Page 19

[о главном] интервью предложения; многоэтажки никуда не денутся: те, кому это удобно и привычно, выбирают это направление. Но многие готовы к смене формата, мы с ними работаем. – В этом формате есть определенные проблемы: он непривычен, причем половина квартир — либо первый этаж, либо последний. А у покупателей есть свои стереотипы: они ожидают скидок в таких случаях. – Да, есть такая проблема. Но в том же Bagatelle мы над этим думали. И, например, палисадничек два на три метра перед собственным окном уже позволяет человеку чувствовать себя по-другому, когда он смотрит из окна квартиры на первом этаже. И с точки зрения последнего этажа тоже возможны какие-то интересные дополнительные решения. Не обязательно глобальные скидки. Может, добавить площадь балкона — чтобы у человека было чуть больше неба над головой, чем на втором-третьем этажах. Архитектура и планировочные решения в таких домах обязаны быть намного интереснее, чем стандартные кубики многоэтажек. – В чем конкурентное преимущество ваших проектов? – Мы специалисты по монолитному домостроению. Не буду говорить, что другие технологии плохие, но уверен, что монолитное домостроение хорошее. Особенно в нашем качестве и исполнении. В Петербурге оно известно. Известная технология, внятно построенный дом, свобода с точки зрения архитектуры, ничем не ограниченная планировка. – А почему вы сейчас не строите жилье в Петербурге? – В свое время мы выбрали концепцию микрорайонов. В Петербурге это слишком долго или дорого. Нам важно выходить на площадку не на один-два года, как при точечной застройке, а на три — пять лет. Люди видят, какие дома строятся, что представляет собой продукт, за который они платят. Поэтому мы сосредоточились на области. Второй момент —наше стремление работать в эконом-классе. – Если вы строите микрорайон, значит, вы занимаетесь и социалкой. И в этих 55 000–60 000 уже заложены детсад, школа. Кто несет затраты? – В «Тридевяткином царстве» мы по собственной инициативе рассматриваем увеличение социальной нагрузки, объемов социального строительства. – Благотворительностью занимаетесь? – Нет. Но считаем, что предусматривать такое строительство необходимо. Не потому, что мы лучше всех остальных и больше думаем, например, о детях. Просто это естественное развитие рынка. – Все больше думаете о прибыли, а без детей она не получается, да?

– Звучит, конечно, цинично. Но примерно так. Людям нужна более комфортная среда.

общения. Тогда не будет и негативного влияния промышленного кластера на жилую застройку.

– И у кого на балансе будет садик? – Будем думать. У нас есть проект детсада на коммерческой основе. Есть заинтересованные инвесторы, коммерческое предложение. Мы не против того, чтобы и строительство, и управление этими объектами отдать области. Но область пока не слишком большой интерес проявляет. Со школой у нас пока такого предложения нет, но я надеюсь, что за ближайший год мы это доработаем. Ввод детсада запланирован на 2014 год. И если это будет не государственный сюжет, значит, будет частный.

– Если я вас правильно понял, то ни спальные районы с «маятниковой» миграцией, ни самодостаточные городаспутники — не панацея… Но вы же не будете дороги строить? – Это невозможно. Частный инвестор не найдет покупателей, готовых за эти дороги платить. Это длинные деньги, а все длинные деньги — функция государства. – Как вы оцениваете динамику спроса на жилье в ближних пригородах на ближайшие год-полтора? – Спрос растет. Рост заметен с августа 2011-го. При относительной стабильности

Мы считаем, что большинство потенциальных жителей малоэтажных комплексов — это нынешние покупатели многоэтажек. – В Колтушах есть определенные проблемы с водой. Вы будете участвовать в проекте строительства водовода? – Да, при координирующей роли администрации мы в одном из проектов поучаствуем. На самом деле в этом месте есть два-три альтернативных проекта. Это интересное направление и весьма прибыльное дело. Удивляет отсутствие внятной региональной программы. В результате цены на инфраструктуру завышены, строительство притормаживается. Да и сама фраза: «В петербургском регионе ощущается недостаток воды» — ведь чушь полная! Вода у нас есть везде. – Вернемся к структуре спроса. Судя по вашим выкладкам, вы претендуете примерно на 10% областного рынка. А если говорить только о многоквартирных домах — то и больше. Сколько среди ваших покупателей петербуржцев, сколько — жителей области? – Граница между регионами надуманная, искусственная. Наши покупатели порой рассматривают альтернативы в Купчино, СПЧ, на Ленинском проспекте. А потом нередко останавливаются на наших предложениях. Оттуда, где мы строим, доехать в центр порой проще, чем с ЮгоЗапада. – Но ведь мест приложения труда в Новых Колтушах все же не предвидится? Да и в Девяткино… – Как и в спальных районах. Есть концепция развития, в которой предусмотрено создание самодостаточных районов: там и работа, и культура… Я не вижу будущего в таком направлении. Люди же работают не только в офисах, но и на фабриках. Так ли приятно жить, когда из окна эту фабрику видно? Другое дело, что должна быть возможность быстро и удобно доехать до работы. За 20–30 минут. Это вопрос транспортного со-

и если греки с испанцами не подведут, положительные изменения сохранятся… На строительный сектор влияет стоимость денег. И прогнозировать глобальную ситуацию мы не можем. Дефицит обеспеченности жильем все еще есть. Здесь есть такой критерий: в городах, которые выходили на показатель ввода 1 кв.м на человека в год, получалась как минимум остановка в росте цен. Петербург с Ленобластью — это порядка 6 млн человек, и пока не будет совокупного ввода на уровне хотя бы 4 млн кв.м —мы не выйдем из дефицита. – Московская область уже несколько лет вводит в разы больше жилья, чем Москва. Но там немного другая история: в Московской области городов районного уровня десятка полтора, а у нас — Всеволожск, Выборг да Гатчина. В чистом поле ведь не начнешь строить кварталы? – Да, но это не только проблема, это и направление развития. Как минимум необходима нормальная транспортная инфраструктура. Строительство увеличивается, уровень конкуренции повышается, это хорошо не только для покупателей, но и для нас. Конкуренция позволяет выстраивать нормальный рабочий процесс. В предкризисный период конкуренции не было, и продавалось, по сути, все, что строилось. Сейчас происходит переориентация с точечного строительства на более масштабные проекты квартальной и микрорайонной застройки. «Миллионников» у нас больше двадцати, но еще никто не придумал, как этот миллион в одном месте продать за год-два. Я думаю, что успех в строительстве на данный момент примерно на 30% зависит от финансового сектора. От состояния банков, от развития ипотеки, от того, будут ли финансироваться федеральные жилищные программы. То есть от денег.

апрель 2012

17

журнал "Пригород" апрель  
журнал "Пригород" апрель  

Переживание зимы Маршрут моих пеших путешествий немного ограничен парой костылей. То есть квартала три-четыре. Коллеги пишут: «Страна измен...

Advertisement