуры и спорта в Пензенской области» закладывается 500 тысяч рублей. На каждый район выделяется по 50 тысяч рублей. – комментирует ситуацию Владимир Жучков, заместитель председателя комитета. – То есть в год мы можем охватить только десять районов, а их по области больше тридцати! Поэтому средства выделяются в порядке очереди. Кроме того, поддержка ФОКов и спортивных школ должна осуществляться и через финансирование из местного бюджета. Если администрация района не закладывает деньги на развитие спорта, мы здесь бессильны.

Областной спорткомитет выделяет средства по программе только раз в три года. Насколько мне известно, Тамала получала от нас спортивный инвентарь. И, вроде бы, им подарили арену для бокса. Жучков отправил нас к Артуру Пантелееву, исполняющему обязанности председателя комитета. Дескать, он даст более полную информацию. Однако Артур Федорович уклонился от разговора. В последней нашей короткой беседе по телефону он дал понять, что у него нет времени на нас. Вот так. Комментарии, как говорят, излишни. Иван кивает на Петра, а Петр кивает на Ивана.

P.S. после поездки в тамалу на моей странице «Вконтакте» прибавилось друзей. тамалинские ребята пишут о своих делах, рассказывают о тренировках и новых соревнованиях. отсутствие материальной поддержки со стороны начальства их не сильно беспокоит. Ведь стремлению заниматься физкультурой и спортом финансовые неурядицы – не помеха. было бы желание.

В поселке имеются три средних школы, музыкальная школа, спортивная школа, филиал Белинского ПТУ, две библиотеки, дом культуры, кинотеатр, физкультурно– оздоровительный комплекс, краеведческий музей.

73


Адрес: г. Пенза, ул. Калинина, 119. Телефон/факс: 23–06–40, телефоны: 23–06–49, 23–06–41. Заведующий: Сергей Васильевич Макаров. Режим работы: с 9.00 до 21.00 ежедневно. Как добраться: автобусом № 70, 89; троллейбусом № 2; маршрутными такси № 2, 4, 33. Остановка: «Дизельный завод».

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ СТАДИОНА Елена НИКИТИНА

НА ТЕРРИТОРИИ СТАДИОНА РАЗМЕЩАЮТСЯ: 2 футбольных поля: • центральное (основное) – с натуральным газонным покрытием последнего поколения из специальных многолетних дернообразующих трав, дренажными системами, системой полива, системой жидкостного подогрева покрытия, освещением на 1600 люкс, с трибунами на 5100 посадочных мест; • тренировочное – с искусственным покрытием, дренажной системой и системами полива и подогрева. 4 разминочных беговых дорожки и прыжковая яма. Функционирует круглый год. Комплекс легкоатлетических сооружений: • круговая легкоатлетическая 400–метровая беговая дорожка (ширина 6,25 метра) с искусственным покрытием последнего поколения и устройством легкоатлетической бровки; • два легкоатлетических сектора с искусственным покрытием, включающих в себя 3 прыжковые ямы, сектор для метания ядра, сектор для метания молота, диска, сектор для метания копья, сектор для прыжков в высоту, сектор для прыжков с шестом. Комплекс из спортплощадок, в который входят: • 8 теннисных кортов; • 2 поля для игры в мини–футбол размерами 20х40метров; • тренажерный и фитнес–зал.

74

Я Я

застала то время, когда стадион «Первомайский» был не таким красивым, как сейчас. Тогда здесь было подобие спортивного сооружения, где у нас, школьников средней школы №28, неизменно проходили уроки физкультуры. Что говорить, воспоминания не самые приятные… Тогда никто и предположить не мог, что будет здесь буквально через десять лет.

К

омплексный стадион «Первомайский», общая площадь которого составляет почти 85 тысяч квадратных метров, был введен в эксплуатацию в июне 2007 года. Это событие приурочили к масштабному мероприятию, которое проходило тем летом в Пензе – Спартакиаде учащихся России. Возможности объекта тогда смогли оценить не только наши спортсмены, но и гости из других регионов. «Первомайский» оснащен инвентарем фирм «Nordic», «Polanic», «Marty». На легкоатлетическом стадионе с 9.00 до 17.00 занимаются учащиеся комплексной школы олимпийского резерва. Услуги населению предоставляются на платной основе с 9.00 до 21.00. Благодаря функциональному освещению, любители спорта могут тренироваться и играть на площадках «Первомайского» в любое время суток. За свою новейшую историю комплексный стадион дважды признавался одним из лучших в стране. В 2010 году он стал победителем Всероссийского конкурса на лучший проект сооружения для массового спорта в номинации «Плоскостное спортивное сооружение», а затем занял 3 место в рейтинге спортивных площадок, на которых в сезоне 2010 года выступали команды зоны «Центр» второго дивизиона российского футбольного первенства, где играет пензенский «Зенит».

СТОИМОСТЬ УСЛУГ:

предоставление теннисных кортов – 220 рублей/час; предоставление мини–футбольного поля (площадка с искусственным покрытием) – 730 рублей/час; предоставление футбольного поля с естественным покрытием – 3000 рублей/час; предоставление футбольного поля с искусственным покрытием – 2 200 рублей/час; предоставление 1/2 футбольного поля с искусственным покрытием – 1100 рублей/час; предоставление беговой дорожки (в зависимости от количества человек, почасовая оплата) – от 550 рублей, разовое посещение 1 человека – 55 рублей, абонемент на 1 человека – 550 рублей/ месяц; настольный теннис – 66 рублей/час; посещение тренажерного зала (занятие не более 3–х часов) – 66 рублей; абонемент в тренажерный зал (неограниченное количество занятий в месяц) – 730 рублей; персональная тренировка в тренажерном зале – 220 рублей.

ПРОКАТ ИНВЕНТАРЯ: теннисная ракетка для большого тенниса – 25 рублей;; теннисные мячи (3 шт.) – 10 рублей; теннисная ракетка для настольного тенниса – 10 рублей; теннисные шарики – 5 рублей; мяч мини–футбольный – 25 рублей; рублей мяч волейбольный – 25 рублей.

75


МОЙ БРАТ – ЛУЧШИЙ ТРАКТОРИСТ Татьяна АНТОНОВА. Фото: Валерий ТИТОВ

М

М

ой брат уже с четырех лет сидит за рулем трактора. Кто–то скажет, что трактористом быть не «комильфо». А Мишка сегодня лучший механизатор области среди учащихся. И я им горжусь.

М

ЮНыЙ тракторист

ишка рос озорником. Бывало, схватит двойку по русскому языку или математике, и давай листки из дневника выдирать. Говорит мне шепотом: – Тань, ты только родителям не рассказывай, а я посуду за тебя вымою!– и такими жалостливыми глазками смотрит, что отказать ему никак нельзя.

76

Нет, не подумайте, листы из дневника рвал не потому, что ремня отцовского боялся. Наказать могли домашним арестом, а во дворе Мишаню друзья каждый день ждали с футбольным мячом. А футбол – это традиция. И, как настоящий мужик, младший брат традиций не нарушал. Курьезы начались уже с первого класса. – Миша, сколько будет один плюс один? Мишка головой мотает по сторонам, будто глазами что–то ищет. Прикидывает и выдает с гордым видом: – Одиннадцать! –Почему одиннадцать?! – взрывалась мама. – Ну как же. На часах вот один и один – одиннадцать, – выдавал Мишаня. С каждым учебным годам стремление к школьным знаниям у брата пропадало все больше и больше. Родители сокрушались: ну куда Мишку учиться возьмут? Об институте речи даже и не было, не очень–то он тяготел к высшему образованию. Ну а там все само со-

бой решилось. Повестка в военкомат. Армия. За письмами и звонками пролетел год. И вернулся Мишка с уверенной целью: учиться. И не чему–нибудь, а любимому делу. В Мокшанский агротехнологический колледж брат поступил без проблем. И жизнь полетела. Сначала стал старостой группы, а затем и общежития. Интерес к профильным предметам совмещал с занятиями спортом. За три года обучения в колледже Миша Антонов поучаствовал почти во всех районных и областных соревнованиях. Учеба давалась легко, отметки чередовались с «хорошо» на «отлично». Признаюсь вам честно, я его не понимала. – Миш, ну давай ты пойдешь на истфак учиться. – Не понимаешь ты ничего, – отвечал брат. – Мне в деревне хорошо. Воздух чистый, огород под боком. Чем я в вашем городе заниматься буду? Да и вообще, я хочу быть трактористом! И буду им! Наблюдаешь, бывало, за ним, как он в железках своих ковыряется, и диву даешься. Детальку к детальке, каждую гаечку протрет, будто из золота она, аккуратно посушит. Часами с отцом пропадали в гараже – трактор, мотоцикл, мотоблок. К слову сказать, за рулем трактора Мишка с четырех лет. Удивительно, правда? Будучи малышом, братишка все время проводил с дедом, а тот у нас был мастер «с золотыми руками». Дедушку знали во всех ближних селах. В восьмидесятых годах он собрал снегоход. Через несколько лет – трактор. Из деталей от разной техники. Мотор от монстротрактора К–700, колеса от «Беларуси», а кабина… Кабину сварил по собственному дизайну. Вот на этом тракторе Мишаня впервые и прокатился.

усердно готовился. Во время практической части молодые механизаторы обязаны были показать фигурное вождение на одном тракторе и обработать почву на другом, более мощном. За их работой следила специальная комиссия. И здесь Миша показал настоящий класс, обогнав своих соперников в два с половиной раза! Такой скорости удивились даже мастера. Остальные участники двигались по полу очень медленно, чтобы не задеть сигнальные флажки прицепом, ведь за это снижали оценку. При встрече брат объяснил мне, в чем был секрет его скорости: – Я не планировал бить рекорды. Другие проехали за восемь, за десять минут. Я решил, что мне хватит и пяти минут на этап. Сажусь в кабину и понимаю, что что–то не так. Все мы ездили на одном тракторе, я был предпоследним. После командного «Марш», прыгаю в кабину, дергаю за рычаг скорости. Трактор стоит. Я ему реверс – он стоит. Не понял. Опускаю голову, а у меня реверс повышенный. Это подстава. Предыдущие участники понимали, что я сильнее большинства. Меня охватила злость и желание во чтобы то ни стало победить. Рванув с места, как конь, я летел на повышенной скорости, не забывая про «ручники», «поворотники» и прочие нюансы конкурса. После разгоночной полосы был бокс, где необходимо правильно развернуться. На финише только осознал, чем удивил конкурсную комиссию. Я установил рекорд прохождения трактора – три минуты пятьдесят семь секунд. После подведения итогов стало известно, что брат занял почетное звание победителя – «Лучший механизатор области среди учащихся». Приятно радовал и щедрый приз – ноутбук.

Вкус победы

каждому сВое

О

сенним вечером Мишка звонит мне и радостным голосом сообщает: – Сестренка, поздравь меня! Я ноутбук выиграл! Честно говоря, я сначала потеряла дар речи. Лотерея? Спор? Где ноутбук выиграл? Оказалось, что в конце сентября этого года на базе Мокшанского агротехнологического колледжа проводился двухдневный форум «Живые инновации для агробизнеса Пензенской области». На участие в конкурсной программе в рамках этого мероприятия было представлено по два конкурсанта от 14 среднеспециальных сельскохозяйственных учреждений всей области. Конкурс состоял из теоретической и практической части. Из эмоционального рассказа братишки я поняла, что готовился к теоретическим вопросам он серьезно. – Ты представь, я же почти неделю с книгами обнимался. В ночь перед конкурсом не мог уснуть. В голове было много мыслей, – признавался Мишка. – Но я знал, что победа станет моей. Я слишком сильно этого хотел и слишком

П

осле победы в конкурсе у Миши Антонова новая цель: поступить в Пензенскую государственную сельскохозяйственную академию. Совсем недавно директор Мокшанского колледжа Алексей Нелюбин предложил кандидатуру Михаила на получение президентской стипендии. Сейчас мой брат занимается подготовкой всех необходимых для этого документов. Смотрю теперь на брата совсем по–другому. Нет, это уже не Мишка Антонов, который замазывал школьные замки цементом, чтобы сорвать уроки. Это взрослый парень, который хочет и умеет трудиться. Пусть он не знает о диалектике Гегеля и никогда не читал греческую мифологию. Ему не интересны биржевые прогнозы и фондовые рынки. Он не умеет петь, и никогда не будет сниматься в программе «Зона PNZ». Но… Миша отличный механизатор, умеющий пахать землю и выращивать скот. Он хороший техник, строитель, слесарь. А еще он мой брат. И я им горжусь.

77


ПРЕДУПРЕЖДЕН – ЗНАЧИТ, ВООРУЖЕН! У

У Елена НИКИТИНА

природы нет плохой погоды. Особенно, если к каждому ее сюрпризу быть готовым! Когда последние теплые осенние деньки нехотя уступают промозглым ноябрьским будням, нам в очередной раз приходится ощущать на себе самые разнообразные капризы природы: дождь со снегом, пронизывающий ветер, холод... Все это порой негативным образом сказывается на состоянии здоровья.

И

ммунная система может дать сбой и выбить нас из привычного образа жизни, уложив в постель. Чтобы встретить холода во всеоружии, надо вовремя переодеться в более теплые вещи, адаптировать к новым условиям привычный рацион и продумать мероприятия по уходу за кожей. Составьте для себя план обязательных действий, чтобы без проблем пережить приближающиеся холода. ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ... Самым богатым по содержанию витамина С фруктом в мире является тропическая вишня (черешня) ацерола. Каждая ягодка ацеролы – настоящий мини–заводик по производству витамина С. В ацероле не просто много витамина С, его там очень много: в 30– 80 раз больше, чем в лимонах и апельсинах. Так, средний уровень витамина С в испанских апельсинах (на 100г.) – 49мг, лимонах – 57мг, а в ацероле – 1678мг! Наряду с витамином С, ацерола содержит витамин А, B1, B2, магний, пантеновую и никотиновую кислоту, калий, ниоцин и др.

1

правильное питание. Для повышения иммунитета необходим полноценный стол, который может обеспечить баланс витаминов, микроэлементов, клетчатки и других необходимых организму веществ. Исключите слишком жирные продукты, полуфабрикаты и фаст–фуд. Излишек жиров ослабляет иммунную систему и понижает сопротивляемость организма к инфекциям. Увеличьте количество белковой пищи: нежирного мяса, рыбы, яиц, бобовых. Ежедневная порция – не менее 90–120 граммов чистого белка. Полезны

78

и сложные углеводы, содержащиеся в цельнозерновом хлебе, кашах, свекле и моркови. К тому же эти продукты содержат необходимую клетчатку, способствующую хорошему пищеварению и естественному очищению организма.

2

закаливание. Все чаще мы отказываемся от прогулок на свежем воздухе в пользу просиживаний у компьютера, в пользу работы или просто потому что нам лень… Все это способствует возникновению простуды, обострению хронических заболеваний. По словам Ольги Федоровой, которая, по ее же признанию, практически не болеет, человек ежедневно должен ходить быстрым шагом не менее получаса. Это два километра интенсивной ходьбы. Желательно, чтобы и выходные были активными, благо парков, скверов и спортивных объектов, где можно провести время всей семьей, в нашем городе предостаточно. И, конечно, очень важно осенью и зимой одеваться по погоде. Человек может простудиться и от того, что он легко одет, и от того, что слишком тепло – вспотел, подул ветерок и, как минимум, легкое недомогание обеспечено. Поэтому, по возможности, носите с собой запасную одежду. И еще: в осенне–зимний период позаботьтесь о более ярком освещении в помещении, держитесь поближе к окну, иначе недостаток света может вызвать у вас депрессию и в результате ослабит иммунитет. Недостаточное «потребление» световых лучей способно сделать слабым и безжизненным любое живое существо, в том числе и человека.

3

укрепление иммунитета. Если человек здоров, значит, иммунитет у него в норме, поэтому не надо лишний раз его подстегивать, следуя советам «сведущих» соседей попить настои различных трав. Самостоятельно решать, что для вас лучше – настойка женьшеня или эхинацеи – не стоит, можно навредить! А вот к безобидным, и в то же время очень действенным средствам, врачи относят настой шиповника, богатый витамином С, который можно употреблять без ограничений, или витаминные сборы. Если вы не страдаете аллергией, сахарным диабетом или ожирением, то можно перед тем, как отправиться спать, рассосать чайную ложку меда и выпить теплого молока. Ну и, конечно же, чтобы быть здоровым круглогодично, нужно обязательно заниматься физкультурой и спортом.

Ольга Викторовна Федорова, главный внештатный терапевт министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области: – Возьмите за правило в холодное время года ежедневно съедать 5 порций овощей или фруктов, особенно тех, в которых в большом количестве содержится витамин С. В нашей привычной жизни это, например, капуста, картофель, сваренный или запеченый в кожуре, шиповник, черная смородина, которую многие из нас заготовили еще летом, цитрусовые, если на них нет аллергии. Таким образом, ослабленный иммунитет будет укрепляться. Кроме того, осенью и зимой не отказывайте себе в употреблении молочных продуктов, рыбы и мяса, а вот сладостями лучше не злоупотреблять, иначе лишних килограммов к весне не избежать.

4

здоровый сон. Недосыпания в осенний период особенно истощают организм и усугубляют проблему сохранения и преумножения здоровья. Спите не менее 7–8 часов в сутки. Если есть возможность, спите днем, хотя бы 40–50 минут. Это здорово помогает восстановлению уставшего организма и, соответственно, предохранит вас от непрошеных болезней.

5

хорошее настроение. Внесите в свою жизнь больше радостных событий! Откройте для себя новое увлечение, хобби, которое поможет отвлечься от ежедневных проблем и настроиться на позитивную волну. А главное – чаще улыбайтесь, встречайтесь с друзьями, любите и будьте любимы, ведь давно известно, что гормоны радости – эндорфины – тоже могут способствовать укреплению иммунитета!

СПОСОБЫ ЗАКАЛИВАНИЯ полоскание горла – самый эффективный вид закаливания! Первую неделю каждый день полоскаем горло водой комнатной температуры в течение 30 секунд. Затем каждые две недели понижаем температуру воды на 1 градус, доводим ее, таким образом, до состояния «вода со льдом». Некоторые источники советуют просто рассасывать кусочек льда в течение 30 секунд. обтирание – наиболее щадящая процедура закаливания. Берем полотенце, рукавицу или губку, смачиваем ее в воде температуры 25–28 градусов и начинаем энергично растирать тело: сначала верхнюю половину, затем

нижнюю. Следует помнить, что руки и ноги следует растирать от пальцев к телу, а туловище – круговыми движениями. Каждую неделю понижайте температуру воды на 1 градус. И следите, чтобы время всей процедуры не занимало у вас более 5 минут. облиВание ног холодной Водой – следующий этап после обтираний. Начинаем с чуть прохладной воды, и постепенно понижая температуру воды на 1 градус, доводим ее до очень холодной. Закончив процедуру, энергично разотрите стопы махровым полотенцем. хождение босиком – что может быть проще! Походите дома босиком в одном нижнем белье или сделайте в таком виде зарядку при открытой форточке.

КАК НЕ ЗАБОЛЕТЬ, ЕСЛИ ВЫ ПОПАЛИ НА УЛИЦЕ В НЕНАСТНУЮ ПОГОДУ? 1. Первое, что нужно сделать, когда вы доберетесь до дома, – это снять всю промокшую одежду. 2. Постарайтесь сразу принять горячую ванну или горячий душ. Согрейте замерзшие конечности, стоя под струями воды или даже лежа в ванной. 3. После водных процедур обязательно наденьте шерстяные носки и теплую домашнюю одежду, не выпускайте тепло. Форточки тоже лучше пока прикрыть. 4. Вскипятите воду в чайнике – любое горячее питье пойдет вам на пользу. Выпейте чая с лимоном или молока и рассосите чайную ложку меда, не добавляя его в напиток, иначе он потеряет свои свойства. Жидкость согреет вас изнутри, мед стимулирует иммунитет, а лимон даст организму витамин С. 5. Для профилактики можно прополоскать горло травяным настоем, а если в горле уже началось першение, то можно использовать "Стрепсилс". Это очень эффективный на начальной стадии препарат. 6. При первых признаках ОРВИ можно выпить противовирусный препарат, например "Арбидол", который также используется в целях профилактики простудных заболеваний и гриппа. Если все перечисленные советы не помогли, обращайтесь к врачу. Возможно, у вас не простуда, а что–то более серьезное. Не занимайтесь самолечением!

ПРАВИЛА ЗАКАЛИВАНИЯ понижать температуру Воды систематически и постепенно; лучшее Время для процедур закалиВания – утро. Если обливаться и обтираться холодной водой перед сном, то заснуть будет сложнее. обязательно проконсультируйтесь с Врачом перед началом процедур закаливания! Если у вас есть проблемы с сердцем или заболевания мочеполовой системы, а также во время обострения любых хронических заболеваний, отложите идею закаливания на более поздний период.

контрастный душ. Следуйте обязательным правилам, чтобы не заболеть: 1 неделя: комфортная температура воды, без стрессовых для организма переходов; 2 неделя: более контрастный переход от горячей воды к холодной (3 перехода); 3 неделя: меняем температуру воды 3 раза; 4 неделя: обливаемся прохладной водой, затем включаем горячую воду

на максимальную для себя температуру – 1 минута, включаем холодную воду – 30 секунд. При втором подходе – наоборот: горячая вода – 30 секунд, холодная – 1 минута. При третьем подходе – 1 минута под горячей водой, а затем под холодной. Важно запомнить, что поливать при таком виде закаливания нужно все части равномерно, начиная процедуру с горячей воды и заканчивая холодной.


И МИНУС ПЯТЬ КИРПИЧЕЙ

Н Геннадий КУЧЕРОВ

Н

ынешней весной встретил бывшего сослуживца. Не виделись года три. Он и раньше–то был, деликатно выражаясь, весьма упитанный, а сейчас…

З

аметив мой взгляд, он посетовал: – Сто сорок кило! – Сколько?! – Сто сорок… Всё началось с того, что мой знакомый стал «совой», работал допоздна. Часа в три ночи, выключив компьютер, устраивал себе то ли поздний ужин, то ли ранний завтрак. Притом весьма плотный. И начал стремительно прибавлять вес. Как–то встал на весы и ахнул. Но поменять образ жизни всё не получалось. Конечно, мои 103 против его 140 – ещё куда ни шло. Однако я уже в плечах и ниже ростом. И если буду набирать вес дальше, то вот оно, моё будущее, – передо мной. Что делать? Садиться на диету? Честно сказать, я не очень–то верю в чудодейственные диеты, а если уж быть откровенным до конца, не способен я голодать. А между тем, с трудом нахожу в шкафу вещи, которые бы на меня налезли, и не без усилий поднимаюсь даже на второй этаж. А уж когда надо зашнуровать ботинки, то, по меткому выражению сатирика, ищу, что бы ещё сделать, чтобы не пришлось второй раз нагибаться… Добавьте одышку, двойной подбородок, скрипящие суставы и грустные мысли о том, что до ближайшей остановки – восемьсот метров, а до магазина – пятьсот. Ну, а до работы вообще четыре километра с гаком, и редкие попытки добраться пешком граничат с восхождением на Эверест. Пересмотреть своё меню? Так я не обжора. Насчёт выпить–закусить – весьма умерен. И хлеб почти не ем. И что же мне делать? Вот такие невесёлые мысли занимали меня после встречи с раздобревшим сослуживцем. В начале нулевых годов пришлось мне пообщаться с медиками. И вот один из них – хороший знакомый – сказал: – Бегать надо, бегать… Как? Трусцой. Мой вес тогда был 94 кг. Доктор порекомендовал сбросить чуть ли не пуд. В общем, утром я вышел выгуливать собаку с твёрдым намерени-

80

ем начать новую жизнь. Хватило меня в первый раз примерно на полкилометра… Опускаю всякие отпугивающие подробности из жизни начинающего бегуна. Скажу только, что довольно скоро мы с Гектором (так звали нашего пса) преодолели рубеж в два километра, потом в три, в четыре… Некоторое время я ещё и не ужинал, однако для меня это был настоящий подвиг. Но вес начал снижаться: 92, 90, 88. Дошёл до 86. И – стоп! Дальше если и удавалось сбросить полкило, они непостижимым образом возвращались прямо на следующий день. Даже когда я увеличил пробежку. Поскольку Гектора надо было выгуливать два раза в день, мы стали и бегать дважды: 6 километров утром и 4 – вечером. Итого – 10. Хорошая стайерская дистанция. Позже я изучил некоторые расчёты соответствия веса росту. Плюс возраст. И конечно, индивидуальные особенности. Получалось, что 86 кило – мой нормальный вес. Держался он около трёх лет – пока я бегал. Потом по ряду причин занятие это пришлось бросить. Прошло добрых десять лет. А если попробовать повторить тот эксперимент с бегом? Нет, пожалуй, не решусь. Попробую ходить, и не по– модному, с палками, (скандинавская ходьба), а просто… ногами – топ–топ! В начале лета приступил к новому эксперименту. Среднюю скорость своего хода я знаю: километр прохожу за 15 минут. Для верности накину минуту–другую на всевозможные задержки: светофоры, лужи после дождя. Вначале проходил по 5–6 километров, потом 7–8. Месяца через два без особых усилий преодолел уже «десятку». А после небольшой передышки смог добавить ещё 2–3 километра. Кому–то нравятся неторопливые прогулки по тропе здоровья, мне же важнее разнообразить маршруты, потому всякий раз стараюсь идти другим путём. Так же, интуитивно, не люблю крутые подъёмы и спуски, предпочитаю лучше сделать крюк метров в триста, но по ровной местности (умный в гору не пойдёт…) Особый режим питания не соблюдал. Правда, поневоле вспомнил мудрый совет Поля Брегга присушиваться к своему организму – он лучше знает, чего нам надо. У меня, например, появилось желание есть лук. За минувшее лето съел его больше, нежели за последние несколько лет. Такая вот странность. И ещё: после долгого перерыва вернул в рацион батон и сливочное масло. Тоже по просьбе организма.

Конечно, каждый день пускаться в путь– дорогу, накручивая километры, не получается: работа, домашние дела, погода, но 2–3 раза в неделю выбираюсь обязательно. И на работу стараюсь идти пешком, и с работы. Кстати, впечатлений набираешься куда больше, нежели в общественном транспорте или в машине. Видишь, как благоустраивается город, как ремонтируются и строятся здания, асфальтируются улицы, а где и наоборот – разруха, стихийные помойки. Каждое утро встаю на весы. За три летних месяца я сбросил… 15 кг. Для большей наглядности напомню: вес стандартного кирпича – 3 кило. Значит, я таскал на себе целых пять кирпичей? Теперь во мне 88 кило. (103 –15). Почти исчез второй подбородок, успокоились суставы, опять впору вещи, которые долго лежали в шкафу. И ловлю себя на том, что вместо «надо бы съездить» теперь говорю «надо сходить»… Ну что, в путь?

Над номером работали: Òàòüÿíà Àíòîíîâà, Ïàâåë Àðçàìàñöåâ, Èãîðü Áîäðîâ, Àííà Äåìèíà, Âñåâîëîä Åâãåíüåâ, Ëàðèñà Êà÷èíñêàÿ, Àëåêñàíäð Êèñëîâ, Ãàëèíà Êîíäðàòüåâà, Ñåðãåé Êîðíèåíêî, Âëàäèìèð Êóçíåöîâ, Þðèé Êóçíåöîâ, Ãåííàäèé Êó÷åðîâ, Ìàêñèì Ëèìîíîâ, Àíòîí Ìåäÿíöåâ, Òàòüÿíà Ìèõàéëîâà, Åëåíà Íèêèòèíà, Ëèëèÿ Ïàíþøêèíà, Èëüÿ Ñàìñîíîâ, Òàòüÿíà Ñíåæíàÿ, Îëåã Òêà÷åâ, Îëåã Õàçàðîâ Òèðàæ 1500 ýêç. ¹ çàêàçà 2300ï. Äàòà âûõîäà: 15 íîÿáðÿ 2012 ã. Æóðíàë çàðåãèñòðèðîâàí Óïðàâëåíèåì Ôåäåðàëüíîé ñëóæáû ïî íàäçîðó â ñôåðå ñâÿçè, èíôîðìàöèîííûõ òåõíîëîãèé è ìàññîâûõ êîììóíèêàöèé ïî Ïåíçåíñêîé îáëàñòè. Ñâèäåòåëüñòâî î ðåãèñòðàöèè ÑÌÈ ÏÈ ¹ ÒÓ 58–0145 îò 22.12.2011 ã. Ãëàâíûé ðåäàêòîð – Àëåêñàíäð Êèñëîâ. Îòïå÷àòàíî â ïîëíîì ñîîòâåòñòâèè ñ êà÷åñòâîì ïðåäîñòàâëåííîãî ýëåêòðîííîãî îðèãèíàë–ìàêåòà â òèïîãðàôèè ÎÀÎ «Àëüÿíñ «Þãïîëèãðàôèçäàò» ÎÎÎ «ÈÏÊ «Ïàíîðàìà». 400001, ã. Âîëãîãðàä, óë. ÊÈÌ, 6. Òåë./ôàêñ: (8442) 26–60–10, 97–48–21, 97–49–40


Ноябрьское утро

Vol.15  

November 2012

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you