Page 13

КИНОМАНИЯ

«Вечерняя Тюмень» №5-6, март 2010 г.

ЖИВЕТ ТАКОЙ ПАРЕНЬ

ПРЕМЬЕРА

Шарпатов с нами Герой. Старший товарищ. Наш современник… Когда на экраны страны после продолжительной рекламной кампании с большим ожидаемым успехом вышел отечественный блокбастер «Кандагар», многие с удивлением узнают, что Владимир Ильич Шарпатов живёт в Тюмени. Именно он стал прототипом главного героя упомянутого кассового фильма, которого сыграл фактурный Александр Балуев.

З

Герой России Владимир Шарпатов всегда рад общению с тюменцами

а последние годы Владимир Шарпатов большое внимание уделяет общественнополитической жизни города, особенно патриотическому воспитанию молодёжи. Много выступает в

разных аудиториях. Рассказывает о побеге из афганского плена, о том, как поднимал в воздух ИЛ-76, уходя от вооружённой погони и о более чем ста днях адского плена. Отвечает на многочисленные вопросы и доказывает собственным примером, что Родину любят не за награды, ради галочки или должности. Её любят, потому что она в сердце, в воздухе, что мы дышим, в предках, в нашем будущем. Её любят и защищают, потому что она есть. Потому как мы без неё по серьёзному никто. Это не кусок земли, а сама жизнь, передаваемая через века, именуемая Родиной… Шарпатов – человек характерный. Он часто говорит то, что думает, о чём сопереживает, чему верит. Но он не прямолинеен. Тактичен, иногда может выдать неожиданный дипломатический этюд. Но с трибуны говорит то, что многие сказать и не решатся, за

что в городе и пользуется заслуженным уважением. Принципами Шарпатов не торгует. Не продаётся. Это известный факт. Наверняка, отношение к этому человеку самое разное, но этого никак не избежать, ибо кто находится в центре общественного внимания, тем более, не скрывая своих принципиальных оценок, тот обсуждаем и часто находится в пределах критических стрел. Но не думаю, что многие решаются подискутировать с Ильичём напрямую, у дискуссионного барьера. Шарпатов всегда стоит за Правду, за отечественную Авиацию, за Родину и за Народ. Вот такой он – Шарпатов. Взвешен, твёрд и доступен для общения. Прост, скромен и честен. Настоящий мужик. И говорить об этом человеке необходимо сейчас, в наши дни. Ценить в эти минуты, а не через далёкие и туманные полвека. Учиться и спрашивать совета, смотреть правде в глаза, а не убегать за первый попавшийся угол. И смелее быть надо! Шарпатов с нами! Олег Архипов

ЭКРАНИЗАЦИЯ ЛЕГЕНДЫ Героическая драма Андрея Кавуна «Кандагар» с полным основанием может называться блокбастером – за первые четыре дня фильм собрал 6 миллионов долларов и обогнал картину Кэмерона «Аватар» (которая, правда, вышла в российский прокат на вдвое меньшем числе копий).

Н

о значение «Кандагара» далеко не исчерпывается кассой. Вокруг него создана определенная общественная атмосфера. Фильм, что называется, «взят на вооружение». Авторы, возможно, и сами не рады трескучему агитпропу, сопровождавшему премьеру. Всетаки они старались избегать прямолинейности, лобовых решений, громких фраз. Чем, между прочим, даже навлекли на себя упрек со стороны неких безымянных ветеранов Великой Отечественной – мол, летчики ведут себя в своем узилище «недостойно»: «Расплясались в плену!» В нем даже нет мачизма, хотя и собраны чуть ли не все мачо российского кинематографа. Наоборот: наши летчики выглядят вяло и уныло по сравнению с пассионарными, вечно возбужденными афганцами. Режиссер говорит даже о «конфликте цивилизаций», который он стремился отразить. Намерение похвальное. Как бы аполитичной была и предыдущая лента Кавуна, «Охота на пиранью», хотя сам факт творческого содружества с таким одиозным и уж никак не свободным от идеологии литератором, как Александр Бушков, не может не настораживать. Нет, авторы определенно рассчитывали вписаться в русофильско-патриотическую линию государственной пропагандистской машины. Об этом говорит и их собственная аннотация, написанная суконным языком газетных передовиц времен пер-

Побег от реальности вых пятилеток: Как не предать Родину, если за это тебе обещают свободу? Как не отказаться от своей веры, если за это тебе гарантируют жизнь? Как остаться собой – если за это тебе грозит смерть? Ответ один – бежать... Читая рецензии и интервью, в изобилии опубликованные по случаю выхода картины на экран, я ощущал себя «вернувшимся с Луны» Мюнхгаузеном: «Присоединяйтесь, барон, присоединяйтесь!» Да не могу я присоединиться. Не было никакого побега из Кандагара. 15 лет назад я очень внимательно следил за всеми перипетиями этой истории, был вхож на седьмой этаж МИДа, где располагаются кабинеты министра и его замов и куда везет особый лифт. С самого начала в принудительной посадке самолета было нечто подозрительное и неудобное: зафрахтованный частной компанией борт татарского авиаперевозчика вез оружие и военное снаряжение режиму Бурхануддина Раббани. Оружейного эмбарго тогда еще не было; тем не менее снабжение одной из сторон афганского гражданского конфликта противоречило позиции невмешательства, официально провозглашенной Москвой. И уж совсем неловко делается, когда в фильме командир экипажа на голубом глазу заявляет, что «по всем международным правилам это приравнивается к гуманитарной помощи». О том, что «Россия твердо следует линии на невовлеченность во внутриафганское противоборство», говорил, в частности, на заседании Совета Безопасности 9 апреля 1996 года тогдашний постпред РФ в ООН Сергей Лавров. В этом же выступлении, требуя от «Талибана» освобождения пилотов

без каких бы то ни было условий, он утверждал, что их задержание «используется как средство давления на Россию», и заверял: «Эти расчеты не имеют никаких перспектив». Отправителем груза был не кто иной, как Виктор Бут: именно тогда в западной прессе впервые всплыло имя «оружейного барона». Он участвовал в переговорах с муллой Омаром, которые от имени правительства России вел советник президента Татарии Тимур Акулов. Ход и содержание этих контактов были окутаны тайной. Постепенно российская публика стала забывать о плененных пилотах. И вдруг – сенсация! Летчики совершили дерзкий побег! Не я один тогда сомневался. Вот что писал в свое время Аркадий Дубнов, побывавший в Кандагаре с командой МЧС России и встречавшийся с пленниками: «Подробности той истории до сих пор загадочны... Летчики, без преувеличения, совершили подвиг. Однако ни книги, ни фильма про это так и не появилось. Наверное, потому, что история эта не всем казалась безупречно «чистой», рассеянность талибов, «проспавших» беглецов, вызывала подозрения в какой-то тайной сделке с Москвой, о которой экипаж, впрочем, мог ничего не знать». Теперь уже есть и книга, и фильм – память у нас короткая. Осторожно пишет «Коммерсант»: «Существуют версии, что спасение было инсценировано после уплаты Москвой (или Казанью) выкупа или организовано подкупленными афганцами». Прозрачный намек на некие закулисные договоренности делает в недавнем интервью и непосредственный участник событий Тимур Акулов: – Так все-таки это был побег

13

или освобождение за выкуп? – Любой человек понимает, что без определенных договоренностей никакую границу нельзя пересечь... И то, что, когда они прилетели в Эмираты, то вместо тюрьмы попали в пятизвездочную гостиницу (для них сняли целый этаж), говорит само за себя. Но ребята совершили настоящий подвиг, подняв в воздух самолет, который простоял год в жутких условиях. По сведениям западных источников, ценой освобождения пилотов стали поставки оружия «Талибану». Виктор Бут, утверждают эти источники, продолжал такие взаимовыгодные операции и после 11 сентября. Бут категорически отрицает эти обвинения. В августе 2003 года он дал в Москве интервью корреспонденту New York Times, в котором сделал сенсационное признание: «Вы правда думаете, что можно запрыгнуть в самолет, который год стоял на летном поле без всякого обслуживания, просто завести мотор и взлететь? Они не совершали побег. Их оттуда вытащили». На вопрос журналиста, кто именно – какое-то из западных правительств, Россия? – Бут отвечает метафорой: «До сих пор вы вычерпывали озеро маленькой ложкой. Существуют могучие силы...» И многозначительно умолкает. А в другом месте интервью на настойчивые вопросы говорит: «Если я расскажу вам все, я получу дырку вот сюда». И показывает пальцем себе на лоб. Итак, мы имеем дело с экранизацией легенды, пропагандистского мифа, которых так много в российской истории – от Ледового побоища, Ивана Сусанина и старостихи Василисы Кожиной до «Молодой гвардии», Александра Матросова и 28 панфиловцев.

Миф неуязвим для критики с фактами в руках. Миф можно вытеснить только другим мифом. Даже к сообщению «Фильм основан на реальных событиях» не придерешься – действительно основан. Снят «по мотивам». Вспоминается история рядового Джессики Линч, которую в 2003 году освободил в Ираке из плена американский спецназ. Сообщалось, что тело ее было изрешечено пулями, что тюремщики подвергали ее сексуальному насилию... Эти сведения оказались вымыслом. Просто Пентагону в то время был нужен мобилизующий пример, причем в данном случае получилось настоящее реалитишоу: рядом с коммандос работал оператор, и вообще все было похоже на инсценировку: Потом в мою палату вошел солдат. Он вытащил из-под своей куртки американский флаг, сунул его мне в руку и сказал: «Мы американские солдаты, мы отвезем тебя домой». И я схватила его за руку и сказала: «Я тоже американский солдат». Джессика рассказала это четыре года спустя в своих показаниях Конгрессу. В сегодняшней России мифы создаются с поразительной быстротой. О массовой голодной смерти стариков при Ельцине, о массовых же расстрелах мятежников в октябре 1993-го, о том, что Александра Литвиненко отравил на самом деле Березовский... Или вот извольте: «Первое президентство Путина и было национальным восстанием – борьбой за независимость и национальное достоинство России». И ведь может статься, что скоро так и напишут: Путин возглавил восстание против прогнившего ельцинского режима, штурмовал Кремль во главе войска «Наших», а Медведев был членом военно-революционного комитета и ходил переодетый в гриме, чтоб не арестовали враги – Чубайс с Немцовым. Владимир Абаринов , grani.ru

На экраны страны вышла остросюжетная драма Андрея Кавуна «Кандагар». В основу фильма легла история захвата 3 августа 1995 года российского транспортного самолета Ил-76 афганскими талибами. Самолет насильственно был посажен в аэропорту «Кандагар», а летчикам предъявлено обвинение в перевозке военного груза (на борту лайнера находились ящики с патронами). Экипаж Владимира Шарпатова провел в плену 378 дней. Со стороны России и иностранных держав был предпринят ряд дипломатических усилий для освобождения россиян, но они не увенчались успехом. В итоге 16 августа 1996 года летчикам удалось угнать свой самолет с аэродрома и вернуться на Родину. артина Андрея Кавуна сделана в лучших традициях советского приключенческого кино. Здесь есть все: жесткий захватывающий сюжет, правда жизни, медийные артисты – главные роли в фильме исполнили Владимир Машков, Александр Балуев, Андрей Панин, Александр Голубев и украинский актер Богдан Бенюк. Классно смонтированная картина (режиссером монтажа выступила Габриэла Кри-стиани, обладательница премии «Оскар» за фильм Бернар-до Бертолуччи «Последний император») смотрится на одном дыхании, не давая зрителю расслабиться. С точки зрения художественного стиля «Кандагар» сделан безукоризненно и великолепно снят молодым оператором Владимиром Баштой. И все было бы хорошо, да вот акценты подачи картины телеканалом «Россия», выступившим ее сопродюсером, заставляют взглянуть на фильм иными глазами, когда история героизма простых людей приобретает неприятный политический оттенок. Вернемся к истокам происхождения сюжета. Как известно, захваченный самолет принадлежал казанской авиакомпании «Аэростан», сдававшей его в аренду через зарубежную фирму афганской авиакомпании «Ариан». В качестве условия освобождения заложников лидеры «Талибана» потребовали освободить пленных моджахедов, якобы интернированных на территории бывшего СССР. Это было н евозможно, поэтому российские спецслужбы начали разработку проведения спецоперации по силовому освобождению летчиков с помощью бойцов спецназа ГРУ. Но МИД оттягивал сроки проведения операции, убеждая Кремль в своей способности самому разрешить ситуацию. По словам Владимира Шарпатова, был подготовлен выкуп $2 000 000 наличными. Однако стороны долго не могли договориться о системе обмена. В итоге так и не добившись успеха дипломатическим путем, спецслужбы стали склоняться к силовому решению проблемы. Была назначена дата операции, однако российский экипаж опередил силовиков на неделю. «Я за свою жизнь перевозил много

Экипаж обидел президента

К

Эти пять летчиков надеялись только на себя военных грузов, – рассказывает Владимир Шарпатов. – Мы летали в Сомали, перевозили танки, боевые машины. После таких серьезных грузов патроны, которые везли в Кабул, были семечками. Согласно «Правилам перевозки опасных грузов», патроны относятся к амуниции. Если бы перевозка была незаконной, Совет безопасности НАТО не выступил в нашу защиту, а он, как известно, дважды предъявлял к талибам требования отпустить нас. За время нашего пребывания в плену от российской стороны дважды приезжал врач из Института имени Сербского. Дважды посещал консул. Все остальное время нам помогал Минтимер Шаймиев, раз в квартал он присылал к нам своих людей, привозивших воду, продукты, одежду, письма от родных, а однажды даже спутниковую связь, чтобы мы могли связаться с семьями. Поэтому возникало ощущение, что российское правительство нас бросило. А когда мы уже были в Арабских Эмиратах, где посадили самолет, и нам сообщили, что президент Ельцин приедет нас встречать, экипаж единогласно высказался против встречи с ним. Только по дороге домой заместитель начальника департамента международного сотрудничества МЧС Сергей Кудинов рассказал мне о готовящейся спецоперации и показал мешки с деньгами для нашего выкупа. Вот я и думаю, может, мы тогда зря президента обидели». В картине ситуация выглядит так, будто российское правительство действительно забыло о своих летчиках и не собирается их вызволять. Правда, однажды на экране появляется консул, который сообщает, что ситуация сложная, и больше официальные представители российской стороны в фильме не фигурируют. Помощником в решении проблемы выступает афганский переводчик Миша, почему-то сочувствующий нашим парням. На самом деле, в реальной жизни, вырвавшимся из заточения летчикам была

оказана в небе существенная помощь: выбран и согласован наиболее безопасный маршрут и режим пролета через Иран в ОАЭ, а не через Пакистан в Индию, где его искали талибы. При этом сразу же после взлета борта в Кандагаре ему без всяких проволочек через представительство компании «Трансавиа» в Шардже были выданы необходимые документы – номер разрешения и рейса для пролета над территорией Ирана и ОАЭ. Кстати, в картине есть один персонаж (Александр Робак), который навещает летчиков, привозит им продукты, одежду, он же передает капитану самолета необходимые для полета сведения. Но о том, кто стоит за действиями этого человека, киноистория умалчивает. В результате фильм выглядит как самоотверженный подвиг летчиков (коим он, безусловно, является), на фоне равнодушной Отчизны. Ни одной сцены, снятой в московских кабинетах, ни одной реакции со стороны российского правительства в картине нет. В то время как рабочий материал фильма предусматривал эту линию. Однако в финальной версии монтажа ее аккуратно свели на нет. Телеканал «Россия» подает «Кандагар» как патриотическую ленту. Однако в данном контексте образ Родины, не участвующей в жизни своих сынов, выглядит весьма сомнительно. Кстати, командир экипажа Ил-76, Герой России Владимир Шарпатов, консультируя создателей фильма с первого дня, предоставил им свои дневники, а также обучал актеров навыкам судовождения, тем не менее на московскую премьеру не был приглашен. Что это, наше традиционное хамство или сознательное нежелание допустить столичную прессу к непосредственным участникам событий? В пользу этого говорит тот факт, что пресс-конференция с творческой группой и руководством канала была организована не после показа фильма, а до него, вероятно, чтобы избежать неудобных вопросов... Мария БЕЗРУК

В КАДРЕ И ЗА КАДРОМ По российским кинотеатрам триумфально шествует фильм Андрея Кавуна «Кандагар». По сборам картина стала лидером отечественного проката и заставила замолчать скептиков, которые сомневались в успехе российского боевика.

В

первые за долгую историю российского кино, картина вызвала бурный интерес у западных прокатчиков. Во Франции картину хотят прокатывать сразу несколько компаний и сейчас ведутся переговоры с создателями «Кандагара». После публикации в «LA Times», фильмом заинтересовались и голливудские прокатчики, – вероятнее всего, в результате переговоров с этими компаниями, российскую ленту оценят и в мире. Картина снята на основе реальных событий, произошедших в Афганистане 15 лет назад, то есть ровно через шесть лет после того, как эту страну покинул последний советский воин. Грузовой самолёт ИЛ-76 с российским экипажем на борту совершал рейс в Кабул. Над Кандагаром афганский истребитель заставил наш самолёт приземлиться. Экипаж был взят в заложники. Больше года ребята томились в талибском плену. В конце концов им удалось совершить побег на своем же ИЛ-76. Сценарий фильма во многом опирается на дневник одного из «афганских пленников» – Владимира Шарпатова, командира экипажа, награжденного после возвращения звездой Героя России. Корреспондент «Свободной Прессы» беседует с московским журналистом Борисом Вишневским, который первым написал об этой истории и лично принимал участие в долгих, но, увы, тщетных переговорах с та-

«Кандагар»: побег из талибского плена – кино и реальность ПОЧЕМУ ПОПАВШИМ В БЕДУ РОССИЯНАМ, ОСОБЕННО НА ЧУЖБИНЕ, ЧАЩЕ ВСЕГО ПРИХОДИТСЯ РАССЧИТЫВАТЬ ТОЛЬКО НА СЕБЯ?

либами о вызволении экипажа из плена. «СП»: – Борис, первая же неделя проката «Кандагара» принесла ему рекордный финансовый успех. С чем вы это связываете? – В том, что россияне валом валят в кинозалы на «Кандогар», как до того валили на «Аватар», ничего нет удивительного: долгожданной премьере предшествовала невиданная по своим масштабам реклама. Но был в ней и очень досадный недостаток. А именно: о том, что фильм основан на реальных событиях, зрители узнают лишь из финальных титров. И это, на мой взгляд, большая ошибка! Ведь немыслимый побег из плена казанских летчиков должен быть обозначен в истории новейшей России, как уникальное действо последних 15 лет, заслуживающее категории – национальный подвиг номер один.

«СП»: – Насколько мне известно, вы были единственным российским журналистом, пробившимся в Кандагар в плен к экипажу? Расскажите, как это было? – Давайте для начала все же вспомним события 15-летней давности. Середина 90-х вся экономика страны летит под откос. Знаменитый советский монополист «Аэрофлот» – тоже. Воздушные грузоперевозки практически прекращены, как летчикам прокормитьсемьи ? И они нанимаются в частные компании. Наши будущие герои-кандагарцы, например, пришли в казанскую фирму «Аэростан», зарегистрированную в Арабских Эмиратах и летающую по всему свету. Кто знал, что тот рейс, один из сотен, будет для них роковым? 2 августа 1994 года, в 10 часов утра, грузовой гражданский Ил76 шел законным «коридором» над

Кандагаром. Вдруг в наушниках приказ: «Немедленно приземляйтесь!» И рядом появляется истребитель МиГ-21 с афганскими опознавателями, а под крылом у него ракеты: не сядешь – собьют... По всем канонам международного права, это был акт воздушного терроризма. Ведь никаких правил гражданский экипаж не нарушал. «СП»: – Что за груз находился на борту? – Везли так называемую «гуманитарную амуницию». А именно – патроны, по соглашению между правительствами Албании и Афганистана. Что тоже законно, поскольку тогдашнее официальное правительство Афганистана вело бои с бандами талибов… Когда самолет приземлился в аэропорту Кандагара, захваченного талибами, то первый же допрос экипажу учинил сам мулла Омар. Тогда он был главой местной администрации, потом – правой рукой террориста №1 Усамы Бен Ладена. Срочно прибыли и министр иностранных дел соседнего Пакистана с журналистами, поддерживавший тогда талибан. Явно готовилось громкое заявление. Но, как афганцы ни искали, не смогли найти российского следа в этой истории. На ящиках с патронами были лишь китайские иероглифы, а экипаж по всем документам был нанят арабскими перевозчиками. Но, несмотря на

это, для российских летчиков начались 378 дней плена. «СП»: – Как вы узнали тогда об этой истории? – 15 лет назад я работал собственным корреспондентом «Комсомольской правды» в Казани. Не помню, для чего, но жарким августом пришлось заглянуть в тамошний Кремль, к главе Департамента внешних связей Тимуру Акулову. Неожиданно при мне его вызвал президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Вернулся Тимур Юрьевич от шефа сам не свой. Так я узнал про захват экипажа и про объявленный им смертный приговор. С этого началась и наша собственная операция по освобождению летчиков… «СП»: – Реальность совпадает с киношным повествованием? – У игрового кино свои законы. Но лично мне в фильме «Кандагар» не хватило некоей параллельной линии. Про то, что «своих не сдают». Про то, что ребят, попавших в беду, все-таки помнили, к ним пробивались, что-

бы спасти. Да, был жуткий плен. Да, руководству страны, болевшей тогда всеми мыслимыми и немыслимыми болезнями роста, было «не до сыновей, в беду попавших». Да, одновременно в Азии, Африке и Южной Америке томились десятки пленных российских летчиков и моряков, и не всем им повезло вернуться домой. «Самое страшное, – потом признались мне ребята, – была мысль о том, что Родине ты не нужен. Вот почему после побега мы отказались встречаться с президентом Ельциным. Жгла обида!». «СП»: – Неужели о них все забыли? – Нет, конечно! Были тогда и усилия МИДа РФ, и врачей, и депутатов, и руководства Татарстана, и журналистов всего мира. Два решения принял Совбез ООН, участвовали в освобождении главы государств, извесные политики и даже международные… авантюристы. Были собраныденьги на выкуп – 2,4 млн долларов. Готовилась даже тайная спецоперация по освобождению экипажа. Был, назову его отдельно, героический флайт-менеджер «Аэростана» Мунир Файзуллин, который с риском для жизни возил ребятам почту, продукты и «пароли для побега». Он подхватил в Афганистане гепатит и не выжил… «СП»: – Расскажите, Борис, как вы летали к пленникам в Кандагар? – Нам удалось пробиться к ним лишь через месяц после пленения. Вчетвером мы вылетели из Казани, через Ташкент, в город Шарджу (Арабские Эмираты).

Здесь базировался «Аэростан», теряющий, кстати, от каждого дня простоя «Ила» до 10 тысяч долларов. Гендиректор компании Бронислав Исхаков и командир нашего самолета Тимур Акулов наводили дипломатические и воздушные мосты. Третьим участником «операции» был мулла – глава мусульман Казани Габдулла. Ему предстояло убедить талибов, что мы -«братья по вере из исламской республики Татарстан». Однако найти попутный борт до Кандагара, в котором идет война, и нет никаких гарантий безопасности, оказалось очень большой проблемой. Но, наконец, подвернулся какой-то левый «Боинг», как я позже понял, – с контрабандным грузом. Пару часов лёта, и из светлого будущего ОАЭ мы попали в суровоесредневековье . Если в Шардже по прекрасным хайвэям неслись «Мерседесы» с нуворишами, то здесь – грузовики с оборванными автоматчиками, заминированные колдобины и саманные трущобы в знойном мареве. «СП»: – Вам удалось встретиться с ребятами? – Да, вскоре мы обняли их в тюремном зиндане. Потом были многочисленные встречи «с кем надо»… Мы тогда искренне верили в быстрое освобождение. Но кто мог знать, что из плена их вызволит лишь собственное мужество? И, конечно, сметливость! «СП»: – Пожалуйста, подробнее… – Летчикам удалось убедить талибов, что самолет – штука полезная, и негоже ему ржаветь без техобслуживания, причем, постоянного – с участием всего экипажа. В тот день, когда их в четвертый раз подпустили к самолету, стояла жуткая жара. Три охранника ушли молиться, а трое дремали внутри самолета. Вот тут изаработал на всю катушку механизм под названием «экипаж»! (Кстати, в зарубежном прокате фильм и называется «Экипаж»). Они забыли про все сом-

ненья, обиды и ссоры. Завели движки. Начали разгон. Наперерез им рванул грузовик со стреляющими талибами, но отстал. Резко взмыли вверх. Разоружили обалдевших охранников. Обманули и погоню, сделав хитрый маневр: сначала рванули на бреющем на север, к России, но вскоре, за сопками, крюком ушли на Иран и в Шарджу. Чтобы не засекли радары, шли на высоте 50-70 метров. Через 1 час 50 минут все были на свободе… «СП»: – Вы до сих пор поддерживаете с летчиками отношения? – Да, мы периодически перезваниемся, встречаемся. Вот на днях я ребят еще раз обзвонил. «СП»: – Чем они сегодня занимаются? – Самое удивительное, что они совершенно не чувствуют себя героями. Командир экипажа Владимир Шарпатов живет теперь в Тюмени, уже на пенсии, воюет, как он сам выражается, – «по общественной линии». Второй пилот Газинур Хайруллин сейчас повышает квалификацию в Ульяновске. Штурман Александр Здор, бортинженер Асхат Аббязов и радист Юрий Вшивцев возят гуманитарные грузы из Канады на Гаити. Инженеры Сергей Бутузов и Виктор Рязанов обслуживают авиатехнику в Казани. Почему-то двое последних в киноверсии не поместились, и вместо семерки смелых получилась только пятерка. Но ни это, ни другие мелкие несовпадения кино и реальности не меняют главного: это был настоящий подвиг, суть которого не потеряла актуальности и сегодня. «СП»: – Что вы имеете в виду? – Попавшим в беду россиянам, особенно на чужбине, чаще всего приходится рассчитывать только на себя. Свободу не подарят госчиновники – ее надо завоевывать самим, собственной головой и руками… Борис Вишневский, Александр Бушев

Вечерняя Тюмень № 06, 2010  
Вечерняя Тюмень № 06, 2010  

Вечерняя Тюмень