Page 1

He was an excellent master of drawing, the whole artistic world of Odesa admired his originality, his mode of life gave rise to many rumours and legends, which now remain exciting for the public. Who is Mykola Novykov? Artist of genius, born at inappropriate time and place, or a child of his times, who became outsider due to his irreconcilable temper. Rather both, having free spirit and not being socially committed, he admired the artists which were prohibited, succeeding to and carrying on their artistic traditions, owing to which he could be expelled from the college at that time. He lived and created as he wished, though it was contrary to the generally accepted concepts.

НОВИКОВ NOVIKOV

Превосходный рисовальщик, чьей самобытной линией восхищался весь художественный мир Одессы, его способ жизни породил множество недотолков и легенд, до сих пор волнующих публику. Кто же такой Коля Новиков? Художник-гений, родившийся не в то время и не в том месте, или же дитя своего времени, в силу непримиримого характера, ставшего аутсайдером.Скорее всего и то и другое, будучи свободным духом и незаангажированным обществом, он восхищался художниками, которые были запрещены, наследуя и продолжая их художественные традиции, за что вполне можно было вылететь из училища в то время. Он жил и творил так, как того хотел, пусть это и шло вразрез с общепринятыми понятиями.

НОВИКОВ

NOVIKOV


Galerie Les Noms

Николай

НОВИКОВ Nickolai

NOVIKOV

Киев  -  2013  -  Kiev


ВСТУПЛЕНИЕ

«Non-conformis» означает неподобный, противоречащий установкам большинства, - именно это определение наиболее подходит к описанию личности Николая Новикова. Превосходный рисовальщик, чьей самобытной линией восхищался весь художественный мир Одессы, его способ жизни породил множество недотолков и легенд, до сих пор волнующих публику. Кто же такой Коля Новиков? Художник-гений, родившийся не в то время и не в том месте, или же дитя своего времени, в силу непримиримого характера, ставшего аутсайдером. Скорее всего и то и другое, будучи свободным духом и незаангажированным обществом, он восхищался художниками, которые были запре-

щены, наследуя и продолжая их художественные традиции, за что вполне можно было вылететь из училища в то время. Он жил и творил так, как того хотел, пусть это и шло вразрез с общепринятыми понятиями. Как пишут о Николае Новикове его современники, он изначально имел неповторимую, уникальную творческую манеру, нашедшую свое выражение, в основном, в графических работах. Графика, как вид изобразительного искусства, доступна только художникам с природным чутьем, которым Новиков безусловно обладал. Штрих, пятно, линия - вот те средства выразительности, которые использовал художник. Его рисунок целостный, фигуры пластичны и обладают необычным объемом. Линия у художника не является самостоятельной выразительной формой, он импровизирует с ней, заставляя

полностью подчиниться своей воле. Фигуры в его работах занимают отдельное место, так как они словно существуют сами по себе в параллельном пространстве, где образы мужчин и женщин, лишенных индивидуальных черт, различны только лишь объемами. Работы Николая Новикова объединяют в себе свойственную им нервозность и отличительную манеру, а также европейскую широту художественного мышления. Это художник, который не принадлежал себе, а принадлежал искусству, ведь как ни странно, но настоящий талант скорее требует, чем дает.


INTRODUCTION

Non-conformis means inimitable, contradictory to the aims of majority, just this definition is the most suitable for the description of Mykola Novykov’s personality. He was an excellent master of drawing, the whole artistic world of Odesa admired his originality, his mode of life gave rise to many rumours and legends, which now remain exciting for the public. Who is Mykola Novykov? Artist of genius, born at inappropriate time and place, or a child of his times, who became outsider due to his irreconcilable temper. Rather both, having free spirit and not being socially committed, he admired the artists which

were prohibited, succeeding to and carrying on their artistic traditions, owing to which he could be expelled from the college at that time. He lived and created as he wished, though it was contrary to the generally accepted concepts.

is not an independent expressive form, he improvises it, fully bending it to his will. In his works, figures take a special place, as if they exist on their own in the parallel space, where the images of men and women (without individual traits) differ solely in volumes.

The contemporaries of Mykola Novykov write that initially he had an inimitable, unique creative manner, which was mainly represented in his graphic works. Graphic arts, as kinds of Fine Arts, are accessible only to the artists having an inborn flair, which Novykov certainly possessed. The artist applied such means like stroke, spot, line. His drawings are integral, figures are plastic with the unusual volume. His line

The works of Mykola Novykov combine the appropriate nervousness and the distinctive manner, as well as the European breadth of the artistic mind. This artist was devoted to arts, as curiously enough, the genuine talent rather requires than gives.


Николай

НОВИКОВ НЕ ПРИХОДИЛОСЬ ЧИСТКОЙ САПОГ УБИВАТЬ ВРЕМЯ КОГДА, УХОДИТ

УБОГИЙ ОТ СВОЕГО МРАЧНОГО МИРА, ОТ ТОГО ЧТО ОН МОГ ВИДЕТЬ. ЕМУ НЕ ДОСТОВАЛО ХЛОПОТ

ДУМАТЬ О РАСКОШНЫХ ПОМИНКАХ . ЕГО СКАРБ У ЛЯЖЕТСЯ ВМЕ СТЕ

С НИМ, А ПУСТУЮЩЕЕ МЕСТО В ГРОБ У М О Ж Н О ЗАБИТЬ КАМНЯМИ.

Н Е С У Щ Е Е Т Е Л О Ч Е Р Е З В Р Е М Е Н А Ж И З НИ. НИ КТО НЕ ВСПЛАКНЕТ!

ИЛИ ТОЛЬКО ГОРЬКИЙ ПЬЯНИЦА,

УВИДЯ ТОЛПУ, ПРОХОДЯЩУЮ КОЕ-КАК ПО БУРЬЯНИСТОМУ КОСОГОРУ? ВД

ВДРУГ ЗАРЕВЕТ НА ЯИЧНУЮ

ЛУНУ ПРОКЛИНАЯ СВОЁ

Р А С Х Л Я БАННО Е СУ Щ ЕСТВО ВАН ИЕ .

ВСПОМНИТ, ПОЧЕМУ ВЫГНАЛА ЕГО ЖЕНА, ЗАЧЕМ ОН СПИТ В ПОДВОРОТНЕ И ГДЕ

ТЕПЕРЬ ТЕПЛАЯ И ВСЕГДА УЮТНАЯ ПОСТЕЛЬ.


HE DID NOT HAVE TO KILL THE TIME BY SHINING SHOES, WHILE AN IMPROVERISHED MAN GOT AWAY FROM HIS SHADOWY WORLD, FROM THAT WHAT HE COULD SEE.

HE TOOK NO TROUBLE OF THINKING OF LUXURIOUS FUNERAL FEAST.

ALL HIS BELONGINGS WOULD FIND ROOM

ALONG WITH HIM AND ONE MIGHT STUFF THE IDDLE PLACE IN HIS COFFIN WITH STONES.

BEARING BODY THROUGH THE SANDS OF LIFE. NO ONE WOULD SHED A TEAR!

MIGHT IT BE SOLELY A SAD DRUNKARD WHO WOULD WEEP IN SEEING A CROWD WALK ANYHOW ON THE HILLSIDE?

VD WOULD START CRYING AT THE EGG MOON

ALL AT ONCE CRUSING HIS LOSE EXISTENCE. HE WOULD THINK WHY HIS WIFE HAD SENT

HIM AWAY, WHY HE SLEPT IN THE GATEWAY, AND WHERE HIS WARM AND ALWAYS COMFORTABLE BED WAS THEN.

Nickolai

NOVIKOV


Невыносимая лёгкость бытия Коли Новикова. Одесский трикстер „То, что отличает человека учившегося от самоучки, измеряется не знаниями, а иной степенью жизнеспособности и самосознания“. Милан Кундара *** Текст основан на результатах опроса 56 человек, лично знавших художника, большинство из которых сами были значительными фигурами в художественной жизни города, некоторых из них уже нет в живых.

*** Одна единственная встреча. Сидящий рядом в трамвае человек держал рисунки. Добрый, светлый человек. Речь наивного, открытого, неглупого человека – не болтуна, но и не интеллектуала. Моё знакомство запало в душу, не потому что рядом вновь оказался простой, но мудрый человек, но потому, КАК рассматривал некие листы – графику, назвался Колей. Я задохнулась – это было мощно. Лёгкость линий пера – изящество и точность, просто матиссовские работы! А вот в этих – жёсткость, изломанность форм и нежность в передаче женских тел. Я потом уже узнала, кто этот Коля. Так запомнилось. И маршрут был мимо психиатрической лечебницы... И тут мне начали рассказывать, живописуя, добавляя подробности, детали, ситуации; перевирая, доставая из комодов, шкафов, папок листы графики. В большинстве из них тела безголовые – телесность как таковая. Выглядит словно попытка ЗА телом, в теле усмотреть Суть? И отдельно автопортреты,

погрудные – они доминируют, их множество и сколь все они разнообразны! Автор не всматривается в себя, а представляет, представляется. Оттуда смотрит его неприкрытая сущность, на вас. И во всём, за исключением «матиссовской» серии, нервность, но и плавность (как это возможно?) контуров, тщательная прорисовка, растушёвывание. Переданный одной линией изгиб шеи, страстность или расслабленность позы.

много всякого ДО-сочинённыго, приукрашенного, практически всегда на грани выдумки.

Много в работах нимбов (и над собственной головой!), кресты, покосившиеся церкви, – что можно трактовать как оставленный знак своего вселенского переживания одиночества. Но и противодействие ЗАПРЕТУ НА ХРИСТИАНСТВО – ВЕРУ, ведь в СССР религия была под запретом. Начать следовало бы с неимоверной истории жизни Коли Новикова, вначале детство в приюте для сирот, затем путешествия по бескрайней Сибири и России, затем его появление здесь, - в тёплой и гостеприимной для него Одессе. Лет 10 учился в Грековке (знаменитом художественном училище им. Грекова), исчезал, был многократно отчисляем, восстановлен, работал кочегаром за право присутствовать на занятиях. Был почти константно в «отсидках» - в тюрьме и лагерях, поскольку в те времена НЕ работать было НЕЛЬЗЯ (!). Но в шестидесятые прошлого века тюрьма и лагеря были местом и для диссидентов, всё тот же ГУЛАГ, а потому были опоэтизированы... чем Новиков несомненно пользовался в повествованиях о своём жизненном опыте. Более того, бравируя им! Теперь это воспринимается по-иному, хотя уже лет пять как тюрьмы вновь стали заполняться политзаключёнными. Но в те времена подобным опытом можно было бравировать. И вот тут наступает черёд рассказать о Колиных повествованих. А он был рассказчиком! Сюжеты наполнялись коллизиями, ощущалось, что в них много, очень

10

1 26,5 x 19 см; бумага, тушь 1989  26,5 x 19 cm; ink on paper 1989

В ходе повествовательного действа автор начинал «рисоваться», подавая себя героем, затем переходя к испрашиванию сигарет, никогда еды (!), выпивки, карандашей и бумаги. Был занимателен и остроумен, хотя и «пах» = имел специфический запах, потёртую одежду. Это теперь нам известно, что такое «бомж», но тогда, в СССР, об этом даже не слышали, не было понятия, не существовало такой категории лиц. Они все быстро отправлялись на «исправительные работы», так как существовала система «прописки», - когда человек имел право жить лишь там, где он прописан, - без права перемещения. Без права свободного перемещения. А Коля как раз и перемещался. Здесь и другой аспект: он ФИЗИОЛОГИЧЕСКИ не мог терпеть постоянства. А когда его обували, одевали, делали даже паспорт, он быстро всё терял и даже и не замечал. Потому что для него важно было творчество, Ван Гог и Матисс. Да, можно подробно описывать его технические приёмы, анализировать особенности графики, но Коля Новиков


Kolya Novikov’s Unbearable Lightness of Being. Odessa Trickster “The difference between the university graduate and the autodidact lies not so much in the extent of knowledge as in the extent of vitality and self-confidence.” Milan Kundera *** This text is based on interviews with 56 people who personally knew the artist. Most of them also used to be prominent characters in the cultural life of the city; and some of them have already passed away.

and yet they are all different! The author does not look inside himself but presents and introduces himself. From there, his uncovered essence is watching you. And in everything, except for the “Matisse” series, you will find nervousness, and at the same time, softness (how is this possible?) of contours, thorough draughtsmanship, and shading. In one line he shows a curve of the neck, a passionate or a relaxed pose. There are a lot of haloes (even above his own head!), crosses, and rickety churches in his works – this can be interpreted as his mark of all-embracing experience of loneliness; but also as his resistance to the BAN FOR CHRISTIANITY – FAITH, since religion was banned in the USSR.

*** A single meeting. A man sitting next to me in a streetcar was holding drawings. A kind and light man. He speaks like a naïve, open, and clever man – not a babbler, but not an intellectual either. This meeting sank deep into my heart not because once again there was a simple but wise person next to me but because of the WAY he was looking at some drawings. He introduced himself as Kolya. I gasped – this was magnificent. Light pen lines – elegance and precision, just like works by Matisse! And these ones have rigidity – broken forms and delicacy of women’s bodies. Only later I found out who this Kolya was. This is how I remember it. And that route went by the psychiatric hospital… And now they start telling me stories, with colorful details, adding particulars and situations, lying, pulling drawings out of drawers, cabinets, and folders. Most of these are bodies without heads – bodiliness as it is. Looks like an attempt to see the Essence BEHIND the body, in the body? And then there are self-portraits, shoulder-length – they prevail, there are numerous of them

2 30,5 x 21 см; бумага, тушь  30,5 x 21 cm; ink on paper

We should start with an unbelievable story of Kolya Novikov’s life – he spent his childhood in an orphanage, then traveled all over boundless Siberia and Russia, and then he came here – to Odessa that was warm and kind to him. He studied at Grekovka (famous Grekov Odessa Art School) for 10 years, disappeared, was expelled multiple times, and then restored, worked as a coal heaver to have the right to attend classes. He was almost con11

stantly “doing time” – in jail or in labor camps, since you COULD NOT NOT to work (!) at that time. But in the 1960s, prisons and labor camps were for dissidents as well, like GULAG, and therefore they were romanticized … the fact that Novikov almost certainly used while telling stories about his life. And even flaunting on it! Now it is taken differently, although in the past five years, political prisoners have reappeared again. But back then, you could flaunt on such things. And now it is time to mention Kolya’s stories. He was an excellent story-teller! His narrations were filled with collision, and you could feel that there were many, very many things that he added or exaggerated, always almost on the verge of fantasy. As he was talking, the author started to “show off” and present himself as a hero, then proceeded to solicit cigarettes, never food (!), booze, pencils, and paper. He was funny and witty, although he “smelled” = had a distinctive smell and shabby clothes. Now we know what bomzh [the Russian acronym for Of No Fixed Abode] means but in the USSR nobody heard about them, such notion or category of people did not exist. They were momentarily sent for “corrective labor,” because there was a system of propiska [domicile registration] – when a person had the right to live only at the place of registration without the right to move. Without the right to move freely. But Kolya did move. There was another angle to that, too: he could not stand stability at the PHYSIOLOGICAL level. When people gave him clothes, shoes, and even a passport, he used to lose everything and never even noticed. Because what mattered for him was his work, Van Gogh, and Matisse. Yes, you can describe his technique in every detail, analyze specific features of his drawings, but Kolya Novikov became a legend first of all because his whole life and his work were undivided! An artist is not what his works are but how they influence the society. His life and his art is


стал легендой в первую очередь потому, что сама его жизнь была неразделимой с творчеством! Художник ведь не столько работы сами по себе, но то влияние, которое они оказывают на общество. Его жизнь и творчество единое целое! Он был цельным и ценным для того времени, а как показывает история современности ещё не скоро утратит актуальность, поскольку «советскость», увы, прочно утвердилась в менталитете украинцев.

Новиков оказался нужен. Колю Новикова называют одесским Модильяни, Ван Гогом, а также Диогеном, отщепенцем, изгоем. Хотя у него была специфическая роль: трикстера - эдакого пройдохи, хитреца и провокатора, обнажающего истинное положение дел. За что его уважали, причём уважали практически все от профессуры, директоров музеев, утвердившихся (официальных) художников до интеллектуалов. Диссиденты же считали его «своим». И это не взирая на россказни, балагурство, «своеобычный облик» (бомжа), там, в первую очередь в самих работах, они ценили талант и откровенность высказываний. Он стал символическим персонажем такого феномена, что существует и функционирует в Одессе – склонность к мифологизированию людей, их поступков, оплетению их ситуациями, наделением жестов, слов, высказываний особым значением, собственным ассоциативным рядом.

Ута Кильтер арт критик ******

Сергей Ануфриев 3 30,5 x 21,5 см; бумага, тушь, акварель  30,5 x 21,5 cm; paper, ink, watercolor

В те времена достаточно много инакомыслящих содержалось в психиатрических лечебницах, что могло быть идеальным местом для Коли: крыша над головой, уход и «понимающее окружение». Но и туда попасть было непросто! Не было пресловутой прописки! Об определении его туда хлопотали друзья художники, где он много лет жил в свободном режиме, уходя оттуда и возвращаясь. Там он мог быть благодаря личностному отношению к нему, его таланту. ТАМ его ценили и понимали. Потому этим своим «следованием» и нашей неспособностью к таким «подвигам» (героической миссии) Коля

(художник-концептуалист) «Он был катализатором. Он вскрывал советскую идеологию изнутри. Советские люди, по большому счёту нечем особенно не были заняты как сакральные люди, строящие нечто мифологическое - коммунизм, все были заняты строительством чего-то эфемерного, то есть ничем. А жизнь при коммунизме означала жизнь при полной неадекватности. Он полностью выполнил задачу: жить по коммунистическим идеалам. В той степени, в какой он не заботился о жизни в её грубом материальном значении, так как он существовал, в основном благодаря идее – творчества. Можно было бы сказать, что это нечто условное. Но не для Коли. 12

Разницы между К.Н. и Бродским не В этом качестве в зависимости от ранга, все понимали не было никакой. Т.е. все осознавались как жертвы системы, и все понимали, что каждый выбирает свою судьбу. У Коли была такая тяжелая судьба, он был одинок. Подобные люди уже самим фактом своего несоответствия нормам, фактически были достойны уважения. Жизнь Коли представляла собой такие максималистские формы. Это была тотальная бездомность. Настоящая, в отличие от других, которые тоже себя сознавали бездомными, но тут это было прямо по официальной песенке «Мой адрес ни дом и не улица, мой адрес Советский Союз».

***

Сергей Белик

(художник-традиционалист) Шумным случаем был случай, когда он лез через окно в училище, не удержался и повис на штыре. Это был нашумевший случай. Всю ночь он провисел на этом штыре. Его только утром оттуда сняли, в больницу отправили. А через 3 дня он вновь появился, как в ни в чём не бывало. Видимо, для него такие экстремальные обстоятельства были как бы нормальными. В этом была своеобразная романтика, которая витала над всем этим, явлением – «Коли Новикова». От славянских заморочек типа «От сумы и тюрьмы не зарекайся и т.п.»? То, что цепляет. Там отголоски романтики, в том числе и романтики криминального пения, всех этих песен лагерных. Хотя это так странно, все против бандитов, бандитизма, все их не любят, страшатся, а поют или слушают. Знаешь, он так много всего вокруг себя наворочал, столько небылиц. Что ничему до конца не верилось, было частью мифологии. Не забывай, у него была «харизма!» а это, доложу тебе очень вещь действенная.


a single whole! He had integrity and value for that time, and our modern history shows that these qualities will remain relevant for quite a while, since unfortunately the Soviet mentality has engrained in the minds of modern Ukrainians. At that time, quite a lot of mavericks were held in mental institutions, and it could be a perfect place for Kolya: a roof over his head, care, and “understanding environment.” But it was hard to get even there! He did not have the notorious propiska! His artists friends were making efforts to get him admitted; and he lived there for many years in an unrestricted fashion, coming and going. He was able to stay there because they took him and his talent personally. They appreciated and understood him THERE.

by practically everybody from professors, museum directors, and established (official) artists to intellectuals. The dissidents considered him “one of their kind.” And in spite of his stories, buffoonery, a specific look (like a bomzh), they first of all valued his works, talent, and openness. He became a symbol of the phenomenon that exists and functions in Odessa – a tendency to mythologize people and their actions, surround them with situations, and assign special meaning and associative field to their gestures and words.

Uta Kilter Art Critic ******

Sergei Anufriev (conceptual artist)

“He was a catalyst. He opened the Soviet ideology from the inside. In general, Soviet people were not busy with anything special as sacral people who were building something mythological – the Communism; they were all busy building something ephemeral, i.e. nothing. And life under Communism meant a life under complete lack of adequacy.

4 30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1990 

He completely accomplished his task of living according to Communist values; considering the degree to which he did not care about life in its primitive material meaning, because he existed mostly thanks to the Idea, i.e. Art. One can say that it was something fictitious. But not for Kolya.

30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1990

Therefore, Kolya Novikov turned out to be in demand, due to his “pursuit” and our inability to undertake such “endeavors” (heroic mission). They called Kolya Novikov a Modigliani or a Van Gogh of Odessa, also Diogenes, renegade, and outcast. Although he played a special role of a trickster – sort of a slicker, villain, and instigator who reveals the true essence of things. That is why he was respected

Everybody understood that there was no difference between K.N. and Brodsky in this quality depending on the rank, since they all were perceived as victims of the system, and everybody understood that people choose their fate. Kolya’s fate was very hard – he was lonely. In fact, people like him deserved respect due to the very fact of their incompliance with the norm. Kolya’s life consisted 13

of these maximalist forms. There was complete homelessness. Real as opposed to the case with others who also considered themselves homeless but in fact it was just like in the official song: “My address does not have a building number, or a street name; my address is all of the Soviet Union.”

***

Sergei Belik

(traditional artist) There was a famous episode when he was climbing to the school [Grekov Art School – translator’s note] window, lost his balance and hung himself on a metal pin. This story was much talked of. He spent the whole night hanging on the pin. Only in the morning, they took him off it and sent to the hospital. But in three days, he was back as if nothing had happened. Apparently, for him these extreme circumstances were sort of normal. They had this special romantic atmosphere which was characteristic of the entire phenomenon called “Kolya Novikov.” Or what about Slavic superstitions, such as Don’t count out a prison cell, a begging bowl may come as well, etc.? Something that hooks you up. There is romantic resonance present including romanticism of criminal songs, songs from labor camps. Although it is so weird because everybody is against bandits and violent crime, nobody likes them; everyone is afraid but at the same time, sings or listens to their songs. You know he told so many stories about himself, so many lies, that you just would not believe anything to the end; it was part of mythology. Remember, he was charismatic, and trust me, this works very well. The attitude to him was sympathetic in spite of his unsettled state, because many people had romanticism inspired by art deep inside them. Especially because he was not officially recognized. Only official artists can be “recognized,” not the real


Относились, не смотря на всю его неустроенность с симпатией, потому как у многих глубоко внутри сидела романтика от искусства. Особенно его непризнанность. Ведь «признанные» = это только официальные, не-настоящие мастера, а подлинные гении умирали непризнанными. Бедными и ущемлёнными.

Если он и завидовал, то Ван Гогу, не меньше чем. И подстраивался под него. А мы остальные были для него тараканами. Он любил поразить нас своими историями, о виденном чём-то необычайном. О нарах, о тюрьме, вставлял рассказики о чем-то запредельном.

Да и сами его работы тоже обладали своеобразием, оригинальностью на фоне всеобщего соцарта и набившей оскомину «Южнорусской школы».

– то, по поводу чего он рефлексирует. В нём они вполне естественно уживаются. Есть здесь уродливое. Даже в попытках гармонизации уже есть линия разделяющая на тень и свет, на зазеркалье и реальность. На этот и иной мир. Такое впечатление, что у него нарастает необходимость выбора, между собой и реальностью, потребность переступить эту зазеркальность. Довольно выразительная линия и символизм. Символика для него была доминантной.

***

***

Игорь Божко

Александр Дмитриев

(художник, сценарист, актёр)

(художник-керамист)

То, что он рисовал – это настоящее. Это шло от нутра, и это всегда было очевидно. Он никогда не думал о композиции. Без всякого рисунка, без всякого предварительного наброска. Это и есть образец высочайшего профессионализма. В фильме «Астенический синдром» мне досталась роль сумасшедшего художника. Вот и пошли мы с ассистентом режиссёра навестить Колю. Пришли в отделение, увидели Колю, он нам обрадовался. Палата у него была многолюдная, как по мне, то ужасающая. Кто-то лежит пластом, кто-то бьется в горячке, Колина койка была в уголочке, и там было видно, что обитает художник. Были папочки, на стенках рисуночки приколотые кнопочками. Коля сидел и делал наброски. Он выработал свой интересный приём, проводил тушью линию, а затем её смазывал, что давало объём. Придавало это более жизненное, чем сама линия. Ладошкой растирал. Он рисовал необычайно быстро. У него была настолько пугающая внешность до незабываемости. Блатная, но вместе с тем, он был безобидным, мягким. Душевно мягким. У него не было злобности, алчности, зависти.

Его темой был Ван Гог. Тогда это было просто запрещено, за это можно было тогда вылететь из училища. Причём без оспаривания. Церкви писал. Тогда и за церкви выгоняли. Это какой-то ужас был. А вот он не боялся. 5 30,5 x 21 см; бумага, тушь  30,5 x 21 cm; ink on paper

Работы художника заключена в его работе, а он работал много, очень много. Кресты и церкви – это от блатного. Это всё оттуда, как наколки. Конечно, там есть китч, но странно, что такое смешение китча с нервной графикой в результате получалось что-то настоящее.

***

Потом эти нескончаемые полумифические истории. Зато однажды, уже в начале девяностых, он пришел, нет был привезен на дорогой машине, Мерседесе. Он нас специально подозвал показать. На нём были золотые очки, рубашка с накрахмаленным жабо, невероятного размера золотые часы, дорогие джинсы и бледно-голубой пиджак. Я чуть не упал в обморок, я такого не ожидал и не мог даже предположить, что увижу такое: мытый-премытый, гладко выбритый, явился прямо принцем. (- характерная история времён распада СССР, появления нуворишей).

Галина Богуславская

***

(искусствовед)

Здесь я вижу деформированность. Предметом его творчества является идеология. Нарисованная идеология. Его минималистская жизнь однозначно минималистски переносится и на творчество. Он его сознательно ограничил. Изысканность, изящество и страдания 14

Татьяна Басанец (искусствовед)

Он не вписывался в общую струю, но такие люди может быть тем-то и нужны. Художник он - неординарный. Потому что этот художник выработал собственную стилистику, пускай она


masters. Authentic geniuses died unrecognized. They were poor and deprived. His very works were special, different compared to the global socialist art and boring “South-Russian School.”

***

Igor Bozhko

(artist, scriptwriter, actor) His works were authentic. They were coming from his gut, and it was always evident. He never thought about composition. There were no drawings, no preliminary sketches. This is what we call an example of supreme professionalism. I was assigned to play a role of an insane artist in a film entitled Asthenic syndrome. So the assistant director and I went to see Kolya. We came to the psychiatric ward and saw Kolya there. He was glad to see us. His room was crowded, and as for me, awful. Someone was lying flat, and someone was shaking in fever. Kolya’s bed was in the corner, and it was obvious that it was an artist’s habitat. There were folders; drawings were tacked to the wall. Kolya was sitting and making sketches. He developed his own interesting method – made a line in ink, and then smeared it to create volume. It looked more true to life than the line itself. He smeared it with the palm of his hand. He drew very fast. He had a scary look that you would never forget. He looked like a former prisoner but at the same time, he was harmless and soft. Soft in his heart. He was not angry, greedy, or jealous. If he envied, he envied nothing less than Van Gogh. And he was trying to imitate him. The rest of us were like cockroaches for him. He liked to impress us with his stories about something extraordinary – about his time in jail, about prisons, and inserted small stories about something unheard of. Artist’s works lie in his labor; and he worked hard, very hard. Crosses and churches come from the prison culture. Everything is from there, like

tattoos. Of course, there is some kitsch there, but unexpectedly this combination of kitsch and emotional graphic art resulted in something genuine.

***

Galina Boguslavskaya (fine art expert)

close to fainting, I did not expect it and could not even imagine that I would see something like it: all washed-up, clean shaven and looked like a real prince. (This is a typical story for the period around the break-up of the Soviet Union when nouveau riches started to emerge).

***

I see deformity here. Ideology is a subject of his works. Depicted ideology. His minimalistic life is transferred to his works in an unambiguously minimalistic way. He consciously chose to limit them. Refinement, elegance, and sufferings are the theme of his reflection. All of them coexist inside him quite naturally. There is an ugly side. Even in the attempts to harmonize, there already is a line separating shadow from light, “looking glass-world” from reality. This world from the other world. There is a feeling that he had a growing need to choose between himself and reality, the need to walk through the looking glass. Lines and symbolism are quite expressive. Symbols were predominant for him.

***

Alexander Dmitriev (ceramic artist)

Van Gogh was his theme. At that time, it was simply forbidden, and you could be easily expelled from the school [Grekov Art School – translator’s note]. Without contestation. He painted churches. They expelled students for the churches, too, at that time. It was simply terrible. But he was not afraid. Then there were these endless semi-mythical stories. Although once, in the early nineties, he came… no, he arrived in an expensive car, a Mercedes. He called us to come and see it. He wore golden glasses, a shirt with a starched jabot, a humongous golden watch, expensive jeans, and a light blue jacket. I was 15

6 29 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь  29 x 19,5 cm; paper, ink, gouache

Tatyana Basanetz (fine art expert)

He could not blend in, but this may be a special mission of such people. An artist must me unconventional. Because this artist developed his own stylistics, and although it is absolutely sick, he still has it. His works contain “acid,” using modern terminology. They have gut, “aqua regia” – push your finger in this mixture of terrifying acids, and you will lose your finger. This is what his works are like. And they stay in your memory, they burn. A normal spectator, a man from the street, may even be poisoned with his works, because they have such an unhealthy energy and a lot of movement.

***


совершенно больная, но она у него есть. В его работах – «кислотность», используя современную терминологию. Нутро есть, «царская водка» – ткни пальцем, и останешься без пальца, в эту смесь из жутких кислот. Именно такие его работы. И они сильно запоминаются, жгут. Нормальный зритель, обыватель, может даже отравиться его работами, потому как там такая нездоровая энергия, экспрессия.

Там, в рассказах были детприёмники или детдома. Отчётливо помню лишь о переездах. Как рефрен, возврат. Даты же рождения и места варьировались. Но уже сама эта мифологичность знаковая. Как человек, лишенный биографии имел полное право на её воссоздание. Придумывал то, что ему нравилось. Вот я писал о снесённых кварталах Привоза, там ведь были одни бодеги, ножлежки. И до революции и после, и до недавноего времени. Там проводили облавы на «подозрительных женщин и БЕСпаспортных людей». Почему жаль этих домов, этих развалюх? Потому что город важен не только архитектурными красотами, вздымающимися шпилями, но городу нужны и задворки, помойки, это фон. Можно сказать гумус.

***

Леонид Войцехов

(художник андеграунда, арестовывался за своё творчество)

7 30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

***

Борис Херсонский (психиатр)

Да, он и был Ван Гогом, Винсентом. У него было татуировка «Винсент» под соском. Я её потом уже видел сам, при осмотре. А его самого воспринимал в духе экспрессионистского джаза.

***

Олег Губарь (краевед)

Это примерно так, как если бы я сейчас начал рассказывать про... Трою. Были какие-то фрагменты правдивости.

«Посмотри, это не человек, это ком земли, т.е. что он ещё (уже) не отошел от матушки природы. Кусок континуума окружающего. В нём было посконное, кондовое. Как бы зависть земли.

***

Виктор Никифоров

(директор Музея Западного и Восточного искусства) Рисунки его же привлекательны тем, что имеют ярко выраженный индивидуальный язык. Этими рисунками нельзя наслаждаться. Они скорее страшные, всё с большим надломом. Коля и в этом его специфика, был сам по себе. Он жил как хотел, он себе это позволил во времена тотального запрета. Коля Новиков – это социально-художественный проект. Подобные люди живут в своём мире, мифическом. А Коля воплотил свой миф. 16

***

Николай Степанов (скульптор)

Я помню его в розовой рубашке, волосы русые дротяные такие, весь лихой мужичок, неопределённого возраста, но моложавый, молоденький. Но видно что босяцкой породы, с первого взгляда. Вот он учил молодёжь, учил писать. Поучал, не делился знаниями, а поучал. Он - Артист, актёр, все движения эдакие художнические, жесты, позы. И про мерседес - правда. Я лично видел. И это ПРАВДА полная, полнейшая. Это не небылицы, а быль. Его мечта сбылась, вот в чём дело, что воспринималось на уровне фантасмагории. Но он и оттуда ушёл. Коля – это явление социальное. А как он этой своей лапой взял, пальчик отставил, деликатнейшим движением линию провёл. Это было просто чудо! Мистерия чего-то органичного, естественного. НО, я чувствую запах! Везде! Совершенно особенный, «специфический». Он начинал с линии, потом всё остальное дорисовывалось, добавлялось. Построением он не занимался. Это была импровизация, но он чувствовал композицию. Знал, что ему нужен объём, здесь пятно, здесь нужно штрихование, т.е. он работал профессионально.


Boris Khersonsky (psychiatrist)

Yes, he was indeed a Van Gogh, a Vincent. He had Vincent tattooed under a nipple. I saw it later myself during a medical examination. And I perceived him as a person in the spirit of expressionist jazz.

***

***

Victor Nikiforov

(director, Western and Eastern Art Museum) His drawings are attractive because they have a distinctive individual style. You cannot take delight in these drawings. They are rather frightening; all with a strong breakdown.

Oleg Gubar

(expert in local history) It is as if I now started to tell you about … Troy. There were some fragments of truth. In his stories, there were reception centers for children and orphanages. I have clear memories of his travels only. He used to repeat them. As for the dates and places of birth, they varied. But even this mythology is symbolic. As a person deprived of biography, he had a full right to recreate it. He just made up what he liked. You know, I wrote about demolished blocks of Privoz, in fact all they had there were wine bars and shelters – both before the Revolution, and after it, and up until recently. They were raided for “suspicious women and people without passports.” Why would you miss these houses, these ramshackle buildings? Because the city needs not only architectural beauties, towering spires, but also backyards and dumps, because they are the background. Humus, so to speak.

(artist of the Underground movement, was arrested several times for his works) “Look, he is not a human, he is a ball of earth, i.e. he has not yet (already) separated himself from Mother Nature. A piece of the surrounding continuum. He had something authentic, old-fashioned about him. As if the Earth envied him.”

He was an Artist, an actor; all his movements, his gestures, poses were artistic. The stories about a Mercedes car are true. I saw it with my own eyes. And it is a complete and utter TRUTH. These are not fantasies but reality. His dream came true; that is what it was, that is why it was perceived as surreal. But he ran away from there, too. Kolya is a social phenomenon. And how he took it in his claw, put out his little finger, and drew a line with an extremely delicate move. This was simply amazing! A mystery of something organic and natural. BUT I feel the smell! Everywhere! An absolutely special, specific smell. He started with a line, and then added everything else. He did not build up his drawing. It was an improvisation, but he had a feeling of composition. He knew that he needed a volume here, a splash there, hatching someplace else, i.e. he worked professionally.

8 30 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991

Kolya was on his own, and that made him special. He lived the way he wanted; he could afford it in the times of total forbiddance. Kolya Novikov is a social and art project.

***

Leonid Voitsekhov

away that he was a tramp. You know, he taught young people, taught them to paint. He was preaching, not sharing knowledge, but preaching.

People like him live in their own, mythical world. But Kolya materialized his myth.

***

Nickolai Stepanov (sculptor)

I remember him wearing a pink shirt; dark blonde wire-like hair; a dashing fellow of indefinite age but young-looking, youthful. Although it was obvious right

17


9

10

11 9

18

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache

10

25,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991 25,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

11

29 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

12

26,5 x 20 см; бумага, гуашь, акварель 26,5 x 20 cm; gouache, watercolor


12

19


13

13

23 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  23 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

14

20

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь 1993  24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache 1993


14

21


15

16

17

18

22


19

20

21

23

15

23,5 x 17 см; бумага, гуашь, акварель 1993  23,5 x 17 cm; gouache, watercolor 1993

16

28 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 28 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

17

24,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 24,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

18

25 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 25 x 17,5 cm; paper, ink, gouache 1993

19

29,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

20

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь 1993 24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache 1993

21

29,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 29,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache


22

22

23

28,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  28,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

23

24

28 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  28 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993


24

24

27,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

25


25

27

26

26

25

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

26

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

27

30,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 30,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

28

25 x 18 см; бумага, тушь, акварель 1993 25 x 18 cm; paper, ink, watercolor 1993


28

27


29

30

29

29,5 x 19,5 см; бумага, тушь, акварель  29,5 x 19,5 cm; paper, ink, watercolor

30

28

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, guash 1991


32

31

32

31

28 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  28 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

29

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache


33

34

35

36

30


37

38

39

31

33

29 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

34

29,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

35

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

36

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

37

30,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1991

38

27,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993 27,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

39

29,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993


40

32


41

42

33

40

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

41

30,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 30,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

42

30,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, сангина 1993 30,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, sanguine 1993


43

44

45

34

43

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

44

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

45

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

46

29,5х 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29.5 x 20.5 cm; paper, ink, gouache 1993


46

35


47

48

49

50

36


51

52

37

47

29 x 20 см; бумага, тушь, гуашь  29 x 20 cm; paper, ink, gouache

48

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

49

30,5 x 21,5 см; бумага, тушь, гуашь 30,5 x 21,5 cm; paper, ink, gouache

50

27,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993 27,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

51

24,5 x 17,5 см; бумага, тушь, акварель 1993 24,5 x 17,5 cm; paper, ink, watercolor 1993

52

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache


53

38


54

55

56

39

53

32 x 21,5 см; бумага, тушь, акварель 1993  32 x 21,5 cm; paper, ink, watercolor 1993

54

30 x 21,5 см; бумага, тушь, гуашь 30 x 21,5 cm; paper, ink, gouache

55

32,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992 32,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992

56

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993


57

57

58

30,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  30,5 x 21 cm; paper, ink, gouache

58

40

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  30 x 21 cm; paper, ink, gouache


59

59

30,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  30,5 x 21 cm; paper, ink, gouache

41


60

61

60

28 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1994  28 x 21 cm; paper, ink, gouache 1994

61

24,5 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 24,5 x 17,5 cm; paper, ink, gouache 1993

62

28,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 28,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

63

28 x 19 см; бумага, тушь, гуашь 1993 28 x 19 cm; paper, ink, gouache 1993

62

42


63

43


64

44


65

66

67

45

64

28,5 x 20,5 см; бумага, тушь, шариковая ручка 1981  28,5 x 20,5 cm; paper, ink, ballpoint pen 1981

65

29 x 20 см; бумага, тушь 1981 29 x 20 cm; ink on paper 1981

66

28,5 x 20,5 см; бумага, тушь 1981 28,5 x 20,5 cm; ink on paper 1981

67

29 x 20,5 см; бумага, капиллярная ручка 29 x 20,5 cm; paper, capillary pen


68 68

69

70

71

72

46

30 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь 30 x 18,5 cm; paper, ink, gouache 23 x 17 см; бумага, тушь, гуашь 1994 23 x 17 cm; paper, ink, gouache 1994 25 x 16 см; бумага, тушь, гуашь 1994 25 x 16 cm; paper, ink, gouache 1994 24,5 x 15 см; бумага, тушь, гуашь 1993 24,5 x 15 cm; paper, ink, gouache 1993 29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993


69

70

71

72

47


73

48


74

73

24,5 x 19,5 см; бумага, тушь, акварель 1993  24,5 x 19,5 cm; paper, ink, watercolor 1993

74

49

24,5 x 19 см; бумага, тушь, акварель 1993  24,5 x 19 cm; paper, ink, watercolor 1993


75

76

77

50

75

26 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  26 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

76

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1994 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1994

77

22,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 22,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

78

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


78

51


79

80

52

79

28 x 11,5 см; бумага, тушь, акварель 1993  28 x 11,5 cm; paper, ink, watercolor 1993

80

30 x 19 см; бумага, тушь, гуашь 1992 30 x 19 cm; paper, ink, gouache 1992


82

81

53

81

30 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 18,5 cm; paper, ink, gouache 1993

82

27,5 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 27,5 x 18,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


83

84

85

54

83

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

84

27 x 20 см; бумага, капиллярная ручка, гуашь 27 x 20 cm paper, capillary pen, gouache

85

25 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 25 x 17,5 cm; paper, ink, gouache 1993

86

29,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991 29,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991


86

55


87

88

89

90

56


91

92

93

57

87

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

88

29,5х 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29.5 x 20.5 cm; paper, ink, gouache 1993

89

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

90

27,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 27,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

91

27 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 27 x 20 cm; paper, ink, gouache

92

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

93

27 x 16,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 27 x 16,5 cm; paper, ink, gouache 1993


94

95

96

97

58


98 94

95

96

97

98

14 x 20,5 см; бумага, шариковая ручка 14 x 20,5 cm; paper, ballpoint pen 28,5 x 20,5 бумага, шариковая ручка 28,5 x 20,5 paper, ballpoint pen 28,5 x 20,5 бумага, шариковая ручка 28,5 x 20,5 paper, ballpoint pen 27,5 x 20,5 см; бумага, шариковая ручка 27,5 x 20,5 cm; paper, ballpoint pen 28 x 20 см; бумага, капиллярная ручка 28 x 20 cm paper, capillary pen

59


99

100

99

60

30,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991

100

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

101

15 x 13 см; бумага, тушь, цветной карандаш 15 x 13 cm; paper, ink, colored pencil


101

61


102

62


103

104

105

63

102

26 x 18,5 бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  26 x 18,5 paper, ink, gouache, watercolor 1993

103

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992

104

28 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 28 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

105

29 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 29 x 20,5 cm; paper, ink, gouache


106

107

64

106

30 x 17 см; бумага, тушь, акварель 1993  30 x 17 cm; paper, ink, watercolor 1993

107

30 x 20 см; бумага, тушь, акварель 30 x 20 cm; paper, ink, watercolor

108

27,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 27,5 x 20 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


108

65


109

66


110

111

67

109

30 x 21 см; бумага, капиллярная ручка  30 x 21 cm paper, capillary pen

110

30 x 21 см; бумага, тушь 30 x 21 cm; ink on paper

111

29 x 20 см; бумага, капиллярная ручка 1981 29 x 20 cm paper, capillary pen 1981


112

68


113 112

29 x 20,5 см; бумага, фломастер 1983  29 x 20,5 cm; paper, felt-tip pen 1983

113

28,5 x 19 см; бумага, капиллярная ручка, гуашь 28,5 x 19 cm; paper, capillary pen, gouache

114

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

115

29,5 x 19 см; бумага, капиллярная ручка 29,5 x 19 cm; paper, capillary pen

114

115

69


116

117

118

70

116

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1994  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1994

117

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

118

29,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991 29,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991

119

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache


119

71


120

121

72

120

29 x 20 см; бумага, шариковая ручка 1981  29 x 20 cm; paper, ballpoint pen 1981

121

30 x 21 см; бумага, капиллярная ручка 1981 30 x 21 cm paper, capillary pen 1981

122

29,5 x 21 см; бумага, тушь 29,5 x 21 cm; ink on paper


122

73


123

124

125

74

123

21,5 x 15 см; бумага, тушь, гуашь 1990  21,5 x 15 cm; paper, ink, gouache 1990

124

26,5 x 20 см; бумага, тушь 1993 26,5 x 20 cm; ink on paper 1993

125

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

126

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


126

75


127

128

129

130

76


131

132

133

77

127

24,5 x 17,5 бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 17,5 paper, ink, gouache, watercolor 1993

128

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

129

29 x 20 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 29 x 20 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

130

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991 30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

131

24,5 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 24,5 x 17,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

132

29 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 29 x 18,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

133

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1991 30 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1991


134

136

135

78

134

28 x 20 см; бумага, тушь 1993  28 x 20 cm; ink on paper 1993

135

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

136

29 x 17 см; бумага на картоне, тушь, цв. карандаш 29 x 17 cm paper on cardboard, ink, colored pencil

137

24,5 x 17,5 см; бумага, акварель 1993 24,5 x 17,5 cm; watercolor on paper 1993


137

79


138

80

138

30 x 21 см; бумага, тушь 1993  30 x 21 cm; ink on paper 1993

139

21 x 14 см; бумага, тушь, гуашь 1994 21 x 14 cm; paper, ink, gouache 1994

140

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

141

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

142

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992


139

140

141

142

81


143

143

144

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

144

82

30,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30,5 x 20 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


145

145

29,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 20 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

83


146

148

147

84

146

29 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

147

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991 30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

148

29,5х 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991 29.5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991

149

27 x 16,5 бумага, капиллярная ручка, акварель 1993 27 x 16,5 paper, capillary pen, watercolor 1993


149

85


150

151

150

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

151

86


153

152

26,5 x 18,5 бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  26,5 x 18,5 paper, ink, gouache, watercolor 1993

153

152

26,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  26,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

87


154

88


155

156

157

154

30,5 x 21,5 см; бумага, тушь, гуашь  30,5 x 21,5 cm; paper, ink, gouache

155

30 x 20 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 30 x 20 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

156

30,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991 30,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

157

29 x 20 см; бумага, капиллярная ручка, гуашь 1989 29 x 20 cm paper, capillary pen, gouache 1989

89


158

158

159

160

161

162

90

30,5 x 15,5 см; бумага, тушь, гуашь, цв. карандаш 30,5 x 15,5 cm; paper, ink, gouache, colored pencil 27,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 27,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993 29 x 21 см; бумага, тушь 29 x 21 cm; ink on paper 30,5 x 21,5 см; бумага, тушь 1993 30,5 x 21,5 cm; ink on paper 1993 30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991


159

160

161

162

91


163

165

164

92

163

29 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  29 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

164

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992

165

30,5 x 21,5 см; бумага, тушь 1993 30,5 x 21,5 cm; ink on paper 1993

166

28 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 28 x 20 cm; paper, ink, gouache


166

93


167

168

169

170

94


171

167

168

169

170

171

30,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 30,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993 24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993 30,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991 30,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991 30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 30 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993 29,5 x 13 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 29,5 x 13 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

95


172

172

24,5 x 17,5 см; бумага, гуашь, акварель 1993  24,5 x 17,5 cm; gouache, watercolor 1993

96


173

173

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

97


174

175

176

177

98


178

179

180

99

174

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

175

30 x 20,5 см; бумага, капиллярная ручка, гуашь 1991 30 x 20,5 cm; paper, capillary pen, gouache 1991

176

30 x 21 см; бумага, капиллярная ручка, гуашь 1991 30 x 21 cm paper, capillary pen, gouache 1991

177

27,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 27,5 x 20 cm; paper, ink, gouache

178

30,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 30,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

179

26,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993 26,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

180

29,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1994 29,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1994


181

100


182

183

101

181

29,5 x 21 см; бумага, акварель  29,5 x 21 cm; watercolor on paper

182

23,5 x 17 см; бумага, тушь 1994 23,5 x 17 cm; ink on paper 1994

183

29 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 29 x 20,5 cm; paper, ink, gouache


184

185

186

187

102


188

103

184

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

185

25 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 25 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

186

29 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

187

28,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 28,5 x 20 cm; paper, ink, gouache

188

21 x 30 см; бумага, тушь 21 x 30 cm; ink on paper


189

189

190

24 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель  24 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor

190

104

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


191

191

192

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

192

105

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


193

195

194

106

193

21 x 12,5 см; бумага, тушь  21 x 12,5 cm; ink on paper

194

12,5 x 21 см; бумага, тушь 12,5 x 21 cm; ink on paper

195

21 x 15,5 см; бумага, тушь 21 x 15,5 cm; ink on paper

196

30 x 21 см; бумага, тушь 30 x 21 cm; ink on paper


196

107


197

108

197

21 x 30 см; бумага, тушь 1981  21 x 30 cm; ink on paper 1981

198

30 x 20 см; бумага, шариковая ручка 30 x 20 cm; paper, ballpoint pen

199

29,5 x 21 см; бумага, тушь 1993 29,5 x 21 cm; ink on paper 1993

200

29,5 x 21 см; бумага, тушь 1991 29,5 x 21 cm; ink on paper 1991

201

30 x 21 см; бумага, тушь 1991 30 x 21 cm; ink on paper 1991


198

199

200

201

109


202

202

203

204

205

206

110

33 x 20,5 см; бумага, капиллярная ручка 1981 33 x 20,5 cm; paper, capillary pen 1981 27 x 20 см; бумага, тушь 1973 27 x 20 cm; ink on paper 1973 29 x 20,5 см; бумага, капиллярная ручка 1981 29 x 20,5 cm; paper, capillary pen 1981 18 x 11,5 см; бумага, тушь 18 x 11,5 cm; ink on paper 29 x 20 см; бумага, гуашь 1981 29 x 20 cm; gouache on paper 1981


203

204

205

206

111


207

207

21 x 22,5 см; бумага, тушь 1981  21 x 22,5 cm; ink on paper 1981

208

112

19 x 13 см; бумага, тушь  19 x 13 cm; ink on paper


208

113


209

209

23,5 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь, фломастер 1994  23,5 x 18,5 cm; paper, ink, gouache, felt-tip pen 1994

210

114

21 x 14,5 см; бумага, акварель  21 x 14,5 cm; watercolor on paper


210

115


211

116


212

213

214

117

211

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь 1987  29,5 x 20,5 cm; ink on paper 1987

212

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

213

25 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 25 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

214

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 30 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


215

217

216

118

215

24,5 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  24,5 x 17,5 cm; paper, ink, gouache 1993

216

23,5 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1994 23,5 x 17,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1994

217

24,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 24,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

218

24,5 x 19 см; бумага, тушь, гуашь 1993 24,5 x 19 cm; paper, ink, gouache 1993


218

119


219

220

221

222

120


223

224

225

121

219

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

220

27,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 27,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

221

27,5 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь 1992 27,5 x 18,5 cm; paper, ink, gouache 1992

222

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992

223

30,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1994 30,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache, 1994

224

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache

225

30,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1994 30,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1994


226

228

227

122

226

24,5 x 17,5 бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 17,5 paper, ink, gouache, watercolor 1993

227

27,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 27,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache

228

31 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1994 31 x 21 cm; paper, ink, gouache 1994

229

24,5 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1994 24,5 x 18,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1994


229

123


230

232

233

231

124

230

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

231

28 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 28 x 20 cm; paper, ink, gouache

232

30,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993 30,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

233

24 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993 24 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993


125


234

126


235

234

27,5 x 16 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27,5 x 16 cm; paper, ink, gouache 1993

235

127

21 x 19 см; бумага, тушь, гуашь 1991  21 x 19 cm; paper, ink, gouache 1991


236

128

236

19 х 30 см; бумага, шариковая ручка  19 x 30 cm; paper, ballpoint pen

237

15 х 10 см; бумага, капиллярная ручка, карандаш  15 x 10 cm; paper, capillary pen, pencil

238

27,5 х 20 см; бумага, шариковая ручка  27,5 х 20 cm; paper, ballpoint pen

239

28.8 х 20.3 см; бумага, тушь, 1991  28.8 х 20.3 cm, paper, ink, 1991

240

30,5 х 22,5 см; бумага, тушь  30,5 х 22,5 см; paper, ink


237

238

239

240

129


241

243

242

130

241

29,5 x 21 см; бумага, тушь, акварель 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, watercolor 1993

242

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

243

30,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 30,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor

244

25 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 25 x 17,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


244

131


245

246

247

248

132


249

250

251

133

245

27,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1994  27,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1994

246

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

247

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

248

25,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993  25,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

249

29 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

250

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 30 x 21 cm; paper, ink, gouache

251

29,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 29,5 x 20 cm; paper, ink, gouache


252

254

253

134

252

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

253

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь   30 x 21 cm; paper, ink, gouache

254

30 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

255

25 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь  25 x 17,5 cm; paper, ink, gouache


255

135


256

256

257

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

257

136

28 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  28 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


258

258

30,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

137


259

261

260

138

259

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

260

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

261

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

262

27,5 x 20 см; бумага, капилляр. ручка, гуашь 1993  27,5 x 20 cm; paper, capillary pen, gouache 1993


262

139


263

264

265

266

140


267

268

269

141

263

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache, 1993

264

24,5 x 17 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 17 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

265

29 x 20,5 бумага, тушь, гуашь, акварель  29 x 20,5 paper, ink, gouache, watercolor

266

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

267

28,5 x 20 см; бумага, капилл. ручка, гуашь 1993  28,5 x 20 cm; paper, capill. pen, gouache 1993

268

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993 30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

269

29 x 20,5 см; бумага, капилл. ручка, гуашь, акварель 29 x 20,5 cm; paper, capill. pen, gouache, watercolor


270

271

272

142

270

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

271

28 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  28 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

272

28 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  28 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

273

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


273

143


274

144


275

276

274

24 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24 x 18,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

275

27,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

276

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

145


277

278

279

280

146


281

282

283

147

277

30 x 19 см; бумага, тушь 1994  30 x 19 cm; ink on paper 1994

278

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1990  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1990

279

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь   30 x 21 cm; paper, ink, gouache

280

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

281

30 x 19 см; бумага, тушь, гуашь  30 x 19 cm; paper, ink, gouache

282

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

283

30 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1992 30 x 20 cm; paper, ink, gouache 1992


284

284

285

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

285

148

24,5 x 17 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 17 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


286

286

149

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


287

150


288

289

151

287

20 x 14 см; бумага, тушь, акварель  20 x 14 cm; paper, ink, watercolor

288

29,5 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 18,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

289

31 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  31 x 19,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


290

292

291

152

290

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

291

24,5 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 17,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

292

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

293

29 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993


293

153


294

294

295

24,5 x 17,5 бумага, тушь, гуашь 1993  24,5 x 17,5 paper, ink, gouache 1993

295

154

30,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1990  30,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1990


296

296

297

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

297

155

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993


299

298

300

156


301

157

298

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

299

30 x 21 см; бумага, тушь 1987  30 x 21 cm; ink on paper 1987

300

24 x 17,5 бумага, тушь 1994  24 x 17,5 ink on paper 1994

301

29 x 20 см; бумага, капиллярная ручка  29 x 20 cm paper, capillary pen


302

303

304

305

158


306

302

303

304

305

306

20 x 16,5 см; бумага,  тушь 20 x 16,5 cm; ink on  paper 30,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991 30,5 x 20,5 cm; paper,   ink, gouache 1991 28 x 20 см; бумага, капиллярная ручка, гуашь 1993 28 x 20 cm paper, capillary pen, gouache 1993 29,5 x 21 см; бумага,   тушь, гуашь 1992 29,5 x 21 cm; paper,   ink, gouache 1992 28,5 x 18,5 см; бумага,   тушь, акварель 28,5 x 18,5 cm; paper,   ink, watercolor

159


307

308

309

160

307

28,5 x 20 см; бумага, тушь 1981  28,5 x 20 cm; ink on paper 1981

308

42 x 30 см; бумага, капиллярная ручка  42 x 30 cm paper, capillary pen

309

30 x 20,5 см; бумага, тушь  30 x 20,5 cm; ink on paper

310

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1984  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1984


310

161


311

162


312

314

313

163

311

20,5 x 14,5 см; бумага, акварель  20,5 x 14,5 cm; watercolor on paper

312

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache

313

24,5 x 17,5 бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 17,5 paper, ink, gouache, watercolor 1993

314

25,5 x 16,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  25,5 x 16,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


315

315

316

24,5 x 8 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 8 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

316

164

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь 1993  24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache 1993


317

317

29 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель  29 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor

165


318

318

319

29 x 20 см; бумага, тушь 1981  29 x 20 cm; ink on paper 1981

319

166

20 x 29 см; бумага, тушь  20 x 29 cm; ink on paper


320

320

321

23,5 x 15,5 бумага, тушь, гуашь 1994  23,5 x 15,5 paper, ink, gouache 1994

321

167

30 x 20,5 см; бумага, тушь  30 x 20,5 cm; ink on paper


322

324

323

168

322

25,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  25,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

323

27,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

324

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

325

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1992  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1992


325

169


326

170


327

326

26,5 x 19 см; бумага, тушь, гуашь 1990  26,5 x 19 cm; paper, ink, gouache 1990

327

171

29 x 20,5 см; бумага, тушь, акварель  29 x 20,5 cm; paper, ink, watercolor


328

329

328

29,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

331

27 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

329

29 x 17 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29 x 17 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

332

28 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь  28 x 20,5 cm; paper, ink, gouache

330

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992

333

25 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  25 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

172


330

331

332

333

173


334

334

14 х 14 см; бумага, тушь 1980-е  14 х 14 cm; paper, ink 1980th

335

174

32,5 х 24,5 см; бумага, смешанная техника 1980-е  32,5 х 24,5 cm; paper, mixed media 1980th


335

175


336

337

338

339

176


340

341

342 336

22,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь  22,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache

337

21,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  21,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1991

338

28 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  28 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

339

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

340

21,5 x 19 см; бумага, тушь, гуашь 1991  21,5 x 19 cm; paper, ink, gouache 1991

341

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1990 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1990

342

27,5 x 20,5 бумага, тушь, гуашь 1993 27,5 x 20,5 paper, ink, gouache 1993

177


343

178


344

343

25 x 18 см; бумага, тушь, 1991  25 x 18 сm; paper, ink, 1991

344

179

28,6 x 18,7 см; бумага, тушь, 1991  28,6 x 18,7 сm; paper, ink, 1991


345

347

346

180

345

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1990  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1990

346

30,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

347

29,5х 18 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29.5 x 18 cm; paper, ink, gouache 1993

348

24,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь  24,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache


348

181


349

182


350

351

352

349

19,5 x 15 см; бумага, тушь, гуашь  19,5 x 15 cm; paper, ink, gouache

350

29,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991  29,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991

351

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

352

25 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель  25 x 17,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor

183


353

184


354

355

353

24,5 x 19 см; бумага, тушь, гуашь 1993  24,5 x 19 cm; paper, ink, gouache 1993

354

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

355

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

185


356

358

357

186

356

27,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь  27,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache

357

27,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

358

27,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993


359

360

361

359

28,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993  28,5 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

360

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache

361

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992

187


362

364

363

188

362

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  30 x 21 cm; paper, ink, gouache

363

30,5 x 21 см; бумага, тушь  30,5 x 21 cm; ink on paper

364

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь 1993  24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache 1993

365

30 x 18,5 см; бумага, тушь, гуашь  30 x 18,5 cm; paper, ink, gouache


365

189


366

366

367

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  30 x 21 cm; paper, ink, gouache

367

190

23,5 x 16,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  23,5 x 16,5 cm; paper, ink, gouache 1993


368

369

368

24 x 15 см; бумага, тушь, гуашь 1993  24 x 15 cm; paper, ink, gouache, 1993

369

191

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992


370

192


371

370

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

371

193

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


372

194


373

375

374

195

372

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь 1993  24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache 1993

373

27 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

374

25 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1994  25 x 20,5 cm; paper, ink, guash 1994

375

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1995  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1995


376

196


377

376

377

20 x 13 см; бумага, тушь, гуашь 20 x 13 cm; paper, ink, gouache 28 x 15 см; бумага, тушь, акварель 1992 28 x 15 cm; paper, ink, watercolor 1992

197


378

379

380

381

198


382

383

384

199

378

31,5 x 20,5 бумага, тушь, гуашь  31,5 x 20,5 paper, ink, gouache

379

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

380

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992

381

28 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь  28 x 20,5 cm; paper, ink, gouache

382

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

383

24,5 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

384

29,5 x 20 см; бумага, тушь 29,5 x 20 cm; ink on paper


385

200


386

385

34 x 30 см; бумага, смешанная техника 1984  34 x 30 cm; paper, mixed media 1984

386

201

18 x 24 см; бумага, фломастер  18 x 24 cm; paper, felt-tip pen


387

387

388

20,5 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  20,5 x 17,5 cm; paper, ink, gouache 1993

388

202

25,5 x 21 см; бумага, тушь, акварель  25,5 x 21 cm; paper, ink, watercolor


389

389

24,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  24,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache 1993

203


390

391

392

393

204


394

395

396

205

390

29 x 21,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29 x 21,5 cm; paper, ink, gouache 1993

391

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

392

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

393

27,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь  27,5 x 20 cm; paper, ink, gouache

394

30 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991

395

24 x 19 см; бумага, тушь, гуашь 1994 24 x 19 cm; paper, ink, gouache 1994

396

24 x 15,5 см; бумага, тушь, гуашь 24 x 15,5 cm; paper, ink, gouache


397

399

398

206

397

25 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь 1992  25 x 17,5 cm; paper, ink, gouache 1992

398

27,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь  27,5 x 20 cm; paper, ink, gouache

399

24,5 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24,5 x 17,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

400

25 x 20 бумага, тушь, гуашь 1993  25 x 20 paper, ink, gouache 1993


400

207


401

403

402

208

401

28 x 20 см; бумага, тушь, гуашь  28 x 20 cm; paper, ink, gouache

402

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

403

29 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29 x 20 cm; paper, ink, gouache 1993

404

28 x 20,5 см; бумага, тушь, акварель  28 x 20,5 cm; paper, ink, watercolor


404

209


405

406

405

25 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  25 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

406

26,5 x 17 см; бумага, тушь, гуашь, акварель  26,5 x 17 cm; paper, ink, gouache, watercolor

407

24 x 18 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  24 x 18 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

210


407

211


408

409

410

411

212


412

413

414

213

408

27 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  27 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

409

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

410

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993 30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

411

30,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

412

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache

413

31 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1992  31 x 21 cm; paper, ink, gouache 1992

414

27,5 x 20 см; бумага, тушь, гуашь  27,5 x 20 cm; paper, ink, gouache


415

415

20,4 x 16,6 см; бумага, смешанная техника 1983  20,4 x 16,6 cm; paper, mixed media 1983

214


обратная сторона  back side

215


416

417

418

419

216


421 416

25 x 17,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  25 x 17,5 cm; paper, ink, gouache 1993

417

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1993

418

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

420

217

419

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

420

31 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь  31 x 19,5 cm; paper, ink, gouache

421

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991


422

218


423

424

219

422

30 x 21,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30 x 21,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

423

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

424

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993


425

427

426

220

425

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  30 x 21 cm; paper, ink, gouache

426

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1993  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1993

427

39,5 x 27 см; бумага, тушь 1984  39,5 x 27 cm; ink on paper 1984

428

30 x 23,5 см; бумага, тушь, акварель 1983  30 x 23,5 cm; paper, ink, watercolor 1983


428

221


429

222

429

30,5 x 41 см; бумага, тушь  30,5 x 41 cm; ink on paper

430

40,5 x 30 см; бумага, тушь 1984  40,5 x 30 cm; ink on paper 1984

431

42,5 x 28,5 бумага, тушь 1984  42,5 x 28,5 ink on paper 1984

432

38,5 x 21,5 см; бумага, тушь  38,5 x 21,5 cm; ink on paper


430

432

431

223


433

433

434

435

21 x 8,5 см; бумага, тушь  21 x 8,5 cm; ink on paper

434

224

21 x 13 см; бумага, тушь  21 x 13 cm; ink on paper


436

435

21 x 13 см; бумага, тушь  21 x 13 cm; ink on paper

436

225

21 x 15 см; бумага, тушь  21 x 15 cm; ink on paper


437

226


438

439

227

437

29 x 29 см; бумага, тушь, акварель 1987  29 x 29 cm; paper, ink, watercolor 1987

438

43 x 30,5 см; бумага, тушь, акварель  43 x 30,5 cm; paper, ink, watercolor

439

42,5 x 30 см; бумага, тушь, акварель  42,5 x 30 cm; paper, ink, watercolor


440

440

43,5 x 31 см; бумага, тушь 1985  43,5 x 31 cm; ink on paper 1985

441

228

37,5 x 27,5 см; бумага, тушь  37,5 x 27,5 cm; ink on paper


441

229


443

442

230

442

12,5 x 7,5 см; бумага, тушь  12,5 x 7,5 cm; ink on paper

443

12,5 x 7,5 см; бумага, тушь  12,5 x 7,5 cm; ink on paper


444

13 x 7,5 см; бумага, тушь  13 x 7,5 cm; ink on paper

445

15,5 x 10,5 см; бумага, тушь  15,5 x 10,5 cm; ink on paper

444

445

231


446

446

447

37 x 24,5 см; бумага, тушь  37 x 24,5 cm; ink on paper

447

232

37 x 24,5 см; бумага, акварель 1993  37 x 24,5 cm; watercolor on paper 1993


448

448

42 x 30 см; бумага, тушь 1981  42 x 30 cm; ink on paper 1981

233


449

449

15 x 10,5 бумага, тушь, акварель  15 x 10,5 paper, ink, watercolor

450

234

15 x 10,5 см; бумага, тушь, акварель  15 x 10,5 cm; paper, ink, watercolor


450

235


451

453

452

236

451

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

452

30,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

453

27,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь, акварель 1993  27,5 x 21 cm; paper, ink, gouache, watercolor 1993

454

18,5 x 15 см; бумага, тушь  18,5 x 15 cm; ink on paper


454

237


455

455

456

27,5 x 17 см; бумага, тушь, гуашь 1991  27,5 x 17 cm; paper, ink, gouache 1991

456

238

29 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1989  29 x 20 cm; paper, ink, gouache 1989


457

457

458

29 x 20 см; бумага, тушь, гуашь, акварель  29 x 20 cm; paper, ink, gouache, watercolor

458

239

30 x 20 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20 cm; paper, ink, gouache 1991


459

459

460

17,5 x 10 см; бумага, тушь  17,5 x 10 cm; ink on paper

460

240

19,5 x 15 см; бумага, тушь  19,5 x 15 cm; ink on paper


461

461

21 x 12 см; бумага, тушь  21 x 12 cm; ink on paper

241


462

463

464

462

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1989  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1989

463

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

464

30 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

465

29 x 23,5 см; картон, тушь, акварель 1991  29 x 23,5 cm; cardboard, ink, watercolor 1991

242


465

243


466

244


467

466

18 x 15 см; бумага, тушь, гуашь  18 x 15 cm; paper, ink, gouache

467

245

29 x 20 см; бумага, тушь, цветной карандаш  29 x 20 cm; paper, ink, colored pencil


468

470

469

246

468

30,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache 1991

469

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1990  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1990

470

30,5 x 21,5 см; бумага, тушь, акварель  30,5 x 21,5 cm; paper, ink, watercolor

471

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache


471

247


472

474

473

248

472

30 x 20 см; бумага, тушь, гуашь  30 x 20 cm; paper, ink, gouache

473

31,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  31,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

474

29 x 22,5 см; бумага, тушь, гуашь 1993  29 x 22,5 cm; paper, ink, gouache 1993

475

29,5 x 22 см; бумага, капилл. ручка, цв. карандаш  29,5 x 22 cm; paper, capillary pen and colored pencil


475

249


476

476

477

22 х 11 см, бумага, смешанная техника 22 х 11 cm, paper, mixed media

477

250

21,5 х 13,5 см, бумага, смешанная техника 21,5 х 13,5 cm, paper, mixed media


478

478

22 х 14,5 см, бумага, смешанная техника 22 х 14,5 cm, paper, mixed media

251


479

480

252

481

479

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  30 x 21 cm; paper, ink, gouache

480

29,5 x 21 см; бумага, тушь  29,5 x 21 cm; ink on paper

481

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1990  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1990


253


482

484

483

254

482

29,5 x 20,5 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 20,5 cm; paper, ink, gouache

483

30,5 x 21,5 см; бумага, тушь, гуашь 1992  30,5 x 21,5 cm; paper, ink, gouache 1992

484

29,5 x 19,5 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 19,5 cm; paper, ink, gouache

485

23,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  23,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991


485

255


486

487

488

486

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

487

29,5 x 21 см; бумага, тушь 1989  29,5 x 21 cm; ink on paper 1989

488

29,5 x 21 см; бумага, тушь, гуашь  29,5 x 21 cm; paper, ink, gouache

489

31,5 x 22 см; бумага, тушь, акварель 1991  31,5 x 22 cm; paper, ink, watercolor 1991

256


489

257


490

491

258

490

37,5 x 9 см; бумага, тушь, акварель  37,5 x 9 cm; paper, ink, watercolor

491

30 x 21 см; бумага, тушь, гуашь 1991  30 x 21 cm; paper, ink, gouache 1991

492

26,5 x 20,5 см; бумага, акварель  26,5 x 20,5 cm; watercolor on paper


492

259


493

493

494

23 х 16 см, бумага, смешанная техника 23 х 16 cm, paper, mixed media

494

260

23 х 12 см, бумага, смешанная техника 23 х 12 cm, paper, mixed media


495

495

23 х 20 см, бумага, смешанная техника 23 х 20 cm, paper, mixed media

261


496

497

498

499

262


500

496

497

498

499

500

30,3 x 20,7 см; бумага, капилл. ручка, карандаш 30,3 x 20,7 сm; paper, capillary pen, pencil 29,5 х 20,5 см; бумага, тушь 1985 29,5 х 20,5 cm; paper, ink 1985 37,5 х 26,5 см; бумага, тушь 1978 37,5 х 26,5 cm; paper, ink 1978 43,5 х 31 см; бумага, тушь 1984 43,5 х 31 cm; paper, ink 1984 38 x 23,5 см; бумага, шариковая ручка 38 x 23,5 сm; paper, ballpoint pen

263


501

264


502

501

39 х 30,5 см; бумага, тушь 1980-е  39 х 30,5 cm; paper, ink 1980th

502

265

31 х 24,5 см; бумага, тушь 1984  31 х 24,5 cm; paper, ink 1984


503

504

266

503

29 х 20,5 см; бумага, тушь 1980-е 29 х 20,5 cm; paper, ink 1980th

504

41 х 28,5 см; бумага, тушь 1989 41 х 28,5 cm; paper, ink 1989

505

23 х 20 см, бумага, коллаж, смешанная техника 23 х 20 cm, paper, collage, mixed media


505

267


506

506

507

29,5 х 21 см; бумага, тушь 1980-е 29,5 х 21 cm; paper, ink 1980th

507

268

32,5 х 22,5 см; бумага, тушь 1980-е 32,5 х 22,5 cm; paper, ink 1980th


508

508

30 х 21 см; бумага, тушь 1980-е 30 х 21 cm; paper, ink 1980th

269


Ута Кильтер

"Много в работах нимбов (и над собственной головой!), кресты, покосившиеся церкви, – что можно трактовать как оставленный знак своего вселенского переживания одиночества. Но и противодействие ЗАПРЕТУ НА ХРИСТИАНСТВО – ВЕРУ, ведь в СССР религия была под запретом. Начать следовало бы с неимоверной истории жизни Коли Новикова, - вначале детство в приюте для сирот, затем путешествия по бескрайней Сибири и России, затем его появление здесь, - в тёплой и гостеприимной для него Одессе." 270


"There are a lot of haloes (even above his own head!), crosses, and rickety churches in his works – this can be interpreted as his mark of all-embracing experience of loneliness; but also as his resistance to the BAN FOR CHRISTIANITY – FAITH, since religion was banned in the USSR. We should start with an unbelievable story of Kolya Novikov’s life – he spent his childhood in an orphanage, then traveled all over boundless Siberia and Russia, and then he came here – to Odessa that was warm and kind to him."

Uta Kilter 271


«Новиков»

«Novikov»

Книга посвящена творчеству одесского художника нон-конформиста Николая Новикова. Издание включает в себя графические работы художника, вступительное слово, а также статью и воспоминая современников о жизни и творчестве мастера.

The book is devoted to the work of the Odessa non-conformist artist Nikolai Novikov. The publication includes a graphic art, opening remarks, as well as an article and remembering contemporaries about the life and work of the master.

Благодарим за помощь и сотрудничество в проекте:     Дмитрия Банникова

Special thanks for help and cooperation in the project to:     Dmitry Bannikov

Спонсор проекта:     Galerie Les Noms

Project sponsor:     Galerie Les Noms

Авторы идеи:     Юрий Гуцу     Юлия Черныш

The authors of the idea:     Yuri Gutsu     Yuliya Chernysh

Куратор проекта:     Юлия Черныш

Project Curator:     Yuliya Chernysh

Автор статьи:     Ута Кильтер

Author of the article:     Uta Kilter

Составители:     Виктор Владимиров-Лихолет     Юлия Черныш

Compiled by:     Victor Vladimirov-Likholet     Yuliya Chernysh

Вступительное слово:     Юлия Черныш

Introduction:     Yuliya Chernysh

Редакторы:     Виктор Владимиров-Лихолет     Юлия Черныш

Editors:     Victor Vladimirov-Likholet     Yuliya Chernysh

Перевод:     Бюро переводов «Линго»

Translation:     Translation Agency «Lingo»

Автор фотопортрета Новикова:     Георгий Исаев

Author of the Novikov photoportrait:     George Isayev

Макет и художественное оформление:     Виктор Владимиров-Лихолет

Layout and graphic design:     Victor Vladimirov-Likholet

Печать: Фамильная типография www.huss.com.ua info@huss.com.ua

Printed by: Family of printing www.huss.com.ua info@huss.com.ua

Киев. 2013 © Galerie Les Noms www.glesnoms.com glesnoms@gmail.com

Kiev. 2013 © Galerie Les Noms www.glesnoms.com glesnoms@gmail.com

Книга графических работ художника Николая Новикова из коллекции «Galerie Les Noms».

Book of graphic works by Nikolai Novikov from the collection of «Galerie Les Noms».


He was an excellent master of drawing, the whole artistic world of Odesa admired his originality, his mode of life gave rise to many rumours and legends, which now remain exciting for the public. Who is Mykola Novykov? Artist of genius, born at inappropriate time and place, or a child of his times, who became outsider due to his irreconcilable temper. Rather both, having free spirit and not being socially committed, he admired the artists which were prohibited, succeeding to and carrying on their artistic traditions, owing to which he could be expelled from the college at that time. He lived and created as he wished, though it was contrary to the generally accepted concepts.

НОВИКОВ NOVIKOV

Превосходный рисовальщик, чьей самобытной линией восхищался весь художественный мир Одессы, его способ жизни породил множество недотолков и легенд, до сих пор волнующих публику. Кто же такой Коля Новиков? Художник-гений, родившийся не в то время и не в том месте, или же дитя своего времени, в силу непримиримого характера, ставшего аутсайдером.Скорее всего и то и другое, будучи свободным духом и незаангажированным обществом, он восхищался художниками, которые были запрещены, наследуя и продолжая их художественные традиции, за что вполне можно было вылететь из училища в то время. Он жил и творил так, как того хотел, пусть это и шло вразрез с общепринятыми понятиями.

НОВИКОВ

NOVIKOV

Nikolai Novikov // Book by Galerie Les Noms  
Nikolai Novikov // Book by Galerie Les Noms  
Advertisement