Page 58

что через некоторое время замечаете, что не продвигаетесь дальше. Деньги исчислимы. И если мы оценим все наше имущество и обнаружим, что у нас сегодня меньше нуля, тогда возникает вопрос: а для чего я, собственно, работаю? Во-вторых, мы лишаемся мотивации к труду, так как уже сегодня вознаградили себя за будущую работу. В-третьих, мы знаем или, по меньшей мере, предполагаем, что долги потребления — это плохо. Если мы сознательно действуем против Вашего внутреннего убеждения, то теряем уверенность в себе. А недостаток уверенности в себе приводит, в свою очередь, к слабой мотивации поступков. Мы выносим большую часть мотиваций поведения из предположения, что наше положение в будущем улучшится. Мы достигаем этого улучшения, работая над долгосрочной стратегией, чтобы зарекомендовать себя специалистом. На кого давят долги, тому не хватает времени и мотивации для осуществлении такой стратегии. Вместо этого он должен постоянно заниматься непринципиальными вещами — только в силу того, что они стали безотлагательными. Если мы чего-то можем ожидать с уверенностью, так это неожиданностей. Тот, кто берет кредиты, покупает сегодня то, что он хочет оплачивать будущими заработками. Но будущие заработки могут и не появиться — помешают неожиданные обстоятельства. Мы все знаем, что банкиры очень нервничают, если мы своевременно не платим взносы по кредиту, так как наш доход неожиданно упал. Нервничающие банкиры отнимают у нас мотивацию и вкус к жизни. Мы все знаем, что делать потребительские долги, по меньшей мере, неумно. Почему же сегодня быть в долгах — норма? Откуда берутся долги? Важно, чтобы Вы поняли: в сложное положение Вы попали не случайно, а потому, что у Вас есть или у Вас были ошибочные догматы веры. Вспомним, как функционирует наш мозг. Мы делаем все, чтобы избегать боли и испытывать радость. Долги возникают, как правило, из-за того, что кто-то хочет избежать боли в данный момент. Быть не в состоянии позволить себе что-то, чего очень хочется, означает отказ, а отказ означает боль. Мы испытали бы, однако, радость, если бы купили красивую одежду или могли хорошо провести отпуск. Мозг всегда более сильно реагирует на сиюминутное и непосредственное. То, что мы загоняем сами себя на длительный срок в сложную ситуацию, если слишком много покупаем, нам не так уде и важно. Наш мозг хочет именно сейчас избежать боли и именно сейчас испытать радость. Люди обладают способностью к стратегическому планированию и анализу. Однако программа Сейчас-Пережить-Радостъ-И-Сейчас-Избежать-Боли сильнее, чем аналитическая программа. Все знают, что длительная боль от того, что мы увязли в долгах, гораздо сильнее, чем относительно малая боль одномоментного отказа. Какое мудрое знание! Только, к сожалению, за последние 4 000 лет оно так и не привело к уменьшению потребительских долгов. Долги возникают отнюдь не на основе разума. Чтобы пояснить, как сильно программа Сейчас-Пережитъ-Радость-И-Сейчас-Избежать-Боли влияет на наши действия, я хотел бы рассказать Вам о вавилонянах. Уже древние вавилоняне делали потребительские долги. Они шли к предшественникам сегодняшних банкиров — ростовщикам. Ростовщик задавал вопрос, который мы слышим и теперь ВО время переговоров с банкирами: “Есть ли Вас гарантии?” Вавилонянин, наряду с обычными и сегодня гарантиями, мог Предложить еще кое-что — самого себя. Вследствие этого ростовщичество процветало: каждый мог получить кредит, так как каждый мог предложить в залог себя самого. Если вавилонянин оказывался не в состоянии вернуть долг, его продавали как раба. Как сегодня дом идет с молотка, так шел с молотка человек. Девять из десяти рабов заканчивали свою жизнь “у стены”. По описаниям античных историков, например, Геродота, стены Вавилона производили сильное впечатление и принадлежали к семи чудесам света. Возведенные при царе Навуходоносоре, стены были высотой более 50 метров, длиной примерно 18 километров и так широки, что по верху стены могла пройти шестерка лошадей. Эти стены строились рабами. Работа была невероятно тяжелой. Солнце немилосердно обжигало строителей, тащивших на верх кирпичи. Средний срок жизни раба составлял три года. Если он падал от истощения, надсмотрщик избивал его кнутом. Если же он, несмотря на побои, не мог больше подняться, его сталкивали со стены, и он разбивался внизу о скалы. Ночью трупы увозились прочь. Эти сцены вавилоняне наблюдали каждый день. Работающие рабы были постоянной и вездесущей действительностью, которую осознавал каждый житель города. Но интересно, что при этом две трети всех рабов у стены были не обращенными в рабство военнопленными, а горожанами, 58

Путь к фин. независимости - Бодо Шефер  

Обучение искусству денег

Advertisement