Issuu on Google+

Королевская гора в Калининграде: проекты и замыслы по её застройке Историко-аналитический обзор Введение В начале 2008 года местные власти и городская общественность вплотную подошли к необходимости принятия концептуального решения по застройке центра Калининграда. Территория, более 60 лет выключенная из городского оборота, получила исторический шанс вернуться к активной жизни и придать городу новый импульс. Для квалифицированного общественного и профессионального обсуждения предстоящих замыслов региональное отделение Союза архитекторов России приняло решение собрать все существовавшие замыслы по поводу данной территории и её «сердца» − Королевской горы − в единый обзор, дабы любому горожанину или будущему проектировщику была видна вся палитра замыслов. Подобные историко-аналитические разработки, помимо общепонятной функции перевода дискуссии в содержательный горизонт и избегания прошлых ошибок, позволяют увидеть разные проектные подходы относительно одной территории. Становится видна зависимость проектов как от политических обстоятельств времени, так и от экономических факторов, что в идеале должно спровоцировать оптимальное архитектурнопланировочное решение по Королевской горе в будущем. Понимая, что подобный обзор невозможно сделать изначально исчерпывающим, авторы решили, во-первых, ограничиться лишь теми проектами и замыслами, которые были широко представлены публике или широко обсуждались в своё время в прессе. Многие из проектов и замыслов, имевших более камерный или даже приватный характер, по этой причине в данный текст не вошли. И, во-вторых, сам характер подобного обзора требует его периодического пополнения, поэтому он публикуется в открытой редакции, т.е. будет периодически дополняться и уточняться. 0. Историческая справка: возникновение поселения и роль Королевской горы Королевская гора – возвышенность пойменной гряды реки у слияния двух её рукавов, Старой и Новой Преголи. С XII−XIII веков она имела доминирующее значение на пересечении путей из Самбии в Натангию и водных путей из Балтии вглубь материка вверх по течению Преголи. Исходя из своего положения и доминирующей высоты над окрестностями, она была выбрана местом размещения укрепления во время похода отряда рыцарей Немецкого (Тевтонского) ордена во главе с богемского королем Оттокаром II Пшемыслом с целью колонизации языческих земель и присоединения их к орденским владениям. Этим походом орден заложил на пойменной возвышенности замок Кёнигсберг (Королевская гора).

Рис. 1. Ситуационный план замка Кёнигсберг на горе Твангсте в XIII веке (по Эрхардту, 1988 г.) 1. Место древнего прусского городища. 2. Орденский замок в процессе строительства. 3. Территория предзамка. 4. Первоначальная территория города. 5. Дамба запруды Мельничного пруда.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

1


При активной политике колонизации Самбии и Натангии вокруг замка со временем образовались три средневековых города – Альтштадт, Кнайпхоф и Лёбенихт, каждый из которых, в свою очередь, обладал собственной инфраструктурой (ратушами, рынками, церквями, крепостными стенами, рвами, воротами, мостами и слободами). С течением времени в состав кёнигсбергских городов стали вливаться близлежащие ремесленные поселения, деревни и слободы. Таким образом уже к XVII в. в устье реки Прегель образовался своеобразный урбанизированный конгломерат.

Рис. 2. Орденский замок Кёнигсберг с замковой слободой; Альтштадт, Лебенихт и Кнайпхоф во второй половине XIV в. (историческая реконструкция).

Сначала Орденский, а затем Королевский замок за всю свою многовековую историю многократно перестраивался, модернизировался и неоднократно менял свою функциональную принадлежность, но при этом постоянно оставался в первоначально выбранном периметре. К началу XX века замок уже являлся крупнейшим музейным комплексом и памятником европейской (в том числе российской) истории.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

2


Рис. 3. Этапы строительства Кёнигсбергского замка (по Ф. Ларсу). Основные этапы строительства Орденской крепости в Кёнигсберге. Рис.1

Рис. 4. Общая панорама с замком и прилегающими к нему городами (по Брауну, 1581 г.)

В 1724 году три средневековых города, сложившиеся вокруг замка, юридически объединились под общим названием «Кёнигсберг». Орденский замок и сама возвышенность, на которой он стоял, служили историческим, градостроительным и административным ядром, вокруг которого складывался и жил на протяжении почти семи веков город Кёнигсберг.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

3


Рис. 5. Вид на Кёнигсбергский замок, аэрофотосъемка, 30-е годы ХХ века.

Во время Второй мировой войны в 1944 году центр Кёнигсберга был примерно на 80% разрушен английской бомбардировкой ипоследовавшим в 1945 году штурмом города советскими войсками. Орденский замок также пострадал − от него остались лишь стены и фрагменты башен.

Рис. 6. Фото замка сразу после войны.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

4


Старое ядро − сердце города − было разрушено, а сам город и большая часть бывшей немецкой провинции Восточная Пруссия, сменив имя на Калининград и Калининградскую область соответственно, отошли к СССР (РСФСР). С самых первых лет архитекторы и градостроители, которые в новом, советском, Калининграде разрабатывали планы восстановления города, рассматривали Королевскую гору как ключевую градостроительную проблему всего городского массива в его исторической части. Своей нерешённостью она породила массу проектов, прожектов и замыслов (visionary) по поводу обустройства Королевской горы и нового её места в общегородской структуре города, но с 1946 по 2009 годы проблема так и не была окончательно решена. В итоге город более 60 лет жил, выстроив «новокаиновую блокаду» вокруг прежнего исторического, градостроительного и административного своего центра. 1. Послевоенные предложения и замыслы (1946-1955 гг.) Из докладной записки главного архитектора областного отдела коммунального хозяйства П.В. Тимохина начальнику управления по гражданским делам Кёнигсбергской области В.А. Борисову о восстановлении и реконструкции Кёнигсберга от 24 июня 1946 г: «Одной из главных задач архитектуры в городе является смена внешнего архитектурного облика города. Упрощённо однообразные современные немецкие застройки улиц, или причудливо онемеченный модерн, стоящий рядом с наивно затейливой виллой, конечно, оставлены быть не могут, а специфический характер крыш необходимо менять».

Рис. 7. Фрагмент генплана центральной части города (Гипрогор), 1946-1949 гг.

Первый эскиз генплана города Калининграда, разработанный московским Гипрогором (рис. 7) интересен тем, что на нём сохранены четыре моста на Кнайпхоф (остров Канта) и убран Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

5


Медовый мост. Дома Советов на эскизе ещё нет, но обозначено место будущего знакового здания и, судя по изгибу улицы, ведущей от Лавочного моста вверх и влево, транзит через Кнайпхоф идёт на уровне земли, без эстакады. «Верхний город» ещё наверху, он не сравнялся с «нижним» из-за эстакады, и на него надо взбираться крутой петлистой дорогой. На месте разборок «нижнего города» «освобождается» земля − вывозится камень, весь прежний строительный материал и планируются обширные зелёные пространства парков. Кафедральный собор в проекте отсутствует. Из приказа № 195 управления по делам архитектуры при Совете Министров РСФСР от 13 мая 1948-го: «…Нужно при всей скромности средств добиваться решительного преобразования всего характера застройки, чтобы вытравить из неё дух пруссачества и утвердить нашу советскую культуру в архитектурном пейзаже. Нужно преодолеть и вытравить мрачный воинственный дух прусской архитектуры с её чрезмерными формами подслеповатых окон и стен, громоздких островерхих крыш. Вместо него должна прийти лёгкая жизнерадостность форм и приветливость облика».

Рис. 8. Макет проекта центра города, 50-е гг.

Из статьи архитектора М.Р. Наумова в «Калининградской правде» от 30 апреля 1949 г.: «Надо сказать, что центр города застраивался немцами беспланово, варварски, что вообще характерно для капиталистических городов. Здесь много узких улиц, где с трудом проезжал трамвай. На месте зданий пройдут проспекты, зелёные бульвары и скверы. Основная композиционная ось города пройдёт через центр, связав правый берег с левобережьем. В центре намечена постройка огромного Дворца Советов. Возможно, что постаментом для него явится площадка нынешней крепости (имеется в виду Кёнигсбергский замок – авт.) с башней и большой площадью, спускающейся к реке… Дворец Советов мыслится как памятник великому деятелю Коммунистической партии и Советского государства – Михаилу Ивановичу Калинину. Дворец должен быть увенчан высокой, видной издалека башней-маяком, которая подчеркнёт характер Калининграда – города-порта».

Выдвигались и другие планы, например, снести полностью остатки города и на его месте возвести пирамидальный памятник-пантеон погибшим воинам. Или такой вариант: оставить город в руинах и безлюдным, как апофеоз войны, а новый город построить на другом месте. Но большинство архитекторов были сторонниками сохранения старого города, правда, пытаясь перенести на него традиционную, в духе пафосного монументализма, планировочную структуру, отвечающую модному тогда неоклассическому стилю. Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

6


Рис. 9. Центр Калининграда. Д. Навалихин (в соавторстве с А. Максимовым, первым архитектором Калининграда). Начало 1950-х гг.

Уже в проекте Д. Навалихина (рис. 9) ликвидированы мосты на остров Кнайпхоф ради усиления силовой линии нового широкого путепровода по пр. Ленина (прообраз будущей эстакады), и здесь же мы видим прообраз будущего Московского проспекта по оси ЗападВосток. Ленинский проспект завершается полукольцевой площадью с главной городской доминантой на Королевской горе – Дворцом Советов (региональная реплика сталинских московских «высоток») в окружении общественных зданий «сталинского классицизма». Примечательно, что в этом проекте сохранено и даже подчеркнуто деление города на «верхний» и «нижний». Фасады зданий «верхнего города» образуют мощную горизонталь, идущую вдоль реки, а «нижний город», не найдя актуального прочтения, под видом системы скверов, парков и мемориалов (избыточных для реальной мемориальной функции) оставлен в качестве резерва для последующих решений. Однако с середины 50-х годов в Калининграде, как и во всей стране, начали внедряться индустриальные методы строительства на основе типового проектирования, которые вступили в противоречие с помпезностью, украшательством и декоративными излишествами. К общему знаменателю приводились и все восстанавливаемые здания. 2. Эпоха типовых проектов и массового строительства (1956-1988 гг.) Все начавшиеся в 1949 году, с первого генплана, этапы реконструкции города предполагали создание нового российского города с принципиально новым архитектурным обликом, в котором сознательно стиралось бы напоминание о немецком прошлом. Сначала предполагалось все-таки сохранить прежнюю сетку улиц, и часть этого плана была реализована в 50-х − начале 60-х гг. на территориях, прилегающих к проспекту Мира. Но уже следующие, разработанные в 60-х годах, генпланы предусматривали полный отказ от исторически сложившейся и устоявшейся на протяжении многих веков планировочной структуры города. Тогда и было принято политическое решение – на месте старого Кёнигсберга построить совершенно другой город – новый социалистический Калининград. Проведенные в 1964 и 1974 годах Всесоюзные архитектурные конкурсы представили модели новых планировочных решений, в результате чего была принята идеологическая установка на игнорирование всей предыдущей архитектурно-градостроительной цивилизации города, что впоследствии и привело к изменению структуры, характера, масштаба и образа города. В 1964 году была начата работа над очередным генеральным планом, для чего, как сообщается в «Калининградской правде» от 04.04.1964 г., по итогам проведенного в Калининграде Всесоюзного совещания архитекторов, в том же году объявлен архитектурный конкурс, в котором приняли участие проектные институты из Москвы, Ленинграда, Литвы, Латвии и Эстонии. Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

7


Рис. 10. Центр Калининграда. Архитектор В. Ходаковский, 1963 г.

В преддверии грядущего конкурса на градостроительную концепцию застройки Калининграда тогдашний главный архитектор города Владимир Ходаковский опубликовал статью, которая вышла 17 ноября 1963 г. в «Калининградской правде». В ней содержался диагноз Ленинскому проспекту: главная улица города – «никакая», «весь вид портит». Ходаковский убеждал: необходимо изменить «силуэт застройки и главной улицы города». Он считал, что четырёхэтажные хрущёвки нужно повысить ещё хотя бы на один этаж, между ними возвести павильоны, где разместились бы торговые и бытовые учреждения. В узловых точках улицы он видел дома повышенной этажности, которые «держали» бы пространство. Главный архитектор предлагал соорудить новый путепровод через Преголю, сделав его продолжением улицы Серпуховской. Эта магистраль должна была принять на себя основной транспортный поток. Ленинскому же проспекту отводилась роль «торгового центра и прогулочного бульвара», доступного только для легковых автомобилей. При этом Ходаковский отважился рекомендовать властям сохранить наиболее уцелевшую западную часть Королевского замка, пристроив к ней «управленческое или центральное городское здание типа общенародного клуба с трансформирующимся залом, в котором могли бы проводиться массовые собрания, митинги, театральные представления, спортивные выступления».

Рис. 11. Конкурсный проект (1), вид с севера.

В данном предложении (рис. 11) мы видим, что на Королевской горе выстроен комплекс высотных зданий уже гораздо больших масштабов, чем предлагалось в проектах 50-х годов. «Нижний» город также по проектному решению взят «в скобки». Главный высотный комплекс на Королевской горе связывается с второстепенными (в районе казармы Кронпринц и в районе Южного вокзала). Остальные городские пространства (кроме парков и озёр) застроены домами Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

8


типовых серий. Стоит заметить, что кольцевая дорога вдоль прежних городских валов продолжена через остров Октябрьский (Ломзе) в районе Литовского вала. Предложенный образ города, по сути, представляет собой клон сталинской Москвы.

Рис. 12. Конкурсный проект (2)

Рис. 13. Конкурсный проект (3)

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

9


Рис. 14. Конкурсный проект (4)

В трёх других конкурсных проектах (рис. 12, 13, 14) в разной степени прослеживается одна и та же градостроительная мысль, а именно – пробивается эспланада от Королевской горы (или ещё раньше, от Южного вокзала через остров Кнайпхоф) на север, выходя к вальному кольцу в районе рынка. «Нижнему» городу в виде островов Канта и Октябрьского (Кнайпхоф и Ломзе) достаётся парково-мемориальная функция в сочетании со спортивной. Причём один из проектов (рис. 12) являет наиболее подробно проработанную геометрическую структуру городских массивов и парковых и «замковых» ансамблей. И во всех трёх случаях «транспортный крест» в виде мощных линий Московского и Ленинского проспектов перечёркивает мелкую дорожную сетку старого Кёнигсберга. Трудно переоценить значение внутреннего транспортного распределительного кольца (улицы Генерала Соммера, Барнаульская, Полоцкая-Краснооктябрьская, Генерала Павлова …), предложенного почти всеми конкурсантами, и приходится только сожалеть о «неслучившемся». Таким образом, во всех проектах 50-х − начала 60-х гг. предлагалось создание в центре города масштабного архитектурно-градостроительного ансамбля с укоренением композиционных принципов и планировочных традиций неоклассицизма. Параллельно этим конкурсам в партийных органах было принято решение выстроить на Королевской горе крупнейшее административное здание региона – Дом Советов, которое должно было выполнить центрирующую градостроительную функцию на пересечении уже утвердившихся двух главных городских диаметров: Южного вокзала – Северного вокзала и Московского проспекта.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

10


Рис. 15. Замок в 1965 г., (фото Ю. Ваганова).

Рис. 16. Эскизное предложение по выбору места для будущего Дома Советов и обустройству территории между замком и зданием института «Калининградгражданпроект», 1966 г.

В 1967 году авторским коллективом института «Калининградгражданпроект» (Соскин Л., Еремеев В., Попов Е., Осипов В. и др.) было представлено градостроительное решение новой центральной части Калининграда, о чем сообщили в свое время газеты «Моспроектовец» от 17 ноября и «Калининградская правда» от 12 июля 1967 г.

Рис. 17. Проект застройки центра Калининграда, 1967 г.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

11


Рис. 18. Варианты застройки. 1967 г.

Рис. 19. Фрагмент главной площади. Дом Советов, архитектор Е.А. Попов, 1967 г. Гравюра.

Здесь мы уже наблюдаем замену духа сталинской неоклассики на советский модернизм, с явной эстетической ориентацией на строящуюся в то время новую столицу Бразилиа и модных в Советском Союзе конца 60-х − начала 70-х годов архитекторов Лусиу Коста и Оскара Немейера. Их идеи (рис. 20) послужили отправной точкой для выбора решений по Королевской горе и в 70-80-х годах. В данном проектном решении застройки центра Калининграда 1967 года заслуживает внимание предложение по разделению транспортного и пешеходного движения (с акцентом символического направления к могиле Канта), а также отсутствие транзита по улице Шевченко. Высота Дома Советов в одном из вариантов данного проекта более сбалансирована и гармонична, чем реализованная в настоящее время. Руины замка (оставшаяся угловая башня)

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

12


выполняют чисто декоративную роль. Посадка крупного объекта общественно-культурного характера перед гостиницей «Калининград» является композиционно оправданным решением и своеобразной рефлексией по поводу утраченного Кёнигсбергского замка. А максимальное использование водного ресурса в виде водных каскадов, эксплуатирующих естественные перепады высот Нижнего пруда и Преголи, предлагает еще и новое ландшафтное качество территории. По сути данный проект стал опорным в реализации последующей градостроительной идеологии освоения и создания центра нового Калининграда на протяжении всей второй половины XX века.

Рис. 20. Здание Национального конгресса − парламента Бразилии, транспортная эспланада и площадь Трех Властей.

В 1972 году объявлен следующий всероссийский конкурс на разработку планировки и застройки центральной части города. В конкурсе, проводимом Госстроем РСФСР и Союзом архитекторов СССР, приняли участие ЦНИИЭП зрелищных зданий и спортивных сооружений, ЛЕННИИП градостроительства, Гипрогор Госстроя РСФСР, Московский архитектурный институт и «Калининградгражданпроект». В 1974 году были подведены итоги. Жюри конкурса признало лучшим проект Гипрогора, а второе место получил «Калининградгражданпроект».

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

13


Рис. 21. Проект застройки центра Калининграда. ЦНИИЭП им. Мезенцева, мастерская № 2, руководитель Ю. Шварцбрейм. («Архитектура общественных зданий», Стройиздат, 1980 г.)

Начало нового проектного этапа планирования привело после проведения второго архитектурного конкурса к созданию следующего генплана, на основе которого в дальнейшем был сделан ПДП, утвержденный к 1982 году. Теперь сохранявшиеся еще в центральной части остатки прежней городской структуры было решено окончательно устранить. Руины замка взорвали и снесли в период между 1967 и 1969 годами несмотря на то, что перед разрушением памятника были сделаны обмерные чертежи и существуют данные, что к этому времени литовскими архитекторами был сделан проект консервации развалин замка с превращением его руин в Музей мира. Хотя данный проект и получил диплом на Всесоюзном конкурсе, о нем вскоре все забыли.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

14


Рис. 22. Один из вариантов консервации и использования замка, 1960-е гг.

Началось массовое строительство типовых восьми-, двенадцатиэтажных жилых блоков по обязательному для всего СССР образцу. Площадь, прежде занимаемая замком, была покрыта булыжником. А непосредственно рядом с ней началось строительство Дома Советов, как новой, видной со всех сторон, центральной точки. Строительные работы были прекращены в 1990 г., а годом ранее закончилось и все плановое советское градостроительство. Проект Дома Советов появился на свет в 1968 г., к 1970 г. был утвержден, тогда же началось его строительство. Главный архитектор – Юлиан Львович Шварцбрейм, заслуженный архитектор РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, руководитель творческой мастерской ЦНИИЭП им. В.С. Мезенцева. Дом Советов стал строиться на Королевской горе рядом с фундаментом замка. Все последующие замыслы вплоть до начала 90-х учитывали Дом Советов как свершившуюся данность. Его высота составляет 71,6 м. По утверждению строителей, у Дома Советов огромный запас прочности, он стоит на 1 148 сваях, плюс монолитные фундаментные подушки толщиной до полутора метров, мощные стальные и железобетонные каркасы, четыре ядра жесткости на разных уровнях – от подвала до самого верха – в монолите. В нем четыре зала, 8 скоростных лифтов, развитая подвальная часть с рестораном и вспомогательными службами. По проекту Дом Советов должен был быть отделан специальным материалом стималитом (эмалированное стекло), но после произведенной по инициативе вышестоящих инстанций замены этого материала на бетонные панели Дом Советов приобрел нынешний вид.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

15


Рис. 23. Дом Советов и Центральная площадь.

Рис. 24. Башня Nakagin Capsule Tower, архитектор К. Курокава, 1970-1972 гг.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

16


Дом Советов обладает высоким качеством архитектурной композиции и эстетики в идеологии советского брутализма, который является составной частью общей архитектурнохудожественной программы того времени и определяется как советский модернизм. В свою очередь советский брутализм является отголоском международного брутализма − направления в архитектуре Западной Европы, США и Японии 50-х гг. XX века и его яркого продолжения − метаболизма, которое зародилось в Японии в конце 50-х годов XX века. Представителями метаболизма 60-х годов являются такие знаменитые архитекторы как К. Танге, К. Кикутаке и К. Курокава. Особенностями архитектурного языка метаболизма является незавершенность, «недосказанность», открытость структуры зданий для «диалога» с изменяющимся архитектурным, культурным и технологическим контекстом городской среды. Таким образом Дом Советов представляет собой образец качественной стилевой архитектуры. Он формирует интерес к истории новейшего времени и ярко представляет взгляды эпохи, потому как ничего более интересного и значительного за советский период в Калининграде больше не создано. Образцов такого уровня в других провинциальных городах России не существует. А по своему масштабу, идеологической силе, напряжению административной воли и затраченным ресурсам он сопоставим со строительством в свое время Кёнигсбергского замка силами ордена.

Рис. 25. Проект благоустройства Центральной площади, 1980-е гг.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

17


Рис. 26. Фрагмент принятого генплана центра города Калининграда, 1970-е гг.

Рис. 27. Панорама и аэрофотосъёмка центра Калининграда, 2005 г.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

18


3. Переходный период (до строительного бума) (1989 − 2002 гг.) 3.1. Датский проект реконструкции Дома Советов, 1992 г. Первый мэр Калининграда Виталий Шипов и главный архитектор города Василий Британ в 1992 году организовали и провели международный конкурс на проект застройки района Центральной площади с учетом изменения функций почти уже завершенного здания Дома Советов. Победила архитектурная мастерская Йорна Лангвада (Дания), которая, работая совместно с калининградским архитектором Александром Невежиным, предложила вариант реанимации здания через застекление центрального атриума прозрачной призмой. Инициатором строительства был Датский банк. Датский проект интересен тем, что представляет собой первую попытку за всю новейшую историю рассмотреть Королевскую гору прежде всего как потенциальное место для строительства, а не как привычное уже для калининградцев место благоустройства и озелененного ландшафта.

Рис. 28. Датский проект, 1992 г.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

19


3.2. Программа по линейному центру города. В 1996 – 1997 гг. Вадим Хван при участии Академии городской среды (Вячеслав Глазычев, Москва) развернули обширную программу по исследованию городской структуры центра Калининграда, которая вылилась в масштабный проект реконструкции линейного центра города и смены системы управления градостроительным процессом в мэрии. Была развёрнута массовая разъяснительная работа по проекту, которая – как образец открытых публичных действий − приветствовалась и мэром Калининграда Виталием Шиповым, и следующим мэром Игорем Кожемякиным. Группа архитекторов из Казахстана во главе с Вадимом Хваном предложила проект застройки центра города на всю протяженность Ленинского проспекта от площади Победы до площади Калинина. Основной упор делался не на конкретные архитектурно-пластические решения зданий, а на смену парадигм, как проектных, так и управленческих, которые должны были эти проекты воплощать. Тем не менее, общественность, не представляющая архитектора «без картинок», настояла на фазе форэскиза. Рисунок 29 иллюстрирует предложения группы Хвана по поводу Королевской горы.

Рис. 29. Предложение архитектора В. Хвана по реконструкции Дома Советов.

3.3. Проект Игоря Шелепова (2002 г.) Калининградский архитектор Игорь Шелепов в 2002 году в инициативном порядке предъявил свое видение будущего Королевской горы. Он предложил воссоздать Королевский замок с сохранением Дома Советов. В его версии внутренний двор замка следует перекрыть стеклом, а на месте между недостроенным зданием Дома Советом и восстановленным залом московитов предполагается построить зал конгресса. В огромном крытом пространстве могут с равным успехом проводиться детские елки, международные торговые выставки и всяческие модные зрелищные мероприятия, предполагающие присутствие большого количества людей. Дом Советов планировалось урезать в этажах, а также разместить на площадке между ним и Дворцом бракосочетаний гостиницу уровня «Хилтона». Проект Шелепова, в числе других российских проектов, получил на международной архитектурной выставке-биеннале «Памятник» золотую награду. На конкурсе были представлены 580 работ архитекторов из 40 стран. Как писали в то время газеты, «решение калининградского архитектора примирило эпохи, поколения, предоставив всем право оставить свой след». Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

20


Рис. 30. Справочно: макет замка Кёнигсберг.

4. Эпоха строительного бума (2003 − 2008 гг.) 4.1. Проекты немецких студентов (г. Брауншвайг), 2004 г. Институт архитектурного проектирования и дизайна при Техническом университете города Брауншвайг (IGE) в 2004 году при содействии мэрии Калининграда сделал темой летнего семестра группы студентов-архитекторов проекты в Калининграде. В 2005 году был подготовлен каталог «Визии Калининграда», приуроченный к юбилею города. 7 августа 2004 года в Немецко-Русском доме состоялось открытие выставки VISIONEN2, на которой и были представлены дипломные проекты студентов архитектурного факультета, посвященные новому архитектурному имиджу Калининграда, часть проектов касалась центральной части города, а именно – Королевской горы. Участники проекта сошлись во мнении, что основная городская магистраль − Ленинский проспект − не имеет так называемой зоны притяжения. Такой исходной точкой мог бы стать Европейский центр торговли (на месте замка и Дома Советов), который должен выступить катализатором политического развития, предпринимательства и местом проведения различного рода мероприятий. Здесь могли бы разместиться Генеральный консулат ЕС и помещения европейских экономических союзов. Судя по представленным на выставке работам, основными материалами для сооружения новых зданий должны стать металл и стекло.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

21


H.-Jürgen Krieger

Clemens Kampermann

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

22


Björn Rolle

Ulrich Hundsdörfer Рис. 31. Проекты, представляющие контекстуальный подход.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

23


По существу все дипломные проекты немецких студентов архитектурного факультета IGE можно разделить на две основные группы. К первой относятся проекты, где прослеживается попытка работы с историческим и существующим контекстом среды, используя при этом как исторические квартальные формы застройки, так и существующий Дом Советов. Вторая же группа проектов ориентируется на выстраивание принципиально новых композиционных схем, используя принципы модного сейчас деконструктивизма, игнорируя при этом и замок и Дом Советов.

Martin Hättasch

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

24


Ilka Schiemann

Heiner Grewsmühl

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

25


Daniela Hohenhorst Рис. 32. Группа проектов, представляющих тенденции деконструктивизма.

В данном случае большой интерес представляет западно-европейский молодежный взгляд на Королевскую гору, где в качестве архитектурно-эстетического переосмысления выбирается тема «взрыва» (!). Представленные интерпретации этого «события» в духе современного деконструктивизма позволяют говорить о разительном отличии западной и восточной архитектурно-художественных школ. На фоне концептуального вакуума и недостатков с современной визуализацией замыслов, работы студентов, пусть даже и несколько оторванные от практики, прозвучали свежо и послужили отличным поводом для стимуляции дискуссии о градостроительной судьбе центра города и необходимости кропотливой разноплановой работы в этом направлении. 4.2. Проект торгово-офисного центра «Дом Советов», 2006 г. Специализирующаяся на консалтинге в сфере торговой недвижимости московское ООО«МОЛЛ концепт» в 2006 году разработало торгово-технологическую концепцию «Торгово-офисный центр «Дом Советов», где вся территория вокруг Дома Советов отдается исключительно под торговую функцию. Нельзя не отметить, что данное решение по созданию монофункции существенно снизило бы значение Королевской горы и обеднило эту историческую территорию.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

26


Рис. 33. Планировочное решение торгово-офисного центра «Дом Советов».

4.3. Проекты Александра Башина (2005 – 2008 гг.) В 2005 году, развивая свой проект по застройке берегов Нижнего озера «Сердце города», Александр Башин захватил в рамках проектного действия и территорию Королевской горы. Это, кстати, был первый случай за 60 лет, когда проектное движение шло с севера, а не с юга. В проектном предложении Башин предложил восстановить замок в его исторических формах, а восточней Дома Советов выстроить прообраз делового Сити − группу высотных зданий. Дом Советов перекрывался по замыслу архитектора стеклянной призмой-куполом, а на узкой полоске между Московским проспектом и рекой Преголей появлялись кварталы исторической реплики Альтштадта.

Рис. 34. Фрагмент проекта А. Башина «Сердце города».

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

27


Годом позже А. Башин «оторвал» замысел по Королевской горе от «Сердца города» и усовершенствовал первое решение. В частности, это касалось объёмных решений по высотным зданиям с востока от Дома Советов.

Рис. 35. Четыре высотных здания, обновлённый Дом Советов и восстановленный Королевский замок, 2007 г.

4.4. Проектные исторические модели восстановления застройки Альтштадта (2007 – 2008 гг.)

Рис. 36. Проект восстановления части исторической застройки Альтштадта.

Проект является элементом общего проектного движения двух авторов – Александра Башина (по восстановлению замка) и Артура Сарница. По предложению последнего, на фрагменте территории Альтштадта (между Московским проспектом и Преголей) следует восстановить историческую застройку, для чего Сарниц произвёл компьютерное её моделирование по историческим фотографиям.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

28


4.5. Проект Музыкального театра, 2007 г. В 2007 году правительством области был проведён конкурс на архитектурную концепцию Музыкального театра в Калининграде. Один из участников, пренебрегая указанной в задании площадкой на берегу Нижнего пруда, сделал предложение по зданию театра, расположив его с востока от Дома Советов, где еще раз была обозначена ценность горизонтальной линии на горе. Проект не победил в конкурсе, но стимулировал новый виток дискуссии о судьбе Королевской горы, в результате которой родилось инженерное решение по опусканию части улицы Шевченко под землю и перекрытию её сверху для беспрепятственного транзита пешеходов от Нижнего озера к Королевской горе и дальше.

Рис. 37. Проектное предложение по размещению и концепции Музыкального театра в г. Калининграде.

В архитектуре этого нового сооружения мы видим соединение фрагментных цитат знаменитого конкурсного проекта Ле Корбюзье на Дворец Советов в Москве 1931 года и использование габаритных размеров Королевского замка. 4.6. Материалы международного воркшопа (2007 г.) В 2007 году мэрией Калининграда, областным правительством и региональным отделением Союза архитекторов России был проведён международный воркшоп по концептуальному видению перспектив застройки центра Калининграда в пределах второго вального кольца. Несколько международных групп разрабатывали собственные подходы, чтобы через несколько дней постараться их слить в единый концептуальный проект. Он получился многогранным и

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

29


многоплановым, подробнее с ним можно ознакомиться на сайте http://www.archikld.ru/contests_32.

Рис. 38. Некоторые проектные идеи, фигурировавшие в процессе работы международного воркшопа.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

30


Одним из итогов воркшопа было почти полное единогласие экспертов по поводу высотности строений на восточной части Королевской горы (в 5-6 этажей), а также необходимости проведения через всё городское ядро пешеходно-велосипедного транзита от Верхнего озера, через Нижнее, Королевскую гору, Кнайпхоф и Ломзе (Канта и Октябрьский острова) и далее к зелёному массиву Южного парка. Схема транспорта, выработанная во время воркшопа, предполагает приоритет пешеходного движения в направлении Север-Юг над транзитным движением Запад-Восток, в результате чего была предложена идея по опусканию части Московского проспекта в подземный тоннель. А восстановление мостов на Кнайпхоф по замыслу архитекторов должно придать разнообразие этому пешеходному движению. Основным же решением воркшопа относительно дальнейшей судьбы Королевской горы стала рекомендация провести на эту территорию международный конкурс.

Рис. 39. Центральная часть города. Пятно Королевской горы, для определения концепции застройки, предлагается вынести на международный конкурс.

4.7. Жан-Мишель Вильмотт, 2007 г. В 2007 году по приглашению мэрии Калининграда французский архитектор Жан-Мишель Вильмотт создал эскиз собственного видения, как можно разрешить проблему Королевской горы. На месте замка он предложил «анти-замок» − общественное здание, имеющее внутренний контур в виде внешнего контура исчезнувшего замка.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

31


Рис. 40. Проект Ж.-М. Вильмотта.

4.8. Концепция архитектурно-градостроительного развития территории исторического города Альтштадта. Архитектурное бюро NW, 2007 г.

Рис. 41. Концепция «Альтштадт» архитектурного бюро NW, 2007 г.

Архитекторы Юрий Забуга и Олег Васютин (архитектурное бюро NW) предложили на пятне замка и в его масштабе возвести высокотехнологичное, полностью прозрачное здание с усиленными горизонтальными линиями и восстановить дом Конвента, бывший в XIV-XVI веках ядром замкового комплекса (см. рис. 2 и 3). Из-за того, что руинированные ос��атки замка уже не могут быть доминантами в городской среде из-за своей малой массы, его законсервированные и восстановленные фрагменты должны «звучать» в интерьерах этого нового современного сооружения. Обновлённый Дом Советов (рис. 41) предложено «упаковать» под углом в зеркальные фасады, чтобы «нижний город» мог «смотреть» в своё Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

32


отражение. Часть Московского проспекта в этом варианте опускается под землю, как и в предложенном ими на воркшопе варианте. Восток Кнайпхофа частично застраивается зданиями с высотностью исторических домов на этом месте. «Нижний» город отделяется от «верхнего» горизонталью фронтов строений, расположенных на пойменной гряде. 4.9. Проект, представленный на MIPIM-2008.

Рис. 42. Совмещённый проект А. Башина и архитектурного бюро NW.

На международной выставке в Каннах MIPIM-2008 правительством области и инвесторами был представлен проект, совмещающий в себе проекты Александра Башина, Юрия Забуги и Олега Васютина. Первый проектировал на нём восстановление замка и комплекс «Ластадии» слева от эстакады; второй и третий – комплекс «Альтштадт», территорию бывшего «Лёбенихта» и структуру застройки Кнайпхофа. Таким образом, наметившаяся в последнее время тенденция к понижению этажности застройки, правда, при сохранении еще декоративной имитации Альтштадта ,по-видимому предполагает наступление следующего проектного этапа в освоении Королевской горы и прилегающей к ней территории. 4.10. Проекты студентов МАРХИ 2008 г. На фестивале «Зодчество», прошедшем в Москве в 2008 году под темой «Исторический город и новая архитектура», проводились конкурсы студенческих работ на лучшую концепцию и эскиз-идею, развивающие тему встраивания современных архитектурных элементов в историческую ткань центра города. Симпатии жюри завоевали, главным образом, проекты, выполненные для Калининграда, – это трое из четырех победителей. Серебряный диплом получила Варвара Домненко за проект гостиничного комплекса «Гостиница Гофмана» и реконструкцию территории восточнее Альтштадта; золотой – Ольга Яцук за проект спортивноразвлекательного комплекса «Площадь Вагнера»; специальный приз жюри – Евгения Яцук за проект водного туристического комплекса в структуре воссоздаваемого центра Калининграда. Все три автора, используя формы довоенных зданий, тем не менее отказались от их точного копирования в пользу переосмысления исторического прошлого с вкраплением в структуру проектируемых комплексов современных объемов.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

33


Рис. 43. Площадь Вагнера (МАРХИ), 2007 − 2008 гг.

Спортивно-развлекательный комплекс «Площадь Вагнера», по замыслу Ольги Яцук, расположился между пятном бывшего замка и нынешним Дворцом бракосочетаний, на месте Дома Советов. Проект мыслился как часть комплексного решения одного из конкурсных вариантов по музыкальному театру и отвечал на задачу связи (визуальной и транспортной) площадки театра (и шире – «верхнего города») с территорией бывшего Альтштадта; при этом бралась историческая структура застройки Альтштадта и Лёбенихта. Заключение Как нам представляется, в советское время было сделано несколько принципиальных градостроительных решений, которые кардинально изменили историческую структуру центра города и саму ее сущность в сторону ухудшения качеств и наполненности городского места. Во-первых, необходимо сразу отметить, что данная территория была в советское время также выбрана в качестве центральной для города, как и во времена ордена (несмотря на неоднократные попытки перенести центр в район улицы Карла Маркса, а затем к площади Победы). Во-вторых, в советское время «место» попросту перестало быть историческим (исчезли топонимы, исторический строительный материал, воспоминания), таким образом оно стало доисторическим с доминированием природного ландшафта. В-третьих, с изменением масштаба старого исторического города, появлением 10-12-этажной жилой застройки между Новой Преголей, набережной Баграмяна и Московским проспектом было уничтожено разделение городского ядра на «нижний» и «верхний» город; а поднятая над землёй эстакада нивелировала ещё и размерность Королевской горы, превратив её в рядовую возвышенность. В-четвертых, центр города был отдан под скоростной транзит (Московский проспект и эстакадный путепровод), а не под специфические «центральные» функции. То есть территория «пребывания» была по существу заменена на территорию транзита.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

34


С другой стороны, обозревая ранние проекты освоения «нижнего» города, можно признать, что сегодняшнее положение – не самое худшее на фоне ряда предложений 70-х годов. Что касается проектных предложений новейшего времени (после 1993 года), то все представленные подходы можно разделить на следующие типы. Во-первых, объектно-ориентированные проекты. Они рассматривали Королевскую гору как автономную данность − территорию, которую следует застроить красивыми сооружениями, и упускали роль и связи Королевской горы со всем ядром бывшего исторического города («король – он и в чистом поле король»). Иногда дело доходило до казуса, когда на горе размещались крупные высотные здания, и при этом ни изменение транспортной схемы, ни инженерное обеспечение в ареале застройки просто не брались во внимание. Во-вторых, комплексные подходы, в которых объектам на Королевской горе не уделялось пристального внимания по той причине, что сначала следовало спроектировать окружение (создать градостроительную ситуацию), а уж потом венчать его объектами на Королевской горе («короля делает свита»). Чрезвычайно много для перехода от проектов первого типа ко второму сделал Воркшоп 2007 года, на которым удалось сформулировать общеприемлемые концептуальные пункты по всему диаметру исторической части Калининграда, а территорию Королевской горы определить как место под будущий международный конкурс. В дальнейшем уже ответственные проектировщики пользовались плодами воркшопа для подкрепления своих проектных замыслов, его системными разработками. Отдельно стоит отметить «восстановительный» подход. Начиная от идеи восстановления Королевского замка, он тяготеет к распространению и на средневековые города Кёнигсберга. Причём желание исторического восстановления места (пусть даже и в новых материалах) побеждает пафос новейшей историчности (история делалась не только тогда, но и сейчас) и оттого игнорирует как современные объекты (Дом Советов), так и современные транспортные и инфраструктурные требования. Это связано с тем, что советский Калининград, в части градостроительной и архитектурной, сейчас не выдерживает конкуренции с Кёнигсбергом ни на бытовом уровне, ни на профессиональном (достаточно проанализировать противостояние между Домом Советов и замком). Поэтому историчность именно Калининграда в настоящее время пока рассматривается как вещь ущербная. Но «восстановительный» пафос, прокатившийся в последнее время по всей России, не представляется возможным удержать, и в Калининграде он приобрел свои неповторимые черты. Олег Васютин, архитектор Александр Попадин, культуролог

Использованы материалы Калининградского отделения общественной организации «Союз архитекторов России», из личных архивов В.В. Ходаковского и И.А. Грабова, а также газеты «Калининградская правда» за 1961-2006 гг. (20.09.1961 г., №223(3796); 17.07.1962 г., №166(4042); 17.11.1963 г., №270(4450); 04.04.1964 г., №80(4565); 30.04.1965 г., №101(4891); 27.05.1973 г., №122(7347); 31.01.1988 г., №26(11675); 15.09.1989 г.; 10.12.1995 г., №248(13844); 17.05.2001 г.; 29.03.2006 г., №55(16486); 27.05.2006 г., №95 (16526)), Авторы выражают благодарность за помощь в подготовке материала Юрию Ваганову, Вадиму Еремееву, Александру Невежину, Елене Цветаевой, Валерию Кузлянову, Александру Глушкову.

Королевская гора: проекты и замыслы по её застройке

35


2. Историко-аналитический обзор «Королевская гора в Калининграде. Проекты и замыслы по её застройке»