Issuu on Google+

Из книги Джона Элдриджа «Хождение с Богом»

Желание взглянуть Итак, я езжу на старой «тойоте» 1978 года, и по большей части она мне нравится. Это простая, надежная и серьезная машина. Никаких компьютеров, никакой электроники, никакой навигации. Менее всего мне нужен женский голос, который приказывал бы мне повернуть направо или через четверть мили повернуть налево. В старых машинах мне нравится простота. Так или иначе, я собрался поехать на ней вчера вечером, но обнаружил, что ее аккумулятор сел. В тормозной системе есть какой-то дефект, который заставляет аккумулятор работать даже после того, как выключается зажигание. И если не обратить на это внимание, то за одну ночь аккумулятор садится. Со старыми машинами могут происходить странные вещи. Как и с людьми. На тот момент я разрешил ситуацию, взяв нашу вторую машину, но я знал, что я не ездил на ней достаточно далеко или долго, и потому ее аккумулятор не нужно было заряжать. Я также знал, что следовало проверить ее состояние до того, как я собрался ехать на работу. Когда накануне вечером мы садились в нее, я заметил, что аккумулятор выглядел чуть заржавевшим. Я тогда подумал: «Может, мне его нужно почистить». Когда я открыл капот машины, то вдруг подумал, что не заглядывал туда достаточно долгое время. Вы знаете это щемящее чувство — ты не заглядывал под капот слишком долго. Это неприятное чувство, чувство пренебрежения и страх перед тем, что ты там можешь увидеть. Такое же чувство у меня возникает каждый раз, когда в ванной я вижу зубную нить. Но вернемся к моей машине. Когда вы заглядываете под капот машины, первым делом вы видите радиатор, черный, похожий на ящик предмет с маленькими серебристыми колпачками сверху. Туда мы вливаем воду и антифриз. С их помощью машина охлаждается. «Ой, а когда я в последний раз проверял уровень воды?» Я этого даже не помню. Прошлым летом? Отвинтив крышку, я не увидел никакой жидкости. Пожалуй, лучше залить сюда то, что нужно. Я огляделся в гараже, нашел старую бутылку с «Престоном» и стал лить жидкость в радиатор. Резервуар радиатора — это лабиринт из трубочек, и ты никогда не догадаешься, сколько жидкости следует налить. Чем больше ты льешь, тем дольше ты в нее не заглядывал. Туда уходит довольно много жидкости, прежде чем из горлышка радиатора не потечет что-то зеленоватое. Когда я завинтил колпачок обратно, мои мысли обратились к маслу. Ко мне снова подступил страх. «Когда я последний раз проверял масло?» Я и это не мог вспомнить. Леденящее чувство стало постепенно наполнять меня изнутри. Одно дело забыть наполнить радиатор. Если что-то с ним не в порядке, ты обычно выясняешь это практически сразу, потому что машина перегревается и из-под капота начинает вырываться пар. Но когда ты понимаешь, что с твоим маслом что-то не так, обычно это значит, что с мотором какие-то серьезные неполадки. Эта «тойота», как старый и верный верблюд, будет работать, пока не упадет. Однако с машиной так обращаться нельзя. Нельзя доводить машину до коллапса тем, что ты забыл проверить в ней уровень масла.


И вот я стою, понимая» что мне нужно проверить масло прямо сейчас, но во мне что-то колеблется. Я ничего не хотел знать. Я не хотел идти туда. Я знал, что давно не проверял машину. И я не был уверен, что хочу знать о том, что с ней на самом деле происходит. Стоя там и глядя на машину в полной растерянности, я был поражен тем, что на самом деле не хотел проверять ее состояние, и я узнал в себе это чувство. То же самое происходило с моей чековой книжкой. Когда я проверял ее в последний раз? Когда ходил к дантисту. А когда я ходил к дантисту? Я хорошо знаю это чувство игнорирования чего-то, особенно когда это происходит в течение длительного времени. Мы часто поступаем так же со своим внутренним миром. Однажды происходит нечто такое, что заставляет нас понять, что мы очень давно не заглядывали, так сказать, под свой капот (если вообще когда-то заглядывали). Может быть, это спор с супругой. Внезапное и сильное влечение к жене другого. Страх перед предстоящей презентацией. Беспокойство. Депрессия. Или кто-нибудь вдруг спрашивает: «Как дела?» И под благополучной поверхностью мы вдруг чувствуем колебание, но заглядывать туда не хотим. Но мне нужно было посмотреть туда. Так продолжаться больше не могло. Я поискал измерительный стержень, со страхом просунул его в отверстие и вздохнул с облегчением, увидев, что хотя уровень масла и был низким, но не опустился до опасной черты. Я вздохнул с облегчением, убедившись в том, что не ездил без масла невесть сколько времени, и лед внутри меня растаял. На полке в гараже я нашел нужную бутылку и налил масло в радиатор. Затем я взялся за аккумулятор. В таких ситуациях я встречаю сопротивление определенной части самого себя, которую можно назвать и трусом, и гедонистом, и мистиком. Эта часть всегда стремится обезопасить себя от всяких тревог, даже если предполагаемая информация впоследствии станет для меня спасением. То же самое я наблюдаю во всех моих друзьях. То есть я хочу сказать, что это универсальное свойство всех людей. Никому из нас не хочется заглядывать под капот. Мы не хотим знать того, что нам абсолютно необходимо знать. Это плохое качество. Оно нам не друг. За долгие годы я усвоил один урок: либо платишь сейчас, либо много позже. И это верно во всех аспектах жизни. Мне не хочется заниматься физическими упражнениями, но и цену за это я платить не хочу. Мне нравится просто передвигаться. Но в конце концов позже мне приходится за это платить. Когда мы выбираемся на природу и устраиваем пешие прогулки или плаваем, тогда я задыхаюсь и у меня колет в боку. Я знаю, что с течением жизни мне придется заплатить еще больше. Мне не нравится мысль об «отсрочке платежа», мне не нравится отказывать себе в том, что я хочу купить прямо сейчас. Поэтому я плачу чуть ли не вдвое больше за обед или чтото другое, забирая деньги с кредитной карты и впоследствии раcплачиваясь за кредит дополнительными процентами. То же самое я делаю во взаимоотношениях. Мне не хочется спрашивать Стейси, как у нее дела, не хочется слышать то неприятное, о чем она может рассказать. Мне не хочется отвлекаться от книги, которую я читаю. Поэтому я откладываю разговор с женой до тех пор, пока мое нежелание близко общаться с ней не превращается в проблему. Я не хочу вступать в мутные воды в общении с другом, не хочу говорить ему, что с ним трудно общаться людям, и не спрашиваю, что с ним произошло и что его тревожит. Поэтому я расплачиваюсь позже, когда мы отдаляемся друг от друга или я даже теряю его дружбу, потому что расстояние между нами стало слишком большим. Точно так же я готов рисковать здоровьем зубов, лишь бы не тратить время на зубную нить, причем говорю я это ноющим голосом, жалуясь на то, что «я устал». Мне не стыдно приводить такие примеры, потому что я знаю, что большинство из вас точно так же избегает зубных нитей.


В результате мы приходим вот к чему. Мы не хотим никаких неудобств. Будь то уровень масла в машине или старые раны, которые прячутся в моем сердце, я не хочу никакой информации, которая, как я уже чувствую, будет неприятной. Я не хочу боли, которую она принесет. Я лучше постараюсь ее избежать. И пока моя машина не заглохнет за сто миль от дома или я не погрязну в глубокой зависимости, я отказываюсь понимать, что все проблемы коренятся в боли, не получившей исцеления. «Господь Иисус, я хочу изменить свою позицию в этом вопросе. Я хочу перестать бегать от боли и разрушений. Я хочу быть готовым заглянуть под капот каждый раз и всегда, когда Ты напоминаешь мне об этом. Я хочу развить в себе желание пойти туда, куда нужно пойти, чтобы встретить лицом к лицу мою жизнь. Особенно когда дело касается внутренних вопросов. Я люблю свою старую «тойоту», но это относительно небольшая вещь по сравнению с моим сердцем и моим хождением с Тобой. Я говорю тебе „да”, Господь». Дорогой друг, возможно, в этом заключается одно из главных отличий между теми, кто переживает Бога и живет жизнью, которую Он предлагает, и теми, кто этого не делает. Не бойся заглянуть под капот.


Желание взглянуть