Issuu on Google+


В номере Новости

8 Модный молл 10 Руслан Вашкевич

12 Руслан Салей 14 Лига чемпионов 16 Кристина Кучинская и Алексей Мащенко

Люди

22 Евгений Матлин vs Сергей Клюцкий

Мода

30 Tarakanova 36 Haider Ackermann

Рестораны

40 Northern Soul 48 «Русский стол» в Париже

2011

октябрь

7


Здоровье/отдых

50 Стоп-бульба! 54 Остров богов 58 Спокойной ночи!

live

60 Robinson Club

64 Battle show 2011 в казино «Шангри Ла»

62 Свадьба года

Афиша/сервис

66 Я

«Беларусь»

68 Афиша Hurts, 11 октября

Бесплатный ежемесячный рекламно-информационный журнал «Где купить». № 8 (51) октябрь 2011 Выходит с июня 2007 г. на обложке: Таня Дягилева

Свидетельство о госрегистрации № 844 от 10.12.2009 г. Учредитель: ООО «Городская пресса».

8

октябрь 2011

Главный редактор: Валерий Краснагир Адрес редакции: 220012, г. Минск, пер. Инструментальный, 6-113. Телефон редакции: 287-39-99. Отдел рекламы: 281-72-68. E-mail: gorpress@tut.by Тираж 20 000 экз. (по Минску)

Подписано в печать 05.10.2011. Формат 70х100/16. Бумага мелованная. Заказ 1106. Отпечатано в типографии «Юстмаж» ООО «Юстмаж», 220103, г. Минск, ул. Калиновского, д. 6 Г 4/К, комн 201. ЛП № 02330/0552734 от 31.12.2009 г. до 30.04.2014 г.


новости

К нам едет хулиган! Вернее, уже приехал и успел забросить 3 шайбы, что для защитника не мало. Подписав на излете лета прожженного финского оборонцу Йере Каралахти и выгнав лучшего защитника минувшего сезона Антонова, руководство «Динамо» сделало все, чтобы интерес к хоккею появился даже у тех наших соотечественников, кто не улавливает разницы между Сикорой и Сикорским, а походу на «Минск-Арену» предпочитает поход в «Корону». Гениальный пиар-ход! Такие персонажи нам определенно нужны, ведь спорт это не только экономика и статистика, но и эмоции и захватывающие истории из жизни звезд. А в творческой биографии душевного финского хулигана ярких событий было больше, чем у всех белорусских мастеров деревянной палки и стального лезвия вместе взятых. НХЛ, чемпионат Германии и Финляндии, игры за сборную, арест за хранение марихуаны, амфетаминов и героина, проблемы с алкоголем, участие в ОПГ (контрабанда кокаина из Эстонии в Финляндию). Среди других новобранцев «зубров» отметим Ярослава Обшута, Кевина Лаланда, Либора Пивко, Шарля Лингле и Збынека Иргла. Личности яркие, да и «тутэйшыя», судя по первым матчам, статистами быть не собираются. Так что, зрелищный хоккей нам гарантирован, жаль только, что после трагедии под Ярославлем любой матч превращается в грустный праздник.

10

октябрь 2011


новости

Forza, Borisov! Если футбольной столицей БССР был город-герой Минск, то в независимой Беларуси это однозначно Борисов. Футбольный клуб БАТЭ по популярности уже давно превзошел минское «Динамо» образца 80-х, став поистине народной командой. При этом, в отличие от другой народной команды — «Динамо» хоккейного — деньги налогоплательщиков не расходует, зарабатывая их самостоятельно. Почему у Борисова получается, а у остальных нет? Наверное, потому что они занимаются не своим делом. Все-таки свою работу любить надо. А Капскому и Гончаренко спасибо от имени всех минских любителей футбола за то, что подарили нашему провинциальному городку большой футбольный праздник. Побольше бы нам таких людей — жили бы лучше, чем в Голландии.

Фото: Александр Добриян

12

октябрь 2011

2011

октябрь

13


новости

Drive angry «С женщинами главный герой «Сумасшедшей езды» предпочитает общаться при помощи члена, с мужчинами – при помощи пистолета, и не изменяет этой привычке даже когда бандиты и девушки появляются перед ним одновременно… Проходной режиссер Патрик Люссье неожиданно делает эталонное b-movie наших дней. Он не старит искусственно пленку, как Родригес. В его ностальгии минимум декоративности. Наоборот, он понимает, что трэш нужно снимать за 50 миллионов и в 3D-формате, придуманном, на самом деле, исключительно для таких фильмов. В этом и заключается единственное пока что преимущество объемной картинки – наконец вечно жаждущего крови зрителя можно насытить, бросив ему в лицо чью-то оторванную руку». К этим замечательным словам обозревателя kinoteatr.ru Михаила Ювачева могу добавить еще то, что в фильме звучит классная музыка (Peaches, Marc Bolan, Unkle, The Raveonettes), задействованы культовые мускул-кары Dodge Charger R/T и Chevrollet Camaro SS 69 года выпуска и неплохой актерский состав: сексапильная блондинка Эмбер Херд, звезда сериала «Побег» Уильям Фихтнер и погрязший в беспорядочных связях с сомнительными режиссерами Николас Кейдж, для которого роль сбежавшего из ада Джона Мильтона (привет автору поэмы XVII века «Потерянный рай») стала едва ли не лучшей со времен «Диких сердцем» Дэвида Линча. Некоторые особо продвинутые критики поставили этому мистическому комедийному боевику низкие оценки, мотивируя свое решение тем, что он якобы не дотягивает до таких шедевров, как «Мачете», «Пристрели их», «Доказательство смерти» и «Планета страха». Мол, диалоги ужасные, спецэффекты убогие, сюжет банальный и хаотичный. Но это полный бред, потому что Люссье не снимал культовое кино для интеллектуалов, каковыми по большому счету и являются вышеперечисленные фильмы. Он делал кино для нормальных людей, которым не нужны некие глубокие смыслы и скрытые цитаты. И, по-моему, получилось у него замечательно! Валера Чемодуров

16

октябрь 2011

2011

октябрь

17


новости

18

октябрь 2011

2011

октябрь

19


люди

Винтаж, монтаж и стильный макияж Самая модная новая артистка года Лана Дель Рей, в миру — Лиззи Грант, выросла в американском городе Лейк-Плэсид, городе, построенном с расчетом на туристов, но в который теперь никто не ездит. Это чувство величественной опустошенности Лана Дель Рей взяла с собой сперва, конечно, в НьюЙорк («В этом городе мне нравится все, и каждый день там хорош»), успела записать альбом под руководством именитого Дэвида Кана (Пол Маккартни, Регина Спектор, The Strokes) и тут же удалить запись с iTunes, потому что захотела сфокусировать внимание на своей новой музыке. В Америке, как сообщает Лана Дель Рей в интервью Pitchfork, никто не пытался менять что-либо в ее музыке, потому что всем было на ее музыку плевать, боссы индустрии думали только о том, как бы переспать с ней. «Но сейчас не 1952 год,— говорит певица,— постель ничего не гарантирует». Она двинула в Лондон, поближе к тем местам, где способны по-настоящему оценить ее любовь к Дэвиду Линчу и ее песни в стиле «голливудский сэдкор». «Video Games», первый видеоролик, который смогла по-настоящему оценить публика, стал титульной страницей сайта певицы. Ты открываешь ее и получаешь на весь монитор кукольного вида диву: губы, с которыми как будто перестарался пластический хирург, грустные глаза и голос, спокойная сила которого опирается на основательную оркестровую аранжировку с арфами и скрипками. Размеренный ход мелодии оккупирует мозг. Кадры с певицей чередуются с нарезкой из телепрограмм, документалок, чьих-то старых домашних видео, снятых на восьмимиллиметровую пленку. Мелькает звездно-полосатый флаг. 600 тысяч просмотров в Сети за три недели. Следующее видео «Blue Jeans» появилось только что, оно в том же стиле, только голос более рельефный, отсылающий к Нэнси Синатре, Амброзии Парсли (Shivaree) и Чайне Форбс (Pink Martini) . Песня, надо сказать, звучит отнюдь не как «B-Side», она просто впечатывается в подкорку. Как бы Лана Дель Рей ни упирала на то, что «просто смонтировала видео и выложила в Сеть», за всем этим видна индустрия. В студии вместе с ней снова работают первые имена, достаточно назвать легендарного партнера Робби Уильямса Гая Чемберса и Эга Уайта, работавшего с Адель и Даффи. Это, конечно, индустрия, но какая-то новая. При всех мощных стартовых данных Лана Дель Рей не

спешит заключать договор с большим лейблом и довольствуется услугами скромной компании «Stranger Records». И она, кажется, действительно не торопится с альбомом. У нее и так все хорошо. Лана появилась будто ниоткуда — секунду назад ничего не было, и вдруг клип на песню «Video Games» оказался повсеместно. Вместе с фотографиями самой Дель Рэй — роскошной дамы с пышными губами. Блогеры быстро раскусили певицу и обнаружили ее бывший проект: раньше ее звали Лиззи Грант, и она была невзрачной блондинкой, исполнявшей рядовое кантри и имевшей контракт с мейджор-лейблом, который обернулся неудачей. После этого она и закачала в губы силикон, сменила имидж и взялась за покорение инди-блогосферы, что у нее сразу же стало отлично получаться. Многие называют Дель Рэй новой Уайнхаус, но больше это все похоже на историю Леди Гаги: девушка, желающая славы, перепридумывает свой образ и создает себе эпатажный имидж. Ее вызывающая сексуальность на грани китча, легкомысленное поведение в соцсетях и нарочитая пошлость во всех аспектах (дешевые видео, склеенные из старых съемок на восьмимиллиметровую пленку, наивная, почти глупая, лирика и так далее). Все это сработало, шум в блогах поднялся, ну и, естественно, песни ее все в конце концов послушали. Тихая, застенчивая, наивная, ярко контрастирующая с образом музыка про любовь с настроением и атмосферой жизни американской провинции. Оба ее клипа как музыкально, так и по картинке напоминают заставку к сериалу True Blood, из которой убрали всю брутальность и добавили много нежности. Источниками вдохновения Дель Рэй называет Дэвида Линча, саундтреки к фильмам 1950-х, черно-белое кино и скрип колеса обозрения на Кони-Айленд. Еще неделю назад про Лану говорили, что она восходящая звезда, теперь уже, кажется, она звезда состоявшаяся. Первый ее сингл выходит на следующей неделе и уже доступен в iTunes, а альбом она готовит к 2012-му. Между тем, Дель Рэй выжала максимум из ретротемы и теперь позиционирует себя уже через другой модный тренд — новый 2011

октябрь

21


люди хип-хоп. В частности, она называет себя «гангставерсией Нэнси Синатры» и выражает симпатии Лил Уэйну и Odd Future. Влиятельный музыкальный портал Pitchfork взял интервью у восходящей звезды ретро-попа; Megalyrics предлагает вам выдержки из этого разговора. Расскажи, как ты вышла на продюсера Дэвида Кана? Когда мне было 18, я была подписана на одном инди-лейбле, который и разослал мои демо-записи пяти разным продюсерам. Дэвид Кан позвонил спустя 10 минут и спросил, можем ли мы начать сотрудничать уже со следующего дня. Затем мы с Дэвидом каждый день на протяжении пяти месяцев работали над моей пластинкой. Что ты узнала нового о музыкальной индустрии, записывая свой альбом? Я узнала, что даже если ты лучший исполнитель на свете, есть огромный шанс, что никто и никогда не услышит тебя. В определенный момент ты просто принимаешь решение – продолжить заниматься любимым делом или наконец бросить все это. Я пела в Бруклине с 17 лет, и никто из индустрии не

22

октябрь 2011

проявлял малейшего интереса ко мне. С тех пор я не изменилась, однако, судя по всему, дела у меня повернулись в лучшую сторону. Возможно, небеса сжалились над мной. Тебе обещали светлое будущее в музыкальной индустрии, если ты согласишься поменять свое звучание или имидж? Нет. Радужные перспективы рисовали мне лишь в обмен на постель. Но, славу богу, на дворе уже далеко не 1952 год. В наши дни роман с боссом не поможет. Всем было наплевать, изменю ли я имидж или саунд, потому что никто не интересовался моей музыкой. Ты рассказала, что менеджеры и юристы помогали тебе в смене сценического имени: вся эта история наводит на мысль, что ты и твоя музыка, на самом деле, коммерческий проект. Не секрет, существует мнение, что даже Элвис Пресли был всего лишь результатом работы умелых продюсеров и менеджеров. Как ты думаешь, насколько важно, чтобы тебя всерьез воспринимали как артистку, а не как продукцию шоу-бизнеса? Эти вещи обязательно противоречат друг другу? Ну, во-первых, я сама пишу песни и сама делаю к

2011

октябрь

23


люди В августе 1982 года редактор журнала Interview Боб Колачелло взял интервью у двадцатитрехлетнего Майкла Джексона, проживавшего тогда в усадьбе в долине Сан-Фернандо, которую певец снимал со своей семьей, пока в их доме проводился ремонт. (Энди Уорхол позвонил из Нью-Йорка в середине разговора). К тому времени Джексон был уже знаменит не только своими работами с братьями в Jackson Five, но и своим первым сольным альбомом Off the Wall, который вышел тремя годами ранее. В 1982 году Майкл участвовал в проекте Стивена Спилберга «Инопланетянин» (E.T.: The Extra-Terrestrial) и заканчивал работу над альбомом Thriller, который впоследствии стал самой продаваемой пластинкой всех времен. В июне 2003 года, уже сам Король выступил в роли интервьюера, поговорив с начинающим продюсером из Вирджинии Фареллом Уильямсом. После той публикации дела Фарелла и его коллеги по The Neptunes Чада резко пошли в гору и сегодня этот некогда подававший надежды паренек из провинции является уважаемым soul,

играешь, ты как бы становишься другим человеком. Здесь важно полностью отречься от себя, и если это получилось, то вот она — магия. Я люблю создавать магию — соединять что-нибудь так необычно и неожиданно, чтобы это сносило людям мозг. Что-то, опережающее время. Мне нравится удивлять людей. Подарками, сценическими шоу, чем угодно. Вот почему я люблю Джона Траволту, который вышел из шоу Kotter. Никто не знал, что он умеет танцевать и вытворять все эти штучки. Это был прорыв. Он может стать следующим Марлоном Брандо. БОБ — Но он не особо преуспел в последние годы... МАЙКЛ — Я знаю. Я думаю, он слишком разборчив в выборе подходящего сценария, да и всегда сложно превзойти свои прошлые достижения. БОБ — Кажется, что твоя главная мотивация — это желание развлечь людей, доставить им удовольствие. А как насчет денег и славы? Можешь ли ты

ФАРЕЛЛ — Когда ты делаешь что-то, что люди не совсем понимают, они реагируют более остро, чем если бы это сделал кто-то другой. Все потому что ты один из величайших талантов, когда-либо живших на земле. В этом столетии ты достиг большего, чем кто-либо из людей. r’n’b, hip hop продюсером, музыкантом, владельцем собственной линии одежды. С ним работают Luis Vuitton, Madonna, Gwen Stefani, Timberlake, Shakira, Lenny Kravitz, Snoop Dog, а в очереди стоит еще с десяток звезд и звездочек. 1982

король говорит Прошло два года после того, как королевский поп-музыкальный трон опустел. То ли Майкл на самом деле был так велик, то ли осталась в прошлом сама эпоха королей, но претендентов на вакансию пока не наблюдается.

БОБ — Тебе нравилось выступать, когда ты был ребенком? МАЙКЛ — Я всегда наслаждался этим чувством. Когда выходишь на сцену, как будто из ниоткуда, внезапно возникает магия и захватывает тебя, и ты просто теряешь контроль над собой. Я вышел на сцену на концерте Квинси Джонса (Quincy Jones) в Rose Bowl, а, надо сказать, я не очень-то хотел выходить. Я прятался среди людей и надеялся, что он не увидит меня. Потом мне все-таки пришлось это сделать, и я просто сошел с ума. Я как будто воспарил над сценой. Публика поддержала меня, и я начал танцевать и петь! БОБ — Что ты больше любишь — актерскую игру или исполнение песен? МАЙКЛ — Я люблю и то, и другое. Игра — это самые сливки. И петь я тоже люблю. Это реальный улет. Если вы действительно хотите отпустить все свои чувства, то это самый верный способ. Когда

представить себя не знаменитым и мешает ли тебе известность? МАЙКЛ — Мне она никогда не мешала, кроме моментов, когда хочется абсолютного покоя. Например, когда вы идете в кино, и думаете: «Никто не помешает мне сегодня насладиться фильмом, ведь я надел шляпу и очки». Вы приходите туда и все пялятся на вас, и в кульминационный момент фильма кто-нибудь хлопает вас по плечу и просит автограф. И вы чувствуете себя так, как будто не можете сбежать… БОБ — Каков твой обычный день? МАЙКЛ — Мечтаю большую часть дня. Я просыпаюсь рано и готов заниматься любыми делами, писать песни, планировать будущее, все что угодно… БОБ — Ты смотришь в будущее с оптимизмом? МАЙКЛ — Да, я всегда люблю планировать все вперед и следовать этим планам… БОБ — Ты заботишься о том, чтобы выглядеть модно? МАЙКЛ — Нет, но я забочусь о том, во что я одет на сцене. Меня не волнует повседневная одежда. Хотя знаете, что я люблю? Надеть сценический

2011

октябрь

25


люди костюм и просто смотреть на себя в зеркало. Или мешковатые штаны и какие-нибудь фанковые туфли и шляпу и попытаться войти в этот образ. Меня это очень веселит. БОБ — Любишь ли ты играть в повседневной жизни? МАЙКЛ — Я очень это люблю. Это побег. Это развлечение. Это повод стать чем-то другим, другой личностью. Особенно если ты действительно веришь в этот образ, а не просто «играешь». Я ненавижу слово «играть». Ты не должен быть «актером», ты должен верить в это. БОБ — Но не кажется ли тебе, что это немного пугает? Когда абсолютно веришь в то, что играешь? МАЙКЛ — Нет, это как раз то, что я люблю во всем этом. Иногда мне хочется убежать от реальности. БОБ — Почему ты хочешь убежать? Считаешь, что жизнь действительно тяжела? МАЙКЛ — Нет, наверное, это потому, что я люблю проживать жизни других людей и исследовать их. Как Чарли Чаплин. Я обожаю его, маленького бродягу, все эти приспособления и штучки, и его сердце — все его истории так банальны. Но такой была его жизнь. Он родился в Лондоне, его отец умер от алкоголизма, когда ему было шесть лет. Он бродил по улицам Англии — бедный, голодный попрошайка. Все это отразилось на его творчестве, и это как раз то, что я люблю делать, выносить правду наружу… БОБ — Чувствуешь ли ты, что пропустил детство, постоянно выступая перед взрослой аудиторией? МАЙКЛ — Иногда. БОБ — Но тебе же нравятся те, кто старше тебя, опытные люди.

Если у меня депрессия, я беру книгу с детскими рисунками, и они поднимают мне настроение. Это чудо — быть среди детей. БОБ — Любишь ли ты искусство? МАЙКЛ — Я люблю рисовать карандашом, ручкой… Да, я люблю искусство. Очень часто, когда я езжу в туры по Голландии, Германии и Англии, я хожу в музеи. Знаешь, эти огромные картины — они просто восхитительны. Невозможно представить, как художники это делают! Я могу смотреть на скульптуру или картину и полностью в ней раствориться. Могу стоять, смотреть и становиться ее частью. Художники умеют растрогать до глубины души. Это как раз то, что я имел ввиду, когда говорил про актеров и музыкантов, найти внутри человека правду. Дотронуться до реальности так, чтобы она стала частью того, что ты делаешь, тогда ты можешь привнести ее куда угодно. Ты счастлив, все счастливы. Все человеческие эмоции в твоем распоряжении. Глубоко внутри, мы все одинаковые. У нас у всех одинаковые эмоции, вот почему такие фильмы, как «Инопланетянин» цепляют всех. Кто не хочет летать как Питер Пен? Кто не хочет полетать с волшебными существами из космоса и подружиться с ни��и? Стивен нашел путь прямо сердцу. Он знает, что когда вы сомневаетесь — нужно прислушаться к своему сердцу… (Энди Уорхол звонит из Нью-Йорка) 2003 МАЙКЛ — Привет! ЭНДИ — Боже, я так волнуюсь. У меня в плеере все время крутится твоя кассета… Как ты поживаешь? МАЙКЛ — Много работаю в студии, пишу тексты и музыку. ЭНДИ — Я собираюсь сегодня пойти в Ritz послушать английскую группу Duran Duran, ты их знаешь? МАЙКЛ — Нет.

Ты используешь воздух, как холст, а краски это аккорды, которые струятся из пальцев на клавиатуру. Когда я играю, я как будто рисую чувства в воздухе. Я понимаю, что это звучит банально, но…

ЭНДИ — На прошлой неделе я ходил смотреть Blondie в Meadow-lands. МАЙКЛ — Ну и как там Блонди?

МАЙКЛ — я люблю проживать жизни других людей и исследовать их. Как Чарли Чаплин. Я обожаю его, маленького бродягу, все эти приспособления и штучки, и его сердце — все его истории так банальны. МАЙКЛ — Да, я люблю опытных людей. Я люблю феноменально талантливых людей. Я люблю людей смелых, которые много работают и являются лидерами в своей области. Для меня — встретить кого-то такого, поработать с ним, поучиться у него, обменяться опытом — сродни магии. Я тащусь от Спилберга. А еще я черпаю вдохновение в детях.

26

октябрь 2011

ФАРЕЛЛ — Лично мне кажется, что я как бы отдалживаю ноты у таких людей, как ты, Стиви Уандер, Донни Хатауэй, а дальше делаю так, как считаю нужным. Это как если все идут в одном направлении, а ты делаешь Off the Wall. А потом, когда все идут в другую сторону, ты делаешь Thriller. Ты просто идешь своим путем. А я наблюдаю и заимствую у людей, которые не боятся прислушиваться к своим чувствам, и превращаю ваши устремления и амбиции в продукт, материализую их. МАЙКЛ — Кто из старых артистов, не тех, кого крутят сегодня по радио, вдохновлял тебя, когда ты был молодым? Из тех, кого слушал твой отец, ты чему-нибудь научился у них? ФАРЕЛЛ — Конечно! The Isley Brothers. Донни, Стиви. МАЙКЛ — Да, я тоже. Я обожаю The Isley Brothers и Sly and The Family Stone. Тебе нравятся те же люди, что и мне. ФАРЕЛЛ — Я хочу кое-что тебе сказать, не уверен, что ты хочешь это

ЭНДИ — Она была великолепна. Просто потрясающая. Ты знаком с ней? МАЙКЛ — Нет, никогда не встречался. ЭНДИ — Ну, когда ты приедешь в Нью-Йорк, я вас познакомлю. Турне — это самая тяжелая вещь на свете. МАЙКЛ — Да, это здорово выматывает! Шаг за ша

Когда ты делаешь что-то, что люди не совсем понимают, они реагируют более остро, чем если бы это сделал кто-то другой. Все потому что ты один из величайших талантов, когда-либо живших на земле.

Майкл — Итак, я беру интервью у тебя, правильно? И я думаю, будет вопросов семь или чуть больше? Фарелл — Конечно, как тебе угодно.

МАЙКЛ — Хорошо. Что тебя вдохновляет в твоей музыке? Что вдохновляет тебя создавать музыку? ФАРРЕЛ — Это чувство. Ты используешь воздух, как холст, а краски это аккорды, которые струятся из пальцев на клавиатуру. Когда я играю, я как будто рисую чувства в воздухе. Я понимаю, что это звучит банально, но… МАЙКЛ — Нет, нет, это удачное сравнение. ФАРЕЛЛ — И ты останавливаешься, потому что точно знаешь, что закончил. Это как рисовать или ваять скульптуру. Ты останавливаешься, потому что произведение завершено. И vice versa — оно говорит тебе: «Эй, я не закончено». МАЙКЛ — Да. И оно не дает тебе заснуть пока не будет закончено. Со мной происходит то же самое (смеется). И что ты думаешь о сегодняшней музыке — ты считаешь, что ты принадлежишь к новому направлению в музыке?

слышать, но я должен, потому что это причиняет мне боль. Люди беспокоят тебя, потому что они тебя любят. Это единственная причина. Когда ты делаешь чтото, что люди не совсем понимают, они реагируют более остро, чем если бы это сделал кто-то другой. Все потому что ты один из величайших талантов, когда-либо живших на земле. В этом столетии ты достиг большего, чем кто-либо из людей. МАЙКЛ — Спасибо. Очень мило с твоей стороны. ФАРЕЛЛ — То, что ты делаешь — удивительно. Когда тебе будет сто лет, люди все еще будут обсуждать, что ты сделал со своим телом, и поверь мне, если ты решишь хромировать свое тело, весь мир соберется на это посмотреть — настолько ты велик. Твоя музыка сильно повлияла на жизнь многих людей. Миллионы детей выросли на твоей музыке, тебя уважают во всем мире. МАЙКЛ — Спасибо тебе огромное. Знаешь, когда ты на вершине, в тебя начинают метать стрелы. В людей, которые приносят свет в мир, от Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга до Иисуса Христа. 2011

октябрь

27


люди гом, из города в город. Это плата за то волшебное состояние, в котором ты пребываешь на сцене. ЭНДИ — Что ты больше любишь, выходить в свет или сидеть дома? МАЙКЛ — Сидеть дома. ЭНДИ — Почему же ты сидишь дома? Вокруг столько всего прикольного. Я свожу тебя куда-нибудь, когда ты приедешь в Нью-Йорк.

нии, а ты делаешь Off the Wall. А потом, когда все идут в другую сторону, ты делаешь Thriller. Ты просто идешь своим путем. А я наблюдаю и заимствую у людей, которые не боятся прислушиваться к своим чувствам, и превращаю ваши устремления и амбиции в продукт, материализую их. МАЙКЛ — Кто из старых артистов, не тех, кого

ФАРЕЛЛ — Лично мне кажется, что я как бы отдалживаю ноты у таких людей, как ты, Стиви Уандер, Донни Хатауэй, а дальше делаю так, как считаю нужным. Это как если все идут в одном направлении, а ты делаешь Off the Wall. МАЙКЛ — Да, только в Нью-Йорке я и могу куда-то пойти. ЭНДИ — Ходишь ли ты в кино? МАЙКЛ — О, да. Мы собираемся работать над саундтреком к фильму «Инопланетянин». У меня была фотосессия с Инопланетянином, это было здорово… Он обнимал меня… ЭНДИ — Мне понравился Tron. Как будто играешь в видеоигру. Ты видел его? МАЙКЛ — Да, но он не тронул меня. ЭНДИ — Ну что ж, большое спасибо. До скорой встречи. 2003 Майкл — Итак, я беру интервью у тебя, правильно? И я думаю, будет вопросов семь или чуть больше? Фарелл — Конечно, как тебе угодно. МАЙКЛ — Хорошо. Что тебя вдохновляет в твоей музыке? Что вдохновляет тебя создавать музыку? ФАРРЕЛ — Это чувство. Ты используешь воздух, как холст, а краски это аккорды, которые струятся из пальцев на клавиатуру. Когда я играю, я как будто рисую чувства в воздухе. Я понимаю, что это звучит банально, но… МАЙКЛ — Нет, нет, это удачное сравнение. ФАРЕЛЛ — И ты останавливаешься, потому что точно знаешь, что закончил. Это как рисовать или ваять скульптуру. Ты останавливаешься, потому что произведение завершено. И vice versa — оно говорит тебе: «Эй, я не закончено». МАЙКЛ — Да. И оно не дает тебе заснуть пока не будет закончено. Со мной происходит то же самое (смеется). И что ты думаешь о сегодняшней музыке — ты считаешь, что ты принадлежишь к новому направлению в музыке? ФАРЕЛЛ — Лично мне кажется, что я как бы отдалживаю ноты у таких людей, как ты, Стиви Уандер, Донни Хатауэй, а дальше делаю так, как считаю нужным. Это как если все идут в одном направле-

28

октябрь 2011

крутят сегодня по радио, вдохновлял тебя, когда ты был молодым? Из тех, кого слушал твой отец, ты чему-нибудь научился у них? ФАРЕЛЛ — Конечно! The Isley Brothers. Донни, Стиви. МАЙКЛ — Да, я тоже. Я обожаю The Isley Brothers и Sly and The Family Stone. Тебе нравятся те же люди, что и мне. ФАРЕЛЛ — Я хочу кое-что тебе сказать, не уверен, что ты хочешь это слышать, но я должен, потому что это причиняет мне боль. Люди беспокоят тебя, потому что они тебя любят. Это единственная причина. Когда ты делаешь что-то, что люди не совсем понимают, они реагируют более остро, чем если бы это сделал кто-то другой. Все потому что ты один из величайших талантов, когда-либо живших на земле. В этом столетии ты достиг большего, чем кто-либо из людей. МАЙКЛ — Спасибо. Очень мило с твоей стороны. ФАРЕЛЛ — То, что ты делаешь — удивительно. Когда тебе будет сто лет, люди все еще будут обсуждать, что ты сделал со своим телом, и поверь мне, если ты решишь хромировать свое тело, весь мир соберется на это посмотреть — настолько ты велик. Твоя музыка сильно повлияла на жизнь многих людей. Миллионы детей выросли на твоей музыке, тебя уважают во всем мире. МАЙКЛ — Спасибо тебе огромное. Знаешь, когда ты на вершине, в тебя начинают метать стрелы. В людей, которые приносят свет в мир, от Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга до Иисуса Христа. Даже Иисус был распят! Мои лозунги: «Исцели мир» (Heal the World), «Мы — мир» (We are the World), «Спасите наших детей» (Save Our Children), «Помогите нашей планете» (Help Our Planet). И люди пытаются преследовать меня за это! Но меня это не ранит, потому что очень сильна поддержка поклонников. Я стал сильным, у меня кожа, как у носорога. Ничто не может мне навредить. Ничто. ФАРЕЛЛ — Я придерживаюсь того же мнения.


люди Thriller, который впоследствии стал самой продаваемой пластинкой всех времен. В июне 2003 года, уже сам Король выступил в роли интервьюера, поговорив с начинающим продюсером из Вирджинии Фареллом Уильямсом. После той публикации дела Фарелла и его коллеги по The Neptunes Чада резко пошли в гору и сегодня этот некогда подававший надежды паренек из провинции является уважаемым soul, r’n’b, hip hop продюсером, музыкантом, владельцем собственной линии одежды. С ним работают Luis Vuitton, Madonna, Gwen Stefani, Timberlake, Shakira, Lenny Kravitz, Snoop Dog, а в очереди стоит еще с десяток звезд и звездочек.

1982

Король говорит Прошло два года после того, как королевский попмузыкальный трон опустел. То ли Майкл на самом деле был так велик, то ли осталась в прошлом сама эпоха королей, но претендентов на вакансию пока не наблюдается. В августе 1982 года редактор журнала Interview Боб Колачелло взял интервью у двадцатитрехлетнего Майкла Джексона, проживавшего тогда в усадьбе в долине Сан-Фернандо, которую певец снимал со своей семьей, пока в их доме проводился ремонт. (Энди Уорхол позвонил из Нью-Йорка в середине разговора).

30

октябрь 2011

К тому времени Джексон был уже знаменит не только своими работами с братьями в Jackson Five, но и своим первым сольным альбомом Off the Wall, который вышел тремя годами ранее. В 1982 году Майкл участвовал в проекте Стивена Спилберга «Инопланетянин» (E.T.: The Extra-Ter-restrial) и заканчивал работу над альбомом

БОБ — Тебе нравилось выступать, когда ты был ребенком? МАЙКЛ — Я всегда наслаждался этим чувством. Когда выходишь на сцену, как будто из ниоткуда, внезапно возникает магия и захватывает тебя, и ты просто теряешь контроль над собой. Я вышел на сцену на концерте Квинси Джонса (Quincy Jones) в Rose Bowl, а, надо сказать, я не очень-то хотел выходить. Я прятался среди людей и надеялся, что он не увидит меня. Потом мне все-таки пришлось это сделать, и я просто сошел с ума. Я как будто воспарил над сценой. Публика поддержала меня, и я начал танцевать и петь! БОБ — Что ты больше любишь — актерскую игру или исполнение песен? МАЙКЛ — Я люблю и то, и другое. Игра — это самые сливки. И петь я тоже люблю. Это реальный улет. Если вы действительно хотите отпустить все свои чувства, то это самый верный способ. Когда играешь, ты как бы становишься другим человеком. Здесь важно полностью отречься от себя, и если это получилось, то вот она — магия. Я люблю создавать магию — соединять что-нибудь так необычно и неожиданно, чтобы это сносило людям мозг. Что-то, опережающее время. Мне нравится удивлять людей.

Подарками, сценическими шоу, чем угодно. Вот почему я люблю Джона Траволту, который вышел из шоу Kotter. Никто не знал, что он умеет танцевать и вытворять все эти штучки. Это был прорыв. Он может стать следующим Марлоном Брандо. БОБ — Но он не особо преуспел в последние годы... МАЙКЛ — Я знаю. Я думаю, он слишком разборчив в выборе подходящего сценария, да и всегда сложно превзойти свои прошлые достижения. БОБ — Кажется, что твоя главная мотивация — это желание развлечь людей, доставить им удовольствие. А как насчет денег и славы? Можешь ли ты представить себя не знаменитым и мешает ли тебе известность? МАЙКЛ — Мне она никогда не меша-

что я одет на сцене. Меня не волнует повседневная одежда. Хотя знаете, что я люблю? Надеть сценический костюм и просто смотреть на себя в зеркало. Или мешковатые штаны и какие-нибудь фанковые туфли и шляпу и попытаться войти в этот образ. Меня это очень веселит. БОБ — Любишь ли ты играть в повседневной жизни? МАЙКЛ — Я очень это люблю. Это побег. Это развлечение. Это повод стать чем-то другим, другой личностью. Особенно если ты действительно веришь в этот образ, а не просто «играешь». Я ненавижу слово «играть». Ты не должен быть «актером», ты должен верить в это. БОБ — Но не кажется ли тебе, что это немного пугает? Когда абсо-

лютно веришь в то, что играешь? МАЙКЛ — Нет, это как раз то, что я люблю во всем этом. Иногда мне хочется убежать от реальности. БОБ — Почему ты хочешь убежать? Считаешь, что жизнь действительно тяжела? МАЙКЛ — Нет, наверное, это потому, что я люблю проживать жизни других людей и исследовать их. Как Чарли Чаплин. Я обожаю его, маленького бродягу, все эти приспособления и штучки, и его сердце — все его истории так банальны. Но такой была его жизнь. Он родился в Лондоне, его отец умер от алкоголизма, когда ему было шесть лет. Он бродил по улицам Англии — бедный, голодный попрошайка. Все это отразилось на его творчестве, и это как раз то, что я люблю делать, выносить правду

ФАРЕЛЛ — Когда ты делаешь что-то, что люди не совсем понимают, они реагируют более остро, чем если бы это сделал кто-то другой. Все потому что ты один из величайших талантов, когда-либо живших на земле. В этом столетии ты достиг большего, чем кто-либо из людей. ла, кроме моментов, когда хочется абсолютного покоя. Например, когда вы идете в кино, и думаете: «Никто не помешает мне сегодня насладиться фильмом, ведь я надел шляпу и очки». Вы приходите туда и все пялятся на вас, и в кульминационный момент фильма кто-нибудь хлопает вас по плечу и просит автограф. И вы чувствуете себя так, как будто не можете сбежать… БОБ — Каков твой обычный день? МАЙКЛ — Мечтаю большую часть дня. Я просыпаюсь рано и готов заниматься любыми делами, писать песни, планировать будущее, все что угодно… БОБ — Ты смотришь в будущее с оптимизмом? МАЙКЛ — Да, я всегда люблю планировать все вперед и следовать этим планам… БОБ — Ты заботишься о том, чтобы выглядеть модно? МАЙКЛ — Нет, но я забочусь о том, во 2011

октябрь

31


люди

2003 Майкл — Итак, я беру интервью у тебя, правильно? И я думаю, будет вопросов семь или чуть больше? Фарелл — Конечно, как тебе угодно. МАЙКЛ — Хорошо. Что тебя вдохновляет в твоей музыке? Что вдохновляет тебя создавать музыку? ФАРРЕЛ — Это чувство. Ты используешь воздух, как холст, а краски это аккорды, которые струятся из пальцев на клавиатуру. Когда я играю, я как

будто рисую чувства в воздухе. Я понимаю, что это звучит банально, но… МАЙКЛ — Нет, нет, это удачное сравнение. ФАРЕЛЛ — И ты останавливаешься, потому что точно знаешь, что закончил. Это как рисовать или ваять скульптуру. Ты останавливаешься, потому что произведение завершено. И vice versa — оно говорит тебе: «Эй, я не закончено». МАЙКЛ — Да. И оно не дает тебе заснуть пока не будет закончено. Со мной происходит то же самое (смеется). И что ты думаешь о сегодняшней музыке — ты считаешь, что ты принадлежишь к новому направлению в

ФАРЕЛЛ — Лично мне кажется, что я как бы отдалживаю ноты у таких людей, как ты, Стиви Уандер, Донни Хатауэй, а дальше делаю так, как считаю нужным. Это как если все идут в одном направлении, а ты делаешь

музыке? ФАРЕЛЛ — Лично мне кажется, что я как бы отдалживаю ноты у таких людей, как ты, Стиви Уандер, Донни Хатауэй, а дальше делаю так, как считаю нужным. Это как если все идут в одном направлении, а ты делаешь Off the Wall. А потом, когда все идут в другую сторону, ты делаешь Thriller. Ты просто идешь своим путем. А я наблюдаю и заимствую у людей, которые не боятся прислушиваться к своим чувствам, и превращаю ваши устремления и амбиции в продукт, материализую их. МАЙКЛ — Кто из старых артистов, не тех, кого крутят сегодня по радио, вдохновлял тебя, когда ты был молодым? Из тех, кого слушал твой отец, ты чему-нибудь научился у них? ФАРЕЛЛ — Конечно! The Isley Brothers. Донни, Стиви. МАЙКЛ — Да, я тоже. Я обожаю The Isley Brothers и Sly and The Family Stone. Тебе нравятся те же люди, что и мне. ФАРЕЛЛ — Я хочу кое-что тебе сказать, не уверен, что ты хочешь это слышать, но я должен, потому что это причиняет мне боль. Люди беспокоят тебя, потому что они тебя любят. Это единственная причина. Когда ты делаешь что-то, что люди не совсем понимают, они реагируют более остро, чем если бы это сделал кто-то другой. Все потому что ты один из величайших талантов, когда-либо живших на земле. В этом столетии ты достиг большего, чем кто-либо из людей. МАЙКЛ — Спасибо. Очень мило с твоей стороны. ФАРЕЛЛ — То, что ты делаешь — удивительно. Когда тебе будет сто лет, люди все еще будут обсуждать, что ты сделал со своим телом, и поверь мне, если ты решишь хромировать свое тело, весь мир соберется на это посмотреть — настолько ты велик. Твоя музыка сильно повлияла на жизнь многих людей. Миллионы детей выросли на твоей музыке, тебя уважают во всем мире. МАЙКЛ — Спасибо тебе огромное. Знаешь, когда ты на вершине, в тебя начинают метать стрелы. В людей,

32

октябрь 2011

костюм и просто смотреть на себя в зеркало. Или мешковатые штаны и какие-нибудь фанковые туфли и шляпу и попытаться войти в этот образ. Меня это очень веселит. БОБ — Любишь ли ты играть в повседневной жизни? МАЙКЛ — Я очень это люблю. Это побег. Это развлечение. Это повод стать чем-то другим, другой личностью. Особенно если ты действительно веришь в этот образ, а не просто «играешь». Я ненавижу слово «играть». Ты не должен быть «актером», ты должен верить в это. БОБ — Но не кажется ли тебе, что это немного пугает? Когда абсолютно веришь в то, что играешь? МАЙКЛ — Нет, это как раз то, что я люблю во всем этом. Иногда мне хочется убежать от реальности. БОБ — Почему ты хочешь убежать? Считаешь, что жизнь действительно тяжела? МАЙКЛ — Нет, наверное, это потому, что я люблю проживать жизни других людей и исследовать их. Как Чарли Чаплин. Я обожаю его, маленького бродягу, все эти приспособления и штучки, и его сердце — все его истории так банальны. Но такой была его жизнь. Он родился в Лондоне, его отец умер от алкоголизма, когда ему было шесть лет. Он бродил по улицам Англии — бедный, голодный попрошайка. Все это отразилось на его творчестве, и это как раз то, что я люблю делать, выносить правду наружу… БОБ — Чувствуешь ли ты, что пропустил детство, постоянно выступая перед взрослой аудиторией? МАЙКЛ — Иногда. БОБ — Но тебе же нравятся те, кто старше тебя, опытные люди. МАЙКЛ — Да, я люблю опытных людей. Я люблю феноменально талантливых людей. Я люблю людей смелых, которые много работают и являются лидерами в с��оей области. Для меня — встретить кого-то такого, поработать с ним, поучиться у него,

Когда ты делаешь что-то, что люди не совсем понимают, они реагируют более остро, чем если бы это сделал кто-то другой. Все потому что ты один из величайших талантов, когда-либо живших на земле. обменяться опытом — сродни магии. Я тащусь от Спилберга. А еще я черпаю вдохновение в детях. Если у меня депрессия, я беру книгу с детскими рисунками, и они поднимают мне настроение. Это чудо — быть среди детей. БОБ — Любишь ли ты искусство? МАЙКЛ — Я люблю рисовать карандашом, ручкой… Да, я люблю искусство. Очень часто, когда я езжу в туры по Голландии, Германии и Англии, я хожу в музеи. Знаешь, эти огромные картины — они просто восхитительны. Невозможно представить, как художники это делают! Я могу смотреть на скульптуру или картину и полностью в ней раствориться. Могу стоять, смотреть и становиться ее частью. Художники умеют растрогать до глубины души. Это как раз то, что я имел ввиду, когда говорил

про актеров и музыкантов, найти внутри человека правду. Дотронуться до реальности так, чтобы она стала частью того, что ты делаешь, тогда ты можешь привнести ее куда угодно. Ты счастлив, все счастливы. Все человеческие эмоции в твоем распоряжении. Глубоко внутри, мы все одинаковые. У нас у всех одинаковые эмоции, вот почему такие фильмы, как «Инопланетянин» цепляют всех. Кто не хочет летать как Питер Пен? Кто не хочет полетать с волшебными существами из космоса и подружиться с ними? Стивен нашел путь прямо сердцу. Он знает, что когда вы сомневаетесь — нужно прислушаться к своему сердцу… (Энди Уорхол звонит из Нью-Йорка) МАЙКЛ — Привет! ЭНДИ — Боже, я так волнуюсь. У меня в плеере все время крутится твоя 2011

октябрь

33


мода

Tanya Dziahileva


Когда журнал Esquire составлял своеобразный «сексуальный атлас» планеты Земля, выбирая самых привлекательных женщин от каждой страны мира, сомнений в том, что Беларусь будет представлять Таня Дягилева ни у кого не было. Так двадцатилетняя alien girl из Витебска оказалась в одной компании с Минкой Келли, Натальей Водяновой, Моникой Беллуччи, Рианной, Юлией Тимошенко, Дианой Крюгер, Карлой Бруни, Аней Иванович, Хеленой Кристенсен, Бьерк и другими красивыми и влиятельными дамами. Энергия, внутренняя красота и врожденное обаяние заставляют грезить о ней буквально всех дизайнеров мира. Ее лицо украшало обложки как коммерческого глянца типа Vogue, Elle, Harper’s Bazaar, так и «альтернативного» – Tank, Numero, Pop, i-D, W, Another Magazine.


мода

Belarus fashion week spring-summer 2012


люди

Барокко, Cosa Nostra и лекарство от смерти Фильм Паоло Соррентино Il Divo: La Spettacolare Vita Di Giulio Andreotti («Изумительный: Блестящая жизнь Джулио Андреотти») можно смело назвать лучшим произведением на политическую тематику за последние 100 лет. Темы одиночества и наркотической природы власти раскрыты режиссером просто блестяще! Полезность этой барочной психологической драмы для нашего политического класса, гражданского общества и широких народных масс вообще трудно переоценить. А тот факт, что его дружно проигнорировали наши критики (официальные и подпольные) и прокатчики, свидетельствует об их безнадежной провинциальности. Вместо этого нам навязывают псевдоисторический имперский хлам вроде «Мы из будущего», «Тарас Бульба» и прочих «Утомленных солнцем адмираловъ».

чества публикаций об Андреотти, из тысяч статей и книг, и, в конце концов, я сумел это сделать. Я изучил его личные качества и старался отобразить их в фильме во всей их сложной противоречивости. Андреотти всегда культивировал тайну вокруг себя, но в то же время завоевал доверие многих итальянцев как добрый отец. Я хотел избежать клише, хороших или плохих, и изобразить гармоничный характер с его светлыми и темными сторонами. Его человеческие черты как бы проявились на фоне его колоссального цинизма.

А между тем, у Паоло Соррентино есть чему поучиться нашим режиссерам и продюсерам. В неблагоприятных для творчества условиях берлускониевской Италии, минимальными средствами он сотворил кинематографическое чудо. Монтаж, музыка, операторская работа, актерская игра, костюмы и декорации, виртуозно нанизанные на сильный сценарий, вызывают восхищение и белую зависть, подтверждая старую как мир истину о том, что воля и знание сильнее кошелька и обстоятельств. Историко-биографический фильм о международном человеке-загадке, скучном политике с непроницаемым лицом-маской, парадоксальным образом соединяет черный юмор, зрелищность и драйв Тарантино, Бессона и Гая Риччи с утонченным эстетизмом, многослойностью и символизмом Вонга Кар Вая и Линча.

Как Андреотти отреагировал на фильм? Он был разозлен. И это достижение, поскольку он известен своей непробиваемостью для критики. Он сорвался и высказал все, что думает. А это подтверждает силу кино как такового: оно имеет дело не только с фактами, но обладает и эмоциональной силой. Для Италии характерна таинственная природа власти, которая гораздо менее прозрачна, чем в других западных странах, и долгое время она была сконцентрирована в фигуре сенатора Джулио Андреотти, который с 1972 по 1992 год семь раз занимал пост премьер-министра Италии. В итальянской политике нет более живучей фигуры, чем Андреотти. Он был либо самым хитрым преступником в нашей стране, поскольку его никогда не удавалось поймать, либо самым преследуемым человеком в истории Италии.

Отдельно хочется сказать о саундтреке. Такой безбашенный микс из классики (Vivaldi, Sibelius, SaintSaens) и клубных боевиков разных лет (Cassius, Beth Orton, Barbara Morgenstern, Trio) мог соорудить только влюбленный в музыку человек с богатым культурным бэкграундом. О «Коза Ностре» и сюрреализме с режиссером поговорил обозреватель cineuropa.org Камилло Де Марко. Вы давно хотели сделать фильм об Андреотти? Я всегда хотел снять это кино, но я полагал, что этот проект экономически необоснован. Изначально я хотел сделать что-то вроде рок-оперы. В итальянской политике много гротеска. Некоторые люди находят мой фильм гротескным, хотя на самом деле он очень реалистичный. (Смеется) Мне нужно было выбрать материал из огромного коли-

50

октябрь 2011

Может ли Ваш фильм способствовать дискуссиям о том, какую политику следует проводить? Было бы прекрасно, если бы люди обсуждали это, в первую очередь, как кино, и политические аспекты не выходили бы на первый план дискуссии. В то же время, необходимо вновь пересмотреть темные вопросы политической истории Италии, которые до сих пор оставались открытыми. По своей тематике и сатирическому тону фильм напоминает некоторые итальянские картины 60-х — 70-х. Элио Петри и Франческо Рози. Особенно картины Петри «Следствие по делу гражданина вне всяких подозрений» и «Тодо Модо». Меня заинтересовал его оригинальный киноязык. 2011

октябрь

51


люди Вы также использовали очень выразительный киноязык, время от времени близкий к сюрреализму. Я пришел к выводу, что должен работать с абстракциями, чтобы рассказать о многих годах итальянской истории и представить этот рассказ в сжатой форме, так что это сделано для удобства повествования, а не обусловлено желанием снимать сюрреалистические образы. Правила «политической жизни» от синьора Андреотти. Мне много раз предсказывали скорую кончину, а я продолжал жить. А те, кто предсказывал, умирали. Меня упрекали в том, что в отличие от Де Гаспери, который ходил в церковь для общения с Богом, я разговаривал со священниками. Я поступал так потому, что священники могут голосовать, а Бог — нет. Меня часто спрашивали, почему я окружаю себя такими людьми? Войны ведутся с той армией, которая есть. Лучшие люди могут выбирать лучшую армию. Деревьям для хорошего роста нужен навоз. Мою иронию называют омерзительной, но ирония — лучшее лекарство от смерти, а лекарства всегда омерзительны.

Однажды «Красные Бригады» позвонили мне домой. Никто не знает мой личный номер. Сказали, что убьют меня 26 декабря. Я ответил: «Спасибо, я смогу спокойно встретить Рождество». Остроумный ответ меня спас. Они слишком серьезны. Меня всегда считали виноватым во всем, что происходило в стране, за исключением разве что Пунических войн. Награждали оскорбительными кличками, но я никогда никого не наказывал за это по одной простой причине: у меня хорошее чувство юмора. И огромный архив с компроматом. Я знаю, что рост у меня средний, но никаких гигантов вокруг я не вижу. Мне всегда хотелось, чтобы во мне видели культурного человека, а не великого политика. Все мои политические оппоненты считали, что правда — это то, что нужно людям, хотя, на самом деле, с правдой мир перестанет существовать. Мы не можем допустить, чтобы мир перестал существовать. Мы должны очень сильно любить Бога, чтобы понимать, насколько необходимо зло, чтобы получить добро. Бог знает это, и я это знаю.

Каждый хочет получить все лишь для того, чтобы осознать, что все — это ничто.

Приятные люди губят политику.

В жизни есть вещи, о которых не нужно знать.

Титти Печи Шалое

52

октябрь 2011


live

Ваби-саби Уходящий год порадовал белорусских ценителей «неброской красоты» . Вслед за организованной Виталием Жуковым выставкой японского фарфора XVII – XX вв., в Национальном художественном музее прошла выставка «Традиционное дек��ративно-прикладное искусство Японии». В экспозиции были представлены изделия из керамики, фарфора, текстиля, стекля, металла, бамбука и васи – знаменитой бумаги ручной выделки. Прикладное искусство в Японии имеет давнюю историю. Внутренняя, сокрытая красота всегда ценилась выше явной. Открытое проявление чувств и эмоций считалось вульгарным. Запрет на роскошь, строгие сословные ограничения, предписывающие что и как носить, как строить и обставлять дом, породил неожиданные проявления изящества. Изделиям японских мастеров во все времена были присущи естественность, кажущаяся простота, бережное отношение к природным качествам материала. Выставка была организована «Японским фондом» при поддержке Министерства иностранных дел Японии и Посольства Японии в Республике Беларусь. Неоценимую помощь в проведении обеих выставок оказала Елена Владимировна Сенкевич. 2011

октябрь

55


live

56

октябрь 2011


live

Мамонт жив! Фестиваль современного и авангардного искусства «Мамонт» проводится в Минске на протяжении шестнадцати лет. За это время он превратился в уважаемый и влиятельный культурный институт, своеобразное место встречи и общения творческих людей из разных областей искусства. Главным событием фестиваля всегда был конкурс авангардной моды. В состав жюри в разные годы входили такие яркие личности, как Андрей Бартенев, Артемий Троицкий, Владимир Цеслер, Максим Черницов, а модельеры и дизайнеры Айплатов, Самощенко, Цоколенко, сестры Парфенович шагнули в мир фэшниндустрии с помостков «Мамонта». В этом году в рамках фестиваля прошли три творческих конкурса: авангардной моды, бодиарта и видео-арта. Председателем жюри стал всемирно известный авангардный джазовый музыкант, композитор и режиссер, проректор Вильнюсской консерватории, Владимир Чекасин. Он также провел мастер-класс на тему «Технология харизмы» и дал совместный с белорусскими музыкантами синкретический концерт. В состав жюри вошли Сергей Нагорный, Владимир Жбанов, Иван Айплатов, Дмитрий Сурский, Андрей Кудиненко и гендиректор «Беларусьфильма» Олег Сильванович. Все мероприятия этого торжества свободного полета мысли и воображения прошли 1 и 2 октября в помещениях Национальной школы красоты и клуба The Black Door.

2011

октябрь

59



Gde Magazine # 9 Issue 2011