Issuu on Google+


VLADIMIR

KOLES

NIKOV


«Де згода в сімействі, де мир і тишина, щасливі там люди, блаженна сторона...» Іван Котляревський


ФОНД АНДРЕЯ МАТКОВСКОГО

«ПОЛТАВСЬКА РОДИНА» ПОЛТАВСКИЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ (ГАЛЕРЕЯ ИСКУССТВ) им. НИКОЛАЯ

ЯРОШЕНКО

KOLES

VLADIMIR

NIKOV

DECOR-SUR-REALISM

Моє життя в мистецтві... MY LIFE in ART

ПОЛТАВА – КИЕВ – 2012


Автопортрет 80х60 х. м. 1988 Self-portrait Oil on canvas

4

1


И нет налево, нет направо; И только прямо, прямо, прямо! Ты держишь руль и говоришь, Что только путь тебя манит! Но я-то знаю, душа твоя Полна мятежного огня! В ней есть тоска, но нет причин! В ней есть любовь! И грусть, и нежность — для кого? В ней есть удар и есть ответ! В ней — бездна, но вершина есть! Ромашки, розы, васильки И георгины бабушки! Есть благородство и азарт! Но главное — талант! Т. Сердюк

5


2002 Геометрия жизни 80х60 х. м. Geometry of Life Oil on canvas 2

6


2011 Замечтавшаяся (Татьяна) 140х100 х. м. Dreaming (Tatiana) Oil on canvas 3

7


2011 Моя скифия 130х150 х. м. My Scythia Oil on canvas

4

8


2011 Амазонки 130х150 х. м. Amazons Oil on canvas

5

9


2011 Светлые люди в тёмном пространстве 125х155 х. м. Bright people in a dark space Oil on canvas

6

10


2011 Я пошёл на крест ради Вас 48,5х52 х. м. I went to the cross for you Oil on canvas

7

11


2011 Диалог столетий 70х70 х. м. The Dialogue of Centuries Oil on canvas

8

12


2011 Висеть на кресте – не значит быть Христом 70х70 х. м. Hanging on the Cross – not to be Christ Oil on canvas

9

13


10

2011

Удай 30х40 х. м. Uday Oil on canvas

Адам и Ева 60х80 х. м. Adam and Eve Oil on canvas

14

11


2011

12

Закат в Татрах 30х40 х. м. (Словакия) Sunset in the Tatras Oil on canvas

Озеро 80х100 х. м. Lake Oil on canvas 13

15


1950—1951 Я, Владимир Колесников,

родился в 1951  году в Луцке Волынской области в семье потомственного военного. Корни семьи уходят в древний славянский род, из которого вышли выдающиеся артисты, художники и офицеры. My name is Vladimir Kolesnikov, and I was born in 1951 in Lutsk, Volyn region in a fami­ ly of a military man. My

family roots go back to the ancient Slavic line. Prominent artists, pain­ ters, and officers came from that line. Отец и мать. Григорий Колесников, Валентина Колесникова (Мыхнян) 1950 Father and mother. Gregory Kolesnikov, Valentina Kolesnikova (Myhnyan)

Луцк. Волынская обл. Я в детстве

Дитинство 16

Луцк

Me in my childhood

Луцк

Полтава


1954 Мой дед, Павел Леонтьевич Колесников, был царским офицером, закончил Петербургский кадетский корпус. Мой отец, Григорий Павлович Колесников  – офицер. Мама, Валентина Парфеновна  – закройщик ательє мод. Брат, Павел Григорьевич Колесников,  – офицер. Я вырос среди золотых полей. С детства стремился душой к красоте окружающего мира: цветного, радостного и неповторимого в своих изменениях. С  3-х лет пытался запечатлеть в рисунке и лепке свои

My grandfather, Pavel L. Koles­ nikov, was the tsar’s officer. He graduated from the St. Petersburg Cadet corps. My father, Grigory P.  Kolesnikov is  an  officer. My mother, Valentina P. is a dress cut­ ter in a fashion house. Brother, Pa­ vel G. Kolesnikov, is an officer. I grew up among the golden fields. Since childhood I longed with all my soul to the beauty of the outside world: colorful, joyous and unique in all its changes. I was trying to capture my feelings in picture and sculpting since I was 3 years old. My

life took course in the big cities and in the village of my maternal grand­ mother – Nadezhda S. Myhnyan – in Western Ukraine, on the border of Ternopil and Khmelnytsky regions. Like all kids, I enjoyed young life. I was surrounded by love, affection and tenderness that came out in my creative work later. Through all my life I carried the beauty and love for my land and for women who gave life to our talented generations. Since my childhood I wanted to be­ come an adult as soon as possible and to do something prominent.

ощущения. Моя жизнь проходила в больших городах и в деревне у моей бабушки по маме  – Надежды Савовны Мыхнян  – на Западной Украине, на границе Тернопольской и Хмельницкой областей. Как все дети, я радовался юной жизни, окруженный любовью, лаской и нежностью, что в дальнейшем проявилось в моем творчестве. Я нёс в свою жизнь красоту и любовь к своей земле и к женщинам, которые давали жизнь нашим талантливым поколениям.

Полтава 17


1958 С самого детства мне хотелось скорее стать взрослым и что-то сделать значимое. Но с годами я понял: чем больше познаешь, тем меньше хочется взрослеть, так как времени всё меньше и меньше, а  творчество ставит задачи всё большие и большие. But as the years went by I re­alized that the more you learn, the less you want to grow up, because time is drawing and drawing on, and creativi­ ty allots bigger and bigger tasks.

Возвращаясь к своей детской идиллии, вспоминаю, как хотелось познать мир, наполненный загадками природы и человеческих отношений.

Turning back to my childhood idyll, I remember how I wanted to learn the world filled with puzzles of nature and human re­ lations.

В. Колесников с бабушкой V. Kolesnikov and grandmother

Моя первая живопись Березы 40х60 х. м. My first painting Birches Oil on canvas

18

14


1958 Из Луцка в 1955  году семья переезжает в Полтаву, отца переводят по долгу службы. Начинается моя творческая жизнь, родители покупают мне пластилин, и я леплю мир, в котором живу. В пятилетнем возрасте мне поддаются военные баталии, которые я черпал из книг и  фильмов, таких как «Три мушкетера», «Гусарская баллада», также мне нравится создавать сказочных славянских героев. My family moved to Poltava from Lutsk in 1955, my father was trans­ ferred in the call of duty. My cre­ ative life started, my parents bought me plasticine, and I moulded out the world I lived in. When I was five,

military battles lent themselves to me. I have drawn them from books and movies such as “The Three Mus­ keteers”, “Hussar Ballad”. I also loved to create fabulous Slavic char­ acters.

Полтава

Полтавские луга 60x90 х. м. Poltava Meadows Oil on canvas

15

19


1965

Берег у реки 20x30 х. м.

16

Bank near the River Oil on canvas

Вербы у Ворсклы 30x50 акварель Willows at Vorskla Watercolor

20

17


1967

Закончил 2-ю среднюю школу I finished school #2

Я с родителями (1965) Me with my parents

Серебро полтавских берегов 30x50 х. м. Silver of Poltava Coasts Oil on canvas

18 Моя школа (СШ №69 – СШ №2)

Друзья детства

My school (Secondary school #69 – Secondary school #2)

Childhood friends

21


1969 Если мне не удавалось творить на протяжении дня, я ночами, спрятавшись под одеяло, с фонариком создавал мир своих героев в пластике. Сколько себя помню, всё время рисовал и лепил. Когда мне было семь лет, муж моей родной тети, герой Великой Отечественной Войны Хафиз Ахмеджанов отводит меня в класс скульптуры Дворца пионеров. В последствии со всей любовью и глубочайшим уважением к этому человеку я напишу его портрет.

Тополя 20x35 х. м. Poplars Oil on canvas

Мне 18

22

19


1970 If I didn’t manage to create du­ ring a day, at night, hiding under the cover with a flashlight, I created the world of my characters in plas­ tic. As far back as I can remember, I always drew and sculpted. When I was seven years old, the husband of my full blood aunt, hero of Great Patriotic War Hafiz Ahmedjanov took me to a class of sculpture in the Palace of Pioneers. Later, with all the love and deep respect for this man, I wrote his portrait. Полтавский музыкально-драматический театр им. Н. В. Гоголя

21

Холмы Полтавщины 80x85 х. м.

Poltava Music and Drama Theatre n. a. N. V. Gogol

Hills of the Poltava Region Oil on canvas

21

Утро в тополиной роще 35x20 акварель Morning in the Poplar Grove Watercolor

20

Старая Полтава 45x30 х. м. Old Poltava Oil on canvas

22

23


1972

Харьковский Художественно-промышленный институт (учеба) Kharkiv Artistic-Industrial Institute

Родилась Маринка (Полтава. 1972) Marynka is born (Poltava. 1972)

г. Харьков Первый курс ХХПИ (Харьков. 1973) First year (Kharkiv Artistic-Industrial Institute)

Сухое дерево в озере 40x65 х. м. Dry Wood in the Lake Oil on canvas

24

Натюрморт с курицей 70x55 х. м.

23

Still Life with Chicken Oil on canvas

Конечно, не всё помнится из моего детского творчества, но некоторые эпизоды первых шагов остались со мной навсегда. Ярким примером является скульптура «Кобзарь», где я изобразил Тараса Шевченко. 24


1973 Первый курс ХХПИ First year (Kharkiv Artistic-Industrial Institute)

Of course, I don’t re­ member everything from my children’s art, but some episodes of the first steps stayed with me for­ ever. A shining example is the sculpture “Kobzar” where I  portrayed Taras Shevchenko.

Стул в интерьере 35x20 акварель 25 A Chair in the Interior Watercolor

Деревья 35x50 акварель Trees Watercolor

26

Жена Татьяна с Мариной (Полтава. 1973) My wife Tatiana with Maryna (Poltava)

Натюрморт с калиной 70x55 х. м. Still Life with Kalina Oil on canvas

27

А. Килим, Б. Чудновский и я (на троих). ХХПИ. Харьков A. Kylym, B. Chudnovskiy and I (For three). KhAII. Kharkiv

25


Мои бабушка Надежда и дедушка Парфентий Мыхнян

Бабушка и дедушка с дочерьми Ольгой, Софией и Валентиной

My grandmother Nadezhda and grandfather Parfentiy Myhnyan

Grandmother and grandfather with their daughters Olga, Sofia and Valentine

Село Горошки 35x45 х. м.

Бабушка Надежда Савовна

Goroshki Village Oil on canvas

28

29

Grandma Nadezhda Savovna

Стога у села 20x55 акварель (с. Горошки. У бабушки)

26

Haystacks near the Village (Goroshki. At grandmother) Watercolor

30


1974

ХХПИ с В. Василевским и Н. Корчагиным делаем картон к фреске (2-й курс)

KhAII with V. Vasilevsky, and N. Korchagin, we are making cardboard to the fresco (2nd year)

Сосны Алупки 55x70 х. м. (Крым)

Pines of Alupka Oil on canvas (Crimea)

31

Я говорю о скульптуре «Кобзарь», сделанной в Доме пионеров как о пластике формы, а не как о великом человеке, художнике и поэте. I’m talking about the sculpture “Kobzar” cre­ ated in the Palace of Pio­ neers as a plastic form, and not as a great man, artist and poet.

Я с младшим братом Павлом (Харьков) Me and my younger brother Paul (Kharkiv)

Студенты ХХПИ А. Килым и В. Колесников отдыхают... Students of KhAII A. Kilym and A. Kolesnikov are relaxing...

27


1975 Российский мальчик 70x50 к. м. (Россия. Нижневартовск) Russian Boy Cardboard, oil

32

28


1975 Дети Нижневартовска 50x60 к. м. (Россия) Children of Nizhnevartovsk Cardboard, oil (Russia) 33

Хантымансийская девочка 60x40 к. м. (Россия) A Khanty-Mansiysk Girl Cardboard, oil (Russia)

Девочка в красном 60x40 к. м. (Россия) 34

Girl in red Cardboard, oil (Russia)

35

29


Микрорайон 40x60 к. м. (Россия. Нижневартовск) Microdistrict Cardboard, oil (Russia. Nizhnevartovsk)

Knowing practically noth­ ing about art, except for re­ productions in school text­ books, at the age of eleven I went to the Poltava art muse­ um. It inverted my mind lat­ er. But as yet I was at the Pal­ ace of Pioneers in the coterie of art, where my teacher was Nikolai Fedorovich. He was the first art teacher, whom I met, listened and absorbed the beautyful. A lot about the real and at the same time wondrous world was hard to understand, but I felt my connection to this world. 36

37

30

Не зная практически ничего об искусстве, кроме репродукций из школьных учебников, в одиннадцать лет я пошел в художественный музей г. Полтавы.

Порт 40x60 к. м. (Россия. Нижневартовск) Harbor Cardboard, oil (Russia. Nizhnevartovsk)


Закат на Оби 40x60 к. м. (Россия. Нижневартовск) Sunset on the Ob River Cardboard, oil (Russia. Nizhnevartovsk)

Он-то и перевернет моё сознание. Но пока я во Дворце пионеров, в кружке изобразительных искусств, у преподавателя Николая Федоровича. Это первый учитель искусств, которого я встретил, слушал и впитывал прекрасное. Многое Баржи 40x60 к. м. (Россия. Нижневартовск) Barges Cardboard, oil (Russia. Nizhnevartovsk)

о  реальном и в тоже время чудном мире мне сложно было понять, но я чувствовал свое соединение с  этим миром.

38

39

31


1975 Василий 60x40 к. м. Vasiliy Cardboard, oil

40

32


1975 Автопортрет 60x40 к. м. Self-portrait Cardboard, oil

41

33


1975

Друзья 60x40 к. м. (Россия. Нижневартовск) Friends Cardboard, oil (Russia. Nizhnevartovsk)

42

34


1975

Мальчик 60x40 к. м. (Россия. Нижневартовск) Boy Cardboard, oil (Russia. Nizhnevartovsk)

Появился мой собственный детский, непонятный для окружающих, мир. Живя в своей сказке, мне никого не хотелось в нее пускать, даже моих школьных друзей. Я был абсолютно одинок и безмерно счастлив общением с собственным виденьем природы.

My own world, childish, in­ comprehensible to those around, appeared. Living in my tale, I did not want anyone to let in, even my school friends. I was completely alone and immensely happy be­ cause of communication with my own vision of nature.

43

35


1976 Польский домик 60x40 к. м. (Львов) Polish House Cardboard, oil (Lviv)

44

36


1976 Садик 60x40 к. м. (Львов) Garden Cardboard, oil (Lviv)

45

37


1975

Оксанка 60x40 к. м. (Россия. Нижневартовск) Oksanka Cardboard, oil (Russia. Nizhnevartovsk)

46

38


1974—1976

г. Львов. Кафедра рисунка Татьяна Волошко (моя вторая жена) Tatiana Voloshko (My second wife)

Окраина Львова 60x40 к. м.

47

Lviv outskirts Cardboard, oil

А. Скорый, В. Колесников, И. Микытюк, Б. Черных на кафедре рисунка Львовского государственного института прикладного и декоративного искусства A. Skoryj, V. Kolesnikov, I. Mikytyuk, B. Chernykh at the Drawing department of the Lviv State Institute of Applied and Decorative Arts

39


48

Ферма 40x60 к. м. Farm Cardboard, oil

Северное озеро 40x60 к. м. (Россия) North Lake Cardboard, oil (Russia)

49

40


1975 Хантымансийский мальчик 60x40 к. м. (Россия) A Khanty-Mansiysk Boy Cardboard, oil (Russia)

50

41


1976—1981 Мое стремление к необычному и непонятному для других постепенно вывело меня за пределы Дворца пионеров Полтавы, вело к дальнейшему познанию совершенства. Я оказываюсь в детской художественной школе во дворе Полтавского крае­ведческого музея, среди вековых дубов и скифских баб, которые поразили моё воображение величием и совершенством образа. В художественной школе меня учил Дмитрий Меркурьев. Но из школы мне вскоре пришлось уйти с «диагнозом»  – «неординарное мышление, не вписывающееся в учебную программу».

Детский городок. Лошадка (деревянная скульптура)

Детский городок. (Саранск. Мордовия. Россия) Children’s playground. (Saransk. Mordovia. Russia)

Да, тогда ученикам не нужно было индивидуальное мышление, пагубно действующее на самосознание детей с социалистическим образом жизни. Я начал учиться у природы и у полтавских художников, посещал выставки В. Трохимеца  – Милютина, А. Фомина, П. Горобца, Н. Шаховцова, В. Мозока и т.д.

Children’s playground. Horse (Wooden sculpture)

My desire for the unusual and in­ comprehensible for the others gradu­ ally brought me out of the Palace of Pioneers of Poltava, and led to fur­ ther cognition of perfection. I find myself in the children’s art school in the courtyard of the Poltava Museum of Local Lore among the ancient oaks and the Scythian stelae, that caught my imagination with the grandeur and perfection of the image.

In art school I was taught by Dmit­ ry Mercuryev. But soon I had to leave the school with the “diagnosis”  – “extra­ordinary thinking, that does not fit into the curriculum”. Yes, at that time students did not need individual thinking, noxious for child’s self-awareness with the soci­ alist way of life. I started to learn from nature and from Poltava artists, visited

В. Шаболин, В. Колесников, В. Суржиков (Нижневартовск. Россия) V. Shabolin, V. Kolesnikov, V. Surzhikov (Nizhnevartovsk. Russia)

42


1975 exhibitions of V. Tro­ himets-Milutin, A. Fo­ min, P.  Gorobets, N. Sha­ hovtsova, V. Mozok etc. I became acquainted with albums of the great Ukraini­an, Russian and foreign masters, that affected my mind by breadth of composition of canvas: I. Repin, N.  Su­ rikov, I.  Murashko etc. In the age of 14 I was admired by Michelan­ gelo and Raphael, whom I saw in albums of Pol­ tava artists. Renaissance struck me by its beauty and purity in my soul, as the delicacy and depth of feelings of beauti­ful fairy tale may struck. The tale has gradually be­

come the purpose of life. It was boring to go to my favorite school #69 – #2. And how could I feel my­ self when I was surroun­ ded by other people, who did not hear and did not understand me. But that was not the point. Still I could find time to play hockey with the guys, to act in a pop-group, to play cards in the school garden. Searching the world, I dipped more and more in the beauty of na­ ture. Endless music of trees, grasses, among which we seek to under­ stand ourselves and each other. The most delicate­ ly it may be felt only in childhood.

Детский городок. Деревянная скульптура (Нижневартовск. Россия) Children’s playground. Wooden sculpture (Nizhnevartovsk. Russia)

Происходит знакомство с альбомами великих украинских, российских и зарубежных мастеров, поражающих мое сознание широтой композиции полотен: И. Репин, Н. Суриков, И. Мурашко и т.д. В  14 лет меня восхитили Микеланджело и Рафаэль, которых я увидел в альбомах у полтавских художников. Эпоха Возрождения ранила красотой и чистотой в самое сердце, как может ранить нежность и глубина чувств прекрасной сказки. Сказка постепенно становилась смыслом жизни. Скучно ходить в любимую среднюю школу №69  – № 2, да и как можно себя ощущать, если вокруг тебя другие люди, не слышащие и не понимающие тебя. Но это не главное. Всё равно находишь время поиграть с ребятами в хоккей, выступать в вокально-инструментальном ансамбле, играть в карты в школьном саду. Познавая мир, я все больше погружался в красоту природы. Бесконечная музыка деревьев, трав, среди которых мы пытаемся понять себя и друг друга. Наиболее тонко это ощущается только в детстве.

43


44


Since my childhood I was captivated by the beauty and motleyness of Poltava region, which drinks from ri­vers Dnieper, Vorskla, Psyol, Uday, Sula, Kolomak. In my youth I was treated kindly by the banks of these

rivers and walked along them with a sketchbook. These walks later on resul­ ted in a cyclus of paintings “My Poltava”. Wherever I was thrown by my life, my soul was inseparable from my native Poltava land.

1976

В. Шаболин, В. Колесников, братья Суржиковы, преподаватель ЛГИПДИ Ю. Бойцов Делаю политический плакат

I’m making a political poster

B. Shabolin, V. Kolesnikov, brothers Surzhikovs, teacher of LSIAD Y. Boytsov

Меня с детства пленила своей красотой и разноцветьем Полтавщина, которую напоили собой речки Днепр, Ворскла, Псел, Удай, Сула, Коломак. В юности я был обласкан берегами этих рек и бродил по ним с этюдником. Путешествия впоследствии выльются в целый цикл картин «Моя Полтавщина». И куда бы ни бросала меня жизнь, я душой неразделимо был с моим родным полтавским краем. 51

Village Sykhiv Cardboard, oil (Lviv)

Село Сыхов (Львов) 40x60 к. м.

45


Позже уже зрелым художником я обращусь к истории и культуре триполья, скифов, сарматов, Киевской Руси. Мой путь к себе начался после отчисления меня из Полтавской художественной школы. Я ощутил свободу творческого поиска. Мне начал видеться цвет воздуха, линия пространства и полёт в бесконечность творчества, красоты и вдохновения. Я углубляюсь в поиск своего нелёгкого пути по дороге искусства, этот путь, бесспорно, надо преодолеть. Понять и найти на кривой Девушка (Детский городок. Саранск. Мордовия) A girl (Children’s playground. Saransk. Mordovia)

46

или прямой самого себя. Мысли об этом всегда одолевали меня, в тот момент жизнь была разнообразна и радужна. Всё вокруг в любое время года живёт и трепещет. Я самостоятельно пытаюсь понять и выразить на холсте или бумаге моё виденье окружающего мира. Выходит цикл юношеских работ «Маленькие пейзажи Полтавщины». Пожалуй  – это был мой первый творческий цикл «Пейзажей и композиций юноши». Началась моя творческая и полноценная жизнь. Жизнь художника.

Работаем над скульптурой (Нижневартовск. Россия) I’m working at the sculpture (Nizhnevartovsk. Russia)

Я с женой Татьяной на Новогоднем празднике I’m with my wife Tatiana on a New Year’s holiday


1976 Делаю скульптуру сказочного богатыря (Нижневартовск. Россия) I’m making a sculpture of a fantastic athlete (Nizhnevartovsk. Russia)

Later, already as a mature art­ ist, I turned to the history and culture of Tripoli, the Scythi­ ans, Sarmatians, and Kievan Rus. My journey to myself started soon after my dismissal from the Poltava Art School. I felt freedom of creative research. I began to see the color of air, space line and flight to the in­ finity of creativity, beauty and inspiration. I went deep into the search of my difficult path on the way of art. This way, no doubt, must be overcome. I had to understand and to find myself on the curve or straight line. My mind was al­ ways filled with these thoughts. At that moment life was diverse and rose-colored. Everything around us lives and trembles all the time. I’m trying under my own steam to understand and to express on canvas or paper my vision of the world around. Cyclus of young works “Small landscapes of Pol­ tava” comes out. Perhaps, this was my first creative cyclus “Landscapes and designs of a young man”. I started my creative and full life. The artist’s life. 47


1978 Оканчиваю среднюю школу №2. Я низко хочу поклониться директору школы Антонине Дмитривне Артеменко. 1969  год. Начало моего творческого пути в стенах Полтавского музыкально-драматического театра им. Н. В. Гоголя. Декоративный цех под самым куполом театра, из окон которого видно театральную площадь, прекрасный памятник Николаю Гоголю, в окружении зданий конца 19  века с мансардами и куполами. Обрызгивающий бриллиантами слез фонтан, который переливается на солнце радугой. Я видел через окна театра Полтаву сказочным градом, наполненным светом и чистотой украинской культуры. Полтавский областной музыкально-драматический театр очень тесно с любовью взял меня в свои объятия.

I finished secondary school # 2. I want to bow before the headteacher Antonina D. Artemenko. 1969. Beginning of my ca­ reer intra muros of the Polta­ va Music and Drama Theatre named after N. V. Gogol. Decorative workshop un­ der the cupola of the thea­ ter, from its windows you could see the theater square, the beautiful monument to Nikolai Gogol, surrounded by

buildings of the late 19th cen­ tury, with mansard roofs and cupolas. There was a foun­ tain, besprent with diamonds of tears which sparkled in the sun, like a rainbow. I saw through the windows of the theater Poltava as a fabulous town, full of light and purity of the Ukrainian culture. Poltava Regional Music and Drama Theatre took me in its arms very close with love.

Роспись с рельефом История авиации 28 кв. м. (Интерьер ресторана аэропорта. Саранск. Мордовия) Painting with a relief History of Aviation (The airport restaurant’s interior. Saransk. Mordovia) 52

Декоративная пластика Космос 18 кв. м. (Интерьер ресторана аэропорта. Саранск. Мордовия) Decorative plastic Space (The airport restaurant’s interior. Saransk. Mordovia)

48

53


1977

Чили 180x80 х. м. Chile Oil on canvas

А. Дышко, В. Колесников, А. Шевченко с друзьями в музее деревянной архитектуры (Саранск. Россия) A. Dyshko, V. Kolesnikov, A. Shevchenko with friends at the Museum of Wooden Buildings and Structures (Saransk. Russia)

Церковь 50x60 к. м. (Владимир. Россия) A Church Cardboard, oil (Vladimir. Russia)

54

Врата терема 60x40 к. м. (Владимир. Россия) Gate of Palace Cardboard, oil (Vladimir. Russia)

55

56

49


1977 Оказавшись в декоративном цехе театра, я впервые стал профессиональным художником. Начав новую и незнакомую для меня жизнь, я растерялся. Одни ощущения, когда ты смотришь на сцену из зрительного зала, и другие  – смотреть на сцену и в глаза зрителей из-за кулис декоративного цеха. Памяти болгарского коминтерна 180x150 х. м. In memory of the Bulgarian Comintern Oil on canvas 57

50

Я начал постигать науку оформления сцены, приходилось быстро перестраиваться от одной декорации к другой, ведь каждый день сценография была разной. Большую и значительную роль в моем творческом формировании художника-декоратора сыграл художник-постановщик зав. декоративным цехом Анатолий Иванович Камарда. Человек огромного таланта, тонкой души и большой любви к искусству театра. Он привязал меня к сцене на многиемногие годы, в дальнейшей моей жизни не покидавшую меня никогда. Я буду менять театры, стилистику театрального искусства, специ­фику от драмы до комедии, от оперы до балета. Я изучал мастерство создания декораций к спектаклям, классическим и современным, не только через сценографию и живопись, но и через общение с известными и молодыми актерами.


1977 When I found myself in the decora­ tive shop of the theater, I first became a professional artist. Starting a new and unfamiliar life, I was lost. To look at the scene from the auditorium is one thing, and to look at the scene and in the eyes of the audience from behind the wing flats of the decorative shop is another. I began to comprehend the science of decoration of the scene. I had to

readjust from one scenery to another quickly, because every day stage de­ sign va­ried. Large and significant role in my creative shaping as a decorative painter was played by the artistic di­ rector, head of the decorative shop Anatoly I. Camarda  – a man of great talent, fine soul and great love for the art of theater. He tied me to the

stage for many, many years, that ne­ ver left me later in my life. I changed theaters, style of theatrical art, spe­ cifics from drama to co­medy, from opera to ballet. I learned the skill to create decora­ tions for plays, classical and modern, not only through the set design and painting, but also through communion with the known and the young actors.

Эскиз росписи Музыка Мордовии 220 кв. м. (Дом иностранных специалистов. Саранск. Мордовия) Интерьер ресторана Sketch of painting Music of Mordovia (House of foreign experts. Saransk. Mordovia) Interior of the restaurant 58

Делаем роспись (В. Колесников, М. Кузнецов, А. Шевченко, А. Дышко) в интерьере ресторана Дома иностранных специалистов (Саранск. Мордовия) We are painting (V. Kolesnikov, M. Kuznetsov, A. Shevchenko, A. Dyshko) in the interior of the restaurant of The House of foreign experts (Saransk. Mordovia)

51


1978 Спустя 2—3 месяца мне казалось, что театр и я  – неразделимые части единой творческой жизни. Параллельно с работой над декорациями я начал готовиться к поступлению в художественный институт в Харькове. Рисовал натюрморты и живые, гипсовые головы, изучал анатомию по античным слепкам. При изучении живописи мне сильно помогало написание задников для всевозможных спектаклей. Меня как художника стали приглашать в жюри КВН и других конкурсов. Это, конечно, льстило моему молодому самолюбию, ведь мне было всего 19 лет, а я уже был художник театра.

After 2—3 months I felt that the­ ater and I are inseparable parts of a single creative life. In parallel with work on the stage I began to prepare to enter the Art Institute in Khar­ kov. I painted still-lives and real, plaster heads, studied the anatomy on the example of the antique casts. Writing backs for various perfor­ mances helped me greatly when I studied painting. As an artist I was invited to jury of KVN and other competi­ tions. This, of course, flattered my young ego, because I was only 19 years old, and I was already an artist of the theater.

Фреска с рельефом потолка Времена года 60 кв. м. (ВДНХ. Саранск. Мордовия) Интерьер ресторана Fresco with relief of a ceiling Seasons (VDNKh. Saransk. Mordovia) Interior of the restaurant 59

Работают над фреской В. Колесников, В. Шанин, В. Василевский, Э. Дробицкий (мордовские девушки помогают) Working on a mural: V. Kolesnikov, V. Sanin, V. Vasilevsky, A. Drobitsky (Mordvinian girls help)

52


Фреска с рельефом в пространстве Первопечатник Иван Фёдоров 6 кв. м. (Республиканская библиотека Саранск. Мордовия) В фойе библиотеки, 3-й этаж Fresco with the relief in space First Printer Ivan Fedorov (Republican Library. Saransk. Mordovia) In the foyer of the library, 2rd floor

1977—1978 60

Фреска с рельефом в пространстве Евгений Онегин 6 кв. м. (Республиканская библиотека Саранск. Мордовия) В фойе библиотеки, 2-й этаж (В. Колесников с Виталиком) Fresco with the relief in space Evgeniy Onegin (Republican Library. Saransk. Mordovia) In the foyer of the library, 1st floor (V. Kolesnikov with Vitalik)

61

53


1979

Во время работы в театре, я со своим другом Александром Шаховцовым увлекаюсь изготовлением электрогитар, которые невозможно было отличить от фирменных. Гитары мы делали в бутафорском цехе театра. Романтика

Фреска Созидатель архитектуры Ле-Корбюзье 24 кв. м. (Республиканская архитектура. Саранск. Мордовия) Вестибюль Fresco Architecture Creator Le Corbusier (Republican architecture. Saransk. Mordovia) Lobby

54

62

и увлечение девушками. Одно из таких увлечений закончилось женитьбой на Татьяне и рождением дочери Марины в 1972  году. В этот год я пытаюсь поступить в Харьковский художественно-промышленный институт. Но в очередной раз мне не удается: не хватает всего одного бала, а было тогда 10 человек на место. Остаюсь работать в институте в учебной лаборатории декоративной росписи  – учебным мастером, что впоследствии даст мне возможность довести до совершенства всевозможные техники монументально-декоративного искусства (аль-феско, секо-феско), полированная фреска, энкаустика и т.д. Работая в лаборатории декоративной роспи-


си, я готовился к поступлению, мне хотелось попасть на монументально-декоративную живопись. Но тогда не было такого отделения, и я поступил на «интерьер и оборудование». Проучившись год, понял, что эти чертежи  – не моё, и начал думать, как перевестись в другой ВУЗ. Я понял, что перерос Харьковский художественный институт, что мне нужно другое свободное пространство. Я его нашел, но позже.

1979—1980 Витраж cказки «Золотая рыбка» 10 кв. м. (Республиканский кукольный театр. Саранск. Мордовия) Вестибюль Stained glass of the fairytale “Goldfish” (Republican Puppet Theatre. Saransk. Mordovia) Lobby

63

Working in the theater my friend Alexan­ der Shahovtsov and I were fond of produ­ cing electric guitars, which could not be distinguished from the firm ones. We made guitars in the property room of the theater. Romance and fascination with girls. One of these fascinations had ended with marriage to Tatiana and birth of my daughter Marina in 1972. That year I was trying to enter the Kharkov Art-Industrial Institute. But once again I failed: I lacked just one point, and then 10 people were after one place. I just worked at the institute in an institute labora­ tory of decorative painting as a training mas­ ter, that later gave me opportunity to perfect various techniques of monumental and deco­ rative art (alfresco, secco-fresco), polished fresco, encaustic, etc. Working in the labora­ tory of decorative painting, I was preparing for entry. I wanted to study the monumental and decorative painting. But there was no such division, and I studied the “interior and the accessories”. After a year of studying I understood that those drawings were not my scene, and started thinking about how to make a transfer to another university. I realized that I outgrew the Kharkov Art In­ stitute, I needed another breathing space. I found it, but later. 55


1978

А пока Харьков и художественнопромышленный институт, интерьер и оборудование, но рисую я по программе монументально-декоративного искусства.

Витраж сказки «Золушка» 10 кв. м. (Республиканская кукольный театр. Саранск. Мордовия) Вестибюль Stained glass of the fairytale “Cinderella” (Republican Puppet Theatre. Saransk. Mordovia) Lobby 64

56

До поступления в учебной мастерской декоративной росписи со мной работал Виктор Василевский, впоследствии мы вместе поступаем на один курс и учимся в одной группе. Работаем мы под началом Анатолия Шевченко  – достаточно интересного художника-аматора, а также страстного рыбака. Руководил всеми проектами в лаборатории декоративной росписи Юрий Старостенко. Будучи уже студентом, я с Юрием Старостенко делал мозаику и керамическое панно в Харьковском авиационном институте. Я впервые делал шаги на больших стенах. Параллельно с нами, в учебной мастерской витража под руководством А. Пронина работал будущий Народный художник Украины Виктор Сидоренко. Мы все дружили, творчески общались и пили вино, но не очень сильно. Со мной на курсе учился мой земляк А. Келым  – талантливый художник, мог стать одним из столпов в украинском искусстве, но в этом ему помешала героическая лень. Впоследствии, когда я переведусь во Львов, он покинет институт после третьего курса и уйдёт в политику.


1979 Витраж сказки «Муха-цокотуха» 10 кв. м. (Республиканский кукольный театр. Саранск. Мордовия) Вестибюль

Витраж cказки «Снежная королева» 10 кв. м. (Республиканская кукольный театр. Саранск. Мордовия) Вестибюль

Stained glass of the fairytale “Mukha-Tsokotukha” (Republican Puppet Theatre. Saransk. Mordovia) Lobby 65

In the meantime, Kharkov, Art and Industry Institute, the interior and equipment, but I draw on the program of monumental and decorative art. Before entering Victor Vasilevsky worked with me in the institute deco­ rative painting studio. At a later date we entered one course and studied in the same group. We worked led by Anatoly Shevchenko – rather interes­ ting amateur artist, and all-absorbing fisherman as well. The manager of all projects in the laboratory of decora­ tive painting was Yuriy Starostenko. When I already was a student, George Starostenko and I inlayed and made ceramic panel at Kharkov Avia­ tion Institute. I made first big steps on the walls. In parallel with us fu­ ture People’s Artist of Ukraine Vik­ tor Sidorenko worked in the institute studio of glass painting under the direction of A. Pronin. We all were friends, and communicated creatively and drank wine, but not very much. My fellow countryman Alexander Ke­ lym studied on my course. He was a talented artist and could become one of the pillars in the Ukrainian art, but heroic laziness prevented him to do it. Later, when I transferred to Lviv, he leaved the institute after the third year and engaged in politics.

Stained glass of the fairytale “The Snow Queen” (Republican Puppet Theatre. Saransk. Mordovia) Lobby 66

Вестибюль Республиканского кукольного театра (Саранск. Мордовия) The lobby of the National Puppet Theatre (Saransk. Mordovia)

А. Шевченко, В. Василевский, В. Колесников, М. Кузнецов в творческой мастерской (Саранск. Мордовия) A. Shevchenko, V. Vasilewsky, V. Kolesnikov, M. Kuznetsov in a creative workshop (Saransk. Mordovia)

57


1978 Дипломная работа. Роспись Время в огне 180 кв. м. Темпера. Левкас (Республиканский Дворец культуры профсоюзов. Саранск. Мордовия) Фойе 2-го этажа Graduation work. Painting Time in Fire Tempera. Levkas. (Republican Palace of Culture. Saransk. Mordovia) 1st floor foyer. Author V. Kolesnikov

67

Подготовительный рисунок к росписи Мать 150х180 б. уголь Preparatory drawing for painting Mother Paper, coal

68

In Kharkiv I had excel­ lent teachers: N. Anisimov, N. Mazhura, whom I was in love with, N. Tregub, wonderful, kind man Josef Karas, Victor Gontarov. In Kharkov Art-In­ dustrial Institute many artists that later became famous, stu­ died with me. Later I crossed my way with Victor Vasilevsky in Saransk, Mordovia. In 1973 I broke up with my first wife due to circumstances beyond our control. Apparently, there was no internal unity, no elevated flight above us. And it got in the way of the beautiful and eternal. And she appeared on the ho­ rizon  – Tatiana Voloshko, my young colleague, who was 17 years old. And I fall in love. I flew on the wings of impressions and infinity of my feelings. 58


1980 В Харькове у меня были прекрасные преподаватели: Н. Анисимов, Н.  Мажура, в которую я был влюблен, Н.  Трегуб, чудный, добрый человек Йосиф Карась, Виктор Гонтаров. В  Харьковском художественно-промышленном институте учились со мной многие в дальнейшем известные художники. В будущем жизнь пересекла меня с Виктором Василевским в Саранске Мордовской АССР.

В 1973  году я расстался со своей первой женой, по независящим от нас обстоятельствам. Видимо, не  было внутреннего единства, возвышенного полёта над нами, что мешало прекрасному и вечному. И вот на горизонте появилась она – Татьяна Волошко, моя молодая коллега, которой было 17 лет. И я влюбился – полетел на крыльях впечатлений и бесконечности своих чувств.

Фрагмент росписи Гражданская война 63 кв. м. Fragment of painting Civil War

69

59


60


1980 Всё это было на одном дыхании, всё вместе: любовь, творчество, путешествия, работа, как будто спустились ангелы с небес. Именно в эти незабываемые дни я знакомлюсь на выставке студенческих работ в Харькове с проректором Львовского государственного института прикладного и декоративного искусства Николаем Ивановичем Балухом, который и решил мою судьбу на ближайшие три года. Мы поехали с Татьяной на зимние каникулы во Львов, в Художественный институт для представления моих учебных и творческих работ. Это была Европа. Львов

меня настолько поразил, что казалось  – я попал в Париж, в котором никогда не был. Был 1975, незабываемый год, в который случился самый большой перелом моей творческой судьбы. Да, это был Великий Львов. Город, который зажёг во мне огнедышащий пожар искусства, именно пожар, а не покой с полутонами. Это выразилось в моих бесчисленных рисунках  – копиях Микеланджело, Рубенса, Леонарда да Винчи. Пластика Э.  Дага, к которой вернусь через много лет и создам свой собственный масштабный цикл о танце, балете и движении. 70

Фрагмент росписи Fragment of painting

All this was in the same breath, all to­ gether: love, creativity, travel, work, as if angels came down from heaven. During these unforgettable days I met the rector of Lviv State Institute of Ap­ plied and Decorative Arts Nikolai I. Bal­ uh at the exhibition of student works in Kharkov. He shaped my future for the next three years. Tatiana and I went for a winter vaca­ tion to Lviv, to the Art Institute to pres­ ent my academic and creative works. It was Europe. Lviv struck me so much that it seemed I was in Paris, which I never was in. It was 1975, it was a memorable year when the biggest turning point of my creative destiny took place. Yes, it was the great Lviv. The city that sparked in me a fire-breathing art, name­ ly fire, not peace with undertones. It re­ flected in my countless drawing  – copies of Michelangelo, Rubens and Leonardo da Vinci. E. Degas’ plastics, which I re­ turned to after many years and created my own ambitious cyclus about dance, ballet and movement. 61


1978

Подготовительный рисунок к росписи Стратонавт 220х100 б. уголь Preparatory drawing for painting Stratosphere Pilot Paper, coal

71

62


1978

Подготовительный рисунок к росписи Стратонавт 220х100 б. уголь Preparatory drawing for painting Stratosphere Pilot Paper, coal

72

63


Итак, я уезжал из Харьковского художественно-промышленного института во Львовский государственный институт прикладного и декоративного искусства навстречу интересному и неизведанному, ощущал и понимал новый, абсолютно иной виток в моей жизни. В период переезда из Харькова во Львов, меня с друзьями в летние каникулы судьба забрасывает в Саранск Мордовской АССР, здесь я знакомлюсь с директором реставрационных мастерских Мордовии А. Александровичем, человеком неглупым с хорошим вкусом, желающим сделать что-то интересное, не забывая заработать при этом неплохие деньги. Под-

ход Александра Александровича приятно отличался от обстановки в Мордовском союзе художников РСФСР, который погряз в интригах, за исключением может двух-трёх мастеров. Пожалуй, они были далеки от новаторства и не пытались идти в ногу со временем. Лучше же, на мой взгляд, опережать время, так должно быть в искусстве и не только в нём. И вот  – Львов и мой любимый институт, который заложит в основу моей жизни огромный творческий потенциал, изменит мое мировоззрение. Подарит мне прекрасных преподавателей и друзей, дальнейшие три года будут одними из самых

Фрагмент росписи Прощание 8 кв. м. (Темпера. Левкас) Fragment of painting Farewell (Tempera. Levkas) 73

So, I left Kharkov Art-Industrial In­ stitute and moved to Lviv State Insti­ tute of Applied and Decorative Arts to meet interesting and unknown. I felt and understood a quite new, complete­ ly different stage in my life. Du­ring the move from Kharkiv to Lviv, my fate threw me and my friends to Sa­ ransk, Mordovia, during the summer vacation. Here I meet the director of the restoration workshops of Mordovia A. Alexandrovich, a clever man with good taste who wanted to do something interesting, not forgetting to earn a lot of money. Aleksandr Aleksandrov­ ich’s approach nicely differed from the situation in the Mordovia Union of Artists of the RSFSR, that was ob­ sessed by intrigues, with exception of maybe two or three masters. Perhaps, 64


1980

значительных на пути моих исканий, надежд и реализации творческих планов. Львов 75-го года  – это была Европа по сравнению со всем Советским Союзом. Путешествуя по вузам Прибалтики, открывая для себя Европу не только творчески, но и социально-политически, я понял суть коммунистического движения, если это можно назвать движением, а не загниванием нации, в которой должны быть все одинакового роста, думать одинаково, дышать одинаково...

Фрагмент росписи Прощание 8 кв. м. (Темпера. Левкас) Fragment of painting Farewell (Tempera. Levkas) 74

they were far from innova­ tion and did not try to keep up with the times. It is bet­ ter, in my opinion, to be ahead of time. It should be so in the arts and not only there. And now — Lviv and my favorite Institute, which laid great creative poten­ tial in the foundation of my life, which changed my mindset. It gave me wonderful teachers and friends. Three further years were probably the most significant on the way of my pursuit, hopes, and realization of creative plans. Lviv of the 75th was Europe, compared with the entire Soviet Union. Traveling to high schools of Baltic, discove­ring Eu­ rope for myself not only creatively, but also sociopolitically, I understood the essence of the commu­ nist movement, if it may be called ‘movement’, and not decay of the nation, where we all must be of the same height, think alike, breathe the same way... 65


Во Львовском институте прикладного и декоративного искусства я получил свободу творчества, свободу мышления, хотя социалистическое воспитание долго поддерживало мифическую историю государства Советского. Впрочем, вокруг меня педагоги очень тяжело и с большими усилиями вырывались с оков коммунизма. Но это потихоньку уходило в мир забвения, а во мне росло чувство прекрасного, независимо от идеологии. Нельзя говорить, что всё плохо, так как система образования во Львове была безукоризненной, по крайней Фрагмент Рабочий 6 кв. м. Fragment Worker

75

мере, для меня, сумевшего взять всё возможное у преподавателей М. Гладкого, Б. Горболюка, И. Фрака, Н. Чалого, В. Монастырского, И. Якунина. Большое влияние на мою творческую жизнь оказал ректор нашего института  – Народный художник Украины Валентин Назарович Борисенко. В такой жемчужине древней архитектуры, которая отличалась от всей Украины своим величием и разнообразием, чистотой линий, форм, грацией соборов и зданий мне пришлось учиться. Площадь-Рынок  – это как бриллиантовое колье архитектуры в центре Львова. Бесконечные, покрытые брущаткой улицы с маленькими трамвайчиками, которые есть только во Львове, «кавьярни» с чарующим запахом шоколада… Разве среди этой сказки могут не рождаться прекрасные возвышенные идеи? In Lviv Institute of Ap­ plied and Decorative Art, I got creative freedom, freedom of thought, though the socialist ed­ ucation supported the mythical history of the Soviet state long time. However, the teachers around me escaped from the shackles of com­ munism very hard and with great effort. But it slowly went into the world of oblivion, while the sense of beauty was growing in me, regard­ less of ideology. I cannot say that everything was bad, because the educa­ tion system in Lviv was flawless, at least for me, who managed to take all he could from teach­ ers M. Gladkiy, B.  Gor­ bolyuk, I. Frak, N.  Cha­

66

ly, B. Monastyrskiy, I. Yakunin. Great influ­ ence over my creative life asserted rector of our institute  – National artist of Ukraine Valen­ tin N. Borisenko. In this gem of ancient archi­ tecture, which differed from the whole Ukraine by its grandeur and di­ versity, clean lines, form, grace of churches and buildings I had to learn. Area-Market  – as a diamond necklace of ar­ chitecture in the heart of the city. Endless co­vered with paves streets with little trams, that were only in Lviv, “kavyarni” with a charming smell of chocolate... Cannot beautiful lofty ideas be born among such fairy tale?


76

1978

Подготовительный рисунок Рабочий 6 кв. м. б. уголь Preparatory drawing Worker Paper, coal

67


1978 Мои друзья, с которыми я оказался на курсе отделения керамики, но учился по индивидуальному плану монументально-декоративного искусства, с интересом наблюдали за мной. Ведь я был выходцем из харьковской художественной школы, которая, собственно, была незнакома львовскому студенту, который был сориентирован на Западную Европу и Прибалтику. Историю искусств мы учили в полном обьеме, но ориентир был не только на украинское, российское, советское искусство, а и на западноевропейское. Это говорит само за себя. Наши преподаватели заканчивали Парижскую, Варшавскую, Краковскую, Венгерскую академии художеств.

My friends with whom I was on the same course of the ceram­ ics department, but studied ac­ cording to an individual plan of monumental and decorative art, looked with interest at me. Because I came from Kharkov art school, which in fact was un­ known to Lviv student who was focused on Western Europe and the Baltics. History of Art we studied in its entirety, but the reference point was not only on Ukraini­an, Rus­ sian, Soviet art, but in Western Europe as well. It speaks for it­ self. Our teachers had finished Paris, Warsaw, Krakow, Hun­ garian Academies of Fine Arts.

Дипломная мастерская в институте. Фрагмент Стратонавты 6 кв. м. (Темпера. Левкас) Graduation workshop at the institute. Fragment Stratosphere Pilots (Tempera. Levkas) 77

68


Подготовительный рисунок Стратонавты 6 кв. м. (Темпера. Левкас) Натурщица Татьяна 78

Preparatory drawing Stratosphere Pilots (Tempera. Levkas) Model Tatiana

69


Роспись Время в огне (левая часть композиции)

79

Painting Time in Fire (left part of the composition)

Подготовительные рисунки Головы б. уголь 80

70

Preparatory drawings Heads Paper, coal


1978—1979 Мне, конечно, эта перемена была крайне нужна. И впоследствии она окажет на меня и мой дальнейший поиск неизг��адимое влияние  – новые формы и цветовые ощущения, изменения композиции. Я знакомлюсь с современным искусством западной столицы Украины, открываю для себя двери Львовской картинной галереи. Познаю культурную ценность западноевропейских и западноукраинских художников, художников Закарпатья. Здесь я встречаю ранние работы Пименова, меня поражает творчество Сельского, Сокобало, Лысыка. Я понимал, как много мне нужно увидеть, а главное, понять самого себя в свете круто измененной жизни. Новый мир искусства, отличый от того, которому меня учили в Харькове, но понятный до глубины души, родной, пронизывающий все капилляры моего восторженного тела и души. Во Львове я очень много работаю, хожу рисовать на Рынок, пишу этюды, увле-

каюсь Полем Гогеном, Винсентом Ван Гогом, Эдгаром Дега. Знакомлюсь с двумя прекрасными балеринами Львовского государственного театра оперы и балета. Балерина Ольга, к сожалению, фамилию не помню, и прима-балерина Лена Барер. Прекрасные танцовщицы, с которых я сделал массу набросков и рисунков в мастерской и на спектаклях. Уже тогда у меня зародилась безудержная любовь к танцу, к балету, к пластике танцовщицы. Это было очень светлое время золотой львовской осени: радость живого творчества, веселье, гуляние под луной до утра по мощеным улочкам, песни в Брюхвецком лесу, разговоры о живописи, о линии в пространстве танца. Со мной на курсе учились талантливые парни: Б. Черных, Р. Жук, Л. Яремчук, В. Шабалин, но самый близкий, дорогой друг  – Ваня Микитюк, с которым дружба продолжается и по сегодняшний день, и будет продолжаться до бесконечности.

Of course, this change was necessary for me. And later it made a great impact on me and my further search  – the new form and color sensations, changes in the composition. I met with contemporary art of the Western capital of Ukraine, opened the doors of the Lviv Art Gallery. I experi­ enced cultural values of West European and West Ukrainian artists, artists of Zakarpatye. Here I met young works of Pimenov, I am struck by works of Selskiy, Sokobalo, Lysyk. I realized how much I needed to see and, above all, to under­ stand myself in light of the sharply changed life. The new world of art, unlike that one I was taught at Kharkov, but un­ derstandable to the core, native, penetrating all the capillaries of my ecstatic body and soul. In Lviv I worked a lot, I went to draw on the market, wrote sketches, took interest of Paul Gauguin, Vincent Van Gogh, Edgar Degas. I got acquainted with two beautiful ballet danc­ ers of the Lviv State Opera and Ballet. Ballerina Olga, unfor­ tunately, cannot remember the name, and prima ballerina Lena Barer. They were beauti­ ful dancers. I made a lot of their sketches and drawings in the studio and at performances. Already then an unrestrained love to dance was born in me, to ballet, to dancer’s plastic. It was a very bright time of a golden Lviv autumn: the joy of living art, fun, walks under the moonlight till the morning along the paved streets, songs in the Bryuhovetskiy wood, talks about painting, about line in space of dancing. 71


Когда я перевёлся из Харькова во Львов, мне нужно было закрыть творческую практику. Ректор института В. Н. Борисенко сказал: ты пройдёшь практику на моих конях. Я сразу не понял, что он меня и ребят с нашего курса пригласил помогать ему в выполнении памятника 1-й конной армии под Олеськом, неподалеку от старинного Олеского замка на автотрассе Киев–Чоп. Это, на мой взгляд, было смелое и великое творение, я счастлив, что мои руки прикасались к этому произведению. Я имел честь лепить вместе с И. Микитюк, В. Черных, А.  Медведевым, а также первокурсником, моим земляком А. Дышко. Ректор относился к нам не только как маэстро, но как заботливый отец и учитель. Эта работа многое изменила в моем мировоззрении и наполнила меня гордостью. Даже сегодня, когда я уже сам немолодой мастер, с благодарностью вспоминаю Валентина Незаровича Борисенко. Вечная ему память и долгой жизни его произведениям. Мы во Львовской школе начинаем учится жить творчески и материально  – делаем большие монументальные заказы в Саранске (Республиканская детская библиотека; 4 росписи по 20 кв. м. на тему литературы и первопечатников, расписываем ресторан в Доме для иностранных специалистов  – 240 кв. м., многофигурная композиция с мордовским этносом (Мокша, Шокша и Эрзя). Нас замечает местное городское руководство, и всё идет к тому, что после окончания института нас четверых мэр Саранска Анатолий Дементьевич Ледяйкин приглашает творить и впоследствии создать в городе Музей монументально-декоративного искусства. Но до Саранска мы еще не доехали. В 1976  г. в Нижневартовске (Россия) мы делаем Детский городок (деревянные скульптуры сказочных персонажей), авторы: я, В. Суржиков, И. Микитюк, В. Шабалин. После этой работы я  – студент 4-го курса Львовского государственного института прикладного и декоративного искусства  – покупаю себе новый белый автомобиль «Москвич 2140». Это было для студента что-то.

72

Talented guys taught with me on the same course: B. Chernykh, R. Zhuk, A. Yaremchuk, V. Shabalin, but the closest, dearest friend  – Vanya Miki­ tyuk, with whom we stayed friends till today, and will infinitely be. When I transferred from Kharkiv to Lviv, I had to close my creative prac­ tice. Rector of the Institute, V. N. Bo­ risenko said: ‘You will do practical training on my horses’. I didn’t realize at once that he invited me and the guys from our course to assist him in cre­ ation of the monument to the 1st Cav­ alry under Oles’ko, near the ancient Olesko castle on the highway KyivChop. This, in my opinion, was a brave and great work, I’m happy that my hands touched this creation. I had the honor of sculpting with my own arms to­ gether with I. Mikityuk, V. Chernykh, A. Medvedev, and also a freshman, my fellow countryman A. Dyshko. Rector treated us not only as a mae­ stro, but as an attentive father and teacher. This work changed a lot in my outlook and filled me with pride. Even today, when I am already an older mas­ ter, I gratefully remember Valentin N.  Borisenko. Eternal memory of him and let his works live long. We began learning to live creatively and financially in the Lviv school – we made great monumental orders in Sa­ ransk (Republican Children’s Library, 4 paintings 20 square meters each one on the subject of literature and first pressmen, paint the restaurant in the House for expatriates  – 240 sq.m., multifigured composition with Mor­ dovian ethnos (Moksha, Erzya and Shoksha). We were noticed by local city presidence, and the things went such way that after our graduation mayor of Saransk Anatoly D. Ledy­ aykin invited four of us to work and later on to create in the city a Museum of monumental and decorative art. But we still did not reach Saransk. In 1976, in Nizhnevartovsk (Russia) we made Children’s Town (wooden sculptures of fairy tale characters), authors: me, V. Surzhikov, I. Miki­ tyuk, V. Shabalin. After this work I – student of the 4th year of Lviv State Institute of Applied and Decorative Arts – bought myself a new white car «Moskvich 2140». It was something for a student.


81

Подготовительный рисунок Белогвардейский офицер 3 кв. м. б. уголь Preparatory drawing The White Guards Officer Paper, coal

73


Новые свершения и новые понятия в своем Эго: нужно разобраться и оценить всё то, что я оставил за чертой Полтавы и Харькова, передо мной предстала абсолютно другая жизнь, не связанная с предыдущей ни творчески, ни социально. Странно, но в одной и той же стране был другой мир, отличный от мира Восточной Украины. Нельзя соединить несоединимое, разный менталитет народа свободного и запуганного, народа-раба. Это не политика, а естественность наблюдения окружающего мира, который я переживал сам, на себе и в себе.

Подготовительный рисунок Голова рабочего 100х85 б. уголь

82

Preparatory drawing Worker’s Head Paper, coal

Мы с Татьяной Волошко у эскиза к дипломной росписи «Время в огне»

Подготовительный материал к росписи Время в огне (дипломная мастерская) Preparatory material for painting Time in Fire (diploma studio)

74

83

Tatiana Voloshko and I at a sketch to diploma painting ‘Time in fire


1978 New achievements and new con­ cepts in my ego: it was necessary to understand and appreciate ev­ erything I had left below the line of Poltava and Kharkov. A totally different life not related to the previous one neither creatively nor socially appeared in front of me. It is strange, but there was a different world in the same coun­ try, disparate from the world of Eastern Ukraine. It is impossible to connect the unconnected, the different men­ tality of the free people and of frightened one, of people-slaves. This is not politics, but natural observations of the world around, which I experienced myself, for myself and in myself.

Правая часть эскиза к дипломной росписи Время в огне

84

The right side of the sketch to diploma painting Time in fire

Подготовительный рисунок к росписи Знамененосец 170х90 б. уголь Preparatory drawing for painting Flag-bearer Paper, coal

85

75


1978 Подготовительный рисунок Экспрессивная женщина 200х130 б. уголь (натурщица Татьяна) Preparatory drawing An Expressive Woman (Model Tatiana)

86

76


Галичина  – это европейская культура, культура многообразная, уходящая в глубину веков. Меня окружали воспитанные интеллигентные люди, которые заставляли тебя не думать о  грубом, агрессивном. Я потерял себя в львовской душе, в тоже время нашел себя и приобрел много проникновенного, того, что буду делать в искусстве. Творчески я окунулся в мир театра оперы и балета, рисовал и рисовал балерин, любовался линией движения, изучал классику танца и современный балет «Сотворение мира». Студенческая жизнь шла своим чередом: рисунок, живопись, скульптура, учёба, учёба... Много времени отдаю своим творческим поискам в мастерской и за пределами института. Мастерскую арендовал у К. Маевского, помощника В. Н. Борисенко по его монументальным объектам. Мастерская находилась возле Лычаковского кладбища, рядом с православной церковью, около скульптурной фабрики.

87

Подготовительный рисунок Головы 100х90 б. уголь Preparatory drawing Heads Paper, coal

Натурщики Татьяна, Саша, В. Колесников, А. Дышко у эскиза росписи «Время в огне» в дипломной мастерской Sitters Tatiana, Sasha, V. Kolesnikov, A. Dyshko at a sketch of painting “Time in fire” in a diploma studio

Galicia  – it is a European culture, the culture diverse, coming out from the depths of centuries. I was surrounded by educated intelligent people who forced me to think not about something rough, ag­ gressive. I lost myself in the sole of Lviv, at the same time I found myself and got a lot of heartfelt things, that I would embody in the arts. Creatively, I dipped into the world of opera and bal­ let. I drew and drew dan­cers, admiring the line of mo­

tion, studied classical dance and modern ballet “The Cre­ ation”. Student life went on as usu­ al: drawing, painting, sculp­ ture, study, study... I spent a lot of time on my creative quest in the studio and out­ side the institute. I rented studio from K. Majewski, as­ sistant of V. N. Borisenko for his monumental installations. The workshop was situated near Lychakiv cemetery, next to the Orthodox Church, near the sculpture factory. 77


1980 Фрагмент росписи Раненый рабочий 44 кв. м. (Темпера. Левкас) Время в огне Fragment of painting Injured Worker (Tempera. Levkas) Time in Fire

88

78


Подготовительный рисунок Знамененосец 190х90 б. уголь Preparatory drawing Flag-bearer Paper, coal

89

79


В этой мастерской я провёл два счастливых творческих года, тогда глубоко проникся эпохой Возрождения, ��мпрессионизмом, кубизмом и впервые обратил внимание на сюрреализм С. Дали и Дж. де Кирико. С интересом изучал П. Пикассо, А. Маттиса. Мне было видно, что не всем это понятно и интересно, некоторые персонажи просто тупо копировали,

не анализируя первоисточники истории искусства. В основном я сконцентрировался на монументально-декоративном искусстве, как рисовальщика меня увлекала графика. В период учёбы я знакомлюсь с Сергеем Гресыком и Ирой Шинкаренко, в последствии это будет семья. Очень жаль, что в 2010  году Сербоня трагически погиб-

90

Подготовительный рисунок Санитарка 200х120 б. уголь Preparatory drawing Nurse Paper, coal

In this workshop, I spent two happy cre­ ative years, then I appreciated Renais­ sance, Impressionism, Cubism and gave attention to the surrealism of Dali and G.  de Chirico for the first time. I stu­died P. Picasso, A. Mattis with interest. I could see that it was not clear and interesting for everyone, some characters just made stu­ pid copies, without analyzing the primary sources of art history. I mainly focused on the monumental and decorative art, as a painter I was fascinated by the graphic arts. During my studies I got acquainted with Sergei Gresyk and Irina Shinkarenko, later 80


нет. Мы общались очень активно, ездили на зимние и летние каникулы покорять Мордовию. Уже тогда мы делали серьезные государственные заказы. В группу входили А. Шевченко, В. Василевский, С. Гресык, И.  Микитюк, А. Дышко. Природа Мордовии нас покорила, появился интерес после окончания института вновь поехать работать в Саранск.

Это действительно была возможность проявить себя как творческую личность. Мы с В. Василевским из Харькова едем вдвоем в Саранск. А перед окончанием института я беру себе для диплома реальную работу и тему монументально-декоративную роспись во Дворце культуры профсоюзов (фойе) Саранска: «Время в огне» 180 кв. м. (дерево, левкас, темпера). 91

Рисунок натурщика 130х100 б. карандаш (3-й курс) 1975 Drawing of a sitter pencil (3rd year)

on they became a family. It is too bad that in 2010 Serbonya tragi­ cally died. We communicated very extensively, went for sum­ mer and winter vacations to con­ quer Mordovia. Already then we made serious public contracts. The group consisted of A. Shevchenko, V.  Vasilevsky, S.  Gresyk, I. Miki­ tyuk, A. Dyshko. The nature of Mordovia con­ quered us, we were interested in coming back to Saransk again after graduation. It really was a chance to prove myself as a creative person. V. Vasilevsky and I went to­ gether from Kharkov to Saransk. And before the graduation from the institute I took a real job for a diploma and its subject was monu­ mental and decorative painting in the Culture Palace of Trade Unions (lobby) of Saransk: «Time in fire», 180 sq. meters (wood, levkas, tem­ pera). 81


92

Рисунок натурщицы со спины 200х60 б. сангина Drawing of a nudie from behind Paper, sanguine

Львов 1978  год. Защита дипломной работы, монументально-декоративная живопись 180 кв. м «Время в огне»  – многофигурная композиция, защита проходит на высоком уровне с отличием и похвалой Государственной комиссии. «Рекомендуется для воплощения данного произведения в жизнь, то есть выполнение на объекте в натуральную величину в фойе здания Дворца культуры профсоюзов г. Саранск Мордовская АССР». В 1977  году случилось одно из важнейших событий: Таня Волошко родила мне сына Владимирамладшего, который принес огромную радость в мою бурную и неспокойную жизнь. Итак, год 1978, осень. Мы с В. Василевским уезжаем в Саранск, по личному приглашению вышеупомянутого председателя горисполкома Анатолия Деметьевича Ледяйкина. Человека высокой интеллигентности, большой культуры и тонкого понимания искусства. Мэр, который сделал для Саранска в области монументального декоративного искусства, его развития так много, как никто другой. Анатолий Дементьевич готов был идти на любые жертвы и свершения для поднятия культуры своего родного города и республики. Приехав в Мордовию, мы получили то, что никто в тот момент и в то время не мог получить в Украине. Через месяц нам предоставили квартиры в новых домах, улучшенной планировки, творческие мастерские, мансарды в пятиэтажном доме в центре города, размерами по 80 кв. м и высотой потолков 6 м. 82


1977 Lviv, 1978. Thesis defense, the monumental and decora­ tive painting on 180 sq. m «Time in fire»  – multi-figure composition, the defense was on the high level with dis­ tinction and praise of the State Commission. «It is recom­ mended to implement the work in life, that means imple­ mentation onsite full-scale in the lobby of the Palace of Culture of Trade Unions, Saransk Mordovian ASSR». In 1977 one of the most important events occurred: Tanya Voloshko gave birth to my son Vladimir Jr., who brought a great joy to my stormy and troubled life. So, the year 1978, autumn. Together with V. Vasilevsky we left for Saransk at the personal invitation of Chair­ man of the Municipal Executive Committee Anatoly D. Le­

dyaykin. Very intelligent person, with the high culture level and fine understanding of art. Mayor, who made for Saransk in the field of monumen­ tal decorative art, its development so much as no one else. Anatoly Dementievich was game for any sacrifice and performance to raise the culture of his native city and country. When we came to Mordovia, we got something that no one could get in the Ukraine at that moment and at that time. A month later we received apartments in new buil­ dings with improved planning, creative workshops, attics in five-storey building in the city center, in size of 80 sq m ceiling height of 6 m.

Татьяна Волошко (жена)

В. Колесников-младший (сын)

Tatiana Voloshko (My wife)

V. Kolesnikov jr. (son)

В. Колесников (4-й курс. Львов) 1977 V. Kolesnikov (4th year. Lviv)

83


1980 Нам предложили неограниченное количество монументально-декоративных заказов государственного значения. Конечно, у нас появились большие проблемы с мордовским Союзом художников, в частности с председателем А. Макушкиным. Уровень искусства в Мордовии был достаточно низким за исключением нескольких художников – В. Попкова, М. Шанина, И. Сычкова, а в области монументального искусства  – пустота и полное непонимание, отношение к этому жанру в искусстве, как к агитационной пропаганде в колхозах. Нас пытаются оградить от творческой жизни Мордовии, наши станковые живописные работы не принимаются на областные и зональные выставки. Выставляемся на всесоюзных и зарубежных выставках, принимем участие во всевозможных конкурсах в области искусства.

В. Гнатюк, В. Колесников, В. Шаболин, В. Дерябин (У Дворца культуры профсоюзов. Саранск. Мордовия) V. Hnatiuk, V. Kolesnikov, V. Shabolin, V. Deryabin (In the Palace of Culture of Trade Unions. Saransk. Mordovia)

We were offered an unlimited number of monumental and decorative orders of na­ tional importance. Of course, we got great problems with Mordovian Union of Artists, in particular with the chairman A. Makushkin. The level of art in Mordovia was quite low with the exception of a few artists – V. Pop­ kov, M. Shanin, I. Sychkov, and there was complete emptiness and misunderstanding in the monumental art. There was such at­ titude towards this genre of art as agitation propaganda in the collective farms. They were trying to separate us from the creative life of Mordovia, our paintings were not accepted at the regional and zonal exhibitions. We exposed on the Union and foreign exhibitions, took part in various competitions in the arts.

Роспись Время в огне левая часть композиции (Дворец культуры профсоюзов. Саранск. Мордовия) Темпера. Левкас Painting Time in Fire the left side of the composition (Palace of Culture of the trade union. Saransk. Mordovia) Tempera. Levkas

84

93


85


1978

Подготовительный рисунок Падающий со знаменем 200х90 б. уголь Preparatory drawing Falling with a Flag Paper, coal

94

86


1978

Подготовительный рисунок Пролетарий 200х90 б. уголь Preparatory drawing Proletarian Paper, coal

95

87


Жизнь в творческой среде Мордовии продолжается вместе с В. Василевским. Местная молодежь, интеллигенция ЦК комсомола Мордовии восприняли нас с интересом и энтузиазмом. Постоянные встречи в творческой мастерской, диспуты о проблемах современного искусства продолжались до глубокой ночи. В это время мы приступаем к выполнению моей дипломной работы «Время

в огне». На тот период времени  – это было безумно и грандиозно. Высота работы (3-х этажный дом, 9 метров) когда смотришь снизу вверх, жутковато, трудно представить, как писали сотни метров мексиканские художники Сикейрос, Ороско, Ревьера. На то время мало кто в СССР писал работы масштабнее, чем мы, потому что были молодость, смелость и дерзость.

Фрагмент Раненая революционерка 2 кв. м. (Темпера. Левкас) Fragment Wounded Revolutionary Tempera. Levkas

96

88

Life in a creative environment of Mor­ dovia went on together with V. Vasi­ levsky. Local youth and intellectuals of the Komsomol Central Committee of Mordovia accepted us with interest and enthusiasm. Regular meetings in a cre­ ative workshop, discussions on issues of contemporary art continued in the depth of night. At that time we were engaged in my graduation work “Time in fire”. At that time it was fantastically and great. The height of the work (3-storey house, 9 me­ ters) when viewed from the bottom up­ wards, slightly creepy, difficult to ima­ gine how the Mexican artist Siqueiros, Orozco, Riviera wrote hundreds of me­ ters. At that time few people in the Soviet Union wrote the bigger works than us, because we were young, courageous and impudent.


1980

Подготовительный рисунок Раненая революционерка 200х150 б. уголь 97

Preparatory drawing Wounded Revolutionary Paper, coal

89


1978

Подготовительный рисунок Пролетарий со знаменем 180х100 б. уголь Preparatory drawing Proletarian with a Flag Paper, coal

98

90


1978

Подготовительный рисунок Падающий 200х100 б. уголь Preparatory drawing Falling Paper, coal

99

91


Подготовительный рисунок Стратонавт 160х120 б. уголь Preparatory drawing Stratosphere Pilot Paper, coal

100

92


В работу включились мои друзья: В. Василевский, Э.  Дробицкий, О. Торасенко, А. Дышко, В. Шабалин. Последний переезжает в Саранск, к нам в помощь, а впоследствии останется в городе жить. Остальные разъедутся в разное время по истечении 4-х лет. Жизнь львовских молодых художников продолжалась, и не просто продолжалась, а кипела, спали 4-5 часов в сутки. Работы было много. Денег на то время зарабатывали очень много. Было все – только твори. Мы пользовались спецмагазинами обкома партии, загородными дачами, главное, никто не ограничивал в свободе творчества. Делай, что хочешь и как хочешь, несмотря на то, что называли нас «бандеровцы». Некоторые люди имели ограниченное познание истории, но нельзя относиться к людям с предвзятостью, если не по своей вине они невежды.

1979—1980 Председатель Горисполкома Саранска А. Д. Ледяйкин  – большое исключение в номенклатурной иерархии Советской власти. Итак, мы набросились на огромную стену с непростой композицией, большим количеством фигур в сложных ракурсах. Рисунок я полностью сделал сам, так как я, рисунком не владел никто, да еще и в масштабном пространстве плоскости. На удивление, работалось очень легко и с вдохновением, я бы сказал, с полётом. Произведение надо было сделать визитной карточкой. Трудно было тогда убедить, что фигуры должны или могут быть обнаженными, полуобнаженными. Впервые в современной монументальной живописи применяем фото, не натуральное, а написанное кистью, соединение метафоричного образа и документалистики времени.

My friends were involved in the work: V. Vasilevsky, A.  Drobitsky, O. Torasenko, A. Dyshko, V. Shabalin. The last one moved to Saransk to help us, and later remained to live in the city. Others left the compa­ ny at different times at the end of 4 years. Life of Lviv young artists went on, and not just went on, it was in a full swing, we slept 4-5 hours a day. There was a lot of work. We earned very much money at that time. We had everything — just need­ ed to create. We went to special shops of regional party commit­ tee, country villas, and the main thing is that no one limited free­ dom of creativity. Do what you want and what you like, in spite of the fact that we were called “Banderovites”. Some people had limited knowledge of histo­ ry, but you cannot treat people with prejudice, if it is not their fault that they are ignorant. Chairman of the City Ex­ ecutive Committee of Saransk A.  D.  Ledyaykin was a big ex­ ception in the nomenclative hi­ erarchy of Soviet authority. So we fell on a huge wall with a difficult composition, lots of figures in complex angles. The whole design I made myself, be­ cause no one mastered design like me, especially in the largescale space of plane. Surprisingly, we worked very easily and with enthusiasm, I would say, with the flight. The product had to be our landmark. It was hard to convince someone then that figures must or may be naked, half-naked. For the first time in modern monumen­ tal painting we used photo, not real, but written with a brush, the connection of metaphorical image and documentary of time. 93


Это новаторство, наверное, было воспринято по-разному, но это определило свой ход в пластическом решении настенной живописи. Мне удалось ощутить линию и пятно не в плоскости, а в пространстве стены, в ее перспективе. Это была большая удача при выполнении моего диплома. Можно говорить что угодно, но произведение, величественное, масштабное, смотрело на зрителя свежо и легко, и в тоже время с напряжением пережитых и будущих свершений. Пожалуй, моя дипломная работа «Время в огне» на то время была самой крупной, как по размерам, так и по наполненности композиции, с ее сложными поворотами пластики в ограниченном пространстве

интерьера. Ко мне пришла известность профессионального художника монументально-декоративного искусства. Мы начали объемную работу по внедрению плана монументальной пропаганды в Саранске. Получаем заказ и полностью выполняем оформление Республиканского кукольного театра: декоративные маски из металла на фасаде театра, витражи в окнах по 4 метра высотой, роспись с рельефом, которую выполнили А. Дышки и Э. Сабо. Они подъехали в 1980  году после окончания Львовского государственного института прикладного и декоративного искусства. В. Василевский делает большой торцевой витраж в фойе Государственного университета Мордовии.

Подготовительные рисунки Пролетарии б. уголь Preparatory drawings Proletarians Paper, coal 101

94


В вестибюле здания Горисполкома Саранска по заказу председателя А. Д. Ледяйкина мы с А. Дышко исполняем уникальную роспись, направление  – сюрреализм. Было смело и дерзко сделать такую композицию в самой цитадели Советской власти. Произведение называлось

This innovation must have been per­ ceived differently, but it determined the course in a plastic solution of mural paintings. I was able to feel the line and the spot not only in plane but also in space of the wall, in its perspective. It was a great success in realization of my gradu­ation work. You can say anything, but the product, majestic and massive, stared at the viewer freshly and easily, and at the same time with the stress of expe­ rienced and future achievements. Perhaps, at that time my gradua­ tion work “Time in fire” was the lar­ gest, both in size and in the fullness of the composition, with its complex

В. Колесников, О. Тарасенко на даче Э. Дробицкого (Москва. Россия) 1984 V. Kolesnikov, O. Tarasenko in the country at E. Drobitsky (Moscow, Russia) 1984

«Емельян Пугачёв и время после». Живописная композиция должна была быть в тандеме со скульптурами, стоящими возле росписи. Восковые фигуры, отображающие современную жизнь. Объединяя этим в единый ансамбль живопись и скульптуру.

twists and turns of plastics in a con­ fined space of interior. Reputation of a known professional artist of monumen­ tal and decorative art came to me. We started a voluminous work to in­ troduce a plan of monumental propa­ ganda in Saransk. We got an order and fully realized the decoration of Repub­ lican puppet theater: decorative masks made of metal on the facade of the thea­ter, stained glass in the windows of 4 meters height and painted with re­ lief, which was created by A. Dyshko and E. Szabo. They arrived in 1980 af­ ter graduating from Lviv State Insti­ tute of Applied and Decorative Arts. V. Vasilevsky made a great frontal

Л. Лубочков, А. Дышко, В. Колесников, В. Шабо­ лин (керамический набор, диплом Шаболина) 1978 L. Lubochkov, A. Dyshko, V. Kolesnikov, V. Shabolin (ceramic collection, Shabolin’s diploma) 1978

stained glass in the lobby of the State University of Mordovia. A. Dyshko and I fulfilled a unique fresco in the direction of surrealism at the commission of Chairman of Sa­ ransk A. D. Ledyaykin in the lobby of the building of the City Executive Committee. It was courageously and impudently to make such a composi­ tion in the citadel of Soviet power. The work was called “Emelyan Pugachev and after”. Picturesque composition should be in tandem with the statues that stand near the mural. Wax figures depicting contemporary life. Combin­ ing paintings and sculpture into a sin­ gle ensemble.

В. Колесников, Э. Дробицкий на даче (Москва. Россия) 1984 V. Kolesnikov, E. Drobitsky in the country (Moscow, Russia) 1984

95


1981 Продолжалась полнокровная творческая жизнь молодых украинских художников из Львова и Харькова, имея всецелую поддержку властей города. По распоряжению А. Ледяйкина открывают монументально-декоративные хозрасчетные мастерские при Центральном парке культуры и отдыха. Решается вопрос принятия больших государственных монументальнодекоративных заказов, что послужило возникновению здоровой конкуренции с производственными мастерскими Союза художников МАССР. Такой поворот событий не понравился вторым, и они начали полномасштабную войну против молодого, независимого

Здание Горисполкома (Саранск. Мордовия) Роспись «Емельян Пугачев» 70 кв. м. (Левкас. Темпера) вестибюль Горисполкома The building of the City Executive Committee (Saransk. Mordovia) Painting “Emelyan Pugachev” (Levkas. Tempera) Lobby of the City Executive Committee

Предварительный эскиз росписи Революция 17-го года (вестибюль Горисполкома) авторы: В. Колесников, А. Дышко A preparatory sketch of painting Revolution of the 17th Year (lobby of the Municipal Executive Committee Administration) Authors: V. Kolesnikov, A. Dyshko

102

Окончательный эскиз росписи Емельян Пугачев (вестибюль Горисполкома) авторы: В. Колесников, А. Дышко The final sketch of painting Emelyan Pugachev (lobby of the Municipal Executive Committee Administration) Authors: V. Kolesnikov, A. Dyshko

96

103

искусства. Они не понимали или не хотели понять, что искусство бесконечно, что оно космополитично. В этот прекрасный период рождения нового творчества, рядом со мной много красивых женщин и девушек. Так как моя мама мастер индпошива, я с юных лет был всегда одет красиво и модно, это, безусловно, дополнительно нравилось девушкам. Я рисую и люблю, они дарят мне нежность и уверенность в себе, как в творческой жизни, так и в ощущении внешнего мира. Мы много общаемся с природой, изучаем колорит прекрасной и живописной мордовской деревни.


Full-blooded life of creative young Ukrainian artists from Lviv and Kharkov continued with the absolute support of the city authorities. Mon­ umental decorative self-supporting workshops at the Central Park of Cul­ ture and Rest were opened by order of A. Ledyaykin. The issue of acceptance of large public monumental and deco­ rative orders is decided. It was used for the emergence of healthy compe­

tition with the industrial workshops of the Union of Artists MASSR, who did not like this turn of events. And they started full-scale war against the young, independent art. They did not understand or did not want to un­ derstand that art is infinite, that it is cosmopolitical. A lot of beautiful women and girls were near me at this beautiful time of birth of the new creation. Since

my mother was a master of bespoke tailoring I was always dressed nice­ ly and fashionably man and boy. Of course girls liked it additionally. I painted and loved. They gave me ten­ derness and self confidence, both in my creative life and in the feeling of the outside world. We communicated with nature, examined local color of a beautiful and picturesque Mordovian village.

Монументально-декоративная роспись Емельян Пугачев 70 кв. м. (Левкас. Темпера) Monumental and decorative painting Emelyan Pugachev Levkas. Tempera

104

97


Я обожал всех девушек, которые были рядом, ощущал их прекрасные тела, пахнущие полевыми травами. В тот момент не было ничего предвзятого и обманного, только любовь. Я не хочу вспоминать имена и фамилии моих любимых. Думаю, это неэтично, да и не важно. Важно, что в душе через многие годы они оставили у меня любовь, чистоту и нежность всех помыслов, и ничего дурного. 1979  год. Я возвращаюсь к театральной жизни, с которой начинал в Полтаве, в Муздрамтеатре Мордов-

Фрагмент росписи Голодомор Поволжья Fragment of the painting Famine-Genocide of the Volga Region 105

ской АССР. Рядом со мной актёры. Складываются прекрасные творческие отношения с директором теат­ра Л. Ворониным. Делаю целый ряд теат­ ральных плакатов к спектаклям, их было очень много. Впоследствии к этой работе я привлекаю А. Дышко. Большую школу в те­атральном и концертном плакате мне дал Е. Дробицкий (московский художник), Олег Тарасенко, который останется моим другом на долгие годы общения. В 1979  году в городе Саранск открывается Государственное художественное училище. Директор, Людмила Шанина, приглашает нас преподавать: меня, В. Шабалина, В. Василевского, А. Дышко. Мы с интересом и энтузиазмом учим молодых I loved all the girls that were next to me, felt their beautiful bodies, smelling of field grasses. At that moment there was nothing preconceived and fraudulent, just love. I do not want to remember the names of my favorites. I think it’s unethical, and it does not matter. It is important that they have left me love in the soul through many years, purity and tenderness of the thoughts, and nothing nega­ tive. 1979. I return to theatrical life (with which I began in Poltava) in Music and Drama Theatre of Mordovia. Actors are beside me. I

formed excellent relation­ ships with the creative di­ rector of the theatre L. Vo­ ronin. I made a number of theatrical posters for the plays, there were many of them. Later I engaged A.  Dyshko in this work. E.  Drobitsky (Moscow art­ ist), Oleg Tarasenko, who remained my friend for many years of association, taught me a lot about the­ ater and concert posters.

Фрагмент росписи 107

Фрагмент росписи Красноармеец 100х100 (вариант) Fragment of painting Red Armyman (variant)

98

106

Fragment of painting


ребят, отдаем все, что знаем. А знали уже много: за плечами десятки прекрасных работ. Впервые пытаюсь и делаю монументальные мастерские в училище  – это было впервые в средней спецшколе СССР. Ребята проходят с нами практику на государственных объектах, это вдохновляет и толкает их к творчеству В это время у меня происходит раскол в личной жизни. Мы расходимся во взглядах с Т. Волошкой. Расставание с сыном Вовой болью отозвалось в моём сердце, из этой боли родилась картина «Инцендент». Произведение сейчас находится в художественном музее Тулы (Россия). In 1979, State Art College opened in Saransk. Its director, Ludmila Shanina, invited us to teach: me, V. Shabalin, V. Vasilevsky, A. Dyshko. We taught young children with interest and enthu­ siasm, gave all that we knew. And we knew already a lot: we had dozens of ex­ cellent works behind. For the first time I tried and made monumental work­ shops at the school – it was for the first time ever in secondary special school in the USSR. Children were with us in the

Такой поворот в моей жизни подорвал определённую уверенность собственных взглядов. Поиски новых форм в области изобразительного искусства продолжаются с новой силой и интересом. Интерес был, прежде всего, от того, что ощущаешь свою нужность, в принципе и по сути становишься родоначальником монументально-декоративного искусства Мордовии. Позже я сам себе признаюсь: художника из меня сотворила Мордовия, подарив свободу и веру в удивительность того, что я делал на тот момент. А время было непростое, за свою свободу приходилось бороться. И, слава Богу, что это борьба была успешной, несмотря ни на что.

practice on public buildings, it inspired and drove them to be creative. At that time I had a break in my per­ sonal life. We disagreed with T. Volosh­ ko. Parting with my son Vova echoed with pain in my heart, this pain gave birth to the picture “Intsendent”. The work is now in the Art Museum of Tula (Russia). Such turn in my life broke some con­ fidence of my own views. The search for new forms of art continued with new

ener­gy and interest. The interest was, first of all, due to the fact that I felt my necessity, in principle and in fact I be­ came the ancestor of monumental and decorative art of Mordovia. Later, I confessed myself: Mordovia had created an artist from me, giving freedom and faith in the amazingness of everything I was doing at that time. And it was a dif­ ficult time. I had to fight for my free­ dom. And, thank God, this struggle was successful, no matter what.

Роспись Емельян Пугачев Painting Emelyan Pugachev

108

99


1982 В Мордовии мы расписываем цеха заводов геометрическими композициями, оформляем ВДНХ Мордовской АССР, делаем детские скульптурные площадки, расписываем средние школы, ведём наступление на бескультурье и ханжество. Финалом разногласий с Союзом художников Мордовии в 1979  году стала статья в нашу поддержку «Стена» В. Бута в газете «Советская культура». Она касалась монументально-декоративной росписи «Время в огне». Впоследствии все страсти уляжутся и народ высоко оценит профессионализм молодых художников.

Мордовская АССР  – республика смогла родить такого гения, как Степа Нефёдов (Эрзя). Это скульптор с мировым именем, который работал в Италии, Франции и Аргентине. Низкий поклон правительству Мордовии за роскошный музей в центре Саранска, полностью выполненный из стекла, где работы скульптора можно видеть и днём, и ночью. Неприятности в личной жизни привели меня к мысли вернуться на Украину в Полтаву. Существовала тогда возможность уехать в Москву, были предложения, но столица меня не манила.

Роспись Мечтатель 24 кв. м. (Детская республиканская библиотека. Фойе 2-го этажа) Саранск. Мордовия Painting Dreamer (Republic Children’s Library. Foyer of the 1st floor) Saransk. Mordovia

109

100


Роспись Пионеры 24 кв. м. (Детская республиканская библиотека. Фойе 2-го этажа) Саранск. Мордовия

110

Painting Pioneers (Republic Children’s Library. Foyer of the 2nd floor) Saransk. Mordovia

In Mordovia, we painted plant shops with geometric compositions, drew Exhibition of Economic Achievements of Mordovia, made children’s sculptured grounds, painted sec­ ondary schools, executed an offensive against lack of culture and bigotry. The ending of disagreement with the Union of Artists of Mordovia in 1979 was V. Bout’s article “The Wall” in our support in the news­ paper “Soviet Culture”. It concerned the monumental and decorative painting “Time in fire”. Afterwards, all the passion settled and people highly appreciated the professi­ onalism of young artists. Mordovia  – the republic was able to give birth to a genius as Stepan Nefedov (Erzya). This world-known sculptor who worked in Italy, France and Argentina. A low bow to the government of Mordovia for the luxurious museum in the center of Saransk, completely made of glass, where the sculptor’s works can be seen both day and night. Troubles in my personal life led me to the thought to go back to Ukraine to Poltava. There was an opportunity to go to Moscow then, there were suggestions, but the capital did not attract me.

Фрагмент росписи Мальчик с ласточкой (Детская республиканская библиотека. Лестничный марш 1-2 эт.) Саранск. Мордовия Fragment of painting Boy with a Swallow (Republican Children’s Library. The flight of stairs between ground and 1st floor) Saransk. Mordovia

111

В. Колесников и начальник отдела культуры Горисполкома, В. Чернов (Саранск. Мордовия) V. Kolesnikov and Head of Culture of the Executive committee, V. Chernov (Saransk. Mordovia)

101


1981

Я прощаюсь с Мордовией и уезжаю на Украину... I leave Mordovia and go to Ukraine...

Инцидент 130х130 х. м. An Incident Oil on canvas

112

102


1981 Фрагмент росписи Дети (Республиканская детская библиотека) Саранск. Мордовия. Россия Fragment of painting Children (Republican Children’s Library) Saransk. Mordovia. Russia

114

Ольга 70х50 х. м. (актриса мордовского государственного театра музыкальной комедии) Саранск. Россия Olga (Actress of Mordovian State Musical Comedy Theatre) Saransk. Russia

113

103


1978

115

Концертный плакат Амэ-Роме (Эстрадно-молодежный ансамбль песни и пляски цыган) 90х60 Concert poster AmeRome (Youth pop song and dance group of the Gypsies)

Концертный плакат Амэ-Роме (Эстрадно-молодежный ансамбль песни и пляски цыган) 90х60 Concert poster AmeRome (Youth pop song and dance group of the Gypsies) 116

Политический плакат Ливан 90х60 Political poster Lebanon

117

104


Театральный плакат Отец Сергий (Л. Толстой) 90х60 Playbill Father Sergey (L. Tolstoy)

Плакат Памяти культуры предков 90х60 Poster In Memory of Forefathers Culture 118

119

В. Колесников с театральными плакатами V. Kolesnikov with theatrical posters

105


1978—1981 Театральный плакат Город без любви (Л. Устинов) 90х60 Playbill City without Love (L. Ustinov)

120

Театральный плакат Матушка Кураж и её дети (Б. Брехт) 90х60 121

106

Playbill Mother Courage and Her Children (B. Brecht)


1978—1981 Театральный плакат Свободная тема (Л. Горемыкина) 90х60 Playbill Free Topic (L. Goremykina)

122

Театральный плакат Матушка Кураж и её дети (Б. Брехт) 90х60 (вариант) Playbill Mother Courage and Her Children (B. Brecht) (variant)

123

107


124

1980 Концертный плакат Саранский ансамбль скрипачей 90х60 Concert poster Saransk Violin Ensemble

125

Концертный плакат Саранский оркестр русских народных инструментов 90х60 Concert poster Saransk Russian Folk Instruments Orchestra

108


1981

126

Концертный плакат Концерт Ревю 90х60 Concert poster Concert Review

127

Концертный плакат Концерт Ревю 90х60 (вариант) Concert poster Concert Review (variant)

109


1981 Концертный плакат Народный ансамбль Литова 90х60 Concert poster Folk Ensemble Litova

129

128

Концертный плакат Народный ансамбль Литова 90х60 Concert poster Folk Ensemble Litova

110


1981 Концертный плакат Народный ансамбль Литова 90х60 Concert poster Folk Ensemble Litova

130

131

Концертный плакат Народный ансамбль Литова 90х60 Concert poster Folk Ensemble Litova

111


1978—1979 Театральный плакат Гнездо глухаря 90х60 Playbill Wood-grouses Nest

132

133

Театральный плакат Любовь необъяснимая (Н. Иорданов) 90х60 Playbill Love is Unexplainable (N. Iordanov)

112


1980—1981 Концертный плакат 340-летию Саранска 90х60 Concert poster To the 340th Anniversary of Saransk

135

134

Театральный плакат Вся его жизнь (Е. Габрилович) 90х60 Playbill All His Life (E. Gabrilovich)

113


1981 Театральный плакат Юстина (Х. Вуолийоки) 90х60 Playbill Yustina (H. Wuolijoki)

136

114


137

Театральный плакат Целуй меня, Кэт (К. Портер) 90х60 Playbill Kiss me, Kate (C. Porter)

138

Театральный плакат Цыган-премьер (И. Кальман) 90х60 Playbill The Gypsy Band Leader (E. Kalman)

Театральный плакат С любовью не шутят (Кальдерон) 60х90 Playbill Love is no Laughing Matter (Calderon)

139

115


1981 Театральный плакат Сердце Луиджи (И. Буковчан) 90х60 Playbill Luigi Heart (I. Bukovchan)

А. Дышко, В. Колесников – основоположники мордовского социального, театрального и концертного плакатов A. Dyshko, V. Kolesnikov – founders of Mordvinian social, theater and concert posters

140

Театральный плакат Ветер с понизовья (Г. Вдовин) 90х60 Playbill Wind from Ponizovye (G. Vdovin)

141

116


1981

Театральный плакат Старый дом (А. Казанцев) 90х60 Playbill An Old House (A. Kazantsev)

142

117


1981 Театральный плакат Хелло, Долли! (Дж. Герман) 90х60 Playbill Hello, Dolly! (J. Herman)

143

118


1981 Театральный плакат Целуй меня, Кэт! (К. Портер) 90х60

144

Playbill Kiss Me, Kate (C. Porter)

Театральный плакат Целуй меня, Кэт! (К. Портер) 90х60 Playbill Kiss me, Kate! (C. Porter)

145

119


1982

Театральный плакат Сватанье на Гончаровке (Г. Квитка-Основьяненко) 90х60 Playbill Matchmaking on Goncharovka (G. Kvitka-Osnovyanenko)

146

120


1982 Театральный плакат Медея (Л. Разумовская) Playbill Medea (L. Razumovskaya)

147

121


1983 Театральный плакат Наталка-Полтавка (И. Котляревский) 90х60 Playbill Natalka Poltavka (I. Kotlyarevsky)

148

122


1983 Театральный плакат Майская ночь (Н. Гоголь) 90х60 Playbill May Night (N. Gogol)

149

123


Политический плакат Колониализм 90х60 Political poster Colonialism

150

124


1980 Социальный плакат Памятники архитектуры 90х60 Social poster Monuments of Architecture

151

125


1983 Плакат к спектаклю В воскренье рано зелье копала 90х60 (б. гуашь) Poster for the play On Sunday Morning She Gathered Herbs Paper gouache

152

126


Я рвусь в Полтаву с огромным желанием. Возможность сменить обстановку, изменить самого себя, внести «правки» в мировозрение. Но часть меня навсегда осталась в Мордовии. Я уезжал, оставляя своих детей в изобразительном искусстве. У меня всегда будет ощущение, что они остались сиротами без меня и вскоре погибнут. Изменить ситуацию я уже не мог, широко шагнув вперёд к неизвестному на Украину, где меня ожидали новые ощущения, другие люди, как будто свои, но чужие  – много лет ушло со времени моего отъезда из Полтавы. Каково же было моё удивление, когда Полтавская земля встретила меня с распростёртыми объятиями. Я растворился в полтавском воздухе: чувственная живописность украинской земли, прекрасные глаза полтавчанок… Недаром этот край родил человечеству более 800 личностей с мировым именем в области науки, медицины, литературы, искусства… I look to Poltava with a great desire. Possibility to change the situation, change myself, to make “changes” in my world view. But a part of me remained in Mordo­ via forever. I was leaving, leaving my children in art. I will always feel that they had been made orphans with­ out me, and soon would die. I already could not change the situation. I made a wide step forward the unknown in Ukraine, where new experi­ ences expected for me, other people, like friends, but not exactly  – many years passed from the time of my depar­ ture from Poltava. Imagine my surprise when the Poltava land met me with open arms. I melted into the air of Poltava: sensual pictur­ esqueness of Ukrainian land,

1982 Меня радушно принимает мой родной город, Союз художников и его председатель правления В. Мельник, немножко хитрый и запутанный советской властью, но человек добрый и участливый, профессиональный керамист. В тот период �� пытаюсь наладить отношения с Т. Волошко и объединить семью, но попытки ни к чему не приводят и, встретившись, мы вновь расстаемся. К счастью, сохраняем ровные человеческие отношения. С детьми, Вовой и Мариной, общаюсь по мере возможности, стараюсь быть чутким и понимающим.

Политический плакат Без выстрела в году 90х60 Political poster Year without a Shot 153

beautiful eyes of Poltava girls... No wonder this region has given birth to more than 800 persona­lities of global re­ nown in the field of science, medicine, literature, art… I was accepted gladly by my hometown, the Ar­tists’ Union and its chairman V.  Melnik, a little bit tricky and entangled by the Soviet regime, but kind and warmhearted person, a professio­ nal ceramist. At that time, I was trying to get on track with T. Vo­ loshko and join the family, but attempts led to nothing and, after meeting, we part­ ed once again. Fortunately, we kept smooth human rela­ tions. I talked to children, Vova and Marina, to the ex­ tent possible, tried to be sen­ sitive and understanding. 127


1982 Главную нишу в моей жизни продолжает занимать монументально-декоративное искусство. С уважением хочу отметить своих коллег, украинских худож-

ников монументалистов: И. Литовченко, В. Прядко, Н. Стороженко. Хотя фреску пишу в Украине, да и, пожалуй, в СССР только я. The monumental and decorative art still played the main role in my life. I want to mention my colleagues, Ukraini­an monumental artists, with respect: I. Litovchenko, V. Pryadko, N. Storozhenko. Though only I fres­ coed in Ukraine, and, perhaps, in the Soviet Union

154

Монументально-декоративная роспись Будущая победа медицинской науки над раком 170 кв. м. (Фойе 1-го этажа Полтавской медицинской стоматологической академии) Monumental decorative mural Future Victory of Medical Science over Cancer (ground floor lobby of the Poltava Medical Stomatological Academy)

Фрагмент росписи Онкологическая барокамера 10 кв. м. (Фойе 1-го этажа Полтавской медицинской стоматологической академии) Fragment of painting Oncological Stratochamber (ground floor lobby of the Poltava Medical Stomatological Academy)

155

128


Картон к росписи (б. уголь) Cardboard (Paper coal)

156

129


Фрагменты росписи Fragments of painting

157

130

В основном живописцы и графики воспринимают монументально-декоративное искусство, как средство зарабатывания денег, как агитационный плакат а-ля «Слава труду с цветами». Никто не вписывает в пространство архитектуры живопись, даже об этом не задумываются, но они просто этому не учились да, наверное, и не хотели. Я начинаю работать в монументальном совете. Объявляю активную войну халтуре и бездарности в монументально-декоративном искусстве. У меня происходят первые стычки с Николаем Подгорным  – худож-

ником амбициозным, со вкусом провинциального интеллигента. Но это мелочи, главное, что я-таки научил товарищей-художников относиться с уважением к настенной живописи, не все, правда, умели это делать. Государственные заказы в Полтаве и за её пределами мы взяли под свой контроль вместе с Е. Курбалой. Неплохие работы делал В. Безуглов. Моё начало в родном городе  – многофигурная композиция со сложными ракурсами в Медицинском стоматологическом институте  – «Будущая победа медицинской науки над раком»


(180 кв.м). Полный шок для зрителя: обнаженные фигуры мужчин и женщин в эпоху развитого социализма. До меня никто и не мог позволить себе такой свободы. Первый секретарь обкома

Most painters and graphic artists perceived the monu­ mental and decorative art, as a means of earning money as a propaganda poster a la “Glory to the Labour (with Flowers)”. No one inserted paintings into a space of architecture, no one even thought about it, but they just had not learned that, and, probably, did not want to. I started working in a monu­

Ф.  Моргун был просто шокирован наглостью художника, но не посмел пойти против образа трагедии страшного недуга, видимо, он был абсолютно неглупый человек. Впоследствии я в этом убедился.

mental council. I declared ac­ tive war on the hokey-pokey and incompetence in the mon­ umental and decorative art. I had first wrangles with Niko­ lai Podgorny — ambitious art­ ist, with a taste of the provin­ cial intelligentsia. But these are trivial matters, the main thing is that I had taught my fellow artists to respect mural painting. Not all, however,

were able to do it. Government orders in Poltava and beyond were taken under our control, E. Kurbala’s and mine. B. Be­ zuglov created not bad works. My start in my hometown was multi-figure composi­ tion with complex angles in the Medical Dental Insti­ tute  – “The future victory of medical science over cancer” (180  sq  m). Absolute shock

for the viewer: nude figures of men and women in the era of socialism. Prior to me, no one could allow himself such freedom. First Secretary of the Regio­nal Committee F. Mor­ gun was shocked by the artist’s impudence, but did not dare to go against the image of the trage­dy of the terrible ailment. Apparently, he was sensible man. I made sure of that later.

131


Роспись в Медицинском стоматологическом институте принесла мне моментальное признание. Я показал себя грамотным художником с огромным творческим потенциалом. Сложные пространственные композиции поразили не только специалистов в искусстве и медицине, но и простых обывателей, партийных, советских работников.

Painting in the Medical Dental Institute has brought me instant recognition. I showed myself as a competent artist with great cre­ ativity. Complex spatial composi­ tions struck not only specialists in art and medicine, but also ordinary people, Party officials, Soviet em­ ployees. I gained tremendous re­

Я снискал огромное уважение среди старших коллег в Киеве и стал членом Республиканского художественного совета в области монументально-декоративного искусства. Чуть позже «Будущая победа медицинской науки над раком» будет напечатана в журнале «Декоративное искусство СССР» и высоко оценена критиками и коллегами.

spect among senior colleagues in Kiev and became a member of the National Arts Council of monu­ mental and decorative art. “The future victory of medical science over cancer” was published in the magazine “Decorative Arts of the USSR” and highly praised by critics and colleagues a little later. 158

Фрагмент Раковый недуг 300х100 Fragment Cancer Ailment

Правая часть композиции Будущая победа медицинской науки над раком 100 кв. м. The right part of the composition Future Victory of Medical Science over Cancer

132

159


Фрагмент Помощь детям 18 кв. м. 161

Fragment Help for Children

Фрагмент Ужас 100х150 Fragment Horror

160

133


1982 Сложно писать о своей работе, её проще делать. Росписью в медицинском институте я расширил пространство и объединил его в один единый композиционный строй с цельIt is difficult to write about your own work, it is easier to create it. With the painting in medical school, I expanded

ными пластичными линиями, ломающими углы архитектуры, соединяя тему всецельного ощущения трагедии переходящего в кульминацию надежды на победу медицинской науки.

the space and combined it into a single composite structure with a solid plas­ tic lines, breaking the an­ gles of architecture, com­

bining the theme complete feeling of tragedy passing into the culmination of the hope of winning of medical science. 162

Фрагмент росписи Fragment of painting

Фрагмент Цветы 6 кв. м. Fragment Flowers

134

Фрагмент Двое 8 кв. м. 163

164

Fragment Twain


Фрагмент композиции Будущая победа медицинской науки над раком 6 кв. м. (левая часть)

165

Fragment of composition Future Victory of Medical Science over Cancer (left part)

Левая часть композиции Будущая победа медицинской науки над раком 70 кв. м. The left part of the composition Future Victory of Medical Science over Cancer

166

135


Работая над монументальными работами, я прихожу к станковой живописи и опять возвращаюсь в театр, с которого начал свой творческий путь. Происходит знакомство с самым молодым главным режиссером областного театра на Украине, Анатолием Пундыком. Работаю с ним в области театрального плаката для спектаклей «Майская ночь», «Сватанье на Гончаровке». Мы творим и дружим с Анатолием и его женой Аллой, актрисой театра. Прекрасный молодой режиссер, который проигрывает маститым актёрам театра, не сумев донести свои смелые идеи ново-

го виденья современного театра. Он уезжает в Харьков, чтобы стать режиссером театра русской драмы им. А.С. Пушкина. Дружба продолжается, и в Харькове мы часто встречаемся, обсуждаем проблемы искусства, совместно работаем. Общаясь с В. Сидоренко и его женой Наталией, осуществляем творческие планы. Когда я приехал в 1982  году в Полтаву, мой друг детства В. Калинин, работник облисполкома, познакомил меня с Михаилом Семёновичем Эйчисом, главным инженером облжилуправления. Это помогает мне получить творческую мастерскую на ул.

Роспись Студенты 30 кв. м. (часть композиции «Будущая победа медицинской науки над раком») Painting Students (part of the composition “Future Victory of Medical Science over Cancer”)

136

167


Панянка в бывшем доме царского генерала. Впоследствии я оставил мастерскую Т. Волошко, где она выстроит свою жизнь и родит еще двух сыновей, но уже не со мной. Общаясь с актрисами театра, увлекаюсь Нинель, чудесной женщиной: весёлой, бесшабашной, обаятельной и нежной. Роман длится недолго, но очень ярко с романтическими путешествиями у рек Днепр и Сула. В этот же период возобновляю общение с моим учителем Анатолием Ивановичем Камардой. Я полон творческих идей и поисков, пишу много живописи, исполняю графиWorking at monumental works, I came to easel painting and again came back to the theater, from which I began my ca­ reer. I got acquainted with the young­ est chief director of regional theater in Ukraine Anatoly Pundyk. I worked with him in the field of theatrical posters for shows “May Night”, “Brocage on Gon­ charovka”. We created and made friends with Anatoly and his wife Alla, an actress of the theater. Wonderful young direc­ tor who lost out to venerable theater ac­ tors, failed to bring his ambitious ideas of a new vision of contemporary theater. He went to Kharkov to become the director of Theatre of Russian Drama named after. A. S. Pushkin. Our friendship continued, and we often met in Kharkov, discussed

issues of art, worked together. Communi­ cating with V. Sidorenko and his wife Na­ talia, we realized creative plans. When I arrived in 1982 in Poltava, my childhood friend V. Kalinin, employee of the executive committee, introduced me to Michail S. Eychis, chief engineer of the regional housing administration. It helped me to get creative shop on the Panyanko street, in the former house of a tsar gen­ eral. Later I left the studio for T. Voloshko where she built her life and give birth to two more sons, but already not with me. Communicating with the theatre ac­ tresses, I fall in love with Ninel, a beauti­ ful woman: gay, reckless, charming and tender. The love affair did not last long, but it was very bright with romantic trips

Фрагмент Художник В. Безуглов Fragment An Artist V. Bezuglov

ку. Прекрасные полтавчанки дарят вдохновение. Я изучаю искусство сюрреализма, пытаюсь докопаться до его сути. В это время происходит встреча с моим будущим другом и кумом Игорем Скляром, который в дальнейшей моей жизни сыграет немаловажную роль, повлияет на формирование моей личности. Я напишу прекрасный его портрет –«Зрелость». Шел 1984  год, год познания себя. Миновал рубеж Иисуса Христа, 33  года, надо было оглянуться назад и по��мотреть, что и как делал, что понял о моем единстве с искусством. to the Dnieper and the Sula. At the same time I renewed contact with my mentor Anatoly I. Camarda. I was full of creative ideas and search­ ings, I wrote a lot of paintings, was en­ gaged in graphic art. Beautiful Poltava girls gave inspiration. I studied the art of surrealism, I tried to get to its essence. At that time meeting with my future friend and godfather Igor Sklyarov took place. Later he played an important role in my life and influenced the formation of my personality. I wrote his beautiful por­ trait – “Maturity”. It was 1984, the year of self-knowledge. The milestone of Jesus Christ, 33, passed. I had to look back and see what I had done and how, to under­ stand my unity with the art.

Фрагмент Студентка Наталья 168

Fragment Student Natalya

169

137


1986 Следующим моим крупным объектом стал вестибюль Полтавского аэропорта  – создавалась фреска «Полтавская битва» (120 кв.м), многофигурная композиция двух времён 1709  г. и современности с портретами моих друзей, дочери Марины, Е. Курбала, В. Вадимова, В. Безуглова. Это было незабываемое время работы на высоте 9-ти метров. Соединяю несоединяемое в одно целое композиционное чудо, за которое в газете «Зоря Полтавщины» из-за изображения И. Мазепы, которого перепутали с гетманом Скоропадским, меня обвинят в украинском национализме. Роспись нашумела в Украине и в Киеве  – это была живопись, настоящая, цельная настенная картина. Огромный вклад в развитие монументально-декоративного искусства в Полтаве сделал первый секретарь городского комитета компартии Александр Ефимович Кива  – незаурядный человек, интеллигент. Мне приходилось много раз общаться с ним и тогда, и уже после распада СССР. Пока же шёл 1986  год, и на моей творческой дороге появляются две фрески: «Маруся Чурай» и «Воссоединение Украины и России» времен Б. Хмельницкого, 40 кв.м. каждая. Фойе второго этажа автовокзала в Полтаве  – сложные многофигурные композиции в сочетании с бархатом фресковой живописи. 138

Одним из самых важных событий в этот период стало моё знакомство в 1985  году с Ириной, которая подарит мне прекрасного сына Дмитрия. Жизнь насыщена и полна творческого напряжения, которое как поглощает силы, так и рождает новые для дальнейших свершений. Монументально-декоративное искусство, станковая живопись, театр, постоянные выставки  – республиканские, всесоюзные, международные. Десятки картин, закупки музеев  – творчество и поиск. Живём мы в прекрасной мастерской на улице Пушкаревской, 16, особняк 100  кв.  м., там и родился сын  – Димон (Дмитрий). В 1986  год. Чернобыльская катастрофа. 1987  год. Поступаю в Союз художников СССР, украинская организация г. Полтавы. Было непросто, всплыли мои украинские национальные вопросы, многочисленные браки. В общем, антисоветский элемент. Мне было всё равно, я был молод, красив и талантлив. Подаю апелляцию в Москву в Союз Художников СССР, и меня принимают единогласно. Тема интриг с Союзом художников закрыта полностью и бесповоротно. Я продолжаю работать, пишу ряд портретов своих друзей, детей, жен, замечательный портрет Х. Ахмеджанова, Героя Великой Отечественной Войны.


1983 My next big target was the lob­ by of the Poltava Airport. I cre­ ated fresco “Battle of Poltava” (120  sq  m), multi-figure composi­ tion of two times  – 1709 and the present  – with the portraits of my friends, daughter Marina, E. Kur­ bal, V. Vadimov, V. Bezuglov. It was an unforgettable time of work at a height of 9 meters. I connected unconnectable into one composite miracle. I was blamed in Ukrainian nationalism for this work in the newspaper “Poltava Zorya” because of the image of I. Mazepa, who was mixed up with the hetman Skoro­ padsky. Painting was much talkedof in Ukraine and in Kiev – it was a painting, a real, solid wall painting. Enormous contribution to the development of monumental and decorative art in Poltava was made by first secretary of the Municipal Committee of the Communist Party Alexander E. Kiva  – a remarkable man, an intellectual. I talked to him a lot of times then and after the breakup of the Soviet Union. In the meantime, it was 1986, and there were two murals on my creative way, “Marusya Churai” and “Reuni­ fication of Ukraine and Russia” of the time of B. Khmelnitsky, 40 sq m each. Second-floor foyer of the bus station in Poltava  – complex multifigure compositions in combination with a velvet of wall-painting. One of the most important events in this period was my acquaintance in 1985 with Iryna, who will give me a beautiful son, Dmitriy. Life was rich and full of creative tension, which absorbed forces as well as cre­ ated new ones for future achieve­ ments. Monumental and decorative art, easel painting, theater, permanent exhibitions  – regional, All-Union, international. Dozens of paintings, procurement of museums  – art and search. We lived in a beautiful studio on the Pushkarevskaya street, 16, 100  sq m house, my son  – Dimon (Dmitry) was born there. 1986. The Chernobyl disaster. 1987. I entered the Union of Ar­ tists of the USSR, the Ukrainian

city organization of Pol­ tava. It was not easy, my Ukrainian national issues, numerous mar­ riages came to light. In general, an anti-Soviet element. I did not care, I was young, handsome

and talented. I appealed to the Moscow Union of Artists of the USSR, and I was accepted unani­ mously. Subject to the in­ trigues with the Union of Artists was closed com­ pletely and irrevocably.

I was working on, writing a series of por­ traits of my friends, children, wives, won­ derful portrait of H.  Akhmedzhanov, He­ ro of the Great Patrio­ tic War.

Портрет чемпиона мира по шахматам А. Алехина 120х100 к. м. Portrait of a world chess champion Alexander Alekhine 170

139


1983 Казаки на Украине 120х80 х. м. Cossacks in Ukraine

171

140


1984 Терской казак Х. Ахмеджанов 130х100 х. м. Terek Cossack H. Ahmedjanov

172

141


1985 Эскиз к росписи Полтавская битва 90х120 (Картон. Темпера) Sketch for the painting The Battle of Poltava Cardboard. Tempera

173

Готовлю картон к фреске по сырой штукатурке Полтавская битва 180 кв. м. (Здание полтавского аэропорта. Зал ожидания) I’m preparing a cardboard for the fresco on wet plaster The Battle of Poltava (Building of Poltava airport. Waiting room) 174

142


175

Фреска Полтавская битва 180 кв. м. (выполнена в интерьере зала ожидания полтавского аэропорта) Fresco The Battle of Poltava (Made in the interior of the Poltava airport waiting room)

Фрагмент Шведские воины (Фреска «Полтавская битва») Fragment Swedish Soldiers (Fresco “The Battle of Poltava”)

176

143


177

Фрагмент Русские воины (Фреска «Полтавская битва») Fragment Russian Soldiers (Fresco “The Battle of Poltava”)

Выполнение фрески Полтавская битва в интерьере здания аэропорта Implementation of the fresco The Battle of Poltava in the interior of the airport building

178

144


179

Фрагмент Бой (Фреска «Полтавская битва») Fragment Battle (Fresco “The Battle of Poltava”)

181

Фрагмент Шведский офицер (Фреска «Полтавская битва») Fragment Swedish Officer (Fresco “The Battle of Poltava”)

Фрагмент Мои современники: В. Вадимов, М. Эйчис (Фреска «Полтавская битва») Fragment My Contemporaries: V. Vadimov, M. Eychis (Fresco “The Battle of Poltava”) 180

145


182

Фрагмент фрески Полтавская битва

Fragment of the fresco The Battle of Poltava

За фрески в фойе автовокзала нас вновь обвиняют в украинском национализме, мотивируя тем, что фон композиции  – одуванчики. В газете «Зоря Полтавщины» нашелся борзописец, который утверждал, что «дружба русского

и украинского народа разлетается, как одуванчики». Можно только удивляться искаженной, больной фантазии журналиста. Это не помешало мне и дальше трудиться над новыми произведениями, и в

В. Колесников с Ольгой у фрески V. Kolesnikov with Olga at murals

146

В. Колесников, Е. Курбала, В. Безуглов отдыхают V. Kolesnikov, E. Kurbala, V. Bezuglov are resting


Фрагмент фрески Полтавская битва

1987  году мы пишем с Е. Курбалой в Лубнах фреску «Киевская Русь», в вестибюле одноименного кинотеатра. Графическое решение из 3-х частей общей площадью 120  кв.м. Ольга, В. Колесников, Е. Курбала, В. Безуглов у фрески Olga, V. Kolesnikov, E. Kurbala, V. Bezuglov at fresco

Fragment of the fresco The Battle of Poltava

Again we were accused of Ukrainian nationalism for the frescoes in the foy­ er of the bus station, reasoning that there were dandelions as the back­ ground of the composition. There was a quill-driver in the newspaper “Pol­ tava Zorya”, who argued that “the friendship of Russian and Ukrainian people flies apart, like dandelions”.

183

One can only be surprised at awry, sick imagination of the journalist. This did not prevent me to con­ tinue creating of new works, and in 1987 E. Kurbala and I were writing fresco “Kievan Rus” in the lobby of the same-name movie theater in Lubny. Graphical solution of 3 parts with total area of 120 sq m.

Работаем над фреской We are working on a mural

147


184

Фрагмент фрески «Полтавская битва» Автопортет с дочерью Мариной Fragment of the fresco “The Battle of Poltava” Self-portrait with daughter Marina

148


185

Фреска Полтавская битва в нтерьерье здания аэропорта (Полтава) Fresco The Battle of Poltava in the interior of the airport (Poltava)

Фрагмент А. Ливадный, Е. Курбала, Ольга (Фреска «Полтавская битва») Fragment A. Livadny, E. Kurbala, Olga (Fresco The Battle of Poltava)

186

149


187

1983 Волейболистки 130х70 х. м. Volleyball players

С Е. Курбалой мы расписываем музыкальную комнату в детском домеинтернате, четыре стены и потолок общей площадью порядка 100 кв. м. Философские композиции с цветами и птицами, музыка цвета, пятен и линий. Эта работа поражает своей лёгкостью, сочетанием цветов. Она воплощает воздушность, солнечность, радость и надежду на будущую жизнь среди красоты и покоя. В 1980-1986  годы приходилось много писать монументально-декоративных росписей по России: Уренгой, Хантамансийск, Москва. Интерес к монументальному искусству под давлением коммунистической партии был широк, думаю, что это было неплохо, так как открывалось широкое поле для экспериментов. We painted the music room in orphanage with E.  Kurbala, four walls and a ceiling with a total area of about 100 sq m. Philosophical compositions with flowers and birds, music of colors, dabs and lines. This work stroke with its lightness, its combina­ tion of colors. It embodied the airiness, sunshine, joy and hope for the future life among beauty and peace. In the years 1980-1986 I had to write a lot of mon­ umental and decorative paintings in Russia: Uren­ goy, Hantamansiysk, Moscow. Interest in the mon­ umental art was wide because of the pressure of the Communist Party. I think that it was not bad, since it opened a wide field for experimentation. 150


1984 Портрет Дочь Марина 100х85 х. м. Portrait Daughter Marina

188

151


1985 Интервью 130х110 х. м. Interview 189

152


Запуск змея в облаках 130х120 к. м. Flying the Kite in the Clouds 190

153


1986 Ночь 80х60 х. м. Night

191

154


1986 Печаль 80х60 х. м. Grief

192

155


1982 Елена Арзамасская 180х100 х. м. (Монахиня) Elena Arzamasskaya (A nun)

193

156


1985

Жаркое утро 60х80 х. м. A Hot Morning 194

157


1984 195

Молодежь 160х110 х. м. Youth

Коллективизация 160х180 х. м. Collectivization

196

158


В поле 160х110 х. м. In the Field 197

159


1986 Эскиз фрески по сырой штукатурке Маруся Чурай 40х120 к. темпера (Фойе 2-го этажа здания автовокзала. Полтава) Sketch of the fresco on wet plaster Marusia Churai Tempera (Foyer of the 1st floor of the bus station. Poltava)

198

Эскиз росписи Идилия 60х40 к. темпера Sketch of the painting Idyl Tempera

В. Колесников с женой Ириной и сыном Димой V. Kolesnikov and his wife Irina and son Dima

199

160


Эскиз фрески Битва под Жёлтыми Водами 40х140 левкас темпера (Фойе 2-го этажа здания автовокзала. Полтава) вариант

200

Sketch of the fresco Battle of Zhovti Vody Levkas, tempera (Foyer of the 1st floor of the bus station. Poltava) Variant

Эскиз фрески Битва под Жёлтыми Водами 40х120 левкас темпера (Фойе 2-го этажа здания автовокзала. Полтава) вариант

201

Sketch of the fresco Battle of Zhovti Vody Levkas, tempera (Foyer of the 1st floor of the bus station. Poltava) Variant

Эскиз фрески Воссоединение 40х120 левкас темпера (Фойе 2-го этажа здания автовокзала. Полтава) Sketch of the fresco Reunion Levkas, tempera (Foyer of the 1st floor of the bus station. Poltava)

202

161


1986 Фреска по сырой штукатурке Маруся Чурай 48 кв. м. (Фойе 2-го этажа здания автовокзала. Полтава) Mural on the wet plaster Marusia Churai (Foyer of the 1st floor of the bus station. Poltava) 203

Фрагмент Маруся Чурай 204

162

Fragment Marusia Churai


1986 Фреска по сырой штукатурке Воссоединение 48 кв. м. (Фойе 2-го этажа здания автовокзала. Полтава) Mural on the wet plaster Reunion (Foyer of the 1st floor of the bus station. Poltava) 205

Фрагмент Кобзарь с мальчиком

Ирина в подсолнухах (1985) Irina in sunflowers (1985)

206

Fragment Kobzar with a Boy

В стогу сена (1985) In a haystack (1985)

163


1986 Драматург Портрет главного режиссера Полтавского музыкально-драматического театра им. Н. В. Гоголя Анатолия Пундыка Dramaturge Portrait of the chief director of the Poltava Musical and Drama Theater n. a. N. Gogol Anatoly Pundyk

207

В. Колесников с сыном Димой V. Kolesnikov and his son Dima

164


165


1986 Фрагмент Три грации Fragment The Three Graces 208

Фрагмент Прощание

Фрагмент Украинская девушка

Fragment Farewell

Fragment Ukrainian Girl 209

166

210


Фрагмент Жатва Fragment Harvest 211

Фрагмент Богдан Хмельницкий Fragment Bogdan Khmelnitsky

Фреска Воссоединение 48 кв. м. в интерьере автовокзала 212

213

Fresco Reunion in the interior of the bus station

167


168


169


1987 Портрет брата Ирины Станислава 80х60 х. м. Portrait of Irina’s brother Stanislav

214

170


1990

Клеопатра 180х70 х. м. Cleopatra

215

171


1984 Эскиз росписи Ивана Купала 40х120 к. темпера (Вестибюль Дома культуры с. Мартыновка Гадячского р-на) левая часть Sketch of the painting Kupala Day Tempera. (Lobby of the Palace of Culture. Martynovka of the Gadyach district) The left part

Фрагмент Танец русалок Fragment Dance of mermaids

216

Фрагмент Поколения 217

218

Fragment Generations

Роспись Ивана Купала 74 кв. м. левкас темпера (Вестибюль Дома культуры с. Мартыновка Гадячского р-на) Sketch of the painting Kupala Day Tempera (Lobby of the Palace of Culture. Martynovka of the Gadyach district)

172

219


220

Эскиз росписи Ивана Купала 40х120 к. темпера (Вестибюль Дома культуры с. Мартыновка Гадячского р-на) правая часть Sketch of the painting Kupala Day Tempera (Lobby of the Palace of Culture. Martynovka of the Gadyach district) The right part

Фрагмент Цветок папоротника Fragment Fern Flower Т. Волошко, Е. Курбала у росписи T. Voloshko, E. Kurbala at painting

221

Фрагмент Песня костра (центральная часть композиции) 222

Fragment Song of Bonfire (The central part of the composition)

173


Эскизы и картон к фреске «Киевская Русь» Sketch and cardboard of the fresco “Kievan Rus” 223

174


1988 Фреска Киевская Русь 240 кв. м. (вестибюль кинотеатра «Киевская Русь» Fresco Kievan Rus (Lobby of the cinema “Kievan Rus”)

224

Эскиз фрески Киевская Русь Sketch of the fresco Kievan Rus 225

175


226

Эскиз фрески «Киевская Русь» Гусляр и Кобзарь 90х110 к. темпера Sketch of the fresco “Kievan Rus” Guslar and Kobzar Tempera

Картон к фреске «Киевская Русь» Козаки 60 кв. м. б. уголь

Эскиз фрески «Киевская Русь» Козаки 90х330 к. темпера Sketch of the fresco “Kievan Rus” Cossacks Tempera

Cardboard to the fresco “Kievan Rus” Cossacks Paper, coal 227

176

228


177


Фрагмент фрески «Пётр I» Fragment of the fresco “Peter I” 229

Картон к фреске «Киевская Русь» Воинство русичей 60 кв. м. б. уголь Cardboard to the fresco “Kievan Rus” Troops of Rus People Paper, coal 230

178


Картон к фреске «Киевская Русь» Царь Пётр 12 кв. м. б. уголь Cardboard to the fresco “Kievan Rus” Tsar Peter Paper, coal

231


1988 Фрагмент фрески Княгиня Ольга Fragment of the fresco Olga of Kiev

232

180


1988

Фрагмент фрески Русичи Fragment of the fresco Rus’ People 233

Фрагмент фрески Русичи Fragment of the fresco Rus’ People 234

181


1988

Фрагмент фрески Набат Fragment of the fresco Tocsin 235

Фрагмент фрески Кавалерия Русичей Fragment of the fresco Rus’ cavalry 236

182


1988

Фрагмент фрески Монастырь Fragment of the fresco Monastery 237

Фрагмент фрески Украинские козаки Fragment of the fresco Ukrainian Cossacks 238

183


1984 Фреска по сырой штукатурке Весна 30 кв. м. (Вестибюль управления коммунального хозяйства. Полтава) Mural on the wet plaster Spring (Lobby of the Administration of the Municipal Infrastructure. Poltava)

239

184


В. Колесников пишет роспись «Беспризорники» (Музей им. А. Макаренко. Ковалёвка. Полтавская обл.) Фрагмент творческой мастерской В. Колесникова (Полтава) A fragment of the creative workshop of V. Kolesnikov (Poltava)

V. Kolesnikov is making a painting “Homeless” (Museum n. a. Anton Makarenko. Kovalevka. Poltava region)

Фреска по сырой штукатурке Весна 30 кв. м. (Вестибюль управления коммунального хозяйства. Полтава) центральная часть композиции 240

Mural on the wet plaster Spring (Lobby of the Administration of the Municipal Infrastructure. Poltava) Central part of the composition

185


Фреска по сырой штукатурке Весна 30 кв. м. (фрагмент «Мальвы») Mural on the wet plaster Spring (Fragment “Mallows”)

241

186


Фреска по сырой штукатурке Весна 30 кв. м. (фрагмент «Лилии») Mural on the wet plaster Spring (Fragment “Lilies”)

242

187


1985

Эскиз мозаики Полтавская битва – 1709 г. 6 кв. м. (Самсоньевская церковь. Историко-культурный центр. Поле Полтавской битвы. Полтава) центральная часть Sketch of the mosaic The Battle of Poltava – 1709 (St Sampson’s church. Historical and cultural center. The Field of the Great Poltava Battle. Poltava) Central part

243

188


Эскиз мозаики Полтавская битва – 1709 3 кв. м. (Самсоньевская церковь. Историко-культурный центр. Поле Полтавской битвы. Полтава) левая часть «Русская кавалерия» Sketch of the mosaic The Battle of Poltava – 1709 (St Sampson’s church. Historical and cultural center. The Field of the Great Poltava Battle. Poltava) Left part “Russian cavalry”

244

Эскиз мозаики Полтавская битва – 1709 2 кв. м. (Самсоньевская церковь. Историко-культурный центр. Поле Полтавской битвы. Полтава) левая часть «Шведская кавалерия» Sketch of the mosaic The Battle of Poltava – 1709 (St Sampson’s church. Historical and cultural center. The Field of the Great Poltava Battle. Poltava) Left part “Swedish cavalry”

245

189


Эскиз мозаики Полтавская битва 2,5 кв. м. (Самсоньевская церковь. Историко-культурный центр. Поле Полтавской битвы. Полтава) левая часть «Русская пехота» Sketch of the mosaic The Battle of Poltava – 1709 (St Sampson’s church. Historical and cultural center. The Field of the Great Poltava Battle. Poltava) Left part “Russian infantry”

246

190

Эскиз мозаики Полтавская битва 2 кв. м. (Самсоньевская церковь. Историко-культурный центр. Поле Полтавской битвы. Полтава) левая часть «Схватка» Sketch of the mosaic The Battle of Poltava – 1709 (St Sampson’s church. Historical and cultural center. The Field of the Great Poltava Battle. Poltava) Left part “Fight”

247


Эскиз мозаики Полтавская битва 2 кв. м. (Самсоньевская церковь. Историко-культурный центр. Поле Полтавской битвы. Полтава) правая часть «Русские бомбардиры» Sketch of the mosaic The Battle of Poltava – 1709 (St Sampson’s church. Historical and cultural center. The Field of the Great Poltava Battle. Poltava) Right part “Russian bombardiers”

248

Эскиз мозаики Полтавская битва 2,5 кв. м. (Самсоньевская церковь. Историко-культурный центр. Поле Полтавской битвы. Полтава) правая часть «Шведская пехота» Sketch of the mosaic The Battle of Poltava – 1709 (St Sampson’s church. Historical and cultural center. The Field of the Great Poltava Battle. Poltava) Right part “Swedish infantry”

249

191


1985

250

Фрагмент Сказочные цветы Fragment Fabulous flowers

251

Фрагмент Розовые фламинго Fragment Pink Flamingos

Фреска по сырой штукатурке Музыка цветов 132 кв. м. (Городской Детский дом-интернат. Полтава) левая часть композиции 252

192

Mural on wet plaster Music of Flowers (City Orphanage. Poltava) Left part of the composition


1985

253

254

Фрагмент Полевые цветы (Ирина) Fragment Wildflowers (Irina)

Фрагмент Радуга Fragment Rainbow

Фреска по сырой штукатурке Музыка цветов 132 кв. м. (Городской Детский дом-интернат. Полтава) правая часть композиции Mural on wet plaster Music of Flowers (City Orphanage. Poltava) Right part of the composition

255

193


1991

256

Зимнее утро 40х50 х. м. Winter Morning Oil on canvas

В. Колесников, В. Мозок, С. Гноевой на пленере (Лихачёвка. Полтавская обл.) Моя дача V. Kolesnikov, V. Mozok, S. Gnoevoy en plein air (Lihachevka. Poltava region). My cottage

Село Лихачёвка зимой Lihachevka village in winter

194


257

Зимняя дорога 75х85 х. м. Winter road Oil on canvas

1991

Творческая мастерская В. Колесникова на даче (Лихачёвка) Creative workshop of V. Kolesnikov in the country (Lihachevka)

Лихачёвка в снегу 70х55 х. м. 258

Lihachevka in Snow Oil on canvas

Стога под снегом 40х50 х. м. Haystacks under Snow Oil on canvas

259

195


1986 Перед грозой 40х60 х. м. Before the Storm Oil on canvas

260

Ливанский кедр 120х120 х. м. (Дом генерала Краснова. Алупка. Крым) Lebanon Cedar Oil on canvas (General Krasnovs House. Alupka. Crimea)

261

196


1987 Катерина 60х80 х. м. Katerina Oil on canvas

262

Обнаженная у реки 150х130 х. м.

263

Naked by the River Oil on canvas

Маринка с голубями 110х90 х. м. (Моя дочь) Marina with Pigeons Oil on canvas (My daughter)

264

197


1993—1995

Земский банк (Полтава)

В. Колесников, Н. Подгорный, Л. Маркосян

Дворянский дом (Полтава)

Territorial bank (Poltava)

V. Kolesnikov, N. Podgorny, L. Markosian

House of the nobility (Poltava)

Эскиз к картине Икар 28х35 х. м. Sketch for the painting Icarus Oil on canvas

198

265


1997 Белый павлин 250х200 х. м. White Peacock Oil on canvas

266

199


1988—1989 Путешествие по Японии

В 1988  году круто меняется моя жизнь, с помощью И. Скляра я готовлюсь совершить туристическую поездку в Японию. Это не только поездка в капиталистическую страну, но и первый выезд за рубеж. Вместе со своими друзьями я оказываюсь в числе счастливцев, которые увидят другой, непонятный для советского человека мир Восходящего солнца. Летим самолётом на Дальний восток, в Хабаровск, заВ. Колесников в Японии V. Kolesnikov in Japan

тем  – Владивосток. На волнах бескрайнего Тихого океана огромный трансатлантический лайнер «Михаил Шолохов» кажется маленьким корабликом. Мы плывём, бары работают до пяти утра: не пью абсолютно, просто решил не пить в поездке, а изучать иную, восхитительную для меня культуру. На пути в Нагасаки я делаю графические листы об отдыхе наших туристов, в отрыве от советской страны.

Нас встречает Нагасаки  – тропический солнечный город. Ничто не напоминает о ядерной бомбардировке, кроме музея ужасов американского массового убийства мирных жителей. Люди приветливые и улыбчивые. Почему-то принимают меня за янки или западного европейца. Я, украинский совок, вида не подаю, выгляжу модно и уверенно с достоинством, как и надлежит иностранцу с амбициями. Travelling across Japan

In 1988 my life changed abruptly, I was getting ready to make a tourist trip to Japan with the help of I. Sklyar. This was not just a trip to a capitalist coun­ try, but also the first trip abroad. Togeth­ er with my friends I fond myself among the lucky people who could see another strange for the Sovi­ et people world of the Rising Sun. We flew by plane to the Far East, to Khabarovsk, and then 200

to Vladivostok. A huge transatlantic liner “Mikhail Sholokhov” seemed to be a little boat on the waves of the vast Pacific, We were sailing, bars were open till five in the morning: I did not drink at all, I just decided not to drink on the trip, and to explore a dif­ ferent, fascinating to me culture. On the way to Nagasaki, I did graphic sheets of the rest of our tour­ ists apart from the Soviet country.

Nagasaki  – a tropi­ cal sunny city  – met us. Nothing reminded about a nuclear bomb, but the Museum of horrors of the Ameri­ can mass killings of civilians. People were friendly and smil­ ing. For some reason, they took me for the Yankee or Western European. And I, Ukrainian Sov, did not recognize, looked fashionable and com­ fortable with dig­ nity, as well as a for­ eigner with ambitions should.


Засмотрелись на меня 130х100 х. акрил Lost in Contemplation of Me 267

201


Японский праздник 130х100 х. м. Japanese Festival 268

202


Цветок хризантемы (хана кику) 99х73 б. т. A Chrysanthemum (hana-kiku) 269

203


1988

Храм в Киото Temple in Kyoto

Посещаем кладбище русских моряков войны 1905  года, когда японцы практически потопили русскую эскадру. К памяти российских моряков здесь относятся с уважением. Я побывал в христианском храме 26 мучеников, распятых в конце 16 века. Точнее указано всё на одном из моих графических ли-

стов, позднее я делаю еще ряд листов: китайский храм, синтоистский храм, буддистский храм. Япония запечатлена в серии моих живописных и графических работ. Я постарался отобразить историю культуры страны Восходящего солнца за очень короткий период. Графические работы, порядка 30 листов, сделал

Маленькие пейзажи Японии. Озеро Эсси 43х60 х. м. Little Landscapes of Japan. The Lake of Esshi

270

204


прямо в Японии на корабле, практически с натуры по первым впечатлениям. Осака, потом серебристая Кагосима  – в Японском море постоянно дей-

ствует вулкан, земля вибрирует без остановки, а пепел покрывает деревья и улицы, цветы и автомобили, и ты находишься в серебряном королевстве. Крыши Нагасаки

We visited the cemetery of Russian sailors of the war in 1905, when the Jap­ anese almost wrecked the Russian fleet. They treat with respect to the memory of Russian sailors. I went to a Christian church of 26 martyrs crucified in the late 16th century. More accurately it was de­ scribed in one of my graphic works, and

Roofs of Nagasaki

later I did a number of works: a Chinese temple, a Shinto temple, a Buddhist tem­ ple. Japan is captured in a series of my paintings and drawings. I tried to display the cultural history of the land of the ris­ ing sun in a very short period. Graphic works, about 30 sheets, were made direct­

ly in Japan aboard the ship, almost from life on first impressions. Osaka, then silver Kagoshima  – there was a volcano in the Sea of Japan that was constantly active, the ground vibrated without stopping, and ashes covered the trees and streets, flowers, cars, and you found yourself in the silver kingdom.

Маленькие пейзажи Японии. Потухшие вулканы 43х60 х. м. Little Landscapes of Japan. Extinct volcanoes

271

205


1988 Вертеп 48х36 б. т. The Den

272

206


Великий Нагасаки 130х90 х. м. The Great Nagasaki

273

207


1989

В. Колесников, председатель СХ Украины А. Лопухов на выставке V. Kolesnikov, Chairman of the Ukrainian Union of Artists A. Lopukhov at the exhibition

Дух Рёандзи 100х116 х. м.

Старая столица Киото поразила меня Храмом 15-ти камней Рёандзи, где главная цитата гласит: «Я учился, чтобы быть совершенным». Глубокая философия древнего народа, изучившему себя, больше, чем кто-либо. Даже великому Чингисхану не суждено было покорить самураев. На берегу Японского моря у вод источников Ибусуки –

огромный сад под стеклянным куполом, среди цветов и деревьев множество бассейнов, со всевозможными наполнениями. Такого нет нигде в мире. Это я могу сказать точно, ведь побывал во многих странах. Хиросима со сгоревшими куполами после ядерной бомбардировки напомнила мне горящих беременных женщин и детей. С

The Ryoanji Spirit

274

208


этим ужасом мне пришлось пережить некоторые фрагменты страшной трагедии в своих произThe old capital Kyoto struck me with Ryoanji, the Temple of the 15 stones, where the main quotation reads: “I’ve learned to be per­ fect”. Deep philosophy of the ancient people who studied themselves more than anyone else. Even the great Genghis Khan was never to con­ quer the samurai. At

ведениях. Сложно рядом с нежностью и красотой видеть нечеловеческий ужас  – ужас Хиросимы.

the Sea of Japan at the water springs Ibusuki a huge garden under a glass dome was situ­ ated, there were many pools with all sorts of fillings among flow­ ers and trees. There is nothing like this any­ where in the world. I can say that for sure, since I have visited ma­ ny countries.

Hiroshima with domes burnt-out after the atomic bomb reminded me of burning children and pregnant women. I had to outlast some frag­ ments of the terrible tragedy with this horror in my works. It was dif­ ficult to see the inhuman horror  – the horror of Hiroshima  – near ten­ derness and beauty.

Выставка «Путешествие по Японии» в Киеве The exhibition “Journey to Japan” in Kyiv

Чёрные камни Рёандзи 100х116 х. м. The Black Stones of Ryoanji

275

209


1988 Ядерный взрыв (Женщинам, перенесшим бомбардировку...) 48х36 б. т. Nuclear Explosion (to the Women Survived...)

276

210


Ужас Хиросимы 48х36 б. т. The Horror of Hiroshima

277

211


1988

Выставка японских художников в Нагасаки The exhibition of Japanese artists in Nagasaki

Советские туристы с японским художником Soviet tourists with a Japanese artist

Девушки с жёлтыми фонариками Кобе 99х73 б. т. Maids with Yellow Lanterns Kobe 278

212


1989 Серебристая Кагосима 130х100 х. м. Silvery Kagoshima

279

213


Япония для меня осталась величественно красивой страной бамбуковых рощ и горы Фудзияма. В Нагасаки на выставке современного искусства я познакомился с японскими художниками, которые полностью оевропеились и забыли о национальных традициях земли Восходящего Солнца. В стремлении проникнуть глубже, я изучаю поэзию японских писателей: Ясунари Кавабата, романы «Стон горы» и «Тысячекрылый

журавль». Глубина философии завораживает и уносит в небо над горами Японии. Путешествуя, в графике я сделал портрет прекрасной японской девушки Юри Сугино, была возможность остаться в Японии, но любовь к своим детям остановила меня. Я понимал, если сделаю шаг навстречу японской женщине, в Украину уже не вернусь никогда. Возвращался из Японии, наполненный творческими планами. Белое тело к солнцу 150х181 х. м. White Body Towards the Sun

280

214


1989 Japan remained for me a magnificent­ ly beautiful country of bamboo trees and Mount Fuji. In Nagasaki, at the exhibi­ tion of contemporary art, I met Japa­ nese artists who became true Europeans and forgot about national traditions of the land of the Rising Sun. In my effort to find way deeper, I studied the poetry of Japanese writ­ ers: Yasunari Kawabata, novels “The Sound of the Mountain” and “Thousand Cranes”. The depth of philosophy was

fascinating and took to the sky over the mountains of Japan. While traveling I made a portrait of a beautiful Japanese girl Juri Sugino in graphics. I was able to stay in Japan, but my love for my children stopped me. I knew if I would make a step towards Japanese woman I would never come back in Ukraine. I returned from Japan, filled with cre­ ative plans. I arrived in our Soviet filth and mis­ ery I stopped talking, shut the shop and

worked, worked. Escaping into the oth­ er, strange for everyone world that I had brought from the other end of the earth. I will not talk much about the Japa­ nese miracles. I have expressed them in a great number of paintings and draw­ ings, which were lined up in a huge exhi­ bition of the land of the Rising Sun later (history, culture, nature). My second great album with an exhibition of more than 150 works – “Journey to Japan” — came on this theme.

Белое и Красное 150х181 х. м. The White and the Red 281

215


1988

Девушки и море 48х36 б. т. Maids in the Sea

282

216


Китайский храм. Нагасаки 48х36 б. т. The Chinese Temple. Nagasaki

283

217


Выставку эту открыл осенью на улице Владимирской, напротив Национального театра оперы и балета им. Т.Г. Шевченко в Киеве, в выставочном зале Союза художников Украины. Председателем СХ Украины тогда был А.М. Лопухов, который и открыл выставку. Она была событием  – первый советский художник рассказал о Японии. Выставка располагалась на разных уровнях трёх залов – это было необычное и в то же время камерное действие: Япония глазами и сердцем украинского художника. Работы этой выставки

находятся во многих музеях и галереях мира, в частности, в Японии, России (Москва, Тула), Китае, Сингапуре, в постоянно действующем «Зале Японии» в Тульском художественном музее рядом с работами таких мэтров, как Тициан, Рубенс, Кандинский, Петров-Водкин, Кончаловский, Малевич. Александр Михайлович Лопухов пошёл мне навстречу, так как я уезжал в Западную Германию расписывать муниципальный плавательный бассейн в Фильдерштадте (городспутник Штудгарта). Феи 150х181 х. м. The Fairies

284

218


Японская выставка после моего отъезда в Германию, поехала по Украине, начиная с Харькова и Днепропетровска. Руководил проThat exhibition was opened in autumn in the Vladimirskaya street, opposite the National Opera and Ballet Theatre named after T. G. Shevchenko in Kiev, in the exhibition hall of the Union of Artists of Ukraine. Chairman of Union of Art­ ists of Ukraine was then A.  M.  Lopuk­ hov, who opened the exhibition. It was an event the first Soviet artist told about Japan. The exhibition was located at dif­ ferent levels of the three halls  – it was

ектом А. Кузыянц, который успешно меня обокрал. Об этом я узнал уже по возвращению домой в Полтаву из ФРГ.

unusual, and at the same time chamber performance: Japan through the eyes and heart of Ukrainian artist. Works of this exhibition are now in many muse­ ums and galleries of the world, particu­ larly in Japan, Russia (Moscow, Tula, Russia), China, Singapore, in the perma­ nent “Hall of Japan” in the Tula Art Mu­ seum next to the works of such masters as Titian, Rubens, Kandinsky, PetrovVodkin, Konchalovsky, Malevich.

Alexander M. Lopukhov met me halfway as I was going to Western Germany to paint the municipal swimming pool in Filderstadt (satellite city of Stuttgart). Japanese exhibition went all over Ukraine after my departure to Germa­ ny, from Kharkiv and Dnipropetrovsk. A.  Kuzyyants led the project and suc­ cessfully robbed me. That’s what I found out after my return home to Poltava from Germany.

Белые журавли 150х181 х. м. The White Cranes 285

219


1988

15 камней храма Рёандзи 48х36 б. т. 15 Stones of the Ryoanji Temple

286

220


Величие. Дети Земли. Дружба. Нагасаки 48х36 б. т.

1989

Crandeur. Children of the Earth. Friendship. Nagasaki

287

221


1989 Воды источников Ибусуки 130х90 х. м. Ibusuki Springs

288

222


1988 Девушки Кагосимы 48х36 б. т. The Kagoshima Girls

289

223


1989

Выставка «Путешествие по Японии»

А. Пундык, И. Скляр на выставке

The exhibition “Journey to Japan”

A. Pundyk, I. Sklar at the exhibition

Ж. Солонин, Н. Цысь, В. Колесников на выставке Zh. Solonin, N. Tsys, V. Kolesnikov at the exhibition

Красные камни Рёандзи 100х116 х. м. 290

224

Red Stones of Ryoanji


Ночной танец 48х36 б. т. Night Dance

1989 291

225


1988 Школьники Японии 48х36 б. т. Japanese Schoolchildren

292

226


1989 Воды источников Ибусуки (Япония) Waters of Ibusuki springs (Japan)

В. Колесников покатался на автомобиле Nissan. Кобе. Япония V. Kolesnikov drived a car Nissan. Kobe. Japan

Полёт над ночным Кобе 100х116 х. м. Flight Over the Night Kobe

293

227


Девушки 48х36 б. т. Maids

294

228


1988 Музыка I 130х150 х. м. The Music I

В. Колесников в Кобе V. Kolesnikov in Kobe

295

229


Тысячерукая 48х36 б. т. The Thousand-Armed Goddess

296

230


Улочки Нагасаки 48х36 б. т. Street Maze of Nagasaki

297

231


Танцы Японии 48х36 б. т. Dances of Japan

298

232


Храм. Япония 48х36 б. т. The Temple. Japan

299

233


Схватка (Сумо) 48х36 б. т. Combat (sumo)

300

234


Ныряльщицы 99х73 б. т. Maid Divers

301

235


1988 Советские туристы 48х36 б. т. Soviet Tourists

302

236


Мальчики с голубыми лошадьми 48х36 б. т. Boys with Blue Horses

303

237


Ловцы жемчуга Япония 99х73 б. т. Pearl Seekers Japan

304

238


Советские картёжники 48х36 б. т. Soviet Gamblers

305

239


1989 Я упустил еще одно из приятных событий в Полтаве период 1985-1988  годов. Тогда в город приезжает целая плеяда молодых талантливых художников Л. Маркосян, М. Гейко, В.Володько, Е. Курбала, А. Лавренко и другие ребята. Руководство над процессом феномена Полтавщины в искусстве взяла на себя удивительная женщина, талантливая художница Лина Безуглова, которая ушла от нас очень рано, но успела сделать большой вклад в культуру Полтавщины как художник и организатор.

Апельсин 48х36 б. т. Orange

306

307

Хризантемы 160х80 х. м. Chrysanthemum

I missed another ple­asant event in Poltava in the pe­ riod of 1985—1988. Then a galaxy of talented young artists came to the city: L.  Markosian, M. Geiko, V. Volodko, E. Kurbala, A. Lavrenko and other guys. Leadership over the process 240

of the phenomenon of Pol­ tava in the arts was taken by the amazing woman, ta­ lented artist Lina Bezuglo­ va, who passed away very early, but managed to make a big contribution to the cul­ ture of Poltava region as an artist and organizer.


1988 Сумо 48х36 б. т. Sumo

308

241


1989 Весной перед Японской выставкой в Киеве мы ездили в ФРГ с моим другом, который был директором художественного фонда СХ Украины в Полтаве  – Эйчисом Михаилом Семёновичем, также In the spring before the Japanese ex­ hibition in Kiev, we went to Germany with my friend, who was director of the

в творческой группе принимал участие Лев Галустович Маркосян. Вот именно в этой поездке меня и пригласили расписывать плавательный бассейн в Фильдерштадте.

Arts Foundation of Artists in Ukraine in Poltava – Mikhail S. Eychis. Also Lev G. Markosyan was involved in the cre­

ative team. That was the trip when I was invited to paint the swimming pool in Filderstadt.

Фудзияма 130х150 х. м. Fudziyama 309

242


Жертвы Хиросимы 48х36 б. т. Hiroshima Victims

1988

310

243


1989 Вернулся из Японии домой. Полон впечатлений I returned home from Japan. Full of impressions

244


1989 Памяти 26-ти мученников-христиан посвящается... 48х36 б. т. Devoted to Memory of 26 Christian Martyrs

311

245


1989 Жёлтый фонарик 48х36 б. т. Yellow Lantern

312

246


1989 Советские туристы отдыхают 48х36 б. т. Soviet turists resting

313

247


1989 Поездка была увлекательной, творческой и полезной знакомствами с немецкими художниками.

The trip was excit­ ing, creative and was an asset in the regard of contacts with Ger­ man artists.

Синтоистский храм в Токио Shinto shrine in Tokyo

Зонтик улетел 130х150 х. м. The Parasol Flew Away 314

248


1988 Дисней-Ленд 48х36 б. т. (Токио) Disney-Land (Tokyo)

315

249


1988 Украинские девушки в Японии 48х36 б. т. Ukrainian Girls in Japan

316

250


1989 Синтоистский храм 48х36 х. м. The Shintoist Temple

317

251


1989

Германия Germany

Мы провели прекрасное время в творческих разговорах с интеллигентной образованной семьей Нольда, хозяин был любитель-художник карикатуры, с тонким юмором. Я получил приглашение приехать с семьей на один год в ФРГ, но с нашими доблестными чекистами это оказалось не так просто. Проверяли до 10-го колена. Обошлось. Нас решили выпустить. Диме было три года. Возникло огромное желание остаться, так как будущего в нашей советской атмосфере я не видел, там был вакуум. А молодежь, в том числе и я, хотела быть новаторами в искусстве.

В. Колесников на выставке в ФРГ V. Kolesnikov at an exhibition in FRG

Ивана Купала 60х80 х. м. Kupala Day Oil on canvas

252

318


We spent a great time in cre­ ative conversations with intel­ ligent educated Nold’s family, the host was an amateur art­ ist of caricatures, with a good sense of humor. I received an invitation to come with my family for one year to Germany, but it oc­ curred to be not so easy be­ cause of our brave security of­ ficers. They checked us until in the tenth generation. We managed. They decided to let us out. Dima was three years old. There was a huge desire to remain because I had not seen the future of our Soviet atmo­ sphere, there was a vacuum there. And young people, in­ cluding myself, wanted to be innovators in the arts. Л. Маркосян, В. Колесников, М. Эйчис (Мюнхен)

В. Колесников, Л. Кляйн, М. Эйчис, Л. Маркосян

L. Markosian, V. Kolesnikov, M. Eychis (Munich)

V. Kolesnikov, L. Klein, M. Eychis, L. Markosian

В. Колесников. Выставка в Фельдерштадте (ФРГ) V. Kolesnikov. Exhibition in Feldershtadte (FRG)

253


1989—1990

В. Колесников и Оген Штек (хозяин строительной фирмы, обслуживающей меня при выполнении росписи в Фельдерштадте) V. Kolesnikov and Ogen Steck (owner of construction firm that helped me while painting in Feldershtadte)

Курировал меня от Госбезопасности Иван Дубовик  – капитан, в общем человек неплохой, но опасающийя того, что положение его будет незавидным, если я вдруг не вернусь. Но это не случилось, и Дубовик успешно дослужился до полковника, воспитывает детей и живёт счастливо. Недавно в 2008  году повстречал его в Миргороде. В общем-то он и его жена хорошие и добрые люди. И вот я в Федеративной Республике Германия, Фильдерштадт вблизи Штудгарта. Немцы приняли меня и семью чудесно, пока я получил свое жилье, мы жили у бургомистра Герберта Рёша и его жены Барбары с их двумя детьми.

В. Колесников приступает к выполнению росписи одной из композиций в плавательном бассейне (Фельдерштадт. ФРГ) V. Kolesnikov begins to paint of one of the compositions in the swimming pool (Feldershtadt. FRG)

254


I was in charge of Ivan Dubovik from State Security. The captain, in general, was a good man, but he was afraid that he would be in an unen­ viable position, if I suddenly would not return. But it did not happen, and Dubovik suc­ cessfully served until getting the rank of colonel, raised children and lived happily ev­ er after. Recently, in 2008, I met him in Mirgorod. In gen­ eral, he and his wife are good and kind people. So I came to the Federal Re­ public of Germany, Filderstadt is situated near Stuttgart. The Germans accepted me and my family wonderfully, until I got my house, we lived with burgomaster Herbert Rosch, his wife Barbara, and their two children. В. Колесников пишет роспись V. Kolesnikov is painting

В первый приезд в Германию начал расписывать бассейн и теперь мне осталось продолжить эту увлекательную работу. Я впервые расписывал подобное помещение. Ведь для этого нужно было достать специальные акриловые водостойкие краски, с которыми наша химическая промышленность знакома не была. В этом мне помогла строительная фирма Огена Штека  – сентиментального, доброго и отзывчивого человека. Я продолжил писать живопись на стене высотой 12 метров. Три стены общей площадью 260 кв.м. многофигурная композиция. Предложена тема водных праздников: христианство, мифология, современные водные игры.

В. Колесников, Оген Штек на объекте V. Kolesnikov, Ogen Steck at the site

During my first visit to Germany I began to paint the pool and I had to continue this exciting work. It was for the first time, when I painted such room. I had to get special acrylic waterproof paints, and our chemical industry was not acquainted with them. The construction company of Ogena Steck helped me. He was a sentimental, kind and sympathetic person. I continued to write painting on the wall, 12 meters high. Three walls of the total area of 260 sq m, multi-figure composition. We proposed a theme of water holidays: Christianity, mythology, modern water games. 255


1989—1990

319

Левая часть композиции Мифология водных праздников 128 кв. м. (акрил)

В. Колесников пишет фигуру

Left part of the composition Water Holidays Mythology

V. Kolesnikov is writing a figure

Интервью немецкому телевидению An interview with German television

Немецкое телевидение снимало процесс работы два раза в неделю, в течение всего периода создания данного произведения. Я носился по трём ярусам лесов, дыша хлором, было нелегко, но увлекательно. Брала верх молодость, жажда творческого самоутверждения. На тот момент это В. Колесников и Председатель товарищества художников Фель­ дерштадта Аксель Цимерман

Правая часть композиции Купание с дельфинами 128 кв. м. (акрил) Right part of the composition Swimming with Dolphins

256

320

V. Kolesnikov and the Chairman of the Association of Artists of Feldershtadt Axel Zimerman


German television filmed the process of working twice a week, throughout the period of creation of the work. I rushed over three tiers of scaffold­ ing, breathing chlorine, it was not easy, but it was fascinating. Youth, the desire of creative selfaffirmation prevailed. At that time it was the biggest work in Western Germany.

Фрагмент росписи Мифология водных праздиков Fragment of painting Water Holidays Mythology 321

В. Колесников, О. Штек у росписи

была самая большая работа в Западной Германии. Работал обычно с 9.00 до 14.00, потом ехал к себе в мастерскую, где

писал свои ассоциативные картины и листы графики о Германии, её природе, фольклоре и людях, о незабываемых весенних карнавалах.

V. Kolesnikov, O. Steck at painting

В. Колесников пишет левую часть композиции «Мифоло­ гия водных праздников» V. Kolesnikov is writing the left side of the composition “Water Holidays Mythology”

Usually I worked from 9:00 to 14:00, and then I went to my workshop, where I wrote my associa­ tive paintings and graphic sheets of Germany, its na­ ture, folklore, and people, of the unforgettable spring carnivals. 257


Народ готов был во всём помогать, в частности, помощь в знакомствах с галереями искусств мне оказал Кристиан Байер, бывший немецкий солдат, сидевший 15 лет в Сибирских лагерях после Второй мировой войны. Этот человек проникся любовью и благодарностью к славянскому народу, да и вообще я понял со временем  – мы очень похожи с немцами. И сегодня, путешествия по странам Европы на японском «Мицубиши Паджеро», я всё больше в этом убеждаюсь. Конечно, был сложный и напряжённый ритм работы: с утра стена в бассейне, после обеда  – живопись в мастерской, вечером  – всевозможные встречи, беседы об искусстве и взаимоотношениях между людьми. Единственный полноценный, приятный и в то же время познавательный отдых был на даче у господина Нольда в Альпах в Ротенбере, недалеко от Мюнхена. Зима в Альпийских горах  – это нечто удивитель-

В. Колесников пишет живопись в мастерской в Фельдершадте (фрагмент интерьера мастерской) V. Kolesnikov is painting in his studio in Feldershadt (fragment of the workshop interior)

258

ное и чистое, что выразилось в двух десятках живописных полотен, наполненный воздухом гор, сиянием снега и золотом солнца, скользящего по склонам скал. Альпы  – хрустальны и величественны. Ближе к концу зимы в стране начинаются карнавалы «Встреча весны»  – это увлекательное зрелище с маскарадами, пивом и сосисками. Я любил и люблю Германию и позже понял, что я по натуре своей немец, хотя по национальности украинец. Я скучал по отцу и матери, брат служил рядом офицером в ГДР. Весной приехали с выставкой наши украинские художники М. Гуйда, Л. Тесля, А. Гордиец, И. Губский и др. С Мишей Гуйдой я был знаком еще до поездки в Германию. Приезд ребят принес мне огромную радость общения с земляками, прекрасными художниками. Главное, слышал родную речь, ведь за полгода пребывания в Фильдершадте, я уже говорил на немецком языке.

Живописный процесс Picturesque process


The people were ready to help me in everything; in particular, support in getting acquainted with art galleries was lent by Christian Baer, a former German soldier, who had been sitting in Siberian camps for 15 years after World War II. This man was filled with love and gratitude to the Slavic people, and indeed I understood in course of time  – we are very similar to the Germans. And today, travel­ ing through Europe on the Japa­ nese “Mitsubishi Pajero” I make sure of it more and more. Of course, there was a difficult and stressful tempo of work: in the morning there was the pool wall, in the afternoon – the paint­ ing in the studio, at night  – all sorts of meetings, conversations about art and relationships be­ tween people. The only high-grade, pleas­ ant and at the same time cogni­ tive rest was in the countryat Mr. Nold’s in the Alps in Rotenbere, near Munich. Winter in the Al­ pine mountains  – it was some­ thing wonderful and pure. It re­ sulted in two dozens of paintings, filled with air of mountains, shin­ ing of the snow and gold of the sun, sliding on the flanks of the rocks. Alps were crystal and ma­ jestic. “Spring Meeting” carnivals started in the country towards the end of winter. It was a fascinating spectacle with masquerades, beer and sausages. I loved and I love Germany till now, and later I real­ ized that I was German by nature, although I was Ukrainian by na­ tionality. I missed my father and mother, brother served not far from in the GDR as an officer. Our Ukrai­ nian artists M. Guyda, L. Teslya, A. Gordiets, I. Gubsky, etc came with an exhibition in the spring. I knew Misha Guydoy before his trip to Germany. The guys’ arriv­ al brought me a great joy of com­ munication with my compatriots, fine artists. The main thing is that I heard native speech, be­ cause after six months in Filder­ shadt, I already spoke German.

Л. Маркосян, М. Эйчис, Л. Кляйн, В. Колесников (Театральная пл. Мюнхен) L. Markosian, M. Eychis, L. Klein, V. Kolesnikov (Theatre Square. Munich)

Ольгомюллер, М. Эйчис, Л. Кляйн, Л. Маркосян, В. Колесников на отдыхе (Штутгарт. ФРГ) Olgomyuller, M. Eychis, L. Klein, L. Markosian, V. Kolesnikov on vacation (Shtutgard. FRG)

Древнерусские иконы, сделанные для немецких друзей по просьбе Кристиана Байера The ancient Russian icons, made for the German Christian friends at the request of Christian Bayer

К. Байер в мастерской В. Колесникова (Фельдерштадт. ФРГ) Christian Beyer in my studio (Feldershtadt. FRG)

259


1990

Петух 70х50 х. акрил Rooster Acrylic on canvas

Полёт 90х110 х. м. Flight Oil on canvas

260

322

Немецкая администрация приняла делегацию не весьма радушно, если не сказать грубее, но постепенно все уладилось, я посодействовал, как мог, связавшись с бургомистром по культуре Юрганом Фуксом. Ребята оказались без средств к существованию, не было никаких договоренностей с администрацией Фильдершадта. Не знаю, почему это произошло. Но, к счастью, выставка состоялась и прошла весьма успешно.

Финансово я помог ребятам, чтобы они могли уехать и приобрести подарки для своих близких. Был 1990  год, шли перемены, Германия двигалась к объединению. Мы готовились уезжать в Советский Союз, хотя желания не было никакого, ни у меня, ни у жены Ирины. Особенно у неё. Но попросив политического убежища, я обрекал своего брата на отставку из армии, у меня не было выбора. 323


Предложения остаться в Германии, конечно, были, и была возможность преподавать в Штудгардской академии художеств. Закончив работу над росписью в муниципальном бассейне спорткомплекса, я готовлю выставку живописи и графики, созданных в Германии – 140 работ. Это был фурор, немцы устроили всё очень красиво и грамотно: в бассейне, окружённом живописными стенами, синхронный водный балет прекрасных девушек, на двух этажах, в вестибюлях  – живопись и графика. В первый день на открытии выставки было приобретено 80 работ и в течение недели – еще 45. Искусствоведы констатировали, что даже Пикассо с таким успехом не продавался в Германии. Это была большая удача, победа и известность на всю Западную Германию. Мою выставку и росписи в бассейне транслировали на центральном телевидении страны.

324

Бабы-ёжки 70х50 х. акрил (весенний карнавал) Baby-Yozhki Acrylic on canvas (Spring Carnival)

Клоуны 70х50 х. акрил (весенний карнавал) The German administration took the delegation not very cordial, if not rougher, but gradually it all settled. I con­ tributed the best I could. I con­ tacted burgomaster of culture Yurgan Fuchs. The guys lost their means of support; there were no agreements with the administration of Fildershadt. I do not know why it hap­ pened. But, fortunately, the exhibition took place and was very successful. I helped the guys financially so they could go and buy gifts for their loved ones. It was 1990, changes came, Germany moved towards reunification. We were getting ready to leave to the Soviet Union, although we had no desire, nor I, nor my wife Irene. Especially she had. But if I would claim po­ litical asylum, I would doom my brother to resign from the army, I had no choice. There were, of course, pro­ posals to stay in Germany and

I had the opportunity to teach at the Academy of Fine Arts of Studgardt. After finishing my work on a painting in a municipal swimming pool of sports com­ plex, I prepared an exhibition of paintings and drawings cre­ ated in Germany – 140 works. It was the furor; the Ger­ mans staged everything very beautifully and properly: there was simultaneous water ballet of beautiful girls in the pool, surrounded by beautiful walls, on two floors in the lob­ bys – paintings and drawings. On the first day of the open­ ing ceremony 80 works were acquired and 45 more works – during a week. Critics stated that even Picasso had not been sold with such success in Ger­ many. It was a great success, victory and fame in the whole of Western Germany. My ex­ hibition and painting in a pool was transmitted on the central television of the country.

325

Clowns Acrylic on canvas (Spring Carnival)

261


1990

Уезжал из Германии с тяжёлым сердцем. Я привык, полюбил этих людей, которые были безгранично добры ко мне. Покидая Фильдерштадт, я оставил частицу себя вместе со своими работами. Оставлял друзей Эдика Кляйн, Валентину Кляйн, Кристиана Байера, Вольдемара Бека. I was leaving Germany heavy hearted. I loved, got used to these people who were extremely kind to me. Leaving Filder­ stadt, I left a part of myself along with my works. I left friends: Edik Klein, Val­ entina Klein, Christian Bayer, Woldemar Beck.

Выставка живописи киевских художников (Фельдерштадт. ФРГ) Exhibition of paintings of artists of Kyiv (Feldershtadt. FRG)

326

262

Карнавал 120х90 х. акрил Carnival Acrylic on canvas


1991

263


При мне рухнула стена между Западной и Восточной Германией. Закружили голову многообещающие проекты М. Горбачёва. Всё это были надежды на новую страну, на новый строй и новое экономическое развитие. Я ехал в Советский Союз, знаменитый и богатый, на прекрасной машине марки «Рэно» с огромным прицепом художественных материалов, это всё было очень важно в нашей нищей стране. Все документы были оформлены в советском посольстве в Бонне, поэтому у меня, кроме незначительных нюансов, была зелёная дорога на всех границах. Мы приехали в свою родную Полтаву к родителям, к детям, к друзьям. Конечно, быт любимой Полтавы был таким убогим и удручающим, что хотелось выть и бежать назад. Я понял тогда, насколько же нашим руководителям надо было научиться ненавидеть свою собственную страну, чтобы превратить людей в рабов и внушить им рабское мышление. К сожалению, это не изменилось и сейчас. И только творчество  – это путь в бесконечность, путь к высшему разуму. Отдельно хочется вспомнить многолетний путь моих знакомств и дружеских отношений по СССР, Японии, Германии. Вернувшись в Полтаву из Саранска, я вспоминал всех, кто был со мной рядом на пути творчества, кто меня чему-либо научил или подсказал, как поступить в том или ином случае, на что обратить внимание в творчестве и жизни. 264

Встреча в 1976  году в Нижневартовске (Россия) с лидером бульдозерных московских художников Эдуардом Дробицким, научила меня мыслить свободно и неординарно  – это человек широкой натуры с авантюрным началом. Эдик был смел в своих мыслях и действиях, и для нас, молодых художников, он был неоспоримым авторитетом. Врагов у него было больше, чем вишен на украинском дереве, и это неудивительно, с его-то творческой личностью. Очень жаль, что его уже нет среди нас. Его творческая мастерская находилась в Москве на Смоленской площади возле ресторана «Белград», напротив МИДа. Мы провели в этой мастерской многие дни и вечера в спорах о современном искусстве. В то время (1978—1982  г.г.) общались с Владимиром Высоцким, Аллой Пугачёвой (Эдик писал её портрет), с её тогдашним мужем А. Стефановичем, Андреем Макаревичем и другими молодыми новаторами времени советской оттепели. Было интересно и увлекательно. Дружба с Э. Дробицким будет связывать меня многие последующие годы, знакомлюсь с Олегом Тарасенко, который впоследствии в 1986  году приводит меня в творческую мастерскую молодого академика Академии Художеств СССР Олегу Филатчеву. Эта встреча со временем перерастёт в огромную дружбу, пока трагедия не оборвёт жизнь этого великого художника. Художника  – эстета, классика большой культуры. Тяжело всё это вспоминать, когда нет твоих любимых людей. Киев меня встретил с теплом. Огромную роль в украинском искусстве и зна-


комстве с его представителями для меня сыграл прекрасный художник Алексей Редько. Познакомил меня Д. Нагурным, В.  Григоровым, А. Кущом, М. Гуйдой. Я широко и ярко вошёл в киевскую жизнь: выставки, участие в республиканских советах по монументальному искусству, общение с творческой интеллигенцией украинской столицы. Вернувшись из ФРГ, я активно включился в творческую жизнь страны, за

The wall between Western and East­ ern Germany fell in my presence. Promising projects of Mikhail Gor­ bachev turned head. These all were hopes for a new country, a new re­ gime and new economic development. I came to the Soviet Union. I was fa­ mous and rich, drove in a “Renault” car with a huge trailer of art materi­ als, it was all very important in our beggar country. I filed all documents in the Soviet embassy in Bonn, so I had green light on all borders, except insignificant nuances. We arrived to our native Poltava to parents, children, friends. Of course, life in our favorite Poltava was so miserable and depressing, that I wanted to howl and run back. I real­ ized then how much our leaders had to learn to hate their own country to turn people into slaves and implant them a slavish mentality. Unfortu­ nately, this has not changed even now. And just creativity is the way to infinity, the path to higher reason. I want to remember separately my long way of connections and friend­ ly relations in the USSR, Japan and Germany. When I came back to Pol­ tava from Saransk, I remembered ev­ eryone who was beside me on the way of creativity, who taught me some­ thing or suggested how to act in a

спиной  – 7 персональных выставок, Германия, Киев, Харьков, Москва, Тула и т.д. Осенью в 1990  году в ЦДХ в Москве проходит моя выставка «Путешествия по Японии». Выставка проходит с огромным успехом, почти всю её раскупают музеи и частные коллекционеры. Покупает более 60 картин Тульский художественный музей и открывает постоянно действующую экспозицию «Путешествие по Японии».

particular case, what note in art and life. Meeting in 1976 in Nizhnevar­ tovsk (Russia) with the leader of the bulldozer Moscow artists Edward Drobitsky taught me to think freely and extraordinary. He was a man of a big nature with adventurous origin. Edik was brave in his thoughts and actions, and for us, young artists, he was the undisputed authority. He had more enemies than cherries on Ukrainian tree. It’s not surprisingly in view of his creative personality. It is pity that it is no longer with us. His creative workshop was in Moscow on Smolenskaya Square next to the restaurant “Belgrade”, in front of the Foreign Ministry. We spent ma­ ny days and nights in this workshop in dispute about contemporary art. At that time (1978—1982) we com­ municated with Vladimir Vysotsky, Alla Pugacheva (Edik wrote her por­ trait), with her then-husband A.  Ste­ fanovic, Andrei Makarevich and other young innovators of Soviet years of the Thaw. It was interesting and fascinatingly. Friendship with E.  Drobitsky bound me for many fol­ lowing years. I got acquainted with Oleg Tarasenko, who later in 1986, led me to the creative studio of the young academician of the USSR

Academy of Arts Oleg Filatchev. That meeting eventually grew into a great friendship, until a tragedy broke the life of this great artist. Artist — aes­ thet, classic of considerable culture. It’s hard to remember this all when your favorite people are not with you anymore. Kiev met me with opened arms. Fine artist Alexey Redko played a huge role to me in the Ukrainian art and acquaintance with its rep­ resentatives. He Introduced me to D.  Nagurny, V. Grigorov, A. Kusch, M.  Guyda. I entered the Kiev life extensively and gaily: exhibitions, participation in the national coun­ cils for monumental art, communi­ cation with the creative intelligen­ tsia of Ukrainian capital. After my return from Germany, I was actively involved in the creative life of the country, I had 7 solo exhibitions be­ hind me, Germany, Kiev, Kharkov, Moscow, Tula, etc. In the autumn of 1990 my exhibi­ tion “Journey to Japan” took place in the Central House of Artists in Mos­ cow. The exhibition had a huge suc­ cess. It was almost sold out to muse­ ums and private collectors. Tula Art Museum purchased more than 60 paintings and opened a permanent ex­ hibit “Journey to Japan”. 265


Многие работы приобретает Японское посольство в Москве. В это время в мастерской Олега Филатчева я пишу портрет девушки японского консула Ясунари Нагайя, с которым мы станем друзьями. Портрет получился тонким и нежным, как белый фарфор японских статуэток, национальных кукол. Готовя выставку «Путешествия по Японии» в 1988—1989  годах, я познакомился с директором издательства ЦККПСС «Коммунар», нашим земляком из Житомира Алексеем Талимоновым и главным редактором издательства Нилой, его супругой. Нила будет готовить к печати мой альбом по Японии, который выйдет благодаря Михаилу Семеновичу Эйчгинсу. Отдельно хочется вспомнить нетронутый северный край  – Карелию, в котором пришлось побывать три раза. Он оставил в моем сердце неизгладимое ощущение вечности. В первый раз, когда в 1990  году я вернулся из Штудгардта, вспомнились слова из песни «И будет Карелия снить-

The Japanese embassy in Moscow took on a lot of works. At that time in the studio of Oleg Filatchev I wrote a portrait of a girl of Japanese Consul Yasunari Nagayya with whom we be­ came friends. Portrait was thin and delicate, like a white porcelain of Japa­ nese figurines, national dolls. Prepar­ ing the exhibition “Journey to Japan” in 1988—1989, I met with the direc­ tor of publishing house of TsK KPSS “Kommunar” our countryman from Zhitomir Alexei Talimonov and chief editor of publishing house Nila, his wife. Nila prepared for publication my album about Japan, which was released due to Mikhail S. Eychgins. 266

ся…», пришла мысль ощутить в реальности состояние песни. Мы с Ириной поехали в Петрозаводск на берег Ладожского озера, путешествовали по всем окрестностям и озёрам вокруг Петрозаводска. Я писал пейзажи на берегу озера. Мы пробирались на автомобиле через тайгу, заросшую мхом, среди чарующих полей розового иван-чая. Запомнились таежные деревеньки с берёзами, склонившимися над озерцами, как девушки, моющие волосы в чистой, как слеза, воде. Год 1991-й. М. Эйчис с помощью творческого объединения «Мистецтво» организовывает творческую поездку для художников в Сингапур, Малайзию с отдыхом в столице Куала-Лумпур. В поездке я делаю 10 листов графики и продаю их местным коллекционерам в художественные галереи. Конечно, Индийский океан впечатляет. Позже я напишу ряд прекрасных работ, одну из них  – «Коралловый берег»  – приобретёт Американский «Фонд мира».

I want to point out untouched northern land  – Karelia, where I have been three times. It left a last­ ing sense of eternity in my heart. For the first time in 1990, when I returned from Studgardt, I recalled the words of the song “And I Shall See Karelia in My dream...” I got an idea to come to experience the circumstances of song. Irina and I went to Petrozavodsk on the shore of Lake Ladoga, traveled all around and to the surrounding lakes near Petrozavodsk. I painted landscapes on the lake. We made our way by car through the taiga, overgrown with moss, among the glamorous fields

of pink pigweed. I remember the tai­ ga villages with birches, bent over lakes, like girls, washing their hair in water, clean, like a tear. 1991. M. Eychis with help of the creative association “Mistetstvo” or­ ganized the creative journey for art­ ists to Singapore, Malaysia with some rest in the capital Kuala Lumpur. in this tour I created 10 pages of graph­ ics and sold them to collectors in the local art galleries. Of course, the Indian Ocean is im­ pressive. Later I wrote a number of excellent works, one of them – “Coral Beach”  – was acquired by American “Peace Fund”.


Творческое объединение «Мистецтво»

1991—1993

Creative association “Mistetstvo”

В. Колесников, О. Тарасенко (Москва. Россия)

Выставка украинских и русских художников ЦДХ (Москва. Россия)

В. Колесников О. Тарасенко (Москва)

V. Kolesnikov, O. Tarasenko (Moscow, Russia)

Exhibition of Ukrainian and Russian artists of the Central House of Artists (Moscow, Russia)

V. Kolesnikov, O. Tarasenko (Moscow, Russia)

Приехав из ФРГ, я понял, что наступает другое время, и надо менять свою жизнь, уйти полностью в искусство  – и творчески, и экономически. С помощью Алексея Талимонова создаю коммерческую структуру при СХ Украины  – Творческое объединение

Художники В. Колесников, П. Тайбер в ЦДХ Artists V. Kolesnikov, P. Tiber in the CHA

«Мистецтво», тем самым я пытался не заработать, а поддержать разваливающиеся украинское искусство. Заработав достаточное количество денег, а это миллионы, я начинаю организовывать выставки художников.

Рекламные плакаты для ТО «Мистецтво» выполнены московским художником О. Тарасенко Posters for CA ‘Mistetstvo’ made by the Moscow artist Oleg Tarasenko

When I came from Germany, I realized that there came an­ other time, and we had to change our lives, to strike into the art creatively and eco­ nomically. With help of Alexei Talimonov I created a commercial structure at the Union of Artists of Ukraine – Creative Association “Mistetstvo”, thus I tried not to make money, but to support a collapsing Ukraini­ an art. After earning enough money, I mean millions, I began to or­ ganize exhibitions of artists. 267


1992—1993 Закупаю работы у мастеров для будущего музея современного искусства, и при поддержке председателя горисполкома И. Онуприенко получаю землю под строительство музея в центре Полтавы по ул. Фрунзе, 5. Архитектор Юрий Олейник, мой одноклассник, начинает проект. Я выделяю на

это деньги и посылаю архитектора в Москву, на строительство современного здания Третьяковки, чтобы все технические данные он перенёс в наш комплекс «Современного искусства» в Полтаве. Проект получается интересный и утверждается градостроительным советом

Рекламный плакат О. Тарасенко O. Tarasenko adposter

I purchased works of different masters of the future Museum of Modern Art, and with the support of chairman of the executive committee I. Onuprienko I got land to build a museum in the center of Poltava on Frunze street, 5. Architect Yuri Oleinik, my class­ mate, began the project. I gave money and sent the architect to Moscow to the construc­ tion of a modern building of the Tretyakov Gallery, in order to bring all technicals into our complex “Contemporary Art” in Poltava. The project was interesting and was ap­ proved by town-planning council of Poltava. It was already 1992; regime had changed, an old friend of mine Kukoba Anatoly became the mayor of the city; he was a Soviet func­ tionary who would never change the platform of thinking, but the main thing was that I could convince him to pay attention to cul­ ture. There was a lack of creative workshops for artists in the city, and I bought the means of CA “Mistetstvo” workshops in a 2-storey house on Kirov street. After repairs and in­ stallation of communications workshops were received by B. Bezuglov with Lina, L. Mar­ kosian, and A. Chernoshchyokov etc.

В. Колесников Е. Тарасенко О. Тарасенко V. Kolesnikov, E. Tarasenko O. Tarasenko

268


1993 Полтавы. Уже наступил 1992-й, поменялась власть, главой города становится старый мой знакомый Анатолий Кукоба, советский функционер, который никогда не поменяет платформу мышления, но главное, что мне удается убедить его обратить внимание на культуру.

В городе нехватка творческих мастерских для художников, и я по просьбе М.С. Эйчиса покупаю на средства ТО «Мистецтво» мастерские в 2-х этажном доме на ул. Кирова. После ремонта и проведения коммуникаций, мастерские получают В. Безуглов с Линой, Л. Маркосян, А. Чернощёков и др.

Рекламный плакат О. Тарасенко O. Tarasenko adposter

269


1992 В Решетиловке я открываю ткацкий цех в  2-х  этажном особняке, который купил у полтавской организации Союза художников. В этом цехе на протяжении 3-х лет ТО «Мистецтво» успешно обворовывает семья Пилюгиных, цех идёт в убыток предприятию, хотя заказы есть постоянно. Выставочный плакат Графика 90х60 (автор О. Тарасенко) Exhibition poster Graphics (by O. Tarasenko)

270

1992  год. Выставка украинских и российских художников в ЦДХ в Москве, на Крымском валу, мы занимаем весь второй этаж. В выставке принимают участие О. Филатчев, В. Сидоренко, П. Тайберг, В. Гонтаров, О. Тарасенко, Л. Маркосян, Л.  Безуглова и др. Выставка вызывает интерес у критиков и зрителей, о ней пишут многие московские газеты, снимает телевидение. В это время в Полтаве с помощью мэра города А. Кукобы на ул. Октябрьская открывается первая небольшая, камерная галерея современного искусства «Парсуна», и в это время я передаю право на строительство, проект и техническую документацию большого комплекса «Современного искусства» на баланс города и под покровительство А. Кукубы. За что в дальнейшем и я, и полтавчане будут вечно ему благодарны. С трудом, но он довёл объект до завершения. Полтава получила зал «Современного искусства» и художественный музей им.  Н.  Ярошника. На втором этаже два выста-


1993 вочных зала для современного искусства. Я прошу А.  Кукобу создать фонд поддержки талантливых детей. Открываем выставочный зал на ул. Сенной для детей и

даем ему имя Саши Путри, талантливой девочки, которая ушла от нас в возрасте 10 лет, но оставила после себя ряд прекрасных произведений.

Выставочный плакат Exibition 90х60 (автор О. Тарасенко) Exhibition poster Exibition (by O. Tarasenko)

In Reshetilovka I opened a weaving shop in a 2-storey mansion, which I bought from the Poltava Union of Art­ ists. CA “Mistetstvo” was successfully robbed by the family of Pilyugins in this shop for 3 years, shop is at a loss to the enterprise, although they always had or­ ders. 1992. Exhibition of Ukrainian and Russian artists in the Central House of Artists in Moscow, on the Crymskiy Val, we occupied the entire second floor. There were O. Filatchev, V. Sidorenko, P. Tayberg, V. Gontarov, O. Tarasenko, L. Markosian, L. Bezuglova among the participants of the exhibition. The ex­ hibition provoked interest of critics and audiences, many Moscow newspapers wrote about it, TV made a film. At that time in Poltava the first small chamber Gallery of Modern Art “Par­ suna” was opened with help of mayor A. Kukoba on Oktyabrskaya street; and at that time I signed certificate of engi­ neering construction, project, and tech­ nological documents of a large complex “Modern Art” off on the balance of the city and under the protection of A. Ku­ koba. People of Poltava and I would be always grateful for that in the future. With some difficulty, but he tied up loose ends. Poltava got the hall “Modern Art” and the art museum named after N. Yaroshnik. There were two exhibi­ tion halls for contemporary art on the second floor of the building. I begged A.Kukoba to make a fund of support of talented children. We opened an exhibi­ tion hall for children on Sennaya street and gave it the name of Sasha Putra, tal­ ented girl, who passed away at the age of 10, but left behind a number of excel­ lent works. 271


1990—1992 1992  год. Украинский национальный музей на ул. Грушевского. ТО «Мистецтво» открывает выставку двух художников Киева и Харькова  – Андрея Чебыкина и Виктора Сидоренка, к событию выпускаем каждому по альбому. Выставка была посвящена прекрасному женскому телу – это был один из смелых проектов того времени, движение в поиске новых форм украинского искусства. Выставка прошла с успехом. Ведь, кроме всего прочего, были не напрасно потрачены огромные деньги ТО «Мистецтво». Не все мои действия как генерального директора предприятия понимали. Я отдавал деньги на искусство и никогда не имел лично для себя ни копейки, а в руках у меня были десятки миллионов. Это поймут позже или не поймут никогда. 327

272

1992. Ukrainian National Museum on Grushevskiy street. CA “Mistet­ stvo” opened an exhibition of two artists of Kiev and Kharkov  – An­ drey Chebykin and Victor Sidoren­ ko; we produced an album for each event. The exhibition was dedicated to the beautiful woman’s body  – it was one of the boldest projects of that time, the movement in search of new forms of Ukrainian art. The exhibition went off success­ fully. The reason was that, among other things, a lot of money of CA “Mistetstvo” were not spent in vain. Not all of my actions as a general director of the company were understood. I gave money to the arts and have never had for myself a penny, and I had in my hands tens of millions. They will understand it later or never.

Сямозеро 60х80 х. акрил (Карелия) The Syam Lake (Kareliya)


1994 Мальчик с собакой (Дима) 60х50 х. м. Boy with a Dog (Dima) 328

273


1981 С Андреем Чебыкиным после проведения выставки сложились теплые, творческие отношения на долгие годы, мы часто общались, говорили о проблемах современного искусства. На мне лежала огромная нагрузка  – заниматься развитием современного искусства и самому творчески расти. Да еще и зарабаты-

вать деньги для творческой жизни художников. Я не ждал благодарности, а делал то, что велело мне моё сердце. В целом коллеги понимали, что делается большое и нужное дело, а настоящих соратников у ТО «Мистецтво», кроме В. Калинина и Н. Шамоты, пожалуй, и не было.

Вечный зов 120х190 х. м. Eternal Call

329

274


1994 We formed warm, creative relationships for many years with Andrei Chebykin after the exhibition, we often conversated, talked about the problems of modern art. There was a huge load on me; I had to be engaged in the development of modern art and constantly creatively grow. And also even make money for the creative life of artists. I did not expect gratitude, and I did what my heart told me to do. Generally colleagues understood that it was great and neces­ sary work, but CA “Mistetstvo”, perhaps, had no real compan­ ions-in-arms, except V. Kalinin, and N. Shamota.

Т. Янко, И. Микитюк, В. Колесников, И. Франк (Кафедра керамики. Львовская Национальная Академия искусств) T. Yanko, I. Mikityuk, V. Kolesnikov, I. Frank (Department of Ceramics. Lviv National Academy of Arts)

Замочная скважина в пространстве – не рождение 60х80 х. м. Keyhole in Space

330

275


1989—1994

Фрагмент Полынь – трава горькая (Ирина) 130х110 х. м. 1985

Дима Колесников Dima Kolesnikov

Wormwood (Fragment)

331

Кот Ай-Петрик в океане 27х35 х. м. (автор – Дима Колесников) Cat Ai-Petryc in the Ocean (by Dima Kolesnikov)

276


Дима пишет свои первые картины

Дима Колесников за работой

Dima is painting his first works

Dima Kolesnikov at work

Цветущая айва 39х46 х. м. (автор – Дима Колесников) The Quince in Blossom (by Dima Kolesnikov)

277


1994 Листья инжира (Виктория) 100х65 х. м. Leaves of a Fig-Tree

332

278


1994 Рожденная в орехе (Ирина) 100х50 х. м.  Born in a Nutshell

333

279


1989 Девочка Ира 130х80 х. м. The Girl Irene

334

280


1988 Раиса 120х100 х. м.  Raisa

335

281


2003 Вкус граната 100х90 х. м. Taste of Pomegranate 336

282


1994 Сидящая в жарком пространстве (Ирина) 60х60 х. м. Sitting in the Hot Space (Irina)

337

283


1992 Орехи 27х35 х. акр. Nuts

338

284


1993 Орехи на Красном 27х35 х. акр. Nuts on the Red

339

285


1994 Небесная Кирха 40х38 х. м. Heavenly Kirche

340

286


1994 Красный и чёрный треугольник 80х60 х. м. Red and Black Triangle 341

287


1993 Большое облако 50х60 х. м. Big Cloud

342

288


2002 Утро в Симеизе 90х100 х. м. Simeiz Morning

343

289


1993

Апельсин 24х41 х. м. Orange

344

Персик на закате 40х66 х. м. Peach at Sunset

290

345


Лимоны – куда? 24х41 х. м. Lemons – Where to?

1994

346

Голубое небо 40х66 х. м. 347

Blue Morning

291


1994 Гриша 49х38 х. м. Grisha 348

292


1994 Несбывшаяся мечта в Пиниях (Памяти Ботичелли) 50х40 х. м. Non-realized Dream in Pinies (In Memory of Botichelli) 349

293


1993 Золото во мне 50х60 х. акр. Gold in Me

350

294


1993 Красивый плод 50х60 х. акр. Nice Fruit

351

295


1994 Белая скала 50х60 х. акр. White Rock

352

296


1993 Каньйон кукол 50х60 х. м. (Крым) Dolls Canyon (Crimea)

353

Камни вечности 45х60 х. акр. Stones of Eternity

354

297


1993

Моё тепло 60х50 х. м. My Warm

355

298


1994 Искушение во времени (Ирина) 70х60 х. м. Templation in Time (Irene) 356

299


1989 Море 150х180 х. м. The Sea

357

300


1993 Крымская Венера (Татьяна. Ялта) 150х180 х. м. Venus of the Crimea (Tatyana. Yalta)

358

301


1992 Пустыня 60х80 х. м. Desert

359

302


1993 Мраморный лабиринт 60х80 х. м. Marble labyrinth

360

303


1994 Шёпот океана 60х40 х. м. Whisper of the Ocean

361

304


1994 Жемчуг 50х60 х. м. Pearl

362

305


1994 Потрет друга В. Пшеченко Portrait of the friend V. Pshechenko

Бесконечные горы. Симеиз 40х100 х. м. (Крым) Endless Mountains Simeiz (Crimea) 363

306


1993 В мастерской художника. В. Колесников с друзьями (Полтава) А. Кукоба, Г. Коломиец, В. Колесников, В. Пшиченко In the Painter’s studio. V. Kolesnikov and his Friends (Poltava) A. Kukoba, G. Kolomiets, V. Kolesnikov, V. Pshechenko

Алупка 40х90 х. м. (Крым) Alupka (Crimea) 364

307


1993 Виноградники 110х140 х. м. (Крым) Wineyards (Crimea)

365

Айва 80х100 х. м. (Крым) The Quince (Crimea) 366

308


1993

Возвращение к Японии 60х80 х. м. (Алупка. Крым) Return to Japan (Alupka. Crimea) 367

309


1993 Раскалённое плато 60х40 х. акр. (Крым) Scorching Plateau (Crimea) 368

310


1993 Айва в пространстве и наяву 40х60 х. акр. Quince in Space and Reality 369

311


1993 Огненные камни 50х60 х. акр. Fiery Stones

370

312


1993 Каменный орган 50х60 х. акр. Stone Organ

371

313


1993 Музыка камней 50х60 х. акр. The Music of Stones

372

314


1993 Каменное молчание 50х60 х. акр. Stone Silence

373

315


2002 Камни 90х110 х. м. Stones

374

316


2001 Бег 66х80 х. м. Run

375

317


376

Красный табун 50х70 х. м. Red Herd

Белое и Красное 50х70 х. м. White and Red

318

377


1992 Леда и Лебедь 150х130 х. м. Leda and the Swan 378

319


1992 Маки 130х150 х. м. Poppies

379

320


1990 Мария 50х60 х. м. Maria

380

321


1989 Христос, спустившийся в Нагасаки 180х130 х. м. Christ Descended into Nagasaki

381

322


1996 Незнакомка 70х60 х. м. Stranger

382

Тайная вечеря 80х150 х. м. Last Supper 383

323


1993 Начало 60х50 х. м. The Origin 384

324


1999 Борис Ворович, Алексей Чебыкин, Владимир Колесников, Андрей Чебыкин на отдыхе (р. Козынка. Киев) Boris Vorovich, Alexey Chebykin, Vladimir Kolesnikov, Andrey Chebykin on vacation (river Kozynka. Kyiv)

Белые мустанги в каньйоне 75х90 х. м. White Mustangs in the Canyon 385

325


1994 Камни 50х60 х. м. Stones

386

326


1987 Битва Кентавра с лошадьми 50х80 х. м. Fight of the Centaur with the Horses

387

327


1997 Геоцинты 60х70 х. м. Hyacinths

388

328


1996 Луч солнца 32х41 х. м. Sunray

389

329


1993 Персики на пляже 27х35 х. м. Peaches on a Beach

390

330


1993 Персики 27х35 х. м. Peaches

391

331


1993 Танец 120х120 х. м. The Dance

392

332


Наталка 120х240 х. м.

393

Natalka

Майская ночь 120х170 х. м. Night in May

394

333


1993 Розовая магнолия 50х60 х. м. Pink Magnolia

395

334


Лепестки 27х35 х. м. Petals

Магнолии 50х60 х. м. Magnolias

396 397

335


1996 Слепые к цивилизации 90х110 х. м. Blind to Civilization

398

336


1995 Мадонна 110х110 х. м. Madonna

399

337


1992 Магдалина 120х90 х. м. Magdalina 400

338


1987 Зрелость 110х90 х. м. Maturity 401

339


1992 Коралловый берег 130х150 х. акр. The Coral Coast

402

340


2002 Крымский пейзаж 100х90 х. акр. Crimean Landscape

403

341


1994

Леся, И. Микитюк, М. Савчина, В. Колесников, П. Колесников, Н. Колесникова (Квартира брата. Львов) 1992 Lesya, I. Mikityuk, M. Savchina, V. Kolesnikov, P. Kolesnikov, N. Kolesnikova (Brother’s flat. Lviv) 1992

В. Колесников с женой Ириной и сыном Димой в творческой мастерской (Полтава) V. Kolesnikov and his wife Irina and son Dima in a creative workshop (Poltava)

Дождливый Ай-Петри 110х70 х. акр. Rainy Ai-Petry 404

342


1993 В. Колесников в творческой мастерской Н. Муравского (Ялта) V. Kolesnikov in a creative workshop of N. Muravskiy (Yalta)

Безмолвное спокойствие 100х130 х. м. Mute Tranquility

405

343


1994

Персональная выставка. Национальный музей изобразительного искусства (Киев)

Экспозиция выставки «Живопись» (левая часть) Exposition of exhibition “Painting” (left side)

1994  год. Я делаю свою персональную выставку в Национальном художественном музее Украины на ул. Грушевского при поддержке директора музея Михаила Романишина. Выставка занимала всё правое крыло 2-го этажа из трёх залов, более 160 работ  – это был мой скромный итог за последние три года (1992-1994). Я благодарен за участие в организации выставки фирме «Полимпекс» и её генеральному директору Владимиру Головко. Эта выставка стала завершением моей карьеры бизнесмена, больше я не мог терять своё драгоценное время на борьбу с ветряными мельницами и вести за собой людей, если они 344

не осознают важности этого пути. По дороге творчества нужно идти одному  – это путь отшельника. Я ухожу из ТО «Мистецтво» и занимаюсь своими произведениями. В 1992  году встречаюсь с Николаем Муравским из Ялты, с которым познакомился еще в  1985  году в творческой группе «Седнев», в Доме творчества СХ Украины в Черниговской области. Моё творчество в Крыму  – это новый виток познания действительности. На побережье Южного берега и Большого каньйона Крыма. Нет тропы на побережье и в горах, где бы я не прошёл или не проехал ма-


1994

Personal exibition... National Art Museum (Kyiv)

Экспозиция выставки «Живопись» (правая часть) Exposition of exhibition “Painting” (right side)

шиной, бывал там, где не ступала нога местного художника. Этот край я увидел и изучил изнутри, что привело к изданию нового моего альбома, как я его называю «Зелёный». Я пытаюсь раскрыть проблему нового сюрреализма, отличного от С. Дали и Дж. Де Кирико, добры�� и более близких взаимоотношений человека с человеком, человека с природой. Мое представление об этом проходит через ряд совершенно необычных сюрреалистических натюрмортов, пейзажей и композиций.

1994. I held my solo exhibition at the National Art Museum of Ukraine on Grushevskiy street supported by museum director Mi­ chail Romanishin. The exhibition occupied all the whole right wing of the 2nd floor of three rooms, more than 160 works  – this was my modest result of the last three years (1992—1994). I am grateful for their participation in organiz­ ing the exhibition to company “Po­ limpeks” and its general director Vladimir Golovko. This exhibition was the end of my career as a busi­ nessman, I could not waste my pre­ cious time on fighting with wind­ mills, and lead the people if they did not realize the importance of this pathway any more. On the way of creativity you have to go alone. It is the way of a hermit. I left CA “Mistetstvo” and creat­ ed my works. In 1992, I met Nich­ olay Murawski from Yalta, with

whom I got acquainted already in 1985 in a creative group “Sednev” in the House of Artists of Ukraine in the Chernihiv region. My work in the Crimea was a new milestone of perception of reality. On the coast of the South Bank and the Grand Canyon of Crimea. There was no trail on the coast and in mountains, where I had not walked or drived; I had been there, where no foot of a local art­ ist might tread. I saw and learned this land from the inside. It led to the publication of my new album, I call it “Green”. I tried to solve the problem of new surrealism differ­ ent from that one of S. Dali and J. De Chirico, kind and more in­ timate relationships between one person and other, man and nature. My understanding of this passed through a series of quite unusual surreal still lifes, landscapes and compositions. 345


1994 1993  год. Пишу «Крымскую Венеру». Девочка Таня 18-ти лет: красота и целомудрие, чистота и нежность, молодость и счастье. Спустя 16 лет я встречу на набережной в Ялте спившуюся прокуренную женщину. С трудом узнаю тот бутон, Татьяну, и даже постесняюсь подойти и подарить альбом с её изображением «Крымской Венеры».

Светлый образ, который я видел, для неё таким никогда не был. Я заканчиваю цикл трёх лет крымских радостей выставкой в Национальном музее Украины в 1994  году. В этом же году мой друг детства А. Днипровой помогает мне получить творческую мастерскую на ул. Красноармейской, 138 (сегодня Большая Васильковская): небольшую, но очень уютную. В ней всегда будут бывать прекрасные люди и талантливые художники Украины и других стран. Для меня это был подарок судьбы, меня по прежнему связывают с Полтавой галерея «Парсуна», которую на тот момент я передал Юре Белобровому под ресторан с галереей и летней площадкой (это было место «тусовки» для художников) и не выросший еще галерея-музей Н. Ярошенко.

Национальный музей изобразительного искусства. И. Горбачёва, В. Колесников, М. Романишин (директор музея) National Museum of Fine Arts. I. Gorbacheva, V. Kolesnikov, M. Romanishin (Museum Director)

Экспозиция выставки «Графика» (левая часть) Exposition of exhibition “Graphics” (left side)

346

Экспозиция выставки «Графика» (правая часть) Exposition of exhibition “Graphics” (right side)


1994 1993. I wrote “Crimean Venus”. Girl named Tanya, 18 years old: the beauty and chastity, purity and ten­ derness, youth and happiness. In 16 years I met a smoky drunken woman on the sea-front at Yalta. I recog­ nized that a bud, Tatiana, with diffi­ culty and even hesitated to come and give the album with her portrayal of “Crimean Venus”. The bright image

Экспозиция выставки Exposition of exhibition

that I saw, had never been the same for her. I finished the three years cycle of the Crimean joys by the exhibition at the National Museum of Ukraine in 1994. In the same year, my childhood friend, A. Dniprovoy helped me to get a creative shop on Krasnoarmeyskaya street, 138 (now Bolshaya Vasylkivs­ ka): a small one, but very cozy. Beau­

tiful people and talented artists of Ukraine and other countries will always be there. It was a cherry-pie for me. I was still connected with Poltava by gallery “Par­ suna”, which I gave Jura Belobrovuy for a restaurant with summer terrace and the gallery (it was a “party” place for artists) at that time, and not yet grown Gallery and Museum named after N. Yaroshenko.

Экспозиция выставки Exposition of exhibition

Экспозиция выставки Экспозиция выставки

Exposition of exhibition

Exposition of exhibition

347


1995 1995  год. С М. Эйчисом и А. Лемешко везу персональную выставку в Пекин. Выставляюсь в престижном Национальном выставочном зале Министерства культуры Китая. Полномочный посол Украины в Китае вместе с министром культуры Китая открывают выставку (48 произведений живописи и графики), выставка успешно завершается полной распродажей, довольны все стороны: украинская, китайская, доволен автор и довольна моя жена Ирина, которая была со мной в Пекине. Две недели живем в Пекине. Китайские товарищи широко пропагандируют культуру своих предков и завоевания социализма. Всё прекрасно: я первый украинский, да и, пожалуй, советский художник, который сделал на то время персональную выставку в престижном зале Пекина. Принимала меня химическая фирма «Синохем». Китай поразил меня архитектурой храмов. Позднее я путешествую: 1995. M. Eychis, A. Lemeshko and I took a solo exhibition to Beijing. I ex­ hibited at the prestigious National Ex­ hibition Hall of the Ministry of Culture of China. Ambassador Plenipotentiary of Ukraine to China along with Chinese Minister of Culture opened the exhibi­ tion (48 paintings and drawings). The exhibition successfully sold out, all par­ ties are satisfied: Ukrainian, Chinese, the author is happy and my wife Irina, who was with me in Beijing, is satisfied. We lived two weeks in Beijing. The Chinese comrades widely promoted the culture of their ancestors and the achievements of socialism. Everything 348

Чандао, Ханжоу, Хайнин, Великий Шанхай, по набережной которого я гулял, общаясь с китайскими друзьями. 1996  год. Идёт полная инфляция в стране, в этот период большое количество работ покупает у меня В. Головко и вывозит в Германию, что помогает мне творить дальше. С 1996 по 1998  год я работаю в области дизайна и рекламы с российской фирмой «Слобода» под руководством Валерия Кустова и Валерия Сергачёва, с которыми меня познакомил Виктор Пшиченко, директор завода «Химмаш» в Полтаве. Я  – родоначальник рекламы «Слободы», мы продвигаем её бренд на рынке продуктов питания. Вся эта деятельность помогает мне творить и выживать с семьей. Россияне покупают у меня ряд живописных и графических произведений, за что я им очень благодарен. Многому меня научили отношения внутри корпорации, хотя я имел к ним косвенное отношение.

is fine: I was the first Ukrainian, and, perhaps, a Soviet artist who had made a solo exhibition at the prestigious Hall of Beijing at the time. I was received by the chemical com­ pany “Sinohem”. China impressed me with the architecture of churches. Later I travelled: Chandan, Hanzhou, Haynin, Grand Shanghai, along its wa­ terfront I walked, talking with Chinese friends. 1996. There was a total inflation in the country. During this period, a lot of works were bought from me by V. Go­ lovko, who exported them to Germany. It helped me to create further.

From 1996 to 1998 I worked in the field of design and advertising with the Russian company “Sloboda” under the direction of Valery Kustov Sand Valery Sergachev, whom I was introduced to by Victor Pshichenko, director of the plant “Himmash” in Poltava. I am the founder of advertising of “Sloboda”, we promoted its brand in the food mar­ ket. All this activity helps me to create and survive with my family. Russians bought a number of my paintings and graphic works, I am very grateful for that. Relationships within the corpo­ ration taught me a lot, although I was connected with it very remotely.


Персональная выставка. Национальный музей изобразительного искусства (Пекин. КНДР) Personal exibition. National Art Museum (Pekin. North Korea) Девушка с ракушкой (красное окно 3) 110х90 х. м. Girl with a Shell (red window 3) 406

349


1995

В. Колесников (Хан-Жоу. КНДР)

В. Колесников с китайскими детьми

В. Колесников с китайскими товарищами

V. Kolesnikov with Chinese children

V. Kolesnikov with the Chinese comrades

V. Kolesnikov (HanZhou. DPRK)

Девушка с кактусом (красное окно 1) 110х90 х. м. Girl with a cactus (red window 1)

Ребята оплачивают мне мой третий «Зелёный» альбом (сюрреализм в Крыму). Уезжает в Англию Алексей Талимонов, и я теряю с ним всяческую связь, не считая единственного звонка в 1998  году.

407

350


1995

В. Колесников с буддистскими монахами (Пекин)

На площади Тень-Нянь-Мынь

V. Kolesnikov with Buddhist monks (Beijing)

On the square TenNyanMyn

В китайском храме In a Chinese Temple

Девушка, снимающая джинсы (красное окно 2) 110х90 х. м. Girl taking jeans off (red window 2) 408

The guys paid my third “Green” album (surrealism in the Crimea). Alexey Talimonov went to England, and I lost any touch with him, not counting a single call in 1998. 351


1995

Средневековый дворец (Щецин. Польша) Medieval Palace (Stettin. Poland)

В трудное время милионных фантиков-купонов ко мне на помощь приходит генерал Григорий Руденко. Он предлагает мне написать три работы для шестого управления по борьбе с организованной преступностью на свободную

тему. Я пишу, за что получаю большие деньги, которые дают мне возможность готовиться к новым выставкам. Наступило время, в котором нет государственных заказов, и я живу только с продажи творческих работ, кото-

Пять граций + одна 100х80 х. м. Five Graces + One

409

In difficult times of a million wrap­ pers-coupons Gen. Gregory Rudenko came to the aid. He invited me to write three works for the Sixth Directorate for Combating Organized Crime on any subject. I wrote I got a lot of money for that. It gave me possibility to prepare for new exhibitions. There was a time when there were no government contracts, and I lived only with the sale of creative works, which I sold on the exhibitions. I spent More and more time outside the family, in my studio on Krasnoarmeyskaya street in Kiev. A. Dniprovoy introduced me to businessmen and politicians, who bought my works. Irina found the change and moved to Kiev. In autumn 1998 we left. Pol­ tava became too close for me. I need the breadth of the capital. All the more, in fact, I already was living for 4 years in Kiev. But I still loved the cradle of my creativity  – Poltava, and I will always love It. 352


1995 рые реализую на выставках. Все больше времени провожу вне семьи, в своей мастерской на ул. Красноармейской в Киеве. А. Днипровой знакомит меня с бизнесменами и политиками, которые приобретают мои работы. Ирина находит вариант обмена и переезда в Киев.

Осенью 1998  года мы уезжаем. Полтава стала тесной для меня. Мне нужна широта столицы, тем более, что фактически уже 4  года я нахожусь в Киеве. Но я по-прежнему люблю колыбель моего творчества  – Полтаву, и буду любить всегда.

Генерал Григорий Руденко (мой друг) Gen. Gregory Rudenko (my friend)

Цыганский танец 90х110 х. м. 410

Gipsy Dance

353


2003

Пейзажи Чёрного моря (Крым) Landscapes of the Black Sea (Crimea)

Скалы 100х90 х. м. Rocks 411

354


2003

Медведь гора (Крым) Medved’-gora (Crimea)

Балаклава (Крым) Balaklava (Crimea)

Золотые камни 60х80 х. м. Golden Stones 412

355


1993

Подножье Ай-Петри 50х60 х. м. Foot of Ai-Petri 413

356


1993

Тишина в пространстве 50х60 х. м. Silence in Space 414

357


2004 Н. Муравский, Д. Колесников, В. Колесников в творческой мастерской (Ялта) N. Muravskiy, D. Kolesnikov, V. Kolesnikov in a creative workshop (Yalta)

Лежащая на раковинах 60х70 х. м. Lying on the Shells 415

358


1993 Летящая в синем пространстве 60х55 х. м. Flying in the Blue Space 416

359


1995 Гранаты 85х80 х. м. Pomegranates

417

360


1993 В. Колесников, В. Бучевский на стротельстве дома (Кореиз. Крым) V. Kolesnikov, V. Buchevsky at the construction of building (Koreiz. Crimea)

Японская айва 90х120 х. м. Japanese Quince 418

361


1997 Лилии 80х55 х. м. Lilies

419

362


2007 Сирень 90х65 х. м. Lilac

420

363


2002

Ракушки 90х80 х. м. 421

364

Shells


Декан факультета дизайна профессор Марина Колосниченко на выставке В. Колесникова Dean of the Faculty of Design Professor Marina Kolosnichenko at an exhibition of V. Kolesnikov

Н. Муравский, В. Колесников, Н. Есипенко на групповой выставке N. Muravsky, V. Kolesnikov, N. Esipenko at a group exhibition

А. Чебыкин, Е. Галушкевич, А. Кожеков на выставке (2007) A. Chebykin, E. Galushkevich, A. Kozhekov at the exhibition

Парусник 110х90 х. м. Sailboat

422

365


1998

А. Кожеков, В. Бучевский, В. Колесников (младший), В. Колесников обедают в заповеднике (Крым) A. Kozhekov, V. Buchevsky, V. Kolesnikov (Jr.), V. Kolesnikov having lunch in the conservancy area (Crimea)

Перед бурей 70х80 х. м. Before the Storm

366

423


2004

А. Кожеков, В. Колесников, А. Ус, Е. Галушкевич на пленере (Гурзуф. Крым) A. Kozhekov, V. Kolesnikov, A. Us, E. Galushkevich en plein air (Gurzuf. Crimea)

Кошка 60х70 х. м. (Симеиз. Крым) 424

Koshka (Simeiz. Crimea)

367


1997

М. Чебыкина и Катя на выставке (Киев) M. Chebykina and Katya at the exhibition (Kyiv)

В. Колесников, М. Чебыкина, Катерина, А. Чебыкин

Е. Галушкевич, В. Колесников на выставке E. Galushkevich, V. Kolesnikov at the exhibition

V. Kolesnikov, M. Chebykina, Katerina, A. Chebykin

Саванна 90х120 х. м. Savannah

368

425


1994

Девушка, лежащая в небе 65х100 х. м. Girl Lying in the Sky

426

369


1997 Балерина 90х70 х. м. Ballerina

427

370


1997 Розовые фламинго 90х100 х. м. Pink Flamingos

428

371


2006

Рождение весны 70х50 х. м. The Birth of Spring

429

372


Острова в океане 80х60 х. м.

1997

Islands in Ocean

430

373


1996 Портрет А. Днепрового 100х90 х. м. Portrait of A. Dneprovyj

431

374


2001 В. Колесников, А. Днепровой в творческой мастерской А. Чебыкина V. Kolesnikov, A. Dneprovoy in the creative workshop of A. Chebykin

Волна 110х120 х. м. Wave 432

375


2006 Подснежники 70х50 х. м. 433

376

Snowdrops


2000

А. Днепровой, Л. Днепровая, В. Колесников

В. Колесников у портрета Л. Днепровой

A. Dneprovoy L. Dneprovaya V. Kolesnikov

V. Kolesnikov at a portrait of L. Dneprovaya

Грации в лилиях 70х80 х. м. Graces in Lilies

434

377


1997 Нежность (Юлия) 100х65 х. м. Tenderness (Julia)

435

378


1990 Зелёный мираж на Днепре 60х80 х. м. Green Mirage on the Dnieper

436

379


1994—2000 Российская компания «Слобода» (Алексеевка. Белгородская обл.) Russian company “Sloboda” (Alekseevka. Belgorod region) Генеральный директор компании В. Кустов Executive director of the company V. Kustov

Руководитель компании «Слобода» В. Сергачёв Head of ‘Sloboda’ V. Sergachev

В. Кустов, В. Колесников, В. Сергачёв (Алексеевка) V. Kustov, V. Kolesnikov, V. Sergachev (Alekseevka)

Страсть 130х100 х. м. 437

380

Passion


1997 Между небом и землёй 100х90 х. м. Between Heaven and Earth 438

381


1997

382

Реклама российской компании «Слобода» Advertisement with the Russian company “Sloboda”


Рекламный плакат Adposter

383


1996

384


1997

385


1998 Выставочный павильйон компании «Слобода» (Москва) Exhibition pavilion of “Sloboda” (Moscow)

Выставочный павильйон парфюмерии компании «Слобода» Exhibition pavilion of perfumery products of company “Sloboda”

Бигборд Подсолнечник Billboard Sunflower 439

386


1999

Выставочный павильйон растительного масла компании «Слобода» (Материал выполнения – дерево, эмаль на металле, кожа) Москва Exhibition pavilion of oil of company “Sloboda” (Materials: wood, enamel on metal, leather) Moscow

387


1998 Рекламный плакат «Слобода» Adposter ”Sloboda”

440

388


1998 Реклама компании Сompany advertising

Лежащая на подсолнухах 100х70 б. акр. (графика)

Lying on sunflowers (graphic arts)

441

389


ФОНД АНДРЕЯ МАТКОВсКОГО

«ПОЛТАВСЬКА РОДИНА» ПОЛТАВСКИЙ ХУДОЖественный МУЗЕЙ (ГАЛЕРЕЯ искусств) им. НИКОЛАЯ

ЯРОШЕНКО

Создание оригинал-макета: В. Колесников, А. Держук



Владимир Колесников - художник - часть 1 / Vladimir Kolesnikov - painter - part 1