Page 10

10 8.09.2011

РЕГИОН

Земельные войны в Вольнянском районе Фермеры дерутся – у селян чубы трещат

В «МИГ» обратилась группа жителей из нескольких сел Вольнянского района с просьбой помочь вернуть свои земельные паи, отданные в аренду фермеру, который уже третий год не рассчитывается за использование их земли.

“Мы что, рабы?..”

На собрании эмоции просто переполняли пайщиков

“Третий год – без паевых” “Мы, жители сел Соколовка, Сергеевка, Запорожское, в 2007 году подписали договора аренды наших земельных паев с частным предпринимателем Бедриком В.Л. Весь следующий год, по его словам, был потрачен на оформление необходимых документов, но договора так и не были зарегистрированы в Центре государственного земельного кадастра. А в марте 2009 года стали происходить странные вещи. А именно: первоначальные договора были заменены на новые, подсунутые нам на подпись под видом ведомостей на получение сахара в счет оплаты паевых. Одновременно с этим узнали, что Бедрик начал предлагать местным фермерам за определенную плату забрать наши земельные паи для дальнейшей обработки. Мы, естественно, забили тревогу и обратились к Бедрику с просьбой объяснить, зачем ему понадобилось переписывать договора, уже прошедшие проверку в Вольнянских земресурсах, да еще таким подпольным способом; и почему на наших землях начала работать чужая техника. Но никаких вразумительных объяснений не получили. Он вообще стал избегать встреч с пайщиками. Тогда мы обратились в центр ГЗК с письменными заявлениями не проводить госрегистрацию наших договоров аренды с фермером Бедриком, и получили ответ, что заявления приняты к сведению. Каково же было наше удивление, когда через месяц-полтора все наши договора былитаки зарегистрированы и вступили в законную силу! Тем временем подошло время получения арендной платы. И оказалось, что мы должны ее получать почему-то в фермерском хозяйстве «В.Н.Лещенко». Но не просто так, а на определенных условиях. Во-первых, необходимо было подписать бланк с печатью и подписью Бедрика об

обоюдном согласии на расторжение договора с ним; во-вторых, подписать ведомость о получении арендной платы в ЧП «Бедрик» [хотя фактически плату выдавало хозяйство Лещенко]; и, наконец, главный документ — подписать договор о передаче в аренду на десять лет наших паев фермеру В. Н. Лещенко... Мы наотрез отказались от таких условий. Если Бедрик не в состоянии сам обрабатывать нашу землю и платить за ее использование, то единственный выход – разорвать договорные отношения без каких-либо ультимативных условий. А уж какому фермеру в дальнейшем доверить наши паи, мы вправе решать сами. По этим же причинам отказались получать арендную плату у Лещенко – ни он к нашим паям, ни мы к нему никакого отношения не имели и иметь не хотим. Однако Бедрик на других условиях просто отказался разрывать с нами договора аренды, которые, как мы считаем, к тому же были подписаны мошенническим путем и потом незаконно зарегистрированы. С тех пор было отправлено множество коллективных жалоб во все инстанции – райгосадминистрацию, прокуратуру, земельные ресурсы, народным депутатам... Но отовсюду получали одни отписки. В суде тоже сплошные проволочки и затягивание разбирательства. В итоге уже третий год наши земли засеивает и собирает с них урожай фермер Лещенко, который не имеет на это никакого права [мы ему такого права не давали]. А Бедрик по-прежнему не выплачивает нам арендную плату. Очень надеемся на ваше понимание и помощь...” Под письмом более тридцати подписей. Уже после получения этого письма пайщики провели собрание в селе Соколовка, на которое пригласили и «МИГ».

...В здании сельской школы собралось человек 25 – практически все очень преклонного возраста, пенсионеры. Открыл собрание председатель Михайловского сельсовета Вадим Вышинский. Речь его была немногословной: – Я встречался с Бедриком. У него сейчас сложное финансовое положение. Набрал кредитов, которые выжимают из него все, и на пайщиков средств не хватает. Но он обещал, что с людьми полностью рассчитается... Последняя фраза вызвала волну возмущения у присутствующих. В один голос они стали говорить о том, что Бедрик их уже три года водит за нос, они устали ходить по инстанциям, добиваться правды. Объяснили также селяне, почему они не хотят «переходить» к фермеру Виктору Лещенко: во-первых, “он очень грубый, людей не уважает”; а во-вторых, “мы что, рабы, чтобы нас, не спросясь, вместе с нашей

Светлана Михайловна Дешко: – Как-то к нам в село приехал управляющий фермерского хозяйства «Лещенко В.Н.» с какими-то молодыми людьми – требовали, чтобы я заключила договор аренды с Лещенко. Я отказалась, и тогда один из них схватил меня, старую женщину, за грудки, стал трясти и кричать: “Знаешь, что я с тобой сделаю?!” После этого разговора мне пришлось «скорую» вызывать... Владимир Кузьмич [зять пайщицы Екатерины Цюбки, 84-х лет]: – Я видел, как на Михайловну нападали, требуя подписать договор аренды с Лещенко. Мы соседи... Только зашел в дом, как и к нам вваливаются те же люди. Начинают тыкать гроши в лицо Екатерине Антоновне, угрожают: “Не подпишешь договор, завтра все майно твое опишут, на улице останешься!” Ей плохо стало, я вступился, тогда и меня – за грудки...” Евдокия Чистик: – У тех, кто в 2009-м подписывал бланки якобы на получение сахара, оказались совсем другие договора аренды, чем первоначальные, с 2007 года. Вот, смотрите сами [предъявляются два договора, заключенные, судя по датам, в одно время и с одним и тем же фермером – Валерием Леонидовичем Бедриком, – авт.] Тут и оформление разное, и содержание отличается. В «новых» договорах, например, появились дополнительные

“Они все врут...” С Виктором Николаевичем Лещенко мы встретились на следующий день после собрания в Соколовке. Беседовать с ним оказалось делом непростым. Похоже, что слушал он только себя, перебивая буквально через каждое слово и попутно награждая нехорошими словами [типа “да это ж г..но на лопате!”] своих оппонентов. Но несколько вопросов все же удалось сформулировать. – Что вы можете сказать по поводу конфликта с пайщиками из Соколовки, Сергеевки и др.? – Они продули суд и местный, и апелляционный. Мало ли, что они там будут рассказывать! И вообще, они сейчас не у меня. Какие ко мне претензии? Бабушки меня спрашивают: вы вернете Дедку деньги, что он нам давал? А я говорю: а

зачем? Что там в договоре записано, что я что-то должен отдавать? – Но люди говорят... – Можно говорить, что хочешь! Все это фигня на постном масле... – И все же, люди из Соколовки, Сергеевки говорят, что фермер Бедрик им не платит паевые, заставляя подписать договор аренды с вами. И вы же сеете и убираете урожай на их землях... – Я с ними ничего не подписывал. У них договора с Бедриком. А если я и обрабатываю эти земли, то только помогаю Бед­ рику. А что, не имею права?! – Председатель сельсовета Вадим Вышинский на собрании сказал, что у Бедрика сложное финансовое положение, денег на пайщиков не хватает...

землей продавать кому-то? Мы хотим отдать паи нашему односельчанину Вячеславу Дедку, который помог нам в самый трудный момент и продолжает помогать...” Жители Соколовки рассказали, что Вячеслав Николаевич Дедок вырос у них в селе, знают его с детства. Когда в 2009 году Бедрик им не заплатил паевых, они всей гурьбой пришли к Дедку, попросили: возьми нас к себе, помоги... И он не отказал, помог и зерном, и картошкой, и деньгами. Вроде бы как в долг дал – мол, получите свою законную арендную плату у Бедрика, отдадите. В прошлом году тоже помог, вот только отдать долг сельчанам пока нечем. – За 2009-2010 годы мы арендную плату так и не получили, – говорят они. – Правда, в конце декабря прошлого года Бедрик один раз появился, предлагал нам деньги – что-то около 2000 грн. Мы не согласились. По договору он должен с нами рассчитываться зерном, маслом, мукой и пр. Деньгами – только по нашему согласию. А много ли купишь в конце декабря на предложенные деньги, когда зерно к тому времени почти вдвое подорожало?

– А Вышинский каким боком здесь? Пусть занимается своим председательством. Пока мы ему помогаем, пусть радуется. Как перестанем помогать, то завоет! – И все-таки, если земля обрабатывается, то почему пайщики ничего не получают? – Они не получают, потому что сами не хотят приехать и получить. Мы их приглашаем, а они не приходят. – Так что, все тридцать человек, простых селян просто врут и вас оговаривают? – Да, все тридцать врут. У меня на все есть бумаги... – А как с пайщиками села Великое Дубовое? – У них договора с Антоновым. Сеял и

Окончание – на 11-й стр.

пункты в разделе «Права арендатора». Читаем: “Арендатор имеет право потребовать арендованную землю из любого незаконного владения, требовать устранения преград в пользовании ею.” Это, наверное, для того, чтобы мы силой не пытались вернуть наши земельные паи... Дальше: “Арендатор имеет право передавать земельный участок в суб­ аренду...” Хотя по закону, мы узнавали, такое возможно только по письменному согласию с арендодателем. Этих пунктов в первичных договорах не было... Беседовала Светлана ШКАРУПА, фото Сергея Томко

По ту сторону баррикад

убирал урожай он. Я ему только помогал обрабатывать землю, собирать урожай. Имею я право помогать? – Но и в этом селе люди утверждают, что с ними не рассчитываются за аренду. – Мы присылаем им уведомления, а они получают паевые у Лемеша. Хотят, пусть получают... Вообще, заключил договор с фермером – сиди молча и не рыпайся. – Какой вы видите выход из сложившейся ситуации? – У этих пайщиков договора аренды заключены не со мной, а с Бедриком или с Антоновым. Если они не выполняют своих обязательств, пусть пайщики идут в суд и через суд расторгают договора.

Газета МИГ | Новости в Запорожье  

Газета МИГ | Новости в Запорожье

Advertisement