Issuu on Google+

понедельник

среда

пятница

cпециальный выпуск страницы 2—9

№ 76 (1924) 11.07.2012 г.

Самотёк Людей оставили один на один с катастрофой. Как до нее, так и после

15 вещей, которые сегодня очень нужны Крымску. Проверено корреспондентами «Новой» «Новая газета» собирает гуманитарный груз в пострадавший Крымск. Если вы хотите внести свою лепту — ждем вас 12 июля, в четверг, с 10.00 до 20.00 у входа в редакцию. Наш адрес, напомним: Москва, Потаповский переулок, д. 3 (метро «Тургеневская», «Чистые пруды») страницА 5


10

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

место

Полиция выясняет, законно ли «Правое дело» вернуло сторонникам Михаила Прохорова их пожертвования

В статистике смертности мотоциклистов все большую роль играют убийцы на дорогах

Совесть проверят на законность

Нечеловеческий фактор

УВД по Центральному административному округу Москвы запросило у партии сведения об операциях с полученными за последние полтора года пожертвованиями. Напомним: пока «Правое дело» возглавлял бизнесмен Михаил Прохоров, его сторонники вложили в партию почти миллиард рублей. После скандального партийного переворота в сентябре 2011 года Прохоров потребовал от нового руководства вернуть спонсорские деньги. 690 миллионов было возвращено.

–З

акон не обязывал нас это делать, но именно с моральной точки зрения мы решили все эти пожертвования вернуть, поскольку олигархические деньги нам не нужны, — рассказал «Новой» пресс-секретарь «Правого дела» Ярослав Вольпин. — Мы высылали деньги ровно на те реквизиты, с которых они приходили. И вот сейчас контрольные органы обратились к нам с просьбой предоставить финансовую документацию об этих перечислениях, что мы и сделали, поскольку скрывать нам абсолютно нечего. Проверка ведется по заявлению бывшего руководителя ханты-мансийского регионального отделения «Правого дела» Александра Ломакина. Он не согласился с щедростью политсовета и еще в декабре пожаловался в Басманный суд. Там Ломакину порекомендовали разбираться внутри партии. Заявление в полицию политик направил в мае. — Закон четко определяет, в каких случаях пожертвование подлежит возврату. Например, если оно поступило с нарушением закона. Создан прецедент,

когда можно дать денег, а потом забрать под любым надуманным предлогом. Учитывая, что создать политическую партию сейчас — раз плюнуть, партии могут стать организациями по отмыванию денежных средств, — объяснил «Новой» свою мотивацию Ломакин. Начавшуюся на общем фоне «закручивания гаек» проверку грех не связать с поиском компромата на политических оппонентов «Единой России» — в данном случае на Михаила Прохорова, ныне строящего партию «Гражданская платформа». Однако в «Правом деле» эту версию считают неправдоподобной. — Сам Прохоров за все время, что возглавлял партию, на счет «Правого дела» не перечислил ни рубля. Соответственно, ему никаких денег мы не возвращали. Попытка найти здесь какой-то компромат на него видится нам очень неудачной, — сообщил «Новой» Ярослав Вольпин. Пресс-секретарь партии добавил, что конфликта между «Правым делом» и Александром Ломакиным нет, а «его действия не наносят никакого ущерба партии». Ломакин вообще заявил, что «таких слухов не слышал», но если они будут распространяться, то постарается на них ответить. А представитель Михаила Прохорова Максим Чижов сказал «Новой», что комментировать проверку, не имея на руках каких-либо документов, — преждевременно. Руководитель пресс-группы УВД по ЦАО Эльвира Кашафетдинова подтвердила, что проверку проводит отдел экономической безопасности и противодействия коррупции. По результатам проверки будет вынесено «процессуальное решение». Никита ГИРИН

Разлучив на 6 лет омичку с двумя ее маленькими детьми, государство забыло их в запертой квартире

Голодный режим Друзья омской предпринимательницы Натальи Гориной 9 июля провели пикет у здания СИЗО № 1, где она содержится до вступления приговора в законную силу (или отмены его областным судом). Такими акциями они собираются дважды в неделю напоминать государству о двух ее сыновьях, старшему из которых 2,5 года, младшему — 10 месяцев.

М

алыши разлучены с мамой по приговору Ленинского райсуда, назначившего 30-летней риелторше по статье 159 УК РФ (мошенничество) 6 лет лишения свободы. Не вдаваясь в подробности путаного дела, отметим лишь то, что в нем нет ни одного потерпевшего: Наталье удалось смошенничать, не причинив никому вреда, — в ходе длившегося около полугода суда ни физические лица, ни юридические не предъявили ей никаких претензий. Впрочем, протестует группа ее поддержки не против судебного решения (оспаривать его, говорят они, — дело адвокатов), а против того, что суд не отсрочил его исполнение — до того, как дети подрастут. Как сказано в статье 82 УК РФ, если женщина, имеющая ребенка (а у Натальи их двое), осуждена не «за тяжкое или особо тяжкое преступление против личности», то отбывание ею наказания может быть отложено «до достижения им 14-летнего возраста».

Кстати, вынося в первый раз вердикт по этому делу, 30 ноября 2011-го, Ленинский райсуд так и поступил: назначил Гориной тот же срок с отсрочкой до 2025 года. Прокуратура, однако, сочла такое «послабление» необоснованным и обжаловала его в областном суде — он вернул дело в районный на новое рассмотрение. И тот, рассмотрев его 19 июня в новом составе, отсрочку для материодиночки отменил: под стражу Наталью взяли в зале суда. С отцом детишек она в разводе — воспитывала их одна. Ни бабушек, ни дедушек, ни других родственников у них в Омске нет. Есть только друзья, которые и взяли мальчишек на попечение. К счастью, за три недели, прошедшие с того дня, когда Наталью отправили в места не столь отдаленные, ни одно ведомство, включая службу опеки, не поинтересовалось ее детьми. «И суду, и прокуратуре известно, что родни у них в Омске нет, — говорит ее подруга Оксана Городок. — Получается, что государство их просто бросило — оставило одних в закрытой квартире. И официально, и фактически они сейчас — беспризорники, и никаким госорганам до них дела нет». Следующую акцию протеста друзья Натальи проведут у облпрокуратуры. «Мы не остановимся до тех пор, пока не будет вынесен человеческий приговор».

Георгий БОРОДЯНСКИЙ, соб. корр. «Новой» Омск

Счастливый обладатель автомобиля забил до смерти двух юных и неопытных мотоциклистов, повредивших боковое зеркало на его машине. Тела байкеров обнаружены в лесу, мотоцикл — в реке. Подозреваемый задержан.

К

ак сообщает Тувинское следственное управление СК, заявление о безвестном исчезновении со 2 июля парней 18 и 20 лет зарегистрировано полицией Каа-Хемского района 5 июля. Было установлено, что ребят зверски убили, и вскоре подозре-

ваемого — 34-летнего местного жителя, задержали. По версии следствия, парни, проезжая на мотоцикле мимо автомашины, случайно повредили боковое зеркало. Автовладелец с двумя своими приятелями пустились за ними в погоню. Догнав и силой усадив их в машину, байкеров вывезли в лес, где до смерти избили. Молодые люди скончались на месте. Их мотоцикл сбросили с моста. Товарищи автовладельца, ставшие соучастниками преступления, пока разыскиваются. Напомню: полтора месяца назад в Забайкальском крае убили 31-летнего японца Каити Охнита, путешествовавшего по России на мотоцикле. Туриста 30 раз ударили ножом. Ни личные вещи, ни мотоцикл не тронули. Труп найден на 760-м километре федеральной трассы Иркутск — Хабаровск. До этого в том же Хилокском районе пятеро подростков напали на путешественника-велосипедиста из Франции: его избили и отняли у него ноутбук, фотоаппарат и три тысячи рублей. В августе 2010 года — «Новая» подробно писала об этой истории — на той же трассе убили выстрелом в затылок нижегородского байкера, 35-летнего Алексея Барсукова. Тело сожгли тут же, у дороги. Убийц приговорили к 17 и 11 годам колонии. На месте сожжения тела Алексея его друзья-байкеры установили крест и мраморную плиту «памяти невинно убиенных в пути». Мемориальный список пополняется регулярно.

Алексей ТАРАСОВ, соб. корр. «Новой» Красноярск

Сотовые операторы работают над имиджем — отменили плату за роуминг в зоне наводнения

Опять «тройка»! Операторы «большой тройки» отменили плату за роуминг на территории Кубани, пострадавшей от наводнения.

М

ТС, «Билайн» и «Мегафон», а также Теlе2 ввели так называемый механизм «технического роуминга» — базовые станции начали обслуживать звонки абонентов всех операторов, без разбора на своих и чужих. При этом звонки иногородних абонентов тарифицируются по «домашним» тарифам. Входящие звонки бесплатны, не действуют роуминговые тарифы и для интернет-трафика. Идея временно отменить роуминг в зоне ЧС принадлежит Минкомсвязи. Молодой глава ведомства Николай Никифоров через «Твиттер» рассказал мне, что операторы поддержали инициативу без промедлений. Взаимодействие между участниками «тройки» обеспечивал замминистра связи Денис Свердлов. Договорились за несколько часов. Но технически, правда, бесплатные звонки стали доступны только на вторые-третьи сутки после наступления стихии. Но даже такая скорость для МТС, «Билайна» и «Мегафона» — настоящее достижение. Во время лесных пожаров летом 2010 года для установления технического роуминга «тройке» понадобилось аж пять дней. Это был первый опыт подобной координации между операторами. Со скрипом и нытьем операторы тогда

подчинились требованию Минкомсвязи. А тарифы в итоге пришлось устанавливать приказом тогдашнего министра Щеголева. Участников «тройки», кажется, больше волновали неминуемые убытки, а про гуманитарные инициативы и добрую волю в 2010-м вообще говорили мало. Но все изменилось. Репутация и правда, как в учебниках написано, теперь дороже денег. А любые убытки компенсируются имиджевыми бонусами. Сердца рассерженных хомяков тают на наших глазах. Вот, скажем, «Мегафон» рапортует, что развернул в районе ЧС две мобильные базовые станции — для усиления работы сети. А уже в ближайшие сутки развернет еще два передвижных мобильных комплекса — для голосовой связи и мобильного интернета. Кроме прочего, сегодня в Крымске откроются бесплатные мобильные переговорные пункты компании для обслуживания населения, где можно будет круглосуточно воспользоваться связью для звонков в любую точку России. «Билайн» сообщает, что оплачивает переговоры волонтеров (по спискам Лизы Алерт и pomozhem.org) и тоже организует в Крымске мобильные пункты. «В этих пунктах мы выдаем карты оплаты, даем бесплатно позвонить, начинаем выдавать телефоны», — говорит пресс-секретарь Анна Айбашева. Похожую активность ведет в зоне бедствия и МТС. Что тут скажешь? Во время трагедии на Фукусиме-1 в местной префектуре была бесплатной вообще вся связь. Я звонил в Москву, в посольство, коллегам в токийское бюро ТАСС. Я лихорадочно втискивал монеты в таксофон, а он возвращал мне их обратно. Тут и там в местных городках были пункты мобильной связи, чтобы люди, оставшиеся без всего, могли звонить. Правда, на будках этих я не видел ничьих брендов. Не до брендов было. Павел КАНЫГИН


«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

событий ОБСЕ, помимо санкций в отношении причастных к «делу Магнитского», призвала наказывать и тех, кто мешает разоблачать высокопоставленных преступников

Ирина Халип собственный корреспондент «Новой» Жителей Ивенца местные милиционеры начали вдруг уговаривать добровольно принести в милицию медвежат, если таковых кто-то нашел

Разве это не в интересах России? Парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) на 21-й ежегодной сессии в Монако приняла в воскресенье резолюцию «Законность в России: дело Сергея Магнитского».

«Я

знаю, что кто-то назовет эту резолюцию антироссийской. Я более чем не согласен. Я считаю, что она пророссийская. Поддержка верховенства права — это пророссийская позиция. Защитить невинных и наказать виновных — это пророссийская позиция. Она представляет собой будущее, то, что большинство россиян хотят для себя и своей страны». Эти слова сенатора Джона Маккейна, представлявшего американских законодателей, были встречены аплодисментами одобрения в конгресс-центре Гримальди, где собрались 320 парламентариев из 55 стран. Парламентарии стран Европы, Центральной Азии и Северной Америки призвали национальные парламенты всех членов ОБСЕ «принять меры, направленные на введение визовых санкций и замораживание активов применительно к лицам, ответственным за необоснованный арест, пытки, отказ в медицинской помощи и смерть Сергея Магнитского». Российская делегация, проголосовавшая солидарно, как этого и стоило ожидать, против резолюции, оказалась в ничтожном меньшинстве. В четверг, в начале сессии, она поп ыталась было заблокировать само рассмотрение «резолюции Магнитского», исключить ее из повестки дня. Сенатор Людмила Нарусова заявила, что фактически ряд государств пытается использовать «дело Магнитского» как «дубинку в политических играх». Предложение российской делегации мало кто поддержал.

Депутаты хотят через суд заставить мэра отчитаться перед ними о работе

Молчит как партизан

К

онфликт между думой Новочеркасска — органом, где большинство мест принадлежит членам «Единой России», и мэромкоммунистом Анатолием Кондратенко тянется с апреля. По уставу города мэр обязан выступить перед депутатами с ежегодным отчетом о работе возглавляемой им администрации. Если дважды депутаты признают работу неудовлетворительной, то глава города может быть отправлен в отставку. Первую «двойку» Кондратенко получил в 2010 году. Деятельность администрации за 2011 год депутаты должны были оценить в начале апреля этого года. Но до сих пор он не представил народным избранникам отчета. Ни в устном, ни в письменном виде, хотя дум-

Ей не поверили. Потому что налицо бездействие властей, которые так долго не могут провести толковое, убедительное и открытое расследование вопиющего преступления. Маккейн заверил, что принятый в США законопроект сенатора Кардина, вне сомнений, станет законом США и будет применяться к аналогичным ситуациям не только в России, но и во всем мире. Он предусматривает полный комплект мер: визовые запреты, замораживание активов и финансовые санкции. Таким образом, создан прецедент новой нормы международного права. Резолюция предлагает государствам-членам «вводить целенаправленные санкции в отношении тех, кто несет ответственность за грубые нарушения прав лиц, пытающихся разоблачать противоправные действия российских чиновников». Она поддерживает резолюции Европарламента, призывающие государства — члены Евросоюза «рассмотреть возможность введения запрета на въезд в ЕС российских должностных лиц, причастных к настоящему делу, и предлагает органам правопорядка ЕС сотрудничать в замораживании банковских счетов и иных активов таких российских должностных лиц во всех государствах — членах Евросоюза». Парламентская ассамблея ОБСЕ — это форум для парламентской дипломатии и наблюдения за выборами, инструмент укрепления международного сотрудничества и поддержки обязательств по вопросам политики, безопасности, экономики, экологии и прав человека. Да, ее решения носят рекомендательный характер и прямого действия не имеют. Но это может успокоить только тех российских законодателей, которые не очень представляют, что такое парламент в условиях демократии.

Александр МИНЕЕВ Брюссель

цы назначали ради этого уже несколько специальных заседаний. Особенно эффектным оказалось заседание 15 мая: представительный орган собрался с одним-единственным вопросом повестки дня (отчет мэра за 2011 год), но тот выступил с 5-минутным политическим заявлением, обвинив депутатов в исполнении политического заказа на отстранение его от власти. А также заявил, что принципиально от отчета не отказывается, однако сделает это тогда, когда сам сочтет нужным. Возмущенные таким поведением мэра депутаты уже и не скрывают, что намерены любыми законными методами отправить строптивого главу в отставку. В иске народные избранники просят городской суд Новочеркасска признать незаконным бездействие мэра и обязать его представить отчет о деятельности за 2011 год. Как рассказали в городском суде Новочеркасска, 4 июля состоялось предварительное заседание, на 12 июля назначено рассмотрение дела по существу.

Виктория МАКАРЕНКО — для «Новой», Ростов-на-Дону

11

Медведи в небе над Минском Шведский самолет разбомбил миф о ПВО союзного государства

Плюшевый десантник...

...и фотомодель Ким Кардашян

оследняя неделя в Беларуси прошла под знаком борьбы белорусской армии с плюшевыми медведями. После того как в шведских онлайнизданиях появилось сообщение о том, что маленький шведский самолет тайно пролетел над Беларусью и сбросил на Минск и Ивенец сотню плюшевых медвежат на игрушечных парашютах, министерство обороны сначала отмахнулось вяло: «Никто не прилетал, ПВО не дремлет». Авторы акции выложили в интернет видеозапись и фотографии, жители нескольких микрорайонов Минска нашли медвежат с парашютами и записками «Требуем свободы слова!», но в минобороны назвали это фальшивкой. Потом автор акции Пьер Кромвель дал несколько интервью и рассказал, что акцию готовили почти год, что самолет взлетел с территории Литвы и спокойно полтора часа летал над Беларусью, что была мысль долететь до резиденции Лукашенко и сбросить там часть медвежьего десанта. Тогда белорусскому армейскому руководству пришлось делать официальное заявление: «За истекшие сутки нарушения госграницы Республики Беларусь в воздушном пространстве не было. Органы управления воздушным движением осуществляют постоянный контроль за воздушным пространством Республики Беларусь». Сказали — как впечатали. Но жителей Ивенца местные милиционеры начали вдруг уговаривать добровольно принести в милицию медвежат, если таковых кто-то нашел, а заодно и рассказать обстоятельства находки. И на этом непонятном информационном фоне, когда белорусы перестали обсуждать повышение цен на бензин и сигареты, а все разговоры свели к вопросу «было или не было?», Литва устами пресс-офицера вооруженных сил Литвы Скомантаса Повилениса подтвердила: «В воздушном пространстве Литвы 4 июля было зафиксировано нарушение правил передвижения воздушных судов». Но еще несколько дней белору��ские военные называли случившееся фальшивкой. И только в воскресенье стало известно, что совместная проверка КГБ и военной

прокуратуры нагрянула в военную часть 25887 ПВО Беларуси. Именно там ищут теперь виновных. Теперь все военнослужащие, которые дежурили 4 июля, пишут объяснительные, а «ревизоры» грозят им трибуналом. Хотя по логике вещей все армейское руководство Беларуси должно было немедленно уйти в отставку, а то и подальше. Пьер Кромвель выполнил не ту задачу, которую ставил перед собой. Но получилось еще круче. Организаторы медвежьего десанта говорили о том, что все мы живем в мире, в котором за последний месяц о Ким Кардашян написали 110 000 раз, а о белорусской оппозиции — 79. Своим дерзким перформансом они хотели этот мир изменить: вывести диктаторскую Беларусь в верхние строчки новостных лент и тем самым вынудить читателей новостей о Ким Кардашян хотя бы понять, что такое Беларусь и где она находится. Но получилось иначе: маленький шведский самолетик уничтожил миф о существовании ПВО Беларуси, а главное — мифологему под названием «объединенная система ПВО союзного государства». Этот самолетик преспокойно долетел бы и до Москвы, если бы захотел. И покружил бы над Кремлем. И сбросил бы любой груз, имеющийся на борту. Просто он не ставил перед собой такую задачу: про Путина в мировой прессе пишут почти так же часто, как про Ким Кардашян. И нет надобности напоминать о том, что такая страна — Россия, существует. А ведь именно ПВО — один из главных козырей Лукашенко, когда он претендует на транши из российского бюджета: муха не пролетит, пока мы тут стоим на рубежах. Теперь ясно, что российские деньги тратятся на что угодно, но никак не на единую систему охраны границ. История со шведским самолетиком — тот самый случай, когда армейские начальники не врали, а говорили, с их точки зрения, правду. Они действительно не зафиксировали этот самый самолетик. Минск

П


cпециальный выпуск

2

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

Специальный корреспондент Зоя ЕРОШОК — из Крымска

Дмитрий БЫКОВ:

«Здесь никто не верит в дождь»

:

Откуда взялось столько ила? Кто его исследует? Где чиновники? .......................................с. 4 — 5

Власть все знала, но ничего не сделала

трагедия

!

Сенсационные отрывки из книги МЧС, выпущенной ровно 10 лет назад, и тогдашние распоряжения Путина. Вы не найдете десять отличий!

(Автор — ныне вице-спикер Совфеда РФ. Тогда генерал Воробьев был замминистра ЧС) ....................................... с. 7

Специальный корреспондент Дмитрий БЫКОВ — из Крымска:

«Людей прививают от гепатита. Вода в городе явно отравлена»...................................... с. 2 — 3

«Только что вернулся из морга. Фуры с погибшими прибывают постоянно...» 8 июля В городе разгром, описанию не поддающийся… Как раз ровно 10 лет назад, в августе 2002 года, здесь уже было наводнение. Я тогда тоже приезжал. Могу сказать, что вода тогда в городе стояла вдвое ниже, чем сейчас. В этот раз — вода до 4 метров. Разрушения очень серьезные. В городе полно сдвинутых с места машин, вывороченных деревьев, что касается трупов, которые просто не успевают убирать, то подвозивший меня водитель вчера насчитал на одной из обочин пять тел…

что произошло

В

озбуждено уголовное дело по факту массовой гибели людей во время наводнения в кубанском городе Крымске. Расследовать его будет следственное управление СК РФ по Южному федеральному округу. В ночь с 6 на 7 июля в Крымске, Новороссийске и Геленджике выпало до 5 месячных норм осадков. Затоплено 5 тысяч домов. Но преступной безответственности государственных мужей простые люди противопоставили свой героизм. Крымск хоронит жертв и не может прийти в себя. Люди не могут простить того, что их не предупредили о приближающейся воде.

Тьма воды Евгений ТИТОВ, собкор на Кубани:

«Расследование на месте событий показало: версия о сбросе воды из водохранилища несостоятельна. Последствия наводнения были бы гораздо меньшими, если бы русла местных рек чистились».... с. 2 — 3 Офшорные воды Юлия ЛАТЫНИНА:

«Вы вообще знали, что в нашем богоспасаемом отечестве, где чуть что — всё для блага государства, — гидротехнические сооружения находятся в офшорах?» .............................. с. 6

«Электричества нет, ночь, я ничего не могу понять. Приоткрыл входную дверь, а волна хлынула внутрь. Мы давай собирать документы, а все плавает. Я схватил дочку на руки. Выйти уже не можем. Стали с женой кричать. Рядом на мосту какие-то люди. Давай швырять нам веревку, я поймал, и они нас тянуть стали. Я одной рукой держал дочь, другой веревку. Супруга сзади вцепилась. А маму волной вынесло на крышу. Она там смогла зацепиться». Так эти страшные минуты вспоминает житель крымской улицы Троицкой Игорь Ткаченко. Жильцы многоэтажки по улице Вишневой, 1, спасли 70 человек. Водный поток нес людей мимо. Была придумана технология спасения: к концу веревки привязывается бутылка с водой, которая бросается как можно дальше. Человек, которого несет водный поток, эту веревку ловит, после чего несколько человек вытягивают его на сушу. Были и другие способы. «На фонарном столбе мужчина держался час сорок минут. Все время кричал, — рассказывает жительница улицы Вишневой Лариса Чуйко. — Тогда парень выпил водки, сел в надувную лодку, к ней привязали трос, который держали восемь человек. Стали лодку спускать по воде к столбу. Мужчина на столбе не выдержал и ушел под воду, но парень в последний момент успел его схватить за руку. Как он смог в этой лодке удержаться, не знаю. Их обоих вытянули».

После потопа По официальной информации, высота волны в Крымске достигала восьми метров.

Только что я вышел с большого местного пищевого и вещевого рынка. Теперь этот рынок местные жители называют «фукусимой», потому что тут, кроме руин и грязи, ничего больше не осталось. Вот у гипермаркета «Магнит» уцелели только стены, сам он изнутри разрушен полностью. Внутри — вода. Стекла из окон выдавлены. Сейчас я стою возле магазина электроники — такое ощущение, что Мамай прошел. Люди говорят, что у них разрушен бизнес, который они создавали на протяжении 12—13 лет… Им в принципе никакая компенсация ничем уже не поможет — разрушено всё, что они нажили.

Что стало реальной причиной крымского наводнения и кто ответит за смерть более 170 человек Но сметая на своем пути одни улицы, волна обходила другие. На улице Синева лежат искореженные заборы и помятые легковушки, а рядом, на улице Ленина, цветут клумбы и работают магазины. Это два разных города под одним названием. На крымском автовокзале вместо пола — грязная жижа по щиколотку. В ней тонут разбитые банкоматы, компьютеры, кресла, холодильники для мороженого. Зато через окно, выходящее на улицу, пассажирам продают билеты. Вокзал работает назло и вопреки беде. Как во время войны. Сейчас основная часть воды из Крымска ушла, есть мобильная связь и иногда интернет. Единственная проблема  — отсутствие электричества. Некоторые ее решают с помощью генераторов. Но их тут катастрофически не хватает: судя по всему, закупать их районная администрация не думает. Около отделения банка на улице Адагумской развернут пункт горячего питания, толпится очередь. Пищу выдают впервые, то есть два дня после наводнения люди оставались голодными. «Дали мне вчера сухие макароны, и что мне с ними делать?» — возмущается в очереди крымчанин Евгений Милешный. Неподалеку развернут другой пункт, волонтерский. Люди объединились через социальные сети, скинулись и купили продукты и одежду, а затем привезли их сюда. Этот пункт начал работать на день раньше официального. Сейчас тут раздают питьевую воду и делают для пострадавших бутерброды. За счет генератора включены десятки розеток, где люди заряжают мобильники. «Местная администрация отнеслась к нам отрицательно. Сказали, что смысла в нашем пункте нет», — говорит волонтер Алексей Мандригеля.

Правды полный пул На площадь у местного ДК для разговора с народом прибыл кубанский губернатор Ткачев. Вместе с Ткачевым на трибуне вице-губернатор Хатуов, а рядом — когорта телекамер. За час до мероприятия эвакуатор привез на площадь военную полевую кухню. Сейчас площадь заполнена людьми. «Почему мэр сбежал


«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

в крымске

Спецкор «Новой» по телефону из Крымска дважды — на следующий день после наводнения и днем позже — передавал свои наблюдения А в поселке Нижняя Баканка, который в 15 километрах от Крымска, разрушено до 70% домов. Я проезжал этот поселок: там горы наваленного мусора. И это все, что осталось от жилищ (в основном деревянных)… Оставшихся без жилья расселили по детским садикам. В одном таком я был. Туда привезли электростанцию, но к ней нет пока ни масла, ни бензина, чтобы ее запустить. Электричества, конечно, нет во всем Крымске, не работает ни один светофор, интернет вообще отсутствует как класс. Только в одном месте ловит.

От местных властей нет никакой информации. Я имею в виду представителей власти, которые сидели тут вместе с Путиным, когда он приехал. Возможности вступить с ними в контакт пока нет. Единственная власть, которая есть, это представители МЧС. И они, надо сказать, ведут себя просто безупречно. Как и полиция. Полицейские наряды охраняют город от ма��одеров. И мародерства пока нет. В общем, работа полицейских и МЧС организована хорошо. И также очень хорошо организована взаимопомощь: люди постоянно несут пострадавшим вещи и еду.

Что говорят жители С тех пор как Путин сказал, что «не надо преувеличивать» (масштабы трагедии. — Ред.), в городе в его адрес со стороны жителей звучат такие слова, которых я не слышал ни на какой Болотной… Все жители, как один, говорят, что из-за постоянного вранья сильно нарастает чувство тревоги — если бы власть не лгала, было бы спокойней. Конечно, далеко не 150 погибших (по последним официальным данным — 172.  — Ред.). Все здесь называют цифру до тысячи. И те из жителей, у кого родственники работают в МЧС, тоже говорят, что

Самотёк

цифра погибших очень сильно занижена. Но многие даже не разрешают журналистам называть свои фамилии, называют только фамилии своих погибших соседей. Погибшим бояться уже нечего. А живые боятся не получить даже той компенсации, которая обещана. И еще. Все замечают: вода была теплее на ощупь, чем бывает при ливне и при дожде. Весь город абсолютно убежден: сброс воды с Неберджаевского водохранилища имел место. И сделано это было, как убеждены здесь многие жители, чтобы вода не пошла в сторону Новороссийска, где выстроены богатые коттеджи. Вот такая версия ходит. В большинстве домов люди говорят, что началось всё в 3.10–3.15 ночи в субботу, а в 3.30 вода уже была по грудь. А спасение начало приходить только к 10—11 утра… До этого момента сидели без помощи. Спасения не было никакого. Сирена на местном консервном заводе завыла только в 5 утра. До этого — ничего…

9 июля К моргу никого не подпускают: стоят полицейские и представители местной администрации. Последние говорят журналистам, что «брать интервью у людей, попавших в эту трагедию, нельзя»…

Теперь вспомним, что волна пришла в половине второго ночи. Получается, с 9 вечера до половины второго ночи у МЧС было четыре с половиной часа на оповещение. Кубанский губернатор Ткачев заявил другое: «Официальные данные о том, что возможны сильные одновременные осадки с последующим выходом реки за пределы, поступили в 22.00. Пик нагрузки воды пришелся на час ночи». Но даже в этом случае на оповещение населения оставалось три часа. Людей можно было разбудить и объяснить, что надо подняться на крышу. Этого никто не сделал.

Евгений ТИТОВ

Причины наводнения

«Пробка» на реке Неберджай

перед наводнением? Знал заранее? Тогда почему нас не предупредил?»  — злобно кричит бабушка губернатору. На Ткачеве начинает потеть рубашка. Губернатор уверяет, что за каждого погибшего члена семьи выдадут по два миллиона рублей. Компенсацию же за разрушенное жилье будут рассчитывать исходя из степени разрушения. Военно-полевая кухня одиноко стоит в стороне. Народ зол. Люди считают, что цифра в 150 погибших занижена. «Седьмого июля часа в три дня я шел по улице Луначарского, — рассказал мне крымчанин Сергей Чуйко. — Видел, как эмчеэсовцы выносили из домов трупы, которые солдаты грузили в военные КамАЗы. При мне трупами загрузили три КамАЗа. И это только одна улица». Тем временем Ткачев срочно уезжает в другой район Крымска, поскольку у него «десятки таких же встреч». Полевую кухню грузят на эвакуатор и увозят вслед за ним. Очевидно, чтобы и на новой встрече показывать ему, что людей кормят. Палаточный лагерь на 700 мест развернут в пострадавшем от наводнения

Крымске силами военнослужащих Южного военного округа. Туда уже прибыло более 80 волонтеров и ожидается заезд еще около 300 человек. Кроме того, в готовности к развертыванию находятся еще 3 палаточных лагеря по 30 палаток на 900 мест. Для обследования пострадавших домовладений и определения ущерба работают более 200 комиссий. Сумма ущерба, нанесенного наводнением, предварительно оценивается в 4 миллиарда рублей.

Без предупреждения Я разговаривал с десятками крымчан. Все утверждают, что о надвигающейся беде ни власть, ни спасатели их не оповестили. «Никаких оповещений от администрации не было. Работало сарафанное радио, люди другу другу звонили, когда волна пошла», — говорит Владимир Мартаков с улицы Адагумской. Между тем о надвигающейся беде местное МЧС, по свидетельствам очевидцев, знало уже в 21.00 6 июля.

Многие крымчане уверены: наводнение произошло из-за того, что на город сбросили воду из Неберджаевского водохранилища. Из-за ливней водохранилище якобы переполнилось, возникла угроза затопления Геленджика и Новороссийска, которую и ликвидировали за счет Крымска. Эта версия объясняет целый ряд странностей: откуда взялась 8-метровая волна, почему затоплены те улицы, которые раньше не затапливало. Но расследование на месте событий показало: версия о сбросе воды из водохранилища несостоятельна. Неберджаевское водохранилище расположено на высоте 182 метра над уровнем моря. Станица же Неберджаевская, согласно картам высотности, расположена на высоте от 115 метров. Это значит, что в случае сброса воды или прорыва дамбы станицу Неберджаевскую должно было затопить: вода из водохранилища шла бы сверху вниз. Вы можете себе представить, что могут сделать со станицей 8 миллионов кубометров воды? Но наводнения в станице Неберджаевской не было. Едем в станицу. По пути изучаем след, который водный поток оставил на полях. Судя по нему, вода в Крымск шла с юга, то есть со стороны Неберджаевской и поселка Нижнебаканского. По пути встречаем разбитую автозаправку и опрокинутые грузовики. Сворачиваем с федеральной трассы влево, в сторону гор. И на мосту через реку Неберджай обнаруживаем: над водой проходят две мощные стальные трубы сечением примерно метр. Одна из них повреждена — и вверх бьет огромный водный фонтан. Поскольку трубы расположены низко над водой, течением прибило к ним кучу мусора и деревьев весом, думаю, в тонну. Мост через реку Неберджай частично размыт водой, с края. Из Неберджаевской подъезжают Джамбул Мустаев и Надир Надиров — мес-

3

Видимо, местная администрация таким образом заботится о нашей журналистской этике… Тем не менее люди сами бросаются к журналистам, просто подбегают к ним. Абсолютно никто из них не верит ни в официальные цифры, ни в официальные причины случившегося. Кроме того, на сегодняшний момент известно, что долгие годы не чистилось русло реки Адагум, именно поэтому так быстро произошло переполнение: вода устремилась в реку, как в бутылочное горлышко. Там застревали куски заборов и деревья… Но это бы еще ладно. С этим когданибудь разберутся. Пока же совершенно непонятно, что будет в городе, — большая часть Крымска до сих пор сидит без водоснабжения и электричества. Это самое плачевное. Правда, людей прививают от гепатита. И многие идут на это охотно, потому что вода в городе явно отравлена. В нижней части Крымска сейчас производится разборка завалов. Причем силами самих жителей. Как говорят многие, от солдат пользы нет. Солдаты стоят рядом, а люди своими руками всё разгребают. Но попрежнему очень многое делают сотрудники МЧС: спасают всех, кого только можно.

тные фермеры, которых разорило наводнение. Выясняем, что 6 июля Неберджаевскую стало слегка подтапливать уже к 10 вечера. Но потом вода ушла. А теперь давайте вспомним: в Крымске волна была позже, в половине второго ночи. Картина ясна. К вечеру 6 июля ливни дали о себе знать: на реке Неберджай в районе моста скопилось большое количество мусора и деревьев, принесенных течением. Возникла своеобразная «пробка», появлению которой способствовали мощные трубы, висящие низко над водой. Они не давали деревьям уплыть. Под тяжестью «пробки» одна труба повредилась, но выдержала. Из-за «пробки» Неберджаевскую стало подтапливать. К половине второго ночи вода нашла себе путь с края моста, частично его размыв. Произошел прорыв воды, подтопления в Неберджаевской не стало. Из-за прорыва водный поток набрал скорость и устремился вниз, через федеральную трассу «Дон». «Уровень воды через трассу был метра полтора», — рассказал нам житель Неберджаевской Давид Рябченко. Перелившись через трассу, этот поток, очевидно, соединился с другим, который шел со стороны поселка Нижнебаканского. Ко всему этому добавились потоки, идущие с гор. Все это и дало волну, вызвавшую наводнение в Крымске. Последствия наводнения были бы гораздо меньшими, если бы русла местных рек, как положено, чистились. Тогда бы не возникало «пробок», подобных неберджайской. Итак, следственному комитету, который ведет расследование трагедии, необходимо выяснить как минимум два принципиальных вопроса. Во-первых, почему население не знало о приближающемся наводнении и существует ли в городе система оперативного оповещения людей о ЧП. Во-вторых, как и когда чистились русла местных рек, если чистились вообще. Виновные в трагедии должны быть наказаны. При этом появилась информация о том, что некоторых местных жителей просят письменно признать, что 6 июля их оповещали о наводнении. До сих пор нет ясности по поводу точного количества погибших. По данным МЧС, на данный момент оно составляет 171 человек (на момент подписания номера уже говорят о 172 погибших. — ред.). Евгений ТИТОВ, соб. корр. «Новой» Крымск


4

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

У

меня отпуск, я отправилась к папе в родной Темрюк. В субботу мы уехали на Азовское море, в дождь, но смотреть на море даже в дождь очень терапевтически… И вдруг начались звонки. Друзья звонили со всех сторон: «Ты где? Не пострадала?» Что за жизнь, думаю я, в Москве бесконечно спрашивают: «Ты не в автозаке?», здесь — про какой-то ураган… А я ведь собиралась пожить без компьютера, без телевизора… Наш заасфальтированный телик лучше вообще не смотреть, хорошо, что у папы в «Триколоре» мой любимый телеканал «Дождь» показывают. Смотрю «Дождь», созваниваюсь с редакцией, отвечаю на звонки друзей. В воскресенье звонит Лиза Глинка, просит узнать, что надо в Крымске, какая помощь. Насосы для откачки воды? Еда? Деньги, прости, на похороны? Добровольцы? В понедельник рано утром — звонок от Бориса Моисеевича Ходорковского. Если остались в Крымске дети-сироты, с пятого класса и далее, — возьмем в лицей. Позвонили Ольга и Александр Лебедевы, спросили, чем могут помочь. Итак, 9 июля, понедельник, 10 утра, такси. Крымск в 80 километрах от Темрюка. Едем с сестрой где-то часа полтора. Солнце, небо чистое, машин мало. Вчера еще дорога со стороны Темрюка в Крымск была перекрыта, что-то ремонтировали. Проезжаем пригороды Темрюка, водитель показывает на лиман и говорит, что месяц назад здесь, тоже ночью, затопило дома, не очень сильно, по колено вода стояла, однако тоже странно: вода вышла из лимана и пошла вот отсюда — на дома, вверх на гору… Потом вода ушла, но люди так ничего и не поняли. Губернатор Ткачев сказал, говорит водитель, что вода пошла с лимана, но как, недоумевает водитель, она могла пойти с лимана вверх в гору? 10.30 утра. Перед самым Крымском пробка из больших крытых фур. Наверное, везут зерно в Новороссийск, их не пропускают, а мы едем по-прежнему свободно. Крымск со стороны Темрюка совсем не пострадал. Чистые дома. Палисадники в цветах. Никаких следов трагедии. Перед самым центром — пробка. Мы оставляем машину и почти бегом — на площадь перед кинотеатром «Русь». Там неподалеку белые палатки с огромными надписями «Резерв губернатора». Перед самым кинотеатром «Русь», на площади, — медицинские палатки, в других палатках кто-то заполняет какие-то бумажки. Звоню добровольцу из Краснодара Ане Нетренко. Ее телефон мне дал мой коллега Евгений Титов. Анна говорит, что надо идти вниз на улицу Адагумская, 153, через рынок и стадион. Бежим с сестрой туда.

На рынке Рынок разрушен полностью. Все торговые палатки превращены в груды мусора. Дикая-дикая вонь, грязь, огромные лужи, куча мусора, жижа, ил. Вот бывшая палатка «Книги». Ни одной книжки не видно, все потонуло, как в болоте. А это был мясной павильон. Страшно проходить мимо  — такие запахи. Вот вывеска «Модные люди» — и гора негодного барахла. Мелкие торговцы убирают каждый свой участок. Убирают сосредоточенно, старательно, без памяти. И, похоже, в полном одиночестве. Каждый только за себя и для себя. Никаких госслужб не видно. Спрашиваю рыжеволосую красивую женщину: «Вам кто-нибудь помогает?» — «Никто, — отвечает женщина. — Сами подметаем, чистим, мусор вывозим. Вот только приехали из Краснодара преподаватели и студенты кооперативного института и ректор с ними, они помогают нам разбирать завалы». — «Почему именно кооперативный институт?» — спрашиваю я. — «Но мы же — кооперация. Вот они нам и приехали помогать».

:

спецвыпуск трагедия в крымске Наш специальный корреспондент Зоя ЕРОШОК — из Крымска по телефону:

Здесь никто не верит в просто дождь Людям в беде помогают только волонтеры и МЧС, а местных чиновников не видно нигде Машин на рынке мало, но есть, передвигаются медленно, лужи без берегов… Какой-то нервный водитель начинает вдруг гудеть, другой ему — без крика, устало и даже незлобно говорит: «Чё ты гудишь, и так настроения нет, б…, мы три ночи не спали». У одного ларька — гора зеленых резиновых сапог. Почти чистых, абсолютно новых. Резиновые сапоги здесь и сейчас — дефицит. Две молодые женщины впереди нас, явно местные, останавливаются у этих, кстати, бесхозных сапог. Одна другой говорит: «Смотри — сапоги. И никого нет. Давай возьмем по паре хотя бы». А другая: «Да неудобно как-то. Они ж — чьи-то. Люди и так разорились. И никто им, наверное, ничего не компенсирует». И они, ничего не взяв, идут дальше. Потом я у всех буду спрашивать о мародерстве. И мне скажут, что есть случаи, но очень, очень единичные. Похоже, просто бомжи, ну что-то где-то сверху в какой-то куче схватят. Руины. Вид изнутри

Добровольцы Ну вот и Адагумская, 153. Белая палатка. Аня Нетренко разливает суп. Аня — предприниматель из Краснодара. Ее малый бизнес — «Наружная реклама» — уже почти разорен. Аня сообщает мне это с улыбкой и машет рукой: «Ну и бог с ним». А еще Аня — активист партии «Яблоко». И соответственно — доброволец. Приехала в Крымск в субботу, как только услышала про наводнение. Вместе со своей 14-летней дочкой Женей. Женя тут рядом, на подхвате. Тоже раздает еду и одежду. А рядом с Аней — Надя Горнеева, предприниматель из Обинска. Надя содержит в Обинске блинную. И вот она, Надя, сама напекла в Обинске блинов и сама сварила суп в 40-литровой кастрюле, и сама привезла все это в Крымск. Говорят, что Обинск — это 20 километров от Крымска. «Суп — обалденный», — говорят люди, которым Аня и Надя наливают в пластиковые глубокие тарелки — строго «5 половников на троих». Люди в очереди стоят спокойно, достойно, никто не лезет «один поперед другого», все очень, очень благодарят добровольцев и говорят Ане и Наде: «Девочки, вы сами бы поели», а те отвечают: «Да нет, мы потом хлеба пожуем». Надя — мне: «Суп я варила из своей птицы, так что наваристый получился, но вы не пишите, что 40 литров, это кастрюля на 40 литров, а наготовила я супа 35 литров, иначе бы не довезла, разлила бы по дороге». Надя — не только предприниматель. Но и волонтер экологической службы. О чем мне сообщает с гордостью. А я — забегая вперед — вот что скажу. Проведя несколько часов в Крымске и, кроме добровольцев, на улицах города не увидев никого из местного чиновничества

или хотя бы одну душу из «Единой России», ну чтобы кто-то поговорил с пострадавшими или как-то помогал, — я подумала, что ровно в это время в Москве, в Госдуме принимается, кажется, уже во втором чтении (или в третьем?) закон о том, что всех НКО считать «иностранными агентами», а ведь «энкаошники» как раз в первую очередь и кинулись на помощь тем, кто попал в беду в Крымске. А где доблестные наши депутаты? Не до крымского им народа, с агентами иностранными надо биться насмерть? Сергей Митрохин из «Яблока» приехал в Крымск, я говорила с ним, он только что обошел все нижние районы Крымска, полностью разрушенные. «Там дома снесены, и до сих пор воды по колено, — сказал Сергей, — а люди третий день ждут хоть какой-то помощи или хоть какого-то чиновника, но никого нет». Еще из «Справедливой России» здесь Илья Пономарев, говорят, приехал в Крымск организовывать работу волонтеров. А больше я ни про кого не слышала. Аня Нетренко приехала в Крымск не только со своей дочкой Женей, но тоже с «гражданским активистом» (он сам себя так гордо и без всякой иронии назвал), совсем молодым человеком Ярославлем Никольским и еще Александром Тынянских, тоже гражданским активистом, только чуть постарше Ярославля. У Саши — большая хорошая машина. На ней ребята привезли в Крымск 250 бутылок воды, 250 буханок хлеба, гречку, электронагреватель, генератор. Разбили вот тут на Адагумской, 153, прямо у затопленных домов, белую палатку и стали варить гречку и раздавать воду. «Вода и гречка, — улыбается Надя, — ушли в момент. Но тут другие волонтеры стали с

едой и одеждой подтягиваться. А мы еще людям через генератор начали помогать мобильники заряжать». Так прошли суббота, воскресенье. «А когда в воскресенье тут губернатор Ткачев выступал, ну выступил и уехал, я стала уже со всех сил на местную администрацию наезжать, чтобы они тоже подключались, кормили людей, поили. Ну гавкала, гавкала на них, и наконец они разчухались, привезли сегодня (понедельник. — Ред.) в 11 утра «полевую кухню» — воду и крупы. Крупа, конечно, тоже неплохо, но где людям ее варить, света и газа же нет?» — рассказывает Аня. А добровольческая помощь идет и идет. Молодые и не очень… Вот пенсионер Виктор Яковлевич Власов из Славянска каждый день привозит машинами одежду. Между прочим, пенсионер Власов — есаул. Из славянского хуторского казачьего войска.

Человек в беде Все люди, абсолютно все, как один, говорили мне в Крымске, что оповещения ни по СМС, ни бегущей строкой по телевидению (в 22.00, как уверял Путина и Медведева глава города) — не было. «Вранье!», «Брехня!» — возмущались люди. Вот Светлана Николаевна Опаровская. Живет в Крымске на улице Адагумской, дом 145, квартира 3. Первый этаж, черт побери! Дает мне огромные черные резиновые сапоги и ведет в свою квартиру. Точнее в то, что ею было до субботней ночи. Вода дошла почти до потолка. Смешалось все в единую кучу — вещи,


«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

Вещей много. Нужно — еще больше

Моряки не сдаются!

телевизор, мебель. И когда вода ушла, осталось все покрытое илом. Ил, ил, ил… «Откуда столько ила?» — спрашивали меня крымчане. Я не знаю ответа. А вот почему нет специалистов, которые изучали бы это сейчас и здесь, на месте, и брали бы этот ил на пробы, пытались бы выяснить с научной точки зрения, что же произошло в ночь с пятницы на субботу в Крымске? В просто дождь в Крымске никто не верит. Светлана Николаевна Опаровская показывает мне свою квартиру и плачет. «У меня мама, ей 91-й год, вот ее паспорт, чтобы вы не подумали, что я вру… Так из-за этого паспорта мы с мамой чуть не погибли в этой квартире. Была та ночь, двадцать минут второго, никто из властей нас заранее не оповещал, вода уже затопила подъезд, и позвонила наша квартальная, а мама стала свой паспорт искать, и искала его целых 15 минут, а вода в подъезде нашем дошла до самого верха двери, и дверь нашей квартиры на первом этаже заклинило насмерть, и мы не могли с мамой выйти. И как соседи ни пытались выбить дверь, она не поддавалась, и тогда трое молодых ребят — наш сосед Дима Попов и еще два квартиранта — один Саша, а другой, очень хороший мальчик, нерусский какой-то, я не знаю его фамилию. Так вот они выбили окно в нашей квартире, обвязали мою маму веревкой вокруг талии и вытащили ее вот сюда, на козырек подъезда, а отсюда — внутрь, на лестницу, а мама моя полная женщина, тяжелая, а вода уже на второй этаж подступала… Но эти трое ребят, дай Бог им здоровья, спасли маму мою и меня, я уж сама вслед за мамой вылезла… Теперь я маму

к родственникам вывезла, а сама здесь у друзей, на пятом этаже живу. А что мне с этой квартирой делать? Разве я на 150 тысяч рублей ее восстановлю? Комиссию ждем третьи сутки, она не идет и не идет. А без комиссии и акта мы вообще ни копейки не получим. И нам уже заранее заявили, что компенсация будет только «за предметы роскоши». Телевизор — не предмет роскоши, и телефон — не предмет роскоши. Только холодильник или стиральная машина. А стены, стены, посмотрите, мокрые и рыхлые… Они просто развалятся вот-вот… Но эта квартира не снесена наводнением, значит, мне в ней жить. А как?» (плачет.) Блокнот меня дико подводит. Люди кидаются ко мне со всех сторон: «Вы — из комиссии?»

Светлана Васильевна Тарасова из соседнего подъезда (квартира 16, тоже первый этаж) ждет комиссию с двумя сыновьями. Она с сыновьями уже бы убрала весь погром в своей квартире, но нельзя, ждать надо, повторяю, комиссию… А в городе жара уже наступила, все в затопленных квартирах гниет, а чиновников нет и нет. Мне все время звонят друзья из Москвы, и из Тбилиси, и из Лондона, и читатели звонят, и все спрашивают: «Чем помочь Крымску?» Я уверена, что многие хотят помочь. Но вот, знаете, помогите — для начала — Светлане Николаевне Опаровской, той, у которой маме 91-й год… Вот ее почтовый адрес: 353380, Краснодарский край, город Крымск, ул. Адагумская, дом 145, квартира 3. И телефон: 8 918 490-22-30. Я долго с ней общалась. И поверьте: она честная женщина. И деньгами, если вы ей пришлете, поделится со всеми своими соседями, попавшими в беду. Хотите — деньги вышлите, хотите — вещи. Нужно все-все-все.

Об основной помощи, или Что нужно очень и срочно Очень нужны люди на подмену, то есть новые добровольцы или, как здесь говорят, «люди в резиновых сапогах». Добровольцы нужны не только для работы «на точках», чтобы кормить людей или раздавать одежду, но и чтобы ходить по домам и квартирам, разговаривать с пострадавшими, выслушивать их, утешать, успокаивать, помогать выгребать грязь (ил, груды мусора) из того, что до субботней ночи было жильем, а теперь — ужас, ужас, ужас… Может, 500 волонтеров еще надо, может, больше. Кроме доброволь-

5

цев, почти никому, повторю, крымчане сегодня не нужны. Еще нужны деньги. На «Яндекс. Кошелек» или очень адресно. Но деньги нужны всем и каждому, кто попал здесь в беду, — по отдельности. Нужны свечи, а особенно сильно нужны лекарства (сердечные, успокоительные, от давления и очень, очень срочно — диабетикам). Аня Нетренко говорит, что диабетиков только на ее «точке» человек десять. У них трясутся руки и ноги, «ходуном ходят», люди плачут, а что Аня может сделать, лекарств от диабета у нее нет. Еще необходимы моющие и дезинфицирующие средства, постельное белье и просто белье. Аня просит записать четко и ясно: «Обычные трусы, мужские и женские, новые. Одежду поношенную можно надеть, а трусы нужны новые». Еще нужны калоши, резиновые сапоги. Дочь Ани Женя добавляет: «Детское питание нужно, от трех месяцев, и памперсы № 4 и № 5». Что такое памперсы № 4 и № 5, я не знаю, но записываю. Плюс еще нужна одноразовая посуда, особенно ложки и глубокие пластмассовые тарелки. Аня просит простые белые, такие «с ушичками по бокам», чтобы людям горячий суп можно было в них удобно брать. Пакетов не хватает. Аня уточняет: «Рублевых, простых, с ручками». Ну и, конечно, нужны продукты. Люди, повторяю, сидят без света, без газа, без воды. А вот что категорически не нужно: врать! *** И вот что я еще думаю: по какому праву эти люди — чиновники — пытаются воспитывать народ, как будто он сам по себе не воспитан, наш народ. Да воспитан! И еще как, блин, воспитан! Несчастные измученные люди в абсолютной неуверенности, что с ними будет сегодня, завтра или послезавтра: они напуганы, им по-настоящему страшно. Но почти не жалуются. Сами держатся и поддерживают друг друга. Бесконечно благодарят волонтеров. Волонтеров, которые абсолютно в одиночку выполняют функции Армии спасения. Пока я ношусь между людьми с блокнотом, один сердитый дядечка спрашивает мою сестру обо мне хмуро: «А это кто такая?» «Из «Новой газеты», — отвечает сестра. Дядечка перестает хмуриться: «Ага, знаем! «Новой газете» мы доверяем». «Ничего себе отпуск начинается», — говорю я сестре, возвращаясь из Крымска. А она — мне: «Не гневи Бога. Представь, что это случилось бы в Темрюке».

Фото Евгения ФЕЛЬДМАНА

P.S. В понедельник губернатор Ткачев отстранил от должности главу Крымского района Василия Крутько.

«Новая газета» собирает гуманитарный груз в пострадавший Крымск. Если вы хотите внести свою лепту – ждем вас 12 июля, в четверг, с 10.00 до 20.00 у входа в редакцию. Наш адрес: Москва, Потаповский переулок, д. 3 (метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар») 15 вещей, которые сегодня очень нужны Крымску. Проверено корреспондентами «Новой»: 3 Лекарства (для диабетиков, сердечников, гипертоников, от простуды, обезболивающие, желудочно-кишечные);

3 Моющие средства (порошки, хлорка, средства для мытья посуды, в т.ч. губки и мочалки);

3 Консервы и бакалея;

3 Подушки, одеяла, пледы, постельное белье;

3 Детское питание;

3 Посуда для готовки (кастрюли, сковородки, ножи, вилки);

3 Сапоги и прочая обувь;

3 Посуда пластиковая (особенно ложки и глубокие тарелки);

3 Нижнее белье для взрослых, носки;

3 Портативные газовые горелки;

3 Средства личной гигиены (памперсы, детские и взрослые, прокладки, влажные салфетки, зубная паста, зубные щетки);

3 Палатки и спальные мешки;

3 Свечи и фонари (с батарейками);

3 Лопаты и тачки для вывоза мусора.

3 Рабочие инструменты (молотки, шуруповерты, отвертки, плоскогубцы, гвозди);


6

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

Юлия ЛАТЫНИНА обозреватель «Новой»

П

ервое. Плотина Неберджаевского водохранилища совершенно цела. При этом жители города Крымска убеждены, что власти сбросили на них воду из водохранилища, чтобы не затопило геленджикскую дачу Путина (политкорректный вариант — Новороссийск). Это называется «товарищ Мао отрезает у китайских крестьян яички и продает в СССР в обмен на атомную бомбу». Это такое мифопоэтическое осознание народом действительности, неверное по фактам, но верное по образу. И именно таким будет конец режима. Когда народ восстает против авторитарного режима, никто не предъявляет рациональных аргументов. Будет: Путин взорвал дома и лично утопил город Крымск. Второе. В языке индейцев кечуа есть слово «хуаико» — внезапный ливневый паводок. В русском такого нет, чтобы ливневый паводок обозначался одним словом. Точно так же нет этого слова в английском: есть составное flash flood. Отсутствие слова свидетельствует о большой редкости явления, причем, что интересно, слова даже не позаимствовали, как позаимствовали из японского «цунами» или из индонезийского «лахар». Третье. 9 июня 1972 года исключительной силы дожди (10—15 дюймов) в Южной Дакоте переполнили речку Рэпид Крик возле городка Рэпид Сити. По схеме классического «хуаико» — гигантский объем осадков, крутые горные склоны, переполнившиеся речки, формирование волны. Погибли 238 человек, было уничтожено 1335 домов и 5 тыс. автомобилей. Может ли паводок повториться? Да, американцы подсчитали, что это бывает раз в 500 лет. (Напомню, что столько времени в Дакоте белые не жили.) Приведет ли он к столь же трагическим последствиям? Нет. После 1972 года власти Рэпид Сити превратили потенциально опасные места в парки. А в 1997-м, как только подобные вещи стали технически возможны, они учредили компьютеризированную спутниковую систему раннего предупреждения. 31 июля 1976 года штат Колорадо праздновал свое столетие. Ради такого дела около 3 тыс. человек расположились на пикниках вдоль дороги номер 34. Это была изумительной красоты дорога, которая на протяжении 35 миль вилась вдоль речки, текущей по дну каньона Биг Томпсон; стены каньона, прорезанные за сотни миллионов лет водой, шли ввысь вертикально, там, где они были просто круты, к стенам лепились деревья или придорожные кафешки. В 6 часов вечера в верховьях каньона началась гроза. Она была не просто исключительно мощной (за четыре часа — три четверти годовых осадков), но еще и стационарной — туча никуда не двигалась. В 9 вечера по каньону хлынула шестиметровая волна воды. Поразительно, но в этих условиях из 3 тыс. погибли только 143 человека. Все, кто сумел вскарабкаться наверх, уцелел. Поток смыл 400 машин, 419 домов и 52 бизнеса (кафешки-заправочки), а заодно и дорогу. Может ли подобная трагедия повториться? Нет. Теперь ничего в каньоне строить нельзя, и не только в Биг Томпсоне, но и в других, потому что, в общем-то, если подумать, то все каньоны на земле — это результат сотен миллионов лет вымывания горных плато ровно

Неберджаевское водохранилище

Офшорные воды Вы вообще знали, что в нашем богоспасаемом отечестве, где чуть что — все для блага государства, — гидротехнические сооружения находятся в офшорах? такими потоками; к тому же колорадская история привела к созданию общенациональной системы предупреждений о flash flood. Что мы имеем в Крымске? Мы имеем город, который в 2002-м затопило по точно такой же схеме, причем многим жителям до сих пор не выплатили обещанных компенсаций. В 22.00, по признанию властей же, они получили предупреждение о flash flood. После чего вырубили в городе свет и вывезли из него, вероятно, начальственные семьи. А жители без света легли спать — никто ни о чем их не предупреждал. Глава администрации г. Крымска Путину в глаза заявил, что они пустили по телевизору бегущую строку (особенно актуально, если свет отключен), и Путин не уволил его на месте, не приказал взять под стражу за преступную халатность, вообще даже вопроса не задал. А губернатор Ткачев вообще заявил: «Что, нужно было каждого обойти? Это невозможно». Что?! А телефон? А ревун? А машина с мегафоном? Представляете себе, что бы случилось с губернатором Южной Дакоты, если бы эдак в 1982-м Рэпид Крик потонул бы снова, и губернатор Южной Дакоты ляпнул бы что-то подобное? В современном мире не бывает природных катастроф, за редчайшим исключением. Бывают катастрофы социальные. Есть Кущевка — будет и Крымск.

«

И еще два момента. Власти с торжеством нам объясняют, что товарищ Мао не менял яички китайских крестьян на атомную бомбу и что спуск воды с Неберджаевского водохранилища невозможен по причине отсутствия регулируемого нижнего спуска. Там только верхний паводковый сброс, сообщают нам. Ребята, вы хоть сами-то поняли, что сказали? Любое регулирующее водохранилище в горах обязано иметь нижний спуск. Водохранилище без нижнего спуска — это как ванна без нижнего слива. Если в вашей ванне нет нижнего слива, то вероятность, что вы такой ванной затопите соседей, выше, чем если он есть. В том-то и дело, что у водохранилища еще до паводка должен был работать нижний спуск, ровно для того, чтобы в момент паводка у него не сработал паводковый сброс и водохранилище не добавило бы воды несчастному Крымску, а, наоборот, отняло бы ее часть на себя. Виктор Волосухин, директор Института безопасности гидротехнических сооружений, разрабатывавший проект реконструкции Неберджаевского водохранилища, утверждает, что слив на водохранилище начался с часа ночи и шел до пяти утра. Объем, который сбрасывался через шахтный водосброс, составлял 75 кубометров в секунду. При этом перед самим Крымском объем воды составлял 300—150 кубометров в секунду. Это значит, что слив из водо-

В современном мире не бывает природных катастроф. Бывают катастрофы социальные. Есть Кущевка — будет и Крымск

«

хранилища таки добавил от половины до четверти воды, шедшей на город. Нетрудно также заметить, что начало слива и начало потопа практически совпадают. Почему нет нижнего спуска? Водохранилище эксплуатируется частной компании ОАО «Евразийский». Тут уже без меня написали о мошенничестве с госденьгами, по которому проходят ее совладелец Станислав Светлицкий, бывший замглавы службы по экологическому, технологическому и атомному надзору и член ее совета директоров и по совместительству зампред ВЭБа Анатолий Балло. (Вкратце, по версии следствия, ВЭБ выдал «Евразийскому» 75 млн долл. на покупку компании, которая уже была куплена «Евразийским» за 61 млн долл.) Но я — о другом. Вы вообще знали, что в нашем богоспасаемом отечестве, где чуть что — все для блага государства,  — гидротехнические сооружения принадлежат офшорам? Зачем? Деньги на них дает бюджет, воду закупает тоже бюджет, вместо рыночной схемы «деньги  — товар  — деньги» получается путинская схема: «бюджет — офшор  — бюджет». Бюджет казенный, офшор частный. Эдакий, знаете ли, транзистор, в котором с двух концов — бюджетная полупроводимость, а в серединке — полупроводимость частная, и ток с обоих концов течет только в серединку, а обратно — ни-ни. Понятно, что при такой схеме ремонт водохранилищ с забетонированным нижним спуском не предусмотрен. Предусмотрен распил кредитов, благодарственное письмо от «ЕдРа» (на сайте висит), да орден св. благоверного Даниила, князя Московского, — от церкви. Есть у нас в России, как известно благодаря Браудеру, неприкасаемые. А эти, как и Ткачев, — непотопляемые.


:

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

спецвыпуск трагедия в крымске

В

Книга, которая могла все предотвратить

ернувшись из Крымска в Кремль, президент провел совещание по вопросам ликвидации последствий катастрофического наводнения. Был суров и грозен. Выслушав доклады и объяснения руководителей министерств и ведомств, раздал поручения. На исполнение отвел минимальные сроки. Насчет исполнения, честно говоря, сильно сомневаюсь. Потому что точно такие же суровые совещания, с грозной раздачей поручений, президент уже проводил. Десять лет назад, когда в августе 2002-го в зоне затопления оказался Новороссийск. «Одной из главных причин столь разрушительного и губительного для большого числа людей наводнения на юге России повсеместно отмечались слабая организация или полное отсутствие оповещения и информирования руководителей местного звена и самих жителей, проживающих в населенных пунктах, попавших в зоны затопления. Президент Российской Федерации В. Путин <…> подверг резкой критике региональные, местные и частично федеральные власти, допустившие такие последствия наводнения на юге страны. «Если все было бы налажено заранее, можно было бы ущерб минимизировать, может быть, и жертв было бы меньше. Системы оповещения практически не было никакой», — сказал Путин». Это дословная цитата из книги «Катастрофические наводнения начала XXI века: уроки и выводы», изданной МЧС России в начале 2003 года. Авторы — вполне системные люди. Генерал МЧС Валерий Акимов, полковник Юрий Соколов, а руководил коллективом авторов Юрий Воробьев, в то время — замминистра МЧС, в последующем — зампред Совета Федерации (к слову, его старший сын, Андрей Воробьев, возглавил фракцию «Единой России» в Госдуме). Книга у них получилась добротная. Выводы и предложения авторов, написанные десять лет назад, можно смело переписывать,

Десять лет назад была выпущена книга, анализирующая катастрофы, подобные той, что случилась в Крымске. Для кого все это было написано? И кем? анализируя причины трагедии Крымска и предлагая меры для минимизации последствий природных катаклизмов. Вот еще несколько цитат: «В 1997 году был принят Федеральный закон «О безопасности гидротехнических сооружений», который регулирует вопросы безопасности при проектировании, строительстве, вводе в эксплуатацию, реконструкции гидросооружений; устанавливает обязанности органов государственной власти, собственников таких сооружений в области обеспечения их безопасности. К сожалению, на практике многие его положения не реализуются». «Учитывая громадный ущерб, нанесенный природными катаклизмами Краснодарскому краю в 2002 году, в октябре того же года на заседании Законодательного собрания края была принята целевая программа по прогнозированию и снижению риска при чрезвычайных ситуациях. Стоимость реализации этой программы достаточно высока. По приблизительным подсчетам, за четыре года она потребует около 340 миллионов рублей из краевого бюджета. Но депутаты посчитали, что эта сумма несопоставима с шестимиллиардным ущербом, который понесла Кубань только в 2002 году. В рамках принятой программы в крае должна быть создана система автоматизированного наблюдения за опасными природными процессами и техногенными объектами, должна быть усовершенствована система оповещения, усилен мониторинг потенциальных источников опасности. Но главной заботой станет создание системы прогнозирования землетрясений, паводков и ливней».

про s.o.s. Отправленный в отставку глава Крымского района Василий Крутько имеет непосредственное отношение к тому, что население не известили о надвигающемся наводнении, и должен за это ответить. Но только ли он?

Н

7

а первый взгляд система информирования о чрезвычайных ситуациях, связанных с природными катаклизмами, устроена довольно просто. Есть структуры, которые занимаются мониторингом и прогнозированием неблагоприятных явлений (в ситуациях с наводнениями — Росгидромет), которые должны своевременно информировать все заинтересованные ведомства и органы власти о вероятности возникновения чрезвычайной ситуации (как правило — территориальное подразделение МЧС, муниципальные и региональные власти). Они, в свою очередь, информируют о предстоящих катаклизмах население и, в зависимости от прогнозируемых масштабов бедствия, принимают или не принимают решение об эвакуации. На практике все оказывается немного сложнее. О грядущем наводнении в Краснодарском крае Росгидромет информировал власти и МЧС заранее. Первое предупреждение о вероятном подъеме уровня воды в реках, основанное на сообщениях Росгидромета, было опубликовано на сайте краевого МЧС еще 3 июля, а 6 июля, около 17.00, появилась информация о том, что будет подтоплен Крымский район. Сейчас на сайте Росгидромета выложены копии штормовых предупреждений, подготовленных дежурными синоптиками и направленные в адрес администрации края и МЧС.

Государственная дума и Совет Федерации тоже вполне могут попользоваться книгой при подготовке своих постановлений. Постановление Совета Федерации от 30 октября 2002 года № 434-СФ «О мерах по предупреждению и ликвидации последствий катастрофических природных явлений», приведенное в книге, сегодня можно переписать слово в слово. Только сроки исполнения надо поставить другие. В Российской Федерации нет единой государственной системы предупреждения и прогнозирования катастрофических природных явлений. В связи с этим затраты сил и средств на ликвидацию их последствий во много раз превышают расходы на их предупреждение… Предложить Правительству Российской Федерации: l провести инвентаризацию и закрепить в собственность гидротехнические сооружения на федеральном, региональном и муниципальном уровнях; l восстановить в 2002—2003 годах в структуре Министерства природных ресурсов Российской Федерации государственную службу по мониторингу опасных природных процессов и предупреждению развития катастрофических природных явлений (оползней, cелей, сходов ледников и снежных лавин, карстовых провалов, наводнений, землетрясений); l поручить соответствующим федеральным органам исполнительной власти проработать вопрос о создании системы оповещения населения и его обучения поведению в чрезвычайных ситуациях; l подготовить совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской

Федерации и принять постановление о мерах по предупреждению наводнений с тяжелыми последствиями для населения и экономики на территории Российской Федерации, в котором наметить комплекс мер на период до 2010 года, в том числе меры по… К чему что-то придумывать, если, судя по последствиям наводнения в Крымске, это постановление Совета Федерации не было выполнено. К слову, книга разоблачает и ложь губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. Говоря о наводнении, обрушившемся на Крымск, Ткачев не устает повторять, что такого количества осадков, что выпало в ночь с 6 на 7 июля 2012 года, на Кубани не было никогда. Между тем в окрестностях Крымска за 16 часов в роковую ночь выпало 220 мм осадков. А в книге приведены такие данные: «2002 год, 8 августа, районом бедствия стал Новороссийск. С 2.30 до 18.05 8 августа на территорию Новороссийска и его окрестностей четырежды, с интервалами около трех часов, вылилось 362 мм осадков». Тираж книги небольшой, всего 500 экземпляров. Если бы выводы и предложения авторов книги были услышаны и не проигнорированы, масштаб трагедии Крымска был бы не таким чудовищным. Боюсь, что собственные выводы проигнорировали и авторы книги. Книгу читал Ирек МУРТАЗИН

В чьих руках рында? Система оповещения при катастрофах в Краснодарском крае настолько запутанная, что пока нельзя ответить на вопрос «кто виноват?» То есть и власти, и Краснодарское МЧС заранее знали о том, что может случиться катастрофа. Но проинформировать жителей не потрудились. Самый сложный вопрос: кто именно должен был принять решение об информировании и заниматься его реализацией? И однозначного ответа на него пока нет. Информирование населения о прогнозируемых и возникших чрезвычайных ситуациях — одна из основных функций МЧС. Для этого несколько лет назад ведомство приступило к созданию Общероссийской комплексной системы информирования и оповещения населения в местах массового пребывания людей (ОКСИОН). Но до сих пор эти системы не готовы к работе в половине регионов страны. Оповещение населения об опасностях, связанных с ЧС, — основная задача в области гражданской обороны, проблемами которой занимаются региональные департаменты по ГО и ЧС. На сайте департамента по вопросам гражданской обороны, чрезвычайных ситуаций и водных отношений Краснодарского края так и написано: «Своевременное оповещение об опасностях, связанных с военными действиями и чрезвычайными ситуациями, позволит в десятки раз снизить потери среди гражданского населения. Сокращение сроков оповещения достигается внеочередным использованием всех видов связи…» При

этом создание и поддержание в рабочем состоянии систем оповещения и организация эвакуации относится к компетенции региональной или местной исполнительной власти. Получается, что вопрос с информированием должен был решаться на уровне правительства края или администрации района. Но в 2010 году губернатор Ткачев и бывший министр чрезвычайных ситуаций Шойгу подписали соглашение между краем и ведомством. В соответствии с этим документом Краснодарский край передавал МЧС часть своих полномочий, в том числе — по своевременному оповещению населения о ЧС (п. 1.1 ст. 2). При этом, по соглашению, администрация края берет на себя «оперативное управление Главным управлением МЧС России по Краснодарскому краю в части исполнения переданных полномочий» (п. 1 ст. 3). Как это трактуют в МЧС и администрации края — загадка. Надеемся, мы получим ответ на нее — официальные запросы направлены. Зинаида БУРСКАЯ


8

:

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

спецвыпуск

Корреспонденты «Новой газеты» провели день на московских пунктах сбора помощи пострадавшим при наводнении

Мы переписали правила приема гуманитарки в каждой точке — и составили шпаргалки для москвичей, еще желающих помочь пострадавшим. Большинство волонтерских пунктов будут функционировать еще несколько дней — Крымск нуждается в людях, продуктах, медикаментах, чистой и теплой одежде, психологической поддержке. Официальный пункт сбора помощи Крымску в Москве: Проспект Мира, 70А. Центр развития добровольчества Мещанского р-на Москвы, c 10.00 до 22.00 Принимают: одежда (новая или выстиранная), средства личной гигиены, продукты (консервы, крупы), детское питание, памперсы. Не принимают: нет.

В

основном люди приносят одежду, средства личной гигиены, продукты (крупы, консервы), детские памперсы, детское питание. Как говорит Ксения, активистка добровольческого движения, больше всего пострадавшим требуются полотенца, простыни, одеяла, средства личной гигиены. Пункт принимает только чистую одежду — чтобы ее можно было стразу же надеть. Сергей, активист, который помогает сортировать вещи, рассказал о том, что в первый день работы с гуманитарной помощью сюда пришли около шестисот человек. В следующие дни поток увеличился. На пункте посменно работают восемь человек. На ребятах зеленые жилетки. Все они — активисты Центра развития добровольчества Мещанского района. Пункт на проспекте Мира был одним из первых, поэтому его и сделали центральным. Расположен он удобно. Информации в СМИ о нем много, поэтому большая часть людей приходит сюда. Причем многие — неоднократно. Спрашивают, что требуется, едут в магазин и затем уже привозят необходимое. Кто-то приходит просто без вещей — хочет сам помочь волонтерам.

Преображенская площадь, 12, к/т «Моссовета» (ВАО), c 10.00 до 23.00 Принимают: одежда (новая или выстиранная), обувь, средства личной гигиены, продукты (консервы, крупы), детское питание, памперсы, медикаменты, вода. Не принимают: нет.

П

ункт открылся на первом этаже здания общественного центра «Моссовет». Работа здесь ведется с 10 утра до 11 вечера ежедневно, а координирует всех замдиректор «Моссовета» Юрий Литвинов. Он сообщил, что пункт будет открыт до 15-го числа. Компания по транспортировке грузов PONY EXPRESS бесплатно предложила свои услуги. «Обещали пригнать машину. Я думаю, в два-три захода отвезут все на ВДНХ», — размышляет Литвинов.

Москва —

Из всего списка необходимых вещей, продуктов и медикаментов чаще всего приносят постельные принадлежности, теплые одеяла и одежду. Много пакетов с макаронами, крупой, тушенкой. Тюки складывают на вахте или прямо на входе, возле стойки охранника. Студенты из общежития на Первомайке притащили свои семь пакетов. Ребята шутят: «Называется — в комнате убрались. Мы сегодня еще всем соседям скажем — пусть несут». Два солдата из Реутова приехали на служебной машине: кузов заполнен бутылками с водой. Разгружали всем миром. К четырем часам вечера помещение 10 на 10 метров было на четверть заставлено сумками и пакетами. Спустившийся на вахту работник «Моссовета» выразил свое изумление: «Ни фига себе!»

Воробьевы горы. Смотровая площадка МГУ (ЮЗАО) При��имают: всё. Не принимают: нет.

И

дея собирать гуманитарную помощь на смотровой площадке МГУ пришла в голову активистам в ночь после трагедии — за столом в клубе Zavtra. Кинули клич в соцсетях — и наутро уже небольшое пространство было заставлено коробками, пакетами, люди шли непрерывным потоком. Один из авторов идеи — фотограф ИТАР-ТАСС Митя Алешковский — рассказал: «Я стою — у меня 5 тонн воды, тонны макарон — я растерялся и не знал, что с этим делать, потому что такой активности мы не ожидали!» Волонтерам бесплатно предоставили 20-тонную фуру: у хозяина компании в Крымске погибли родственники, и он сам вышел на связь с активистами, предложив свою помощь. Многие компании действительно оказывают безвозмездную помощь. «С утра позвонил маркетинговому директору крупной компании, которая производит воду, — говорит журналист Стас Малофеев. — В итоге — 1300 бутылок, то есть 2 тонны воды. Бесплатно». Одновременно здесь работают 40—50 волонтеров, большая часть из них — молодежь, прочитали в «Твиттере» о сборе помощи и остались на весь день. Нужны инструменты для разбора завалов — бензопилы, лопаты, генераторы, резиновые сапоги. Не хватает детского питания и корма для животных.

Текстильщики, ул. Юных Ленинцев, 12, «Седьмой Континент» (ЮВАО), c 10.00 до 22.00 Принимают: одежда (новая), обувь (новая), средства личной гигиены, продукты, детское питание,  памперсы, медикаменты, вода, телефоны. Не принимают: одежда, даже выстиранная, обувь б/у, продукты со вскрытой упаковкой.

О

коло двух часов дня приезжаю на пункт сбора ул. Юных Ленинцев, 12, — под желтый навес напротив супермаркета «Седьмой Континент». Оборачиваюсь на громкую перебранку: размахивая пакетом, от пункта приема спешит пожилая женщина. Горячо, чуть не до слез, возмущается. Вещи не приняли.

Начальство показывает инструкции из администрации района: «Только новые!» Наряду с хрустящими штабелями фирменного постельного белья, новенькой одежды, товаров первой необходимости оставляют обноски, дырявое тряпье, пакеты с ненужным хламом. Неподходящие вещи отсекаются либо сразу, при приеме, либо при погрузке. Из списка вещей для гумпомощи, прошедших «партийный контроль» и получивших визу управы, сегодня не приносили только телефоны. С особенной радостью встречали товары первой необходимости — средства гигиены.

Пересечение ул. Барклая и Багратионовского проезда. ТЦ «Горбушка» (ЗАО), c 12.00 Принимают: одежда (новая или выстиранная), средства личной гигиены, продукты, детское питание, памперсы, бытовая техника. Не принимают: деньги.

В

пункте работают три волонтера. Среди них девушка Ира, студентка 3-го курса Высшей школы бизнеса МГУ, которая, несмотря на свою простуду, все равно пришла на пункт. Женщина с маленькой дочкой приходит уже второй раз. Принесла одежду, игрушки, средства личной гигиены, попросила все разложить по разным пакетам, переживала, что шампунь прольется на продукты… Игрушек и одежды приносят очень много. Еще — детское питание. Привезли даже телевизор. Многие люди хотели передать деньги, но деньги на пункте не принимают: «Лучше зайдите в аптеку и купите что-нибудь». Организаторы советуют приносить больше предметов личной гигиены — бинтов, антибактериальных салфеток. Еще реплика:

— Знаете, у меня пальто хорошее есть. С норкой… Не будет ли это издевательством? Я слышала, им теплые вещи нужны… Вещи здесь не упаковывают, их просто складывают на асфальте, в пакетах, сумках — в том, в чем их принесли. Продукты и медикаменты прячут под стол, в тень. Мимо нашего пункта проходит блондинка лет тридцати, представляется Ириной. Оказалось, эта женщина сама была рядом с эпицентром катастрофы — отдыхала с дочерью в Геленджике. — В 4 часа утра пошел дождь, — рассказывает Ирина. — В полдень потоки воды уже размывали дороги. Нам повезло, потому что мы жили в четырехэтажном здании на возвышенности и нас не затопило. Геленджик сильно пострадал, там была самая красивая набережная. Сейчас там везде глиняная жижа с камнями и осколками.

Ул. Добролюбова, 19/26, Центр помощи семье и детям «Родник» Принимают: предметы гигиены, спальные принадлежности, бытовую технику, продукты (все-таки принимают, несмотря на инструкцию). Не принимают: лекарства.

Ч

асть волонтеров приютил у себя Центр помощи семьи и детям «Родник». По словам заместителя директора Марины Елисеевой, 7 июля в центр позвонили представители Департамента семейной и молодежной политики. Они попросили предоставить помещение для организации благотворительной акции в поддержку пострадавших жителей Крымска. В воскресенье вечером был открыт пункт сбора гуманитарной помощи, и уже к 20.00 от центра отъехали две «Газели» с вещами. На дверях центра висит объявление, адресованное гражданам. Оно призывает приносить предметы гигиены, бытовую технику, спальные принадлежности — еду

Материал подготовили: Анастасия барышникова, Анна ЕГОРОВА, Дарья ЖЕЛНИНА, Анастасия ЛЬВОВА, Олег МОНИН, Диана Мунасипова, наталья САРВИНА, Екатерина ФОМИНА, Элина хетагурова, Валентина чурсина, Александра Шанталова, Екатерина Шишова


«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

трагедия в Крымске

Крымску

9

«Я еду с гуманитарным грузом из Москвы в Крымск» Корреспондент «Новой» Алексей Померанцев прыгнул на хвост фуры с гуманитарным грузом, который собрал пункт на Воробьевых горах в Москве. Публикуем путевые заметки

«Пункт сбора помощи. Воробьевы горы» питание, игрушки, памперсы, одеяла, подушки, матрасы. Не принимают: скоропортящиеся продукты.

Екатерина ФОМИНА

Е

ще один пункт сбора вещей для пострадавших в Крымске открыт с 8 июля в центре социальной помощи семье и детям «Хамовники»: он будет работать до тех пор, «пока не исчезнет необходимость». Когда именно она исчезнет — никто предположить не решится. За те несколько часов, что я находилась в центре, пришли человек двадцать с набитыми сумками. Удивило большое количество молодежи: и среди волонтеров, и среди тех, кто приносил одежду, продукты и лекарства. Приходили кто с чем мог: одни несли огромные сумки, другие пакеты поменьше, но здесь были рады любой помощи. Маленькая комната заполнилась быстро: не помогли даже дополнительные стеллажи, так что организаторы занялись поиском нового помещения.

Новомарьинская, 16, к. 2. С 10.00 до 21.00 Принимают: одежда, бытовая техника, лекарства, детское питание. Не принимают: скоропортящиеся продукты.

Н и лекарства приносить запрещено. Все вещи должны быть в заводских упаковках. На деле оказалось иначе: пищевые продукты приносили в первую очередь. Заводской упаковки тоже никто не требовал: мешки, просто складывались друг на друга в маленьком помещении рядом с входом.

Малый Кисловский пер., 7. Офис движения «За права человека». Круглосуточно Принимают: одежду (новую или выстиранную), средства личной гигиены, продукты, детское питание,  памперсы, бытовую технику. Не принимают: воду, скоропортящиеся продукты, одежду б/у, лекарства по рецепту.

П

ункт приема гуманитарной помощи для пострадавших в Крымске, расположенный в здании общественной организации «За права человека», начал работу 9 июля. Информацию о новой точке распространяли через  Facebook  и  Twitter. Первыми пришли мужчина и женщина в униформе, они убежали с работы на несколько минут, чтобы отдать пакет с вещами, и пообещали вернуться на следующий день, принести еще. Воду здесь не принимают: по словам Игоря Бакирова, одного из организаторов пункта, везти ее из Москвы крайне нецелесообразно — проще закупить, к примеру, в Краснодаре. А сейчас в первую очередь необходимо позаботиться о теплых вещах и медикаментах. Большинство людей приходят после работы. Вечером 9-го числа в офисе образовалась буквально толпа добровольцев, в результате удалось собрать 23 пакета с одеждой и полотенцами, а также полторы тонны риса и гречки. После этого решили не закрываться на ночь, а сделать работу пункта круглосуточной.

Улица Доватора, 13. Центр помощи семье и детям, с 9.00 до 21.00 Принимают: одежду, белье, средства личной гигиены, продукты, детское

екоторые пункты приема вещей открываются прямо в частных квартирах: например, с такой инициативой выступил Сергей, живущий в Марьино. Этот пункт он организовал собственными силами, а чтобы привлечь небезучастных людей, распространял информацию о новой точке в социальных сетях. Удивительно, но уже в первые часы работы телефон разрывался от шквала звонков. Люди предлагали не только продовольствие, предметы быта, одежду, но и собственную помощь пострадавшим: как психологическую, так и физическую.

Коломенская, 5, стр. 3. С 10.00 до 21.00 Принимают: одежда, бытовая техника, лекарства, детское питание. Не принимают: скоропортящиеся продукты.

«П

редметы личной гигиены — в одну сторону, продукты — в другую, одежду и постельное белье — туда, во двор», — объясняет Юлия, стоя посреди вороха пакетов и свертков. Она и ее сотрудницы непрерывно занимаются рассортировкой, — каждые пять минут в кабинет № 9 заходят новые люди, приносят детское питание и сухие пайки, одежду и игрушки, медикаменты и сладости. Во дворе Департамента социальной защиты населения на первый взгляд, царит хаос, на второй — быстрый и отлаженный процесс рассортировки. Нужно разложить одежду по разным стопкам отделить ношеные вещи от новых. Старая одежда и постельное белье отправятся на обязательную санитарную обработку. Работают быстро и почти без перерывов — разве только выпить холодной воды — и снова отправиться туда, на тридцатиградусную жару, надев стерильные маски и перчатки. Все работники — женщины, и в их четкой и непрерывной работе есть что-то материнское: уверенно, но как-то по-женски заботливо они пересчитывают и раскладывают все эти предметы первой необходимости, а на вопрос «Чего еще не хватает?» первым делом отвечают: «Детского питания и одежды».

В ночь на 9 июля, собрав тонны гуманитарной помощи в пункте на Воробьевых горах, мы стали загружаться — пора отправляться в Крымск. Распределились на три потока. Первая «Газель» с партией груза стартовала в пять вечера. Часть медикаментов и предметов первой необходимости забрал спецборт МЧС. А мы — с колонной из двух автомобилей и автобуса — выдвинулись в путь около трех ночи. К этому моменту «Газель» уже миновала Воронеж, а борт МЧС прибыл на базу в Крымске.

«Тульская область. Авария» «470 км от Москвы. Обед на деньги водителя автобуса» В 10 утра мы сообразили, что ребят в автобусе надо чем-то кормить, а собранные деньги оказались частью уже в Крымске, а частью в злополучном автодоме, оставшемся в сотнях километров позади. Мы договорились с водителем автобуса, что одолжим у него, чтобы покормить людей, пока мы ждем машины из Москвы с нашими суточными. Остановились в районе 470-го, кажется, километра. Там большой комплекс из кафе, гостиницы и парковки для дальнобойщиков, и с фюзеляжем здорового самолета. На то, чтобы покормить всех волонтеров, ушло часа полтора.

«100 км до Ростова. Кормит случайный водитель» Сто километров до Ростова. Вновь всплывает проблема кормления ребят в автобусе. Мы составляем список продуктов, которые стоить купить, считаем калорийность, оцениваем по стоимости. Суточные подходят к концу — сумма была невелика. Вдруг сзади нам сигналит «Ауди-100» и предлагает прижаться к обочине. Мы тормозим, выходим, и водитель спонсирует нас суммой, достаточной для покупки еды и воды в дорогу!

«Крымск. Избежали аварии» Въехали в Крымск. По дороге едва не попали в аварию — почти двое суток без сна, из них сутки в пути. Мы с моим адвокатом Костей попеременно засыпали и будили друг друга. Монотонное движение по полотну без единой ямки вгоняло в транс.

«Лагерь волонтеров. Работа» В семь утра разгрузились у сарая на частной ферме, сильно пострадавшей от наводнения. Местные жители недовольны помощью властей, но вот полиция, напротив, выше всех похвал — полицейские подчиняются распоряжениям штаба волонтеров и оказывают всяческое содействие, выходящее за рамки их обязанностей, — притом что это не местная полиция, а заезжая, для защиты от мародеров. К полудню удалось упорядочить силы. Отрядили машину в Крымск за снаряжением, отряд на ферму, отряд на завал по соседству. Кто-то собрался ехать в поселок Жемчужный, что в семи километрах в сторону Новороссийска, — Алена Попова сообщила, что там нужна помощь с трупами, МЧС добралось туда только сейчас.

Первые два часа мы тряслись, периодически обгоняя друг друга, по трассе Дон. И дотряслись до того, что в автодоме, в котором ехали 6 человек, сломалась трубка подачи топлива. Они остались чиниться недалеко от границы с Тульской областью, а мы, не сразу заметив их отсутствие, поехали дальше.

«Воронеж. Гаишники отпустили с миром» До Воронежа добрались без приключений. Местные офицеры правопорядка попытались показать Максу полосатую палочку. Но когда во время досмотра машины на них посыпались мешки с одеждой и крупой, они растерянно извинились и отпустили микроавтобус с миром. Многие встречные машины приветствовали нас сигналами, пассажиры махали нам руками, ведь у нас на борту написано: «Помощь Крымску».

«Мотель «Евразия». Оставили канистры с очистителем воды следующим волонтерам» Возле мотеля «Евразия» на автозаправке ТНК у администратора мы оставили канистры с дезинфицирующим средством, переданные нам жителем Ростова-на-Дону. Здесь они будут храниться до тех пор, пока кто-нибудь не возьмется отвезти их в Крымск. Для нас — перегруз.

«Станица Нижняя Баканка» В самой же станице Нижняя Баканка, где организован штаб волонтеров, как и в городе, пейзажи более чем удручающие: дорогу через город с обеих сторон обрамляют руины, искореженные автомобили, порой вертикально торчащие из земли, жалкие пожитки людей, которые вынесены на обочину, МЧС собирает и вывозит на свалку. Добрались до штаба часам к трем ночи. Ночлег.

Алексей ПОМЕРАНЦЕВ, спец. корр. «Новой»

P.S. Продолжение дневника читайте на сайте «Новой»


12

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

место событий

Дело Pussy Riot: ознакомление с материалами завершено, арест подтвержден. Иллюзий не осталось

Обвинительное заключение учло доводы Лаодикийского собора (360 год н.э.) 5 томов за три дня В понедельник принудительно закончилось ознакомление с материалами уголовного дела панк-группы Pussy Riot. Надежда Толоконникова и Мария Алехина успели прочитать три тома из семи, Екатерина Самуцевич — 3,5 тома. Оставшиеся 1200 листов дела и многочасовые видеозаписи девушки не увидят до суда. Решение об ограничении срока ознакомления принял Таганский суд на прошлой неделе — вопреки ст. 217 УПК, определяющей собственно порядок ознакомления. Без шуток — в ходатайстве следователя, дословно: «Выполнение обвиняемой Алехиной и защитником Полозовым требований ст. 217 УПК РФ следствие расценивает как явное затягивание времени ознакомления с материалами уголовного дела». И судья Коновалова это ходатайство удовлетворила, оставив девушкам на ознакомление с 1500 листами дела неполных три дня. — Согласно режиму СИЗО, девушки могли работать с делом только 4 часа в день. Дело существует в одном экземпляре, с ним знакомились по очереди. При этом все выписки они могли делать только от руки, — говорит адвокат Виолетта Волкова.  — Фактически им запретили знать, в чем их обвиняют. Это прямое нарушение их прав и принципа состязательности сторон. Защита выходит на суд неподготовленной. Адвокат Николай Полозов впервые произнес в суде слово «инквизиция». Судья не впечатлилась. Прямо в зале суда девушки объявили голодовку. На момент подписания номера идут седьмые сутки, когда Екатерина Самуцевич не принимает пищу. Надежда Толоконникова и Мария Алехина вчера вышли из голодовки по медицинским показаниям. Наде это испытание далось особенно тяжело. Уже несколько месяцев ее мучают сильные головные боли. Их купируют беналгин и мидокалм, и о передаче лекарств в СИЗО не сразу и с большими трудностями удалось договориться. Однако при голодовке эти лекарства становятся опасными, и по рекомендации медиков Надя прекратила принимать таблетки. В Мосгорсуде, когда адвокаты пытались в очередной раз добиться изме-

нения меры пресечения, Надя извинялась перед судьей, что «путается» — «больно и не получается спать несколько суток». Сейчас адвокаты пытаются договориться с администрацией СИЗО об обезболивающих уколах. Многомесячные попытки адвокатов организовать обследование для Толоконниковой и назначить лечение ни к чему не привели. За три дня адвокатам удалось скопировать оставшиеся тома дела — Виолетта перефотографировала их на мобильный. Однако видеозаписи, приложенные к делу, и содержимое изъятых компьютеров девушек им скопировать не дали. А значит, полноценная и независимая психологолингвистическая экспертиза (именно экспертиза сейчас составляет основу обвинения), которую надеялись провести защитники, становится невозможной. Впрочем, они и не успеют ее провести — дело уже направлено в прокуратуру, оттуда будет передано в суд.

Поручители В понедельник в Мосгорсуде в очередной раз адвокаты пытались обжаловать арест девушек. В очередной раз адвокаты предлагали выбрать суду любую меру пресечения (домашний арест, залог, подписка о невыезде), кроме заключения под стражу. Аргументы были просты — дело прямо сейчас уходит в прокуратуру, и при всем желании девушки не могут уничтожить доказательства или воспрепятствовать закончившемуся следствию. Их «преступление» — если можно назвать преступлением песню-молитву в храме — не связано с причинением вреда личности или имуществу. В домашних условиях девушки смогут ознакомиться со скопированным делом, а Надя — пройти медицинское обследование. У Маши и Нади есть маленькие дети, которые не видели мам уже пять месяцев. В этот раз многие шли к суду с надеждой увидеть девушек на свободе. Накануне суда адвокат Николай Полозов рассказал: некий человек из администрации президента сообщил ему, что «ваш вопрос может быть решен положительно». Не только из-за этих слов люди шли к суду встречать Надю, Машу и Катю. Мосгорсуд действительно был последней

точкой до начала основного процесса, когда можно было все «отыграть назад». К суду даже привезли Геру — дочь Нади Толоконниковой. Из деревни в Тверской области, где девочка проводит лето, в праздничном платье с кружевами у воротника — встречать маму из СИЗО. В суд четырехлетних не пускают, поэтому Гера во время процесса гуляла в парке. Девушек в суд, впрочем, не доставили — была организована видеосвязь с СИЗО-6. В этот раз удалось собрать много поручительств. За Надю Толоконникову поручились 53 человека, за Машу Алехину — 56, За Катю Самуцевич — 54. Специалист по недвижимости, выпускница журфака, юрист из Кирова, преподаватель РГГУ, режиссер, директор строительной компании, художник поручались своими деньгами, что девушки не исчезнут, и просили девушек отпустить. Некоторые поручители пришли в зал — наш главный редактор Дмитрий Муратов, акционер «Новой» Александр Лебедев, режиссер Владимир Мирзоев и его супруга Екатерина, ITспециалист Женя Ракина, фотограф Денис Бочкарев, журналист Елена Краевская. В итоге только их поручительства и приобщили — остальные оформленные и заверенные по правилам поручительства судья сочла «сомнительными». Впрочем, ни поручительства, ни обещание Муратова хоть сейчас взять всех трех девушек в штат «Новой» и тем самым лишить прокурора одного из двух аргументов за арест девушек (отсутствие стабильного дохода, второй аргумент — тяжесть деяния) ни на что не повлияли. Все три девушки были оставлены под стражей. Суд шел быстро — согласно расписанию на двери зала, каждое дело коллегия планировала рассматривать десять минут. Маше Алехиной, в начале заседания попросившей выслать протокол, судья пообещала прислать его в СИЗО. Напряжение в зале росло. Виолетта Волкова объявила отвод составу суда и прокурору — за необъективность и игнорирование закона. Суд сам решил себя оставить на месте, попросив Волкову «вести себя прилично». Маму Маши Алехиной, пытавшуюся объяснить, что дочь проживает с ней, окриком усадили на место. Прокурор Тетеркин — молодой кудрявый парень — путался в статьях УПК,

поправившей его Виолетте судья объявила выговор с занесением в протокол — за неуважение к участникам процесса.

Итоги На следующей неделе, вероятно, состоится предварительное слушание, затем начнутся заседания по существу. С чем мы подходим к процессу? Вероятно, он закончится очень быстро. С момента появления письма ста трех деятелей культуры в поддержку девушек следствие, прокуратура и суды максимально ускорились. Множащаяся поддержка заставляет следствие и суд ускоряться и вследствие этого более явно нарушать закон. Адвокаты предполагают, что процесс хотят завершить задолго до окончания «летних каникул» СМИ и оппозиции. Возможно, даже до августа. Окончательно определен круг потерпевших. Потерпевшими по делу являются восемь охранников ЧОП «Колокол-А», свечница и член Народного собора Истомин. Назовем вещи своими именами — следствие и суд демонстративно игнорируют законность. Они понимают, что, например, запрет обвиняемым знакомиться с материалами их уголовного дела и рядом с законом не лежал, — и не стесняются это отображать в процессуальных документах. Следствие так же легко игнорирует материалы, содержащиеся в уголовном деле. Так, объявляя Надежду Толоконникову лицом без регистрации в Москве, оно в упор не замечает регистрацию в общежитии МГУ, действующую до сентября месяца. Думаю, так же легко будут проигнорированы результаты двух экспертиз, проведенных ГУП «Центр информационно-аналитических технологий» и, увы, не нашедших мотивов ненависти в песне девушек. Можно сосредоточиться на третьей — Троицкого, Абраменковой и Понкина, где все как надо. Сторона обвинения чувствует себя максимально уверенно. Следователь Ранченков проводит экспертизы без участия защиты, основывает обвинительное заключение на Трульском (VII век) и Лаодикийском соборах (IV век) и после тяжелой работы на предварительном следствии получает повышение — перешел в следственный департамент МВД РФ. Наличие у обвиняемых детей признано Таганским судом и Мосгорсудом фактом «несущественным». Надежды на то, что Хамовнический суд, где, вероятно, будет идти основной процесс, учтет наличие на этом свете Геры Толоконниковой (4 года) и Филиппа Алехина (5 лет), немного. Мне страшно это писать, но, скорее всего, приговор будет обвинительный, а срок — реальный. Вероятно, три-четыре года. Именно этот срок, не стесняясь, называли сотрудники Центра «Э», пытаясь добиться от девушек сотрудничества и, как ни странно, раскаяния.

Елена КОСТЮЧЕНКО

Акция у Мосгорсуда


Андрей КОЛЕСНИКОВ обозреватель «Новой»

А

ндрей Януарьевич Вышин­ ский, в дипломатическом просторечии — «Ягуар Ягуарович», будучи сначала первым замнаркома иностранных дел СССР, а затем министром иностранных дел СССР, отличался чрезвычайной агрессивностью выступлений, в том числе на Генеральной Ассамблее ООН. Вероятно, забывал, что упражняется в риторике не на процессах всяких там «банд кровавых собак». Владимир Владимирович Путин, в номенклатурном просторечии — «Василь Василич» (почемуто), конечно, не Вышинский. Но его речи неизменно отличаются некоторым повышенным полемическим задором. В том числе и в сфере международной политики, которой он со вкусом занимался даже тогда, когда был премьер-министром. Первое же его установочное выступление в качестве президента по вопросам внешней политики состоялась 9 июля на совещании послов и постоянных представителей РФ. Речь шла о «преемственности приоритетов». И вот в чем не откажешь путинской внешней политике, так это в преемственности. Причем по отношению к миролюбивой сталинской, хрущевской и брежневской внешнеполитической доктрине. Ну и — к мюнхенской речи 10 февраля 2007 года, когда ВВП поразил риторическими стрелами однополярный мир, который нас учит демократии, а сам учиться не хочет.

13

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

политический рынок

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

Путина тянет в Мюнхен

здесь!

Внешняя политика России — большой, но гордый собой пузырь

Собственно, наследственный вектор внешней политики Путин и не скрывает. Встречаясь с дипломатами, он заявил, что она «отражает уникальную, сформировавшуюся за века роль нашей страны в мировых делах». Это значит, что мы идем по стопам СССР (хотя у России для этого нет ни политических, ни геополитических, ни экономических ресурсов) — поддерживаем страны-изгои, бранчливо общаемся со странами капитала, поддерживаем в общественном мнении запредельный уровень американофобии. Но это ладно — Советского Союза давно нет и не будет, даже в виде евразийского экономического союза, о котором мечтает президент РФ. А вот все тезисы, которые казались еще пять лет назад шокирующими и позволившими ввести мюнхенскую речь в пантеон холодной войны, воспроизводятся в том или ином виде почти во всех внешнеполитических выступлениях Путина. Они стерлись от частого употребления и уже кажутся банальными и нестрашными. Он их повторил и в своем выступлении перед дипкорпусом. Какие же они? Конечно, прежде всего это прагматизм и акцент на национальные интересы, правда, в очень специфическом их понимании. Из нескольких толстых намеков складывается ясная картина: дипломатия должна отстаивать интересы топливноэнергетических лоббистов и военнотехнических баронов, сформировавших

ближний круг Путина и толкающих свою продукцию на экспорт. Собственно, вот и весь национальный интерес. Кто скажет, что он не прагматический, пусть бросит в меня виртуальный камень. Затем, конечно же, это «коллективные начала международной жизни». То есть если весь цивилизованный мир против Сирии, Ирана, Северной Кореи, а мы — за, то это не «коллективные начала». Ибо если нынешняя российская политическая элита не является душой «коллектива», тогда нам такой «коллектив» не нужен. Мы будем обижаться, надувать щеки, вести прицельный огонь по вероятному противнику грозными заявлениями пресс-службы МИДа. Мы, конечно, за единый рынок от Атлантики до Тихого океана, но грозные силы нас злобно гнетут и даже, например, не дают нам установить безвизовый режим с Европой. Здесь мне видится какое-то недоразумение. Мы сажаем иностранных шпионов, не даем работать квалифицированным иностранным специалистам, наконец, принимаем закон об «иностранных агентах» — и после этого хотим безвизового режима? Вспомнил Путин и о модной «мягкой силе». Ее предполагается использовать и для того, чтобы привлекать соотечественников из-за рубежа, предоставлять им, среди прочего, гражданство. Ну конечно, у нас некому служить в армии и не хватает рабочей силы! Однако все соотечественники, которые хотели приехать в

Россию, уже приехали — ровно по этой причине провалилась специальная программа по их возвращению. Но старая мантра борозды не испортит. Самое же интересное — это все-таки представление об устройстве современного мира, которое, впрочем, тоже сильно не меняется. Россия по-прежнему в глазах Путина — островок стабильности. Хотя ее образ «искажен», и не нами. И всю финансовую нестабильность генерирует исключительно Запад. У него там, страшно сказать, «дефицит новых моделей» и «эрозия лидерства». То ли дело у нас — никакого дефицита моделей: мы этих самых девушек исправно поставляем на секс-рынки Европы. Да и с лидерами проблем нет — любую альтернативу давим ОМОНом и Следственным комитетом. В очередной раз Путин с холодком фиксирующего смерть военврача констатировал конец «доминирования… исторического Запада». Но что-то конец исторического Запада продолжается как минимум со времен «Заката Европы» Шпенглера. Только он все никак не «закатится». (Как говорили в годы застоя: «Запад загнивает. Но как пахнет!») А вот «историческая Русь» все никак не «взойдет». Несмотря на все усилия железных отрядов путинской дипломатии. И дорогостоящих пиарщиков, нанятых за рубежом для исправления имиджа России.


14

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

расследование

Странное дело, ФСБ не рада диверсии Причина смертей на подводной лодке «Нерпа» — яд. Это очевидно всем, кроме тех, кто расследовал трагедию На 18 июля назначено предварительное слушание по делу о трагедии на подводной лодке «Нерпа». Матроса Дмитрия Гробова и командира лодки Дмитрия Лаврентьева будут су-

8

ноября 2008 года во время заводских ходовых испытаний на «Нерпе» вследствие сбоя компьютеризированной системы управления общекорабельными системами «Молибден-И» несанкционированно сработала противопожарная система ЛОХ. Из резервуаров ЛОХ во второй — командный, самый населенный, — отсек «Нерпы» стал поступать некачественный огнегаситель, представляющий собой ядовитую техническую жидкость, состоящую на две трети из тетрахлорэтилена и только на одну треть — из чистого фреона (хладона 114В2). Командир Лаврентьев принял верное решение на немедленное всплытие и остановку хода корабля. Главным направлением борьбы за живучесть во втором отсеке стало создание боевых рубежей, эвакуирование людей и нормализация газового состава воздуха в отсеке путем штатного способа вентиляции. Это решение абсолютно соотвествовало требованиям РБЖ ПЛ-82*, в свою очередь, все эти требования были рассчитаны на действие соответствующего огнегасителя — хладона 114В2. Именно этим огнегасителем всегда заправляли резервуары ЛОХ на отечественных подводных лодках. Хладон 114В2 действует как ингибитор горения, СВЯЗЫВАЯ молекулы кислорода на границе с очагом горения. По своему воздействию на человеческий организм хладон 114В2 не может привести к резкому отравлению и быстрой потере сознания. Важно понимать: пожара во втором отсеке «Нерпы» не было. При отсутствии пожара и с учетом правильно организованной спасательной операции поступление в отсек хладона не должно было привести к массовой гибели людей. Доказательство тому — неоднократные на флоте нештатные ситуации с хладоном БЕЗ смертельных исходов. В данном случае в резервуарах ЛОХ оказался не хладон, а яд — тетрахлорэтилен, совершенно не предназначенный для тушения пожаров. Именно пары тетрахлорэтилена привели к необычайно быстрому отравлению, последующей потере сознания и смерти от асфиксии. В основном погибшие — это тоже важный фактор — гражданские специалисты, не сумевшие воспользоваться индивидуальными средствами защиты. Если бы командир лодки Лаврентьев знал о ядовитом и чрезвычайно опасном при высоких концентрациях тетрахлор*Руководство по борьбе за живучесть на подводной лодке.

дить повторно, так как 3 мая военная коллегия Верховного суда отменила оправдательный приговор, вынесенный на основании вердикта присяжных.

этилене, он мог действовать по совершенно другому алгоритму: разгерметизировать отсек и продуть его воздухом высокого давления. Но командир и его экипаж героически спасали людей и лодку, даже не предполагая о подмене огнегасителя. На протяжении трех лет следствие упорно не желало увидеть причинно-следственную связь между ядовитым огнегасителем и смертью людей. Адвокатам обвиняемых отказали в проведении ситуационной химико-физической экспертизы, которая могла и должна была привести на скамью подсудимых тех, кто поставил и загрузил на «Нерпу» фальшивый огнегаситель, а также тех, кто проглядел диверсию на стратегическом военном объекте. Следствие выделило материалы по огнегасителю в отдельное производство как НЕ ИМЕЮЩИЕ ОТНОШЕНИЯ к основному делу по «Нерпе» и передало их в ГУВД Комсомольска-на-Амуре (по месту совершения преступления). Таким образом, низвели до уровня банального мошенничества факт поставки ядовитого огнегасителя на атомную (!) подводную лодку. Которую, кстати говоря, строили на экспорт для военно-морских сил Индии. Вот удивительная история о том, как ходил «по рукам» посредников хладон, предназначенный для стратегического военного заказа. Соглашение на поставку хладона 114В2 было заключено 17 октября 2005 года между заводом-изготовителем ОАО «Амурский судостроительный завод» и фирмой ЗАО «Судострой». Стоимость контракта — 1  600  000 рублей. ЗАО «Судострой» обратилось к услугам фирмы-посредника — ООО «Сервисторгтехника», которое 16 января 2006 года заключило договор с ООО «Феникса» и перечислило на счет «Фениксы» 1 500 000 рублей за 2574 кг хладона. Затем ООО «Сервисторгтехника» заключило договор на регенерацию хладона с ЗАО «Промкомплект-НН». Регенерация хладона была произведена в Нижнем Новгороде; НИИ химии при Нижегородском университете провел химический анализ продукта и составил акт на соответствие регенерированного хладона ГОСТу. После чего фирма «Промкомплект-НН» через ОАО «Трансконтейнер» отгрузила хладон в адрес «Амурского судостроительного завода». Важно! Акт, составленный НИИ химии Нижегородского университета, датирован 14 августа 2006 года. На документе о входном контроле хладона, поступившем на «Амурский судостроительный завод» много позже, тоже стоит… 14 августа 2006

года. Проводился ли в таком случае вообще входной контроль? Дальше хладон должны были переправить на завод «Восток» — филиал «Амурского судостроительного завода» в г. Большой Камень, на котором достраивали «Нерпу». До сих пор не установлено, когда и через какую очередную транспортную фирму этот хладон попал на завод «Восток». Входной анализ хладона на «Востоке» также никем не проводился. Рабочие, которые загружали огнегаситель в резервуары ЛОХ, получали хладон из неохраняемого склада. Канистры с хладоном были не опломбированы. По приказанию представителя «Амурского судостроительного завода» загружали хладон на «Нерпу» в ночное (!) время.

Авторитетное мнение По подсчетам бывшего главного химика Тихоокеанского флота контр-адмирала запаса Александра Максимова, афера с подменой дорогостоящего хладона на ядовитый дешевый огнегаситель принесла кому-то не менее 5,5 миллиона рублей. (Все эти факты — из материалов уголовного дела по «Нерпе», которые военное следствие изъяло и передало в Комсомольск-на-Амуре. Дальнейшая судьба их неизвестна…) Непосредственной заправкой системы ЛОХ хладоном руководил бригадир цеха № 19 заво да «Восток» Моисеенко, контролировал работы замначальника цеха № 19 Маркидонов. Последний этап — приемка работы. Ответственный сдатчик заказа № 518 (сотрудник «Амурского судостроительного завода» Гурьев А.В.) предъявил работы по заправке огнегасящим раствором системы ЛОХ представителю военной приемки (сотруднику ВП № 548 Минобороны Любавскому В.Н). Извещение № 4098 от 6 марта 2008 года свидетельствует о том, что представитель военной приемки Любавский В.Н. убедился в том, что «хладон соответствует техническим требованиям, что под-

тверждается протоколом исследования либо сертификатом…». Конечно же, вся эта история полностью лежит в зоне ответственности ФСБ. Налицо — откровенная диверсия против государственных интересов. Но очевидно, понимая, что прошляпили диверсию, спецслужбы предпочли «не увидеть» свой состав преступления и отфутболить дело амурским ментам, у которых руки коротки. 26 июня 2008 годом датировано извещение № 4099, согласно которому механическая часть противопожарной системы ЛОХ на «Нерпе» успешно прошла швартовые испытания и находится в полной готовности к применению по прямому назначению. 8 ноября 2008 года 209 человек, вышедших на «Нерпе» в открытое море, испытали эту «готовность» на себе.

Елена МИЛАШИНА

P.S. Редакция «Новой газеты» направляет эту публикацию с официальным запросом на имя министра внутренних дел Владимира Колокольцева. Господин министр! Мы просим Вас лично прояснить печальную судьбу уголовного дела по хладону, которое вот уже четыре с половиной года висит балластом на ГУВД Комсомольска-на-Амуре.

В ближайших номерах — продолжение темы: 3 Кто на самом деле подставил командира лодки Лаврентьева 3 Как фильм Н. Михалкова «Двенадцать» стал главным аргументом против вердикта присяжных


«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

15

Страну населяет контингент

Хладон 114В2 — дорогостоящий высокоэффективный ингибитор объемного горения с температурой кипения около 40—50 градусов. Имеет 4-й класс токсической опасности, самый низкий, как у бензина

imperia-rus.ru

Если преступники — там, то отчего мародеры — тут?

справка «новой»

В

интервью «Известиям» военный прокурор ТОФа Сергей Коломиец заявил, что факт отравления людей ядовитым огнегасителем — «самое распространенное заблуждение по <уголовному> делу… Люди на АПЛ «Нерпа» погибли не от отравления, а от удушья — нехватки кислорода. Из каких именно компонентов состояла огнегасящая смесь, в данном случае не имело значения, поскольку она вытеснила кислород. К таким выводам пришли эксперты ��� от специалистов в области судебной медицины Приморского края до ведущих профессоров Российской академии медицинских наук. Все это было установлено в ходе уникальных в своем роде экспертных исследований — их было проведено более 140…» Уголовное дело по «Нерпе» — полностью засекречено. В том числе и все медицинские, химические и физические экспертизы, которые имеют прямое отношение к выяснению истинной причины смерти людей, но не составляют по своей сути государственную тайну. Однако тотальная секретность исключительно удобна для стороны обвинения, поскольку позволяет транслировать на всю страну весьма сомнительные заявления без страха быть опровергнутыми. Отравление людей ядовитым огнегасителем зафиксировано многочисленными судебно-медицинскими экспертизами в деле. Вот цитата из доклада подполковника медицинской службы Гаврилюка С.А. на имя заместителя министра обороны: «…Получили поражения огнегасителем… 7 военнослужащих… <и> 18 членов сдаточной каманды…» У шести из семи «пораженных» военнослужащих установлено «острое ингаляционное отравление, токсикологическая энцефалопатия». У 16 из 18 членов сдаточной команды (гражданских) установлено «острое ингаляционное отравление, токсикологическая энцефалопатия, токсикологическая гепатомия и токсическая кома». В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Д.Б. Лаврьентьева на странице 11 говорится: «…военнослужащие экипажа…, а также члены сдаточной команды… погибли в результате асфиксии (удушья) в замкнутом пространстве в сочетании с острым ингаляционным отравлением веществом, входящим в состав огнегасящего вещества из системы пожаротушения ЛОХ…» На чем же основывается Коломиец? Имеющиеся в распоряжении «Новой газеты» экспертизы по делу «Нерпы» позволяют сделать удивительный вывод. Только один эксперт — заведующий отделением медико-криминалистической экспертизы 111 ГГЦСМиКЭ МО РФ Алексей Верескунов — безапелляционно утверждает, что «токсическое воздействие входившего в состав огнегасящего вещества тетрахлорэтилена в данном конкретном случае не проявилось ввиду очень быстрого наступления смерти от асфиксии (удушья). Для токсического воздействия тетрахлорэтилена необходима определенная временная экспозиция, которой в данном случае не было, иными словами, смерть от удушья наступила гораздо быстрее, чем она наступила бы от возможного отравления тетрахлорэтиленом… Наличие тетрахлорэтилена в составе огнегасящего вещества в данном случае никак не повлияло на причину и скорость наступления смерти. Наличие в составе смеси огнегасящего вещества только хладона 114В2 в данном случае привело бы к таким же последствиям…» Этот безапелляционный вывод судмедэксперта Верескунова о «нулевой» роли ядовитого тетрахлоэтилена не разделяют эксперты, проводившие комиссионную физикохимическую экспертизу: «Воздействие паров <огнегасителя> на человека может быть обусловлено как недостаточной концентрацией кислорода в воздухе помещения <отсека>, так и сильным токсическим действием испаряющихся компонентов смеси. Превышение ПДК тетрахлорэтилена в 500 раз может привести к быстрой потере сознания человека. Нижние слои воздуха в помещении на расстоянии 20—40 см от пола за время около 2 мин. насыщаются тяжелыми парами хладона, содержание кислорода при этом становится менее 12%, что вызывает остановку дыхательных процессов, если человек находится на полу в бессознательном состоянии…» Прим. ред. Асфиксия (удушье) — состояние, возникающее вследствие резкого недостатка кислорода в организме. Различают асфиксию механическую и токсическую. Токсическая асфиксия развивается в результате воздействия химических веществ, резко угнетающих дыхательный центр, нарушающих дыхательную функцию крови, дыхательных ферментов, парализующих дыхательную мускулатуру.

П

омните картину художника Константина Флавицкого «Княжна Тараканова»? Конечно, помните — ее в учебниках печатают, причем в далекие годы моего собственного школярства она как бы служила иллюстрацией жестокого отношения проклятого царского режима к узникам, причем заведомо неправосудно осужденным, к тому же еще и женского пола, да редкой красоты и изящества. Вот специально выписала из энциклопедии описание сего выдающегося полотна: «Сюжетом для картины послужило предание о гибели Таракановой во время наводнения в Санкт-Петербурге 21 сентября 1777 года (исторические данные говорят о том, что она умерла на два года раньше этого события). На полотне изображен каземат Петропавловской крепости, за стенами которой бушует наводнение. На кровати, спасаясь от воды, прибывающей в зарешеченное окно, стоит молодая женщина. Промокшие крысы выбираются из воды, подбираясь к ногам узницы». Конечно: у кого чего болит, тот про то и говорит. Вот у меня первая мысль, когда я слышу о стихийных бедствиях, — про тюрьмы. Нам с мужем пока везло (не сглазить бы). Когда два года назад случилось страшное московское лето и пошли слухи об эвакуации Лужковым пчел, мой муж к тому времени давно уж съехал из Бутырки и загорал в безопасной тамбовской зоне, куда не доходил дым и ничего вокруг особо не горело. Я куковала в Москве в плотно зашторенной кондиционированной квартире и думала, конечно, об обитателях московских тюрем, где и в обычное-то время не сладко, а при стихийных бедствиях о них вообще думают в последнюю очередь. В то лето я тщательно проштудировала всю нормативную базу и научную литературу по этому вопросу, включая учебник «Организация работы органов, исполняющих наказание в условиях чрезвычайных обстоятельств и происшествий» (Ильин В.А., Скрипников Н.М., Сагайдаков В.В.), лекции Якушина Н.М. «Управление исправительно-трудовыми учреждениями в экстремальных условиях» и монографию «Применение специальной техники в деятельности УИС по предупреждению и пресечению чрезвычайных происшествий» (Максимов В.А.) Не говоря уже о классике жанра, работе Ю.Н. Мартышова «О понятии особых условий» (ВНИИ МВД СССР, 1972).Честно скажу: трудясь 10 лет по основному месту службы — а я вообщето профессор НИУ ВШЭ, — я в состоянии отличить прикладную науку от бреда сивой кобылы. Именно со вторым вариантом мы и имеем дело, когда речь заходит о действиях всяческих тюремных служб в случае возникновения того, что тактично зовется в специальной литературе «особыми условиями». «Особых условий» у нас на тюрьме несколько видов: природные (стихийные бедствия, эпидемии, эпизоотии); техногенные (типа Чернобыля); экологические, социальные (которые подразделяются на

явления криминального и некриминального свойства) и военные. Замечу, что не я так классифицирую «особые условия» — литературку указала выше. Тем не менее в разнообразных нормативных документах учреждений исправительной системы говорится не только о неких «особых условиях». Имеются также: «экстремальные условия», «чрезвычайные условия», «особые и сложные условия», «режим особых условий», «действия при происшествиях и чрезвычайных обстоятельствах», «чрезвычайные ситуации» и обожаемые «иные», подо что можно подогнать все, что душа пожелает. А знаете, как следует действовать образцово-показательному тюремному начальнику, если вокруг и около подведомственной ему территории случится какая-нибудь подобная неприятность? Ни за что не догадаетесь. Ему, оказывается, следует заняться: созданием новых временных оргштатных структур; привлечением дополнительных сил и средств; созданием новой системы управления и проведением («в ряде случаев») специальных операций. При этом рекомендуется сильно привлекать общественность. Никогда не видели официальную тюремную общественность? Ну-ну. А за главного общественника у них кинорежиссер Владимир Меньшов, многолетний глава Общественного совета при ФСИН. Заметьте, про спасение людей нигде не говорится ни слова. Потому что это не люди — это «контингент». Впрочем, у нас, судя по всему, и всю страну населяет именно он, контингент родимый. Вернемся к наводнениям и почитаем, что пишут про них на сайте МЧС. Оказывается, наводнения «наблюдаются на большинстве рек нашей страны и занимают первое место в ряду стихийных бедствий по регулярности, площади распространения и суммарному среднему годовому материальному ущербу. <…> На территории России наводнения постоянно грозят почти 750 городам и нескольким тысячам других населенных пунктов». И везде повсеместно имеются тюрьмы, зоны или хотя бы изоляторы временного содержания — мы ж не Дания какая-нибудь, у которой три тюрьмы на всю страну, и туда очередь стоит посидеть за государственный счет. Нет, я понимаю: думать надо прежде всего о школах, детских садах, оздоровительных лагерях, больницах и домах престарелых. Но я о них как раз и думаю, рассуждая о тюрьме: ведь там сильно заняты несколько миллионов в основном здоровых мужиков и боеспособных женщин — кто-то сидит, кто-то караулит. А случись чего — им усиление подавай и видных общественников, отвлекая их от детских садов и больниц. Или, говорите, там преступники сидят? Если преступники — там, то отчего мародеры — тут? Может, хватит уже в консерватории чего-то ��оправлять, не пора ли заняться тюрьмой — со всеми вытекающими последствиями?


16

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

Уход Сергея Фурсенко с поста президента Российского футбольного союза организовал презабавные квесты: «Контракт тренера Манчини со сборной России» и «Кто новый президент РФС?» И если первая бумага оказалась лишь мутным поводом для продления соглашения итальянца с «Манчестер Сити» на шикарных условиях, то пока единственная кандидатура на пост главы РФС известна точно. Николая Толстых выдвинула Федерация футбола Ивановской области.

под ковром

Палач идет Николай Толстых — единственная официальная кандидатура на пост главы Российского футбольного союза заинтересованных лиц, главу ПФЛ было решено изолировать. На одном из ближайших заседаний исполкома в повестку внесли вопрос о том, что члены исполкома не могут возглавлять юрисдикционные органы федерации, — так Толстых был выведен из Палаты по разрешению споров. А накануне старта сезона-2011/12 исполком РФС постановил досрочно расторгнуть договор с ПФЛ, сославшись на мифическое письмо из Минюста (о том, что оно мифическое, «Новая» писала в № 57 от 30 мая 2011 года). То есть снять Толстых не могли — пришлось упразднить должность. После этого события в российском футболе стали происходить странные метаморфозы: в преддверии старта нового чемпионата «Краснодар» и «Факел» получили повышения в классе вопреки спортивному принципу, предусмотренному регламентом проведения соревнований РФС и директивой ФИФА. Допустил бы подобное Толстых?..

PhotoXPress

С

ам исполнительный директор Олимпийского комитета России (ОКР) пока хранит молчание по этическим соображениям: в качестве кандидата его еще не зарегистрировали, да к тому же впереди поездка на Олимпиаду в Лондон. На протяжении последних 18 лет Николай Толстых всегда был вторым: сначала после Вячеслава Колоскова, выступая от профессиональной футбольной лиги (ПФЛ), объединявшей все профессиональные клубы страны, а затем и после Виталия Мутко, работая в должности вице-президента РФС, курируя профессиональный футбол в стране. На этот раз он может стать первым — естественно, не без поддержки бывших начальников, один из которых уже провел совещание в Министерстве спорта и выразил полную поддержку Николаю Александровичу. В Доме футбола между тем гуляет фраза: «Если Толстых станет президентом РФС, кровь будет литься с шестого до первого этажа». Поначалу слова, брошенные одним из давних противников Толстых и подхваченные всем персоналом федерации, воспринимались как обычная язвительная шутка, но с каждым днем они приобретают иную, менее саркастическую маркировку — усмешки на лицах сменяет гримаса недовольства и даже страха перед грядущими изменениями. А в том, что они произойдут, вряд ли могут возникнуть сомнения у любого, кто хотя бы краем уха слышал о Николае Толстых и его нравах. Принципиальный, честолюбивый и прямолинейный функционер, от коллег по цеху он заслуженно получил прозвище Палач, а созданная им Палата по разрешению споров — Палата № 6. От его действий успели пострадать и криминалитет 90-х, решивший перейти от финансирования клубов к захвату футбольной власти, и номенклатура нулевых, рассчитывавшая на право получения поблажек в удобный для нее момент. Палач никому не позволял переступать черту закона и здравого смысла. Как результат: изгнание из футбола с десяток клубов, аналогичное число отстраненных от футбольной деятельности менеджеров, тренеров, футболистов… Один из «пострадавших», которого я напрямую спрашивал про его отношение к Толстых, развел руками: «Такой человек — законник. От регламента не отступится, на уступки не пойдет. Мое мнение: не всегда справедлив, но всегда по закону». Многие до сих пор не могут взять в толк, как человек, распоряжавшийся в разные периоды времени такими инструментами, как лицензирование клубов и решение споров футбольных субъектов, так и не взял денег. А кто-то удивляется, почему он так и не сменил общественный транспорт на автомобиль класса люкс. Известно ведь, как с одинаковым алгоритмом действий к нему обращались ходатаи от разнообразных элит. Поначалу с посулами, затем с угрозами, а в конце с настойчивыми просьбами о последнем шансе. А Толстых, рассказывают бывшие

сотрудники его аппарата, стоял на своем — упирал на регламент, твердил о принципе законности. Шанс, кстати, Толстых мог дать — но лишь в исключительных случаях, когда были гарантии, что им воспользуются в благих целях. А если гарантий не было — разговор заканчивался, не успев начаться.

О

чевидцы двух таких разговоров до сих пор вспоминают, с какими лицами завершалась беседа Толстых с экс-губернаторами Ярославской и Самарской областей  — Сергеем Вахруковым и Владимиром Артяковым, настоятельно просившими «решить вопрос» вопреки регламенту. Первый настаивал, что «Шинник» вправе регистрировать новых футболистов, несмотря на отсутствие государственных гарантий по погашению обязательств клуба перед игроками и кредиторами, второй — искал возможность заменить в реестре участников чемпионата «Крылья Советов» на новое юридическое лицо, не обремененное многомиллионной долговой нагрузкой. Обращения обоих глав субъектов заканчивались их одинаковыми вопросами: «Вы отдаете себе отчет, кому вы такое говорите?» Толстых давал ответы и на них, но воспроизводить их дословно будет не по Кодексу чести… Другой любопытный диалог с еще одной высокопоставленной делегацией, требовавшей от главы Палаты по разрешению споров снять запрет с ее команды на регистрацию новых футболистов, и вовсе завершился скандалом: «Николай Саныч, денег нет — но будут. По долгам порешаем». — «Были же деньги в прошлом году. Куда дели?» — «Трансферы, зарплаты, комиссионные агентам». — «Лопаты у вас в области есть? И карта региона?» — «Какие лопаты? Какая карта?» — «Я вам крестиком обозначу, где эти деньги зарыты, — вот и откопаете».

С приходом на должность президента РФС Сергея Фурсенко позиции Николая Толстых в футбольной иерархии поначалу не пошатнулись — новый руководитель внимательно прислушивался к своему заместителю и иногда даже пользовался его риторикой на официальных мероприятиях. Ровно до того момента, пока Толстых не принес Фурсенко документы, якобы свидетельствовавшие о том, что клубы, находившиеся на государственном финансировании, совершили ряд странных операций в пользу сомнительных контрагентов. Неизвестно, что в этой справке смутило Фурсенко, но его реакция, по словам очевидцев, была явно нездоровой: «Лицо осунулось, глаза потускнели…» На следующий день Фурсенко собрал экстренное совещание с верхушкой агентского бизнеса, где Николаю Толстых и вынесли «приговор» — от профессионального футбола, где слишком много финансово

«

Толстых как-то заявил: «Для меня люди, подрывающие основы спорта, сродни террористам, а с ними переговоры не ведутся». Думали, это шутка. Ошибались...

«

О

казавшись в опале у нового футбольного руководства, Толстых по приглашению вице-премьера Александра Жукова трудоустроился в ОКР. Тогда же завопили и некоторые сотрудники Олимпийского комитета, еще не знавшие, что их ожидает с назначением нового руководителя. Один из них с ужасом вспоминает первое ознакомительное совещание под председательством нового исполнительного директора: «Толстых поднялся и заявил: «Для меня люди, подрывающие основы спорта, сродни террористам, а с ними, как известно, переговоры не ведутся». Мы думали, что это шутка. Ошибались». «Операция по самоочищению» происходила постепенно — с кем-то из функционеров ОКР удалось расстаться полюбовно, кого-то пришлось увольнять принудительно, а кое-кто в буквальном смысле направился сдавать «отвлеченные» из комитета деньги «в кассу». Последний, по слухам, трудится в ОКР по сей день. Как мы помним, Толстых дает шанс в исключительных случаях… После того как сборная России провалилась на Евро в Польше и Сергей Фурсенко покинул свой пост в кабинете Владимира Путина, о Толстых заговорили как о вероятной кандидатуре на пост президента РФС. Сегодня он — кандидат номер один. Смогут ли с ним сработаться? Один мой знакомый, который был завсегдатаем в его Палате № 6 в силу работы в проблемном клубе, ответил метафорично: «Если Толстых начнет орудовать метлой, то я предпочту находиться на стороне рукояти». Думается, так же поступят и большинство других вменяемых людей… У Николая Толстых действительно сложный характер, его нельзя назвать современным прогрессивным менеджером, ему чужд сухой бюрократический язык, исключающий непарламентские выражения, но он любит футбол. Он понимает, что футбол сегодня болен. И бороться с этой болезнью он будет, возможно, не самыми популярными методами, поскольку опухоль достигла таких размеров, что без хирургического вмешательства уже не обойтись.

Андрей СУХОТИН


Приемы работы МГБ при Абакумове: тайные убийства, похищения, нападения на граждан

Правда

Э

то тот еще юбилей — 75 лет Большого террора. Как мы его отмечаем — помимо публикаций? Хотелось бы Мемориальномузейным комплексом памяти жертв политических репрессий (ММК). И обязательно в Москве. Да еще и в месте, куда можно легко приехать. Чтобы студентов и школьников со всей страны туда возили. Чтобы последние выжившие жертвы репрессий могли туда добраться. Чтобы иностранные туристы видели, что у России есть историческая память. Хотелось бы… Мы начали свою работу в 2008 году (именно тогда «Новая газета» стала выпускать вкладки «Правда ГУЛАГа»). Наверное, надо пояснить, кто это — мы. Помните, Ленин писал, что газета должна быть не только пропагандистом, но и организатором. «Новая» усвоила его уроки и стала. При категорической поддержке акционеров газеты — президента СССР М.С. Горбачева и главы Национального резервного фонда А.Е. Лебедева. Мгновенно нашу идею подхватили и развили общество «Мемориал», фонд «Династия» и многие известные деятели культуры, науки и «общественники». Чуть позднее — Фонд первого президента России Б.Н. Ельцина. И что? Воз и ныне там? Не совсем. Руководство Канала им. Москвы, который строили заключенные, согласилось выделить под ММК свою территорию в ПокровскомСтрешневе. Министерство транспорта, к которому относится Канал им. Москвы, не возражало. Но… Федеральные земли по каким-то там подзаконным актам не подлежат перераспределению до… Сначала был один год. Потом — другой. А там, видать, и — до сочинской Олимпиады. Тогда мы написали письмо президенту РФ. В последние дни своего президентства Д.А. Медведев на нашем письме, подписанном известными деятелями культуры и науки, поставил резолюцию мэру Москвы и президентской администрации — решить вопрос положительно. Надо сказать, что департамент культуры Москвы и мэрия в целом уже проявили активность. У заместителя мэра г-на Л.М. Печатникова 10 июля состоялось совещание всех заинтересованных сторон. На нем было решено разработать комплексную программу возвращения исторической памяти. Очень бы хотелось положительного результата. Какого? Давайте по пунктам: 3 чтобы в Москве был создан Мемориально-музейный комплекс памяти жертв политических репрессий — за деньги государства, бизнеса и неравнодушного населения (метод «народной стройки»); 3 чтобы в бывшем здании Военной коллегии Верховного суда (Никольская, 23, наискосок от Лубянки), где приговаривались к расстрелу в 1937—1938 гг. десятки тысяч ни в чем не повинных людей, — не открывали торгово-развлекательный центр, а дали возможность создать музей Большого террора; 3 чтобы были открыты архивы СССР, закрытие которых в последние годы мешает работе историков и объективной оценке событий, произошедших в стране в ХХ веке (хотя это уже задача не московского правительства). Департаменту культуры Москвы мы передали свои предложения, которые в некотором сокращении приводим.

Олег ХЛЕБНИКОВ

стр. 2—3

ГУЛАГа

Большой террор и большая бюрократическая машина Даже спустя 75 лет после 1937-го страна не воздала должное своим жертвам и палачам. Но мы надеемся…

Земельный участок ФГУП «Канал имени Москвы» в районе устья реки Химка — возможное место размещения ММК

Записка для департамента культуры г. Москвы Идея общенационального Мемориально-музейного комплекса (далее — ММК) памяти жертв политических репрессий одобрена президентом РФ и широко поддержана российской общественностью. Мы предлагаем создать этот комплекс в черте города Москвы, на знаковом месте: возможно, в районе устья реки Химка (район Покровское-Стрешнево), близ начала канала Москва — Волга. Строительство канала осуществлялось в 1932—1938 гг. силами заключенных Дмитровского ИТЛ (Дмитлага) — одного из самых больших «островов» сталинского ГУЛАГа. Правообладатель этого земельного участка — ФГУП «Канал имени Москвы» — поддерживает идею создания здесь ММК; руководство «Росморречфлота» и Министерство транспорта РФ также не видят препятствий для осуществления этой идеи.

Транспортная инфраструктура района и его ландшафтная специфика как территории, потенциально обладающей рекреационными функциями, будет способствовать высокому притоку посетителей, в том числе — школьников и студентов. В состав ММК должны войти следующие основные компоненты: 1. Музейно-выставочный центр, в котором будет размещена обширная экспозиция, посвященная истории политического террора в СССР. В Музейно-выставочном центре будут предусмотрены также помещения для временных выставок, хранения фондов и прочих музейных служб. В своей деятельности центр будет ориентирован на использование современных музейных технологий, в том числе компьютерных. Выставочная работа центра будет опираться не только на собственные фонды, но и на коллекции десятков провинциальных российских музеев, хранящих память о жертвах сталинизма. 2. Информационно-просветительный центр, ориентированный прежде всего на работу с двумя категориями посетителей: учащейся молодежью и потомками жертв репрессий, желающих узнать что-то о судь-

бе своих родственников, пострадавших от террора. В состав этого центра должен будет войти: а) небольшой архив (коллекции которого будут представлять собой главным образом копии важнейших документов, хранящихся в государственных и ведомственных архивах и связанных с историей политических репрессий в СССР); б) библиотека, посвященная той же теме; в) универсальная компьютерная база данных, содержащая биографические сведения о жертвах террора. 3. Театрально-концертная площадка, где будут происходить культурные события, организуемые в рамках ММК, — фестивали, спектакли, литературные вечера и музыкальные концерты, посвященные памяти жертв. Зная отношение российских и зарубежных деятелей культуры к идее ММК, мы можем быть уверены, что эта площадка вскоре станет одним из самых престижных культурных центров Москвы. 4. Институт памяти — исследовательское учреждение, занимающееся историей государственного террора в СССР и обеспечивающее научную базу для деятельности ММК, а также выпуск соответствующей научно-просветительской литературы. Остальная часть площади ММК должна быть отдана парку. Этот парк также будет насыщен артефактами памяти: макеты лагерных бараков, избы спецпереселенцев, паровоз с «Мертвой дороги» и т.п., выдающиеся скульптуры, посвященные не только советскому ГУЛАГу, но и другим гуманитарным катастрофам ХХ века (Холокост, Вторая мировая война, Хиросима…). Например, в этом парке можно будет установить копии работ Вадима Сидура («Погибшим от насилия», г. Кассель, Германия), Осипа Цадкина («Разрушенный город», Роттердам, Нидерланды)… Центром скульптурного ансамбля парка станет памятник жертвам государственного террора в СССР. Разработку подробной концепции ММК готовы взять на себя специалисты из академических исторических институтов, архивных и музейных учреждений, общественных историко-просветительных организаций, общества «Мемориал».


2

Правда ГУЛАГа

палачи

Виктор АБАКУМОВ:

«Меня все должны бояться...»

О

том, как Абакумов, рядовой чекист, каких было тысячи в НКВД, выдвинулся в руководители карательного ведомства, — ходят легенды. Малообразованный и недалекий, он не был обделен физической силой и выправку имел молодцеватую. Когда же выяснилось, как отмечает Солженицын, что «Абакумов хорошо ведет следствие, руками длинными ловко и лихо поднося в морду, и началась его великая карьера…» Наверное, именно такие качества и были востребованы больше всего в эпоху сталинского террора. И путь к этому выдвижению был простой и ясный. Тот, кому суждено было стать всесильным министром сталинской госбезопасности — Виктор Семенович Абакумов, — родился в апреле 1908-го в Москве в семье чернорабочего. Позднее отец работал в больнице уборщиком и истопником и умер в 1922-м. Мать до революции работала швеей, а затем санитаркой и прачкой в той же больнице, что и отец. Много учиться Абакумову не довелось. По анкетным данным, он окончил 3 класса городского училища в Москве в 1920-м. Правда, в официальной биографии, опубликованной перед выборами в Верховный Совет в 1946-м, утверждалось, что у него 4-классное образование, полученное в 1921-м. Не очень понятно, чем был занят не по годам рослый юноша до того момента, как в ноябре 1921-го добровольцем поступил в ЧОН. Служба продлилась до декабря 1923-го, и весь следующий год Абакумов перебивается случайными заработками, а по большей части сидит без работы. Всё переменилось в январе 1925-го, когда его приняли на постоянную работу упаковщиком в Москопромсоюз. А в августе 1927-го Абакумов поступил на службу стрелком ВОХР по охране промышленных предприятий. Здесь же в 1927-м он вступил в комсомол. Вероятнее всего, крепкий и подающий надежды вохровец был замечен органами, и его постепенно продвигают на все более и более важную работу. С 1928-го он вновь трудится упаковщиком на складе Центросоюза, а с января 1930-го — уже секретарем правления государственного акционерного общества «Гонец» и одновременно секретарем ячейки комсомола торгово-посылочной конторы. С января 1930-го он кандидат в члены, а с сентября того же года — член ВКП(б). Теперь путь карьерного роста для него открыт. В октябре 1930-го он избран секретарем комсомольской ячейки завода «Пресс» и одновременно возглавил секретную часть этого завода. Вне всякого сомнения, став заведующим секретной частью завода, Абакумов негласно помогал ОГПУ. Новая должность именно это и предусматривала. Известно: от негласной до гласной работы — всего один шаг.

Фокстротчик С января по декабрь 1931-го Абакумов — член бюро и заведующий военным отделом Замоскворецкого райкома ВЛКСМ. А в январе 1932-го его приняли практикантом в Экономический отдел полпредства ОГПУ по Московской области. Вскоре он уже уполномоченный того же отдела, а с января

1933-го в центральном аппарате ОГПУ — уполномоченный Экономического управления. И тут карьера дает сбой. В августе 1934-го Абакумова переводят на должность оперуполномоченного в 3-е отделение отдела охраны ГУЛАГа. Поговаривали, что его сгубили неуемная страсть к женщинам и увлечение модным тогда танцем фокстрот. Ходили слухи, что на служебных конспиративных квартирах он устраивал интимные встречи. В молодости Абакумов большую часть времени проводил в спортзале, занимаясь борьбой. Не забывал и другие увеселения. До прилежной ли службы тут? Ссылка в ГУЛАГ продлилась долго. Всё решительно изменил 1937-й. Вот когда понадобились крепкие и крутые парни. Вакансии открывались значительные — аресты самих чекистов стали обыденностью. В апреле 1937-го Абакумов получает важную должность — оперуполномоченный 4-го (секретно-политического) отдела ГУГБ НКВД. Теперь он быстро растет и в должностях, и в званиях. Еще в ГУЛАГе ему в 1936-м присвоили звание младшего лейтенанта ГБ, а менее чем через год — в ноябре 1937-го, он получил звание лейтенанта ГБ и уже в 1938-м был назначен

младшего лейтенанта и «опера» поднялся до генеральских высот. Через полтора года ему присвоили звание комиссара ГБ 2-го ранга (04.02.1943).

Начальник СМЕРШа В апреле 1943-го в ходе очередной реорганизации органы военной контрразведки были выведены из подчинения Берии, и на их основе было организовано Главное управление контрразведки (ГУКР) СМЕРШ наркомата обороны. Теперь непосредственным начальником Абакумова стал Сталин. На короткое время Абакумов даже стал заместителем наркома обороны, но уже 20 мая 1943-го при сокращении числа замов потерял этот пост. Но теперь он частый гость кремлевского кабинета Сталина. Если до 1943-го в журнале посещения не зафиксировано ни одного его визита к Сталину, то только в 1943-м, начиная с марта, Абакумов был принят в Кремле восемь раз. Абакумов выдвинулся и получил расположение Сталина на делах против военных. Военное командование всегда тревожило вождя: не зреют ли там какие-

Приемы работы МГБ при Абакумове приобретают поистине гангстерский характер. Тут и тайные убийства, осуществленные отделом «ДР» МГБ во главе с Судоплатовым и Эйтингоном, и похищения, и нападения на граждан помощником начальника отделения секретно-политического отдела. Как и следовало ожидать, в условиях Большого террора Абакумов специализировался на следственной работе. Здесь и пригодилась его спортивная подготовка и сила. Он активно ведет допросы и не щадит арестованных. Усердие Абакумова было замечено. Его хвалил пришедший вместе с Берией в центральный аппарат НКВД новый начальник секретно-политического отдела Богдан Кобулов — знаменитый «Кобулич», мастер пыточного следствия, чья похвала говорит о многом. Кобулов дал рекомендацию на выдвижение Абакумова на самостоятельную работу. 5 декабря 1938-го Абакумов был назначен руководителем УНКВД по Ростовской области. Ему тут же, минуя одну ступень, присвоили звание капитана ГБ, а уже в марте 1940-го, также через ступень, — звание старшего майора ГБ. Берия ценил хорошие и преданные кадры. В феврале 1941-го он выдвинул Абакумова в свои заместители, а через месяц после начала войны дал ему должность начальника Управления особых отделов — всей военной контрразведки. Тогда же, в июле 1941-го, Абакумову присвоили звание комиссара ГБ 3-го ранга — что в армии соответствовало генерал-лейтенанту. Так за четыре года Абакумов от простого

то заговоры, верны ли они ему — Сталину? Абакумов развернул лихорадочную деятельность по слежке и сбору материалов. В архивах госбезопасности отложились многие тома «прослушек» генералитета. Органы СМЕРШ слушали маршала Жукова, генералов Кулика и Гордова, да и многих других. По добытым таким путем материалам Кулик и Гордов были расстреляны, причем всего лишь за высказанную ими критику Сталина. Свой первый орден Красного Знамени Абакумов получил в 1940-м. Война добавила ему полководческих орденов. В общий список его наград вошли: два ордена Красного Знамени (26.04.40, 20.07.1949); орден Суворова 1-й степени (31.07.1944); орден Кутузова 1-й степени (21.04.1945); орден Суворова 2-й степени (08.03.1944); орден Красной Звезды; 6 медалей. Кроме того, он имел знак «Почетный работник ВЧК–ГПУ (XV)» (09.05.1938). Знающим людям даты присвоения кое о чем говорят. Орден Суворова 2-й степени Абакумов получил за участие в выселении чеченцев и ингушей, а орден Кутузова 1-й степени — в качестве уполномоченного НКВД по 3-му Белорусскому фронту за «очистку тыла» — проведение широких репрессий и депортаций в Пруссии и Польше. В 1945-м Абакумову присвоили звание генерал-полковника (09.07.1945).

Взлет всесильного министра сталинской госбезопасности начался вместе с Большим террором Осенью 1945-го Сталин, будучи недовольным работой НКГБ, инициировал разработку новой структуры наркомата и всерьез хотел перетряхнуть всю руководящую верхушку. С начала 1946-го на рассмотрение Сталину были представлены несколько вариантов оргструктуры НКГБ–МГБ. Планировалось включить ГУКР СМЕРШ в состав МГБ, а Абакумова назначить заместителем министра по общим вопросам. Сталину показалось этого мало. Решением Политбюро ЦК ВКП(б) 4 мая 1946-го была утверждена новая структура МГБ и вместо Меркулова министром был назначен Абакумов. В ходе приемапередачи дел в МГБ Абакумов приложил все усилия, чтобы опорочить работу своего предшественника. Внезапное возвышение вскружило ему голову, и среди своего ближайшего окружения Абакумов заявлял: «Хотя Меркулов и был министром, но ЦК боялся и дорогу туда не знал», тогда как сам он, «еще работая начальником контрразведки СМЕРШ, уже знал себе цену и уже тогда, не в пример Меркулову, сумел завоевать себе прочный авторитет».

Сталинский опричник Назначая Абакумова министром госбезопасности, Сталин хотел видеть во главе этой организации благодарного за высокий пост и полностью преданного ему, и только ему, служаку. Сталину нужен был министр, наводящий страх на всё его окружение, включая и членов Политбюро. Своим сотрудникам Абакумов так и заявил: «Меня все должны бояться, в ЦК мне об этом прямо сказали. Иначе, какой же я руководитель ЧК». Авторство этого наказа вполне очевидно. «ЧК» — именно так Сталин обычно называл госбезопасность, независимо от того, какая аббревиатура на тот момент была в ходу: НКВД, МГБ или любая иная. И Абакумов воспринял это напутствие как руководство к действию. Ему нравилось его новое положение и его особая значимость. Он любил со злорадством говорить, как по компрометирующим материалам, добытым МГБ, «погорел тот или иной руководитель». Сознавал ли он, что является слепым орудием в руках Сталина, что рано или поздно диктатор может и охладеть к нему? Став министром, Абакумов продолжает все свои смершевские дела: на маршала Жукова, на заместителя министра внутренних дел Серова и на всё их окружение. С


Поименно, лично и отдельно

Правда ГУЛАГа

3

В конце концов под нажимом Сталина было подготовлено обвинительное заключение по делу Абакумова— Шварцмана на 10 руководящих работников МГБ. Министр госбезопасности Игнатьев 17 февраля 1953-го направил его Сталину с предложением рассмотреть дело на Военной коллегии в упрощенном порядке (без участия защиты и обвинения) и приговорить всех проходящих по делу к расстрелу. Сталин не одобрил предложенный вариант. Он посчитал, что обвиняемых недостаточно, и начертал резолюцию: «Не мало?» Сталин заявил руководителям следчасти МГБ, что представленный ими документ «неубедительно показывал причины и процесс падения Абакумова».

Член «банды Берии»

В.С. Абакумов, «нарком» СМЕРШа, анфас и профиль. 1945 г.

Серовым они когда-то вместе в мае-июне 1941-го проводили депортации населения из Прибалтики, и Абакумов почему-то еще с тех времен его люто невзлюбил. А приемы работы МГБ при Абакумове приобретают поистине гангстерский характер. Тут и тайные убийства, осуществленные отделом «ДР» МГБ во главе с Судоплатовым и Эйтингоном, и похищения, и нападения на граждан. Дошло до того, что сотрудники МГБ, выдавая себя за американцев, средь бела дня 15 апреля 1948-го напали на министра морского флота А.А. Афанасьева и «склоняли» его к работе на американскую разведку. На следующий день возмущенный министр написал заявление на имя Берии и Абакумова. В итоге его через 10 дней арестовали, и через год решением ОСО МГБ он получил 20 лет. Абакумов не останавливался перед выполнением любого сталинского приказа, даже самого преступного. Одной из таких акций стало убийство народного артиста СССР Михоэлса. Как показал на следствии Абакумов: «Насколько я помню, в 1948 году глава Советского правительства И.В. Сталин дал мне срочное задание — быстро организовать работниками МГБ СССР ликвидацию Михоэлса, поручив это специальным лицам». При этом Сталин лично указал Абакумову, кому из работников МГБ поручить это убийство, и пожелал, чтобы всё выглядело как несчастный случай. Абакумов и его работники без тени сомнения выполнили «срочное задание» вождя и учителя. В МГБ при Абакумове по-прежнему практикуются пытки. В направленном Сталину в июле 1947-го пространном пояснении о принятых в МГБ методах следствия Абакумов указывал: «В отношении изобличенных следствием шпионов, диверсантов, террористов и других активных врагов советского народа, которые нагло отказываются выдать своих сообщников и не дают показаний о своей преступной деятельности, органы МГБ, в соответствии с указанием ЦК ВКП(б) от 10 января 1939 года, применяют меры физического воздействия». Били и пытали заключенных и подчиненные Абакумова, и он сам, подавая им пример. Как иронично замечает Солженицын: «…сам министр госбезопасности Абакумов отнюдь не гнушался этой черновой работы (Суворов на передовой!), он не прочь иногда взять резиновую палку в руки». Тучи над головой Абакумова начали сгущаться уже в 1950-м. Сталин решитель-

но потребовал организовать Коллегию МГБ и ввести в ее состав опытных партработников. Это уже само по себе означало политическое недоверие чекистской верхушке. В том же году Абакумов, по сути, игнорировал предложение Сталина об аресте Судоплатова и Эйтингона. Вместо того чтобы действовать, он пошел советоваться об этом с Берией. После приезда из отпуска в декабре 1950-го Сталин и вовсе отдалил Абакумова. В качестве министра он принял его в Кремле лишь единственный раз — 6 апреля 1951-го. И это притом что в 1949-м таких встреч было 12, а в 1950-м — 6. Последний раз Абакумов переступил порог кабинета Сталина 5 июля 1951 г., но теперь это было приглашение на казнь. От должности министра его отстранили днем раньше, и впереди маячил неминуемый арест.

«Обманщик партии» В основу обвинений против Абакумова было положено датированное 2 июня 1951-го заявление старшего следователя М.Д. Рюмина, которое вполне совпало с желанием Сталина устроить серьезную кадровую чистку в МГБ. Рюмин сообщал, что Абакумов «погасил» очень «перспективное» дело арестованного Этингера, который мог дать показания о «врачах-вредителях», скрыл от ЦК важную информацию о недостатках в контрразведывательной работе в Германии на предприятиях «Висмута», где добывалась урановая руда, и, наконец, грубо нарушал установленные решениями партии и правительства правила ведения следствия. Рюмин прямо назвал Абакумова «опасным человеком» на важном государственном посту. 11 июля 1951-го Политбюро приняло специальное решение «О неблагополучном положении в МГБ», в котором Абакумов обвинялся в «обмане партии» и затягивании следственных дел. Текст постановления «закрытым письмом» был разослан для ознакомления руководителям партийных органов и органов МГБ. На следующий день Абакумов был арестован. Первоначально следствие вела прокуратура, но в феврале 1952-го по распоряжению Сталина Абакумова передали в МГБ. И тут за него взялись всерьез. Бывшие подчиненные мучили Абакумова с особым рвением. Ему пришлось испытать все новации пыточного дела, введенные при нем же. Странно, но в своих жалобах в ЦК

Абакумов утверждал, что о каких-то видах пыток он раньше даже не знал. Например, о камере с искусственным холодом. Через месяц результат был вполне ожидаемый. Согласно составленной 24 марта 1952-го в санчасти Лефортовской тюрьмы справке, искалеченный Абакумов еле стоял на ногах и передвигался лишь с посторонней помощью. От арестованных чекистов были получены показания, из которых следовало, что партийное руководство Абакумов ни в грош не ставил, презрительно отзывался о Суслове, Вышинском и Громыко, пренебрежительно относился к Молотову. Однажды, когда Питовранов, представляя министру проект докладной записки, сказал о том, что он уже информировал об этом МИД по телефону, Абакумов взорвался: «Ты не только не умеешь работать и писать, но еще и разбалтываешь разным вышинским и громыкам то, что не следует. Об этом должен знать только я. Моя фамилия Абакумов». По утверждению Питовранова, Абакумов бахвалился тем, что в ЦК он «обращается запросто», и всегда получает поддержку, и там «у него все идут на поводу». Конечно, это был явный признак того, что Абакумов зарывается и потерял связь с реальностью. И все же следствие по делу Абакумова шло туго. В справке МГБ от 15 октября 1952-го, направленной в ЦК на имя Маленкова и Берии, говорилось, что Абакумов «запутывает следователей». Между тем Абакумов и на следствии продолжал оправдывать свою деятельность в МГБ и утверждал, например, что маршал Жуков является «очень опасным человеком». Абакумова продолжали истязать, его перевели в Бутырскую тюрьму, на нем круглосуточно были наручники. Сталин лично отдал это указание. Он был недоволен медлительностью следствия. Как писал позднее в объяснительной записке бывший заместитель министра госбезопасности Гоглидзе: «Товарищ Сталин почти ежедневно интересовался ходом следствия по делу врачей и делу Абакумова—Шварцмана, разговаривая со мной по телефону, иногда вызывая к себе в кабинет. Разговаривал товарищ Сталин, как правило, с большим раздражением, постоянно высказывая неудовлетворение ходом следствия, бранил, угрожал и, как правило, требовал арестованных бить: «Бить, бить, смертным боем бить». Сталин требовал вскрыть «шпионскую деятельность» группы Абакумова.

Если при Сталине Абакумова обвиняли в обмане ЦК, участии в «сионистском заговоре» и развале работы МГБ, то со смертью диктатора ветер задул в другую сторону. На первый план вышли козни Абакумова (хотя за ними, конечно же, стоял Сталин) против Маленкова и Молотова. Подсиживание, попытки спихнуть друг друга — такова была привычная обстановка и в карательном ведомстве, и в партийном аппарате. Берия осознанно жертвовал Абакумовым, спасая себя и переключая внимание руководства послесталинского Президиума ЦК со своих преступлений давних лет на недавние, совершенные Абакумовым. Конечно, Берия не мог самолично решать судьбу Абакумова, на это требовалась санкция Президиума ЦК. Да и желания хлопотать за него у Берии явно не было. Он хорошо помнил, что именно Абакумов вытеснил в 1946—1947 годах из МГБ верных бериевцев: Меркулова, Кобулова, Мильштейна и Влодзимирского. Всё вновь поменялось после ареста Берии. Абакумов продолжал сидеть, но выдвинутые против него ранее обвинения «морально устарели». Пока шло следствие по делу Берии, об Абакумове, казалось бы, забыли. Всерьез к его делу вернулись весной 1954-го, после реабилитации пострадавших по «Ленинградскому делу». Теперь вина Абакумова заключалась в проведении незаконных репрессий, и его задним числом причислили к «банде Берии». Рассмотрение дела Абакумова состоялось 14—19 декабря 1954-го в Ленинграде, в окружном Доме офицеров на процессе, числившимся «открытым». Обвинение поддерживал сам генеральный прокурор Руденко. Разумеется, в зал суда, где заседала выездная сессия Военной коллегии, праздную и любопытствующую публику не допустили. Только надежный и проверенный контингент. Вместе с Абакумовым на скамье подсудимых было еще 5 человек. Абакумов и работники следчасти были обвинены в необоснованных арестах, применении преступных методов следствия, фальсификации следственных дел, а работники секретариата в том, что по указанию Абакумова скрывали и не направляли в ЦК жалобы арестованных на беззаконие. Абакумов и работники следственной части были приговорены к расстрелу, а два работника секретариата МГБ — к большим срокам по ст. 58. Там же, в Ленинграде, приговор был приведен в  исполнение. О суде над Абакумовым и его казни коротко сообщили в центральной печати 24 декабря. Ни на следствии, ни на суде Абакумов не признал себя виновным. Он, как и многие другие чекисты, привлеченные к  ответственности, всё твердил, что выполнял приказы «директивных органов», но не раскрыл эту формулу. Назвать на суде Сталина организатором преступлений у него не хватило духа.

Никита ПЕТРОВ, «Мемориал»


4

Правда ГУЛАГа

58-я. Неизъятое

Статья 58 Уголовного кодекса РСФСР (обвинение Льва Бартеньева): Статья 58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений, а равно распространение, или изготовление, или хранение литературы того же содержания влекут за собой лишение свободы на срок не ниже шести месяцев. Лев Владимирович Бартеньев Родился в 1926 году в Воронеже. Родители, преподаватели Воронежского пединститута, арестованы в 1937 году. Отец расстрелян по обвинению в участии в троцкистской группе, мать приговорена к восьми годам лагерей как член семьи изменника Родины. Июль 1943-го — арестован на фронте во время военных действий в Донбассе. Обвинен в связи с немцами. 3 августа 1943-го — приговор военного трибунала 39-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии: десять лет лагерей и три года поражения в правах «без конфискации имущества за отсутствием такового». Пешим этапом отправлен в Темниковские лагеря (Мордовия). Работал на лесопов��ле, затем на уборке овощей на сельскохозяйственном лагпункте. 30 марта 1945-го — психотделение Темлага НКВД выпустило акт освидетельствования, в котором Бартеньев признается больным шизофренией. 22 мая 1945-го — решением Военной коллегии Верховного суда СССР приговор Бартеньеву отменен, дело прекращено. 29 сентября 1945-го — освобожден. Работал инженером-конструктором. Живет в Воронеже.

Владимир Бартеньев: «Если человек обозляется, ему уже возврата нет»

Роман про народовольцев С

мотрите, какая бумага плотная, темная. Такую только в Сегеже делали, на Сегеженском бумажном комбинате. Там моя мама сидела. Точнее, сначала мы с ней оба сидели в Мордовии, в Темниковских лагерях. Она — в 38-м году, я — в 44-м. Потом из Мордовии ее отправили в Сегежу, там она эти заметки и вела. Все думают, это дневник, а это заметки про «Народную волю», она про нее в лагере роман писала. Героиня у нее была по имени Ольга, сюжет... Мама ведь историком была. Помню, когда мне было 12, мы с братом к маме в Сегежу ездили. Она была замученная и замотанная. Говорила: «Хотели бы убить — убили бы, а что издеваться?» Отца к тому времени расстреляли. Скоро я на войну пошел. Мне 16 лет было, не знал, что тот, у кого родители репрессированы, не может делать карьеру в Красной армии. Арестовали меня прямо во время боя. Нам приказ идти в атаку — а в окоп пробирается особист. «Сдавай, — говорит, — автомат». Вывел меня из боя. Старшина ему говорит: «Ты куда его берешь, он мне нужен, у нас никого не осталось». А этот отмахнулся и дальше меня ведет. Тюрьмы не было, привел в монастырь, посадил в келью, перед дверями часового поставил. Немцы обстреливают, снаряды летают, а мы вдвоем сидим. С конвоиром мы жили дружно, ели из одного котелка. Кормили перловкой. Хорошая, добротная каша была, с мясом. Мы в разведке не видели ни походных этих кухонь, ни мяса… Через пару дней конвоир говорит: «Счастливчик ты. От твоей 39-й дивизии только 40 процентов осталось, на переформирование отправили». И так мне обидно стало, что я не с товарищами! Скоро перевели меня в землянку. В песке вырыта, досками обита. В соседней землянке туркмены с самострелами сидят. Ну, думаю, расстреляют нас всех.

Предъявили обвинения. Там пунктов 10 было: «находился в оккупации» — не был, «имел связь с немцами» — не имел, «переходил линию фронта» — не переходил. Допрашивали меня в другой землянке. Все бумаги я подписывал не глядя. Все равно не видел: при горящем фитиле от гильзы ни писать, ни читать было нельзя. Скоро устроили мне трибунал. Сидят двое, молодой и пожилой, и часа два-три меня обсуждают. Пожилой говорит: «Расстрелять его, к чертовой матери». А молодой: «Да нет, может, он еще чего-то полезное в жизни сделает». Я говорю: «Отправьте меня в штрафную. Я хочу на фронт, я буду воевать». Я, правда, на передовую хотел. До передовой многие не доезжают, погибают раньше. Но тех, кто это испытал, туда тянет. Жизнь для них ничего уже не стоит, она чепуха. Передовая — это как театр. Вот твой окоп, вот перед тобой враг. Тут мальчишки, там мальчишки. Они красивые были ребята, эти немцы… — Нет, — председательствующий говорит. — Там надо гранаты бросать. А как тебе гранату доверить? После этого объявили: приговариваюсь я к десяти годам. Срок отбывал в Мордовии, в Темниковских лагерях. Работал в овощехранилище, потом на полях. А я уже не соображал ничего. Сначала эта мясорубка, потом арест… Мне просто отдохнуть надо было, отоспаться, в себя прийти. Души во мне не было, уходила душа. Или — как это? — моя экзистенция меня покидала. Когда она со мной — я жив. А когда уходит — как бы меня и нет. В лагере меня принуждали стать стукачом, методы применяли физические. Этот, который меня принуждал, потом докладывал своему начальнику: «С ним бесполезно работать, он отключается». А я-то знаю: это просто души во мне нет! Она улетела, к чертям. А с телом делай что хочешь, пожалуйста.

Люди в лагере были ущербные, преступные. Политический я один сидел. Помню, рядом преступницы жили, очень агрессивные. Женщине одной, бытовичке, что-то во мне не понравилось. Она мне лопатой по макушке ка-ак врежет! Даже кровь пошла. Она сразу испугалась, ей же за это срок должны дать. Обняла меня, утешает. А я парень-то молодой, женщину обнимаю, а у нее — грудь, все эти дела… И чувствую — ожил я! Экзистенция ко мне вернулась! У нас в лагере был медпункт. Работала там заключенная, профессор Лурье. Ленинградка, врач очень хороший. Меня к ней послали, потому что я норму выполнять не мог. А я у нее взял и расплакался. Рассказал ей свою историю. И она вспомнила мою маму. Она в 30-х тоже ее лечила. Лурье забрала меня к себе на лагпункт, и сделали мне комиссию психотделения на предмет этого вот психического дела. И 30 марта пришел акт психотделения о наличии у меня малярии и шизофрении, а 22 мая — письмо из Военной коллегии Верховного суда, что приговор трибунала отменен и дело мое прекращено. Я думаю, этот акт Лурье устроила, потому что больше шизофрению не находили у меня никогда. …Когда вышел, мама жила в ссылке в Джамбуле, у одинокой казашки Али. Она меня сразу нашла, написала письмо и прислала 300 рублей. Я купил себе брюки и поехал к ней. Мама ничего не простила, настроена была агрессивно. Вот дядя посидел 19 лет, но ни на кого зол не был. А мама говорила: «Ты мстить за нас будешь?» А кому мстить? Все равно засекречено, кто отца расстрелял. И потом, если человек обозляется, ему уже возврата нет. А я не обозлился. Записала Елена РАЧЕВА Фото Анны АРТЕМЬЕВОЙ

Спецвыпуск «Правда ГУЛАГа» публикуется при поддержке фонда «Центр Б.Н. Ельцина» и Международного фонда социально-экономических и политологических исследований М.С. Горбачева

Шеф-редактор спецвыпуска — Олег ХЛЕБНИКОВ. Спецвыпуск подготовлен совместно с Международным обществом «Мемориал»


Петр САРУХАНОВ — «Новая»

культурный слой

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

21

здесь!

П

о данным Минкульта, в 2011 году доля российских фильмов в прокате составила всего 18% сеансов и 12% кассовых сборов. В первой половине 2012-го отечественное кино продемонстрировало некоторый прирост сборов, но посещаемость наших фильмов снизилась на 9% по сравнению с 2009 годом. Киноотрасль снова замерла в ожидании очередных переустройств. Минкультуры разработало законопроект, вводящий квоты на показ в кинотеатрах российских фильмов. Сегодня на самых разных уровнях идут жаркие обсуждения: как сделать, чтобы зрители смотрели отечественное кино, чтобы государство полноценно и продуманно прописывало «дорожную карту» отечественной киноиндустрии? Как спастись от засилья американских фильмов? Российские кинематографисты с завистью поглядывают на Францию. Там создана идеальная модель защиты и развития национального кино. Кроме того, на родине кинематографа строго следят за тем, чтобы зрители имели возможность смотреть не только французское кино, но и мировой качественный арт-хаус. Как именно работает знаменитая французская система, спрашиваем у «рулевых» киноиндустрии: заместителя генерального директора Центра национальной кинематографии Франции (CNC) Одри Азулэ и генерального директора UNIFRANCE Режин Атшондо.

Как это делалось в Париже Минкультуры разработало законопроект, вводящий квоты на показ в кинотеатрах российских фильмов — У нас сегодня только и говорят о квотах, Минкультуры предполагает, что доля показа российских фильмов от общего числа сеансов, проходящих во всех кинозалах с 12 до 24 часов, за первое полугодие 2013 года должна достигнуть 20%. Но во Франции для поддержки национального кино создана многоэтажная система, охватывающая все стороны: господдержку, прокат, кинопоказ, воспитание аудитории. Одри Азулэ: В самом начале основными видами поддержки были отчисления от продажи каждого билета на финансирование французского кино. Потом прошли серьезные дебаты, в результате которых было принято политическое решение, подчеркивающее особую значимость кинематографа. Тогда же определили, что воображение французов не

должно быть оккупировано не только американским, но и исключительно нашим видением мира. Надо расширять его, чтобы человек умел понимать и ценить разные вещи, через экран получать ощущение многокрасочности мира. Может, это очень французская черта — желать все больше и больше свободы, не любить никаких ограничений. Ведь кино — способ познания мира, возможность, открыв глаза, узнать другую свободу. Нельзя ограничивать людей ни в чем. — Про свободы еще поговорим. А с какого года процент с каждого проданного билета отчисляется на производство кино? Одри Азулэ: Идея таким образом финансировать кинематограф возникла у одного потрясающего деятеля по имени Жанз, погибшего во время Второй мировой войны. Франция была освобождена в результате совместных действий армии союзников и движения Сопротивления. Идеи Жанза получили поддержку. И когда в послевоенной Франции встал вопрос возрождения национальной экономики, стали искать механизмы, чтобы запустить индустрию кино, которая была сильной до войны. Поэтому в 1946 году была институционально закреплена эта схема. Отчисления с билета стали взимать в 1948 году. Вспомните: французское кино в руинах, наши экраны наводнены американскими фильмами. А это кино армии освободителей, значит, модное

вдвойне — все смотрели исключительно американские картины. Французское кино и возрождать-то было не на что. Тогда решили с продаваемых билетов на фильмы заокеанских студий-мэйджоров отчислять средства на создание своих. — В общем, Голливуд стал «кормилицей» французского кино, но одним кинопрокатом вы не ограничились, государство зорко следит за развитием новых технологий. О. А.: Конечно, дальше этот вид пошлины распространялся на все дальнейшие воплощения и использования кино. Наше кино «кормит» не только прокат в залах; с появлением телевидения стали отчислять средства с телепоказов. Потом с видеопроката, с абонементов видео по требованию, с распространителей сигналов по кабельным каналам, с телекоммуниционных каналов, дающих доступ к интернет-каталогам фильмов. — Эта продуманная «круговая порука» способствует созданию национального кино. А вот и вопрос о свободе, которой вы так привержены. Как сочетается свобода с полной регламентированностью французского кинорынка? С кодексом обязанностей и свобод кинопоказчиков? О. А.: В результате анализа мы пришли к простому выводу. Если дать бесконтрольно действовать либеральным законам рынка, американское кино, со всеми его преимуществами, тенденцией к расширению, мощнейшими механизмами продвижения по всему миру, захватит новые позиции и возвратной волной убьет ту свободу, которая вначале декларировалась рынком. Поэтому, защищая интересы зрителя и интересы профессии, мы договорились, что необходимы какие-то ограничения кино как индустрии, для того чтобы сохранить кино как искусство. Окончание материала Ларисы МАЛЮКОВОЙ — страница 22

\


22 \

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

культурный слой

страница 21

Как это делалось в Париже

Титановый лист и почтовая бумага

Режин Атшондо: Да, вы сразу определили главный узел противоречий между строгой регламентацией и вечным французским стремлением к свободе. Но у нас эти противоречия — видимые. Потому что этот принцип поддержки никем не оспаривается: ни профессионалами, ни прокатчиками, ни зрителями. Меняются правительства, приходят к власти правые или левые, Миттеран или Ширак, принцип системы финансирования кино никогда не подвергался сомнению. Надеемся так и будет. — С разрушением системы советского кинопроката у нас началась полная анархия, и американское кино постепенно вытеснило в умах зрителей и отечественное, и любое авторское кино. Р. А.: Кинематограф — искусство, которое легче всего понимается, пересекает границы, путешествует, воздействует на мир нашего воображения. Поэтому мы считаем, что нельзя допустить ситуацию, когда во всех странах мира, за исключением, может быть, Индии и Китая в силу их специфики, — 80% фильмов составляет американская продукция. Нам кажется, это ограничивает мыслительные, аналитические способности человека. Поэтому надо поддерживать право каждого зрителя на доступ, например, к кинематографу Ирана, Палестины и Израиля, Кореи, Филиппин. — В России процветает авторитаризм показчиков, которые демонстрируют что хотят. Дума почему-то освобождает кинотеатры от НДС. И нам все это объясняют свободой рынка, правом владельцев показывать в своих кинотеатрах исключительно американское кино, которое их обогащает. Как быть? Одри Азулэ: Регламентации не возникают в закрытых кабинетах чиновников. Они создаются в результате открытого и подробного обсуждения со всеми участниками кинопроцесса, в том числе и с владельцами кинозалов. Мы пришли к выводу, что разнообразие предложения имеет не только культурное, но и экономическое значение. Благодаря этой политике сегодня мы наблюдаем и рост числа проданных билетов, и увеличение кинозалов, какого не видели последние тридцать лет. Поэтому владельцы кинозалов на практике убедились: разнообразие предложения привлекает публику. Зритель возвращается к ним за новыми и новыми фильмами. — Вы говорите о долговременной работе, а если сейчас у нас во всех мультиплексных залах запустить, допустим, каннских или венецианских призеров, они провалятся. Надо с чего-то начинать. С чего? Р. А.: Первые два года будет трудно. Но в долговременной перспективе эта политика себя окупает. Мультиплекс для того, чтобы нормально работать, должен показывать и американское кино, и фестивальное. И потом, мы же ведем огромную работу по воспитанию публики. Надо учить публику видеть и понимать арткино. Конечно, это работа, рассчитанная на долгий срок. Но она необходима, иначе вы не узнаете своих зрителей, а ведь это граждане вашей страны. Вот почему это и политическая задача. — Для меня этот разговор связан и с темой морали, отношением к профессии. У нас все важные решения принимаются келейно, за закрытыми дверями кабинетов. Это с одной стороны, с другой — вы говорите об общих интересах киносообщества. Наше киносообщество раздроблено на кланы, при этом каждый — за себя. Что такое французское киносообщество?

Вышел сборник «35 великих архитекторов мира»

Р. А.: У нас есть чувство, что все мы принадлежим к одной большой семье. А в семье, как вы знаете, есть братья, которые любят друг друга, есть кузены, которые не разговаривают друг с другом, есть скелеты в шкафах, есть ссоры и примирения. Тем не менее мы чувствуем, что мы — родственники. И как всякая семья, с наступлением угрозы забываем обиды и обороняемся вместе. Конечно, эти «родственники» могут иметь разные финансовые интересы, могут судиться за наследство, в частности, по-разному желают делить доходы от фильма. Роль госорганов в том, чтобы выработать общую стратегию: соблюдая интересы отдельных участников, вести к развитию всей отрасли. — А как быть с многоликой коррупцией? Это не обязательно «откаты», есть свои привилегии у идеологически «правильных» творцов, но главное — заручиться поддержкой авторитетного чиновника…

«

Мы не имеем права судить и поощрять кинематограф с точки зрения идеологии

«

Р. А.: У нас помощь распределяется исключительно комиссией, состоящей из профессионалов. Государство в виде чиновников лишь помогает в организации их работы. Кроме того, во Франции существует давняя многовековая традиция госслужбы. Во французской киноиндустрии нет проблем с коррупцией — нет скандалов, судебных дел. Коррупционные проблемы возникают, например, с заключением тендеров на строительство или распределением заказов на строительство дорог. Вот тогда начинается буря в СМИ. — В России сегодня остро встает вопрос идеологии, существует госзаказ на патриотическое кино. Каким образом транслирует, и транслирует ли, государство идеологию через кинематограф? Р. А.: Нет. У нас проекты оцениваются исключительно по эстетической составляющей и артистическим качествам. Сценарий, синопсис фильма обсуждаются в каждой из комиссий. Но нет никакого идеологического задания в качестве обязательного условия, нет «специальных поддержек». У нас снимается огромное число фильмов, довольно критично описывающих французскую систему, в том числе и власть. И этот автор может вернуться в государственный орган за поддержкой новой картины, если у него хороший проект. А дальше какой-то телевизионный канал может отказаться показывать его фильм, сочтя критику слишком резкой. Или какой-то актер не согласится с видением режиссера, откажется сниматься. Это их право. Но мы не имеем права судить и поощрять кинематограф с точки зрения идеологии.

Беседовала Лариса Малюкова

С

уть сборника «Словесные конструкции. 35 великих архитекторов мира» (М.: КоЛибри, АзбукаАттикус, 2012) определена в предисловии Евгенией Микулиной, главным редактором журнала Architectural Digest: «На протяжении десяти лет журнал AD публиковал интервью с самыми знаменитыми архитекторами мира. Лучшие критики, пишущие об архитектуре на русском — Владимир Паперный, Григорий Ревзин, Алексей Тарханов, — встречались с великими молчунами и заставляли их раскрыться. Под напором блистательных интервьюеров архитектурные звезды показывали человеческое лицо, делились политическими и религиозными взглядами, хвастались детьми, жаловались друг на друга, формулировали творческое кредо. В этой книге собраны тридцать пять лучших архитектурных интервью, опубликованных в AD за десять лет». Таким образом, по-русски заговорили: Оскар Нимейер, Сантьяго Калатрава, Норман Фостер (куда ж без него?), Фрэнк Гери с его ар-деко гигантов — искривленными, текучими, закрученными космическим штормом в спираль билдингами, облицованными титановым листом (самое знаменитое из этих зданий — музей Гуггенхайма в Бильбао), Ренцо Пьяно — автор Центра Помпиду, Жан Нувель — автор Института арабского мира в Париже и комплекса «Лувр в Абу-Даби», Николас Гримшоу — автор выставочного комплекса Франкфуртской ярмарки с его спокойным удобством и величием монумента «цивилизации банкира и инженера», Ханс Холяйн — с такой смелостью и безупречным вкусом вписавший на Соборной площади Вены, в густом цветении готики и барокко, свой билдинг из стали, стекла и зеленого мрамора на место разбомбленного в войну здания. …Даниэль Либескинд, Доминик Перро, Эрик ван Эгерат, Кисе Курокава (помимо Национального ц��нтра искусств в Токио и других знаменитых музеев Японии — автор генерального плана Астаны). Сквозной сюжет книги — петербургский конкурс на второе здание Мариинского театра (со всеми печальными гримасами этой истории). Помянут, естественно, и ошеломительный проект Эрика ван Эгерата: пять башен — «Экстер», «Кандинский», «Малевич», «Попова» и «Родченко» — в Москве, на Крымском. Завершается сборник на оптимистической ноте: беседой с 47-летним Давидом Аджайе, автором здания Школы управления «Сколково» (2010), — единственным западным архитектором, которому удалось не только блистательно презентовать свой проект в Москве, но и довести дело до конца, сохранить замысел и обойти построенное здание. Книга, естественно, полна иллюстраций. На них — чуть не вся Global Village, мир, сжатый цивилизацией воедино. И безмерно разные по масштабу и функциям здания, комплексы, артефакты, игрушки гигантов: от колоссальной «фары» фасада BMW Welt в Мюнхене (Вольф Прикс) до тщательно проработанного технологически проекта типового жилья для переселенцев и жертв стихийных бедствий.

История этого проекта японского архитектора Шигеру Бана крайне проста: «Гуманитарное строительство Бан начал весной 1995-го, когда фотографии жертв конфликта в Руанде обошли весь мир, а защитники демократии предпочли их не заметить. После поездки в Руанду Бан обратился к комиссару ООН с идеей проекта жилья для миллиона беженцев. В результате по его проекту компания Vitra выпустила трубы из прессованной водостойкой бумаги, из которых собирались палаточные каркасы». Впрочем, из таких же труб, с крышей из непромокаемой почтовой бумаги, Бан построил и свой знаменитый «Павильон Япония» для Expo 2000 в Ганновере. А должность консультанта Верховного комиссара ООН по делам беженцев сделала работу Бана над проектами скоростного возведения сверхдешевого и прочного жилья для переселенцев целой линией его деятельности: «бумажные бревна», бамбук, пластиковые бутылки, пенопластовые шарики, ящики из-под пива… Церковь из таких материалов (по проекту, вдохновленному одной из римских церквей Борромини) Бан построил для жертв землетрясения в японском Коби. Рассчитанная на два года, она простояла 11 лет. …И тут мы, пожалуй, подходим к месседжу и сути книги блистательных интервью. Сделанных, напомню, русскими архитектурными критиками для русского читателя. В чем их цель? В ликвидации архитектурной безграмотности граждан страны, семьдесят лет закрытой наглухо? Несомненно. Но кажется, тут есть смысл и поглубже. «Частных особняков» на страницах сборника почти нет. Но трудно не заметить великолепие новых музеев и новых библиотек «большого мира». Особенно  — музеев технических и естественно-научных. И особенно — университетских библиотек. Эти здания — как и то, что говорят самые блестящие архитекторы современности, как и сами их судьбы, очерченные в разговорах, — подтверждают: есть огромный мир, живущий яростью труда и блеском знания. И наш мир — с Незнайкой в колоссальных развесистых кустах пластмассовой клубнички как символом России на шанхайской Expo — по-прежнему безмерно от него далек. Прежде всего — «по понятиям». В этом отношении книга «Словесные конструкции. 35 великих архитекторов мира» — еще и гениальное, просто целебное чтение для российских подростков. Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»


/

культурный слой фест

«Новая газета» среда. №76 11. 07. 2012

23

У

же в электричке на Ленинградском вокзале ощущается нашествие веселых молодых людей с рюкзаками, пенками и гитарами. Те, кто едет не на фестиваль, а по своим делам, жмутся к стенкам вагона, растерянно глядя вокруг. А толпа встречает радостным воплем отправление электрички из Москвы на «Нашествие». Эта залихватская радость выплескивается и в разномастных флагах, ставших неотъемлемым атрибутом фестиваля. По ним можно учить географию: столько названий и гербов разных городов России виднеется над полем. Особенно много названий небольших городков. Жителям хочется, чтобы все вокруг знали: их маленькие, но гордые Клин, Гжель, Раменское тоже имеют здесь своего «делегата». Но лучше всего настроение приехавших отражает самодельный бело-оранжевый флаг — «Наша палатка здесь. Мы счастливы!» «Мы поженились три недели назад. А познакомились в 2009-м, здесь, на «Нашествии»!» — перекрикивая группу «Браво», рассказывает мне пара из Архангельска — и он, и она в красных галстуках и пилотках, и вокруг еще человек двадцать таких же «пионеров». Большая компания из Архангельска — «северный десант», как они про себя шутят, — каждый год придумывает какой-нибудь флешмоб. Неподалеку под «Любите, девушки, простых романтиков» кружатся, обнявшись, парень в шортах и девушка в свадебном платье и фате. Свадьба у них состоялась только вчера, и они сразу сюда. К молодоженам подходят незнакомые люди, жмут руки — поздравляют. Два подвыпивших панка даже вручили им судок с шашлыком в качестве праздничного угощения. Среди танцующих я заметила женщину в индейском костюме, с перьями в волосах. «У мужа недавно был день рождения, устраивали вечеринку в индейском стиле, — объяснила она мне. — А потом подумали: зачем костюмам пропадать? И взяли их сюда». «Нашествие» воспринимают как карнавал, необходимый, чтобы хоть ненадолго отринуть правила и условности, забыть о проблемах, выйти за рамки. Недаром так разлетаются у продавцов ядреных цветов парики, шляпы пиратов и маски чудовищ. В обычной жизни все боятся показаться смешными, а здесь, наоборот, — в порядке вещей расхаживать по полю в красном плаще Супермена или в каске с ирокезом из наклеенных банок из-под пива. У приехавших в Большое Завидово есть три дня, чтобы посходить с ума и побыть свободными. Здесь все следуют девизу, спетому со сцены группой Louna: «Не важен возраст и пол, будь самим собой и будь проще, свобода и рок-н-ролл! Сделай громче!» «Громче» зрителям делают со сцены с часу дня и до часу ночи. Но музыканты не только развлекают толпу — они высказываются. «Все люди равны, но, как и раньше, / В мире есть те, кто равнее других, / И праведный гнев становится маршем / Голодных и злых». Выступление группы Louna получилось яростным — настоящей декларацией протеста. «Боритесь за ваши права и свободы!» — призвала солистка Лусинэ Геворкян после выступления. Несколько мягче выразился Борис Гребенщиков: «Проснись, моя Кострома, не спи, Саратов и Тверь, не век же нам мыкать беду и плакать о хлебе…» «Ты ни при чем? Равнодушие убивает не хуже пули!» — бичевал зрителей лидер «Ляписа Трубецкого» Сергей Михалок.

Земфира приехала впервые за 10 лет

И «Нашествие» вышло «Иначе» Всеобщий карнавал стал фоном, на котором музыканты выражали протест, а когда на сцену вышел Шевчук, люди даже пиво пить перестали Жаль, что никто из музыкантов не конкретизировал: так, про наводнение на Кубани, произошедшее на второй день «Нашествия», со сцены не было сказано ни слова. Мобильный интернет на поле не работал, поэтому большинство оставалось в неведении. А Игорь Растеряев и вовсе спел песню со строчкой «Эх, весеннее половодье, как же нравишься ты мне», а на пресс-конференции объяснил нашему корреспонденту: «Я не подумал об этом, но песня ведь не о том, что кто-то погиб. Это песня-весна». Пестрое поле «Нашествия» перестает плясать, неистово махать флагами и даже пить пиво, когда на сцене появляется группа ДДТ. Юрий Шевчук привез на фестиваль свою новую программу «Иначе», а чтобы ее понять, надо вслушиваться. И зрители вслушиваются — это требует такого напряжения, что некоторые, не выдержав, уходят от сцены. А остальные смотрят, как в ночи оживает огромный экран с видеорядом — важной составляющей альбома (впервые программа исполняется под открытым небом). И слушают тяжелые, сложные песни. Шевчук заставляет их взглянуть в лицо тому, что «Нашу родину сожрал СПИД», признать, что «Оставаться самим собой — расточительный труд» и отнестись к России как к «женщине с разбитым лицом». Но завершение программы вселяет в зрителей надежду. ДДТ прощаются со зрителями под «Юго-Западный

ветер», который «отключил в головах светофоры». Не менее ожидаемой, чем Шевчук, на фестивале была Земфира. Она приехала впервые за 10 лет. Точнее, прилетела на вертолете, который сел на боковую пристройку к сцене. Певица прошла к микрофону, пока ее музыканты играли вступление первой песни, вызывая дрожь нетерпения у поклонников. Дальше были полтора часа горящих в руках зрителей зажигалок и дружного гула голосов — слова песен знали и мужчины, и женщины всех возрастов. Земфиру встречали так тепло, что, отстраненная и сердитая вначале, она оттаяла, стала благодарить и улыбаться. Более эффектным, чем появление, был только финал ее сета: на завершающей песне «Аривидерчи» над главной сценой загрохотал салют, и тут восторг зрителей совсем зашкалил. «Нашествие» — как зазеркалье, «все чудесатее и чудесатее»: пивная компания агитирует за здоровый образ жизни, а окатившему водой с головы до ног мокрые люди кричат «Спасибо!». Спорт на фестивале — и футбол, и волейбол, и — новшество — каток, как ни парадоксально, спонсировала пивная компания «Клинское»: парни и девушки в зеленых костюмах с эмблемой пива пр��зывали заниматься физкультурой, а также садиться за руль трезвыми. А еще «Клинское» объявило акцию: в одном из шатров выдавали по бесплатной банке пива

за пять собранных на поле мешков мусора (в том числе тех же банок, только брошенных и растоптанных). Сработала идея или нет, но к концу третьего дня на поле было значительно чище, чем в прошлом году, когда на вытоптанной траве возвышались горы мусора. Посреди выступления группы Louna пожарная машина сбоку от сцены ожила: парень в форме МЧС с явным удовольствием окатывал толпу водой из шланга. Это тоже традиция «Нашествия» — зрители хохотали, прыгая под рукотворным ливнем. «Конечно, нам нравится! Мы специально здесь встали! — объяснили мне в компании, которой досталось больше всего, — их коврики и обувь буквально плавали в луже. — А то в другие годы мы оказывались слишком далеко от машины, на нас вода и вовсе не попадала». Опьяненные свободой, люди здесь становятся добрыми и открытыми. Как парень в шотландской юбке-килте и с ангельскими крылышками, надетыми на обгоревшую спину. Он стоял на дороге и раскрывал объятия каждому встречному. Чем ты нелепее, смешнее и безумнее, тем охотнее к тебе идут в объятия. Это и есть «Нашествие».

Шевчук вселяет надежду

«Проснись, моя Кострома» — пел Гребенщиков

«Ляпис трубецкой» боится равнодушных

Наталия ЗОТОВА Фото Евгения ФЕЛЬДМАНА


Он и есть — гамбургский счет Петру Фоменко — 80 лет

Марина ТОКАРЕВА

Юрий РОСТ

К

огда он звонит — изредка, — я неизменно слышу одну и ту же фразу, произнесенную мгновенно узнаваемым голосом: «Это некий Фоменко»… «Некий Фоменко» 13 июля отмечает восьмидесятилетие. Хочу, чтобы он был всегда. Петр Фоменко сегодня и есть — гамбургский счет. Эталон жизни духа в самом суетном среди всех ремесле. Он сумел — потому что так решил — уклониться от любой суеты: не ваксит сурковских сапог, не дружит с менеджерами от театра, не ищет наград. Фоменко ненавидит интервью. Он выговаривается иначе. Работает. Для тех, кто понимает сложность устройства человека и мира. Шестьдесят спектаклей, несколько инфарктов, плеяда уникальных артистов… Среди многих любимых его работ у меня есть самая любимая: больше не существующий «Великолепный рогоносец». Он принадлежал к редчайшим на сцене явлениям, когда спектакль больше, чем спектакль, и был о невыносимой, безумной, счастливой и трагической власти творческого воображения. Кому повезло с ним дружить, выпивать («Петя был свободным даже в советское время», — говорил Егор Яковлев), слышать, как он поет, рассказывает («В этом он невозможно красив, гусарски изящен», — говорил Константин Райкин), репетировать («Ты и не подозревал, что умеешь харкать кровью и тут же подниматься на метр от пола», — говорят артисты) — тот знает: «Фома» вмещает все. Жестокий. Нежный. Отважный. Панический. Уклоняющийся. Неуловимый. Веселый и трагический. Вялый. Бешено энергичный. Изглоданный сомнениями. Абсолютно уверенный. Игрок. Артист. Строитель. Автор. Он средоточие парадоксов и таинственных умений. Старый мастер — молодой режиссер. Приверженец обветшалой классики — Островского, Пушкина, Толстого, Чехова  — виртуоз свежих сценических решений. Воспитатель поколений — тех зрителей, которые поклоняются спектаклям его «Мастерской», и тех учеников-последователей, на которых с годами незримо и очевидно проступают водяные знаки подлинности, на комто отчетливей, как на Женоваче и Карбаускисе, на ком-то бледней. …Сидишь в темноте, и душа твоя ликует: на маленьком пятачке или на большой сцене с тобой, именно с тобой, делают что-то, отчего ты становишься богаче, лучше, счастливее. И в воздухе между сценой и залом возникает нечто, что тут же, через два-три часа, перестанет существовать, но останется в тебе, пока ты есть. Это — театр. Петр Фоменко его раб, властелин и данник. Самое условное искусство на свете он естественно превращает в воздух, без которого нельзя дышать. То есть жить.

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: К. Полесков, А. Полухин Наш адрес в интернете:

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Ольга Боброва (обозреватель), Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (обозреватель), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ ( зам главного редактора, редактор службы информации), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ (редактор пятничного выпуска), Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела «Общество»)

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Ольга БОБРОВА, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Владимир МОЗГОВОЙ, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид Никитинский, Ирина Петровская, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Юрий ГЕЙКО, Александр ГЕНИС, Павел Гутионтов, Андрей КОЛЕСНИКОВ (Мнения & Комментарии), Александр ПОКРОВСКИЙ, Станислав РАССАДИН , Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Юлия ПолухинаМАРТОВАЛИЕВА (повседневный рынок), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба) Группа выпуска: Анна Артемьева (фотокорреспондент), Алексей КОМАРОВ, Татьяна Плотникова (бильдредакторы), Наталья ПЛОТНИКОВА, Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет)

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 7724833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: Зао «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционноиздательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990.

Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Борис БРОНШТЕЙН (Казань), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТ-АДЖИЕВ (Самара), Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга Мусафирова (Украина), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина Халип (Минск) WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Сергей АСРИЯНЦ, Сергей ЛИПСКИЙ, Евгений ШИРЯЕВ

Подписные индексы: 32120 (для частных лиц) 40923 (для организаций) Подписка на газеты и журналы по Москве через интернет: www.gazety.ru

дирекция Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета») Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора по развитию), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Ярослав кожеуров (юридическая служба), Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Алла ГЕРАСКИНА (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал)

© АНО «РИД «Новая газета», 2012 г.

Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

АДРЕС РЕДАКЦИИ: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990. Прессслужба: 8 495 9262001 Отдел рекламы: 8 495 648-35-01, 6215776, 623-17-66 Отдел распространения: 8 495 648-35-02, 6235475 Факс: 8 495 6236888. Электронная почта: 2012@novayagazeta.ru Подписка на электронную версию газеты: distrib@novayagazeta.ru

Газета печатается вo Владивостоке, Екатеринбурге, Краснодаре, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Рязани, Самаре, СанктПетербурге. Зарубежные выпуски: Германия, Израиль, Казахстан

Общий тираж — 272 700 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 8 947 926 просмотра за июнь 2012 г. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

Срок подписания в печать по графику: 19.30, 10.07.2012 г. Номер подписан: 19.30, 10.07.2012 г. Отпечатано в ЗАО «Прайм Принт Москва». Адрес: 141700, МО, г. Долгопрудный, Лихачевский проезд, д.5В. Заказ № 2471. Тираж — 55900 экз. Общий тираж — суммарный тираж московских и региональных выпусков за неделю. Цена свободная.


Новая газета №76