Page 1

Êóëüòóðà

Просветительский журнал

и здоровье № 1, 2008

Духовная столица Сибири

«Не могу без того, чтобы врачом не стать...»

Люди и время


Зажги свечу, моя Россия, Во здравие себя самой, В тебе заряд огромной силы Накоплен славой вековой.

Твое народное создание, Загадка - “русская душа”, За доброту и сострадание Она счастливой быть должна.

Ты наша вера и надежда, Опора наша и любовь. Была могущественна прежде, Великой стань, Россия, вновь.

Крута российская дорога, Не счесть опасных виражей, И только вечная тревога За жизнь подросших сыновей!

Неповторима в этом мире, Нигде страны подобной нет, Сформировалась в новой силе, Как евроазиатский свет.

Зажги свечу, моя Россия, Во здравие себя самой, Тебя избрал нам Бог- Мессия, Будь нашей светлою судьбой!

Яндаева Галина


КУЛЬТУРА И ЗДОРОВЬЕ Просветительский журнал № 1, 2008

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ: Николай ЖВАВЫЙ, академик МАНВШ Николай ГУБАНОВ, доктор философских наук Роман ДЕНИСОВ, специалист по работе с молодежью РЕДАКЦИЯ: Главный редактор Тамара ТРУНИЛОВА Выпускающий редактор Роман САЛОВ Литературный редактор Валентина ДВОРОВАЯ Обозреватель разделов «Культура», «Поэзия» и «Тюменский меридиан» Надежда ЕЛИСЕЕВА Обозреватель раздела «Биомедицинская этика» Юрий ГОРДЕЕВ Обозреватель разделов «Здоровье» и «История медицины» Геннадий ШЕВЕЛЕВ Обозреватель раздела «Фитотерапия» Тамара СМАГИНА Обозреватель разделов «Милосердие и благотворительность в России», «История медицины» Ольга ЛАНЧУК Обозреватель разделов «Молодежная политика» и «Музыкальная культура» Валентин ОСИПОВ Корреспондент Екатерина ВЫДРИНА Верстка Татьяна ЗАХРЯПИНА Фотокорреспондент Александр ОСИПОВ ПОПЕЧИТЕЛЬ Председатель совета директоров ООО «Адвекс-Т» Сергей СУХАРЕВ Адрес редакции: 625023, г. Тюмень, ул. Одесская, 54, каб. 416 Распространяется бесплатно. Тираж 500 Отпечатано в ООО «Печатник», 625026, г. Тюмень, ул. Республики, 148 1/2, тел. (3452) 20-51-13, 32-13-86

СОДЕРЖАНИЕ Пролог «О Русь, взмахни крылами»...............................................................................2 ТЕМА НОМЕРА: ЛЮДИ И ВРЕМЯ Михаил ГОЛУБКОВ. Творчество А. И. Солженицына как итог литературного столетия ................4 Митрополит ПИТИРИМ. Почему так трудно жить в России? . ........................8 Станислав ГОВОРУХИН. Сбережение народа.................................................9 РОССИЯ МОЛОДАЯ Галина БОДРЕНКОВА. Добровольчество в современной России..................12 Роман ДЕНИСОВ. Врач в России – больше, чем врач...................................16 Людмила Ревнивых. Потенциал добра и милосердия...............................18 МЫСЛЬ В КУЛЬТУРЕ Николай ГУБАНОВ (младший). Неизбежно ли столкновение культур и цивилизаций? ..................................20 Валентин КНЯЗЕВ. Карнавал бездуховности или спасительный разум?....22 Виктор КОСТЕЦКИЙ. Что такое русский дух?.................................................25 Александр ОСИПОВ. И снова наступает утро................................................26 Владимир БОЛЬШАКОВ. Человек на земле...............................................28 Виктор Боков. Стихи.......................................................................................30 Федор СЕЛИВАНОВ, Николай МАТВЕЕВ-ЗОТОВ. О благодетельности крестьянского бытия......................................................31 МИЛОСЕРДИЕ В ЛИЦАХ Юрий ГОРДЕЕВ. Биомедицинская этика в медицинском вузе......................32 Ирина СИЛУЯНОВА. «Клятва» Гиппократа с христианской точки зрения........................................33 Николай ЖВАВЫЙ. Драма современной медицины .....................................37 Леонид ДУРНОВ, Ирина ШОРОХОВА. Корпус под номером тринадцать......................................................................39 Ольга Контышева, Георгий Хромов. «Не могу без того, чтобы врачом не стать...».................................................41 ТЮМЕНСКИЙ МЕРИДИАН Анатолий МОНОШКИН. Полвека – любимому делу или С. И. Карнацевич – родоначальник тюменской педиатрии.....................44 Нина Зарубина. всем ортопедам-травматологам с нежностью посвящаю.............................45 Творческий путь профессора М. Ф. Дурова....................................................46 Ольга ЛАНЧУК, Геннадий ШЕВЕЛЕВ. Андрей Текутьев: купец, меценат, просветитель и «неудобный» человек»...............................48 Надежда ЕЛИСЕЕВА. Путешествие в Тобольск.............................................50 ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ Владимир ЖДАНОВ. Пьяный дурман похож на обман..................................52 Геннадий ОНИЩЕНКО. СПИД не спит, или беда под названием ВИЧ/СПИД......................................55 Евгения ОСИПОВА. Самолечение: за и против..............................................56 Тамара СМАГИНА. Когда зацветет сирень.....................................................58 Геннадий ШЕВЕЛЕВ, Тамара СМАГИНА. Золотой Иван Иваныч.................60 Татьяна Андреева. Курить – здоровью вредить! ........................................63 НАСЛЕДИЕ Николай ГОГОЛЬ. Несколько писем из книги «Выбранные места из переписки с друзьями»...............................................64 ЛИТЕРАТУРНЫЕ ОПЫТЫ Василий ПОЛУШКИН. Лекарство от простуды................................................68 Екатерина Дмитриева. Мученица со сложным именем...............................70 Екатерина ВЫДРИНА.Стихи.............................................................................71 Валентин ОСИПОВ. Хлебушек с кипяточком..................................................72 Наталья ГРАЧЕВА. Я покрасила белое в черное….......................................73 ЭПИЛОГ Олег ПАВЛОВ. Конец века (в сокращении).....................................................74


2

ПРОЛОГ

«О Русь, взмахни крылами!» Дорогой читатель! В духовной глубине современной России зреют идеи необходимости осмысленной, нравственной, здоровой жизни. Иностранцев это удивляет: старая Европа живет себе и поживает, не думая о том, что ей нужна какая-то особая национальная идея, движущая страну вперед, а о здоровье – само собой – нужно заботиться, а как же иначе. Создается впечатление, что в условиях России эти идеи еще должны прижиться, так как наш народ, наученный историей, привык к мысли о недолговечности этого бренного мира. Наверное, поэтому мы скорее готовы к подвигу, чем к нормальной, мирной жизни без потрясений. Название и, соответственно, направленность журнала задумывались как два термина непосредственно связанных друг с другом понятий. Т.е. культура здоровья (условия здорового образа жизни) и здоровая культура (разновидности творчества, ведущие к просвещению, в противовес разлагающим и деградирующим видам искусства). ЗДОРОВЬЕ как полнота жизненной силы, и КУЛЬТУРА как высшее достижение в общественной, духовной и производственной сферах. Что их объединяет и роднит?

Общая идея оздоровления ЖИЗНИ, которая не может быть достигнута варварским, некультурным путем. Культура и здоровье – это две ценности, два пути, две идеи, два берега вечно текущей реки под названием мирная жизнь. Для современной России это еще и два крыла, которые могут поднять нас на осознание перспектив развития и обеспечение будущего. Посвящен проблемам здоровья человека, общества и природы; развитию человеческих ресурсов; духовной, нравственной и физической культуре основе здорового образа жизни; воспитанию детей и молодежи; спорту; ресурсам здоровья; проблемам социального здоровья и добровольчества медико-социальной сферы; другим проблемам, вытекающим из общей идеи и направленности журнала. Приглашаем читателей к обсуждению проблем сохранения здоровья и культуры, а авторов – к участию в подготовке следующих выпусков, если журналу суждено будет сбыться.

Редакция журнала


Культура и здоровье/№ 1/2008

Вадимов Евгений Русская культура – это наша детская С трепетной лампадой, с мамой дорогой. Русская культура – это молодецкая Тройка с колокольчиком, с расписной дугой. Русская культура – это сказки нянины, Песня колыбельная, горькая до слез. Русская культура – это разрумяненный, В рукавицах-варежках, Дедушка Мороз. Русская культура – это кисть Маковского, Мрамор Антокольского, Лермонтов и Даль, Терема и маковки, звон Кремля Московского, Музыки Чайковского сладкая печаль. Русская культура – это дали Невского В серо-белом сумраке северных ночей, Это – радость Пушкина, горечь Достоевского И стихов Жуковского радостный ручей. Русская культура – это все, чем славится Со времен Владимира наш народ святой. Это наша женщина – русская красавица, Это наша девушка с чистою душой. Русская культура – наша жизнь убогая С вечными надеждами, с замками во сне, Русская культура – это очень многое, Что не обретается ни в одной стране.

3


4

Тема номера: ЛЮДИ И ВРЕМЯ

Творчество А. И. Солженицына как итог литературного cтолетия Михаил Голубков

Л

Михаил Михайлович Голубков, д. ф. н., исследователь творчества А. И. Солженицына, называет писателя пророком в нашем отечестве и не только центральной фигурой современной русской литературы, но и знаковой фигурой рубежа веков. Считает, что понять роль писателя можно, лишь определив его место в литературном процессе ХХ века в целом. Ученый не претендует на истину в последней инстанции и справедливо считает тему «А. И. Солженицын и русская культура» открытой для изучения и обсуждения. из выступления ученого на конференции «А. И. Солженицын и русская культура», Саратов, 2004

итературная эпоха ХХ столетия имеет четко обозначенную кольцевую композицию: два рубежа веков (ХIХ-ХХ и ХХ-ХХI) схожи, начала и концы предстают как явно соотнесенные. Подобно тому как модернистская эстетика в конце ХIХ столетия кардинально изменила предшествующую литературную (реалистическую) парадигму, так постмодернизм конца ХХ века принялся разрушать то, что было создано до него. В частности, он разрушил серьезное отношение к литературе, десакрализовал литературу, лишил ее права быть Церковью, а писателя – пастырем. Русская культура на наших глазах почти моментально за какое-нибудь десятилетие утратила важнейшее свое качество, свойственное ей на протяжении трех последних столетий: литературоцентризм. Писатель, если воспользоваться словами Пушкина, утратил дар Пророка и превратился всего лишь в поэта. Писатель стал всего лишь писателем, как, скажем, в Европе или в Америке. Если литературная эпоха ХХ века началась сменой художественных парадигм, то и завершилась ею же: постмодернизм, вторичная художественная система превратила художественное творчество в игру, а литературу – в изящную словесность. В результате возникла ситуация, которую условно можно обозначить как ситуацию культурного вакуума: перестав быть литературоцентричной, культура не смогла найти иной центр, создающий систему идеологических, эстетических и нравственных координат. Как это проявляется в литературном процессе? Как формируют современную социокультурную ситуацию? Современная русская культура на наших глазах резко меняет свои очертания. Для нас, в контексте разговора о Солженицыне, важно изменение статуса литературы: русская культура перестала быть «литературоцентричной». Хорошо это или плохо? Перед ныне живущими поколениями русских людей, привыкших видеть в литературе одну из самых важных форм общественного сознания, подобная ситуация может предстать как драматичная. Новый писатель, пришедший в литературу в 1990-е годы, за редким исключением не только не может, но и не хочет предстать реалистом, следовательно, мыслителем, всерьез озабоченным ролью человека в историческом процессе, философом, размышляющим о смысле человеческого бытия, историком и социологом, ищущим истоки сегодняшнего положения дел и нравственную опору в национальном прошлом. Если все эти


Культура и здоровье/№ 1/2008 темы и остаются, то в заниженном, комическом, пересмеянном варианте, как, к примеру, у В. Пелевина в его романах «Жизнь насекомых» или «Чапаев и Пустота». Роль писателя как учителя жизни оказалась поставлена под сомнение. Поэтому читателями, традиционно рассматривающими литературу как учебник жизни, а писателя – как «инженера человеческих душ», нынешнее положение осмысляется как ситуация пустоты, своего рода культурного вакуума. Масштабы подобного можно себе представить особенно наглядно, если вспомнить, что два последние столетия, начиная с пушкинской эпохи, русская культура была именно литературоцентрична: словесность, а не религия, философия или наука формировали национальный тип сознания, манеру мыслить и чувствовать. В результате литература сакрализировалась, стала священным национальным достоянием. Формулы «Пушкин – наше все» или «Пушкин у нас – начало всех начал» определяли место литературы в национальной культуре и место писателя в обществе. Но естественна ли была сакрализация литературы, ее культ в сознании русской интеллигенции? Возможно, нет – хотим ли мы того или не хотим, русская литература XIX и XX веков приняла на себя функции, вовсе не свойственные словесности. Она стала формой социально-политической мысли, что было, наверное, неизбежно в ситуации несвободного слова, стесненного цензурой – царской или советской. Вспомним мысль Герцена: народ, лишенный трибуны свободного слова, использует литературу в качестве такой трибуны. Она стала формой выражения всех без исключения сфер общественного сознания – философии, политики, экономики, социологии. Писатель оказался важнейшей фигурой, формирующей общественное сознание и национальную ментальность. Он принял на себя право бичевать недостатки и просвещать соотечественников, указывать путь к истине, быть «зрячим посохом» народа. Это означало, что литература стала особой формой религии, а писатель – проповедником. Подобная ситуация, сложившаяся в XIX веке, стала особенно трагичной в XX столетии, в условиях гонения на Церковь. Литература оказалась храмом со своими святыми и еретиками, тексты классиков стали священными, а слово писателя могло восприниматься как слово проповедника. Литература как бы стремилась заполнить нравственный и религиозный вакуум, который ощущало общество и его культура. Но беда в том, что слово художника – не слово пастыря. Ничто не может заменить обществу Церковь, а человеку – слово священника. Литература, взяв на свои плечи непосильную ношу, надорвалась к концу века. Отсюда и трагическое для общества ощущение утраты последней веры и культурного вакуума – ведь именно в литературе ХIХ столетия сформировались национально значимые образы, своего рода архетипы национальной жизни, такие, как «Обломов и обломовщина», «тургеневские девушки», «лишние люди» Онегин и Печорин. В XX веке ситуация почти не изменилась. Достаточно вспомнить широкие образы-символы, пришедшие из литературы в действительность 1980-1990 годов: «манкурт» Ч. Айтматова, «белые одежды» В. Дудинцева, «пожар» В. Распутина, «покушение на миражи» и «расплата» В. Тендрякова и «рако-

5

вый корпус», «красное колесо», «шарашка», «архипелаг» А. Солженицына. Они сложились в своего рода «код» эпохи и стали категориями общественного сознания первой половины 90-х годов. И вдруг, внезапно, молниеносно, меньше чем за десятилетие, литература перестала быть религией, слово писателя – словом духовного пастыря. Драматическое ощущение тупика и конца русской литературной традиции последних трех столетий – в резком изменении социокультурной ситуации, о которой шла речь. Однако обращение к опыту Солженицына обнаруживает иллюзорность подобных представлений о литературе рубежа ХХ-ХХI веков. Солженицын – художник, предлагающий современные векторы литературного движения, которые именно в ситуации постмодернистского кризиса видятся особенно актуальными: – это обретение нового качества реализма (в сравнении с XIX и XX веками), – художественное выражение религиозно-философской концепции бытия, – освоение художественного опыта модернизма и постмодернизма. Солженицын принадлежит к тому типу творческой личности, которая стремится реализовать возможности прямого воздействия на общество писательским словом. Думается, что и литературное поприще было избрано им как общественная трибуна, с которой можно обратиться к современникам и потомкам. Литературный дар открывал возможность, оставаясь художником, говорить о проблемах политических, как бы балансируя между политикой и художественностью и совмещая их. «Конечно, политическая страсть мне врожденна, – размышлял Солженицын уже значительно позже о первых днях своего пребывания на Западе, после депортации из СССР в 1974 году. – И все-таки, она у меня – литературой, после, ниже. И если б на нашей несчастной родине не было погублено столько общественно активных людей, так что физикам-математикам приходилось браться за социологию, а поэтам за политическое ораторство, – я отныне и остался бы в пределах литературы» (Угодило зернышко промеж двух жерновов. Очерки изгнания. Часть первая. 1974 – 1978). Такое понимание литературных целей определяет, в первую очередь, реалистическую доминанту его творчества. Солженицын, формируясь как творческая личность в историко-культурной ситуации 30-х годов, унаследовал от нее и пронес через всю жизнь представление о том, что только реализм является наиболее адекватным методом постижения правды жизни. «Ничего не поделаешь, – говорит он, – я действительно не вижу перед собой задачи выше, чем служить реальности, то есть воссоздавать растоптанную, уничтоженную, оболганную у нас реальность». Но что мыслит Солженицын под этим словом? В том, как отвечает писатель на этот вопрос, и кроется, во-первых, ключ к его пониманию собственных творческих задач, во-вторых, истоки его принципиальных разногласий с реалистами XX века, такими, как, скажем, М. Горький или А. Толстой. Суть в том, что Солженицын – религиозный писатель. Поэтому мир, нас окружающий, он видит как Творение, исполненное глубочайшего смысла, в том числе и символического. Именно поэтому он вовсе не нуждается в домысливании, в


6

Тема номера: ЛЮДИ И ВРЕМЯ

обогащении художественного образа, в «типизации», основе основ реалистического метода. Задача художника состоит в том, чтобы постичь в реальности, нас окружающей, Божий замысел о мире, глубинный символический смысл событий и явлений, свидетелями которых мы оказываемся, но истолковать которые далеко не всегда можем. Здесь секрет того, что в его эстетике соединяется несоединимое: с одной стороны, строгий документализм, принципиальный отказ от любого вымысла, который трактуется как ненужное излишество, способное исказить истинную картину событий, будь то описание гибели Матрены или же убийство Столыпина; с другой стороны, глубинная онтологическая символика, которую видит писатель в документально подтвержденных фактах. Поэтому вымысел не характерен для Солженицына, он прибегает к нему тогда, когда реальные факты и документы принципиально недоступны. Едва ли не единственный случай вымысла – «сталинские» главы романа «В круге первом». Конечно же, все детали жизни вождя там вымышленные – и графинчик с замочком на горлышке, чтобы не подсыпали яду, и ключик от него, и многие-многие детали, воспроизводящие мироощущение человека, добровольно обрекшего себя на одиночество в подвале-бункере, охраняемом лучшими силами МГБ. Когда Твардовский указал ему на явную вымышленность этих глав, Солженицын парировал: пусть вождь теперь пожинает плоды закрытости собственной жизни. Если никто не может знать их достоверно, то художник имеет право на домысливание. В остальном же он стремится избежать вымысла: важнее прочесть в самой реальности Божьего творения ее скрытый, глубоко символический смысл. Религиозность писателя обусловливает стоицизм как основание личной и творческой позиции. Без нее нельзя понять ни развязку романа «В круге первом», ни рассказы 90-х годов, в частности «Эго» и «На краях». Истоки этого стоицизма в критике гуманистической традиции, идущей от ренессансной эпохи и обоснованной просветителями XVIII века, традиции, поставившей в созданной ей картине мироздания человека на место Бога. Современная цивилизация, по мысли писателя, трактует человека как существо изначально совершенное, делает своей целью максимальное удовлетворение его материальных потребностей. Но если бы целью человеческой жизни действительно было бы это, то, наверное, человек не был бы смертен. Следовательно, по Солженицыну, цель жизни в том, чтобы покинуть этот мир существом более совершенным, нежели пришел в него,

а не получение максимально больших удовольствий. Вот где истоки стоицизма как жизненной и творческой позиции. Глеб Нержин, герой романа «В круге первом», в момент жизненного перепутья спрашивает себя: для чего же жить всю жизнь? Жить, чтобы жить? Жить, чтобы сохранять благополучие тела? Милое благополучие! Зачем – ты, если ничего, кроме тебя?.. В сущности, герой ставит перед собой важнейший вопрос о смысле жизни. Понять, как решает его Солженицын, – значит найти ключ к его концепции мира и человека в этом мире. Однако сделать это можно, лишь обратившись не только к корпусу текстов писателя, но и к его публицистике, в первую очередь в Гарвардской речи и Нобелевской лекции. Говоря о человеке современного мира, утратившем представления об истинных ценностях и устремившемся в погоню за ценностями призрачными и ложными, Солженицын касается общих проблем Запада и Востока: он видит общий исток мировоззрения двух миров. Состояние современной западной цивилизации, упрощение и деградацию «массового существования», «как визитной карточкой предпосылаемого отвратным напором реклам, одурением телевидения, непереносимой музыки», писатель осмысляет как кризисное. Теперь, спустя четверть века после произнесения Гарвардской лекции, эта черта характеризует и фасадную сторону нашей жизни: в сущности, она предлагает личности лишь те же самые материальные ценности, которые приводят к нравственному тупику, ибо в забвении оказались истинные, духовные ценности, единственно могущие дать человеку смысл земного бытия. Истоки кризиса современной цивилизации писатель видит в гуманистических идеях западноевропейского Возрождения, в философских и политических доктринах Просвещения. Как одно из самых больших заблуждений современной цивилизации писатель трактует гуманистические идеи, восходящие к ренессансной эпохе и высшей ценности мира, центром мироздания, целью развития вселенной утверждающие человека. «Мерою всех вещей на земле оно (гуманистическое мировоззрение. – М.Г.) поставило человека – несовершенного человека, никогда не свободного от самолюбия, корыстолюбия, зависти, тщеславия и десятка других пороков». Такие идеи видятся Солженицыну как антирелигиозные, несовместимые с христианским мировоззрением, умножающие гордыню человека и человечества. Такое мировоззрение может быть названо рационалистическим гуманизмом либо гуманистической автономностью – провозглашенной и провидимой автономностью человека от всякой высшей над ним силы. Либо, иначе, антропоцентризмом – «представлением о человеке как о центре существующего». Это привело к тому, что гуманистическое сознание «не признало за человеком иных задач выше земного счастья и положило в основу современной западной цивилизации опасный уклон преклонения перед человеком и его материальными потребностями. За пределами физического благополучия и накопления материальных благ все другие, более тонкие и высокие, особенности и потребности человека остались вне внимания, <.. .> как если бы человек не имел более высокого смысла жизни». Современному человеку, русскому или же западноевропейцу, воспитанному на просвещенческих идеалах, определяющих систему его ценностей на протяжении последних трехсот лет, практически невозможно смириться с мыслью,


Культура и здоровье/№ 1/2008

что не его счастье и не счастье человечества является конечной целью существования Вселенной. И в этом смысле неважно, где он рожден и воспитан: советская идеология мало чем отличалась от западной. «Не случайно все словесные клятвы коммунизма, – говорил Солженицын в Гарвардской речи,  – вокруг человека с большой буквы и его земного счастья. Как будто уродливое сопоставление  –  общие черты в миросознании и строе жизни нынешнего Запада и нынешнего Востока! – но такова логика развития материализма». Но для чего же тогда рожден человек, если не для счастья? Такая постановка вопроса видится Солженицыным как глубоко порочная реализация просвещенческих идей. Многократно упрощенные в лозунгах советской литературы, эти идеи оборачиваются гибелью личности, обладающей «жалкой идеологией»: «человек создан для счастья», выбиваемый первым ударом нарядчикова дрына» («Архипелаг ГУЛАГ»). Довод, которым Солженицын опровергает «жалкую идеологию», формулу «человек создан для счастья», прост и очевиден и уходит в бытийную и экзистенциальную сущность миропорядка: «Если бы, как декларировал гуманизм, человек был рожден только для счастья, – он не был бы рожден и для смерти. Но оттого, что он обречен смерти, его земная задача, очевидно, духовней: не захлеб повседневностью, не наилучшие способы добывания благ, а потом веселого проживания их, но несение постоянного и трудного долга, так что весь жизненный путь становится опытом, главным образом, нравственного возвышения: покинуть жизнь существом более высоким, чем начинал ее». Видит ли современный человек эту цель в конце своего жизненного пути? Если нет, то причина тому, по Солженицыну, становится дезориентация современного человека в этом мире и забвение им основных, глубинных, бытийных ценностей, и как результат–утрата истинного смысла жизни. С гуманистическими идеями связаны и многообразные мифические представления, выработанные литературой XIX века, способные дезориентировать человека в историческом пространстве. Среди них – идеализация народного хозяйства без сколько-нибудь глубинного знания народной жизни, представление о некой мистически предопределенной правоте народа на любых поворотах истории, уверенность в некой фатальной истинности народных представлений. Вероятно, глубокая уверенность этих взглядов, принесенных литературой XIX века, была следствием неудачной

7

попытки заполнить духовный вакуум, образовавшийся в результате забвения «морального наследства христианских веков» и воли Высшего Духа, стоящего над людской жизнью. Но в человеке, даже выделившемя, противопоставившем себя миру, роду, жива потребность ощущения этой воли, потребность понимания Божественного замысла, дающего высшую нравственную оценку деяниям личности и нации и придающего смысл индивидуальному и национальному бытию. Общество, потерявшее ощущение Высшего Промысла, направляющего судьбу человека и историю нации, попыталось на это место поставить идеализированный образ Народа, который предстал как хранитель высшей мудрости и высшего знания о предназначении национальной судьбы. Истоки такого понимания – во второй половине XIX века и, в первую очередь в революционно-демократической идеологии. В сущности, взгляды Солженицына, прямо выраженные в Гарвардской лекции, дают ключ к пониманию вековой распри между народом и интеллигенцией, глубоко ошибочного преклонения интеллигенции перед народом как хранителем некой исконной истины, часто трансформированного в комплекс вины перед народом. Обращение писателя к историческим обстоятельствам начала XX века, в итоге разрешившимся гражданской войной, обнаруживает утопизм представлений русской интеллигенции о «народе-богоносце». Следование этому мифу сказывается катастрофически и на судьбах людей, воспитанных в этих представлениях книгами и средой, и на крестьянских судьбах. Трагедии подобного рода исследуются Солженицыным и в десятитомной эпопее «Красное Колесо», и в небольшом цикле двучастных рассказов 1990-х. Итак, подобное восприятие реализма, отказ от вымысла, обращение к онтологической символике, религиозность как принцип восприятия исторической реальности предопределяют совершенно новый для светской литературы последних двух столетий и тип творческой личности, и эстетические принципы литературного творчества. Солженицын как бы вбирает в себя несовместимые, казалось бы, явления: обращение к опыту древнерусской литературы (синкретизм, онтологическая символика) и к художественным достижениям модернистской эстетики ( многомерность повествовательной структуры, множественность точек зрения и их сочетаемость, подвижность авторской позиции, стремление повествователя встать на точку зрения персонажа). Современная литературная ситуация вызывает подчас ощущение некоего тупика, едва ли преодолимого («Лед» В. Сорокина и «Бермудский треугольник» Ю. Бондарева – полюса литературно-художественного сознания, намечающие, как думается, в равной степени тупиковые векторы литературного движения). Опыт Солженицына, как нам представляется, предлагает литературное преодоление и постмодернистского тупика, и исчерпанности прежних, традиционных, политически тенденциозных реалистов. Правда, при одном условии: что он будет, наконец, прочитан и адекватно осмыслен. Осмысление и понимание Солженицына – одна из самых актуальных задач, стоящих и перед каждым думающим человеком, которому небезразлична национальная судьба, и перед обществом, ищущим национальную идею и самоидентификацию.


8

Тема номера: ЛЮДИ И ВРЕМЯ

Вера в Россию владыки Питирима, митрополита Волоколамского и Юрьевского, несколько лет назад отошедшего в вышний мир, была непоколебимой. Ему было органически чуждо уныние по общественноисторическому поводу. Свою задачу он видел в том, чтобы поднять достоинство русского человека...

Р

азмышляя над «проклятым» вопросом, почему так трудно складывается судьба России, я прихожу к библейской формуле: «Егоже бо Господь любит – наказует», – то есть «учит», «вразумляет». Дурака учить нечему. А из русского человека можно выпестовать и выучить то, что никому другому не доступно. Но учить очень больно, наука болезненна. Россия представляется мне экспериментальным полем Творца. Ей уготован исторический путь синтеза. Мы все время синтезируем. В X в. мы восприняли христианство и византийскую культуру в высшей точке ее развития. Произошел первый синтез – нашей славянской самобытности и христианства. Возникло государство Киевская Русь. В XIII в. Русь была завоевана ордами монголо-татар. Это было бедствие, но тем не менее она прошла и через это испытание, осуществив некий новый синтез – преодолела раздробленность и научилась ценить мощное централизованное государство, ставшее началом великой империи. Затем, при Петре Великом, мы восприняли европейскую, возрожденческую культуру опять-таки в высшей точке ее развития – и, как результат синтеза, возникла русская культура XIX – XX вв. Наконец, годы Советской власти дали некий синтез марксизма, европейского экономического учения, с исконно русским идеалом общины. Сейчас Россия стоит на пороге какого-то нового синтеза. Поэтому нам так важно познать самих себя, определить свою идентичность. Большинство из нас – генетически, природно – славяне православного происхождения, хотя носителем русской культуры может быть человек любой национальности. Хотим мы этого, или не хотим, но за тысячу с лишним лет сформировался определенный генотип славянина восточно-европейской равнины. Мы учимся сейчас западному образу мысли и действия, но чувствуем, что не сползается этот пиджак на наших плечах. Значит, мы должны искать чего-то нового, своего. Недавно по-

ПОЧЕМУ ТАК ТРУДНО ЖИТЬ В РОССИИ? палась мне книга «Почему Россия не Америка?» Россия никогда не будет ни Францией, ни Германией, ни Америкой – только потому, что она – Россия. Это исключительный исторический феномен. У нас действительно «особенная стать» – видимо, так на роду написано. Нам нужно усвоить это, чтобы мерить «своим аршином», а не чужим, чтобы не подлаживаться под общие течения, а оставаться собой. Мы должны сказать себе: да, завтра я хочу быть лучше, чем вчера. Каждый должен начать с самого себя. Поэтому мы должны осознать все те ошибки, которые каждый совершил лично, весь груз этих ошибок, и постараться от этого тяжелого груза очиститься раскаянием. Сейчас очень часто говорят о покаянии. Покаяние – это возвращение к беспорочному состоянию, отказ от ошибок. И этот отказ должен быть искренним. Кто награбил, должен раскаяться и отказаться от награбленного, кто обманывал – честно в этом сознаться: «Дорогие мои товарищи, граждане России! Я был очень плохим человеком. Я украл у вас столько-то миллионов долларов или, допустим, тонн нефти. Прошу извинить меня, увлекся. Прошу оставить мне на прожитие, остальное пусть вернется государству». Много таких нравственных аспектов, которые могут казаться фантастичными, но на самом деле это та реальность, без которой нам нельзя идти вперед. За годы Советской власти Церковь понесла значительный количественный и некоторый качественный урон, хотя число исповедников было больше, чем число отошедших от веры. Митрополит Нестор (Анисимов) в свое время говорил: «Да, в Русской Церкви и раньше было много святых. Это были преподобные, святители, благоверные князья, мученики в Орде и на поле брани, – но после событий 1917 года небеса переполнены русскими святыми». Некогда Тертуллиан сказал, что кровь мучеников – это семена христианства. Повидимому, потери, понесенные Церковью в годы репрессий – это семена, которые мы начинаем собирать лишь сейчас. Трагический период истории русской Церкви дал нам расцвет духовности, и по сей день, несмотря ни на какие внешние перемены, катаклизмы, остается некая таинственная глубина национального достоинства, внутренней силы нации, способной в любых потрясениях сохранить свои истоки. У России есть будущее, у России непременно будет будущее, и будущее великое, – как мы глубоко исповедуем на основании того исторического опыта, который прошло наше Отечество. МИТРОПОЛИТ ВОЛОКОЛАМСКИЙ И ЮРЬЕВСКИЙ ПИТИРИМ (НЕЧАЕВ)


Культура и здоровье/№ 1/2008

Сбережение народа Станислав ГОВОРУХИН

К девяностолетию Александра Солженицына Несколько лет назад транслировали выступление Станислава Говорухина об А. И. Солженицыне, возникало ощущение настоящего добротного материала, который просится в печать. И вот они опубликованы, рассказы режиссера о живом классике… Нет, уже не о живом, а недавно от нас ушедшем. Многие идеи, которые писатель озвучивал, не были собственно его, но высказывал их именно он. Говорил тогда, когда многие молчали…

Д

9

екабрь 1992 года, Нью-Йорк. Я только что вернулся с Аляски (снимал там кино), немного простудился. Лежу, прихожу в себя в прокуренном номере отеля. Отель расположен в самом поганом месте Нью-Йорка, на углу 42-й улицы и Бродвея – секс-шопы, нищие, проститутки. Валяюсь в постели, обложился книгами – здесь, в русском магазине, полно интересных, не дошедших ещё до нас книг. Попиваю бурбон прямо из горлышка (это вместо лекарства), вдруг звонок: – Здравствуйте, с вами говорит Наталья Дмитриевна Солженицына. Станислав Сергеевич, вы же обещали, что, когда будете в Америке, заедете к нам… – Ну, – начал мямлить я. – Мне казалось, что это была простая форма вежливости… Как это обычно бывает: «будет время, заходите». – Нет, нет. Александр Исаевич ничего не говорит просто так… – Я тут ещё немножко приболел… – Мы сейчас будем вас лечить. Ступайте в аптеку… Как раз появилось чудодейственное лекарство от простуды… И стала она меня лечить. По два-три раза в день звонила, интересовалась здоровьем, объясняла, как добраться к ним – в Вермонт. Честно сказать, ехать мне не хотелось. Конечно, лестно воочию увидеть великого писателя, благодарно пожать ему руку, но… Здесь, в Нью-Йорке, в диссидентских кругах мне столько понарассказали про него: что у него несносный характер и что живёт он за глухим высоким забором под перекрёстными взглядами телекамер… Что однажды человеку, который с ним вместе сидел и так долго добирался до него, он уделил всего пятнадцать минут… Я и верил и не верил. Ну, понятно, бывает такое: талант большой, а характер ужасный… Но с другой стороны… Я часто сужу о людях так: покажи мне свою жену, и я скажу, кто ты такой. И не ошибаюсь. Иногда слышишь: «сам-то он человек хороший, только жена у него стерва». Так не бывает. Значит, и в самом есть что-то стервозное; не на пустом месте возникла пословица: «муж и жена – одна сатана». А в жену Солженицына я уже успел влюбиться. Пока – по телефону. Потом – вживую. Вот уже сколько лет прошло, а чувство моё к Наташе стало только крепче. Короче, взял я билет, заехал по дороге за цветами, сел в американский «кукурузник» и через час-полтора был в Кавендише, штат Вермонт. Наталья Дмитриевна встретила меня, и поехали в «поместье» вермонтского отшельника. Всё, что рассказывали мне в Нью-Йорке, оказалось наглым враньём. Начиная с высокого забора с телекамерами. Вместо него я увидел проволочную сетку – от зверей; во многих местах, кстати, обваленную, так что на территорию дома иногда заходят волки из Канады. Мы подъехали к дому. Меня встретил Иртыш – мохнатая дворняга тёмной масти, Стёпка, младшенький Солженицын, и совершеннейшее чудо – Екатерина Фердинандовна, мама Наташи, тёща Александра Солженицына, Катенька (как он её называл).


10

Тема номера: ЛЮДИ И ВРЕМЯ

Из рабочего домика, который служил ему кабинетом, вышел Александр Исаевич. В рубашке, сандалиях на тонкий носок (на улице снег, лёгкий морозец); приятная улыбка (смеются одни глаза), спортивная походка (спортом никогда не занимался), молод, энергичен, красив – зрелой мужской красотой… Было ему тогда 74 года. – Катенька, – спрашивает он Екатерину Фердинандовну, – когда у тебя обед?.. Предлагаю, – это уже ко мне, – немножко поработать до обеда… Мы поднялись в кабинет. Столы, столы, столы. Много столов, на них – бумаги, листочки, мелко исписанные карандашом, книги, справочники… – Писателю-историку нужны столы, – объяснил Александр Исаевич. – Это я понял, работая над «Красным колесом». Чтобы всё было под рукой, чтобы не лазить по полкам, ища нужную книгу или справочник. А рассказ… Рассказ я могу и на коленке написать. Я смотрю – ни дивана, ни какой-нибудь лежанки. Где он отдыхает? Работая по 14 часов в день, как не прилечь хоть на несколько минут, распрямить спину, не расправить затёкшие члены… – Нет, я никогда не ложусь во время работы. Иной раз, если устану, подремлю в кресле… под музыку… – А какую музыку вы слушаете? Под какую вам лучше всего работается? – Под разную. Классика, конечно. Очень люблю Шумана… – А вы гуляете? Какой тут красивый лес… – Нет. Почти нет. Меня это отвлекает. Надо смотреть всё время под ноги, переступать корни, лужи… Вот тут, на веранде, хожу иногда – туда-сюда… Я посмотрел на эту веранду. Семь шагов вперёд, семь назад. – Это же как в камере, – говорю. – А я уже привык, – хохочет. Потом мы работали. Два дня он мне читал лекции по русской истории. Кто может похвастаться, что лекции по истории ему читал великий русский писатель? И великий учёныйисторик! А я вот могу. Я как раз снимал фильм «Россия, которую мы потеряли» и нуждался в такой обзорной системной лекции. Мы сосредоточились на Февральской революции. Теперь-то уж все знают, что Октябрьской революции не было. Большевикам не надо было захватывать власть – она валялась на улицах. Настоящая революция, погубившая Великую страну, произошла в феврале 17-го года – жестокая, кровавая, разрушительная. Педагог он был великолепный. Прирождённый учитель. Представляю, как, раскрыв рты, слушали его ученики рязанской школы. Говорил он ярко, образно, с убедительными примерами. – …Всё началось с разрушения основ государственности: религии и полиции. Тут наша творческая интеллигенция особенно постаралась. Вспомните, кто был самыми отрицательными персонажами в русской литературе? Поп да урядник! Даже у Пушкина: «Жил был поп, толоконный лоб…» Это неуважение к священнослужителям достигло пика в канун революции. Вот вам пример. Идёт поп по деревенской улице. Завидев его издалека, мальчишки бегут в кузницу, раскалят докрасна подкову и бросят её в пыль на дороге.

А поп – он ведь крестьянин. Как он может не нагнуться и не подобрать нужную в крестьянском хозяйстве вещь? Обжёг до волдырей руку – мальчишки хохочут. И взрослым весело… Где-то около часа дня мой учитель прерывал урок. – Погуляйте, покурите… Я вернусь минут через двадцать… Я ходил по кабинету, разглядывал бумаги, разложенные по столам… Надо же! Я в самом сердце писательской лаборатории… Неужели он всех допускает сюда? Опять вспомнил нью-йоркских придурков, наговоривших столько пакостей про Солженицына. Потом, познакомившись с публицистикой Солженицына, я понял природу этой нелюбви. Она была ответной. Он их тоже не жаловал. Не принимал их приглашения на различные конференции, собрания. Не отвечал на их оскорбительные выпады (если уж отвечал, то спустя годы всем сразу – и его хлёсткие, остроумные ответы стали лучшими страницами отечественной публицистики); он вообще не понимал людей, покинувших Россию (как бы им ни было там трудно), добровольно бросивших свой народ в такие трудные для него годы. Сам он жил и поступал иначе: не поехал получать Нобелевскую премию – знал, что обратно не пустят; вообще говорил: «Я покину Россию только в наручниках». Так почти и получилось. Я ходил по кабинету и размышлял как раз об этом – вспомнил издёвки наших диссидентов по поводу автора и его последнего грандиозного труда. Вот оно, на полке, – «Красное колесо», уже десять или двенадцать готовых томов, набранных в домашней типографии и изданных в Париже. Потом я спрошу Солженицына: – Александр Исаевич, вы же понимаете… сейчас, когда народ уже привык к лёгкому чтению… Трудно представить, чтобы кто-то одолел все эти кирпичи… – Прекрасно понимаю, – смеётся он. – И не надо! И вам не советую. Хотя… Вы обязательно должны прочесть то, что набрано мелким шрифтом, – это документы. Что же касается простого читателя… Кто-то прочтёт… А большинство, конечно, – нет. Но зато будущий историк – исследователь Февральской революции никак не пройдёт мимо этого труда. Иначе его работа не будет полной и добросовестной… Но этот разговор состоится потом, в мой второй приезд в Вермонт. А сейчас… Открывается дверь, входит Солженицын, в руках маленький листочек с карандашными заметками…Чтото невесел – оказывается, слушал радио из Москвы… Садится напротив, рассказывает, сверяясь с конспектом, новости – что произошло за последние сутки на Родине… Потом мы ели приготовленный Екатериной Фердинандовной обед, скорее, даже ужин – было уже пять-шесть часов, стемнело. Очень простая и вкусная русская пища. Только водка датская – русской-то в Вермонте нет. Выпили, конечно, по рюмочке. Поздно вечером мы сидели с Наташей на кухне, принимали то, что у них на Западе называется дежистивом. Александр Исаевич ушёл к себе, в кабинете зажёгся свет. – Он что, работает ещё? – Уже нет… Готовится к работе: составляет план, делает выписки. Читает… Утром я спросил его: в чём секрет такой работоспособности? Работать по двенадцать–четырнадцать часов в день, ежедневно, без праздников, без выходных…


Культура и здоровье/№ 1/2008 – Сон, – ответил Александр Исаевич. – Только сон. Я хорошо высыпаюсь… Я заметил: вечером он даже чай не пьёт. Кипяток, крутой кипяток – в стакане с подстаканником – как чай. В одиннадцать уже в постели. С книжкой… В семь встаёт, в восемь – уже за рабочим столом. Показал мне Александр Исаевич и свою «дачу». Под крутым склоном, метрах в ста от дома, бьёт родничок; даже образовалось небольшое озерцо. На берегу его стоит старый сарай, что-то типа дровяника. – Однажды сижу работаю… Вдруг вижу: из кустов вышли две собаки. Странные такие собаки… Пригляделся – волки! – И что, больше уже не сидели там? – Нет, продолжал работать, только пистолет с собой брал… Когда я уезжал в Нью-Йорк и мы с Наташей и Екатериной Фердинандовной выпивали на посошок, Солженицын совал мне разные книги: – Вот это вам надо прочесть. Вот это – обязательно!.. Вот это можете прочесть на досуге. Я взглянул на обложку: «А. Солженицын. Публицистика». Я этой книжки в глаза не видел, только слышал много… Что есть такие знаменитые статьи «Образованщина», «Наши плюралисты»… – Ой, – говорю, – Александр Исаевич! Подпишите, пожалуйста! Он взял книгу, ушёл в гостиную и сел за маленький столик. Открыл книгу, написал что-то, задумался… Я соображаю: что он там собирается написать? Наверное, какое-нибудь напутствие, пожелание… что-нибудь о России… Александр Исаевич вручил мне книгу… Я сунул её в сумку, пожал ему руку, поцеловал Екатерину Фердинандовну… Мы с Наташей вскочили в машину и помчались на аэродром – опаздывали… Потом у меня была пересадка в Бостоне, надо было успеть на рейс до Нью-Йорка. В аэропорту «Ла Гуардиа» меня встретили друзья, мы поехали в японский ресторан… Сижу в самолёте и ругаю себя: что ж я, дурак, книжку-то оставил в сумке, сейчас бы сидел читал… А главное – ужасно хотелось посмотреть, что он там написал… Короче, добравшись до московской квартиры, я, не снимая пальто, открыл сумку, достал книгу и прочёл следующее: «Станиславу Сергеевичу с уважением Солженицын» Потом я Наташу спросил: – А о чём он раздумывал так долго? – Ну, знаете, Слава, – стала она объяснять, – для него очень важно: как он имеет право обратиться к человеку. Скажем, если бы вы были дольше знакомы и он знал бы вас лучше, он мог бы написать «сердечно» или ещё как-нибудь… Ну что тут скажешь… Вот такие они – Солженицыны. *** Мы, конечно, все были готовы к этой тяжёлой вести – последние два-три года он уже плохо себя чувствовал. Да и он сам был готов к достойному уходу из земной жизни. И всё равно – как обухом по голове… Его проводили с воинскими почестями, как боевого офицера, участника Великой войны.

11

Пришли проститься оба президента. Назвали улицу его именем. Ирония судьбы: Большую Коммунистическую назвали именем могильщика коммунизма. Он предвидел конец этого уродливого коммунизма и сделал всё, чтобы приблизить его гибель. …Задолго до августа 91-го года он пытался предупредить, предостеречь, остановить российское общество от вступления на гибельный путь. Он написал небольшую (понимал, что большую наши вожди просто не осилят) и ёмкую книгу – «Как нам обустроить Россию». Над ней просто посмеялись. Из всей книги пригодилось только новое словечко – «обустроить». Оно заняло прочное место в словаре русского языка. С тех пор вот уже двадцать лет всё «обустраивают» и «обустраивают». Я бы посоветовал нашей интеллигенции прочесть этот труд сегодня. Поздно, конечно, – все ошибки, которых можно было избежать, сделаны. Зато полезно – чтобы лучше понять самих себя. Позволю себе пару цитат. «Не может быть свободы ни у личности, ни у государства без дисциплины и честности. Именно демократическая система как раз и требует сильной руки, которая могла бы государственный руль направить по ясному курсу». О, как возопила наша читающая публика: «Он за «сильную руку», а значит, за диктатуру!» И ещё – может быть, самое главное в этой книге: «Если в нации иссякли духовные силы – никакое наилучшее государственное устройство и никакое промышленное развитие не спасёт её от смерти, с гнилым дуплом дерево не стоит. Среди всех всевозможных свобод – на первое место всё равно выйдет свобода бессовестности». Вот уже семнадцать лет наше общество пытается понять – в чём же состоит главная национальная идея. Прочли бы Солженицына! Вся его публицистика, все обращения к обществу, к его «передовому» отряду – интеллигенции, к правителям страны пронизывает одна идея – сбережение народа. Какая ещё идея может быть благороднее и благодарнее? Какая другая цель могла бы по-настоящему сплотить общество – вождей и граждан?


12

РОССИЯ МОЛОДАЯ

ДОБРОВОЛЬЧЕСТВО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Ц

Участие молодежи в социально полезных проектах, привлечение ее к решению проблем современного общества обеспечивают надежное будущее страны. О роли и потенциале добровольчества рассуждает человек, который не только обо всем этом задумывается, но и многое делает для того, чтобы наша прекрасная молодежь смогла найти свое достойное место в жизни. Президент Российского Центра Развития Добровольчества Бодренкова Галина

ели Развития Тысячелетия (ЦРТ). Восемь целей в области развития, сформулированы в Декларации тысячелетия на Саммите Тысячелетия (2000 г.), приняты странами – участницами ООН. К ним относятся: сокращение вдвое к 2015 году масштабов крайней бедности, обеспечение всеобщего начального образования; поощрение гендерного равенства, расширение прав и возможностей женщин; сокращение детской смертности; улучшение охраны материнства; борьба с эпидемией ВИЧ/СПИДа и другими заболеваниями; обеспечение экологической устойчивости; формирование глобального партнерства во имя развития. В Декларации тысячелетия, определившей базисные условия для успешного достижения целей в области развития и последующих решениях ООН, со всей очевидностью прослеживается важнейшая роль гражданского общества в этом процессе: роль ключевого партнера правительств, принявших ответственность за достижение целей развития тысячелетия, а, следовательно, решения проблем бедности, ВИЧ/СПИДа и др. В России, как и во многих странах мира, проблемы бедности, повышение благосостояния населения, а также развитие гражданского общества, находятся в центре повестки дня проводимых социально-экономических реформ, обнародованных в посланиях Президента Российской Федерации. В соответствии с рекомендациями ООН для стран со средним уровнем развития человеческого потенциала, к числу которых относится и Россия, меры по искоренению бедности в России, должны в основном обеспечиваться за счет собственных ресурсов, что свидетельствует о том, что их достижение осуществимо лишь совместными усилиями общества и государства. При этом предполагается, что задачи по реализации целей в области развития должны быть интегрированы в национальные планы действий Правительства в увязке с бюджетным планированием при разработке среднесрочных программ в области социально – экономического развития. Будет логичным предположить, что для Российской Федерации, провозгласившей вместе со 189 странами мира приверженность целям в области развития, и, поставившей социальную консолидацию императивом устойчивого социального и экономического роста, вопросы вовлечения граждан в процесс достижения целей социально экономических реформ в контексте ЦРТ являются определяющими. Очевидно и то, что для решения важнейшей задачи мобилизации огромных ресурсов и усилий общества в России, стране с молодыми традициями демократии,


Культура и здоровье/№ 1/2008 необходимы нестандартные решения и инновационные подходы, учитывающие и собственный российский опыт и современный международный. Международное признание роли добровольчества. Тема добровольчества за последнее десятилетие неоднократно являлась предметом рассмотрения Генеральной Ассамблей Организации Объединенных Наций и ее нескольких специальных сессий и продолжает стоять в центре глобальной повестки XXI века по достижению Целей Развития Тысячелетия». Всемирно признано, что общественно – полезная деятельность, осуществляемая гражданами на общественных (добровольных) началах служит выражением важнейших человеческих и демократических ценностей, способом формирования личной инициативы и гражданской ответственности за настоящее и будущее страны. По определению – добровольческая деятельность – это деятельность, приносящая пользу обществу, осуществляемая безвозмездно гражданами индивидуально или коллективно на основе свободного и осознанного выбора. Интегральный результат усилий добровольцев составляет значительный ресурс для улучшения жизни общества. Базовые принципы, обосновывающие фундаментальную роль добровольчества как основы для построения гражданского общества, сформулированы во Всеобщей Декларации Добровольчества, одном из основополагающих концептуальных документов в практике развития добровольческого движения. Особо отмечена роль добровольчества в реализации молодежной политики и содействии образовательному процессу. Создание для детей и молодежи условий свободного доступа к добровольческой социальной деятельности направлено на привитие детям и молодежи со школьной скамьи (с детских лет) привычки помогать людям, формирование гражданской ответственности перед обществом, личностный рост, самосовершенствование, подготовку к будущей работе и продуктивной жизни. Международный опыт показал, что чем раньше в истории любой страны государство начнет инвестировать в развитие общественных ресурсов через поддержку добровольчества, тем быстрей общество сможет раскрыть свой потенциал и тем быстрее страна начнет набирать темпы социально экономических реформ. В странах, где добровольчество получает государственную поддержку, добровольческий сектор является заметной составляющей развития национальных экономик. Например, в 1999 добровольческий труд 56% населения США старше 18 лет был эквивалентен 9 млн. полностью занятых рабочих и в финансовом выражении составил 225 млрд. долларов. В Германии, по данным 1999 года, каждый третий гражданин в свое свободное время принимает добровольное участие в общественных инициативах, проектах и союзах, что составляет примерно 22 миллиона человек. В Норвегии (2001 г.) на долю добровольцев приходится около 6% валового национального продукта. В Канаде в добровольческой деятельности занято около трети (27%) канадцев, по экспертным оценкам, труд которых в организациях, сэкономил свыше 17 млрд. дол. бюджетных средств.

13

Именно в силу уникальных качеств и роли добровольчества в развитии человека и общества, ООН настоятельно рекомендует всем государствам – членам ООН учитывать добровольчество в качестве компонента при разработке национальных планов и стратегий по уменьшению бедности, предотвращения бедствий, социальной интеграции, преодоления социального неравенства и дискриминации. К числу основных мер по созданию благоприятной среды для добровольчества, рекомендуемых ООН, относятся: – формирование государственной политики поддержки добровольчества; – создание и функционирование системы добровольческих центров; – совместное в партнерстве с гражданским обществом формирование, реализация и мониторинг выполнения принятых обязательств. Измерение ценности добровольческого вклада в социальное и экономическое развитие. В международной практике существуют два основных подхода к измерению ценности вклада добровольцев в социальное и экономическое развитие . В основе первого подхода лежит измерение количества пожертвованного добровольцами времени и расчет его эквивалента в финансовом выражении, второй подход основывается на расчете суммарной стоимости оказанных добровольцами услуг. Не рассматривая преимущества того или другого способа, отметим, что для каждого из них необходима система определенных методов и стандартов. И хотя в действительности, очевидно, что экономическая оценка добровольческой деятельности не может сравниться с истинной ценностью вклада, произведенного добровольцами, его измерение служит важнейшим инструментом, позволяющим определить и представить обществу огромную ценность добровольчества. Опыт стран, где добровольчество официально признано государством свидетельствует, что наиболее эффективно проблема вовлечения населения в общественно-полезную социальную активность решается через создание сети специализированных организаций, называемых в международной практике добровольческими центрами. Добровольческие центры – организации, стратегически ориентированные на решение социальных проблем и развитие территориальных сообществ через вовлечение больше людей в общественно-полезную добровольческую деятельность, путем обеспечения полного комплекса услуг, связанных с эффективной организацией добровольческой деятельности на местном, региональном и национальном уровне. Другими словами – это организации, отвечающие на потребность людей быть общественно полезными, отдавать свое личное время, энергию, знания и талант для участия в общественно-полезной деятельности, направленной на решение существующих проблем. Через опыт создание подобных организаций прошли экономически – развитые страны США, Япония, Великобритания и другие страны, где при поддержке государства действуют системы добровольческих центров (в Японии более 3300 ДЦ, в США 500, в Великобритании – около 500).


14

РОССИЯ МОЛОДАЯ

Добровольчество в России. Как и во многих других странах, добровольчество является исторически сложившейся российской традицией. На современном этапе российской истории к добровольчеству увеличивается интерес, как на общественном, так и на государственном уровне. Наибольшее распространение добровольчество получает через деятельность некоммерческих неправительственных (НПО). Сектор НПО продолжает в последние 15 лет активно формироваться в России, свидетельствуя о тенденциях роста гражданской активности и инициативы. НПО охватывают своей деятельностью практически все социально значимые сферы жизни общества (борьба с бедностью, поддержка социально уязвимых групп населения, повышение занятости, борьба с алкоголизмом и наркоманией, преступностью, ВИЧ/СПИД, детской беспризорностью и др., защита прав и интересов граждан, решение экологических проблем и т.д.). Деятельность НПО, составляющих суть и сердцевину гражданского общества, является важным подтверждением растущего общественного потенциала. Добровольчество становится все более популярным среди молодого поколения, являясь эффективным способом получения новых знаний, развития навыков активной общественной жизни, общественно полезного досуга. Возрастает роль и потенциал добровольчества в таких сферах общественной жизни, как образование, здравоохранение, спорт, культура, обустройство и развитие территорий, реализация городских целевых программ. По данным российской статистики на начало 2005 года зарегистрировано более 320 тысяч НПО различных организационно правовых форм. Некоммерческие неправительственные организации, создающиеся и действующие в своем большинстве на основе добровольных гражданских инициатив, представляют самые разнообразные слои населения и обладают мощным ресурсным потенциалом для содействия достижению целей социально – экономических реформ и целей в области развития. Оценивая текущую ситуацию и перспективы развития в России добровольческого сектора и форм взаимодействия НПО с органами государственной власти, можно сделать вывод о возрастающем признании государством важной роли общественных добровольческих инициатив в решении социальных проблем, защиты окружающей среды, развитии молодежи, других важных областях жизни общества. Об этом свидетельствует, тот факт, что в ряде субъектов Российской Федерации или отдельных городов создаются программы по поддержке добровольчества, вовлечению молодежи в добровольческую деятельность (Москва, Санкт– Петербург, Самарская, Тверская, Ярославская области, Республика Татарстан, Мордовия, Сибирский регион). В ходе российской практики разработано, апробировано и внедрено значительное количество методик и технологий в области управления добровольческой деятельностью и использования добровольческих программ, наглядно показывающих огромную пользу добровольчества для общества. Накопленный опыт подтверждает эффективность использования технологий добровольчества в сфере воспитания детей и молодежи, образования (метод интеграции молодежного добровольчества в образовательный процесс) ,

в профилактике наркомании, ВИЧ/СПИДа, в сфере занятости (в целях создания условий для будущего карьерного роста молодежи), др. Примером, демонстрирующим не только социальную значимость, но и высокую экономическую эффективность добровольчества, могут служить российские обще добровольческие мероприятия и акции, в которых ежегодно участвуют сотни тысяч российских добровольцев. Так, в рамках Общероссийской Недели Добровольцев, Всемирного Дня Молодежного Служения всего лишь за 10 дней (в период 2000-2005 гг.) в России вклад 1,5 миллиона добровольцев (более 80% – молодежь) и более 5000 организаций эквивалентен более 4,5 млн. долларов США. Расчеты показывают, что если хотя бы 10 % населения России будет вовлечено в добровольческую деятельность в среднем по пять часов в неделю, инвестиции граждан в социальную сферу в суммарном финансовом выражении будут эквивалентны не менее 3 млрд. долларов США ежегодно. Вместе с тем, наряду с имеющимися в России положительными тенденциями, пока этот важный позитивный процесс не приобрел системный характер в масштабе государства. В результате сохраняется достаточно низкой вовлеченность (участие) населения в деятельности неправительственных организаций (по экспертным оценкам) общественная активность на добровольных началах остается на уровне (1,5-2%) населения, включая платных работников и добровольцев. По данным исследований ВЦИОМ в 2004 году в институционализированных формах участия (деятельность в политических партиях, профсоюзах, общественных и религиозных организациях, органах местного самоуправления) участвует не более 2-4% россиян. В то время, как более 49% граждан выражают готовность к более активному гражданскому участию (по разным мотивам – возможность заработать, попасть «во власть», реализовать свой проект, а 22% готовы участвовать в общественной жизни из альтруистических соображений), но в том случае, если будут уверенны, что эта деятельность будет результативной. Становится очевидным, что огромные людские ресурсы остаются невостребованными. Таким образом, в России накоплены опыт, значительные технологические и информационные ресурсы, технологии, свидетельствующие о том, что добровольчество – это наиболее эффективная стратегия реального включения ресурсного потенциала общества в решение острых социальных проблем. Однако развитие и поддержка организованных форм добровольчества не получает системного развития, сохраняясь лишь на уровне отдельных достижений, положительных примеров или социального эксперимента. Стратегия поддержки добровольчества как фактор повышения эффективности государственной социальной политики. В настоящее время отношения, связанные с осуществлением добровольческой деятельности в определенной степени регулируются Федеральными законами «Об общественных объединениях», «О некоммерческих организациях», «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» и рядом региональных законодательных актов. Правовой основной для развития


Культура и здоровье/№ 1/2008 законодательной базы и формирования основ государственной политики поддержки добровольчества являются пп.1, 2, статьи 3, п.1 статьи 7, статьи 32, 37 Конституции Российской Федерации. Недостаточность нормативно – правовой базы и, прежде всего, пробелы в законодательстве и отсутствие специального законодательно акта в сфере добровольчества, является одним из сдерживающих факторов процесса полноценного раскрытия потенциала гражданского общества, а, по сути – снижения эффективности государственной социальной политики. Для решения масштабной задачи вовлечения общества в решение социальных проблем необходима разработка и принятие соответствующих правовых и организационных механизмов по созданию благоприятных условий, способствующих активизации общественного участия в структуре реализации социальной политики, прежде всего, в снижении масштабов бедности. Анализ основных задач государственной социальной политики Российской Федерации на ближайшую и долгосрочную перспективу, позволяют сделать вывод о том, что в самом содержании основополагающих государственных стратегий, содержится «государственный заказ» на системную поддержку развития в России добровольческой деятельности, как составной части государственной социальной политики. Практическое осуществление данной задачи является насущной потребностью и актуальной задачей общества и государства. Необходимо, что бы стратегия поддержки добровольчества строилась с учетом международных подходов и рекомендаций ООН в контексте выполнения целей в области развития. Новый подход к развитию добровольчества, как системе знаний и навыков в национальном масштабе, будет являться важным компонентом и одновременно методом реализации социальной политики государства. Это означает, что в своем новом предназначении государственная социальная политика должна содержать компонент, обеспечивающий добровольное участие граждан в ее формировании и реализации. Такая политика будет наиболее эффективной, так как она оказывает положительное влияние на состояние всего общества, создавая условия при которых каждый человек может стать субъектом социального развития, при этом сохраняя за собой свободу и действий и свободу выбора. Заключение. В конечном итоге продуманная и хорошо разработанная государственная политика поддержки добровольных гражданских инициатив и партнерства с институтами гражданского общества, одновременно будет служить действенным инструментом реализации государственной социальной политики в области занятости, социальной защиты, развития молодежи и других важнейших сферах жизни общества. В этом случае влияние социальной политики будет распространяться не только на нуждающиеся категории, которые лишь полагаются на помощь государства, но и на людей готовых участвовать в оказании помощи на добровольной или компенсационной основе. Предусматривается, также, что те нуждающиеся категории населения, которые в состоянии быть трудоспособными получат широкое разнообразие реабилитационных трудовых

15

программ, с помощью которых они не будут ощущать себя исключенными из общества. Такая политика будет наиболее эффективной, так как она оказывает положительное влияние на состояние всего общества, создавая условия при которых каждый человек может стать субъектом социального развития, направляя свои добровольные усилия на пользу обществу, при этом сохраняя за собой свободу действий и свободу выбора. Включение ресурсов гражданского общества в систему социально экономического развития и достижение целей в области развития путем создания системы поддержки добровольчества будет способствовать кардинальному расширению объемов и качества предоставляемых НПО и добровольцами социальных услуг; формированию на базе добровольческого сектора новых рынков трудоустройства, самоорганизующихся процессов гражданского участия на местном уровне. Создание системы профессионально действующих в регионах России добровольческих служб и их работа позволит получить истинную картину социальной активности населения. Рост числа и эффективности деятельности российских добровольцев, через развитие национального добровольческого движения, активная позиция добровольческих организаций, когда их “голос” будет значим при подготовке решений в сфере социальной политике, будет служить и эффективным способом устранения препятствий, касающихся российского “третьего сектора”, таких как: невысокое общественное мнение о секторе НПО; слабые возможности местного донорства; недостаточная законодательная база, низкий уровень управленческой подготовки и отсутствие механизмов для самоорганизации и саморегулирования. В целом развитие и поддержка добровольчества позволит обеспечить благоприятные условия для участия граждан и НПО в подготовке, принятии и реализации решений на всех уровнях (местном, региональном и федеральном), окажет существенное влияние на создание среды для формирования динамичного и диверсифицированного сообщества НПО в России, обеспечит устойчивый рост потенциала гражданского общества. В свою очередь реализация данных подходов сможет служить практическим способом формирования устойчивых общественно-государственных отношений, эффективным механизмом развития человеческого потенциала, что внесет вклад в достижение целей социально – экономических реформ, снижение уровня бедности и решения острых социальных проблем в Российской Федерации и достижения целей Тысячелетия.


16

РОССИЯ МОЛОДАЯ

Врач в россии – больше, чем врач

Приобщение студентов-медиков к социальному добровольчеству Роман ДЕНИСОВ

Денисов Роман Николаевич – начальник отдела по внеучебной работе ТюмГМА, координатор проектов АНО «Добровольцы милосердия», участник V Всероссийской конференции по добровольчеству в Москве.

– Вы профессионально занимаетесь воспитательной работой со студенческой молодежью, в академии работают волонтерские отряды. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы добровольчества в современной России? Волонтерство на уровне современной государственной молодежной политики рассматривается как один из эффективных способов привлечения граждан, общественных объединений и некоммерческих организаций к оказанию социальной помощи населению и развитию институтов гражданского общества. На наш взгляд, это одно из основных направлений воспитательной работы в медицинском вузе. По крайней мере, должно стать таким. В добровольческих отрядах трудятся будущие врачи. Для них очень важен социальный опыт помощи тяжелым больным, пожилым людям и особенно детишкам, которые остались без попечения родителей. Студенты, приобщающиеся к добровольчеству, на опыте убеждаются в том, что выбрали замечательную профессию; оказывая на первых курсах первичную помощь по уходу, они стремятся лучше учиться, чтобы впоследствии стать хорошими профессионалами. Врач в России всегда больше, чем врач, такая уж у нас страна. Мы думаем, что участие в работе добровольческих отрядов помогает будущим докторам приобрести социальный опыт. Кроме того, в некоторых ребятах начинают хорошо просматриваться лидерские качества, и они получают возможность их реализовать. Добровольчество – это перспективное направление, одобряемое и поддерживаемое правительством. В.В. Путин в своем видении развития страны на долгосрочную перспективу до 2020 года отмечает, что «будущее России, успехи зависят от образования и здоровья людей, от их стремления к самосовершенствованию и использованию своих навыков и талантов. Россия должна стать лучшей по возможностям для карьерного роста, для значительного повышения социального и материального статуса в течение жизни – лучшей в поощрении таланта и успеха». Участие студентов и школьников в добровольческом движении этому способствует. - В чем, на Ваш взгляд, содержится ключ к пониманию роли и места добровольчества в обществе? Молодежь должна получить возможность объединиться на основе позитивной, социально необходимой деятельности. Такая деятельность, основанная на добровольческих идеалах, на отечественных и общечеловеческих идеалах милосердия и сострадания, способна внести существенный вклад в процесс воспитания детей и молодежи, как ответственных членов общества, снизить барьеры разобщенно-


Культура и здоровье/№ 1/2008

сти, укрепить доверие и сотрудничество между всеми различными группами и секторами общества. – Чем конкретно занимаются студенты – волонтеры медицинской академии? Добровольческие отряды были созданы три года назад. До этого мы проводили концерты в домах ветеранов и приютах, но с момента создания отрядов работа по оказанию помощи населению Тюменской области приобрела системный характер, наполнилась новым содержанием и размахом. За это время мы реализовали несколько волонтерских проектов. Основной из них – «Эстафета милосердия» – даже получил в 2008 году поддержку Президента Российской Федерации. Созданы волонтерские отряды почти на всех факультетах. Каждый из них выбирает свое направление в деятельности и участвует в работе организации «Добровольцы милосердия». Особо нужно отметить работу отряда «Академия» лечебного факультета в Специализированном доме ребенка и творческие коллективы студенческого клуба академии и педиатрического факультета в Приюте при Ильинском женском монастыре г.Тюмени. Большую профилактическую работу проводит факультет высшего сестринского образования. Традиционным стало участие отрядов академии в Форуме «Время – первых», проводимом Департаментом по спорту и молодежной политике Тюменской области и трех областных фестивалях добровольческих отрядов милосердия «Открой свое сердце добру», которые проводятся АНО «Добровольцы милосердия» при поддержке депутатов Тюменской областной Думы и Комитета по культуре Тюменской области. – Нам известно, что студенты и руководители добровольцев участвуют в мероприятиях Уральского федерального округа, Всероссийских и Международных форумах. Мы работаем в тесном сотрудничестве с руководством АНО «Добровольцы милосердия», которое возглавляют преподаватели нашей академии, поэтому мы в курсе всех проводимых мероприятий и конкурсов. В 2008 году организация вошла в число победителей III открытого конкурса «12 гражданских инициатив УрФО». В церемонии награждения и круглом столе участвовали представители отдела по внеучебной работе и студентки фармацевтического факультета. Студенты-лидеры, возглавляющие отряды добровольцев академии, приняли активное участие в Международном фестивале добровольчества в Твери «Планета важных дел». В этом году на XII Всемирном Русском Народном Соборе, посвященном молодежи «Будущее России – глазами моло-

17

дых» от Уральского федерального округа были представлены наши добровольцы, а выставка в Кремлевском дворце «Эстафета милосердия», подготовленная в академии, была одной из лучших. – Мы знаем, что и Вы были участником V съезда добровольцев. Поделитесь своими впечатлениями. Общее впечатление от московской конференции очень хорошее. На форум собрались люди, которые заинтересованы в развитии добровольчества, случайных людей там не было. Причем это распространялось как на тех, кто непосредственно руководит добровольческими организациями, так и на серьезных людей из Общественной палаты Российской Федерации и депутатов Государственной Думы, которые присутствовали на конференции и очень ярко и заинтересованно выступали. – Кто запомнился больше других? Сергей Маркин, Мария Слободская и Галина Бодренкова. Участники Конференции в ходе открытой дискуссии, обмена опытом, представления наиболее успешных проектов и практики, отметили, что добровольчество в Российской Федерации продолжает динамично развиваться, являясь эффективным инструментом и фактором развития гражданского общества. Накопленный в России опыт свидетельствует, что добровольческая деятельность сотен тысяч граждан, общественных, некоммерческих и бизнес организаций по оказанию помощи пожилым людям, детям – инвалидам, деятельности по профилактике различных зависимостей в молодёжной среде, оказывает положительное воздействие на решение демографических и социальных проблем общества. В то же время, наряду с имеющимся прогрессом в сфере развития добровольчества, большие резервы общественной инициативы остаются невостребованными, а существующие условия, правовая среда, способствующая развитию добровольчества еще далеки от совершенства. В результате большие резервы общественной инициативы остаются невостребованными. Сохраняется крайне низкий уровень вовлеченности молодежи, граждан всех возрастов в общественно полезную добровольческую деятельность, вследствие чего повышается процент вовлечения молодежи в негативные процессы (преступную среду, ВИЧ СПИД) и т.д. По мнению участников, принятие системы организационных, экономических и правовых мер по поддержке и развитию добровольчества на федеральном, региональном и местном уровнях могло бы сыграть особую положительную роль для развития институтов гражданского общества и стало бы эффективным инструментом укрепления семейных ценностей и воспитания детей и молодежи.


18

РОССИЯ МОЛОДАЯ

ПОТЕНЦИАЛ ДОБРА И МИЛОСЕРДИЯ Л. Б. Ревнивых

М

«А ребята у нас просто замечательные!» говорит о своих студентах заместитель директора Тюменского медицинского колледжа Людмила Борисовна Ревнивых. Она всегда с ними. Кого-то поддержит, кого-то научит, с кем-то серьезно поговорит.

илосердие – это милость сердца. Давайте оглянемся вокруг и посмотрим, много ли вокруг нас доброты, истинного сострадания и любви, заглянем в собственные души и спросим себя – все ли мы делаем для того, чтобы кому-то стало чуть-чуть легче жить? Давайте не будем оправдываться тем, что сейчас все так живут – каждый сам за себя. В конце концов, каждый человек может очень многое сделать для воспитания милосердия в своей душе. Три года назад родилась идея привлечь молодых к реальной помощи людям, которые в ней нуждаются. А началось все 30 ноября 2005 года, когда в актовом зале Тюменского медицинского колледжа собрались студенты и преподаватели колледжа, представители Тюменской государственной медицинской академии и Тюменской областной Думы. Все были озадачены одним вопросом: как организовать работу молодых волонтеров, студентов медицинских учебных заведений города, к пользе людской? Первыми на трудовую вахту заступили студенты 100 группы отделения «Лечебное дело». Произошло это 5 декабря, в Международный день волонтера. С той поры сделано очень многое: наши ребята работали в больницах и поликлиниках города, помогали больным людям, собирали книжки и вещи для нуждающихся, работали с ветеранами и сиротами из детского дома, участвовали во многих благотворительных акциях и проектах. Вот дневник работы сводного отряда добровольцев Тюменского медицинского колледжа «Надежда» за прошлый учебный год:


Культура и здоровье/№ 1/2008

– сентябрь-2007 – акция «Проверь свое давление». Волонтеры работали в аптеках города, измеряли артериальное давление всем желающим; – октябрь – участие в кампаниях департамента здравоохранения «Здоровые легкие» и «Живи в ритме здорового сердца». В кампаниях приняли участие более 160 человек отделения «Сестринское дело». Участие во всероссийском автопробеге «СПИД-стоп!». Студенты колледжа проводили социологический опрос населения города по проблемам СПИДа; – ноябрь – работа в детской поликлинике и детской клинической больнице № 1. Ребята 1 курса отделения «Лечебное дело» помогали персоналу детской больницы и поликлиники № 1 в оформлении документов, уходу за детьми; – с декабря по май студенты колледжа посещали Тюменский специализированный дом ребенка. И дети, и персонал детского дома с нетерпением ожидали прихода наших ребят. Особенно запомнились всем сказки, поставленные силами наших студентов. – апрель-2008 – активное участие в проведении всероссийской Недели добра. В программе Недели – посещение детского дома, сбор вещей для малоимущих семей, сбор книжек для детей-сирот, посещение ветеранов. В различных акциях приняли участие более 50 человек; – май – участие в 3-м городском молодежном фестивале «Открой свое сердце добру», деятельность отряда отмечена памятными подарками и несколькими дипломами; – июнь – акция «Помоги ближнему», в которой приняли участие студенты 1 курса отделения «Сестринское дело». Студентами были разработаны материалы для гигиенического просвещения населения и проведены беседы с ветеранами на тему «Иммунитет: факторы защиты». Также первокурсники работали в детских отделениях областной клинической больницы № 1, учили детишек, как правильно вести себя, чтобы не заразиться внутрибольничными инфекциями. За наши труды благодаря участию в нашей деятельности Благотворительного фонда развития города Тюмени, Тюменского отделения Российского фонда «Милосердие и здоровье», руководства автономной некоммерческой организации «Добровольцы милосердия» студенты в течение года

19

неоднократно поощрялись билетами в театр и на концерты, новогодними подарками, памятными сувенирами. В июне 30 студентов колледжа съездили в Тобольск, а в августе самые активные были поощрены путевками в дом отдыха в Евпатории. 17 октября 2008 года в колледже состоялась торжественная процедура посвящения в волонтеры первокурсников. «Первую скрипку» в ней играли, конечно же, студенты старших курсов. Им было чем поделиться со своими младшими товарищами: Голод Виктория и Антоненко Анастасия рассказали, как их группа собрала и переслала ребятишкамвтороклассникам из 95-ой школы многострадального Цхинвала все необходимое для начала учебного года. Тимирова Танзиля, Парфенова Екатерина и Метлева Валентина показали фотографии, на которых запечатлены их замечательные костюмированные спектакли в Доме ребенка, а Клюкина Жанна и Гажаев Юрий говорили о необходимости милосердного отношения к старым и малым. Садыков Эдуард, Колбасова Юлия и Смышляева Жанна поделились своими планами на будущее: их инициативная группа начала разрабатывать материалы по санитарному просвещению школьников «Как правильно ухаживать за зубами и полостью рта». И всегда рядом со студентами их старшие наставники, классные руководители, которые в любой момент помогают и словом, и делом. Среди прочих хочется особенно отметить Федотову Н.В., Матвееву Н.М., Восквицову А.И, Давыдову О.И.. Символично, что «эстафету милосердия» «новобранцам»- первокурсникам под стук человеческого сердца передали студенты той бывшей 100 группы, а ныне выпускники Апомбаева Индира, Ломакина Елена и Данилова Светлана. А еще символично то, что на встрече присутствовали «добровольцы милосердия» старшего поколения – члены секции «Милосердие» городского клуба ветеранов. Эти женщины – самые настоящие волонтеры, энтузиасты своего дела, они посещают на дому ветеранов, помогают им советом, вниманием, душевным участием. А руководит ими Елена Дмитриевна Лебедева, участница Великой Отечественной войны, бывшая малолетняя узница фашистского концлагеря. Практика показала, что идея привлечения молодых к бескорыстному служению на благо других жизнеспособна и плодотворна, и мы надеемся, что наши ребята сделают в своей жизни еще много добрых дел, приумножив тем самым мировой потенциал добра и милосердия.


20

МЫСЛЬ В КУЛЬТУРЕ

НЕИЗБЕЖНО ЛИ СТОЛКНОВЕНИЕ КУЛЬТУР И ЦИВИЛИЗАЦИЙ?

Губанов Н. Н. Кандидат философских наук, преподаватель кафедры философии МГТУ им. Н. Э. Баумана, Москва

В

начале 90-х годов ушедшего века американский политолог Самюэль Хантингтон сделал сенсационное заявление о том, в 21-м веке источником неизбежных мировых конфликтов будут уже не экономические противоречия, а культурные, воплощающиеся в религиозных, нравственных, эстетических представлениях и понятиях, т.е. в целом – в различии менталитетов представителей разных цивилизаций. К основным типам современных цивилизаций, имеющих существенные ментальные различия, С.Хантингтон относит западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, православно-славянскую, латиноамериканскую и африканскую цивилизации. Происходящая сейчас в мире глобализация усиливает взаимодействие различных цивилизаций в экономической, политической, культурной, спортивной жизни. Но усиление этого взаимодействия при наличии существенных отличий в менталитетах народов чревато обострением конфликтов. Одним из проявлений такого обострения служит распространение терроризма. Поэтому глобализация настоятельно требует от человечества устранения чрезмерных ментальных различий социумов. Менталитет – это система социально-психологических особенностей индивидуального или коллективного субъекта, которая детерминирует его специфический характер восприятия, мышления и деятельности. Для социального прогресса в сходстве и различии менталитетов социальных групп и цивилизаций необходимо оптимальное соотношение, или мера, обеспечивающая, с одной стороны, поддержание конструктивной напряжённости и порождение культурных инноваций в

процессе экзистенциального диалога, а с другой стороны, эта мера не должна приводить к конфронтации и насилию. Мир, с одной стороны, должен сохранять необходимое для прогресса ментальное разнообразие, а с другой стороны – он должен иметь ментальную общность. В настоящее время второй аспект актуальнее первого, поскольку происходит нарастание вражды между цивилизациями, в частности вражды между европейской (западной) и мусульманской цивилизациями. Поэтому создание и поддержание ментальной общности различных цивилизаций – одна из насущных проблем человечества, одна из глобальных проблем. Думается, что трагического сценария столкновения цивилизаций и культур можно избежать. Спасительные для будущей цивилизации идеи взаимодействия и духовной интеграции социумов могут быть реализованы лишь на основе изучения и постепенного сближения ментальностей соответствующих человеческих сообществ. Поиск «технологии» ментальных преобразований, – одна из наиболее существенных проблем мировой цивилизации, связанная с её выживаемостью. Менталитет устойчив лишь относительно, его можно в определённой мере изменять, им можно управлять. Ментальность, объективно не соответствующая общественному прогрессу, не только может, но и должна быть исправлена. Все компоненты культуры (философия, мораль, искусство, наука и другие) существенно влияют на ментальность, но наиболее непосредственно и относительно эффективно эту задачу может решать система образования. Сейчас вырисовывается следующая программа научных и педагогических мероприятий: 1)изучение содержания ментальных различий социумов; 2)выявление природногеографических, социально-экономических, политических, культурных причин становления именно данных ментальных особенностей; 3)прогноз влияния менталитетов различных социумов на ход исторических событий; 4)коррекция менталитетов с целью достижения положительного результата по интеграции социумов на базе определённых единых ценностей. Поскольку ядро менталитета составляют мотивационные особенности, то решающим фактором сближения менталитетов различных социумов служит принятие человечеством определённой единой системы ценностей. Наиболее трудной задачей в рамках этой программы служит, пожалуй, выделение тех ценностей и соответствую-


Культура и здоровье/№ 1/2008 щих им ментальных особенностей, которые адекватны требованиям социального прогресса. Как известно, все политические силы, партии, правительства, даже тоталитарные режимы, свои системы ценностей и свои идеологические установки выдают за общечеловеческие и самые оптимальные для прогресса. Аналогичным образом обстоит дело и с представителями религиозных и философских течений. Но, несмотря на огромные трудности, эту задачу всё же нельзя считать неразрешимой. В ценностной сфере имеет место существенный феномен: с появлением в обществе новых жизненно важных проблем старые ценности корректируются в соответствии с необходимостью решения этих проблем. Поэтому ценностные системы разных социумов должны сближаться по мере расширения поля общих проблем. Так, во время второй мировой войны возникло широкое поле взаимодействия и сближения противников фашизма на базе общих антифашистских ценностей (вспомним «братание» русских и американцев на Эльбе). К сожалению, в последующем периоде «холодной войны» это сближение культур и менталитетов сильно отличающихся друг от друга социумов прекратилось. Таким образом, для ментального сближения социумов необходимы мощные объединяющие цели. Сегодня такие общие цели обозначились в виде необходимости решения глобальных проблем. Можно предположить следующую схему разрешения конфликта ценностных ориентаций и в целом менталитетов различных социумов: различающиеся системы ценностей в разных обществах – осознание обществами общих опасностей и порождаемых ими общих проблем – диалог социумов по вопросам ценностей – перестройка ценностных систем в разных социумах – ценностный консенсус. Глобальные проблемы, с одной стороны, порождают невиданные доселе человечеством опасности, а с другой – служат фактором сближения менталитетов, что, в свою очередь, является одним из необходимых условий решения этих проблем.

21

К числу общецивилизационных ценностей сегодня, как правило, относят прежде всего витальные ценности: право на жизнь и продолжение рода, сохранение здоровья, неприкосновенность личности; затем экологические ценности: чистые почва, вода, воздух, достаточность основных ресурсов; далее первичные гражданские права: защита от насилия и принуждения, свобода перемещения, неприкосновенность жилища, свобода совести, собраний, ассоциаций; ещё политико-правовые ценности: независимость суда, свобода и независимость печати, различные формы участия граждан в политической жизни. Принятие универсальных общечеловеческих ценностей в качестве ведущих для каждого социума может послужить разрешением конфликта цивилизаций. Наряду с общими, каждый социум может и должен иметь и свои специфические ценности. Достижение консенсуса в ценностной сфере не может быть стихийным автоматическим процессом. Для того чтобы угрозы, порождаемые глобальными проблемами, превратились в мощный интегрирующий фактор, а конфликты разных типов менталитета и соответствующих им систем ценностей благополучно бы разрешались, необходимы сознательные целенаправленные усилия правительств, учёных, педагогов, представителей искусства и религии по переводу страха и разногласий в конструктивные общезначимые для всей человеческой цивилизации идеи. Развитие межкультурных диалогов, толерантности, уважения самобытности социумов, создание, возможно, надправительственных советов экспертов по проблемам менталитета, умелое использование этими советами мощной системы СМИ, влияние данных советов на культурные процессы, в том числе и на системы образования в разных странах, – всё это может способствовать выделению и принятию человеческим сообществом некоторых наиболее оптимальных для всех народов нравственных, политических, религиозных установок и других ментальных особенностей.


22

МЫСЛЬ В КУЛЬТУРЕ

КАРНАВАЛ БЕЗДУХОВНОСТИ ИЛИ СПАСИТЕЛЬНЫЙ РАЗУМ?

Д

О нравственном здоровье человека и о том, как спастись от бедствий, вызванных к жизни бездуховностью, рассуждает профессор Уральского института бизнеса из Екатеринбурга Валентин Михайлович Князев

уховно-нравственное здоровье – в интересующем нас аспекте – следует понимать как меру развития способности человека быть в силе спасения и сопротивляться силой злу этого мира. Таким образом, вопрос о духовнонравственном здоровье человека – это вопрос о личностном ранге человека, поднявшись на высоту которого, человек может правильно распорядиться даром данной ему жизни, отнестись верно к природному и социальному ресурсу своей жизни. Суть духовного здоровья может быть понята, на наш взгляд, только с позиции христианской мысли, в которой дано четкое различение между природой человека и его личностным бытием. Личность человека – это не маска, внешняя форма социальной мимикрии человека, не набор социальных ролей, а род сущего бытия, суть которого в богоподобии, в уподоблении человека Богу, Его ипостасной природе. Сказать «личность» и сказать слово «дух» – это по сути сказать об одном и том же, но в разном состоянии сущего бытия человека. Личность – это явленное, ставшее сущее бытие человека – прекрасный кристалл его самосути, а дух – динамическое начало душевной жизни человека – волевая устремленность его к полноте и совершенству Божьего бытия, огненный полет его веры, бесстрашие и очарование его ума, летящего самозабвении любви к свету Истины. Человек в своей духовной сути не от мира сего. Бытие человека подобно дереву, растущему не из земли, а из недр небесного свода. Целевая, а не материальная причина обусловливает духовное взросление человека. Ясно, что эта целевая причина, дающая воспитывающую силу человеку, находится в объективном разуме традиционной культуры. Для человека русского – в традиционной культуре православия. Итак, если здоровье человека сводится к спасительной силе духа, к умной самодеятельности человека в контексте социально-природной данности его жизни, то здоров тот, кто овладел разумом спасения. Без обращения к духовному опыту православия не представляется возможным позитивно решать вопрос о духовно-нравственном здоровье современного российского человека. Само словосочетание «духовно-нравственное здоровье человека» требует от нас прояснить не светское, а религиозное понятие «дух», «духовность». В «духовном» сокрыт ключ к решению нравственных проблем общества, в котором люди общества, в силу ряда причин утратили ответственность, совестливость друг перед другом и перед институтами общества. Люди утратили способность в акте совести смотреть на


Культура и здоровье/№ 1/2008 свои поступки глазами своих близких, глазами гражданского долга, общественной ответственности. Люди стали безответственными, требуют только удовлетворения своих прав и совершенно игнорируют труд по исполнению своих обязательств, труд терпимости и взаимодоверия. Причина бездуховности современного российского общества в том, что российский человек не выдержал испытание свободой. Свобода, как атрибутивное свойство человека, сильного полнотой и совершенством своего бытия, стала трактоваться как независимость от труда совершенства, полноты и личностной ответственности человека за умное владение данного ему дара жизни. Свобода стала трактоваться, как дезертирство от труда и лидерства свободы, как произвол себялюбца, скользящего по дороге лени, инфантилизма и потребительства в бездну личностного небытия. Это неуклонное падение человека в бездну личностной погибели не случайно, а закономерно. Закономерно в двояком смысле: в смысле объективном и субъективном. Говоря языком Евангелия: мир во зле лежит и «невозможно не прийти соблазнам, но горе тому, через кого они проходят» (Лук 17.1). С одной стороны, – духовно-нравственное одичание современного российского общества обусловлено объективно действием рыночного фундаментализма, дух власти которого пронизывает все сферы жизнедеятельности современного российского общества. А с другой стороны, – человек отлучен от спасительного знания православного фундаментализма. Субъективно человек не имеет знания защиты от сил зла, воля его духа (практический разум его) не могут воспрепятствовать уклону души человека в сторону зла, ибо человек в разуме своем не знает, как укрепить веру в добро, как быть сопричастным благому бытию Абсолюта, как актуализировать духовную волю к совершенству, к истине, к красоте. Человек не может актуализировать потенциал сущностных сил воли, чувства и разума. Не может чувства очистить и укрепить гармонией красоты. Благородство и силу воли не может укрепить целевым знанием истинного блага, знанием предмета ценности, ради которой следует жить и умереть. Не

23

может в слабоволии сомнения, в пессимизме агностицизма увидеть и познать свет Истины, которая спасает, делает человека свободным в полноте и совершенстве благого бытия, достигнутого через истину в красоте. Человек реально не может сопротивляться соблазну мира, ибо отлученный от религиозного воспитания он не умеет любить, верить, надеяться. Это субъективное качество современного человека превращено в современной России в объективное измерение падшего антирелигиозного человека. Это расчеловечивание человека – лишение его воли духа, которая призвана защитить жизненные силы человеческой души, вырвать человеческую душу из паутины зла и ввести ее в пространство синергийного соработничества с Творцом творения – с Богом, осуществляется тотально: в истоках и в сосредоточиях человеческой жизни. Жизненные интенции человеческого сознания пресечены в самом начале, в истоках его духовного инстинкта. Пресечены идеологией рыночного фундаментализма, который самым решительным образом отрицает Христа как Бога Любви, отрицает устройство жизни по заповедям Христа, а именно дух евангельской, христианской любви (любите Бога больше самого себя, а другого любите как самого себя). Вместо этого духа христианской любви проповедуется потребительский, брутальный эгоизм. Человеку навязывается мораль сверхчеловека – человека зверя, в котором разбужены и развиты до предела самые низменные страсти: жадность, жестокость, подлость, предательство, коварство, месть, ненависть, ревность… А мораль Христа осмеивается, как анахронизм, поповщина. Не только духовные начала человеческой жизни оскверняются духом рыночного фундаментализма, но и ее высшие взлеты в небо истинного смысла жизни, в сферу подлинного бытия, где есть идеи, ценности, ради которых следует жить и даже умереть. Нивелируется философией агностицизма, атеизма, постмодернизма оптимистическая вера разума в объективное бытие Истины – в бытие Бога и Его Царства. В целом, успехи рыночного фундаментализма в деле расчеловечивания человека приобретают исторический раз-


24

МЫСЛЬ В КУЛЬТУРЕ

мах и утверждение о конце христианской истории не кажется уже утопичным. И дело тут не только в знаковых изменениях сознания современной Европы. В современной Европе уже не политкорректно смотрится человек с христианскими убеждениями. А в том, что жесткое, в интересах развития монополистического, транснационального капитала разделение труда штампует конвейерным способом «одномерного человека». Человек – узкий специалист, с технократическим сознанием, со степенью бакалавра подобен винтику в сложном механизме современного производства. Дело в том, что великие достижения современной компьютерной техники, психологической наук стали не средством развития человека, его духовных качеств, а человек стал средством, «подопытным кроликом» в процессе встраивания человеческой физиологии, психологии, менталитета в процесс созидания новой технотронной цивилизации. Человеческая душа становится психоматериалом, из которого создается монстр управляемого общества – Левиафаном. Дело в том, что средства массовой информации идеологически подчинены власти рыночного фундаментализма. Против индустрии «четвертой власти» не представляется возможным бороться. Как бороться с неумолкающим словом идеологов рыночного фундаментализма, которые 24 часа в сутки по всем каналам радио и телевидения, через все газеты и журналы рекламируют потребительский образ жизни, американский стандарт и качество жизни. И делают это профессионально со знанием психологии человека, а зачастую безо всяких церемоний льют в души людей потоки лжи и дезинформации. Дело в том, что уже законным образом, силой действия вновь принятых законов установлены юридические правила игры, играя по которым, человек- труженик заведомо проиграет, а человек-потребитель обречен на победу, пускай даже, этот человек будет вашим собственным внуком, сыном. Этот «несмышленыш» уже защищен в своих правах, а его родитель уже ущемлен законами ювенальной юриспруденции в своем праве идеологически, вопреки действию господствующей потребительской морали либерализма прививать своему ребенку дух ответственности, пресекать вседозволенность потребительство, иждивенчество, тягу к лени и игровой, наркотической зависимости своего «несмышленыша». Это реальности того, что обозначено в Евангелии как объективно действующее зло антидуховности. И потому каждый из нас болен безволием духа, безответственностью поведения. Мы духовно и нравственно больные люди. Это очевидно. Ясно, что отдельно взятый человек, да к тому же еще человек молодой, не имеющий опыта жизни, не может справиться с проблемой бездуховности. Отдельному человеку нужна помощь со стороны отечественной, традиционной культуры общества. Но общество в лице просвещенной части этого общества царит страх перед призраком «нового средневековья». Интеллигенция боится православия, она боится потерять свое профессиональное лицо – личину (маску) человека, находящегося на службе у идеологически господствующей силы. Но, ведь речь идет не о потере лица, а о потере сущего бытия

Личности, об ипостасном в нас бытии, утратив которое, мы теряем саму возможность быть человеком. Поэтому страх потерять маску, не сравним со страхом потерять сущее бытие человеку, без которого нет человеческого в человеке. От страха нам никуда не уйти, но бояться надо не теней, а то, что скрывается за тенью. Прояснив предмет страха, надо мобилизовать силой веры свои духовные ресурсы и идти на борьбу со злом мира, не оставляющим нам возможности быть человеком. Честно говоря, любой согласится, что человек не может без веры. Человека мыслящего не может устроить суеверная вера (суетная по предмету и способу осуществления вера). Этот человек с необходимостью истинного мышления стремится к истинному предмету веры. А истинный предмет веры не изобретается, не выдумывается, а открывается нам по мере упорного и умного движения навстречу к нему. Многие тысячелетия человечество в лице своих гениев, святых шло навстречу этому предмету. И свет от этого предмета стал виден через гносеологическую мудрость религиозного опыта мировых религий. Почему же мы должны в безумстве субъективизма отрицать этот выстраданный подлинный опыт человечества. Православие аккумулирует высшие интеллектуальные достижения Византии. Это то троичное мышление, которое ныне открыли для себя ученые фундаментальных наук и крепко держатся за интеллектуальную силу этого мышления. Постсоветская интеллигенция, все еще живущая в традициях марксистско-ленинской идеологии, или плывя по волнам идеологической моды, исповедует неолиберализм с его культом свободы без берегов, не знает и не желает знать, что такое православие. Тем не менее она берет на себя смелость отрицать духовную силу православия. Отрицать, конечно, можно все. Но отрицать Истину, которая делает нас духовно сильными, есть признак не силы, а слабости. Для нас является примером позиция философа Ивана Александровича Ильина, который, пройдя школу гегелевской диалектики, усвоив дух диалектического отрицания, смог отнестись к яду соблазна, к яду сомнения с трезвостью православного сомнения. Он смог, войдя в состояние ясности отрешенного сознания, побороть силой духовной воли зло в свое душе. Он смог реально преобразить свою душу, повернуть ее сердце к свету Божьей Истины. Зло мира не только в том, что есть антидуховная деятельность рыночного фундаментализма, а в основном в том, что есть уклон нашей души к этому злу мира. Наша душа возлюбила соблазн мира и тем самым отвернулась от пути труда и совершенствования, ведущего к полноте и радости Божьего бытия. Компьютер, ювенальная юриспруденция, институты правового государства и проч. не злы и не добры сами по себе, ибо все это есть лишь внешнее обустройство нашей жизни. А речь идет о внутренней жизни, благодаря обустройству которой мы становимся личностью или нет. Если нет, то зачем эти бубенцы демократии для мертвого уже существа. А если да, то все сгодится: и шум рыночной демократии, и ее выкрутасы. И нам не опасен яд соблазна современной российской демократии, мы переживем эту суету сует как карнавал безобразных, а по сути смешных и нелепых масок.


ЧТО ТАКОЕ «РУССКИЙ ДУХ»?

Культура и здоровье/№ 1/2008

25

«Здесь русский дух, здесь Русью пахнет», – повторяем мы знакомые с детства, завораживающие пушкинские строчки, не задумываясь над тем, что обозначает это понятие. Попытку уловить неуловимое предпринял санкт-петербургский ученый, д. ф. н., профессор Виктор Валентинович Костецкий. «Русский дух» в русской ментальности – понятие неуловимое, как будто это не понятие, а просто фольклор. Поэтому давать определение «русскому духу» было бы легче всего, последовав примеру Демокрита при определении того, что такое человек. «Человек, – со смехом замечал Демокрит, – это то, что мы все знаем». Точно также мы, русские, знаем что такое «русский дух», и знаем, когда о нем говорят неверно. Но как наше априорное знание выразить вербально, средствами языка? Да и возможно ли это? Единственное методологическое средство, на которое можно опереться, так это то, что «правильные ответы» в нас уже живут в форме национально-априорного знания, поэтому наша задача – не ответы искать на некие научно-сформулированные вопросы, но, напротив, под имеющиеся в душе ответы научно сформулировать вопросы, а затем отвечая на них, сформулировать ответы, которые можно сравнить с априорными «ответами», присутствовавшими изначально в душе каждого русского. В историческом плане следует отметить понятие «дух народа», появившееся в философии истории под влиянием идей В. Гумбольдта. Как известно, общий смысл этого понятия сводится к утверждению о том, что отдельные народы, подобно отдельной личности, имеют свой стиль поведения, свой характер. Характер народа, раз сформировавшись, не зависит от времени. Неизменные черты национального характера выражаются в фольклоре, в разного рода анекдотах «про немца, француза, американца, еврея, русского, чукчи». К середине XIX века введенное было понятие «дух народа» было теоретически скомпрометировано, но в XX веке происходит реабилитация понятия «дух народа» под влиянием культурологических исследований. Так, по образному выражению Ф.Броделя, в истории общества можно выделить: во-первых, политику как однодневную историю, во-вторых, экономику как многолетнюю историю и, в-третьих, «неподвижную историю», которая не меняется веками,– вот это и будет «дух народа». Однодневная история определяется многолетней, но то и другое определяются «тысячелетней историей», «неподвижной историей»- «духом народа».

Зримых проявлений «русского духа» можно выявить много, но если мы хотим иметь вербальное знание, то лучший способ – обратиться к текстам, в которых «русский дух» сам о себе сказывается. То есть надо взять тексты, авторы которых не фантазировали или исследовали, не умствовали, но писали бы по вдохновению, ибо во вдохновенном творчестве творец забывает себя и тогда не он говорит языком, но, напротив, язык говорит им. Этим условиям соответствует ПОЭЗИЯ. Без преувеличения можно сказать, что благодаря гениальности национальной поэзии у русских философов имеется уникальная возможность исследования «духа народа» своей нации. Естественно, что не вся поэзия подойдет для трансцендентального анализа «русского духа». Во-первых, поэт должен быть одержимым, а во-вторых, одержимость должна быть русским духом, а не чем-либо еще. В-третьих, поэзия должна быть песенной и петься русским народом при застолье. Стихи, ставшие застольными песнями народа, уже не зависят от поэта. Субъективное авторство поэта исчезает, но остается поэтический дух поющего народа. Поэт в данной ситуации лишь инструмент, своего рода «духо-метр». Стихи Есенина народ поет. Недаром Горький писал про Есенина, что тот не столько человек, сколько орган, созданный природой специально для поэзии. И это обстоятельство как нельзя лучше подтверждает адекватность поэзии Есенина для исследования «русского духа». возьмем одну из застольных песен на стихи Есенина – «Отговорила роща золотая». Есть в ней такая строфа:»Стою один среди равнины голой...». Сравним с лермонтовскими строчками:» Белеет парус одинокий...»,– или «Выхожу один я на дорогу». Да почему «один»? почему «одинокий»? А где тогда русская соборность, где мир, где община? «Все говорят, что мы в-месте, но немногие знают в каком»,– пел В.Цой. Спору нет, соборность сильна в славянской культуре, но почему в поэзии – одиночество? И поют не про одиночество героя, Творца, интеллектуала, но про одиночество простой русской души, живущей в миру соборно и ладно, с Ладою-любовью. Возьмем же это на заметку.


26

МЫСЛЬ В КУЛЬТУРЕ

И снова наступает Утро, Или Акме как зрелость мысли

О

Рисунок Алексея Осипова

Словом «акме» греки называли период в жизни человека, когда полностью проявляются его способности и наступает зрелость. В статье к. ф. н., доцента Александра Валентиновича Осипова рассматривается акме как зрелость мысли.

сип Мандельштам пишет о том, что выделение поэтов-акмеистов из среды символистов произошло именно по этому признаку – зрелости. Он рассуждает на эту тему так: «Когда из широкого лона символизма вышли индивидуально законченные поэтические явления, когда род распался и наступило царство личности, поэтической особи, читатель, воспитанный на родовой поэзии, каковым был символизм, лоно всей новой русской поэзии, – читатель растерялся в мире цветущего разнообразия, где все уже не было покрыто шапкой рода, а каждая особь стояла отдельно с обнаженной головой. После родовой эпохи, влившей новую кровь, провозгласившей канон необычайной емкости… наступило время особи, личности» . Можно также характеризовать это время, как время поступков и способности нести ответственность за них. Это и будет собственно зрелость. Нас здесь интересует не литературоведческая связка (символизм – акмеизм), а внутренняя связь мыслей, характеризующая акме, с нашим взглядом на возможность отличения взрослости и невзрослости, или рожденности и нерожденности. Момент взрослости, а более того, рожденности достаточно сложен. Ведь становятся взрослыми, то есть физически стареют, и рождаются во времени, то есть появляются на свет. Какое же взросление и рождение имеет в виду слово «акме»? Это взросление и рождение в сейчас – в сопряжение прошлого и будущего в бытии конкретного человека, к которому применимо слово акме, то есть человека, достигшего полноты самореализации. Поэт-акмеист Михаил Кузмин, выражая в себе самом будущее, так относится к прошлому, еще точнее, к своим предкам: Вы молчали в ваш долгий век, и вот вы кричите сотнями голосов, погибшие, но живые, во мне: последнем, бедном, но имеющем язык за вас, и каждая капля крови близка вам, слышит вас, любит вас… Странная жизнь может быть у людей, лишенных «сейчас» и вместе с этим вечности. Французский теоретик театра Антонио Арто характеризовал такую жизнь как абортивную, которая полна столкновениями полуродившихся существ, когда нет еще человека, личности. В такой жизни сталкивают-


Культура и здоровье/№ 1/2008 ся существа, отрицающие как свое будущее, так и прошлое, желая быть в настоящем, но не находя его. Отрицание прошлого и будущего, а это временные экзистенциалы, связаны между собой, так без будущего не может быть прошлого, прошлое – в своих идеальных задачах – и есть будущее, есть первейший признак отрицания себя и мысли. Состояние взрослости настолько значительно, что мудрые греки сочли необходимым придумать по этому поводу целую классификацию, элементом которой и является слово «акме», обозначающее образ мужа. Их мифология предоставляла им такую возможность. Она давала материал для постижения глубинных особенностей человеческого духа. Связь героев с богами, в нашем понимании трансцендентной работой, является решающей в их жизни. Совершение подвигов – это проявление в них божественной силы. Она вечна, есть в настоящем, поскольку она была в прошлом и будет в будущем. Подвиги, рассказ о них – это организация связи поколений и будущее, связанное с риском подвига. Это важно было для греческих мудрецов, так как являлось проектом греческой культуры в целом. Калмыкова В.В. пишет: «Эллинизм в символическом смысле – полнота жизни и самореализация субъекта» . Европейские устремления нас сегодняшних – это и есть очередной этап реализации грандиозной задачи древних греков. Мандельштам в свое время отмечал, что христианство не отрицает творческой силы эллинизма. «Покуда в мире существует смерть, – писал он, – эллинизм будет творческой силой, ибо христианство эллинизирует смерть… Эллинство, оплодотворенное смертью, и есть христианство» . Эллинизация смерти христианством означает ее героизацию, и, в свою очередь, христианство в словах Мандельштама предстает как героика смерти. Акме как время подвига – это проект человеческой, а по сути, богочеловеческой жизни. Поэтому у греков есть сыны Бога, взрослые, родившиеся, и есть в разной степени, приближающиеся к ним люди. Выбор Богом героя – это не что иное, как трансцендентная работа, в центр которой у того или иного героя ставится определенное понятие: отвага, честь, любовь и др. Греки выше ставили отвагу (Ахиллес) и соответственно – богиню Афину, а не любовь (Парис) и богиню Афродиту. Мандельштам в эпоху, когда на его глазах рушилась культура (а он это остро чувствовал и переживал), провозгласил, что недостаточно создать идеал эстетического или совершенного человека, что выше его идеал совершенного мужчины. Это идеал героя, бросающего вызов хаосу. Он конкретен и фундаментален. Существует в разных редакциях манифест, написанный Мандельштамом, под названием «Утро акмеизма». В нем, глубоко ощущая действительную задачу искусства, его внутреннюю философскую задачу, он заявил, что его нервом является отношение к конечной цели человечества, уяснение, в каком отношении искусство стоит к конечному предназначению человека. Конечная цель человека – это его начало, то есть к чему предназначен мифом человек. К самостоянию, ответственности, или, напротив, к следованию за мировым архитектором, богом, где он признается не только создателем, но и конструктором мира, без всякого участия в его творческом конструировании человека.

27

Если согласиться с последним, то философия искусства – это не более чем просто философские рассуждения, которые можно применить к литературным и пр. произведениям. Например, так: «Лермонтов назвал Пушкина невольником чести. Это бунт гордыни» . Такой комментарий говорит не о внутреннем образном замысле поэта, а о положениях православной теологии. Мандельштам же говорит о том, что философия должна быть в самом искусстве в той мере, в какой оно строится так, чтобы реализовался сам человек. Это довольно сложное построение, но суть его заключается в том, что философия должна входить в ткань искусства, в его образы, усиливая их в пограничных проявлениях, в которых и обнаруживается скрытая в человеке невозможность, определяющая возможность в наличном его будущего. Таковы образы Достоевского, пребывающие в предельности философского мироощущения, а не повседневной усредненной жизни. Таким образом, конечное назначение человека состоит в том, чтобы стать человеком, даже если мы, глядя вовне, не видим никаких возможностей для этого. И в этом смысле для нас важна игра слов: взрослый – невзрослый, акме и детство, родившийся – неродившийся. Эта игра позволяет выйти за пределы наличного и создать новые реальности. Иногда в философской и психологической литературе их называют «туннелями Реальности». Реальность пишут с заглавной буквы, имея в виду особую роль в их создании личностей, избравших путь к творческому озарению из совершения, по отношению к себе самому, невозможного. Невозможное – это выход для греков в пространство беспредельной свободы, Космос. Он не занят миром преходящих наличностей, там вечная, идеальная организация, с которой совпадают все человеческие стремления. Счастье человеку, состояние которого, как у Мандельштама, вводит его (человека) в этот высокий и просторный мир: И, если подлинно поется И полной грудью, наконец, Все исчезает – остается Пространство, звезды и певец!


28

МЫСЛЬ В КУЛЬТУРЕ

Ч Е Л О В Е К НА З Е Мл Е

ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОГО ВОЗРАСТАНИЯ ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКОЙ РАБОТЫ Владимир Павлович Большаков, г. Тюмень

П

ринято считать, что творческая работа представляет особый, сверхквалифицированный тип сложного труда. Она выражается в «созидательной инициативе», «строительстве», «изобретательстве», «исследованиях», вообще в решении переменных задач – технических, художественных, научных, политических. Психофизически творческая работа характеризуется тем, что в ней не только совместно задействовано особенно большое число элементов нервной системы, но постоянно вовлекаются все новые и новые, образуя не встречавшиеся раньше изменчивые комбинации. Это не делается само собой. Нужны психофизические стимулы, которые выводили бы мозг из обычного равновесия. Такую роль играют новые и новые воздействия извне, вариации впечатлений, нарушающие шаблонный ход жизни. Откуда же берутся эти стимулы? Изначально человеку дает их общение с природой, с ее непрерывно-переменными стихийными комбинациями. Лес, поле, река, воздух, горы, небо, а также вся совокупность живых существ, или, как принято называть, природа, никогда не повторяет в точности раз возникшего сочетания своих условий. Живая связь крестьянина с природой – это естественный источник творческого возбуждения, источник, поистине благодатный и наиболее драгоценный, хотя и даровой. Безусловно, что природа с ее никогда не повторяющимися условиями постоянно будит любопытство крестьянина, возбуждает его творчество, но одновременно предъявляет к нему как соучастнику в процессе созидания высокие нравственные требования. Эту взаимообусловленность постоянно подчеркивал о своих раздумьях о земле Т.С. Мальцев.

Никогда не учившийся в школе, он не только стал прославленным хлеборобом у себя на родине, но и сделал ряд замечательных научных открытий в агрономической науке. Мальцев сумел нанести ощутимый удар по так называемому «закону убывающего плодородия почвы». Он практически доказал, что однолетние растения при изменении агротехнических приемов так же, как и многолетние, улучшают почвенное плодородие. Большую часть жизни он безвыездно прожил в своей деревне и, будучи агрономом, никогда не имел своего «агрономического стола» в конторе колхоза. От зари до зари находился в поле: там было его основное место работы и радости. Ему неведомы были заботы и волнения городского человека, связанные с уходом в «очередной отпуск». Он всегда тяготился вынужденным отрывом от земли, тосковал по ней и с радостью возвращался в поле. Страх отца Мальцева, Семена Абрамовича, потерять сына как единственного помощника, кормильца и утешителя в старости, оказался напрасным. Земля сама не пустила сына в город, ее власть оказалась могущественнее и действеннее родительской. «Не мог я уйти от поля -оно не отпустило бы меня, – вспоминал Мальцев, – потому что уже в ранние детские годы довелось познать его неодолимую, покоряюще прекрасную силу». Он был глубоко убежден, что имея дело с землей, нужно постоянно изучать особенности климата своего края, закономерности повторения засух, дождей, заморозков, интересоваться историей земледелия и развитием агрономической мысли. Только так вырабатывается индивидуальная культура мышления, определяющая образ деятельности и тактику крестьянина-хлебороба, который даже неблагоприятные факторы природы способен обернуть в свою пользу. Чуть ли не на каждом шагу земледельца подстерегают не только ошибки, но и открытия и достижения. И если бы удалось расшифровать «кардиограмму чувств», которые испытывает крестьянин после трудной, но обильной жатвы, по силе накала они не имели бы себе равных. Мальцев считал, что удачливым хозяином чаще всего бывает тот, кто хорошо помнит прошлое, умеет опираться на собственный опыт. Исключительное значение имеют и отрицательные факторы нравственного порядка: самоуверенность, кичливость, бахвальство, верхоглядство, гонор, которые вредят работе земледельца не менее, чем засухи и суховеи. Круг чувств трудового крестьянина не исчерпывается чувствами, порождаемыми его отношениями непосредственно с природой. У него существует и второй источник творческих побуждений, который можно назвать рукотворным. Это пре-


Культура и здоровье/№ 1/2008 жде всего жизнь крестьянина с его бесконечно разнообразными формами труда и связанными с ним опасностями, победами и поражениями, общением с товарищами, с людьми иных религиозных исповеданий и народностей. Жена и дети для земледельца не только любимые и близкие люди, но и помощники в его трудной земледельческой работе. В круг творческих побуждений крестьянина входит и целый комплекс экономических вопросов, но не в качестве предмета ученого умствования, а как вопросы жизненноважные для себя, для семьи. Сколько радости кипит на деревенской улице в пору осеннюю, в мельчайших подробностях вновь и вновь перебираются разные перипетии страдной поры. Невзгоды и трудности меркнут в ярком ореоле благодатных итогов. Собранный хлеб нейтрализует прошлые неприятности, на душе остается доброе, чистое, светлое. Петь хочется! Вот почему в селах в эту пору игрались в большинстве своем свадьбы, звучали звонкие песни. Лев Толстой не без основания считал, что чувства богатых и безрелигиозных людей, атеистов, по преимуществу сводятся в основном к трем чувствам -чувству гордости, чувству половой похоти и чувству тоски жизни. Трудовому крестьянину эти чувства также знакомы и ведомы, но никогда они не могли стать основными, доминантными в его отношении к жизни. Диапазон чувств его был всегда шире и содержательнее. В городе, который по привычке считается центром культуры, люди вынуждены жить в разгороженных каменных ящиках и, в отличие от крестьян, оторваны от жизни матери Природы. Им неведомы ее могучие побудительные силы, поэтому они вынуждены заменять их иными, искусственными. К ним относятся театры, музеи, книги, собрания, игра личных чувств и самолюбий. Именно городскому человеку свойственна «охота к перемене мест».. Все это не что иное как суррогаты творческого возбуждения. Обходятся они дорого, а иные из них (алкоголь, наркотики, азартные игры, разврат), оказывая временное и патологически острое возбуждение, в конце концов разрушают организм и психику, разрушают дух. Они никогда не смогут заместить благотворные импульсы к действительному творчеству, исходящие от Природы, ее гармонического воздействия на душу человека: приводящие ее в состояние душевного покоя и умиротворения.

29

Во мне частенько по утрам Гуляет сила сильная. Душа распахнута ветрам И брызгам моря синего. Не так уж молод – что таить! А всё ж силёнку чувствую. Кого за то благодарить? Известно – землю русскую. Она меня учила жить, Лелея коркой чёрствою. Учила жизнью дорожить, Перед бедой упорствуя. Она учила песни петь, Весёлые и грустные. Учила думать и терпеть, Как могут люди русские. Пусть о земле о нашей врут, Я заступлюсь заранее. Её фундамент – честный труд, И мне он – основание

Виктор Боков


30

МЫСЛЬ В КУЛЬТУРЕ

И затяжелила земелька, Глянь – и налился колосок. И вот уже дурак Емелька На печку русскую залег. Сказал: – А ну, лети, родная!И полетела печь, как пух. Не печь – кибитка удалая, А в ней огонь и русский дух. Жалейки, дудки и свирелки, Все появилось на Руси. И гусли, и игра горелки, И бабы царственной красы. Стоял Микула и не верил, Что столько жизни от сохи. Хмелел и целовал деревья, Случалось, даже пел стихи!

К. Васильев «МИКУЛА»

Виктор Боков

Егору Исаеву

Не за стеною монастырской Микула сошку мастерил, А на равнине богатырской, Где ворон каркал и парил. Бесхитростен был сельский витязь, Он черный хлебушек кусал. Он валунам сказал: – Подвиньтесь!Да приналёг и сдвинул сам. И все дела! И конь саврасый Борзо пошел по борозде. Без норова, без разногласий, Отлично знал он, в чьей узде.

В нем пахарь уживался с воином, Покоя не было кругом. Он с пашней управлялся вовремя И вовремя кончал с врагом. Друг! Не хвались, что ты из Тулы, Что ты механик и Левша! Ты от сохи и от Микулы, Ты Селянинова душа!


Культура и здоровье/№ 1/2008

О БЛАГОДЕТЕЛЬНОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО БЫТИЯ

А там, где с пашней слился окоем, Найду друзей по тракторному гулу. Былинной Русью пахнет чернозем. И вновь в себе я чувствую Микулу.

Н. Денисов

Д

остижения русской философии в области исследования традиционного для России способа хозяйствования восприняты современной философией и получили плодотворное развитие, позволяющее принципиально отличить хозяйственную деятельность, адекватную национально-психическому и духовному складу русского народа, от. произросшей на почве протестантской религиозной веры экономики западного мира. К сожалению, сама по себе продуктивная, теоретически глубокая констатация различной природы хозяйствования, основанного на ценностях православного мировосприятия, от экономического модерна, пронизанного идеей глобализации, не устраняет для России опасности окончательного разрушения собственных принципов хозяйствования и интегрирования в чужеродную ей экономику в незавидной роли аутсайдера. Поэтому для современной философии культуры чрезвычайно актуально отыскание пути, спасительного для сохранения жизнеспособности России в качестве хозяйственно-экономической державы. Исследование В. П. Большакова, на наш взгляд, существенным образом восполняет этот очевидный пробел в современной философской культурологии. В. П. Большаков убедительно показывает, что экономика Запада, жестко ориентированная на прибыль и цели высокого массового потребления, с неизбежностью утрачивает ее ценностное содержание. Это ведет к размежеванию цивилизационной

31

составляющей бытия, направленной на обеспечение внешнепредметной стороны жизни, и собственно культурной сферы. Взаимное обособление культуры и цивилизации, восхваление благ цивилизованного существования оборачивается массовым предпочтением комфорта, богатства (доступного, впрочем, для меньшинства), благоустроенного «технического рая» и нарастающим понижением культуры как области, созидающей духовные ценности, все большим превращением ее в культуру массовую, во многом порочную. Сегодня, когда «экономический человек» Запада продолжает ускоренно глобализироваться, он вытесняет отовсюду «человека хозяйствующего», традиционно трудившегося на своей земле с расчетом на длительную перспективу, относящегося к природе и к народной культуре трепетно, как к национальному достоянию. «Экономический человек» эксплуатирует землю – «человек хозяйствующий» сберегает ее для своих потомков. Соблазненный навязчивыми посулами «объективной» науки человек почти разучился любить природу, и наместо прежнего биологического родственного чувства пришло рациональное, хищническое к ней отношение, и в котором мало страсти, но много холодного практического расчета. Неудивительно, что человек в этих условиях все более становится существом одномерным, частичным, исповедующим цели гедонизма. Запад, по-видимому, не в состоянии уже свернуть с этой стези, разрушительной и гибельной для человека. У России шанс на спасение есть. Далее В. П. Большаков применительно к России развивает концепцию возрождения человеческой цельности. Главным условием обретения человеком цельности автор исследования считает работу на земле. Он уверен и весьма аргументированно умеет убеждать других в том, что только повседневная работа на земле, только жизнь в тесном единении с природой делает бытие человека синкретичным и целостным. Здесь устраняетсяразъятость бытия на цивилизацию и культуру. Только так бытие в целом обретает достойный человека уровень духовности. В. П. Большаков не предается прекраснодушным мечтаниям по принципу «а хорошо бы...», но будучи настоящим исследователем, эрудированным и проницательным, имеющим уникальный личный практический опыт по части хозяйственной работы на земле, с высокой концептуальной выверенностью открывает путь спасения для России как вполне возможный и реалистический. Доктор философских наук Ф. А. Селиванов, доктор философских наук, профессор Н. Д. Зотов-Матвеев


32

МИЛОСЕРДИЕ В ЛИЦАХ

«ПОКЛЯЛИСЬ – терп и те » О мифах, истории и пророческом характере «Клятвы Гиппократа»

Биомедицинская этика в медицинском вузе доцент Тюменской медицинской академии Юрий Васильевич Гордеев

И

стория медицинской этики берет начало с клятвы Гиппократа. Новое время ввело коррективы в её содержание. Это касается, прежде всего, принципа патерналисткого, отеческого отношения к больным. С позиций XXI века легко критиковать греческого врачевателя, жившего в IV веке до н.э. Но дух и вектор гуманизма, милосердия, сострадания, заложенный в Клятве был и остаётся эталоном служения людям. В медицинское образование Российской федерации с 2000 года органично вошла новая дисциплина, имя которой дал американский биолог-биохимик Ван Ранселлер Поттер. Его фундаментальная работа «Биоэтика: мост в будущее», опубликованная в 1971 году, стала этикой предостережения человеку в условиях развития новых медицинских технологий, создавших сложные и труднопрогнозируемые ситуации

во врачебной практике. Актуальной стала проблема: не устарела ли «Клятва Гиппократа», а если «да», то какая этика должна прийти ей на смену? Утвердившись в статусе учебной дисциплины, биомедицинская этика получила солидное подкрепление в виде нескольких учебников и учебно-методических пособий. В журнале «Человек» регулярно начинают печататься материалы из этого цикла. Проблемы биомедицинская этики стали предметом обсуждения в философских журналах, которые окрестили биомедицинскую этику точкой роста философии. Новая дисциплина привлекла внимание не только философов и медицинскую общественность. Она вызвала интерес и в студенческой аудитории своей прикладной и утилитарной направленностью. Полезность ее рекомендаций и советов была настолько очевидной, что даже у «непродвинутых» студентов не возникал вопрос: «А зачем нам нужна эта дисциплина?» Остановимся на некоторых методических особенностях изложения этого курса, которые, на наш взгляд, способствуют развитию познавательного интереса к этическим проблемам медицины. Не отрицая обьективности этических норм, трудно не согласиться, что достоверность этики не эквивалентна достоверности науки. Этика имеет дело с ценностями. Роль субъекта здесь выше, чем в науке, поэтому конфликт ценностей неизбежен. Это позволяет использовать в преподавании биомедицинская этики метод, который Сократ назвал «маевтикой» или повивальным искусством. Суть его заключается в том, что приняв какую-то нравственную норму, Сократ выводил из нее два взаимоисключающих следствия, делая тезис внутренне противоречивым, логически несостоятельным и теоретически неразрешимым. Маевтика Сократа


Культура и здоровье/№ 1/2008 ставила его собеседника в затруднительное положение, но она заставляла последнего самостоятельно приходить к решению. Истину, говорил Сократ, нельзя внушить, каждый должен прийти к ней самостоятельно. И он помогал этому своим вопросно-ответным методом, методом диалога. Знание о незнании оборачивалоь знанием. Суть метода маевтики в преподавании биомедицинская этики заключается в том, что дается описание конкретной реально существующей ситуации, из которой надо найти рациональный, целесообразный способ выхода. Приведем примеры тех нравственных коллизий, которые стимулируют поиск нравственных решений в медицине: 1. Чем определяются нравственные нормы в медицине: разумом, чувствами, интуицией?; 2. Если человек имеет право на достойную жизнь, почему он не должен иметь право на достойную смерть?; 3. Насколько широко может распространятся автономия пациента?; 4. Всегда ли аборт является убийством?; 5. Возможно ли всегда соблюдать в медицинской практике заповедь «не навреди»; 6. Можно ли говорить, что одна нравственность более предпочтительна, чем другая?; 7. Всегда ли надо соблюдать конфиденциальность?; 8. Нужно ли во всех ситуациях отказываться от принципа патернализма?; 9. Насколько совпадают практическая целесообразность и нравственная оправданность? В ответах на подобного рода вопросы мы, как правило, не находим однозначного ответа, здесь происходит столкновение различных моральных норм, а попытки найти в многообразии твердый моральный базис стимулируют творческое мышление и стремление найти правильное решение. Эффективной формой проверки теоретических знаний и практических навыков, как и теоретической подготовки, является тестовый контроль знаний студентов. Преподаватели получили в последнее время отличное методическое пособие, связанное с ситуационными задачами по курсу «биомедицинская этика» под редакцией И.В. Силуяновой. Авторский коллектив представил для обучения не какие-то фантомы, а реальные ситуации и, очень даже непростые, составленные профессионалами от философии и медицины. На первый взгляд, может сложиться мнение, что студенты 1 курса, на который рассчитаны эти задания, не смогут сориентироваться в многообразии заболеваний, о которых они еще так мало знают. Но практика показала, что это не так. Дело в том, что главная цель тестирования – знание нравственных принципов и умелое применение их в конкретной ситуации. Что касается самого заболевания, то для преподавателя не составляет труда объяснить его суть в процессе самого тестирования. Оправдала себя и такая форма нравственного образования, как использование в учебном процессе документальных и художественных фильмов с последующим обсуждением их содержания и анализом рецензий, написанных в домашних условиях. Мы располагаем такими фильмами, как «Безмолвный крик» о нравственных проблемах аборта, «Последняя обитель» где речь идет о хосписах, «Полет над гнездом ку-

33

кушки» о нравственных проблемах современной психиатрии, «Врачебная ошибка» с соответствущим содержанием, кинофильм «Муха» о пагубности неконтролируемых экспериментов над человеком. По эмоциональному напряжению и содержанию эти фильмы не отнесешь к развлекательным. Они ставят экзистенциальные проблемы, связанные с основными нравственными ценностями человека. Есть уверенность, что они оставляют глубокий след в сознании и душах студентов. Биомедицинская этика представляет уникальный синтез медицинского и гуманитарного знания. Здесь конкретно решаются проблемы гуманитаризации, о которых мы так много говорили и говорим. В заключение хочется привести пример, подтверждающий право на существование в современных условиях «Клятвы Гиппократа». Академик Е. И. Чазов в книге «Здоровье и власть» рассказывает о том, как одна американская журналистка, изводившая его вопросами о здоровье Л. И. Брежнева, не хотела признать право доктора на сохранение врачебной тайны. Она заявила, что в наши дни клятва Гиппократа не отвечает духу времени и вообще устарела. На что Е. И. Чазов остроумно ответил, что если это так, то как бы она восприняла информацию, которую он огласил бы перед публикой относительно ее последнего гинекологического обследования. Естественно, что после такого ответа вопросов о ревизии клятвы Гиппократа в этой аудитории больше не возникало...

«Клятва» Гиппократа с христианской точки зрения

Доктор филос. наук, канд. мед. наук профессор Московской медицинской академии И. В. Силуяновой

К

то посмеет отрицать, что «Клятва» Гиппократа (460– 377 гг. до Р. Х.) была создана в языческую эпоху? Ярчайшее свидетельство тому – само начало текста: «Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять


34

МИЛОСЕРДИЕ В ЛИЦАХ

честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство…». Но на этом, пожалуй, все языческое содержание текста исчерпывается. Остальной текст можно рассматривать в качестве предвестника новой морали и уподобить афинскому алтарю «неведомому Богу». Хотя Гиппократ – из рода древних эллинов, а не ветхозаветных иудеев, тем не менее можно говорить о пророческом характере текста Гиппократа в смысле его нравственнопросветительского воздействия на людей. Его содержание оказало огромное влияние не только на самосознание врачей, но и на мораль общества, даже за пределами Древней Греции. Ученики и последователи Гиппократа стояли у истоков традиции понимания нравственного самосознания врача как основы врачебной профессии. Гиппократово обязательство сделалось типическим выражением для обозначения нравственной сущности врачевания и сохранило свое значение для последующих поколений христианских врачей на основании удивительной совместимости основных положений присяги и христианских моральных заповедей. Попытаемся же ее выявить и обосновать предлагаемый тезис. Для этого обратимся к дальнейшему тексту. Обязуюсь: «считать научившего меня врачебному искусству наравне с родителями, делиться с ним достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никакому другому». Почтение, уважение и благодарность людям – основа данной позиции. Разве противоречит она христианскому закону любви, ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя (Гал. 5, 14)? Разве противоречит она заповеди о почитании родителей? Напротив, она даже раскрывает, в чем заключается это почитание: в помощи и обеспечении их нужд. Более того, она расширяет сферу приложения этой заповеди, распространяя ее на собратьев по ремеслу. Учителя и коллеги называются братьями. Медицинская солидарность скрепляется почти христианской безвозмездностью отношений. Верность «закону медицинскому» и означает верность нравственному медицинскому закону, ибо других законов медицина еще «врачебное искусство», а не наука. Эта верность нравственному закону объединяет людей в сообщество, сознающее свое отличие от других сословий и профессий. Что же это за отличие? Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Данный фрагмент содержит три принципиальных моральных принципа. Остановимся последовательно на каждом. Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением… В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного

Для сохранения логики нашего анализа текста мы объединяем два предложения. Каждое предложение гиппократовой присяги самодостаточно и уникально по содержанию. За исключением двух приведенных выше. Они не следуют друг за другом, их разделяют шесть принципиальных позиций присяги. Но они практически дублируют и повторяют друг друга. И этот повтор не случаен. Этот повтор – метод привлечения внимания, средство удержать и подчеркнуть главное. Вообще именно эти два практически равных по содержанию предложения заключают в себе всю суть профессиональной этики врача, ее принципиальное отличие от других возможных форм профессиональных этик. Рассмотрим это отличие на примере своеобразия этики торговца, будь то торговец товаром или деньгами (банкир). Торговец или банкир вступает с вами в отношения и помогает вам удовлетворить вашу потребность в товаре или в деньгах. Но он никогда не направит свое действие к вашей выгоде, но только к своей, которая всегда реализуется в том проценте прибыли, которую он заработает на вас и которая составляет содержание его, а не вашей выгоды. Представитель торгово-денежных работников в принципе не может подчинить свой интерес вашему, ибо иначе он – не профессионал торгово-денежных отношений. Врач же не может не подчинить свой интерес вашему, ибо иначе он не врач. Ради вашего интереса, т. е. выгоды больного, он будет смирять своей интерес: не спать ночами, жертвовать личным временем, даже здоровьем, достатком и т. п. Готовность на такое поведение и умение так поступать – это основная составляющая профессионализма врача. Без готовности на такое поведение и умения так поступать нет врача-профессионала. Я направлю режим больных… воздерживаясь от причинения всякого вреда. Ни в известных текстах Гиппократа, ни в книгах «О законе», «О врачах» и др. – нигде более мы не найдем выражения, ставшего самым известным моральным принципом врачебной этики. Именно в этом фрагменте «Клятвы» содержится ставшая известной всему миру моральная максима «Не навреди». Я направляю режим больных… воздерживаясь от причинения несправедливости. В этом суждении вводится принцип справедливости через обязательство непричинения (неприменения) несправедливости. Безусловно, античной культуре известна проблема справедливости. Но великие моралисты Древней Греции рассуждали о справедливости как проблеме взаимоотношения между свободными гражданами, не распространяя рассмотрения этой проблемы на рабов. Гиппократ объединяет свободных и рабов новой категорией людей — «больные». Справедливость действий врача и заключается в этом объединении людей в категорию больных и страдающих, нуждающихся во врачебной помощи. Именно помощи и выгоде этой категории людей Гиппократ обещает подчинить свои силы и интересы. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла. Как странно порой, что проблемы современного общества оказываются созвучны проблемам древних времен. Проблема эвтаназии сквозь многие века сохраняет свое значение и


Культура и здоровье/№ 1/2008 обладает по сути дела сквозной временной актуальностью. Этот исторический факт говорит о многом. Значит, что именно здесь сосредоточено что-то очень важное для каждого человека. Для христиан именно здесь пролегает водораздел между способностью принять волю Божию и желанием противостоять ей. Итог выбора — спасение или гибель человека в вечности. В рассматриваемом суждении Гиппократ по сути формулирует и предлагает моральное решение врачом проблемы эвтаназии, с которым согласится любой врач-христианин. Нельзя при этом не отметить, что это решение было воистину революционным для античной культуры. Ибо для древних эллинов самоубийство – это законное выражение и проявление воли человека. Это еще не форма экстремального и аномального поведения или свидетельство психической патологии личности. Это еще не смертельный грех. Самоубийство в античности – это норма поведения. Так уходили из жизни за дружеским ужином многие патриции. Самоубийство в античности – это даже свидетельство достоинства человека, как было в случае, когда вслед за отказом поклониться императору придворный историограф Александра Македонского покончил собой. Но несмотря и вопреки существующим нормам Гиппократ не допускает применения и использования врачом своих знаний для совершения самоубийства. Это буквально вызов языческой культуре. Это прямое обозначение исключительного призвания врача – спасать и сохранять человеческую жизнь. Тем более тревожным для нас оказывается моральное состояние некоторых наших врачей, которые предлагают даже ввести новую врачебную специальность для реаниматологов — врач-эвтаназиатор. Тревожным для нас оказывается и моральное состояние наших студентов-медиков, которые, по данным последних социологических опросов,

35

в большинстве своем готовы умерщвлять своих пациентов и положительно относятся к эвтаназии, трактуя ее как ассистируемое врачом самоубийство пациента. Точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Памятники античной культуры свидетельствуют, что самым обычным делом в древних обществах были не только абортивные методики, но и выбрасывание рожденных детей в мусорные ямы, если они были не нужны родителям. Так же, как и самоубийство – это были естественные поступки людей. Например, разве кто-либо в трагедии Софокла осуждает родителей Эдипа за их решение избавиться от младенца? Слуга оставляет Эдипа живым, жалея младенца, но не подвергает сомнению решение Лаийя и Иокасты. Весьма распространен был и прием абортивного пессария (настоя сбора трав) женщиной, не желающей обременять себя состоянием беременности. Позиция врача – «Я не вручу никакой женщине абортивного пессария» – еще один революционный вызов языческой культуре. Это еще одно прямое обозначение исключительного призвания врача — спасать и сохранять человеческую жизнь, а не уничтожать ее, особенно в самом начале ее возникновения. Близка ли эта позиция христианскому пониманию ценности человеческой жизни как Божьего дара и творения? Безусловно, ибо Гиппократ не начинает оговаривать какие-то условия и обстоятельства, показания и интересы, при которых можно было бы это действие допустить. Это свидетельство подлинно метафизического, сакрального понимания сущности жизни. Гиппократ как бы оберегает собратьев по ремеслу от совершения неправедного действия. Здесь нельзя не вспомнить слова Соломона о шести вещах, «что ненавидит Господь», одна из которых «руки, проливающие кровь невинную» (Притч. 6, 16–17). Именно эта позиция обнаруживает, что одно из предназначений врачебной этики – защита врача от возможных неправильных решений и действий. Но если быть точными, то у Гиппократа не идет речь о непосредственном уничтожении младенцев руками врача. По-видимому, он даже не допускает подобной мысли, не говоря уже о действии. Гиппократ говорит о казалось бы нейтральном действии — вручении женщине абортивного пессария. Вручение женщине абортивного пессария аналогично практике назначения врачом контрацептивов. Позиция Гиппократа находится в полном противоречии с современной медицинской практикой, с одной стороны, и в полном соответствии и христианским отношением к абортам и контрацепции, с другой. Чисто и непорочно буду проводить я свою жизнь и свое искусство. С христианской точки зрения нельзя не признать, что именно эта позиция максимально христианская по сути своей. Ибо нравственное самосовершенствование – основная задача христианина. Смысл существования человека – преодолеть себя в своем несовершенстве. Нравственное несовершенство – это прежде всего наше отношение к людям, порочность которого становится очевидной в сравнении с отношением Бога к человеку. Совершенство этого отношения заключается в чистоте любви Бога к людям вплоть до крестного самопожертвования.


36

МИЛОСЕРДИЕ В ЛИЦАХ

Поставить перед собой цель и взять обязательство «чисто и непорочно проводить свою жизнь» означает признание важности нравственного совершенства человека. Как свидетельствуют опросы мнений студенческой молодежи, именно эта позиция встречает максимальное несогласие с Гиппократом, и даже протест со стороны студентов-медиков. Их желание – жить так же, как живут все, ничем не выделяясь, ничем не отличаясь от общей массы живущих. Они не желают ставить перед собой задачи совершенствования и не желают, чтобы общество предъявляло к ним повышенные нравственные требования. Такая позиция – серьезная «врачебная ошибка». Почему? Потому, что общество и отдельный человек должен доверять врачу, ибо он доверяет ему самое важное – свою жизнь и здоровье, жизнь и здоровье своих детей, близких и родных людей. Доверие к врачу необходимо для того, чтобы человек обратился к врачу. Но это доверие, с одной стороны, надо обеспечить, и, с другой, – надо получить. Как этого достичь? Человеческая культура знает только один путь — это обретение уважения к врачу и социального доверия к врачебному сообществу. Но уважение – не врожденное чувство, оно заслуживается человеком, приобретается в общении. Как? Именно «чистой и непорочной жизнью» человека. Поэтому обязательство стремления к нравственному совершенству — основное условие достижения и обретения уважения и, следовательно, доверия ко врачу. Поэтому обязательство стремления к нравственному совершенству – это важнейший элемент профессионализма врача, не менее значимый, чем стремление к приобретению медицинских знаний. Врач, как носитель сугубо специальной медицинской информации, – это полуврач. Врач, обладающий высокой нравственной культурой и медицинскими знаниями – это настоящий профессионал. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В данном суждении речь идет о специализации в медицине, что непосредственно связано с уровнем профессионализма врача и пониманием ответственности за выполняемые действия. Это форма предостережения от переоценки своих возможностей. В современном контексте это обязательство врача направить пациента к коллеге, который специализируется на изучении и лечении именно той патологии, которая характерна для пациента. В современных условиях платности медицинских услуг выполнение этого принципа — защита от искушения совершать действия, подчиняясь финансовым мотивам, а не профессиональным. Эта позиция имеет значение не только для врача, но и для всего общества в связи с устойчивой распространенностью шарлатанства как предельной формы греха гордыни человеческой. Феномен шарлатанства живуч во все времена. Особенность «целителей», «шаманов», «колдунов», «экстрасенсов» и прочих «врачевателей» в том, что они не владеют медицинским искусством и не имеют медицинского образования. Тем не менее они берутся за все и обещают излечить все болезни. Для христиан очевидно, что «облегчение», которые приносят некоторые особи из

этой касты, является ценой необратимой тяжелой участи людей. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами. Возможно, многие свяжут этот тезис с особенностями античной культуры, которая, как известно, не отличалась целомудрием. В одной из своих проповедей протоиерей Максим Козлов упоминал, что раскопки города Помпеи обнажили такие скульптурные украшения домов, различных строений, что женщины и дети в 19 веке не допускались до посещения этих исторических объектов. Но реалии 20 века, а именно правила относительно интимных связей между врачом и пациентом, разработанные Комитетом по этическим и правовым вопросам при Американской медицинской ассоциации, заставляют усомниться в том, что только сексуальная вседозволенность античности служит основанием того, что Гиппократ выделяет эту нравственную норму и предлагает данное обязательство. Американские врачи утверждают: – «интимные контакты между врачом и пациентом, возникающие в период лечения, аморальны; – интимная связь с бывшим пациентом может в определенных ситуациях признаваться неэтичной; – вопрос об интимных отношениях между доктором и пациентом следует включить в программу обучения всех медицинских работников; – врачи должны непременно докладывать о нарушении врачебной этики своими коллегами». Возможность «любовных дел» между врачом и пациентом возникает не по причине распущенности нравов, но, как это не странно, по причине заботливого и милосердного отношения врача к своему пациенту. Другими словами, возможность «любовных дел» между врачом и пациентом является оборотной стороной профессиональной любви врача к своему пациенту. Редкий человек способен не ответить благодарностью за помощь, внимание и заботу о себе. Но это реальное чувство благодарности у некоторых пациентов превращается в чувство эмоциональной привязанности и плотской влюбленности во врача. Врач обязан знать о различных видах человеческой любви и понимать, в чем состоит и из чего складывается это различие. Профессионал, который не понимает этой «диалектики» превращений человеческих чувств, обречен на совершение неправильных поступков. Защитой от возможных ошибок поведения является только нравственная культура врача, которая в свою очередь является следствием обучения, образования, овладения этическим знанием, которое оценивается Гиппократом как «медицинский закон». Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. «Врачебная тайна» — пожалуй, самое известное в обществе понятие врачебной этики. Более того, если мы проанализируем все известные европейской культуре этические документы медицинского сообщества, то верность принципу


Культура и здоровье/№ 1/2008 конфиденциальности (это современное название обязательства сохранения врачебной тайны), сохраняется на протяжении всех эпох европейской истории. За одним исключением. Это исключение — ранний период советской власти. Отсутствие понятия «врачебная тайна» в первом издании советской Медицинской энциклопедии — идеологическое отрицание этой нравственной нормы. Введение «Листка нетрудоспособности» с указанием диагноза заболевания гражданина — ее практическое неприятие. Данный факт можно рассматривать как элемент богоборческой работы тех лет, целью которой являлось тотальное подчинение человека существующей власти. Понятие «врачебная тайна» обладает глубочайшим христианским содержанием. По аналогии с «тайной исповеди», «врачебную тайну» можно рассматривать как факт сокровенного общения человека с Богом. Каждое человеческое недомогание и болезнь, помимо физиологических проявлений, имеет глубочайшее предназначение и метафизиологическое значение для человека. Среди православного народа сохраняется такое понимание болезни, как «посещения Божьего». Врач — свидетель этого «посещения». Почему же врач должен сохранять «печать молчания»? Во-первых, потому, чтобы оградить больного от неправедного суда человеческого и, во-вторых, чтобы сохранить себя самого от греха осуждения. Ведь болезни человеческие, как правило, следствие наших грехов. Даже в церковной литературе неоднократно осуществляются попытки (с нашей точки зрения некорректные) связать конкретные болезни с конкретными грехами и недостатками личности. Раскрыть информацию о болезни значит вольно или невольно озвучить недостатки, и значит осудить человека, ибо можно ли одобрить недостатки? «Не судите, да не будете судимы; не осуждайте, да не будете осуждены; прощайте и прощены будете» (Лк. 6, 37). Наши размышления выявили удивительное согласие принципов гиппократовской врачебной этики с христианскими представлениями о человеческих взаимоотношениях. В значительной степени именно этим можно объяснить не только профессиональное признание значения Клятвы Гиппократа для врача, но и ее общечеловеческое признание.

37

ДРАМА СОВРЕМЕННОЙ МЕДИЦИНЫ

С

Н. Ф. Жвавый, академик МАНВШ

позиций медицинской и христианской антропологии человек существует в трех ипостасях: тело, душа и дух. Еще с доисторических времен в древнем Египте, Китае, Индии, там, где пребывала колыбель человечества, накапливались сведения о строении организма человека, как целостного образования, встроенного в природу и внешнее мироздание — космос. Первые представления анатомического характера возникли из наблюдений о внешних формах тела человека, а также сведений о внутреннем строении органов, почерпнутых на основе вскрытий животных. Вскрытие трупов людей и создание анатомических театров, на фронтонах которых были начертаны слова Hic locus est ubi mors caudet succurere vitae (здесь место, где смерть охотно помогает жизни) или Mortui vivos dociunt (мертвые учат живых), положили начало анатомической науке и классической медицине. И в античный период, и в эпоху средневековья, и в современных условиях развитие анатомии и медицины проходило параллельно, обогащая и совершенствуя медицинскую практику. В античный период осмысление человека, его строения, функциональных проявлений в норме и при различных заболеваниях, являлось уделом философов. Поэтому отцом медицины и анатомии считается выдающийся философ древности Гиппократ. И до настоящего времени не утратили своей значимости анатомические трактаты великих мыслителей античного периода: Аристотеля, Сократа, Платона и др. В эпоху Возрождения подвижническая деятельность Леонардо да Винчи, создавшего на основе препарирования трупов блестящие рисунки мышц, сухожилий, сосудов и нервов различных частей человеческого тела, заложила основу классической анатомии. В тот же период на основе системных анатомических исследований основоположника современных представлений об анатомии человека Андре Везалия был создал капитальный трактат в 7 томах «О на-


38

МИЛОСЕРДИЕ В ЛИЦАХ

значении человеческого тела». В средневековье продолжалось развитие анатомической науки путем расширения и углубления представлений о форме и структуре различных органов и систем организма человека. Новый этап в познании глубинных структур живых организмов, в развитии биологии и эмбриологии был связан с изобретением и усовершенствованием микроскопа. Так возникло новое направление в морфологии — микроскопическая анатомия, а затем и цитология, эмбриология. Выдающийся вклад в изучение человеческого организма внес великий русский учёный анатом и хирург Н. И. Пирогов, создавший новое учение – топографическая анатомия, разработанная методом распилов замороженных трупов, получившем воплощение в прекрасном систематическом труде – «Иллюстрированная топографическая анатомия распилов, произведённых в трёх измерениях, через человеческие тела». Подвижническая деятельность Н. И. Пирогова сделала возможным использование результатов его исследований и в хирургической практике, и в становлении современных методов клинической анатомии, компьютерной и ЯМР – томографии, и ультразвукового исследования функциональной анатомии органов и систем человеческого тела. Развитие и совершенствование макроскопических, макромикроскопичеких и микроскопических методов исследования позволили проникнуть в глубины морфологических структур живого организма. Электронный микроскоп, и другие современные морфологические методы, позволяют проводить исследования на ультраструктурном уровне и являются, с одной стороны, исключительно важными и высокополезными, а с другой стороны, всё более уводят исследователей от проблем познания человеческого организма как целостного образования. Антропология, как наука о человеке, оказалась невероятно расчлененной, аналогичные тенденции свойственны и клинической медицине, особенно внутренним болезням. В частности, только применительно к мочеполовой системе существуют специальности: нефрология, урология, андрология, гинекология и др. Между тем научные и прикладные аспекты патологии собственно человеческого тела (soma), т. е. опорно-двигательного аппарата в номенклатуре врачебных специальностей вообще не представлен. Отсутствует даже понятие теоретическая и клиническая соматология с её направлениями: клиническая остеология, артрология, миология, вертебрология. Хотя заболевания этой сферы имеют очень широкое распространение, этими проблемами в нашей стране занимаются травматологи, ревматологи, невропатологи и другие специалисты, весьма далекие по своей базовой подготовке от соматологических проблем. Между тем в мировой практике ситуация иная, в частности, в США лечением соответствующих заболеваний занимаются остеопаты, в ФРГ существуют научно-исследовательские институты клинической остеологии и т. д. В ходе развития описательной анатомии перед исследователями все больше возникал вопрос не только как устроены органы и части тела, но и почему организм

имеет именно такое строение. В связи с этим форму и строение тела человека стали рассматривать в диалектическом единстве и взаимодействии с окружающей природой и социальной средой. Этот принцип реализуется в функциональном, эволюционном (с точки зрения онто- и филогенеза) и прикладном (топографическом) подходах в анатомии. С другой стороны мы убеждены, что параллельно с развитием классического направления, как в теоретической, так и в клинической медицине (с ее расчленением на составные узкие специальности и направления) в XXI веке и в будущем восторжествует целостный антропологический подход к человеку. «Лечить не болезнь, а больного», и «Будущее принадлежит медицине предупредительной» – так убеждали корифеи медицины в конце XIX и начале XX века, но эти призывы все время оставались лишь декларациями, звучащими в основном в студенческих аудиториях. В настоящее время в нашей стране все более получает развитие изучение различных аспектов конституционологии, как с фундаментальных, так и клинических позиций. Развитие медицинской антропологии имеет очень много аспектов и направлений. Христианская антропология, признавая в человеке 3 уровня, полагает, что они соответствуют 3 основным аспектам познания человека, как целостного Творения. Первый, наиболее связанный с внешней природой уровень – тело, второй, пограничный – душа или психика и третий, самый глубокий – дух. Дух образует человеческое «Я» и те высшие свойства человека, в которых отражен «образ и подобие Божии». Первые 2 измерения общие для человека и других живых существ. Духом же обладает только человек. Тело и психика изучаются естественнонаучными методами, дух же рассматривается преимущественно в процессе интуитивного постижения и самопознания (А.Мень «История религии. В поисках Пути, Истины и Жизни». М.2001.) На пороге XXI века становится очевидным, что угроза ядерной катастрофы для мира миновала. Однако возникли новые вызовы человечеству планетарного характера: наркомания, СПИД, безудержный рост сердечно-сосудистых, психических и многих других болезней, в основе которых лежит тотальное распространение бездуховности. Уход от человека, как целостного создания, и соответственно от личности больного проявляется и в том, что сегодня на человечество массировано обрушился поток лекарственных препаратов, в том числе фальсификатов, дженериков контрафактной лекарственной продукции. Возникает вопрос – выстоит ли человек и медицина в противостоянии с воротилами фармацевтической промышленности и фармацевтического бизнеса? Драма современной медицины заключается в том, что из нее все более уходят человеческое и врачебное начала, а развитие получают в основном экономические, лекарственные и технологические сегменты. Вопрос о том медицина для человека или человек для медицины в будущем будет решаться в пользу человека в неразрывном единстве всех трех его составляющих: тело, душа и дух.


Культура и здоровье/№ 1/2008

39

КОРПУС  ПОД НОМЕРОМ Т Р ИНА Д ЦА Т Ь

«Раковый корпус» А. И. Солженицына в прочтении врачей

И

нтерес писателей к экстремальным состояниям, в которые попадает заболевший человек, в последние годы явно возрос. «Час пик» обнажает в человеке все хорошее и плохое. Так же, как в 19 и начале 20 века господствовала «литература туберкулёза» (стоит только вспомнить «Цветы запоздалые» Чехова или «Жизнь взаймы» Ремарка), сегодня преобладает «литература рака». Атмосфера безысходности, фатальности, царящая вокруг раковых заболеваний, во многом создаётся писателями. Нет, пожалуй, ни одной книги, где бы описывалось выздоровление больного со злокачественной опухолью, «Раковый корпус» – книга, появившаяся не в простые годы, особенно для самого писателя, книга, несмотря ни на что, оптимистичная, столь необходимая сейчас. Не оставляет чувство, что повесть написана дипломированным, знающим врачом. И потрясающая образность. Судите сами: весело разговаривающая женщина... никак не подозревала, «что этот сантиметровый пустячный шарик, который ей не хотят почемуто отрезать, есть...губительные одинокие клеточки, лодки десантные во мраке? И причалили где?» И всё это в сочетании с профессиональными наблюдениями: «Она стала смотреть его кожу на полях облучения. Пожалуй, кожа уже взывала об окончании. Поверхностная реакция могла ещё усилиться после конца сеансов». Не каждый врач, непосредственно не

связанный с радиологией, к сожалению, знает об этом. Когда читаешь это произведение, всё время кажется, что с тобой разговаривает врач: «Оставалось... лишь продолжить старую карточку, записать, что стали атрофичны мягкие ткани и что, по всей видимости, это есть позднее лучевое изменение». Одна из достаточно часто встречающихся опухолей у подростков – остеогенная саркома – злокачественная опухоль кости. На протяжении повести прослеживаются больные с различными онкологическими заболеваниями, и даже сами они об этом говорят: «Всё-таки есть рак и рак... Из раков – ещё какой рак. В каждом плохом положении ещё есть похуже». Так вот, остеогенная саркома – опухоль, прогноз при которой очень серьёзен, и об одном из таких больных рассказывает Солженицын. И опять возникает то же чувство – пишет об этом врач или человек, перенёсший эту болезнь (хотя, и это известно, у автора не было подобной опухоли). Не надо читать специальной книги об опухолях костей. Достаточно только вспомнить, как описывает признаки болезни Александр Исаевич: «...Кто-то в суматохе с мячом не нарочно стукнул Демку бутсой по голени, Демка и внимания не придал, похромал, потом прошло. А осенью нога разбаливалась и разбаливалась, он ещё долго не показывал врачам, потом ногу грели, стало хуже, послали по врачебной эстафете...» Здесь вся правда; и обычное обнаружение опухоли в ноге или руке после травмы, в большинстве случаев позднее, и неправильное лечение, с которым сталкиваются онкологи («ногу грели»). А как он описывает фантомные боли у того же Демки! «Уже неделя прошла – и первым пламенем отпылала отрезанная нога. Операция уходила в прошлое, но нога по-прежнему жила и мучилась вся тут, как не отрезанная, и даже отдельно слышал Демка каждый палец отнятой ноги». Когда читаешь «Раковый корпус», – то как будто находишься рядом с врачами, участвуешь в обходе в онкологическом отделении, со всеми его удачами и неудачами, с «деонтологическими изысками»: «Здесь всё называлось полунамёком, под псевдонимом (даже вторичным) или противоположно тому, как было на самом деле. Никто ни разу не только не сказал «рак» или «саркома», называли вместо этого что-нибудь безобидное: «язва», «гастит», «воспаление», «полипы»… А чего стоит высказывание об обходе: «полтора часа актёрской игры»! И рассуждения, которые и спустя 30 лет после написания повести актуальны (только изменились несколько возрастные рамки): «Ей шестьдесят восемь. Если будем лечить рентгеном – может, дотянем до семидесяти. А соперируем – она года не проживёт». Врачи (и не только врачи) в последние годы всё больше задумываются о качестве жизни выздоровевших от злокачественных опухолей людей, о непосредственных и отдалённых побочных явлениях проведённого лечения. И как бле-


40

МИЛОСЕРДИЕ В ЛИЦАХ

стяще пишет об этом Солженицын: «Боялись только острых ранних поражений тканей и костей, но их тогда же научились и избегать. И – облучали! Облучали с увлечением! Даже доброкачественные опухоли. Даже у маленьких детей!» Как верно! Как знакомо! «А теперь эти дети, ставшие взрослыми юноши и девушки, иногда и замужние, приходили с необратимыми увечьями в тех местах, которые и так ретиво облучались». Например: «Пятнадцатилетний мальчик, у которого рука и нога одной стороны отставали в росте от другой, и так же – кости черепа, отчего он снизу и доверху казался дугообразно искаженным, как карикатура». А как верно о хирургии! Прочтите хотя бы это: «Когда волнуется хирург, не новичок? Не в операциях... Ну, разве иногда внезапно осложнится, хлынет кровь, и вспомнишь, что Резерфорд умер при операции грыжи. Волнения же хирурга начинаются после операции, когда почему-то держится высокая температура или не спадает живот, а теперь на хвосте упускаемого времени надо без ножа мысленно вскрыть, увидеть, понять и исправить – как свою ошибку» В годы, когда писалась повесть (а это 1963-1967 гг.), Солженицын поднимал вопросы, волнующие врачей и общество сегодня. Например, о необходимости воссоздания статуса семейного врача, без которого невозможно гармоничное развитие семьи. И речь идёт не только о физическом здоровье, не только о создании определённой психологической атмосферы в семье, но и о воспитании чувств, о нравственности. Вот его слова; «А ведь между другими наставниками молодёжи мы потеряли ещё одного, очень важного – семейного доктора! Девочкам в четырнадцать лет и мальчикам в шестнадцать надо обязательно разговаривать с доктором... Надо, чтоб это был тот самый дядя доктор, которому они с детства показывали горлышко и который сиживал у них за чаем... Он не только предупредит их от ошибок, от ложных порывов, от порчи своего тела, но и вся картина мира для них омоется и уляжется». Лучше не напишешь и не скажешь! И ещё: «Вообще семейный доктор – это самая нужная фигура в жизни, а её докорчевали. Поиск врача бывает так интимен, как поиск мужа-жены. Но даже жену хорошую легче найти, чем в наше время такого врача», В последние годы на страницах любой газеты можно встретить материалы о платном лечении, оно внедрено разными путями и продолжает внедряться. Во времена написания повести разговоры о платном лечении считались кощунственными, несовместимыми с принципами бесплатной медицины в социалистическом обществе. Герои Солженицына обсуждают и эту тему: «Что значит «бесплатность»? – платит не пациент, а народный бюджет, но он из тех же пациентов... Сейчас не знаешь, сколько б заплатил за душевный приём, а везде – график, норма выработки, следующий!» И дальше: «Я не говорю, что всё лечение полностью надо сделать платным. Но первичное – обязательно... Да и то вот в нашей клинике: почему два хирурга оперируют, а трое в рот им смотрят? А если б деньги от пациентов, да ни один пациент бы к ним не пошёл...» Удивительно, как много вопросов поднято в этой сравнительно небольшой книге. Здесь и рассуждения о знахарстве, особенно распространившемся сейчас, о причинах его и о многом другом. Но, конечно, главное – психология больного,

психология взаимоотношений врача и больного – деонтология. И с этой точки зрения повесть должна изучаться врачами как пособие. Большой интерес представляют отношение родственников к больному, к его врачу, чувство одиночества, нередко возникающее у онкологических больных, явления госпитализма, отношение к смерти, к религии, психологический настрой и течение болезни. Читая «Раковый корпус», не перестаёшь восхищаться, как Солженицын тонко, тактично описывает психологическое состояние больного. Заболевший (и это такая правда!) начинает чувствовать себя одиноким: «...всё осталось по ту сторону опухоли, а по эту – Павел Николаевич Русанов. Один». Весь мир закрыла опухоль величиной с кулак, подставленный под челюсть». «И одиночество Вадима пульсировало, трепыхалось...» Одиночество среди больных, и даже среди близких. Но тем больше тяга к домашнему очагу и к тем же близким людям. «Счастье Павла Николаевича состояло в том, чтобы дольше сидеть здесь с женой, а не идти в палату». Как верно подмечено состояние больного, впервые пришедшего в онкологическую больницу. Как всё действует на него! Врачи порой не знают тех мелочей, которые задевают обострённые чувства больного. Даже неулыбчивое лицо встречающей его медицинской сестры пугает, а больничная обстановка угнетает: «Я восемнадцать часов здесь! – а меня никто не лечит!» Вечный спор в онкологии: говорить или не говорить правду больному о его болезни. Больная, сама врач, «вытирая рот после бариевой сметаны... ещё раз объявила: «Нет, больной не должен знать всего! Я так всегда считала и сейчас считаю». В нашей стране многие врачи придерживаются этого правила. Всё зависит от степени подготовки общества, но одно несомненно: необходима вера в победу, вера во врача. «Склонился Вадим поверить ей [врачу]. Если поверить – легче...» Поверил Вадим и «правду ли, неправду ли сказала, но Костоглотову это понравилось... Спасибо. Теперь буду выздоравливать! И, действительно, выздоравливал. Охотно ложился под рентген и во время сеанса ещё особо внушал клеткам опухоли, что они – разрушаются, что им – хана». Очень интересно описано состояние больного врача, работающего в онкологии. Врач, не переставая быть врачом, в то же время перенимает психологию больного: «...своим признанием [признанием болезни] она исключала себя из благородного сословия врачей и переводила в податное зависимое сословие больных». Но с другой стороны, всё-таки заболевшая Донцова и в болезни своей остаётся врачом – она сравнивает свои ощущения с опытом своей врачебной жизни и, может быть, ей тяжелее от этих знаний. Умение поставить себя на место другого, что особенно важно для врача и что сделать не так просто, и отличает хорошего врача, помнящего прекрасные строчки Б. Пастернака: «Я чувствую за них, за всех – как будто побывал в их шкуре: я таю сам, как тает снег, я сам, как утро, брови хмурю». Создается впечатление, что Александр Исаевич прожил в «Раковом корпусе» за каждого своего героя, перенёс всё, что перенесли они, и каждому из них отдал, как врач, частицу своей души. Дурнов Леонид, Шорохова Ирина


Культура и здоровье/№ 1/2008

«Не могу без того, чтобы врачом не стать...»

41

Академик Федор УГЛОВ

Академик Федор Григорьевич Углов внесен в Книгу рекордов Гиннеса как старейший в мире практикующий хирург. В нынешнем году, в октябре, ему исполнилось бы 104 года, не дожил несколько месяцев. Светлая ему память.

П

рофессор Санкт-Петербургского университета им. И.  П  Павлова, доктор медицинских наук, действительный член Российской академии медицинских наук, Международной славянской академии, Петровской академии наук и искусств, председатель Петербургского общества хирургов и Союза борьбы за народную трезвость, лауреат Ленинской премии,

лауреат Международной премии Андрея Первозванного в номинации «За Веру и Верность», награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, член Союза писателей России. Федор Углов родился 5 октября (22 сентября по старому стилю) 1904 года в деревне Чугуево, неподалеку от Киренска. Его отец, Григорий Углов, за посещение революционного кружка еще подростком был осужден на вечное поселение в Восточную Сибирь, с разрешением жить в районе между Качугом и Витимом. Он устроился масленщиком на пароход «Каролонец», курсировавший по Лене. Однажды ранние жестокие морозы заковали пароход в ледовый панцирь за 50 километров от Киренска, и команда была вынуждена зимовать на нем. Молодые парни при первой же возможности бегали на гулянья в соседнюю деревню Чугуево. Здесь и встретил Григорий Настеньку Бабошину, рано оставшуюся без матери. Три года подряд засылал влюбленный парень сватов, но отец Насти отказывал и отказывал. Согласия на женитьбу ему удалось добиться небольшой хитростью. С тех пор жили молодые душа в душу. Летом, пока Григорий ходил на пароходе, Анастасия с детьми жила в деревне у двоюродной сестры. Зимой обряжала ребятишек в дальний путь, и они все вместе отправлялись к месту стоянки парохода: в Усть-Кут, Витим, на речку Маму, в низовья Лены... Так жила семья Угловых до 1915 года, пока отец не скопил денег на домик в Киренске. «Не могу без того, чтобы врачом не стать..» Из-за частых переездов Федя сначала в школу не ходил, занимался дома с сестрой и братом. Лишь когда семья осталась зимовать в Алексеевском затоне, мальчика приняли сразу во второй класс приходской школы, и ребятишки бегали в нее по морозу за четыре версты. Старший сын в семье Угловых, Иван, стал учителем. У него в школе занимались братья, сестры. Он был для них непререкаемым авторитетом. По его примеру старшая сестра Феди Ася окончила в 1918 году гимназию, набрала чемодан книг и уехала учительствовать в деревню.


42

МИЛОСЕРДИЕ В ЛИЦАХ

Однажды во время сильного весеннего паводка будущий хирург Федор Углов впервые спас жизнь человеку: он увидел, как на громадной льдине плыла скособоченная избушка, а возле нее стояли маленькая девчушка и собака. Трое мужчин решили помочь им и отважно поплыли на лодке среди бушующего льда. В последний момент к ним в лодку прыгнул и Федя. Девочку сняли со льдины, а позже, ночью, мысленно восстанавливая произошедшее, Федор Углов впервые почувствовал сладостное чувство победы – оттого что спас человеческую жизнь. В 1923 году Федор закончил учительскую семинарию. К этому моменту он твердо решил стать врачом. Прежде чем уехать учиться, он серьезно поговорил с отцом: Григорию было все труднее кормить семью, и он надеялся на помощь сына. Кроме того, он признался Федору, что тот может рассчитывать только на себя. – Не могу без того, папа, чтоб врачом не стать... – Тогда с Богом. Через день Федор с испеченными мамой подорожниками (калачи, пироги, булки в дорогу. отправился в Иркутск. Преодолеть 1100 километров в те годы было непросто: четверо суток на пароходе до Усть-Кута, затем столько же до Жигалово и далее по Лене до Качуга на шитике. От Качуга до Иркутска ходили обозы. Федору посчастливилось сесть на попутный грузовик – один из первых в Сибири, вызывавший испуг и удивление на лицах людей. Весь путь занял 22 дня. Стипендия – шесть рублей Федор Углов поступил на медицинский факультет университета сравнительно легко. Впервые так далеко от родительского дома – и полная самостоятельность. Стипендия – шесть рублей. Хорошо, что в Иркутске жила Федина сестра Ася с мужем, – Федор поселился у них. В лютые морозы, в холодных аудиториях пообносившийся Федя долго дул на пальцы, не державшие карандаш, чтобы записать лекцию слово в слово. После 1-го курса Углов нанялся на сплав груженых карбасов (нечто среднее между плотом и баржей) по реке Лене, чтобы заработать денег, после второго устроился дежурным фельдшером в больнице Киренска, поближе к родителям. На 4-м курсе группу отличников медицинского факультета наградили поездкой в Ленинград. Вернувшись в Иркутск, Углов тяжело заболел, пропустил много занятий. Тогда его жена Вера (они поженились на 3-м курсе) предложила перевестись в Саратовский университет – на Волге и климат мягче, и родственники ее там живут. Утопающий в глубоком омуте По окончании университета Федор Углов получил звание врача-лечебника и направление: «К 1 июля 1929 года прибыть в село Кисловку Нижневолжского края в качестве заведующего врачебным участком». В первый же день на прием к молодому врачу больные выстроились в очередь. «Болезни были самые разнообразные, и я чувствовал себя в положении утопающего, брошенного в глубокий омут, – писал Углов в своей книге «Сердце хирурга». – Тщательно расспросив пациента, я просил его выйти и подождать за дверью, сам же начинал лихорадочно листать привезенные с собой учебники и справочники». Когда становилось совсем туго, Углов советовался со старым

фельдшером; многие из его советов пригодились и в дальнейшей практике. Перенесенный три года назад тиф снова дал о себе знать, и Федор Григорьевич перевелся в Абхазию, а спустя год решил, что настоящий врач должен постоянно учиться. В Ленинграде, куда он переехал с семьей, Углов устроился интерном в клинику профессора Оппеля, знаменитого хирурга. Что поражает в Углове больше всего – это его постоянное стремление самосовершенствоваться. В начале XX века медицина развивалась, многие из хирургических операций делались впервые, специальной литературы просто еще не было написано. И каждая удачная операция, каждая спасенная человеческая жизнь давали новый толчок к дальнейшим исследованиям, сбору информации по крупинкам. «Меня восхищало то, с каким упорством молодой Углов стремился стать настоящим хирургом», – отозвался о нем митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Когда в клинике Оппеля объявили, что горздравотдел проводит мобилизацию врачей для работы на Крайнем Севере, Углов записался одним из первых. Он вернулся работать в родной Киренск – главврачом и хирургом областной больницы. Здесь он впервые в районе стал использовать переливание крови при операциях, проводил сложнейшие по тем временам резекции желудка. Однажды спас жизнь охотнику, с которого медведь содрал кожу. Хирург две войны подряд Спустя несколько лет Федор Григорьевич вновь вернулся в Ленинград – продолжать учиться хирургии. А 9 октября 1939 его мобилизовали в армию. Оказалось, что в 25-ю кавалерийскую дивизию призвали много врачей, фельдшеров. Сначала они организовали дивизионный пункт медицинской помощи, учились маршировать... А потом – машины одна за одной привозили раненых, хирурги практически не отходили от операционного стола: война с финнами. «Двое, трое суток работаешь без сна и отдыха, пока не почувствуешь: все, предел, не только можешь задремать во время операции, но, что самое опасное, ошибиться, раненый погибнет из-за тебя», – вспоминал Углов. После демобилизации в 1940 году Углов стал ассистентом в клинике хирургии у своего любимого учителя Николая Петрова. Занялся наукой, писал труд о военнополевой хирургии. И снова война. Клиника стала госпиталем. Операции шли одна за другой, под обстрелами и взрывами. Лютая зима, холод, блокада города: «... за 900 жестоких дней ни разу ни от кого из ленинградцев не услышал, что лучше было бы сдать город, что это может принести облегчение...» Пациенты после выздоровления возвращались на фронт, писали оттуда письма. И когда на них приходили похоронки, у врачей на глаза наворачивались слезы: с таким трудом выхоженные в блокаду пациенты, ставшие практически родными людьми, погибали от случайной пули или взрыва. Сразу после победы клинику стали перестраивать на довоенный лад. Возвращались профессора, доценты, из разных городов приезжали курсанты, чтобы изучать хирургию.


Культура и здоровье/№ 1/2008 «Приходите через год, и мы сделаем вам операцию...» В это время Углов всерьез начал разрабатывать проблему легочной хирургии. За год он изучил 185 отечественных и 220 научных трудов на английском языке. Однако много чего еще не было изучено: «... работаем во многом пока вслепую, пока только ищем, надо было б подождать – и ждать нельзя! Подвластны ли перу все нюансы переживаний хирурга, занятого новой для него, не изученной в медицине операцией?!» Проблемы хирургического лечения рака вели и многие другие клиники страны. В 1950 году Федор Григорьевич стал заведующим кафедрой госпитальной хирургии 1-го Московского медицинского института. Восемь лет спустя Углов выпустил книгу под названием «Рак легкого», где описал свои исследования, опыт операций. Она сразу стала настольной книгой многих хирургов, особенно молодых. И к хирургу потянулись больные со всей страны. Приезжали иностранные коллеги, просили поделиться опытом, присутствовали на операциях. «В ту пору, – писал Углов, – если еще не были сами готовы к проведению той или иной операции и знали, что никто в стране ее не делает, говорили больным: «Пока мы не можем вам помочь, но это только пока... Берегите себя, соблюдайте наши предписания и запросите нас через один-два года. Скорее всего, к тому времени мы уже освоим эту операцию. Хирургия сейчас развивается быстрыми темпами». Очень многие из операций, которые сейчас для медицины не представляют никакой трудности, впервые сделал именно Федор Углов, в частности по удалению тромбов в сонных артериях, резекции легких. Он одним из первых в СССР стал разрабатывать методы хирургического лечения пороков сердца, в том числе и у детей. Здоровый образ жизни – главный секрет долголетия В это достаточно трудно поверить, но за все годы своей жизни академик Углов ни разу не курил и не брал в рот спиртного. Первым шагом к здоровому образу жизни помог сделать его отец. Григорий Углов, случалось, выпивал и много курил. Но никогда не появлялся с папиросой перед детьми и говорил им: «Я курю с детства почему? Из-за невежества, что вокруг меня никого не было, никто не подсказал – брось, мол, не остановил. А вам курить никак не советую! Но если все ж потянетесь к табаку, дымите при мне, наказывать, обещаю, не стану. Накажу жестоко, если узнаю, что тайно папиросками балуетесь!» Такой педагогический ход сработал на 100 процентов. А что курение наносит непоправимый вред здоровью, Федор Углов убедился на множестве драматичных примеров в своей врачебной практике. То же самое можно сказать относительно спиртного. «Ни один умный человек не должен ни пить, ни курить, – считает Углов. – Потребление спиртного сокращает жизнь на 20–25 лет, курение – на 7–9 лет. Но продолжительность жизни – не единственный критерий. Состояние здоровья – вот что тревожит. Еду я как-то в метро. Входит пожилой мужчина. Выглядит неважно: сердечник, гипертоник. Я ему место уступил. Потом, когда присел рядом, поинтересовался, сколько же ему лет. Оказалось – пятьдесят три. А мне в ту пору было на 40 лет больше».

43

В каждой из своих 7 книг Федор Григорьевич пишет о вреде алкоголя и курения для человека как такового и для страны в целом. Одна из трех его монографий на тему трезвости опубликована 5-миллионным тиражом. Многие спрашивают Углова, в чем же секрет его долголетия и активного образа жизни в возрасте почти 100 лет. И академик всегда отвечает: «Главное – не курить и не пить спиртного! Особой диеты я не придерживаюсь, главное – не переедать. Я с 18 лет нахожусь в одном весе. Никогда не ложусь отдыхать после обеда. Каждое утро обливаюсь холодной водой, выливаю на себя два ведра при любой – и летом, и зимой. Много хожу пешком. Но главное – делать людям добро. Этому меня учила мама». Вот они: 1. Люби родину. И защищай ее. Безродные долго не живут. 2. Люби работу. И физическую тоже. 3. Умей владеть собой. Не падай духом ни при каких обстоятельствах. 4. Никогда не пей и не кури, иначе бесполезны будут все остальные рекомендации. 5. Люби свою семью. Умей отвечать за нее. 6. Сохрани свой нормальный вес, чего бы тебе это ни стоило. Не переедай! 7. Будь осторожен на дороге. Сегодня это одно из самых опасных для жизни мест. 8. Не бойся вовремя пойти к врачу. 9. Избавь своих детей от разрушающей здоровье музыки. 10. Режим труда и отдыха заложен в самой основе работы своего тела. Люби свое тело, щади его. 11. Индивидуальное бессмертие недостижимо, но продолжительность твоей жизни во многом зависит от тебя самого. 12. Делай добро. Зло, к сожалению, само получится. Ольга Контышева, Георгий Хромов,


44

ТЮМЕНСКИЙ МЕРИДИАН

ПОЛВЕКА – ЛЮБИМОМУ ДЕЛУ, Или СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ КАРНАЦЕВИЧ – РОДОНАЧАЛЬНИК ТЮМЕНСКОЙ ПЕДИАТРИИ Анатолий МОНОШКИН

Н

Чтобы не стать простым ремесленником, врач должен постоянно работать над собой, совершенст¬вовать свои знания, всю жизнь учиться. Медицина, несомненно, учится у точных наук, но она учится и у природы. Врач, мыслящий лишь индустриальными категориями, неизменно теряет связь с больными. (Из напутствия С. И. Карнацевича будущим медикам). Мы, детские врачи, преисполнены глубокого уважения к своему учителю, патриарху медицины в Тюмени С. И.Карнацевичу. Он служит для нас ярким примером как врач, как общественник.

есколько лет назад, в 2006 году, в Тюмени в микрорайоне Тюменском появилась улица имени Станислава Карнацевича. Так город увековечил память об одном из своих земляков. Редакция обратилась к тюменскому историку Анатолию Моношкину, внуку Станислава Иосифовича, с просьбой рассказать об этом замечательном человеке. Станислав Иосифович Карнацевич родился в Тюмени 16 апреля 1891 года. Его отец Иосиф Васильевич (1837-1918) участвовал в польском восстании 1863-64 гг., за что был сослан в Сибирь и с 1867 г. жил в Тюмени, где до конца дней служил фельдшером. Мать-Ядвига Иосифовна, урожденная Рыбинская (1867-1939), была дочерью участника того же восстания, также сосланного в Тюмень. Она стала первым в истории города дипломированным фармацевтом. В семье Карнацевичей царила атмосфера уважения к знаниям, культуре. Станислав окончил в 1908 году Александровское реальное училище, а в 1918 году - медицинский факультет Казанского университета. С 1920 года работал врачом в родной Тюмени. Пройдя курсы специализации, с 1923 года С.И. Карнацевич стал первым педиатром в истории здравоохранения Тюменского края. Одновременно он преподавал в медицинском училище, а в 1965-1970-е годы читал курс лекций по истории медицины Тюменской области в мединституте. Последнюю врачебную консультацию он провел 31 декабря 1974 года в возрасте 83 лет. Его секрет врача состоял в таланте диагноста. Им спасены тысячи детей, казавшихся безнадежными. Полвека было отдано им любимому делу. Он первый в городе организатор и руководитель научного общества врачей и общества детских врачей. За заслуги в области медицины и в общественной жизни города награжден орденами и медалями, удостоен звания Заслуженного врача России, а в 1966 году –- звания Почетного гражданина г. Тюмени. Мой дед был очень образованным человеком. Кроме русского и польского языков, которые были для него родными, знал немецкий, французский и латынь. Главным увлечением его всю жизнь были книги. Очень любил музыку, оперу, оперетту. Был завзятым театралом. Над его письменным столом висели фотографии знаменитых певцов. Много времени он отдавал делу санитарного просвещения. Выступал с лекциями, беседами по радио, писал статьи в газеты. Как депутат городского Совета около 40 лет возглавлял комиссию по здравоохранению


Культура и здоровье/№ 1/2008 У деда была до конца жизни прекрасная память. Он очень любил родную Тюмень и мог часами рассказывать о ее улицах и жителях. Это были целые исторические новеллы. Жизнелюбие, любознательность не покидали его до самых последних дней. Его друзьями и добрыми знакомыми были многие известные и даже знаменитые люди. Он переписывался с ними, они бывали друг у друга в гостях. Среди них выдающийся хирург, академик А.А. Вишневский (сын Вишневского – изобретателя мази), патриарх российской педиатрии, долгожитель, академик Г.Н. Сперанский, певец, солист Большого театра А. М. Лабинский. Летом 1914 года в Тюмени С.И. Карнацевич принимал участие в лечение раненого Григория Распутина. Этот факт довольно часто освещается в прессе в связи с событиями из жизни царствующих особ и их окружения. Станислав Карнацевич в качестве военного врача прошел три войны: первую мировую, гражданскую и Великую Отечественную от Москвы до Кенигсберга. В последние годы он написал воспоминания, названные «Память о прошлом», в которых рассказал о жизни Тюмени и о своих встречах с различными известными людьми. Скончался Станислав Иосифович Карнацевич 5 ноября 1977 года в Тюмени от болезни сердца. В дни 100-летия со дня его рождения в 1991 г. на доме по улице Республики, 58, где он прожил последние 18 лет, была установлена мемориальная доска. Что касается его личной жизни, то нужно сказать о том, что она сложилась вполне благополучно. Женой его была Мария Николаевна (урожденная Беседных) - дочь талантливого адвоката, гласного Городской Думы Тюмени, главы временного правительства города весной 1917 года. У них было пятеро детей, семь внуков, семь правнуков, живущих в Тюмени, городах России и Европы. Документы и личные вещи доктора С.И. Карнацевича хранятся в Государственном архиве Тюменской области и музеях г. Тюмени. Статья о нем помещена во 2-м томе Большой Тюменской энциклопедии.

45

В СЕ М ОРТОПЕДАМ-ТРАВМАТОЛОГАМ С НЕЖНОСТЬЮ ПОСВЯЩАЮ Я этот мир с трудом воспринимаю И точно одного не понимаю: Как, например, за уйму операций Ни премии хирургу, ни оваций?! А он ведь оперирует блестяще, Поскольку это Доктор Настоящий, Как модно говорить теперь - от Бога! И надо-то ему совсем немного Чтоб поняли работу, оценили, Чтоб скопом всех хирургов не чернили. Хирург от Бога, как ни говорите, Действительно относится к Элите! Вот взять певичку: еле оперилась, Скакать по сцене лихо научилась, Глядишь, она – звезда, богиня, дива! И ноги от ушей, и так красива! Реклама диву славит неустанно, Кто скажет нам, что дива бесталанна? Она поет бесстыдно «под фанеру», Весьма успешно делая карьеру, В награду получая миллионы. И стонут от восторга регионы… Хирург о сладкой жизни не мечтает, Он честно долг врачебный выполняет, А за работу – нищая зарплата… Ну, разве медицина виновата, Что медики в России не в почете? До слез обидно: как же вы живете, Талантливые люди, гуманисты?! Будь у меня казна, с душою чистой Такие б Вам зарплаты отвалила, Чтоб денег Вам на все и вся хватило. Увы и ах!.. Никто я в этом мире, Но знаю я, как дважды два четыре, Что непременно будут перемены И будут ваши знания бесценны, И будут травматологи в почете! (Надеюсь, до такого доживете?!) Хочу всем ортопедам я сегодня, Поскольку близок праздник новогодний, Удачи пожелать, здоровья, счастья! Чтоб сгинули бесследно все напасти, Чтоб к Вам лицом Фортуна повернулась, Чтоб совесть у правительства проснулась, Чтоб щедро Вас за труд вознаграждали И больше никогда не обижали! Нина Зарубина, Тюмень


46

ТЮМЕНСКИЙ МЕРИДИАН

ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ

ПРОФЕССОРА М. Ф. ДУРОВА 80-летний юбилей встретил патриарх Тюменской медицинской академии профессор Михаил Федорович Дуров. Опаленное войной детство, «взрослая» работа в колхозе, а затем 55 лет отличной службы в медицине – таков, если коротко, жизненный, трудовой и творческий путь этого замечательного человека. Первые пять лет после окончания Челябинского медицинского института М. Ф. Дуров работал хирургом, а затем и главным врачом Ново-Уфалейской участковой больницы на 35 коек на Урале. В участковой больнице открыл рентгеновский кабинет, хирургический блок и оперировал больных. Уже в то время активно занимался общественной работой. Избирался членом исполкома поселкового Совета депутатов трудящихся. Организовал в поселке устный альманах на медицинские темы. В последующие 10 лет свершилось становление травматолога Дурова: учеба в аспирантуре на кафедре травматологии и ортопедии Новокузнецкого ГИДУВа у проф. Л. Г. Шапошникова, работа травматологом в Новокузнецке, младшим научным сотрудником и ассистентом кафедры травматологии, затем ассистентом открывшегося впервые в СССР курса нейроортопедии, где разрабатывались вопросы диагностики и лечения мало известного в те времена остеохондроза позвоночника. В 1964 году Михаил Федорович защитил кандидатскую диссертацию. Был назначен внештатным главным нейротравматологом г. Новокузнецка. Консультировал и оперировал больных не только в Новокузнецке, но и в различных шахтерских городах (Ленинске-Кузнецком, Осинниках, Белово и др.). Организовал областное научное общество травматологов и ортопедов Кузбасса, выступал на его заседаниях с научными докладами. В 1967 г. во вновь открывшемся Тюменском медицинском институте М. Ф. Дуров возглавил курс травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии. Затем был доцентом кафедры травматологии, ортопедии и ВПХ. В 1978 г. возглавил вновь организованный курс детской хирургии, а с 1980 г. – кафедру травматологии, ортопедии и ВПХ, которой руководил до 1999 г. Затем продолжал трудиться на должности профессора до своего 80-летнего юбилея. За 40 лет работы в вузе профессор М. Ф. Дуров внес значительный вклад в становление и совершенствование учебного, научного и лечебного процесса. Учение об остеохондрозе позвоночника, которое впервые в СССР он разрабатывал с небольшой группой ученых Новокузнецкого ГИДУВа, было использовано в учебной и лечебной работе в Тюмени. Воспаление корешков нервов (радикулит) – так ошибочно трактовали ученые и врачи много десятилетий это заболевание, причиной которого оказал-

ся дегенеративно-дистрофический процесс в позвонках и дисках - остеохондроз позвоночника. На кафедре прекрасно поставлен учебный процесс. Создано 2 учебных видеофильма: для студентов 6 курса и для врачей-травматологов («Актуальные проблемы современной вертебрологии»). В свое время был приобретен класс программированного обучения студентов и контроля их знаний (установлен на военной кафедре и пользовались им многие кафедры). Оформлены различные стенды: медицинского инструментария и оборудования; медицинские рекомендации для студентов и врачей. М. Ф. Дуров опубликовал 13 научных статей, посвященных оптимизации и усовершенствованию учебного процесса. Студенческий научный кружок кафедры, организованный М. Ф. Дуровым в 1967 году, играет важную роль в подготовке врачебных и научных кадров: в нем занимались все клинические ординаторы (около 30), все ассистенты кафедры (13 человек), почти все врачи-травматологи и заведующие травматологическими отделениями области. Так, только за 16 лет (1967-1983 г.г.) в кружке занимался 331 студент. На итоговых студенческих научных конференциях представлено кружковцами 264 доклада (91 работой руководил М. Ф. Дуров). Профессор Дуров М. Ф. разработал диагностику и различные способы оперативного лечения заболеваний и травм позвоночника. В 1979 году защитил докторскую диссертацию на тему: «Межпозвонковая стабилизация в лечении тяжелых повреждений нижнешейного и грудопоясничного отделов позвоночника». Им создана школа Тюменских вертебрологов. Подготовлены по данному направлению профессора О. М. Юхнова, К. С. Сергеев, Е. Г. Скрябин и 13 кандидатов наук (В. М. Осинцев, В. А. Мазуров, А. В. Шестаков, Ю. Н. Дорофеев, Д. А. Бисюков, В. В. Осинцев, Г. А. Пономарева и др.). Близка к завершению докторская диссертация В. В. Осинцева. По другим разделам травматологии защищены докторские диссертации Н. Я. Прокопьевым и М. Я. Баскевичем, кандидатские – Н. Я. Прокопьевым и А. К. Соловьем. Школа вертебрологов открыла новое направление - учение о родовой травме позвоночника, которое возглавляет ученица М. Ф. Дурова профессор О. М. Юхнова. Министерство здравоохранения РСФСР 3-4 февраля 1987 года провело в Тюменском медицинском институте республиканское совещание педиатров, акушеров-гинекологов, травматологов-ортопедов, рентгенологов с участием главных специалистов Минздрава РСФСР, на котором с основными докладами по проблемам вертебрологии выступили М. Ф. Дуров и О. М. Юхнова. Признанием заслуг кафедры стало проведение в Тюмени 3-6 июня 1983 года XVII Всесоюзного пленума правления научного общества травматологов-ортопедов СССР и VIII пле-


Культура и здоровье/№ 1/2008

нума научного совета по травматологии и ортопедии АМН СССР. В их работе участвовало более 200 ученых из 20 НИИ травматологии и ортопедии и 80 вузов СССР. Директор Центрального института травматологии и ортопедии академик М. В. Волков в местной газете написал о том, что Тюмень в последние годы становится своеобразным центром развития медицинской науки в Западной Сибири. Вопросы, разрабатываемые кафедрой травматологии, ортопедии и ВПХ под руководством проф. М. Ф. Дурова, были вынесли на обсуждение участников форума. Диагностика и лечение травм позвоночника представляют собой важную проблему. В ее обсуждении приняли участие ученые из других городов и союзных республик. Представленный на пленуме доклад проф. М. Ф. Дурова иллюстрировался семью стендами и шестью фотоальбомами. Пленум высоко оценил научную работу кафедры и рекомендовал издать методическую литературу по разработкам кафедры, а также подготовить техническую документацию для серийного выпуска хирургического инструментария, разработанного проф. М. Ф. Дуровым. Было решено следующий пленум посвятить учению о родовой травме позвоночника. Итоги пленумов былиопубликованы в 3 сборниках работ. О. М. Юхнова организовала уникальную кафедру (единственную в стране и мире) – детской травматологии, ортопедии и неонатальной вертебрологии. Кафедра проводит обучение не только в городах нашей области, но и во многих городах страны и даже в столицах зарубежных республик. Кафедра травматологии длительное время проводила по договору с «Тюменьлеспромом» научную работу по профилактике и снижению травматизма в лесодобывающей промышленности (в области 33 леспромхоза). По результатам работы была оформлена кандидатская диссертация А. К. Соловья: «Использование остаточной трудоспособности с повреждениями кисти у рабочих Тюменского Севера». М. Ф. Дуров консультировал много травмированных рабочих лесной промышленности в медсанчасти ДОКа, на лесобазе Тура, в травмполиклинике города. Сотрудниками кафедры было впервые разработано и внедрено положение о врачебно-инженерных комиссиях в леспромхозах, вахтовых поселках. Руководству леспромхозов давались рекомендации по снижению заболеваемости и травматизма. В объединении «Тюменьлеспром» за 23 года травматизм снизился в 3,6 раза.

47

В 54 рационализаторских предложениях М. Ф. Дурова описаны различные способы оперативных вмешательств на всех отделах позвоночника, предложены различные виды инструментария, за что ему присвоено почетное звание: «Заслуженный рационализатор РФ». Под редакцией проф. М. Ф. Дурова в 1990 году издан сборник рационализаторских предложений по травматологии и ортопедии. В практическую медицину внедрены 5 его изобретений. Им разработана алкогольная деструкция Гассерова узла у больных с невритами тройничного нерва (51 пациент избавлены от инвалидности). Впервые для диагностики сдавлений спинного мозга была применена пункция через диски на шейном уровне и в субарахноидальное пространство вводился майодил (опубликованы методические рекомендации), дан способ определения критического расстояния при вывихах шейных позвонков. В практику также внедрены рекомендации всех кандидатских и докторских диссертаций кафедры (13 кандидатских и 5 докторских диссертаций). В печати опубликована 251 научная работа проф. М. Ф. Дурова, в том числе 3 монографии по применению никелида титана в медицине. На кафедре травматологии проводится большая работа по военно-патриотическому воспитанию студентов. Организуются встречи их с участниками-медиками ВОВ 1941-45 гг. Сделана подборка портретов военных начальников-медиков, награжденных высшими правительственными наградами. Оформлен альбом героев-медиков санинструкторов, вынесших раненых с поля боя; Михаил Федорович уделяет большое внимание истории кафедры и медицины. На кафедре оформлены фотоальбомы: «Студенческий научный кружок», «XVII пленум правления научного общества СССР», «Никто не забыт и ничто не забыто» (по истории кафедры), альбом иллюстраций к докторской диссертации М. Ф. Дурова. 6 альбомов переданы в Музей истории медицины ТюмГМА. В музей переданы также более 10 монографий нашего земляка (родился под Ялуторовском) знаменитого травматолога В. П. Селиванова. За годы работы в ТГМА М.Ф. Дуров выполнял множество общественных поручений. Он был членом научно-курортной комиссии при областном курортном совете, консультантом грязелечебницы «Ахманка» и курорта «Тараскуль», был консультантом-травматологом всех больниц г. Тюмени, консультантом отделения санавиации областной больницы, бессменным председателем областного научного общества травматологов и ортопедов. Руководил работой добровольной народной дружины, избирался секретарем парторганизации факультета, был членом Ученого Совета академии и факультета. По инициативе областного военкомата в Тюмени и районах области ежегодно проводил учебу офицеров медицинской службы запаса. В трудовой книжке М. Ф. Дурова – более 30 благодарностей и денежных премий от администрации вуза, комитета профсоюза, губернатора области и Минздрава РСФСР. Заслуги М. Ф. Дурова отмечены многими наградами. На VI съезде травматологов-ортопедов профессор М. Ф. Дуров избран почетным членом ассоциации травматологов-ортопедов РФ в знак признания его выдающихся заслуг в травматологии и ортопедии.


48

ТЮМЕНСКИЙ МЕРИДИАН

Андрей Текутьев: купец, меценат, просветитель и «неудобный» человек Ольга Ланчук, Геннадий Шевелев

П

од ружейные залпы 12 августа 2008 г. в Тюмени на Текутьевском бульваре состоялось открытие памятника почетному гражданину Тюмени, купцу, меценату, просветителю Андрею Текутьеву. В церемонии приняли участие губернатор Тюменской области Владимир Якушев, председатель Тюменской областной Думы Сергей Корепанов, глава администрации Тюмени Евгений Куйвашев, благочинный Тюменского округа протоиерей Андрей Сбитнев, скульптор и автор памятника Андрей Антонов (г. Екатеринбург), главный архитектор проекта Дмитрий Белик. Освящение памятника по благословению архиепископа Тобольского и Тюменского проводил благочинный Тюменского округа, протоиерей Андрей Сбитнев. Владимир Якушев отметил, что появление монумента на Текутьевском бульваре — это дань памяти меценату, который приложил немало усилий для развития и процветания родного края. Протоиерей Андрей Сбитнев сказал: «Мало кто знает, но Андрей Текутьев долгое время был старостой Спасской церкви в Тюмени, внес большой вклад в устроение жизни мирской и жизни духовной. И поэтому отдать долг человеку, который оставил яркий след на этой земле, мы просто обязаны. В освящение мы вкладываем молитву, чтобы нести память из рода в род, из поколения в поколение». Андрей Антонов заметил, что недостаточно поставить памятник, его нужно еще оживить. Ведь каждый памятник должен прижиться в городе. И если он станет настоящим памятным местом, то сюда станут приходить молодые пары, класть цветы, и здесь будут проводить городские мероприятия. По воспоминаниям современников, А.И. Текутьев имел суровый и неприветливый вид, им частенько пугали шаловливых детей. По информации Евгения Бушарова, старшего научного сотрудника музея-усадьбы Колокольникова, «Теку-

тьев был мужчиной крупным, солидным, деловым, выходцем из крестьянской среды. В его внешности легко угадывались и тюркские черты». По воспоминаниям Юлии Дмитриевны Кутузовой (в девичестве Витко, ее отец служил смотрителем больницы и был личным врачом А.И. Текутьева), записанным дочерью Людмилой Дрозд, «большой правдолюб был Андрей Иванович, не терпел лентяев, пьяниц, болтунов и лизоблюдов. Правда, в суждениях резок бывал. Оттого и не любили его многие городские воротилы, да и более близкие иногда предавали. Он очень тяжело переживал это. Видимость его была суровая, а душа светлая. Вечерами Текутьев всегда читал. Очень любил Льва Толстого и Горького. В его доме висели два необычных больших портрета этих писателей. Они были изображены посредством написанных каллиграфическим почерком текстов их произведений – «Крейцеровой сонаты» и «Мальвы». Очень интересные портреты» К сожалению, нет точных указаний о том, кто были его родители, не установлена точная дата рождения. Доподлинно известно только то, что он был родом из села Борки, предположительный год рождения 1839». Андрей Иванович был захоронен в семейном склепе на территории Спасской церкви. В годы гражданской войны советские власти вскрыли склеп и останки выбросили. «Все тогда искали тайники с золотом, – рассказывает Евгений Альбертович. – Такая же участь постигла и останки других знаменитых сибирских купцов». «Мне очень жаль, что его образ выбелили. Читаешь – почти икона. А это был живой, очень деятельный человек, со своими страстями, тайнами и особенностями характера. При всех его недостатках он был личностью. Ведь как только его не критиковали на страницах газеты «Ермак». Ни одному


Культура и здоровье/№ 1/2008 нашему градоначальнику такая критика и не снилась! Но он к редактору Афромееву головорезов не отправлял. Бывало, разнервничается, прочитав очередную нелицеприятную статью. Горяч был и вспыльчив. В один из таких моментов он выгнал из здания театра (которое он построил и передал городу) городскую библиотеку», – добавляет Евгений Альбертович. К сожалению, не осталось никакой информации о том, как именно происходило становление бизнеса купца Текутьева. Но своими деньгами он распоряжался очень разумно и на добрые дела средств не жалел. Тем более, что своих детей у них с женой не было. Большая часть состояния Андрея Ивановича отошла к родственникам после смерти его в 1916 г. В разные годы он являлся членом комитета по обеспечению продовольствием бедных жителей Тюмени, председателем комитета городского Владимирского сиропитательного ремесленного заведения, членом попечителем Александровского родильного дома, старостой Спасской церкви, руководителем комиссии по мощению городских улиц и устройству скотобоен. С 1899 по 1911 город Андрей Текутьев был городским главой Тюмени. Андрей Иванович заложил сад (на ул. Иркутской, ныне Челюскинцев), на содержание которого он давал деньги. На месте сада в 50-е годы ХХ века был построен дворец пионеров (в настоящее время дворец искусств «Пионер»). Его дом находился как раз напротив сада, а рядом с домом на собственные средства в 1890 году А. И. Текутьев выстроил здание театра. Отметим, что это был первый театр в городе. По воспоминаниям Ю. Д. Кутузовой, театр был прекрасным. «В нем ставились драмы, комедии, водевили и даже оперы. Андрей Иванович сам контролировал стоимость билетов, следил, чтобы посещать театр могли и низшие чины, а для учащихся устраивались благотворительные спектакли. Бывали и любительские постановки». Здание это впоследствии сгорело, и театр был переведен в бывший соляной склад А.И. Текутьева, где располагался до октября 2008 г. В 1899 г. в честь 100-летия со дня рождения А. С. Пушкина Андрей Иванович открыл первую публичную бесплатную библиотеку (вначале при театре). В день открытия библиотеки детям дарили книги Пушкина, а сам меценат привез из Петербурга и подарил читальне 300 книг и бронзовый бюст поэта, который и теперь является ее украшением. В настоящее время в библиотеке им. А. С. Пушкина (в Заречном микрорайоне) находятся рядом бюст Пушкина и портрет Текутьева. В начале двадцатого века один из своих домов купец отдал под школьные классы, в которых обучалось около четырехсот детей. Чуть позже на ул. Садовой (ныне ул. Дзержинского) построил ремесленное училище с литейной мастерской для мальчиков. В настоящее время там находится географический факультет ТюмГУ. В 1913 г. он построил тюремную школу, а годом раньше — народную школу в своей родной деревне Борки. Обучение там было бесплатным, учителям же он платил зарплату из своих денег. Известный меценат вкладывал деньги и в здравоохранение. 24 января 1902 года Андрею Ивановичу Текутьеву «выражена

49

благодарность Городской Думы за постройку каменного двухэтажного дома для городской больницы на свои средства». Именно в ней лечился старец Григорий Распутин после ранения, полученного в селе Покровское от руки Феонии. С 1904 по 1912 год был построен и оснащен современным медицинским оборудованием (лаборатория и рентгенкабинет) корпус городской больницы. На эти цели Текутьев выделил более 45 тысяч рублей из своих средств. Два больничных здания по ул. Даудельной выполняют свою функцию и теперь (областной перинатальный центр). В 1906 году Текутьев купил во Франции первый в Тюмени рентгеновский аппарат системы «Сепинс» для частнопрактикующего врача Каштымова, но потом поссорился с ним, велел аппарат разобрать и спрятать на чердак. Только в 1916 году врач Н. Н. Русских уговорил Андрея Ивановича сменить гнев на милость и подарить рентгенаппарат городской больнице. После 1916 года аппарат работал исправно длительное время. В 1914 году вышла заметка в «Вестнике Западной Сибири»: «Почётный гражданин города Тюмени Андрей Иванович Текутьев 21 марта подал в городскую управу заявление о том, что он на свои средства желает построить новое здание хирургической больницы с полным оборудованием рентгеновского кабинета, ваннами и т.д. с тем, чтоб в этой больнице были две кровати, предоставленные исключительно для бесплатного лечения бедных крестьянских женщин, и чтоб эти кровати носили имя покойной его супруги Евдокии Яковлевны Текутьевой, а самая больница носила наименование жертвователя. Больница будет построена на одной усадьбе с городской больницей. При своём заявлении Андрей Иванович предложил план проектируемой больницы, сооружение которой предполагается по последнему слову техники, с огромными зеркальными окнами для хирургического кабинета и пр. Этот новый дар городу обойдётся А.И. в весьма крупную сумму – до 40 тысяч рублей». Кроме всего прочего меценат завещал на достройку хирургической больницы двадцать пять тысяч рублей, а также «на обеспечение содержания её на вечное время двадцать пять тысяч рублей, которые должны храниться в Государственном Банке, а проценты употреблять на содержание больницы». Слава о больнице, оборудованной по последнему слову техники, шла по всей России. На его деньги сделан пристрой к Спасской церкви. В 1910 г. в родной деревне построил церковь. Первым он начинал строить дороги, элеватор. В 1910 г. Андрей Иванович внес крупную сумму на развитие российской авиации, за что от российского комитета по усилению воздушного флота получил памятный знак. В своем завещании оставил городу недвижимое имущество и очень солидные суммы в деньгах (35 тыс. руб. на постройку моста через реку Туру и указанные средства на достройку и содержание хирургического корпуса больницы). До сих пор в городе сохранились здания, построенные на деньги купца Текутьева. Историки оценивают вклад купца первой гильдии Андрея Текутьева как очень значительный Он стал вторым жителем города, кто удостоился звания Почетного гражданина Тюмени.


50

ТЮМЕНСКИЙ МЕРИДИАН

Путешествие в Тобольск Тобольск – один из самых красивых старинных городов Сибири. Расположился он на живописном высоком берегу реки Тобол Летоисчисление Тобольска ведется от 24 июня 1587 года, со дня освящения Троицкой церкви. В 1590 году Тобольск получил ключи первенства от Тюмени и стал духовной и административной столицей Сибирского края. . Недавно Тобольский кремль боролся за звание называться одним из чудес России. Не назвали его чудом официально – но на деле-то чудом он был – чудом и остался. Убедились в этом участники организации «Добровольцы милосердия» из Тюменской медицинской академии и Тюменского медицинского колледжа, отправившиеся на экскурсию в духовную столицу Сибири. Мы попросили поделиться своими впечатлениями от поездки заведующую библиотекой Тюменской медицинской академии Елисееву Надежду Константиновну.

С

егодня мы едем в Тобольск. Едем удивляться и убирать завесу между днями минувшими и сегодняшними, чтобы история заговорила, чтобы древний город стал ближе к нам, чтобы безвременье окончилось. Тронулись в путь. Смотрели в окна, слушали об истории деревень на тобольском тракте, о культуре и быте сибиряков, о людях, чьи имена всем известны с детства. Проехали когда-то этой же дорогой в Тобольск декабристы, писатели, композиторы, ученые: Кюхельбекер, Муравьев, Вульф, Барятинский, Чернышевский, Достоевский, Ершов, Алябьев, Менделеев, Словцов и др. Путь долог. Мелькают перелески за окном. В автобусе хорошо, а вот как они преодолевали эту дорогу, в повозках, по земляной дороге в грязь или зимой, в мороз? Подъезжая к селу Покровское, мы услышали немало интересного из жизни Григория Распутина. И вот первая остановка. Знаменитый Абалак! СвятоЗнаменский мужской монастырь стоит над крутым обрывом к Иртышу, смотрим вниз – дух захватывает. Монастырь этот находился под высочайшим покровительством, и церкви его строились на царские деньги. Самой дорогой и древней святыней монастыря считается икона Абалакской Божьей матери, написанная при митрополите Корнилии в середине XVII в.

Икона почиталась как чудотворная и в определенные дни приносилась в Тобольск, в Софийский собор. С подлинной иконы были сняты списки, один из них находится теперь в Абалакском монастыре и называется «Наместницею». От этой иконы и сейчас происходят чудеса исцелений. Празднование ее совершается 20 июля и 27 ноября по старому стилю. Рассказали нам об истории создания монастыря, его храмов и главной святыне – Чудотворной иконе Божьей матери. Мы с благоговением помолились чудесной иконе и с каким-то особым трепетным чувством двинулись дальше. Подъезжаем к Тобольску, старинному культурному центру Сибири. Бросается в глаза, что место для города на слиянии двух могучих рек Иртыша и Тобола выбрано поразительно целесообразно со всех позиций: экономической, стратегической и эстетической. Троицкий мыс господствует над огромной территорией – и река просматривается, и то, что за рекой. Небо с обрыва Троицкого мыса открывается таким бесконечно распахнутым вширь, что понимаешь смысл слов «вольный воздух». Это надо увидеть, понять и открыть красоту места! Кремль – сердцевина старого Тобольска. Тобольский кремль – единственный в Сибири и потому достоин особо пристального внимания. Думаешь: неужели кремль на отвесном яру – дело человеческих рук? Это действительно вершина. И вершина не оттого, что высоко парит, преобладает по высоте, а оттого, что Кремль – самое совершенное из того, что есть в зодческом богатстве Тобольска. Своеобразная прелесть этого города в том, что вольная и уютная живописность сочетается с четкой топографией. Есть нижний город, и есть верхний. И между ними натянутая струна Прямского взвоза. Своего рода композиционная ось. Чувство истории посещает вас здесь за кремлевской стеной, над обрывом, в тишине предзакатного часа. С этим необычным чувством, в приподнятом настроении мы посетили семинарию, беседовали с семинаристами, прошли по


Культура и здоровье/№ 1/2008

51

аудиториям, узнали о том, как они живут, как учатся, чем заняты в свободное время. Мы поднялись на колокольню, помолились в храме, поклонились святыням и сохранили навсегда в душе эту встречу с историей, святыми местами и необыкновенной красотой. Держим путь на Завальное кладбище. Это кладбище – память о многих великих людях России, нашедших здесь вечный приют. Холодок пробегает по коже от мысли о том, что вот здесь, в этой тобольской земле, покоится прах тех, кого знают и кем гордятся все россияне. Кладбище до сих пор хранит интересные образцы каменных надгробий, они сосредоточены вблизи церкви, где находятся наиболее ранние захоронения XVIII-XIX веков. Едем дальше. Экскурсовод показала нам старинные купеческие особняки, дом, в котором жила семья последнего царя-мученика. Все это наша история, история нашего родного края! Однако Тобольск – это полнокровный современный город. Чувствуется, что здесь ждут гостей и рады им. Приходишь в какое-то радостное возбуждение от скульптурного ансамбля по сказке Ершова «Конек-горбунок». Экскурсионные автобусы приходят один за другим, и все хотят оставить себе фото у памятника автору сказки, с «жар-птицей», «Иванушкой», «царем». А какая прелесть эта бронзовая пара коней, запряженных в пролетку! С удовольствием все садятся в металлическую коляску или на козлы кучера, чтобы сфотографироваться на память, вероятно, представляя себя горожанами позапрошлого века на прогулке. Вот и закончена наша экскурсия. Нас хорошо покормили, и мы отправились в обратный путь, в Тюмень, полные впечатлений о городе на иртышских кручах, о Тобольске, вобравшем в себя дух всей Сибири!

Фото Александра Осипова


52

ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ

ПЬЯНЫЙ ДУРМАН ПОХОЖ НА ОБМАН «Культура» самоистребления

Владимир Георгиевич Жданов. Профессор Сибирского гуманитарно-экологического института. Один из учредителей Международной Академии Трезвости. Активист движения за трезвый образ жизни, широко известный публицист. Путешествует по стране с лекциями о здоровом образе жизни.

22 июня 2008 года ушёл из жизни Фёдор Григорьевич Углов. Выдающийся хирург современности, он был почётным академиком множества медицинских академий мира, проделал огромное число успешных операций, стал лауреатом Ленинской премии. Убеждённый поборник трезвой жизни, он всколыхнул страну, непреклонно борясь с пьяным дурманом, который губит миллионы людей. Продолжатель дела борьбы с одной из главных бед современной России — Владимир Георгиевич ЖДАНОВ, профессор, вице-президент Международной академии трезвости. – Владимир Георгиевич, история человечества знает примеры, когда пьянство губило не только отдельного человека, но и сводило в небытие целые народы. России такая беда не грозит? Давайте обернёмся назад. Первым декретом большевиков, как известно, был Декрет о мире. Вторым – о земле. А все ли знают, что было постановление о сухом законе? Затем в 1919 году Ленин подписывает документ, согласно которому производство алкоголя крепостью выше полутора градусов запрещается. За изготовление и продажу – пять лет тюрьмы с конфискацией имущества. За появление в нетрезвом виде – год исправительных работ. Как бы к Ленину ни относиться – он был трезвенник и при нём произошло отрезвление народа. Потребление алкоголя на душу населения составляло не более 0,2 литра в год. На всей планете, пожалуй, не было государства с более низким показателем. А потом… председатель СНК СССР А.И. Рыков стоял на той позиции, что для укрепления экономики страны нужны крупные денежные поступления в казну, иначе социализму кранты. Легче всего деньги собрать с помощью алкоголя. И дьявольское колесо закрутилось! Дешёвая водка, получившая в народе название «рыковка», заполонила прилавки. Пусть люди спиваются, зато деньги в казне обеспечены. И только много лет спустя обнаружилось, что власть сама оказалась в ловушке… Справедливости ради надо заметить, что Сталин понимал весь вред алкогольной отравы и держал её под контролем, перед войной и после войны уровень душевого потребления оставался достаточно низким. Только с приходом Хрущёва, который и сам был любитель пьяных застолий, началось тотальное спаивание всей страны. Потребление алкоголя на душу ныне превышает 20 литров в год. На каждом углу, в городе и деревне, ночью и днём, спиртное можно купить в неограниченном количестве. В городах Скандинавии одна торговая точка с винным товаром приходится на 30000 населения. В России – на 240 человек. Упейся до чёртиков! И не жалуйся, что жизнь плохая. – Как страна, открывая алкогольные шлюзы, попадает в ловушку?


Культура и здоровье/№ 1/2008 В 1925 году рабочих трезвого образа жизни было 43 процента. К 1970 году осталось менее двух. А число пьяниц и алкоголиков с 9,6 процента подскочило до 30. К 1980 году потребление спиртного выросло более чем втрое. Эпидемия поразила и работников умственного труда. Министры и завлабы, писатели и журналисты, художники и музыканты, партийные и советские работники тоже охотно приникли к бутылке. Поводов – океан. Юбилеи, уход в отпуск, возвращение из отпуска, повышение по службе, премия, просто красные дни календаря… Пили и без повода. Во время рабочего дня. По будням и выходным. Конечно, чем больше в народе пили, тем больше торговля давала денег в казну. Только богатство пьяное – сплошной убыток. Падение производительности труда, травмы на производстве, рост преступности, падение трудовой дисциплины, лечение алкоголиков, рождение психически ненормальных и дебильных детей, хулиганство, аварии… Всё не перечислишь. Народному здоровью нанесён страшный удар. А с больными людьми сильного государства не построишь. – Какие страны ведут трезвую жизнь? В мире 44 страны живут в условиях сухого закона. В первую очередь это мусульманские страны Ближнего и Среднего Востока. Плюс те, где пьют мало. В Китае, к примеру, на душу населения приходится всего 50 граммов спиртного! Китайцам вырождение не грозит. Трезвые, они имеют огромное преимущество для развития – народный их мозг не разрушен и не угнетён алкоголем, который приравнен у них к таким наркотикам, как гашиш и героин. А Европа далеко не трезвенница. – Но в странах Средиземноморья или в том же Закавказье пьют не меньше нашего, однако не спиваются. Почему алкоголь бьёт Россию сильнее, чем южан? Объяснение простое. На протяжении тысячелетий южные народы едят виноград, который вырабатывает в желудочнокишечном тракте особый фермент, нейтрализующий алкоголь. У северных народов такой внутренней ферментозной защиты нет. Мы, русские, тоже северный народ, и наши врачи уже давным-давно обнаружили очень опасную для нас закономерность: при понижении среднегодовой температуры на пять градусов смертность от алкоголя возрастает в 10 раз. Вот почему от алкоголя погибли многие племена индейцев в Америке, почти уничтожены десятки народностей Сибири, Севера и Дальнего Востока. Уничтожается и русский народ. – Какие конкретные меры необходимы, чтобы остановить эпидемию пьянства? Нужна осмысленная антиалкогольная политика, которая была бы основана на данных науки. У Международной академии трезвости есть совершенно чёткое понимание ситуации и рекомендации, как решить проблему. К сожалению, в верхах не заметно ни малейшего желания прислушаться. Тем не менее я вижу, как пробуждается молодёжь. Очень многие из молодых сознательно перестают потреблять спиртную отраву. – Владимир Георгиевич, вам лично знаком вкус алкоголя? Если да, то как и когда вы отказались от пагубной привычки? К сожалению, «знакомство» было. Я, молодой кандидат физматнаук, жил в Новосибирском академгородке. Занимался проблемами оптики и голографии. А по линии общества «Знание» много колесил по стране – читал лекции на эти темы. Без

53

выпивки не обходилось. В доме тоже спиртное бывало. Но совершенно случайно в 1983 году мне в руки попал какой-то едва различимый самиздатовский текст, отпечатанный на папиросной бумаге. Заголовок казался невероятно скучным: «О медицинских и социальных последствиях употребления алкоголя в СССР». Прочитал, и меня как ошпарило. Неизвестный автор убедительно, что называется, с цифрами в руках показал, в какую погибель скатывается народ. Невольно я вспомнил родное село Белово Топчихинского района на Алтае, где половина жителей уже была истреблена пьянством… Вспомнил я спившихся родственников, рано ушедших из жизни, вспомнил некоторых сокурсников университетских… И всё спиртное в доме вылил в раковину. «Отныне, – сказал я жене, – в нашем доме этой отравы никогда не будет». Я словно заново народился жить. – Даже не верится… Тем не менее со мной было именно так. Я как отрезвел. Захотелось отыскать человека, который был автором текста, напечатанного в самиздате. Им оказался Фёдор Григорьевич Углов. Не откладывая, я взял билет на самолёт и вылетел в Питер. Фёдору Григорьевичу было в то время уже 79 лет, а энергия светилась в нём молодая. На приглашение приехать к нам в Академгородок, невзирая на возраст, он откликнулся моментально. Приехал и в Доме учёных прочитал две лекции: «Живём ли мы свой век» и «Мозг и алкоголь»… В те годы мне пришлось быть заместителем председателя в Совете молодых учёных Сибирского отделения Академии наук, мы в считанные дни создали секцию по пропаганде трезвого образа жизни. Сотни и тысячи экземпляров выступления Фёдора Григорьевича на вычислительных машинах размножили и распространили по городам и весям. Поехали на заводы к рабочим, пользуясь любой возможностью донести людям информацию, ранее от них скрываемую. Но партийно-советская власть Новосибирска всех, кто выступил за трезвость, обвинила в антисоветизме. – Странно… Самый верный способ заклеймить и оклеветать человека – приписать ему «политику». «Диссиденты! Антисоветчики! Выступаете против водки, а водкой торгует государство, а государством руководит партия…» Под благовидным предлогом меня вскоре вымели из института, где я работал… Но работа наша не прекращалась. Мы собирали информацию, анализировали, сколько алкоголя выпускает промышленность, сколько народу умирает от этого, сколько становится инвалидов, сколько дебильных и физически недоразвитых детей рождается. Вывод был однозначным – нужно вводить сухой закон, иначе будущего у России не будет. Выкладки свои мы отправили в ЦК КПСС… Откликнулись председатель Комитета партийного контроля Соломенцев и член Политбюро Лигачёв. Они нас поддержали. К сожалению, полного понимания в Москве не нашлось. Тот же Николай Иванович Рыжков, председатель Совмина, стоял за неуклонное наращивание продажи населению винно-водочного товара… – А Фёдор Григорьевич мог чем-то помочь? Его характер был слишком не по душе власти предержащей. Он требовал, чтобы власть объяснилась: во имя каких таких возвышенных целей посредством алкогольного пойла ежегодно уничтожается миллион наших сограждан? Чтобы


54

ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ

заглушить трезвый голос Фёдора Григорьевича, остановили печатание его трудов, само имя его было запрещено упоминать в средствах массовой информации. Но сотни тысяч людей нас поддержали. И этого нельзя было не заметить. Апофеозом явилось проведение в 1988 году в Академгородке всесоюзной конференции, на которой был создан Союз борьбы за народную трезвость. Это был прорыв! Председателем союза стал Фёдор Григорьевич, избранный единогласно. – Насколько помнится, в рамках тогдашнего общества «Знание» чуть ли не в каждом городском и сельском районе существовала секция антиалкогольной пропаганды. Между нами разница была – как между небом и землёй. Те секции возглавляли, как правило, всякие культуропитейщики. Они не против алкоголя выступали, а лишь рекомендовали пить из хорошей посуды, желательно хорошее вино и под хорошую закуску… Это была их «коронка». Помню, в нашем пединституте у завкафедрой пионерской работы основная мысль сводилась к тому, как обучить подрастающее поколение пить именно «культурно». Сами любители «тяпнуть», культуропитейщики, по сути, являлись злейшими врагами трезвости. «Пей, пей, человече! Здоровью не повредит. Только меру знай, не упивайся!» А как не упиться, если вы сами отключаете ему тормоза? Наша позиция в корне иная. Рассуждения о «культурном» и «умеренном» употреблении вина и безграмотны, и опасны, «безвредных» доз не существует. Как не бывает умеренных доз любых иных наркотиков. Пить из хрусталя или из гранёного стакана, закусывать сёмгой или занюхивать рукавом – результат одинаково печален. В любом случае человек деградирует, и мозги его усыхают. Мы за полный отказ от винопития. Мы за сухой закон. – Сухой закон – это всё-таки кнут, в некотором смысле насилие. А принудительно, на аркане, в рай не гоняют. Человеку проще и утешительнее думать, что через «культуру» пития или «малую дозу» он и вред для себя уменьшит, и, возможно, когда-нибудь вовсе избавится от вредной привычки… Думать и говорить можно что угодно. Но, по данным социологических исследований, 50 процентов россиян пребывают в стадии алкогольной зависимости. Причём каждый седьмой уже полноценный алкоголик. Учёные утверждают, что Россия переживает не просто демографический кризис, а деградацию народа, напоминающую по скорости эпидемию. Необходимо, чтобы явилось глубокое понимание, какой враг у дверей. Наступило время решительного вмешательства. Полумерами, «малыми дозами» или «культурным» потреблением не обойтись. Хотя бы потому, что малые дозы не уменьшают пристрастия к напиткам, а наоборот, разжигают. Река с ручья начинается, а пьянство – с рюмочки. Алкоголь – коварный наркотик. Почему-то никто не призывает ради борьбы с распространением героина или иного какого наркотического снадобья употреблять их «культурно» или «малыми дозами». Любая доза во вред. – Но вот в 1986 году по решению партии и правительства началась антиалкогольная кампания. Казалось бы, куда лучше? Правительство по собственному почину решило отрезвить страну! Однако, похоже, гора родила мышь, и было много шума из ничего. При упоминании о той эпопее

до сей поры слышать приходится только о виноградниках, напрасно вырубленных в Крыму. Это весь результат благих намерений? Результаты были отличные! Душевое потребление спиртного уменьшилось на 3,7 литра. Снизилась смертность. Увеличилась рождаемость. Что же касается виноградников… Тут много путаницы и неправды, хотя перегибы и были. В 1978 году задолго до начала антиалкогольной эпопеи правительство «догадалось» уравнять закупочные цены на виноград столовый и виноград, который шёл на производство вин, – 20 копеек за килограмм! И столовый виноград начисто исчез с магазинных прилавков. Его вырастить – нужны повышенные затраты труда. Его с лозы абы как не снять, его непременно в руки возьми, в ящик аккуратно уложи, иначе помнётся и потеряет товарный вид. А виноград винный иное дело – скорость комбайну врубил и вместе с листьями, с насекомыми, мышами и улитками вези зелёное месиво на переработку. Затраты труда разные, а закупочная цена одинакова. И совхозы-колхозы столовые сорта пустили под топор, поскольку заниматься ими стало экономически невыгодно… В любом случае винить антиалкогольную кампанию в сокращении винограда на магазинном прилавке нет оснований. Единственное, о чём по-настоящему можно пожалеть, – у тогдашнего руководства страны не хватило политической воли довести борьбу с пьянством до логического конца. А когда Советский Союз распался, то и вовсе некому стало оберечь осиротелую страну. Пьяную, её легче и обобрать и обездолить. Я уж не говорю о президенте Ельцине, о его болезненном пристрастии к спиртному. – Но ведь есть страны, где сухого закона нет, а люди живут в трезвости… К тем странам, что живут по сухому закону, следует добавить ещё сорок, где подобного закона хотя и нет, но действует традиция трезвости. Это прежде всего Норвегия. Это абсолютно трезвая страна! И Швеция тоже. У них максимально ограничено распространение алкоголя. – Вернёмся в Россию… По данным Всемирной организации здравоохранения, при 8 литрах алкоголя на душу населения начинается необратимое угасание этноса. А в России уже в 2000 году выпили 18,5 литра. Ныне допиваем 25-ю литровку… Сухой закон, принятый в наследство большевиками от царя, фактически спасал страну и при Ленине, и при Сталине. В любом случае вплоть до 1964 года уровень душевого потребления алкоголя не поднимался выше уровня царских лет. Теперь смертность у нас превышает рождаемость, а среди новорождённых растёт число дебильных и физически слабых детей. Для умственно отсталых по стране открыто до полутора тысяч специализированных школ и 16 тысяч так называемых коррекционных классов. А сколько преждевременных смертей! Сколько убийств и самоубийств на почве пьянки! Сколько аварий в воздухе и на земле! Сколько женского бесплодия! – На что же надеяться, если картина столь безрадостна? На здравый смысл. России не привыкать к испытаниям разного рода. Она в прошлом всё одолела. Обновляясь, она поднималась всякий раз окрепшая и молодая. Не сомневаюсь – одолеет она и пьяную одурь.


Культура и здоровье/№ 1/2008

СПИД НЕ СПИТ, или БЕДА ПОД НАЗВАНИЕМ ВИЧ/СПИД

55

Геннадий Онищенко, академик РАМН, главный государственный санитарный врач РФ

За последние тридцать лет от ВИЧ умерли свыше 25 миллионов человек В 1981 году, когда впервые был выявлен СПИД, стали появляться препараты для его лечения. ВИЧ/СПИД сразу нарекли чумой ХХ века. Сейчас век XXI, и теперь его именуют чумой XXI века. Данный диагноз многих повергает в шок, нередко носители ВИЧ, больные СПИДом, попадают в положение изгоев. Да, это тяжелейшая инфекция, уносящая каждый год почти 3 миллиона жизней. Потому особое значение приобретает противодействие глобальному распространению эпидемии ВИЧ/СПИДа. ВИЧ и гепатиты объединены не случайно. И хотя вирус гепатита В куда более живуч, нежели вирус ВИЧ, страх перед гепатитом В заметно меньше: родители не пишут возмущенных писем, если в детском саду или школе появляется ребенок, зараженный гепатитом. Зато требуют «убрать» ВИЧинфицированного. Да и на работу с гепатитом В возьмут, а вот с ВИЧ под любым предлогом могут отказать. Человек, инфицированный гепатитом В, так же, как и ВИЧ-инфицированный, так же, как и инсулинозависимый, больной сахарным диабетом, должен принимать препараты всю жизнь. Тут многое зависит от нашей культуры. Точнее, многое объясняется нашим вопиющим подчас невежеством в вопросах здоровья. Например, кому известно, что ВИЧ не передается при совместном проживании или работе с ВИЧинфицированным, при прикосновениях, принятии пищи, совместном пользовании посудой, при объятиях, рукопожатии, через слезы, слюну, пот, общую одежду?.. ВИЧ-инфицированная женщина может при своевременном соответствующем лечении родить здорового ребенка. Другое дело, что ВИЧ-инфекция с грудным молоком передается от ВИЧ-инфицированной матери ее новорожденному. Потому таким матерям не рекомендуется кормить грудью. Нередко от таких новорожденных, не дожидаясь результатов анализов, когда еще не известно, здоров малыш или он ВИЧположительный, матери отказываются. Отказные дети — всегда трагедия. А уж в данном случае потому-то довольно часто возникают споры: можно ли вообще иметь детей ВИЧинфицированным? Считаю их бессмысленными. Нельзя лишать женщину радости материнства. Другое дело, что, к сожалению, многие ВИЧ-инфицированные роженицы абсолютно не озабочены будущим своих детей и спокойно отка-

зываются от них. Хотя, как мы уже сказали, при своевременном обращении к врачу, правильном лечении, правильном ведении родов чаще всего рождаются здоровые дети. Есть новый прогноз ВОЗ: к 2030 году смертельных исходов из-за СПИДа станет меньше. Десятилетия борьбы с синдромом приобретенного иммунодефицита вобрали в себя невиданные финансовые и интеллектуальные усилия. Несмотря на это, ВИЧ-инфекция и СПИД могут сравниться с двумя мировыми войнами и по числу жертв, и по тому ущербу, который они нанесли обществу. За период борьбы были, как водится, взлеты и падения. В начале 90-х годов прошлого века считалось, что после 2000 года мы научимся лечить СПИД. Уже к концу 1990-х срок перенесли на 2010 год. Теперь же, по мнению большинства специалистов, это может произойти в следующем десятилетии... Но уже сейчас у нас множатся примеры, когда носители ВИЧ, больные СПИДом живут, работают, растят детей. И очень важно, чтобы мы все не приходили в ужас от соседства с ними. мы пока не можем говорить, что произошел перелом в развитии эпидемии ВИЧ. Число зарегистрированных ВИЧинфицированных увеличивается. За 10 месяцев 2008 года вновь выявлено 33732 случая. И сейчас общее число ВИЧ в России превысило 448 тысяч. Хуже всего ситуация в Москве, Санкт-Петербурге, Свердловской, Самарской, Московской, Иркутской, Челябинской, Оренбургской, Ленинградской и Кемеровской областях, Ханты-Мансийском АО. В этих регионах количество инфицированных составляет 61,2 процента от общего числа зарегистрированных по стране. Всероссийский центр изучения общественного мнения недавно представил результаты исследования, посвященного ВИЧ/СПИДу. На вопрос: как бы вы относились к ВИЧинфицированным близким друзьям или членам семьи, только 35 процентов респондентов не изменили бы своего отношения к ним. Готовы оказать посильную помощь и поддержку родственнику 28 процентов, коллеге — 16 процентов, соседу — 14 процентов. А остальные? Это колоссальная проблема. И весь мир делает акцент не только на вопросах медицинских, но и на необходимости развития психолого-социальной помощи ВИЧ-инфицированным, на воспитании нашего с вами отношения к тем, кто попал в беду под названием ВИЧ/СПИД. Да, современные лекарства им необходимы, но им не менее нужны наше милосердие, наше сострадание.


56

ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ

САМОЛЕЧЕНИЕ: ЗА И ПРОТИВ О современных тенденциях безрецептурного потребления населением лекарственных средств

Е

Евгения Осипова, аптека Тюменского государственного университета «Вита»

жедневно во всем мире миллионы людей прибегают к самолечению при различных незначительных недомоганиях (головная боль, простуда, расстройства пищеварения и др.). При этом используются как средства народной (традиционной) медицины, так и современные препараты, отпускаемые аптеками без рецепта, а в некоторых странах – и другими предприятиями розничной торговли. Вопрос о том, хорошо это или плохо, практически не обсуждается: для того чтобы быстро и эффективно облегчать симптомы, которые не требуют медицинской консультации, существуют лекарства, предназначенные для этих целей. Большая часть из них хорошо известна населению. Однако на практике провизорам и фармацевтам зачастую приходится встречаться с фактами недопустимости применения безрецептурных лекарственных препаратов в случаях, когда необходимо срочное вмешательство врачей. Особенно досадно, когда взрослые люди – родители, бабушки и дедушки – неразумно относятся к серьезным заболеваниям, просят порекомендовать им для лечения ребенка, у которого, к примеру, уже несколько дней держится высокая температура, «какие-нибудь капельки»… В формировании концепции самостоятельного использования лекарств существенную роль сыграла Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), где дается определение понятия «самолечение» (с помощью лекарств): «Самолечение представляет собой использование лекарств потребителем для лечения нарушений и симптомов, распознаваемых им самим. На практике оно также включает лечение одного члена семьи или одного знакомого другим, особенно в отношении детей». В документах ВОЗ подчеркивается, что самолечение допустимо лишь в отношении небольшого числа самостоятельно проходящих расстройств, не требующих точного диагноза (простуда, желудочно-кишечные расстройства). Безрецептурные лекарства, предназначенные для самолечения, позволяют снизить нарастающее давление на медицинскую службу для облегчения малых симптомов, особенно в условиях ограниченных финансовых и кадровых ресурсов; повышают доступность лечебной помощи населению, проживающему в сельской местности и в отдаленных регионах, где затруднен доступ к получению квалифицированной медицинской консультации. Однако подчеркивается необходимость тщательного отбора препаратов для безрецептурной продажи. Эта реко-


Культура и здоровье/№ 1/2008 мендация заслуживает особого внимания. Так, в 1988 г. ЕРБ ВОЗ опубликовало исследование «Самолечение в Европе». В предисловии к этой работе отмечается: «Политика в области здравоохранения теперь должна учитывать и оптимизировать использование этой важной практики. Медицинские работники нуждаются в расширении знаний о самолечении и безрецептурных препаратах». В первую очередь, это положение касается фармацевтов. В результате изменившейся ситуации в здравоохранении, повлекшей за собой перемены на лекарственном рынке, одной из ключевых фигур, участвующих в обеспечении населения лекарственными препаратами, является фармацевт. Здесь уместно сослаться на резолюцию Всемирной ассамблеи здравоохранения «Роль фармацевта в поддержку пересмотренной стратегии ВОЗ в области лекарственных средств», принятую 10 мая 1994 г. (ВАЗ47.12). В резолюции было отмечено, «что фармацевт может играть ключевую роль в общественном здравоохранении и особенно в области лекарственных средств». В связи с этим Ассамблея призвала фармацевтов и их профессиональные ассоциации во всем мире, в частности, «предоставлять информированную и объективную консультативную помощь по лекарственным средствам и их использованию населению». Всем государствам-членам Организации рекомендовалось создать условия для обучения фармацевтов, с тем, чтобы они были готовы взять на себя ответственность за решение новых задач. Ни для кого не секрет, что чаще всего на начальной стадии заболевания люди занимаются самолечением. Даже появилось высказывание: «Лечимся в аптеках, а не в больницах» По данным исследований R- TGI (Target Group Index), осуществляемой Группой компании КОМКОН, доля потребителей, занимающихся самолечением, составляет около 59%, 31% обращается за помощью в поликлинику, 20% вызывают врачей на дом и около 7% вынуждены прибегать к помощи стационаров. Отчасти, такое положение объясняется стремлением понизить расходы на лекарственные препараты, а также многими народными традициями. Таким образом, достаточно большая часть населения является потенциальными потребителями безрецептурных препаратов. Что необходимо делать в сложившихся обстоятельствах? В большинстве стран мира медицинские работники убеждены, что пациентов (потребителей) необходимо информировать о возможностях самостоятельного лечения, поэтому им нужна высококачественная информация о безрецептурных лекарственных средствах. Она является обязательным условием безопасного и правильного применения таких препаратов, что будет способствовать их более активному использованию. Реклама, советы фармацевта, а также аннотация- вкладыш, дополняя друг друга, дают потребителю полное представление о показаниях и всех аспектах самостоятельного применения лекарственного препарата. Чем руководствуется потребители при получении информации о безрецептурных лекарствах: собственным опытом или навязываемыми извне представлениями? Ответ на тот вопрос двойственен. Основанный на реальном опыте информационный поток — когда он есть!- не

57

имеет себе равных по действенности. Однако опереться на него в сфере фармацевтики можно скорее в порядке исключения, чем правила. Ведь проверить эффективность и оптимальность потребления безрецептурных лекарственных препаратов можно далеко не всегда. Вспомнить хотя бы о гигантской номенклатуре лекарственных средств. Личное мнение о каждом новом препарате не успевает сформироваться. Таким образом, потребитель остро нуждается во внешней информации. Фармацевтический рынок поэтому принадлежит к числу наиболее рекламо- и PR- интенсивных отраслей. Если в какой-то телевизионной передаче говорили о пользе голубой глины, будьте уверены, потянется поток ее покупателей. Таким образом, современными тенденциями потребления безрецептурных лекарственных средств, являются следующие: во-первых, увеличение числа людей, прибегающих к самолечению, во-вторых, рекламные и PR- компании, увеличивающие долю людей, занимающихся самолечением. В этих условиях необходимы исследования (в т.ч. клинические), позволяющие проверить эффективность и оптимальность распространения знаний о новых препаратах среди населения. В современной аптеке данные о препаратах должны быть представлены в доступном режиме. Из-за неравномерности развития мировоззрений в современных обществах в фармации и в фармбизнесе заметны довольно значительные противоречия в вопросах системности и гуманности, что мешает оптимальности выполнения функций фармации по оздоровлению населения. Поэтому необходимо помнить о том, что лекарственные препараты – это особый вид товара, доступность которого напрямую влияет на общественное здоровье, качество и продолжительность жизни населения. В заключение мне хотелось бы посоветовать нашим потенциальным покупателям вести здоровый образ жизни, заботиться о своем здоровье и здоровье близких людей, не бояться обращаться к врачам за консультацией в случае заболевания и прислушиваться к советам профессионалов, а не «тетенек из очереди». Будьте здоровы, не болейте!


58

ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ

КОГДА ЗАЦВЕТЕТ СИ Р Е НЬ Тамара Смагина

С

ирень вдохновляет не только художников и поэтов, но и врачей. О некоторых возможностях применения этого дивного создания природы для профилактики и лечения некоторых заболеваний читателей журнала познакомит к.ф.н., доцент кафедры фармацевтической технологии Тюменской государственной медицинской академии, заслуженный работник здравоохранения Смагина Тамара Александровна Лекарственные растения человек начал использовать в глубокой древности. Несмотря на то, что научная медицина пополняется новыми эффективными сильнодействующими препаратами, интерес к лекарственным растениям постоянно растёт. В России в настоящее время только в научной медицине применяют около 200 видов растений. И это не предел. Так как огромное количество растений, применяемых в народной медицине, мало или вовсе не изучены. К последним относит-

ся сирень обыкновенная. Она имеет широкое применение в народной медицине за счёт богатого комплекса биологически активных веществ. А недавнее открытие адаптогенных свойств сирени обыкновенной усилило к ней интерес учёных. Тем более, что ни одного препарата, содержащего биологически активные вещества сирени не существует. Сирень обыкновенная представлена в виде кустарника или небольшого деревца высотой 2-7 метров с мощной корневой системой. Супротивно расположенные листья сердцевиднояйцевидной формы, черешковые, тёмно-зелёного цвета. При опадании листья не желтеют. Цветки сирени, которые появляются в конце мая – начале июня, имеют ароматный запах, собраны в пирамидальные метёлки, представлены различными оттенками лиловато-фиолетового цвета. Так же характерны и белые цветки, но в народе считается белая сирень менее лечебной. В конце мая – начале июля образуется плод коробочка со светло-коричневыми семенами. Все части растения имеют горький вкус. Имеются литературные данные о том, что сирень обыкновенная ядовитое растение. В настоящее время сирень за её ароматные и красивые цветки культивируют почти повсюду, но родиной считается Турция, именно от туда она была завезена в Европу в ХIV веке. В Россию сирень обыкновенная была привезена из Китая. В этой интересной и загадочной стране уже в ХI веке знали о лечебных свойствах кустарника, доказательством чего являются древние травники. Благодаря широкому культивированию как декоративного растения в настоящее время сирень встречается в значительной части России. В диком виде – в кустарниковых зарослях Белоруссии, Украины и Турции. Для введения в научную медицину растения, т.е. для создания лекарственных препаратов важное значение имеет изучение его химического состава. Впервые сиренью обыкновенной заинтересовались за рубежом в 1971 году. Объектом исследования были выбраны листья и цветки. В 1980 году на сирень обыкновенную обратили внимание наши учёные. На сегодняшний день в сирени обнаружены следующие биологически активные вещества: флавоноиды, маннит, кумарины, фарнезол. А обнаруженный в сирени фенилпропаноидный гликозид – сирингин, по химической структуре идентичный элеутерозиду В, находящемуся в элеутерококке, побудил


Культура и здоровье/№ 1/2008 учёных начать более глубокое изучение сирени обыкновенной, как лекарственного растения. Как лечебное средство сирень известна издавна. В русских травниках её рекомендуют как жаропонижающее, потогонное, антимикробное, слабое отхаркивающее, противовоспалительное, мочегонное, успокаивающее, противосудорожное и обезболивающее средство. До сегодняшнего дня сирень не утратила своего значения как народное средство и применяется для лечения обширной группы заболеваний внутренних и наружных органов. Внутрь сирень обыкновенную используют при лечении сахарного диабета, малярии, воспалительных заболеваний почек, при камнях и песке в почечных лоханках, бронхиальной астме, поносе, язве желудка, кашле, коклюше, бронхите, пневмонии, катарах верхних дыхательных путей, туберкулёзе легких, ревматизме, радикулите, гриппе, остром респираторном заболевании, при эпилепсии. Наружно сирень обыкновенную используют для компрессов при лечении язв, гноящихся ран, ушибах, ревматизме. В народных травниках представлено огромное количество рецептов из различных частей сирени обыкновенной. Вот некоторые из них. Лекарственная форма – НАСТОЙКА Ларингит – 50 г цветков настаивают на 100 частях водки в течение недели. Процеживают. Перед употреблением настойку разводят водой в соотношении 1:10 и ополаскивают ей горло. Подагра – 2 столовые ложки высушенных цветков сирени на 1 стакан 70%(об.) спирта этилового. Настаивают в течение недели в тёмном месте при периодическом помешивании. Принимают : по 20-30 капель 3 раза в день перед едой. Раны – 1 столовую ложку сухих цветков сирени заливают 0,5 л водки. Настаивают в течение 2-х недель. Применяют в виде повязок на рану. Необходима смена повязок 3-4 раза в сутки.

59

Лекарственная форма – МАЗЬ Мигрень – 2 столовые ложки сухих цветков сирени хорошо растирают с 2 столовыми ложками сливочного масла до получения мази. Применяют: натирая виски Заболевания суставов – 2 столовые ложки измельчённых цветков сирени растирают с 2 столовыми ложками сливочного масла или вазелина. Применяют: втирая в больные суставы. Артрит, невралгия – 1 часть цветков смешивают с 4 частями вазелина или сливочного масла. Или 3 столовые ложки цветков настаивают трое суток в 100 г подсолнечного нерафинированного масла. Применяют: втирания. Свежие листья или кора молодых веток хороши при травмах, поражениях кожных покровов. Для чего поражённое место оббкладывают хорошо промытым свежим сырьём. В первый день повязку меняют 3-4 раза в сутки. В дальнейшем – 1 раз в сутки. Лекарственным сырьём сирени обыкновенной, используемым в народной медицине являются цветки, листья, кора, почки. Соцветия, собранные во время бутонизации вместе с ветками, связывают в пучки и сушат в тени на чердаке или под навесом. Листья собирают в сухую погоду в первой половине лета, сушат в тени или в сушилке, рассыпав тонким слоем. Кору собирают с молодых стеблей ( иногда вместе с листьями). Хранят в полотняных мешочках или закрытой деревянной таре. Срок хранения сырья не более 2 лет. За окном дует холодный ветер и сугробы. Но время летит быстро. С наступлением весны вновь расцветёт сирень. Возможно кто-то из Вас, вдыхая её аромат, подумает о лечебных свойствах и заготовит впрок.


60

ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ

ЗОЛОТОЙ ИВАН ИВАНЫЧ Так уважительно называли самовар наши предки. Вокруг самовара собиралась вся семья. Блины, пироги, варенье и разговоры о жизни в присутствии близких людей – все это создавало особую атмосферу в доме. Врач, кандидат медицинских наук Геннадий Иванович Шевелев по просьбе редакции подготовил статью о чае, самоваре и здоровье

Чайное растение принадлежит к семейству камелий, которые славятся своими прекрасными цветами. Его второе имя Camelia Sinensis. Продолжительность жизни чайного растения составляет примерно сто лет. Впрочем, бывают и исключения. Внешне чай — самый скромный из его двадцати четырех братьев и сестер, но любим мы его «не за красивые глаза», а за то, что он вкусный и полезный!

Немного истории

Русское слово «чай» произошло от названия растения «ча-е», принятого в Северном Китае. Страны Западной Европы торговали в первую очередь с Южным Китаем, где было несколько иное произношение – «ти» (английское «tea»), Родиной растения являются тропические и субтропические районы Юго-Восточной Азии. Обычай пить чай зародился более 5700

лет назад на территории современного Китая и Бирмы. Чай распространился в Европе в ХVI-ХVIII вв., но до середины ХIХ в. Китай был единственным в мире производителем чая. Его секрет строго оберегался наравне с секретом китайского фарфора. Одному англичанину удалось похитить не только семена чая, но и узнать тайну его сложной обработки. Европейцы начали разводить чай в своих колониях: в Индии и на Цейлоне. В России чай появился в ХVII в. Московский посол Василий Старков, возвращаясь в 1638 г. домой, получил в подарок от монгольского Алтын-хана 4 пуда диковинного сушеного листа. Он даже отказывался от «бесполезного» груза, но уступил пожеланию дарителя. В России чай пришелся по вкусу, и его стали закупать в Китае. Везли караванным путем через Монголию и Сибирь, поэтому чаепитие было дорогим удовольствием. Но в ХIХ в. ввоз чая увеличился, и он стал доступен простому народу. Затем его стали культивировать и в России на Черноморском побережье Кавказа. Чаепитие стало неотъемлемой традицией россиян. Распространение чаепития в России привело к изобретению и бесконечному совершенствованию самовара.

Ах, Самовар!

Путешественники прошлого называли Россию страной снежных просторов, блинов и… самоваров. Для русского человека самовар не просто прибор для нагревания воды. Это символ уюта, домашнего тепла, семейного очага, дружеского общения. Он олицетворяет непреходящие понятия, такие, как «радушие» и «гостеприимство». Самовар был украшением дома, занимал в нем особое, почетное место. История и литература доказывают, что самовар был непременным атрибутом аристократических семей и помещичьих усадеб, домов мещан и квартир рабочих. Он обязательно имелся в простых чайных и трактирах, на постоялых дворах и ямских станциях.


Культура и здоровье/№ 1/2008 Самовар — исключительно русское изобретение! Вот что сказал о самоваре русский поэт Борис Садовский: «Самовар в нашей жизни, бессознательно для нас самих, огромное занимает место. Как явление чисто русское, он вне понимания иностранцев. Русскому человеку в гуле и шепоте самовара чудятся с детства знакомые голоса: вздохи весеннего леса, родимые песни матери, веселый призывный свист деревенской вьюги. Этих голосов в городском европейском кафе не услышишь». Самовар пыхтит, искрится, Щедрый, круглый, золотой. Озаряет наши лица Он своею добротой. В Туле в 1778 году мастер Назар Лисицын открыл первую в России самоварную мастерскую. В 1890 году в городе существовало уже 77 самоварных фабрик. Недаром Тула называлась «самоварной столицей». Однако есть свидетельства о том, что первые самовары в России изготовлены примерно в 1740 году на Урале, на Ирининском заводе. И были они не только металлические, но и из фарфора, фаянса и даже хрусталя. Для мастера-самоварщика самовар был не только изделием, но еще и произведением искусства. Каждый мастер стремился придать самовару особую форму, украсить его чеканкой и гравировкой. Каких только самоваров не делали – и овальные, и гладкие, и граненые. А названия: «ваза», «рюмка», «банка», «яйцо», «желудь», «груша», «репка» и даже «пламя». А в 1873 году для Всемирной Венской выставки был изготовлен самовар в форме петуха! Сейчас самовар воспринимается как часть русской истории. То ли раньше было – вечером за столом собралась вся семья, а на столе сияет и поет русский самовар!

Приготовление чая

Многие знатоки в области чая считают, что небрежным завариванием можно испортить не только хороший сорт чая, но и собственный организм. Приготовление чая – целое искусство. Следует взять чистый фарфоровый или фаянсовый чайник и сполоснуть его кипятком, а затем вытереть насухо чистым полотенцем. Засыпается чай из расчета 1 чайная ложка на чашку. Чайник заливается на треть свежим не перекипевшим кипятком (начало кипения). Желательно накрыть его льняной салфеткой, т.к. лен не пропускает эфирные масла, но выпускает излишки влаги. Через 1-1,5 мин чайник доливают кипятком на три четверти. Если на поверхности жидкости появляется бурая пленка, то чай заварен правильно. Через 2 мин напиток будет готов. Перестоявший чай будет крепче, но начинает горчить. Аромат становится резким, теряя оттенки и полутона. Налив первую чашку, ее переливают обратно в чайник. Если этого не сделать, то эфирные масла, сконцентрированные в пенке, окажутся только в первой чашке. Чай, особенно черный, следует употреблять сразу же, в противном случае он теряет свои полезные свойства. В каждой стране сформировались свои чайные традиции. В Америке и арабских странах чай пьют с грейпфрутом, в России – с лимоном, в Англии – с молоком или сливками. В некоторых странах в чай добавляют жасмин, масло, сало, соль, перец, чеснок. Обычно чаепитие не обходится без сладостей. Но сахар, как правило, в чай добавлять не принято. Чаепитие – это не только окончание трапезы или утоление жажды. Что может быть лучше приятной беседы за чашкой чая в компании близких или друзей.

Лечебные свойства чая

61

За счет высокого содержания кофеина чай обладает тонизирующим и мягким психостимулирующим эффектом. Он используется при стрессах и легких депрессиях, психическом и физическом переутомлениях, при угнетении дыхания и сердечной деятельности, пониженном артериальном давлении, отравлении алкоголем, наркотиками, острых инфекционных заболеваниях. В то же время чай расширяет сосуды сердца, мозга, почек, улучшая их функцию. Увеличивает также желудочную секрецию. При повышенном артериальном давлении рекомендуется некрепкий зеленый чай. При регулярном употреблении его давление снижается на 10-20%. В листьях чая содержатся витамины С (особенно много в зеленом чае), Р, В1, К, РР, дубильные вещества (до 35%) и другие биологически активные вещества. По содержанию витамина Р чай не имеет себе равных. При ежедневном употреблении трех четвертых стакана зеленого чая хорошей крепости организм обеспечивается суточной дозой витамина Р. Стенки сосудов становятся более эластичными, уменьшается отложение липидов в них. При инсультах чай снижает степень разрушения мозговой ткани и способствует восстановлению функции мозга. Зеленый чай выводит из организма до 90% радионуклида стронций-90, образующегося в большом количестве при атомном взрыве. Чай предупреждает развитие мочекаменной и желчекаменной болезни и способствует выведению камней. Как и большинство лечебных трав, обладая противовоспалительным действием, он помогает при ревматизме, гепатитах, гастритах и особенно при кишечных инфекциях (дизентерии, брюшном тифе, отравлениях недоброкачественной колбасой, мясом и другими продуктами). Зеленый чай уничтожает микрофлору полости рта и предупреждает развитие кариеса. Зеленый чай прекрасно утоляет жажду. В последние годы стало модным пить именно зеленый чай.


62

ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ

Некоторые рецепты применения чая для лечения и профилактики

Чай – не только «хорошее питие», но и средство для профилактики некоторых заболеваний и лекарство. Крепкий чайный настой используется для предохранения от чрезмерного загара. Для этого перед выходом на солнце надо умыться чаем и протереть им открытые части тела. Компрессы из крепкого чая снимают боль и жар при солнечных ожогах. На здоровые, но усталые глаза для их освежения хорошо наложить компресс из крепкого чая. Чаем промывают воспаленные глаза. В среднем возрасте обычно кожа век становится дряблой. При этом рекомендуется промывать глаза чаем и массировать веки с касторовым маслом, но только слегка прижимая пальцы. При потливости лица рекомендуется умывать его холодным чаем, оставляя высохнуть на лице. Чтобы седые волосы сделать цвета блондинки, надо каждый день смачивать их крепким чаем. При хроническом гастрите полезно пить натощак больше чая, особенно зеленого. Во время приступа болей при желчнокаменной болезни облегчается выход камней, если выпить 10 стаканов очень горячего чая в течение 15 мин. Для лечения ларингита (воспаления гортани) нужно натереть на терке четверть стакана очищенного корня имбиря, долить стакан медом и сварить. По 1 чайной ложке этой смеси и 2 чайные ложки сахара добавлять на стакан очень горячего чая. Такого чая нужно выпить несколько чашек перед сном, закутаться и спать. Повторить 2-3 вечера подряд. При обмороке надо положить больного так, чтобы голова была ниже туловища, расстегнуть ворот. Опрыскивать лицо холодной водой, растирать виски уксусом или одеколоном и давать нюхать нашатырный спирт или крепкий уксус. Когда пациент придет в сознание, то напоить его крепким чаем. При рвоте, сопровождающей отравление грибами, недоброкачественной колбасой, мясом или другими недоброка-

чественными продуктами, до осмотра врача нужно промыть желудок водой. Затем дать выпить крепкий чай и положить грелку на живот (если нет признаков «острого» живота). При поносах наряду с другими методами лечения нужно пить крепкий горячий чай. При отравлении алкоголем, наркотиками и снотворными препаратами, принятыми внутрь, до осмотра врача принять такие меры: промыть желудок, затем давать пить крепкий чай, нюхать нашатырный спирт, обливать голову холодной водой (чтобы больной не заснул). Отвар зеленого чая. Заварить двумя литрами кипятка 100 г сухого зеленого чая, настоять 25 мин, затем прокипятить в течение 1 часа, периодически помешивая. После этого профильтровать отвар через двойной слой марли. Остаток чая (заварку) снова залить одним литром воды и кипятить 40 мин, после чего профильтровать его также как и первый раз. Весь приготовленный чай слить вместе, разлить по бутылкам и простерилизовать. Хранить в холодильнике в течение 6 месяцев, а при обычной температуре в темном месте – 3 месяца. Полученный препарат принимать по 1-2 столовых ложки 4 раза в день за 30 мин до еды (детям до 1 года давать по 1-2 чайных ложки, а старше 1 года – по 1-2 десертных ложки) при дизентерии, колитах, энтероколитах, диспепсии. Курс лечения при острой дизентерии составляет 5-10 дней, а при хронической – 15-20 дней. Однако не можем не сказать и о том, что в некоторых случаях пить чай нужно осторожно. Как и все в этом мире, он может приносить не только пользу, но и наносить вред. При артериальной гипертонии нужно использовать некрепкий зеленый чай, который снижает давление. Черный чай и крепкий зеленый чай не рекомендуется «гипертоникам», при выраженных поражениях сердца (нарушениях ритма, тяжелой стенокардии, выраженной сердечной недостаточности и др.), длительное время при выраженном переутомлении, а также при мочекаменной болезни (уратные камни). Редко, но бывает и аллергия на чай. Карина Петровская в своем стихотворении пишет о том, что чаек может нам поднять настроение: Лучше доктора любого Лечит скуку и тоску Чашка вкусного, крутого Самоварного чайку.

Приятного вам чаепития в кругу друзей! Курьезный случай

О ценности чая для здоровья особенно оживленно спорили и в Европе, в самом начале его потребления. Известен опыт, который поставил король Швеции Густав III (1746-792) для выяснения того, что более полезно для здоровья: кофе или чай. Король велел двум приговоренным к смертной казни убийцам ежедневно выпивать по тридцать чашек: один пил чай, другой – кофе. Два профессора медицины наблюдали за ходом эксперимента. Но результат превзошел все ожидания: сначала умер один профессор, потом другой, короля убили в 1792 году, а оба подопытных дожили до глубокой старости.


Культура и здоровье/№ 1/2008

КУРИТЬ – ЗДОРОВЬЮ ВРЕДИТЬ!

63

Т. М. Андреева, Тюменская государственная медицинская академия

И

сследования последних десятилетий, проводимые в различных странах разными категориями ученых – медиками, химиками, биологами свидетельствуют о том, какой значительный вред наносит курение людям. Приходится говорить об этой проблеме еще и потому, что в последние годы курение стало широко распространяться среди студентов, особенно среди девушек. Курение приносит непосредственный вред организму курильщика, снижая сопротивляемость, ухудшая течение уже имеющихся болезней, ускоряя или даже вызывая развитие таких заболеваний, как злокачественные опухоли. Особый вред наносит растущему организму подростка, женщины, не говоря о том, что портит цвет лица и способствует быстрому увяданию кожи. Косвенно подвергаются вредному влиянию люди, находящиеся в непосредственном общении с курящим. Они вынуждены вдыхать воздух, насыщенный продуктами распада никотина. Через полтора - два часа после пребывания некурящего в накуренном помещении у него в организме концентрация никотина увеличивается в восемь раз. Таким образом, курящий человек представляет опасность для себя и окружающих. Табак содержит около 30 ингредиентов, большинство из которых являются вредными для организма человека. Особый вред наносит алкалоид - никотин вещество, являющееся нейротропным ядом, которое в большом количестве может привести к смерти. Вместе с никотином с табачным дымом в легкие попадают такие канцерогенные вещества, как бензпирин, дибензпирен, углекислый газ в повышенных концентрациях, а также окись углерода. Курение является одной из причин развития нервных

расстройств, особенно молодого организма. Человек становится раздражительным, вспыльчивым, теряется сон, появляется рассеянность, ослабевает внимание, нарушается память, умственная деятельность. Особый вред для молодого организма объясняется тем, что, стремясь скрыть свой порок от взрослых, они курят тайком, торопливо затягиваясь табачным дымом. В таких условиях в табачный дым переходит в большое количество вредных веществ, при медленном сгорании табака в дым переходит 20 % никотина, а при быстром - свыше 40%. Много табачных ядов находится в дыму при докуривании сигареты. Причиной курения в подростковом и юношеском возрасте является любопытство и стремление подражать, не отстать от других, казаться взрослым и независимым. Особенно это заметно проявляется среди лицеистов и среди студентов младших курсов. Порою человек курит для ощущения внешнего комфорта. Желание покрасоваться перед сверстниками в молодом возрасте, окружающими – в зрелом. Последнее в большей степени относится к женщинам. Никотин для растущего женского организма еще более вреден, так как девочке предстоит стать матерью. Поэтому молодым людям, особенно студентам медицинской академии, призванным нести здоровый образ жизни в массы, в первую очередь надо задуматься о вреде курения! А взрослым нужно осознать, каким примером они могут служить для подрастающего поколения.


64

НАСЛЕДИЕ

К юбилею Н. В. Гоголя в 2009 г.

Николай Васильевич Гоголь. Несколько писем из книги «Выбранные места из переписки с друзьями» Николай Васильевич Гоголь в своем завещании просит друзей опубликовать письма, которые ему удалось вернуть и отобрать для издания. Именно в них он видит возможность в какой-то степени отречься от художественных писаний, в которых, по его мнению, «немного пользы, а больше вреда», и передать читателям свои размышления над проблемами, которые волновали общественность в те годы. Многие из этих писем интересны и полезны нашим современникам.

НУЖНО ЛЮБИТЬ РОССИЮ

(Из письма к гр. А. П. Т.....му)

Как полюбить братьев, как полюбить людей? Душа хочет любить одно прекрасное, а бедные люди так несовершенны и так в них мало прекрасного! Как же сделать это? Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русский. Для русского теперь открывается этот путь, и этот путь есть сама Россия. Если только возлюбит русский Россию, возлюбит и все, что ни есть в России. К этой любви нас ведет теперь сам Бог. Без болезней и страданий, которые в таком множестве накопились внутри ее и которых виною мы сами, не почувствовал бы никто из нас к ней состраданья. А состраданье есть уже начало любви. Уже крики на бесчинства, неправды и взятки – не просто негодованье благородных на бесчестных, но вопль всей земли, послышавшей, что чужеземные враги вторгнулись в бесчисленном множестве, рассыпались по домам и наложили тяжелое ярмо на каждого человека; уже и те, которые приняли добровольно к себе в домы этих страшных врагов душевных, хотят от них освободиться сами, и не знают, как это сделать, и все сливается в один потрясающий вопль, уже и бесчувственные подвигаются. Но прямой любви еще не слышно ни в ком, – ее нет также и у вас. Вы еще не любите Россию: вы умеете только печалиться да раздражаться слухами обо всем дурном, что в ней ни делается, в вас все

это производит только одну черствую досаду да уныние. Нет, это еще не любовь, далеко вам до любви, это разве только одно слишком еще отдаленное ее предвестие. Нет, если вы действительно полюбите Россию, у вас пропадет тогда сама собой та близорукая мысль, которая зародилась теперь у многих честных и даже весьма умных людей, то есть, будто в теперешнее время они уже ничего не могут сделать для России и будто они ей уже не нужны совсем; напротив, тогда только во всей силе вы почувствуете, что любовь всемогуща и что с ней возможно все сделать. Нет, если вы действительно полюбите Россию, вы будете рваться служить ей;последнее место, какое ни отыщется в ней, возьмете, предпочитая одну крупицу деятельности на нем всей вашей нынешней, бездейственной и праздной жизни. Нет, вы еще не любите России. А не полюбивши России, не полюбить вам своих братьев, а не полюбивши своих братьев, не возгореться вам любовью к Богу, а не возгоревшись любовью к Богу, не спастись вам. 1844

0 ПОМОЩИ БЕДНЫМ

(Из письма к А. О. С......ой)

...Обращаюсь к нападеньям вашим на глупость петербургской молодежи, которая затеяла подносить золотые венки и кубки чужеземным певцам и актрисам в то самое время, когда в России голодают целиком губернии. Это происходит не от глупости и не от ожесточения сердец, даже и не от легкомыслия. Это происходит от всем нам общей человеческой беспечности. Эти несчастия и ужасы, производимые голодом, далеки от нас; они совершаются внутри провинций, они не перед нашими глазами, – вот разгадка и объяснение всего! Тот же самый, кто заплатил, дабы насладиться пеньем Рубини, сто рублей за кресло в театре, продал бы свое последнее имущество, если бы довелось ему быть свидетелем на деле хотя одной из тех ужасных картин голода, перед которыми ничто всякие страхи и ужасы, выставляемые в мелодрамах. За пожертвованьем у нас не станет дело: мы все


Культура и здоровье/№ 1/2008

ЗНАЧЕНИЕ БОЛЕЗНЕЙ

готовы жертвовать. Но пожертвованья собственно в пользу бедных у нас делаются теперь не весьма охотно, отчасти потому, что не всякий уверен, дойдет ли, как следует, до места назначенья его пожертвованье, попадет ли оно именно в те руки, в которые должно попасть. Большею частию случается так, что помощь, точно какая-то жидкость, несомая в руке, вся расхлещется по дороге, прежде чем донесется, и нуждающемуся приходится посмотреть только на одну сухую руку, в которой нет ничего. Вот о каком предмете следует подумать, прежде чем собирать пожертвованья. Об этом мы с вами после потолкуем, потому что это дело ничуть не маловажное и стоит того, чтобы о нем толково потолковать. А теперь поговорим о том, где скорей нужно помогать. Помогать нужно прежде всего тому, с которым случилось несчастие внезапное, которое вдруг, в одну минуту, лишило его всего за одним разом всякое лишение внезапное, где вдруг является человеку бедность, к которой он еще не успел привыкнуть. Туда несите помощь. Но нужно, чтобы помощь эта произведена была истинно христианским образом; если же она будет состоять в одной только выдаче денег, она ровно ничего не будет значить и не обратится в добро. Если вы не обдумали прежде и не принесли с собой ему наученья, как отныне следует вести ему свою жизнь, он не получит большого добра от вашей помощи. Цена поданной помощи редко равняется цене утраты; вообще она едва составляет половину того, что человек потерял, часто одну четверть, а иногда и того меньше. Русский человек способен на все крайности: увидя, что с полученными небольшими деньгами он не может вести жизнь, как прежде, он с горя может прокутить вдруг то, что ему дано на долговременное содержанье. А потому наставьте его, как ему изворотиться именно с той самой помощью, которую вы принесли ему, объясните ему истинное значение несчастья, чтобы он видел, что оно послано ему затем, дабы он изменил прежнее житие свое, дабы отныне он стал уже не прежний, но как бы другой человек и вещественно и нравственно. Он вас поймет: несчастие умягчает человека. Нужно только истолковать человеку святой и глубокий смысл несчастия, которое, в каких бы ни являлось образах и видах кому бы то ни было на земле, обитает ли он в избе или палатах, есть тот же крик небесный, вопиющий человеку о перемене всей его прежней жизни. 1844

65

(Из письма к Гр. А. П. Т.....му)

...Силы мои слабеют ежеминутно, но не дух. Никогда еще телесные недуги не были так изнурительны. Часто бывает так тяжело, так тяжело, такая страшная усталость чувствуется во всем составе тела, что рад бываешь, как Бог знает чему, когда наконец оканчивается день и доберешься до постели. Часто, в душевном бессилии, восклицаешь: «Боже! где же наконец берег всего?». Но потом, когда оглянешься на самого себя и посмотришь глубже себе внутрь – ничего уже не издает душа, кроме одних слез и благодарения. О! как нужны нам недуги! Из множества польз, которые я уже извлек из них, скажу вам только одну: ныне каков я ни есть, но я все же стал лучше, нежели был прежде; не будь этих недугов, я бы задумал, что стал уже таким, каким следует мне быть. Не говорю уже о том, что самое здоровье, которое беспрестанно подталкивает русского человека на какие-то прыжки и желанье порисоваться своими качествами перед другими, заставило бы меня наделать уже тысячу глупостей. Притом ныне, в мои свежие минуты, которые дает мне милость небесная и среди самих страданий, иногда приходят ко мне мысли, несравненно лучшие прежних, и я вижу сам, что теперь все, что ни выйдет из-под пера моего, будет значительнее прежнего. Не будь тяжких болезненных страданий, куда б я теперь не занесся! каким бы значительным человеком вообразил себя! Но, слыша ежеминутно, что жизнь моя на волоске, что недуг может остановить вдруг тот труд мой, на котором основана вся моя значительность, и та польза, которую так желает принесть душа моя, останется в одном бессильном желании, а не в исполнении, и не дам я никаких процентов на данные мне Богом таланты, и буду осужден, как последний из преступников... Слыша все это, смиряюсь я всякую минуту и не нахожу слов, как благодарить Небесного Промыслителя за мою болезнь. Принимайте же и вы покорно всякий недуг, веря вперед, что он нужен. Молитесь богу только о том, чтобы открылось перед вами его чудное значение и вся глубина его высокого смысла. 1846

о ТОМ, ЧТО ТАКОЕ СЛОВО Пушкин прав: «Слова поэта суть уже его дела». Поэт на поприще слова должен быть так же безукоризнен, как и всякий другой на своем поприще. Если писатель станет оправдываться какими-нибудь обстоятельствами, бывшими причиной неискренности, или необдуманности, или поспешной торопливости его слова, тогда и всякий несправедливый судья может оправдаться в том, что брал взятки и торговал правосудием, складывая вину на свои тесные обстоятельства, на жену, на большое семейство, словом – мало ли на что можно сослаться. Потомству нет дела до того, кто был виной, что писатель сказал глупость или нелепость, или же выразился вообще необдуманно и незрело. Оно не станет разбирать, кто толкал его под руку. Потомство не примет в уважение ни кумовство, ни журналистов, ни собственную его бедность и затрудни-


66

НАСЛЕДИЕ

тельное положение. Оно сделает упрек ему, а не им. Зачем ты не устоял противу всего этого? Ведь ты же почувствовал сам честность званья своего; ведь ты же умел предпочесть его другим, выгоднейшим должностям и сделал это не вследствие какой-нибудь фантазии, но потому, что в себе услышал на то призванье Божие, ведь ты же получил в добавку к тому ум, который видел подальше, пошире и поглубже дела, нежели те, которые тебя подталкивали. Зачем же ты был ребенком, а не мужем, получа все, что нужно для мужа? Словом, еще какой-нибудь обыкновенный писатель мог бы оправдываться обстоятельствами, но не Державин. Он слишком повредил себе тем, что не сжег, по крайней мере, целой половины од своих. Сколько людей теперь произносит сужденье о Державине, основываясь на его пошлых одах. Сколько усумнилось в искренности его чувств потому только, что нашли их во многих местах выраженными слабо и бездушно; какие двусмысленные толки составились о самом его характере, душевном благородстве и даже неподкупности того самого правосудья, за которое он стоял. И все потому, что не сожжено то, что должно быть предано огню. Чем истины выше, тем нужно быть осторожнее с ними; иначе они вдруг обратятся в общие места, а общим местам уже не верят. Не столько зла произвели сами безбожники, сколько произвели зла лицемерные или даже просто неприготовленные проповедатели Бога, дерзавшие произносить имя Его неосвященными устами. Обращаться с словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку. Беда произносить его писателю в те поры, когда он находится под влиянием страстных увлечений, досады, или гнева, или какого-нибудь личного нерасположения к кому бы то ни было, словом - в те поры, когда не пришла еще в стройность его собственная душа: из него такое выйдет слово, которое всем опротивеет. И тогда с самым чистейшим желанием добра можно произвести зло. Тот же наш приятель П.....н тому порука. Заговорит ли он о патриотизме, он заговорит о нем так, что патриотизм его кажется подкупной; о любви к царю, которую питает он искренно и свято в душе своей, изьяснится он так, что это походит на одно раболепство и какое-то корыстное угождение. Его искренний, непритворный гнев противувсякого направления, вредного России, выразится у него так, как бы он подавал донос на каких-то некоторых, ему одному известных людей. Словом, на всяком шагу он сам свой клеветник.

Опасно шутить писателю со словом. Слово гнило да не исходит из уст ваших! Если это следует применить ко всем нам без изъятия, то во сколько крат более оно должно быть применено к тем, у которых поприще – слово, и которым определено говорить о прекрасном и возвышенном. Беда, если о предметах святых и возвышенных станет раздаваться гнилое слово; пусть уже лучше раздается гнилое слово о гнилых предметах. Все великие воспитатели людей налагали долгое молчание именно на тех, которые владели даром слова, именно в те поры и в то время, когда больше всего хотелось им пощеголять словом и рвалась душа сказать даже много полезного людям. Они слышали, как можно опозорить то, что стремишься возвысить, и как на всяком шагу язык наш есть наш предатель. «Наложи дверь и замки на уста твои, – говорит Иисус Сирах, – растопи золото и серебро, какое имеешь, дабы сделать из них весы, которые взвешивал бы твое слово, и выковать надежную узду, которая бы держала твои уста».

ЖЕНЩИНА В СВЕТЕ

(Письмо к ....ой)

Вы думаете, что никакого влияния на общество иметь не можете; я думаю напротив. Влияние женщины может быть очень велико, именно теперь, в нынешнем порядке или беспорядке общества, в котором, с одной стороны, представляется утомленная образованность гражданская, а с другой – какое-то охлаждение душевное, какая-то нравственная усталость, требующая оживотворения. Чтобы произвести это оживотворение, необходимо содействие женщины. Оставивши все прочее в сторону, посмотрим на нашу Россию, и в особенности на то, что у нас так часто перед глазами, – на множество всякого рода злоупотреблений. Окажется, что большая часть взяток, несправедливостей по службе и тому подобного, в чем обвиняют наших чиновников и нечиновников всех классов, произошла или от расточительности их жен, которые так жадничают блистать в свете большом и малом и требуют на то денег от мужей. Мужья не позволили бы себе и десятой доли произведенных ими беспорядков, если бы их жены хотя сколько-нибудь исполняли свой долг. Душа жены - хранительный талисман для мужа, оберегающий его от нравственной заразы; она есть сила, удерживающая его на прямой дороге, и проводник, возвращающий его с кривой на прямую; и наоборот, душа жены может быть его злом и погубить его навеки. Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол. Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своем собственном месте сделать добро. Поверьте, что Бог недаром повелел каждому быть на том месте, на котором он теперь стоит. Нужно только хорошо осмотреться вокруг себя. Зачем предстоят вам одни пустые выезды в свет и пустое, выдохшееся светское общество? Но тем не менее свет все же населен; в нем люди, и притом такие же, как и везде. Они и болеют, и страждут, и нуждаются, и без слов вопиют о


Культура и здоровье/№ 1/2008 помощи, – и, увы! даже не знают, как попросить о ней. Какому же нищему следует прежде помогать: тому ли, кто еще может выходить на улицу и просить, или же тому, который не в силах уже и руки протянуть? Все, что вы ни говорите о самой себе, совершенная правда: вы, точно, слишком молоды, не приобрели ни познанья людей, ни познанья жизни, словом – ничего того, что необходимо, дабы оказывать помощь душевную другим; может быть, даже вы и никогда этого не приобретете; но у вас есть другие орудия, с которыми вам все возможно. Во-первых, вы имеете уже красоту, во-вторых – неопозоренное, неоклеветанное имя, в-третьих – власть, которой сами в себе не подозреваете, – власть чистоты душевной. Красота женщины еще тайна. Бог недаром повелел иным из женщин быть красавицами; недаром определено, чтобы всех равно поражала красота, – даже и таких, которые ко всему бесчувственны и ни к чему не способны. Если уже один бессмысленный каприз красавицы бывал причиной переворотов всемирных и заставлял делать глупости наиумнейших людей, что же было бы тогда, если бы этот каприз был осмыслен и направлен к добру? Сколько бы добра тогда могла произвести красавица сравнительно перед другими женщинами! Стало быть, это орудие сильное. Но вы имеете еще высшую красоту, чистую прелесть какой-то особенной, одной вам свойственной невинности, которую я не умею определить словом, но в которой так и светится всем ваша голубиная душа. Знаете ли, что мне признавались наиразвратнейшие из нашей молодежи, что перед вами ничто дурное не приходило им в голову, что они не отваживаются сказать в вашем присутствии не только двусмысленного слова, которым потчевают других избранниц, но даже просто никакого слова, чувствуя, что все будет перед вами как-то грубо и отзовется чем-то ухарским и неприличным. Вот уже одно влияние, которое совершается без вашего ведома от одного вашего присутствия! Кто не смеет себе позволить при вас дурной мысли, тот уже ее стыдится; а такое обращенье на самого себя, хотя бы даже и мгновенное, есть уже первый шаг человека к тому, чтобы быть лучше. Стало быть, это орудие также сильное. В прибавленье ко всему вы имеете уже самим Богом водворенное вам в душу стремленье, или, как называете вы, жажду добра.Неужели вы думаете, что даром внушена вам эта жажда, от которой вы не спокойны ни на минуту? Едва вышли вы замуж за человека благородного, умного, имеющего все качества, чтобы сделать счастливой жену свою, как уже, наместо того чтобы сокрыться во глубину вашего домашнего счастия, мучитесь мыслию, что вы недостойны такого счастья, что не имеете права им пользоваться в то время, когда вокруг вас так много страданий. Поверьте, это недаром. Кто заключил в душе своей такое небесное беспокойство о людях, такую ангельскую тоску о них среди самых развлекательных увеселений, тот много, много может для них сделать; у того повсюду поприще, потому что овсюду люди. Не убегайте же света, среди которого вам назначено быть, не спорьте с провиденьем. В вас живет та неведомая сила, которая нужна теперь для света: самый ваш голос, от постоянного устремленья вашей мысли лететь на помощь человеку, приобрел уже какие-то родные звуки всем. Ваш голос стал всемогущ; вы можете повелевать и быть таким деспотом, как никто из нас.

67

Повелевайте же без слов, одним присутствием вашим; повелевайте самим бессилием своим, на которое вы так негодуете; повелевайте и именно той женскою прелестью вашей, которую, увы! уже утратила женщина нынешнего света. Ни у кого не посмеет пошевелиться на губах эпиграмма, когда одним умоляющим взором, без слов, вы попросите кого-нибудь из нас, чтобы он сделался лучшим. Вам ли бояться жалких соблазнов света? Влетайте в него смело, с той же сияющей вашей улыбкой. Входите в него, как в больницу, наполненную страждущими; но не в качестве доктора, приносящего строгие предписанья и горькие лекарства: вам не следует и рассматривать, какими болезнями кто болен. У вас нет способности распознавать и исцелять болезни, и я вам не дам такого совета, какой бы мне следовало дать всякой другой женщине, к тому способной. Ваше дело только приносить страждущему вашу улыбку да тот голос, в котором слышится человеку прилетевшая с небес его сестра, и ничего больше. Не останавливайтесь долго над одними и спешите к другим, потому что вы повсюду нужны. Храни вас Бог от всякого педантства и от всех тех разговоров, которые исходят из уст какой-нибудь нынешней львицы. Вносите в свет те же самые простодушные ваши рассказы, которые так говорливо у вас изливаются, когда вы бываете в кругу домашних и близких вам людей, когда так и сияет всякое простое слово вашей речи, а душе всякого, кто вас ни слушает, кажется, как будто бы она лепечет с ангелами о каком-то небесном младенчестве человека. Эти-то именно речи вносите и в свет. Не болтайте со светом о том, о чем он болтает; заставьте его говорить о том, о чем вы говорите. 1846


68

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ОПЫТЫ

Лекарство от простуды

В

Костёр как живой, Он похож на Жар-Птицу. Она мне сегодня, Наверно, приснится…

В. Крапивин

окошко светило солнце. В его золотисто-рыжих лучах сверкали пылинки. На тумбочке лежала раскрытая книжка с картинками, стояла кружка с морсом и горкой возвышались три пачки противных белых таблеток. Я болел. До сих пор не могу спокойно слышать слово тра-хе-о-бронхит, а тогда оно вызывало у меня хрипы в горле и бесконечный кашель. И зачем только доктора придумывают такие противные слова? Мамы дома не было. Я в сотый раз перелистывал книжку и рассматривал картинки. Жар-Птица мне не нравилась, она была какая-то ненастоящая. Разве могут быть у Жар-Птицы такие человечьи глаза и ресницы загнутые и чёрные, будто она красилась? Настоящие Жар-птицы, думал я, выпрыгивают из костров. Люди разводят костры и уходят, а потом из них появляются красивые, настоящие птицы, похожие на огонь. Мне стало жутко интересно, я понял, что это страшная тайна, о которой знал, наверное, только Иванушка из сказок. Но он не такой дурачок, чтобы всем рассказывать, где живут сказочные птицы. Эта мысль меня как-то обрадовала и успокоила, и я заснул. А огонь пляшет на сучьях, блестит и струится, радуется, что его не погасили. Огонь очень сильный и горячий. В самом центре костра появляется яркая точка – и когда всё погаснет, она одна не перестанет светиться золотистым отблеском. Это яйцо Жар-Птицы. Оно сияет, искрится, ведь огонь отдает ему свою силу и красоту. На свет прилетели большие, красивые птицы, унесли его, спрятали на поляне среди одуванчиков и куриной слепоты. Там и проклюнулась из волшебного огневого яйца Жар-Птица. Звонок в прихожей разбудил меня. Это на обед пришла мама. Я начал ей рассказывать о своем открытии, но она не дослушала и засмеялась: – Ты большой выдумщик, Василёк. Сказок начитался? И пошла греть обед. Я лежал и думал дальше. Жар-Птицы любят жёлтое и сияющее. Золотистое. Поэтому весной живут на полянах среди красивых жёлтых цветов. Летом прячутся в жёлтых колосьях ржи и пшеницы, а осенью улетают в берёзовые леса и поют среди жёлтого листопада. Зимой они слетаются к золотым куполам храмов и там ожидают весны. Мороз им не страшен, потому что, когда холодно, они ужасно горячие. Только иногда утром в сугробах во дворе храма можно увидеть протаявшие лунки: это ночью Жар-Птицы купались в снегу. – Василек, ты принял лекарство? – мамин голос прервал мои размышления на самом интересном месте, когда я придумал, как избавиться от болезни. – Принял, конечно, только таблетки мне не помогут, — выпалил я, собравшись с духом. – Как это не помогут? – удивилась мама, но услышать мой ответ не успела, потому что в это время в дверь позвонили. Пришел доктор, молодой, со светлыми непослушными волосами, весёлый. Я вообще врачей, честно признаюсь, недолюбливаю, но этот мне нравился. Быстрый такой, говорит о жизни, пока стукает, слушает и горло смотрит. Потом одним


Культура и здоровье/№ 1/2008 шагом перелетит к столу – только светлые волосы взметнутся, пишет что-то, блестящими глазами на тебя смотрит и улыбается. Если ещё и уколов не ставит – совсем хороший. – Ну что, Вась? Без изменений? – Кашляю. Надоело. – Ясно дело. Любому надоест. Привязалось ведь… В разговор вступила мама – Доктор, вы только послушайте, что он удумал, ну-ка рассказывай. И я, немного замешкавшись, ведь хотел свою тайну рассказать только маме, начал говорить. – Надо Жар-Птицу достать. – Зачем это? – доктор бросил взгляд на раскрытую книжку, на него удивленно смотрела Жар-Птица, и он переспросил: – Думаешь, поможет? – Обязательно поможет, надо только ее на груди подержать, болезнь обожжется и уйдет. Позарез надо Жар-Птицу достать. Доктор перестал писать, отложил ручку и задумался. Потом спросил: – А как они выглядят? – У них перья разноцветные. Но обязательно жёлтые есть. Доктор кивнул на нашего попугая: -– А этот… не Жар-Птица случайно? Разноцветный. И перья жёлтые есть. – Не-а. Жар-Птица намного больше. Только я не знаю, как её достать, потому что они людей боятся и притворяются, будто они не Жар-Птицы. Доктор подумал о чем-то и пообещал: – Ладно. Посмотрим. Разноцветная, большая и с жёлтыми перьями. Вечером я запустил из форточки бумажного голубка, выкрашенного в жёлтый цвет. Под крылом было написано так: «УВАЖАИМАЯ ЖАР-ПТИСА.ПОПАДИС НАГЛАЗА НАШЕМУ ДОКТОРУ ПОЖАЛУСТА А ТО КАШЛИТЬ НАДОЕЛО ВАСЯ» Я, конечно, знал, что слово «птица» пишется не через букву «с», а через какую-то другую, но букву «ц» нас писать еще не научили. На следующий день доктор пришел с большой хозяйственной сумкой. Уселся на стул, сосредоточенно хмурясь, расстегнул замок. – Вроде она. Но учти – я её только на час позаимствовал. На огороде что-то клевала. Хозяйка говорит – часто прилетает, непонятно откуда, но вежливая, гусениц клюёт, посадок не портит. Сумка шевельнулась, осела на землю, и на пол величаво шагнула огромная птица с блестящей красно-зелёной шеей, жёлтой грудью и спиной и хохолком на голове, почти скрывавшем маленький гребешок. Хвост фонтаном струился по полу, а по бокам его висели чудесные пушистые пёрышкивисюльки, в пятнышках. Птица умно глянула на меня жёлтым глазом и расправила правое крыло – оно сверкнуло радугой. Конечно, это была она — Жар-Птица! Доктор облегченно вздохнул и переглянулся с мамой. – Она только не светится сейчас. День, светло. А ночью – видно. Чем непроглядней мрак, тем ярче огонь, — солидно добавил он.

69

– Знаю, — шепнул я, не отрывая взгляда от птицы, — они потому летом не очень горячие, чтобы им жарко не было. А зимой – дотронуться невозможно. Птица шагнула ко мне, я взял её на руки и прижал к груди. Рассматривал чудесные перья, шепотом разговаривал. – Спасибо, Птица. Золотистые солнечные искры скакали туда и сюда, Птица не вырывалась, молчала доверчиво. Она была горячая – сквозь перья слышно, гораздо горячее человека. Я был счастлив целые десять минут, пока доктор что-то писал. Потом он встал и сказал: – Пора, Вась. И спрятал молчаливую Птицу в хозяйственную сумку. Мне было чуть-чуть жаль, но я понимал, что Птице надо домой, она голодная и не может долго у меня быть. Да и не надо долго. Болезнь уже сгорела. Я сказал: – Спасибо доктор, а мама говорила, — я многозначительно посмотрел на мать, — что Жар-Птицы не-суще-ствую-щие. – Я ошибалась, – сказала мама и пошла провожать доктора. Они о чем-то негромко говорили, из прихожей до меня доносились только обрывки фраз «лечат не только лекарствами», «я все время боялся, что он закукарекает», «с деревенским мальчиком такое бы не прошло». Их разговор меня особенно не беспокоил. Я был почти счастлив, кашля не было, светило солнышко, на душе было хорошо. Я лежал и думал: какие все-таки взрослые странные, неужели они не понимают, что Жар-Птицы не могут кукарекать, ведь это мы с ней специально все так подстроили, чтобы она притворилась кем-нибудь и ко мне пришла. Прошло немало лет. Я уже взрослый. Но, кажется, моя мама до сих пор уверена в том, что доктор принёс в хозяйственной сумке обыкновенного петуха.

Василий Полушкин Рисунки Г. Киселевой


70

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ОПЫТЫ

Мученица со сложным именем Екатерина Дмитриева

Д

ежурство было самое обычное, то есть суетливое и бессонное. День ещё прожили более-менее, даже суп успели сварить и наполовину съесть, что по нынешним дежурствам стало редкостью. Потом пошёл вечерний контингент большого города – автотравмы, ножевые ранения, бомжи с переохлаждением, потому что уже не май. Потом лечили симпатичную собачку доктора-эндоскописта. Собачка болела, и человеческие доктора (лучшие умы больницы, между прочим) пытались собачью болезнь вылечить. Это было сложно, потому что собачки по-человечьи не говорят, а мы как-то привыкли с больными хоть чуть-чуть пообщаться. Потом мой заведующий искал свои очки. Очки исчезли где-то после обеда в просторах большой больницы, а оперировать без них неудобно. Стол операционный приходится ниже пояса опускать… Подняты были на поиски медсёстры приемного и оперблока, реаниматологи и ординаторы-хирурги, как люди юные и подвижные. Очки не нашлись: по способностям терять вещи и забывать их местонахождение с моим заведующим сравнятся немногие. Меня попытались притянуть к процессу, но тут как раз привезли молодого осетина с ножевым ранением в живот – и пришлось заниматься дыркой в животе, а не очками. Зашив рану печени и написав историю, – снова вниз, в приёмное. Шёл второй час ночи, и хирурги решили поработать – сначала взяли в операционную тупую травму живота, потом ножевое в шею. Конечно, день почти не работали – ночь же брала своё. В начале шестого утра мы, наконец, добрались «домой» – на седьмой свой этаж, в состоянии плохого понимания окружающей действительности. Расползлись по койкам. Утро пришлось посвятить дописыванию ненаписанного ночью, осмотрам прооперированных накануне и дискуссиям с анестезиологами. Поэтому в десять часов добредя до комнаты хирургов и обнаружив там вчерашнюю бригаду почти в полном составе, оставалось только пожать плечами. Безумные мы люди – дежурство заканчивается в восемь… Ели вчерашний суп с грибами и тушёнкой. Но мне поесть толком не дали – заведующий мой вдруг вскинулся и задал непонятный вопрос: – Ну что сидим?

– Суп едим. – А очки мои кто искать будет? У тебя же есть подружка, имя которой я никак запомнить не могу… Сложное сильно. Давай, выходи с ней на связь. Она же, говоришь, всё находит. Кому непонятно: это он о святой мученице Перпетуе. Имя действительно сложное. Но она и вправду помогает в поисках потерянных вещей. Если вещь в пределах досягаемости, надо попросить её - и всё найдётся. Мне уже неоднократно приходилось к ней обращаться. Хирурги так же рассеянны и забывчивы, как и все прочие. А поскольку заведующий – атеист, то он никогда не лишал себя удовольствия проверить способности мученицы Перпетуи. Правда, имени её за много лет так и не запомнил. Ко мне приставал: давай, зови помощницу. Но вот чтобы так, прямой вызов – впервые. – А вы их, правда, потеряли? Не спрятали, чтобы проверить? – Зачем бы я их тогда весь вечер вчера искал? Потерял. – А где? Ну хоть примерно? – Вся больница… Такое чёткое указание не может не порадовать – девять этажей стационара, два этажа ЛДО и подвал. Буквально, точка на карте мира… – А если найдутся - что за это будет? – Да не найдёшь. Мы вчера всё обыскали. Это я так… – Ладно, вот сейчас кофе допью и найду. Заведующий фыркнул. Теперь дело пошло на принцип. Чашку – в три глотка. …Подвал. Переход в приёмное. Потихоньку прошу прощения у небес за гордое обещание найти пропажу. «Святая мученица Перпетуя! Ну, пожалуйста… не ради меня – ради истины. Пусть некоторые поседевшие и неверующие заведующие увидят силу Божию. Не нам, не нам, но имени Твоему!» В приёмном первым навстречу попался тот самый докторэндоскопист, чью собаку мы старательно накануне лечили. – А скажите, у вас нечаянно не лежат очки моего шефа? Он вчера где-то потерял и до сих пор не нашёл. – Нет, не было. Он разве заходил к нам вчера? – А собаку-то лечили… – Да, точно. Был твой шеф. Но очков не было. Впрочем, у меня же есть ключ - пойдём, посмотрим. Что гадать…


Культура и здоровье/№ 1/2008 В эндоскопическом кабинете стоит стол. На столе в уголке скромно лежит знакомый бежевый футляр. В футляре прячутся знакомые очки начальства. Подхожу к внутреннему телефону. Набираю номер кабинета. – У аппарата. – Ну что, креститься будем? В трубке невнятный вопль. Поясняю: – Очки нашлись. Кто ещё будет наезжать на святую мученицу Перпетую? – Где они были? – У эндоскопистов. Собаку смотрели вчера. – Мученица тут ни при чём. Это твоя железная логика. – А кто вчера говорил, что у меня не только логики, но даже мозгов нет? Это так, к вопросу о чудесах. Зато ординатор, который был свидетелем спора, а вчера обыскивал всё приёмное в поисках очков, увидел у меня в руках бежевый футляр - и замер. – Вот, честное слово, сейчас пойду в церковь свечку ставить! Сам шеф креститься пока не собрался. Но я жду. И с такими друзьями, как мученица со сложным именем, – дождусь.

*** Путешествие Нету плацкартных билетов… Денег немного, увы. На электричках я еду Из самой столицы – Москвы. Еду полями, лесами… Вечером длинного дня. Поезд почтовый в Казани Взял, слава Богу, меня. Прошлые беды забытыСчастья приходит пора. Двери вагона открыты – Мы проезжаем Урал. Лесом поросшие склоны, Летнее солнце – в глаза… Здесь за дверями вагона – Ветер, простор, небеса. Память о радости будет В трудные дни выручать. …Добрые русские люди. Вкусный смородинный чай. В стуке колес слышу кварты. Сумрак, тоннели в горе… Ну и какие плацкарты Лучше открытых дверей?

71

БОРОДИНО Вам – доблестным, и праведным, и честным… Вам – русского бесстрашия сынам, Чьи имена доныне неизвестны: Их в вечность унесла с собой война. Полит здесь русской кровью каждый камень, Земля под дерном – тягостно красна. Что, поле Бородинское? Веками Не станешь прежним: здесь прошла война. Сердца здесь погребенных не остыли – Вперед, в атаку! Русские, не трусь! Французов били здесь и немцев били – И умирали за Святую Русь. И помнят травы, и деревья помнят, Что было здесь – недавно и давно… Сражались танки, как когда-то кони… Россия, жизнь и смерть, Бородино… Здесь тишина. Отбушевало пламя, И небеса так радостно светлы. Над перелесками и над полями Взмывают в небо русские орлы. «Вам, доблестным и славным предкам нашим…» В траву упасть пред воинами ниц. Век пролетел – кровавый век и страшный, Но он не тронул благородных птиц. Бородино… Над древней тишиною Здесь монастырь возносит купола. Душа, семьи лишенная войною, Здесь мир и утешенье обрела. И будет мир над Бородинским полемЕго отвоевали так давно. Из пламени, и ужаса, и боли Святыня родилась – БОРОДИНО. Екатерина Выдрина


72

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ОПЫТЫ

Хлебушек с кипяточком (о жизни в условиях современного мегаполиса без мамы и сестры) Валентин Осипов

Я: Мать сказала, чтобы ты занял денег у Андрюхи либо у Лиды зелени на жратву. Отец: А... Откуда... А... Она звонила? Я: Нет, по электронной почте дала указание. Отец: Она прямо знает твой адрес? Я: Ну, я ей первый написал, а она уж ответила. Отец (в задумчивости): Наверное, глупость какую-то написал... Я, например, сыт! Электронная почта: письмо первое Привет! Давно хотелось пожить в свободном полёте без вашего попечения. Телевизор свободен, но я больше читаю. Воспользоваться единственным плюсом отъезда сестры не удалось. Зато сегодня впервые физически почувствовал его минусы. Как и думалось, Тимофеевна не была польщена возложенными на неё обязательствами. На добровольной основе сомневалась в оказанной ей почести, пришлось прибегать к насильственным методам - 30 минут отцовского бубнежа, нервов, стонов и дело было в железе. Отец как всегда был точен в формулировках: «Уколы вот... Эти уехали... Как вот вам объяснить, ммм... Я не могу...». Слава богу, я ещё сказал, что уколы называются «внутримышечными», а то бы вообще цирк разыгрался. В её отношении к делу я не прогадал: смотрела презирающим взглядом, всем своим поведением показывала своё нежелание заниматься такой чушью (которую, конечно же, и отец с братом могли бы делать). Это всё можно понять, но от этого менее противным не становится. Уколы в её исполнении (а я сейчас пишу после очередного) - просто песня: со всей дури сжимает прицельное место и в его центр разит иглой. Салфетку такую «новую» видит впервые, потому обращается с ней до протирания пятой точки и прикладывании к пораженному месту, как с половой тряпкой. Тотальная антисанитария. При уколах, конечно, присутствовал отец со своими разглагольствованиями: «Надо четыре дня вот ещё два укола, а затем уж один и тоже четыре дня. Вот, дескать, любимым делом будете заниматься». Будем надеяться, что со временем всё устроится. В здоровье ничего пока хорошего не предвижу: на левой ноге начала болеть икра, причем сильнее, чем болит вся правая (о ней я вообще стал забывать). В общем, хромаю по-прежнему. Скучать пока не приходится: трепался по телефону с Антипиной 4 часа (пожелала здоровья и счастья, отметила мое высокое развитие и намекнула на угрюмость, всё как всегда), терпел уколы, периодически принимал лекарства, выслушивал отцовские догмы, читал Гегеля, думал о предстоящей операции. Операция сильно волнует, поэтому я уже твердо решил завтра обговорить с Катей возможность консервативного лечения до вашего приезда. Скажу - вы настояли, так будет лучше. Рану радостно поливаю марганцем через бинт, радость проходит

уже часа через два. Несмотря на удручающее состояние, выбирался в магазин, прихватив заботливо предложенный отцом баллончик для решительной борьбы с окопавшимися неподалеку бездомными псами. Руку с баллончиком держал в кармане, на кнопке предусмотрительно застыл большой палец. Собаки у помойки тут же учуяли опасность. Трое затявкали, а ещё двое (серый и черный) рванули на меня. Я, ретируясь, брызнул три раза – в итоге отогнал только серого. Черный уже вцеплялся мне в ногу, брызг «ШОК'а» в морду заставил его благоразумно дистанцироваться. Я быстро прошел мимо не прекращавшей лаять троицы. Без колбасы в этот раз не оставили. Но что будет завтра? Саня, как я уже говорил, вроде как выздоровел, но немного хромает на пятку. Пока, я спать ложусь, жду ответа. P.S. Тимофеевна говорит, что в их практике времен исторического материализма было принято ставить первый укол в восемь утра, а второй в восемь вечера, что думаете? Письмо второе Главное в том, что вы успешно добрались и не забыли про письмо. У Тимофеевны снова воспоминания! Она ставит в одну ягодицу антибиотик, а в другую - витамин. Мне такой подход, учитывая её методы, решительно не нравится. Она теперь ,»чтоб не больно было», вводит вещества медленно – от этого боль становится нестерпимой. Но хоть дважды в день к этому готовиться не надо. Также произошло ужаснейшее событие - я потерял бумажку с Катиным номером телефона, поэтому прошу прислать (если, конечно, есть). Если нет – придется искать и рассчитывать на её звонок. «Подростка» дочитал – не особо впечатлило. Планирую прочитать «Опасные связи» Шодерло де Лакло, судя по рецензиям – очень интересно. Вроде как всё... Письмо третье Как и предполагалось – начались проблемы с провизией. Раньше не замечал, но я решаю насчет еды, исходя из доступных продуктов в холодильнике. Теперь он пуст. Отец даже не представляет чего можно купить, поэтому, кроме хлеба и масла, ничего не покупает, предлагая мне есть «хлебушек с кипяточком». У меня изредка появляются мысли насчет чего-то конкретного, но он даже слушать не хочет - «дорого, совсем распустились». Сашок постоянно пропадает, просил, чтобы ему купили что-нибудь из одежды (обратить внимание на футболку). Я чувствую себя отвратительно и даже до магазина дойти не в состоянии. Вот. Если будет время, купите эти конфеты, которые у нас не продают, «помадки» или как там их (понимаю, что в этом контексте смешно звучит). Катин телефон нашел – договорились на пятницу перенести операцию. Вроде всё... Письмо четвёртое Жду! Свободный полёт надоел. На кипяточке с хлебушком долго не протяну…


Культура и здоровье/№ 1/2008

73

«Я ПОКРАСИЛА БЕЛОЕ В ЧЕРНОЕ…» Наталья Грачева

Считает, что стихи исходят из серьезной философской мысли и не иначе. Печаталась в «Тюмени литературной» и альманахе «Благозвучная свирель»

Бежать за богатством, признаньем и славой И цели случайно однажды достичь… Мечта миллионов нас манит лукаво, Как мудрый охотник – беспечную дичь. Пусть мне суждено стать великой царицей, Имеющей скипетр, и злато, и власть, Иль горькою нищенкой в бедной станице, Чтоб плеснелый хлеб был и в милость, и всласть. По сути всё это почти что едино: Пройдёт эйфория – начнётся тоска. И встанет судьба над душою дубиной, А деньги и слава – ножом у виска. Чего добивалась, к чему я стремилась… Зачем мне, зачем это царство теней?! Послать всё к чертям бедным людям на милость И с миром начать жить мечтою своей. Ах, как это грустно, когда вам за сорок… А если тебе ещё нет двадцати? Не глупо ли ждать? Каждый миг очень дорог. Обидно свой крест не туда принести. *** Нас поглотит со временем рутина, Желанья и порывы канут вдаль, И в юном сердце гибкая пружина Оденется в сверкающую сталь.

*** Я покрасила белое в чёрное, Крылья ангела канули в ад. Я всё грязное, пыльное, сорное, Принимаю как есть, всё подряд. Ложь и подлость – вместо распятья! Я в истоме, а может, в бреду Новый крест, будто новое платье Примеряю у всех на виду. Пусть кончается длинная осень И суставы заломит мороз… Ах, лицом бы удариться оземь, Чтоб пробрало до сердца, до слёз. Этот мир и кривой, и мятежный: То теченье, то волны, то мель. Ангел слабый, доверчивый, нежный Превратился теперь в Азазель. Мои мысли летают по кругу, Им за солнцем уже не успеть. Врать в глаза наилучшему другу Я смогла, значит надо терпеть. Ах, душа, что же будет с тобою? Я по-прежнему верю в себя. Это глупо – мириться с судьбою, Никого никогда не любя.

И время потечёт сплошною массой, Неделю, месяц и за годом год Брести одной и той же нудной трассой Под музыку житейских серых нот.

*** Люди русские прошлых веков, Ваши церкви – святыни для нас. Миновала эпоха волков, И настал созидания час.

Боится каждый вдруг зайти за грань Нелепого общественного строя. Мы краски жизни жертвуем как дань, Чтоб только не принять клеймо изгоя.

Монастырские стены стоят Сквозь махину времён до сих пор. Колокольный сзывает набат Наши души в небесный собор.

Потом, слизав со сладостных седин Свою отраду – лет ушедших бусы, Мы внуков между строк благословим Прожить, как потребители и трусы.

И сквозь пламя свечей у икон Мы услышать хотим Божий глас, Возвещающий Божий закон И, наверно, прощающий нас.


74

ЭПИЛОГ

КОНЕЦ ВЕКА (в сокращении)

Р

Олег Павлов – современный русский писатель. Основой для сюжетов книги «Русский человек в ХХ веке» послужили письма, переданные писателю А.И.Солженицыным в 90 годы. Жизнь такой, какая она есть, предстает перед читателями во всей ее пугающей наготе. Однако есть и что-то такое, что не укладывается в обыденное сознание. Если рождественские рассказы обычно завершаются радостным хэппи-эндом, то у Олега Павлова, следующего традициям Ф. М. Достоевского, финал рассказа «Конец века» трагичен и заставляет задуматься над нашей непростой жизнью и вечными вопросами. «… Я был голоден, и вы не накормили Меня; Я хотел пить, и вы не напоили Меня;Я искал приюта, и вы не пустили Меня в дом; Я был наг, и вы не одели Меня; Я был болен, и вы не навестили Меня» Вывод прост: все, чего мы не сделали для одного из нас, мы не сделали Ему…

ождество было или не Рождество, но праздник этот признавался как государственный, отмечался уже наравне с Новым Годом. Больница не отдыхала, была двойная оплата труда, и всегда находились люди, которых большинство, готовые запродать тут свой праздник за эти праздничные. Полночь. В отделении приёмном больницы – глухой покой. Но вдруг, слышно, завернула и въехала с нытьём одинокая машина. Вырос на пороге паренёк из охраны и гаркнул в темноту комнаты: «Тонька, Тонька – с прааздничком! Бомжаа привезли! Сказали, на обработку его, эта знач ты его будешь обт… трабатывать!» И шибануло всей вонью земной. Втащили его вдруг на каталке, задраенного в полиэтилен, так что из того полиэтиленового мешка торчала одна грязно-каменная ступня. «Быстро, мальчики, родненькие, куда его? Надо закрывать больницу на санобработку – тут и вошь платяная, и чесотка!» Охрана, услышав про чесотку, уж не зевала – и кинулись перекрывать выход, чтобы скоропомощные теперь не сбежали, бросив мешок. «Да вы что, ребята, что вы делаете?!» – вскричала девчушка со «скорой», понимая, что происходит, и становясь вдруг от навернувшихся жалких слезок пылающе живой и красивой. Стали орать, ненавидя друг дружку. Дежурный доктор, которого вызывали в приёмное, не спешил. Когда же он явился, то охрана тихонько посторонилась, будто выстроилась в рядок, так как все были виноватыми и пьяными. Доктор даже не подошел к хрипящему мешку, чтобы осмотреть. «С чем вы его сдаёте?» – в какой раз требовал доктор повторить. «Обморожение», – твердила девчушка, прячась от его взгляда. Все стояли подальше от каталки, которую не руками – сапогами охранники забили в угол, и глазели. «Какое обморожение, девушка, конечностей или трупа?» – «Прекратите, он дышит, он живой...» – «Хорошо, но вы говорите про множественные ушибы лица, а если есть и черепная травма – что прикажете с ним делать? Вы отдаёте себе отчет, девушка, что у нас другой профиль?» – «Да это лужниковские, небось, доигрались, а как страшно стало, что убили, вызвали «скорую», чтобы поскорей его сбагрить. Вот и обморожение, а эта, дурочка, поверила!» – не утерпел, высказал охранник. Вплыла тут в приёмное и тощая, вся зевая, медицинская сестра, которая обиделась на всех и плаксиво гундосила: «А почему к нам всех этих бомжей везут, я не знаю! Зачем тут охрана, ну зачем этих бомжей впускают! Сегодня праздник, девушка, понимаете, а вы его портите, я не знаю». «Хорошо, давайте по-хорошему... Я подписываю наряд, и езжайте на все четыре стороны, но этого, не сочтите за труд, подбросьте куда-нибудь до Бережковской набережной, и будем считать вопрос исчерпанным». – «Нет, я отказываюсь,


Культура и здоровье/№ 1/2008 это же человек!» – «Человек?!» – «Чтоо, че-ловееек?» – «Не, глянь, а нас за людей не считает!» – «Девушка, я не знаю, да вы сами не человек!» – «Какой такой человек, что это за разговоры, да кто вы такая?! Охрана! Охрана!» – «Человек – а ты говно его нюхала, этого человека? нравится, тогда и бери себе!» Пожрала воздух удушливая, воняющая одним мешком пустота. Всё кончилось, и нечего было кричать. Доктор огрызнулся последний раз и скоро пробежал, серьёзный и чужой, прокричав, чтобы бригаду отпускали. Каталку затащили на санобработку, в подсобную комнатушку, где торчало только корыто ванны, и всё было обложено до потолка скользким кафелем. Так мешок пролежал ещё час на санобработке – баба побоялась, что никого в приёмном нет и что указаний никаких от докторов не поступало, и потому спряталась в комнате отдыха, сидя на кушетке без сна. Приёмное потихоньку заванивало. В часу втором привезли на «скорой» больного с аппендицитом, и доктор, выйдя на осмотр и обнаружив вонь, сказал, чтобы охрана что-то сделала – что довольно уж тот побыл в тепле, пора и честь знать. Охранники – как выкуривали порой и отсыпающихся пьяных – настежь распахнули окна. Мешок всё хрипел. Мороз сковал комнатку, и сколько-то прошло времени, даже мешок тот из полиэтилена, чудилось, оледенел. Доктор звонил, проверял, – но обнаружилось, что мешок всё ещё присутствует в больнице и сам от холода не ушел. Мороз-то ихнему брату что кожа, и доктор всерьез распорядился, чтоб охрана прекратила пьянствовать и подняла его и вытолкала прочь. Охрана тут крепко боялась вшей, случаи были, когда вши на охранников перебегали, и только страх, что пьянствовали, толкнул паренька всё исполнять. Боясь притронуться к заразному мешку, сам не дыша от натекшего в санобработку холода, он взял швабру и, орудуя ею как палкой, как пикой, принялся его колоть да выколачивать, чтобы встал. Мешок хрипел чуть сильней от тычков и от ударов, и нога, которая торчала, мучительно ползла и свешивалась с каталки, но стоило пареньку отдохнуть – уползала опять, будто на пружинке. Тогда свалил паренек мешок с каталки на пол и стал пинать сапогами, чтобы он дополз, но скоро понял охранник, что это не выход и что до двери-то, может, его и добьет, зато кто ж его будет заставлять ползти дальше. Санитарка, которая слышала всю эту возню в санобработке, побоялась, что паренёк так и убьет его нечаянно, раз ничего не получается, и, стараясь больше ради того паренька, пришла на помощь: уговорила, чтоб не вытряхал вшей, и дала ему хлорки, только бы не бил. А тому пришло в голову развести в банке хлорку и полить его, будто нашатырем. А тот захлёбывался, мычал, дергался, но не вставал – и тогда паренёк сдался. Несчастный охранник, боясь, что по нему уже ползают вши, стал плакаться бабе, что не может вынести эту работу, и, обретя откудато бесстрашный дух, пошагал звонить доктору, докладывая: что ничего с ним сделать нельзя, что он никак не встаёт и, может, даже скоро помрёт. Доктор дал совет пареньку будить своих и увозить его подальше от больницы, на каталке, и скинуть в сугроб. Но паренек сказал о вшах, чесотке и отказался наотрез. И доктор, сам уже понимая, что придётся принять, сказал, чтоб его отдали обрабатывать санитарке и что спу-

75

стится, когда вымоют, на осмотр. После этих слов прошло ещё время, потому как, убедившись, что он полуживой, ждали просто его смерти. Чтобы даром не возиться. Думая, что до ночи не доживёт. И баба, санитарка, убеждённая охранником, всё откладывала да ждала – того же охранника, чтобы ей помог. Потом она устала ждать и одна начала его обрабатывать, чем могла, оберегаясь: волосы спрятала в косынку, натянула резиновые перчатки, халатец второй драный и соорудила на рот повязку. Было ей нестрашно, только боялась, что застудится. «Лежишь вот, зараза ты, квартиру продал и лежишь», – пыхтела Антонина, не зная, с какого боку к нему подойти. Сухонькая, почти костлявая, она отволокла мешок ближе к ванне, удивившись, до чего легок, будто пухом набит. Вони она не слышала. Одежды до того были на нём гнилые, что и сами распадались, вшивые. Избавившись с трудом от гнилья, Антонина облила ему растворчиком в паху, тощую бороденку и голову, уничтожая вшей. Должно было обождать минут пять, чтобы жидкость подействовала. Он лежал голый на кафельном, залитом и хлоркой, и ядом полу, и его надо было ещё остричь, а потом уже класть в ванну. Вода, которую пустила баба, дымила кипятком, и Антонина отчего-то переживала и ругалась, будто её обманывали, и лился кипяток вместо горячей. Потом стригла голову, выбрасывая травленые космы волос в ведро. Ножницы были тупые, здешние, и она материла уже эти ножницы, похожие на плоскогубцы. Тот покойно и теплей похрипывал – может, испытывая небесную легкость, что вши исчезли. Баба думала легко его поднять, но вдруг надорвалась – он будто и тяжелей сделался без полиэтилена, без гнилых своих одежд, без волос и вшей. Нет у ней сил тащить этот груз в ванну. Потопталась. Решилась было уйти и звать охрану, пускай тащут. Но знала же она, что не станут и лучше спрячутся, бросят его; а он-то на полу лежит. Жалко, что на полу. Нельзя так. Да и доктор, может, ругаться будет, что бросили. «Тьфу ты, да не надорвусь, легкий же он, откуда в нём весу взяться, а я дура! ну, давай, чего развалился, мне, что ль, зубами тебя тащить. Вставай на ноги, хоть упрись, слышь, а то брошу. Понарожали вас, толку-то, только знаете, что жрать да пить. А ну, упрись, сказала, давай, что я, одна надрываться буду, что мне, делов других нету!» Взвалила его, тужась из последних сил, на живот. «Ногу затаскивай!» – кричит, и тут почудилось ей, что стало от крика и легче. И он-то захрипел, захрипел и перетащил ногу одну, трясущуюся и скрюченную,


76

ЭПИЛОГ

в ванну. «Другую давай, я ж держу, вон водичка горячая, ну ты упрись, не жалей-то себя, рано ещё». И другая его нога, шатаясь и дрожа, опустилась в дымящуюся воду. Тут и баба его спустила потихоньку. «Ух, отмокай... Ну и вони с тебя, ну и вони...» Уверовала Антонина, что он слышит, всё понимает. Мыть его потому стеснялась и противилась – но, видя, что он не двигается, а только будто млеет, покричала да принялась тереть. От воды валил столбом пар – и он то пропадал в нем, то вдруг являлся, так что баба и отмывала его, ничего в том чаду не видя, только без умолку горячечно выговариваясь: «Я мужа своего сроду не мыла, а тебя вон мою... Ну чего ж вам не живётся, заразам, и охота вам ходить-то в говне... А потом отмывай вас от этого говна, а ты знаешь, какая у меня зарплата, да я ещё вас должна отмывать, сраных да ссаных, тьфу... Вот одни люди работают всю жизнь, горбатятся и помирают потом с грыжей, с пустыми карманами, никому не нужны, хоть и работали, а другие не работали ни в жисть и такие же им права – ванна, горячая вода...» Думая о той грязи, Антонина вдруг стихла и ослабла, увидав с ног до головы и всего этого человека. Это был молодой человек, чуть не мальчик – но измученный и тощий, как старик. Чесотка сделала его кожу одной темнотой, и только лицо да руки были режущей белизны, красоты. Он лежал в корыте грязной больничной ванны так глубоко и убито, будто висел, приколоченный к ней гвоздями. Что баба силилась отмыть как грязь, но так и не отмыла – свинцовые полосы, черные пятна – были раны. Но такой, израненный, и делался он вдруг человеком, так что у Антонины сщемило не своей болью сердце. Человек этот не дышал и был, чудилось, давно уже мёртв. Не двигаясь с места, Антонина отстаивала минуту за минутой с долготой то ли мучения, то ли терпения – и не зная, как теперь быть. Живая душа, одна во всей этой воздушной непостижимой тиши, баба никак не могла одуматься и начать выполнять ту, другую работу, которая и не была для нее другой – чёрная да сподручная. В том, кого она обрабатывала, готовилась уж вытащить, больше не было жизни; и такой вот чужой, будто убитый, он и всё вокруг делал другим, чужим. Стоя неподвижно, ничего не знающая, не помнящая, баба

глядела и глядела на него, как он лежит, и взгляд её измучивали белокожие и гладкие, что небесные, его ручонки – уроды в том панцирном, рачьем от чесотки теле. Сутки дежурства у всех одинаково подходили к концу. Народец в горбольнице начинал шевелиться, вставать. Хождения начинались с докторов. Врач, объявившийся под утро в приёмном покое, обнаружил, что все спят и в санобработке свежевымытый труп. Узнал от одинешенькой санитарки, что всех она звала, но никто не пришёл. Но когда выяснилось, что это труп и что бомж так и помер на обработке, они с уныньем пошагали делать свое дело – охрана тут, позарившись на добавку в деньгах, отвечала и за морг. Доктор, усталый и дремучий, оформлял теперь, сидя безвылазно в кабинетике, эту смерть. Делала что-то и гундосая, плаксивая медсестра, которой не дали доспать, – писала по трупу исходные данные зелёнкой, как тут и было положено: трупы метили зелёнкой. Все не спали, все трудились. Все жалели да жаловались, что неизвестный умер. Труп вынуждал оставаться на рабочих местах – и только охранники, которые скоренько спустили его лифтом в подвал морга, сменились и ушли по домам. И всех дольше убиралась в санобработке санитарка, глядя безрадостно куда-то под ноги, в пол. Кто ходили, бегали кругом – доктор, сестра, охранники – успели, растоптав лужи натекшей тут водицы, ядовитой да с хлоркой, нахлюпать по всему приёмному, во всю извилину его коридоров. И ползала баба с тряпкой и с тазиком, не разгибая спины, из конца в конец, и тихонько от бессилия плакала... Когда после праздников заработала и приехала труповозка, то не обнаружили тела – тела неизвестного. В леденящей пещере морга бетонная лавка была голо покрыта белой, в темнотах мертвецкого пота, простыней. Ту лавку и простыню опознали охранники, которые собственными руками сгружали тело неизвестного, завернутое ими, чтобы не заразиться. Только оно и должно было храниться в морге. Все праздничные дни никто больше в больнице не умирал, будто терпели, так что охранники, той ночью разок спустившись в подвал, уже и не наведывались и не могли знать, когда оно точно исчезло. Но булыжная дверь, что вела с больничного двора в подвал, оказалось, не имела вот уже год замка, и потому прибывшей по вызову милицией был установлен как сам собой разумеющийся факт ограбления: Это чудо, кража трупа бомжа из морга, обнародованное с пылу да с жару столичными газетками, ужаснуло читающую Москву. Но на другой день о нём уже никто не помнил, только разве в самой больнице, где приказом главврача уволили нерадивых охранников и врезали замок в дверь морга.

Культура и здоровье 1 2008  

culture and health

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you