Page 1

Русская икона XVII - начала XX вв.


АУ К Ц И О Н Н Ы Й

Д О М

РУССКАЯ ИКОНА XVII - НАЧАЛА XX ВВ. из частных собраний

Каталог выставки

Киевский музей русского искусства Аукционный дом “Золотое сечение”

УКРАИНА, КИЕВ 2009


Аукционный дом “Золотое Сечение” выражает искреннюю благодарность за помощь в организации и проведении выставки коллективу “Киевского музея русского искусства” и лично директору Вакуленко Ю.Е.

Все представленные в каталоге иконы экспонируются и публикуются впервые.

Оргкомитет: М.А. Василенко, А.А. Василенко, А.А. Василенко Макет и верстка каталога: В.П. Владимиров-Лихолет Тираж 500 экземпляров © Аукционный дом “Золотое Сечение”


Новые открытия старинных икон Произведения иконописи, с которыми мы знакомим посетителей выставки и читателей Каталога, публично выставляются впервые. Экспозицию составляет ряд личных собраний киевских коллекционеров. Все эти собрания, составлявшиеся в течение нескольких десятилетий, роднит одно общее (помимо тематики) свойство – это зрелые коллекции с устоявшимся, отборным составом. Принадлежат они к числу немногих теперь «знаточеских» коллекций традиционного, «коринского» типа. Система приоритетов и эстетических предпочтений, выработанная еще знатоками дореволюционного времени, отличается жесткостью и устойчивостью, что делает подлинное коллекционирование трудным делом, но зато служит верным инструментом достижения хороших результатов. Экспонируемые коллекции являют тому выразительный пример. В отличие от большинства иконных собраний, возникших в недавние годы на волне всеобщего увлечения стариной, в них нет «роскошных» икон в эмалевых окладах, поражающих воображение неискушенных любителей; нет и поздних старообрядческих «золотофонок», вошедших в моду у новейших собирателей за недоступностью настоящих старинных икон. Отсутствуют на выставке и образцы наивного искусства, так называемые народные примитивы, отражающие «фольклорные» тенденции в иконописи и интересные преимущественно в этнографическом отношении. Здесь другой мир – мир классической древнерусской живописи и ее продолжения в традиционной русской иконописи Нового времени. Произведения иконописи, составившие экспозицию, рассматривались собирателями, прежде всего, как памятники искусства и отбирались по эстетическому принципу. Иными словами во главу угла ставились художественные достоинства икон, а уже потом отдавалось должное редкости иконографического извода, древности произведения и т.д. Стремление по возможности широко представить многообразие иконописных школ и «писем» – другой важный принцип, положенный собирателями в основу их многолетнего труда. Именно отсюда обращающая на себя внимание подготовленного зрителя чистота качественного отбора экспонатов и волнующая пестрота атрибуций: московская и ярославская школы, мастерские Оружейной палаты, знаменитые «мелочные» иконы Палеха и Мстёры, работы тверских иконописцев, завораживающие своей загадочностью «поморские письма». Единичные памятники украинской и балканской иконописи, включенные в экспозицию, призваны подчеркнуть своеобразие наследия российских иконописных центров. Словом, по широте географических рамок и разнообразию представленных иконописных школ, «писем» и направлений выставляемые коллекции вполне могут конкурировать с собранием солидного государственного музея. Хронология экспонируемых икон охватывает период с раннего XVII по начало XX века. Собственно древнерусская живопись представлена, таким образом, своим закатным периодом, но зато качественными образцами. Реставрация ряда икон, находящихся в настоящий момент под записями, возможно, в дальнейшем подарит открытием памятников и более ранних эпох – в некоторых из них пробные расчистки позволяют угадывать произведения XVI века. Среди икон послепетровского, «императорского» периода особенно представительную часть составляют творения старообрядческих мастеров. Истые хранители «древлего благочестия» и древнерусских художественных традиций, староверы в XVIII и XIX веках не только собирали и сохраняли древние иконы, но и создали немалое число локальных очагов традиционного иконописания. Произведения каждого из них имеют свое неповторимое лицо, являют собой особые «письма» с характерным набором отличительных черт, особенностей. Представленные на выставке коллекции дают ценную для исследователей возможность непосредственно сравнить между собой произведения различных центров старообрядческой иконописи, а уникальные подписные и датированные иконы помогут более определенно судить о характере и стилевых особенностях иконописи тех или иных регионов. Понимание историко-культурного значения и художественной ценности собранных коллекций определило главную цель выставки – ввести в научный оборот, сделать доступными для непосредственного изучения более ста неизвестных памятников иконописи XVII – начала XX веков, найденных, отреставрированных и научно обработанных стараниями составителей и владельцев коллекций. Публичный характер затеянной акции продиктован просветительскими целями, а проще сказать – желанием разделить с обществом радость видеть и постигать творения старинных наших мастеров иконописи. К числу ранних и наиболее интересных икон нужно отнести небольшой образ Спаса Эммануила (№ 9), написанный, видимо, в Москве в первой половине или середине XVII столетия. Лирическая по духу, деликатная по исполнению икона представляет собой так называемый «врезок». В случае значительных повреждений основы реставраторы-иконники конца XVIII – XIX века нередко вырезали средник или иной фрагмент иконы,

3


утончали его почти до левкаса и вклеивали в новую иконную доску; иногда использовались и старинные доски от икон с утраченной живописью. Метод этот был в ходу у старообрядческих мастеров, а сами иконы, отреставрированные таким способом, получили название «врезков». В 1888 г., вероятно, в связи с окончанием реставрации, образ Спаса Эммануила был украшен стильным серебряным окладом работы известного московского мастера А.М. Постникова. Нелишним здесь будет заметить, что сам Андрей Михайлович Постников был не только мастером серебряного дела, но и крупным собирателем икон – о его коллекции высоко отзывался писатель Н.С. Лесков, сам бывший недюжинным знатоком древней иконописи. Можно с осторожностью предположить, что «Спас Эммануил», в свое время находился в этой, некогда хорошо известной коллекции, которая в отличие от других дореволюционных коллекций икон не влилась целиком в государственные древлехранилища, а была распродана по частям. Также «врезком» XVII века является икона Богоматери Владимирской (№ 5). Написанная в неярких, глуховатых тонах, она покоряет интимностью образов, благородным лаконизмом художественных средств. Происхождение ее можно связать с монастырской средой, и именно близкие по решению иконы Богоматери мы можем видеть в собрании Сергиево-Посадского (бывшего Загорского) государственного музея – в ТроицеСергиевой Лавре, где многие из этих икон и были написаны. Не меньший интерес любителей и исследователей привлечет, по-видимому, образ Илии пророка в пустыне (№ 63), также относящийся к XVII столетию и связанный предположительно с московской художественной традицией. Рисунок гор, заставляющий вспомнить строгановские письма, и мягкое, тактичное «личное письмо» действительно говорят в пользу московского происхождения. Однако простоватая, схематичная разделка оранжевого облачения пророка, общий глуховатый колорит свидетельствуют скорее о работе провинциального мастера. Характерная иконография, имеющая большое число аналогий в памятниках ярославской и костромской школ XVII века, позволяет с большой долей вероятности предположить, что икона была создана в одном из профессиональных иконописных центров Верхнего Поволжья. С упомянутыми выше строгановскими письмами стилистически связана трехрядная створа походного иконостаса-складня (№ 6). Хрупкие фигурки пророков в иератических позах, миниатюрные клейма детально проработанных праздников, преисполненные изящества изображения предстоящих в Деисусном ряду – все это, таинственно просвечивая через тонкий янтарно-прозрачный слой старинной олифы, очаровывает своим тихим лирическим строем, законченностью, художественным совершенством форм. Создававшиеся в Москве и сольвычегодских «иконных горницах» солепромышленников Строгановых, эти утонченные произведения на столетия вперед стали идеалом, почти сакрализованным образцом для русских иконописцеввиртуозов, главным образом старообрядцев. Строгановским иконам подражали знаменитые мастера Палеха и Мстёры, их страстно разыскивали и любовно реставрировали и хранили в своих моленных старообрядческие собиратели. Не случайно, поэтому и трехрядная створа складня, о которой мы говорим, связана своей историей со старообрядческим миром. В круглом клейме на тыльной стороне иконы вкладная запись о пожертвовании этого образа в Белокриницкий мужской монастырь. Как известно, в Белой Кринице в 1846 г., после почти двухсотлетнего искания архиерейства, была основана старообрядческая митрополия, объединившая вокруг себя основную массу старообрядцев-поповцев как в России, так и за ее пределами. Находясь на территории австрийской Буковины, Белокриницкая митрополия была в полной безопасности от преследований русского правительства, что позволило старообрядцам устроиться там с размахом. Благодаря щедрости и неутомимой энергии староверов, Белая Криница быстро превратилась в сокровищницу древнерусского искусства и древней письменности. Драгоценные иконы старинных и современных мастеров, средневековые рукописи и старопечатные «дониконовские» книги, древние кресты и складни стекались во вновь основанную митрополию со всех уголков России, но более всего из Москвы, от благодетелей с Рогожского кладбища. Настоящая икона дает наглядное представление о том, какие выдающиеся по древности и эстетическим достоинствам произведения находились в митрополичьей ризнице и церквах Белокриницкой митрополии. Московская живопись позднего XVII века представлена редкой иконой «Богоматерь Елеуса-Киккская» (№ 8). Характерный образец творчества мастеров Оружейной палаты, икона отличается безупречным рисунком, тонко сгармонированным колоритом, ювелирной тщательностью исполнения. Элементы западноевропейской реалистической живописи, взятые на вооружение школой Оружейной палаты, с большой полнотой проявились и в «Богоматери Киккской»: лики и другие обнаженные части тела написаны объемно, нежнейшими «плавями», с использованием светотеневой моделировки. Интерес мастера к барокко сказался не только в «живоподобном» письме ликов, но и в стильных барочных картушах для монограммы, в узорочной золотой разделке белого плата Богоматери, в общей мажорной трактовке образа. Дополнительную привлекательность памятнику придает и редчайшая иконография: иконы данного извода практически не встречаются. По-видимому, первым на Руси образом «Богоматери Киккской», стал образ из церкви св. Григория Неокессарийского в Москве, написанный в 1668 г. жалованным царским изографом Симоном Ушаковым (ныне – в ГТГ). Интерес к «заморской»,

4


экзотической иконографии, зародившейся на Кипре, продиктован был усилившимися во второй половине XVII века культурными связями России с Православным Востоком. Представленная на выставке икона является «списком», сильно уменьшенным творческим повторением работы прославленного изографа. Несомненно, такие вещи создавались в элитарной, близкой к царскому двору художественной среде. Продолжение традиций школы Оружейной палаты на московской почве в XVIII веке демонстрирует нам икона «Богоматерь Тихвинская» (№ 10), написанная в манере так называемых «фряжских писем». Умеренное влияние барокко сказалось в миловидных «живоподобных» ликах, в богатстве узорочных одежд Богоматери, отделанных золотопробельным письмом. Хитон Спасителя напротив, написан строго канонически, повторяя рисунком и графической золотой разделкой «в ассист» живопись древних образцов. Живопись мастерская, богатая, исполненная с подлинным артистизмом. Любопытная деталь иконографии: изображение тезоименного заказчику иконы святого написано не на обычном месте на полях, а в среднике – у самого плеча Богоматери, отчего миниатюрная фигурка святителя оказывается как бы парящей в воздухе. Таким приемом мастер, возможно, хотел акцентировать и зрительно усилить момент молитвенного обращения небесного покровителя к Богоматери, максимально приблизить его к Царице Небесной – визуальная преграда в виде белого обрамления сдвинута, и уже ничем не разделенные пребывают они в одном сакральном пространстве средника иконы. Иные тенденции в столичной иконописи отражает замечательная по своим художественным достоинствам икона «Покров Богоматери» (№ 28), датированная 1805 годом. Сравнение с рассмотренным выше образом Богоматери Тихвинской показывает, что развитие московской иконописи в XVIII – начале XIX века шло отнюдь не единым путем. Парадоксально, но иконописное наследие московских мастеров XVI – XVII вв. мы знаем куда лучше и полнее, чем творения их последователей позднейшей эпохи, гораздо более близкой к нашему времени. Такие произведения, как «Покров» 1805 года показывают, что и на рубеже столетий каноническое направление жило и развивалось в Москве, рождая подлинные шедевры. Стилевые особенности живописи, палеография надписей и определенная символика говорят о создании образа не в официально-православной, а в старообрядческой художественной среде. «Три отрока в пещи огненной» (№ 21) – икона, также связанная своим происхождением с «раскольничьим миром» старой столицы. Подчеркнутая архаизация стиля и художественных приемов отличает это произведение, написанное в конце XVIII – начале XIX века в традициях строгановской школы. Как было уже сказано выше, строгановские письма особо уважались знатоками-старообрядцами за изощренное мастерство и оригинальные, как правило, затейливые композиции, которые нередко копировались. Иконография «Трех отроков» почти без изменений повторяет композицию строгановской иконы начала XVII века, написанной Емельяном Москвитиным и находившейся в Благовещенском соборе в Сольвычегодске (ГРМ, ранее – в собр. С.Г. Строганова). Образ трех благочестивых отроков, отказавшихся поклониться идолам и за то брошенным в огненную «пещь» не случайно вызывал живой интерес у староверов. В том виделся высокий образец, следование которому нередко принимало зловеще буквальный характер – достаточно вспомнить печально знаменитые старообрядческие «гари», акты добровольного самосожжения, унесшие тысячи жизней мучеников за веру. Естественно, иконы такого рода могут считаться не только памятниками искусства, но и ценными историческими источниками по изучению идеологии, социальной психологии старообрядчества. Крупными иконописными центрами в XVIII – первой половине XIX века оставались города Верхнего Поволжья – Ярославль, Кострома, в меньшей степени Тверь. Традиции древней, канонической иконописи здесь оказались более жизнеспособными, а влияние «фряжской манеры» было значительно менее сильным, чем в Москве и вообще в Средней Руси. И в XVIII, и в XIX веках не только старообрядческие моленные, но и синодальные храмы в Поволжье продолжают украшаться иконами традиционного стиля; в основном это перепевы ярославской и костромской классики конца XVII века, влияние «фрязи» в них едва ощутимо. Костромские письма позднего XVIII века в коллекции представляет икона Богоматери Федоровской (№ 26) – сюжет, традиционный для Костромы. Живопись иконы отличается верностью древним канонам, строгим и точным рисунком, богатым колористическим решением, а также трогательным выражением красивых ликов Богоматери и Спасителя. Вычурный стилизованный шрифт крупных надписей, использованный мастером, создает дополнительный декоративный эффект. Мастер иконы «Троица Ветхозаветная с деяниями» (№ 15), написанной в XVIII веке, продолжает и творчески развивает в своем произведении ярославские традиции. В высшей степени интересна иконография памятника, совместившая в единое гармоничное целое множество самостоятельных ветхозаветных сюжетов. С большим мастерством, с любовью к деталям мастер шаг за шагом раскрывает перед изумленным созерцателем иконы историю земных деяний Троицы, явившейся праотцу Аврааму в образе трех ангелов. Несомненно, созданию сложной иконографической программы этого произведения предшествовала серьезная работа над литературными источниками. Безупречное чувство ритма, стилевая отточенность, графическая

5


законченность и звучность цветовой оркестровки – вот черты, определяющие эстетический облик иконы. В отличие от подчеркнутой архаики и канонической строгости вышеописанной иконы, образ «Архангел Уриил и святой Сисиний с двенадцатью трясавицами» (№ 17) принадлежит к «фряжскому», барочноживописному течению ярославской иконописи XVIII века. Сочная цветовая гамма, превосходный рисунок, тонкая отделка деталей, внимание к образной характеристике персонажей выдают руку зрелого мастера, хорошо усвоившего художественные принципы барокко. Весьма примечателен сюжет этой иконы, связанный, как оказалось, с глубинными пластами народной культуры. Вербальным источником этой иконографии послужила не агиографическая литература, не апокрифы, а текст заклинания от лихорадки («трясавицы»), употреблявшийся в ритуалах деревенской магии. Как известно, на уровне «народного православия» лихорадки, подобно другим болезням, персонифицировались в образах уродливых старух, демонических дев и прочей нечисти. Адекватное отражение эти представления нашли в народном искусстве, в частности в лубочных картинках, нередко просачиваясь оттуда в области собственно церковной живописи. Иконография представленной на выставке иконы – как раз такой случай, интересный, конечно, не только историкам искусства, но и этнологам, фольклористам, культурологам. Специально занимался вопросом о св. Сисиние и трясавицах Александр Блок, бывший не только поэтом, но и ученым-филологом, знатоком славянской демонологии и «профанной религиозности». Вот, что пишет Блок по этому поводу в известной работе «Поэзия заговоров и заклинаний» (1908 г.): «Заклинатели Халдеи вызывали астральных демонов, число которых колебалось между 12-ю и 7-ю. В христианской культуре эти духидемоны превратились в злых лихорадок; это случилось под влиянием представлений средневековой церкви об Иродиаде, считавшейся орудием дьявола. Иродиада-плясунья – злая жена. <…> Лихорадка-трясавица, заставляющая человека корчиться и дрожать, была сближена с иступленной пляской Иродиады; <…> по староболгарскому (богомильского попа Иеремии) и русскому заговору, трясавицы – дочери Ирода. В заговорах от лихорадок, называемых “Молитва св. Сисиния”, рассказывается, как к святому, стоящему на морском берегу, вышли из моря “семь простовласых дев”; по молитве святого явившиеся архангелы избили этих дев; число и имена лихорадок и архангелов непостоянно: лихорадок бывает 12, вместо Сисиния – Сихаил и Михаил, имена архангелов – Уриил, Рафаил, Варахель, Рагуил, Афанаил, Тоил. Место действия – то у Мамврийского дуба, то на Фаворской горе. Источник заговора – византийская полулегенда, полузаклинание, где говорится о св. Сисиние, гоняющемся за демонической Гилло, у которой 12 имен…». И далее: «12 имен превратились в 12 существ. Под влиянием представления о гонимых и скитающихся дочерях Ирода получилось русское синкретическое заклинание, где какой-то святой преследует дочерей Ирода – трясавиц». Думается, приведенные материалы вполне объясняют содержание редкой ярославской иконы – сюжет фольклорного текста воплощен в ней с буквальной точностью. В общем потоке развития иконописи Верхнего Поволжья менее заметным выглядит участие Твери. Между тем, несмотря на сравнительно небольшие масштабы, иконное дело в Твери не затухало. Вспомним, что именно тверским уроженцем был иконописец и реставратор М.С. Пешехонов – основанная им в Петербурге в первой половине XIX века иконописная мастерская получила всероссийскую известность. Знатоки выделяли даже особые «пешехоновские письма». Всякий памятник иконописи, который достоверно удается связать с тверской традицией, всегда вызывает повышенный исследовательский интерес. Что и говорить, если доступной для изучения оказывается неизвестная ранее, датированная и подписная икона тверского мастера, да еще и высоких художественных достоинств. Именно таким редким произведением обладает одно из публикуемых собраний. «Рождество Богоматери» (№ 48), написанное в Твери в 1839 году Семеном Сухаревым, отличается подчеркнутой индивидуальностью стиля и высоким профессионализмом исполнения. Тонкая, «ученая» живопись иконы совмещает традиционные приемы канонической иконописи и элементы «фряжской» манеры, что особенно выразилось в трехмерной, реалистической трактовке пространства. С введением этой иконы в научный оборот облик тверского иконописания означенного периода будет представляться более определенным, а рассуждения о поздних «тверских письмах» станут менее зыбкими. Уже в XVIII веке настойчиво заявляет о себе новый очаг традиционной иконописи – село Палех Владимирской губернии. Вещи раннего периода – первой половины XVIII века – с трудом поддаются точной атрибуции. Они еще неустоявшиеся, неоформившиеся в стилистическом отношении, рисунок их рыхловат, письмо более старательное, чем искусное, образные характеристики немногосложны. При этом, однако, уже вполне ощутимо стремление к миниатюрности форм, любовь к деталям, к их скрупулезной декоративной разделке, в чем видится прямая ориентация на классические образцы иконописи XVII столетия. Икона «Богоматерь Одигитрия Смоленская» (№ 13), датируемая 1740-выми годами, относится к этому раннему периоду развития искусства Палеха и являет собой хорошую иллюстрацию вышесказанному. Простоватые, жестко и не очень умело написанные лики соседствуют в этом произведении с тонкой золотой разделкой, изумительной по красоте и графической точности; кургузые фигурки святых на полях имеют мало общего со щедрым золотым узорочьем широкой лузги, исполненной с подлинным вдохновением – это не просто узор, это музыка,

6


застывшая в едином мгновении вычурная барочная кантата с прихотливо сплетенным полифоническим строем мелодий. Именно эти музыкально-ритмические, декоративные особенности живописи станут одними из главных составляющих эстетического облика развитых палехских писем. Икон, подобных «Богоматери Одигитрии Смоленской» сохранилось немного, а потому публикация этой оригинальной работы весьма актуальна – надеемся, что это поможет исследователям ранних палехских писем лучше рассмотреть характер и существо изучаемого явления. К концу XVIII столетия палехская иконопись выступает уже как вполне сформировавшееся явление – впитав в себя звучную красочность ярославской палитры и изощренную затейливость строгановских писем, Палех выработал собственный оригинальный стиль, стал большим явлением в русском искусстве конца XVIII – начала XIX века. На выставке этот период расцвета палехских писем представлен рядом первоклассных образцов. Таковы иконы «Святые Косма и Дамиан» (№ 41), «Собор Илии Пророка (Избранные святые)» (№ 42), минея на август (№ 45), «Господь Вседержитель» (№ 22), «Рождество Христово» (№ 18), «Воскресение Христово» (№ 24) и другие. Всем этим иконам присущи усложненные композиционные решения, безупречный рисунок, скрупулезная тщательность декоративной отделки, звонкие изысканные краски. Особо нужно выделить замечательный по красоте и редкости образ «Воскресение Христово с Праздниками» (№ 19). Многоцветные кристаллические горки со щетинистыми лещадками, десятки отделанных твореным золотом фигурок святых, сказочные островерхие палаты, будто бы расшитые прихотливым узором – словом, пиршество красок, мир утонченной, хрупкой красоты, созданный талантливым мастером с явным желанием удивить, вызвать восхищение заказчика и собратьев по ремеслу. Нельзя не отметить в этом ряду и такой образец лучших палехских писем, как икона Ангела Хранителя (№ 32). Ангел с нежным и чутким ликом, стоящий в сложном развороте на фоне скалистого сказочного пейзажа с рекой, словно сошел со страниц прославленной повести Н.С. Лескова «Ангел запечатленный». Заметим, кстати, что повесть, ставшая в одночасье самым популярным чтением в петербургских салонах 1870-х гг. и читавшаяся даже при Дворе, способствовала появлению в образованных кругах своеобразной моды на иконы подобного извода. Наряду с Палехом, но уже в XIX столетии выдвигается в число крупнейших иконописных центров слобода Мстёра. Если Палех в равной степени обслуживал нужды и официально-церковного и старообрядческого благочестия, то Мстёра работала главным образом на старообрядческого потребителя. Отсюда и более ощутимый во мстёрских письмах момент стилизации, нарочитого подражания старинным иконам работы строгановских и царских мастеров. На выставке представлено большое количество произведений, отражающих несколько синхронных стилевых течений в искусстве Мстёры XIX – начала XX веков. Первое из них – архаическое, ориентированное на московскую школу XVI века, представлено целым ансамблем икон Двунадесятых праздников (№№ 95 – 107). Эти оригинальные, красочные иконы, созданные с любовью к древнерусской живописи, составляли, как видно, праздничный ряд в иконостасе старообрядческой церкви или моленной. Генетическая связь со строгановскими письмами отчетливо, даже акцентировано проступает в другой группе произведений (№№ 86 – 89). Это также праздничный ряд иконостаса, но иной по составу сюжетов, композиции и конструкции икон, манере письма. К этой же группе икон примыкают «Рождество Христово» (№ 90), «Распятие» (№ 83), «Тайная вечеря» (№ 58). Они очень нарядны, красочны, декоративны. При этом художественный язык их подчеркнуто каноничен, а приемы письма отточены до совершенства – последнее хорошо видно на примере цветных миниатюрных горок, являющихся как бы визитной карточкой Мстёры. Наконец, третье направление мстёрской иконописи представляет икона «Ангел Хранитель и Николай Чудотворец» в чеканном серебряном окладе московской работы 1886 года (№ 92). Это произведение эклектическое по стилю, но совершенное в техническом отношении. Несмелое влияние «фряжской», живописной манеры в пейзажном фоне переплелось в этой иконе с каноническим плоскостным решением фигур святых, одеяния которых сплошь разделаны твореным золотом и серебром. Хотя икона, вероятно, и написана в Москве, стиль ее явно указывает на мстёрскую «заучку» мастера. Известно, что во многих столичных иконописных мастерских работали по найму иконники из Мстёры и Палеха, да и основателями мастерских, как правило, были выходцы из этих иконописных сел (Чириков, Гурьянов, Дикарев и другие знаменитые имена). Подписное произведение мстёрского иконописца И.С. Чирикова (ум. 1903 г.) – одно из лучших украшений выставки. Икона «Святитель Василий Великий» (№ 110) написана Иосифом Семеновичем Чириковым в 1892 г. в Москве по заказу священника Иоанна Звездинского. Выходец из Мстёры, потомственный иконописецстаринщик, И.С. Чириков основал в Москве в конце XIX века иконописную мастерскую, считавшуюся едва ли не лучшей в России. Дело его было продолжено сыновьями, Григорием и Михаилом, ставшими сотрудниками видных ученых обществ, а впоследствии – корифеями советской реставрационной науки. Работы мастерской Чирикова славились миниатюрным, виртуозным письмом, декоративностью, колористическим богатством, верностью традиционным основам древнерусской иконописи. Все эти качества в полной мере

7


присущи и рассматриваемой иконе «Святитель Василий Великий». Впрочем, зритель, несомненно, отметит эклектический характер работы известного мастера – канонические элементы иконописи тактично совмещены с приемами реалистической живописи, что лучше всего видно в панорамном, перспективном изображении скалистого пейзажа с небесно-голубой «растяжкой» по фону. Компромиссный стиль произведения – дань моде той эпохи, требовавшей от ставших популярными икон «в древнем вкусе» праздничной декоративности, эффектных приемов, разнообразия дорогих материалов и техник. Не всем мастерам удавалось сохранить на этом пути художественность своих творений, не уйти в слащавое, безвкусное украшательство в угоду купеческим вкусам – Чирикову это удавалось всегда и во всем. Именно поэтому каждая новая находка произведений выдающегося изографа ¬– это всегда событие в кругу исследователей и ценителей русской иконописи. К этому же направлению в искусстве Мстёры примыкают две парные иконы «Св. Сампсон Странноприимец» и «Св. Василий Кессарийский» (№№ 79, 93). Иконография и стиль этих произведений находят ближайшие аналогии в известной серии икон М.И. Дикарева из Мраморного дворца в Петербурге (ныне – в Государственном Эрмитаже). Сходство столь очевидно, что не будет большой смелостью предположить, что исследуемые иконы также принадлежат если не к собственноручным работам Дикарева, то к произведениям его круга (мастерской) во всяком случае. Заметим, между прочим, что М.И. Дикарев своими талантами добился высокой чести именовать себя «поставщиком двора Его Императорского Высочества великого князя Сергея Александровича». «Покров Богоматери» (№ 84), созданный в мастерской И.Е.Силина, очень показательный памятник московской иконописи рубежа XIX – XX веков. В сравнении его с вышеописанной группой икон хорошо видно, что и в этот кризисный период развития русской иконописи в столице продолжали создаваться произведения чистого и строгого стиля. Декоративизм, диктуемый условиями рынка и захлестнувший иконописцев, лишь в малой степени проявился в силинском «Покрове». Это произведение, достойное самой высокой оценки, свидетельствует об Иване Ефимовиче Силине, как о мастере с хорошим вкусом и выраженной творческой позицией. О техническом мастерстве иконописца нечего и говорить – владение сложнейшими приемами, многообразие задействованных художественных средств, отточенность рисунка, динамизм композиции, обычно отличающейся взвешенным спокойствием – вот отличительные черты этой интересной иконы. Видимо, принадлежность к старообрядчеству во многом определила стиль мастера, позитивно сказалась на формировании его творческой индивидуальности. Штамп на оборотной стороне иконы свидетельствует о том, что мастерская Силина находилась в Москве на Рогожском кладбище – в крупнейшем духовном и культурном центре старообрядчества, где и поныне сосредоточены фантастические по своей ценности и историческому значению памятники древнерусского искусства. Завершает выставку, как и наш краткий обзор, икона Богоматери Казанской (№ 111). Написанная в начале XX века, она воплощает в себе эстетические принципы русского модерна в его «неовизантийском» варианте. Многое для творческого обновления и оживления русских иконописных традиций в «неовизантийском» духе делали в это время ведущие художники страны – В.М. Васнецов, М.А. Врубель, М.А. Нестеров. Мастер, создавший «Богоматерь Казанскую», находился под обаянием смелых иконописных экспериментов этих живописцев – художественные формы модерна действительно позволили ему артистично, по-новому подойти к старинной иконографии. *** Все экспонируемые и издаваемые в Каталоге иконы атрибутированы, определены датировки и принадлежность произведений к тому или иному иконописному центру, школе. В тех случаях, когда последнее с достаточной точностью было сделать затруднительно, составители Каталога ограничивались указанием региона предположительного происхождения памятников. Разумеется, не все датировки бесспорны, часть атрибуций покажется дискуссионной и в дальнейшем потребует известных уточнений. Но, подчеркнем, это только первый, во многом предварительный опыт исследования экспонируемых коллекций – приглашение исследователей и знатоков иконы к диалогу, обмену мнениями. А потому, надеемся, неизбежные в таком случае неточности, ошибки не очернят главного – общения с красотой, с возвышенным миром иконописных образов. Аукционный дом “Золотое Сечение”

8


ИКОНЫ ICONS


Воспроизведено в размере оригинала / Original size

1. БОГОМАТЕРЬ КАЗАНСКАЯ Москва, 16 в. Записи 18, 19 вв. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 17,5 х 14,5 х 1,7 см. THE VIRGIN OF KAZAN

11


Воспроизведено в размере оригинала / Original size

2. ТАБЛЕТКА ДВУСТОРОННЯЯ. БЛАГОВЕЩЕНИЕ И РОЖДЕСТВО БОГОРОДИЦЫ Москва, рубеж 16-17 вв. Паволока, левкас, темпера; 15,5 х 14,2 х 0,2 см. TWO-SIDES TABLET. THE ANNUNCIATION AND THE NATIVITY OF THE HOLY VIRGIN

12


Воспроизведено в размере оригинала / Original size

ОБОРОТНАЯ СТОРОНА / BACKSIDE

13


3. ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ (ОПЛЕЧНЫЙ) Центральная Россия, начало 17 в. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 30 х 26,5 х 2,1 см. Оклад: серебро, Санкт-Петербург, 1808 г. THE LORD ALMIGHTY (SHOULDER IMAGE)

14


15


4. ИЛИЯ ПРОРОК В ПУСТЫНЕ Верхнее Поволжье. Кострома (?), первая половина 17 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 34 х 29 х 3 см. ELIJAH THE PROPHET IN THE WILDERNESS

16


5. БОГОМАТЕРЬ ВЛАДИМИРСКАЯ Москва, 17 в. Врезок. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 32 х 27,2 х 2,5 см. THE VIRGIN OF VLADIMIR

17


На обороте подпись старообрядческой общины «Белая Криница».

6. ЛЕВАЯ СТВОРА ИКОНОСТАСА (ТРИПТИХА) С ПРОРОЧЕСКИМ, ПРАЗДНИЧНЫМ И ДЕИСУСНЫМ ЧИНАМИ Строгановские письма, 17 в. Дерево, ковчег, паволока, темпера; 31,2 х 26,3 х 2,4 см. LEFT LEAF FROM ICONOSTAS (TRIPTYCH) WITH PROPHETICAL, FESTAL AND DEISIS RANKS 18


7. ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ Москва, 17 в. (?). Врезок. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 26,2 х 21 х 2,5 см. THE LORD ALMIGHTY

19


8. БОГОМАТЕРЬ ЕЛЕУСА-КИККСКАЯ Москва, мастерские оружейной палаты, последняя четверть 17 в. Дерево, левкас, темпера; 32,5 х 27,5 х 3 см. THE VIRGIN OF ELEOUSA-KIKKSKAYA

20

Фрагмент → Detail


9. СПАС ЭММАНУИЛ Москва, 17 в. Врезок. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 20 х 17 х 2 см. Оклад: серебро, Москва, 1888 г. Мастер А.Постников. THE SAVIOUR EMMANUEL 22


Воспроизведено в размере оригинала / Original size

23


10. БОГОМАТЕРЬ ОДИГИТРИЯ (ТИПА ТИХВИНСКОЙ) Москва, первая треть 18 в. Дерево, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,5 см. THE VIRGIN HODEGETRIA (SIMILAR TO THE VIRGIN OF TIKHVIN)

24


Фрагмент воспроизведен в размере оригинала / Detail in original size

11. ВАЛААМ НА ОСЛИЦЕ И АНГЕЛ, ПРЕГРАЖДАЮЩИЙ ЕМУ ДОРОГУ Кострома, первая треть 18 в. Дерево, левкас, темпера; 42 х 59 х 2,6 см. VALAAM ON DONKEY AND ANGEL OCCLUSIVE HIS WAY

25


12. КАЗАНСКАЯ БОГОМАТЕРЬ Москва, первая половина 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 44,7 х 38 х 3 см. THE VIRGIN OF KAZAN

26


13. БОГОМАТЕРЬ ОДИГИТРИЯ СМОЛЕНСКАЯ С ПРЕДСТОЯЩИМИ СВЯТЫМИ Палех, 174(?) г. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 35,3 х 30 х 3,2 см. THE VIRGIN HODEGETRIA OF SMOLENSK WITH SELECTED SAINTS

27


14. БОГОМАТЕРЬ ДОНСКАЯ Москва, первая половина 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,7 х 28 х 2,5 см. Оклад: серебро, нимб с цатой, 1800-е гг. THE VIRGIN OF THE DON

28


29


15. СВЯТАЯ ТРОИЦА С ДЕЯНИЯМИ Ярославль, середина 18 в. Дерево, левкас, темпера; 54 х 45 х 3 см. ST. TRINITY WITH THE DEEDS

30

Фрагмент → Detail


16. ЧУДО ГЕОРГИЯ О ЗМИЕ Балканы, первая половина 18 в. Дерево, рамка, левкас, темпера; 23 х 18,8 х 3,3 см. THE MIRACLE OF ST. GEORGE STAYING THE DRAGON

32


17. АРХАНГЕЛ УРИИЛ ПОПИРАЮЩИЙ ТРЯСАВИЦ И СВЯТОЙ СИСИНИЙ Ярославль, вторая половина 18 в. Дерево, левкас, темпера; 35,6 х 30,6 х 2,5 см. ARCHANGEL URIIL AND ST. SISINIY

33


18. РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО Палех, последняя четверть 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 39,5 х 31,7 х 3,3 см. THE NATIVITY OF CHRIST

34

Фрагменты → Details


19. ВОСКРЕСЕНИЕ И СОШЕСТВИЕ ВО АД С ПРАЗДНИКАМИ В 12 КЛЕЙМАХ Палех, последняя четверть 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 45,7 х 38 х 3 см. THE RESURRECTION AND THE DESCENT INTO HELL WITH TWELVE SCENES OF FEASTS

36


ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО И СОШЕСТВИЕ ВО АД THE RESURRECTION AND THE DESCENT INTO HELL

ФРАГМЕНТЫ / DETAILS

37


БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ THE ANNUNCIATION OF THE HOLY VIRGIN

ВВЕДЕНИЕ БОГОРОДИЦЫ ВО ХРАМ THE PRESENTATION OF HOLY VIRGIN INTO THE TEMPLE


РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО THE NATIVITY OF CHRIST

РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ THE NATIVITY OF THE HOLY VIRGIN


БОГОЯВЛЕНИЕ ГОСПОДНЕ THE EPIPHANY OF THE CHRIST

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ THE TRANSFIGURATION OF CHRIST


ВОЗДВИЖЕНИЕ КРЕСТА THE RAISING OF THE CROSS

УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ THE ASSUMPTION OF THE VIRGIN


СВЯТАЯ ТРОИЦА ВЕТХОЗАВЕТНАЯ THE ST. OLD TESTAMENT TRINITY

ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ THE ASCENSION OF THE CHRIST


ВХОД В ИЕРУСАЛИМ THE ENTRY INTO JERUSALEM

СРЕТЕНИЕ ГОСПОДНЕ THE PRESENTATION IN THE TEMPLE


20. СВЯТОЙ НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ Москва, вторая половина 18 в. Дерево, левкас, темпера; 33,2 х 27,4 х 3,2 см. Оклад: серебро, Москва, 1817 г. ST. NICHOLAS THE WONDERWORKER

44


45


21. ТРИ ОТРОКА В ПЕЩИ ОГНЕННОЙ (лицевой список со строгановской иконы) Москва, рубеж 18-19 вв. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 31,3 х 26,8 х 2,4 см. THREE ADOLESCENTS IN THE FURNACE 46


22. ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ Палех, последняя четверть 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 36 х 30,5 х 2,5 см. THE LORD ALMIGHTY

47


23. ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ (ОПЛЕЧНЫЙ) Ярославль, конец 18 в. Дерево, левкас, темпера; 53,5 х 47 х 3 см. THE LORD ALMIGHTY (SHOULDER IMAGE)

48


24. ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО И СОШЕСТВИЕ ВО АД Палех, конец 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 35,7 х 29,6 х 3 см. THE RESURRECTION AND THE DESCENT INTO HELL

49


25. СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИК НИКИТА, ПОБИВАЮЩИЙ БЕСА Центральная Россия, рубеж 18-19 вв. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 31,2 х 27,2 х 2,6 см. ST. GREAT MARTYR NIKITA BEATING THE DEMON

50


26. БОГОМАТЕРЬ ФЕОДОРОВСКАЯ Кострома, последняя четверть 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 27 х 2,8 см. THE VIRGIN OF ST. THEODORE

51


27. ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ (ОПЛЕЧНЫЙ) Ярославль, вторая половина 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 36 х 30,5 х 3 см. THE LORD ALMIGHTY (SHOULDER IMAGE)

52


28. ПОКРОВ БОГОМАТЕРИ Москва, 1805 г. Дерево, левкас, темпера; 40,5 х 33,7 х 2,7 см. THE INTERCESSION OF THE HOLY VIRGIN

53


29. БОГОМАТЕРЬ КАЗАНСКАЯ Палех, вторая половина 18 в. Дерево, левкас, темпера; 29,5 х 23,7 х 2,5 см. THE VIRGIN OF KAZAN

54


30. БОГОМАТЕРЬ ВСЕХ СКОРБЯЩИХ РАДОСТЬ Палех, последняя четверть 18 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 53 х 43,6 х 2 см. THE REJOICING OF THE SORROWFUL

55


31. ВОСКРЕСЕНИЕ И СОШЕСТВИЕ ВО АД С ПРАЗДНИКАМИ В 12 КЛЕЙМАХ Москва, рубеж 18-19 вв. Врезок. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 39,5 х 34 х 3 см. THE RESURRECTION AND THE DESCENT INTO HELL WITH TWELVE SCENES OF FEASTS

56


32. АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ Палех, рубеж 18-19 вв. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,5 см. THE GUARDIAN ANGEL

57


33. НЕОПАЛИМАЯ КУПИНА Москва, рубеж 18-19 вв. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 52,4 х 45,5 х 2,8 см. THE BURNING BUSH

58


34. СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ (ЧУДО ГЕОРГИЯ О ЗМИЕ) Поморье, рубеж 18-19 вв. Дерево, ковчег, левкас, резьба, темпера; 41,5 х 31 х 3,3 см. THE MIRACLE OF ST. GEORGE STAYING THE DRAGON

59


35. БОГОМАТЕРЬ ОДИГИТРИЯ СМОЛЕНСКАЯ Палех, начало 19 в. Дерево, левкас, темпера; 51 х 42 х 2,4 см. THE VIRGIN HODEGETRIA OF SMOLENSK

60


36. АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ Старообрядческие письма, Урал (?), первая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,6 х 2,7 см. ARCHANGEL GABRIEL

61


37. ЧУДО АРХАНГЕЛА МИХАИЛА В ХОНЕХ Центральная Россия, первая треть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,2 х 26,4 х 2,8 см. THE MIRACLE OF THE ARCHANGEL MICHAEL AT CHONAE

62


38. СВЯТОЙ НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ Москва, рубеж 18-19 вв. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 36 х 31 х 3,3 см. ST. NICHOLAS THE WONDERWORKER

63


39. МИНЕЯ (МЕСЯЦ ИЮНЬ) Русский Север, первая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 35,6 х 31,5 х 3 см. MENAION (JUNE)

64


40. ИЛИЯ ПРОРОК С ЖИТИЕМ И ОГНЕННЫМ ВОСХОЖДЕНИЕМ Палех, первая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 36 х 31 х 3 см. Басма: серебро. ELIJAH THE PROPHET WITH THE SCENES OF HIS LIFE AND THE FIERY ASCENT

65


41. СВЯТЫЕ ВЕЛИКОМУЧЕНИКИ КОСМА И ДАМИАН Палех, начало 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,7 см. STS. MARTYRS KOSMAS AND DAMIAN

66


42. СОБОР ИЛИИ ПРОРОКА (ИЗБРАННЫЕ СВЯТЫЕ) Палех, середина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 35,6 х 30,7 х 2,5 см. THE COUNCIL OF ST. ELIJAH THE PROPHET (SELECTED SAINTS)

67


43. АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ С ИЗБРАННЫМИ СВЯТЫМИ Палех, первая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,5 см. THE GUARDIAN ANGEL WITH SELECTED SAINTS

68


44. ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО И СОШЕСТВИЕ ВО АД (лицевой список со строгановской иконы) Старообрядческие письма, первая четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 35,2 х 30,4 х 2 см. THE RESURRECTION AND THE DESCENT INTO HELL 69


45. МИНЕЯ (МЕСЯЦ АВГУСТ) Палех, первая треть 19 в. Дерево, левкас, темпера; 36,5 х 30,5 х 2,5 см. MENAION (AUGUST)

70


46. ИЛИЯ ПРОРОК С ЖИТИЕМ И ОГНЕННЫМ ВОСХОЖДЕНИЕМ Центральная Россия, 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 45 х 38 х 3 см. ELIJAH THE PROPHET WITH THE SCENES OF HIS LIFE AND THE FIERY ASCENT

71


47. СВЯТОЙ ЕВАНГЕЛИСТ МАТФЕЙ Москва, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 26,7 х 18,5 х 2,3 см. ST. MATTHEW THE EVANGELIST

72


48. РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ Тверь, 1839 г. Семён Сухарев. Дерево, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,7 см. THE NATIVITY OF THE HOLY VIRGIN

73


49. ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ Палехские письма, первая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,5 х 26,5 х 2,5 см. Оклад: серебро, Москва, 1861 г. Иван Губкин. THE LORD ALMIGHTY

74


75


Воспроизведено в размере оригинала / Original size

50. АРХАНГЕЛ МИХАИЛ Палех, первая половина 19 в. Дерево, темпера; 13 х 10,6 х 1,2 см. ARCHANGEL MICHAEL

76


51. ВХОД В ИЕРУСАЛИМ Москва, начало 19 в. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 35,6 х 30,6 х 2,7 см. THE ENTRY INTO JERUSALEM

77


52. ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ СО СВЯТЫМИ-БЕССРЕБРЕННИКАМИ ЧУДОТВОРЦАМИ КОСМОЙ И ДАМИАНОМ Палех, первая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 32 х 27,3 х 2,5 см. Оклад: серебро. THE LORD ALMIGHTY WITH STS. MARTYRS KOSMAS AND DAMIAN 78


79


53. СЕДНИЦА С ПРИПАДАЮЩИМИ ЗОСИМА И САВВАТИЕМ Москва, середина 19 в. Дерево, ковчег, паволока, темпера; 35,2 х 30,7 х 2,9 см. THE EXTENDED DEISIS WITH ZOSIMA AND SAVVATIY

80


54. БОГОМАТЕРЬ ИВЕРСКАЯ Среднее Поволжье, середина 19 в. Дерево, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,8 см. THE VIRGIN HODEGETRIA OF IVERSK

81


55. МИНЕЯ (МЕСЯЦ СЕНТЯБРЬ) Москва, первая половина 19 в. Дерево, левкас, темпера; 44,2 х 37,7 х 2,8 см. MENAION (SEPTEMBER)

82


56. ИЛИЯ ПРОРОК С ЖИТИЕМ И ОГНЕННЫМ ВОСХОЖДЕНИЕМ Мстёра, первая половина 19 в. Дерево, левкас, темпера; 35,5 х 30,5 х 2 см. ELIJAH THE PROPHET WITH THE SCENES OF HIS LIFE AND THE FIERY ASCENT

83


57. СВЯТОЙ НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ Палех, первая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,3 х 26 х 3 см. Оклад: серебро, Москва 1887 г. ST. NICHOLAS THE WONDERWORKER

84


85


58. ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ Мстёра, середина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 46,8 х 3,5 см. THE LAST SUPPER

86


59. БЛАГОВЕЩЕНИЕ (БОГОМАТЕРЬ). ДЕТАЛЬ КОМПОЗИЦИИ ЦАРСКИХ ВРАТ Москва, середина 19 в. Дерево, левкас, темпера; 50 х 29 х 2,6 см. THE ANNUNCIATION (THE VIRGIN). THE PART OF COMPOSITION

87


60. ЛИК ВСЕХ СВЯТЫХ Холуй, первая половина 19 в. Дерево, левкас, темпера; 54 х 43,5 х 3 см. ALL SAINTS FACE

88


61. СОРОК МУЧЕНИКОВ СЕВАСТИЙСКИХ Центральная Россия, середина 19 в. Дерево, левкас, темпера; 51 х 43 х 1 см. STS. FORTY MARTYRS AT SEBASTE

89


62. БОГОМАТЕРЬ ЗНАМЕНИЕ Мстёра, середина 19 в. Дерево, левкас, темпера; 40 х 31,7 х 2 см. THE VIRGIN OF THE SIGN

90


63. ИЗБРАННЫЕ СВЯТЫЕ Тверь, середина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 40 х 33 х 2,7 см. SELECTED SAINTS

91


64. АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 31,2 х 26,2 х 2,2 см. THE GUARDIAN ANGEL

92


65. БОГОМАТЕРЬ ВСЕХ СКОРБЯЩИХ РАДОСТЬ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 27 х 3 см. THE REJOICING OF THE SORROWFUL

93


66. ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ Мстёра, середина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 44,5 х 37,7 х 3 см. THE ASCENSION OF THE CHRIST

94


67. СВЯТОЙ ПАНТЕЛЕЙМОН Москва, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 27 х 2,8 см. ST. PANTELEMON

95


68. БОГОМАТЕРЬ КАЗАНСКАЯ Москва, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 27,8 х 24 х 2,5 см. THE VIRGIN OF KAZAN

96


69. СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ (ЧУДО ГЕОРГИЯ О ЗМИЕ) Шуя, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 26,5 х 22 х 2,8 см. THE MIRACLE OF ST. GEORGE STAYING THE DRAGON

97


70. БОГОМАТЕРЬ КАЗАНСКАЯ Мстёрские письма. Москва (?), вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,2 х 27 х 2,4 см. THE VIRGIN OF KAZAN

98


Воспроизведено в размере оригинала / Original size

71. СВЯТОЙ НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 17,7 х 15 х 1,9 см. ST. NICHOLAS THE WONDERWORKER

99


Воспроизведено в размере оригинала / Original size

72. СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИК ТРИФОН Москва, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 17 х 15,3 х 2,5 см. ST. MARTYR TRIFON

100


73. УСЕКНОВЕНИЕ ГЛАВЫ СВЯТОГО ИОАНА ПРЕДТЕЧИ Владимирские сёла, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,5 х 24,5 х 2,5 см. THE DECAPITATION OF ST. JOHN THE BAPTIST

101


74. АРХАНГЕЛ МИХАИЛ-ВОЕВОДА Поморские письма, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 36 х 31,8 х 3 см. MICHAEL THE ARCHISTRATIGUS

102


75. ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ Центральная Россия, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 44,3 х 35,5 х 3 см. THE ASCENSION OF THE CHRIST

103


76. СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ (ЧУДО ГЕОРГИЯ О ЗМИЕ) Москва, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,5 х 26,5 х 2,7 см. THE MIRACLE OF ST. GEORGE STAYING THE DRAGON

104


77. БОГОМАТЕРЬ ТРОЕРУЧНИЦА Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,3 х 27 х 2,5 см. THE THREE-HANDED VIRGIN

105


78. ОБНОВЛЕНИЕ ХРАМА ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 32,7 х 27,5 х 2,6 см. THE RENOVATION OF THE RESURRECTION TEMPLE

106


79. СВЯТОЙ САМПСОН СТРАННОПРИИМЕЦ Мстёрские мастера. Москва, конец 19 в. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,7 см. ST. SAMSON STRANNOPRIY

107


80. БОГОМАТЕРЬ ОДИГИТРИЯ СМОЛЕНСКАЯ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 35,8 х 30,3 х 3,5 см. THE VIRGIN HODEGETRIA OF SMOLENSK

108


81. БОГОЛЮБСКАЯ ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА С ДЕИСУСНЫМ ЧИНОМ Мстёрские мастера. Москва, последняя четверть 19 в. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 35,6 х 28 х 2,8 см. THE VIRGIN OF BOGOLIUBOVO WITH THE DEISIS

109


Воспроизведено в размере оригинала / Original size

82. РИПИДА. ШЕСТИКРЫЛЫЙ ХЕРУВИМ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 14,5 х 15 х 2,5 см. RIPIDA. THE SIX-WINGED CHERUBIM

110


83. РАСПЯТИЕ ГОСПОДНЕ Мстёра, рубеж 19-20 вв. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,2 х 26,5 х 2,4 см. THE CRUCIFIXION

111


На обороте печать иконописной мастерской Ивана Силина Старообрядческой общины Рогожского кладбища в Москве.

84. ПОКРОВ БОГОМАТЕРИ Москва, рубеж 19-20 вв. Мастерская Ивана Силина. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 35,6 х 31 х 2,5 см. THE INTERCESSION OF THE HOLY VIRGIN

112


85. БОГОМАТЕРЬ ВСЕХ СКОРБЯЩИХ РАДОСТЬ Мстёра (Старообрядческая мастерская), конец 19 в. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,7 см. THE REJOICING OF THE SORROWFUL

113


86. РОЖДЕСТВО БОГОРОДИЦЫ И ПЕРЕНЕСЕНИЕ МОЩЕЙ СВЯТОГО НИКОЛАЯ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 37 х 64,5 х 3,5 см. THE NATIVITY OF THE HOLY VIRGIN AND THE TRANSFERENCE OF THE HOLY RELICS OF ST. NICHOLAS

87. БЛАГОВЕЩЕНИЕ БОГОРОДИЦЫ И УСПЕНИЕ БОГОРОДИЦЫ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 37 х 64,5 х 3,5 см. THE ANNUNCIATION AND THE ASSUMPTION OF THE VIRGIN

114


88. РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО И БОГОЯВЛЕНИЕ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 37 х 64,5 х 3,5 см. THE NATIVITY AND THE EPIPHANY OF CHRIST

89. ВХОД В ИЕРУСАЛИМ И ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 37 х 64,5 х 3,5 см. THE ENTRY INTO JERUSALEM AND THE TRANSFIGURATION OF CHRIST

115


РОЖДЕСТВО БОГОРОДИЦЫ THE NATIVITY OF THE HOLY VIRGIN

ПЕРЕНЕСЕНИЕ МОЩЕЙ СВЯТОГО НИКОЛАЯ THE TRANSFERENCE OF THE HOLY RELICS OF ST. NICHOLAS


БЛАГОВЕЩЕНИЕ БОГОРОДИЦЫ THE ANNUNCIATION OF THE VIRGIN

УСПЕНИЕ БОГОРОДИЦЫ THE ASSUMPTION OF THE VIRGIN


РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО THE NATIVITY OF CHRIST

БОГОЯВЛЕНИЕ THE EPIPHANY OF CHRIST


ВХОД В ИЕРУСАЛИМ THE ENTRY INTO JERUSALEM

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ THE TRANSFIGURATION OF CHRIST


90. РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО Мстёра, вторая половина 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,2 х 27 х 2,3 см. THE NATIVITY OF CHRIST

120


91. ИОАН БОГОСЛОВ С АПОСТОЛОМ ПРОХОРОМ НА ОСТРОВЕ ПАТМОС Москва, последняя треть 19 в. Дерево, паволока, темпера; 30,8 х 25,3 х 2,2 см. ST. JOHN THE EVANGELIST WITH DISCIPLE PROKHOR ON PATMOS ISLAND

121


92. АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ И СВЯТОЙ НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ Мстёрские мастера. Москва, конец 19 в. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,5 см. Оклад: серебро, Москва 1886 г. THE GUARDIAN ANGEL AND ST. NICHOLAS THE WONDERWORKER

122


123


93. СВЯТОЙ ВАСИЛИЙ КЕСАРИЙСКИЙ Мстёрские мастера. Москва, конец 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,7 см. ST. VASILY KESARIYSKY

124


94. СВЯТАЯ ТРОИЦА НОВОЗАВЕТНАЯ Мстёра, рубеж 19-20 вв. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 27 х 22 х 2,5 см. THE NEW TESTAMENT TRINITY

125


АНСАМБЛЬ ИКОН ДВУНАДЕСЯТЫХ ПРАЗДНИКОВ ИСПОЛНЕННЫЙ В АРХАИЧЕСКОМ СТИЛЕ МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ 16 ВЕКА Мстёра, последняя четверть 19 в. THE ICONS ENSEMBLE WITH SCENES OF FEASTS

126


95. ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО И СОШЕСТВИЕ ВО АД Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE RESURRECTION AND THE DESCENT INTO HELL

127


96. РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE NATIVITY OF THE HOLY VIRGIN

128


97. ВВЕДЕНИЕ БОГОРОДИЦЫ ВО ХРАМ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE PRESENTATION OF HOLY VIRGIN INTO THE TEMPLE

129


98. БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE ANNUNCIATION OF THE HOLY VIRGIN

130


99. РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE NATIVITY OF CHRIST

131


100. БОГОЯВЛЕНИЕ ГОСПОДНЕ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE EPIPHANY OF THE CHRIST

132


101. ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE TRANSFIGURATION OF CHRIST

133


102. ВОЗДВИЖЕНИЕ КРЕСТА Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE RAISING OF THE CROSS

134


103. УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE ASSUMPTION OF THE VIRGIN

135


104. СВЯТАЯ ТРОИЦА ВЕТХОЗАВЕТНАЯ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE ST. OLD TESTAMENT TRINITY

136


105. ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE ASCENSION OF THE CHRIST

137


106. ВХОД В ИЕРУСАЛИМ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE ENTRY INTO JERUSALEM

138


107. СРЕТЕНИЕ ГОСПОДНЕ Мстёра, последняя четверть 19 в. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31 х 26,5 х 2,3 см. THE PRESENTATION IN THE TEMPLE

139


108. ИЗБРАННЫЕ СВЯТЫЕ Центральная Россия, середина 19 в. Дерево, левкас, масло; 66,5 х 52 х 2,5 см. SELECTED SAINTS

140


109. АРХАНГЕЛ МИХАИЛ Киев, вторая половина 19 в. Дерево, левкас, темпера; 22,3 х 17,5 х 2 см. ARCHANGEL MICHAEL

141


110. СВЯТОЙ ВАСИЛИЙ ВЕЛИКИЙ Москва, рубеж 19-20 вв. Иосиф Чириков. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 27 х 22,4 х 2,3 см. ST. VASILY THE GREAT

142

Фрагменты → Details


143


111. БОГОМАТЕРЬ КАЗАНСКАЯ Москва, начало 20 в. Дерево, левкас, темпера; 31 х 27 х 2,7 см THE VIRGIN OF KAZAN

144


112. СВЯТЫЕ ВЕЛИКОМУЧЕНИКИ АЛЕКСЕЙ И ТАТЬЯНА Москва, 1900-е гг. Дерево, левкас, темпера; 31 х 26,7 х 3 см. STS. MARTYRS ALEXEY AND TATYANA

145


113. СВЯТАЯ ТРОИЦА ВЕТХОЗАВЕТНАЯ Мстёра, конец 19 в. Дерево, двойной ковчег, левкас, темпера; 31 х 27 х 3 см. THE ST. OLD TESTAMENT TRINITY

146


В монографии «Иконопись Палеха» есть упоминание о семье иконописцев Салабановых, а также опубликована идентичная икона выполненная иконописцем В.Жегаловым («Иконопись Палеха» М.-1994 г. Стр. 126)

114. ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ (ОПЛЕЧНЫЙ) Палех, 1914 г. П.Салабанов. Дерево, ковчег, левкас, темпера; 31,2 х 27 х 2,7 см. THE LORD ALMIGHTY (SHOULDER IMAGE)

147


№ иконы / страница

#1/11

#2/12

#3/14

#4/16

#5/17

#6/18

#7/19

#8/20

#9/22

#10/24

#11/25

#12/26

#13/27

#14/28

#15/30

#16/32

#17/33

#18/34

#19/36

#20/44

#21/46

#22/47

#23/48

#24/49

#25/50

#26/51

#27/52

#28/53

#29/54

#30/55


№ иконы / страница

#31/56

#32/57

#33/58

#34/59

#35/60

#36/61

#37/62

#38/63

#39/64

#40/65

#41/66

#42/67

#43/68

#44/69

#45/70

#46/71

#46/72

#47/73

#49/74

#50/76

#51/77

#52/78

#53/80

#54/81

#55/82

#56/83

#57/84

#58/86

#59/87

#60/88


№ иконы / страница

#61/89

#62/90

#63/91

#64/92

#65/93

#66/94

#67/95

#68/96

#69/97

#70/98

#71/99

#72/100

#73/101

#74/102

#75/103

#76/104

#77/105

#78/106

#79/107

#80/108

#81/109

#82/110

#83/111

#84/112

#85/113

#86/114

#87/114

#88/115

#89/115


№ иконы / страница

#90/120

#91/121

#92/122

#93/124

#94/125

#95/127

#96/128

#97/129

#98/130

#99/131

#100/132

#101/133

#102/134

#103/135

#104/136

#105/137

#106/138

#107/139

#108/140

#109/141

#110/142

#111/144

#112/145

#113/146

#114/147


+38 (044) 202-81-81 +38 (044) 240-95-32 +38 (044) 469-19-66 contact@gs-art.com www.gs-art.com

Icons  

Russian icon of the 17 - early 20 centuries

Advertisement