Page 1

06

Human Urbanism Город с человеческим лицом

Лиговский 50

Морской фасад Петербурга

Урбанист городской дипломат

Новейший Завет Города 10 парадигм устойчивого развития от испанского футуролога и урбаниста Вилли Мюллера.

[where is my mind] Untitled-2 © Andrea Costantini Photo+Art


06

6 3

Urban heroes

7

Урбанист - городской дипломат. Как воспринимают в Петербурге деятельность урбанистов

Новые городские профессии

18-19 20

4

5

Human Urbanism

8-9

Новейший Завет Города. 10 парадигм устойчивого развития от испанского футуролога и урбаниста Вилли Мюллера

Морской фасад

Российская средовая реальность

Свободное чтение. Лео Холис «Город вам на пользу. Гений мегаполиса»

10

Урбанистика и гражданский активизм, Ю. Секушева

21

11

Исторический центр Петербурга. Лиговский, 50

22

Подписка

Life Style

2


06

Проектная группа 8 Дмитрий Смирнов Надежда Снигерева Миша Синюхин

Чертовски гордимся книгой, которую мы издали в конце 2015 года. Это перевод Генри Саноффа – «Соучаствующее проектирование. Практики общественного участия в формировании среды больших и малых городов». Книга оказалась очень востребованной, уже были большие презентации в Вологде, Петербурге и Москве. Мы пытаемся вести счет городам, куда высылаем книги, и уже получается больше 60 городов в 7 странах. Сами же мы пользуемся в работе мировым опытом и разрабатываем собственные инструменты соучаствующего проектирования.

стр. 22

стр. 17

Алексей Панков координатор группы по переводу вело-гида PRESTO

Мы перевели ещё не все материалы PRESTO, но основная, велодорожная часть, уже переведена. И благодаря Фонду Фридриха Эберта в этом году наши переводы будут изданы в виде книги, которую мы разошлём в городские администрации разных городов, распространим среди дорожных проектировщиков и велосипедных активистов в других регионах.

Петербуржцы, относящие себя к креативному классу, хотели бы видеть в пешеходной части Большой Морской привлекательное живое пространство. Команда «Городских проектов» придала этому запросу форму, создав макет проекта реконструкции. Привлекательная извилистая дорожка, зеленые зоны, инфраструктура для велосипедистов и многочисленные места для отдыха (которых в центре города практически нет) сделают этот участок улицы одним из самых популярных, комфортных и процветающих мест в городе. Городу фатально не хватает средового разнообразия. И мы это исправим.

3

стр. 23


06

Гуманный, гуманитарный урбанизм связан с понятием, многим уже знакомым – урбанистика, наука о городах. Она шире, чем распространенный на западе urban planning.

Human urbanism – это нужно переводить дословно – человеческий урбанизм - не интенсивное увеличение городского населения, а прежде всего, иной подход к городу, к его развитию и изучению.

URBANISM

Гуманный, гуманитарный урбанизм связан с понятием, многим уже знакомым – урбанистика, наука о городах. Она шире, чем распространенный на западе urban planning.

По сей день, кто-то смеется, кто-то критикует, кто-то называет эту науку фантомом и не верит в реальность области её применения. Не каждый держит на столике томик «Урбанистики» Глазычева, хотя, сколько бы это решило проблем, на мой взгляд. Если вы помните, очень много духовно, гуманитарно важных наук, помогающих обществу рефлексировать и оставаться цивилизованным – такие, как социология или философия, подвергались такой критике. Чтобы действовать в рамках науки о городе, необходимо прибегать еще и к экономических, технических изысканиям. И часто, обыватели принимают во внимание только оду сторону этой сложной междисциплинарной практики. Что знают о концепции устойчивого городского развития современные государственные управленцы? Что знает о желании горожан относительно уровня комфорта в городе бизнес, который его развивает? Какой опыт взаимодействия с этой средой и друг с другом имеет большинство жителей современных крупных городов? Горожане в России привыкли, что их не спрашивают, их мнение не интересно ни бизнесу, ни власти. Эти два сообщества также привыкли действовать самостоятельно, иногда сообща.

Гуманный урбанизм – понимание такого развития города, где человек с его интересами, желаниями, жизненными сценариями стоит на первом месте. Боюсь ,по-настоящему город сейчас не знает никто. Не стоит подменять рекламными лозунгами строительных компаний, разработанными маркетологами, реальную работу урбанистов, социологов и архитекторов, инженеров и средовых дизайнеров, экологов и философов. Подменять живое общение с людьми попыткой вычислить среднее арифметическое их желаний через известный алгоритм. Бизнес, конечно продаст. И получит прибыль, но у пустит очень важный момент – это происходит в вашем городе. Это комфорт и чувства ваших соседей по городу, ваших друзей, и их друзей. Одноклассников и сокурсников ваших детей, и их учителей. Людей, которые оказывают вам медицинскую помощь и делают стрижку. Вы та самая бабочка, которая взмахнула крылом городской высотки на окраине города и породила импульс подобных. Вместо того чтобы быть соучастниками грандиозного, сложного, но гуманного и цивилизованного процесса, мы становимся участниками урбанистических спекуляций. Я даже слышала мнение, что это горожане не готовы жить в комфорте, и понятие комфорта разное у всех. Что нет общественного запроса на новый город. Уважаемые бизнесмены, вы подменили все понятие прибылью, как обычно. Как вы поняли, что этого запроса нет? Потому что гетто-кварталы пользуются спросом у горожан? То есть вы поставили людей перед выбором – покупать доступное жилье в гетто или не покупать вообще, и сделали вывод, что им это нравится? Молодежь расписывает стены и портит постройки, люди мусорят и ломают. Напомните, это та самая молодежь, которая выросла среди неблагоустроенных серых одинаковых домов, построенных с узкими дворами друг на друге, где не было места, чтобы устроить детям и подросткам полноценный досуг? Подумайте над этим.

Горожане также заслуживают своего укора. У нас вымерли все бытовые традиции. Сейчас я не говорю о высоком, о скрепах или о редких праздниках и поводах, таких, как Новый Год или свадьба. Я говорю о бытовой, обыденной жизни. Наш уклад не предполагает добрососедских, общественных отношений. Для меня, человека, выросшего в супер-интерактивную эпоху, непонятно, почему взрослые люди отшатываются друг от друга в парадных? Живя в большом городе, совместно действуя в отношении его благоустройства, мы могли бы многократно увеличить уровень комфорта и привлекательность собственно место проживания. Я думаю, объединить усилия и заботиться о своем доме более естественно, чем бороться в одиночку или вовсе делать вид, что ничего не происходит. Просто к этой мысли нужно привыкнуть. О государственной власти и чиновниках в статье говорить совершенно не хочется. Все то полезное и достойное, что она делает, касается исключительно личных инициатив отдельных представителей. Как увязать «гуманный урбанизм» с настоящим устройством государственной управления в России – я не знаю.

Гуманный урбанизм – это доктрина, теория, манифест. Образ жизни, образ мыслей. И если задуматься – очень полезная штука, которая звучит слегка утопично в современных российских реалиях. Но ведь некоторые утопии были весьма правдоподобны. Очень часто они гиперболизировали то, что было сложно принять обществу, но что было вполне реальным настоящим или будущим. Автор // Екатерина Игольникова

4


Вилли

Прежде всего, как отметил сам автор лекции, речь пойдет об изменении ментальной, философской парадигмы. Отсюда и изменения в изучении и планировании городов, а также более сложных внутренних объектов.

Мюллер Вилли Мюллер родился в Аргентине в 1961 году, имеет диплом архитектора и урбаниста Университета Ла Плата (Аргентина). В 1986 году учился в аспирантуре в Высшей технической школе архитектуры Барселоны Политехническогоуниверситета Каталонии, и в то же время работал над проектом Палау Сант Джорди в архитектурных мастерских Арата Исозаки и Эмилио Донато. В 1996 году открыл свою архитектурную компанию WMA – Willy Müller Architects – с которой выигрывал различные премии в испанских и международных конкурсах. Так, например, занял первое место в конкурсе на проект Городского многофункционального комплекса в Санкт-Петербурге, первое место в международном конкурсе на проект грузового порта Альмерии и первое место в закрытом конкурсе на проект строительства нового оптового цветочного рынка Mercabarna-Flor в Барселоне, за который он был награжден премией Property Awards 2010 в Лондоне как за лучшее здание общественного назначения в Европе. Также

особо отмечены его проекты портовой зоны Витория Бэй в Бразилии или Blau@Ictinea в Барселоне (Порт Барселоны). Возглавлял Агентство по развитию градостроительства и инфраструктуры Barcelona Regional с 2011 по 2015 г., является соучредителем IaaC – Института современной архитектуры Каталонии совместно с Висенте Гуайартом и Мануэлем Гауса. Автор книг Sociópolis, Media House Project, the Metapolis Dictionary of Advanced Architecture и The Self-sufficient Housing.

НОВЫЕ ПАРАДИГМЫ НАУК О ГОРОДАХ: вызовы и возможности

Вилли Мюллер отмечает, что процесс городского планирования становится все менее и менее специализированным и все больше открытым. Современная идея градостроительства приобретает новое измерение, мы выходим за рамки узкоспециальных контактов, и мы открываемся сотрудничеству с другими профессионалами. Этот вызов, это новое видение мы назвали urban science –наука о городе. Вокруг градостроительства происходят изменения в подходе к решению городских проблем. Сейчас мы видим, что социологи делают больше для изменения облика города, и их деятельность более полезна, чем градостроителей и архитекторов. Экономисты – люди, которые уже много веков интуитивно предсказывают изменения в городском облике – скорее всего и станут причиной изменения этого облика вообще. «Я не хочу сказать, что можно обойтись без архитекторов, но в будущем мы должны работать и с представителями других дисциплин», – комментирует автор.«Самое быстрое изменение в жизни человечества – это изменение в количестве жителей Земли. И это число постоянно и быстро растет. ООН делает прогноз, что к 2050 году нас будет почти 10 миллиардов. Сейчас в мире более 30 городов с населением более 10 миллионов жителей. Впервые за первое десятилетие этого века население городов превысило население сельской местности. По прогнозу к 2050 году 7 миллиардов жителей будут проживать вокруг городов. Эти мега-города растут в геометрической прогрессии. Как я уже говорил, это настоящий вызов для всех людей – как не просто выжить, но полноценно жить в городе с таким количеством населения». Но как же мы ответим на этот вызов? Нам очень нравится употреблять термин парадигма. С ним связано имя ученого Томаса Куна (Томас Самуэль Кун, 1922-1996, американский историк и философ науки. – прим. ред.). Именно так, через парадигмы, можно понять масштаб изменений, которые происходят в изучении городов по всему миру. В эти парадигмы заложено некое противоречие, но они не противоположны друг другу.

5

Megacities / programmed collapses// Мы знаем, что автомодели имеют запрограммированное старение. Способен ли на этот город? Где та точка, которую сможет выдержать инфраструктура города, после чего она уже должна будет измениться? До какой степени, например, метро большого города сможет выдержать демографическое давление? Можем ли мы бесконечно увеличивать сеть подземного транспорта? Мне кажется – нет. Но кто-то уже думает о том, как переинтерпретировать это запрограммированное старение. Кто-то уже задумывается, до какой степени можно нагружать дороги. Или мы будем поступать, как в Мехико, где надстраиваются уже 2-3 уровня дорог, и количество транспорта не становится меньше, или у нас будут проблемы, как в Лос-Анджелесе, где не знают, как перекрыть одну из главных дорог для реконструкции. Ко всем этим проблемам мега-города мы должны подходить с позиции программирования, планирования. Коллапс – это та критическая точка, до которой мы можем довести наращивание инфраструктуры. Я не знаю ни одного учреждения, которое сейчас способно спрогнозировать, смоделировать этот коллапс, легко оборачивающийся катастрофой в той среде, которая нас окружает каждый день, в городской среде. Возможно, в молодых учреждениях появятся эти решения. Практически в любом городе, за исключением новых спланированных городов, не хватает общественного пространства и зеленых зон. Но мы не сможем разрушать здания в пользу общественных и зеленых зон, потому что с другой стороны на нас будет давить демографическая проблема. Infrastructures / climate changes// Анализируем ли мы на самом деле соотношение изменения климата и инфраструктуры? Ученые доказали, что если уровень мирового океана поднимется на 3-4 метра – к этому способно привести глобальное потепление на 4-6 градусов – это приведет к затоплению большей части суши. И, к сожалению, это не гипотеза, эти данные подтверждаются. Задумываются ли об этом современные градостроители при планировании городской инфраструктуры? Важно ввести это понимание в повестку современной городской науки. Public space / hyperconcentrated// Как работать с понятиями общественного пространства с одной стороны и мегаконцентрации с другой. Типичное общественное пространство, которое нас еще привлекает – такое, как улица или площадь – видоизменяется. Сейчас концентрация людей отделена от физического пространства и стала виртуальной (соцсети и иное виртуальное пространство). Productive cities / networks// Мы переживаем революцию в производстве, потому что вся старая индустриальная логика сейчас меняется. Новые технологии меняют представление о производстве в индустрии; старое клише, включающее широкое серийное производство, делокализацию (перенос производства в более дешевые для его организации места, стоки хранения) сейчас опять заменяются местным производством. Теперь производство должно быть локальным и использовать местные материалы, а не, скажем, китайские. Мы в начале новой производственной эпохи. Старая извращенная логика индустриальной эпохи должна быть упразднена, потому что она разрушает нашу планету и дестабилизирует внутренние связи в городе и стране. Мы предвидим новый облик человеческого жилища, которое построено из местных, возможно, вторично используемых материалов. Это гораздо современнее и ответственнее по отношению к

06

себе, чем вы думаете, строя очередной бетонный дом. Renaturalization / metabolism// Биологи говорят, что город – это живой организм, который мы должны вписать в природу. Есть известные пространства, как полностью озелененная трасса в Нью-Йорке, огороды на крышах домов в Чикаго. Но такие единичные проекты имеют свою долю наивности, потому как не решают проблему ренатурализации города. Мы можем задумать такие городские фермы? Эти идеи уже стали появляться в коллективном бессознательном, на выставках, в виде отдельных проектов по всему миру. Это должно быть на повестке дня не только в правительственных кабинетах, но и в университетах и колледжах, среди людей нужных профессий. Hyper expended present / future// Гиперрастянутое настоящее или уже будущее? Новые технологии развиваются так быстро, что мы не можем сказать о чем-то, что это будущее – возможно, для больших корпораций это уже стало настоящим. Не случайно богатейшие люди в мире владеют технологическим бизнесом. Раньше люди могли представлять будущее через определенный промежуток времени, через 20-30 лет, а сейчас мы можем ли представить, что будет через 10 лет? Все, что мы можем представить сейчас, как архитектуру будущего, мы уже можем осуществить в настоящем, шаг между «представить» и «осуществить» сокращается. Сейчас студенты должны задуматься, в каком будущем они хотят жить, а мы – над тем, в каких институтах можно заниматься такой деятельностью. Иначе останется только ждать новинок от Apple. Super-regions / slow cities// Один из ответов на новые вызовы – это понятие «медленного города», появившегося вслед за «медленной едой». В каком-то смысле мы здесь видим противоречие. С одной стороны – гиперрегионы, густонаселенные, быстро развивающиеся, но с другой стороны – мы все хотим замедлить это развитие, жить спокойной, размеренной жизнью. Как это совместить? Жизнь в регионах развитых, связанных, с хорошей инфраструктурой, высоким уровнем экономики и культуры, с желанием жить спокойно, общаться с соседями и не спешить. Эта парадигма задает вопрос, можно ли совместить огромные структуры, необходимые для функционирования аэропортов, вокзалов, транспортных путей, с желанием гулять по зеленым насаждениям, кататься на велосипеде, гулять пешком? Может, пешком дойти до аэропорта? Может, новый аэропорт не должен стоять с посадочной полосой, а находиться прямо в городе? Я хочу сказать, что иное видение городской системы может привести к ее совершенно иному функционированию, иному облику города. Urban rations / real time datas// Накопление, аккумулирование информации. Понятие, введенное Сарданом. Чтобы спроектировать улицу или площадь нужно посчитать числовой показатель, сколько людей пройдет, сколько автомобилей проедет. Сейчас мы переходим от этого накопления к информации в режиме реального времени. Urbanism / Urbanetica// 150 лет назад Сердар ввел понятие урбанизм, урбанизация. Придем ли мы к понятию урбиотка, урбанетика? Светофор был создан именно тогда, когда Сердар занимался планированием и ввел понятие урбанизации. Что делать с предметами городского быта, которые уже не нужны, – например, телефонными кабинами? Светофоры, возможно, устареют совсем скоро, когда движение транспорта будет саморегулироваться. Urban forms/ 4dimension plan// Городские формы строительства и четырехмерное пространство. Градостроители прекрасно знают эти этапы развития строительства, которые опирались на разные канонические формы. Мы также представляем различные виды среды в городах. Но современное общество все больше хочет участвовать в принятии решений в отношении города. Мы должны быть способными создать общие протоколы, общие коды, чтобы градостроительство перестало принадлежать только закрытому кругу профессионалов. В будущем в градостроительных решениях будет много параметров, один из которых – участие общества. Возможно, мы запустим подходящее приложение для смартфона для таких целей. Но для нас, профессионалов, нужно понимание, что нужно объяснить людям, как этим пользоваться, как это работает. Smart city control / self-sufficiency// Мы всегда старались установить связь с окружающей средой, например, путем отслеживания, что там происходит, – это не ново для городов. Но здесь заложено противоречие, потому что все эти средства слежения представляют какую-то репрессивную сторону, морально устаревшую. Новая реальность хочет быть самодостаточной и независимой.


06

Урбанист городской дипломат

Василий Дубейковский // руководитель команды CityBranding

Как воспринимают в Петербурге деятельность урбанистов разные общественные группы? Работая над этим номером, посещая лекции, прислушиваясь к людям, читая книги и статьи, мы задались вопросом: город – это одно большое общественное благо, сфера интересов и область приложения множества компетенций, но почему нет того, кто поддерживает в этой динамичной системе баланс интересов? Речь не идет о законодательной базе, наделяющей определенных лиц официальными полномочиями по

сохранению этого баланса, а лишь о медиаторах, которые могут вовремя отреагировать на изменения в обществе, сохранив город как благо для его населения. Как отмечают специалисты, в российской политической реальности нам еще очень далеко до того, чтобы простым большинством при голосовании горожан изменить решение городской власти или крупного бизнеса относительно городских изменений, что можно наблюдать в

некоторых европейских странах. Сейчас отношения между горожанами, активистами, крупным и средним бизнесом и властью похожи скорее на международные, где каждый защищает как может свои границы. Поэтому без дипломатов городу не обойтись. Эти люди достаточно компетентны, чтобы вникать в тонкости градоустройства, но характер их участия в процессе совершенно иной – они не строят, не проектируют, не издают

Галкина Ольга//

Депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

Представителям разных городских групп мы задали одни и те же вопросы: кто для вас урбанист, что вы знаете про его компетенции, приходилось ли работать совместно с такими специалистами? Мы выразили свое мнение по этому вопросу еще в самом начале материала, в его заголовке. Риторика ответов остальных участников в целом оказалась очень показательной – надеемся, внимательный читатель это оценит.

1. На мой взгляд, урбанисты – это люди, которые профессионально занимаются развитием городских пространств. Для современных городов это очень важно: с одной стороны, город растет и развивается, с другой стороны, он должен оставаться городом для людей... И в связи с этим особенное место должно отводиться под развитие общественных пространств – парков, скверов, пешеходных улиц и т.д. Также очень важно, чтобы город оставался доступной средой и для лиц с особенностями развития, а этому часто отводят второстепенную роль. 2. Очень важно воспитывать этих специалистов в России: наша страна развивается по своему "особому пути", и эта специфика должна учитываться при получении этого образования. 3. В своей работе я плотно сотрудничаю с урбанистами.

продолжение на стр. 16

постановлений. Они общаются с населением, проводят анализ и исследования, они консультируют бизнес, они знают, как говорить с чиновниками. Они могут просчитать экономическую выгоду от слов “городская культура” и управлять городскими конфликтами. Вам уже хочется, чтобы такой человек жил и работал с вами или в вашем городе?

Александр Карпов //

эксперт комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

1. Урбанист занимается решением проблем, которые созданы усилиями градостроителей-архитекторов, транспортников-автомобилистов, благоустроителей из жэков и других профильных специалистов. 2. Ни в коем случае нельзя воспитывать урбанистов в России. Это означало бы передать им всё худшее, что накопилось за десятилетия деградации образовательной системы. 3. Опыт совместной работы с урбанистами пока что очень ограниченный, потому что к собственно решению проблем урбанистов стараются не подпускать. Сейчас они, в основном, занимаются критикой существующих практик и смешными наскоками на отлаженную систему распила городских бюджетов. Со временем они пробьют себе дорогу, но я не могу ждать наступления этого момента.

Моя семья уже полтора года живет в Урюпинске. Не обремененные высокими зарплатами, высокими зданиями, высоким темпом жизни и высокими потолками кабинетов чиновников, жители Урюпинска привыкли решать житейские вопросы сообща, в масштабе мыслей и желаний конкретного человека. Большинству урюпинцев не известен термин «горизонтальные связи», которым можно описать основной метод жизни в сообществе малого города. Когда я впервые рассказал своему другу-урбанисту Святу Мурунову о том, что считаю систему урюпинских ТОСов (Территориальная Организация Самоуправления, согласно Федеральному закону № 131-ФЗ от 6 октября 2003 года «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации») потрясающе результативным, а главное, тиражируемым опытом российской урбанистики, он отнесся к этому слегка скептически. Есть такое поверье, что большинство законодательных инициатив в сфере самоуправления в России – плохие. Многие считают, что на местах людям не хватает компетенций и их надо обучать. После посещения «столицы российской провинции» Свят стал приводить урюпинские ТОСы в пример. Может быть, когда-нибудь российские урбанисты дорастут до того, чтобы рассказывать об опыте Урюпинска на обучающем семинаре для амстердамцев. С брендом Урюпинска это уже происходит. Вообще, городскому брендингу значительно легче, чем урбанистике, решать задачу формирования собственной российской школы со своими методами, системами и звёздами. Ни у американских, ни у азиатских, ни у европейских стран сегодня нет сложившейся институции территориального брендинга: мало книг, мало практики, путаница в терминологии и остальные признаки лишь зарождающейся, но еще не состоявшейся отрасли. Главное, что роднит брендинг городов и урбанистику – объект работы (город) и единица измерения (человек). Да-да, в брендинге города всё, включая мнение туриста, в конечном счете решает отношение конкретного жителя к своему городу. Работа с этим отношением – настоящее искусство. Им проще заниматься в малых городах, где каждый может назвать почётных жителей (а вы знаете таких в вашем городе?) и знаком с главой города максимум через одно рукопожатие. Так себе новость для читателей Urbanist из городов совсем не малых, но отличная новость для 85% городов нашей страны, население которых не дотягивает и до 100 тыс. человек.

6


06

Реальные компетенции или фантазии урбанистов? Центр прикладной урбанистики в Петербурге предложил интересный список новых городских персонажей, неформальных специалистов, необходимых для развития современных российских городов. Некоторые персонажи кажутся весьма комичными, но если задуматься, их компетенции могли бы стать скрепляющим звеном во многих городских вопросах и начинаниях. Возможно, появление городского философа или гурмана окажется нужнее, чем нового государственного функционера?

Городской аналитик/ исследователь

Городской стратег

Городской генератор событий, фестивальный директор.

Городской проектировщик общественных пространств

Городской дизайнер

Городской критик/ философ

Разработка, анализ и методология параметров развития/состояния города

Выбор и модерация процессов для включения всех проявленных субъектов в стратегическое проектирование, включение других экспертов, выбор методологий, кураторство городских идеологов от власти/бизнеса/сообществ.

Создание программы событий, организация обмена компетенциями/ресурсами, методология проектного менеджмента в событиях, масштабирование событий.

Медиатор, собирающий всех субъектов в проекты для создания новых общественных пространств от двора до набережной, переосмысления существующих, методологии социального проектирования, средового дизайна.

Разработка дизайн-кода города, визуальной среды, кураторство средовых/коммуникационных проектов.

Городской гурман

Городской эколог

Городской саунд-продюсер

Городской психолог/ конфликтолог

Сложнейшая компетенция, конструктивная критика свершенных действий разных субъектов/разработанных концепций, разбор и организация городской рефлексии, привлечение специальных экспертов, проведение городского аудита, реестр проблем/конфликтов, организация размышлений.

Городской архитектурный куратор

Организация коммуникации между городскими архитекторами/профессионалами от строительства, постановка ТЗ, фиксация реестра уникальной архитектуры города, разработка архитектурного кода города, образовательных программ.

7

Планирование устойчивого производства еды в городе, методология разных форматов городских пищевых цепочек, работа с поставщиками, разработка/сохранение/восстановление уникальных гастрономических кодов города.

Проекты по сохранению чистоты и экологической безопасности городской среды, раздельному сбору мусора, сохранению/восстановлению экологии среды, организация взаимодействия между разными субъектами власти/бизнеса/сообщества, создание реестра проблем/ресурсов, методологии перехода на устойчивые технологические процессы; куратор эко-событий, образовательных проектов.

Композитор/создатель звукового ландшафта. Фиксация и сохранение естественных звуков города/тихих мест, образование/воспитательная работа с городскими «шумогенераторами», зонирование городского звукового ландшафта.

Фиксация конфликтов/субъектов, определение причин, проведение коммуникационных/ проектных/ информационных мероприятий для перевода конфликтов в проекты, работа с троллями/критиками.

Материал подготовлен при поддержке ЦПУ Санкт-Петербург. Полный список доступен на сайте: www. urbanistpaper.ru


06

Отрывок из книги Отрывок из книги Лео Холлис “Город вам на пользу. Гений мегаполиса” © Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», 2015 “Город вам на пользу. Гений мегаполиса” © Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», 2015

Лео Холлис

У

Роберта Мозеса, пожалуй, был шанс стать одним из величайших мыслителей-урбанистов XX века. До 1961 года он, несомненно, был ведущим градостроителем Америки: его отличали неутолимая жажда власти и бескомпромиссность, и он переделывал Нью-Йорк как хотел. Однако именно в этом году у него случился спор с Джейн Джекобс — журналисткой и общественницей, которую вынудила к действию угроза, нависшая над ее собственным кварталом. Еще в молодости Мозес отличался амбициозностью; получив образование в Йеле и Оксфорде, защитив диссертацию по политологии в Колумбийском университете, он решил посвятить себя управлению городами. Это был преданный делу, современный человек и к тому же идеалист.() Такой настрой был характерен почти для всех архитекторов и градостроителей того периода: решимость в попытках контролировать будущее, догматическая потребность в упорядочении неизвестного и непреклонная убежденность в своей правоте, невзирая на любые контраргументы. () Замыслы Мозеса становились все масштабнее; их подпитывал рост госрасходов в период Нового курса Рузвельта. Он занимал 12 государственных должностей одновременно, координируя проекты по всему городу. В 1930-х он обратил внимание на проблему транспорта и уже в 1936 году завершил строительство комплекса мостов Трайборо, соединивших Манхэттен, Квинс и Бронкс. Годом позже был введен в эксплуатацию мост «Марин-Парквей–Джил-Ходжес-Мемориал» через залив Джамейка-Бей между Бруклином и Квинсом. Была спроектирована и проложена через старые кварталы сеть скоростных шоссе и автострад, везде, где возникали пробки, дороги расширялись. Мозесу не разрешили построить мост между Бруклином и Бэттери-парком на южной оконечности острова, но позволили проложить тоннель «Бруклин–Бэттери».В конце

десятилетия, когда ему поручили организацию Всемирной выставки 1939 года, Мозес уже мечтал о полном обновлении города. Местом для выставки был выбран пустырь Флэшинг-Мидоу, а ее темой — «мир завтрашнего дня». Мозес убедил General Motors профинансировать экспозицию «Футурама».Это был макет города будущего, максимально приспособленного для автомобильного транспорта: центр заменили гигантские автострады, обрамленные парковыми зонами с небоскребами, пригороды соединялись прямыми скоростными шоссе. Автор макета Норман Бел Геддес заметил: «Скорость — это клич нашей эпохи». «Футурама» прославляла удобство, безопасность жизни, отгороженной от внешней среды корпусом беспрепятственно носящегося по городу автомобиля, и идеал скорости, заменяющей непредсказуемые контакты с людьми.

весь мир соглашался не только с диагнозом, который он ставил городу, но и с радикальным хирургическим методом его излечения. После Второй мировой войны Мозес не оставил своих замыслов, начав в Манхэттене создавать город для автомобилей и устанавливать свой новый порядок в городском хаосе. В 1940–1950-х годах этот «король Нью-Йорка» стал строить свой «автополис», снося старые и ветхие дома и сооружая небоскребы на 28 тысяч квартир. В Верхнем Вест-Сайде он запланировал создать «очаг культуры» в виде Линкольн-центра; дорожная сеть мегаполиса была реструктурирована — площадь Коламбус-Серкл стала нью-йоркским «Колизеем». Мозес также боролся за размещение в Нью-Йорке штаб-квартиры ООН: ее здание, спроектированное Ле Корбюзье в 1950 году, стало одним из самых ярких символов современного города. К середине 1950-х он приобрел непререкаемый авторитет: весь мир соглашался не только с диагнозом, который он ставил городу, но и с радикальным хирургическим методом его излечения. На короткое время возникло ощущение, что Мозес нашел ответ на давний вопрос: как создать счастливый город.

8


Д

Они будут просторными, зелеными, малолюдными, с длинными парковыми аллеями. Все будет прочно, симметрично, упорядоченно. Чисто, достойно, монументально.

* Businesses worried over RMG labour unrest // The Daily Star. 2012. June 20 [http://archive.thedailystar.net/newDe sign/newsdetails.php?nid=238966].

9

06


06 Автор // Данила Горохов

Автор // Юлия Секушина

ОСВАИВАТЬ

ГОРОД ВМЕСТЕ: Новый урбанизм как сфера гражданского

активизма Привет, дорогой читатель! Я хочу, чтобы ты сейчас одновременно вспомнил про свои пять чувств. Если имеется, можно и больше, но пяти пока хватит.

Что ты видишь каждый раз, когда выходишь с работы, по пути к метро или к машине? Я попробую предположить: людей вокруг, тротуар под ногами, свет фар от заезжающего во двор автомобиля, столбы, биллборды и вывески с ошеломительной или грандиозной рекламой. Водителей, паркующихся параллельно тротуарам, перпендикулярно тротуарам, «елочкой», на тротуарах, вторым рядом на аварийке. Сигналы светофоров.

Что ты слышишь? Городской гам. Если тебе повезло, то среди звуков время от времени присутствует звоночек трамвая и отсутствует стук его колес, потому что линию реконструировали несколько лет назад.

Что ты чувствуешь? Привкус пыли и скрежет песка на языке в связи с внезапно наступившей весной, неровную тротуарную плитку под ногами, запах отходов двигателя внутреннего сгорания, «железнодорожный» запах, если поблизости вокзал. Возможно, ты даже смог различить парфюм прошедшей мимо девушки или забористый мужской одеколон, перебитый манящим и дающим улыбку запахом булочек и кофе.

Если говорить о тактильных ощущениях, то на улице их обычно не так много – по крайней мере, не очень часто возникает желание что-либо потрогать.

Много ли ты гуляешь? Сразу предупреждаю, в этом случае прогулка до метро не считается. Я имею в виду как минимум пару-тройку километров, и без определенного заранее маршрута.

Если твой ответ – «да», то ты принадлежишь к меньшинству населения города. А знаешь почему? Да, именно потому, что наш город не приспособлен для прогулок пешком. В Петербурге 65% горожан используют общественный транспорт и пешие передвижения, и только 35% – автомобили. А развитие пешеходной инфраструктуры и общественного транспорта происходит в гораздо меньших масштабах и темпах, нежели развитие автомобильных дорог. Но вернемся к чувствам. Все то, что ты видишь, слышишь, чувствуешь, ощущаешь, воздействует на твое ежедневное самочувствие, на твое здоровье, на твою безопасность и на другие сферы жизни. Каким образом? К примеру, неправильно спроектированные улицы и неверно настроенные светофорные фазы приводят к заторам, что ведет к увеличению транспортных расходов и как одно из следствий – к подорожанию продуктов в магазинах. Именно об этом я и буду говорить в своей колонке. Расскажу, какую пользу приносят заборы в Кузнечном переулке (спойлер: никакой пользы), а также о том, как на людей влияет наличие разных покрытий тротуара. Расскажу и том, почему платная парковка выгодна для всех, и еще – почему нужен дизайн-код вывесок. То есть буду рассматривать общую картину взаимодействия человека и улицы через изучение деталей, из которых улица и это взаимодействие состоит. Откуда я вообще все это знаю? Я практикующий урбанист и работал с городом в разных масштабах, от разработки концепций агломерации и генпланов до проработки геометрии улиц и перекрестков. Интересна мне эта тема не только как профессионалу,

Сообщество, общественное движение, коворкинг – каждое из этих слов подразумевает под собой процесс или деятельность, осуществляемую людьми совместно. Собрать инициативную группу – отдельная и довольно трудная задача, но есть люди, готовые взять на себя ответственность и начать действовать. Эти люди – активисты. Активность населения проявляется в различных сферах – политики, здравоохранения, образования, экологии и пр. Местом действия для горожанина всегда остается город. Таким образом, катализатором для создания активистских движений и новой формой гражданской активности становится новый урбанизм, где действуют не большие государственные или корпоративные структуры, мастер-планы и мега-проекты, а локальные средовые решения, инициированные силами местного сообщества. Городские сообщества становятся третьим, новым звеном во взаимодействии главных городских акторов – власти и бизнеса. Активные горожане совместно с урбанистами, социологами, экологами, дизайнерами размыкают состоящую из двух элементов цепь и заставляют прислушиваться к их интересам. Формы городского активизма могут быть самыми разными. Существуют организации, которые занимаются просветительской деятельностью, а также проводят защитные и протестные акции. В их числе петербургские «Мусора.Больше.Нет», «Велосипедизация Петербурга», «Красивый Петербург», московский «ДелайСаммит» и многие другие. В последние несколько лет, благодаря развитию новых технологий, широкое распространение получил «онлайн-активизм». Горожане успешно применяют сайты («Сердитый гражданин», «StreetJournal.org», «Росдоступ», «Активный гражданин» и др.) и приложения для смартфонов (типа «Fixmystreet»), предназначенные для голосований, подачи заявлений или жалоб по поводу состояния городской среды. Говорить о примерах успешной деятельности активистов можно и нужно, но важно заметить, что примеры эти всегда локальные: установка пандуса в переходе, посадка деревьев во дворе, новая детская площадка, откладывание строительства мусоросжигательного завода. Сейчас все больше и больше людей заинтересованы в усовершенствовании городской среды и условий жизни в городе, все больше людей подходят осознанно к выбору жилья, транспортного средства, подписывают петиции и выходят на улицы. Такая позиция в процессе усовершенствования жизни в большом городе предлагает нам простой вывод :

но и как жителю города. Я хочу, чтобы каждый горожанин знал достаточно о том, почему и как город влияет на человека, а человек влияет на город. Надеюсь, ты тоже, потому что мне не терпится рассказать!

Осваивать город – значит делать его своим. Но «своим» – не подразумевает «присвоенным».

10


06

Над материалом работала // Мария Пятернева

Лиговский, 50 Идея проекта “Исторический центр Петербурга. Точки роста” родилась в редакции очень спонтанно. Мы понимаем, что город имеет сложившийся облик исторического центра и его красота - бесспорна, но функциональность вызывает много вопросов. У нас накопился материал о различных объектах исторического центра, которые уже долгое время пытаются вписать свою масштабность, архитектурное и историческое наследие в новую городскую реальность.

11

Речь о Апраксином дворе, Новой Голландии, Гостином Дворе, о пространстве Л50 на Лиговском проспекте и о квартале Конюшенного Ведомства. Петербург может иметь иной современный центр, с новыми городскими маршрутами, новой городской средой. Нам захотелось узнать, кто и как развивает данные объекты, какие проводятся исследования и из номера в номер описывать происходящее в специальном проекте “Исторический центр Петербурга. Точки роста”. В этом выпуске мы публикуем материал, подготовленный совместно с группой исследователей из Arts for the City “Искусство для города” о пространстве Л50 на Лиговском проспекте.

Фото // http://www.carambolka.ru/


06 Urbanist побеседовал с координатором проекта Arts for the City Александрой Ненько.

Какого будущего хотелось бы для «Лиговского 50» лично Вам, как горожанину? Я вижу там всё как есть, потому что это отдельная система со своей атмосферой, она очень обогащает городской опыт. Мои любимые ситуационисты верили, что в городе должны быть отдельные кусочки со своей атмосферой. Хотелось бы, чтобы там были культурные мероприятия для резидентов и заинтересованных людей извне. Не хочется зализанных арт-штук. Хочется чего-то интерактивного, событийного, чтобы люди могли включиться сразу.

"Маскарад в городе" – совместное мероприятие проекта Arts for the City “Искусство для города” и швейного кооператива “Швемы” при поддержке Центра изучения Германии и Европы и участии Открытой Лаборатории Город – прошел с 11 по 13 марта в пространстве «Лиговский 50».

Александра, добрый день, расскажите, пожалуйста, о вашем проекте в рамках Arts for the City, который вы провели на территории «Лиговский 50»? В Л50 мы работали с пространством, которое туда пришло недавно. Это художники, группа «Что делать», и их «Школа вовлеченного искусства». Мы пытались сделать историю на основании повседневной жизни Л50. Наш художественный проект подвязан к некоторым мифам и духам места, которые там условно есть. Они очень разные: от железной дороги до купца Кокорева, который все это место основал, и до реальных резидентов, которые просто подыграли, – бармен, например, или механик. Они все фигурировали в нашем маскараде как локации. До начала проекта там были несколько социологов и антропологов, которые написали наблюдения и зарисовки после общения с резидентами Л50. Получилось сыграть интересные истории, кого-то вовлечь. Художественная идея проекта заключается в том, что карнавал или маскарад совершенно переворачивает повседневность с ног на голову, и соответственно, в этом режиме люди могут по-другому посмотреть на место. Если они раньше бежали мимо или бежали сквозь, то сейчас они могут по-другому посмотреть на всё, поймать странные взгляды по отношению к себе, потому что они в каких-то странных масках. Или, наоборот, увидеть, что на них никто не обращает внимания. Сколько всего было участников Маскарада? Зарегистрировалось очень много участников, человек 70, но было около 40 человек или 30, примерно так. Перед Маскарадом мы провели воркшопы вместе с организацией “Швемы” и Alena Petite, которая руководила процессом создания масок. Два дня кипела жизнь в ДК Розы. Это было очень приятно, потому что ДК Розы открыл свои двери более широкому кругу людей, которые пришли поработать и которые раньше даже не знали об этом месте. Маски были утверждены заранее? Или участники могли включить свою фантазию?

У нас было три роли, – они, конечно, довольно странные. Мы очень долго перебирали все варианты, в итоге остановились на археологах, которые копают культурные пласты. У археологии довольно широкий подтекст, от Мишеля Фуко, что археология знаний – это не просто копать под землю, а вкапываться вглубь культурных пластов. У нас были сумасшедшие ученые, которые примерно как археологи, они пытались собирать разные факты. У нас были еще пациенты или «духовные люди», как мы их называли, так как все это действо очень влияет на восприятие, на душу, на ощущения, на отношения; мало того, через него можно как-то лечиться, или по-другому себя почувствовать, что-то попробовать. Вот преодолеваешь себя и идешь, заглядываешь в разные места, – можно сказать, это терапия. Поэтому у нас была группа пациентов-духовных людей. Примерно по этим трем тематикам мы и готовили маски, но они были, конечно, очень разные. Если говорить о целях мероприятия, помимо той, чтобы объединить резидентов «Лиговского 50», – были ли какие-то еще цели? Мне кажется, что у нас всегда много целей, подзадач, но одна из глобальных целей нашего проекта – попробовать разные творческие практики-тактики. Карнавал-маскарад – это очень интересный феномен, у него лохматые корни. Карнавал – это источник народной культуры. Он дает возможность людям присоединиться к Л50. Цель или интерес – привлечь внимание к месту, его же действительно никто не знает, кроме резидентов, или кроме тех, кто целенаправленно туда идет в бар. Там шлагбаум, ты проходишь, а там целый мир. Там реально целая изнанка, экосистема. Мне кажется, что вот есть Эрмитаж, а есть «Лиговский 50», есть Красный Треугольник, и вот такие постиндустриальные штуки надо показывать. Показывать, в чем смысл, суть, в чем красота, в чем этика, эстетика, потому что она совсем другая. Культура Петербурга – она действительно многогранна. Колодцы у нас все усвоили, крыши тоже, и каналы все усвоили. Но вот такие стихийные образования не все пока знают. Наша цель была – показать это богатство и разнообразие культуры.

Тень прошлого - призрак Купца Кокорева, родоначальника складов Л50. Двойственная фигура: с одной стороны пень, с другой стороны меценат. Бросил свои 5 копеек в пожар. Обитает в Lord of Moto (2 корпус), где в антураже железных зверей цивилизации мотоциклов и мопедов - ведет речи о прошлом.

12


06

Призрак будущего - королева ТРК, которая со времен проекта южнокорейского комплекса 2012 года поселилась в Л50. Стервозный персонаж, угрожающий призрак будущего, заинтересованный в своей лишь выгоде, выступает за снос “сараев”. Обитает на центральной площади, а потом живет богемной жизнью в Andy Bar.

Дух Революционера, который хранит память о ж/д рабочих и надежду на неотчуждаемый труд. Пьет чай, читает Маркса, отвечает на вопиющие вопросы о будущем и прошлом. Обитает в кафе в корпусе 17.

Параллельно в локации находится Дух места настоящего - Механик, владелец Lord of Moto, который говорит о современном состоянии и функциях складов в Л50.

Воображаемый Дух места - Фламенко, участвует в финальной сцена маскарада (сцена возле 12 корпуса). Воплощает танец Огня (связан с Пожаром).

Призрак Пожара, который часто, намеренно и ненамеренно, случается в Л50.

13

Материал подготовила // Мария Пятернёва


06 Наблюдения на территории Л50

Автор:

Анастасия Кудрявцева 26 февраля Место:

Автор: Полина

Ваневская

15 февраля Место:

школа танцев «URAGAN»

Автор: Полина

Ваневская

15 февраля Место:

кафе-бар «FriendsOnly»

Автор: Дарья

Смагина

24 февраля Место:

магазин «Мир украшений»

«Основные факты, которые рассказали работники школы:

- сама школа находится здесь полгода, помещение подошло из-за недорогой аренды; - клиенты и посетители часто путаются в корпусах и не могут самостоятельно обнаружить нужное место; около 10% доходят сами, остальную часть приходится встречать лично; - по ночам атмосфера территории жуткая; - перспектива у места (Л50) есть: корпуса, ближе всех расположенные к Лиговскому проспекту, ремонтируются, так что, возможно, потом и дальние корпуса тоже приведут в порядок».

«Основные факты, которые рассказали работники бара:

- заведение находится здесь с 2012 года; - атмосфера в целом схожа с Думской улицей; - на данный момент по-прежнему мало людей знает о заведении, порой гости не могут понять его расположение; - с соседями и коллегами по цеху ребята мало контактируют, при этом отмечают, что особой конкуренции не чувствуется; - первые впечатления от территории, когда только открывали заведение, были смешанными; мысли были о том, что сложно будет привести сюда людей, так как общие стереотипы часто отталкивают от подобных мест; - есть сложности с дорогами: их не убирают, поэтому в дождливые или слякотные дни передвигаться по ним непросто».

«Основные факты, которые рассказали работники магазина:

клуб «Ионотека»

Автор: Нина

Дудоладова

29 февраля Место:

хостел «Mozaika»

«Ионотека» – клуб, бар и, по совместительству, концертный зал на Лиговском, 50.

Слоган «Ионотеки» – «Здесь отдыхает потусторонняя Россия» – во многом раскрывает суть заведения. Само пространство сильно напоминает амбар: просторное помещение с черными стенами, балками из грубого темного дерева, с которых свисают петли, цепи и металлические крюки. Как сказала одна из посетительниц: «Сюда нельзя ходить в одиночку. Это очень мрачное место. Мрачное, но потрясающее». Большинство в «Ионотеке» не в первый раз. Они перекочевали на Лиговский, 50, после переезда «Ионотеки» из подвала на канале Грибоедова».

«Иду вглубь, поднимаюсь по внешней лестнице на второй этаж, звоню в звонок. Меня встречает уличная обувь на коврике и молодая девушка на ресепшене. Девушка говорит, что работает здесь всего 2 недели, смена у нее по 12 часов, поэтому ест она только свою еду на работе. «Лиговский 50» кажется ей комфортным, ничего плохого сказать про него не может. Никакие заведения на территории не посещала. По ее словам, в хостеле живут очень разные люди. Есть туристы, иностранцы, кто-то живет постоянно. Возраст тоже разный, не только молодежь, есть люди постарше».

Интервью с резидентами пространства «Лиговский 50» Сербская кухня Ukusno Urbanist поговорил с владельцами заведения Глебом Бондаренко и Дмитрием Тумановым о том, как им работается в рамках пространства Л50

- открылись они в 2012 году, помещение выбрали из-за доступной стоимости аренды; - клиентов хоть отбавляй, особенно в отделе с косметикой; - с соседними организациями не общаются, наслышаны, что рядом есть очень шумный клуб «Ионотека» и «Ящик», которые привлекают компании «нестандартной» молодежи; - выходят из магазина только на перекур и изредка в магазин продуктов; - по ночам/вечерам не рекомендуют гулять, так как «люди разные ходят, особенно с вокзальной стороны». продолжение на сл.стр.

14


06

Интервью с резидентами пространства «Лиговский 50» Сербская кухня Ukusno Добрый день, расскажите, пожалуйста, как появилась идея создания Ukusno и почему вы выбрали Л50 в качестве места для вашего бизнеса?

Год назад мы выступили на Ресторанном дне с нашим сербским другом. Купили фургончик, выступали на фестивалях, в итоге пришли к тому, чтобы снять помещение. В проходном месте мы бы не осилили из-за стоимости. Мы знали, что пространство Л50 с одной стороны, офисное, днем здесь достаточно много людей, а вечером начинается ночная жизнь, и поесть особенно негде.

Как у вас складываются отношения с другими резидентами Л50?

Мы контактируем с клубом «Ящик», они к нам ходят кушать. Товарищи из Andy bar тоже часто заходят. С соседями мы общаемся.

Как бы вам хотелось, чтобы это место выглядело в будущем? Глеб: Я был когда-то в Копенгагене, там есть похо-

жий квартал. Можно было бы всё облагородить здесь, тем более кирпичная архитектура располагает. Если выкупить пару складов, то можно было бы придумать здесь что-то арт-интересное. Дмитрий: А я бы хотел, чтобы здесь было пространство для уличной еды в вагончиках, пусть это будет единственное место в городе, где легально можно ставить вагончик с едой.

В эти выходные здесь проходил Маскарад, вы что-то знаете про это мероприятие? Участвовали в нем?

Нет, мы ничего не знаем. Но было бы интересно узнать. На самом деле, мы бы на месте всех резидентов предприняли что-то совместное; если немного это место облагородить, то можно сделать всё очень красиво.

Материал подготовила // Мария Пятернёва

15

Карта // Лиговский 50 Автор// Анастасия Романова


06

Ольга Сезнева //

НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО

Профессор урбанистики, Европейский университет в Санкт-Петербурге и Университет Амстердама:

1. Можно начать ответ на этот вопрос с того, что сегодня процент городского населения в мире перевалил за 50, а число городов населением от 150 тысяч человек и выше достигло 4500. Так что, как написал французский философ-урбанист Анри Лефевр в книге, опубликованной еще в 1970 году, «общество достигло своей полной урбанизации». Город стал главной средой обитания, условием нашего существования. Понимание же условий собственного существования, рефлексия – это основа человеческой жизни, что делает урбаниста центральной фигурой современного общества. Понятно, что на сегодняшний день устойчивого определения профессии «урбанист» нет. Даже те, кого мы называем урбанистами, принадлежат разным дисциплинам: Саския Сассен преподает на факультете социологии, как и Ричард Сеннетт, а Адам Гринфилд, ведущий на данный момент специалист в области смарт-сити, преподает в Бартлетте (Школе архитектуры), в то время как образование получал в культурологии. Даже Джейн Джекобс урбанистом не была, а была журналисткой и активистом, но сегодня ее книги составляют канон урбанистики. Разбираясь с понятием «урбанистика», надо понять, каким образом знание о городе достигается, через какую призму, опираясь на какие приоритеты. Городскую жизнь, например, можно понимать через нравы, вкусы, отношения, а можно через производство, экономику, финансы. Можно фокусироваться на архитектуре, а можно изучать экологию. Урбанист, на мой взгляд, – это тот, кто может подходить к городу системно, с оптикой, заточенной и на людей, и на архитектуру, и на инфраструктуру, и, что мне кажется очень важным, – на управление. Фокусом на город и методикой его изучения дело не ограничивается. Простое описание, или анализ города и его сообществ(а), каким бы критическим оно не было – еще не урбанистический подход.

Урбанистика начинается тогда, когда познание и понимание совмещаются с созданием, трансформацией, деланием. Сейчас часто встречается определение урбаниста через качество среды, как человека, ориентированного на производство комфортного городского окружения и проживания. Это сильное упрощение, потому что, как известно, то, что комфортно для одного жителя, может раздражать другого. Возьмите, например, городской грандж: приспособленные для жилья бывшие складские помещения, граффити на стенах бывшего завода, ставшие стрит-артом – вся DIY эстетика, которая сделала славу Бруклину и Берлину, вряд ли устроит семейного петербуржца средней руки. И наоборот, далеко не все молодые креативщики выберут Крестовский остров как место проживания. Перед хорошим урбанистом стоит задача не просто делать город удобным или красивым, но, в первую очередь, понимать сложный процесс, который делает какое-то поселение городом. Урбанист – это тот, кто озабочен пространственной составляющей общества.

Урбанист, на мой взгляд, - это тот, кто может подходить к городу системно

2. Безусловно, важно, и не только потому, что Россия подвержена тем же тенденциям развития, что и остальной мир, – то есть в ней происходит рост численности городского населения, перераспределение этого населения из одних городов в другие, появляются мегаполисы, приходят в упадок индустриальные города, расширяется городская периферия. Вся эта глубокая реструктуризация городского пространства, появление новых, разнотипных пользователей этого пространства ведет – или должно вести – к возникновению новых, комплексных подходов в архитектуре и планировании, к среде обитания, методам управления. Как и во всем мире, увеличение площадей городского пространства и масштабов городского сообщества требует роста квалифицированных профессионалов, которые на этот рост могут грамотно среагировать. Но, безусловно, в России есть и свои особенности. Например, советское социа-

листическое наследие, которое выразилось в низкой плотности застройки и большом количестве открытого пространства, но не публичного, а остаточного. Это само по себе ни хорошо, ни плохо. Это результат определенного типа собственности на землю и земельного налогообложения, которое не делало землю дорогостоящим ресурсом. Другими словами, за понятием «советское» на самом деле кроется определенный финансово-административный механизм. Этот механизм радикально изменился в 1990-х годах, и российские города столкнулись в 2000-х с массовой, плохо регулируемой точечной застройкой. Помимо изменения морфологии городского пространства, эта тенденция привела к потере публичного пространства, причиной которого является не только выброс большого количества территорий под застройку на девелоперский рынок. Падение позитивной значимости общественного в российском обществе, несомненно, повлияло на разрушение так называемых «коммонс» в российских городах. Житель российского города стремится обособиться, выделиться, огородиться. Заборизация, как о ней пишут и Александр Минаков, и Сергей Медведев, стала чуть ли не символом общественной жизни в России. Сегодняшние дизайнеры городского пространства (я специально избегаю называть их урбанистами) играют на руку такой идеологии, часто просто воспроизводя какие-то элементы городской среды. Среди любимых ими сегодня – скамейки, детские площадки и велосипедные дорожки. А что придет им на смену завтра? Не поймите меня неправильно: я не против велосипедных дорожек. Я против отсутствия понимания того, какой тип общества, какие стили отношений между людьми, да и просто какие ценностные ориентации делают такие объекты нужными, востребованными. Потеря публичного городского пространства в России – это только одна причина, по которой нам нужны хорошие урбанисты. Миграционные потоки, которые меняют социально-культурные связи; существование моногородов, которые приходят в упадок в связи с переструктуризацией экономики; города Севера – уникальные градообразования, требующие изучения, других подходов, развития; в конце концов, естественное отмирание доминировавшего

системного подхода в градопланировании, ориентированного на расселение – все это требует другого взгляда на город, взгляда изнутри, в масштабе человека, со вниманием к деталям.

Перед хорошим урбанистом стоит задача понимать сложный процесс, который делает какое-то поселение городом 3. Был, и достаточно обширный. В прошлом году в Петербурге работала экспериментальная программа Building City Now, организованная Институтом урбанистики «Среда» (Петербург) совместно с Архитектурной школой Каталонии в Барселоне. Барселона знаменита качеством своей городской среды и проработкой публичного пространства, и каталонские архитекторы работали вместе с российскими социальными исследователями, экологами, маркетологами, экономистами и историками, решая, как можно «оживить» определенные районы исторического центра, «разминерализировав» их; как предотвратить возникновение трущоб, интегрировав приезжее население, создав зоны контакта или пространственно соединив новостройки с другими частями города; как регенерировать бывшие промышленные территории, не сделав из них заповедников хипстеризма и элитных культур; как использовать воду (реки и каналы Петербурга) не только для прогулок и отдыха, но и перемещения. Главное, что прорабатывали участники программы – это комплексный взгляд на город, поиск решений на основе глубинного понимания и территории, и ее проблем. Социальное, историческое и экологическое исследование предшествовало любому дизайнерско-конструкторскому решению. Такой подход к городскому дизайну практикует в Петербурге Институт «Среда», а Европейский университет готовит городских исследователей, которые в будущем смогут консультировать городское правительство в вопросах социального планирования города и сотрудничать с архитектурными бюро, предоставляя социальную экспертизу их проектов.

1

Как воспринимают в Петербурге деятельность урбанистов разные общественные группы?

Чем, на ваш взгляд, занимается урбанист? Какая роль отведена урбанисту в современном обществе/в современных городах?

Понимание условий существованияэто основа человеческой жизни

ВОПРОСЫ

БИЗНЕС

Анатолий Соболев //

делаем акцент на Форуме пространственного развития конкретно на урбанистику. Мы против этого. Наш Форум шире, и он объединяет людей разных категорий, в том числе культурологов, управленцев, экономистов, специалистов высших учебных заведений и т.д.

Руководитель штаб-квартиры Международного Форума Пространственного Развития

Урбанистика с каждым годом набирает популярность в современном обществе. Урбанистика – это очень широкое понятие, которое включает в себя многие аспекты жизни человека в городской среде. То, что люди стали задумываться над тем, как устроен облик городов, и что бы им хотелось улучшить, свидетельствует об изменениях, которые происходят в сознании. Это важно. Мы не

Урбанистика с каждым годом набирает популярность в современном обществе

16


продолжение начало на стр. 6

3 2

социолог в некоммерческой организации «Городские Проекты в Санкт-Петербурге»

1. Мне достаточно сложно сказать, кто такой урбанист, потому что в России это понятие на данный момент размыто. Урбанистами называют тех, кто что-то знает о городе. На самом деле это не совсем так. Урбанист – это не просто человек, который интересуется городом. Главное, что его отличает от обывателей – это то, что он делает что-то для его изменения: изучает, общается с властями, бизнесом, с журналистами, с жителями, сам видит городские проблемы и хочет, чтобы их замечали другие.

Был ли у вас опыт совместной работы с такими специалистами по решению проблем развития городской среды?

Важно ли воспитывать специалистов в этой области в России и почему?

Ольга Шарыгина //

Управляющий директор департамента управления активами (Asset Management) NAI Becar

1. Урбанист – довольно общее понятие, которое применимо во всех сферах, связанных с городским проживанием. Урбанист может работать в образовательном учреждении, архитектурной или девелоперской компании, в научно-исследовательской или консалтинговой компании. Он должен заниматься эффективным развитием городских территорий таким образом, чтобы человече-

ству было комфортно жить в этом пространстве. Урбанисту в современных городах отведена сложная связующая роль между уже сложившимися, привычными правилами и нормами, в том числе законодательными, которые существуют в области градостроительства, реалиями в этой области, так как не все они соответствует нормам, и человеческим комфортом, жизненными целями. Урбанист – связующее звено, которое должно развивать городские структуры и территории таким образом, чтобы это помогало развиваться и расти человечеству, в том числе духовно. 2. . Обучать и вводить такую специальность в ВУЗах важно, потому что в плане урбанистки Россия отстает от

17

Для современных городов урбанистика – мощный рычаг развития. Она позволяет изменить облик города и, в том числе, способствует изменению системы городских властей, которые могут работать неэффективно. Таким образом, получается, что урбанисты в какой-то степени – это люди, которые меняют сразу несколько аспектов окружающего мира: сам город, его властную систему, которая становится более открытой, и взгляд самих горожан на городское пространство. 2. Специалистов по урбанистике воспитывать, конечно, надо. По сути, сейчас мы видим эти попытки на примере появляющихся институтов в Москве («Стрелка»,

развитого западного мира лет на 10-30 в зависимости от города. И, к сожалению, длительный советский период наложил на нашу урбанистику след, от которого нам сейчас нужно отходить. К тому же у нас очень богатая история, в том числе, архитектурная, которую нужно учитывать. Специалисты, совмещающие в себе умение сохранить, исправить и развить, очень нужны. Тем более, новой экономике у нас в стране порядка 20 лет, и до тех пор, пока мы станем урбанистически развитой страной, пройдет еще не одно поколение.

3. Что касается моего опыта работы с городом, то я, прежде всего, социолог, и смотрю на городские проблемы с точки зрения социологии. Мне интересно, как устроено городское пространство, каким образом те или иные группы представляют себя в нем, взаимодействуют, какие ресурсы используют для достижения своих целей. Мой опыт совместной работы со специалистами по решению проблем развития городской среды заключается в том, что я состою в некоммерческой организации «Городские проекты в Санкт-Петербурге». В команде вместе с архитекторами, социологами, транспортными инженерами, журналистами, дизайнерами мы работаем над проектами по улучшению городского пространства. Несмотря на то, что мы имеем такие разные навыки, в обществе принято называть нас урбанистами. Отчасти это так. Пока в России не сформировалось институтов для выпуска квалифицированных урбанистов, мы берем эту миссию на себя и соединяем разные навыки, полученные нами в ходе обучения своей профессии, преследуя одну цель – улучшение жизни в городах.

3. Так, чтобы на визитке у человека было написано «урбанист», – пока нет. Но у нас есть Высшая Школа урбанистики А.А. Высоковского, Институт урбанистики «Среда». В прошлом году проходила Международная неделя урбанистики Urban Week, где были профессионалы из-за рубежа, которые привозили свои проекты. Мне очень понравился кейс одного из голландских урбанистов. Они решили, что между домами в городе есть небольшие «коридорчики» или расщелины разной ширины и длины, и рядом с каждым домом это простран-

Ксения Чапкевич//

Директор филиала некоммерческой организаци «Городские проекты в Санкт-Петербурге»

1. Область знаний и компетенций урбаниста огромна. Мы ставим себе целью собрать всю информацию о том, что происходит в городском пространстве Петербурга. Сейчас урбанистикой занимаются архитекторы, социологи, транспортники, политологи, дизайнеры и культурологи. Иногда даже можно услышать голоса экономистов. Урбанист — это человек, который способен смотреть на городские проблемы и предлагать их решение, держа в голове все это междисциплинарное многоголосие. Таких людей в городе мало, можно по пальцам пересчитать. Есть другой путь — сплестись в коллективный гений и работать сообща. Что мы и делаем в «Городских проектах». Хотя связать вместе специалистов из разных областей сложно. Но постепенно архитекторы осознают важность социологических исследований, а транспортники доверяют информационным дизайнерам перевод своих текстов на доступный и понятный язык. По моим ощущениям, петербургская урбанистика образца 2016 года сильно отличается от той же активности в продвинутых европейских городах. Помимо исследования городской среды мы занимаемся активизмом и просвещением. Бросаем вызов тому подходу к проектированию городов, который не отвечает запросам современного

ство использовалось по-своему: кто-то хранил велосипед, у кого-то стояли мусорные контейнеры. Голландские специалисты создали знаковый проект, который предусматривал развитие таких расщелин между домами. Что они сделали: где-то разбили сад, где-то оборудовали зоны отдыха, парковочные места для велосипедов. То есть везде, где можно было создать бизнес, они его создали. А где-то просто привели пространство в порядок, засадили цветами.

общества. А в Вене урбанисты уже работают в правительстве, меняя облик города. Не возражает ли какая-то часть вас против того, что Санкт-Петербург и Вена почти в равной степени обладают качеством «современный», а роли урбанисты исполняют разные? Почему так получается? Мы стоим в противоположных концах одного вектора. Пока они помогают создавать функциональные, привлекательные городские районы, принимая в расчет всю совокупность социально-экономических и экологических факторов долгосрочного развития, мы тут боремся с нежеланием чиновников и общества что-то менять, ковыряем лед на пути к идеальной городской среде. К счастью, у отстающего появляется возможность изучать чужой практический опыт. Мы как ловкий школьник: подсматриваем, как наш сосед решил задачу, чтобы взять результат его труда и применить в своей работе. . .

Область знаний и компетенций урбаниста огромна

2. Люди с инвалидностью часто появляются на улицах, потому что городская среда для них доступна? Бабушкам в центре города есть, где посидеть и отдохнуть? Вы редко попадаете в пробки? Улицы вашего города безопасны для пешеходов? С этой незамысловатой анкетой можно ездить по России, и в тех городах, где жители отвечают «нет», нужно заводить (воспитывать или завозить) урбаниста. Где и как выращивать? В Петербурге есть интеллектуальные центры, позволяющие студентам детально изучить современные подходы к городским трансформациям и социальным инновациям. 3. Мы работали со Стивом из «Красивого Петербурга» над проектами реконструкции Сенной площади и пешеходной части Большой Морской улицы. Сейчас со Святом Муруновым из «Центра прикладной урбанистики» участвуем в организации Форума городских сообществ в Петербурге. Мне кажется, заряд энергии от единения урбанистов наконец-то снесет на нашем пути бюрократические препоны и разорвет информационный вакуум. Это две самые главные проблемы, мешающие развитию города.

АКТИВНЫЕ ГОРОЖАНЕ

Светлана Москалева //

«Высшая школа урбанистики» и т.п) и Санкт-Петербурге (институт «Среда»). Да и те некоммерческие организации, которые существуют в Санкт-Петербурге («Городские Проекты», «Красивый Петербург», «Открытая Лаборатория Город» и др.), тоже направлены на то, чтобы уровень сознания горожан о городах и их значении менялся. Город – это не просто пространство от точки А до точки В. Это сложный феномен. Например, философ и теоретик неомарксизма Анри Лефевр представляет городское пространство как инструмент власти и манипулирования одних групп другими.

06


06 Автор // Юлия Секушина

МОРСКОЙ ФАСАД ПЕТЕРБУРГА Glorax Group – холдинговая структура, созданная в мае 2014 г. Основное направлениедеятельности – девелпмент жилой недвижимсти. Регионы присутствия – Санкт-Петербург, Московская область. В настоящее время перспе тивный портфель проектов составляет около 800 000 кв. м.

В этом году Glorax Group на крупнейшей европейской инвестиционной выставке MIPIM в Каннах презентовала градостроительную концепцию развития части намывных территорий на Васильевском острове в Петербурге.

Проект представлен на MIPIM в составе экспозиции перспективных инвестиционных инициатив Санкт-Петербурга. Квартал жилых, коммерческих и общественных объектов, который будет создан на территории в 15 га в границах Невской губы, должен стать новой визитной карточкой города. По предварительным оценкам, общая площадь построенных объектов составит 450 тыс. кв. метров. Строительство займет 8 лет. К строительству проекта, получившего название Golden City, планируется приступить в IV квартале 2016 года. В связи с высоким значением территории при формировании морского фасада Санкт-Петербурга, Glorax Group инициировала проведение под эгидой Комитета по градостроительству и архитектуре города международного архитектурного конкурса на архитектурно-градостроительные концепции развития территорий. В проекте приняли участие ведущие зарубежные и российские архитектурные бюро.

Итоги и планы комментирует директор по развитию Glorax Group,

Александр Моторин Конкурс однозначно удался. Нам удалось привлечь мастеров высочайшего класса и в качестве участников, и в качестве членов жюри конкурса, что и определило его успех. Участие в жюри именитых архитекторов помогло определить сильные и слабые стороны работ, верные критерии выбора, и страховало от ошибок. При выборе победившей концепции последнее слово оставалось за нами – представителями инвестора, поскольку именно мы несем коммерческие риски. Наша основная задача при реализации концепции застройки – максимально оптимизировать на выходе две такие важные составляющие успеха проекта, как его архитектура проекта и коммерческая эффективность.

Концепция КСАР +ORANGE была выбрана, поскольку именно здесь достигается оптимальный баланс эстетического восприятия и экономики проекта. Зрительно концепции КСАР+ORANGE и А.Лен не очень похожи, но их роднит общий подход: формирование разновысотного силуэта и целостная квартальная застройка. Остальные участники реализовали или весьма жесткую структуру, или наоборот – совокупность логически не объединенных строений. Особо стоит отметить работу Snohetta, но их архитектура при всей экстравагантности оказалась сложна в воплощении. Реализована будет концепция КСАР +ORANGE, при этом А.Лен будет участвовать как адаптер, владеющий всеми российскими и местными нормативами

Также на вопросы Urbanist ответила представитель компании КСАР+ORANGE,

Мария Пидодня

Urbanist: Какие современные технологии жилого и коммерческого строительства (энергосберегающие здания, пассивные дома, rooftop greenery и т.д.) заложены ли в план реализации проекта Golden City? Мария: : Тема долговечности и устойчивости решений в таких аспектах, как современные технологии, будет прорабатываться во время проектирования отдельных зданий. Но в концепции изначально заложены другие немаловажные решения, напрямую связанные с устойчивостью. Смешанный функциональный характер застройки позволит сформировать здесь устойчивый в социальном и экономическом отношении городской район. Гибкость на уровне структуры

зданий повысит их востребованность на долгий срок и, соответственно, их долговечность. Градостроительные и планировочные решения и особое внимание к микроклимату на уровне общественного пространства – средняя этажность, ориентация камерных общественных пространств на юг, альтернативный внутренний маршрут через дворы для комфортного перемещения в разную погоду – повысят общее качество среды. Urbanist: Каким будет выглядеть Golden City с точки зрения социальной среды? Станет обычным жилым районом или в своей концепции вы как то использовали близость к воде? Будет ли Golden City представлять морской фасад города и позиционировать себя как район притягивающей туристов

проект КСАР+ORANGE

и горожан, как например набережная в Чикаго – Chicago Riverwalk? Мария: Создание комфортной среды, а не просто коллекции зданий с интересной архитектурой – одна из самых важных задач, на наш взгляд. Это вызов, так как мы можем контролировать ситуацию только в рамках земельных участков, то есть внутри красных линий. Все, что между ними – публичная территория. Мы надеемся, что город будет открыт к диалогу с целью формирования здесь полноценной интегрированной среды, что мы сможем предлагать наши решения и для улиц, и для набережной. Амбиции сформировать здесь морской фасад города, его визитную карточку, есть у всех – у проектировщиков, у заказчика и у города. Притягательность района возможно будет сформировать за счет

нескольких вещей: правильного программирования зданий, например, размещения на мысе какого-либо функционального аттрактора; интересной архитектуры; привлекательных общественных пространств в увязке с программой первых этажей зданий, а также новой, целостной и яркой среды, которую, мы надеемся, удастся здесь создать. Немаловажным фактором развития данной площадки, конечно, являются вода и виды на залив, автоматически создающие сильный импульс для всего проекта Golden City.

18


06

SNØHETTA Дэниэл Берлин и Каролин Якобсен, архитектурное бюро Snohette (Норвегия) Urbanist: В отличии от других бюро вы начали презентацию проекта с рассказа о людях, о исторической памяти и социальной действительности петербуржцев, а не с градостроительных норм и технических параметров проекта. Расскажите о таком подходе?

проект КСАР+ORANGE

Невозможно не отметить еще одну конкурсную работу, ведущего мирового архитектурного бюро – Snohetta (Норвегия). Мы решили расспросить Дэниэла Берлина и Каролин Якобсен, авторов идеи, о том, что помогло создать такой уникальный проект – смелый, сложный и современный. Возможно, их новаторское мышление, выходящее за рамки привычной девелоперской логики, станет полезным опытом и вдохновением для молодых российских архитекторов.

19

“Our vision for the Western point of the Vasilievsky Island is to create a landmark and a gateway to the City of St.Petersburg and a sensitive and inclusive residential environment for this new community. Recognizable to both citizens and visitors alike, the Ridges of Vasilievsky will be a memorable component in the skyline of the city. Situated where the Land meets the Sea and the City meets the World, the ridges form a distinctive skyline which we have shaped and sculptured to form a natural element in the built manmade environment at this urban edge. The forms of the skyline are orchestrated to give the urbanity its own,

characteristic and distinctive rhythm, linking the varied heights and volumes to create crescendo and climax. Evocative of the surrounding seascape, the composition of the roofscape relies on juxtaposition the natural and the manmade, linking urbanity with nature and creating a unique component enriching the existing landmarks and skyline of the city. The creative process we have employed to generate this urban proposal is a process of sculptured subtraction. Having filled the site, the interior spaces are sculptured to create a series of linked courtyard spaces. These spaces are soft and flowing, semi private in character, they contract the clear cut urbanity of the exterior street facades. To further subdivide the plots a hierarchy of secondary cuts are made, linking the streets to the inner courtyards. The interior courtyards are landscaped to form a continuous landscaped connection through the urban proposal linking all of the plots. This is a citizen space and a key component in the public realm strategy. Semi – private in character, the landscaped interior becomes a pedestrian

route, linking the plots from east to West. Elevated form the street the green connector provides for a series of intimate and protected spaces. Human in scale, these spaces provide the ideal location for the public life of the new communities. The strategy for the program distribution is designed to activate the public realm. This includes both the street frontages and the interior courtyard spaces. Towards the street a continuous 10 m space is available for commercial and public activity. This flexible approach generates an active street façade at ground level, with the possibility of linking up to the upper courtyard level for entrances and storefronts to the landscaped courtyards. The height of this commercial & public space allows for the possibility to introduce both double height and split level functions, all closely associated with the wider public realm. The public functions associated with this new urban district are all located within the landscaped interior space, this includes the nursery schools and community facilities. These functions are carefully integrated into the

landscape, utilizing the changing levels and providing the social realm for the community. The school is located to the East on plot #4, the extensive landscaped surroundings create a good location for this introvert building typology and protected exterior spaces. By creating a strong initial concepts, we are able to accommodate a wide variety of modifications to the scheme without sacrificing the qualities envisioned. Once the project would to be realized, it success would be based on both its aesthetic discussion and its functional conditions. SNØHETTA approaches design with the idea that creativity is not always the sole domain of the architect or designer, but rather a product of collaboration between all participants in a project. We believe that good architecture can allow creativity to emerge from within, resulting in an organic realization of a shared vision. We begin our research by meeting with clients, community groups, and other stakeholders, to gain a holistic view of the project goals. Collaboration is the core of our culture, and we have a track record of working seamlessly with local architects as well as external consultants.”

проект Snohetta


06

Российская средовая

или почему «у нас» не так, как «у них»

реальность

Исследование // Институт "Урбаника" Автор // Антон Финогенов. Над материалом работала // Любовь Чернышева

Специфика развития 1980-2000 Экономика и занятость населения

Горожане

Городское пространство и архитектура

Общественная жизнь

20

европейских

городов,

- Новая экономика – интернет, креатив, биотехнологии - Новые неформальные индустрии - Конкуренция городов за высокообразованные и активные кадры - Фриланс, дистанционные формы обучения

- Массовый туризм - Массовая «цветная» миграция

- Геттоизация модернистских городских районов - Новая жизнь исторических центров - Новые форматы деловых зон - Экологизация, гуманизация пространств - Акцент на событийности и разнообразии - Борьба с автомобилем в пользу пешеходов и велосипедистов - Перезагрузка общественного транспорта - Появление «третьих мест» - Знаковые места и городская мифология - Многофункциональные общественные зоны - Геттоизация модернистских городских районов - Новая жизнь исторических центров - Новые форматы деловых зон - Экологизация, гуманизация пространств - Акцент на событийности и разнообразии - Борьба с автомобилем в пользу пешеходов и велосипедистов - Перезагрузка общественного транспорта - Появление «третьих мест» - Знаковые места и городская мифология - Многофункциональные общественные зоны

Российская средовая реальность - Барьеры для коммерческой инициативы - Медленное экономическое развитие и темпы диверсификации экономики - Низкое качество городского менеджмента - Коррупция - Доминирование клановых интересов над городскими - Отсутствие комплексной политики городского развития - Несогласованность отраслевых интересов - Отсталость применяемых проектных и технических решений - Отсутствие мест под коммерческий сектор в микрорайонной структуре - Плановость решений, не учитывающая изменение мира и людей - Старение населения, дефицит молодежи (ввиду единовременности заселения) - Отсутствие механизма и возможности саморазвития территории - Масштаб дома/микрорайона, чрезвычайно усложняющий самоуправление - Хроническая недофинансированность общественных зон - Мемориальность урбанистического ландшафта, в т.ч. общественных зон - Несомасштабность городских объектов и пространств человеку - Стандартизация и функциональная бедность застройки - Архитектурная однообразность и агрессивность - Структура, не предусматривающая приватности территорий - Низкое качество технологических решений и материалов - Неэффективное местное самоуправление и «ТСЖ» - Юридические, финансовые, кадровые и «неформальные» ограничения - Общественная апатия - Наличие бизнес-лобби, не заинтересованного в изменении ситуации (подрядные компании в сфере ЖКХ) - Проблемы общественного контроля: слабость правовых механизмов и инструментов СМИ - Культурно-ментальные ограничения: низкий уровень культуры дискуссии, недоговороспособность, агрессивность жителей

Экономика и занятость населения

Горожане

Городское пространство и архитектура

Общественная жизнь


06

ПОД

ПИС КА

Персональная подписка Если Вы интересуетесь развитием городской среды, Вам небезразлично, каким будет Ваш город через 5, 10, 20 лет, то оформив Персональную подписку на газету Urbanist Вы будете регулярно получать новые номера по более привлекательной цене не выходя из дома! Чтобы оформить подписку:

Прислать заявку на hello@urbanistpaper.com с пометкой “персональная подписка”

Корпоративная подписка Для компаний ответственных за себя, свою команду и город, в котором они работают. Оформив Корпоративную подписку Вы получаете:

Годовая подписка (4 номера: март, июнь, сентябрь, декабрь) от 10 экземпляров

- Ваша компания получает качественно новое знание о самой актуальной науке мира. - Удобные условия доставки в офис в кратчайшие сроки. Время и условия доставки согласовываются индивидуально. - Подарки — размещение информации о Вас на сайте Urbanist. - Имидж прогрессивной, заинтересованной в улучшении городской среды компании. - При оформлении годовой подписки и размещении рекламы в издании – курс лекций «Современная урбанистика и развитие городской среды» в подарок. Для оформления подписки:

Прислать заявку на hello@urbanistpaper.com с пометкой “Корпоративная подписка”

21


06

©Велосипедизация Петербурга

Вело-гид PRESTO

Внедрение велоинфраструктуры в центре города и в одном из прилегающих жилых районов, создать в них условия, благоприятствующие езде на велосипеде, и соединитьих магистральным веломаршрутом.

На определённом этапе в качестве средства планирования и проектирования лучше прибегнуть непосредственно к созданию велодорожной сети. На карте просто рисуются линии, соединяющие популярные городские точки назначения. Эти линии затем служат ориентирами для проектировщиков в поле: если специалист правильно понимает функцию отдельного участка сети, он способен предложить наиболее подходящее проектное решение. К примеру, если проектируется звено магистрального веломаршрута, соединяющего отдельные городские районы и используемого многими твелосипедистами, дизайн должен быть совершенно иным, нежели в случае рядового маршрута местного значения, соединяющего жилой район с крупной веломагистральюили с железнодорожной станцией. Это, однако, не означает, что города-«велоновички» должны начинать с создания детального мастер-плана всей городской сети веломаршрутов и затем воплощать его в жизнь в кратчайшие сроки. Насколько бы детально не были проведены исследования и анализ основных потенциальных направлений, прогнозирование потребностей ещё не существующих велосипедистов весьма абстрактно и ненадёжно. Быстрая реализация подобных планов может привести к созданию большого количества велодорожек, которые не будут востребованы, и оказаться весьма дорогой ошибкой. Вначале рекомендуется сделать грубый набросок основных общегородских маршрутов,чтобы получить общую картину. А реализацию намеченной схемы следует производить выборочно и прогрессивно. Один из вариантов заключается в том, чтобы начать внедрение велоинфраструктуры в центре города и в одном из прилегающих жилых районов, создать в них условия, благоприятствующие езде на велосипеде, и соединитьих магистральным веломаршрутом.

22


06

Городской дизайн

Andrea Costantini итальянский иллюстратор, графический дизайнер, фотограф и редактор собственного фотожурнала.

Функциональность +озеленение

Мини инсталляции с растениями

Энергосберегающее жилье. Скандинавский концерн NCC реализует в Петербурге проекты строитель-

ства устойчивого жилья, отвечающего высоким стандартам энергоэффективности и экологичности. Пилотный проект создания такого жилого дома в Санкт-Петербурге будет реализован по адресу: Магнитогорская улица, дом 11. Особенность дома – в нулевом потреблении энергии за счет использования возобновляемых источников, а именно мини-ветряков, солнечных панелей, тепловой энергии реки Охты. Также в проекте будут использованы передовые инженерные технологии и системы: рекуперация, единый инженерный узел, VDC и другие. Комплекс также будет включать в себя объекты социальной инфраструктуры – детский сад и начальную школу. Кроме того, за счет инвестора будет осуществлено благоустройство прилегающей к жилому комплексу городской пешеходной набережной.

Transit-oriented developmet*

Городской сад или агрокультура на крыше домов. За идеями и вдохновением на

Транзитно-ориентированное развитие (ТОР) позволяет обеспечить компактное и многофункциональное развитие зон в пешей доступности от систем скоростного массового транзита. Благодаря ТОР городской пейзаж становится ярким, улицы – ориентированными на пешеходов, а использование территорий предусматривает удобное и безопасное передвижение на велосипеде, общественном транспорте, и во время пеших прогулок.

www.urbangardens web.com Читать PRESTO!

Книга-гид №1 для всех активистов велосипедного движения и тех, кто ничего не понял про велодорожки.

Handmade urbanism.

Как сделать город уютнее и ближе своими руками.

Лондон современный Вавилон

23


06

Мес мастерская Desireevent Введенского, 17

книжный магазин МЫ Невский пр., 20 книжный магазин Подписные Издания Литейный пр. 57

магазин отборных книг Фаренгейт 451 Маяковского, 25

книжный магазин Все свободны наб. реки Мойки, 28

пространство Классная комната Большая Конюшенная,9 кластер ЦАрхитектор

галерея современного искусства Anna Nova Жуковского, 28 Лавка Художника Невский 8 Арт-Центр Невский пр., 8 Магазин #КнигиПодарки Лиговский пр.,74 Лофт-проект Этажи Дизайнерская одежда и аксессуары DesignRium наб. реки Фонтанки, 52 Кафе Ice mice Восстания,24 пространство Флигель

Espresso & Brew bar Сoffee 3 Аптекарский проспект 4, этаж 4, лофт Contur Кафе Folkscafespb Малый проспект ПС, 64, книжный магазин Порядок слов наб. реки Фонтанки, 15

Главный редактор Обложка: [where is my mind] Untitled-2 © Andrea Costantini Photo+Art Учредитель: Игольникова Е. И.

Газета Urbanist

Екатерина Игольникова hello@urbanistpaper.com

Старший редактор

№ 6 04.04.2016

Мария Пятернева editor@urbanistpaper.com

Тираж 1000 экземпляров;

Специалист по работе с партнерами

Рекомендованная цена: 85 руб.

Анастасия Шоцкая pr@urbanistpaper.com

Отпечатано в типографии

Главный Дизайнер

ООО «ТИПОГРАФСКИЙ КОМПЛЕКС "ДЕВИЗ"» г. Санкт-Петербург на ул. Трефолева, д.2, литера БЕ

Наталия Кокорнова hello@urbanistpaper.com

Журналисты:

Юлия Секушина, Любовь Чернышова СМИ зарегистрировано в УФС по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Северо-Западному федеральному округу ПИ № ТУ78-01682 от 11 марта 2015г.

Корректор

Анна Панкратова

Urbanist 6 light  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you