Issuu on Google+

1 The New York Times : A Voice of Mother Russia, in English .May 18, 2008

May 18, 2008 Television

Матушка-Россия по-английски Стивен Хейман

A Voice of Mother Russia, in English

By STEPHEN HEYMAN JUDGING from the news lately, Russia is well on its way to restoring that old Evil Empire image. Military parades have returned to Red Square. Key businesses are choked by corruption or are under state control. Journalists who probe too deeply turn up dead. And critics of the Kremlin are jailed, pushed out of elections or, in one instance, mysteriously poisoned. But on Russia Today, an English-language news channel begun in 2005 and financed by the Russian government, a more generous picture emerges. In this Russia, corruption is not quite a scourge but a symptom of a developing economy. And concerns about street thugs, poverty and Ukraine’s aspirations for European Union membership trump fears over Vladimir V. Putin’s grip on power.

Судя по последним новостям, Россия семимильными шагами идет к восстановлению былого образа "империи зла". На Красную площадь вернулись военные парады. Ключевые предприятия угнетены коррупцией или находятся под контролем государства. Журналисты, которые слишком глубоко копают, умирают не своей смертью. Критиков Кремля сажают за решетку, не допускают к выборам, одного из них таинственным образом отравили. Но Russia Today, англоязычный телеканал, впервые вышедший в эфир в 2005 году и с тех пор финансируемый российским правительством, рисует другую, более благостную картину. В этой России коррупция подается не как бедствие, а как симптом развивающейся экономики, а страхи по поводу укрепившегося у власти Владимира Путина заглушаются такими проблемами, как уличное хулиганство, бедность и притязания Украины на вступление в Евросоюз.

This Moscow-based channel’s view of Russia is available to 120 million television viewers worldwide. That includes 20 million in the United States since last summer, when Russia Today was added to Time Warner Cable’s digital package in the New York City region.

Глазами московского канала на Россию могут взглянуть 120 млн телезрителей по всему миру, в том числе (с лета прошлого года, когда Russia Today вошла в цифровой пакет Time Warner Cable для Нью-Йорка) 20 млн жителей США.

The Russian government has already poured more than $100 million into Russia Today, prompting charges that Kremlin sponsorship affects its coverage. Andrei N. Illarionov, a former adviser to Mr. Putin and now one of his critics, last year called the channel Russia’s “best propaganda machine for the outside world.” The station is part of the state-owned news conglomerate RIA Novosti, and news organizations routinely refer to it as “staterun,” including The New York Times, which has said it was created to promote “proKremlin views.”

Российское правительство вложило в канал более 100 млн долларов, чем навлекло на Russia Today обвинения, что спонсорство Кремля влияет на его информационную политику. Андрей Илларионов, бывший советник Путина, а ныне один из его критиков, в прошлом году назвала канал "главной пропагандистской машиной (России), работающей на внешний мир". Он входит в государственный информационный конгломерат "РИА-Новости", и в СМИ обычно фигурирует как "государственный" (в частности, New York Times однажды написала, что канал был создан для продвижения "прокремлевских взглядов").


2 The New York Times : A Voice of Mother Russia, in English .May 18, 2008

Although it was conceived to counter what it sees as a Western news bias against Russia, the channel bills itself as “an autonomous nonprofit organization,” and its executives say they do not take orders from the Kremlin.

Хотя Russia Today был задуман как противовес якобы существующим в западном новостном потоке предрассудкам по отношению к России, канал называется "автономной некоммерческой организацией", а его руководители говорят, что Кремль им не указ.

“I’m a bit tired to try to explain that we are independent, that I don’t get calls from the government — I do not,” said Margarita Simonyan, Russia Today’s editor in chief. “We want to develop into a really trusted name that people turn to because they want to know what’s going on in the country.”

"Я уже немного устала объяснять, что мы независимы, что мне не звонят из правительства – не звонят! – говорит Маргарита Симонян, главный редактор Russia Today. – Мы хотим наработать себе имя, чтобы люди, пожелав узнать, что происходит в стране, переключались на нас".

Ms. Simonyan herself has been a focus of the channel’s critics. Andrei Richter, the director of the Moscow Media Law and Policy Institute and a journalism professor at Moscow State University, said the editor, a 28-year-old former pool reporter for the Kremlin, was appointed because she is well-connected.

Сама Симонян также попадала под огонь критики. Андрей Рихтер, директор Института проблем информационного права и преподаватель факультета журналистики МГУ, говорит, что главный редактор – 28летняя журналистка, ранее работавшая в кремлевском пуле, – получила это назначение благодаря хорошим связям.

Ms. Simonyan acknowledged she once received flowers on her birthday from Mr. Putin, who stepped down this month but will retain power as the country’s prime minister. Still, she said, her age often leads people to make assumptions about how she got her job.

Симонян подтвердила, что однажды на свой день рожденья получила цветы от Путина (Путин в мае ушел с президентского поста, но стал премьер-министром и в этом качестве остался у власти). И все-таки, сказала она, ее возраст часто заставляет людей строить гипотезы относительно того, как ей удалось занять эту должность.

“I realize that it’s quite remarkable for someone who doesn’t live in Russia,” Ms. Simonyan said, adding that after the fall of the Soviet Union a new crop of young journalists was hired. “I started my career when I was 18.”

With a slick studio and polished graphics, Russia Today looks like most cable news channels. But there are a few differences. Technical problems plague live telecasts. While all the Russian reporters speak English, some have thick accents. And many staff members are as young as their editor.

"Я понимаю, что человеку, который не живет в России, это может показаться довольно необычным", – сказала Симонян. По ее словам, после падения СССР в журналистику пришло новое поколение молодых людей: "Я начала работать в 18 лет". Отличная студия, гладкая картинка – Russia Today сегодня похожа на большинство кабельных новостных каналов. Но есть несколько отличий. Настоящим бичом прямых включений стали технические неполадки. Хотя все журналисты-россияне говорят поанглийски, у некоторых сохраняется сильный акцент. Многие из них не сильно уступают в возрасте главному редактору.


3 The New York Times : A Voice of Mother Russia, in English .May 18, 2008

That youthfulness is reflected in many of the segments, like the campy “Technology Update”; in one episode a reporter rolled around in a simulated skirmish with Russian special forces, testing out anti-sniper gadgetry to the tune of Eminem’s “Lose Yourself.”

The channel has also reported on serious news events. In November, as water cannons struck anti-government demonstrators in Tbilisi, the capital of Georgia, the Russia Today correspondent Katerina Azarova was reporting so close to the protests that she was poisoned by tear gas (Video of Her Report). Watching the channel’s round-the-clock coverage of the unrest in Tbilisi felt like peeking into a foreign newscast — without needing to know a foreign language.

Эта молодость просматривается во многих передачах, например в вульгарнопретенциозной "Technology Update" ("Последние новости о технике"). В одном из выпусков репортер вместе с сотрудниками российского спецподразделения испытывал в постановочной "перестрелке" антиснайперское оборудование, – и это действо происходило под "Lose Yourself" Эминема. Но канал освещает и серьезные события. В ноябре, передавая репортаж из Тбилиси, где власти с помощью водометов подавляли антиправительственные демонстрации, корреспондентка Russia Today Катерина Азарова оказалась так близко к месту событий, что получила отравление слезоточивым газом. Круглосуточное освещение беспорядков в Тбилиси создавало впечатление иностранного новостного телеканала, для просмотра которого не нужно владеть иностранным языком.

Despite such ambitions, several former Russia Today journalists said that working for a channel financed by the Kremlin made it difficult to cover news about Russia impartially. “You are understandably walking a very fine line of being full and frank and biting the hand that feeds,” said Carson Scott, a former business news presenter who is now with Sky News Business Channel in Australia. “I had countless heated editorial debates with my editor, frankly speaking. I was very vocal. ‘We have to give the other side of the argument. We have to be balanced.’ And oftentimes eyes just glazed over.”

В пику честолюбивым замыслам Russia Today, некоторые ее бывшие сотрудники говорят, что, работая на финансируемом Кремлем телеканале, сложно беспристрастно освещать события в России. "Разумеется, очень непросто соблюсти тонкую грань: выдавать честную и полную информацию и при этом не бить по руке дающего, – говорит Карсон Скотт, бывший ведущий деловых новостей на Russia Today, который теперь работает на Sky News Business Channel в Австралии. – Честно говоря, у нас с моим редактором постоянно случались жаркие споры. Я говорил, что думал: "Мы должны предоставить слово обеим сторонам. Мы должны давать сбалансированную информацию". В ответ я часто натыкался на невидящий взгляд".

But several of Russia Today’s journalists said they were earnestly trying to tell Russia’s story. “No one is telling me what to say,” said Peter Lavelle, the effusive host of “In Context.” Nevertheless, he said, the channel does take certain views. “Part of our mission is public relations,” he added.

Но некоторые журналисты Russia Today говорят, что они искренне пытаются открыть миру Россию. "Никто мне не указывает, что говорить", – сказал Питер Лаваль, экспрессивный ведущий аналитической программы "In Context" ("В контексте"). Тем не менее, по его словам, у руководства канала есть собственная точка зрения. "Пиар тоже входит в наши задачи", – добавил Лаваль.


4 The New York Times : A Voice of Mother Russia, in English .May 18, 2008

Some of the channel’s specials seek to expose and correct Western biases about Russia.

An episode of “Cracking the Myths” about Russia’s economy opens with Jay Leno-style street interviews with Americans, who guess that most Russians subsist on penny-a-day incomes or wait in line for hours to get bread (Watch the Video). The show then offers scenes of Russian prosperity, like a shopping mall brimming with members of the expanding middle class.

На канале существует несколько специальных проектов, призванных выявить и исправить заблуждения Запада по поводу России. В начале очередного выпуска "Cracking the Myths" ("Развенчание мифов"), посвященного российской экономике, показан уличный опрос среди американцев в стиле Джея Лено. Респонденты уверены, что большинство россиян существуют на мизерную зарплату и часами стоят в очередях за хлебом. Потом показывают видеоряд со сценами просперити по-русски: торговый центр до отказа забит представителями растущего среднего класса.

Mr. Richter said that this tendency to shape opinions reveals one of the channel’s flaws. “The idea of Russia Today is that our country is in a very hostile media environment,” he said. “The idea is very rotten because if you believe you’re in a hostile environment, you want to persuade others that what they think is not true.”

По словам Рихтера, это стремление к формированию определенного мнения является одним из главных недостатков телеканала. "Russia Today построена на представлении о том, что наша страна находится в крайне враждебном информационном окружении, – сказал он. – Эта идея ущербна: коль скоро вы уверены, что находитесь во враждебном окружении, у вас возникает желание всех убедить в том, что они о вас неправильного мнения".

The concept of state-sponsored news aimed to viewers abroad is not new. During the cold war Western-financed radio stations like Voice of America, which began broadcasting in Russian in 1947, existed in part to counter Soviet spin. Russia Today has inverted the recipe, broadcasting in English from Russia in the hopes of improving Russia’s increasingly ominous image in the West. And it is but the first in what has become a veritable parade of state-financed anglophone news channels.

Концепция государственного СМИ, ориентированного на зарубежного потребителя, не нова. В годы холодной войны существовали финансируемые Западом радиостанции, предназначенные, в числе прочего, и для борьбы с советской пропагандой, – например, "Voice of America", которая начала вещание в России в 1947 году. Russia Today вывернула метод наизнанку и в надежде улучшить делающийся все более зловещим имидж своей страны на Западе транслирует передачи на английском из России. И это лишь первая ласточка на фоне настоящего парада англоязычных новостных телеканалов, которые финансируются из госказны.

Since Russia Today’s debut Iran (Press TV), China (CCTV-9), France (France 24) and Qatar (Al Jazeera English) have created their own English news networks. Al Jazeera’s English spinoff is clearly the leader of this pack, drawing on the credibility of its Arabiclanguage counterpart and the deep pockets of the emir of Qatar.

Со времени дебюта Russia Today вещание на английском начали Иран (Press TV), Китай (CCTV-9), Франция (France 24) и Катар (Al Jazeera English). Безусловный лидер в этой компании – англоязычная версия Al Jazeera, которая опирается на авторитет арабского аналога и толстый кошелек катарского эмира.


5 The New York Times : A Voice of Mother Russia, in English .May 18, 2008

Ben O’Loughlin, an international relations professor at the University of London’s Royal Holloway campus, studies the emergence of state-financed news channels jockeying to have a voice in what he calls “the anglosphere.”

Бен О'Лафлин, преподаватель международных отношений в Royal Holloway University of London, занимается феноменом государственных новостных телеканалов, которые всеми правдами и неправдами пытаются заполучить доступ к "англосфере".

“The journalists at Russia Today probably don’t see themselves as political pawns,” Mr. O’Loughlin said. “They might say their goal isn’t objectivity, it’s balance — having both sides. If we’re interested in a pluralistic global media, then in many respects this could be a good thing, but that’s very provisional.”

"Возможно, журналисты Russia Today не считают себя политическими заложниками, – сказал О'Лафлин. – Они могут говорить, что добиваются не объективности, а сбалансированности – когда представлены обе стороны. Если мы заинтересованы в плюрализме мировых СМИ, тогда это во многих отношениях хорошее начинание, но все это очень условно".

For at least one viewer the question of the channel’s independence is irrelevant. Alexandr Polin, a Manhattan event planner who left St. Petersburg in 1991, said he considered it propaganda, but not in the Soviet style. “I watched a documentary yesterday about AIDS,” he said. “In Soviet times they would never say that people were sick somewhere.”

Во всяком случае, есть один зритель, для которого вопрос о независимости телеканала просто не стоит. Александр Полин, профессиональный устроитель мероприятий из Манхэттена, в 1991 году переехавший в Америку из Санкт-Петербурга, считает деятельность Russia Today пропагандой, но не в советском смысле слова. "Я вчера смотрел документальный репортаж про ВИЧ, – говорит он. – В советские времена по телевизору ни за что не сказали бы, что в стране вообще кто-то болеет".

Mr. Polin said that Western news coverage often eclipsed the good things happening back home: “It’s not only Mafia, Red Square, vodka and prostitutes.”

По словам Полина, в новостях западных СМИ положительные события на его родине часто затеняются: "В России есть не только мафия, Красная площадь, водка и проститутки".


Документ1