Page 14

[о главном] гвоздь Nомера

Дмитрий синочкин

Сносить или помиловать? Многоквартирные дома на землях ИЖС строятся в массовом порядке. Покупателей привлекает «козырное» место, иногда — цена; потом Росреестр отказывается регистрировать такие приобретения, и граждане поневоле становятся «группой поддержки»: мыкаются по судам, пишут жалобы в инстанции… И в последнее время суды все чаще отказываются регистрировать «квартиры в односемейном доме». Случаев, когда такие постройки в Петербурге сносили, пока не было. Но

?

Дмитрий Некрестьянов, руководитель практики по недвижимости и инвестициям компании «Качкин и Партнеры»:

– В законе есть определение, что такое многоквартирные жилые дома, что такое сблокированные и т.д. Основная проблема, что в разных документах они определяются по-разному. Например, в ЖК нет такого понятия, как «квартира в одноквартирном жилом доме». Квартира — это отдельное помещение в многоквартирном доме. А в СниПе есть раздел «Дома жилые одноквартирные», и этот же термин принят и в Правилах землепользования и застройки. В Ленобласти есть частные дома площадью более 1000 кв.м. Для одной семьи. Можно и разделить — сделать перепланировку, и это не проверяется. Но это неправильно. Так не должно быть. По самовольному строительству нужно принять решение. Либо сносить, но это социальный конфликт. Но если не сносить — тоже конфликт. Или объявить амнистию на построенное и сказать, что больше так нельзя. Городу нужно выработать позицию и больше от нее не отступать.

Александр Гришин, вице-президент Гильдии управляющих и девелоперов:

– Суть проблемы в том, что девелоперы, которые реализуют такие дома и квартиры, в этом не видят ничего плохого. Они считают это хорошим бизнесом. В отличие от администрации города и области. Я склоняюсь к точке зрения администрации. И хочется, чтобы власти действовали гораздо жестче. Чем плохо строить многоквартирные дома в зонах ИЖС? Первое. Мы много говорим о том, что хотим создать город, комфортный для проживания, и т.д. Так вот, в зоне ИЖС количество жителей квартала иное, чем в зоне высокоплотной застройки. Другие потребности в транспорте, в социалке и т.д. Второе. Вот бизнесмен заработал деньги, купил участок в Коломягах и построил себе особняк. Понимая, что вокруг будут примерно такие же. И вдруг перед ним вырастает 4-этажный многоквартирный дом. Я понимаю, что мы не любим бизнесменов, но его права тоже нужно уважать. Выход — в более жесткой позиции властей и в разработке более жестких регламентов планировки и застройки кварталов.

12

апрель 2012

если амнистировать «самовольщиков» — Озерки и Коломяги превратятся в Купчино. Да уже и превращаются. Что делать с этой бедой? Проблема в том, что на участках ИЖС можно начинать стройку без согласованного проекта (в рамках «дачной амнистии»). Поэтому, кстати, и чиновники никак не могут договориться, кто же будет контролировать такой самострой на ранней стадии. Другая проблема — отличить односемейный дом от многоквартирного юридически не так просто, как кажется на первый взгляд. Александр Орт, руководитель петербургской Службы Госстройнадзора и экспертизы:

– Граждане, прежде чем принести куда-то кому-то — удаву в пасть! — свои сбережения, польстившись на малую цену или еще какие-то привлекательные факторы, вначале спросите, а есть ли у продавца разрешение на эту стройку? Это первый шаг, но он обязателен. На 30–40 % проблем у вас будет меньше. Я был в Германии на совещании и спросил у коллег: «А что вы делаете, если компания работает без разрешения?» Они долго думали, молчали, потом совещались и спросили в ответ: «А разве такое бывает?» Мое мнение: самовольные постройки надо сносить. Должны быть жесткие административные наказания, но основная работа — на первоначальной стадии. И тем, кто покупает, — совет: думайте, а если сомневаетесь — советуйтесь с юристом. Амнистия развращает нарушителей, если ее часто применять.

Владимир Демин, заместитель председателя Комитета по архитектуре и градостроительству ЛО:

– В области эта проблема стоит не так остро, хотя похожие случаи есть. В зонах, прилегающих к мегаполису, начато активное строительство. Это контактная зона между индивидуальной и многоэтажной застройкой, например Мурино. Есть жалобы, недовольство. Виды разрешенного использования на стадии генплана не регулируются. И тип застройки не определяется. Для каждого поселения — свой генплан, этим мы отличаемся от Петербурга. И законодательство не определяет в этих генпланах тип застройки — просто есть жилая зона, и все. Детализация идет на стадии принятия Правил землепользования и застройки. В области не все муниципальные образования на сегодня приняли ПЗЗ. А поменять условия землепользования можно на уровне главы администрации. Граждане ходят, пишут заявления, и глава может разрешить использовать ИЖС под многоэтажный дом. Экспертиза будет проводиться только по параметрам самого дома, по конструктиву и безопасности. А все прочее — на совести застройщика. И глава администрации несет полную ответственность, выдавая такое разрешение. Для нас самое важное — уровень подготовки и ответственность местных органов исполнительной власти.

журнал "Пригород" апрель  
журнал "Пригород" апрель  

Переживание зимы Маршрут моих пеших путешествий немного ограничен парой костылей. То есть квартала три-четыре. Коллеги пишут: «Страна измен...

Advertisement