Page 1

1

Трансформация преданий о Н. Н. Миклухо-Маклае в XX веке Н. Н. Миклухо-Маклай: этнограф, антрополог, гуманист Имя русского путешественника, зоолога, географа, антрополога и этнографа Николая Николаевича Миклухо-Маклая вписано золотыми буквами в историю отечественной и мировой этнографической науки. Во-первых, поездка в неисследованную Новую Гвинею стала подвигом в глазах всего научного мира. Ученый отказался от всех благ цивилизации, чтобы представить современникам данные о культуре его обитателей. Во-вторых, Миклухо-Маклай был человеком гуманистических взглядов, ему была отвратительна сама мысль о неравенстве человеческих рас. Считалось, что волосы папуасов якобы росли пучками, как у животных. Ученый изучил волосяной покров жителей Берега Маклая и опроверг этот тезис. В-третьих, исследователь заложил традицию организации длительных стационарных этнографических экспедиций1. Между мифом и историей: уникальность «случая Маклая» Один из интересных сюжетов, связанный с наследием ученого, – это легенды о нем у папуасов Берега Маклая. Проблема трансформации воспоминаний об исторических событиях в мифологическое повествование чрезвычайно важна. Учеными ведутся споры о том, происходит ли подобная трансформация исторических событий в миф или же наоборот события окружающей реальности воспринимаются с помощью шаблонов, сформированных в сознании человека мифологическими представлениями. Как правило, обе стороны в таком споре располагают малым количеством данных. Исторические события, подвергшиеся мифологизации, разделены с исследователем значительным временным отрезком, и письменных источников, позволяющих восстановить ход реальных событий, чрезвычайно мало. С другой стороны, если мы хорошо осведомлены об определенных исторических событиях, то степень их мифологизации чаще всего минимальна. «Случай Маклая» представляется уникальным явлением в истории контактов европейской цивилизации и традиционных культур. Н. Н. Миклухо-Маклай высадился в селении, жители которого до этого не видели ни одного белого человека. Он детально описал все свои действия в Бонгу, и мы практически «шаг за шагом» можем восстановить его работу там. Таким образом, перед нами крайне редкий случай добросовестного документированного первого контакта туземцев с европейцем. Наконец, предания и легенды о русском ученом фиксировались исследователямиэтнографами, работавшими на Новой Гвинее с 1890-х годов до настоящего времени. В 1884 году земли Берега Маклая был включен в Германскую колонию Земля императора Вильгельма. Немецкие ученые – Отто Финш, Гуго Цёллер, Отто Демпвольфф – изучавшие языки местных народов зафиксировали несколько преданий о Маклае на островах БилиБили и Каркар. Рейнская лютеранская миссия разместилась в деревне Богатьим. Ее работники – врач Бернард Хаген2, миссионеры Арнольд Гоффман, Август Ханке – постоянно сталкивались с воспоминаниями и преданиями о русском ученом. В 1940-е – 1950-е годы полевые исследования на Берегу Маклая возобновляются. Британский исследователь Питер Лоуренс пишет книгу «Путь карго»3, посвященную карго-культам дистрикта Маданг. Понятие «карго» стало активно использоваться после второй мировой войны. В них часто входили чернокожие унтер-офицеры, которые отдавали приказания белым. Подобная ситуация разрушала стереотип, согласно которому 1

D. Haller Ethnologie. München, 2005. S. 141. Б. Хаген Воспоминания о Н. Н. Миклухо-Маклае у жителей бухты Астролябии на Новой Гвинее // Землеведение. 1903. Кн. II-III. С. 245-252. 3 P. Lawrence Road belong cargo: a study of the Cargo Movement in the Southern Madang District, New Guinea. Manchester, 1971. 2


2

чернокожие должны подчиняться «белым». Более того, «племя морпехов» не сажало таро и ямс, не ловило рыбу, но к ним постоянно прибывали запасы еды. Солдаты называли эту еду и прочие блага «карго» («cargo» англ. – груз). Они каждый день надевали форму, становились ровными рядами, поднимали флаг и маршировали по кругу. В глазах местных жителей эти действия казались магическими. Изучение этой магии и получение с ее помощью богатства «карго» и есть в первом приближении суть «каргокультов». В научной литературе под термином карго-культ подразумевают новые культурные явления, возникающие в культуре традиционных народов, под влиянием более развитых цивилизаций. В середине XX века карго-культы были подлинными культами, их приверженцы почитали местных пророков, которых считали «черными Иисусами». К концу XX века карго-культовые сообщества приняли форму организаций, занимающихся коммерческой деятельностью. В работах рубежа XX-XXI века для обозначения этих явлений используется термин «каргоизмы»4. Питер Лоуренс представил развитие карго-культовой мифологии в таблице5: Период I этап 1871-1900

Основа культа Язычество

II этап 1900-1914

Язычество

III этап 1914-1933

Христианство

IV этап 1933-1945

Синтез христианства и язычества Язычество

V этап 1948-1950

Распространение Побережье от дер. Саранг до дер. Сайдор Побережье от дер. Сек до дер. Бонгу

Божества Маклай считается местным добрым божеством; немецкие колонисты – местные злые божества; Европейцы не родственны папуасам. Они владели карго изначально. Возвращение к мифам о Манупе и Килибобе. Весь берег Европейцы и папуасы – братья через Маклая Адама, Еву и сыновей Ноя. Почитание христианского Бога и Иисуса Христа. Почти весь Почитание местных лидеров: Каут, дистрикт Маданг Таграб, Каум и др. Побережье от дер. Саранг до дер. Сайдор

Культ Яли.

В 1970-е годы на берегу Маклая дважды работали советские ученые этнографы (1971 и 1977 гг.). Тексты воспоминаний о русском ученом были опубликованы в работах Б. Н. Путилова и Д. Д. Тумаркина6. Они опровергли идею П. Лоуренса о том, что почитание Маклая было только этапом в развитии карго-движений. Маклай остался одним из мифологических персонажей и в конце XX века. В 1994 году Мэри Меннис, австралийский специалист по устной истории, совершила поездку по дистрикту Маданг и вновь зафиксировала предание о русском ученом. В 2010 году два сотрудника Исторического факультета МГУ (А. А. Винецкая и автор данной работы) совершили поездку в дистрикт Маданг в деревню Бонгу и вновь зафиксировали три предания о Н. Н. Миклухо-Маклае. Перед нами открывается уникальная возможность проследить изменение устного предания об ученом в течение 4

N. Sullivan Cargo and condescension // Contemporary PNG studies. Vol. 3. Pp. 1-13. Madang, 2005. Интернет версия: www.nancysullivan.net/pdf/article-cargoandcondescension.pdf 10.02.2011 5 P. Lawrence Road belong cargo… P. 62. 6 Б. Н. Путилов Николай Николаевич Миклухо-Маклай. Страницы биографии. Москва, 1981. С. 54-55; Д. Д. Тумаркин «Вторая жизнь» Н. Н. Миклухо-Маклая: мифы и предания о русском ученом в Папуа-Новой Гвинее // Этнографическое обозрение. 1997. № 1. С.


3

140 лет и ответить на основании данного конкретного материала на вопрос, как же соотносятся исторические события и их легендарное осмысление. Н. Н. Маклай на Новой Гвинее: основные факты Перед тем как перейти к описанию преданий о Н. Н. Миклухо-Маклае необходимо отметить основные вехи работы ученого на Новой Гвинее и обрисовать этнокультурный ландшафт залива Астролябии. Русский ученый впервые высадился в Новой Гвинее в сентябре 1871 года. Матросы корвета Витязь вырубили небольшое пространство в лесу на мысу Гарагасси, на расстоянии нескольких сот метров от деревни Горенду и поставили для ученого небольшой дом. За это время Н. Н. Миклухо-Маклай изучил язык местных жителей настолько, что мог сносно объясняться с ними. Он также совершил несколько путешествий в близлежащие поселения (Били-Били, Богатьим, Колику-Мана, МарагумМана и ряд других). В декабре 1872 года русский клипер «Изумруд» забрал ученого с берега Маклая. В конце июня 1876 года ученый вновь прибыл в Бонгу на шхуне «Морская птица». На этот раз он поселился в деревне Бонгу. Он привез с собой семена тыквы, арбуза, дыни и кукурузы. Во время второго визита он совершил ряд поездок на близлежащие острова (архипелаг Довольных Людей, остров Били-Били), а также во многие деревни вдоль побережья (деревни Миндир, Сингор, Телята, Булу-Рибут и др.). Во второй раз МиклухоМаклай пробыл в заливе Астролябии немногим более шестнадцати месяцев. За это время ученому удалось побывать на свадьбе и детально описать весь обряд. В ноябре 1877 года Н. Н. Миклухо-Маклай отбывает в Сидней на судне «Цветок тысячелистника» Наконец в свой последний визит в Бонгу ученый провел здесь всего семь дней в марте 1883 года. Он привез папуасам корову и быка индийской разновидности зебу и подарил ее деревенской общине. Через несколько дней он в третий раз и в последний покинул деревню Бонгу на корвете «Скобелев». Вопрос об этническом составе жителей Берега Маклая требует нескольких пояснений. Папуасы представляют собой пеструю этническую смесь. Жителей дистрикта Маданг относятся к двум большим филам: австронезийский и трансновогвинейской. На языках австронезийсклой филы говорят жители прибрежных и островных деревень, в частности Каркар (язык Такиа)7, Били-били (язык Билбил), архипелага Довольных людей (язык Гедагед), а также ряда прибрежных деревень Берега Маклая – Миндир (язык Миндри) и Телята (язык Билиау). Жители остальных деревень побережья, а также жители внутренних районов говорят на языках трансновогвинейской филы. Языки деревень Бонгу (Бонгу) и Богатьим (Бом) относятся к субфиле Маданг-Адальберт Рэйндж, Мадангской суперветви, ветви побережья Рай и семье Минджим8. Носители австронезийских языков обладают боле высокотехнологичной культурой. Они владеют технологиями гончарства, постройки больших каноэ и выполняют роль торговцев на Берегу Маклая. Их культура представляет собой своеобразную элитарную культуру побережья, в то время как культуры носителей трансновогвинейских языков занимают место ступенью ниже. Соответственно культура носителей трансновогвинейских языков меняется не только под воздействием европейской культуры, но и под влиянием соседней австронезийской. «Русские слова» в языке жителей Берега Маклая. Одним из наиболее ярких свидетельств о пребывании русского исследователя в заливе Астролябии является ряд русских слов, вошедших в местные языки. Уже в конце 7

В данном случае и в дальнейшем сначала приводится название деревни по записям Н. Н. Миклухо-Маклая, а в скобках дается принятое в англоязычной литературе название языка (по работе Дж. Зграггена). 8 J. A. Z`graggen The languages of the Madang district Papua New Guinea / Pacific linguistics. Series B. № 41. Canberra, 1979. P. 5-12.


4

XIX века на языке Бонгу железные топоры назывались «taporr», кукуруза «gugrus», некоторые виды тыкв и папайи – «abrus». На языке Бом (деревня Богатьим) железные топоры обозначались также словом «taporr», кукуруза – «gurkus», различные виды плодов тыквы и папайи – «arbus»9. На языке жителей острова Били-Били топоры назывались «sapor»10. Русские названия растений, привезенных Н. Н. Миклухо-Маклаем, укоренились только в языках деревень Бонгу и Богатьим. В ходе восхождения в горы Финистерр немецкий путешественник Г. Цёллер отметил, что уже в деревне Кадда, находящейся примерно в 12-15 километрах от Бонгу вверх по реке Габенау, у жителей напрочь отсутствуют железные топоры, а многочисленные плоды папайи они называют словом похожим на «maclay»11. В 1966 году в Маданге пристал русский учебный корабль «Витязь». Его штурман В. Е. Гурецкий познакомился и в дальнейшем вступил в переписку с лютеранским священником Диком Хьютером, который сообщил ему, что во многих деревнях залива Астролябии к названиям растений прибавляется имя путешественника: например не имевший отношения к русскому ученому «maklai cucumber» (огурец Маклая)12. В время работы советских ученых на Берегу Маклая в 1971 году Д. Д. Тумаркин зафиксировал, что слово «taporr» произносилось как «схапор». Он также подтверждает, что ко многим словам прибавляется имя ученого: «"дьигли Маклай" (огурец), "валю Маклай" (тыква)»13. Другой участник этой экспедиции фольклорист Б. Н. Путилов зафиксировал, что корову называют словосочетанием «бик Маклай»14. В ходе нашей поездки в 2010 году мы попросили назвать русские слова в языке Бонгу. Один из жителей Сет Багун ответил: «Маклай дал людям семена дыни, фасоли, кукурузы, огурцов и тыквы. Эти растения мы называем русскими именами: "абрус" (дыня), "мокар" (фасоль), "гугруз" (кукуруза), "дигли" (огурцы) и «уалю» (тыква)». Обобщая вышесказанное, можно констатировать: 1) слова, вошедшие в языки народов Берега Маклая продолжают существовать до настоящего времени; 2) Количество слов, которые в преданиях связываются с Миклухо-Маклаем увеличивается и, наконец, 3) если в 1970-е годы путем связь слов с памятью о Миклухо-Маклае подчеркивалось прибавлением имени ученого, то в настоящее время эти слова называются русскими. Географические легенды деревни Бонгу. Работ, специально посвященных географическим преданиям деревни Бонгу, нет. Во время нашей поездки в 2010 году мы также мало расспрашивали местных жителей об этом. Д. Д. Тумаркин писал: «Вот деталь, казалось бы, несущественная, но на самом деле красноречивая и волнующая: тропинка из Бонгу на мыс Бугарлом, где в 1876-1877 гг. жил тамо-русс, до сих пор называется гом Маклай – "тропа Маклая"»15. В 2010 году нам тоже показали «гом маклай», однако это была тропа, ведущая от вемуна Горенду до мыса Гарагасси, где Маклай жил в 1871-1872 годах. Нам также сказали, что во время второго пребывания в Бонгу исследователь жил в самой деревне на мысу Бугарлом. Кроме того, папуасы продемонстрировали то место, где располагался загон, в котором в 1883-1884 году находилась привезенная им корова. 9

A. Hoffmannn Wörterliste der bogadjimsprache // B. Hagen Unter den Papua`s. Beobachtungen und Studien über Land und Leute, Thier und Pflanzenwelt in Kaiser-Wilhelmsland. Wiesbaden, 1899. S. 293, 295. 10 O. Dempwolff Beiträge zur Kenntnis der Sprache von Bilibili // Mitteilungen des Seminars für Orientalische Sprachen zu Berlin. Jg. XII. Abt. I. Berlin, 1909. S. 258. 11 H. Zöller Deutsch Neuguinea.... S. 99. 12 В. О. Гурецкий По следам Миклухо-Маклая // Природа. 1969. № 3. С. 89. 13 Д. Д. Тумаркин По следам «тамо русс» (Советские ученые в Бонгу) // На Берегу Маклая. М., 1975. С. 41. 14 Б. Н. Путилов Николай Николаевич Миклухо-Маклай... С. 55. 15 Д. Д. Тумаркин По следам «тамо русс»... С. 41.


5

Аналогичные предания записала М. Меннис на острове Били-Били: «Обернувшись, Маджар показал на широкий уступ позади нас: "Это Айру, где наши люди построили хижину для Маклая". <…> Маджар объяснил, почему они выбрали именно это место: "Маклай обычно останавливался тут и всматривался в море в ожидании русского корабля. Наши люди построили ему здесь хижину, чтобы он мог здесь спать. Отсюда виден и Берег Рай, и выход в океан"»16. Как видно, оба предания весьма историчны и точно передают то, что делал Н. Н. Миклухо-Маклай. Таким образом, географические предания отличает большая точность: место проживания Н. Н. Миклухо-Маклая в первый и второй приезды не меняет своего расположения. К этим преданиям не добавляются мифологические подробности. Мифологические предания о Маклае. Первое предание, в котором Маклай выступает в качестве культуртрегера, зафиксировано в самом начале XXвека О. Демпвольфом и переведено а русский язык Н. А. Бутиновым: «Наши предки раньше не работали. Они выменивали пищу у людей Сиар и Грагер за горшки. <…> Тогда пришёл Маклай и дал им – дал нам – железо; теперь мы работаем с помощью ножей и топоров. Маклай говорил: "О, люди Били-Били, идите с моими ножами, с моими топорами, которые я вам дал, на плантации и обрабатывайте поля, работайте и ешьте, ваши каменные топоры не острые, они тупы". Так говорил Маклай, а также Кубари»17. В этом переводе есть одна неточность. В немецком переводе О. Демпвольфа написано: «Маклай говорил: "О люди Били-Били, идите с моими ножами, с моими топорами, которые я вам дал на материк (aufs Festland в немецком переводе, и dilnde – на языке Били-Били) и обрабатывайте поля…"»18. Предание было зафиксировано от шестерых жителей острова Били-Били в марте-апреле 1906 года. За два года до этого в 1904 году произошло восстание папуасов известное в устных преданиях как «бунт Сиар». После этого жители небольших островов (Били-Били, Ябоб, Кранкет, Сиар и Риво) были переселены на материк по приказанию колониальной администрации. По всей видимости, для мифологического обоснования этого переселения возникло первое предание. Здесь Н. Н. Миклухо-Маклай выступает как культурный герой, установивший определенный порядок жизни: проживание на большой земле, а также научивший людей Били-Били пользоваться железными топорами. В другом предании, зафиксированном М. Меннис на острове Грагер в 1975 году, Маклай предстает уже как отправитель европейских благ: «Маклай сказал Кудаму и Мальбаку с помощью жестов: "Вы не должны бояться". Затем Маклай дал им флаг и сказал: "Через какое-то время я вернусь". Он дал им мясо, консервированную рыбу в банках, еду. Этот флаг был большим тамбу (тамбу – материальное воплощение духа предка), его выносили во время сингсингов»19. Как уже говорилось выше 1960-е – 1970-е годы – время существования культов карго. Уже упоминавшееся исследование П. Лоуренса не охватывает 1970-е годы, однако с середины 1930-х идеология каргодвижений стабилизируется: в преданиях утверждается, что карго изначально принадлежал аборигенам, а белые захватили его незаконно. Данное предание обосновывает этот тезис авторитетом Н. Н. Миклухо-Маклая. Важным элементом предания является мотив «дарения флага». Во многих других преданиях флаг является священным предметом, воплощением тайны карго. Так, в одном

16

М. Меннис На острове Били-Били… С. 119. Н. А. Бутинов Воспоминания папуасов о Миклухо-Маклае по свидетельствам путешественников // Н. Н. Миклухо-Маклай Собрание сочинений. Т. II. С. 749. 18 O. Dempwolff Beitraege zur Kenntnis der Sprache von Bilibili... S. 258. 19 М. Mennis Oral testimonies from coastal Madang // Oral history. Vol. VIII. Madang, 1980. P. 118. 17

позднейших


6

из преданий о восстании Сиар говорится: «Англичане дали народу Сиар флаг и сказали людям Ябоб, Били-Били и Сиар, что это символ того, что они вернутся на свои земли»20. Нельзя не отметить, что мотив «дарения флага» является в центральным в «образцовом меланезийском карго-культе», движении Джона Фрума на острове Танна (Вануату). Французский антрополог Марк Табани, исследовавший возрождение культа Джона Фрума в 2000-2008 гг. пишет, что после освобождения Танны американскими солдатами в 1942 году, многие жители острова «поверили в идею мифологического союза, который свяжет их со всесильной Америкой».<…> «До сих пор каждый год 15 февраля около сотни людей в местечке Серная Бухта обнаженные по пояс с буквами "USA", написанными красной краской на груди, вооруженных бамбуковыми палками, заостренными наподобие ружей, маршируют под развевающимся звездным флагом…»21. Аналогия более чем очевидна. В данной легенде вновь Маклай выступает в виде мифологизированного, но уже «каргокультового» существа, хозяина европейских благ (мяса и консервированной рыбы), который дарит жителям острова Грагер флаг, магический символ восстановления справедливости, восстановления закона предков. Итак, образ Маклая в преданиях 1970-х годов изменился в соответствии с новыми представлениями о роли божеств в «каргомифологии». Наконец, в преданиях собранных нами в 2010 году образ Маклая вновь изменяется. В истории, рассказанной в 2010 году Гасомом Каму, говорится следующее: «После того как они утопили человека22 он [Маклай – А. Т.] уехал в Россию и долго жил в Сиднее. Туй хотел дать ему что-то, чтобы он помнил о своем аба-даму23. Он дал ему магический билум24 для того, чтобы Маклай мог заниматься рыболовством. Он называется "аре джамбир". "Это память обо мне", – сказал Туй, – "твоем аба-даму"». После завершения рассказа сын Гасома Каму – Бонем Гасом – подошел к нам и сказал: «Вы должны сказать своему правительству, что аба-горенду очень надеются на помощь аба-русс, ведь Туй подарил Маклаю очень важные магические знания. Вы тоже должны для нас что-то сделать». Схожая модель взаимоотношений местных жителей и европейцев прослеживается в рассказе о миссионере Августе Ханке. Ее рассказал Сет Багун, который присутствовал на интервью с Гасомом Каму, поэтому эта история строилась по аналогии с историей о Маклае. «Ханке не жил с людьми Бонгу, он жил отдельно в миссии, которая была расположена там, где сейчас находится школа. Он ежедневно приходил в деревню, беседовал со стариками, дарил им рис и другую еду. Люди не считали его аба, но были благодарны за еду. Однажды старики посоветовались и решили подарить ему знание магии войны. Через несколько дней он уехал в Германию, а потом началась Первая мировая война. С тех пор Германия нападает на все страны, но люди Бонгу знают контрмагию, поэтому у немцев ничего не получается». В данной истории вновь европейцы выступают как реципиенты магических знаний, которыми обладают тамолебонгу. Выводы Итак, предания о Н. Н. Миклухо-Маклае изначально существовали в виде 20

Там же. С. 32. M. Tabani Une pirogue pour le paradis. Le culte de John Frum à Tanna (Vanuatu). St-Just-la-Pendue, 2008. P. 17. 22 По всей вероятности речь идет о похоронах матроса судна «Цветок тысячелистника» по имени Абуй в 1877 году. 23 Слово «аба» обозначает «брат»; «даму» – «настоящий». Поскольку словом «аба» все мужчины называют людей примерно одного с ними возраста, то для обозначения более близких отношений – настоящего родства, или дружбы, связывающей двух «аба» – используется термин «аба-даму». 24 Плетенная из волокнистых корней растений сумка, являющаяся вместилищем магической силы. 21


7

мифологических текстов. Уже Б. Хаген в своей работе пишет, что «когда тамо Богадьима узнали от жителей Бонгу, что прибыли белокожие люди, они сначала обрадовались, так как полагали, что это вернулся к ним "Ротей" (Rotej – великий прадед или дух)». При этом параллельно с мифологическими текстами сохранялись «воспоминания из повседневной жизни», которые приводит тот же Хаген: «Миссионер Гофман спросил однажды туземцев Били-Били, не получал ли кто из них когда-нибудь побоев от Миклухи-Маклая. Они захохотали и сказали: "О, у Маклая была скорая рука! Не раз он здорово задавал трепку молодежи!"»25 Таким образом, изначально мифологические тексты и «воспоминания из повседневной жизни» существуют параллельно. Ни один из двух типов преданий не является «первичным». Мифологические предания меняются в зависимости от изменения окружающего мира. Как уже говорилось, в текстах 1970-х годов Маклай выступает как даритель европейских благ и флага, в текстах начала XXI века как реципиент тайных знаний папуасов. Мифологические тексты отражают миросозерцание того времени, в которое они создаются. «Воспоминания из повседневной жизни» же постепенно исчезают, уступая место мифам. В связи с активностью советских ученых в 1970-е годы, и последовавшим за их визитами подъемом интереса к работе ученого, происходит трансформация легенд по письменным образцам. В текстах, собранных в 2010 году, Маклай теряет черты сверхестественного существа и максимально «очеловечивается», что также отражает новое мировоззрение жителей Берега Маклая.

25

Б. Хаген Воспоминания о Н. Н. Миклухо-Маклае ... С. 247, 249.

Предания о Маклае и жителей Берега Маклая на Новой Гвинеи  

Текст лекции о Н. Н. Миклухо-Маклае

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you