Page 1

КАТАЛОГ ВЫСТАВКИ

Басов Я. А.


Персональная выставка художника

Басов Яков Александрович (1914-2004)

Каталог издан антикварным объединением “Золотое сечение” в рамках программы “Навстречу художнику”

Украина, г. Киев 2006 г.


«Я часто жалел, что время добрых волшебников безвозвратно ушло и осталось жить в сказках, хорошо нам знакомых с детства… Но однажды, в одном из санаториев, куда я приехал с литературным выступлением, я увидел громадную картину в массивной раме. Во весь торец стены – море! Оно сверкало, переливалось и катилось прямо на меня, наворачиваясь волной с белопенным гребешком. А из под нее, из под волны струился какойто таинственный свет. Его излучала глубина… Потом я познакомился и с самим художником, творцом этой и сотен многих других картин – Яковом Александровичем Басовым, добрым, улыбчивым и интеллигентнейшим человеком, и понял, что я напрасно жалел, что время удивительных волшебников минуло…». поэт Леонард Кондрашенко «Искусство – это вершина человеческого общения. Это и единственная возможность познать разнообразие мира через неповторимую индивидуальность чувств другого человека» Яков Басов


ПРИГЛАШЕНИЕ ЗРИТЕЛЕЙ (В качестве предисловия) Дорогие зрители! Приглашаю Вас пройти по листам этого альбома и прикоснуться к миру живой природы, свежести и чистоты. Миру доброты, нравственности и любви к человеку. Ибо такой Мир создавал всю свою долгую творческую жизнь Народный художник Украины Яков Александрович Басов. Создавал его для людей. И это было радостной потребностью его души. Он ушел от нас на 91 году своей яркой, насыщенной и плодотворной жизни. Ушел, оставив тысячи своих работ жить среди людей и радовать их, сказав свое неповторимое слово в акварели, расширив возможности пейзажной живописи, оставив глубокий нравственный след в душах многих и многих людей. Приглашаю прикоснуться к живительному роднику его творчества. Яков Александрович Басов родился 2 февраля 1914 года в г. Симферополе. Живописно-художественное образование началось в студии академика живописи Н.С.Самокиша. В 1933-1937 годах учился в Академии художеств города СанктПетербурга. В 1941-1946 годах служил в рядах Советской Армии, участвовал в Великой отечественной войне. С 1946 года жил и работал в Крыму - в Алупке и Ялте. Народный художник Украины, лауреат Государственной премии Автономной республики Крым, Почетный гражданин города Алупки, где он вдохновенно трудился более 50 лет и где в 1997 году на основе коллекции картин, подаренных городу, был открыт Городской музей живописи художника. Глубоко патриотические, гражданственные и нравственные помыслы Якова Александровича вылились в изумляющие акты дарения более 600 своих произведений музеям Крыма и другим организациям с устройством постоянных выставочных экспозиций, доступных для посещения и знакомства всем желающим крымчанам и гостям Крыма: Алупкинскому Государственному дворцово-парковому музею-заповеднику, Крымскому Академическому русскому драматическому театру им. А.М.Горького, Алуштинскому дому-музею академика архитектуры А.Н.Бекетова, Ялтинскому Государственному объединенному историко-литературному музею, городу Алупке, Художественному музею Бахчисарайского историко-культурного заповедника, Художественному музею города Керчи, Севастопольскому художественному музею, Ливадийскому дворцу-музею, Симферопольскому художественному музею. Произведения художника экспонировались на 63 персональных и многочисленных коллективных выставках на Украине, в России, на 37 выставках в 22 странах мира, в том числе Канаде, Голландии, Норвегии, Австрии, Германии, Японии, Бельгии, Польше, США, Италии, Испании, Англии, Франции, хранятся в собраниях 42 музеев, и многочисленных частных коллекциях. А сейчас приглашаю вас прочесть краткий анализ творчества Я.А.Басова, проведенный глубоким знатоком живописи, исследователем творчества художника профессором Голубевым Виталием Николаевичем. Александр Яковлевич Басов – сын художника

3


ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО ХУДОЖНИКА ЯКОВА АЛЕКСАНДРОВИЧА БАСОВА Яков Александрович Басов – коренной крымчанин, патриарх крымской живописи, - так любовно и уважительно называют его в среде художественной общественности Крыма. Я.А.Басов – художник-пейзажист, но немало у него портретов, натюрмортов, жанровых картин. В основной сфере своего творчества – пейзаже, Яков Басов создал необозримое множество произведений, запечатлевших как естественный природный ландшафт, так и преобразованный человеком. Особую категорию составляет морской пейзаж, в котором художник достиг высокого совершенства, глубины и своеобразия, написав сотни и сотни марин. География пейзажной живописи Басова обширна и разнообразна, охватывая разные районы Украины, северную и среднюю части европейской России, Прибалтику, Карелию, Сибирь. По числу проложенных маршрутов, разумеется, первое место занимает Крым, а в нём Севастополь, Бахчисарай, Алупка, Ялта, Гурзуф, Предгорья и другие живописные места являются пунктами длительной плодотворной работы. Постоянным местом творчества на протяжении 50 лет, с 1946 года служила Якову Александровичу Алупка, где им была построена мастерская, в которой исполнена большая часть картин. В первую половину своей творческой деятельности Я.А.Басов писал маслом, во вторую – в технике акварели. По его собственным высказываниям, акварель позволяет более оперативно и полно реализовать внутренние возможности художника, быстро запечатлевать все тончайшие впечатления от натуры, а также неуловимые реакции своих мыслей и чувств. Акварельные листы возникают “alla prima” - за один приём, сразу, непосредственно, что требует высочайшего мастерства, точности движений кисти, отбора красок, следования композиционной структуре, обычно складывающейся в ходе работы, без предварительной подготовки. Во всём этом велика роль интуиции художника, владеющей процессом написания картин, вследствие чего они выходят необыкновенно живыми, целостными, остро действующими на воображение и чувства зрителей. А главное, что отличает произведения Якова Басова, это воплощение живого духа природы – её закатов и восходов, весенних, летних, осенних, зимних дней, деревьев в изумруде лоснящейся летней листвы, в золоте и багрянце осеннего наряда, с оголенной повителью веток и сучков зимой; взволнованной морской стихии, то предоставленной самой себе в открытом просторе, то в ожесточении кидающейся на прибрежные скалы и камни, дробя, сокрушая и подтачивая их; рыбацких незамысловатых селений, лодок, сейнеров; жатвы хлебов в половодье горячего света, заряжающего воздух неистовым напряжением; виноградников, чаще всего осенних, полыхающих янтарными, гранатовыми, пунцовыми красками, нередко доведенными в своем звучании до исступления... Много других объектов попадает в поле зрения художника и запечатлевается их дух и образ на акварельных листах, чтобы перейти в вечность, в неумирающие феномены искусства, заключающие в себе внутреннее движение и состояние в зависимости от внешних обстоятельств, времен года и суток, настроения и чувств художника... И счастье зрителя – уловить бесчисленные нюансы художественных произведений и вобрать их в себя, сделать достоянием своей души, своего духовно-чувственного мира, приобщиться к прекрасному, как божественной основе живописного и любого другого искусства.

4


В живописи Я.А.Басова, без сомнения, отражаются и его душевные качества: исключительная доброта, благородство, человеческое обаяние, широта взглядов и начитанность. И эти нравственно-культурные категории, претворенные в живописи, действуют на зрителя облагораживающе, имеют воспитательное значение, стимулируют стремления становиться лучше и светлее, добрее и распологают к окружающим людям. В живописно-художественном отношении следует особо выделить яркую декоративность, светоносность, динамизм красочной структуры и всей композиции, лирико-поэтическую настроенность и даже музыкальное звучание картин Я.А.Басова, высокую экспрессивность и их эффективную диалогичность со зрителем. По своей природе живопись и должна быть декоративной, ибо выполняется красками и носит цветовую сущность. Однако краски краскам рознь: бывают светлые, жизнерадостные цвета и сумрачные, темные, угнетающие. Так вот декоративность живописи Якова Басова олицетворяет неукротимый и мощный порыв к свету, солнцу, всему яркому, жизнеукрепляющему, заключает внутреннюю радость как непременное свойство всего живого и сущего на земле – человека, гор, лесов, моря, деревьев, горных потоков, рек... Серии акварелей, представленных в альбоме, содержат много примеров интенсивной световой насыщенности живописи, в которых свето-цветовые качества выражены в совершенных формах и богатых эмоционально-духовных звучаниях. Мне посчастливилось видеть акварели Якова Александровича, в которых свет превращается в нечто материальное, сгущенное, в своего рода световую плазму, что струится, перетекает, плавает лучащимися сверкающими пятнами. Но, конечно, светом и цветом моделируются и нежнейшие эмоциональные оттенки, сокровенные лирические аккорды, несказанное поэтическое изображение мира и его бесконечно многоликих предметных составляющих. Особой любовью и признательностью художника пользуются весенние мотивы, явления ожидания, первых сигналов и весточек весны, апофеоза цветения. Этот мотив распускается благоуханным виденьем во многих акварелях Басова, поражая своей искренностью, неподдельным чувством восторга и удивления перед неописуемой красотой природы, созданной отчасти умом и трудом человека, той необыкновенной просветленностью, которая рождается лишь в самой глубине очарованного и любвеобильного сердца. Цветовая структура картин Я.А.Басова – это “alfa” и ”omega” его живописи. Она содержит в себе все неисповедимые тональности чувств: радость и печаль, тревогу, ожидание, надежду, безудержное ликование... Она неукоснительно присутствует в сфере внимания и размышления художника, постоянно совершенствуется, наполняется, обновляется, видоизменяется, По этому поводу Я.А.Басов, в своей книге “Творчество – это судьба” (Киев, 1998), пишет: “Дни и ночи думаю о цвете. Дать своим чувствам из живого ощущения жизни – пролиться в живую плоть живописи... Взять все в густых регистрах общей тональности. Больше горячих тонов. Сам цвет пронизан солнцем, а не поверхность изображеного... Мои детские – юношеские представления о солнце, о теплой земле заставляли писать светло-желто-оранжевую землю и синие от голубого неба тени... Во время войны всё посерело... Прошло двенадцать лет... Я вышел на цвет. Цвет, как мне кажется, истинный. Не тот локальный, каким увлекаются художники, локальный – механический, без жизни, без воздуха. Я вижу цвет в его живой структуре, теплый, единственно сущий. Он не накрашенный, он – сама природа... Высокие тона, открытые – пустоваты, они “выкладываются” и дальше за ними ничего нет. Пользоваться открытым цветом, ярким до предела–

5


это выкричать все без остатка, не оставить чувству восприятия для домысливания, дочувствования немного “в себе”. Цвет приглашает соучаствовать, в нем есть недоговоренность... Цвет должен быть и “баритональным”, внутренне многослойным. Гармония в сопоставлении не в ширину, а во внутренних регистрах.” (Стр. 175-178). Не простые отношения к цвету художника! Непременным персонажем большинства пейзажей Якова Басова являются деревья. В понимании художника, деревья – это одушевленные живые существа, способные выражать всю сложную гамму человеческих чувств. Они наделены индивидуальными чертами и пользуются преданной любовью и особым расположением мастера. Написанные с величайшей виртуозностью, пластически гармонично и продуманно наполняя картины, деревья могут поведать зрителю о сакраментальных движениях души художника, общем настроении и эмоционально-нравственных акцентах конкретного изображения. Большой оптимист и жизнелюб, общительный и приветливый человек, Яков Александрович и в живописи своей, как бы не прекращая, вел занимающую его задушевную беседу со зрителем, средствами акварели воспроизводя диалог, задавая вопросы, делая намеки на вероятное их разрешение. Такое доверие к зрителю и интимное собеседование с ним снимало всякие преграды к пониманию и восприятию картин. Надо полнее отдаваться своим чувствам, и они не обманут, а приоткроют смущающий покров и обнажат самые заветные тайны, которые вольно или невольно закладывались художником в самые глубины своих произведений. Следует также иметь в виду необыкновенную его темпераментность и нередкую импульсивность в создании акварельных листов, так что трезвый, расчетливый и прагматичный ум может оказаться в сомнительной ситуации и не ощутить всего благовонного аромата вдохновенного, непринужденного и богатого высшими обертонами творчества. На активизацию внимания зрителя весьма существенное влияние оказывает известная незаконченность, а точнее – некоторая недосказанность картин Басова. Она непроизвольно подталкивает его самому включиться в акт творчества и посвоему закончить, досказать, выразить картину, то есть вступить в сотворчество. Это одна из духовных особенностей художника, вводящая зрителя в самую сердцевину произведений органично обживать их своей душой. Нельзя пройти мимо самозабвенной и всепоглощающей, верной и самоотверженной любви художника к природе и процессу претворения своих впечатлений в атрибуты живописного искусства. Эта любовь неотделима от феноменальной чуткости ко всему происходящему в природе, к музыке ее явлений, к истонченным нюансам ее состояний, движений и изменений. Обладая богатейшим запасом впечатлений от природы и ее наблюдений, художник свободно творил свои собственные образы природы, в которые веришь и которые принимаешь без единого штриха сомнений. О своем духовноэстетическом и интеллектуальном мире художника в ипостаси творчества интересно, с тонким художественным вкусом рассказал сам Яков Александрович в упоминавшейся уже книге “Творчество – это судьба”. В картинах Я.А.Басова проявляется виртуозное мастерство, обеспечивающее наиболее совершенное выражение своих принципов и особенностей видения изображаемой природы. Но есть в живописи художника еще нечто большее и своеобразное, идущее от интуитивных озарений, из сферы подсознательного. Эти трудно объяснимые элементы живописного воплощения (с точки зрения рациональнопрагматического построения произведений) и придают картинам особую прелесть,

6


манящее таинство, какой-то душевный аромат и очарование. Именно этим определяется лирико-поэтический настрой картин Я.А.Басова. Все сказанное вместе питалось оригинальностью личности художника, его разносторонними интересами в области художественной литературы, поэзии, музыки, архитектуры, философии, глубоким проникновением в жизнь природы, деятельностью и активностью его натуры. Вот поэтому глядя на картины Я.А.Басова, чувствуешь какую-то неисчерпаемость, их необычайную жизненность и живость. Перед нами не просто добротное совершенное изображение природы, но выражение ее дыхания, ее внутренней сущности и характера, ее неизъяснимой красоты, тайны и очарования. Именно в этом сказывается действие интуитивных, подсознательных, психологических и нравственных факторов творчества. Выражаю надежду, что издаваемый альбом привлечет к творчеству художника широкую публику и искушенных любителей живописи, доставляя им сокровенные чувства восхищения и радости, удовлетворения одухотворённым, эстетически совершенным и ярким лирико-поэтическим искусством художника. Профессор Голубев Виталий Николаевич

7


Цыганка. 1932 х/м, 90 х 70 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Цыганка нравиться теперь мне даже больше. Через 60 лет я вижу в ней себя. В ней кованность формы, рисунок в самой пластике, фактура, характер, страсть и приверженность к человечности. Время ничего не стерло с мешковины, едва протертой олифой, - она такая, как я, и что бы я не писал, и как бы я не метался, гася в себе огонь жизни, я такой же, как эта, моя далекая «цыганка». (Здесь и далее размышления Якова Басова из его книги “Творчество это судьба”) 8


Лестница в сад. 1946 х/м, 90 х 70 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«Во время войны я не сделал ни единого мазка – было кощунственно писать, когда идет война. Я ведь не представлял себе живописи другой, кроме солнечной. Долго после войны я возвращался к солнцу, и то просто потому, что оно было когда-то со мной и мне нужно было его вспомнить – возродить».

9


Летом на пляже. 1949 х/м, 52 х 72 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«Берег все время менялся. Это – сказка, в которой невидимый великан хозяйничал и делал все по-своему. После шторма он словно выметал из моря мусор. Море было Живое. Иначе бы оно не приковывало меня к себе. Ему можно было довериться, быть около него молча. Может быть, это молчание было самой дорогой для меня роскошью». 10


На боевом дежурстве. 1952 х/м, 144 х 125 (Из собрания санатория «Ливадия» г. Ливадия)

«Я не могу думать о нем (о море) романтически потому, что люди плавали в неведомых просторах, рисковали, погибали, что оно приносило им счастье, открытия. Море людей кормило и кормит. Помогает жить, красиво. Приятно. Оно – злое. Забирает жизнь. Тысячи жизней. Море – надежда. Мечта. Пропасть. Неизвестность». 11


Закат на море. 1952 х/м, 150 х 200 (Из собрания санатория «Украина», Крым, Гаспра)

«Меня тянуло к себе море. Мое. Черное море. Может быть, я здесь впервые думал серьезно о живописи, о тональности, а главное, о движении…».

12


Улица в Алупке. 1953 к/м, 50 х 67 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«Детство впаяло в меня «мой» Крым. Дворики, улочки, яркость людей и жгуче голубое небо. Больше ничего не было».

13


Зимний пейзаж. 1954 к/м, 79 х 57 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«… пейзаж – это не картина местности или отдельного вида ее – это песня земли, ее существа, ее обновления. Не это ли делает пейзаж мыслью художника, его размышлением, которым он разбудит воображение и привлечет зрителя как сообщника».

14


Рыбы. Натюрморт. 1954 х/м, 100 х 126 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«Планы набегали один за другим, и должен был ехать дальше в горы, где еще лежал снег. Но не пришлось. Потом был яркий, кричащий порыв к натюрмортам, когда прорвалась стихия красок и чувств, и жажда так сильно натуры, что старые масляные натюрморты и те казались вполне реальной натурой».

15


Море у берегов Крыма. 1954 х/м, 150 х 200 (Из собрания картин санатория «Красный маяк» г. Симеиз)

«Какое счастье жить возле него (моря)! Просыпаешься и первый взгляд – какое оно? Это было начало всему дню, всей картинности жизни до вечера, когда понимал его по звукам, по дыханию, глубокому, тяжелому, доходящему до глухого надрыва или легкого шелеста. Его молчание я тоже слышал. Оно было моим или я принадлежал ему». 16


У Фороса. 1954 к/м, 40 х 50 (Частная коллекция, г. Киев)

«Море в солнце, в единой гамме и субстанции – движение в небе и воде. Стихия бескрайняя в перламутре мягкого дня».

17


Крымский пейзаж. 1955 х/м, 65 х 84 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«…во мне живет самое что ни на есть настоящее из прошлого, которое витает в обрывах Ай-Петри, оврагах и кручах. И никто не скажет, так ли стоял дом или проходила дорога. Важно создать истину бытия. Она также естественна, как все неповторимо на свете… ».

18


Море в Алупке. 1956 к/м, 37 х 54 (Частная коллекция, г. Киев)

«Море – не пейзаж, а явление, состояние, состояние, состояние. Светлые скалы, светлое море, то, что присуще Крыму».

19


Натюрморт с утками. 1956 х/м, 125 х 100 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«Мысль о натюрморте возникла давно: голод по цвету, да, цвету самому по себе: красному, желтому, розовому».

20


Летнее море. 1957 х/м, 70 х 90 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«… оно по-разному красивое. Бесконечные изменения от погоды, времен года необыкновенны и завораживают. Оно еще хранит глубокую тайну сродни космосу. Инстинктивно оно близко нам… Мы еще не совсем разлучены с ним. Оно живое в нашем представлении… Движение и цвет – вот основа морского пейзажа. Я напишу его светлым, завораживающим, необычным и бесконечно красивым». 21


Мать солдата. 1958 к/м, 58 х 50 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

«Прогресс живописи, начиная с ее несовершенных опытов, заключается в том, чтобы доработаться до портрета» - писал Гегель. Может этим можно объяснить мое, почти всю жизнь, влечение к портрету. А вот чем объяснить, что я медлю до сих пор, не знаю. Как все трудное, сложное откладывается на потом. А может потому, что я мыслю портрет только сильно выразительным во всем, и в пластике, цвете, и главное, в чувствах». 22


Летнее море. 1960 к/м, 60 х 70 (Частная коллекция, г. Киев)

«Я думаю, когда пишешь море, нужно стремится передать движение. Море – все во всем, в каждой своей частице - переливающаяся масса».

23


Весенняя волна. 1960 к/м, 53,5 х 65 (Частная коллекция, г. Киев)

«Волны метались, подходя к берегу. Для меня это все знакомо и все равно новей нового. Меня затягивает движение, отблески света на воде и проникновение в образы».

24


На заставе. 1962 х/м, 90 х 68 (Из собрания Алупкинского муниципального музея художника Я.А.Басова)

“Перед закрытием выставки в Алупке, в доме культуры. Пришло немного людей. Мои мысли о том, что нужно сказать что-то умное, особенное не нужны были. То, что сказали сами зрители, было так верно, искренне и просто. Приятно забилось сердце - мои чувства нашли в людях ответ на мои долгие труды и страдания”.

25


Домой. 1963 х/м, 60 х 80 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Невольно окинул взглядом свою жизнь и подумал, что всегда пустые, глухие места меня мало привлекают. Даже в пейзажах без людей я должен чувствовать возможность их присутствия, их возможный след. Без этого для меня все мертво. И еще. Невольно, когда рисую или пишу людей – фигурки в городских или других работах, никогда не оставляю человека одного. Обязательно группка или два человека. Два – это уже жизнь, а один – это одиночество». 26


Крымский лук и рыба. 1963 х/м, 45 х 60 (Частная коллекция, г. Киев)

“Теперь для меня натюрморт обрел новый смысл - через вещи прикоснуться и почувствовать полней человека. И в этом можно добиться такого раскрытия, что даже портрет не всегда может открыть эти грани”.

27


Прибой. 1964 к/м, 44 х 55 (Частная коллекция, г. Киев)

«… Шум прибоя давал полную картину состояния моря. Надо писать так, что бы ничто не отвлекало от главного – самого моря».

28


Село в горах Крыма. 1964 б/акв., 46 х 63 (Частная коллекция, г. Киев)

«Тайна в каждом малом кусочке земли, скал, неба, а главное, тайна «поведения» природы. Все сопровождается тишиной, а если звуками, то не придуманной гармонией».

29


Осеннее настроение. 1969 б/акв., 49,5 х 61 (Из коллекции «В памяти чувств»)

«Тронул небо и услышал звук. Всему был тон и пейзаж пошел как явление состояние. Не рассуждалось, а писалось. И сегодня утром над лесом такое всеволнующее небо, не перевести дыхания. Такие пейзажи – истинные, настоящие. Небо – это все. И оно было такое великолепное, что я не знаю, где началась живопись, а где сопричастность этому чуду. Может быть, только в таких чувствах происходит наслаждение живописью, а все другое – это страдания». 30


Новгород. Перынь. 1972 х/м, 90 х 70 (Из коллекции «В памяти чувств») Экспонировалась на 10 персональных выставках.

«… Странно, что меня все время занимает дух, а не материя, без которой я не могу обойтись, то есть сама живопись».

31


Зимнее небо над морем. 1972 б/акв., 41 х 61 (Частная коллекция, г. Киев)

«Поражаюсь небесной материи. Последнее время стремился материализовать, напрягать небо. А тут оно так самостоятельно, так картинно открывает собой огромный цикл небесных симфоний».

32


Сбор винограда. 1973 б/акв., 60 х 70 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Снова стать маленьким, пламенеть от восторга и в подобранной косточке абрикоса увидеть цветение садов или корзины золотых плодов. Почувствовать горы, самые высокие, море, самое синее, акацию самую пахучую».

33


Лето. 1974 б/акв., 43 х 54 (Частная коллекция, г. Запорожье)

«Заворожиться тенью деревьев, щурится слепящим солнцем, любить жизнь, так нежно обласканную голубым воздухом».

34


Яхты. 1974 б/акв., 60 х 65 (Из коллекции «Воспоминание о Крыме» в собрании Ливадийского Дворца-музея)

«Яхты с парусами. Это мог бы написать великий француз Дерен. Какие они красивые! Божественные!... Это французские яхты. Я с ума схожу по этим парусам. Я так влюблен в них – лучше всех работ!».

35


Дым весны. 1974 б/акв., 56 х 70 (Из коллекции «В памяти чувств»)

«Прошла зима, последние ее следы, а дальше будет другая погода – резкая. Она будет тянуться к весне. Все время смотришь, и тебя тихо охватывает волнение переживаемого… … Это состояние умиротворения души, как стремительный полет птицы и потом – парение, в котором силы приходят в равновесие». 36


Тишина. 1975 б/акв., 41 х 51 (Частная коллекция, АР Крым) Экспонировалась на 8 персональных выставках.

«Природа защищает человека, одевает его как бы в оболочку глубокого ощущения жизни. Это та среда обитания, где он воспитывается. И вот именно через пейзаж возникает то великое чувство любви к Родине, которое человек проносит через всю жизнь».

37


Октябрь в Крыму. 1975 б/акв., 61,5 х 71,5 (Из коллекции «В памяти чувств»)

«И вот осень, в которую смотришь, не замечая деталей. Ты видишь именно настроение, написанное не ради настроения, а вызываемое уже здесь на картине сочетанием красок. Здесь составлены компоненты красок гор, сдержанность углубленность гаммы. Я имею в виду не традиционное представление о картинном настроении литературного плана. Здесь настроения чувственные, рождающие собой образ». 38


Карелия. Голубой день. 1978 б/акв., 42 х 51 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Ведь люди никогда не ставят поселок, где попало и как попало (казалось, просто дом построить), а ставят, как птицы гнезда вьют. Такое ощущение пейзажа, такое расположение его элементов оттого и волнует, потому, что это присуще людям, а не художнику, придумавшему композицию, так как бы создали ее для себя поселенцы». 39


На реке Киренге. 1978 б/акв., 51 х 58 (Частная коллекция, г. Киев)

«Небо – это все. И оно было такое великолепное, что я не знаю, где началась живопись, а где сопричастность к этому чуду».

40


Якутский мотив. 1978 б/акв., 48 х 59 (Частная коллекция, г. Киев)

«Якутия оставит свой след в моей работе, а мысмли и сердце проконтролируют его характер. Хочется уже писать, а не только наблюдать».

41


Осень. Березы. 1986 б/акв., 60 х 65 (Частная коллекция, г. Киев)

«Природа Севера - лирика. Тихое волнение. Легкое колебание чувств».

42


Зеленая тишина. 1979 б/акв., 54 х 65 (Частная коллекция, г. Киев)

«Живое – вся природа, живое все из живого и мы живое. Наши краски созданы из живого. Ими надо создавать живое искусство».

43


Вечер над рекой. 1980 б/акв., 51,5 х 73 (Из коллекции «В памяти чувств»)

«К вечеру в лесу особенно чувствуешь, как уходит день и пламень солнца сжигает лес, и все тлеет, как угли в костре, и ты чувствуешь, что день сгорает и наступает тьма».

44


Подсолнухи. 1981 б/акв., 59 х 53,5 (Частная коллекция, АР Крым) Экспонировалась на 6 персональных выставках.

«Мой дух увидел Украину. В пылающих подсолнухах, золоте пшеницы, раскаленных докрасна комбайнах, убирающих хлеб. Увидел дубы, широко захватывающие небо. Ласковые голубые хаты у плавных рек. Увидел землю людей…».

45


Тревожная зима. 1981 б/акв., 51 х 73 (Частная коллекция, г. Донецк)

«Картина – это след чувств художника, как дыхание оставляет непредсказуемые узоры на холодном стекле. Иногда в лучших акварелях я это чувствую».

46


Отдых рыбаков. 1982 б/акв., 60 х 50 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Будни рыбацкие – это и шторм, и бессонные ночи, тревожные рассветы и ленивое дремотное состояние после удачного похода, запах гниющей рыбы, и тоска, и надежда, но главное – живопись, не та, которая делается краской, а та, которую чувствуешь, когда смотришь на это чудо…».

47


Киев. Майский дождь. 1982 б/акв., 51 х 57 (Собственность Министерства культуры и туризма Украины) Экспонировалась на областных и республиканских выставках.

«… Ходишь после Киева опустошенный. Не нужно особых сюжетов. Не надо громоздить что-то особенное – только передать эту красоту, чтобы забилось сердце, чтоб снова и снова влюбляться в прекрасное… Как же я мог не писать Киев? Я видел его через деревья. Только профан скажет: ну что деревья, деревья… Так они же разные, посмотри мои акварели: «Майский дождь», «Снег выпал», «Октябрь», «Мартовский вечер», «Солнечное утро» и другие. Неужели не видишь мою любовь к этому Великому городу?». 48


Сад имени Т.Г.Шевченко. 1982 б/акв., 50 х 55 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Моя любовь к этому городу (Киеву) началась именно с них (деревьев). Но есть еще солнце, небо, голубое, светлое, дождь, снег, узорчатые тени. Все это причастно к деревьям, которые, как на балу, всегда в разных платьях, в разных рефлексах. И люди, куда бы не торопились, какие бы мысли не одолевали их, утопают в плазме этого феерического живописного чуда».

49


После шторма. 1983 б/акв., 41,5 х 57 (Частная коллекция, г. Донецк)

«Море пишу не потому, что оно имеет постоянное значение, а потому, что оно бывает красивое, зеленое, серебристое, в разном движении. Это все надо не только суметь написать, а главное увидеть и кинуться без оглядки в это серебристое, зеленое, бурное чудо».

50


Озерцо. 1983 б/акв., 50,5 х 61 (Частная коллекция, г. Киев)

«Небо над озером. Само озеро с уходящими в него отражениями – эхо небесного взволнованного действия».

51


Весна в Крыму. 1985 б/акв., 60 х 70 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Недавно я написал акварель «Весна в Крыму». Я как-то специально не думал о форме деревьев, листьев, гор. Просто хотелось напоить лист свежим воздухом весны, пронзительной серой голубизной, в которой тонет все пространство и розовый цвет цветения вплавлен в этот жемчужный мир. Это из моего осознания красоты жизни». 52


Весеннее небо. 1986 б/акв., 55 х 60 (Частная коллекция, г. Киев)

«Небо – это гимн пейзажа! Небо – это музыка, сочетание цвета, тона, пластики. Это невообразимый хаос гармонии».

53


Пришла зима. 1986 б/акв., 60 х 65 (Из коллекции «В памяти чувств»)

«… На земле и кое-где на стволах – снег. Что мне делать с живописью, если конечный итог доля меня – это состояние? Этот душевный мир, когда мы замедляем нашу моторность жизни и оглядываемся, замечая, что природа живет своим ходом красоты чувств, рождением и смертью…».

54


Осенние виноградники. 1987 б/акв., 54 х 50 (Частная коллекция, г. Киев)

«И вот осень, в которую смотришь, не замечая деталей. Ты видишь именно настроение, написанное не ради настроения, а вызываемое уже здесь, на картине сочетанием красок».

55


Вечное море у древнего Херсонеса. 1987 б/акв., 61 х 72 (Частная коллекция, г. Киев)

«Море у Херсонеса. Море и скалы, охристые, изъеденные водой вечности, но главное, написать свободно раскрепощенное море – почувствовать его пластику и сущность».

56


Морские скалы. 1988 б/акв., 50 х 60 (Частная коллекция, г. Киев)

«Самые сжатые мысли придут, когда ощущаешь сзади огромное море, а впереди неприступный скалистый берег. Суровый, замкнутый. Даже море униженно пред ним ласкается к его подножию. И так навечно, навсегда».

57


Осенний шторм. 1988 б/акв., 61 х 70 (Частная коллекция, г. Киев)

«Величие неба и моря. Оно давало то безумное настроение от которого я сходил с ума. Особенно глубокой осенью и зимой, когда густые серые облака висели над морем».

58


Синий простор (ностальгия). 1988 б/акв., 60х70 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«… Но почему это ностальгия? Как будто бы она имеет явные признаки, но это – состояние души, которое не передается иллюстрацией, это само состояние тоски, необъяснимой, незримой, а чувствующейся. И это не мое, это пейзаж. Я все про Крым, а это брошенный где-то между людьми мир. Но он сосет глаза, душу. И быть может, тем сильнее затягивает, что он не иллюстративен, нечего, собственно говоря, смотреть, рассматривать, а только чувствовать с тоскующим замиранием сердца».

59


Вечернее море. 1988 б/акв., 60 х 70 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Море всегда увлекало своим движением. Внутренним, скрытым, меняющимся, неразгаданным. Я знал уже все: и цвет его и манеру волны, улыбчивую, нервную, неприятно резкую, с пеной кидающуюся на камни… Поглощены все камни, пена все закрыла, укрыла мягким одеялом. А сзади уже бегут волны, уже свирепые, дерзкие, и низко в облаках небо. Все ревет, оно живое. Живое существо со своими привычками, характером – и я проникаюсь Им, Его величием, Его серьезностью, Его непосредственностью, его неподвластностью… Величие моря и неба…». 60


Вечер. У моря. 1988 б/акв., 60 х 65 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Акварель полна очарования. Сине-зеленая гамма мерцает. Взор блуждает в наслаждении по всему листу. Он уже в объятии голубого вечера. Южные, крымские, типичные, старой постройки дома. Бухту замыкает бурая гора, в касании голубых тонов зеленоватого неба. Перед ломами в море пришли на ночлег сейнера. Тихо по вечернему. Все полно человеческого дыхания. Странно, что краска, акварель говорят человеческим языком чувств». 61


Осенняя бухта. 1988 б/акв., 60 х 70 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Акварель. Всего лист. А в нем все, что мы все свою жизнь думаем о рыбаках. Ведь мы не знаем радости их труда, мы всегда озабочены судьбой их морских скитаний… Романтизм остался где-то в воображении городского жителя. А здесь – непросыхающая одежда, тяжелые сети, выгоревшие от взгляда в морскую пучину глаза, и всегда – надежда!» 62


Весна идет. 1988 б/акв., 60 х 65 (Из собрания Картинной галереи г.Керчи) Экспонировалась на персональных выставках

«… Удивительно, какая сильная метафора Весны. Солнце пришло. Деревья точно спросонья, тянут спутанные, нечесаные, нерасправленные ветви к нему. Земля прогревается, снег застыдился и быстро сбегает второпях – кто быстрее стечет. Прошлогодние гнезда запутались в паутине ветвей. Создалась симфония Весны… Мне жаль, что это нужно описывать, тогда как следует только поглощать чувствами». 63


Маки в предгорьях Крыма. 1989 б/акв., 53 х 73 (Частная коллекция, г. Киев)

«Опять маки привели к новой работе. Здесь распахнулись скалы, поселились люди, и маки украситли их жилье. Здесь хорошо видится движение земли».

64


Дыхание апреля. 1989 б/акв., 47 х 55 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«У меня, пейзажиста – нет социального заказчика. Я в природе ищу то, что нужно отдать людям. И она в своем откровении помогает мне в этом. В работах должен быть художник, увидавший все своим сердцем. Творчество непредугадано и созревание определенного импульса – процесс уникальный и неповторимый…».

65


Осень у Ай-Петри. 1989 б/акв., 60 х 65 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Увидеть Крым, его взгорья, его ласкающее состояние воздуха, света гор, моря, ко всему мягкого касания солнца».

66


Вечерний закат. 1989 б/акв., 60 х 71 (Частная коллекция, г. Киев)

«Стоило сойти с дороги, углубиться в лес и мной овладело безумное чувство радости и, как всегда, преклонения перед природой».

67


Осенний лес. 1990 б/акв., 60 х 65 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника)

«Ничто так рядом не живет с человеком, как дерево. Ничто так красиво, так поэтически не пересказывает в самых тонких градациях нашу жизнь. В картине дерево не предмет, не заполнение листа – оно самый живой символ, с которым зритель ведет диалог. Земля, небо, вода, деревья – это моя страсть, моя поэзия жизни». 68


Серебристый день. 1990 б/акв., 60 х 65 (Из собрания Алупкинского Дворцово-паркового заповедника) Напечатана на обложке книги Я.А.Басова «Творчество это судьба»

«Деревья графически выражают чувственный мир человека… Мне представляются они живыми существами и потому способными своим графическим образом образомсимволом направления ствола, мятущихся ветвей передать всю гамму человеческих чувств…». 69


Море в Алупке. 1991 б/акв., 54 х 61 (Частная коллекция, г. Киев)

«Во мне живут два сильных соперника: Крым и Черное море. В этом пейзаже они, как всегда, вместе – в вечной схватке».

70


Осень на винограднике. 1998 б/акв., 43 х 55,5 (Из коллекции «В памяти чувств»)

«Симфония осени. Ничего общего с отдельным желтым деревом – лава спелой желтизны. И если меня это переполняет, я должен найти способ выражения. Он будет нов, так как никогда раньше я так не переполнялся виденным, как сегодня».

71


Произведения Я.А.Басова экспонировались на выставках:

- 82 персональных; - 39 городских; - 68 областных; - 67 республиканских и всесоюзных; - 37 зарубежных в 22 странах мира, в том числе: Канаде, Голландии, Норвегии, Австрии, Германии, Японии, Бельгии, Польше, США, Италии, Испании, Англии, Франции.

72


Примеры подписи Я.А.Басова


Для заметок:


“Білий ведмідь” Творча художня майстерня

Творча художня майстерня “Білий ведмідь” пропонує широкий вибір антикваріату: російський, радянський та західноєвропейський живопис, ікони XVII-XX ст., графіку, бронзу, фарфор та інші предмети мистецтва. Ми також проводимо кваліфікаційну оцінку предметів колекціонування.

Salon-gallery “White bear” offers a wide ranges of antiques: Russian, period of USSR and West-European paintings, icons of the XVII-XX centuries, drawings, bronzes, porcelain and other antiques. We are also making qualified expert evaluation of antiquarian items.

Вул. Лютеранська 3 | тел. +38 (044) 279-69-59 | +38 (044) 469-19-66


5 марта 2005 г. Аукцион №1 “Советская живопись ХХ в.” Тираж 750 экземпляров 52 страницы 76 лотов Цена 50 грн.

Куратор и главный консультант: Басов А.Я. Редактор и координатор: Василенко М.А.

12 ноября 2005 г. Аукцион №2 “Украинская и русская живопись XIX-XX вв.”

Фотограф: Василенко А.А.

Тираж 750 экземпляров 68 страниц 110 лотов Цена 100 грн.

Дизайн и макет каталога: Владимиров-Лихолет В.П. Корректор: Коцюба О.Н.

? Тираж: 750 экземпляров. © Права на публикацию каталога пренадлежат Василенко М.А. и защищены авторским правом Украины.

Осень 2006 г. Аукцион №3 Чтобы ознакомиться с более подробной информацией о этом аукционе, предыдущих аукционах, выставках и другой деятельности обьединения “Золотое сечение” посетите наш интернет-сайт: http://www.gs-art.com

Публикация этого каталога стала возможной благодаря общей поддержке антикварного обьединения “Золотое сечение”, их всеукраинской программе “Навстречу художнику” и галерее “Белый медведь”. Отдельная благодарность: • Министерству культуры и туризма Украины • Алупкинскому муниципальному музею художника Я.А.Басова • Алупкинскому Дворцово-парковому заповеднику • Ливадийскому Дворцу-музею • частным коллекционерам Украины


«Я крымский художник. Это подумал я сегодня, рассматривая гальку на пляже. Никаких причин, объяснений, почему я так подумал – просто Крым во мне и я сам Крым… … И когда мне нужно писать Крым, я пишу себя… … Бродить по земле Крыма и забродить Крымом, выдать его сущность, настояться им и заиграть искрами, как хорошее вино!» Яков Басов

+38 (044) 240-95-32 +38 (044) 202-81-81 www.gs-art.com

Basov  

Y. Basov’s paints

Advertisement