Issuu on Google+


ТАКИЕ РАЗНЫЕ ВРАЧИ Выпускникам Новосибирского государственного медицинского института 1973 года выпуска посвящается Новосибирск 2011


Сергей Пыхтин: «Мне хочется как можно больше помочь людям» С 1978 по 1984 год — главным врачом Коуракской участковой больницы (Тогучинский район). С 1984 по 1988 год — заместителем главного врача в Тогучине. С 1988 года работал главным врачом санатория-профилактория «Тогучинский». С февраля 2000 года Сергей Иосифович Пыхтин — начальник управления социальной защиты Новосибирской области, с 2005 года — руководитель департамента социального развития и обеспечения прав граждан на социальную защиту Новосибирской области. С 2010 года — министр социального развития Новосибирской области. Заслуженный врач РФ, заслуженный работник РФ, почетный работник Минтруда России. Награжден орденом Почета, орденом Святого благоверного князя Даниила Московского III степени. Сергей Пыхтин родился в 1950 году в деревне Степногутово Тогучинского района. В 1973 году окончил Новосибирский государственный медицинский институт. С 1973 по 1978 год работал врачом-хирургом в ЦРБ Тогучинского района.

—  Сергей Иосифович, как появилась идея о создании книги, посвященной курсу, на котором Вы учились? —  У нас был особый курс. Мы, выпускники мединститута 1973 года, многого достигли. Ребята работают


по всей России, за границей… Среди наших выпускников — 19 главных врачей больниц города и области, столько же докторов наук, заведующих отделениями. В то время было сложно попасть в мединститут. В вузе была сильнейшая профессорско-преподавательская база. До сих пор с благодарностью вспоминаю, что Всевышний дал мне возможность учиться, и именно в мед­ институте. Было очень интересно. В стране было какое-то доброе время, и ты — молодой, здоровый, когда тебе интересно учиться, когда ты любишь что-то познавать, когда горд тем, что будешь врачом. Преподавали нам личности — и академики, и профессора, и доценты. С одной стороны — было желание узнать, с другой стороны — дать свои знания, причем бескорыстно. Мы хотели стать врачами, и мы стали, и я считаю, что на этом поколении держится сегодняшняя медицина. Поэтому у меня возникла мысль издать книгу о наших ребятах, об учителях. О Влаиле Петровиче Казначееве, первом ректоре мединститута, о Юрии Ивановиче Бородине, который был вторым ректором, о преподавателях, очень интересных людях, которые передали нам все, что знали сами. Мы, ученики, сумели взять знания и от учителей, и из книг, и общаясь друг с другом. На нашем курсе учились люди амбициозные, люди, не желающие быть вторыми. Это все привело к тому, что мы многого достигли в жизни. Я думаю, что мы — единственный курс, который встречается раз в два-три года, иногда получается и еже-

Сергей Пыхтин. 1973 год годно. С удовольствием общаемся, вспоминаем о студенческих годах, говорим о сегодняшних делах, успехах, проблемах, стараемся поддержать друг друга. Я считаю, что ничего ценнее общения нет. Эта книга тоже способ


Борис Городецкий и Сергей Пыхтин. 1970 год

общения, в ней — наши мысли о нас и людях, которые нас окружали в годы учебы и повлияли на нашу жизнь, о нас сегодняшних и наших стремлениях, планах на будущее. —  Как Вы пришли в свою профессию, как учились? —  В селе, где я жил, была участковая больница и был хирург Анатолий Егорович Глушков. И вот он оперировал, а мы, ребятишки, сидели на заборе, смотрели через щель в занавеске, как он одевается, что делает, как оперирует. И в то время, вися на заборе, я решил: буду хирургом, поступлю в медицинский институт и буду хирургом! Поступил. В первую же зимнюю сессию завалил химию. Я ее не знал, потому что в нашей школе не было учителя химии. Думал — отчислят. Нет, разрешили пересдать. Спасибо Тамаре Шубкиной, занималась со мной так, что я вызубрил все билеты и сдал. Позднее, когда пошли уже практические предметы, учеба для меня стала проще. Четыре года жил на квартире, потому что не было места в общежитии. Помню, как рано утром уходил на учебу, приходил часов в пять, кушал и часов до 11 зубрил анатомию, английский, потом — спать. И так — каждый день. Помогло справиться то, что я был крепок физически. Жил тяжело, потому что семья была бедная. Мама по субботам пришлет по почте два-три рубля, разложу: это — на беляши, это — на автобус, это — на хлеб, а картошку и мясо привозил из дома. Три года не ходил на дни рождения: стыдно было, потому что у меня была одна сорочка, манжеты изнашивались, и я их постоянно подшивал.


На учебе спасал белый халат. Начал ходить на дни рождения только после третьего курса, когда уже работал в горбольнице медбратом и начал сам зарабатывать. Стремился научиться всему, что давали преподаватели. Дай бог здоровья Влаилю Петровичу Казначееву. Это интереснейший человек, фронтовик. И хотя на нашем курсе он не преподавал, я, в те годы пацаненок, приехавший из деревни, смотрел на него как на бога. И сейчас так. Его очень интересно слушать, с удовольствием общаюсь. Бородин Юрий Иванович — второй ректор, тоже глыба. Цивьян Яков Леонтьевич очень запомнился, он основатель НИИТО, читал глубочайшие лекции, и, как я прочитал в одном журна- На встрече с президентом России Дмитрием Анатольевичем Медведевым ле, «о нем нельзя сказать, что он внес большой вклад в развитие отечественной вертебро- томии. Борис Семенович Добряков, Семен Романович логии: он был среди тех немногих, кто ее СОЗДАВАЛ». Любарский, Герман Иосифович Веронский, Габриэль Лев Васильевич Пупышев — многие поколения студен- Людвигович Такач — очень интересные люди, хирурги. тов изучали анатомию человека под его руководством — Добряков сейчас еще работает, Любарский, к сожалесейчас помогаю ему печатать детские пособия по ана- нию, ушел из жизни. Его сын Михаил — с нашего курса,


член-корреспондент Академии наук, сегодняшнее светило. Своеобразный был Такач, врач-онколог. Серб по национальности, женщины его, помоему, очень любили. Мне кажется, что сейчас таких ярких личностей стало меньше. —  Каким был Ваш профессиональный путь? —  Я так о себе думаю: обычный студент, звезд с неба не хватал. Но каждый человек «выстреливает» в разное время: одни в школе себя показали, другие — в институте, но, к сожалению, не показали потом. Скажу о своих коллегах в правительстве: многие, начиная с Губернатора, из села. Сельским ребятам нужно какое-то время, чтобы адаптироваться, а потом — все, он пошел! Он не боится трудностей, умеет трудиться, и картошку садил, и сено косил… У меня был хороший запас прочности для решения жизненных проблем, и я сделал

Губернатор Василий Алексеевич Юрченко и Сергей Иосифович Пыхтин в детском оздоровительном лагере «Красная горка» летом 2011 г.


достаточно серьезный рывок в первые пять лет после окончания института, когда работал хирургом. Мне пригодилось все то, чему меня учили в институте, я много читал (у меня была огромная библиотека). И самое важное, я попал в очень хороший коллектив. В хирургическом отделении центральной районной больницы в Тогучине было девять хирургов — крепких профессионалов с прекрасными человеческими качествами. В 28 лет я стал главным врачом участковой больницы в своей родной деревне и проработал 6 лет. Очень хорошая Коуракская участковая больница: на 50 коек, вместе с поликлиникой на 500 посещений, с оперблоком, с родильным отделением. Сказать, что получил огромный опыт, — ничего не сказать. В этой родной мне таежной деревне я стал управленцем. Надежда только на себя: ближайший медицинский пункт — почти в ста километрах, а рядом никого и ничего нет. За шесть лет я не допустил ни одной смерти. И сейчас, когда бываю в своих родных местах, люди меня помнят, здороваются, хотя столько лет прошло… В Тогучин вернулся в 1984 году на должность заместителя главного врача района, четыре года заведовал районной поликлиникой, а затем 12 лет работал в Тогучинском санатории главным врачом. Как раз в то время все рушилось, но я сохранил санаторий, сохранил коллектив. Не было денег на заработную плату, но за эти 12 лет я всего раз на три месяца отправил половину коллектива в административные отпуска. Там же я получил звание заслуженного врача Российской Федерации.

Александра Николаевна Пахмутова в гостях у Сергея Иосифовича Пыхтина Интереснейший период был у меня в жизни. Именно тогда жизнь дарила мне встречи и дружбу с необыкновенными людьми: Александра Пахмутова, Николай Добронравов, Юрий Магалиф отдыхали у меня в санатории, и эти отношения остались на всю жизнь. Именно в это время я полностью поменял свое отношение к здоровью. Ежедневные обливания, дыхательная гимнастика, 5 км пешком до санатория. Так 12 лет! Никто от меня этого не требовал, но ввел самодисциплину и — дисциплину в коллективе. Считал так: не буду делать я — сложно заставить сотрудников


работать с полной самоотдачей. Сейчас я вот анализирую: благодаря тому, что каждый четко знал свое место, свое дело, профессионально выполнял свои функциональные обязанности, санаторий выжил и получил новое развитие. —  Наверное, трудно было поменять сферу деятельности? —  В 2000 году я был приглашен на работу начальником управления социальной защиты. Совершенно неожиданно для меня. Я человек самодостаточный да и чиновником себя не считал и не считаю. И что такое была соцзащита в те годы? По-моему, всерьез этим направлением никто и не занимался, само слово через губу произносилось. Меня представили коллективу, коллектив, видя мое достаточно неулыбчивое лицо, смотрел на меня просто с ужасом. А я, не работая в этой системе, не знал, что делать, как подступиться. Тут не выедешь в район — там же нужно что-то говорить, чему-то учить. А если сам не знаешь, чему учить будешь? В первый день принесли почту. Я посмотрел: что такое принесли? Ну не знаю — и пусть лежит. На следующий день приносят столько же. Я вижу — это каждый день будет пополняться, надо что-то делать Я Зябреву приглашаю, заместителя своего, говорю: «Любовь Михайловна, а что это такое мне носят?» — «Это почта, Сергей Иосифович». — «Что с ней делать?» — «Ну вообще-то нужно читать». Много было писем про детские пособия — помните, была такая проблема? Я ни-

чего не понимал, что они пишут, абсолютно… Тогда попросил секретаря принести все архивные документы (а это горы бумаги!) и начал с их изучения. Теперь все в порядке. Четко и слаженно работающая система. Наши учреждения, по оценкам экспертов, считаются лучшими в стране. Я в течение нескольких лет являлся членом коллегии федерального Минздравсоцразвития, мог и влиял на решение федерального ведомства в пользу нашей области. Меня никто не инструктировал. Но я приезжал на работу в половине восьмого и три года раньше одиннадцати вечера с работы не уходил. Я понимал: нельзя совершить ошибку, нельзя подвести Губернатора, который доверил мне этот фронт работы. Если б я не работал, просто сидел бы… А работая вот так, я имею право спрашивать с людей. —  Ваши дети пошли по Вашим стопам? —  Мой сын — врач. Кандидат медицинских наук. Он окончил Академию государственной службы при Президенте РФ, был директором санатория в Тогучине, параллельно возглавлял Совет депутатов района, в 2010-м его избрали главой района. Пошел в меня характером. Дочь работает в серьезной немецкой компании, характер, несмотря на то что тростинка, еще более жесткий. Я ими горжусь. Жив отец, ему сейчас 89 лет, четверо внуков. —  Сейчас стремление к чему, цель, мечта? —  За три года, пока работал с утра до ночи, вошел в тему социальной защиты глубоко, и сейчас, когда я выстроил систему, моя задача — ее сохранить, транс-


формировать, постоянно улучшая. Ведь это живой процесс: время идет, людские проблемы меняются. Раньше были проблемы с детскими пособиями — решили, но появились другие. Например, ситуация с инвалидами. Когда я пришел на эту должность, управление курировало общественные организации инвалидов, с которыми были выстроены добрые отношения. Мы решали проблемы через различные программы, искали другие источники… Я пришел сюда, очередь на инвалидные коляски была около тысячи, в течение года все нуждающиеся коляски получили. Потом совершенно необдуманно у регионов «забрали» инвалидов и отдали Фонду соцстрахования. Мы часть проблем взяли на себя, я доказывал, что решение было неверным. В этом году девять регионов в эксперименте, думаю, со следующего года эта проблематика вернется в нашу сферу. Моя родина — Новосибирская область, и все, что касается соцзащиты, — это мой вопрос как министра и человека. Я должен сделать все возможное и невозможное, чтобы мы не только решали сегодняшние проблемы, но и работали на опережение: нужно понять, какие проблемы будут через полгода, через год, и либо закрыть их на подходе, либо минимизировать. Это непростая работа, но я уверен: мы должны помогать детям, старикам, инвалидам и тем, кто попал в сложную жизненную ситуацию. Нужна система, которая должна работать, и она работает. Учитывая направление, которое я курирую, мне хочется как можно больше помочь людям. Говорю это ис-

На заседании правительства Новосибирской области кренне. Все же по сути своей я врач. Мое врачебное прошлое и нынешняя работа дополняют друг друга. Ведь нас учили человеческое горе проводить через собственную душу. По жизни я шел и боялся обидеть человека. Как часто бывает в хирургии — больной кричит, нужно принимать решение, ты стоишь весь мокрый от пота, до пяток, и от тебя зависит его жизнь в этот момент. Так и сейчас: есть проблема, есть человеческая судьба, и нужно принять решение, как ему помочь.


Казначеев Влаиль Петрович

Ректор Новосибирского государственного медицинского института с 1964 по 1971 год. С 1969 г. — член-корреспондент АМН СССР, а с 1971 г. — действительный член АМН СССР. С 1970-х годов — автор и инициатор целого ряда исследований по проблеме адаптации человека к различным климатогеографическим и социальнопроизводственным условиям. Организатор фундаментальной медицинской науки в Сибири и на востоке страны, инициатор создания и первый руководитель Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (председатель Президиума СФ РАМН в 1970–1980 гг.).

В НГМИ Влаиль Петрович прошел путь от ординатора до профессора, заведующего кафедрой факультетской терапии. В 1954 г. В.П. Казначеев защитил кандидатскую, а в 1963 г. — докторскую диссертацию. С 1964 по 1971 г. В.П. Казначеев возглавлял Новосибирский государственный медицинский институт, став его четвертым ректором, совмещая работу с заведованием кафедрой. За время его руководства было организовано около 20 новых кафедр, открыты новые факультеты: в 1965 г. — педиатрический, в 1967 г. — факультет общественных профессий (на общественных началах), в 1968 г. — факультет усовершенствования врачей и факультет повышения квалификации преподавателей. Укреплялась и материальная база НГМИ — было начато строительство нового учебно-лабораторного корпуса на территории городской клинической больницы. Первым и главным детищем В.П. Казначеева стал Институт клинической и экспериментальной медицины СФ АМН СССР, на базе которого в разные годы сформировано шесть крупных институтов. «Начиная с 1970 года, — вспоминает Влаиль Петрович, — по решению Президиума Совета министров СССР в Новосибирске был создан Сибирский филиал АМН СССР с Институтом клинической и экспериментальной медицины (ИКЭМ). Началась бурная работа, в которую были вовлечены опытные специалисты.


Очень сомнительно, что стратегия науки станет неотъемлемой или как бы органической частью большого реформирования рыночного хозяйства — в рамки рыночного хозяйства большие стратегические планы втискивать очень трудно. Влаиль Казначеев Большая наука, фундамент которой был заложен в НГМИ, получила развитие в новых создаваемых институтах. Первым и главным моим детищем стал Институт клинической и экспериментальной медицины СО АМН СССР, который я возглавлял с 1971 по 1998 год, именно отсюда зашагали по стране наши знаменитые «Пятилетки здоро- Влаиль Петрович Казначеев в своем рабочем кабинете вья». В.П. Казначеев — автор более 800 научных работ, Влаиль Петрович — выдающийся российский ученый, советник при дирекции Научного центра клини- ряда изобретений, открытий, 36 монографий; под его ческой и экспериментальной медицины Сибирского руководством подготовлены 30 докторов и 52 кандидаотделения РАМН, академик РАМН, крупный терапевт, та наук. Его творческие идеи получили развитие в разпатолог, эколог, внесший большой вклад в развитие личных научных и медицинских учреждениях нашей страны. отечественной медицинской науки.


института космической антропо­экологии им. Н.А. Козырева (МИКА). Он является действительным членом Академии естественных наук РФ по секциям «Российская энциклопедия» и «Геополитика и безопасность», действительным членом Петровской академии наук и искусств, Международной славянской академии, Международной академии информатизации и Академии энергоинформационных наук. В.П. Казначеев — член редакционной коллегии журнала «Бюллетень СО РАМН» и член редакционного совета журнала «Сибирский медицинский журнал». Государство высоко оценило его заслуги как гражданина. Влаиль Петрович награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны II степени, орденами «Знак Почета» и Дружбы народов и 6 медалями. Является лауреатом премии имени Н.И. Пирогова за цикл работ «Системные механизмы адаптационно-компенсаторных реСеминар по проблемам адаптации человека. 1980 год В последнее время В.П. Казначеев являлся председателем проблемной комиссии «Общая патология и экология человека» МНС, председателем Защитного Совета, председателем Новосибирского отделения ассоциации «Валеология», научным руководите­лем ассоциации «Экология непознанного» (Москва), президентом Международного научно-исследовательского

Страна вырабатывает нефть, бензин, металл, машины, в меньшей степени — продукцию сельского хозяйства, но ведь страна вырабатывает и человека. И человек в деятельности государства при любых политических взглядах является главным «продуктом». Какая организация в правительстве, в Думе, в Кремле несет ответственность за этот продукт в целом? Влаиль Казначеев


Я ставлю вопрос, как ставил вопрос Сергей Петрович Боткин — величайший российский клиницист: сколько должен жить человек активной творческой счастливой жизнью? Когда я ставлю диагноз и назначаю лечение, главное для меня — определить, будет ли человек при таком лечении жить долго и счастливо или я его с помощью гормонов или антибиотиков на два года поставлю на ноги, а потом он станет хроником и уйдет из жизни преждевременно. Влаиль Казначеев акций при действии на организм экологических факторов Сибири и Севера», лауреатом Международной премии Хилдеса по северной медицине. Биографическим обществом Кембриджского университета Казначееву также присвоены звания «Международный человек года» (1997-1998 гг.) и «Международный человек тысячелетия». А еще Влаиль Петрович — человек огромной эрудиции, поражающий глубиной знаний и профессионализмом суждений. Это удивительно одаренный человек, сумевший реализовать себя не только в науке, но и в поэзии. У Влаиля Петровича много друзей, знакомых и почитателей. Кому-то посчастливилось работать с ним, кому-то — дружить, кто-то навсегда запомнил его после первой встречи или первой лекции. Коллеги и друзья говорят о нем: уникальный человек, который видит в повседневных вещах то, что

Влаиль Петрович — всегда ожидаемый и почетный гость на медицинских конгрессах и семинарах не замечают другие, умеет генерировать идеи на опережение, держит коллектив в высоком творческом тонусе. А еще он любит людей и очень хорошо в них разбирается, находит в каждом что-то особенное, то, что сам человек о себе подчас не знает. Жизнь академика Казначеева — удивительный пример саморазвития. В молодости — война, потом учеба, причем учеба у выдающихся клиницистов. И после добротных работ в русле классической медицины


Если говорить о современной медицине, то она превратилась в фармакологическую экологию. Она токсична, она спасает в основном от острых синдромов. Мы очень мало фактически можем сделать… Влаиль Казначеев приходит понимание, насколько здоровье зависит от образа жизни человека, от устройства общества, а позднее — насколько космофизические факторы влияют не только на здоровье, но и на саму жизнь человека и на человечество в целом. В видении ученого огромный живой мир, в котором каждому из нас посчастливилось родиться, имеет целостный характер. Неудивительно, что подобные взгляды вызывали и продолжают вызывать колоссальное сопротивление. «Тесно академику в рамках», — пишет один из его оппонентов, рьяный борец «за чистоту рядов в науке». И это, пожалуй, единственное верное высказывание «борца». Для изучения живой клетки, человека, общества неприменимы законы костного вещества. Живое растет и развивается по другим законам. Не столько экономика, техника, энергетика, сколько человек, обычный россиянин, является предметом особого беспокойства ученого. Невольно возникает вопрос: сколько же на самом деле лет этому убеленному сединами человеку,

если он так смело ставит перед собой гигантские задачи? Ответ не вызывает сомнений: он на самом деле молод, раз есть высокие цели, отвага и мечта: «Пройти по звездам — это так легко, когда мечтою звездною владеешь...» Он молод, и это значит, что восхождение к жизни продолжается. У Влаиля Петровича особый стиль работы с сотрудниками, своя особая школа. Ее можно назвать интеллектуально-информационной. К каждой беседе с ним надо готовиться. Каждый разговор с ним — настоящая проверка! Все находятся в таком творческом напряжении! В процессе работы с ним сотрудники растут интеллектуально, потому что все время нужно идти вперед. Он очень хорошо соединяет настоящее, прошлое, будущее. Никто, как нам кажется, кроме него, не проник в прошлое великих русских ученых и не заставил всех это знать. Он все это поднял, и все это у него сплетается в единое целое. Он поистине обладает планетарным мышлением. Россия будет признана великой, если сможет внести идею объединения многих геополитических полюсов планеты и свое новое научное, культурное, космопланетарное просветительство. А делить, кто великий, а кто нет, — это уже тактика, впрочем отдающая солидной долей лжи. Влаиль Казначеев


C президентом Конгресса по приполярной медицине Восхокертом (Финляндия)


Дальше будет лучше. В этом были уверены и преподаватели, и студенты 70-х

Юрий Иванович Бородин, доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН, заслуженный деятель науки РФ, лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники, премии им. Н.И. Пирогова, Государственной премии Республики Кыргызстан, почетный житель города Новосибирска, главный научный сотрудник НИИ клинической

и экспериментальной лимфологии (НИИ НИИКЭЛ) СО РАМН. Юрий Иванович, в 1953 году с отличием окончивший Новосибирский государственный медицинский институт, а затем аспирантуру при кафедре нормальной анатомии, в 1956 году защитил кандидатскую диссертацию «Иннервация подколенного лимфатического узла кошки и влияние нервов на ток жидкости через узел». После работал на кафедре профессора К.В. Ромодановского, а в 1964 году возглавил кафедру нормальной анатомии Новосибирского медицинского института. В 1969 году Юрий Иванович защитил докторскую диссертацию «Анатомоэкспериментальное исследование лимфатических путей и вен в нормальных условиях гемодинамики и при венозном застое». С 1970 по 1971 год Ю.И. Бородин был проректором, а с 1971 по 1980 год — ректором Новосибирского государственного медицинского института. О том времени Юрий Иванович вспоминает, как о «годах стабильности»:


— Семидесятые годы, когда я был ректором медицинского института, были годами для нашей страны благополучными, стабильными. Разумеется, тогда был целый ряд недостатков, например трудности в снабжении продуктами. Но тем не менее тогда было и одно очень важное обстоятельство: стремление людей что-то сделать лучше и убежденность, что дальше будет лучше. Это очень важная черта тех времен, и она отражалась на самочувствии и настроениях и преподавателей, и студенчества. Если говорить о нашем мединституте, то это были годы его подъема. Я счастлив, что мне довелось в то время быть участником развития института. —  И в чем это заключалось? —  Прежде всего, в улучшении самого учебного процесса. Мы над этим много работали. Вот сейчас много говорят о модернизации. Это хорошее дело. Но ведь и в то время тоже думали о модернизации, и в том числе в учебном процессе. Мы тогда активно внедряли то, что называлось АСУ — автоматизированные системы управления учебным процессом, наукой. Мы развивали АСУ вуза, АСУ определенных направлений, отдельных предметов. Автоматизация учебного процесса требовала организации новых для того времени подразделений. Была создана лаборатория электронно-вычислительных машин — ЭВМ, которых до этого не было не только в нашем институте, но и в большинстве других вузов. Для Новосибирска тогда это было достижением. Совершенствование учебно-методической работы шло еще по одному интересному направлению —

УИРС (учебно-исследовательской работе). Это была реальная форма вовлечения студентов в науку. Ведь, когда мы объединяем студентов в научные кружки, это дело хорошее. Но очень часто эти кружки превращаются в некое дополнительное собеседование по теме, поскольку дать каждому студенту возможность работать на каких-то аппаратах либо с какими-то реактивами просто невозможно. А вот учебно-исследовательская работа давала возможность глубже, уже с научной, с творческой позиции осмыслить тот учебный материал, который дается студенту. Скажем, на кафедре анатомии, поскольку я анатом, в области препарирования, очень важной для студентов, когда на младших курсах на анатомии, на топографической анатомии и оперативной хирургии уже закладываются навыки будущих хирургов. Вот УИРС и был направлен на то, чтобы препарирующий студент мог параллельно почитать по этому поводу рекомендованную литературу, а потом на собеседованиях высказать свою точку зрения: как он полагает, где правы, а где не очень убедительны авторы тех книг, которые он прочитал. —  По сути, Вы давали своим студентам свободу творчества? —  Вот именно. Был тогда даже такой элемент чисто студенческого творчества, как задание зарисовать то, что он видел во время препарирования. Это были удивительные рисунки, из которых мы организовывали целые выставки. Они иногда были по точности передачи анатомического субстрата значительно луч-


ше, чем иллюстрации в учебнике. А еще нужно иметь в виду, что хотя анатомия любого человека, казалось бы, не имеет отклонений ни вправо, ни влево, но это не так. Оказывается, у каждого человека в зависимости от его конституции, возраста, жизненных параметров, профессии и даже занятий физкультурой или их отсутствия есть отличия. И эти отличия очень хорошо можно показать на таких рисунках. Делая эти зарисовки и описывая их, студенты иногда находили те веточки нервных стволиков, которые нигде до этого не были описаны. Все это будило в студентах настоящее творчество. Нашим постулатом было — «Каждый врач должен быть исследователем!» Ведь неслучайны определения — врач, доктор. Доктор — это уже ученый. —  А как в те годы развивались научные потенции института? —  Когда я как ректор в 1971 году принял институт, было около 20 профессоров. А уже через десять лет количество остепененных кандидатов и профессоров увеличилось почти вдвое, что свидетельствует о значительном профессиональном и научном росте людей. В это время мы развивали открытую Влаилем Петровичем Казначеевым ЦНИЛ — Центральную научно-исследовательскую лабораторию. Мы исходили из того, что на каждую кафедру не поставишь дорогостоящий прибор, а вот в ЦНИЛе мы имели возможность кафедры в этом отношении обеспечивать. В это время мы прирастали и с точки зрения нашей структуры — открылся стомфак. До этого высокое

московское руководство считало, что стоматологов в стране вполне хватает, поскольку среднеазиатские вузы даже не могли трудоустроить некоторых своих выпускников стоматологических факультетов и институтов. Этих стоматологов направляли в другие регионы страны, в том числе и к нам — в Сибирь, в Новосибирскую область. И получалась странная ситуация, когда не очень хорошо говорящий по-русски молодой человек оказывался беззащитным, не способным здесь работать. То есть тезис о том, что мы насытим страну стоматологами, оказался неправомерным — стоматологов резко не хватало. И открытие стоматологического факультета в нашем институте было большим шагом вперед. —  Кроме того, 70-е годы были временем большого строительства?.. —  Да, это так. В то время развивалось обеспечение студентов жильем. Сначала у нас, когда я учился в институте в 50-х годах, было фактически одно общежитие № 5. Это было хорошее по тем временам здание, но его абсолютно не хватало для студенческих потребностей. И вот мой предшественник Казначеев начал, а я продолжил строительство студенческих общежитий. Мы построили шестое, седьмое общежития. Уже при мне — восьмое и девятое, которое сейчас разделили, чтобы казалось больше, на девятое и десятое. И получилось, что в те годы была полностью удовлетворена потребность студенчества в общежитиях. Мы даже имели возможность в то время обеспечивать жильем, не ущем-


Труд Юрия Ивановича Бородина высоко оценен. Он награжден орденами «Знак Почета», Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орденом Почета, болгарским орденом «Кирилл и Мефодий», орденом Пирогова, медалями «Ветеран труда», «За доблестный труд», многими почетными знаками. Российскими и зарубежными.

ляя студентов, приезжающих к нам на тоже вновь открытые факультеты усовершенствования врачей и повышения квалификации преподавателей. Открывал эти факультеты Влаиль Петрович Казначеев, я их

дальше развивал, но это было серьезным достижением тех лет. И к нам приезжали на усовершенствование и повышение квалификации люди со всего Советского Союза. База нашего мединститута в 70-х годах стремительно развивалась и полностью соответствовала нуждам вуза. У нас были не только свободные места в общежитиях. Но в это же время происходила и стройка самого института. Вот ведь сколько ректоров после этого было, а кто что построил? Да ничего больше никто и не построил. Казначеев начал, а я закончил строительство нашего лабораторного корпуса на горбольнице. Этот современный корпус учитывал, да и до сих пор учитывает, специфику учебного и научного процессов. При мне был построен новый аудиторный блок, отдельный от этого корпуса, с тремя великолепными башенными аудиториями, о которых до этого можно было только мечтать. —  А каким в то время был рейтинг Новосибирского мединститута? —  В тот период, и это тоже достижение Казначеева, институт из подчинения Российской Федерации, из ре-


спубликанского статуса перешел в союзное подчинение и стал одним из десяти вузов всей нашей страны. Единственным медицинским вузом за Уралом с таким статусом. Мы тогда чувствовали тесную связь и с правительством, с министерством здравоохранения. У нас часто бывали и крупные чиновники, и я как ректор постоянно решал разные вопросы в области и в Москве. Руководство области и города внимательно относилось к нуждам института. Это все создавало как раз тот настрой, настрой на то, что завтра будет лучше, чем сегодня, о чем я уже говорил. То есть это были не пустые витания в облаках — все имело свои основания. И преподавательский состав в этом смысле тоже имел перспективу, потому что уже в мою бытность были открыты специализированные диссертационные советы. Вообще, первый диссертационный совет в нашем институте был открыт в 1956 году. И я был первым человеком, который получил свою кандидатскую степень в этом совете. Об этом в то время как о большом событии писали наши местные газеты. Между прочим, этот совет в 1956 году был единственным на все вузы города. А уже в мою бытность ректором из этого общего совета дальше развились и были открыты шесть специализированных советов. Это был очень важный шаг. Кстати говоря, когда решался вопрос об открытии специализированных диссертационных советов, где заседают специалисты только по данной отрасли, и никто больше, — он был воспринят разными ректорами медицинских вузов страны по-разному.

Некоторые сомневались в целесообразности, некоторые боялись новых хлопот. Действительно были лишние хлопоты в связи с открытием новых советов. Тем не менее это также способствовало росту нашего имиджа и как научного центра, и как учебного заведения. И поэтому я считаю, что это были счастливые ребята, которые в то время учились в нашем институте, окончили его. Они были более счастливы в этом отношении, чем я и мои сверстники, которые еще учились в более примитивных условиях. Отношение в Москве к нашему институту тогда было очень позитивное. Во всяком случае, я не помню, чтобы меня когда-то вызывали на ковер. И хотя проверки всегда были, приезжали комиссии, но уезжали они с самыми лучшими результатами. Повторюсь: для страны в целом это были годы стабильности, а в нашем институте это были годы развития во всем. Поэтому, когда меня из медицинского института переводили по решению высокого московского начальства в открывающееся Сибирское отделение Академии медицинских наук СССР, я сожалел, что приходится оставлять место ректора вуза, который работал в хорошем режиме, был обеспечен и технически, и площадями — учебными и жилыми. Но медицинскую науку в Сибири тоже нужно было развивать, и мне пришлось сначала, будучи еще ректором медицинского института, войти в состав Президиума Сибирского филиала, председателем которого был академик В.П. Казначеев, а потом и стать председателем Сибирского отделения Академии медицинских наук, открытого в 1980 году на базе Сибирского филиала.


них было много действительно потентных, очень дельных, полезных людей, которые затем подтвердили это своей профессиональной деятельностью. Некоторых назову, конечно. Это и Любарский, мой ученик с института, ставший выдающимся ученым и хирургом. И Наров, возглавивший областной онкодиспансер, ставший профессором, заведующим кафедрой онкологии, — это тот выпускник института, который был заметен уже в годы учебы. Хорошо уже в студенческие годы себя показали также Дорофеев, Черных, Митрохина, Сентякова, Ясакова, Головнёв, Морозов, Пыхтин и многие другие.

Академик РАМН Ю.И. Бородин и профессор, д.м.н. В.В. Асташов на 2-м съезде лимфологов России (Санкт-Петербург, 2005) —  Кого из ваших выпускников 70-х, и в частности 73-го года, Вы еще в студенческие годы считали наиболее перспективными? —  Передо мною за почти десять лет пребывания на посту ректора прошло много студентов. В том числе талантливых и перспективных. И сегодня трудно выделить кого-то особенно. Но одно могу сказать точно: среди

Юрий Иванович Бородин ведет большую научную и общественную работу. Он является действительным членом Международной ассоциации лимфологов, председателем Новосибирского общества лимфологов, членом Президиума Международной ассоциации морфологов стран СНГ, членом правления Всероссийского научного общества анатомов, гистологов и эмбриологов, председателем комиссии по морфологии Межведомственного научного совета РАМН по проблемам Сибири и Севера, почетным профессором Новосибирского медицинского университета, Казахского национального медицинского университета, Института терапии и кардиологии в Алма-Ате, Томского института фармакологии СО РАМН, членом редколлегии трех научных журналов.


Мне нравится работать с молодыми одной идеологии — патриотизма и верности избранному делу, чему всегда и учил будущих врачей. В 2009 году Борис Семенович был отмечен наградой администрации Новосибирской области «За верность профессии». Уже более 50 лет он проводит хирургические операции различной степени сложности. Сегодня профессор Добряков продолжает практиковать в городской клинической больнице № 2, является одним из ведущих врачей Сибирского института красоты, но большую часть времени, конечно, посвящает учащимся медицинского университета, передавая им свой бесценный опыт. Вот что заслуженный врач рассказывает о жизни вуза, о его студентах и выпускниках начала 70-х годов прошлого века. Борис Семенович Добряков — доктор медицинских наук, заслуженный врач Российской Федерации, отличник здравоохранения, профессор кафедры хирургических болезней педиатрического факультета Новосибирского государственного медицинского университета. А еще — отличный педагог, который все долгие годы работы со студентами был и остается приверженцем лишь

— Борис Семенович, чем отличались студенты того времени от нынешних? —  Я не могу сказать, что они были лучше или хуже. Они были другими. Возможно, более развитыми в некоторых сферах: лучше знали историю своей страны, были ее патриотами. Знали классику. Например, безошибочно могли определить, кем же была Му-Му. (Смеется.) Новое поколение, безусловно, несет и новое качество. Достоевский, Гоголь, Пушкин меньше их ин-


тересуют, зато они хорошо подкованы в других вопросах — тех же компьютерных технологиях, направлениях современной музыки и прочем. —  Чем учебный процесс в 70-е годы прошлого столетия отличался от учебного процесса в XXI веке? —  Педагогика была более ориентирована на практику, и учащиеся имели больше возможностей для непосредственного контакта с больными. Если, например, я иду в палату — студенты меня сопровождают, разговаривают с пациентом, осматривают его. Иду в операционную — они мне ассистируют. Сейчас обучение носит более, я бы сказал, виртуальный характер... —  Что это значит? —  Практические занятия проводятся не на больных, а на фантомах. Обучение стало более теоретизировано. Если же студент хочет подойти к больному, даже просто с ним заговорить, — нужно взять письменное разрешение педагога. Вроде бы, с одной стороны, это хорошо. Но известно, что теория без практики мертва, а практика без теории слепа. Все нужно делать вместе и вовремя. Например, есть минус в том, что молодым хирургам не разрешается рано оперировать. После окончания вуза они год учатся в интернатуре, где присутствуют на операциях в качестве ассистентов. А потом, чтобы стать специалистами, им надо проучиться в клинической ординатуре. Старшее же поколение, отучившись 6 лет и получив диплом, сразу «ввязывалось в бой». Мы могли проводить разные операции — и простые, и сложные.

—  Получается, что специалисты сегодня «созревают» на несколько лет позже? —  Да. Бывает, что к этому времени они уже создают семьи, и тогда наука у многих отходит на второй план. В итоге, конечно, они все равно станут хорошими врачами, преемниками своих педагогов. И жизнь пойдет по спирали... —  Изменилось ли за прошедшее время отношение к профессии у самих врачей? Я имею в виду клятву Гиппократа. —  Вместе с изменением государственной формации изменилась и идеология. Клятва врача, к сожалению, становится просто формальностью. Раньше, если ты надел белый халат, будь добр, в любое время дня и ночи, в зной и стужу, болен ты или здоров — оказать помощь больному. Теперь в отношения врач — пациент вмешался рынок. Утрачен и патриотизм. Порой выпускник смотрит одним глазом за рубеж. И это обидно. Он думает: «Окончу обучение, уеду в Израиль, Англию, США…». Для нашего поколения такие мысли были равносильны предательству: если хочешь, чтобы Родина процветала, отдай ей все свои силы и знания. Пожалуй, раньше врачи были более близки к исполнению заветов лучших медицинских умов — оказывать бескорыстную помощь человеку, попавшему в беду. Ведь еще Гиппократ говорил: «Не делай выгоды из своей профессии». —  Набирая к себе новых студентов в те далекие годы, Вы хорошо представляли, что их ждет в будущем?


—  Да, их будущее по большому счету было определено. В то время каждый молодой врач железно попадал под распределение. Его могли отправить в любой район Новосибирской области. Получил бесплатное образование — будь добр, верни государству долг. —  Борис Семенович, Вы отслеживаете жизненный путь своих выпускников? —  Многие студенты, которые у меня выучились, потом со мной и работали. Причем прекрасно работали. Вспоминаю Наталью Васильевну Воробьеву. Она была фельдшером и параллельно училась на вечернем отделении института. В дальнейшем стала замечательным анестезиологом. Наблюдаю сегодня по городу очень хороших хирургов, своих бывших студентов. Среди них — Александр Семенович Ялтонский, который вырос в великолепного сосудистого хирурга — пожалуй, лучшего в городе. Еще во время его обучения в интернатуре помню, как вместе оперировали и выхаживали священника единственного тогда в городе Покровского собора. Человек этот здравствует и поныне. Выделялся среди студентов того времени Михаил Семенович Любарский. Способный и настойчивый, он много времени отдал науке, а сейчас руководит клиникой лимфологии НИИ клинической и экспериментальной лимфологии СО РАМН. Не был моим студентом, но зарекомендовал себя у педагогов как активный и целенаправленный человек Сергей Иосифович Пыхтин. Сергей Иосифович с самого начала своей руководящей деятельности показал

себя как хороший администратор — сначала в должности главного врача в селе Коурак Тогучинского района, потом — в Тогучинском санатории. В те времена мы с ним часто общались, я гостил у него в Коураке. А потом перед Сергеем Иосифовичем встал выбор — поступить в клиническую ординатуру на хирургию, делать кандидатскую или продолжить путь организатора здравоохранения. Мы вместе обсуждали этот вопрос, и я посоветовал ему идти в управленцы, поскольку были в нем и желание, и струнка соответствующая... Выбор был сделан, и этот человек занял свое достойное место вначале в здравоохранении, а затем и в правительстве Новосибирской области. Хорошо помню студентом Семена Дмитриевича Доброва. Я в то время, в конце 60-х, уже преподавал, нас познакомили ассистенты, у которых он учился. Вместе ездили на охоту на зайцев, гостили у его родителей в Тогучине. Семен Дмитриевич — отличный хирург и ученый. Как все начиналось Борис Семенович окончил Новосибирский медицинский институт в 1956 году. Места хирурга в клинической ординатуре тогда не было, и ему предложили стать акушеромгинекологом. Но, во-первых, в семье молодого врача уже был один такой специалист — жена (Борис Семенович женился после четвертого курса института). Во-вторых, он мечтал стать хирургом с седьмого класса, когда уже ходил к мамеврачу на операции «держать крючки». И тогда он стал хирургом — в городе Куйбышеве Новосибирской области.


такой энтузиазм, что я не мог их оторвать от операционного стола! Позже из этих ребят вышли четыре профессора, в том числе Валентин Ильич Исаенко, ставший прекрасным урологом, и один доцент, который впоследствии стал главным хирургом Новосибирска, — Михаил Иванович Назаров.

Бригада хирургов за работой. 70-е годы —  Мой путь начался оттуда, — вспоминает Борис Семенович. — Четверо местных врачей-хирургов меня «поднатаскали» и уехали, оставив одного заведовать хирургией. Пришлось подключать к операциям врачей-гинекологов, а самому делать гинекологические операции. Ведь раньше специалисты были многопрофильными. Все занимались всем. А потом прислали пятерых молодых врачей из института. Они проявляли

Учителя профессии и жизни —  Борис Семенович, а кто из коллег и старших товарищей оказал на Вас наибольшее влияние? —  Конечно Борис Александрович Полянский — мой непосредственный шеф, у которого я заканчивал ординатуру. Благородный, отзывчивый человек. Помню, я только приехал из Куйбышева. У меня уже была легковая машина, но ставить ее было негде. Борис Александрович мне и говорит: «Слушай, у меня есть свободный железный гараж — ставь». И не взял с меня ни копейки. А когда мы, его ученики, бывало, проштрафимся перед администрацией — он, как тигр, бежал нас защищать! И обычно отстаивал, сам иногда страдая. В общем, был нам как отец родной... Влаиль Петрович Казначеев стал для меня примером администратора здравоохранения. И хотя мы близко общались только два года, когда он был ректором медицинского института, а я секретарем приемной комис-


сии, Влаиль Петрович оказал на меня громадное влияние как человек большого ума и умения организовать работу коллектива. Юрий Иванович Бородин был всегда не только высокопрофессиональным анатомом, но и разносторонней личностью. У него я научился жизненной дипломатии. Большое влияние на меня оказал профессор Виктор Васильевич Атаманов (с 1995 года руководит кафедрой факультетской хирургии. — Ред.), человек высокой культуры, энтузиаст и новатор, который, несмотря на то что моложе, явился примером для подражания.

Б.С. Добряков с интернами. Октябрь 2011 г.

В пору моей учебы на четвертом курсе института моим педагогом была Тамара Дмитриевна Никитина (с 1971 по 1988 год — заведующая кафедрой оперативной хирургии и топографической анатомии лечебного факультета медицинского института. — Ред.). Тогда она еще была ассистентом. Я ходил в хирургический кружок и однажды дежурил ночью. И вот привезли пациента с аппендицитом. Говорю Тамаре Дмитриевне: «Дай мне сделать!» — «Ну, — отвечает, — давай, делай!» И пока она недолго отсутствовала, я пол-операции совершил: разрезал живот, достал отросток. Вернувшись, удивилась, но не ругала. В дальнейшем мы с ней часто контактировали — я отправлял к Тамаре Дмитриевне, уже ставшей профессором, своих кандидатов за отзывами. В общем, учителей у меня было много. Анатолий Тимофеевич Асташевский — блестящий оператор, онколог, у не��о я учился делать операции. Вместе шли по жизни с терапевтом Александром Ивановичем Бушмановым. Как великолепный знаток морфологии, он мне очень помог в подготовке докторской на тему «Болезни оперированного желудка». Своим главным делом сегодня Борис Семенович видит преподавание. Он учит студентов — будущих врачей, тому, чему посвятил всю свою жизнь, учит спасать людей...


«Моя главная задача сегодня — учить ребятишек. Вижу в них своих внуков и детей. Стараюсь превратить каждое занятие в игру. Мне нравится работать с молодыми — они любят меня, а я люблю их...».


Новосибирский государственный медицинский институт Лечебный факультет XXXVI выпуск 1967 — 1973

ТЕРАПЕВТЫ Е.И. Злобина Г.М. Гусева Ю.И. Середа С.Я. Лысенко В.И. Тельнов В.П. Никитенко Е.В. Липатов Л.Н. Тельнова Болотникова И.В. Стольцова

С.Я. Лысенко Л.А. Епифанцева Л.А. Гребенщикова В.П. Илларионова Г.Л. Галятина Л.В. Массанова Г.В. Тюгаева Л.В. Оситчук В.М. Егунов Ю.Е. Фиалковская Группа 10, 4-й курс. 1971 год


Мартынова (Милевская) Нина Карловна Окончила НГМИ «Лечебное дело» в 1973 году. С 1973 по 1981 гг. работала в Сузунской центральной районной больнице. В первые три года работала акушеромгинекологом — одна на весь район. Вела прием в женской консультации, принимала роды, оперировала, выезжала в районы области. В 1973 году в Сузунскую ЦРБ пришли работать сразу три молодых специалиста из нашего выпуска: интернист Мартынов Борис Андреевич, хирург Мартыненко Владимир Иванович, акушер-гинеколог Милевская Нина Карловна. Отделения (хирургическое и акушерское) были расположены в бараках военной постройки. Электричество подавалось только до 21 часа, затем освещались как могли (керосиновые лампы, фонарики, свечи). Не было службы переливания крови и анестезиологии (эфирно-масочный наркоз давали медсестры или акушерки). Работы было много, нам было интересно, и мы с энтузиазмом взялись за нее, параллельно обучаясь на рабочих местах, в Гидуве, на конференциях, школах. С 1982 года и до настоящего времени работаю акушеромгинекологом, зав. отделением в Муниципальном центре планирования семьи и репродукции, помогаю женщинам обрести счастье материнства. Занимаюсь своей любимой работой с удовольствием и большой отдачей, в вечном труде. Врач высшей категории. Имею двоих сыновей, внучку и внука.


Баженова Надежда Анатольевна 1950 г.р. Горбольница №1, физиотерапевт, высшая категория. Трудовой путь: субординатор, интернатура, специализация, врачебно-физкультурный диспансер №1 — заведующая кабинетом лечебной физкультуры плюс периодически работа по врачебному контролю. Обучение по циклу: атеросклероз, гипертония. Специализация в ГИДУВе. Через 10 лет прошла первую стажировку по физиотерапии, работая врачом ЛФК в больнице №16 облздравотдела; следующую — в 1986 году с переходом на работу физиотерапевтом в горбольницу №7. С 1989 года перевелась в горбольницу №1, где часто совмещала обе специальности. Приоритеты: семья и работа. Понимание своей семьи: единственный мужчина в жизни плюс дети. Меня, старшеклассницу, с будущим мужем сблизили занятия хореографией в городском Доме культуры, его стихи. Дети: дочь, бывшая фотомодель, художественно одаренный человек; сын окончил университет, работает по специальности, с вычислительной техникой, заведующий отделом, хобби — пишет прозу. Муж — ветеран госслужбы (на пенсию ушел из областной администрации), поэт. Мечта — внуки. В последнее время пишу мужу письма в стихотворной форме.

Всем в этот год также мои пожелания: Дома, как солдаты в ряд, На карауле стоят: Жизнь берегут человеческую. А люди такие беспечные: Не ценят, что имеют, «Прощай!» — поспеша говорят. А нужно сказать «Прости!» Встречается все на пути. Важнее всего семья: Дети с мамой и я!


Астафьев Сергей Степанович 16.02.1950 г. г. Новосибирск Работа: дорожная клиническая больница, 1973—76 гг. Служба в СА, 1976—1978 гг. Скорая помощь, 1978—1980гг. Дорожная клиническая больница 1980 — 1982 гг. Больница №34 (МУЗ ГКБ №34), с 1984 г. до настоящего времени. Врач-рентгенолог высшей категории. Врач УЗ-диагностики высшей категории.

Баскакова (Лопатина) Галина Ивановна 25.09.1949 г. Новосибирская область Врач высшей категории Место работы: Чистоозерная центральная районная больница (35 лет стажа на одном месте). Заведующая хирургическим отделением Дети: дочь, есть внук

Баженова Надежда Анатольевна 22.04.1950 г. г. Новосибирск Место работы: МУЗ ГКБ №1 Должность: физиотерапевт Стаж работы по специальности: 33 года Дети: двое, дочь и сын

Берсенева Людмила Ивановна 09.02.1942 г. г. Новосибирск пенсионер Дети: сын

Блинков Михаил Владимирович 17.03.1949 г. г. Новосибирск Место работы: областной онкологический диспансер Должность: заведующий рентгеноотделением Специальность: рентгенология Стаж работы по специальности: 34 года Дети: сын

Бухгейм Сергей Львович 05.12.1950 г. г. Новосибирск Научные труды: 15 научных статей в центральных и региональных медицинских журналах. Место работы: ЦКГБ №1 Должность: врач-рентгенолог Стаж работы по специальности: 31 год Дети: двое


Безбородова Валентина Ивановна 28.02.1949 г. г. Новосибирск Место работы: МУЗ ГКБ №1 Должность: онколог, врачординатор Стаж работы по специальности: 34 года Дети: две дочери

Дмитриева Галина Ивановна г. Новосибирск Должность: работала неонатологом Стаж работы по специальности: 30 лет Сейчас на пенсии Дети: две дочери

Добрыгина (Злобина) Елена Ивановна 18.10.1949 г. г. Новосибирск Награды: «Отличник здравоохранения» Стаж работы по специальности: 34 года Дети: дочь

Дроздова Милида Петровна 19.02.1947 г. г. Новосибирск Место работы: военный госпиталь Должность: ординатор гинекологического отделения Стаж работы по специальности: 34 года Дети: трое, две дочери и сын

Егжов Сергей Николаевич 14.04.1950 г. Новосибирская область Награды: «Отличник здравоохранения» Место работы: Ордынская ЦРБ Стаж работы: 34 года Специальность: хирург стационара Дети: двое, сын и дочь


Валентин Исаенко: «Иногда в борьбе за жизнь все решают секунды!»

Валентин Ильич Исаенко является главным специалистом-урологом Новосибирской области уже более тридцати пяти лет! Он доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой урологии НГМУ, заслуженный врач России. Сегодня он главный уролог управления здравоохранения администрации Новосибирской области.

А еще он человек с активной жизненной позицией, преподающий молодым врачам секреты профессионального мастерства, составляющий новые программы, направленные на разработку новых возможностей для оздоровления людей. И наконец, просто хороший человек и интересный собеседник. —  Валентин Ильич, многие из тех, кто сегодня являются знаменитыми врачами, признают ваш авторитет. Когда Вы окончили институт и где начинали рабочий путь? —  Было это в 1960 году. Я окончил институт по специальности «лечебное дело», занимался научной работой по акушерству и гинекологии, хотел стать врачом именно этой специализации. Часто после занятий шел в родильный дом, где вместе с опытными врачами принимал роды, стоял у операционного стола. После института оказался по распределению в Куйбышевском районе. Знаете, это сегодня молодых специалистов в сельскую больницу не заманишь, а тогда в нашем институте был лозунг «Все — на село!». Мы объединились группой человек в двенадцать, и нам пришлось даже выдержать конкурс, чтобы туда попасть.


—  И как Вас приняли? —  Когда пришел знакомиться к главному врачу Куйбышевской центральной районной больницы Николаю Акимовичу Моисеенко, тот сказал: «Значит так, Валентин, акушеры-гинекологи у нас в районе есть. А вот уролога — ни одного! Поэтому будешь заниматься общей хирургией и параллельно урологией». Пришлось заниматься многим: операциями на брюшной полости, при травмах, при повреждениях головного мозга и так далее. Да еще летать на санитарном вертолете в соседние районы, оперировать экстренных больных. Собственно, в сельских больницах и сегодня так работают, там один хирург — на все руки мастер, когда надо спасать больного. —  Наверное, было очень тяжело? —  Конечно. Но, с другой стороны, я приобрел колоссальный опыт. И еще отрезок жизни, проведенной в Куйбышеве, дорог мне тем, что там я познакомился с Борисом Семеновичем Добряковым, ставшим впоследствии известным врачом и профессором. Это он научил нас, молодых врачей, относиться к пациентам деликатно и вежливо: «Миленький, успокойся, все будет хорошо». Ведь человек, который обратился к тебе за помощью, испытывает одновременно и боль, и страх. —  Быстро научились находить такой контакт с больными? —  Если честно, мне было особенно трудно: я хоть и имел уже диплом врача, но выглядел очень молодо и пациенты неохотно доверялись мне как хирургу. При-

Валентин Ильич Исаенко и врач-уролог ГНОКБ Анатолий Иванович Прохоренко, 70-е годы ходилось их уговаривать: да вы не волнуйтесь, посмотрите, вот этого больного я оперировал, так он живздоров, и у вас все будет хорошо. —  Какой-то эпизод тех лет запомнился особо? —  Была очень интересная история, какую не забудешь. Привезли в Куйбышевскую больницу беременную женщину. И роды начались еще по дороге, еле успели доехать до райцентра. Мы эту женщину даже в


родовый зал поднять не успевали, так она в приемном покое на стульях и родила. А под руками ни скальпеля, ни ножниц стерильных. Что делать, ребенка ведь освобождать надо? Пришлось мне зубами пуповину перегрызать. Это теперь я могу посмеяться, вспоминая этот случай, а в тот момент было не до смеха… —  Как складывалась Ваша судьба и карьера? —  Я работал хирургом в Куйбышеве, затем в 12-й больнице, потом в 1-й клинической больнице. А в сере-

дине 70-х годов был назначен доцентом на вновь созданной кафедре урологии в Новосибирском мединституте и одновременно главным урологом области. —  Быть хирургом очень непросто. Бывали какие-то сложные моменты? —  Иногда такое случалось. И когда чувствовал, что впадаю в панику, сразу же говорил себе: «Спокойно, доктор, спокойно». На все про все у тебя считанные минуты, а то и секунды. И тут же собираешься с силами и начинаешь бороться за жизнь. Никто не знает, как в такие моменты у хирурга по спине ручьем стекает холодный пот… Один случай, иллюстрирующий это, случился, когда я работал в международном госпитале в одной из стран Африки. Я увидел, как в соседней операционной местный хирург оперировал больного. И наступил такой момент, что у пациента началось сильнейшее кровотечение. Хирург по какой-то причине растерялся и застыл на месте, не зная, что сделать. А кровь лилась с такой силой, что казалось — найти и пережать сам сосуд было невозможно. Всё решали секунды. Я забежал в операционную и зажал ладонью то место, откуда истекала кровь. Несколько секунд пытался ощутить, Валентин Ильич (второй слева в первом ряду) и сотрудники ГНОКБ


где именно под рукой бьется сосуд, а местный хирург, выйдя из ступора, уже держал наготове инструмент, чтобы перевязать разорвавшуюся вену. Мгновение — отрываю ладонь от раны, зацепили травмированный сосуд и пережали его. Вот так спасли человеку жизнь. Потом все жители этого африканского городка, когда меня встречали, кричали: «Русский доктор! Русский доктор!» —  Расскажите про Ваших друзей. —  Мне невероятно повезло быть знакомым и работать рядом с такими замечательными учеными, как Борис Семенович Добряков, Анатолий Васильевич Логинов, Борис Александрович Полянский, Юрий Иванович Юдаев, Надежда Николаевна Прутовых, Владимир Федосеевич Хоменко. Они никогда не были кабинетными профессорами, а много практиковали, лечили пациентов в обычных больницах Новосибирска. И я также не представляю свою жизнь без работы в клинике. —  А что Вы можете сказать про Ваших учеников? Например, про Сергея Иосифовича Пыхтина? —  Сергей Пыхтин не только мой ученик, но и друг. И с сыном его, который тоже был моим учеником, мы дружим. Почему? Потому что они прекрасные люди. И у нас много общего в характере. Сергей Иосифович импонирует мне тем, что обладает острым умом, быстро принимает решения, но никогда не делает необдуманных шагов. Он очень требователен, со всеми у него деловые отношения, но эти отношения теплые, человечные. И за это его любят. Считаю, что главное

С профессором Владимиром Федосеевичем Хоменко не только то, что он прекрасный организатор, а то, что он хорошо понимает жизнь. —  Известно, что при тяжелых заболеваниях почек Вы всегда стремились использовать органосохраняющие операции. —  На кафедре урологии НГМУ и в отделении урологии областной клинической больницы исповедуется именно такой подход, решение об удалении почки принимается в исключительных случаях. Врачи и ученые


торая для многих пациентов просто не по карману. Я был и остаюсь приверженцем бесплатной медицины. Нельзя, чтобы за операции на сердце, на головном мозге, на почках больной вынужден был платить огромные деньги, ведь это операции, от которых зависит сама жизнь. И уж совсем не могу понять, откуда в российском здравоохранении взялось выражение «современные дорогостоящие методы лечения»? Ведь мы в принципе должны всех пациентов лечить не по старинке, а современно! —  Расскажите о Вашей семье. —  Моя супруга Прасковья Григорьевна — выпускница сельхоз­ института, затем она работала пре­ подавателем в монтажном техникуме. В институте она училась на факультете Участники региональной конференции урологов Сибири механизации, причем у них на факульстараются использовать хирургические методы лече- тете было сто человек, а девушек среди них всего шесть! ния больных, которые позволяют сохранить обе почки. И многие парни на нее заглядывались, а я свою будущую Такие методы уже есть, они апробированы и доказали жену-красавицу у них увел. Дело в том, что мои две сесвою эффективность. стры учились на агрофаке и я ходил к ним на вечера, —  Известно, что Вы за то, чтобы медицина была бес- где мы с ней и познакомились. А чуть позже я предложил платной для всех жителей. ей руку и сердце. И в 1959 году мы поженились. —  Я много раз повторял и буду повторять, что един—  То есть Вы еще учились? ственное, чего сегодня не понимаю и не принимаю, — —  Совершенно верно. А в 1960 году родилась дочь, это ограничение доступности медицинской помощи, ко- которую мы назвали Мариной. Мне в те времена очень


нравилась актриса Марина Ладынина, в честь нее и назвали нашу дочку. Марина тоже стала врачом. Сейчас у меня две внучки и две правнучки, причем вторая появилась совсем недавно — 2 сентября нынешнего года. —  Чем Вы занимаетесь сегодня, кроме обычной работы? —  Составляю «Рабочую программу по урологии». Это связано с новым направлением в медицине — вне-

Валентин Ильич — почетный гость на юбилее кафедры урологии Алтайского медицинского университета

дрением федеральных стандартов медицинской помощи. Как всякое новое дело, оно пока несовершенно и требует значительной доработки, особенно по отдельным направлениям. Моя программа рассчитана на студентов лечебно-педиатрического факультета. А недавно я закончил и сдал программу для аспирантуры, тоже по урологии. В былые времена все программы разрабатывались и спускались сверху, по ним работали. Сейчас все подругому, в университете вот не так давно создали «отделы качества». Так что и мои программы сегодня проходят проверку на прочность.

—  Не могу понять, откуда в российском здравоохранении взялось выражение «современные дорогостоящие методы лечения»? Ведь мы в принципе должны всех пациентов лечить не по старинке, а современно!


Новосибирский государственный медицинский институт Лечебный факультет XXXVI выпуск 1967 — 1973

ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ В.П. Казначеев — академик АМН СССР М.Я. Субботин — профессор Б.А. Вицин — профессор Е.Н. Митрохин — декан лечебного факультета, доцент Ю.И. Бородин — профессор, ректор Е.Г. Филиппова — помощник декана, доцент Б.А. Пулышев — секретарь партбюро А.А. Демин — профессор А.Е. Гельфман — профессор Б.А. Полянский — профессор Г.Ф. Белов — профессор Я.Л. Цивьян — профессор, заведующий кафедрой Я.Д. Финкинштейн — профессор Ф.Т. Сухенко — профессор А.П. Иерусалимский — профессор Н.В. Власенко — профессор

К.А. Цилев — заведующий кафедрой, доцент Г.Д. Мыш — профессор, заведующий кафедрой Т.Д. Никитина — профессор В.Я. Карякин — профессор З.Г. Андросова — доцент Л.А. Иерусалимская — доцент Е.Ф. Канаева — доцент В.Ф. Хоменко — профессор Н.В. Донских — профессор З.А. Субботина — доцент В.Е. Чаплик — доцент П.А. Потапов — доцент С.Е. Квасов — заведующий кафедрой, доцент Е.Л. Лесников — доцент А.В. Струсевич — доцент


Новосибирский государственный медицинский институт Лечебный факультет XXXVI выпуск 1967 — 1973

ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ А.Я. Хрупина — доцент Л.В. Пупышев — доцент А.А. Головина — доцент А.В. Богатырева — доцент Н.С. Орлова — доцент В.Г. Табакова — доцент Б.С. Добряков — доцент С.Р. Любарский — доцент Г.И. Веронский — доцент Г.Л. Такач — доцент А.Т. Асташевский — доцент Л.А. Чудова — ассистент Е.Г. Динниц — ассистент Н.Ф. Карнилова — ассистент В.В. Атаманов — ассистент С.И. Нечаев — ассистент

М.Г. Гафаров — ассистент Т.М. Кубышева — ассистент Силиванова-Полякова — ассистент В.А. Балашов — ассистент А.И. Бушманов — ассистент В.А. Алексеев — доцент Л.П. Шубина — ассистент Е.Н. Понаморева — ассистент И.Д. Куимова — ассистент А.П. Богомолова — ассистент С.И. Майоров — полковник м/с М. Рейхруд — ст. преподаватель Н.П. Хэгай — ст. преподаватель Е.В. Звездкина — ст. преподаватель Алексеев — ассистент Ногин — зав. кафедрой физ.воспитания


Новосибирский государственный медицинский институт Лечебный факультет XXXVI выпуск 1967 — 1973

ХИРУРГИ В.И. Мартыненко О.Г. Гусаревич В. Татаринцев А.В. Сопрун С. Поляков С.Н. Егжов Н. Дегтярева Н.А. Кудряшова В.Г. Шевелев М.А. Жаров

С.И. Куприянова Б.Г. Городецкий С. Кузнецова В.Л. Пушкарев С.И. Пыхтин Л.К. Цвиренко Капустинский М. Зуев А.С. Ялтонский

Выезд на уборку картофеля, 70-е годы


Борис Городецкий: «Нас воспитывали быть врачами»

Борис Городецкий, заслуженный врач Российской Федерации, отличник здравоохранения. По специальности — хирург. С 1986 года и по настоящее время возглавляет центральную больницу в Венгерово Новосибирской области. —  Проблемы выбора будущей профессии передо мной не стояло, — рассказывает Борис Григорьевич. — Надо было поддержать дело отца, мамы, сестры. Отец был хорошим терапевтом, долгое время работал главным врачом больн��цы в Венгерово,

мама тоже медик. Так что о профессии врача я знал не понаслышке. После школы моя прямая дорога была в Новосибирский медицинский институт. —  Который Вы окончили в 1973 году… —  Совершенно верно. После вуза — один год интернатуры в 34-й больнице Новосибирска. И уже в 1974-м я вернулся в родное Венгерово. Работал хирургом, заведующим хирургическим отделением, заместителем главного врача по организационно-методической работе. С 1986 года и по настоящее время работаю главным врачом в этой больнице. —  Борис Григорьевич, почему Вы выбрали специализацию именно хирурга? —  Считаю, что хирург — профессия мужская. Ведь зачастую приходится работать в экстремальных условиях. Женщинам, на мой взгляд, в этой области здравоохранения приходится сложнее. —  Давайте вспомним далекие годы учебы в Новосибирском медицинском институте… Что Вы можете сказать о своих преподавателях тех лет? Кого Вы можете назвать «мой учитель»? —  У нас все педагоги были прекрасные, сложно кого-то выделить из них. Хотя, пожалуй, для меня большую роль в те годы сыграл преподаватель по хи-


рургии Семен Романович Любарский. Конечно, я оценил это уже гораздо позже. Семен Романович учил нас не только основам профессии, но и многим человеческим качествам. Можно сказать, жизни нас учил. Анализируя подготовку современного поколения молодых врачей, я, бывает, невольно вспоминаю свои годы учебы в вузе. Мне кажется, с нами больше занимались. Нам больше давали знаний, что ли. Или, может быть, мы, студенты, тогда хотели больше знать. Да, сегодня на помощь врачам пришла мощная медицинская аппаратура. Но, какой бы современной техника ни была, если у человека не заложена клиника, если у него не будет воспитано отношение к больному — он будет роботом. Я благодарен моим педагогам, которые воспитывали нас быть врачами. Помню занятия профессора Новоселова по судебной медицине, профессора Власенко, профессора Вицина. Терапию преподавал профессор Демин. —  Выделялся ли тогда кто-то в институте из Ваших однокашников? —  Был у нас такой Валентин Диккер — очень способный был парень, ленинский стипендиат. Все время учился! Сейчас живет и работает за границей. —  А с кем из своих однокурсников поддерживаете отношения? —  Со многими. С Сергеем Пыхтиным, например. Мы с ним при встрече можем говорить на любые темы. От студенческих воспоминаний до обсуждения модернизации здравоохранения на ближайшие годы.

Второй курс. 1968 год Мы ведь с ним в одной группе учились, общались и тогда. Оба сельские жители: он — из Тогучина, я — из Венгерово. С Вениамином Гуляевым работаем в одной больнице. В Венгерово после окончания института нас прие-


хало пятеро выпускников: я, он, Рафаил Федиахметов, Александр Семенов и Юрий Бурилов. Трое из нас привезли c собой жен, тоже медиков. Вспоминаю сейчас, какое золотое время было. Мы внесли живую струю в размеренную жизнь райцентра. Организовали художественную самодеятельность, устраивали спортивные соревнования, лыжные походы в близлежащие населенные пункты. Вечером давали концерты. Сил было много, молодые были! —  Наверное, в институте тоже разные мероприятия организовывали? —  Я был комсоргом курса, определенную организационную работу, конечно, вел. Однако, что касается досуга, мы с ребятами все устраивали вместе: вечера, диспуты, в институте была своя театральная студия. Кроме того, я тогда много занимался спортом. —  С женой в институте познакомились? —  Да, она училась в этом же институте, на два курса младше. Но познакомились мы в стройотряде в городе Куйбышеве. —  Расскажите о своей семье. —  Жена — врач, дочь — врач-пульмонолог в областной больнице, сестра — медицинская сестра, племянник — хирург. У нас династия врачей. —  У вас скоро намечается встреча выпускников НГМИ 1973 года выпуска. Что для Вас значат такие встречи, ведь столько лет прошло после учебы? —  Во-первых, большое спасибо хочется сказать Сергею Иосифовичу Пыхтину за то, что он является

Занятия по патфизиологии. 3-й курс главным организатором таких встреч. Это здорово! Такие встречи очень нужны. Да просто, чтобы встретиться, поздороваться. Порадоваться успехам бывших однокашников. Я рад, что мне посчастливилось учиться у таких замечательных педагогов и с такими однокашниками.


Перерыв между занятиями в морфологическом корпусе. 4-й курс


Новосибирский государственный медицинский институт Лечебный факультет XXXVI выпуск 1967 — 1973

АКУШЕРЫГИНЕКОЛОГИ А. Васильчикова Н.Н. Романовская Г. Ахнина В. Остапчук А.В. Эваджян Л. Радыгина Л.Н. Волкова М.П. Дроздова С. Литовских Н. Метлева Л.Н. Берсенева Новосибирск, конец 60-х годов


Гуляев Вениамин Артемьевич Гуляев Вениамин Артемьевич родился в Венгеровском районе Новосибирской области. Все годы после окончания института работает там же. Врач рентгенолог и ультразвуковой диагностики высшей категории. Жена, Мария Ивановна, фтизиатр высшей категории. Старший сын Владимир работает в Новосибирске, музыкант, лидер группы «Ночные гангстеры». Дочь Наташа окончила Новосибирскую консерваторию и аспирантуру, работает в Новосибирске. Младший сын Михаил в нынешнем году оканчивает Омскую медицинскую академию, кандидат в мастера спорта по пауэрлифтингу. Глава семьи уже три созыва является депутатом районного Совета депутатов. Он — организатор Венгеровского отделения партии «Единая Россия». Страстный спортсмен. Серебряный призер Областной спартакиады по настольному теннису среди сельских районов. Тренер теннисной секции. Альбом открою, год семьдесят третий — И в юность вновь назад переношусь. Где вы, друзья, кто мне сейчас ответит? Листаю фото, плачу и смеюсь.

Мне не забыть студенческое братство И юности веселые года. О, хоть бы раз со всеми вновь обняться! Поговорить, поспорить, как тогда. И вспоминаешь радости, обиды, «Завалы», стройотряд — короче, всё подряд, И попечительство той самой «бабы Лиды», А «бабе Лиде» где-то пятьдесят. Теперь и нас любой студент озвучит Названьем метким, только попадись. Хоть мы с годами всё умней и круче, Но шепчет время — эй, поторопись! И просишь Бога, чтобы нас услышал, Чтобы еще, еще собраться вновь Под нашей старой институтской крышей, Где правит бал НАДЕЖДА и ЛЮБОВЬ! Вениамин Гуляев, с. Венгерово. 2008 год


Антонюк Ирина Владимировна С 1974 г. — муниципальная городская клиническая больница №2 (МГКБ №2), врач акушергинеколог. С 2002 г. по 2007 г. — завотделением МГКБ №2. Врач высшей категории. В 1995 г. основала отделение малоинвазивной хирургии — лапароскопии, занималась гистероскопией (лапароскопические операции на органах малого таза). С 1974 по 2007 год работала в отделении неотложной и плановой помощи женщинам Дзержинского района города Новосибирска. Владеет всеми диагностическими и хирургическими (оперативными) методами лечения, в том числе лапароскопическими и гистероскопическими, которые и были ею внедрены на практике в 1995 году. Ирина Владимировна активно участвовала в общественной жизни отделения, больницы. Гинекологическое отделение является учебной базой медицинского института (академии) для интернов, занятия с которыми проводила И.В. Антонюк. Вела большую консультацион-

Студенческие годы

ную работу в поликлиническом отделении больницы как заведующая отделением. Так как шефом больницы является завод имени Чкалова, проводились профессиональные осмотры женщин, работающих на предприятиях этого завода. С августа 2007 года и по настоящее время работает в частной клинике «Ваше здоровье». Продолжает активно заниматься хирургией в области гинекологии.


Вениамин Гуляев: Любимая профессия нашлась не сразу

Вениамин Артемьевич Гуляев нашел свою врачебную стезю не сразу. После окончания медицинского института он поработал терапевтом, но все-таки сердце его отдано рентгенологии. Почему? Ответа на этот вопрос он и сам не знает, но важнее всего то, что свою профессию по-настоящему любит. Вениамин Артемьевич с удовольствием вспоминает свои студенческие годы. —  У нас была многонациональная группа: армянин, немец, грузин, ненка, башкир, еврейка, молдава-

нин. Но жили мы очень дружно. Уже на первом курсе я стал заниматься гимнастикой, потом увлекся борьбой, стал физоргом курса и старостой своей группы. Вообще, физкультура оказалась той самой областью, где мне было очень комфортно: со студенческих лет я занимаюсь спортом и только недавно закончил тренировать своих ребят по настольному теннису. А вот учился Вениамин Артемьевич, по его словам, весьма посредственно: в основном его знания оценивались на четверки и тройки. Однако было у него одно любопытное свойство, удивлявшее одногруппников: Гуляев никогда особо никакие предметы не учил, а сдавал экзамены тем не менее хорошо. Ну и конечно же, было множество забавных историй, связанных с экзаменами. —  Микробиологию я знал довольно неплохо, поэтому к экзамену особенно не готовился: перелистал конспекты, учебник, и все. А вот лепру вообще не стал читать: она чем-то схожа по характеристикам с туберкулезом, подумал, что и так отвечу. Экзамен мы сдавали доценту Зинаиде Степановне Волковой. Достаю билет — №43, там четыре вопроса, один из которых — лепра! Я ответил на три, а на проказе тормознулся. Зинаида Степановна предлагает прийти после экза-


менов пересдать, и снова — билет №43, а про лепру я по-прежнему ничего не знаю. Пришлось идти на пересдачу уже после каникул: лепру я решил принципиально не учить. И вот снова вытягиваю 43-й... Волкова мне тогда порекомендовала все-таки прочитать про лепру, раз она стала для меня этаким краеугольным камнем, но тройку поставила. Гуманитарные науки давались Вениамину Артемьевичу сравнительно легко, и это добавляло молодому студенту самоуверенности, которая однажды вышла ему боком: —  На 5-м курсе мы сдавали научный коммунизм. Курс читала Надежда Васильевна Звездкина. И на семинаре она отметила, что я невнимательно отношусь к ее предмету. На что я ответил: «Здесь все просто». Тогда Надежда Васильевна пообещала, что, если на экзамене отвечу на пять — поставит четыре, если на четверку — поставит тройку. И на экзамене один из вопросов попался такой, на который я и сейчас должен хорошо подумать, прежде чем ответить: «Особенности диктатуры пролетариата в странах народной демократии». Тогда я на него не ответил. Мне повезло, что через три дня пересдавал я предмет другому преподавателю, кстати, тогда он поставил мне четверку. Конечно, как и большинство студенческой молодежи тех лет, Гуляев начал подрабатывать сразу после первого курса: —  Все мы, в том числе и Сергей Иосифович Пыхтин, не стеснялись работы и брались за самые непро-

Свадебное фото на память стые и сложные дела. На 1-м курсе наш стройотряд отправился на Алтай, где мы строили заборы для маралов. Очень тяжелая была работа, но красота природы и молодость, которой не страшны никакие трудности, это скрашивали. После 2-го курса отправились на путину на Шикотан, делать консервы. Туда плыли — стояла отличная погода, море спокойное, вокруг киты и дельфины. А вот когда мы уже там трудились, на острове случилось землетрясение 6 баллов. Признаюсь, было очень страшно. На 4 и 5-м курсах работали на кожевенном заводе, таскали мешки с магниевой солью. Работал я и в скорой помощи фельдшером.


Семейный портрет на природе Но, естественно, одной лишь учебой и работой жизнь студентов меда не ограничивалась: были и танцы, и вечеринки, одна из которых навсегда изменила жизнь Вениамина Артемьевича: —  Мой сосед по комнате в общежитии Коля Дюнин, который, к сожалению, трагически погиб, брал гитару, и мы с ним ходили в девчачью общагу, где я и познакомился со своей будущей женой Машей, на год меня младше. Сейчас мы с Марией Ивановной женаты уже много лет. Она обаятельная женщина и великолепная супруга. Гуляевы работают в Венгеровской районной больнице: с 1975 года Вениамин Артемьевич — врачрентгенолог и уже 19 лет занимается ультразвуковой

диагностикой, Мария Ивановна — фтизиатр. У них трое детей: два сына Владимир и Михаил и дочь Наталья. Две внучки Соня и Анечка, которую Вениамин Артемьевич зовет ласково Нюркой: —  Володя — музыкант, работает в филармонии и в СГУПСе, Наташа окончила аспирантуру консерватории. Сейчас у нее свое дело — школа развития для детей от года до шести лет. А Миша — выпускник медикопрофилактического факультета Омской медицинской академии. К сожалению, у нас в районе он не нашел работы по специальности. И сейчас оканчивает факультет дополнительного образования педагогического университета. Станет тренером по настольному теннису. То, что двое детей Вениамина Артемьевича стали музыкантами, не случайность: он сам играет на баяне, гитаре, гармони, фортепиано, иногда на ударной установке. В музыкальной школе учился игре на ксилофоне. Много лет участвовал в художественной самодеятельности… —  Учился с нами Миша Фукс. Но после выпуска, когда нам раздавали памятные альбомы, он обнаружил, что стал «М. Рукс». Как Михаил тогда ругался и возмущался: ошиблись в четырех буквах! Но поделать-то уже нечего было... Наверное, настоящее счастье, когда есть и любимая профессия, и дружная, сплоченная семья. В этом Вениамин Артемьевич Гуляев — по-настоящему счастливый человек.


Вспоминая годы молодые


Новосибирский государственный медицинский институт Лечебный факультет XXXVI выпуск 1967 — 1973

АКУШЕРЫГИНЕКОЛОГИ Л. Баранова В.В. Кочанова С.А. Зеленина Л.А. Корнеева Н.К. Милевская Л.Ю. Клят Л.А. Зылотина И.В. Антонюк Т.А. Швырева

Л.М. Фадеева В.И. Калесникова В.А. Лопашева Е. Дмитриева Л.Д. Гузий А.Е. Хворостова А.Н. Исаева Н.А. Октаева Т.А. Кантаева Группа студентов на Обском море. 1968 г.


Сергей Егжов: «Одинаковых операций не бывает»

Сергей Егжов с женой Ольгой в Горном Алтае Сергей Николаевич Егжов — врач-хирург МБУЗ «Ордынская центральная районная больница». Он из того самого выпуска мединститута 1973 года, как и многие герои нашей книги. А еще он человек, который оказался востребованным там, откуда сам родом. В Ордынске, где Сергей родился, учился в школе, рос и воспитывался, он после института остался жить, создал семью и по сей день занимается любимой и нужной людям работой.

—  Сергей Николаевич, ваша группа была дружная? —  И не только группа. Все шесть учебных лет я жил в общежитии, и мы дружили комнатами. Даже не могу припомнить, чтобы возникали какие-то конфликты. Здорово тогда жили, я бы сказал так: бедно, но красиво. Раньше ведь все были примерно одинаковые по уровню достатка — так что и по отношению друг к другу все были равны. Никто никому не завидовал, у всех, как говорится, «была шерсть одинаковой длины». Так что воспоминания о студенческих годах, конечно, самые приятные, светлые. —  Тяжело было учиться? —  В мединституте никогда не было легко учиться, особенно тогда. Спрос был очень строгий. Но, несмотря на то что мы много учились, находили время и для другого — и для того, чтобы еще и подработать, даже вагоны, бывало, разгружали, и для того, чтобы общаться с друзьями. —  Сейчас, наверное, студентам тяжелее учиться? —  Считаю, что уровень обучения как раз тогда был все же выше, чем сейчас. По разным причинам — и по качеству преподавания, и, главное, по отношению студентов к профессии. Тогда такие ситуации, чтобы человек учился, а потом просто бросил институт, по-


шел бы работать куда-то в другое место, были очень редки. Вот я учился, и многие здесь у нас об этом знали. И я, к примеру, вернулся бы и заявил, что меня из института выгнали… Да я, наверное, вообще не смог бы сюда уже приехать и жить. У людей было очень развито чувство ответственности. —  С кем из институтских товарищей Вы поддерживаете связь? —  К сожалению, нечасто удается встречаться. Например, Володя Мартыненко, он уехал в Подмосковье работать. Леонид Цвиренко уехал на Север, приезжал ко мне с семьей в гости. С Сергеем Пыхтиным периодически встречаемся, и когда он работал зам. главного врача Тогучинской ЦРБ, и сейчас. Говорим не только о работе, а о семьях, о детях, о жизни. С Семеном До- С дочерью Светланой бровым, который сейчас работает в облбольнице, Александром Ковригиным, завотделением рургии Борис Александрович Вицин. Прекрасный урологии в Железнодорожной больнице, Борей Горо- человек, в совершенстве знающий свое дело. И отнодецким, он сейчас главный врач в Венгерово, иногда сившийся к студентам по-отечески. Приведу пример. видимся, говорим о сегодняшнем дне, вспоминаем бы- Я после окончания института был направлен на интернатуру в Татарск. Но встретили меня там, мягко говолые времена. —  Кого бы Вы выделили из институтских препода- ря, неласково — сказали, что я им особо-то не нужен, если хочу остаться, то должен искать жилье где хочу, вателей? —  Из тех, кто не просто преподавал, а во многом и так далее. В общем, после такого приема мне ничего обучал, как жить, это прежде всего завкафедрой хи- не оставалось, как вернуться назад. И Борис Алексан-


дрович тогда решил проблему в один день — он организовал открытие интернатуры в Ордынске! Так что я стал первым, кто приехал туда интерном. —  Что представляло собой хирургическое отделение Ордынской больницы в те времена? —  Это было отделение общей хирургии на шестьдесят коек. Привозили сюда всех, кто нуждался в оперативном и консервативном лечении, — со всего района, а также из других регионов — тех, кто отдыхал на территории нашего района, а тогда было огромное количество турбаз. —  Помните ли свою первую операцию? —  Самая первая операция, которую я полностью сделал сам, случилась, когда я после института, еще до интернатуры, поехал врачом стройотряда на Шикотан. У одного из парней случился приступ аппендицита, и я сделал первую самостоятельную операцию, когда никто за мной не смотрел и не подсказывал, как это бывало в институтские годы. —  А какие чувства испытывали на первых операциях? Было ли страшно? —  Небольшой страх есть всегда — даже у хирургов с очень большим опытом работы. Ведь от результата зависит здоровье, а часто и жизнь человека. Если любой хирург скажет, что идет на операцию и ему совсем не боязно, — я не поверю. И еще хочу сказать, что одинаковых операций не бывает — даже при одном диагнозе всегда существуют определенные отличия, и приходится принимать решения на месте.

—  Какой-то случай из врачебной практики запомнился особо? —  Был такой случай. Лет пять я проработал, и поступил к н��м очень тяжелый пациент. Городской парень, лет 23 примерно, приехал в Ордынку на одну из баз отдыха и решил порыбачить. А точнее — глушить рыбу. Взял заряд, какую-то головку с металлическим наконечником, плоским, как пробка, к примеру, у большой бутылки. Поджег шнур, а отбежать не успел — видать, только кинул, — и взрыв! И вот эта набалдашина, граммов пятьдесят весом, зашла через мышцу ягодицы ему в живот и разорвала ему мочевой пузырь и еще много внутренних органов. Заведующий у нас тогда был в отпуске, и я как старший с помощником Мишей Чернявским оперировали его шесть часов. Я горжусь той операцией, потому что на двадцать первый день мы этого парня уже выписали домой. Были и другие тяжелые случаи, и даже ранение в сердце, но вот именно этот случай помню до сих пор — как резали, как протезировали, подетально. —  На какой должности Вы работаете сейчас? —  Два года назад я ушел из хирургии и стал заместителем главного врача по клинико-экспертной работе. Веду контроль за качеством лечения. —  За последние годы медицина сделала невероятный скачок в техническом плане. Как Вы считаете, что будет в будущем? —  Когда я учился на курсах повышения квалификации в Ленинграде, у нас преподавал про-


фессор Демин. Он нам рассказал, что в те времена один американец умер от рака желудка. У него был огромный капитал, и он написал в завещании: кто откроет причину возникновения рака, тому поставят золотой памятник. Так вот эти его деньги до сих пор лежат. Я к тому, что сейчас по онкологии множество современной аппаратуры и методов лечения, чего только нет. Но единой причины возникновения рака так никто и не знает. Скорее всего, она полиморфна. —  Расскажите о своей семье. —  С будущей супругой Ольгой мы познакомились в мединституте — она была не с моего курса, помладше. А поженились уже потом, когда я устроился работать. Она работала здесь терапевтом, сейчас заведует терапевтическим отделением. Сын мой Александр также окончил мединститут, работает стоматологом в Новосибирске, жена его тоже медик, кандидат медицинских наук. А дочь Светлана окончила сельхозинститут, сейчас работает главным специалистом в министерстве социального развития Новосибирской области. А еще у меня два внука, совсем маленьких. —  Хотите ли, чтобы внуки продолжили Ваше дело? —  Считаю, что врач — это очень важная, благородная и достойная профессия. И если они выберут этот путь, буду очень рад.

Со старшим внуком Данилом

С младшим внуком Тимофеем


Сафронова Наталья Владимировна Родилась 1 января 1950 года в городе Прокопьевске. Окончила НГМИ в 1973 году. Была направлена работать в МСЧ №25, после года интернатуры работала в поликлинике №2 в составе МСЧ №25. Менялись названия этой поликлиники — №2, 10, 29. Работаю в этой поликлинике по настоящее время, 10 лет участковым врачом, затем заведующей терапевтическим отделением. Окончила ординатуру в 1987 году. Заслуженный врач России с 2000 года. Врач высшей категории. Замужем. Две дочери. Старшая тоже врач, заведующая отделением реабилитации психиатрической больницы в г. СанктПетербурге. У меня есть внучка. Воспоминания студенческих лет: запомнился театр миниатюр, которым руководил актер театра «Красный факел» Валерий Харитонов. Одними из ведущих актеров этого театра были Федиахметов Р., Забелло И.Н.; после окончания первого курса мы работали в городском студенческом отряде — клали основу под асфальт на Вокзальной магистрали, — наш вклад в развитие города; практика в г. Каргате, где мы работали буквально во всех отделениях, ассистировали при опе-


Веселые студенческие годы

рациях, научились многим манипуляциям. А еще нам было очень весело; куратор нашей группы Балашов В.А. — человек, который привил мне любовь к терапии, дал те основы, которые позволили мне стать профессионалом; веселые застолья, когда отмечалось буквально всё: от Дня Парижской коммуны до получения посылки из деревни Александром Колмогоровым; шаржи Олега Васильева; шпаргалка Тамары Осадчей, написанная на полах халата от горловины до подола, по биохимии, с которой она была поймана на экзамене.


Василечко Наталья Дмитриевна 1950 года рождения, начала трудовую деятельность в 1973 году участковым терапевтом в поликлинике № 2 ЦМСЧ-25. В 1987 году была назначена на должность заведующей этой поликлиникой, в 1992 году — главным врачом поликлиники №2. В марте 1998 года ЦМСЧ-25 была реорганизована. Поликлиника стала самостоятельным юридическим лицом и получила свидетельство о регистрации как МУЗ «Поликлиника №10». Кроме того, за это время был осуществлен переезд поликлиники в 7-этажное здание, увеличилась численность обслуживаемого населения до 50 000, выросла мощность поликлиники с 400 посещений в смену до 700 посещений, а численность сотрудников составила около 400 человек. Наталья Дмитриевна, обладая жизненным и профессиональным опытом, сплотила вокруг себя сильный коллектив единомышленников. В поликлинике работают окончившие в 1973 году НГМИ: Сафронова Наталья Владимировна — заведует терапевтическим отделением; Герасимович Людмила Михайловна — участковый врач; Касаткина Людмила Анатольевна — врач-терапевт дневного стационара. За время работы Василечко Наталья Дмитриевна неоднократно награждалась грамотами района

На открытии женской консультации в 2002 году

и управления здравоохранения, а в 1997 году была награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. В настоящее время, отработав 33 года в здравоохранении, она занимается воспитанием любимой внучки вместе с мужем, подполковником УВД в отставке, награжденным 10 правительственными наградами. Дочь и сын окончили вузы, находятся на госслужбе.


Прокудина Людмила Александровна (девичья фамилия Шарапова) После окончания школы с золотой медалью в 1967 году поступила в медицинский институт. 1967—1971 гг. — училась в Новосибирском медицинском институте. 1972—1973 гг. — училась в 1-м Московском медицинском институте имени Сеченова. После его окончания с 1973 года работала врачом-терапевтом, кардиологом: г. Наро-Фоминск, п. Апрелевка (Московская область), 2 года — на Кубе (Гавана), г. Ташкент, Горьковская область (г. Дзержинск), Ивановская область, Владимирская область (г. Кинешма). С 1988 года и до настоящего времени живу в Новосибирске и работаю врачом функциональной диагностики и нейрофизиологии. Врачебный стаж 35 лет. Имею двоих детей: Сын 1975 г. р. — менеджер фирмы (юридическое образование), дочь 1985 г. р. — студентка юридического факультета. Внук Миша — 6 лет. Хобби — дача и садовый дизайн, автовождение, рукоделие, общение с друзьями.

Дача — любимое место отдыха и занятий садовым дизайном


Вспомним, как это было

Гуляев Вениамин Артемьевич …И еще два случая из студенческой жизни. Первый Стройотряд после первого курса. Из села Солонешное Алтайского края нас, пятнадцать человек, отправили в лес городить заборы для маралов. Мужики из далекого села приезжали и, соблюдая направление, валили лес, а мы очищали лесины от сучьев, распиливали на шестиметровые отрезки, делали по краям зарубы, как при строительстве избы, и затем змейкой выкладывали забор высотой не менее 2 м 70 см. Все, что ниже, марал легко перепрыгивает. В день выкладывали по три звена. Жили на горной заимке, кормили нас до отвала маралятиной, там мы немного одичали. И вот, по слухам, уже другие бригады из сёл Солонешное и Топольное собирались выезжать, а у нас намеченный объем работ не выполняется — стали маленько отлынивать. О ситуации я сказал командиру отряда Толе Колесникову. Он приехал, собрал нас и сообщил, что наша бригада уедет значительно позже домой, поскольку работа не выполнена. Состоялся мужской разговор, но от него ребята так завелись, что вкалывать стали как черти, в день выкладывали по 15-17 звеньев, а это ведь в тайге, да еще в горах. Но уехали точно в срок.

Второй После пятого курса у нас в Коченёво, при полке гражданской обороны, были лагерные сборы. И вот однажды для солдат мы приготовили концерт. Ребята старались, талантливые же все. Одним из номеров программы было исполнение Валерой Перидериенко песни Джанни Моранди. Аккомпанировал на гитаре Миша Волков. А Валера, несмотря на хороший голос, не всегда мог начать песню в нужной тональности. Так случилось и на этот раз. Миша дал на гитаре один тон, Валера запел в другой. Весь первый куплет Миша старался перестроиться, всячески показывая певцу прислушаться к сопровождению, но куда там! Тогда, начав второй куплет, Миша, собрав чудовищную смесь иностранных слов и придав им итальянские окончания, запел сам что-то вроде «донна, мадонна, лучано, пермано, султано…». А Валера в это время стоит, молчит и смотрит на Мишу. Третий куплет Миша отдает Валере, и тот начинает уже в какой-то немыслимой тональности. Миша старается подобрать аккорды, но тщетно. Зал грохотал от смеха, все думали, что это специальный юмористический номер…


Пыхтин Сергей Иосифович После пятого курса у нас были военные сборы. Жили в палатках по десять человек, я был замкомвзвода. Ночи холодные… Хорошо, мне мама связала носки, остальные — в портянках, а еще их попробуй заверни! Помню первый день этих сборов. Приехали на электричке, нас повели в баню, потом выд��ли форму — новую, но советского образца: в штаны можно было спокойно трех человек засунуть, гимнастерка до колен... В столовой расположились, спокойно, с разговорами обедаем. Первое не успели доесть, заходит дежурный капитан: «Чашки на край стола — выходить!» Сразу научились: заскакиваешь туда, ложку полумытую вытираешь полой гимнастерки, быстро первое, потом хек — я, наверное, за этот месяц метра четыре хека съел… — все, чай выпили и — на плац! Очень много работали, серьезные нагрузки переносили, я даже на семь килограммов похудел. На сборах — будни армейской жизни


Вспомним, как это было

Иванов Владимир Викторович Июль — сентябрь 1969 года, остров Шикотан Из Новосибирска во Владивосток нас перевозили самолетом, несколькими рейсами, трое суток. У нас была форма серого цвета, на спине черным лаком нарисовали эмблему «Шикотан», Сибирь на фоне земного шара. Трое суток мы знакомились с Владивостоком. Затем теплоходом «Петр Первый» нас перевезли на остров Шикотан. С остановкой в городе Корсако-

Таким нас встретил Тихий океан

ве на острове Сахалин. Теплоход стоял в порту где-то часов 5, а мы знакомились с городом. Были удивлены обилием в магазинах селедки. Цена за килограмм от 70 копеек до 2 рублей. Естественно, все накупили «лакомства». В Новосибирске в это время сельдь была в дефиците. На теплоходе наелись, потом обпивались водой, пока шли на Шикотан, в поселок Крабозаводск. Сам остров Шикотан необычен — весь в холмах. Красивейшаяя природа. Изобилие цветов, которые не пахнут, трав, дикого винограда, бамбука. И ели-великаны, окружность ствола которых составляла по 4-5 метров. Из Новосибирска в 1969 году это был первый стройотряд на Шикотан. Сводный, состоявший из студентов НГМИ, торгового института, НЭТИ и пединститута. Работали по 12 часов, тяжело. Ребята работали грузчиками (разгружали рыбу с сейнеров) и на рыбозаводе. Доводилось и выходить в открытый Тихий океан на рыбацком сейнере на ловлю сайры. Девчата работали в основном на укладке, то есть укладывали сайру в банку «цветочком». Нормы выработки большие. Всю смену стояли на ногах, а рыба подавалась в воде по конвейеру. У многих девчат были дерматиты. В свободное от работы время изучали природу, ходили на берег океана,


рыбачили. И после каждого знакомства с природой на открытых участках тела возникали волдыри. Причину их так и не выяснили. Местные жители говорили, что на острове есть трава ипритка, которая вызывает ожоги на коже. Природа Шикотана необычная. У лопуха или репья там листья вырастают в диаметре 1,5-2 метра. В дождливые дни мы использовали их в качестве зонтиков. По 2-3 человека под таким зонтиком можно было легко спрятаться. Причём в дождливую погоду лист несколько дней не вял. В августе 1969 года случилось землетрясение 5 баллов, и все ожидали опасность цунами, люди убегали в сопки. Но обошлось. Время пролетело быстро. Набрали домой сувениров: кто ракушки, кто рыбу и икру. И книг, которые на Шикотан завозились, но особым спросом там не пользовались. Когда возвращались домой, на теплоходе у пассажирки начались роды. Врач от испуга спрятался. Так роды и принимала Тоня Пызынина (Васильчикова). Роды прошли удачно, родилась девочка Оля.

Копанцева Татьяна Федоровна …В 1970 году в честь юбилея Дня Победы был организован автопробег из 100 машин от ДК «Металлург» до Учительской. Как лучшая группа на курсе (у нас был высший балл после сдачи экзаменов), мы приняли участие в этом автопробеге. Парни изображали солдат-освободителей, а женская половина — освобожденных полячек. Также мы на протяжении всего пути пели «Катюшу». В последующие годы, когда слышу «Катюшу», вспоминаю этот момент...


Их уже нет с нами Ветошкин Петр Матвеевич Афанасьев Вадим Васильевич Баркова Татьяна Васильевна Буйкин Валерий Федорович Ветошкин Петр Матвеевич Вонарх Ольга Анатольевна Дюнин Николай Николаевич Калинин Вячеслав Михайлович Клейман Зинаида Аврумовна Козлов Илья Семенович Колмогоров Александр Порфирьевич Лайвин Анатолий Николаевич Лоскутников Александр Юрьевич Мартынов Борис Андреевич Михалев Борис Львович Новикова Тамара Пластинин Игорь Борисович Поватенко Алексей Алексеевич Сержантов Николай Викторович Сибирская Маргарита Николаевна Торшин Владимир Петрович Федиахметов Рафаил Абдуллович Фролова Алла Федоровна Шевелев Владимир Георгиевич

Полковник медицинской службы. После окончания 4-го курса поступил на военно-медицинский факультет Томского медицинского института. После его окончания работал в Сибирском военном округе. В качестве военного советника принимал активное участие в сомалийско-эфиопском военном конфликте, с трудом вырвался оттуда на последнем военно-транспортном самолете. Занимал должность начальника военной кафедры Омского медицинского института. Окончил Военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова (г. Санкт-Петербург). Никогда не терял связь со своими одногруппниками. Всегда приходил на помощь своим друзьям. Человек слова и дела, мужественный был человек, настоящий (без иронии) полковник. В годы чеченских войн на месте событий активно участвовал в организации медицинской помощи раненым, больным и их эвакуации. В последние годы своей жизни занимал должность заместителя начальника медицинской службы Сибирского военного округа. Вечная ему память, друзья! Сергей Львович Бухгейм


Козлов Илья Семенович

Шевелев Владимир Георгиевич

Как-то раз во время практики в колхозе Илюша Козлов преподнес нам, троим девчонкам, так называемое «северное сияние» — смесь водки с шампанским. Он был постарше — уже в армии отслужил. Мы попробовали буквально по глотку, а ничего не помним!.. Старостой второго потока у нас был Володя Шевелев. Парень был после медицинского училища, много занимался общественной работой. Он блистательно учился, а ночами подрабатывал в скорой помощи: нужно было кормить жену и двоих маленьких детей. После окончания института его тут же оставили в клинической ординатуре. Владимир выбрал редкую хирургическую специальность — урологию. Тут же изобрел новый способ избавления мужчин от камней в мочевом пузыре, сам им виртуозно пользо-

вался. Вообще руки у него были золотые: он на доли миллиметра чувствовал, куда что двигать. Пошел в аспирантуру, кандидатскую в короткий срок должен был написать. Но… Мужчины в благодарность за избавление от камней презентовали ему коньяк ящиками и требовали, чтобы он вместе с ними отмечал счастливый исход операции. К сожалению, Володя не смог остановиться. Начали дрожать руки, пришлось уйти с кафедры. Под конец он работал дежурантом в горбольнице. Но когда привозили больного в тяжелом состоянии с почечной коликой, он чего-нибудь выпивал, руки переставали дрожать, и он шел работать. Кончил трагически — покончил с собой. Очень жаль. Из воспоминаний Натальи Тихоновны Ясаковой


Их уже нет с нами Буйкин Валерий Федорович Врач высшей категории, кандидат медицинских наук, доцент. По окончании института был зачислен на кафедру инфекционных болезней, где и проработал всю жизнь. В 1990 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Клиника последствий перенесенного описторхоза и критерии гельминтологического выздоровления». Автор 56 научных работ. Более 10 лет проработал помощником декана лечебного факультета НГМИ, курировал 3-4 курсы. Умер в октябре 2001 года. Сын Валерия Федоровича, Сергей, ныне также кандидат медицинских наук, возглавляет собственную стоматологическую клинику.

Мартынов Борис Андреевич Окончил Новосибирский государственный медицинский институт по специальности «лечебное дело» в 1973 году. С 1974 года работал в Сузунской центральной районной больнице интерном. Поскольку в ЦРБ не было анестезиологов-реаниматологов, он прошел специализацию и стал анестезиологом-реаниматологом, несмотря на то что по здоровью ему не рекомендовали эту профессию. Работал очень успешно, занимался научной деятельностью. Имел более 50 публикаций. Занимался гемосорбцией, гемодиализом. Мечтал внедрить в практике телеэкг. Врач высшей категории. Ушел из жизни в 2002 году.


Борис Андреевич Мартынов


Их уже нет с нами

Лайвин Анатолий Николаевич 16.03.1950-26.07.2006 Вот уже пять лет нет с нами талантливого врача, организатора здравоохранения, прекрасного человека — Лайвина Анатолия Николаевича. В 1973 году после окончания Новосибирского медицинского института вместе с женой, с которой они учились в одной группе, и маленьким сыном по распределению отработал в течение трех лет на севере Урала с очень сложным контингентом больных. Там он был сразу же назначен заведующим отделением. Вернувшись в Новосибирск, в 1977 году Анатолий Николаевич был принят на работу врачомбронхологом легочно-хирургической больницы №1, где под руководством отличника здравоохранения, д-ра мед. наук А.П. Огиренко активно занимался не только врачебной деятельностью, но и общественной работой. В 1986 году возглавил больницу скорой медицинской помощи №2. Несмотря на руководя-

щую должность, все годы он продолжал заниматься лечебно-диагностической деятельностью как врачбронхолог. В 1997 году ему было присвоено звание «Заслуженный врач Российской Федерации». За 20 лет работы главным вра��ом Анатолию Николаевичу удалось создать крупное многофункциональное объединение, в котором на сегодняшний день оказывается круглосуточная терапевтическая и хирургическая помощь жителям г. Новосибирска. В 2001 году удалось закончить строительство лечебно-диагностического корпуса больницы, открытие которого позволило оптимизировать оказание неотложной терапевтической помощи. Анатолий Николаевич особое внимание уделял внедрению научных разработок в работу врачей стационара. Благодаря тесному сотрудничеству с кафедрами НГМУ в БСМП №2 внедрено много научных методик обследования и лечения больных, защищено несколько кандидатских диссертаций. Сам Анатолий


Николаевич защитил кандидатскую диссертацию в 2001 году по организации здравоохранения под руководством члена-корреспондента РАМН, д-ра мед. наук В.П. Денисова. За время работы Анатолия Николаевича в БСМП №2 коллектив больницы активно принимал участие во всех городских мероприятиях: научно-практических конференциях, а также в КВН, конкурсах «Врач года», спортивных соревнованиях. Также Анатолий Николаевич стоял у истоков создания НОАВ и в течение нескольких лет являлся заместителем председателя НОАВ. Он был очень общительным, коммуникабельным, ответственным человеком, преданным другом, душой любой компании, прекрасным семьянином. Дети, как и родители, стали врачами, и в семье надеются, что все трое внуков выберут медицину. 26 июля 2006 года он ушел из жизни, но остается в памяти коллег, друзей, пациентов. Вечная память. Друзья, коллеги Анатолий Николаевич Лайвин


Жизнь продолжается Юрий Иванович Бородин Сегодня выпускники 1973 года Новосибирского государственного медицинского института — люди профессионально состоявшиеся. Многие из них занимают высокие руководящие должности. Многие, следуя данной в юности клятве врача, продолжают самоотверженно лечить больных. Многие сами стали преподавателями в родном вузе. Многие достигли высот в науке. И, главное, все они сохранили преданность делу, которое выбрали в жизни раз и навсегда, и своей alma mater, благодарность к которой пронесли через десятилетия. Многие из них, выбрав медицину, не только сами стали продолжателями семейных традиций, но и привили любовь к этой благородной профессии своим детям. Продолжат ли эту традицию их внуки, покажет время. Главное, жизнь продолжается. И дарит каждому из них ощущение ее многообразия. И радость дела, которому все они служат.

— Сегодня в нашем институте произошло очень большое обновление профессорскопреподавательского состава. Это очень хороший признак. Многих из нынешних профессоров я помню студентами, а некоторые, наверное, даже и студентами еще не были, когда я был ректором. Растет количество профессоров, доцентов, кандидатов наук, докторов. Это тоже внушает оптимизм. Сейчас и учебный процесс перешел на новый уровень. Я говорил, что очень хорошо то, что мы в 70-е годы АСУ учебного процесса и УИРС развивали, но сегодня этого уже недостаточно. И то, что теперь работают и компьютерные классы, и особенно есть качественные муляжи, на которых студенты имеют возможность отрабатывать практические навыки вместо живых людей, очень важно. То, что техни-

ческая вооруженность вуза быстро пошла вверх, хорошо. Что касается современных студентов, то в этом отношении, как и везде в обществе, чувствуется определенное расслоение. В том числе по уровню знаний, которые получают студенты. Сейчас, когда принимаешь экзамены, видишь, что есть просто блестящие молодые люди, которые полностью усвоили твой предмет. В прошлом году я экзаменовал одну студентку и, когда она закончила свой рассказ, сказал ей: «Знаете, вы по уровню знаний сами можете сейчас преподавать». Она продемонстрировала удивительное понимание предмета. Сейчас очень много зависит от студента. Насколько он сумеет и захочет принять тот объем знаний, который ему предлагается. Поэтому есть и суперотличники, и, к сожалению, посредственности.


Встреча выпускников НГМИ — двадцать лет спустя . 1993 год


Жизнь продолжается

Встреча главных врачей Новосибирской области. 1998 год


Мы снова вместе!


Жизнь продолжается Елена Григорьевна Сахарова — Что я могу сказать о моих детях и внуках? Дочь, Юлия Юрьевна Караваева, пошла по маминым и бабушкиным стопам. То есть пошла учиться на врача. Да и как могло быть иначе, если еще первоклассницей она, бывая в гостях на работе у бабушки, сидела в кресле главного врача инфекционной больницы №1, пока ее бабушка — моя мама, истинный трудоголик, занималась решением многочисленных вопросов. При выборе специализации последовала свому призванию — пошла в лабораторную диагностику. С одной стороны, ей это было очень интересно. С другой стороны, она работала тоже в первой инфекционной больнице, заведовала лабораторией ПЦР-диагностики и отчасти продолжила семейную традицию.

А вот мой внук Денис, которому сейчас 14 лет, пока еще выбирает профессию. Сейчас он ходит в бизнес-школу, увлечен информационными технологиями. Занимался каратэ, увлекался плаванием. Пошел учиться игре на гитаре. При этом закончил театральную студию у Сергея Афанасьева. Пять лет занимается в художественной школе, хорошо рисует — его работы в акварели, из глины, росписи в батике представлены на многочисленных выставках творческой молодежи в Новосибирске. Но главное, конечно, уже второй год, это занятия в бизнесшколе. Он постоянно предлагает мне: «Бабушка, давай организовывать бизнес. Медицинский или другой какой-нибудь».

Нина Александровна Склянова —  Моя дочь Лена стала врачом, хорошим дерматовенерологом. Сейчас она кандидат наук, доцент. Внучка учится в профильном классе лицея. Также проявляет интерес к естественным наукам. Я бы пожелала своим девочкам развивать то, что дала им жизнь. Дочь в свое время получила хорошее образование, смогла вырасти профессионально. Что касается внучки, то пока она учится в 7-м классе и еще не определилась, кем станет в будущем. Больше всего хочу, чтобы она выросла здоровой и трудолюбивой, имела жизненные цели и стремилась их реализовать.


Клятва врача Российской Федерации Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь: честно исполнять свой врачебный долг; посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека; быть всегда готовым — оказать медицинскую помощь, — хранить врачебную тайну, — внимательно и заботливо относиться к больному, — действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;

проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии; хранить благодарность и уважение к своим учителям; быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту; доброжелательно относиться к коллегам; обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы больного, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете; постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство; беречь и развивать благородные традиции медицины.


ТАКИЕ РАЗНЫЕ ВРАЧИ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ ВЫПУСК 1973 ГОДА

Главный редактор Я.Н. Самохин Выпускающие редакторы: Е.В. Меркурьева, В.Б. Ведерников Корректоры: И.В. Балаганская, О.В. Иващенко Авторы интервью: Е.В. Меркурьева, В.Б. Ведерников, С.Л. Горченкова, О.И. Калесник, И.Г. Ткач, М.В. Цурмаст Дизайнер Д.В. Ешаков

Подписано в печать 07.12.2011. Формат 700х900 1/16. Гарнитура Times. Усл. печ. л. 13. Тираж 400 экз. Издательский дом «Сибинформ» 630099, г. Новосибирск, ул. Большевистская, 43, оф. 3 Отпечатано в ООО «ДЕАЛ» 630033, г. Новосибирск, ул. Брюллова, 6а

НОВОСИБИРСК 2011



Такие разные врачи