Page 1

Михаил Гл а дч

ЛОВЕЦ

ук

ОВ Л С


.


.


М. Гладчук

ЛОВЕЦ СЛОВ

Евпатория 2006-2012 .


.


Без этих людей ничего бы не получилось: Вячеслав и Ольга Гладчуки Елеонора и Анатолий Кузнецовы Яна Смирнова Андрей и Ирина Смирновы Николай Сергиенко Дмитрий Якупов Ярослав Гецевич Анатолий Гладчук Татьяна Холодкова Сергей Селимов Алексей Гайдуков Марина Зябченкова Наташа Сланина Мария Кудрявцева Илья Белов Cazador Полина Сульдина Материальная поддержка: Валерий Горюнов Елена Плинер Сергей Данченко Голый В снегу Наташа Жданова Юз-и-К Актриска Мария Левина Благодарю за вычитку: Екатерина Шуляка Евгений Охапкин Дизайн, верстка и вычитка: Ирина Смирнова Иллюстрации и обложка: Яна Смирнова

{3}


Также спасибо всем читателям, слушателям, зрителям, поддерживающим и дарящим хорошее настроение. Миша Ким, поэт, Москва: «…С первыми листами уносит меня будто в сказку. Фоном играет Бабкин. Я несколько часов пробыла в необычайной стране. В ней живут нежность, правда, ангелы и многозначительные знаки препинания. Будто отодвинута была завеса твоей нежной души. Это необыкновенный сборник. Хотелось бы иметь и у себя такой. Как диск с любимыми песнями, до последнего трека. Твои бы стихи читала до последней строки. Вдохновляешь. Правда». Наташа Сланина, друг, Германия: «От них веет молодостью, южной беззаботностью, свободолюбием. Они разные, как попрыгунчик, скачут в настроениях, кидаются красочными метафорами. Живые - так мне хочется называть эти стихи». Валерий Горюнов, скамеечный поэт: «Стихи Михаила Гладчука - яркий пример непосредственного видения мира. Каждый стих пронизан философской мыслью, которая идеально сочетается с лиричностью и образностью. Гражданские, пейзажные, любовные, современные мотивы- всё эклектикой соединяется в его стихах. Советую прочитать. И пусть Миша говорит, что он не романтик - некоторые стихи доказывают обратное». Марина Зябченкова, поэт: «Миша - это человек-полиэдр. В том смысле, что он тоже многогранен. Благодаря тому, что сей сборник стихотворений разбит по годам, интересно наблюдать за развитием и увеличением этой самой многогранности. Похоже, Мишин журналистский пытливый ум старался охватить чуть ли не все сферы человеческой деятельности и бездеятельности! На раннем этапе не обошлось без впечатления от некоторых субкультур и определенной музыки, да-

{4}


лее - влияние всё большего количества прочитанных книг и «набитых шишек» на жизненном пути. Миша наблюдателен, в меру саркастичен, неравнодушен к общественным проблемам, отсюда - его остросоциальная лирика, которой с годами уделяется всё больше внимания. А хорошее чувство юмора и позитивный настрой помогает ему облачить эту лирику в очень интересную и совсем не скучную форму. А еще Миша - поэт-провокатор. Своими стихами он, как правило, вызывает бурю обсуждений и дискуссий. Кто-то соглашается с мнением автора, кто-то начинает отстаивать противоположную точку зрения, в то время как сам автор с усмешкой наблюдает за происходящим, периодически едкими комментариями и, конечно же, новыми произведениями. И при всём вышесказанном Миша-поэт (да и Миша-человек, что по сути - одно и тоже) чуткий и нежный. Не знаю, нравится ли ему признавать этот факт или нет, но это ярко отображается в его любовной лирике. В любом случае, «читать Мишу» - нескучно! Вы можете разделять его мнение или, наоборот, смеяться над тонко подмеченными им житейскими мелочами, с чувством восклицать «Ай да!... (и далее в зависимости от эмоции)», задумываться вместе с ним над глобальными и локальными проблемами, завидовать, вдохновляться и захватывать вместе с ним мир, но никогда не оставаться равнодушным! P.S. М-м-м, а какие у него метафоры!...» Максим Фиявчук, редактор журналов «Канапка» и «KULT»: «Мені збірка приносить дві хвилі думок і вражень, які наступають одна за одною. Перша - Міша однозначно виріс з часом, як в розумінні поетичному, так і суто людському. Досконаліші рими, глибші алегорії, оригінальніші порівняння, серйозніші теми - це помічаєш, коли читаєш збірку від початку і до кінця і ніби ростеш, просуваєшся вперед разом з автором. Друга думка - це різноманітність, це та риса, яку я відмічав для себе завжди, читаю-

{5}


чи вірші по одному на Мішиному блозі. Щоразу, починаючи читати нову його поезію, ти навіть приблизно не можеш знати, в якому руслі вона буде викладена, якою буде основна думка чи головний герой - це те всеохоплююче бачення світу поетом, яке завжди притягує і якому багатьом з нас треба повчитися». Аня Склепова: «Такие дерзкие, независимые. И ни намека на уныние. Всё ясно и чётко. Как по полочкам. Темы актуальны. Поразительно просты, но не банальны. Его стихи... Они близки. Не только мне, но и всем, кто смотрит на мир сквозь призму реализма и способен чувствовать». Евгения Баранова, поэт, прозаик: «Я не пишу рецензии. Мне это не нравится. Не нравится, потому что рецензия - либо скука, либо ответственность - в первую очередь, перед собой. Существует отнюдь не мифический риск впасть в самолюбование. Или в пафос. Или не разглядеть чтонибудь слишком важное в неиспорченном критикой авторе. Поэтому будем считать, что это не рецензия, а дружелюбное перечисление удачных моментов. Итак, удачный момент номер ноль, то есть вступительный, в Мишиных текстах почти всегда есть наглядный сюжет. С моей точки зрения, уже один этот факт говорит о том, что при должной работе литературное будущее у него есть. Удачный момент номер раз - чувствуется не только пресловутая гражданская позиция (да-да, та самая, которая «проходит красной нитью через все творчество» в представлении многих учителей русской литературы), но и искренность восприятия. Создается ощущение, что автор пишет так же, как и живет. Что не может не радовать. Особенно после однообразного занудства элитарных старейшин.

{6}


Следующие удачные моменты - здесь будет несколько цитат. Из того, что мне понравилось: «Мы все дети огромной страны. Мы огромные странные дети». «На заброшенных холодных остановках Опустевших сотни лет назад Мы с тобой вдвоём стоим неловко, Прячем по карманам грустный взгляд». «…буду хорошим, прилежным, красивым...» «Мы бродили по проспектам, Как в болоте журавли. Мы с тобой - как будто секта: Секта истинной любви». «…Приветливо горят огни пустых реанимаций». «Люди - как лужи, лишь кажутся бездной». «Там, где кончается детство Начинаемся мы». И последнее - обратите внимание на его прозаические зарисовки. Эти своеобразные, свежие акварели того стоят. Вот, собственно, и все».

{7}


Ловец Слов. Предисловие. Каждый из поэтов - Ловец Слов. Каждый ловит эти слова своим собственным способом на самые разнообразные приманки. Кто соскребает их с языка и размазывает по страницам, кто вытряхивает их из головы и складывает в паззлы, а кто-то - так просто выхватывает из весеннего благоухающего воздуха и вяжет из них громадные рифмованные полотна. Способы у всех разные. И конечные результаты тоже существенно отличаются. У некоторых выходят тёплые ямбовые пледы, которыми можно отлично укрыться холодной зимой. У других - ванильные верлибры, оставляющие на языке приятное послевкусие. У третьих - мрачные и угрюмые ожидания смерти и разрухи. Каждому своё. У меня тоже есть свой улов, который я хочу показать вам. Может быть, между пожелтевшими листьями и тополиным пухом вы найдёте уснувшего до весны солнечного зайчика. Или золотую монетку. А быть может, самый счастливый билетик на свете. А пока вы разглядываете мои маленькие сокровища, я разгонюсь и подпрыгну к звёздам. Для того, чтобы поймать ещё немного слов. Для себя. Для вас. Для всех.

{8}


2006 метров над уровнем моря Видимость хорошая


.


'06

*** Недавно говорил с проституткой О смысле существования. Ты можешь считать это шуткой, Но я нашёл понимание Вопроса, догорала папироса, Отвлекая моё внимание. Я сказал: «Какая тяжёлая работа Под кого-то ложиться». Она ответила: «Твоя забота? Любая тварь глумиться, Считая, что имеет право, Унижать и не быть униженным. Никто не уйдёт обиженным, Все получат что хотели, Но только не ответы. Все продаются, сначала газеты, Телевиденье, радио, Интернет. Насчёт последнего не уверена. Нет Тех, кто остался непроданным, Разве что по-другому поданные, Чистенькие и в слезах»… Стоит открыть глаза, И ты понимаешь, что проституцию Декларирует конституция, И все голосуют «ЗА»!

{11}


'06

*** Я шёл по улице. Увидел Ребёнок просит дать копеечку. Остановился, пошарил в карманах Своих штанов в линеечку. Пусто, нечего дать тебе, милый, Вот ты худющий, однако, Кожа и кости. Да жилы, Лаешь как будто собака. Чей? Ничейный? Брошенный? Просишь небесную манну? Снегом весь припорошенный… Подвинься, я рядом стану.

{12}


'06

*** Юные романтики смело режут вены, Поют стихи о чувствах из полого картона, О том, что души нежные придавливают стены, Цитируют великого и умного Платона. Весёленькие девочки играют в понимание, Красивые слова им заменяют чувства яркие, Нелепы здесь слова и про любовь и про страдание, Внутри, а не снаружи, они серые - немаркие. От ярости безликие, пустые до усталости, Смешные и несчастные, они полны собой. А счастье заключается в одной невидной малости Шептал и убаюкивал вечерний мой прибой. И глупенькие взрослые, забывшие о юности, Ругают своих странненьких и злобненьких ребят. Хоть в мире очень много нам навязанной чугунности, Но я живой и этому я бесконечно рад.

{13}


'06

*** В нашем гетто спят поэты И мечтают о весне, Снова песни будут спеты О любви и о войне, О свиданьях, о разлуках, О потерянных часах, Об усладах и о муках, Чёрно-белых полосах. Не забыто, всё воспето! Снова сиднем по углам… Одинокого поэта Разрывают пополам. *** Имя твоё на каждой странице, В каждом сосуде кровью несётся. Тайну веков прикрывают ресницы, С глаз озорных растекается солнце. Мягкие, тёплые, нежные губы Хочется мне целовать ежедневно, Мне они дороги, мне они любы, Даже когда вдруг сжимаются гневно. Мне так приятно обнять тебя нежно, Мягко прижать, защищать как возможно. Не идеальный? Я знаю. Конечно. Я постараюсь любить осторожно…

{14}


'06

*** За зимою всегда приходит весна, А утро за ночью всегда наступает. Иногда просыпаешься дома одна, Иногда чей-то голос из сна вырывает. За весной тихо лето крадётся двором, И вокруг всё расплавилось, жаром всё дышит. И порой от приятелей ломится дом, А порою никто ничего и не слышит. За расплавленным летом - прохладная осень, Проливные дожди и пятёрки в тетрадке, Когда грустно тебе, ветер листья уносит, Хотя чаще всего всё бывает в порядке. За дождливою осенью зимние вьюги, Ожиданье момента, когда всё растает. Иногда тебя греют чьи-то тёплые руки, Иногда твои руки других согревают.

{15}


'06

*** Шаман-наркоман Из потерянных стран Открывает карман, Вынимает стакан, Забивает кальян, Наполняет баян, Вызывает путан И танцует канкан. Только после шаман Понимает весь план В этой жизни всем нам Один шанс только дан. *** ДА! ДА! ДА! Ненавижу поезда! Они уносят самое дорогое, До которого было подать рукою. А ещё ненавижу вокзалы! Времени вечно мало. Обними меня на прощанье И дай одно обещанье, Что останешься только собою. Я буду любить, не скрою. Хотя говорят, что напрасно... Но я навсегда с тобой! Ясно?

{16}


'06

*** Посмотри дорогая, я покрыт никотином, Пропитался дорожною пылью, И в прогулках по мёртвым, бетонным равнинам Истрепались и выцвели крылья. Золотой нимб продал, ну а деньги пропил И полётам предался напрасным. За спиной я оставил всё то, что любил, И поэтому быть мне несчастным. Каждый день, пролетая, я вижу их всех, Они пыжатся перед собою. И меня разбирают то слёзы, то смех. В них себя узнаю я порою. Хватит плакать, уже надоело страдать, Надоело ненужное дело. Остаётся одно - в одиночку летать: Падать тоже уже надоело!

{17}


'06

*** По кусочкам себя раздаю. Ты приедешь - меня уже нету, Открываешь нечайно газету И в ней видишь такую статью: «Раздарил, кое-что потерял». Замечаешь повсюду осколки. Мной забиты витрины и полки, Всё что мог - по кусочкам отдал. Дрогнут губы, ты скажешь: «А мне?» Посмотрю по карманам - там пусто. Место в сердце. Всего лишь? Не густо. К сожаленью, оно не в цене. Соберёшь всего пару кусков, А потом будешь долго смеяться, Что напрасно решила стараться, Кинешь тройку бессмысленных слов И, на ветер, как пепел, пустив Сто кусочков меня в одночас, Ты закончишь нелепый рассказ, Напевая любимый мотив...

{18}


'06

*** Слезой растекается ржавый рассвет По крышам коробок бетонно-стеклянных. В холодной постели тебя со мной нет, Мне зябко и грустно, но плакать не стану. Закрою глаза, ты опять предо мной, Меня обнимаешь и греешь ладони. Открою - в них лезет мой город чужой, Я статуей хладной стою на перроне. Глаза раздражает свеченье витрин, Огни на сетчатке - как будто наколка. В бетонной реалии снова один, Но знаю, что это продлится не долго.

{19}


'06

*** Мы боялись выжечь в сердцах имена, Вместо них оставались полоски белые. Мы лежали в постелях ночью без сна Самые честные, самые смелые. Смотрели с тобою на блеск чужих глаз И слушали жадно признанья в любви. Они ничего не затронули в нас, Мы заперли наглухо души свои. Наш мир оказался предельно простым, Мы жили и знали, что будем одни. И жизнь наполняя ветром пустым, Себе отдавали последние дни. Мы просто хотели и жить, и любить, Пытались понять, что дороже всего? Сейчас нам порою так хочется выть. Бежали за всем. А нашли? Ничего. Пускай же белеют шрамы сердец, Коль мы не хотим выжигать имена. Мы ждём в нетерпенье нелепый конец, Лежа в постелях ночью без сна...

{20}


'06

*** Я - как котёнок брошенный, Весь инеем припорошенный. Скребусь во все двери, В удачу уже не верю. Не приютит никто? Знаю... У подъездов один замерзаю. Порой в руках чужих греюсь, На что-то ещё надеюсь. На весну, а может на лето, Сплю под старой газетой, Ветер дует мне в спину. Может, я скоро сгину, А может ребёнок малый Укроет меня одеялом? Поднимет с земли остывшей, Подарит мне кров под крышей... Пока что свистит вьюга, И вторят ей холода. Ну, где ж ты - рука друга? Лишь брызжет из глаз вода...

{21}


'06

*** Ко мне прилетает ангел, Сидит на моём окне, Ласкает тихонько струны, Поёт свои песни мне. Ко мне прилетел сквозь осень, Спустился с крутых вершин, Но ветер его уносит, И слышатся мне в тиши Обрывки знакомых песен, Его мелодичный смех. Весь мир без него мне тесен, Хотя в нём полно утех. Мой ангел в кедах, Я к тебе еду, Чтобы увидеть родные глаза. Мой ангел в кедах, Я к тебе еду, До встречи осталось 4 часа. Мы встретимся, как впервые Обнимемся и стоим. Счастливые и немые, Как будто мы крепко спим. Мы крылья с тобой расправим, Взлетим над пустой землёй. Печаль и тоску оставим. Хочу быть всегда с тобой!

{22}


'06

В чужих городах на окнах, Мы будем с тобой сидеть. Смотреть на прохожих мокрых И радостно песни петь. Года пролетают стаей, Но ты прилетаешь вновь. Спасибо тебе, я знаю, Что есть на земле любовь! *** Жизнь бессмысленна по своей сути: Смысл - эквивалент бремени. Его очень часто ищут люди, У которых много свободного времени, Которым просто нечем заняться И некого даже любить. Они никак не хотят меняться И ищут, зачем им быть.

{23}


'06

*** Президент издал резолюцию, Которой запретил революцию, А также свободу слова. Всё начинается снова Цензура заполнит экраны, И это не кажется странным. Ведь мы привыкли бояться, Терпеть и молчать, унижаться, Верить, что всё образуется, Как-то само нарисуется, Сделается кем-то бесплатно… А если и нет, то ладно.

{24}


2007 метров над уровнем моря Солнечно. Ветренно. Молодо.


.


'07

Пароль (посвящается Алексею Никонову) Для открытия тайн реальности нужен пароль: Трава, наркотики и алкоголь. Иногда помогают приоткрыть дверцы Туда, куда смотрит сердце, Но не может заглянуть разум, Не объемлющий всё и сразу, А доверяющий логике стада. Никому ничего не надо. Даже иллюзии надоели, И каждый день недели Как очередная пытка. Введение пароля - попытка Создать себе новые грёзы. И снова бросает в слёзы От ненависти и презрения, А также мгновенного прозрения И уяснения всего. Не хочется ничего. Только найти пароль: Траву, наркотики и алкоголь.

{27}


'07

*** Твои губы пахнут весной, В твоих глазках лучится рассвет, Все стихи - лишь тебе одной И счастливый обратный билет. Твои волосы - спелая рожь, Да и пахнут полем они. Красивее тебя не найдёшь Ты из сердца меня не гони. Ты найди мне в душе уголок Или комнату в сердце найди, Чтоб я верил, любил и мог Наши чувства для нас спасти. Я хочу быть с тобой всегда И встречать с тобой каждый рассвет. Если хочешь - скажи мне «ДА». А не хочешь - скажи мне «НЕТ»...

{28}


'07

*** Если очень будет надо, Я пойду на баррикады. Позову с собой друзей, Только если будет надо. Если очень будет надо, Я достану автоматы, Распакую свои танки И попрячу их в засады. Если очень будет надо, Приоткрою двери склада И патроны всем раздам, Только если точно «НАДО». Если очень будет надо, В бой поднимем все детсады, Сами же вернёмся в гетто... Только надо ли всё это?

{29}


'07

*** Джон Смит из Бэйли пошёл на войну, Попкорн с собой прихватив. Он взял детишек своих и жену, Про тёщу свою не забыв. А также винтовку, патронов пакет, Ракетницу и автоген. На заднем сиденье лежит пистолет, Завёрнутый в полиэтилен. Их Хаммер несётся, пыль вьётся столбом, Собой затмевая весь свет. Но тут приключается жуткий облом В степи ведь Макдональдса нет! В нелёгких мученьях ползёт караван, Не видно проклятых врагов. В жестоком бою побеждён таракан (Убил его запах носков). Запас кока-колы стремится к концу. Предательски дёргает глаз. И потные струйки текут по лицу. Но тут вертолёт их всех спас! Их подвиг в газетах, герои страны! Про них снимет фильм Голливуд! О тяжестях будней великой войны. All right. Fuck you, bitch. Very good…

{30}


'07

*** У окошка ангел старый, Завернувшись в тёплый плед, Поёт песни под гитару Про любовь, про тьму и свет, Про февральские морозы, Теплоту июльских дней. Задаёт ему вопросы Город стынущих огней. Неспеша он отвечает Своей песней на вопрос, Его музыку встречают Фейерверки - дети гроз. До утра идёт общенье, А потом пора в кровать. Чай, галетное печенье… Старый ангел идёт спать.

{31}


'07

*** Я готов проходить сквозь холод и лёд, Танцевать посреди звездопада, Отправляться без крыльев в далёкий полёт Если ТЫ со мной будешь рядом. Я готов обрывать провода, жечь мосты, Оставлять города в руинах, Только если со мной будешь рядом ТЫ, Ну а я тебя не покину! Я готов твою руку держать хоть век, Не познав ни печаль, ни скуку. Потому что ТЫ - самый родной человек, ТЫ мою не отпустишь руку. Я готов играть в игры с нещадным огнём, С лютым холодом и жарким зноем, Потому что я знаю - и ночью, и днём ТЫ стоишь у меня за спиною. Так легко быть серьёзным и сильным. Смешным. Иногда превращаясь в поэта, Когда рядом находишься с самым родным. Моя муза! Спасибо за это!

{32}


'07

*** Держи мою руку, не отпускай, Иди до конца и не бойся финала. А если не хочешь - прости и прощай. Тогда все уйдёт и начнётся сначала. Держи мою руку, не отпускай, Иди по дороге бок о бок со мною. С тобой найдём двери, ведущие в рай. Держи мою руку, я дверь приоткрою. Держи мою руку, не отпускай, Чтоб ни случилось - плакать не надо. Я так люблю тебя, главное - знай То, что всегда с тобой буду я рядом. Держи мою руку, не отпусти! Даже когда есть желанье расстаться. Любовь одному очень сложно нести... Я за твою всегда буду держаться! Безотходное производство Люди разные нужны! Люди разные важны! Из одних мы сварим мыло, Из других сошьём штаны.

{33}


'07

*** Вроде бы всё написано, Сказано так, как хотелось. Причёсано и прилизано. В общем, совсем приелось. Вроде бы всё. И точка. Дальше - одно и то же. Всё? Нет. Рождается строчка. Новое что-то? Может. Как так могло случиться? Думал - последняя строчка. Нет. Мне всё только снится. Это - ещё не точка. Это - начало дороги, Дороги для одиночек. Пройду её, как и многие... Ещё тысячи новых строчек...

{34}


'07

Сантехник Петрович (под влиянием Н. Столицына) Петрович - сантехник без стажа (Любитель попить, покурить) Несёт сапоги на продажу, Потом чтоб портвейн купить. Ему очень хочется водки… И трубы безбожно горят! Он махом бы выпил две сотки, (Не пил же часа два подряд). Но всё же дешёвый портвейн… Ведь нужно работать. Пока. Сантехник Петрович Кобейн Накатит - и вся недолга. И вот по озябшим проулкам Петрович плетётся босой, А сзади пыхтит очень гулко Задумчивый ангел с косой...

{35}


'07

*** Там, где кончается детство Начинается старость, Кирпичные стены в мозгах, Мировая усталость, Тревожные лица людей У гастронома. Там, где кончается детство Начинается кома. Там, где кончается детство Есть место игрушкам: Куклам с мозгами из ваты, Героям и пушкам. На них не возможно без слёз И без смеха смотреть. Там, где кончается детство Начинается смерть. Там, где кончается детство Ухмылки на рожах. Ты со своими правами Ничего не можешь. Нет ничего своего Ведь всё дали взаймы! Там, где кончается детство НАЧИНАЕМСЯ МЫ!

{36}


'07

*** Лучик света в темноте Миллионы лет летел, Сквозь вселенский лютый холод Пронести тепло хотел. Мимо звёзд, комет, планет, Оставлял везде свой след, Пробиваясь сквозь преграды, Не надеясь на рассвет. Мимо Млечного Пути, Лучик света мой, лети! Встретишь там мою родную Её грей и ей свети. Поселись в её глазах, Пусть она забудет страх И наполнится любовью. Да храни её, Аллах!

{37}


'07

*** В каждом из нас существует животное: Грязное, липкое, злобное, потное. Разум оно теребит своей лапою, Маме грубит, пререкается с папою. Зыркает взглядом своим ненасытным. Мне иногда ужасно обидно! Мысли и чувства мои подчиняет Планы коверкает, судьбы ломает. Бесится с жиру, икает от скуки, Всех обрекая на жуткие муки, Чухает за ухом, громко рыгает, На злодеянья меня подстрекает! Дайте же мне поводок покороче, Жёсткий ошейник - пусть воет как хочет! Больше на волю его не пущу я! Я человек, а не зверь. Аллилуйя!

{38}


2008 метров над уровнем моря Место встречи Икаров


.


'08

*** Твои тёплые ладони Меня гладили по спинке, Ты сказала: «Ну же, соня!» Надевай свои ботинки! Надевай пальто и шапку Вон она под табуреткой! Не ступи на кошки лапку! (Кошка рядышком со Светкой) Одевайся потеплее, Ведь на улице прохладно. Ну, а шарфик? Заболеешь! Всё? Оделся? Ладно-ладно! Говорила-говорила, Взяла за руки. ИДЁМ! На дворе зима застыла, Мы с тобой по ней бредём. Тихо снег скрипит, и лужи Все промёрзли. Аж до дна. «Ты один мне очень нужен!» «Ты одна лишь мне нужна!» Мы бродили по проспектам, Как в болоте журавли… Мы с тобой - как будто секта. Секта истинной любви...

{41}


'08

*** Добрый доктор Айболит, Он под деревом сидит, Приголубит и излечит, Успокоит, исцелит! Если голову народ Депутату оторвёт Айболит возьмёт иголку И опять её пришьёт! Заболел алкоголизмом? Он поставит тебе клизму: Трёхлитровую, большую, По всем правилам феншуя. Нет таблеток? Не беда! Пуговица есть всегда! Так что больше не волнуйтесь За здоровье, господа!

{42}


'08

*** Слёзы текут рекою Значит, улыбка близка. Депрессия - чёрт с тобою, Жизнь без любви - тоска! Слёзы текут рекою Значит, я ещё жив. В сердце бетон с тоскою, В сердце унылый мотив. Есть ли смысл в печали? Вырву из сердца прут. Если нигде не ждали Значит, уже где-то ждут. Серые лица прохожих, Свет из трамваев - как бритва. Но тосковать негоже, Песня - моя молитва. Слёзы текут рекою Значит, улыбка близка. Депрессия - чёрт с тобою! Жизнь без любви - тоска.

{43}


'08

*** Иногда даже самый спокойный пёс Разрывает свой поводок, На котором он ел, на котором он рос, На котором он дом стерёг. Чрез забор перепрыгнув и в лес бежав, Он скитается средь дерев, Не знакомы оковы чужих держав И не страшен медведь и лев. Он умрёт. Он не знает в охоте толк. Он умрёт под старой сосной. Он умрёт. Но не псом. Он умрёт как волк И воскреснет новой весной…

{44}


'08

*** Принцесса живёт в замке На холме, из слоновой кости, Она постоянно грустит К ней никто не заходит в гости! Вокруг алмазы, рубины, Зеркала ей светят фальшиво. Она постоянно ногти грызёт На грани нервного срыва. Мешает виски с абсентом И нюхает белое счастье. Принцесса не стоит ни цента С штрихкодом своим на запястье. А принцы идут мимо замка, На стенах его пишут маты. Принцесса хотела быть всем Теперь её ждёт расплата.

{45}


'08 Жить Курить в форточку, Рисовать чёрточки, Вышивать ноликом, Принимать анаболики, Пить тишину, Готовиться ко сну, Ждать весну, Прекратить войну. Быть собой, Спорить с судьбой, Плевать ядом, Находиться рядом, Пить, Жить, Быть. По-человечески выть, Не остыть, Не забыть, Простить, Отпустить, Жить, Жить, Жить. ... ... А также: Вырывать из себя листочки, Писать ненужные строчки, Ждать рассвета,

{46}


'08 Потом темноты, лета, Секса, пива, позитива. Слова подгонять красиво, Ждать мессий у подъезда, Не находить себе места, Решать - плыть или не плыть. Надеяться, Верить, Жить. ... ... ... И так до бесконечности: Время винить в скоротечности, Раздеваться и раздевать, Быть оплёванным и плевать, Толпиться на пыльных улицах, Смотреть с умным видом Кустурицу, А может быть даже Феллини. Быть постоянно на линии, Оттаптывать ноги в трамваях, Жить-умереть играя. Смеяться и даже плакать, Ногами месить слякоть, Грустить и в истерике биться, Кем-то всегда становиться, Жить по канонам и правилам, Что нам глупость оставила. Считаться опять графоманом, Жить, не видя обмана. Складывать деньги в копилку,

{47}


'08 В мозги забивать опилки, Потом на кладбище гнить. И всё-таки: Жить, Жить, Жить. ... ... Опять быть тобой осмеянным. Взойти не страхом посеянным, А золотой пшеницей. (И ты понимаешь, что тебе это снится) С утра в зеркала заглядывать, Загадки свои разгадывать, А потом загадать опять. Дружить, влюбляться, гулять, Болеть, чихать, выздоравливать, Себя из чего-то сплавливать, Потом обрастать подробностями Со смешинками или злобностями. Стоять в очереди за хлебом, Влюблёно улыбаться. Нелепо. Мыть ноги, ещё чистить зубы, Тебя целовать в губы. Взрывать, тухнуть, искрить. И всё-таки: Жить, Жить, Жить, Жить, Жить...

{48}


'08

*** На тёмном небе звёзды светят, Плывёт усталая луна. В кроватях спят давно все дети... Мне не до сна. Я у окна. Я жду, когда растают стёкла, Оставив мне провал окошка. (От звёздных ливней вся промокла) Зайдёт в мой дом лениво кошка. Как другу ей: «Привет-привет!» Её за ухом нежно глажу. Она мурлычет мне в ответ И на колени ляжет даже. Уйдёт печаль, уйдёт и грусть, Уйдёт и кошка в полвторого. И ночь уйдёт с ней. Ну и пусть! Ведь завтра всё вернётся снова...

{49}


'08

*** (посвящается Ющенко) Наш президент - гарант конституции. Он у меня вызывает поллюции! Спросим его: «Ты теперь навсегда?» Он улыбнётся и скажет нам: «Да!» Он открывает нам двери куда-то: Евросоюз, а быть может и НАТО. Спросим: «А будет ли в кране вода?» Он улыбнётся и скажет нам «да!» Он получает зарплату большую, Я каждый день его фото целую. Тихо спрошу: «Не умрём никогда?» Он улыбнётся и скажет мне «да!» Мы за него постояли горою, Мы все довольны, я это не скрою. Спросим его: «Мы идём в никуда?» Он улыбнётся и скажет нам «ДА!»

{50}


'08

*** Где ты был, когда сердце плакало? Счастье пил, увлекался знаками, У метро ожидал пришествия, Занимал своё место в шествии. Где ты был, сердце выло волками! Забивал свои книги полками, Забывал своё имя, отчество, Открывал для себя пророчества. Где ты был, когда сердце плавилось? И в душе пустоты прибавилось? Отставлял мне свои послания, Исполнял для себя желания. Где ты был, когда сердце стыло? Когда жизнь обо мне забыла? Рисовал свою жизнь узорами, Забивал мозг пустыми ссорами. Где ты был, когда всё истаяло, И весна алкоголь разбавила? Истончал и исчез мечтанием. Назовём этот смех прощанием...

{51}


'08

*** Ещё верят в Изумрудный Город И волшебника страны Оз. Хотя видят, подол Дороти Давно мокрый от слёз. Люди верят - Канзас близко! Хотя он уже далеко. И не видят на стенах записки Прозрачным чьим-то мелком. Кто-то ищет дороги жёлтые, Но лишь серые есть кругом. Все неверием сильно стёртые И залитые кипятком. И куда же бредёшь ты, Дороти, По разбитым своим мечтам? Все дороги в Бетонном Городе Приведут тебя в никуда...

{52}


'08

*** Мы ярче сотен солнц пылаем. И так боимся темноты! Быстрей свечи во тьме сгораем, Расплавив сердце и мечты. Мы так хотим, чтоб нам светили, Что гаснем сами, на виду. И ловим свет сквозь дни и мили, Чтобы свою зажечь звезду. Мы слепим, плавим, обжигаем, Вместо того, чтобы светить, Секундой позже исчезаем, Хотя могли светилом быть. Свети для тех, кто с тобой рядом, Дари тепло, любовь сердцам. Не ожидай за всё награды, Свети Сверхновой до конца!

{53}


'08

*** Я - нервный голос поколенья Без идеалов и идей. Готов орать до исступленья Ради копеечных затей. Я - революция безделья И лень, разлитая в веках. Для всех отравленной капелью Несу отчаянье и страх. Я - крик, срывающийся в шёпот, Я - боль, гремящая в груди, Я - миллионный мерный топот И ветра пенье впереди. Я - плач униженных, избитых И государством вмятых в тлен. Толпой оплеванных, забытых, Своей страною взятых в плен. Я - истеричное молчанье, Окаменевший детский смех. Я - бесконечное прощанье. Не для себя. Для вас. Для всех...

{54}


2009 метров над уровнем моря Облачно


.


'09

*** Виноват ли кто-то в расставаньях, В горьких слёзах, льющихся из глаз? И в болотном мертвенном молчанье? В леденящем равнодушье фраз? В прозябании на стылых остановках? В телефонных ноющих гудках? И в обрывках памяти, неловко Остающихся штрихкодом на руках? И в рассветах бесполезно серых, В одиночестве встречаемых опять? Всё, достало. Есть у грусти мера… Я, прощая, отправляюсь спать... А вы хардкор сыграть смогли бы? (посвящается В.Маяковскому) Я сразу смазал карту выходного, Плеснувши в рюмку водки снова, На холодце меридианы Рукой несмелой начертив, На жабрах рыбы медной пьяно Прочёл брюзжанье новых губ... А вы хардкор Сыграть смогли бы На балалайке сточных труб?

{57}


'09

*** Люди часто строят стены: И снаружи, и внутри. Да потолще - непременно! Не влезай и не смотри! Из обид и недомолвок, Одиноких кирпичей, Люди часто строят стены Без двери и без ключей. А я тоже строю стены, Но с дверями и замком. Очень скоро - непременно Нам с тобой построю дом! Наполеоновское В своей треуголке с довольным лицом Склонился над картой Европы. Был мил, но вырос, увы, подлецом! Людьми переполнил окопы. Ах, если бы каждый отдельный солдат Не стал подчиняться приказу, А думал своей головой, и тогда Все войны б закончились сразу.

{58}


'09

*** Прости меня, Боженька, я был не прав! Я знаю про Твой праведный нрав, Но я очень слаб и жесток иногда... Прости меня, Боженька, как и всегда! Прости, что ругаюсь, прости, что курю И глупости милой своей говорю, За злость и за зависть прости меня тоже Пройдёт пару лет, и я буду хорошим! Я буду носить только галстук с костюмом, И диски для взрослых под шкаф я засуну. Пойду на работу, забуду про пиво... Я буду хорошим, прилежным, красивым! Прости, а пока я хочу веселиться, Чтоб жизнью разгульною так утомиться, И стать прямо очень, ну очень хорошеньким! Тебя я прошу - прости меня, Боженька!

{59}


'09

*** Ты - 200 грамм водки желудку без пищи, 5 грамм никотина, билетик из тыщи, Счастливый, но очень порою капризный. Ты та, кем так сильно гордится Отчизна. Ты - клей из пакетика, марка кислотная, Поминки весёлые, жизнь беззаботная, Свята и чиста, как одежда священника Тебя бы купил, да вот только нет ценника! Ты - шприц с героином, привычка мгновенная, Ты - фунт табака, дорогая и ценная: Хранить в сухом месте, без доступа детям! Но я уже взрослым попал в твои сети. И ладно, ты - счастье моё однозначное! На шее готов завязать узы брачные. В ошейнике строгом по улицам с радостью Гуляю с тобой, с моей маленькой гадостью...

{60}


'09

*** Сумасшедший трамвай покатился по рельсам, Он скрипел, напевая, и в небо смотрел. Сумасшедший трамвайчик вспомнил о детстве Он в небо взлететь очень сильно хотел. Сумасшедший трамвай так мечтает о крыльях, Полететь вместе с птицами в жаркие страны. Только он проржавел и покрылся весь пылью, И бока так устали от мерзкой рекламы. О, трамвайчик! Трамвайчик! Мой ангел железный! Отрасти себе крылья, взлетай в небеса, И пусть там ты не будешь настолько полезным, Не для этого в мире нужны чудеса. Он по рельсам скользил, всё пугая прохожих, И котов, и собак, и забывчивых муз. И поэтов спешащих на чтения тоже, Даже дворников, мнущих в сомненьях картуз. И однажды взлетел, хоть и не было крыльев, Он отправился к солнцу погреть свой каркас, И блеснули бока сумасшедшею пылью… И не знает никто, где трамвайчик сейчас...

{61}


'09

*** Вместо слов - одни многоточия… Без тебя совсем обесточен я, Кулер сломан, процессор расплавился, Терабайтами диск жёсткий давится. Конденсаторы с криком взрываются, Проводки мои в прах рассыпаются, Кнопки вдавлены, вырваны мысли, Базы данных немного повисли. Без тебя, как без тока. В печали. Я люблю тебя. Очень скучаю. *** Пробиваясь зелёным ростком очень робко Через ваши мозги, что заплыли бетоном, Через ваши стаканы, бокалы и пробки, Я мечтаю о свете и новых законах. Чёрно-белые сны в моих листьях хранятся. Они ждут, чтобы солнце их в краски одело, Им так хочется тёплого ветра и танца... Я врастать продолжаю в гранит ваш несмело. Мои корни пробьются сквозь камни обиды, Сквозь пустые породы ненужных фрустраций, Чтоб все горести с грустями были забыты... И я выросту рощей прекрасных акаций!

{62}


'09

*** Зима сыпала, будто снегом, Кокаином на чьи-то раны, Я сидел, как больной Онегин, Ждал письма от своей Татьяны. Только спам, будто нет просвета В виртуальном концлагере глаз... И я понял тогда, что нету Ни её, ни меня, ни вас. *** В этом городе так мало света, Хотя много столбов с фонарями. Нежно жмутся к ним стаи поэтов, Отклонённых чужими дверями. Под сонаты котов и трамваев Они грустно очки поправляют, А потом, к своей музе взывая, Дожидаются и улетают. На них смотрят кусты и бродяги, Провожая задумчивым взглядом. А поэтам лишь нужно бумаги! И чернил. Вот и всё, что им надо.

{63}


'09

*** Мне кажется, я - листок на ветру, Мне часто бывает страшно. На самом-то деле, подобен перу, Что с корнем срезает башни. Я слаб и напуган, я глуп и жесток, Я прячусь, как мышь, по норам. Но кровью заполнится мой кровосток. По горло. И очень скоро. Я - рыцарь без лат и без дамы, увы! Я - пыль на ветру свистящем. Но всем, кто мне враг, не сносить головы Ни в будущем, ни в настоящем. Пускай ваши стрелы и пули свистят, От смерти спасут мои песни. Мне только вперёд и ни шагу назад! Сомненье - навеки исчезни!

{64}


'09

*** Вальгалла! Вальгалла! Не жди и не плачь! Не скоро свиданье с тобою. За ужином мой распрекрасный палач Удавится жёсткой петлёю. И ядом отравится опытный вор, Что должен клинок вонзить в спину. Промажет наточенный кем-то топор, А я, всем на зависть, не сгину. Не тронет свирепая стая волков, Укроет бурлящая вьюга, Рука не поднимется злобных богов Меня защитит вера друга. Вальгалла! Вальгалла! Не плачь и не жди! Но помни, что есть я на свете. Когда все пройдут в этом мире дожди, Мой дух принесёт тебе ветер…

{65}


'09

*** Мы все дети огромной страны, Мы - огромные странные дети. Пусть никогда никому не нужны, Но счастливей нас нет на свете. Дождь нас умоет, и ветер утрёт Слёзы и грустные лица. Только к победе, только вперёд! К той, что ночами нам снится. Пусть же газеты заменят нам плед, Листья цветов - макароны. Станут отдушиной сотни побед. Мы, как стена, непреклонны. Дети республик великой страны, Странные дети республик. Нам каравай предложили, а мы Выбрали черственький бублик.

{66}


2010 метров над уровнем моря Достучаться до небес


.


'10

*** Цитируй! Ты сможешь казаться умней, Ведь сам своих мыслей не свяжешь. Мне жалко тебя - знаешь меньше детей И меньше зародышей даже. Платон так сказал! Ну, а ты повторил, Не вдумался, просто озвучил. Ты сотни цитат наизусть заучил. Хотя мог бы сам сказать лучше. Своими словами бы что-то сказал, Да только не хватит смекалки. Пока он костром на полях полыхал Ты пламенем был зажигалки. Цитируй! Ведь нечего больше сказать И не о чем больше общаться. Поддержит тебя виртуальная рать, А нам же придётся расстаться.

{69}


'10 *** Пишу стихи... - Угу, я тоже! О чём? - О вечном, о любви... И как? - Да что-то все похожи... Как так? - Наверно, се ля ви... А о другом? - Совсем не тянет... Ты хоть попробуй! - Не моё... А в чём беда? - Строка застрянет... Ну а потом? - Потом враньё... Ты любишь хоть? - Не доводилось... А как же пишешь? - Как могу... Совет давать? - Ну, сделай милость! Вообще не начинай строку! *** Молодой, продающий надежды поэт, Выдающийся вечно куда-то. Но не изданный в грязных журналах. О нет! Да и в чистых не видно цитаты. Виртуальные строчки - бумага его, А пером будет клавиатура. И не нужно для счастья ему ничего. Кроме жизни. Вот это натура! Это образы, мысли в три строчки порой, Это поле не вспаханных грёз. Он и пашет, и сеет, как супергерой, Не смотря на жару и мороз. Пусть никто никогда не оценит труда Не для них, для себя эти фразы. Но не надо ругать чересчур, господа! Не у всех получается сразу.

{70}


'10 *** Мириады сожжённых нейронов Дешёвыми сигаретами. И мы были тогда молодыми, Называли друг друга поэтами. Миллионы утопленных мыслей В алкоголе и оправданиях. Мы в себе в эту вечность зависли, Ожидая то плах, то признания. Километры неизданных строчек Выстилались дорогами в небо. Мы - толпа внеземных одиночек, Что не ищет ни славы, ни хлеба. Мы же были совсем молодыми... Или, может, совсем мы не были? Остаётся читать листы и Повторять, что себя мы предали. Цены и ценники Дело явно не в цене, А скорее в ценнике. Я приписал себе пару нулей И стал экономическим изменником

{71}


'10

*** Поэт и пьяница. Практический святой! Теоретически, ещё и одарённый. А рядом - муза, с потрепавшейся фатой. На стуле вертится с улыбкой сонной. Поэт всё к ней Мол, так скажи и так! Она же лишь по сторонам глядит устало. Она замучена, Он тоже. Как дурак. Её всё утомляет. Строчек мало! Отстань, пиявка! Муза хочет спать! Она давно уже зевает, но украдкой. Пускай разденется И ляжет на кровать. И спит с подушкою в обнимку очень сладко. А ты - бездушный, Жадный и слепой, Что алчет славы или же валюты, Свой стих поправь И тоже на покой. Вам с музой завтра ехать в институты...

{72}


'10

*** Сшиты тонкой леской И железобетонными мечтами, Подпоясаны цветными проводами, Улыбаемся так по-детски. Хочется всего лишь быть нами. Не взрослыми, не кем-то, а именно нами: Перестать вдруг играть словами, Играть только геймпадами В игры 90-х, Быть с тобою рядом и Знать, что всё очень просто, Кусать тебя за плечо. Есть ли что-то ещё Лучше, чем быть вместе и рядом, И наблюдать, как сгорают закаты? Диссидентское Оттепель прошла Время закручивать гайки. Сижу и из одних трусов Шью две майки.

{73}


'10

*** Выпадение волос Удивительный вопрос! Голова, увы, редеет, Но ещё мохнатей нос! Власы все уже седы, К ним же - метры бороды. Голова - как шар бильярдный, И усы, точно кусты. Даже плечи словно лес, С головы весь волос слез. Зато зубы все на месте! Вот, товарищи, прогресс! Даже травка на груди Говорит мне - не грусти! Что поделать, буду лысым... Не к гадалкам же идти! Лысый - тоже человек, Хоть и римлян, хоть и грек. Не топиться же от горя, Что у шерсти то - побег! Выпадение волос Удивительный вопрос! Без ответа, без привета Стал я лыс, как пылесос!

{74}


'10

*** Ты убила во мне художника, Ты убила во мне коня, Ты убила во мне сапожника, Ты убила во мне меня, 33 богатырских личности, Черномора и трёх качков, Человека, что без наличности, Даже армию дураков. Три команды футбольных - Лацио, Крымтеплица и плюс Милан. Это хуже всё, чем кастрация Или высылка в Магадан. Ты во мне весь оркестр угробила С дирижёром, что всем мешал. Раскалилась от злости добела, Укокошила зрительский зал. Ты убила во мне Кустурицу, Федерико Феллини, увы... Говорили, что с ядом курица! Оказались, конечно, правы... Ты убила во мне всех и всякого, Даже мысли и чувства. Мечты... Для тебя это всё - одинаково. А потом воскресила всех ты!

{75}


'10

*** Я обернул себя маленьким коконом В несколько прочных как глупость слоёв, Чёрные, милые, грязные локоны Прочно застряли в обёртке клеёв. Далее слой из бетона и стали, С толстым алмазным покрытием. Думаешь, что-то пробьёт? Да едва ли! Будет мой кокон отличным укрытием. Я потихоньку отстрою все здания, Что сметены твоим гневом и ядом. Сердце болит, как всегда, с опозданием. Мечется между Эдемом и адом. Да, я прощаю все шрамы и злобы, Приступы мелких капризов и ревность. Только не жди от меня, что «до гроба». Ведь у тебя и самой однодневность.

{76}


'10

*** У меня опять хандра Где-то в ягодицах: То ли вешаться с утра, То ли утопиться, То ли вырезать штрих-код На несчастных венах? Чтоб последний идиот Понял непременно, Как несчастна и больна, Вдребезги разбита… У печали нету дна, Верно ведь, Кончита? Жизнь без смысла, всё - печаль! Слёзы и потёки! Мне семнадцать, и февраль Леденит мне щёки… Плюс алмазы моих слёз Разрезают кожу. Суицид! Хандра! Невроз! Шоппинг??!! Хм... Поможет.

{77}


'10

*** Вы сильно, сударь, не серчайте! Вы Блока с торрентов качайте! На виртуальные приёмы Ходите, оставаясь дома. Девицам лестно серенады Пропойте вы, смотря де Сада. Потом взгрустните, но немного. И закажите мармелада! Вместо Татьяны письма шлите В Нью-Йорк, Стамбул, Киёв и Питер! Ах, не для вас? Ну, как хотите! Смотрите! Лучше мне смотрите! Вы, убегая от жандармов, С винта сотрите свою карму. И приготовьте вы плацдарму. Да, непременно, связь и стол. Хм. Терабайт придаст вам шарму... А коль серчаете, то в бой! Пишите гневные посланья, Пророчьте смерть и наказанье! И вмиг прозаик и поэт Безлико выполнят заданье... О, что за чудо - Интернет!

{78}


'10

*** Вверх взлететь и оглядеть вас всех. Слышать тормоза и плачь, и смех. Быть намного выше всех утех. Сверху наблюдать и блажь, и грех. Знать, То прогорать, то снова выплывать… И у себя себя же воровать, Не унывать, но всё же выпивать. И взлётной полосой стоит кровать, А нам уже так поздно рисковать, У нас уже нет время долго ждать И даже нет желанья понимать. Кого-то на коленях пьяным звать, Опять душонку сдать и пропивать… Здесь жить, а после смерти выживать... Стой! Я так хотел отправиться с тобой! В полёт за несожжённою листвой. Ты навсегда останешься со мной: То криком сов, то порванной струной… Ты навсегда останешься живой. Когда замолкну - за меня допой! Пока пройдусь я стёртою тропой… Я умер, но я всё ещё живой... Закопан, но я всё ещё живой... Затоптан, но я всё ещё живой...

{79}


'10

Пока твой голос всё ещё с тобой. Не обрывайся, пой, что силы, пой! Пока не смолкнешь - я ещё с тобой. Заря придёт и оборвёт все якоря. Я знаю, что всё это будет зря… Меня убьёт листок календаря… А КТО-ТО ПРОЧИТАЕТ, ВОСХИЩЁННО ВСКИНЕТ РУКИ И В СЕРДЦЕ ВЫЖЖЕТ СТРОКИ, ПОСЛЕ СКАЖЕТ: «ВСЁ НЕ ЗРЯ!» Повелитель мира Если не убьёт очередная сигарета, Алкоголь в крови не приведёт к кровавой драме Так и быть, я захвачу планету! Несмотря на то, что я в пижаме…

{80}


'10

Любовь - теракт Когда-нибудь сердце взорвётся Испуганными оригами. Глаза выцветают, и даже Душа превращается в камень, Мозги превращаются в кашу. Я стал неподъёмно старше, Я стал серьёзнее даже. Мой мир превратился в плёнку Потёртую и ч/б. Меж ним и мной - перепонка. Столкнуть нас и будет «П». А мы непременно столкнёмся Нас тянет друг к другу опять. Любви напалмом взорвёмся, Чтоб пеплом землицу обнять. Зато за секунды сгорая, Мы вам осветим этот путь. Любовь как теракт. Я знаю. И ты никогда не забудь. Себя в серый пепел стирая, Вмерзая в озноб ноября, Смотрю на всех вас и знаю. Что снова взрываюсь не зря.

{81}


'10

*** Мне хочется к тебе прижаться, Обнять, а ты настолько злая, Что я при -240о, Объятый гневом, закипаю. Я плавлюсь, слёзы высыхают И улетают в небо паром, Мои мечты опять сжигая. Мой город весь объят пожаром. Я сдал оружие и гордость И контрибуций отдал слёзы. Мои уверенность и твёрдость Разбились о твои неврозы. Я обниму, испепеляясь. Я улыбнусь, пусть ветром пыли. Уже не тот. Я знаю. Каюсь. И мы не те, кем раньше были.

{82}


'10

Мы - любовь Пусть кажется - у ночи нет конца, И у печали с грустью дна и края. У нас с тобой всё будет хорошо. Я знаю. Взойдёт над нами солнце, сгинет мрак, Пройдут все горести, невзгоды и печали. И на колени станет самый лютый враг, Которого не раз с тобой прощали. Простим и в этот раз. Нам не впервой. Забудем все обиды, гнев, упрёки. Ведь мы - любовь. С тобою я - живой. Мы никогда не будем одиноки.

{83}


'10

*** Забытая игрушка на скамейке Под градом или даже под дождём Всё ждёт дитя в зелёненькой кофтейке, Что отнесёт её в уютный дом. Всё ожидает игр, веселья, плясок, Компании из плюшевых зверей, Чудесных персонажей, что из сказок… Им всем бы было вместе веселей. А время пролетает и проходит. Не происходит на скамейке ничего. За ней никто к скамейке не приходит… Забыли или бросили её? И плакать не возможно - не живая. Глазёнки-пуговки и ваты целый ком. Пусть никого, но мы с ней точно знаем За ней придёт ведь кто-нибудь. Потом.

{84}


'10

Ангелопедия У каждого ангел бывает особый: У лиц духовенства - смиренный и с робой, Чиновников ангел в костюме, с барсеткой, Детей - в ползунках и с превкусной конфеткой. Врачей ангел сонный, в халате и с клизмой, Актёров - забавный, смешной и с харизмой. Поэтов - уставший спасать от запоя, Шахтёров - чумазый, уже из забоя. Милиции ангел - суровый, с дубинкой, Сапожников - с сотней гвоздей для ботинков, Учительский ангел - в очках и с указкой, Водительский ангел - с домкратом, запаской. Служить. Защищать. Круглосуточно. Вечно. Тебе же плевать. Это так человечно! (А я разорвусь в нетерпении скоро: Ну что же за ангел у порно-актёров?)

{85}


'10 Ты хочешь, чтоб я был ангелом Ты хочешь, чтоб я был ангелом: Ты клеишь мне крылья из перьев подушек, Ты делаешь нимб из проволки тонкой, Ты шьёшь мне туники из старых ночнушек. Ты хочешь, чтоб я был ангелом: Ты в руки даёшь мне удобную лиру, Печатаешь гимны и оды на плёнках, Меня приучая к молитве и миру. Прости, но я не ангел, нет! И даже не похоже. Хотел бы быть, но не судьба… И ты не ангел тоже... Ты хочешь, чтоб я был ангелом: Чтоб был идеальным везде и всегда, Смотрел на тебя и вздыхал, и вздыхал… Но нет, не такой я. Просто беда! Прости, но я не ангел, нет! И даже не похоже. Хотел бы быть, но не судьба… И ты не ангел тоже...

{86}


'10 Ты хочешь, чтоб я был ангелом: Чтоб был так смирен и так чист мой профиль, Чтоб я был кристальней, чем твой милый взгляд. Но ты извини... ведь я - Мефистофель... Прости, но я не ангел, нет! И даже не похоже. Хотел бы быть, но не судьба… И ты не ангел тоже... *** Здесь - не Москва, - мне жалился поэт. Провинция, убогость и медведи! Ни капельки культуры просто нет! Как надоели серые дни эти! Здесь - не Москва, - мне плакался маляр. Пардон, художник пятого разряда. Здесь у людей есть пречудесный дар Им ничего, кроме еды, не надо. Здесь - не Москва, - мне нылся гитарист. Там слушают Серёгу, Ёлку, Аллу, Дышать здесь негде и пространства мало. Для творчества здесь очень путь тернист! Да, не Москва, ребята. Эх, беда! Она ведь - как алмаз. На расстоянье. Вещички собирайте - и туда. Не нужно тратить время на прощанья.

{87}


'10

*** Маленький принц вырастает в Большого, Я ошибаюсь снова и снова... Книжки опять мне наврали и, значит, Я обречён на неудачу. Бьётся, кричит, льёт слёзы в подушку Маленький Принц - большая игрушка. Роза завяла, гибнет планета, Грусть и тоска... И опять конец света... Плачет планета, надо прощаться. Цепь одиноких реинкарнаций... И, умирая снова и снова, Он ожидает заветное слово... Нет той души, что раздели печали Вы разминулись и не повстречали. Глядя в холодные чёрные дали, С грустью в обнимку - надеялись, ждали... Маленький Принц вырастает в Большого… Жизнь - одиночество. Снова и снова... Холод Вселенной теплее, чем сердце. Мне не согреться в сгорании терций… Плачет планета, надо прощаться. Цепь одиноких реинкарнаций… И, умирая снова и снова, Он не дождётся важного слова...

{88}


2011 метров над уровнем моря Воздушный океан


.


'11

На западном фронте без перемен На западном фронте без перемен: Нет фронта - и все перемены. А люди ржавеют, попав в этот плен, Людей начинают жрать стены. Ни фронта, ни родины, гол, как сокол Ни смысла, ни песни, ни страсти. Лишь дни одиночества, как частокол, И мысли, что рвутся на части. Ни друга, ни даже какого врага, Ни даже любви захудалой. На западном фронте лишь гладь да тоска, Лишь крест да негладкая гроба доска, Лишь вкус на губах воды талой. На западном фронте - любой из фронтов: Невидимых, занятых, мёртвых. Здесь нет никого, так, что каждый готов Сражаться «до жизни» и гордо.

{91}


'11

*** Это всё - нехватка тебя в моём организме, Это - целых пятнадцать минут без твоей красоты! Если ты частичка меня, то я весь в нарциссизме. Ты всегда в моих снах, и в мечтах моих только лишь ты. Без тебя это солнце не светит и даже не греет, Без тебя все слова - это воздуха вялая дрожь. И поранить меня так никто никогда не сумеет, Как твой взгляд, что острее, чем самый наточенный нож. Ты - как кошка, сама по себе, но всё рядом со мною. Ты - бальзам, то пьянишь, то врачуешь, в больших дозах - гроб! Ты быть можешь периной, ты можешь быть даже стеною. И кидаешь то в жар, то в веселье, то даже в озноб. Я не жалуюсь, книги для жалоб опять запретила. Отключила мозги и права, забрала Интернет… И теперь мне отлично, забавно, уютно и мило. Я тебя обожаю, спасибо, да-да, жалоб нет.

{92}


'11

*** Мы делаем музыку громче, мы громче кричим в микрофоны, Не слыша, как плачет ребёнок под телом тяжёлой колонны, Не чувствуя пульса любимых, не слыша «люблю» и «до встречи». Мы просто кричим, надрываясь, считая - успех обеспечен. Мы глохнем от криков и рёва, мы просто орём, разрываясь, Не слушая тихие вздохи, И с тем, кто молчит, не считаясь. Нам нужно, чтоб нас услыхали, нам хочется часто вниманья. Но кто же, простите, захочет послушать другое созданье? Срывая уставшие связки, срываясь на хрипы и шёпот, Глухие от собственных криков, чужой игнорируя ропот. Оглохнув, потом и ослепнув, затем онемели и сдались. Мы делали громче и громче, и вроде бы мы просчитались… А если немножечко тише, ну хоть бы немножечко тише! Но мы очень сильно боялись, что нас так никто не услышит. И, вновь обретя свои чувства, зачем начинаем по новой? Кричим и орём, надрываясь. Не поняли... что тут такого...

{93}


'11

Капризной розе от Маленького Принца Я - твой Маленький Принц, ты - моя капризная роза. Я наивен и добр, и, порой, погружён я в мечты. Я ищу в чём-то смысл, ты шипы выставляешь с угрозой… Я смертельно сражён остротою твоей красоты! Ты в стеклянной короне немного большого размера, Может, кто-то её назовёт и хрустальной тюрьмой. Но они-то завидуют просто тебе, лицемеры, Выбирая свой путь между клеткою или сумой. Я то в дальний полёт, то прирученных мною ласкаю. Я в ответе за них, хоть так это терзает тебя! Но иного пути в этой темени, жаль, я не знаю… И сквозь тернии лучше к звезде, чем совсем не любя. Королевство моё - это лишь небольшая планета. Я там принц, я там граф, я там даже, наверно, король. К сожалению, кроме вулканов совсем больше нету Ничего, но, коль любишь меня, ты остаться изволь! Да, я знаю, что где-то таких есть как ты миллионы. Нет, они мне ни капли, совсем, ни за чем не нужны. Я тебе прошепчу «Спи спокойно» достаточно сонно… И потом за тобой досмотрю все чудесные сны.

{94}


'11

Большое спасибо маленькому сердцу Сердце латано-перелатано, всё в заплатках. Извини, тебе часто бывает не сладко: Тебя штопают, ну а затем разрывают на части, Ты то бьёшься в экстазе, то сёрбаешь счастье. Ты то ноешь, то плачешь, ревёшь, как белуга, То забьёшься ты в угол в припадке испуга… Тебя сотни и тысячи раз разбивали. И ведь в каждый из них говорило: «Едва ли! Больше нет здесь ни места, ни даже местечка!» Но всегда находил в тебе небо, сердечко, Безграничную синь, васильковое поле. Ты не губка, чтоб впитывать горе и боли… Ты совсем не Грааль, ты не кровью, а светом До краёв наполняешься в рёберном гетто, Оставляя другим плач, тоску и печали. Ты кричишь, когда связки в испуге смолчали. Ты прощаешь все самые злые обиды, Продолжаешь любить, даже если разбито, Продолжаешь терпеть и надеяться даже: Ведь любовь и добро - твои вечные стражи.

{95}


'11

*** Где-то в домах гаснет свет, затихают оргазмы, Ёрзает нервно на стуле понурый поэт То ли депрессия, то ли замучили спазмы… Эх, ты, чудилка, давай, убирай пистолет! Где-то в домах закрываются двери и шторы, Капает так оглушительно кухонный кран, Тихо моргают луне и поют светофоры, Где-то вздыхает, мерцая, уставший экран. Сны так прекрасны, однажды я в них и останусь, Но предлагаю ещё подождать и допеть. Всё хорошо, моя жизнь так похожа на пряность И приправляет собою отлично всю снедь. Я допою колыбельную городу тихо, И подворотнями мышкой домой я скользну. Дворники ранние взглядом проводят, как психа… Мне всё равно, я забуду, как только усну. Где-то в домах зажигается свет, варят кофе, И раздражённо гудят голоса за стеной. Пусть даже он в этой части совсем и не профи, Мирится хмурый поэт с полусонной женой...

{96}


'11

Истина в вине Мне говорят, что истина в вине, Не уточняя, жаль, в каком стакане. Быть может, спряталась она на самом дне, Нырнув туда вощённым оригами? In vino veritas? Не верю. Проверял. In vino - опьяненье и похмелье. Ищу я истину, наполнив вновь бокал... Но нет её. Лишь пьяное веселье. Лишь лица красные, да громкий разговор, Беседы по душам и до рассвета. Жалею тех, кто верит до сих пор, Что истина в вине. Её там нету.

{97}


'11

Не плачь, Иуда Не плачь, Иуда! Они слепы - им не понять.  Наступит утро,  И будут вновь в тебя плевать.  Любовь - как жертва.  Он попросил тебя предать.  Любил всем сердцем  И обречён теперь страдать.  Не плачь, Иуда!  Слезами горю не помочь!  Наступит утро,  Что для тебя черней  Чем ночь.  Чем больше любишь,  Тем выше плата, таков рок.  Для всех - предатель,  Но, что просили - сделать смог.  Пусть проклят людом,  Но не ему тебя судить.  И я не буду.  Никто не может так любить! 

{98}


'11

Не плачь, Иуда! Ты всё равно будешь в раю.  Среди проклятий  Ты сохранил любовь свою.  Любовь - как жертва.  Он попросил, ты всё отдал.  Не плачь, Иуда!  Хоть от их лжи ты так устал… Своё и чужое горе Сегодня все напишут про Чернобыль:  Про боль, трагедию, что так невыносимы,  Ведь тронули сердца людей всех стран…  И просто «позабудут» Фукусиму.

{99}


'11

В ожидании алых парусов Как Ассоль ждёшь алых парусов, К старости разводишь лишь руками.  Сердце вынув и разбив о камень,  Задвигаешь душу на засов. Ожидание. На месте. На посту.  Пальцы яростно впиваются в друг друга.  Сердце всё тоскует: «Ну-ка, ну-ка!  Айн момент, и ты узришь мечту!»  Айн момент. И цвай. И миллиарден.  Не алеет парус твой вдали…  Видимо, не те раздали карты,  Видимо, приметы подвели.  Ах, лицо разрезали морщины.  Ах, хладны и пальцы, и душа.  Где же паруса и те мужчины,  От которых отделял лишь шаг?  Ждать и верить, призывая чудо,  Клянчить у гаданий и у снов?  Больше парусов я ждать не буду.  Я свои поднять уже готов.

{100}


'11

Ничего не происходит Мы все ходим понемногу В дымке смога,  Ищем Бога...  То смешно, то одиноко.  Жизнь течёт по водостоку.  Ищем, ходим,  Что-то «вроде»...  То приходит,  То уходит.  Мы стареем,  Жизнь проходит...  Ничего не происходит.  Я жду, ты ждёшь, ожидаем...  Всё вздыхаем.  Всё не знаем.  Ничего не понимаем,  Ничего не замечаем.  А любовь внутри томится -  В клетке ребёр, словно птица!  Счастье в двери всё стучится!  Лишь бы видеть научиться!  А пока... Увы... Не спится...

{101}


'11

Искусство и толпа Толпа не знает - ей чего желать? Она рыгает сыто и со скуки,  «Художник» рядом потирает руки -  Пришёл «товар» свой яркий продавать.  Он у станка - всю ночь малюет он: То кошечек, то груши, то цветочки,  Закаты и рассветы, василёчки… Да что угодно за монетный звон!  К нему с упрёком друг: «Ты что творишь?  Ты знаешь, что всё это - не искусство?»  «Мне всё равно, в карманах ведь не пусто!  И в остальном всё тоже - гладь да тишь!»  «А на душе как?» - «Там царит покой!  Желудок полон - значит жизнь прекрасна!  А если нет, то глупо и напрасно  Живёшь! Не спорь с своей судьбой!»  «Художник» сложит вяло свой товар,  Рыгнёт, почешется, деньгу пересчитает,  В кабак затем уверенно шагает -  Умело пропивать свой «божий дар».

{102}


'11

Вытер всё-таки сопли поэт (посвящается Горюнову Валерию и Смирновой Яне) Вытер всё-таки сопли поэт, Перестал из всего делать драму:  Надоело писать слёзный бред  И держаться за папу и маму.  Вытер всё-таки сопли поэт,  Прекратил у других вызывать их,  Не лежит по неделям в кровати  И не злится на весь белый свет.  Вытер всё-таки сопли поэт -  Он возвысился над своим эго!  Он не альфа. И он не омега.  И не центр Вселенной, о нет.  Вытер всё-таки сопли поэт.  Воздвигать себе памятник нужно,  Пусть занятие это и скучно,  Но другого в его жизни нет.  Вытер всё-таки сопли поэт,  Посмеялся над слабостью мира  И пошёл прибирать всю квартиру. И готовить любимой обед.

{103}


'11

Эталоны любви Каковы эталоны любви? И насколько они эталонные?  Килограммы гормонов в крови  Или ночи в постели бессонные?  Или сотни похожих стихов?  Сколько в день смс и звонков?  Сколько в месяц цветов, обещаний?  Сколько встреч и прошедших свиданий?  Сколько слов о любви и обетов?  Сколько купленных за год билетов?  Каковы эталоны и цены?  Нужно мне это знать непременно!  А иначе любви не познаю,  Пройду мимо, опять прогадаю?  Не увижу её, не признаю?  Расскажите. Я жду-поджидаю.

{104}


'11

*** Мёртвым не нужны мемориалы. И парады тоже не нужны.  Мёртвые взирают так устало  На потуги лживые страны.  На распил бюджетов и откаты,  На дешёвый пафос торжества.  Им сказать так хочется: «Ребята!  Память лишь внутри у вас жива!  Память - вам не памятник, а боле!  Память - уважение в сердцах.  И не раз в году. Забыли что ли  О дедах своих вы и отцах?»  Память - наставленье поколенью.  Чтобы внуки чтили. А у нас?  Глупое, слепое поклоненье  И без веры скучный пересказ.

{105}


'11

*** С тебя - любовь. С меня - цветы и ласки. С тебя слова, с меня - и сын, и дом.  Не хочешь рая в шалаше, ты хочешь сказки.  Да, обязательно побольше и со льдом.  Тебя куплю я за подарки и цветы.  И чеком нам - колечко обручальное.  Так далеко от денег до мечты.  Печально. Белка и Стрелка в твоём микрокосме Я - как Белка и Стрелка в твоём микрокосме.  Щурюсь от солнца, взирая на звёзды.  Мне всё равно, что будет после -  Ведь сейчас всё предельно просто.  Запотевают стёкла скафандра,  Как-то не вовремя кончился воздух,  А у меня - лишь одна мантра,  Что всё предельно просто.  Кружит Вселенная, вальсы танцуя,  Мечет бисером звёзды.  Я в микрокосме, жизнью рискуя,  Твержу, что всё очень просто. 

{106}


'11

Пусть мой кораблик рвётся на части С треском и так печально.  Я утверждаю - это на счастье!  И шлю привет прощальный…  Кончился воздух, Млечный Путь плачет,  Солнце взирает с тоскою.  Но не могло быть всё иначе -  Вот я навек с тобою.  Я - как Белка и Стрелка в твоём микрокосме.  Щурюсь от солнца, взирая на звёзды.  Мне всё равно, что будет после Ведь сейчас всё предельно просто.  Вот разлетелся сотней кусочков,  Заняв микрокосма площадь…  Больше ни рифмы, больше ни строчки…  Вот всё предельно проще...

{107}


'11

*** Своей серьёзностью сломала, как игрушку, Из моих внутренностей вынула всю вату.  И я теперь - лишь оболочка, тушка.  Конечно, как всегда не виновата.  Приводишь доводы разумные и злишься,  Не понимая, что я - хрупкое созданье.  Внутри меня всё плачет и крошится  От твоего непо… непониманья...  Я ухожу, минируя отходы,  В глубины внутреннего мира, весь в занозах.  Ты практикуешь те же методы-подходы.  Разочарован, скоро перейду на прозу.  Я не могу стенать и даже плакать -  Всё потому что я, увы, мужчина.  Твоя прерогатива - вой и слякоть,  Но это далеко не все причины.  Крошусь словами глупыми, осколки  Летят куда-то, всё в других людей впиваясь.  Тебя люблю, даже сейчас. А толку?  Я в выяснениях чего-то растворяюсь.  И скоро превращусь я просто в маску,  Под ней скрывая боль, обиду, горе.  Но я пока что верю ещё в сказку.  И верю - не засохнет моё море.

{108}


'11

*** Я не знаю, кто начал первым. Да и смысл теперь выяснять?  Эти мысли не лечат нервы  И мешают ночами спать.  Мы могли бы смотреть на звёзды  И в восторге молчать до утра.  Всё могло быть легко и просто…  Но у нас ведь другая игра.  Наше слово - как будто иголка:  Может ранить и рану зашить.  Мы всё знаем, да только толку?  Мы не можем совсем решить...  Мы всё делим слова и ссоры…  Выжигают напалмом нервы  Бесполезные разговоры...  Я не помню, кто начал первым.

{109}


'11

*** Удалить тебя из своего сердца, Начисто, сжигая мосты и прилегающие территории.  Разбирать их на доски, чтобы согреться,  Стирая клочки пережитой истории.  Идти, склонив голову, не оборачиваясь,  Не отвечать ни за что на пропущенные.  Выкинуть всё, не заморачиваясь,  Плюнуть на все шансы упущенные.  Дать ещё шанс? Да куда уж там? Выгорел.  Сердце чернее, чем души прохожие.  В полубреду, обложив себя книгами,  Снова ищу я сказки похожие.  Всё удалить, удалить. Успокоиться.  Хватит, сердечко, иначе истреплешься.  Что-то не ладится. Что-то не строится.  Что-то внутри тихо плачет и теплится.  Не удалить, не забыть и не скрыться,  Может быть к горю, а может и к лучшему…  Эх, алкоголь, мне поможешь забыться?  Сон не прельщает душу заблудшую.  Жрать себя поедом? Всё пережёвывать?  Или себя любым ядом накачивать?  То ли глотать, то ли яростно сплёвывать...  Всё, удалить... Чтоб потом опять скачивать...

{110}


'11

*** Богат воспоминаниями Джимми - Богаче всех царей и королей.  Он был у власти (при другом режиме),  Он богом был для множества людей.  Режим сменился, Джимми упразднили.  Бездушно свергли и хотели расстрелять…  Посовещались. После - вдруг простили.  Но не хотели рядом оставлять.  И вот - один. С богатством... Но другое -  И не потратишь... Никому не передашь...  Осколок в миг исчезнувшего строя,  Нематерьяльного богатства дряхлый страж.  Не плачет, не кричит до исступленья.  Не сдался, хоть совсем уже разбит.  Но только в этом мире, к сожаленью,  Таким богатством вряд ли будешь сыт. *** Последний поэт докурил сигарету,  Поджёг свою рукопись... Выстрел в висок...  А где-то в постели, не зная всё это,  Сверхновый поэтик впивался в сосок...

{111}


'11

*** Литературные кружки С унылой вечной дедовщиной:  Тут будто мальчики мужчины,  Иные - словно пастухи. Здесь литератор-паразит -  Ни строчки в жизни, ни пол-строчки. Зато читает всех до точки  Тех, кто уж мёртв и знаменит!  Здесь критиканы правят бал,  Всё норовят порвать на части.  Уже достали свои снасти. И яд полит - поэт завял.  Кукушка хвалит петуха.  Петух - барана, тот ослицу.  (А та всё мнит, она - тигрица)  Из слов - одна лишь требуха.  Литературные кружки  С официозной вялой миной  Поэтам мёртвым дышат в спину  И пишут тухлые стихи.

{112}


'11

*** О, мой народ, клеймёный скорбью! Вставай с колен, отринь печаль!  Пусть радость бьется в сердце дробью,  Пусть вера будет точно сталь.  Враги тебя терзали, гнули,  Сапог свой ставили на грудь.  И пусть вокруг свистели пули -  Ты всё равно нашёл свой путь. Пусть утомлён своей дорогой, Не веришь в близость перемен, Но ты воспрянешь понемногу И встанешь, наконец, с колен. Вставай народ мой сильный, смелый, Народ мой добрый и могучий. И станем мы - единым целым, А не большой и пьяной кучей.

{113}


'11

Борьба с инакомыслием По законам военного времени, С высочайшего поощрения, Всех иных пустим на удобрения. И плевать на мольбы о прощении! Анархистов, цветных, перецвеченных… И иных - попадись в поле зрения! И замеченных, и не замеченных.  До их полного уничтожения!  А когда всех иных израсходуем,  Чтоб всё чётко и точно проверено,  С этой новой и чудной свободою  Мы своими займёмся уверенно. Поэтическая самоидентификация Я - лампочка русской поэзии,  Периодически мигающая.   По законам сей современности  ЭНЕРГОСБЕРЕГАЮЩАЯ.

{114}


'11

*** Я готов выполнять любые мечты, На скаку осадить любого коня,  Если в слово «люблю» столько вложишь и ты,  Сколько вложено у меня.  Я готов стать таким, как ты видишь меня,  И отдать часть того, чем я так дорожил.  Если в слово «люблю» вложишь столько огня,  Сколько я в это слово вложил.  Я готов! Я готов! А готова ли ты  Ждать с работы, любить и хранить мой очаг?  Воплощать и мои, пусть простые, мечты?  И сказать, что отныне ты больше не враг?  Я поднял белый флаг, я сдаюсь и смеюсь… Да и что кроме смеха-то есть у меня?  Мне лишь хочется слышать: «Я не боюсь»  И отдать тебе целое море огня.

{115}


'11

Моему любимому городу Я люблю тебя, проклятый городишко, Я люблю вас, глупые людишки,  Не взаимно, понимаю, это слишком,  Все равно влюблен я, как мальчишка. *** Пусть мой голос всегда остаётся с тобой  И поёт тебе на ночь песни.  Пусть не даст никогда очутиться одной,  Никогда, НИКОГДА не исчезнет!  Пусть все раны душевные он исцелит  И согреет в ненастье и стужу.  Если что-то при звуке его задрожит Значит, я ещё всё-таки нужен.  Пусть вберёт все тревоги твои и твой страх,  Осветит тебе путь твой в потёмках.  И играет улыбкой твоей на устах…  Пусть всегда будет сильным и громким!  Пусть тебе донесёт моих мыслей клубок  И распутать скорее поможет.  Пусть найдётся всегда для него уголок,  И пускай твой звучит во мне тоже.

{116}


'11

*** Я таю словно шоколадка В кармане джинсов тёплою весной,  Когда ты смотришь на меня украдкой...  Мои стихи - тебе одной... *** Я - вкус грима после поцелуя.  Ты - запах поля маленьких ромашек.  И мы друг друга пламенно целуем,  Пока всё осень кистями не смажет.  Пока дожди не смоют всё настырно,  Не выветрится запах лепесточков.  До этих пор всё будет тихо-мирно,  А после будет только грусть и точка. *** Осень! Приди, обними, успокой,  Ливнями смой все тревоги,  Гладь мои волосы тёплой рукой,  Мне принося теплоту и покой,  И освети все дороги  Жёлтыми красками. Мягкой листвой  Мне выстилая аллеи.  Осень, приди же! Ты видишь, я - твой?  И ни о чём не жалею...

{117}


'11

Прорасти в меня древом Прорасти в меня древом, А не только корнями.  Будь шёлковыми посевами,  А не острыми камнями.  Ласковым тёплым морем  Вместо сухой пустыни,  Неизведанной чудной территорией  Со знакомым прекрасным именем.  Нежномедовая, зеленоокая  Моя светлая королева...  Хватит быть такой одинокою!  Прорасти в меня древом! *** Она - моя альфа-хипстер,  Я - её омега-поэт.  Мы должны быть концом и началом.  Но... нет...

{118}


'11

Поэтесса кистей и красок Поэтесса кистей и красок И творец неземных миров.  Дай тебя увидать без масок!  Я уверен - уже готов.  Я бы смыл все слои из грязи  И картины чужих имён,  Ликовал бы тогда в экстазе,  Увидав чистый холст времён.  А пока ты - картина в картине,  И слои твои тайны хранят…  Но печали-то нет и в помине Разгадать их я буду лишь рад. *** Я хочу тебя так,  Что впиваются ногти в ладони.  Я хочу тебя так,  Что пульсируют даже ресницы.  Задыхаюсь в желании  С томным бессоньем  И мараю любовью  Пустые страницы.

{119}


'11

*** Ещё один идиот хочет быть Сидом, Ещё одна дура хочет быть Нэнси…  А я хочу быть собой  И дожить до пенсии. *** У моей свободы - горький вкус:  Алкоголь и никотин впридачу.  Пусть горчит мой смех, но я смеюсь,  И не будет никогда иначе.  Даже если завтра не проснусь,  Пусть сегодня дам судьбе я сдачи.  Пока жив - отчаянно смеюсь,  А умру - пускай никто не плачет!

{120}


'11

*** Нефтяное пятно - мои боль и обиды, Расплываясь, оно поглотит океан,  Что плескался внутри, и всё будет убито.  Только надпись гейм овер и чёрный экран.  Только вкус на губах этой нефти проклятой,  Только гадкие чёрно-чернильные сны.  И неясное чувство того, что когда-то  Лучик солнца почти доставал глубины.  Нефтяное пятно превратит глаза в бездну,  В два колодца, которым не будет границ.  И я в нём растворюсь, я растаю, исчезну,  Я впитаюсь чернилами в души страниц.  Я бы вспыхнул всем этим горючим болотом,  Загорелся пожарищем до облаков.  Мне нужна для пожара искра от кого-то…  А не куча рифмованных мною слогов.

{121}


'11 Дура и дурак Мы всё делаем не так, Мы - как дура и дурак:  То бежим на баррикады,  То поднимем белый флаг.  То люблю, то не люблю,  То всё так, то всё не так,  То вовек не потерплю...  Мы - как дура и дурак.  Нам всё кажется, что где-то  Повкуснее есть конфета.  Интересней, веселее...  Мы вздыхаем и жалеем.  Мы могли бы быть стеною,  Но пока это не так...  Ну же, дура, будь со мною!  Я люблю тебя!  Дурак. *** Рядом с тобой  Не получается быть гордым:  Характер становится мягким,  А половой орган - твёрдым.

{122}


'11 Сойдите с крыльев Сойдите с моих крыльев!   Не видите, что ли - грязны  Они? Ну же, сойдите!  Не то плюну вам на штаны.  Ну, хватит по ним так топтаться!  Они вам не сцена. О, нет!  Скорей прекратите все танцы!  Не то достаю пистолет...  Пускай я - не ангел, но всё же  Не повод мне крылья топтать.  К тому же, не ангел вы тоже...  На «три» - начинаю стрелять. *** Мой милый друг!  Твоего сердца стук  Слышу за тысячи километров,  Сквозь пение дверей, качаемых ветром,  И громкие стоны случайных подруг.  Биения звук  Уносит неспящую душу поближе  К той комнате, где ты размеренно дышишь,  Забыв на ночь снять свои фенечки с рук.  И сердцу легко пролетать океаны,  И горы седые цепляя крылом,  Затем, чтоб обратно лететь утром рано,  Храня в своей памяти твоё тепло.

{123}


'11

*** Пойми: Ссоры убивают меня лучше,  Чем никотин или алкоголь.  В любой игре ведёшь один:ноль  И ни за что не желаешь слушать,  Пока не чувствуешь мою боль  И, давящее на барабанные перепонки, молчание.  То ли любовь, то ли «встречания», То ли больше нет запасных аэродромов…  Двойное одиночество. Так знакомо!  Не любовь, а слова и обещания:  Вместо счастья - поцелуи и прощания.  Чувствуй себя как дома.   В спектакля радиовещании - молчаливая кома…  Злит наших чувств обнищание.  Хочется трэша, угара и Содома. *** Я - воздушный шарик,  Наполненный водородом.  Подожги меня!  Дай мне свободу  Разлететься по Вселенной и её галактикам.  Мне не нужна теория любви Мне нужна практика.

{124}


'11

Современное лекарство от одиночества Я зашёл в аптеку, Когда понял, что меня «накрывает».  Попросил: «Дайте что-то от одиночества.  Оно меня убивает! У меня больше нет сил!»  На меня грустно посмотрели  И сказали: «Бывает».  Подумав, предложили «Клерасил» -  Современное лекарство от одиночества,  Кто не знает. *** Мне плевать на слова о любви.  Извини, что я так - откровенно.  Если любишь меня - обними,  Поделись со мной самым бесценным.  Сделай то, что тебя попрошу.  Или сделай счастливым просто!  Извини, что я слишком спешу,  И не думай, что я такой чёрствый.  Но слова для меня - пустой звук.  (Я бываю порой недотрогой) Докажи, что ты любишь, мой друг.  Или просто забудь и не трогай…

{125}


'11

*** В твоих глазах, уставших глазах Все грусти мира, все грусти света.  В твоих глазах, прекрасных глазах  Кончилось лето,  Листья опали, и ты вся в слезах.  Ты не горюй, что солнце заходит,  И тьма подступает.  Ты зажигай свечи в душе  И лампу в квартире.  Ты открывай двери и окна  Души нараспашку!  Станет светлей, станет теплей  Вдруг во всём мире. Счастье придёт, только ты распахни Сердца рубашку.   Пой и танцуй, светись ярче солнца,  Теплей и надёжней!  Смейся взахлёб, не читай больше книжек,  Не лей этих слёз!  С этого мига ты ультрасвободен,  И всё тебе можно!  С этого часа ты весь настоящий,  И это всерьёз. 

{126}


'11

Солнце взойдёт и осветит проспекты, Бульвары и парки.  И отогреет замёрзшие окна Дремавших домов.  Жизнь так чудесна и вечно Подносит подарки.  И воскрешает забытые чувства Из плёночных снов... *** И кажется - друг до друга  Подать рукой.  Но ты - один берег пропасти,  А я - другой. *** Кто-то через тернии к звёздам,  Кто-то через грязь ко дну.  В жизни всё очень просто.  Когда выбираешь дорогу одну.

{127}


'11

*** Заламинировать сердце, Спрятать его в бумажник:  Чтобы не было больно,  Чтобы не было страшно.  Чтоб оставались шрамы  На ламинате тонком...  Сердце хранить «у сердца»,  Будто бы ксерокс иконки.  Будто нательный крестик,  Будто бы волос Бога В тихом, уютном месте  Пусть полежит немного.  Пусть там в цене поднимет,  Как золотые слитки...  Той, что меня обнимет  Дам его вместо визитки. *** Приходи ко мне,  Приноси все свои отчаянности.  У меня есть чай  И кчайности...

{128}


'11

*** Он крикнул «Банзай!», обнял нежно штурвал. Всё солнцу шептал: «За меня помолись!»  Хоть веровал в лучшее, но точно знал,  Что больше не сможет глотнуть эту высь.  Отец его - яростный ветер с небес,  А мать - плодородная почва земли.  Он крикнул «Банзай!» и с радаров исчез,  Давясь своим криком, делясь на нули.  А солнце услышало шёпот и крик  И жарко обняло его самолёт.  Такеши узрел просветленье в тот миг  И в солнечных зайчиках снова живёт.  Так крикнем «БАНЗАЙ!» и камнем с небес!  Сквозь тернии к свету, сквозь холод к теплу!  Пусть солнце найдёт на дне наших сердец  Ту силу, что сможет противиться злу.  Вместо припева:  Такеши, банзай! Мой стальной мотылёк!  Не стоит жалеть, что жизнь быстротечна.  Такеши, банзай! Ты сделал, что мог,  И в солнечных зайчиках будешь жить вечно...

{129}


'11

*** Очень многое нужно успеть: Долюбить, досказать, допеть,  Стать намного лучше и чище.  И не ждать, пока счастье отыщет.  Греть сердца, улыбаться беспечно,  Умереть и при этом жить вечно.  Вырастать вверх берёзовой рощей,  Быть открытей, честнее и проще.  Оставлять за собой пятна света...  Лишь с тобой я способен на это. *** Прыгает с крыши на крышу,  Будит мой град ото сна,  Всех распугав - и кошек, и мышек,  Смешная сестрёнка Весна.  Солнце в своих карманах  По переулкам несёт,  Чтобы зажечь сердца и экраны  И растопить весь лёд.  Где ты бродила, сестрёнка?  Где ты всё время была?  Видя тебя, лёд становится тонким,  И отступает мгла. 

{130}


'11

Ты разукрасила спины бульваров, Тихих проулочков вязь.  Прячется город в своих тротуарах,  И высыхает грязь.  Тут даже самые хмурые люди  Так улыбнулись вдруг,  Что испугали бродячих котов…  И те улетели на юг.   Где ты была, сестрёнка Весна?  Где ты всё время была?  Ждал тебя я, и ждала вся страна  Света, любви и тепла.  Пой же на крышах, свисти в дымоход,  На черепице пляши.  Мы тебя слышим, мой славный народ  Пляшет с тобой от души.  Ты не стесняйся, здесь только свои!  Здесь не бывает чужих!  Песни твои подхватят ручьи  И сердца братьев моих.  Где ты бродила, сестрёнка Весна?  Где ты всё время была?  Ждал тебя я, и ждала вся страна.  Рад, что ты всё же пришла!

{131}


'11

*** Знаешь, кто под черепахой, На которой держаться киты?  Там плечами держим тяжесть мира  Я и Ты. *** Однажды столь тесный терновый венец,  Мешающий мне  порой,  Вдруг станет лавровым. И, как гонец,  Покину бредущий строй.  И, мчась на ветрах впереди смертей,  Касаясь земли едва,  Давно обогнав и богов, и чертей,  Себе я шепчу слова:  «Успею, лечу, я смогу, доберусь -  Ползком, нагишом, без билета...  Дотронусь до солнца, а после вернусь,  Чтоб вам передать капли света».

{132}


'11

Не стоит цепляться за юбки Не стоит цепляться за юбки. Даже самые прелестные!  Твоё всегда будет с тобой.  Иные меры - бесполезные. *** Наши коктейли Молотова Наполнены любовью, Смешанной с нежностью В равных пропорциях. Плюс прочие запчасти, Типа смеха колотого. И нам с тобой достанется Наибольшая порция. При взрыве нас разорвёт на части, И, поливая мостовые кровью, Не успев сказать жизни «здрасьте», Мы растворимся с осознанием того, Что вот оно - счастье! Делающее из нас конфетти. И мы в его власти. Если, что не так Прости. И отпусти моё запястье.

{133}


'11

Бессмысленные мантры Главное - нравится девушкам. Можно писать всякую чушь: Про сигареты и псевдоромантику, Потёкшую чёрную тушь... Метать слова фантиками На дно человеческих луж. Где они будут сверкать бриллиантами, Заманивая и становясь виселицами. Бессмыслицы становятся мантрами, А мантры - бессмыслицами. *** Мне ветер нашептал, Что это - Кали-Юга. Что всё предрешено, И сочтены все дни. А после, через день, Он прошептал с испугом: «Ошибся, виноват, Бывает. Извини».

{134}


'11

*** Я за словом в карман не полезу, Ведь в кармане для слов места нет. Когда кто-то при мне за ним лезет в карман Тогда я достаю пистолет. Этих слов суета не даёт ни черта, Пусть на слух они так хороши! Но уныло скулит в них во всех пустота, Пробираясь к глубинам души. И вы тоже не лезьте за словом в карман Для хранения есть голова! Покажите всем фокус, оставьте обман… И из сердца достаньте слова! *** Я далёк от литературы Как Донцова или Харуки Мураками. Но с удовольствием задушил бы любого, Кто называет стихотворения «стишками».

{135}


'11

О, море! (Николаю Столицыну) Море снаружи, море внутри. Море вокруг. Тоска. Море с зари и до зари. И от виска до виска. Море.. и всё в этом слове слилось Сны о далёкой земле, В зубе застрявшая рыбная кость, Скрип наших душ в корабле,  Кока безумного плошки стряпни Всё-что-найдётся рагу. Скучные и близнецовые дни... Не пожелаешь врагу! БОЖЕ! ДОМОЙ! Меня слышишь? ДОМОЙ! Так я с катушек слечу! Дома неделю. Уже сам не свой. БОЖЕ! ОБРАТНО ХОЧУ!

{136}


'11

*** У Джонни - маленький член, У Джонни - большая душа. Он Богу кричит: «ЗАЧЕМ?» И слушает. Не дыша. У Бога в ушах поролон, Ему б отоспаться... Но нет: Сиреной в ушах - чей-то стон. Все просят счастливый билет. В кредит. Без процентов. Сейчас. Взамен даже слова не дав. Бог не открывает глаз. Спокоен, как будто удав. И Богу не нужно орать На ухо одной из сирен. Когда твоя цель не кровать Душа важнее, чем член.

{137}


'11

*** Я давно не играл в эти игры Я не помню всех сложных правил. В грудной клетке томятся тигры. Их без мяса совсем оставил! Они глухо рычат на лампу, И порою их кашель душит От духов глупых женщин-вампов. И хотят одного - наружу! Прочь из плена к другим планетам! Убежать из потёмок душных! Лишь бы дальше от прутьев гетто, Превратившись в тигров воздушных. *** Бросает из жара в холод, Из холода - снова в жар. Я пьян и чертовски молод, Когда даже трезв и стар.

{138}


'11

*** Всё серьёзно. Будто Ницше полушарий  Или Фрейд головного мозга.  Мы сгораем в безумном пожаре  Полотен Малевича с Босхом.  Хрипим заводными старпёрами  В электронных санаториях  И развозимся грустными скорыми  К звёздам ждущих тепла крематориев.  Тратя порох в пороховницах  На бездушные фейерверки,  Богу мы никогда не снимся -  Не с себя Он снимал эти мерки.  Всё серьёзно.  Как фильмы Кустурицы.  Всё серьёзней  Любого арт-хауса.  Только это - не повод хмуриться  Среди серобетонного хаоса.

{139}


'11 *** Падает уровень сигнала Твоего. Фактически до нуля.  Мне тебя бесконечно мало!  Моё сердце - кусок февраля.  Моё сердце остывшим кострищем  Первобытным пугает до слёз…  Мы друг друга наощупь всё ищем.  Мы не верим уже, что «всерьёз»…  Обнимаясь, как айсберги в море,  И целуя друг друга навзрыд,  Мы с тобой - полусчастье. Мы - горе.  Мы иллюзии, ссоры и быт. Горе Маленького Принца Маленький Принц поседел бы от горя, Вырвал бы полностью всю шевелюру, Если б увидел бескрайнее море Роз, тех, что губят по прихоти дуры. Преданных лис, превращённых в одежду, В воротники для господ развлечения... Понял бы - больше нет места любви и надежде. Проклял бы нас, без права прощения.

{140}


'11 *** Я тоже кричал «ноу фьюче» И нёс подростковый бред.  Без этого жизнь не лучше,  Чем фантики без конфет.  Тряси этот мир ебучий! Без бунта вся жизнь - тоска!  Кричи же смелей «ноу фьюче»!  Пока. *** Бежали крысы матерясь,  С бумажных кораблей, Глотая воду, ветер, грязь, Ложась на дно морей… Один соседа крыс спросил: «Ты бегать не устал»? А тот, прищурив глаз, гласил: «Мы - с корабля на бал! Мы полежим на дне морском, Омаров поедим… И снова будем за рулём Мы скоро победим!» И мир крысеет с каждым днём, Шерстея и давясь, А мы живём так сыто в нём, Глотая эту грязь.

{141}


'11

*** Для любви не важны сантиметры. И объёмы, зарплаты размер... Это скажет вам каждый влюблённый... Или каждый второй лицемер. Супернежный блюз Он крепкий, словно кофе, Как карамель на вкус, Подобен катастрофе Мой супернежный блюз! Дымящий, как заводы, И чёрный точно смоль, Течёт по пищеводу, Как чистый алкоголь. И, сердцу подаривши Свой карамельный вкус, Играет там до смерти Мой супернежный блюз. И каждый его слышит, Кто близко подойдёт, Как в такт ему ты дышишь, И сердце как поёт. И сразу всем охота Попробовать на вкус Раз в жизни карамельный, Супернежный этот блюз!

{142}


'11

С тех пор до самой смерти Хранят в душе тот вкус, Хоть верьте, хоть не верьте, Тот самый чудо-блюз! И вместо колыбельной Поют по вечерам Детишкам своим мелким. И слышно по дворам, Как льётся блюз вечерний Аж до самого утра... Мой супернежный блюз... *** Я - океан, но порошковый. Издалека - точь-в-точь пустыня. Добавь в меня воды, и снова Я в рыбе, теплоходах, тине, Подводных лодках, водолазах, Кораллах, яхтах, осьминогах. Вместить в себя хочу всё сразу. А коль не всё - то значит много... Я необъятен? Что ж, бывает. Немного сух? Ну да, не скрою. Я без тебя пересыхаю. Прошу! Разбавь меня собою!

{143}


'11

Ты не читаешь моих писем (посвящено Мише Ким) Ты не читаешь моих писем… Да я и не пишу уже. В столе моём конверт и бисер. Тоскливо раненой душе. Ты где-то куришь синий винстон… Молчишь, глотая горький дым… Вокруг твой город, а не Кингстон. И ты всегда пребудешь с ним. Ты пьёшь коньяк, ты веселишься, И праздник льётся без конца… Я не пишу, ты мне не снишься. Даже не помню черт лица. На расстоянии Вселенной Я веселюсь и пью коньяк… Наше враньё себе бесценно, Но раз решили, будет так! Ты не читаешь моих писем. Да я и не пишу уже. В столе моём конверт и бисер. Тоскливо раненой душе.

{144}


'11

*** Она пишет стихи и сонеты, Но не может сварить даже суп… Дорогая! Спасибо за это! Я похож на засушенный труп. Она кисти макает в палитру: Акварели - её ржавый меч. А мой голод - стоглавая гидра, Не срубить все те головы с плеч! Она - голос в четыре октавы. Она - то, что мне век не понять... Идеальная сбоку и справа, Но уж очень мне хочется жрать! Я узнаю тебя и из тыщи, Идеальною будешь всегда! Но давай обо всём после пищи. Боже мой! Я - живой! О, еда!

{145}


'11

*** Какая уж тут любовь, Когда надо платить за квартиру И надоело есть макароны? Больше целого мира? Тогда почему слова - как патроны? Взгляды - как спицы, Крики - разъярённые птицы, А общение - удары милиции Резиновыми дубинками по детям. Хватит слов о любви! Читайте и перечитывайте эти! Иначе в своём ожиреньи, В урчании сытом эстета Начнёт вас терзать сомненье: «Скажите, любовь ли это?»

{146}


'11

*** Отдам своё сердце В хорошие руки По договорной цене Чтоб больше не дёргалось В диком испуге Как будто солдат  На войне Отдам в недоступное Всем детям место Сухое, без всяких осадков Очистив его от налёта протеста Туда, где всё будет в порядке Отдам без процентов Без всех отговорок Условий и прочих комиссий Кому сей подарок действительно Дорог. Без криков, без ссор И ремиссий Отдам на хранение Без колебаний Без страха, вопросов, сомнений Тому, кто за эти пустые старанья Подарит мне счастья Мгновений

{147}


'11

*** Вместо того, Чтобы разжигать ссоры, Идти с топором На брата или отца, Забудьте про ненависть И бесполезные разговоры. Зажигайте сердца! *** Она говорит о любви В детской дурашливой манере Как будто безмерно её боится А ему остаётся только нервно покашливать И верить Что это никуда не уйдёт  И не растворится Хотя бы то неглубокое Полуискреннее и полуискристое Что подсвечивает изнутри лица Ночью периодически снится И прогоняет всё одинокое Что под маской счастья ютится Она смеётся и развлекается А он - суетится Она говорит А он прокручивает слова в голове Когда не спится Он любит А она - веселится

{148}


'11

*** думаешь поэтом быть легко? поэты чувствуют глубоко…  им не дают молоко за вредность,  и стараются держаться от них как можно далеко,  переходя в режим «незаметность».  поэты всё ставят на кон - свой алкоголизм,  презрение к миру, манию величия, бедность,  но, очередной раз выходя на балкон, смотря на чёрно-серый мир вниз, они думают, что это сон, и становятся на хлипкий карниз, ожидая летучих голландцев, где их ждут шлюхи, блекджек и немного танцев, отдых без холодного пота и вскакиваний с постели, чистое выглаженное бельё и выходные дни недели, личный павильон для чтения и галлон добротного эля. они мечтательно закрывают глаза, и еле-еле, за долгие полтора часа их муза оттаскивает их обратно к постели грязной и не идущим давно часам, где они собирают жизни паззлы, водя рукою по грязным волосам.  и всё напрасно.  и остаётся лишь напиваться, оставаясь с гениальностью сам-на-сам.

{149}


'11 *** Читать свои стихи вслух Всё равно, что стоять голым Перед вами Или обводить глазами круг, Представ перед сумоистом на татами, Точно зная, кого из двух Вынесут из круга вперёд ногами. И мой нешуточный испуг Не описать стихами И миллиардами строф. Я смущаюсь, бледнею, потею... Я не готов. Зря я взялся за эту затею. Я стою под прицелами глаз И мну распечатанные листы. Ладно. Попробую. Слепящие прожектора, Молчащий зал... И ты, Тебя я глазами искал, Пытаясь отвоевать кусочек света у темноты. Ура! Нашлась! Пора раздавать мечты, У которых  Срок годности -  До утра. Итак, Я, молчащий зал и Ты…

{150}


'11 *** Как что не так - Глаза злые и гремящие Мне не нужны Твои «серьёзные» отношения Мне нужны настоящие *** «Он слишком высоко летает И внешним видом сеет страх,  А наша вера это запрещает», Так куры рассуждали об орлах. *** Не поможет Голи Байбл Харе Кришна и Коран Если ты - недружелюбный  И озлобленный баран *** Общественная мораль Не стоит гроша ломанного  Когда она говорит о доброте,  Но не кормит бездомного *** Даже из самых сладких поцелуев Не сваришь варенье Я пишу стихи, но из них Не вяжутся стихотворения

{151}


'11

*** Эта тема давно избита Но всплывает она вновь и вновь Дуры пишут про тяжесть быта А счастливые - про любовь *** Слова - бомбы из ничего, Хотя должны быть цветами, Но какие уж там цветы, Когда душа - камень, И такие же камни - мечты. Для того, чтобы быть нами, Во всей Вселенной не хватит пустоты, Наша ненависть горячее любого пламени, И мы сгораем в ней, как сухие листы, И даже живые цветы Становятся условными единицами. Слова - яд на конце спицы, Атомная бомба, капля ртути на языке Или цветы? Выбирать можешь только ты. Но ведь рушить - легче всего… Значит, всё-таки Бомбы из ничего.

{152}


2012 метров над уровнем моря Высота, я твой!


.


'12

*** Они нанизывают слова Как на нитку бусы Вместо того, чтобы дышать ими Как клеем из пакетика У их поэзии Нет никакого вкуса И на неё не купишь Ни одного Счастливого Билетика *** Ты можешь уйти Оставив на сердце дыру Прожённую Как после плохой глажки Но знаешь Я точно не совру Сказав, Что буду безмерно рад Оставленной тобою Рубашке

{155}


'12

*** Выползает в помятой тельняшке На подмостки театра руин В глазах пламя, душа нараспашку В голове - миллиарды картин Зал пустой. Тишина режет уши Темнота застилает глаза Ему хочется вылить всю душу Ему многое нужно сказать Он кричит в эту тьму. Нет ответа Он ревёт громогласней сирен И надеется. Верит, что где-то Его слышат не тысячи стен Ему внемлют набитые залы Он во фраке. Им машет рукой А вот то, что сейчас выползало То не он. Это кто-то другой *** я приехав целую вокзалы да, скучал как вы тут без меня? всего месяц? что, правда? так мало? я же думал что вечность без дня

{156}


'12

всем вокзалам по мелком монетке чтоб вернуться. ещё табака извините, родные что редко постараюсь почаще пока *** Ты Всё тот же Глупый Холден Колфилд Заблудившийся Над пропастью во ржи Завтра Приходи Ко мне На кофе Сделаю Тебе Массаж Души

{157}


'12 *** Море волнуется раз Море волнуется два Море волнуется три В злости рвёт календари Море волнуется пять Морю не хочется спать Море волнуется шесть Морю не хочется есть Море волнуется семь Море устало совсем Море грустит раз восьмой Быть не желая собой Море волнуется сто Не успокоит никто В тысячный раз не везёт Море никто не спасёт Морю ничем не помочь Море чернее чем ночь Море черней чем смола В море - ни капли тепла Снова тревожные сны Сто тысяч лет до весны Море штормит и штормит Море ревёт и гудит Вроде надежды и нет Но море знает секрет Верит за дном темноты Скрылись тепло и мечты Выпарят всю его соль... Море волнуется ноль

{158}


'12 *** Я вчера позвонил Богу С мобильника священослужителя. Занято. Подождал немного. Ангелы наставили на меня огнетушители И проводили до порога. Я - один, а их много, А вот вам - не хотите ли? Буду кричать, пока не докричусь до Бога, Или же завтра снова перезвоню. Не для духовной пищи, ведь Бог - не меню, И лишь один из тысячи поймёт это, но его предадут огню. Итак, я перезвоню Не от своего имени, не от имени проповеднических идей, Не ради плотских вещей. От людей. Просто чтобы сказать: «Хэй, Боже! Ты хоть иногда звони. Мы Тебя чем-то задели, может? Ну, так Ты извини. Дай мне знак, а то меня что-то гложет Все эти зимние грустные дни». А Он улыбнётся на том конце провода Радугой В бороду облаков, Пошлёт нам тысячи тысяч знаков И будет таков.

{159}


'12

*** Я надеюсь Что наши пути Сольются в дорогу Без помощи Всяких дорожек У тебя Последняя возможность уйти Но помни Что я тебя люблю И надеюсь Что ты Меня Тоже *** Целый день в ожидании Целый вечер - насмарку Вместо того, чтобы сделать признание Что я уже тысячный день Круглосуточно Гипнотизирую Твою аватарку

{160}


'12

*** Я ночами бессонницей мучаюсь И под сердцем лелею мечту Миллиард нерастраченной нежности Заморожен Тобой На счету *** В такие моменты Я понимаю Старину Курта С его любовью К пороховым ингаляциям Когда вытираются Все сантименты И на душе Плетут Ядовитую сеть Уставшие полусонные Каракурты И все чувства Маленького Мусорного мира Терпят Чудовищную Инфляцию

{161}


'12

*** Иногда мне кажется что ты - долька шоколада с маленькими крошками радия от твоего пронзительного взгляда у меня никогда не найдётся противоядия *** когда вижу тебя то понимаю жизнь до этого всего лишь бэдтрип и даже всё мне кажется не напрасным я влип я влип я влип а ты бесконечно прекрасна

{162}


'12

*** Всех твоих льдов Не хватит Чтобы остудить лаву моей страсти Знать Что ты есть в переплетении Этих одиноких городов Это и есть Счастье *** Твои разговоры Про поцелуи в плечо... Я страстно хочу ещё Намёки - прекрасные воры Украли моё внимание И я понимаю Что скоро Здесь станет совсем горячо От звёзд моего признания

{163}


'12

*** Без тебя внутри пусто И дни становятся тонкими Мне сложно тебе сопротивляться Но пусть мои чувства Так и останутся плёнками Которым не суждено проявляться *** твои поцелуи со вкусом дикорастущей мяты всегда невероятно свежи ты посылаешь мне облака из сверхсахарной ваты а я тебе шлю закрытками рифмованные кусочки моей нерастраченной души

{164}


'12

*** она в 15 уже всё повидала её глаза - две капельки заиндевевшего металла а слова - маленькие серебристые пули она хотела увидеть мир а её надули вместо мечты подсунули бизнес-план вместо любви камасутру кэмел и кофе стакан всё расписанье на утро вот все реалии, детка секс, драгз и ласковый май детство беспечное ловится в сетку разменивается на вайфай оставляя на душе пластырь жизнь - церковь безумия и каждый в ней сам себе пастырь

{165}


'12

*** У тебя Восхитительные ключицы Пусть даже это И самый дурацкий комплимент Вечность с тобою Это лучшее Из того, что со мною Могло б приключиться Ну Или хотя бы Момент *** Вечер дышит прохладой Но когда меня случайно касается твоя рука я таю как сладкая вата в жаркий день на берегу ЮБК

{166}


'12

*** она даже не подозревает насколько сейчас красива облака за её спиною наша свадебная километровая фата и тут я понимаю как всю жизнь прожить счастливо достаточно запомнить этот вечер навсегда

{167}


'12

*** неисповедимы пути твои мне никогда не понять твоих помыслов секретов и тайн да и не важно господи об одном прошу тебя позаботься о тех кто сейчас офлайн а то мне за них страшно *** когда ты выходишь в одной рубашке встречать меня на порог у меня по всему телу бегут мурашки и я падаю на колени у твоих загорелых ног

{168}


'12

*** Ты говоришь, Что я - одержимый Но Это всего лишь один Из моих режимов С другими Приоритет выдержки Как у хорошего вина Я просто Не хочу Чтобы и между нами Была эта Пинкфлойдовская стена *** Забери меня Как будто Просроченные обещания Или бомбу в конверте Забери меня Если не хочешь Моей смерти

{169}


'12

*** Когда чувствую Твоих поцелуев Влажность Понимаю Что это Бесконечно важно И нет Ничего важнее Я был бы с тобой Даже если бы Был геем *** Моя мечта Проснуться утром ранним Залезть под душа Еле тёплую струю И обнаружить вдруг В одном стакане С моей зубною щёткою Твою

{170}


'12

*** твои глаза янтарней любой янтарной комнаты они мне говорят сэр, вы конечно же помните как в прошлой жизни мы гуляли по чужим городам а я не помню но всё равно отвечаю да *** 200 по встречной в сторону подсознания ночь за окнами притворяется чёрной стеной фонари лижут окна и шепчут на ухо признания ангел-телохранитель молится и курит одну за одной

{171}


'12

*** Потом будешь писать в профиле Своей асоциальной сети Что «любовь мы распяли и пропили» Невнятные «прощай-прости» Ещё будешь писать, что не больно Нам с тобою было не по пути Если ты всем настолько довольно Что ты делаешь до пяти Любого утра твоего мегаполиса В пустой виртуальной сети *** Залезть на крышу Тёплого весеннего гаража Зажмурить глаза И лежать Не считая Два или три часа Напевая любимую песню На чужом языке И снова кажется Что в моей руке Твоя С фенечками, Браслетами и кольцами Мы - не наёмные солдаты любви

{172}


'12

Мы идём на фронт добровольцами И плевать Что помянувшему старое Глаз вон Главное Что за тысячи миль Твоё сердце Бьётся с моим сердечищем В унисон Лежать, Укутавшись в мае В сиянии растворятся... Где мои восемнадцать? Всегда со мной Я знаю Всегда со мной Ведь С ними Нельзя расстаться

{173}


'12

*** Ты такая сладкая Что когда-нибудь от тебя У меня точно слипнутся ягодицы Нет никакого смысла сравнивать с шоколадками Такое сравнение Никуда не годится От них не бывает Подобной эйфории Когда хочется кричать Мамма мия! Стонать и материться На чужих языках От шоколадки Мир не может остановиться И ты не заснёшь у неё на руках А на твоих Пока что ещё можно Приютиться И как тут можно спать? Мне в стотысячный раз бессонно Мне всего лишь охота знать Как ты можешь Быть такой сладкой Оставаясь всегда Немного солёной

{174}


ПРОЗА


.


Проза О любви Все ищут любовь, старательно заглядывая под каждый камень, осматривая каждый куст, переглядывая старые воспоминания. И никак не могут найти. Где же эта самая «Любовь», о которой так много пишут в книжках и постоянно говорят на всех перекрёстках? Иногда возникает ощущение, что её нет - то ли уже всю раздали, то ли продали по дешёвке на рынке. И становится жутко грустно и одиноко. Люди постарше успокаивают и говорят, что любовь придёт сама - нежданно, негаданно. И некоторые в это верят. Проводят свою жизнь в ожиданиях. А любовь все не приходит и не приходит. И опять становится грустно, холодно и одиноко. Столько философов и ученых бились над этим простым вопросом и не смогли дать ответ. А ответ прост и незатейлив, он лежит на поверхности, которая не доступна почти никому. Сидя «на глубине», ты не видишь, что творится на поверхности. Любовь не нужно ждать. Когда ты ждёшь, тебе кажется, что все проходит мимо тебя, зацикливаешься на ожидании. Любовь - это чувство, подобное семени. Его нужно поливать, удобрять, обогревать. И из семени появляется росток. Он не присутствует в ком-то другом, его не нужно искать. Любовь - в тебе самом. Ты посмотришь на этот росток, который с каждым днём становится всё больше и больше. И тебе радостно. Появляется внутри какое-то странное чувство. Ты хочешь поделиться своей радостью, своим счастьем с другими людьми. Этот росток даёт тебе силы любить весь мир, всех людей. Но поделиться своей любовью со всеми сложно, можно даже сказать невозможно. Некоторые люди не хотят принять твоё чувство, твою радость, иногда они просто не готовы это сделать. Поэтому делиться своим чувством нуж-

{177}


Проза но с тем, кто готов его принять и разделить на двоих. Делясь этим чувством, ты не требуешь ничего взамен. Ведь у тебя есть любовь, а больше и желать нет смысла. Потому что ростки любви - это самое дорогое, что может быть в жизни. Но, как и и обо всяких ростках, о любовном необходимо заботиться. Иначе внешний холод и чужая пустота разорвут его на кусочки... Воды! - Дайте мне воды! - Воды? - Да, воды! - А вам какой воды? - Что значит какой воды? Обычной! - Дистиллированной или минеральной? - Простой воды! Я умираю! - Так если Вы умираете, то зачем вам вода? - Я умираю от жажды! Принесите стакан воды, пожалуйста! - Вам с красителем или без? - Мне без красителя, самой простой воды! - Может туда добавить сахара для улучшения вкуса? - Не надо сахара, дайте простой воды, без ничего! - Как это вода может быть без ничего? В ней микроорганизмы, молекулы водорода и кислорода, а следовательно уже в ней что-то есть. Что с Вами, почему Вы молчите? Согласны со мной? ... Не дышит. И пульса нет. А жаль, мне так хотелось подискутировать...

{178}


Проза Девочка, дядечка и кока-кола На лавочке сидела девочка и пила кока-колу. Самая обычная девочка с синим бантиком на голове и с весенними мыслями в черепной коробке, обрамлённой белокурыми длиннющими волосами. Светило солнышко, настроение было просто суперское. Да и кока-кола вполне замечательно булькала в плоском животике. К лавочке подошёл мужчина лет сорока, довольно интеллигентной внешности и обратился к девочке: - Можно присесть? - С незнакомыми людьми не разговариваю! Дядечка улыбнулся и присел на край лавочки. - Ну и не разговаривай... Я сам тебе кое-что расскажу. Кока-кола, которую ты с таким упоением пьёшь, вымывает кальций и другие полезные вещества из организма, из-за чего кости становятся ломкими и снижается иммунитет этого самого организма в целом... Глаза у девочки стали похожи на 75 копеек одной монеткой. А дяденька всё продолжал рассказывать о тяжёлых последствиях, возникающих в результате употребления буржуйского напитка под названием «кока-кола». Некоторое время девочка внимала монологу странного типа, потом поставила бутылку с тёмной жидкостью на пол, встала с лавочки и, не попрощавшись с дяденькой, пошла по направлению к дому. Пройдя метров 10 она обернулась (может, чтобы показать дяденьке язык, может ещё зачем...) и увидела такую картину: этот самый дяденька допил её «кока-колу» и выкинул пустую бутылку в урну. После чего встал с лавочки и спокойно зашагал по своим делам. Если у него эти самые дела вообще были... За пару секунд на лице девочки отразилась масса различных эмоций, но дяденьке до них не было никакого дела...

{179}


Проза Чудо Холодным и серым февральским утром на одной из улочек маленького городка, которого ни на одной карте нельзя найти, появилось чудо. - Какое такое чудо? - недоверчиво спросите Вы. Чудо как чудо. Маленькое, светящееся, цветастое и тёплое. Вокруг него сразу же собралась толпа зевак, да и просто любопытствующих. Потом подошли вездесущие журналисты. А за ними подтянулись и самые умные люди планеты. Нет, не бабушки. И не дедушки. А учёные. Некоторые из них были настолько умные, что у них была не одна «н», а даже несколько. Стоят, смотрят на чудо и никак не могут понять: что такое, откуда, зачем? Журналисты посовещались и сказали коротко и ясно: «НЛО!» Толпа зашепталась, начиная строить самые разные догадки. Учёные глянули и вынесли свой вердикт, в котором что-то говорилось о фотонах, параллельных мирах и прочих вещах. Но, так как в их гипотезе было очень много заумных слов, её никто, кроме них, не понял. А может и они сами не сильно разобрались в ней. Поэтому в толпе упорно ходили слова «НЛО» и «пришельцы». Гадали себе, гадали. Сотни слов и ничего конкретного. Одни предлагали перенести чудо в лабораторию. Другие считали, что нужно его разрезать «на месте» и раздать каждому по кусочку. Говорилиговорили, аж языки устали, а толку-то никакого. А чудо начало тускнеть и уменьшатся в размерах до тех пор пока совсем не исчезло. Все переглянулись с удивлением, даже дворник Вася, который рядом убирал снег и которому было глубоко наплевать на любые чудеса (По секрету, только между нами, у него после вчерашних посиделок очень болела голова, а также печень. Только никому не рассказывайте, а то Василий обидится за

{180}


Проза то, что разболтал наш маленький секрет). Вздохнули с облегчением, кто-то сказал: «А и не было никакого чуда». Все согласно закивали головами и начали расходиться по домам с твёрдым убеждением, что никакого чуда и не было... Лисица - Посмотрите! ЛИСИЦА! - крикнул мальчик, прильнув к окошку электрички. - Да не может быть! - уверенно сказала мама, но всё же повернула голову в сторону окна. Внимательно вгляделась в пейзаж и вдруг увидела рыжее пятнышко, весело прыгающее невдалеке. - Действительно! ЛИСИЦА! - громко воскликнула она. А потом прикрыла рот ладонью, потому что ей показалось, что слова были произнесены чересчур громко. Все пассажиры сначала развернулись к окну, а после прильнули к нему, как к чему-то родному. - ЛИСИЦА! ЛИСИЦА! (А может быть и лис. На таком расстоянии не разглядеть. Да и не так уж это и важно). Через некоторое время все пассажиры поезда толкались у окон и смотрели на ярко-рыжее пятно. Поезд, естественно, такого издевательства над собой не вынес. Сначала он наклонился, какбудто бы выискивая местечко получше, а потом и вовсе упал. Перевернулся. К счастью, обошлось без жертв. Только несколько синяков и ссадин. Машинист высунулся из окошка и со слезами на глазах сказал: «Вот тебе и лисица...»

{181}


Проза Революция Очередная революция. Площадь, укрытая серым асфальтом. Одноцветные флаги, мотающиеся из стороны в сторону, будто маятник в антикварных часах. Возбуждённые лица, сияющие глаза, улыбки в 64 зуба. Громкие разговоры. Пламенные речи вождя, размахивающего руками и брызжущего слюной патриотизма и желания изменить мир. Благодарный народ со слезами на глазах внемлет речам, льющимся целительным бальзамом на сердца и освобождающим угнетённые умы. Зажигательные песни известных исполнителей, фейерверки, обещанья показать, где зимует Кузькина мать всем врагам народа. Спиртное, льющееся рекой в глубокие глотки. Пьяное панибратство. Машины скорой помощи, увозящие всех «отгулявших». Деньги, раздаваемые помощниками вождя всем благородным революционерам. Кураторы революции, пристально глядящие за ходом мероприятия. К утру все разойдутся, чтобы отметить великую победу. Только дворники будут убирать мусор и разнокалиберную тару, проклиная судьбу, революционеров и всё на свете. Целый день все протестовавшие будут отсыпаться. А уже через пару дней - депутаты будут делить портфели и места, поздравлять нового вождя и изображать активную работу. Народ будет в очередной раз ждать исполнения обещаний. Но вряд ли дождётся. Он знает, что его обманывают, но каждый раз всё равно покорно выходит на площадь...

{182}


Проза Троллейбусы Троллейбусы пахнут старостью. Точнее, старостью пахнут не сами троллейбусы, а пенсионеры, облюбовавшие их как место отдыха и развлечения. А ещё, троллейбусы - средства массовой коммуникации. Не такие мощные как поезд, митинг или вокзал, но достаточные для того, чтобы весь город знал самую важную информацию. Пенсионеры-интеллектуалы лучше всех разбираются в происходящих событиях и прямо в троллейбусе могут дать экспертную оценку любой сфере жизни. Но всё равно продолжают пахнуть старостью и смертью. А троллейбус впитывает этот едкий запах, и сам начинает стареть, разваливаться. Вот почему у нас в стране так много раздолбанных троллейбусов, пахнущих старостью... Параллельные линии Как две параллельные линии Мы идём по жизни рядом, Не пересекаясь, Рука об руку. Мы из прошлого идём в будущее Наше будущее. Если бы мы пересекались, То стали бы одним целым, И наше существование Утратило бы свой смысл. Мы - две параллельные линии. Я люблю тебя, моя параллель!

{183}


Проза Ба - Полежи ещё немного, отдохни. Ты ведь так устала. Тебе, поди, за 70 уже перевалило? - 75 в мае будет, - поправляет ба. - Вот, 75 уже. Тяжело, наверно? Ну, чего я спрашиваю, конечно тяжело. Отдохни уже, сколько можно бороться с усталостью? Они и без тебя справятся. - Справятся, - говорит ба. - Ну так чего же ты? Полежи, хватит бегать и за всех всё делать. - Мне ещё внучков покормить, да правнука забрать из садика, собакам дать еды, дел полно, всем помочь нужно, за всеми доглядеть... - Ну да, хорошо, - кивает в согласии Смерть и уходит по своим делам. Рак власти Власть - это рак, огромная злокачественная опухоль, расползающаяся по агонизирующему телу бедной больной страны, которая уже не в силах выработать иммунитет и дать отпор вторжению безжалостных и неумолимых захватчиков. Из маленькой клеточки-вожака она превращается в огромный коррупционный сгусток медленной смерти, отравляющий жизнь ещё трепещущему и борющемуся за жизнь до последнего вздоха тельцу, которое ещё даже не поняло, что оно обречено. Рак плодит свои клетки, превращая здоровые в своих помощников, жизненные соки организма - в собственную питательную среду.

{184}


Проза И страна-организм вдруг понимает, что случилось нечто непоправимое. Что произошло ужасное событие. И пути назад уже просто нет. Она не знает, что делать. Как быть. Она воет, мечется, ревёт. Но всё бесполезно. Клеточки уже приобрели новые функции и перестроились, играя теперь на стороне злейшего врага. Они захватывают всё новые территории, получают новые ресурсы-дачи, перемалывая в своих жерновах ещё живое, обезумевшее от боли существо. Через некоторое время это несчастное не смoжет больше терпеть и умрёт от алчной болезни. А рак, столь жадно пожиравший его, умрёт вместе с ним. А пока что он жрёт и жрёт, не понимая, что так он только приближает собственную гибель. Величайший критик Иннокентий Острослов лучше всех в мире разбирался в поэзии. В остальных приземлённых вещах он мало что понимал, но его это никоим образом не волновало и не заботило. Иннокентий был просто пропитан поэзией, как пропитан гноем и кровью бинт умирающего в лазарете солдата. Всех гениев и великих писателей он знал наизусть от корки до корки и говорил о них так фамильярно, словно для каждого из них был не только лучшим другом, но и величайшим вдохновителем, а также первым читателем. Даже вместо «О, Боже!» наш лучший в мире критик говорил «О, Пушкин!» и трижды читал про себя «Я помню чудное мгновение» вместо «Отче наш». Молодые авторы моментально увядали под его пристальным взглядом, так и не успев распуститься и показать свой гениаль-

{185}


Проза ный талант миру. Маститые поэты ёжились при одном упоминании его имени и старались писать в стол, ожидая того чудного момента, когда Острослов отойдёт в мир лучший и появится возможность публиковаться без страха быть оплёванным с головы до пят. Сам же гениальный Иннокентий, знающий лучше всех во Вселенной о том, как правильно наполнять пустые слова животворящей поэзией, стихов не писал. А каракули на замусоленных листочках, написанные в далёком детстве, сжёг и при каждой встрече с поэтами гордился этим, рекомендуя поступить так же. «Целее будете!» - кривил губы в усмешке Иннокентий. Когда у Острослова спрашивали: «Ну, вы же знаете, как писать самые лучшие в мире стихи. Почему бы вам не подать пример, не стать светилом нашей литературной сферы, которая так страдает от мрака и скудоумия прыщавых поэтов?» Он отвечал: «Вы хам, невежа и дурак». И с высоко поднятой головой уходил в свою обитель литературных гильотин. Потому что Иннокентий Острослов никогда не разменивался по мелочам. Ведь пишут стихотворения только инфантильные глупцы. А настоящие мастера слова выше этого. Они ведь просто созданы для критики. 0 метров над уровнем неба Если вам понравилось моё творчество, то вы можете использовать нижеприведённые ресурсы для того, чтобы установить со мной контакт или прочитать стихи, которые не вошли в сборник. И да, распространение стихов и прозы с указанием авторства всячески приветствуется.

{186}


Связь: Icq: 326-171-353 E-mail: postgumanism@gmail.com Вконтакте: http://vk.com/yourhappyness Подписка Вконтакте: http://vk.com/mi.tofu Facebook: http://www.facebook.com/postgumanism Блог: http://vpadlu.org.ua/ Formspring: http://www.formspring.me/vpadlu Читать: Poetryclub.com.ua - http://www.poetryclub.com.ua/author. php?id=11493 Первый сборник стихов - http://issuu.com/vpadlu/docs/ sbornik2ndedition Сборник стихов для детей - http://issuu.com/vpadlu/docs/ zaytsoniya Стихи.ру - http://stihi.ru/avtor/vpadlu Реквизиты для спонсоров: Веб-мани (с пометкой «На сборник стихов»): Z223329507851 U292591143216 R291646988562 Карточка Приватбанка: 6762 4620 5778 3968

{187}


Гладчук Михаил - Ловец Слов  

Первый печатный сборник стихотворений евпаторийского поэта Гладчука Михаила в онлайн-варианте. Распространение с указанием авторства всяче...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you